Вы находитесь на странице: 1из 28

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение


высшего образования
«КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»
(ФГБОУ ВО «КубГУ»)
Кафедра зарубежной литературы и сравнительного культуроведения

КУРСОВАЯ РАБОТА

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ РЕАЛИЗАЦИЯ МОТИВОВ ДЗЭН-БУДДИЗМА


В РОМАНЕ ДЖ. КЕРУАКА «БРОДЯГИ ДХАРМЫ»

Работу выполнил ________________________________________А.А. Буглак


(подпись, дата)
Факультет романо-германской филологии курс 3
Направление 45.03.01 Филология (Зарубежная филология)
Научный руководитель
канд. филол. наук, доц._________________________________М.П. Блинова
(подпись, дата)
Нормоконтролер
канд. филол. наук, доц. __________________________________М.П. Блинова
(подпись, дата)

Краснодар 2017
СОДЕРЖАНИЕ

Введение.......................................................................................................................2
1 «Разбитое поколение» как важнейшее направление американской
контркультуры.............................................................................................................6
1.1 Зарождение и закат движения бит................................................................6
1.2 Специфика творчества писателей-битов......................................................9
1.3 Наиболее яркие представители бит-культуры...........................................12
2 Художественная реализация мотивов дзэн-буддизма в романе «Бродяги
Дхармы» Дж. Керуака...............................................................................................15
2.1 Рецепция дзэн-буддизма представителями бит-поколением...................15
2.2 Методы реализации дзэн-мотивов в романе «Бродяги Дхармы»
Дж. Керуака............................................................................................................19
Заключение................................................................................................................26
Список использованных источников.......................................................................28

2
ВВЕДЕНИЕ

Культурная жизнь Америки 50-х годовXX века ознаменована


возникновением так называемого «разбитого поколения». Именно биты
сыграли значительную роль в популяризации буддизма на Западе. Мир видел в
них непристойных маргиналов, бегущих от ответственности, они же считали
себя неустанными скитальцами Америки, носителями особой духовности.
Настоящее исследование посвящено анализу романа «Бродяги Дхармы»
американского писателя середины XX века Джека Керуака на предмет
содержания мотивов дзэн-буддизма и способу их реализации в тексте.
Актуальность данного исследования обусловлена интересом
современного литературоведения к маргинальным явлениям в истории
литературы. Следовательно, актуальность исследования определяется тем
конкретным материалом, который лег в основу курсовой работы.
Новизну работы можно обусловить относительно малой изученностью
художественных средств создания образности, характерных для произведений
американской контркультуры и бит-культуры, в частности, а также отсутствием
их регулярного анализа и подробного описания.
Объектом исследования в данной курсовой работе выступает план
выражения прозаического художественного текста, написанного на английском
языке.
Предметом исследования являются способы художественной реализации
мотивов дзэн-мотивов в романе «Бродяги Дхармы» Дж. Керуака.
Целью исследования является исследование способов художественной
реализации мотивов дзэн-буддизма в романе «Бродяги Дхармы» известного
американского писателя XX века Джека Керуака.
В соответствии с целью данная работа ставит следующие задачи:
- на основании анализа научной и публицистическойлитературы по
исследуемой проблеме изучить феномен возникновения бит-культуры,

3
охарактеризовать основные черты и особенности художественной литературы
писателей «разбитого поколения» как вида искусства;
- установить роль дзэн-буддизма для восприятия «разбитого поколения»,
его влияние на идеологию бит;
- выявить и проанализировать методы реализации дзэн-мотивов в
произведении Дж. Керуака«Бродяги Дхармы»;
- провести краткий анализ дзэн-мотивов произведения Дж. Керуака
«Бродяги Дхармы».
Теоретической базой нашего исследования являются труды таких
исследователей, как Н.А. Николина, Л.С. Выготский, Е.А. Торчинов, Т. Рошак
и др.
Материалом исследования послужил оригинальный текст романа
«Бродяги Дхармы» (“The Dharma Bums”, 1956) американского писателя
середины XX века Джека Керуака.
Основными методами исследования, использованными в работе,
являются метод сплошной выборки, метод сравнения, метод анализа
литературных источников, посвященных рассматриваемой проблеме,
обобщение данных, описание, классификация.
Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка
использованной литературы.
Во введении обосновывается актуальность исследования, формулируются
его цели и задачи, кратко описываются предмет, объект, материал
исследования, а также использованные в работе методы.
В первой главе на основании анализа научной и публицистической
литературы изучается феномен возникновения бит-культуры и ее дальнейшего
развития, приводятся основные черты и особенности художественной
литературы писателей «разбитого поколения» как вида искусства.
Во второй главе данной работы рассматривается дзэн-буддизм как
неотъемлемая составляющая бит-культуры, на конкретных примерах из текста
оригинального произведения «Бродяги Дхармы» анализируются мотивы дзэн,
4
выявляются художественные способы, используемые автором для их
реализации.
В заключении обобщаются результаты исследования и делаются выводы
по всем главам.

5
1 «Разбитое поколение» как важнейшее направление американской
контркультуры

1.1 Зарождение и закат движения бит

На протяжении долгого времени Американская мечта виделась верным


ориентиром для подавляющего большинства обитателей Нового Света:
ухоженная жена-домохозяйка, розовощекие дети, работа в крупной
корпорации, новенький автомобиль, беспрекословное доверие к правительству
и возможность духовного роста. Однако участие страны во Второй мировой
войне и последующий крах экономики обусловили резкий пересмотр
национальных ценностей. От образцового гражданина 50-х годов теперь
требовалась строгая организация своей жизни в соответствии с потребностями
работодателя. В новой парадигме не осталось места для независимой личности,
которую довоенная Америка ставила во главу угла. Постепенно граждане
Соединенных Штатов оказались загнанными в ловушку растущего
материалистического общества, где Микки Маус заменил белоголового орлана,
а знак доллара – звезды на флаге.
Как только послевоенный экономический бум укрепился,
университетская молодежь стала подвергать сомнению безудержный
материализм нового общества. Результатом этого недоверия стало зарождение
бит-культуры. Сторонники данного движения находили капитализм
разрушительным для человеческого духа и противоестественным социальному
равенству. В дополнение к их неудовлетворенности потребительской
культурой, биты выступали против удушающего жеманства поколения их
родителей. В мире литературы и искусства сторонники бит-культуры
находились в оппозиции к чистому, почти антисептическому формализму
модернистов начала двадцатого века. Они выработали литературу, которая
была более смелой, прямолинейной и выразительной, чем все, что было ранее.
Тем не менее, некоторые видели в литературе «разбитого поколения» не что

6
иное, как простую провокацию – средство привлечь внимание, но не серьезное
искусство.
Основатели бит-направления встретились в Колумбийском университете
в начале 1940-х годов. Джек Керуак (Jack Kerouac, 1922-1969) и Аллен
Гинзберг (Allen Ginsberg, 1926-1997)   сформировали ядро этого движения, они
же и останутся оплотом его чувствительности на долгие годы. Вместе с
Уильямом Сьардом Берроузом (William Seward Burroughs, 1914-1997)
Дж. Керуак и А. Гинзберг составили триаду писателей-основоположников бит-
культуры. Стоит отметить, что, несмотря на их нонкомформистские воззрения,
биты были хорошо образованы и, как правило, выходили из среднего класса.
Именно Джек Керуак популяризировал фразу «бит-поколение»
(“The Beat Generation”) в 1948 году, с целью охарактеризовать подпольную,
антиконформистскую молодежную группировку в Нью-Йорке того времени.
Изначально эта фраза была упомянута в разговоре с романистом Джоном
Холмсом, который в 1952 году опубликовал роман о поколении битников под
названием “Go”, а также манифест в журнале “New York Times” под
заголовком “This is the Beat Generation”.“Beat” в те времена служило сленговым
выражением для фразы “beatendown” («сломленный», «угнетённый»), но, в
понимании Керуака, это слово можно толковать, как «находящиеся на дне, но
смотрящие вверх»[15, p. 73].
По утверждению Керуака, он идентифицировал новую тенденцию
молодежных настроений как «бит-поколение» («разбитое поколение») по
аналогии с «потерянным поколением» 20-30-х гг., к которому принадлежали
такие влиятельные авторы, как Э. Хемингуэй, Э. М. Ремарк,
Ф. С. Фитцджеральд и др. Данное высказывание может показаться чересчур
претенциозным для обывателя того времени, но в ретроспективе нельзя не
признать правоту Керуака [16, p. 256]. Время доказало, что, несмотря на тот
факт, что период творчества писателей «разбитого поколения» оказался
непродолжительным, их работы оказывают влияние на читательскую
аудиторию и по сегодняшний день.
7
К концу 50-х годов бит-движение закрепило свою роль в новой
американской контркультуре. К большому удивлению и разочарованию многих
оригинальных последователей движения, скорее их образ жизни, а не
творчество, получило признание молодежи. Как никакое другое поколение до
них, бит-поколение указало на пробелы общества своего времени. Трагично,
как СМИ могут превратить революцию в культурную причуду. Как отметила
профессор-американист Энн Чартес: «Когда термин “бит-поколение” стал
повсеместно эксплуатироваться в качестве ярлыка для молодых людей,
выражение утратило свою индивидуальность и стало синонимом для тех, кто
живет как богема, или действует мятежно, или выступает в защиту восстания
поступками» [13, p. xxi-xxii](Здесь и далее перевод наш – А.Б.).
Всвоёмэссе “Aftermath: The Philosophy of the Beat Generation” Дж. Керуак
подвергает критике то, что считал искажением своих идей: <…> “beat” значит
«внизу» и «за рамками», но с полной убежденностью. Это никогда не означало
несовершеннолетних правонарушителей, это означало героев особой
духовности, которые не желали, но становились одинокими скитальцами,
устремивших свой взор из окон нашей погибшей цивилизации»[17, pp.xxi-xxii].
Обозначение «битник» впервые упоминается журналистом Гербом
Каэном в колонке “San Francisco Chronicle” от 2 апреля 1958 года для
обозначения «второго поколения» последователей бит-культуры. [11, p. 15].
Каэн изобрел этот термин, добавив российский суффикс "-nik" от «Спутник-1».
Позднее журналист так объяснял происхождение этого термина: «Я придумал
слово «битник» просто потому что русский «Спутник» тогда летал, и слово
выскочило само» [14, p. 209]. Мартин Левинсон замечает, что битники в своем
творчестве и образе жизни также выходят за существующие пределы, как и
советский спутник вышел за пределы Земли, отсюда и схожесть в названиях
[21, p. 96].
Здесь мы считаем необходимым сделать ремарку. Превалирующее
большинство русскоязычных ресурсов, в той или иной мере посвященных бит-
культуре, ставит знак равенство между обозначениями «бит» и «битник».
8
Несмотря на схожие названия, битники имели очень мало общего с
изначальными последователями бит-культуры. Биты ставили превыше всего
прочего идеологии – план содержания, в то время как битники отдавали
предпочтение форме.
Критика эстетики и поведения битов исходила из многих слоев общества.
Академическое сообщество высмеивало их как недостаточно интеллектуальных
и эрудированных. Рабочий класс была в ужасе от предполагаемой сексуальной
девиации и незаконного употребления наркотиков. Такие политики, как
Джозеф Маккарти, идентифицировали элементы бит-идеологии как
коммунистические и представляющие угрозу для безопасности страны. Стоит
заметить, что бит-поколение до последнего оставалось невосприимчивым к
нападкам общества. Однако их относительно короткое время в центре
внимания литературы и культуры можно обусловить множественной критикой
со стороны.
«Разбитое поколение» просуществовало сравнительно недолго (немногим
более 20 лет). Биты взяли слишком высокий аккорд, их протестующие голоса
были так гласные, такие надрывные, что в конечном итоге сорвались на
фальцет. Они смогли предложить своему поколению только один способ
борьбы с обществом, из которого они выбросили себя за шиворот, - уход от
него в другие сферы: в наркотический туман, отшельничество, дзэн-буддизм.
Вышеперечисленное, однако, не умаляет их культурное наследие, заветы
оставленные для следующего поколения.

1.2 Специфика творчества писателей-битов

Бит-культура может рассматриваться как мир искусства, по причине того,


что она гораздо шире по сравнению с тем, что касается дискретных
художественных форм, таких как литература, кино, живопись и музыка. Это
также повлекло за собой конкретные практические указания, то есть способы
упорядочения и кодирования опыта данной группы. Они проявлялись в

9
выразительных формах и ритуалах, которые не только относились к
художественной работе, но также к конкретным отношениям, поведенческим
схемам, дресс-кодам и т.д. Таким образом, художественная практика бит-
поколения находилась в более широком контексте способов социального
выражения, используемых этой конкретной группой. Биты тяготели к
бессюжетности, свободному стиху, метафорическому языку, шокирующей
лексике, импрессионистичности и натуралистичности описаний. Бит был
построен на заимствованных ритмах, долгих витиеватых фразах без перерыва
на вдох.
Биты разработали собственные жизненные заповеди и лихорадочно
следовали им. Керуаку принадлежат следующие слова, ставшие манифестом
для молодежи «бунтующих шестидесятых» вромане «В Дороге» (“On the Road”,
1951): “<…>the only people for me are the mad ones, the ones who are mad to live,
mad to talk, mad to be saved, desirous of everything at the same time, the ones who
never yawn or say a common place thing, but burn, burn, burn like fabulous yellow
roman candles exploding like spiders across the stars and in the middle you see the
blue centerlight pop and everybody goes ‘Awww!’”[19]. Известно также, что сам
роман был написан в течение трех недель, под действием препаратов,
расширяющих сознание, на 147-метровом рулоне бумаги без точек и тире,
запятых и абзацев.
Согласно утверждениям битов, их собственное литературное и
эстетическое видение было выработано благодаря работам классиков.
Некоторые из них позиционировали себя духовными преемниками поэтов-
романтиков: Перси Шелли и Уильям Блейк часто упоминаются как наиболее
влиятельные для формирования эстетики бит-поколения писатели.
Литературная эстетика битов представляла собой симбиоз романтического
влияния с сюрреалистическими и абсурдистскими тенденциями. [20, p. 159].
В то же время, американский трансцендентализм XIX века послужил
источником вдохновения для контркультуры бит-поколения. Генри Дэвид Торо
был особенно почитаем как символ протеста. Именно биты сыграл
10
значительную роль в реабилитации репутации Торо и придании его книге
«Уолден, или Жизнь в лесу» (“Walden; or, Life in the Woods”, 1854) статуса
национального памятника американской литературы, который сохраняется по
сегодняшний день. Философия американских модернистов, напротив, была
отвергнута битами как слишком дистанцированная от реальной жизни и опыта.
Специфической чертой как идеологии битов, так и творчества писателей-
битов можно назвать лейтмотив дороги. Образ дороги приобретает несколько
интерпретаций в сознании «разбитого поколения»: дорога как непрерывное
ментальное путешествие, дорога как поиск своего индивидуального смысла
жизни, дорога как ЛСД-трип, который совершает разум, находясь под
действием, психотропных препаратов, и, наконец, дорога как собственное
воплощение – шоссе, по которому беспрестанно движутся из города в город,
из штата в штат кочевники бит-поколения [6, c. 136].
Помимо писателей-фантастов того времени, биты одни из первых начали
создавать литературные произведения на основе автобиографическихфактов. В
этом отношении их романы и поэзия несли определенный уровень
аутентичности для своих читателей. Н.М. Кулик отмечает, что «намеренно
прозрачное для восприятия читателя изображение реально существующих
людей в качестве персонажей произведения – ключевая особенность
художественного миропонимания автора как представителя литературы
поколения бит» [3, с. 336].
Кроме того, Джек Керуак был создателем новой формы прозаического
стиля, которую он назвал «спонтанной прозой». По словам исследователя его
творчества Карла Д. Мальмгрена, тексты Керуака писались без коррекции и с
большой скоростью, в поисках спонтанности и, следовательно, подлинности:
«Никогда не думайте о том, чтобы «улучшить» или миновать впечатления,
поскольку лучшее письмо всегда является наиболее болезненным личным
переживанием, которое извлекли из самых глубин разума»[22, p.61].
Использование Керуаком «спонтанной прозы» позволяло ему обращаться к
своим читателям на уровне честности и подлинности – дистанцироваться от
11
своих читателей значит лишить их чего-то, по его мнению, жизненно важного
для незамутненного существования.
Критики 1950-х годов негативно отзывались о творении Керуака.
«Спонтанная проза» в сочетании с материалом радикального характера, о
котором он писал, затронула главный нерв всего, что считалось литературой.
Другими словами, чтобы развенчать послания, которые Керуак пытался
передать через тексты своим читателям, критики сосредоточились на его стиле
письма, назвав его «неразумным» и «неряшливым». Но следует подчеркнуть
тот факт, что цель творчества битов заключалась в том, чтобы донести до своих
читателей каждый аспект своей жизни: безумие и хаос, которые они
представляют в их письме, – это то же безумие и хаос, которые мы все
испытываем в нашей собственной жизни.

1.3 Наиболее яркие представители бит-культуры

С целью персонализировать представителей бит-культуры, рассмотрим


наиболее выдающихся представителей галереи писателей «разбитого
поколения». В зарубежной публицистике довольно распространена броская
аббревиатура KGB (Керуак–Гинзберг – Берроуз), а также метафора «три
мушкетера» [5].
Аллен Гинзберг - с присущим ему вольнодумием и бунтарским стилем
изложения – по праву считается королем поэзии битников. Громогласным
заявлением об утрате жизненных ориентиров американской молодежью стала
публикация его поэмы «Вопль» (“Howl”, 1956). Это была элегическая мольба
об освобождении от кандалов социума, написанная в свободной манере,
близкой к верлибру и «спонтанной прозе» Дж. Керуака и противопоставленная
традиционной поэзии. Популяризации поэмы, ставшей классикой американской
литературы и одной из культовых книг поколения, способствовал скандал,
сопровождавший первую публикацию. Идеи, продвигаемые Гинзбергом в
«Вопле» оказались слишком революционными для его времени, обвинения,
12
бросаемые им обществу, – оскорбительными, призывы к свободе от
религиозных оков, сексуальной скованности, жажды наживы – опасными.
«Вопль» впервые вышел отдельной книгой в 1956 году в издательстве поэта
Ферлингетти, однако весь тираж был арестован из-за обвинения в
непристойности. Обвинения удалось снять в суде, который был достаточно
громким и послужил очень хорошей рекламой. Тем не менее, «Вопль» отразил
коллективное мышление битов – их игнорирование консервативных идей и
грамматических правил.
Не меньший интерес для нас представляет фигура Уильяма С. Берроуза.
Не будет преувеличением сказать, что он в наибольшей степени, чем его
современники, воплотил дух безрассудного отречения, которым славилось
«разбитое поколение». Отличительной чертой творчества Берроуза является
«метод нарезок» (cut-up method), о котором писатель узнаёт от своего друга,
поэта и художника, Брайона Гайсина. Данная техника письма была разработана
последователями дадаизма в 20-е годы XX века и видоизменена в значительной
мере Берроузом. Суть метода заключалась в следующем: во всех своих
странствиях Берроуз не расставался с блокнотом, расчерченным на три
колонки. В первую он вносит слова о происходящем вокруг, обрывки
услышанных фраз, диалогов; во вторую – личные впечатления, размышления,
воспоминания; третья колонка отводилась для цитат из книг, читаемых в
данный момент. Содержимое этих колонок и служило материалом для
последующего монтажа будущей книги.
Даже при условии, что «Голый завтрак» (“Naked Lunch”, 1959) остался бы
его единственным текстом, Берроуз все равно остается одним из наиболее
ярких писателей бит-культуры. Вопиющее пренебрежение к описательным
элементам наглядно отражает психическое состояние Берроуза, поскольку на
момент написания он вел борьбу с алкоголизмом и наркоманией. «Обнаженный
завтрак» – трудный для восприятия, а порой и откровенно пугающий роман,
что, однако, не мешает ему называться американской классикой XX века.

13
Ни один писатель «разбитого поколения» не привлек большего внимания,
чем Джек Керуак – личная жизнь ни одного из них не была наполнена таким
количеством конфликтов, самоисканий и отчаяния. В конце, умирая от своего
алкоголизма, Керуак никогда не был доволен позицией, которую он достиг в
качестве де-факто представителя своего поколения. Его самым большим
успехом был роман «В дороге», философский рассказ о путешествиях, который
смешивает поток сознания, видения лекарств и глубокие наблюдения в
повествование поколений, которое резонирует и по сей день. Книга сделала его
сразу известным. Даже его когорты поколений BeatGeneration были
ошеломлены творчеством и страстью, которая исходила от на первый взгляд
застенчивого и тихого Керуака. Помимо художественной литературы и
философских размышлений, он много писал о ремесле художественной
литературы. Глубокие, полупостижные медитации Керуака о работе над
литературой – это окна в сознание Бит. Внутри можно найти большой
потенциал, которому часто мешают беспорядки и неутолимый идеализм,
который сильно врезается в горькую реальность американской потребительской
культуры. В некотором смысле, Дж. Керуак оказался наиболее уязвимым из
всей одиозной бит-троицы. Он не сумел справиться с давлением славы и
внимания поклонников. В то время как А. Гинзберг игнорировал ожидания и
критику со стороны социума, Керуак носил на плечах, что, в конечном счете, и
сокрушило его.
Подведем промежуточный итог по теоретической главе исследования.
Бит-идеология начала зарождаться в послевоенные годы. Принято
рассматривать три «апостола» «разбитого поколения»: Джека Керуака, Аллена
Гинзберга и Уильяма Берроуза, которые своими произведениями
распространяли идеи свободы и протеста против общества. Деятели бит-
поколения привнесли в литературу (и в культуру в широком смысле этого
слова) множество новых идей и открыли новые горизонты, которые до сих пор
не освоены до конца.

14
2 Художественная реализация мотивов дзэн-буддизма в романе «Бродяги
Дхармы» Дж. Керуака

2.1 Рецепция дзэн-буддизма представителями бит-поколением

Как уже было отмечено ранее, движение битовбыло представлено


американской молодежью времен окончания Второй мировой войны. Их
буйный нрав столкнулся с реакционной политикой Эйзенхауэра, постоянно
возникающим страхом бомбардировки войсками СССР, шаткостью
мироустройства. Они отчаянно нуждались в точкеопоре и обнаружили ее в
восточной философии.
По нашему мнению, дзэн как одна из школ буддизма была избрана
американцами для рецепции ввиду нескольких факторов. Первым по важности
является тот факт, что дзэн отрицает специально созданные доктрины и
манифестирует индивидуальный пути просвещения для каждого конкретного
адепта. Во-вторых, дзэн не присуща какая бы то ни было церемониальность по
причине отсутствия в нем понятия бога, рая и ада, идеи души, что напрямую
коррелировало с идеями Керуака и Гинзберга, приписывающим бит-течению
квазирелигиозный оттенок. Наконец, согласно М.В. Гришину, немаловажным
фактором, привлекшим внимание битов, была фокусировка дзэн на
надрациональных резервах человеческой психики и специальных техниках,
дающих возможность активизировать глубинную интуицию, зашоренную
отпечаткомRatio, оставленным монотонным буднями, что позволило бы
приблизиться к творчеству, базирующемуся на спонтанности, когда глубинная
интуиция художника продуцирует произведение искусства в акте мгновенного
озарения, а не в результате долгой и кропотливой работы[2, с. 118].
Дзэн-буддизм занял основополагающую позицию в идеологиибитов и на
долгое время был закреплен в сознании западного обывателя как неотъемлемый
атрибут бит-культуры.Стоит заметить, что постулаты дзэн претерпели
значительные изменения в процессе адаптации для западных искателей
15
веры.«Особое направление дзэн-буддизма на Западе, – пишет Е. С. Сафронова,
– представляет его "битнический" вариант, связанный с массовым увлечением
дзэн бунтующей молодежью 60-х годов ("дзэнская революция"). <...> Дзэн-
буддизм существовал в этой среде в упрощенном, вульгаризированном виде.
Суть учения в целом была непонята бунтующей молодежью, взявшей из дзэн
лишь внешние черты: дух нигилизма, поношение авторитетов, парадоксальное
поведение и т. д. "Битнический" дзэн характеризуется отсутствием внутренней
собранности, культом чувственности, неуправляемых побуждений, акцентом на
иррационализм, интуитивизм и антиинтеллектуализм, внутренне не связанные
с дзэнской практикой, однако прикрытые дзэнской фразеологией»[8, с. 156].
Рассмотрим подробнее личность Джека Керуака, вождя «разбитого
поколения», с целью дать ответ на вопрос: «Соответствует ли его
экзистенциальные искания вопросам, на которые дает ответы буддизм, в той
степени, чтобы мы могли классифицировать его учение как новую
американскую форму буддизма?». Дать однозначный ответ не представляется
для нас возможным по причине того, что Керуак утверждал, будто был намерен
придерживаться образа жизни бхикку и призывал других следовать его
примеру, однако писатель оказался не в состоянии выдержать строгий
монашеский образ жизни. И хотя внезапная смерть Керуака предшествовала
формированию большинства Дхарма-центров в США, несомненным остается
факт, что Керуак способствовал популяризации буддизма, в частности дзэн, на
территории Северной Америки. Благодаря другим адептам дзэн (Аллен
Гинзберг, Гэри Снайдер, Филипп Уэйлен) буддизм начал процветать в
Америке, особенно в Калифорнии. Влияние Керуака ощущалось после его
смерти и продолжает обсуждаться в буддийских кругах по сегодняшний день.
Роман Керуака«Бродяги Дхармы» повествует о знакомстве и дальнейшей
дружбе Керуака с адептом дзэн, Гэри Снайдером. Онпоразилписателя и его
товарищей своим устойчивым буддийским мировоззрением: «Если верить
Джеку Керуаку в “Бродягах Дхармы” (1956), книге, где впервые появились
известные афоризмы дзэн-буддизма, которые наша молодёжь с тех пор знает
16
лучше христианского катехизиса, – они с А. Гинзбергом узнали о дзэн-
буддизме от поэта с Западного побережья Гэри Снайдера, когда в начале 50-х
приехали в Сан-Франциско. Снайдер к тому времени уже нашёл свой Дао,
основанный на принципах дзэна – бедности, простоте и медитации» [7, с. 198].
Именно Снайдер обучает Керуака искусству медитации. Вдвоем ониисследуют
одиночество гор и радостную тишину, исходящую от природы. Этот опыт был
преобразующим для Керуака, он поставил его на путь буддизма на долгие годы.
Увлечение дзэн зашло так далеко, что Керуак посвятил не одну сотню страниц
размышлениям на тему собственного понимания буддизма, объединенным
названием “Some of the Dharma”, которые останутся неопубликованными до
самой его смерти.
Известно, что Керуак написал все 244 страницы рукописи «Бродяги
Дхармы» в доме матери в Орландо штата Флорида за относительно короткий
срок между 26 ноября и 7 декабря 1957 года с помощью арендованной
пишущей машинки на свитке бумаги, подвешенном к потолку. Его творческое
вдохновение подпитывалось кофе, алкоголем, бензедрином и амфетамином,
популярными среди писателей, музыкантов и математиков того времени. Не
меньшим стимулом для работы служили настойчивые заявления его издателя о
том, что ему непременно следует воспользуется недавним коммерческим
успехом прошлого романа, «В дороге», который был принят издательством
лишь после шести лет отказов.Во время работы, когда он стучал по клавишам,
иногда по 18 часов в день, Керуак неустанно консультировался со своими
рукописными заметками, стопками писем и переводами священных
буддистских текстов,которые грудами возвышались над ним. Несмотря на
поспешность написания и сумбурность композиции, «Бродяги Дхармы» имеет
последовательную структуру повествования, легкий в понимании стиль и
четкую тематическую ориентированность.
Хотя текст и позиционируется как представитель художественной
литературы, иными словами, литературы вымышленной, он представляет
собой фактическую автобиографию, повествующую о жизни Керуака с
17
сентября 1955 года по август 1956 года. Повествование ведется от первого
лица, нарратор находится целиком внутри изображаемой действительности,
окружающим, в свою очередь, он известен как Рэй Смит. Однако приключения
героя, как географические, так и духовные, принадлежат самому Керуаку, а
другие персонажи книги воплощают портреты друзей автора, замаскированных
измененными именами. К ним относятся: Алва Голдбук, прототипом которого
послужил Аллен Гинзберг, Райнхольд Какоэтес, перенявший черты личности
Кеннета Рексрота, Коди Померэй– воплощение Нила Кэссиди, уже знакомого
читателю по роману «В дороге» как Дин Мориарти, Бык Хаббард, в свою
очередь, по характеру максимально приближен к Уильяму Берроузу и,
наконец, центральная фигура для всего повествования, Джейфи Райдер, в
котором ясно узнается Гэри Снайдера. Можно констатировать, что
художественная интерпретация реальных образов не является главной целью
Керуака, фиксация происходящего, намеренно упрощенная трансляция
событий – вот, что он ставит превыше всего [3, с. 336].
Через роман Керуак транслирует читателю основные постулаты дзэн-
буддизма, предварительно адаптировав их под западный менталитет. Он
смешивает провидение с буддизмом и превращает его в экзотический опыт,
который может испытать любой человек. Вдобавок, он делится своими
западными коанами наподобие: “it’s impossible to fall off mountains, you … can
fall off a mountain or not I don’t know, but I had learned that you can’t”[18].
«Бродяги Дхармы» отразили трансцендентальные искания битов в целом
и Керуака – в частности. Этот роман буквально раздробил XXвек на дзэн-коаны
и послужил надежным фундаментом для дальнейшего становления буддизма в
Америке. Однако «Бродяги Дхармы» не снискали славы у читателей и по сей
день остаются в тени другого произведения Керуака, его opusmagnum, романа
«В дороге». Тем не менее, мы считаем невозможным отрицать значимость
данного текста как в отношении исследования дзэн-буддизма битами, так и его
рецепции американской контркультурой.

18
2.2 Методы реализации дзэн-мотивов в романе «Бродяги Дхармы»
Дж. Керуака

На основе общепринятого суждения, согласно которому текст «Бродяги


Дхармы» является своего рода манифестом дзэн-буддизмудля
североамериканцев поколения бит, предпримем попытку подвергнуть его
анализу на предмет эксплицитных мотивов, в той или иной степени связанных с
дзэн-культурой.
Как можно заключить из названия романа и вектору рассуждений героев
почти на каждой странице, центральной темой романа является дзэн-буддизм,
точнее интерпретация буддизма, которой придерживался Керуак в 1953-1958
годах, когда изучение, практика и художественное выражение буддийских
принципов прочно вошли в его жизнь. Обратимся к оригинальному заглавию,
одной из«сильных позиций» текста, наглядно демонстрирующих авторскую
интенцию: “TheDharmaBums”.Сочетание классического санскрита(dharma от

санскр. धर्म, dharma, «закон, правило»)  и современного Керуаку американского


сленга («bum» дается в словаре с пометой «сленг») [12] является своего рода
оксюмороном в коннотативном значении и, вместе с тем, олицетворяет
идеологию битов: симбиоздуховного и светского, сакрального и бытового,
законоправного и нонконформистского. Кроме того, как утверждает
Л.С. Выготский , заглавие «намечает собой ту доминанту, которая определяет
собой построение рассказа» [1, с. 204].Керуак неоднократно обращается к
данному сочетанию на протяжении всей книги: “<…> at this time I was a perfect
Dharma Bum myself and considered myself a religious wanderer<…>”; “The little
Saint Teresa bum was the first genuine Dharma Bum I'd met, and the second was the
number one Dharma Bum of them all and in fact it was he, Japhy Ryder, who coined
the phrase”[18]. Таким образом, слова из заголовка олицетворяют духовность
битов, которая, в свою очередь, базировалась на дзэн.

19
Следующим аспектом нашего изучения послужит речеваядеятельность
героев, в частности, Рэя Смита и Джейфи Райдера. Герои создают своеобразный
диалог культур древней Востока и Америки середины XX века, прибегая
кприему реминисценции: они представляют себя как поэта Хань-
Шаня«Холодная гора» и его ученика Ши-Дэ, двух озорных аскетов родом из
шестого века, которые проводили свою жизнь, блуждая в горах Китая и
вписывая свои стихи на отдаленные скальные стены:“Han Shan you see was a
Chinese scholar who got sick of the big city and the world and took off to hide in the
mountains.<…>He stayed in caves not far from a Buddhist monastery in the T'ang
Hsing district of T'ien Tai and his only human friend was the funny Zen Lunatic
Shih-te who had a job sweeping out the monastery with a straw broom”
[Ibid].Использование имен собственных неслучайно. Как отмечает Н.А.
Николина, имя собственное в структуре текста, с одной стороны, является
устойчивой единицей, с другой, – повторяясь, семантически преобразуется,
обогащается на всем пространстве текста «приращениями смысла» [4, с.196]. 
Кроме того, посвящение романа также содержит имя Хань-Шаня, что
продолжает тему личностного начала в тексте Керуака. Для нас важен тот факт,
что Хань-Шань и Ши-Дэ – два неразделимых персонажа истории дзэн,
являющиеся одним из излюбленных сюжетов в японской дзэнской культуре.
Реплики персонажей также применяются с целью введения в текст
диалога двух религий: христианства и буддизма.Будучи воспитанным матерью-
католичкой, Дж. Керуак воплощает в главном герое произведения собственные
религиозные метания. К примеру, мы можем застать Смита, ссылающегося на
Будду и Иисуса Христа на одном дыхании:“And I realized <…>the truth that is
realizable in a dead man's bones and is beyond the Tree of Buddha as well as the
Cross of Jesus. Believe that the world is an ethereal flower, and ye live. Iknewthis!”
[18]. Данное высказывание можно интерпретировать, какпопытку персонажа
осознать справедливость истины, открытой этими пророками, устанавливая
между ними знак тождественности. Джейфи, в свою очередь, не являющийся
сторонником христианства, отвергает сравнения Рэя Смита или ссылки на
20
христианство во время их бесед о буддизме.“What’s wrong with Jesus? Didn’t
Jesus speak of Heaven? I sn’t Heaven Buddha’s nirvana?”[Ibid], - это утверждение
подчеркивает стремление Смита интерпретировать буддизм через призму
христианской доктрины. На вопрос о любви к Христу, Смит отвечает: “Of
course I do. And after all, a lot of people say he is Maitreya, the Buddha prophesied
to appear after Sakyamuni, you know, Maitreya means 'Love' in Sanskrit and that's all
Christ talked about was love”[Ibid]. Он предполагает, что Иисус и его послание –
просто переосмысление изречение Будды, универсальная правда. Эти слова
транслируют убежденность самого Керуака в том, что все религии и доктрины
в действительности представляют собой разные вариации одной темы.
Обратимся к идеям Дуайта Годдарда, одному из первых американцев,
пытавшихся создать школу буддизма в Америке. Он продвигал
межрелигиозный диалог и духовный плюрализм. Керуак был знаком с
«Буддистской Библией» (“A Buddhist Bible", 1932)Годдарда и разделял его
убеждения в том, что буддизм может дополнять христианство [23, p.457].
На протяжении всего текста неоднократно можно встретить упоминание
«Ваджраччхедика Праджня-парамита сутра», более известную на Западе как
«Алмазная Сутра», излагающую суть Запредельной Мудрости:  “I reminded
myself of the line in the Diamond Sutra that says, "Practice charity without holding in
mind any conceptions about charity, for charity after all is just a word"”; “The old
rotten porch slanted forward to the ground, among vines, with a nice old rocking
chair that I sat in every morning to read my Diamond Sutra” [18].Стоит заметить,
что «сутрами» в буддийской традиции называют скрипты проповедей Будды.
Имея статус основополагающего текста мирового буддизма «Алмазная сутра»
вмещает такие «дзэнские» слова Будды: «Когда Так Приходящий (Будда)
проповедует о пылинках, он проповедует вовсе не о пылинках. Это и есть, что
Так Приходящий проповедует о пылинках». Главная мысль этого трактата,
написанного в III веке н.э., заключается в том, что все мы уже являемся
Буддами и изначально пребываем в нирване. И только неведение данного
фактазаставляет вращаться в неудержимом колесе сансары, жизни,
21
порабощенной порочными желаниями. Человек, осознавший эту истину,
давший обет действовать во благо всех живых существ и помогать им на пути
просветления, именуется бодхисаттвой, а «Алмазная Сутра», фактически,
представляет собой наставление по поведению, речи и образу мыслей
вступивших на стезю бодхисатв [10, с. 234]. Все выше сказанное и составляет
философскую основу романа. Главный герой Рэй, путешествуя по Америке,
встречает других бодхисаттв, исключивших себя из потока «повседневной»
жизни, и всячески пытается обратить в свою веру окружающих. 
Переместим фокус нашего внимания на отношение повествователя к
Джейфи Райдеру. С того момента, как мы впервые видим его глазами Рэя,
Джейфи становится доминирующим персонажем, гуру для своего ученика. Все
свободное время он провидит в своей безукоризненной по аскетизму хижине,
сидя на соломенной циновке, медитируя, практикуя каллиграфию и переводя
китайскую поэзию. Рэй выступает в роли жадного до знаний неофита,
приходящего в оцепенение в присутствии своего совершенного гуру: “<…>he
seemed to be talking from far away to a poor yearning creature (me) who needed to
hear his message<…>”[18].Текст содержит множественные восхищения
хладнокровием и умом Джейфи, его способностям повара, лесничего,
лингвиста, ученого и поэта. Авторская модальность, хотя и является
субъективной, транслируется читателю и вызывает одобрение на имплицитном
уровне восприятия: “This poor kid ten years younger than I am is making me look
like a fool forgetting all the ideals and joys I knew before in my recent years of
drinking and disappointment<…>; he doesn’t need any money, all he needs is his
rucksack with those little plastic bags of dried food and a good pair of shoes <…>and
I promised myself I would begin a new life” [Ibid]. При анализе авторских
характеристик Джейфи обратимся к другой, более ранней работе Керуака,
имеющей непосредственное отношение к буддизму: “Wake Up: A Life of the
Buddha”, истории жизни Сиддхартхи Гаутамы глазами американского писателя.
Текст представляет собойпереработку множества учений Будды и его учеников:
с одной стороны – включает множество источников, с другой – личное видение
22
писателя. Подобно жизнеописанию Будды, изображение Джейфи Райдера – это
история жизни святого, который служиториентиром для духовной
трансформации читателей.
Не менее важными для нашего исследования являются картины
пейзажей, приводимые в тексте, и мотивы просветления, связанные с их
лицезрением. Проведем параллель с другим произведением, «Уолден, или
Жизнь в лесу» авторства Генри Д. Торо, философа-трансценденталиста
середины XIX века. Генри Торо известен американцам, прежде всего, по
романтическим описаниям природы и ненавязчивым призывам к бунту.
Подобно«Уолдену» Торо, «Бродяги Дхармы» Керуака прокладывают путь к
духовному освобождению на примере протагониста и его образа жизни. Также
как текст Торо, произведение Керуака помещает духовные переживания героя в
ярко выраженное природное окружение, которое способствует их обострениюи
кульминации. Вдобавок, обе работы можно рассматривать как романы с
пасторальными вставками, созданные на основе антитезы коррумпированного
города и здоровой природной местности: “The woods do that to you, they always
look familiar, long lost, like the face of a long-dead relative, like an old dream, like a
piece of forgotten song drifting across the water, most of all like golden eternities of
past childhood or past manhood and all the living and the dying <…>. Ecstasy, even,
I felt, with flashes of sudden remembrance, and feeling sweaty and drowsy I felt like
sleeping and dreaming in the grass”[Ibid]. Заметим, что согласно Судзуки
Тэйтаро, одному из ведущих популяризаторов дзэн-буддизма, «дзэн хочет,
чтобы мы обращались с природой, как с дружески настроенным,
добросердечным существом, внутренняя сущность которого ничем не
отличается от нашей, которое всегда готово помочь нам осуществить наши
законные желания» [9].
Наконец, рассмотрим центральный конфликт текста. Как уже было
упомянуто, в 1950-х годах в Америке существовал конфликт между
социальными нормами американской жизни и их переосмыслением новыми
посланниками культурных изменений. Эта переоценка в конечном итоге
23
привела к контркультурной революции в следующем десятилетии. Иными
словами, мы можем утверждать, что центральный конфликт романа может быть
идентифицирован как романтический конфликт – конфликт отдельной
личности и общества. «Бродяги Дхармы» измеряют общество буддийскими
категориями, рассматривая его через призму буддийских догм и, как следствие,
контркультурных идеалов:“<…>the whole thing is a world full of rucksack
wanderers, Dharma Bums refusing tosubscribe to the general demand that they consu
me production and therefore have towork for the privilege of consuming»[18]. Смит
и Джейфи живут в конфликте с материалистическим и неолиберальным
образом жизни и способны укрепить свое недовольство через буддизм. “That’s
why frontiersmen are always heroes and were always my real heroes and will always
be. They’re constantly on the alert in the realness which might as well be real as
unreal, what difference does it make, Diamond Sutra says ‘Make no formed
conceptions about the realness of existence nor about the unrealness of existence,’ or
words like that. Handcuffs will get soft and billy clubs will topple over, let’s go on
being free anyhow” [Ibid].Свобода имеет первостепенное значение в
интерпретации буддизма бродяг дхармы. Романтические намерения Смита о
выходе и зобщества можно обнаружить в следующем отрывке: “It reminded me
of the early chapters in the life of the Buddha, when he decides to leave the Palace,
leaving his mourning wife and child and his poor father and riding away on a white
horse to go cut off his golden hair in the woods and send the horse back with the
weeping servant, and embarks on a mournful journey through the forest to find the
truth forever. ‘Like as the birds that gather in the trees of the afternoon,’ wrote
Ashvhaghosha almost two thousand years ago, ‘then at nightfall vanish all away, so
are the separations of the world” [Ibid]. Живя вне общества и практикуя дзэн-
буддизм, герои совершают революционный акт против общества потребления.
Таким образом, главный конфликт произведения сформирован романтическим
мировоззрением, а разрешен с помощью дзэн-буддизма.

24
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги курсовой работы, посвященной исследованию способов


художественной реализации мотивов дзэн-буддизма в романе «Бродяги
Дхармы» известного американского писателя XX века Джека Керуака, можно
сделать ряд основных выводов.
Американская контркультура представлена, в первую очередь, «разбитым
поколением», просуществовавшим с конца 1940-х гг. до начала 1960-х гг. Бит-
поколение объединило группу поэтов и писателей во главе с Джеком Керуаком,
Алленом Гинзбергом Уильямом Берроузом. Бит-культура явилось реакцией на
конформизм «безмолвного поколения» и период 1950-х гг. в целом, с его
угрозой ядерного оружия, политикой маккартизма, расовой сегрегацией,
политической и коммерческой цензурой, философией потребительства.
Движение битов проявило себя в создании образа героя-бродяги,
индивидуалиста, бунтаря, нигилиста, бегущего от общества и странствующего
в поисках свободной Америки. Манифестами движения стали
автобиографические литературные произведения, выражающие идею бунта
против обывательской свободы: романы «В дороге» Дж. Керуака и
«Обнаженный завтрак» В. Бэрроуза, а также поэма А. Гинзберга «Вопль».
В практической части курсовой работы была рассмотрена рецепция дзэн-
буддизма «разбитым поколением» и проведен анализ текста романа
Дж.Керуака «Бродяги Дхармы» (“The Dharma Bums”) с целью выявления
мотивов дзэн-мотивов и установления способов их художественной
реализации.
Выбор битами дзэн-буддизма можно обусловить целым комплексом
причин, однако наиболее важная из них – то, что дзэн способствовал открытию
подсознания и надциональных резервов человека, вследствие чего
художественный акт обусловлен не долгой изнурительной работой, а
мгновенным актом просветления.

25
Роман Дж.Керуака «Бродяги Дхармы» является сосредоточением
большинства художественных черт, свойственных писателям-битам. Так, к
примеру, текст является автобиографическим, главный герой – прямое
воплощение самого Керуака, прототипом Джейфи Райдера является Гэри
Снайдером, адепт дзэн-буддизма, познакомивший Керуака с данной духовной
практикой. Хронотоп романа переплетен с лейтмотивом дороги: герои не
намерены подолгу находиться в одной локации, постоянное движение, как в
пространстве, так и на пути к духовному просветлению, – воплощение
философии бит. Наконец, текст романа наполнен мотивами дзэн,
художественно воплощенных с помощью разных методов.
В большинстве случаев информация, связанная с дзэн, реализуется в
тексте посредством эксплицитного метода, будь то заглавие, совмещающее
сакральность и одухотворенность санскрита и ретивость американского сленга,
речевые характеристики героев, продуцирующие как диалог культур, так и
религиозный плюрализм, отношения типа «мудрец – ученик», поступки и
философские рассуждения, а также упоминания священного буддистского
текста.
Однако Керуак не ограничивается явным и открыто выраженным
введением дзэн-мотивов в структуру повествования. Имплицитным методом
выражены мотивы дзэн, связанные с лицезрением пейзажей, связью,
устанавливающей между человеком и природой и его дальнейшим духовным
преображением. И, наконец, конфликт произведения, пусть и берущий свое
начало в романтизме, но разрешающийся благодаря дзэн-буддизму.
Подводя итог нашему исследованию, следует отметить, что Дж. Керуак
преуспел в создании произведения, в котором каждая составляющая, начиная
от заглавия, продолжая художественными деталями и заканчивая конфликтом,
в той или иной мере переплетено с дзэн-буддизмом.

26
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1 Выготский, Л. С. Психология искусства / под ред. М. Г. Ярошевского. –


М.: Педагогика, 1987. – 341 с.
2 Гришин, М.В.Субкультура битников и их рецепция дзэн-буддизма в
США (вторая половина 50-х – середина 60-х годов XX века) [Текст]/
М. В. Гришин // Вестник Московского государственного университета
культуры и искусств. – 2015– №5. – С.116-122.
3 Кулик, Н.М. Автобиографическое начало в романе Джека Керуака
«Бродяги Дхармы»[Текст] / Н. М. Кулик//Феномен творческой личности в
культуре: Фатющенковские чтения: материалы VII Международной научной
конференции.– М.: Издательство «Международные отношения», 2017–С. 332-
337.
4 Николина, Н.А. Филологический анализ текста [Текст] учеб.пособие
для студ. выш. пед. учеб. заведений / Н.А. Николина. – М.: Издательский центр
«Академия», 2003. – 256 с.
5 Павловец, В. В ожидании бомбы [Электронный ресурс]. URL:
http://www.peremeny.ru/blog/4617 (дата обращения: 14.12.2017)
6 Рау, А. А.Образ дороги в художественном сознании писателей-
битников [Текст]/ А. А. Рау, Е. С. Седова Е.С //Язык. Культура.
Коммуникации.– 2016 – № 1(5). – С.135-138.
7 Рошак, Т. Истоки контркультуры[Текст]/ Т. Рошак.– М.: АСТ, 2014. –
380 с.
8 Сафронова, Е. С. Основные направления распространения дзэн-
буддизма встранах Запада[Текст]/ Е. С. Сафронова// Вопросы научного
атеизма. – 1989– № 38. – С. 147-167.
9 Судзуки, Д. Т. Введение в дзэн-буддизм [Электронный ресурс]. URL:
https://religion.wikireading.ru/185431(дата обращения: 17.12.2017)
10 Торчинов, Е.А. Введение в буддологию[Текст]/ Е. А. Торчинов// Курс
лекций. – СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2000.–С.234-251.
27
11Caen, H. San Francisco Chronicle [Text] / H. Caen.–1958 – April, 2. –p. 15.
12Cambridge Dictionary [Digital resource].URL:
https://dictionary.cambridge.org/dictionary/english/bum (last accessed: 12/17/2017)
13Charters, A. The Portable Beat Reader [Text] / A. Charters. – New York:
Penguin, 1992. – 677 p.
14Dickson, P.A Dictionary of the Space Age [Text] / P. Dickson.–Baltimore:
JHU Press, 2009. –260 p.
15Holmes, J. C. Passionate Opinions: The CulturalEssays (Selected Essays By
John Clellon Holmes, Vol 3) [Text] / J. C. Holmes. –University of Arkansas Press,
1988. – 288 p.
16Kerouac, J. The Portable Kerouac [Text] / Ed. Ann Charters.– Penguin
Classics, 2007. – 656 p.
17Kerouac, J. Aftermath: The Philosophy of the Beat Generation [Text] / J.
Keroauc // Esquire. – 1958 –№3.–pp. xxi-xxii.
18Kerouac, Jack.The Dharma Bums [Digital resource].
URL:http://www.rulit.me/programRead.php?program_id=66093&page=1 (last
accessed: 20/17/2017)
19Kerouac, Jack.On the Road [Digital
resource].URL:http://www.rulit.me/books/on-the-road-read-66094-1.html (last
accessed: 20/17/2017)
20Lawlor, W. Beat culture: lifestyles, icons, and impact [Text] / W. Lawlor. –
ABC-CLIO, 2005. – 392 p.
21Levinson, M. Brooklyn Boomer: Growing Up in the Fifties [Text] / M.
Levinson. – Bloomington: iUniverse, 2011. –116 p.
22Malmgren, C. D. On the Road Reconsidered: Kerouac and the Modernist
Tradition [Text] / C. D.Malmgren //BallStateUniversityForum 30.1, 1989. –pp. 59-
67.
23Nicosia, G. Memory Babe: A Critical Biography of Jack Kerouac [Text] / G.
Nicosia.– New York: GrovePress Inc., 1983– 767p.

28