Вы находитесь на странице: 1из 3

7

Великобритания и конец Османской империи

1900–23

Основные интересы Великобритании в последних годах существовании


Османской империи были прежде всего в Месопотамии и Персидском
заливе. Политические и стратегические соображения, в конце концов,
вписали интересы Британской Османской империи в более широкие рамки
Британской внешней политики. Величие Британии зависело от ее военно-
морского превосходства, коммерческой мощи и далеко идущих
стратегических позиций, в том числе, в особенности, от того драгоценного
камня в императорской короне, Индии, и эта сила отразилась на положении
Великобритании среди европейских великих держав.

Великобритания была обеспокоена нарастающим влиянием и мощью


Германского государства, не только в Европе, но и в Османской империи.
Исходя из этого, она стремилась сдержать Германию в разумных пределах и
поддерживть солидарность союзников Антанты, не посягая на французскую и
российскую сферы интересов; в то же время, тем не менее, она стремилась
сдержать традиционное давление России на юг. В более общем плане,
Британия была обеспокоена предотвращением любого крупного распада
Османской империи, который стимулировал бы территориальную жадность
и способствовал бы войне между державами, не в последнюю очередь
нарушая ее собственное положение силы в географической головоломке
установленных сфер влияния великой державы.

В финансовом плане, доля Великобритании в Османской империи


была относительно небольшой среди великих держав. На фоне всех заемов
империи, только два были получены британскими учреждениями, и оба
были сравнительно небольшими. Доказательством британских интересов в
определенной части империи является следующий пример: Британская
коммерческая "доля" в Месопотамии и Персидском заливе Османской
империи в 1906 году составляла 79% от общего объема торговли в
Персидском заливе, хотя чисто Британская доля составляла лишь 28%.

В то же время британское правительство имело две другие тактики,


чтобы следовать в своей коммерческой стратегии против немецкой
конкуренции. Первая из них заключалась в том, чтобы попытаться убедить
британских торговцев и грузоотправителей улучшить свои методы и быть
более конкурентоспособными.

Британский интерес к Османской империи, кроме Месопотамии и


Персидского залива в годы до первой мировой войны был в основном связан
с игрой международной политики в западной части Империи. Это не было
предметом первостепенной озабоченности британского правительства, за
исключением его отношений с правящим режимом в Константинополе или
подходов к Суэцкому каналу и Востоку. Таким образом, правительство могло
бы, по большому счету, играть посредническую роль в международных
кризисах на Балканах, одновременно пытаясь сохранить баланс влияния
между великими державами и продолжающимся существованием
Османской империи, со всеми ее Балканскими владениями или без них.
Именно эти интересы определеили и „поведение“ Великобритании как по
отношению к анексии Босны и Герцеговины, так и к Балканским войнам.
Стоит отметить, что роль Великобритании в Средиземноморье влияла
напрямую на Балканские войны.

Провал Дарданеллы не только повлиял на британскую военную


политику в отношении Турции, но и вызвал еще большие изменения в
отношении союзников к удержанию турецкой территории после войны.
Очень важным является факт о том, что 14 ноября 1914 года британское
правительство официально признало приоритет интересов России в будущем
проливов и Константинополя.

В настоящей главе Автор обратил внимание организации, новой для


того времени, которая оказала ключевое влияние на арабскую политику
Великобритании в военное время. В феврале 1916 года в Каире было
создано специальное учреждение Министерства иностранных дел-арабское
Бюро при существующем Разведывательном управлении Судана. Цель
новосозданной организации состоит в попытке скоординировать сбор
политической информации на арабских землях и ее распространение среди
ошеломляющего числа конкурирующих властей в регионе, а также в
Лондоне и Индии. В дополнении к этому, организация была назначена для
координации местных, про-британских и про-Антанта пропаганды.

Достигнув в Сан-Ремо 24 апреля 1920 года договоренности о том, что


Франция получит мандат для Сирии и Великобритании в отношении
Месопотамии и Палестины, Британские переговорщики завершили один этап
своих долгих и ожесточенных послевоенных переговоров со своими
французскими коллегами.