Вы находитесь на странице: 1из 4

Нарциссизм По Доверенности

Некоторые выжившие жертвы нарциссического насилия перенимают роль и


осанку мученика, "профессиональной" жертвы. Поступая таким образом, они
становятся эгоцентричными, лишёнными эмпатии, жестокими эксплуататорами.
Другими словами, они становятся нарциссами.

Оригинал статьи на английском: Narcissism by Proxy


Перевод публикуется с разрешения автора.

Вопрос:
"Заразен" ли нарциссизм? Можно ли "подцепить" нарциссизм, живя с нарциссом?

Ответ:
В профессии психиатра используется слово "эпидемиология" при описании
преобладающих психопатологий. Есть некая польза в исследовании охвата
личностных расстройств среди совокупности населения. Умственное здоровье –
это ощутимый исход тонкого взаимодействия между средой и воспитанием,
генетикой и культурой, мозгом, взрослением и социализацией.

Но являются расстройства личности заразными заболеваниями?

Ответ более сложен, чем простое "да" или "нет". Расстройства личности не
заразны в ограниченном, строго медицинском смысле. Они не передаются
патогенами от одного индивида другому. Они лишены многих основных
признаков физио-биологических эпидемий. Однако, они передаются.

Во-первых, есть прямое, межличностное влияние.

Случайная встреча с нарциссом скорее всего оставит неприятное послевкусие,


замешательство, боль или злость. Но эти мимолётные реакции не имеют
длительного эффекта и угасают по прошествии времени. По-другому обстоит
дело с более продолжительными взаимодействиями: женитьба, партнёрство,
сожительство, совместная работа или учёба, и так далее.

Нарцисс отмахивается. Наши реакции на нарцисса – поначалу насмешки, изредка


злоба или фрустрация – склонны накапливаться и образовывать дефективный
осадок. Постепенно, нарцисс искажает те личности, с которыми он находится в
постоянном контакте, вовлекает их в свою болезненную грибницу,
перенаправляет и подавляет их. После успешного клонирования нарцисс
использует повреждённых им людей как нарциссических посредников, как
нарциссические механизмы опосредованного нарциссизма.

Нарцисс пробуждает в нас эмоции, которые в массе своей негативны и


неприятны. Изначальная реакция, как мы уже говорили, скорее всего
насмешливость. Нарцисс – помпезный, невероятно эгоцентричный, ложно
грандиозный, сгноенный и чудаковатый (даже в своей манере речи склонный
быть неестественным и архаичным), часто вызывает ухмылки вместо обожания.

Но развлекательная ценность быстро падает. Поведение нарцисса становится


надоедливым, раздражающим и обременительным. Усмешки сменяются гневом, а
затем и неприкрытой яростью. Неадекватности нарцисса столь вопиющи, а его
отрицание и другие защитные механизмы столь примитивны, что мы то и дело
обнаруживаем, что кричим на него, упрекаем его или даже бьём его в буквальном
и фигуральном смысле.

Устыдившись таких реакций, мы также начинаем испытывать вину. Мы


оказываемся привязанными к умственному маятнику, раскачивающемуся между
отвращением и виной, яростью и сожалением, лишёнными эмпатии и совести.
Плавно мы усваиваем те самые характеристики нарцисса, о которых так
сокрушались. Мы становится столь же бестактными как он, столь же лишёнными
способности сопереживать и проявлять вежливость, столь же невежественными
относительно эмоционального макияжа других людей и столь же ограниченными.
После воздействия болезненного гало нарцисса, мы "заражаемся".

Нарцисс вторгается в нашу личность. Он вынуждает нас реагировать таким


способом, каким ему этого могло бы хотеться, имей он наглость или понимание
(механизм, известный как "проективная идентификация"). Мы истощены его
эксцентричностью, его грандиозностью, его постоянным особым
предназначением.

Нарцисс непрестанно, категорично и даже агрессивно предъявляет запросы


своему людскому окружению. Он привязан к Нарциссическому Ресурсу:
восхваление, обожание, согласие, внимание. Он вынуждает окружающих лгать
ему и переоценивать его достижения, таланты и заслуги. Живя в нарциссической
выдумке, он вынуждает своих родных и близких присоединиться к нему.

Проистекающее измождение, отчаяние и ослабление воли поступают в полное


распоряжение нарцисса. Он проникает через эту ослабленную защиту и, как
Троянский конь, ещё глубже "впрыскивает" свой смертельный заряд. Постепенно,
все те, кто к нему близок, обнаруживают себя имитирующими и эмулирующими
его черты личности. Нарцисс также не сдерживается от запугивания их с целью
получить согласие с его командами.

Нарцисс принуждает людей вокруг себя, тонко используя процессы вроде


закрепления и выработки условных рефлексов. Стараясь избежать неприятных
последствий от невыполнения его желаний, люди скорее будут терпеть его
запросы и потакать его капризам. Чтобы не встречать его ужасающую ярость, они
"срезают углы", притворяются, участвуют в его шарадах, лжи, и вовлекаются в
его грандиозные фантазии.

Нежели чем сносить агрессивные придирки, они «уменьшаются» и сжимают свои


личности. Делая всё это, они обманывают себя, говоря, что избежали худших
последствий.

Но всё худшее только впереди. Нарцисс ограничен, стеснён, удерживаем и


подавлен особыми структурами его личности и его расстройством. Существует
много типов поведения, которые для него неприемлемы, многие реакции и
действия "запрещены", многие желания задушены, многие страхи несокрушимы.

Нарцисс использует окружающих, как отдушину для всех этих подавленных


эмоциональных и поведенческих моделей. Проникнув в их личности, изменив их
через трение и эрозию, сделав их совместимыми с его собственным
расстройством, обеспечив подчинение своих жертв, он стремится занять их
ракушки. Затем он вынуждает их делать то, о чём всегда мечтал сам, чего часто
жаждал, что постоянно боялся сделать.

Используя всё те же процедуры принуждения, он подталкивает своих приятелей,


супруга, партнёров, коллег, детей и сотрудников к сотрудничеству по поводу
выражения подавленной стороны его личности. В то же время, он отрицает их
размытое подозрение, что при совершении этих действий их личность заменяется
его личностью.

Нарцисс может, таким образом, извлекать (компенсаторно, через чужие жизни)


столь желанный для себя Нарциссический Рерурс. Он вербует в свою армию зомби
преступные, романтические или героические побуждения. Он вынуждает
путешествовать их далеко и быстро, руша все нормы, играя ва-банк, никого не
боясь – вкратце: он преобразует их в то, чем сам никогда быть не мог.
Нарцисс жаждет внимания, восторга, изумления; в противном случае на головы
его поверенных извергаются ужасающие реакции. Он потребляет
Нарциссический Ресурс, текущий через эти человеческие акведуки его
собственной конструкции. Такой нарцисс склонен использовать фразы вроде "Я
создал его", "Он был ничем до того как встретил меня", "Он – моё творение", "Она
научилась всему что знает от меня и за мой счёт", и так далее.

В достаточной мере обособленный – и эмоционально, и легально – нарцисс бежит


с места преступления, когда дела начинают идти туго. Часто такое поведение,
действия и эмоции, вызванные посредничеством к нарциссу, ведут к суровым
последствиям. Эмоциональный или юридический кризис, физическая или
материальная катастрофа – частые исходы разыгрывания нарциссических карт.

Жертва нарцисса не оснащена для противодействия кризисам, составляющим


ежедневный порцион нарцисса, и которым теперь он или она вынуждены
противостоять по нарциссической доверенности. Поведение и эмоции,
возложенные нарциссом, чужды, и жертва испытывает когнитивный диссонанс.
Это лишь ухудшает ситуацию. Но нарцисс редко остаётся смотреть, как его клоны
корчатся и страдают.

При первом же знаке опасности, он исчезает. Этот акт растворения не


обязательно происходит физически или географически. Нарцисс в самом деле
знаток в том, что касается эмоционального исчезновения и ускользания его от
моральной и правовой ответственности (несмотря на его постоянное
самооправдывающее морализаторство).

И именно там и тогда его семья и узкий круг открывает его подлинную натуру: он
использует и сбрасывает людей со счетов легко и бесцеремонно. Для него люди
либо "функциональны" и "полезны" в его погоне за Нарциссическим Ресурсом,
либо нет. Но в обоих случаях они не люди, но объекты, или всего лишь
мультяшки. Из всех болей, навлекаемых нарциссом, это резкое и презрительное
сбрасывание со счетов, вероятно, самое сильное и болезненное.

Когда Жертвы Становятся Нарциссами

Взаимодействие между нарциссом (или психопатом) и его жертвой не очерчено


явно. Многие жертвы разворачивают нарциссические защиты, нарциссически
уязвлены, и приходят в ярость в точности как и нарциссы. Они прогибаются под
своих агрессоров в первую очередь потому, что им нравится быть в центре
внимания и удостоверяться в ими же возложенной на себя уникальности. Нарцисс
хорош в том, что касается способов, вынуждающих его жертв вести себя таким
образом. После, когда жертвы обесценены и оставлены, они получают щемящие
нарциссические раны и реагируют нескрываемой злобой.

Некоторые перенимают роль профессиональной жертвы. Делая так, они


становятся эгоцентричными, лишёнными эмпатии, жестокими эксплуататорами.
Другими словами, они становятся нарциссами. Роль "профессиональных жертв" –
людей, чьё существование и даже сама идентичность покоится лишь на их
жертвенности – хорошо изучено виктимологией. Эти исследования не назовёшь
приятным чтением.

Эти жертвы-"профи" часто более жестоки, мстительны, едки, лишены


сострадания и разрушительны, чем их же агрессоры. Они делают из этого
карьеры. Они идентифицируются с этой ролью вплоть до исключения всего
другого. Этой опасности необходимо избежать. И это именно то, что я называю
"Нарциссический Микроб" или "Нарциссизм По Доверенности".
Заражённые питают (ложную) иллюзию, что они могут вычленить их
нарциссическое поведение и направить его исключительно на нарцисса. Другими
словами, они доверяют своей способности изолировать управление собой и быть
одновременно агрессивными по отношению к нарциссу, и цивилизованными и
сострадательными к другим, действовать со злобой относительно нарцисса, и с
христианскую милостью ко всем другим.

Они цепляются за "теорию вентиля". Они верят, что могут включать и выключать
свои негативные чувства, агрессивные вспышки, свою мстительность и
реваншизм, свою слепую ярость, своё неразличающее суждение. Это, конечно,
неправда. Эти модели поведения протекают через ежедневную деятельность, по
отношению к безвинным соседям, коллегам, членам семьи, сотрудникам или
покупателям.

Никто не может быть отчасти или на время мстительным и критикующим, так же


как нельзя быть отчасти беременной. К своему ужасу, эти жертвы обнаруживают,
что они мутировали и преобразовались в свой худший ночной кошмар: в нарцисса.

Такой ценой они открывают для себя истину, что нарциссизм заразителен, и
многие жертвы сами склонны становиться нарциссами: злобными, порочными,
лишёнными сопереживания, эгоистическими, эксплуататорскими,
разрушительными и жестокими.

Автор: Сэм Вакнин


Перевод: Шутов Ю.Г., 2010

Об авторе:
Сэм Вакнин (http://samvak.tripod.com) - автор книг "Злостная Любовь К Себе",
"Пересмотренный Нарциссизм" и"После Дождя- Как Запад Потерял Восток", и
многих других (бумажных и электронных) публикаций на темы из психологии,
отношений, философии, экономики и международных отношений.

Он был корреспондентом для Central Europe Review, Global Politician, Pop


Matters,eBook Web и Bellaonline, и - в качестве Главного Бизнес-Корреспондента -
для United Press International (UPI). Он также был редактором категорий,
относящихся к душевному здоровью и Центрально-Восточной Европы в The
OpenDirectory и Suite101.

Вы можете посетить сайт Сэма по адресу http://samvak.tripod.com

Оценить