Вы находитесь на странице: 1из 10

Инструкции для интервьюеров, предъявляющих Оценивание развития и

благополучия (ОРИБ)

ОРИБ построено так, что нет необходимости в том, чтобы его предъявляли клинические дет-
ские психологи или психиатры. Интервью могут быстро освоить исследователи или интервьюе-
ры, не имеющие большого (или вообще какого-либо) опыта опросов психического здоровья де-
тей. Опытным интервьюерам обычно требуется примерно один день дополнительной подготов-
ки перед тем, как впервые приступить к работе с ОРИБ, сначала под пристальным надзором.
Эти заметки написаны для того, чтобы помочь интервьюерам познакомиться с ОРИБ и ответить
на обычно возникающие вопросы.

Основная структура каждого раздела

Почти все разделы ОРИБ охватывают один тип проблем психического здоровья и имеют сход-
ную структуру:

• Там есть краткое введение для того, чтобы дать респонденту представление о том, что в
этом разделе.

• Там обычно имеется один или два скрининговых вопроса для того, чтобы увидеть, стоит ли
идти дальше. Если ответы на скрининговые вопросы утвердительные или же если респон-
дент отметил соответствующие проблемы в опроснике Сильные стороны и Трудности, Ин-
тервью продолжается. Если нет, остальная часть раздела пропускается.

• Респондента детально спрашивают о наличии и выраженности симптомов в этой области.


Если симптомы определенно имеются, интервью продолжается. Если же их нет, то осталь-
ная часть раздела опускается.

• Респондентов могут спрашивать о том, как долго имеются симптомы и когда они начались.

• Каждый раздел оканчивается вопросом о влиянии симптомов на ребенка и его семью.

Почему мы всегда хотим знать о влиянии также как и о симптомах?

Практически у всех детей имеются какие-либо симптомы. Трудно найти детей, свободных от
всех страхов и беспокойств, которые никогда не бывают грустными или раздражительными,
всегда сосредоточены и хорошо себя ведут. Большинство детей - ангелы на 100% только когда
они спят! И то, что у большинства детей имеются какие-либо симптомы, затрудняет задачу
разделения тех, у кого уровень симптомов “нормальный” и тех, у кого имеются “настоящие”
проблемы. Спрашивать о числе и тяжести симптомов полезно, но наилучший ориентир – уз-
нать, имеют эти симптомы серьезное влияние или нет. Действительно ли симптомы расстраи-
вают ребенка? Сильно ли они мешают повседневной жизни ребенка? Они действительно при-
чиняют неприятности другим людям? Именно поэтому Вы будете спрашивать о влиянии каж-
дый раз, когда респондент расскажет Вам об определенных симптомах.

1
Интервьюирование молодых людей

Вы будете спрашивать детей о проблемах психического здоровья только если им по меньшей


мере одиннадцать лет. И хотя некоторые молодые люди будут неохотно разговаривать с Вами,
Вы, возможно, будете удивлены, как хорошо они откликаются на Ваш интерес и внимание.
Большинство детей не так часто имеет возможность побеседовать один на один с вниматель-
ным взрослым, которого интересуют они и их чувства. Даже если они расскажут Вам о травми-
рующих симптомах и проблемах в их жизни, они, скорее всего, будут чувствовать себя лучше
потому, что сказали это Вам. Для них может быть полезным просто быть выслушанными, и ес-
ли они нуждаются в профессиональной помощи, то с большей вероятностью будут искать ее
после того, как приобрели такой опыт, рассказали Вам и не были критикуемы, высмеяны или
игнорируемы.

Раздел А: Тревога в связи с разлукой

Большинство детей имеют сильные узы привязанности к главным взрослым в их жизни – роди-
телям, прародителям, няням и т.д. На профессиональном языке эти взрослые называются
«людьми, к которым ребенок привязан». Узы между детьми и людьми, к которым они привяза-
ны, создают детям безопасность и утешение, особенно во время стресса. Некоторые дети не ус-
танавливают таких связей, кроме того, они не всегда очевидны у старших подростков. Близкие
дружеские отношения с другими молодыми людьми, несомненно, очень важны, но в рамках
этого интервью нас в первую очередь интересует привязанность к взрослым. И только если ро-
дитель скажет, что ребенок не привязан близко ни к кому из взрослых, Вы станете спрашивать
о привязанности к другим детям или молодым людям.

Некоторые дети очень сильно расстраиваются из-за переживаний о том, что с людьми, к кото-
рым они привязаны, случится что-нибудь плохое или о том, что разлучат с людьми, к которым
они привязаны. Как раз об этом раздел, посвященный тревоге в связи с разлукой.

Понятно, что невозможно спросить о том, беспокоится ли ребенок о разлуке с людьми, к кото-
рым он привязан, если нет таких людей. Поэтому очевидно, что первый этап служит для выяв-
ления людей, к которым привязан ребенок. Это мы и пытаемся сделать с помощью первого во-
проса, который мы задаем родителям: «Привязан ли (Имя ребенка) особенно близко к следую-
щим взрослым?» Здесь не подразумевается перечисление всех, к кому ребенок немного привя-
зан – это специфически касается только главных людей, к которым ребенок привязан. Поэтому
если родитель отвечает «Да» на все или почти на все варианты, Вам нужно напомнить, что мы
хотим знать о главных людях, к которым ребенок привязан, и попросить ответить «Да» не более
чем по 4 или 5 категориям. Процедура при интервьюировании подростков похожа. Чтобы избе-
жать повторов, эти примечания иллюстрируют общие принципы интервьюирования, как прави-
ло, на основе родительского интервью, но все это относится и к интервью подростков.

Когда Вы определите людей, к которым ребенок привязан, вопросы о тревоге в связи с разлу-
кой начинаются с вопроса А2 «В целом за последние 4 недели был/а ли он/а особенно обеспо-
коен/а по поводу разлуки с людьми, к которым он/а привязан/а?» Обратите внимание, что инте-
ресующий нас период – последние 4 недели. В последующих вопросах Вам, кроме того, следует
подчеркнуть, что нас интересует, каким ребенок бывает обычно, а не в какой-то особенный
день. Это следует подчеркивать через каждые два или вопроса до тех пор, пока Вы не будете
уверены, что респондент знает сам.

2
Раздел Б: Специфические фобии

Этот раздел касается интенсивных и калечащих страхов специфических вещей и ситуаций. У


большинства детей имеются некоторые страхи, но что мы особенно хотим выяснить – это есть
ли у них фобия, которая может нуждаться в лечении. Для того чтобы установить, что страх яв-
ляется фобией, мы ищем свидетельства того, что страх настолько силен, что он либо причиняет
значительное расстройство, либо мешает ребенку жить, потому что он (или она) прилагает ог-
ромные усилия, чтобы избежать пугающего стимула. Поэтому мы не стали бы особенно инте-
ресоваться страхом змей, если это не причиняет много неприятностей и приводит только к то-
му, что ребенок избегает посещать рептилий, когда ходит в зоопарк. Мы бы, тем не менее,
серьезно отнеслись к страху грома, который был так силен, что ребенок часто отказывался по-
кинуть дом только потому, что пока они будут далеко от дома, может внезапно начаться шторм
и загрохочет гром.

Раздел о специфических фобиях начинается вопросами о ситуациях или предметах, которых


дети боятся чаще всего. Мы хотим узнать обо всех страхах данного ребенка, поэтому отмечайте
все, что прилагается. И снова, как и в предыдущем разделе, нас интересует, каким ребенок бы-
вает обычно, а не в какой-то особенный день.

Некоторые страхи сезонны, и если Вы спросите только о нескольких последних месяцах, Вы


можете пропустить их. Например, некоторые дети имеют настоящую фобию ос или пауков-
сенокосцев, но если Вы в марте спросите, боятся ли они их каждый день, ответ, скорее всего,
будет «Нет». По этим сезонным фобиям важно спрашивать о страхах и поведении ребенка в со-
ответствующее время года.

«Страхи (Имя ребенка) приводят к тому, что он/а избегает тех вещей, которых боится?» Иногда
интервьюеры неохотно задают этот вопрос, потому что они не видят, как ребенок может избе-
жать ситуации или предметов, которых он боится - громких звуков, например. Но на самом де-
ле дети могут быть очень изобретательны в обнаружении (или попытках обнаружения) спосо-
бов избегать вещей, которых они боятся. Так, например, ребенок, который боится громких зву-
ков, может пытаться избегать праздников с фейерверками и салютами или может отказываться
ходить в школу в те дни, когда должны проверять пожарную тревогу.

Раздел В: Социальная фобия

Цель этого раздела – выяснить, особенно ли ребенок боится каких-либо социальных ситуаций.
Как и по специфическим фобиям, мы пытаемся получить информацию, которая необходима для
того, чтобы отличить легкие страхи (которые встречаются часто) от настоящей фобии. Соци-
альные страхи и фобии связаны с нахождением в гуще народа, встречей новых людей и т.п. Мы
пытаемся выявить детей, выходящих за пределы «обычной» застенчивости, хотя социальная
фобия может выглядеть как крайняя застенчивость.

И снова, пожалуйста, подчеркните респонденту, что мы интересуемся тем, каков ребенок в


сравнении с другими детьми того же возраста, и не интересуемся каким-то особенным днем.
Родителей спрашивают о том, боится ли их ребенок конкретных социальных ситуаций. Иногда
родители не будут знать, или же ситуация будет неприменима. Например, некоторые родители
не знают, беспокоится ли их ребенок по поводу чтения вслух перед другими в школе, а в неко-
торых случаях ребенок не ходит в школу.

3
Раздел Г: Приступы паники и агорафобия

Пожалуйста, подчеркните то, что говорится во введении к этому разделу: нас интересуют толь-
ко сильные приступы паники, которые возникают совершенно неожиданно и кажется, что для
них нет никакой причины.

Раздел Д: Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)

ПТСР включает повторные переживания, кошмары и другие разнообразные симптомы, сле-


дующие за чрезвычайным стрессовым или травмирующим событием. Это потребует от Вас не-
которого суждения о том, что представляет чрезвычайное стрессовое или травмирующее собы-
тие. О чем мы хотим узнать в этом разделе, - это настолько необычные или экстремальные со-
бытия, что они, скорее всего, запечатлятся в памяти ребенка и способны вызвать повторные пе-
реживания и яркие кошмары. Быть преследуемым грабителями или быть вынужденным спа-
саться из горящего дома – понятные, но необычные примеры. Многие другие события могут
тоже относиться к этому, если они такого рода, что имеют тенденцию запечатляться в памяти.
Одним из возможных является жестокое обращение.

Важно подчеркнуть, что этот раздел не охватывает ВСЕХ событий и случаев, которые могут
расстроить ребенка. Например, ребенок может быть исключительно расстроен смертью праро-
дителя или разделением своих родителей, но это мы выясним в другом месте интервью, напри-
мер, когда будем спрашивать о симптомах депрессии. То же самое относится к смерти питомца
или к разрыву с близким другом. Это касается Вас, потому что некоторые родители или дети
будут упоминать эти «обычные стрессы» в Д2л, когда их спрашивают о «другой тяжелой трав-
ме». Если Вы уверены, что они говорят Вам о чем-то (вроде развода родителей), что расстраи-
вает, но не является чрезвычайным стрессовым или травмирующим событием, Вам следует за-
писать то, что они говорят, и поблагодарить их за то, что они Вам сказали, но Вам не нужно
продолжать этот раздел далее.

Тем не менее, даже эти «обычные» стрессы, которые, как правило, не позволяют диагносциро-
вать у ребенка ПТСР, могут относиться к делу, если стресс возникает особенно ярко или интен-
сивно. Например, хотя потеря питомца обычно не позволяет поставить ребенку диагноз ПТСР,
представьте, что мальчик гулял со своей собакой в парке, и что эта собака была истерзана и
убита от кровавой атаки ротвеллера. Нетрудно представить, что у ребенка возникнут живые
воспоминания или кошмарные сны об истекающей кровью собаке, выраженный страх в присут-
ствии собак, избегание парков и всего остального, что напоминает ему об атаке.

Вот другой пример, на этот раз гораздо хуже. Смерть отца, несомненно, будет травмирующим
событием для любого ребенка. Но если эта смерть спокойная или происходит в отсутствие ре-
бенка, она не будет вызывать ПТСР. Но в некоторых обстоятельствах смерть отца может быть
причиной ПТСР. Представьте, например, что отец и дочь находятся дома одни, когда у отца на-
чинается тяжелый приступ астмы. Его дочь вызывает скорую помощь и едет в машине скорой
помощи вместе с отцом, так как ее нельзя оставить одну дома без присмотра. В машине отцу
становится хуже, и он умирает на глазах у дочери, несмотря на все старания бригады скорой
помощи вернуть его к жизни. Это определенно будет таким родом травмы, которая может быть
причиной ПТСР.

Вы можете видеть, что главным фактором здесь является не вид травмирующего события
(смерть питомца, смерть отца), а обстоятельства, в которых оно происходит. Если респондент
говорит, что травмирующее событие было, Вам нужно выяснить о нем столько, чтобы устано-
вить, может ли оно быть достаточной причиной, вызывающей ПТСР. Если Вы не уверены,
обычный ли это стресс или исключительно травмирующее событие, тогда самое лучшее, что
можно сделать – это продолжить задавать остальные вопросы о симптомах ПТСР. Если Вы чет-
ко опишете травму, клинические эксперты смогут решить, «считать» ее или нет.

4
Детям редко достается пережить даже одну травму такого рода, какой необходим для возник-
новения ПТСР. Соответственно, маловероятно, чтобы один и тот же ребенок пережил несколь-
ко разных травм, но иногда это случается. Если у ребенка было несколько сильных травм, об-
ращайтесь ко всем ним вместе, задавая остальные вопросы о симптомах и их влиянии. Напри-
мер, Вы будете спрашивать о повторных переживаниях и нечувствительности, связанных с лю-
бой или всеми травмами, которые пережил ребенок.

Раздел Е: Компульсии и навязчивости

Компульсии и навязчивости весьма отличаются от большинства других вещей, о которых Вы


будете спрашивать, потому что они не похожи на обычные впечатления. Каждый был когда-
либо обеспокоен или несчастен, но большинство людей не имеют никакого понятия о том, что
представляет собой настоящая навязчивость или компульсия. Здесь важно то, что это не такая
же вещь, как обычный ритуал отхода ко сну или «переступания трещин на асфальте». Это не то
же самое, как быть гораздо аккуратнее или совершеннее, чем остальные. Это не то же самое,
что чувствовать, что Вам просто надо съесть только эту шоколадку или купить ту запись. Ре-
бенку с настоящими симптомами навязчивости и компульсии может понадобиться проверять
выключатели или краны двадцать раз, может понадобиться принимать душ или мыть руки де-
сятки раз каждый день, может понадобиться надевать перчатки перед тем как прикоснуться к
дверным ручкам. К этому разделу длинная преамбула и, как правило, Вы почувствуете, что зря
тратите время – это не найдет отклика у большинства родителей и детей. Но 1% детей, у кото-
рых имеются навязчивости и компульсии поймут, что Вы имеете в виду, и они часто бывают
очень удивлены и довольны, узнав, что они не единственные люди на свете, переживающие та-
кое.

Раздел Ж: Генерализованная тревога

В этом разделе Вы пытаетесь выяснить, беспокоится ли ребенок так сильно и о столь многих
вещах, что это действительно мешает его жизни и приводит к физическим симптомам, таким
как напряжение или невозможность уснуть. У детей с генерализованной тревогой имеется мно-
го разных беспокойств по поводу многих разных вещей. Некоторые беспокоятся о прошлом,
другие о будущем, некоторые о своей внешности, другие о здоровье и т.д. Эти беспокойства
появляются в различных ситуациях. Так что у них может быть один набор беспокойств дома и
другой набор беспокойств в школе.

Что нужно знать клиническим экспертам, это имеются ли у ребенка многочисленные беспокой-
ства после того, как оставлены в стороне все беспокойства и страхи, уже охваченные предыду-
щими разделами о тревоге в связи с разлукой, фобиях и навязчивостях. Если у ребенка имеется
много беспокойств, но все они относятся к тревоге в связи с разлукой, ему (или ей) не может
быть, кроме того, поставлен диагноз генерализованной тревоги. Точно также, клинические экс-
перты не диагносцируют генерализованную тревогу, если у ребенка имеется несколько разных
беспокойств, но все они на одну тему; например, если ребенок беспокоится об экзаменах, о том,
чтобы сделать домашнюю работу, о том, чтобы не опоздать в школу, о том, что учитель будет
ругать, но у него нет никаких других беспокойств, относящихся к домашней жизни, друзьям,
неудачам, будущему и т.д.

5
Раздел З: Депрессия

Как и у взрослых, депрессия у детей и подростков обычно проявляется в сильном и длительном


несчастье. Однако иногда наиболее очевидным изменением в настроении бывает не несчастье, а
возросшая раздражительность. Это может быть очень мудрено оценить, потому что множество
подростков раздражительны со своими домочадцами! Вам нужно сосредоточиться на том, из-
менились ли они в последнее время, став гораздо более сердитыми или раздражительными, чем
раньше. В некоторых случаях, наиболее явным признаком, указывающим на депрессию, явля-
ется не несчастье и не раздражительность, а потеря интереса к вещам, которыми ребенку рань-
ше нравилось заниматься. Возможно, что ребенок скрывает свое несчастье, но домашние все же
могут заметить, что ребенок вдруг больше не хочет ходить в гости к друзьям, гулять, слушать
музыку и делать хоть что-нибудь.
В разделе З есть три начальные части:

• Ощущение грусти или несчастья


• Раздражительность
• Потеря интереса

Если в какой-либо из этих сфер действительно имеются проблемы, Вам нужно будет задать во-
просы от З18 до З21. Поскольку вопрос З18 охватывает намеренное самоповреждение, Вам не
надо будет задавать отдельные вопросы на эту тему от З22 до З24.

Намеренное самоповреждение (Вопросы З22-З24)

Вам надо будет задавать эти вопросы, только если Вы еще не спрашивали о подобных вещах в
вопросе З18. Это означает, что Вам придется задавать вопросы от З22 до З24, только если ре-
бенок последнее время не был очень несчастным или раздражительным и если ребенок послед-
нее время не потерял интерес к любимым занятиям.

Родители и молодые люди обычно очень охотно отвечают на вопросы о намеренном самопо-
вреждении, даже если в некоторых случаях они поначалу бывают ошеломлены этими вопроса-
ми. Важно уделить достаточное время этому разделу, поблагодарить респондентов за ответы на
вопросы и помочь им сориентироваться на возвращение к оставшемуся интервью, объяснив, о
чем будут следующие несколько вопросов. Преамбула к следующему разделу поможет Вам
сделать это.

Раздел К: Внимание и активность

Самая мудреная вещь в разделе о внимании и активности – это убедиться, что родители помнят,
что Вы спрашиваете о ребенке в сравнении с другими детьми того же возраста. Например,
первый детальный вопрос выясняет, часто ли ребенок ерзает. Если мать пятилетнего ребенка
говорит, что ее сын определенно ерзает, нам надо быть уверенными, что в сравнении с другими
пятилетними детьми это именно так. Большинство маленьких детей ерзает. И нам не это нужно
узнать. Нам интересно, ерзает ли этот конкретный ребенок гораздо больше, чем другие пяти-
летние дети. И каждый раз, когда родитель дает ответ «определенно» на один из симптомов
невнимательности или сверхактивности, стоит проверять этот ответ до тех пор, пока Вы не бу-
дете уверены, что они сравнивают своего ребенка с другими детьми того же возраста. Конечно,
понятно, что как только Вы убедитесь, что они усвоили этот момент, не следует доводить их (и
себя) до умопомрачения, без необходимости повторяя эти проверки. Как и в предыдущих раз-
делах, пожалуйста, подчеркните, что нас интересует, каков ребенок обычно – у любого ребенка
возможен какой-то особенно необычный день.

6
Раздел Л: Трудное и проблемное поведение

Этот раздел состоит из двух частей:


• Трудное поведение
• Поведение, из-за которого у детей иногда бывают проблемы

Многие вопросы, отмеченные в разделе К, имеют отношение к разделу о трудном поведении.


Многие пятилетние, например, часто отказываются делать то, что им говорят. Поэтому Вам еще
раз необходимо убедиться, что респондент сравнивает своего ребенка со средним ребенком то-
го же возраста.

Раздел о «поведении, из-за которого у детей иногда бывают проблемы» в большей части содер-
жит довольно простые вопросы, хотя Вы можете стесняться спрашивать родителей, делали ли
их дети такие ужасные вещи. На деле это обычно срабатывает отлично, особенно если Вы отме-
тите, что Вам надо задать родителям все вопросы, даже если они вряд ли подойдут. Вместо того
чтобы расстроить родителей, этот раздел иногда ободряет их, по мере того, как они осознают
все плохие вещи, которые их ребенок не делает! Поэтому хотя эти вопросы и весьма щепетиль-
ные, большинство родителей охотно отвечает на них и понимает, почему их спрашивают. Но
внимательно наблюдайте за тем, как реагируют респонденты – если они начинают раздражать-
ся, сделайте запись и остановитесь.

Вопросы о «поведении, из-за которого у детей иногда бывают проблемы» относятся к периоду
последнего года. Если какие-либо из этих поступков произошли за последний год, тогда Вам
надо спросить, случались ли они за последние шесть месяцев.

Раздел М: Менее распространенные проблемы

Этот набор вопросов касается ряда разных аспектов поведения и развития ребенка и отличается
по форме от других предшествующих разделов. Как и предполагается в названии раздела, мы
пытаемся найти менее распространенные расстройства, некоторые из которых затрагивают ме-
нее чем одного ребенка или подростка из тысячи.

Карточки

В различных местах интервью может оказаться полезным иметь карточку (или лист бумаги в
прозрачном пластике) с перечнем различных вариантов. Например, список возможных травм
(для Д2), список страхов (для Б1), список беспокойств (для Ж4), или список возможных вариан-
тов ответов (Не больше, чем другие; Немного больше, чем другие; Гораздо больше, чем дру-
гие). Это не является существенно важным, но может снизить нагрузку на память респонден-
тов, и означает, что они смогут увидеть, что их будут спрашивать. Это полезно, например, в том
случае когда у них была травма, которая приводится в конце списка. С карточкой они могут с
большей уверенностью отвечать «Нет» на варианты, данные в начале списка, а если бы они не
были уверены, что позже у них будет возможность сказать «Да», это могло бы их побудить от-
ветить «Да» на более ранний вариант, лишь немного похожий.

7
Раздел Н: Раздел значительных проблем

В некоторых отношениях это самая важная часть оценивания. Во многих интервью психическо-
го здоровья ответы на фиксированные вопросы, как только Вы их собрали, вводятся в компью-
тер, который решает, будет ли у ребенка диагноз. С этим интервью будет не так – окончатель-
ный диагноз выставят опытные клиницисты, а не компьютер. Эти клинические эксперты рас-
смотрят все данные (от родителей, учителей и старших детей), и им очень полезно узнать о ка-
ких-либо проблемных сферах в описании ребенка или родителя своими собственными словами.
И поскольку они не могут встретиться с этим ребенком или родителем, они полагаются на то,
что Вы запишите так много словесной информации, как только сможете. Это важно по трем ос-
новным причинам:

1) Это помогает экспертам решить, действительно ли респонденты поняли вопросы. Как Вы


знаете, респонденты могут сказать «Да» или «Нет», не поняв, на что направлен вопрос. Или
же они могут преувеличивать проблему, делать из мыши слона. Или же они могут впасть в
противоположную крайность, делая из слона мышь! У клинического эксперта только один
способ обойти это – читать Вашу запись рассказа о проблеме собственными словами рес-
пондента. Это делает значительно более ясным, поняли респонденты вопрос или нет, и пре-
увеличивают они проблему или преуменьшают.

2) Клинические эксперты также во многом зависят от этой записи, когда разные люди говорят
об одном и том же ребенке разные вещи, например, когда родитель говорит одно, а учитель
или ребенок - прямо противоположное. Для клинического эксперта в таком случае очень
трудно решить, чьему отчету верить. Если родители говорят, что ребенок очень сильно бес-
покоится и становится очень подавленным, а ребенок отрицает какое-либо беспокойство
или несчастье, кто прав? Вы можете подумать, что ребенок должен быть прав - если он сам
не знает, что беспокоится или несчастен, то кто тогда знает? Но как Вы легко можете пред-
ставить, что временами дети на любой вопрос говорят "Нет", потому что сейчас они очень
мужественные и не допускают существование каких-либо проблем, или потому что они сы-
ты по горло и хотят покончить с интервью как можно скорее. Если клинические эксперты
смогут прочитать детальное и убедительное описание проблемы собственными словами ро-
дителя, часто становится ясно, что родительскому отчету можно верить. В других случаях
верно обратное. Родители могут заявлять, что проблем множество, но когда Вы просите
описать их своими собственными словами, они не могут привести никаких примеров. Это
может ясно показать, что на самом деле они просто очень критичны к своему ребенку без
особых причин.

3) Интервью не задает много вопросов о менее распространенных расстройствах, таких как


аутизм или анорексия, но набор симптомов здесь настолько отчетлив, что у клинических
экспертов не возникнет проблем с постановкой диагноза, если Вы предоставите им деталь-
ную запись.

По всем этим причинам жизненно важно, чтобы Вы сделали детальное описание соответст-
вующих проблем. Всякий раз, когда в одном из разделов Вы отметите какую-либо клеточку в
Н1, Вам необходимо проверить, что получены ответы на соответствующие этому разделу от-
крытые вопросы в Н2. Точные формулировки открытых вопросов в Н2 – это только возможные
варианты – Вы можете проявить инициативу и добавить дополнительные вопросы или же более
четко разъяснить существующие.

8
Вы можете выбрать - задавать открытые вопросы по ходу интервью или задавать их после того,
как Вы закончили разделы от А до М. Например, если Вы отметили клеточку в проверочном
листе Н1 по разделу А, Вы можете задать дополнительные вопросы до того, как перейдете к
следующему разделу, но можете и подождать, пока не закончите все разделы от А до М. Если
Вы задаете все открытые вопросы в конце, тогда часто имеет смысл предоставить родителям
право выбора, в каком порядке рассматривать различные сферы, начиная с той, которая их
больше всего беспокоит.

Как бы Вы ни решили поступить - задавать открытые вопросы по ходу интервью или задавать
их в конце, - обычно имеет смысл записывать самопроизвольные комментарии родителей, когда
они их делают. При этом Вам меньше придется просить их повторяться в этом разделе. Но обя-
зательно удостоверьтесь перед окончанием интервью, что в каждой сфере трудностей охвачены
все вопросы.

Если респонденты дают неясный или обобщенный ответ, попросите их привести конкретные
примеры. Например, если родитель говорит: "Он обо всем беспокоится", спросите: "Какого ро-
да беспокойства?" Или если подросток говорит: "У меня всегда возникают проблемы ", спроси-
те: "Можешь ли Ты рассказать мне о последнем случае, когда у Тебя возникли проблемы?”

Не чувствуйте, что Вы обязаны обеспечить краткие ответы – дополнительные детали помогут


клиническим экспертам. Если Вы пользуетесь бумажной версией, и на форме так мало места -
напишите немного и используйте дополнительную бумагу, если это необходимо!

Точные вопросы различаются по разделам, но имеется несколько общих тем:

1. Описание проблемы.

2. Как часто возникает эта проблема? - Это по-прежнему проблема?

3. Насколько серьезна эта проблема в своем наихудшем варианте?

4. Как долго это продолжается?

5. Эта проблема мешает качеству жизни ребенка? Если да, то как?

6. Где уместно, чем, по мнению семьи, обусловлена эта проблема, и что они предприни-
мали в связи с ней.

Если Вы интервьюируете с компьютером, Вы можете решить, предпочитаете ли Вы печатать


комментарии родителя или ребенка сразу в компьютер или же записывать их от руки в тетрадь
и вводить в компьютер позже. Вы также можете использовать тетрадь для записи спонтанных
комментариев сделанных по ходу интервью раньше - респонденты будут часто детально опи-
сывать проблему, когда их спросят о ней впервые. И к тому времени, когда Вы будете готовы
войти в детали, они могут не захотеть еще раз повторять все снова. Тем не менее, перед тем, как
закончить интервью, пожалуйста, не забудьте проверить, что Вы охватили все ключевые вопро-
сы по каждой сфере трудностей.

9
Наблюдения интервьюеров

Клинические эксперты, которые ставят диагноз, не встречаются с родителями и детьми. Пра-


вильность поставленного диагноза зависит от качества информации, которую они получат. Вы
можете определенно помочь им, предоставляя детальную запись отчетов респондентов их соб-
ственными словами. Другой существенный способ помочь им - это присоединить в конце запи-
си все Ваши собственные наблюдения, относящиеся к делу. Вполне естественно, что нужна
объективная информация, а не оценочные суждения (“Он хороший малыш”, “Мне не нравятся
эти родители ”). Примеры действительно полезных наблюдений включают следующее:

• Эти родители, похоже, не совсем понимают вопросы, потому что английский - не их родной
язык - я на самом деле думаю, что они не поняли вопросы о навязчивостях и компульсиях.

• Хотя этому ребенку есть 11 лет, у него проблемы с обучением, и его мать думает, что он не
поймет вопросы. Я провела интервью, но думаю, что мать была права - часто казалось, что
он отвечает наобум или говорил то, что думает, я хотела услышать.

• Этот ребенок был одним из самых беспокойных людей, которых я когда-либо интервьюиро-
вал. Она все время вертелась и ерзала, часто вставала и бродила по комнате. Несколько раз
она ненадолго покидала комнату, но сама возвращалась. И хотя ей нравилось, что ее интер-
вьюируют, было очень трудно удержать ее внимание на том, что я спрашивал - она сильно
отвлекалась.

• Когда я дошла до раздела Д и спросила о возможных травмах, он упомянул, что попал в


ужасную автомобильную катастрофу, но добавил, что ничего не хочет об этом говорить. Он
казался очень расстроенным и очевидно не желал отвечать на дальнейшие вопросы на эту
тему.

• Пройдя часть интервью, она сказала, что сыта по горло, и скоро начнется ее любимая теле-
программа. Я предложил прерваться и закончить интервью в другой день, но она сказала,
что просто хочет разделаться с этим. С этого пункта она говорила "Нет" на все скрининго-
вые вопросы - это могло быть и верно, но вполне возможно, что она отрицала проблемы по-
тому, что хотела ускорить интервью.

У Вас есть возможность записать свои наблюдения в конце интервью.

10