Вы находитесь на странице: 1из 3

7.

Дипломатическая борьба в ходе Крымской войны (1853-1856)

В ходе Крымской войны дипломатическая деятельность великих держав


сосредотачивалась преимущественно в Вене. Австрийской дипломатии
приходилось решать очень трудную задачу: заставить Николая I убрать войска из
Дунайских княжеств, не рассорившись при этом с царем, но и не рассердив Париж
и Лондон.

Что касается Англии и Франции, то по мере развития военных действий все


больше выявлялись разногласия между союзниками. Лорд Пальмерстон в письме
к Дж. Росселю выступал за ослабление России и даже исключение ее из числа
великих держав; предполагалось вернуть Аландские острова и Финляндию
Швеции; Прибалтийский край — Пруссии; Королевство Польское должно было
быть восстановлено как барьер между Россией и Германией; Дунайские
княжества и устье Дуная отошли бы к Австрии; Крым и Кавказ предлагалось
отобрать у России и передать Турции.

Пока шли военные действия, Париж против этого не возражал; как видно,
программа была составлена так, чтобы привлечь на сторону Англии и Франции
новых союзников. Но после падения Севастополя Луи-Наполеон сделал все,
чтобы сорвать эти планы: Франция была объективно заинтересована в сильной
России. Но все эти разногласия выявились после военного поражения России.

В Санкт-Петербурге далеко не сразу поняли всю опасность дипломатической


блокады России; иллюзии начали развеиваться только в начале

1854г., после провала миссии Алексея Фёдоровича Орлова в Вену (январь —


февраль 1854 г.). Император Франц-Иосиф I ясно дал понять, что он
заинтересован в сохранении целостности и независимости Турции и в выводе
русских войск из Дунайских княжеств. В июне 1854 г. Николай I был вынужден
отдать приказ о выводе русских войск из Молдавии и Валахии; в противном
случае ему пришлось бы воевать еще и с Австрией.

18 июля Наполеон III выдвинул свои "четыре пункта":

1) Дунайские княжества поступают под общий протекторат Франции, Австрии,


России, Англии и Пруссии;

2) все эти пять держав объявляются коллективными покровительницами всех


христианских подданных султана;

3) эти же пять держав получают коллективно верховный надзор и контроль на


устьях Дуная;

4) договор держав с Турцией о проходе судов через Босфор и Дарданеллы 1841


г., должен быть коренным образом пересмотрен.
Хотя российский посол в Вене Л. М. Горчаков настоятельно советовал принять это
предложение, царь Николай на него не ответил: видимо, в Санкт-Петербурге все
еще надеялись на доблесть русского оружия. Император согласился на эти
условия лишь в ноябре 1854 г., когда англичане и французы уже высадили десант
в Крыму и осадили Севастополь.

К концу 1855 г. наметились серьезные разногласия в антироссийской ("Крымской")


коалиции. Так, Наполеон III испытывал все меньше желания продолжать
сухопутную войну против России, в ходе которой преимущественно лилась бы
французская кровь.

Вес эти разногласия между членами Крымской коалиции проявились в полной


мере в ходе проходившей в Вене в марте — июне 1855 г. конференции с участием
представителей Англии, Франции, Австрии и России, а также Турции.

В ходе конференции союзники потребовали, чтобы Россия разоружила


Севастополь, гарантировала целостность Турецкой империи и признала
ограничение своего военного флота на Черном море. А. М. Горчаков заявил о том,
что Россия соглашается только "уважать" целостность Турции, но не
гарантировать ее. Требование об ограничении суверенных прав России на
Черном море было отклонено.

А. М. Горчаков пытался смягчить жесткие требования противников, однако это ему


не удалось. Среди союзников возникли разногласия, и в июне 1855 г. Венская
конференция была объявлена закрытой. Однако вряд ли эту конференцию можно
было считать полной неудачей для российской дипломатии: ведь именно в ходе
Венской конференции 1855 г. были установлены неофициальные контакты между
российским послом в Вене и доверенным лицом Луи-Наполеона — Шарлем де
Морни.

Однако канцлер Карл Васильевич Нессельроде допустил серьезный промах,


известив об этих контактах Австрию. Результатом этого промаха стал австрийский
ультиматум России (2 декабря 1855 г.), в котором были выдвинуты гораздо более
жесткие условия, чем наполеоновские "4 пункта"; в частности, Россия должна
была отказаться от покровительства православному населению Порты, пойти на
территориальные уступки Молдавии, ей запрещалось держать свой флот на
Черном море. В случае отклонения ультиматума Австрия была готова
присоединиться к антирусской коалиции.

Хуже всего было то, что Пруссия фактически поддержала австрийский


ультиматум. Итак, из пяти великих держав — членов "европейского концерта" —
четыре заняли явно антироссийскую позицию. Таким образом, Россия оказалась в
полной международной изоляции. 15 января 1856 г. на совещании у императора
Александра II (Николай I скончался в начале 1855 г.) было решено принять
условия австрийского ультиматума в качестве предварительных условий мира.

В ходе Парижского конгресса (25 февраля 30 марта 1856 г.) главе российской
делегации (князю Алексею Федоровичу Орлову) удалось наладить неплохой
личный контакт с императором французов — и это предопределило
относительный успех русской дипломатии на конференции. Это сближение было
объективно обусловлено — Франции нужна была Россия, хотя бы для того чтобы
уравновесить Австрию и (возможно) Пруссию. А вот чего Парижу совершенно
было не нужно — так это таскать для англичан каштаны из огня. Далеко не все
требования Лондона к России в ходе Парижского конгресса Франция была готова
поддержать — и вот тут-то пригодились личные беседы А. Ф. Орлова с
Наполеоном III: глава российской делегации на основе этих бесед составил себе
довольно точное представление не только об основной, но и о резервной позиции
Парижа.

В результате российской делегации удалось добиться:

1) отказа от требования о срытии русских укреплений на Черном море;

2) отказа от требования о нейтрализации Азовского моря;

3) вывода австрийских войск из Молдавии и Валахии.

Это последнее достижение российской дипломатии было одновременно и


сильнейшим ударом по Австрии: она ничего не получила за свой ультиматум
России от 2 декабря 1855 г.