Вы находитесь на странице: 1из 19

Реферат на тему: Объемно-планировочные и конструктивные приемы

строительства зданий с ХХХ века до нашей эры и да начала ХХ века в Японии.

.
Содержание
1. Введение
2. Культура дерева
 Конструкции из бамбука.
 Деревянные конструкции плотничьей работы.
3. Принцип горизонтальности
4. Слияние архитектуры и интерьера зданий
5. Вывод
6. Список литературы
Введение
«Большую часть японского архипелага занимают горные системы, причем
горообразование, связанное с геологической активностью, продолжается до сих
пор. Стремительные реки размывают горную породу, вынося ее в океан и делая
речные долины еще уже и глубже.
 Пять тысячелетий до нашей эры климат был приблизительно на 4 градуса
теплее, а уровень моря, вдававшегося в сушу, выше на несколько метров.
Внезапное похолодание вызвало понижение уровня океана. Так образовались
речные долины, пригодные для земледелия. Примерно 3 тысячи лет до нашей эры
начали культивировать рис, тогда и появились первые постройки с приподнятым
полом, покрытые двускатной крышей. Позже подобные сооружения стали
характерны для дворцовой архитектуры правителей племени Ямато. Простые
люди практически по всей стране продолжали жить в землянках — квадратных
жилищах с четырьмя столбами и закругленными углами стен.
 Одновременно с началом земледелия по всей стране разгорелись войны.
Вокруг поселений стали выкапывать рвы и возводить защитные сооружения. Для
большей безопасности переселялись на холмы. Подобные укрепленные поселения
в Древней Греции и по всей Европе превратились в города, но в Японии, спустя
некоторое время, они были покинуты и использовались для сооружения
громадных усыпальниц местных правителей. Полагают, что по всей стране по
времени между 4 и 6 веками было возведено до 20.000 подобных усыпальниц,
называемых «кофун». Ничего похожего не было обнаружено в соседних азиатских
странах, да и в других странах мира.
 «Кофун» имел различные формы: прямоугольную, круглую, прямоугольную
с одной стороны и круглую с другой. Самые внушительные из них по форме
напоминают громадную замочную скважину, как
наиболее древние могильники знати Ямато.
Полагают это связано с им, что правители Ямато
возглавляли коалицию, в которую входили
Правители разных регионов. В наше время
могильники покрыты густой растительностью и
выглядят естественными холмами. Однако при
сооружении их поверхность покрывалась
камнями, и они одновременно являлись
усыпальницами и молельнями. О первоначальном
виде этих могильников можно судить по раскрытому уже в наше время кургану
Госики Дзука в городе Кобэ. Самые крупные «кофуны» относятся к 5 веку:
могильники императоров Нинтоку и Одзина к югу от современного г.Осака.
Протяженность усыпальницы Нинтоку составляет 486 метров, по площади она
больше любой из египетских пирамид. Более того, курган окружен тремя рвами и,
рассматривая все сооружение целиком, можно сказать, что это самая большая в
мире по своей площади усыпальница. Курган Одзина несколько меньше по
площади, хотя имеет большую внутреннюю вместимость.
В то время частые наводнения привели к расширению речных долин.
Рисоводство требовало постоянной борьбы со стихиями, что было не по силам
малочисленным поселениям. К тому же, в отличие от Ближнего и Среднего
Востока, где земледелие развивалось на больших площадях бассейнов крупных
рек, в Японии пригодные для использования долины были разделены реками и
морем на многочисленные маленькие участки. Жители этих районов теснились
друг к другу, а море и реки становились для них естественными линиями обороны.
Местные правители организовывали работы по контролю за наводнениями.
Разбросанные по всей территории Японии курганы «кофун» свидетельствуют
о существовании подобных земледельческих поселений той эпохи. Усыпальницы
Нинтоку и Одзина также похожи на системы контролируемого орошения, однако
в Японии не сложилось единого централизованного государства. История страны
началась с возникновения альянса между отдельными «маленькими царствами».
 Эти «царства» были разделены высокими, густо покрытыми лесами горными
хребтами. Море и реки являлись единственными путями между ними. Для
контроля и подчинения этих царств правителям Ямато требовался военный флот.
Тогда и появились первые корабельные мастера, известные как семейство Инабэ.
Ко времени формирования в 8 веке первого древнего государства, Инабэ уже
занимались строительством на суше. Они сооружали дворцы правителей Ямато и
другие постройки, не забудем упомянуть самое крупное в мире деревянное
сооружение — храм Тодайдзи в городе Нара (современный облик Тодайдзи
относится к 17 веку, первоначально он был намного крупнее). Если культуру
рассматривать как некую структуру, а транспорт — как средство, позволяющее
городам подчинять и контролировать провинцию, тогда плотники Инабэ были
теми мастерами, которые воплотили эту структуру в жизнь. Можно даже сказать,
что японская архитектура зародилась как «кораблестроение на суше».

Культура дерева
 Тщательно уложенные огромные каменные блоки внутри курганов-
усыпальниц говорят о том, что древняя Япония обладала высокой техникой
каменного строительства. Однако, истоком японской архитектуры явилось
корабельное дело, и с момента зарождения на протяжении своей истории развития
и до заимствования европейской культуры строительства в период Мэйдзи,
японская архитектура использовала в качестве строительного материала
исключительно древесину. Наверно ничего подобного не происходило в других
странах, поэтому я называю японскую цивилизацию цивилизацией дерева.
 Даже в наше время около 70% территории Японии занимают горы и леса.
Это одна из самых густо покрытых лесами стран мира, а в прошлом лесов было
еще больше. Состоят они в основном из широколиственных Пород, но в качестве
строительного материала предпочтение отдавали хвойным породам — кипарису и
кедру. Уже в древности для поддержания лесных ресурсов практиковалось
искусственное насаждение и восстановление лесов. Это тоже содействовало
развитию культуры деревообработки.
 Глинобитное и каменное строительство не требует металлических
инструментов. Совсем другое дело — деревянное зодчество. Так, продольные
пилы применялись в Японии уже со времени развития сельского хозяйства. Более
важным, однако, является способ получения досок и деревянных блоков путем
расщепления бревен вдоль волокон древесины при помощи клиньев, а затем
обтесывания готовых досок. Это было возможно, так как хвойный кипарис,
являясь основным строительным материалом, обладает тонкими и прямыми
волокнами древесины. Для сравнения, в Европе применялись широколиственные
породы, такие как дуб. В способе деревообработки кроется причина практически
полного отсутствия изогнутых линий в японских постройках. Исключение
составляет кривая линия крыши, которая получалась путем прикладывания
усилий на два конца длинной, тонкой, постепенно увеличивающейся по толщине,
балки. Для японского зодчего кривая была не противоположна прямой, а скорее
являлась продолжением прямых линий.
Каменная кладка ограничивается обыкновенно фундаментом домов; корпус
же здания строится из дерева. В Японии, в целях защиты от подземных толчков,
оставляют деревянные части здания обособленными от каменного фундамента:
деревянная конструкция покоится на своем основании, не будучи с ним никак
связана. Характерным признаком японской деревянной архитектуры, отличающим
ее от архитектуры других исследованных нами стран (кроме Китая), являются
наклонные перекрытия.  в Японии применяется обрешетка из материалов двух
родов: из стволов деревьев волокнистого строения или из древесных пород с
полыми стволами, как например бамбук. Для обыкновенной обрешетки пригодны
лишь материалы первого рода, а так как под действием ветров, существующих в
этих странах, стволы деревьев обычно более или менее прогибаются, то кривые
линии в этих конструкциях играют значительную роль. Что же касается бамбука,
то он пригоден лишь для обрешетки, изготовляемой путем обвязки — своего рода
архитектурной плетенки, которая широко распространена по всей Восточной Азии
от Японии до островов Океании.
Конструкции из бамбука.
Рассмотрим, в первую очередь, конструкции из бамбука, т. е. из тростника,
прочной частью которого является только наружная оболочка. На рисунке 1
показаны приемы увязки основных частей конструкции: столба, затяжки и
горизонтальной балки; верх столба имеет форму «вилки», зубцы которой проходят
через затяжку и одновременно удерживают продольную перекладину;
стропильные же ноги прикреплены веревкой, надетой на сквозные шипы. Когда
вместо полых стволов бамбука употребляют стволы со оплошной древесиной,
соединение производится посредством сквозной врубки А и для устойчивости
углов закрепляется подкосами из гибкого дерева.
Рис. 1

Рис. 2
В легких сооружениях, строящихся из мелких деревянных частей, стенки
образованы из стоек, врытых в землю и соединенных поперечными распорками,
закрепленными простыми веревками; в конструкцию крыши таких зданий, кроме
стропильных ног и обрешетки, входят также косые затяжки, которые делят ее на
треугольники или же служат наугольными стропилами, образующими конек
крыши. Достаточно взглянуть на рисунок 2, чтобы понять, с какой легкостью
данный тип конструкции позволяет не только вывести конек крыши, но также
оставить просвет R, предназначенный одновременно и для вентиляции, и для
освещения. В зданиях небольших размеров конструкция крыши сводится к
элементам, изображенным на рисунке 3: угловым стропилам А, горизонтальной
затяжке S и обрешетке из жердей. Эти последние упираются одним концом в
стропильную ногу А, другими в затяжку S; следует отметить, что привязанная
веревкой затяжка не может находиться в одной плоскости со стропилами. В
результате и обрешетка не может образовать плоский скат, и неизбежно
образуется вогнутая кривая линии, приподнятая к углам.
Рис. 3
Приподнятые края крыши (причудливая форма, столь характерная для
китайских и японских кровель) являются результатом системы скрепления
посредством веревок, не позволяющей собрать в одной плоскости затяжки и
стропила. Эту особенность чисто геометрического происхождения вкус строителя
мог подчеркнуть, но фантазия в создании никакой роли не играла.
Деревянные конструкции плотничьей работы.
Деревянные конструкции японской архитектуры, в которых вместо тонких
стволов, сплошных или полых, применяется материал, обрабатываемый
плотничьими способами, тем не менее испытывают влияние конструкций из
бамбука, представляя почти что их разновидность. На рисунке 4 приведено
несколько примеров, заимствованных из китайского трактата «О строительном
искусстве» (Конг Чинг-цзо-фа).

Рис. 4
Поддерживающая конструкция — обыкновенно из круглого леса, состоит из
вертикальных стоек, связанных посредством шипов с горизонтальными
прогонами. Здесь отсутствуют наклонные связи, препятствующие деформации
наших деревянных сооружений. Единственной гарантией устойчивости служит
прочность шипов. Устойчивость наших деревянных конструкций обеспечивается
неподверженными деформации треугольными соединениями; китайцы же для
этой цели прибегают к жестким прямоугольным конструкциям. Таким образом
вместо одного столба, удерживаемого в отвесном положении при помощи
подкосов, мы имеем (см. рисунок 4) парные стояки, как например Р и Р,
соединенные в своей верхней части брусом Т и образующие, таким образом,
жесткую и достаточно устойчивую систему. На рисунке А — главная
вертикальная стойка R проходит через два этажа, причем в первом этаже эта
стойка дублирована внешней контрстойкой S, а во втором этаже — внутренней
контрстойкой N, имеющей точку опоры на потолочных балках нижнего этажа.
Крыша состоит из стоек из круглого леса и горизонтальных прогонов
прямоугольного сечения, напоминающих по форме, если не по назначению, наши
плотничьи бабки, связи и ригеля. Тяжесть кровли передается ригелю В
посредством бабки. В свою очередь, тяжесть ригеля В передается посредством
двух стоек связи С, которая таким образом нагружена только на концах. Вместо
прямых накатин часто употребляются изогнутые материалы, которые найти в
Японии нетрудно. Такая конструкция представляет собой простое соединение
вертикальных и горизонтальных частей; принцип ее совершенно иной, чем тот, на
котором основано устройство наших крыш. У европейцев стропильная ферма
имеет вид треугольника, состоящего из двух наклонных ног, связанных
поперечной частью — затяжкой; стропильные ноги преобразуют силу тяжести в
наклонно-направленные силы, уничтожаемые сопротивлением затяжки; в
китайской и японской конструкции часть, соответствующая нашей стропильной
ноге, отсутствует. В свою очередь и китайская затяжка по своему назначению
совершенно отлична от нашей. Наша (европейская) затяжка служит скрепой, тогда
как китайская (читай и японская) является несущей частью конструкции,
работающей на изгиб, и потому для больших пролетов она мало пригодна, даже
будучи изготовлена из брусьев весьма большого сечения. Этот примитивный
прием конструкции, при котором затяжка работает на изгиб, находил применение
у всех народов древности, за исключением римлян; даже греки не знали другого
приема.
Рис. 5

Рис. 6
На рисунках 5 и 6 изображены некоторые детали монументальной
деревянной конструкции. Рисунок 5 дает представление о конструкции,
постепенно выступающие части которой образуют нечто вроде консоли между
верхней частью столба и поддерживаемыми им горизонтальными балками. Один
над другим последовательно располагаются венчики с постепенно
увеличивающимся свесом. Рисунок 5, А дает общий вид этой конструкции;
рисунок 5, В — ее составные части, а именно: столб с пазами наверху, в которых
укреплен первый венчик, сам этот венчик и, наконец, второй венчик вместе с
маленькими вставками кубической формы, находящимися между обоими
венчиками. В качестве последнего примера деревянных конструкций на рисунке 6,
а воспроизводятся парадные ворота, подражание которым обнаружено нами в
индийском ступа в Санчи. Это — дверная рама, части которой скреплены при
помощи простых клиньев. 
 Практически все японские постройки представляют собой комбинации
прямоугольных элементов, за исключением павильона Юмэдоно в храме Хорюдзи
(г.Нара) и трехъярусной пагоды храма Анракудзи (префектура Нагано), где в
конструкции использованы восьмиугольные элементы. Окружности появляются
только в верхней части конструкций двухъярусных пагод, т.н. «тахото». Таким
образом все здания представляют собой комбинации опорно-балочных структур с
осевой симметрией. Прямоугольные конструкции могут быть деформированы под
действием силы, треугольные, конечно же, не могут. Несмотря на этот факт, все
здания, за исключением треугольных секций крыш, состоят практически целиком
из горизонтальных и вертикальных элементов. Это компенсировалось за счет
использования в конструкциях разных сортов дерева: гибкость кипариса отлична
от твердости дуба. Кипарис был предпочтительней, т.к. любая жесткость в
структуре делала ее чувствительной к разрушительному воздействию боковых на-
пряжений, вызванных землетрясениями и сильными порывами ветра. Податливая
конструкция поглощала такие напряжения. По той же причине почти все
сооружения имеют стены с выступающими столбами. Хотя это также связано с
тем, что во влажном климате спрятанные опоры более подвержены гниению,
одновременно конструкция стен становится жестче. В качестве параллели можно
вспомнить японский вид спорта дзюдо, в котором сочетаются сила и гибкость.
 
Принцип горизонтальности
 
 Начиная с храмов Исэ в японской
архитектуре преобладала тенденция к
горизонтальному развитию пространства. Это еще
больше усиливалось характерными крышами
построек. Крытая черепицей крыша с широкими
свесами — отличительная черта китайского
зодчества. Для поддержки длинных карнизов
вверху колонн использовались различного типа
консоли, т.н. «токе». Также они служили для
поглощения боковых напряжений от тяжести
самой крыши. Китайская архитектура в Японии находила применение в основном
при сооружении буддистских храмов. Примером является построенный в начале 8
века храм Хорюдзи — самый древний сохранившийся памятник деревянного
зодчества в мире. Но даже в нем присутствует японский колорит. В отличие от
сильно загнутых вверх карнизов, характерных для китайской архитектуры,
нисходящие линии крыш Хорюдзи так изящно загнуты, что кажутся почти
горизонтальными. В дальнейшем ширина карниза была еще более увеличена. В
результате, при широком заимствовании китайской архитектуры, акцент на
горизонтальности породил самобытный неповторимый облик японского
зодчества.
 Крыши буддистских храмов покрывались черепицей и различались по
форме: шатровой либо шатрово-щипцовой. В отличие от них, двускатные крыши
дворцов правителей Ямато и синтоистских святилищ, крытые травой, либо
кипарисовой корой, имели угловую форму. Однако со временем получили
распространение шатрово-щипцовые крыши с козырьком по фронтону; им
придали легкий изгиб, и все это подчеркнуло горизонтальный характер постройки.
Крыши храмов стали делать с более удлиненными свесами и крыть корой
кипариса. Более широкие карнизы и приподнятый над землей пол во многом
содействовали ощущению горизонтальности. Потолки были низкие, т.к. входящие
в помещения люди садились не на стулья, а прямо на пол. В целом, вся форма
зданий была плоской и разворачивалась в пространстве по горизонтали.
 Строения выглядели плоскими не только внешне, они на самом деле были
невысокими. Постройки в несколько этажей начали появляться гораздо позже и с
течением времени они становились все менее симметричными. Кроме того, их
располагали на местности таким образом, чтобы по мере приближения общий вид
сооружения все время как бы обновлялся. Это отвечало стремлению слияния с
природой и подчеркивало гармонию постройки с окружающими деревьями.
Наверное и по этой причине не возводились сооружения в несколько этажей,
хорошо заметные отовсюду.
 Главный павильон Кондо храма Хорюдзи выглядит как двухэтажное
сооружение, а пятиярусная пагода похожа на пятиэтажное здание. На самом же
деле, внутри павильона находится статуя Будды,
кажущийся «второй этаж» не имеет даже пола.
Что касается пагод, то число ярусов могло быть
любым, и у каждого яруса был свой карниз. Но
основной элемент пагод — центральная колонна,
проходящая через все ярусы от земли до шпиля.
Под нее помещали «драгоценности»,
символизирующие пепел Будды, а все строение
служило просто поддержкой для этой колонны.
Пагоды, хотя и напоминают башни, были объектами поклонения, а не служили
для осмотра окрестностей. Заметим, что колыбель японской культуры — города
Киото и Нара — расположены в узких долинах между гор, с которых открываются
прекрасные панорамы окрестностей. В Европе и странах ислама поднимались на
башни, которые выражали устремленную в небо вертикаль. В Японии же пагоды
символизировали собой недостижимые высоты, а карнизы, разделяющие каждый
ярус по горизонтали, напоминали расправленные крылья.
Слияние архитектуры и интерьера зданий
 
Средневековые города Европы представляли
единый огромный архитектурный комплекс. В
Японии же городское строительство и
архитектура рассматривались как отдельные
явления, т.е. город и его составные части не были
чем-то целым. Согласованию уделялось внимание
между самим зданием и его составными
элементами интерьера. Всегда учитывалась
возможность демонтировать, переместить и
заново собрать все здание на новом месте. Это касалось как обычных домов, так и
крупного размера храмов. Здание рассматривалось как единая утилитарная вещь,
что-то подобное кораблю, что в результате сказалось на слиянии архитектуры и
интерьера здания.
 На древнеегипетских памятниках только фараоны и их жены изображены
сидящими, аналогично, на многих средневековых фресках Христос восседает на
троне. Таким образом, стул обозначает символ статуса.
 В Японии не использовались стулья, сидели на поднятом над землей полу.
Сам дворец символизировал правителя, а позже императора. Аналогично,
приподнятый пол синтоистского святилища символизировал местопребывание
божества, «ками». Все религиозные церемонии проводились на открытом
пространстве вокруг храма. Каждое божество должно было иметь свое святилище.
Например, три морских божества почитаются в синтоистском храме Сумиёси в
г.Осака и, соответственно, там возведено три одинаковых святилища для каждого
божества. Они располагаются друг за другом и напоминают три корабля в
открытом море. Также и в храме Касуга в г.Нара
для 4 своих «ками» сооружено 4 одинаковых,
стоящих рядом, святилища.
 Таким образом, само здание
символизировало почитаемое божество, интерьер
не имел практического значения. Однако, были и
исключения, и одно из них - Главное Святилище
Идзумо, построенное одновременно с храмами
Исэ. Первоначально это было поистине
грандиозное сооружение высотой 48 метров,
причем организации внутреннего пространства
было уделено особое внимание. Святилище было
построено в т.н. стиле Тайся, самый ранний из
сохранившихся до наших дней представителей
этого стиля — относящийся к 16 веку
синтоистский храм Камосу в г.Мацуэ. Святилище
Камосу имеет очень высокий пол, расписанные
красным и голубым потолки, изображающие
облака, окрашенные в красный цвет внутренние столбы, перекладины и балки. В
древности Идзумо боролось за власть с императорами Яма-то, отсюда
проистекают те культурные отличия, выраженные в архитектуре Главного
Святилища Идзумо.
 Идея того, что само здание является символом почитаемого божества, была
перенесена на буддистские храмы, заимствованные из Китая: в Кондо находится
объект почитания, изображение Будды, а пагода является гробницей, вмещающей
драгоценности, символизирующие «пепел» Будды.В храме Хорюдзи павильон
Кондо расположен справа, пятиярусная пагода — слева. Наполовину замкнутый
проход вокруг них отгораживает священное пространство, в которое запрещается
входить. Молящиеся располагались у Центральных Ворот перед храмом. Позднее,
второй замкнутый проход «мокоси» был пристроен под карнизами Кондо и
нижнего яруса пагоды для того, чтобы молящиеся могли быть ближе к Будде.
Внутрь Кондо и пагоды вход запрещен, и можно приблизиться не далее этого
«человеческого пространства».
 Аналогично, вокруг каждого яруса трехъярусной Восточной Пагоды храма
Якусидзи в г.Нара пристроен крытый «мокоси», отчего все сооружение с первого
взгляда кажется шестиэтажным. На самом деле выше первого яруса внутри
пагоды ничего нет, т.е. эти дополнительные «этажи» сделаны исключительно для
внешнего вида с целью придать религиозному сооружению менее строгий облик,
придать ему привлекательный, «гуманный» вид и большее очарование. Это
полностью относится и к святилищу Исэ, где под широкими свесами крыши
сооружен коридор с балюстрадой, окружающий все здание.
 Однако, в дальнейшем во внутреннем пространстве храмов были выделены
место для Будды (внутренний алтарь) и место для почитания (внешнее
святилище). 
 В этом отношении особенно интересен павильон Лотоса (Хоккэдо) храма
Тодайдзи. Здание с шатровой крышей было сооружено в 8 веке. В конце же 13
века, одновременно с реконструкцией павильона Большого Будды (Дайбуцудэн), к
Хоккэдо было пристроено внешнее святилище для молящихся с шатрово-
двускатной крышей, что придало всему сооружению необычный вид.
 И все же, даже после включения «человеческого пространства» в структуру
храмов подобного типа, ощутимо напоминали о себе времена, когда службы
проводились во дворе. Так, в храме Киёмидзудэра на склонах горы Хигасияма в
Киото специальный настил обозначает пространство внешней молельни.
Поддерживают настил высокие колонны, скрепленные горизонтальными и
вертикальными анкерными балками! Крытой кипарисовой корой большой крыше
сочетанием выпуклых и вогнутых элементов придана волнообразная форма. 
 В отличие от буддистского, синтоистский храм имеет сооружение «хондэн»,
где обитает божество, и соединенное с ним помещение для молящихся, «хайдэн».
Синтоистский храм Ицукусима построен на острове внутреннего Японского моря
вблизи г.Хиросима. Во время отлива он как бы плывет по поверхности воды.
Хорошо различимы «хондэн» и «синдэн», за ними — лодочный причал и далее
очень красивые «тории». Вокруг располагаются сцена для представлений театра.
Но и другие сооружения, все вместе они соединены в одно целое проходом.
«Хондэн» синтоистского храма Кибицу в
г.Окаяма имеет внешнее святилище, внутреннее
святилище и алтарь, которые сооружены на
земляных насыпях на разном уровне в виде
террас. Идея такого пространственного деления
идет от синтоистских храмов, родственно
связанных со святилищем Идзумо.
 Еще лучше особенности японской
архитектуры проявились в жилых постройках.
Императору по статусу полагалось находиться во
дворце с приподнятым над землей полом (как бы на троне, укрытом сверху
крышей). С течением времени вокруг императора возник класс аристократии, что
вызвало появление соответствующего стиля архитектуры. Он известен как
«синдэн-дзукури»: к основному пространству (ядру) помещения примыкают
спереди и сзади, либо по всему периметру крытые дополнительные пространства.
Здесь во время официальных церемоний и в других случаях, сидя на полу,
размещались придворные. Единственный дошедший до нашего времени образец
этого типа построек — Киото Госё (императорский дворец), реконструированный
в 17 веке.
 Граница между основным помещением и крытой дополнительной
пристройкой видна по уступу на крыше из кипарисовой коры, подтверждающей
резкое разделение на «пространство императора» и «пространство придворных».
В «синдэн» (буквально: «спальный зал»)
придворные могли также жить, в этом случае
наивысший чин находился в основном
помещении, а все остальные ниже чином
располагались в крытых пристройках. Этих людей
звали «тэндзё-бито» (люди, живущие на
приподнятом полу) в отличие от простолюдинов,
которых называли «дзигэбито» (люди, живущие
на земле). 
Во времена, когда церемонии проводились на
открытом воздухе перед дворцом, интерьер не имел большого значения. С
появлением стиля «синдэн» внутреннее пространство получило развитие, но
фактически оставалось открытым наружу: на границе внутреннего помещения и
внешнего помещения на петлях вешались решетчатые ставни, которые
поднимались днем и опускались на ночь. Внутреннее помещение не разбивалось
на более мелкие зоны, только предусматривалось несколько спальных комнат и
комнат для хранения вещей. Каждый раз при проведении церемоний выставлялись
необходимые вещи, окруженные ширмами, которые защищали от ветра и
постороннего взгляда. В качестве сидений раскладывались легкие «татами»
(соломенные циновки) зеленого цвета и с орнаментом для императора и
министров.
 Вполне ясно, что жизнь придворных в то время всецело определялась
нормами этикета и сложившимися правилами. Однако со временем правители и
военные начальники в провинциях получили большую власть. Их стиль жизни
приобрел утонченность и более отвечал личным потребностям, что сказалось в
изменениях планировок интерьеров. Во-первых, места, закрепленные за
главенствующей знатью, постоянно были устланы «татами». Позднее
пространство внешнего помещения также стало
застилаться «татами», в результате оказался
покрытым весь пол. Временные ширмы и
занавески были заменены на раздвижные
деревянные двери и «фусума» (деревянные рамы,
затянутые полупрозрачной бумагой) для
разграничения отдельных комнат.
  И по сей день во многих японских домах
«фусума» используют для разделения внутреннего
пространства: когда требуется увеличить размер помещения — убирают
«фусума», точно так же, как в прежние времена применяли переносные ширмы.
Раздвижные двери определяли внешнюю границу
помещения. Такие двери, ставшие
привычным элементом современных
зданий, в действительности являются
японским изобретением. Для соединения опор с
дверьми круглые столбы были заменены на
квадратные. Возможность деления
помещения на несколько комнат сказалась
и в конструкциях потолков. В главной комнате
делали ниши с рядами полок, которые могли быть украшены курильницами и
цветочными аранжировками. Такой стиль интерьера известен как «сёин».
 Детали интерьера по своему размеру делаются с учетом «человеческого
тела». Поэтому размеры «татами», укладываемых на полу, а также раздвижных
ширм в помещении должны соответствовать этому «масштабу». Отсюда
возникает особая система измерений, называемая «кивари». Она основывалась на
расстоянии между центрами опор здания и на толщине самих опор. Размеры всей
постройки, за исключением искривленной части крыши, рассчитывались
пропорционально толщине опор.
 В результате применения такого метода расчета размеры «татами» могли
несколько меняться в зависимости от размера комнаты; в стиле «сёин» размер
«татами» согласован с площадью помещения. Но с развитием массового
производства и централизованного распределения возникла потребность в
использовании готовых стандартных «татами». В итоге был разработан метод
«татами-вари». Он включает систему измерений, базирующуюся на расстоянии
между внешними краями двух соседних опор.                                      
Метод «татами-вари» широко использовался в домах горожан и купцов, но
старейшая сохранившаяся постройка, в которой использовалась эта система —
принадлежавший членам императорской семьи дворец Кацура. В архитектуру
дворца были привнесены элементы дизайна, характерные для увеселительного
квартала Киото. Использование точно определенных стандартов, таких как
расстояние между опорами, придает зданию в стиле «сёин» общую строгость.
Однако во дворце Кацура, где была применена система «татами-вари», подобная
строгость преодолена и достигнута чудесная гармония. Архитектура дворца
знаменует переходный этап от стиля «сёин» к стилю «сукия», в котором,
отказавшись от системы «кивари», применили свободную компоновку, но в то же
время, поддерживали структурную форму здания с помощью «татами-вари».
 Дворец постоянно достраивался в течение 50 лет усилиями двух поколений
семейства Хатидзё-номия. Представитель первого поколения, Тосихито, воздвиг
Старый Сёин, здание с двускатной крышей, выходящее фасадом в сад. Оно имеет
открытый и непритязательный облик. Средний Сёин, построенный по случаю
женитьбы сына, Тоситада, передает ощущение уюта, тогда как Новый дворец
имеет сложную, но одновременно и естественную структуру. Многочисленные
элементы конструкции Дворца отличаются по размеру и форме, но все здание
сохраняет определенную легкость. Элементы хорошо сочетаются между собой и
дают общую правильную зрительную перспективу за счет постепенно
понижающихся свесов крыш. Все это вместе с мягким распределением светотени
от покрытых просвечивающейся бумагой дверей «сёдзи» и от белых стен,
неокрашенных дверей и деревянных опор, придает всему зданию тонкую
гармонию.
 Использование системы «кивари» в стиле «сёин» приводило к ячеистой
планировке, сооружение представляло собой
сочетание однородных пространственных
структур. Здания в стиле «татами-вари» соединяли
независимые по размеру пространственные
ячейки. Однако, в любом случае, комнаты вполне
вписывались в общую целостность постройки.
Мельчайшей единицей пространства, ставшей
объектом особых творческих усилий архитектора,
была «тясицу» — комната для чайной церемонии,
стараниями Сэн но Рикю превратившаяся в
совершенное выражение японской эстетики.
Вывод
Конструкции в Японии, стране деревянной архитектуры, редко бывают
тяжелыми и массивными. Всегда где-то присутствуют уравновешивающие, — а
точнее возносящие ввысь, — легкие и изящные детали. Древнейшими
архитектурными памятниками Японии являются синтоистские и буддийские
культовые сооружения — святилища, храмы, монастыри. Храмовые постройки
Японии почти лишены окраски
и украшений. Вся красота этих
простых и практичных построек
создается за счет цельного
неокрашенного дерева.
Еще одним важным
аспектом традиционной
архитектуры Японии является
взаимоотношение дома и
окружающего пространства, в
частности наличие такого
рукотворного островка природы
как японский сад. Японцы не
рассматривали внутреннее и внешнее пространство как две отдельные части,
скорее оба перетекали друг в друга. Другими словами, нет той границы, где
кончается внутреннее пространство дома и начинается внешнее.
Конкретное выражение этой концепции — веранда традиционного японского
дома (энгава). Она служит транзитным пространством на пути из дома в сад. Ее
роль наглядно отражена в используемых конструктивных материалах: внутренние
помещения имеют покрытые соломенными циновками (татами) полы, снаружи —
земля и камни сада и дорожек, а веранда делается из деревянных, грубо
обработанных брусьев, которые являются как бы промежуточным материалом
между мягкими соломенными циновками и твердыми необработанными камнями
в саду.
При возведении дома сначала устанавливались опоры и балки конструкции,
позволяющие поддерживать крышу. Пространство дома организовывалось
крышей и модульным расположением опор; дизайн сводился к заполнению
промежутков между опорами и балками. С одной стороны, плоскости стен делили
внутреннее пространство на отдельные комнаты, а с другой — сами стены, в
зависимости от их материала и роли барьера, изменяли взаимоотношение между
отдельными опорами конструкции дома. В этом суть традиционного японского
дизайна: если структура заранее задана, дизайн состоит в выравнивании и
перестановке уже существующих отношений.

Таким образом, можно говорить о том, что японские домостроители уже с


давних времен применяют принцип «навесных фасадов» и технологии каркасного
домостроения.

Список литературы:

1. Иофан Н.А. Культура древней Японии / Н.А. Иофан. - М.: ЭКСМО,1974.-252 с.

2. Конрад Н.И. Запад и Восток / Н.И. Конрад. - М.: Архитектура,1966. - 208с.

3. Лазарев А. Плюс китаизация всей страны / А. Лазарев. - М.: Наука,1998. - 324с.

4. Николаева Н.С. Традиционные основы современной японской культуры


[Текст] / Н.С. Николаева. - М. : Наука, 1999. - 243 с.

5. Сидоров В.А. Особенности жилищной ситуации и развитие традиционных


элементов японского жилища / В.А. Сидоров. - Мир науки, культуры,
образования, 2009. - 437 с.

6. Сидоров В.А. Жилище в Японии: Монография. / В.А. Сидоров. - Барнаул:


АлтГТУ, 2001. - 247 с.

7. Симонов К. Рассказы о японском искусстве / К. Симонов. - М.: Искусство,


1958. - 124 с.

Оценить