Вы находитесь на странице: 1из 130

СВЯЩЕННИК

Д И О Н И С И Й ТАЦИС

ПАЛОМНИЧЕСТВО
В МОНАСТЫРЬ
Перевод с новогреческого
УДК 27-57
ББК 86.372
Т24

Перевод с новогреческого
А. Ю. Никифоровой

Священник Дионисий Тацис


Т24 Паломничество в монастырь.— М.: Издательство
Московского Подворья Свято-Троицкой Сергиевой
Лавры, 2009.— 128 с.
ISBN 9 7 8 -5 -7 7 8 9 -0 2 3 3 -6
Священник Дионисий Тацис — автор книг о присно­
памятном великом старце Паисии Святогорце и его
близкое духовное чадо — открывает нам сегодня нового
духоносного и Богом просвещенного старца, который
делится с благочестивым читателем своими мыслями о
самом главном — как спасаться в современном мире.
ББК 86.372

© Никифорова А. Ю., перевод на


русский язык, 2009
© Московское Подворье Свято-
Троицкой Сергиевой Лавры,
ISBN 9 7 8 -5 -7 7 8 9 -0 2 3 3 -6 2009
К читателю
Книгам священника Дионисия Тациса мы
обязаны очень многим, именно они открыли ми­
ру великого старца Паисия Святогорца, имя ко­
торого вызывает сегодня благоговение и любовь
в сердцах многих и многих верующих в самых
разных уголках нашей планеты. Отец Дионисий
был не только одним из ближайших духовных
чад и учеников старца Паисия, их связывало не­
что большее, некое неуловимое духовное срод­
ство и общая родина — благословенное Богом
скромное греческое селение Коница.
Когда в 1958 году старец Паисий вернулся ту­
да со Святой Горы Афон, чтобы восстановить мо­
настырь Стомион, будущий отец Дионисий был
совсем еще юным, и его духовное становление шло
под руководством старца Паисия. Следующие
36 лет, до самой кончины благодатного старца Па­
исия в 1994 году, отец Дионисий часто бывал у не­
го и поддерживал с ним переписку и самую тесную
духовную связь. Из книг, написанных отцом Дио­
нисием о старце Паисии, русскому читателю из­
вестны «Архондарик под открытым небом», «Когда
чужая боль становится своей» и «Подвижник Пана-
гуды: Воспоминания о старце Паисии».
После кончины старца Паисия отец Дионисий
создал другую замечательную книгу — антологию
изречений последних подвижников Греции, свое­
образный «Греческий патерик, изложенный по
главам». В 1996 году она вышла под названием
«Поучения старцев», а вскоре увидело свет и ее
продолжение — книга «Изречения подвижников
Греции».
Сегодня священник Дионисий Тацис пригла­
шает нас совершить вместе с ним паломничество
в затерявшийся в горах Греции скромный монас­
тырь и открыть для себя нового благодатного и
духоносного старца, послушать его отечески муд­
рые речи. Пятнадцать дней пребывания писателя-
священника в монастыре описаны им в пятнадца­
ти главах настоящей книги. Вникнем же в слова
опытного и просвещенного старца-подвижника
и напитаем свои души хлебом Божественной
мудрости и медом духовной сладости. А когда
придет время, мы узнаем и имя богомудрого
старца.
Издатели
В ТИХОЙ ОБИТЕЛИ
Поднимаюсь к монастырю Богородицы. Мне
предстоит час пути по ущелью вдоль реки. Я иду,
и душа моя успокаивается, а духовная жажда рас­
тет. Вот в глубине показалась обитель с побелен­
ными стенами и черепичной крышей, и в серд­
це моем загорается огонь. Мне рассказывали, что
в монастыре подвизается богоносный Старец,
многоопытный и ученый наставник, утешитель
душ. За спиной словно вырастают крылья: мне
впервые предстоит увидеть его. Уповаю на то, что
не разочаруюсь и подтвердится все ранее слышан­
ное мной.
Я собираюсь пробыть в монастыре несколько
дней и записать душеполезные слова Старца. В мо­
ем рюкзачке лежат блокнот, карандаш и список
вопросов для обсуждения. Обычно в подобные
поездки я не беру с собой еду и лишние вещи. В по­
следнее время оставляю дома даже фотоаппарат,
поскольку считаю его бесполезным: он запечатле­
вает лишь видимость, но не сущность личности.
Не чувствуя усталости, я добираюсь до мона­
стыря, снимаю рюкзак и ставлю его на скамейку
у входа. Наслаждаюсь царящим вокруг безмолви­
ем. Славлю Бога за еще одну сбывшуюся мечту.
Шумный ветерок вмиг сдувает капли пота со лба
и возвращает мне силы. Вот оно, первое «благо­
словение» этого святого места.
Видимо, монастырь основан веке в восем­
надцатом. На одном из камней замечаю надпись
с датой:«1742 год». Несмотря на мою слабость к ис­
тории священных обителей, сейчас не буду остана­
вливаться на этом, я заранее решил ограничиться
одним: только записать духовные беседы со Стар­
цем. Итак, не разглядывая постройки, осеняю се­
бя крестным знамением и вхожу в монастырь.

В глубине двора, там, где заканчивается ке­


лейный корпус, вижу Старца, сидящего на камне
и устремившего свой взор долу. Мои шаги нару­
шают его покой. Он поднимает голову, смотрит
на меня, затем встает, и мы лобызаем друг друга.
После оба садимся.
Для знакомства многих слов не требуется. Ста­
рец читал одну из моих книг. Это вдохновляет его
на беседу. Кроме того, ему известно о моей распо­
ложенности к монахам, а также о том, что я — час­
тый гость на Святой Горе. Лед между нами мгно­
венно тает, и появляется доверительность, кото­
рая, думаю, будет способствовать осуществлению
моих планов. Меня радует, что Старец не только
опытен духовно, но и хорошо осведомлен о том,
что сейчас происходит в Церкви и жизни совре­
менных христиан.
Делюсь с ним целью своего визита. Он заверя­
ет меня в том, что со своей стороны поможет чем
сможет, и предлагает вести беседы свободно, без
всяких «предварительно заготовленных схем» —
обсуждать любые вопросы, приходящие в голову.
Старец просит меня в моем дневнике не приукра­
шать его слов и не составлять из них «литератур­
ного произведения», но сохранить текст в просто­
те, которая принесет духовную пользу братиям во
Христе. Я даю обещание не редактировать его слог,
записывая все со смирением, не в ы д у м ы в а я спе­
циальную композицию, не подбирая изысканных
выражений.
По земле вдоль камня, на котором сидит Ста­
рец, снуют сотни муравьев. Они облюбовали себе
здесь дорожку, тут пролегает их маршрут. Посколь­
ку знакомство уже состоялось, можно переходить
к делу, и я прошу Старца прокомментировать тру­
долюбие этих крошек. Еще мне хочется узнать, как
мы должны относиться к животным, ко всей при­
роде, которая есть творение Божие. Старец играет
с муравьишкой, взобравшимся на рясу, и не спеша
отвечает на мой вопрос:
— Человек, имеющий дар сердечный, чело­
век, в котором живо тайное делание, открывает
в себе утонченную любовь не только к ближним, но
и к животным и растениям. Для него становится
невозможным причинить вред творению Божию,
тем более уничтожить его.
— Однако, Геронда*1, мы видим, что и люди,
никак не связанные с Церковью и не имеющие
ни малейшего представления о духовной жизни,
проявляют любовь к природе и встают на ее защи­
ту. Не могли бы вы сказать, какая разница между
этими двумя категориями людей?
Старец улыбается моему вопросу, потому что,
похоже, ему приходилось сталкиваться со многими
«любителями природы» и экологами. Он спокойно
продолжает:
— Как видишь, наш монастырь был основан
в чудном, привлекательном месте. Поэтому сюда
стекается немало «любителей природы». Мы их
привечаем, но зачастую бывает трудно мириться
с их наклонностями. Их служение природе ли­
шено смысла, в то время как мы относимся к при­
роде духовно. Думаю, ты понимаешь, что я имею
в виду, отче.
— Именно поэтому я и задал вам свой во­
прос, Геронда. Покажите нам, в чем заключается
этот духовный подход, ибо думаю, что он не так
уж прост.
— Напомню тебе о Святой Горе, которую ты
любишь. Люблю ее, естественно, и я. Святой Си-
луан Святогорец сопереживал всякому животному
и всякой твари. Его любовь к растениям характе­
ризует случай, описанный архимандритом Софро-
нием, составившим его жизнеописание2. «Однаж­
ды,— пишет отец Софроний,— направлялись со
святым Силуаном из Свято-Пантелеймонова мо­
настыря в свою каливу3. Расстояние — около ки-
*' Примечания и источники цитат вынесены в конец
книги. Примечания, авторство которых особо не оговари­
вается, принадлежат редактору настоящего издания.
лометра. Мы шли, опираясь на посохи. По обеим
сторонам тропы росли дикие высокие травы. В ка­
кой-то момент я ударил посохом по растению,
чтобы сбить зреющие семена. Я боялся, как бы из-
за них не заросла тропа. Святой Силуан заметил
это. Мой поступок показался ему жестоким, и он
понурил голову. Так же он относился к срыванию
листьев. Он говорил, что когда ты без нужды
рвешь листья, то это, конечно, не грех, но вызыва­
ет жалость, ибо сердце, наученное любить, печа­
лится о каждом творении Божием».
— Геронда, меня, конечно, тронула любовь
святого Силуана к природе. Но ведь мы, христи­
ане, живущие в миру, не можем достичь такой
духовной высоты. Мы не умеем любить даже друг
друга. Наше сердце черство, быть может, потому,
что это сердце людей, которые не применяют
Евангелие к своей жизни.
— Ты прав, отче. Мне известны христиане,
которых не трогает боль братьев. Они сдержанны
во всем. Их любовь ограничивается корректным
«сочувствием» и «визитами вежливости». Но мне
не хотелось бы разрушать ту духовную атмосферу,
которую создал святой Силуан. Давай продол­
жим. Святые не особенно умиляются красотами
зримого мира. Их ум обращен в сердце и занят
непрестанной молитвой. Однако в часы отдыха
они устремляют свой взор на красоты природы
и восторгаются величием творения. Через него
они созерцают Божественную славу и обраща­
ют сердца к Богу, поясняет архимандрит Со-
фроний.
—Думаю, это правило для всех христиан,— не­
решительно поддерживаю я Старца,—восхищаться
красотами природы и восходить ко Творцу. Я чи­
тал книгу архимандрита Софрония и прекрасно
помню, как святой Силуан говорил: когда радость
о Боге жива в человеке, он чувствует, что мир пре­
красен, и его душа от созерцания зримого мира
приходит в состояние «ощущения Бога живого и
дивного во всем».
— Давай сделаем еще один шаг вперед. Лю­
бовь человека духовного проявляется и в отно­
шении к животным. Я припоминаю одного поч­
тенного святогорского старца, который при виде
муравьишки, бегущего по его рясе, прерывал бесе­
ду, брал его на руку и выносил во двор каливы со
словами: «Слава Тебе, Боже». Непременные усло­
вия такой любви — чистота и духовное бодрство­
вание. Человек Божий незлобив. Он не желает зла
никому, даже животным. Вы не представляете, от-
че, какую тревогу я испытываю, когда иду и вижу
перед собой копошащихся букашек: переживаю,
как бы на них не наступить. Меня научил один
святой монах. Когда путь ему преграждала верени­
ца муравьев, он тут же останавливался, опускался
на колени и наблюдал за непрекращающимся
движением. Он дивился муравьиной череде и пла­
кал от испытываемого при ее виде волнения. Это
был человек Божий. Он же, заслышав, как шур­
шит в сухих летних травах едва-едва ползущая че­
репаха, умолкал, чтобы не напугать ее. Он радо­
вался встрече и дивился этому несущему свой дом
и не знающему забот животному, возраст которо­
го достигает, как известно, ста пятидесяти —двух­
сот лет.
Старец, встревожась, поднимается со своего
места и уходит в кухню. Вскоре он возвращается
с подносом и предлагает мне кофе и лукум со
словами:
— Прости меня, брат, что до сих пор не уго­
стил тебя. Я увлекся разговором и позабыл об
этом, видя твой живой интерес к беседе.
— В самом деле, Геронда, меня тронули ваши
слова. Мне вспомнился случай. Несколько лет то­
му назад я побывал в одном маленьком монасты­
ре. Выходя из него, у основания стены я заметил
змею. Она грелась на осеннем солнышке. Чуть за­
слышав мои шаги, она медленно поползла вдоль
ограды. Я молча глядел на нее. На ее спине выде­
лялась ломаная линия со всякими узорами. Пер­
вый раз в жизни на таком близком расстоянии
мне пришлось столкнуться с живой змеей. Одна­
ко я не испытал ни малейшего испуга, а, наоборот,
ощутил необыкновенную радость. Я даже жалел
ее, зная, что вот еще несколько дней, и она впадет
в зимнюю спячку.
— Да, тема наша широка. Можно привести
много примеров из жизнеописаний святых, пото­
му что они любили диких зверей. И дикие звери
отвечали им взаимностью, становились ручными
и выполняли повеления подвижников. Вероятно,
в другой день мы вернемся к этой беседе. Думаю,
что из всего, о чем мы говорили сегодня, можно
сделать такой вывод: человеку надо иметь сердце,
сострадающее всякой твари. Излишни коммента­
рии насчет того, что «любители природы и жи­
вотных» к людям духовным не относятся. Они
берегут природу, но одновременно пренебрегают
Творцом. Порой они ведут себя даже вызываю­
ще, проявляя чрезмерную заботу о животных и
расходуя на них огромные средства, но при этом
оставаясь безучастными к бедности и обездолен­
ности ближних. Они не позволяют благодати
Божией осенить их и живут с закрытыми духовны­
ми очами, не умея радоваться природе подлинной
и боголюбивой радостью.
Беседа со Старцем растрогала меня. Во мне
произошло первое священное изменение: я чув­
ствую необходимость уединиться, чтобы воздать
славу Богу. Старец, заметив мое желание, прово­
жает меня в маленькую комнатку отдохнуть. Он
говорит, что вечернее богослужение начнется
позднее обычного, потому что еще не вернулся из
леса молодой монах брат Панарет, заготавливаю­
щий на зиму дрова.
В своей келье я славословлю Бога. Я счаст­
лив. Из единственного окошка открывается вид
на глубокое ущелье с рекой, извивающейся у под­
ножия гор.

Стук била зовет на вечерню. Выйдя из кельи,


я знакомлюсь с монахом Панаретом. Меня впе­
чатляет его благолепный вид. В храме внимаю сми­
ренному пению Старца и его послушника. Их мо­
ление горячо и именно этим ценно. Я подпеваю.
После отпуста мы втроем садимся на ступени хра­
ма. Радуюсь, что беседа продолжится, хотя дневной
свет уже уступил место сумраку ночи. Несколько
минут длится молчание. Я не осмеливаюсь загово­
рить первым. Жду, чтобы Старец начал беседу.
Природа на этот раз не дает нам никакого повода
к беседе — вокруг не видать ни зги. И вот Старец
нарушает молчание:
— Каждый вечер мой ум обращается ко Граду
грядущему, о котором говорит апостол Павел: не
имамы зде пребывающаго града, но грядущаго взыс-
куем (Евр. 13, 14). Жаждем Царства Небесного.
И стараемся, каждый в меру сил, обеспечить себе
пребывание в нем. Уже здесь, на земле, покуда мы
дышим, необходимо радеть о стяжании вечной
жизни. Многие дороги ведут в рай. Я не разделяю
мнение, будто грядущий Град нам обеспечит лишь
монашеский путь. Люди по своему призванию, в
меру любви и духовности идут по наиболее близ­
кому им пути.
— Современные христиане переживают, что не
сподобятся рая из-за того, что множество обязан­
ностей и житейских попечений препятствуют их
духовной жизни. Нужно как-то их утешить. По­
этому мне бы хотелось, чтобы вы пролили свет на
истинное положение вещей.
Старец подтверждает, что и вправду большин­
ство христиан живут в волнении и тревоге, если не
сказать отчаянии, относительно своего спасения.
Он продолжает:
— Возьмем пример из современной жизни.
В областной город из всех районов устремляются
люди на заработки. Они достигают пункта назначе­
ния, следуя различными путями, проспектами,
тропинками и дорожками. Один добирается на ма­
шине, другой —на лошади, третий — пешком. По­
добным образом и христиане приходят различны­
ми путями в рай: хотя они и отправляются каждый
из своего дома, но пункт назначения у них один.
В Церкви мы видим благословенное разнообра­
зие, и оно не должно нас удивлять. Достаточно
жить со смирением и сознанием своей греховно­
сти. Ведь есть братья, имеющие склонность к мис­
сионерской деятельности, а есть те, кто тяготеет
к социальному служению; отнюдь не многие устре­
млены к монашеству. Большинство предпочитает
суровую жизнь в миру с ее искушениями и трудно­
стями. Иными словами, каждый идет своей доро­
гой, и это не мешает всем стремиться в грядущий
Град. Даже внутри монашества представлены мно­
гие уклады жизни. На Святой Горе, например, есть
общежительные монастыри, скиты, кельи и аске-
тирии4; все они осеняются покровом Божией
Матери. Освященные и соединенные взаимной
любовью, их насельники возрастают вместе,
молятся вместе и поддерживают друг друга. Мы
же, немощные существа, «совершенны» только в
своих суждениях, поэтому вечно переживаем сами
и заставляем переживать других.
— Ваши слова, Геронда, утешают меня. Я вспо­
минаю письмо, присланное мне когда-то давно
одним святогорским старцем в ответ на мои тре­
воги и сомнения относительно супружеской жиз­
ни. Он писал мне, что «цель состоящих в браке
людей — вести духовную брань, с рассуждением
и любочестием, дабы вкусить хотя бы немногих
Божественных сладостей. Таким образом женатые
люди очищаются и достигают рая, легко ступая по
извилистой дороге. А монахи взбираются на ска­
лы и покоряют вершины и так восходят в рай».
Помню, получил великое утешение от его слов.
Мне тогда казалось, что брак есть нечто греховное
и отрезающее дорогу в рай. Я мучился тем, что
вера, словно петля, сдавливала мне шею.
Старец внимательно слушает и, когда я закан­
чиваю, говорит:
— Верующим нужны от нас слова утешения.
Мы, священнослужители, несем огромную ответ­
ственность. Ты верно заметил, отче, и коснулся
очень острой проблемы, она мучает многих цер­
ковных людей (я имею в виду брак и связанные с
ним трудности). Надеюсь, мы сможем серьезно
обсудить ее. А сейчас давай вернемся к теме наше­
го разговора.
Хорошо, если путь к грядущему Граду будет
кратчайшим и прямым. Но никогда не знаешь, что
случится в пути. Добивается успеха тот, кто обес­
покоен своей духовной недостаточностью и через
невидимую брань стремится к преуспеянию.
Многие полагают, что духовная жизнь — это хра­
нение какого-то консервативного, неизменного
образа жизни. Это, конечно, основной принцип.
Но человек не должен здесь останавливаться. Не
прилепляться к шаблонам, но двигаться вперед,
устремив глаза души к небу и взирая на красоты
горних зрелищ, всю любовь преложив в стремле­
ние к тамошнему миру. Все земное ему покажется
ничтожным и по большей части бессмысленным,
как говорит святой Феодор Студит5. Путь челове­
ка станет легким, а духовное шествие — прият­
ным. Сам же он сделается альпинистом Божиим.
Трезвое рассуждение его души будет восстановле­
но, и он, облаченный в доспехи любви Христовой,
предвкусит рай.

Глубокая ночь. Старец благословляет нас, и мы


расходимся. Спать не хочется. Один в своей келье я
сажусь и пишу:
«На пути в рай мне встретятся многие искуше­
ния и преграды. Диавол постарается увлечь меня
за собой, сбить на свою дорогу. Он прибегнет к
разным уловкам. В этом нет сомнения, это хорошо
известно. В одной книге, которая перенесла меня
в давние времена, я читал об авве Макарии. Он
удалился в глубь пустыни для усиленной молитвы
и изучения Писания. Там ему пришлось беседо­
вать с диаволом, от которого он выведал о его коз­
нях. Выглядел диавол, которого видел авва, не­
обычно — чудаковато и бесстыже. Он весь был
увешан множеством больших и маленьких кув­
шинчиков, причем из каждого торчало перо. Авва
спросил диавола, зачем он таскает на себе эти кув­
шинчики. Лукавый не устоял перед настойчиво­
стью аввы и раскрыл свои ловушки, которые он
расставляет перед людьми, чтобы запугать их и за­
ставить исполнять его волю. Бес объяснил:
“Когда я вижу человека, готового приступить
к изучению Священного Писания, то помазываю
его пером, обмакнув в кувшинчик, привязанный
к моей голове. Мигрень начинает раскалывать его
голову, и он бросает душеполезное чтение. Тому,
кто собирается на ночное бдение, я смазываю гла­
за жидкостью из другого кувшинчика, что у моих
ресниц, и насылаю на него такую дремоту, что он
тотчас падает в постель. Кувшинчики у моих ушей
содержат зелье непослушания. С ним я охочусь за
послушниками. Содержимым кувшинчика, вися­
щего у меня под носом, я подпаиваю юношей,
чтобы разжечь в них плотское желание. Из кув­
шинчика возле моего рта я пою воздержных,
чтобы вызвать у них обжорство, других же — д ля
болтливости и сквернословия. Кувшинчик, что
ношу на шее, возбуждает гордость и высокомерие.
Другой, что ты видишь у меня на животе, содержит
равнодушие и распутство. В остальных — зависть,
убийство, воровство и прочие пороки. С помощью
кувшинчиков я сбиваю людей с прямого пути и ве­
ду их куда захочу, увлекая к погибели”».
Славословлю Бога за первый мой принесший
духовные плоды день в монастыре.

ЖАЖДА БОГА
После утренней службы Старец приводит меня
на балкон, с которого открывается самый впечат­
ляющий в монастыре вид на горы во всем их вели­
колепии. Сюда еще не заглянуло солнце, и нас
обдувает неласковый ветерок. Старец начинает бе­
седу словами Христа: Если кто жаждет, пусть
придет ко Мне и пьет (ср.: Ин. 7, 37). И поясняет:
— Многие люди мечтают о внутреннем покое
и блаженстве духовной жизни. В поисках этого
они обращаются к религии. Однако быстро разо­
чаровываются, не соблюдая необходимых для до­
стижения желанного результата условий. Они
ограничиваются теорией, поэтому жажда их души
остается неудовлетворенной. На путь Церкви че­
ловек должен вступить для духовной работы над
добродетелями и для покаяния. Духовная жажда
ведет к пренебрежению материальными и земны­
ми вещами. А это значит, что основной интерес
обращается к Богу. Как и любой человек, христи­
анин имеет потребность в материальных благах,
старается их приобрести, ради этого работает, как
все, но не позволяет сердцу прилепляться к ним.
Первая его забота — научиться истинному покая­
нию. Для этого он советуется с опытным духовни­
ком, которому оказывает послушание и наставле­
ния которого принимает, словно они исходят из
уст Самого Бога, по слову святого Симеона Ново­
го Богослова6.
Внимательно слушаю Старца и хочу, чтобы он
углубился в эту тему. Я сетую на то, что не так-то
просто встретить опытного духовника, хотя сейчас
мы нередко говорим о священнослужителях, наде­
ленных многими духовными дарованиями. Я про­
шу Старца закончить мысль о священном измене­
нии, которое претерпевает душа, жаждущая Бога,
и он продолжает:
— Вижу, брат, что ты не забываешь о цели
своего визита в наш монастырь. Ты все время ста­
раешься вызнать о моем личном духовном опыте.
Но не горячись понапрасну: у меня нет какого-то
особенного личного опыта. А вот то, что пережили
прежде нас святые и записали в своих сочинениях,
мы читаем сегодня для укрепления и поддержа­
ния, насколько это в наших силах, церковного
Предания. Но мы отвлеклись.
Человек, жаждущий Бога, находит отдохно­
вение в Священном Писании и у святых отцов.
Он денно и нощно изучает их творения, подчер­
кивает абзацы и заучивает наизусть фрагменты,
которые трогают его душу и даруют ей утешение.
Душа услаждается и вкушает невыразимые духов­
ные плоды умиления. Припоминаю дивные слова
святого Симеона Нового Богослова о первом ду­
ховном опыте, который приобретает человек,
обратившийся к Богу: «Непрестанно держащий
в мысли повеления Божии и ими денно и нощно
руководствующийся, умом и осязанием о них
помышляющий и со тщанием работающий ли­
шается памятования о мире, житейских вещах,
деньгах и в особенности о родных; он сродняется
духовному»7.
С течением времени и в зависимости от того,
насколько человек посвящает себя духовной бра­
ни, он преуспевает. Страсти отступают, и сердце
умягчается. В нем водворяются смирение и плач.
Смирение, как известно, порождает плач, а плач
углубляет смирение. Вот первый духовный опыт.
Старец делает краткую паузу. Он хочет убедить­
ся в том, что развеивает мои духовные сомнения.
Я заверяю его, что сказанное успокаивает меня,
ибо созвучно моему собственному опыту, приобре­
тенному после принятия окончательного решения
обратиться к Богу, стать священником и сделать
рясу своей пожизненной одеждой. Я прошу его
продолжать, он улыбается и заканчивает мысль:
— Тогда человек делается податливым и чут­
ким. Всему, с чем он сталкивается в жизни, он
радуется и все воспринимает как дар Божий. Ему
нравится удаляться, насколько это возможно, от
мира, отыскивать уединенные места, помогающие
собраться с мыслями и вселяющие в душу мир. Он
отдает предпочтение пешей прогулке и завершает
ее в сельской церквушке или в каком-нибудь див­
ном месте. Там он благодарит Бога за духовные
блага, которые начинает вкушать. Там он получает
иное ощущение жизни и воспринимает все иначе.
Красота природы, к примеру, дает ему повод для
духовного делания и восхождения умом к Богу. На
тень дерева он смотрит как на место, пригодное
для молитвы, а не для телесного отдохновения. Он
пьет воду из источника, а уста его повторяют:
«Слава Тебе, Боже». Птичьи трели побуждают его
к продолжению молитвы. Одним словом, он смот­
рит на чувственный мир духовными очами, как на
образ мира невидимого.
—Это благое изменение, Геронда, не удостоит­
ся похвалы от мирских людей, не способных по­
нять его. Они начинают беспокоиться и пытаются
противодействовать, видя, что нечто подобное
происходит с кем-нибудь из «своих». Родные и
друзья замечают изменения в речи, поведении, ин­
тересах уверовавшего и удивляются. Они не подо­
зревают, что в душе человека действует Христос,
дарующий ему духовную сладость, которая не срав­
нится ни с телесными наслаждениями, ни с други­
ми удовольствиями мира.
— Не только это, брат мой. Человек, вошед­
ший в радость Господа, должен объяснить всем
испытывающим за него тревогу, что стремление
к Сладчайшему Иисусу невыразимо словами. Это
некое высшее духовное состояние, непонятное
тем, кто подобных переживаний не испытал. Как
ребенок, не знающий алфавита, не может читать,
так не в состоянии постичь духовные вещи тот, кто
не выучил алфавит духовной жизни.
— Так же, с таких же духовных опытов, начи­
нают и монашествующие. Раз и навсегда отречься
от мира решается только тот, кто переживает по­
добные опыты в высшей полноте. Монахи —
высокочувствительные души, как и те христиане,
которые вкусили плодов духовной жизни. Естест­
венно, что вторым приходится отвлекаться на мно­
гочисленные обязанности и бесконечные житей­
ские попечения.
— Добавлю кое-что еще,— говорит Старец.—
Духовная жизнь, которой живет монах, не отли­
чается от той, которой призван жить христианин
в миру. Существует лишь внешнее различие. В сущ­
ности, стремятся к Сладчайшему Иисусу и те и дру­
гие, и следуют они по одному пути, определенному
для всех Церковью. Но брат Панарет принес нам
кофе. Давайте ненадолго прервемся.
Затем мы встаем и спускаемся в сад, чтобы
полить помидоры и перец. Старец открывает кран
и из шланга поливает грядки. Я стою поодаль и
любуюсь его неподдельной умиротворенностью.
Он радуется плодам земли и шепотом повторяет:
«Слава Тебе, Боже». Начинаю благодарить Бога
и я. Вся окружающая природа словно говорит со
мной. Время течет тихо и насыщенно. Собираю
свой ум в таинственный чертог сердца и произно­
шу молитву в чувстве неизъяснимого торжества.
Поздно, после вечерни, мы возобновляем бе­
седу, сидя на уже знакомом мне балконе. Старец
произносит:
— Человек, жаждущий Бога и миновавший
первую стадию духовной жизни, о которой мы го­
ворили утром, вступает во вторую, уже свободный
в душе от всякого земного вожделения. Отныне
его единственное желание —верно хранить запове­
ди Бога. Им владеет священное рвение. Он беском­
промиссен к привычкам греховного мира. Он днем
и ночью изучает Евангелие и переходит к самопо­
знанию. Он видит себя, свои немощи и свою пле-
ненность страстями. Он убеждается в том, что
честолюбие затуманивает его разум, сребролюбие
не дает покоя, мучает злопамятство и ожесточает
ненависть. Его интерес теперь направлен на корни
и действия страстей, и он устремляется за знания­
ми к святым отцам, особенно к отцам-подвижни-
кам. У них он открывает ддя себя доселе неизвест­
ный мир. Убеждается, что действительно трудно
совершается восхождение по дороге, ведущей к Бо­
гу. Он близко к сердцу принимает опыты, пере­
житые святыми, смиряется и повторяет упорно
и горячо: «Господи, помилуй». Благодать Святого
Духа обновляет и возрождает его душу и тело. Он
просвещается, преображаются его душевные силы
и энергии, он становится более мужественным и
твердым в исполнении заповедей Божиих. Он до­
стигает такой степени просвещенности, что спо­
добляется зрения откровений великих таинств.
Прекраснейшее описание подобных духовных
состояний можно найти в «Оглашениях» святого
Симеона Нового Богослова8.
Старец говорит, а мне на ум приходят слова
одного афонского подвижника, который уверял,
что в духовной жизни каждый получает великую
меру Божественной сладости и переживает час­
тичку райской радости, неизреченного радования.
Поэтому я прошу Старца сказать о сладчайшем
опыте святых.
— Я не способен рассуждать об этих Боже­
ственных усладах. На это наложен запрет святым
Симеоном, который советовал «не желать постичь
не выразимое одними лишь словами, ибо это не­
возможно как для учащих об этом, так и для слу­
шающих»9. Просто я старался показать тебе, что
для духовных борцов благодать Святого Духа таит
неожиданности. Такие люди становятся выразите­
лями Бога! И это не преувеличение. Об этом гово­
рят святые Церкви, знавшие это по опыту. Цель
нас, живущих сегодня,— совершить решительный
поворот к Богу. Все остальное приложится.
Мы прекращаем беседу до завтра. Старец от­
правляется в свою келью отдыхать. Я выхожу в бе­
седку и пишу заметки. Пишу быстро, чтобы не за­
быть слова Старца.
Мои мысли прерывает брат Панарет. Он зовет
меня на кухню готовить трапезу. Однако Старец
уже опередил нас — всё на столе. Мы молча са­
димся и едим пищу, сдобренную оливковым мас­
лом. После все трое расходимся по кельям.

ПУТЬ БЕЗМОЛВИЯ
На том же самом балконе сегодня мы продол­
жаем нашу беседу. Старец с готовностью выслу­
шивает меня. Он избегает учительства и, вникая
в мои проблемы и вопросы, отвечает со смирени­
ем и духовной мудростью.
— Надеюсь, отче, ты уже привык к жизни на­
шего монастыря, да и цель твоего визита мало-по­
малу осуществляется. У нас здесь тишина редко
нарушается. Вам, мирянам, должно быть, непрос­
то к ней привыкнуть, даже если и кажется, что это
именно то, о чем вы мечтали.
— Я люблю, Геронда, тишину. Но житейские
попечения часто мешают мне оценить ее по дос­
тоинству. Я очень рад, что уже третий день живу
в вашем чудесном, благодатном монастыре, что
наполняется записями моя тетрадь.
— Не многие люди, отче, любят тишину. Боль­
шинству по душе суматоха, общественные цере­
монии, публичные выступления и вообще суетная
показуха. Они жаждут контактов и общения со
многими людьми, любят высказывать по каждому
поводу свои суждения, которые обычно не что
иное, как осуждения. То же мы видим и среди
христиан. Зная, что молчание и покой —это корни
безгрешного состояния, они все же остаются «ве­
ликими общественными деятелями» и демагога­
ми. Они не готовы жить в деревнях и провинци­
альных городках, чувствуя потребность в общении
со многими и разными людьми. И все же, отче,
нам надо стараться подружиться с молчанием и
покоем. Это отнюдь не призыв покинуть свои до­
ма и уйти из городов. Человек может жить в покое
и сохранять молчание, оставаясь в обществе, до­
статочно только знать, как воспользоваться без­
молвием и каким его наполнить содержанием.
— Мне бы хотелось, Геронда, чтобы вы сказа­
ли о ценности покоя и о том, является ли он не­
пременным условием духовного делания.
— Покой — это по большей части внутреннее
состояние человека, которое зарождается и сохра­
няется в зависимости от силы желания человека не
понести духовного ущерба, иными словами —дер­
жать свой ум и сердце вдали от суетных житейских
попечений. Таким образом человек становится
ближе ко Христу.
Путь покоя непрост и доступен не каждому.
Немало таких, кто этот путь отвергает, отдавая
предпочтение общественной активности или счи­
тая его чисто монашеским путем. Да, правда, не
каждый способен идти по нему. Живущие в обще­
стве привыкли распыляться и заниматься сразу
многим; им недостает сердечного умиления. Их
поведение жестко, а в словах нет духовного бла­
гоухания. Преподобный Арсений восхищался
Ангелами, у которых одна лишь цель и одно жела­
ние — непрерывно воспевать Бога и служить Его
воле. А вот цели и желания людей, говорил святой
Арсений, совсем иные. Поэтому он избегал бра­
тий. Он не мог разделить свое сердце между Богом
и людьми10.
Не будем забывать и о том, что покой воспла­
меняет в безмолвнике любовь к ближним, и от это­
го он усиливает свою молитву за братий. Он хранит
любовь и исполняет вверенные ему поручения
втайне и смиренно, не ища признания и похвалы.
Это отнюдь не мало: молиться за братий, поми­
нать их имена на проскомидии, перебирать за них
четки и жить их болью.
— Покой тесно связан с добродетелью молча­
ния. А молчание —это благодатная почва для взра­
щивания сердечного умиления. Ведь признано,
что беседы и многословие вызывают опустошен­
ность, в то время как молчание помогает челове­
ку лучше молиться, хранить плач о прегрешениях
и память смертную, плодотворно возделывать та­
инственное поле сердца,— говорю я Старцу, рас­
ширяя нашу тему.
— Давайте вспомним слова аввы Моисея о
том, что человек, любящий молчание и избегаю­
щий многословия, похож на зрелую виноградную
лозу, а общающийся с людьми — на незрелый ви­
ноград11. Но важно вот еще что. Человеку доста­
вляет покой не только место. Необходимо и его
собственное стремление и благоговейное отноше­
ние к покою. Например, монах может не иметь
покоя, живя в удаленной от суеты обители, если
отвлекается на множество попечений: на рестав­
рацию монастырских построек, на служение по­
сетителям, на постоянные телефонные звонки.
В итоге он имеет попечений больше, чем человек,
живущий в миру.
Напротив, больший покой может стяжать гла­
ва семьи, если станет внимательно относиться
к своей жизни. Первостепенное значение имеет
внутреннее расположение, старание человека пре­
успеть в духовном делании. Кроме того, не надо
забывать, что бывают люди, молчащие устами, но
злословящие умом. А есть те, кто, разговаривая
с утра до вечера, хранит молчание, ибо ничто из
сказанного ими не излишне и не бесполезно. На­
деюсь, отче, что мы принадлежим ко второй кате­
гории. Если нет, то да помилует нас Бог.
После вечерни надеюсь на продолжение бесе­
ды, однако у Старца нет такой возможности; он
сразу уходит в келью. Брат Панарет отправляется
в сад к своей обычной работе, а у меня есть время
упорядочить свои записи.
Сидя в келье, я размышляю о Святой Горе, о
месте, которое одарило меня уникальными духов­
ными переживаниями. Ночь провожу в особом
умилении. Недостойный, я молюсь о всех людях.

КРАСОТА НЕПОРОЧНОЙ ЛЮБВИ


Четвертый день в монастыре. Старец ведет
меня в свой скромный кабинет. Шкаф для хра­
нения бумаг, старая мебель — вот и все его осна­
щение, незатейливое и скромное. Я начинаю
беседу:
— Всеми, Геронда, признается, что христи­
анство — религия любви. С этим согласны даже
те, кто равнодушен к вопросам религии. Они по­
нимают, что любовь к ближнему необходима для
разрешения многих общественных проблем. Нет
сомнения, что люди, которые принимают любовь
к ближнему, но отрицают любовь к Богу, преврат­
но истолковывают Евангелие. Ибо любовь имеет
глубокое духовное содержание. Божественную лю­
бовь, переживаемую человеком, трудно выразить
словами.
— Христос, брат, Единородный Сын Бога,
пришел на землю ради нашего спасения. На это
Его сподвигла любовь к человеку, ради которой Он
добровольно претерпел животворящие страсти.
Человек воздает за любовь Бога своей собственной
любовью. И одновременно умоляет Господа о по­
миловании, и эта его мольба повторяется непре­
станно. Да, отче, не так-то просто ответить на твой
вопрос о любви мне, грешнику, этой любви ли­
шенному. Могу лишь повторить слова святых
отцов Церкви. Святой Симеон Новый Богослов
говорит, что у любви много имен, а также много
дел, еще больше у нее отличительных признаков,
свойства же ее неизмеримы и Божественны. При­
роду ее не выразить никому — ни Ангелам, ни
людям. Сущность любви непостижима, слава люб­
ви недостижима, замысел любви недоступен ис­
следованию12.
— Поскольку, Геронда, я не испытывал ниче­
го подобного, то не могу понять ваших слов. Мне
хочется, чтобы вы пояснили. Надеюсь получить
урок смирения, услышав о любви и о священных
переживаниях, дарованных тем, кто ее имеет. Мо­
жет быть, когда-нибудь она уязвит и меня, греш­
ного, и сделает достойным служителем Бога. Про­
стите за настойчивость.
— Любовь,— говорит Старец,— изменяет
человека и услаждает его душу. Святой Симеон
выражает этот священный опыт следующими сло­
вами: «Когда, дорогие мои отцы и братия, я вспом­
нил красоту непорочной любви, ее свет внезапно
воссиял в моем сердце, и ее сладостью я был вос­
хищен, и лишился внешних ощущений, и сделал­
ся совершенно безумным для жизни, и позабыл
о делах рук человеческих»13. Имеющий любовь
никогда уже не пожелает страстно прилепляться
к красоте человеческой, ибо отрицает все земное.
Его сердце жаждет Христа, поэтому все мирское
и зыбкое имеет для него ценность весьма неболь­
шую. Мир не трогает его. Ничто мирское не оказы­
вает на него влияния. Даже при общении с людьми
грешными и развращенными он остается чистым,
проявляет к ним любовь и помогает духовно.
В Четьих-Минеях описаны случаи, когда лю­
бовью святые приводили ко спасению души тех,
кто погрязал в трясине греха. Святой Иоанн
Лествичник в тридцатом Слове — «О союзе трех
добродетелей, то есть о вере, надежде и любви» —
говорит, что «любовь никогда не падает, не оста­
навливается и не дает опочить уязвленному ею
блаженным упокоением»14. Любовь ведет человека
к уподоблению Богу, насколько это, естественно,
возможно, священно опьяняет душу, укрепляет ее
в вере и делает ее смиренной и многомилостивой.
— Я вспоминаю, Геронда, как святой Иоанн
описывает человека, который воспламеняется Бо­
жественной любовью. Весь его облик, словно зер­
кало, отражает внутреннее сияние души. Он часто
забывает о еде, ибо очистился от страстей и от
потребности в пище, которая уже не доставляет
ему никакого удовольствия. Его таинственно на­
сыщает небесный огонь, подобно тому как корни
растений незримо питают подземные водные
артерии15.
— Скажем вот еще о чем, отче. Любовь прино­
сит радость тем, кто ее имеет, и побуждает к под­
вигам. Это видно на пророках, мучениках, под­
вижниках и всех святых. Любовь воспламеняет
пророков, шествует с апостолами в их непрерыв­
ном миссионерском труде, укрепляет благодатью
Христа мучеников, и они обагряют своей честной
кровью землю, вдохновляет преподобных отцов и
святителей, опекает и освящает всех христиан, бо­
рющихся за спасение. Любовь есть начало и конец
духовной жизни. Поэтому всякое старание и вся­
кое упражнение должно иметь целью стяжание
любви в духе сокрушенном.
Мы еще долго говорим об этом. Тема любви
человека к Богу интересна, но для ее понимания
нужен соответствующий опыт. Старец говорит
мне, что во второй половине дня мы поговорим о
любви к ближнему в продолжение утренней темы.

Сейчас я свободен. В келье упорядочиваю


свои заметки и задумываюсь над словами Христа:
По тому узнают все, что вы Мои ученики, если бу­
дете иметь любовь между собою (Ин. 13,35). Отли­
чительное свойство христиан — любовь. Свой­
ство, сегодня нами утерянное. Человек, имеющий
любовь к ближнему,— это человек Божий, он
переживает за согрешающего брата, радуется его
успеху и ставит собственное спасение в зависи­
мость от спасения брата. Любовь человека Божия
отыскивает множество способов для достижения
цели. Сперва он узнает о словах и делах брата, за­
тем мудро и с состраданием старается исправить
его и от души и со слезами о нем молится.
Святой Симеон Новый Богослов рассказывает
случаи, которые помогают понять, что такое на де­
ле любовь к ближнему. К примеру, один подвиж­
ник, наделенный даром любви, всеми способами
старался разузнать, что говорили и что делали его
братия, для того чтобы в нужный момент помочь
им. К каждому он находил свой подход: одному
говорил духовное слово, другому делал подарки,
к третьему проявлял терпение. О каждом он пла­
кал и рыдал. На их грехи он смотрел как на свои
собственные и печалился чрезмерно, моля Бога
о помиловании. Другой монах, видя братий, пре­
бывающих во грехе, очень скорбел, ибо считал, что
с него спросится Богом ответ за их поступки!16
По окончании вечерни Старец присаживается
на пень возле храма. Рядом располагаемся и мы
с братом Панаретом. Старец начинает беседу:
— Любовь не ищет своего (1 Кор. 13, 5). Речь
идет о жертве, пример которой показывают свя­
тые, пренебрегающие своим «я» ради служения
брату. Мне вспоминаются два ярких примера из
жизни древних подвижников.
Когда авва Феодор был еще послушником,
старец послал его в скитскую пекарню испечь ле­
пешек. Там он встретил брата, пришедшего за тем
же, но не могшего, ибо некому было помочь ему.
Юный Феодор поставил свою торбу и принялся
ему помогать. Как только они закончили, появил­
ся следующий монах. Феодор с готовностью усту­
пил ему свою череду и помогал. Затем пришел
третий, четвертый. Все повторялось снова. Так
прошел весь день. После всех Феодор испек свой
хлеб и вернулся в келью с большим опозданием,
но довольный полученным опытом любви17.
Говорили об авве Агафоне, что он всегда ста­
рался утешать братий. Когда ему случалось пере­
правляться через реку с другими братиями, он
первый хватался за весла лодки. Если в его келью
приходили странники, то он одной рукой их при­
ветствовал, а другой ставил на стол угощение. Од­
нажды ему подарили мотыгу для обработки сада.
Брат, увидев ее у него в руках, восхитился. Авва
Агафон угадал желание брата и подарил ему свою
мотыгу, хотя тот изо всех сил отказывался18.
Случаи, о которых я рассказал,— это любовь
в действии, а не в теории, хотя сам я сейчас пот­
чую вас теориями. Ну что ж, Панарет, а ты покажи
нам свою любовь в действии — принеси-ка чего-
нибудь отведать.
Молчаливый Панарет возвращается через не­
сколько минут с подносом, на котором стоят три
чашечки кофе и тарелка клубники. Старец, гля­
дя на радостного послушника, улыбается и про­
должает:
— Для любви необходимо иметь возделанную
и возрожденную свыше душу, смотреть на ближне­
го как на Самого Бога. К сожалению, такие люди
встречаются редко. Многострадальных становится
все больше, а людей любви — мало. Нелегко оты­
скать человека, который с готовностью выслушает
твою боль, погорюет вместе с тобой, поможет и
укрепит надежду на то, что Бог не оставляет скор­
бящих. Любовь — это не сухие слова утешения, не
одолжение, но нечто духовное: молитва за брата,
переживание за его крест и слезы.
— Мы, Геронда, миряне, живем красивыми
словами. Говорим о христианской любви, не имея
ни малейшего милосердия. Отдаем свою старую
одежду бедным для того, чтобы освободить шкаф,
а не из-за сострадания. Даем, если нам докучают,
и какую-нибудь сумму денег, чтобы заглушить
робкий голосок своей совести,— говорю я.
—Любовь к ближнему означает духовное муче­
ничество. Скажет тебе брат о своей боли — возьми
на себя труд смягчить и залечить ее, сам отыщи
многодетную вдову с ее сиротами, живущую в ба­
раке или на конюшне,—пусть тебя тронет ее ужас­
ное положение, почувствуй укоры совести. Или
сядь рядом со страждущим братом и слушай его
часами, чтобы он мог поведать тебе о муках своей
жизни. Любовь —это когда человек приходит к по­
ниманию того, что он не хочет войти в рай один.
Любовь — это союз святой и сила неизреченная,
изменяющая и очищающая душу.

Еще один день в монастыре проходит. Собран


хороший урожай. Слова Старца о любви задевают
какие-то потаенные струны моего сердца.

ВЛЮБЛЕННЫЙ В НЕБЕСА
Ночью я размышляю о братиях, живущих в ми­
ру. Меня огорчает их ненасытимое любопытство
и желание видеть и слышать обо всем происходя­
щем в мире. Они хотят непрерывно получать ин­
формацию и рассуждать о каких угодно событиях.
Свободное время теряется впустую, а интерес к ду­
ховному и сущностному угасает. Есть, правда, сре­
ди них и те, кто в рамки этого пустого любопытства
к знаниям и информации вставляет богословие.
Но и они в результате сбиваются с верного пути,
а духовная брань у них искажена светским обра­
зом мыслей.
Своим наблюдением я делюсь со Старцем пос­
ле Божественной литургии, когда мы снова сидим
в его скромном кабинете, и прошу высказать его
мнение на этот счет.
— Святой Никодим Святогорец в духовном
сочинении «Невидимая брань» говорит: для того
чтобы сохранить свой ум от разбрасывания напра­
во и налево и от праздного любопытства, необхо­
димо принимать безо всяких эмоций любые изве­
стия, новости, перемены и перевороты миров
и царств19. К сожалению, здесь нам далеко до ус­
пеха, ибо мы считаем своим долгом находиться
в курсе всех дел и событий, прилежно следим за
всевозможными средствами массовой информа­
ции и осведомлены в том, что происходит вокруг,
но не внутри нас. Мы делаемся экстравертами и
разбрасываемся попусту, растрачивая время на ис­
следование земных вещей и заполняя ум суетны­
ми и вредными мыслями. Так мы оказываемся
в плену собственного любопытства, которое есть
не что иное, как страсть, которую никогда нельзя
удовлетворить до конца. Поэтому мы и не можем
преуспеть в духовной жизни. В отличие от нас, тот,
кто влюблен в небеса, не интересуется ничем в ми­
ре, но лишь Христом Распятым.
Старец расположен к беседе и говорит мне,
что хочет высказать еще несколько соображений
на эту тему.
— Борцы духовные часто достигают того, что
особо не интересуются происходящим вокруг
них и хранят ум от суетных помышлений. Одна­
ко их подстерегает иная опасность: возгордиться
в своих размышлениях о Боге! Может показаться
парадоксальным это утверждение, но не стоит за­
бывать о множестве уловок диавола. В людях, об­
ладающих острым умом, он возбуждает любопыт­
ство к духовным вопросам, дабы те исследовали
Бога, облекали в словесную форму высокие и тон­
кие духовные смыслы. Это становится их основ­
ным занятием: они легко говорят, пишут и про­
изводят впечатление на аудиторию. Так вокруг
них начинают собираться люди, склонные к фа­
натизму. «Приверженцы» превозносят до небес
своего мудрого учителя и, нисколько не стес­
няя себя любовью, затыкают рот всякому, кто
отважится поставить под сомнение его автори­
тет и духовность.
Вращаясь в этом замкнутом круге, они наслаж­
даются высокими смыслами и воображают, будто
«наслаждаются Богом». В этом их заблуждение,
ибо они останавливаются на теории, в то время как
следует продвигаться вперед в очищении сердца от
страстей. Другими словами, спуститься с небес на
землю, увидеть свое подлинное «я» и покаяться.
Иначе они приблизятся к краю рва гордыни и про­
изойдет то, о чем пишет святой Никодим: «Посте­
пенно, сами того не ощущая, они дойдут до мысли,
что больше не имеют нужды в советах и назидани­
ях других, ибо привыкли при любой необходимо­
сти прибегать к кумиру —собственному суждению.
Это весьма опасно и трудно излечивается»20.
— Я понял, о какой категории людей вы гово­
рите, Геронда, и хотел бы добавить, что обычно это
люди с широким кругозором. Их занимают бого­
словские вопросы, искусство, политика, эколо­
гия, экономика. Они часто апеллируют к мнению
поэтов, певцов, политиков и «духовных людей»
в целом; даже слово Божие они «подтверждают»
высказываниями этих не имеющих никакого от­
ношения к вере людей. И печально, что иногда мы
повсюду приводим, пусть даже и верные, слова
какого-нибудь деятеля искусств, зная при этом,
что он нецерковный человек. Это все равно что,
живя по-мирски, рассуждать о святости и оббже-
нии. Это противоречит принципам христианства.
— Все, что ты сказал, абсолютно правильно,
отче. Нельзя рассматривать религию как заполне­
ние досуга или способ общественного самовыра­
жения. Необходимо идти путем Христа уверенно,
с жаждой учиться духовной жизни. И всегда осто­
рожно, чтобы не сбиться с верного направления.
Старец не хочет уточнять имена своих совре­
менников, в глубине души я и сам этого не хочу,
потому что боюсь попасть в ловушку, преждевре­
менно осудив, рассудив несправедливо. Перехо­
жу к теме, связанной с предыдущей, и обраща­
юсь к Старцу:
— Люди легко забывают Бога. Хотя они и кре­
щены и исповедуют свою веру, однако в повседнев­
ной жизни забывают о вездеприсутствии Бога и не
согласовывают свои поступки с Его волей. Внешне
они потрясающе похожи на людей некрещеных.
Вопрос в том, как можно помочь этим людям и как
им стяжать постоянное памятование о Боге.
— Самый доступный способ — это постижение
величия и красоты созданий Божиих. Общепри­
знано, что и для начинающих, и для «ученых» при­
рода — это многостраничная поучительная книга,
дающая познание Бога. Однако мы забываем об
этом и не воспринимаем всякое создание как дело
рук Божиих. Дивную природу мы используем для
удовлетворения своих телесных, а не душевных
нужд. Мы не можем избавиться от жажды наслаж­
дений. Романтики восходят на горные вершины,
встречают восход солнца, восторженно восклица­
ют, но при этом не получают духовной пользы,
чтобы вслед за одним современным подвижником
из глубины души вторить слова молитвы: «Боже
мой, вот снова восходит солнце и приносит в мою
жизнь новый день для покаяния. Что же я нера-
дею!». Его слова показались бы утрированными
тем многим, кто хочет кричать, петь, ненасытно
наслаждаться материальными благами.
— Трудно передать другому, что дает твоему
сердцу покаяние,— говорю я Старцу.
— Очень трудно, но не недостижимо. Человек
должен каждодневно следить за волей и Промыс­
лом Божиим, сокрушаться внутренне, ибо даже
когда сам он равнодушен и небрежно относится
к спасению своей души, то человеколюбивый Бог
посылает ему Свои благодеяния разными способа­
ми. Святой Кассиан Римлянин говорит, что надоб­
но думать о неизреченной и неописуемой мудро­
сти и человеколюбии Бога, о Его непостижимом
долготерпении, которое на бесчисленных ошиб­
ках согрешающих учит их славить Господа. Свя­
той Кассиан побуждает нас идти вперед и думать
о великой любви Бога к нам, ибо, даже когда мы
не совершали никаких добрых поступков, Он не
счел нас недостойными того, чтобы Он, Бог, ради
спасения нас от заблуждений сделался Челове­
ком. Мыслящий так живет с Богом, и чем успеш­
нее он в духовном делании и очищении, тем чаще
рождаются в нем бесчисленные подобные созер­
цания, через которые является и познается Бог21.
— Я думаю, Геронда, что о Боге нам напоми­
нают и люди. Так, встреча с благоговейным свя­
щенником может побудить мысль о Боге. Благо­
честивый монах или мирянин может обратить
нас к более внимательной христианской жизни.
Я лично не раз получал для себя пользу, глядя на
монаха, перебирающего в молитве четки или
устремившего свой тихий взгляд на афонские мо­
настыри, которые мы минуем на пути в Дафни.
Извлечь пользу можно и из простого креста, во­
друженного где-нибудь на обочине дороги. Доста­
точно иметь расположение к этому.
— Но, чтобы внутри нас рождались душепо­
лезные мысли, необходима свобода от многопопе-
чительности, чего люди, живущие в миру, не име­
ют,— говорит Старец.
— Мы уповаем, Геронда, на любовь Бога. На­
ши намерения благи, но препятствия велики.
— Бог вас не оставит,— уверяет меня премуд­
рый Старец.

ЦЕЛЬ ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ


После полудня Старец ведет меня к источни­
ку, расположенному в десяти минутах ходьбы от
монастыря в лесу, в тенистом местечке. Мы са­
димся на каменную скамейку и прислушиваемся
к журчанию воды. Над нами кружат несколько
хищных птиц, и хорошо слышны их крики. Ста­
рец зачерпывает ладонью немного воды, пьет ее
и славит Бога. Он ждет, чтобы я сформулировал
тему нашей беседы. Ради меня он отложил в эти
дни свои собственные дела.
— Часто, Геронда, люди, преисполненные
добрых намерений, услышав о необходимости
вести духовную жизнь, недоумевают, потому что
не имеют ясного представления о цели этой жиз­
ни. Они смешивают цель духовной жизни и сред­
ства, используемые для ее достижения. Необходи­
мо, чтобы христианин четко осознавал, другими
словами — ясно представлял себе, к чему он дол­
жен стремиться в своем духовном делании. Я по­
лагаю, Геронда, что тема эта серьезная и важная
для целой категории людей, пребывающих, сами
о том не подозревая, в заблуждении. Жаль, когда
их телесные подвиги и реальные добродетели не
дают духовных плодов, а иногда даже приносят
больший вред, чем явные грехи.

— Святой Никодим Святогорец на вопрос, в


чем заключаются духовная жизнь и христианское
совершенствование, отвечает, что ни постами, ни
бдениями, ни коленопреклонениями и подобной
«закалкой» плоти, ни даже молитвами и отшель­
ничеством духовная жизнь не ограничивается.
Все это богоугодно и необходимо. Христианина
на духовную брань сподвигают три вещи — плоть,
мир и диавол. Это «средства и орудия» для преус­
пеяния в духовной жизни, которая есть приобре­
тение «познания благости и величия Бога, нена­
висти к себе самому, повиновения не только Богу,
но и всем творениям Божиим, отвержения всякой
своей воли ради любви к Богу и стяжания совер­
шенного послушания воле Божественной»22. Вот
цель духовной жизни. Наверное, нужно остано­
виться на этом более подробно, чтобы стало оче­
видным заблуждение, от которого страдают мно­
гие христиане.
Человек легко привыкает к посту, богослуже­
ниям, слушанию слова Божия, посещению боль­
ных. При этом духовно он не растет. Все вышепере­
численное добро и свято. Но недостаточно. Часто
тщеславие искажает внутренний мир человека,
руководствующегося во всем своей волей. Диавол
создает эту ситуацию, понимая, что человек, иду­
щий не по прямому пути, успеха не достигнет.
Диавол подбодряет человека для продвижения
в аскезе, но помрачает его внутреннее око разно­
образными страстями, играет на его честолюбии,
внушая помыслы о том, что он — великий по­
движник и уже преодолел все ступени умной лест-
вицы, ведущей в рай.
— Он высоко мнит о себе и хочет, чтобы все
обращали на него внимание. Ему не нравится
быть в тени. При каждом удобном случае он ста­
рается выставить напоказ свои добродетели якобы
для того, чтобы получили от этого пользу незна­
комые с подлинной духовностью,— нерешитель­
но перебиваю я Старца.
— Бывает и нечто похуже. Этих людей «внеш­
него делания» святой Никодим называет свое­
нравными и упрямыми. Они, не замечая собствен­
ных оплошностей, внимательно исследуют слова
и дела других. Они вспыльчивы и дают гневный
отпор всякому, кто посмеет намекнуть им на то,
что их путь неверен23. Они словно вода, в которой
много глины и мусора. Тихо — грязь лежит на дне
и поверхность гладка. Но одно легкое волнение —
и осадок поднимается на поверхность и замутня-
ет воду. Цель духовной жизни — не создать вокруг
себя оболочку благочестия, но очистить сердце,
растленное гордостью.
— В наше время, Геронда, когда наблюдается
всеобщее моральное разложение, проповедь Церк­
ви ограничивается практическими наставления­
ми о нравственной жизни с целью уберечь людей
от греха. Но ведь дальше необходимо, чтобы они
возрастали духовно, продвигались вперед в борь­
бе со страстями и в очищении. К сожалению,
большинство людей этого не достигают, а останав­
ливаются на уровне добропорядочной, размерен­
ной жизни. Им нравится соблюдать некоторые из
евангельских заповедей, но не более того. Они иг­
норируют подвиги святых до крови, их невиди­
мую брань, необходимую для христианина, и не­
престанное внимание себе. Такие люди пребыва­
ют в неведении.
— Согласен с тобой. Ты точно описал положе­
ние вещей. Большинство людей больны «духов­
ной катарактой». Из-за нее они не могут увидеть
многого. Необходимо снять пленку с глаз. Но лю­
ди прозреют только через покаяние. Сколько-ни­
будь сознательные христиане, обычно не совер­
шающие видимых грехов, должны оплакивать
свои многочисленные недостатки и упущения.
Пусть они знают, что покаяние есть непрестанно
длящееся Таинство, в котором можно участво­
вать ежедневно, ежечасно, ежесекундно. Иначе
возникает опасность засушить духовные силы и
жить в бездействии, которое спасения никак не
обеспечит.
Старец умолкает, отпивает глоток воды и про­
должает:
— Что еще сказать, брат мой? Напомни сам
себе и своей пастве слова святого Никодима:
«Легче обращается к добру явный грешник, неже­
ли “праведник”, прикрывающийся пеленой види­
мых добродетелей!»24.
Когда мы возвращаемся в монастырь, солнце
уже начинает садиться. Старец говорит, что ему
надо отвечать на много писем и за этим делом он
засидится до ночи.
Вечером я размышляю о своих братьях-хрис-
тианах в миру. Действительно, они уже привыкли
к лицемерию как образу жизни, их поработили
страсти. Этим объясняются бесконечные кон­
фликты. Страсти не позволяют воцариться в их ду­
ше тишине, покаянию и тоске по Господу, распя­
тому за них. Святой Макарий Египетский говорит,
что Господь требует от нас гневаться на самих себя
и бороться с собой, дабы «не принимать дурных
помыслов, не услаждаться ими»25. Естественно,
что человек один не может вырвать укоренивший­
ся в нем грех, потому что «человеческое дело —
оказывать сопротивление греху, противоборство­
вать ему, бить его, искоренить же его — дело Бо-
жие»26. И как нельзя видеть свет без глаз, ходить
без ног, работать без рук, так «не может никто без
Христа спастись или войти в Царство Небесное»27.
Каждый день люди преступают волю Бога,
забывая о Его вездесущии. Их жизнь доставляет
радость лукавому. Они смело исповедуются в этом,
но не решаются исправить свою жизнь и сделать
шаг по пути духовности. К тому же им кажется,
что это трудно и в чем-то даже ущербно с точки
зрения мирской карьеры. Поэтому они выбирают
стратегию компромисса. Некую смешанную
жизнь, без духовной борьбы.
Святой Марк Подвижник предлагает способ,
с помощью которого каждый человек может
выбраться из трясины равнодушия и духовной
апатии. Вначале человек «должен исследовать
пользу, полученную им от Бога (устроение его
жизни и очевидные проявления в ней воли Бога),
и благодеяния, которые оказал и продолжает ока­
зывать ему Бог для спасения души»28. Так он изба­
вится от забвения и апатии, ощутит, что рука
Божия поддерживает его и что он сам должен ког­
да-нибудь воздать за благодеяния Божии «добрым
нравом и поведением и всякой добродетелью,
согласной с волей Бога»29.
Размышления о благодеяниях Бога подвигают
человека на всякое благое дело. «Непрестанные
напоминания о благодеяниях Бога пронзают, как
игла, сердце и побуждают к исповеданию и славо­
словию, к смирению и благодарению в сокруше­
нии душевном»30. Тогда Бог дает силы человеку,
и он с чистым сердцем и в делании добра следует
по пути веры, невзирая на преграды и искушения.
Не колеблясь, он «смиренномудро и добровольно
предает себя на крест»31.
Кроме того, для человека Божия полезно ана­
лизировать жизнь свою и братий и делать выво­
ды. Для него станет очевидно, что страх Божий
благотворен для духовных усилий человека. Все
это подтверждает правильность принятого им
решения жить более чистой и святой жизнью,
шествовать к райским обителям без колебаний
и сомнений.
В ранний утренний час я закрываю свой днев­
ник и молюсь о ближних.
В БЕЗМОЛВИИ КЕЛЬИ
Сегодняшний день я проведу один. Старец со
своим послушником отправился в город. Они
должны сделать несколько дел и купить продукты
для монастыря. Для этого они взяли мула. Мне
сказали, что скорее всего они вернутся поздно
вечером.
Я сижу в своей келье. Думаю о современном
человеке, которому по душе шаблоны и жизнь без
долгих раздумий. Это сказывается и на его работе,
которая редко бывает оригинальной. Он живет в
знакомом ему мире по установленным законам.
Он не хочет ничего менять, внедрять какие-нибудь
свежие идеи. То же происходит и в духовной
жизни. Безразличие парализует все силы, и чело­
веку нужно подкрепление, пересмотр образа мыс­
лей, беспокойство о сути той борьбы, которую он
ведет. Вспоминается рассказ из «Евергетиноса»32,
на мой взгляд, полезный и для нас, живущих се­
годня в более опасных для души условиях, чем
древние отшельники, подвизавшиеся в пустынях
Египта.
Один монах посетил знаменитого старца, ко­
торый монашествовал на горе Ферма, где, по сви­
детельству древних текстов, подвизалось много
отшельников. Он пришел, чтобы открыть свое
духовное состояние и услышать наставление ав-
вы. Их беседа началась с вопроса взволнованного
монаха:
— Авва, что мне делать? Я в опасности, моя
душа погибает. Когда я был в миру, то постился
с радостью, предавался бдениям и испытывал ве­
ликое сокрушение и горячее рвение о Господе.
Теперь же не вижу ничего хорошего в моей душе.
Многоопытный авва понял, что брат, сам того
не сознавая, попал под бесовское влияние, и так
отвечал, стараясь помочь ему:
— Поверь мне, дитя мое, что, сколько ты ни
делал, когда жил в миру, этого не принимал Бог,
потому что к брани тебя побуждали тщеславие
и человеческая похвала. Поэтому диавол и не вос­
ставал против тебя. Он знал, что не будет тебе поль­
зы от трудов. Теперь же ты стал монахом, то есть
воином Христовым, который всякий день борется
с диаволом, и естественно, что он нападает на тебя.
Богу более угоден один псалом, прочитанный в мо­
настыре с покаянием, нежели тысячи молитв-ско­
роговорок в миру. Равным образом Богу приятнее
твой малый пост сегодня, чем многонедельные
посты в миру.
Старец посоветовал монаху терпеливо сра­
жаться и заверил его в том, что он стяжает добро­
детели. Тот же, взволнованный, как и прежде,
повторял:
— Но, авва, пропадает моя душа.
Тогда рассудительный старец объяснил мо­
наху следующее:
— Поверь мне, брат, я не хотел тебе это гово­
рить, чтобы не навредить ходу твоих мыслей. Но
сейчас вижу, что лукавый ведет тебя к отчаянию,
и поэтому объясню. Твои «добрые дела и богоугод­
ное житие в миру» — это твоя гордость. Так думал
и фарисей и этим лишился всех благ. Твое «недела­
ние никакого блага сейчас» — это твое смирение,
достаточное для спасения. Благодаря смире­
нию был оправдан мытарь. Не надо забывать, что
Богу угоден грешный и нерадивый, но сокрушаю­
щийся в сердце, а не творящий множество добрых
дел и полагающий, что во всякой добродетели
преуспел.
После ответа старца монах воскликнул:
— Сейчас, авва, твои слова спасли мою душу.
Повествование из «Евергетиноса» наводит на
некоторые размышления. Действительно, многие
«добродетели» церковных людей, живущих в миру,
фальшивы и поверхностны. Их питает честолю­
бие, подзадоривает тщеславие и умащают похва­
лы. В результате страстного возделывания добро­
детелей человек не освящается. Напрасно трудится
большинство из нас ради их стяжания! Увы нам!
Для общества мы —само благочестие, истинное же
наше лицо, то, что открывается взору любви и глу­
бокого смирения, далеко не благолепно.
Наши «добродетели» подобны тем влаголю­
бивым растениям, которые при пересадке в без­
водное место тотчас засыхают, не выдержав пекла
пустыни. Ибо там духовная борьба не ограничива­
ется нравственным исправлением, но направляет­
ся на подавление самолюбия, приводит к небес­
ному жительству в духе покаяния. К сожалению,
мы привыкли к хилой духовности, которая есть не
что иное, как лень в высшей степени.

После полудня возвращаюсь к своим записям.


Пишу все, о чем думаю.
«Неусыпный ревнитель» духовной жизни
часто переживает смены настроения, как если бы
он был человеком неверующим. Он реагирует на
раздражение и агрессивные нападки ближних,
и вот на смену благословенному покою в его душе
приходит буря гнева. Эти перепады настроений
труднообъяснимы. Когда кто-нибудь его осудит,
он вспыхивает и немедленно дает отпор, стре­
мится оправдаться, ответить обидчику и восста­
новить свою подорванную репутацию. Он живет
в волнении и тревоге, при этом увядает душа,
просыпаются страсти злословия и осуждения.
Это мрачное состояние может владеть человеком
день или дольше — недели и даже месяцы. То же
случается и когда обидное слово передает кто-
нибудь третий, «заинтересованный» в этом.
Но есть другие люди, те, кто принимает
обидные слова без душевного потрясения, как
бы и не слыша. Они не реагируют болезненно, не
выходят из себя, не огорчаются. Напротив, если
градус их духовности высок, то чувствуют благо­
дарность.
Авва Дорофей говорит, что существует много
факторов, влияющих на душу человека и подгота­
вливающих ее к спокойному восприятию горьких
слов. Бывает, что человек находится в хорошем
духовном состоянии благодаря тому, что перед
этим он молился или изучал какую-нибудь душе­
полезную книгу. В этом случае его душа не смуща­
ется33. Речь идет о том, чего мы все вкусили пока
ничтожно мало.
Когда ради более горячей молитвы мы прибе­
гаем в монастыри или сельские храмы, то чувству­
ем духовное просветление и видим, что большин­
ство наших занятий суетно. Очевидной становится
и бессмысленность самозащиты. Мы начинаем
терпимо относиться к брату и воспринимать все им
сказанное как благодеяние.
(Здесь я открываю скобку для того, чтобы осо­
бо сказать о значении монастырей. Продолжается
обращение мирян (в значении, которое придают
этому слову святогорцы, то есть «живущих в миру»)
за помощью в монастыри. Там они находят покой,
покаянную атмосферу, простого иеромонаха, под
епитрахилью которого оставляют свои грехи,
гостеприимных иноков, которые жертвуют собой
ради братий, священный чин богослужения. Но и в
тех обителях, где не стало монахов и лишь забро­
шенные кельи свидетельствуют о былой славе
места, отдыхают душой миряне, словно путники на
каменной скамеечке в тени у источника, не пере­
стающего предлагать им свою влагу. Люди и здесь
священно преображаются, поклоняясь запылен­
ным иконочкам и возжигая свечи. Они преклоня­
ют колени, плачут, многажды взывают: «Господи,
помилуй»,— а потом славословят Бога за измене­
ния, произошедшие в их душах. Они молятся за
всех людей. Блаженны те, кто может воспринять
духовную пользу монастырей. Закрываю скобку и
возвращаюсь к предмету своего повествования.)
Итак, после молитвы мы пребываем в добром
расположении и можем принять все, что говорит
о нас брат. Того же успеха мы достигаем, вникая
в страницы Священного Писания или творений
святых отцов. Столь же полезны беседы с духовно
опытными людьми.
Но бывает, что человек остается невозмути­
мым оттого, что ему просто безразличен брат,
огорчающий его. «И это явная погибель»34.
Нам всем необходимо достигнуть духовной
зрелости, которая поможет понять, что «причина
всякого волнения есть неукорение себя; из-за этого
происходят все наши переживания, из-за этого мы
никогда не находим покоя» (авва Дорофей)35. Наш
«здравый смысл» мешает нам согласиться с тем,
что во всем виноваты мы сами. Мы подбираем
аргументы в пользу своей невиновности, хотя в
большинстве случаев сами делом, словом или
видом подаем повод для осуждения. Мы забываем
о том, что когда кто-нибудь «со страхом Божиим
исследует себя и свою совесть, то всегда обнару­
живает виновным себя»36.
Даже в тех редких случаях, когда оскорблен
совершенно невиновный человек, он должен со­
хранить в душе мир, чтобы своим примером на­
помнить людям, что имеющий добродетель само-
укорения принимает нападки извне с радостью
и не смущается ими и все, что бы с ним ни случи­
лось, — потерю, несчастье, позор и прочее,— он
претерпевает невозмутимо.

Поздно вечером возвращаются Старец с по­


слушником. Оба они устали не столько от долгой
ходьбы, сколько от вынужденного пребывания в
течение целого дня в миру с его шумом и житей­
скими попечениями.
— Наш ум рассредоточился, отче,— говорит
Старец.— Мы измучились, словно рыбы на суше.
Прости меня, что сегодня не смог ничем тебе по­
мочь. Завтра я буду в твоем распоряжении.
— Большое спасибо, Геронда. Прошу ваших
святых молитв!

БЛАГОЙ ПОМЫСЛ
Много впечатлений накопилось у Старца за
вчерашний день. Он повстречал людей, которые
выказывали ему глубокое почтение, хотели побесе­
довать с ним, просили его молитв. Они расспраши­
вали, где находится монастырь и можно ли посе­
тить обитель, остаться на утреннее богослужение.
Старец увидел, что благая обеспокоенность на­
чала зарождаться в людях. Конечно же, он встре­
тил и безразличие, и это огорчило его душу. Он
очень сожалел о духовном состоянии таких лю­
дей, но не разочаровался.
— Бог велик. Он им поможет,— сказал он,
чеканя каждое слово.
Мне хочется продолжить наш разговор, и я об­
ращаюсь к Старцу:
— Насколько умножается грех, настолько оз­
лобляются люди и усложняются отношения меж­
ду ними. Мы весьма преуспели во грехе и живем,
по мнению современных отцов, в последние вре­
мена. Ближние вынуждают нас замыкаться в себе
с целью духовной самозащиты. Могут ли миряне,
Геронда, избрать для своей жизни монашескую
«тактику уединения»?
— Я полагаю, что на начальной стадии духов­
ной жизни это — непременное условие. Позднее,
когда человек приобретает духовную устойчи­
вость, он может раскрывать себя перед другими.
Некоторые случаи из жизни монахов поучитель­
ны для мирян, сдавленных тисками многообраз­
ной деятельности и общением с людьми, не зна­
ющими Бога. Напомню тебе основное правило
монашеской жизни: «Келья возвышает, люди ис­
кушают». Монах выходит из своей кельи, то есть
отдаляется от нее, главным образом по трем при­
чинам: из любви к брату, чтобы услышать слово
Божие и, реже всего, ради испытания своей ду­
ховности. Во всех трех случаях монах должен ис­
следовать себя: пользу или вред он получил, вый­
дя из кельи? Если поймет, что вред, необходимо
покаяться и признать, что его духовное состояние
не столь благополучно, как он полагал.
— «Каждый по своему собственному состоя­
нию либо приобретает пользу, либо терпит вред»,
Геронда.
— Если мне не изменяет память, это — изре­
чение аввы Дорофея37. Оно помогает понять, что
ближний не причинит нам вреда, если мы сами
настроены принимать от других одно только
благо. Почему часто случается, что мы подозрева­
ем в чем-либо братий, соблазняемся ими, а они
при этом не имеют ничего дурного в мыслях? Вот
пример.
В центре города ночью стоит человек. Мимо
него проходят трое. Первый, в душе сладостраст­
ный, думает, что этот человек стоит здесь с грехов­
ными намерениями. Второй принимает его за во­
ра, ждущего наступления нужного момента. Эти
двое прохожих не получают никакой духовной
пользы. Не о них сказали отцы: «Ты увидел брата
своего — ты увидел Господа и Бога твоего»38. На­
против, третий, добронравный и внутренне пре­
ображенный молитвой, полагает, что брат ждет
своего знакомого, чтобы вместе с ним отправить­
ся на ночную службу. Так он получает пользу от
незнакомого брата, потому что сам имеет добрые
помышления и рассуждает духовно39.
Старец делает паузу. Он допивает свой кофе
и продолжает:
—Авва Дорофей рассказывает кое-что еще на
эту тему. Из его повествования становится ясно,
сколь важен добрый помысл при оценке разных
ситуаций. Один монах, пишет авва, посещая бра­
та, обратил внимание на беспорядок в его келье
и сказал про себя: «Блажен этот брат, ибо устре­
мил ум горё, к Богу, и пренебрег всем земным.
Погруженность в духовное не позволяет ему зани­
маться наведением порядка в келье». Когда в сле­
дующий раз он с одним братом снова навестил
того монаха и келья была убрана, он сказал: «Как
чиста келья брата, так чиста и его душа. Состоя­
ние его кельи подобно состоянию его души».
Таким образом, монах от всего получал пользу40.
Не стоит забывать, что душа, навыкшая к доб­
ру и пребывающая в добром расположении,
извлекает пользу из всякой вещи, даже неполез­
ной. В христианине должен царить добрый по­
мысл, иначе неотвязное волнение не оставит его,
он втянется в мирскую жизнь и никогда не ощутит
вкуса духовности. Добрый помысл обуздывает
наш пытливый ум, сохраняет покой в сердце и по­
зволяет человеку раскрыть себя с пользой для тех,
кто остается за оградой Церкви. Только так может
начинаться любое миссионерское дело, возглав­
ляют ли его священнослужители или миряне. Ес­
ли над нами, напротив, властвуют помыслы, пере­
ворачивающие все с ног на голову, то, невзирая на
наше благое расположение, пора духовных плодов
для нас не наступит. И тщетны наши труды.
— Эта тема, Геронда, шире, чем кажется. Мне
думается, чтобы наставлять других, надо обладать
опытом личного подвига. Иначе мы уподобляем­
ся мирянам, которые «наставляют» ближних со­
вершенно безрезультатно.
— Да, отче, в духовных вещах притворство не
помогает. Даже приводит к неблагоприятным по­
следствиям. Горе тем, кто «знает все» и готов
вести души, а сам еще не поборол собственных
помыслов, не умирил страстей, не изучил отцов-
подвижников. Бывают поводыри у слепых. Но
когда слепой ведет слепого, оба упадут в яму (ср.:
Мф. 15, 14).

После полудня Старец снова в моем распоря­


жении. Это седьмой день в монастыре, и я стара­
юсь не утомлять его. Однако он готов утолить мою
жажду и зовет меня расположиться на уже знако­
мом балконе. Первым в беседу не вступает, ждет
моих вопросов. Я же всегда готов их задавать.
— Одна из обязанностей христианина —
изучение Священного Писания. Часто пропо­
ведники напоминают о пользе, которую черпает
каждый из Священного Писания. Но чем тогда
объяснить такой феномен: люди с прекрасным
знанием Писания бывают гордыми и в душе
озлобленными? Что вы могли бы сказать об
этом, Геронда?
— Это случается, потому что в их душе не соз­
дано необходимых условий для плодотворного ду­
ховного исследования слова Божия. Ты предло­
жил, отче, интересную тему, которую, думаю, стоит
обсудить. Человеку следует изучать Священное
Писание с тем, чтобы в его сердце запечатлева­
лось памятование о благостыне и возобновлялось
устремление к Богу. Постоянное напоминание не­
обходимо многопопечительному, загруженному
работой современному человеку, часто безразлич­
ному к духовному собиранию. В наши дни чув­
ствуется насущная потребность в изучении Свя­
щенного Писания, ибо люди распустились во
всех проявлениях своей жизни. Почти ничто их
не трогает. Они слабовольны, их опора — мате­
риальное, их интересы ограниченны: есть, пить,
копить материальные блага. И никакой духовной
обеспокоенности.
Я имею в виду массу, большинство. Естест­
венно, есть немногие люди Божии, которые под­
питывают свою склонность к добру изучением
Священного Писания. Священное Писание про­
свещает их, чтобы они не блуждали по тропам
греха, чтобы распознавали уловки диавола, шли
по пути духовной жизни, не сбиваясь с него и не
изнемогая от усталости.
Старец продолжает объяснением условий, не­
обходимых для понимания Писания:
— Изучение Священного Писания требует
упорства и постоянства. Вначале никто не ощуща­
ет «сладости смыслов», потому что ум его еще не
очищен и не удален от вещного мира. Однако с те­
чением времени человеку открывается путь к само­
му отчетливому зрению Божественного величия,
по словам святого Исаака41. Но, для того чтобы до­
стигнуть этого состояния, исследователь Писаний
должен внять увещеваниям святого, обязательным
для постижения слова Божия:
«Когда ты исследуешь Писание, постарайся
быть совершенно умиротворенным, освободиться
от излишних житейских попечений и волнений,
вызываемых в душе всяческими земными вещами.
Только тогда твоя душа сможет насладиться слад­
чайшим вкусом духовной радости от постижения
прочитанного. Душа ощутит глубочайший смысл,
запечатлеет его и возблагодарит Бога»42.
— Геронда, в часы покоя человеку легко читать
Священное Писание. У него открываются глаза на
то, что ему следует делать в жизни и как поступать
в разных сложных ситуациях. Однако, когда нужно
применить на деле то, о чем говорит слово Божие,
он забывает прочитанное и в результате, потеряв
самообладание, согрешает. Выходит, что для него
знание Священного Писания бесполезно.
— Авва Исаия говорит: «Если человек приоб­
ретает сосуд, но в нужное время его не использует,
значит, приобретение его напрасно»43. То же самое
происходит и с тем, кто утверждает, что знает
Писание и имеет страх Божий, но в пылу страстей
словно забывает о Боге и ведет себя неподобаю­
щим образом. Об этом говорится в «Патерике»:
«Пророки составили богодухновенные книги,
отцы применили к жизни указания этих книг, а их
наследники в благоговении заучили наизусть. На­
ше же поколение искусно переписало книги и раз­
ложило по полкам библиотек, не применяя ради
пользы душевной»44.
Изучая Священное Писание, нельзя забывать,
что наша цель — это совершенная жизнь, точ­
ное следование Христу, а не голое знание, кото­
рое только надмевает человека (см.: 1 Кор. 8, 1).
Без дел, говорит авва Марк, знание Писания, даже
самое глубокое, не имеет никакой силы, потому
что только делами доказываются убеждения и рас­
положенность души человека. И разъясняет чуть
ниже, что мудрость — это не просто знание исти­
ны, соединенное с тщательным исследованием
природных связей вещей и смыслов, но сила, по­
могающая переносить злобу обидчиков так, слов­
но обидчиком являешься ты сам45. Сколькие оста­
навливались на первой, теоретической, ступени
мудрости и погибли от гордости, в то время как
поднявшиеся на вторую, практическую, ступень
мудрости стяжали столь необходимое человеку
смиренномудрие!
Монах Панарет выходит на балкон и говорит
Старцу, что трапеза готова. Пора заканчивать наш
разговор, и Старец завершает:
— Давай вспомним, что ответил авва Сисой
авве Аммуну на вопрос: «Когда я изучаю какую-
нибудь Священную книгу, мой помысл подстре­
кает меня составить красивую проповедь, чтобы
иметь под рукой готовый ответ, если меня спросят
о духовном. Как мне быть?». Авва Сисой посове­
товал ему: «Тебе не стоит заниматься этим. Лучше
подвизайся, и чистотой своего ума ты стяжешь
и высший духовный покой, и кротость, и муд­
рость от Бога, чтобы рассуждать и отвечать другим
с пользой для души»46. Недостаточно, отче, просто
знать слово Божие. Необходима реальная духовная
жизнь, которая освящает человека. Об этом гово­
рят отцы Церкви, предпочитавшие вместо написа­
ния проповедей учиться применять Евангелие
в жизни. В наши дни трудно встретить последова­
тельных людей. Многие рассуждают о духовности,
но не многие трудятся духовно.

БОГОМ ПРОСВЕЩЕННЫЕ СТАРЦЫ


Сегодня в монастыре посетители, и Старец за­
нят ими. Я затворяюсь в своей келье: пишу замет­
ки, перерабатываю и вставляю в свой паломниче­
ский дневник один давнишний текст, имеющий
отношение к тем вопросам духовной жизни, кото­
рые мы обсуждали со Старцем.

Человеку боголюбивому наиболее интересна


беседа духовная. Все другие для него второстепен­
ны и бессодержательны. Подвизающаяся о Господе
душа знает, что начало отступничества есть «потеря
аппетита к слову», то есть когда у человека пропа­
дает желание внимать слову Божию или когда он
слушает вяло и уныло. Когда о спасении читает
сознательный христианин, он с готовностью вос­
принимает слово Бога и старается применить его
в своей жизни, следуя сияющему примеру святых
старцев-пустынников. В аскетических произведе­
ниях сказано, что душа жаждет услышать слово Бо-
жие не только в Священном Писании, но и из уст
тех, кто познал его опытно, через многие подвиги и
молитву. В этом случае человек получает возмож­
ность ощутить чудесные результаты благого изме­
нения, вызванного в человеке Божественным сло­
вом. Думаю, что краткое изложение некоторых
подвижнических мыслей поможет нам сильнее по­
чувствовать ту жажду, которая надежным путем
приводит людей ко спасению.

Авва Исаак говорит, что необходимо искать ду­


ховного наставления у того, кто живет по воле Бога
и имеет опыт, подтверждающий его слова. Быть
может, эти люди не так красноречивы, как мудре­
цы, и не производят столь яркого, как мудрецы,
впечатления. Но именно они истинные вестники
Божии! А мудрецы распространяют и передают
внешнее знание, то есть приобретенное из поверх­
ностного изучения вещей47.
В наши дни происходит путаница идей. Се­
годня быстро поднимаются на пьедестал славы
люди гордые и красноречивые. Они, преследуя
собственную выгоду и будучи наделены способ­
ностью лицемерить, увлекают за собой просто­
душных людей. Поэтому мы должны доверять не
всякому, но одним лишь опытным старцам. Так
поступали и древние отцы, которые выходили из
своего уединения только для поиска просвещен­
ных старцев. Вверять себя старцам было правилом
древних отцов.

Духовные беседы со старцами обычно длятся


по многу часов. Интерес не иссякает, ибо дело
касается спасения души. Старец утешает и укреп­
ляет брата, который открывает ему свои мысли,
а брат со смирением воспринимает от старца слово
Божие. В этих беседах исчезают преграды между
ними. Разговор течет с напряженным ощущением
того, что оба предстоят пред лицом Божиим и не
существует никаких временных ограничений. Ради
таких бесед отцы откладывают свои дела и даже
молитву. Любовь — это то, что все улаживает. Пер­
востепенное значение в таких беседах имеет укреп­
ление брата, чтобы он продолжил свой путь ко
спасению и достиг врат рая.

Давайте вспомним сказанное о духовных бе­


седах в «Патерике», чтобы увидеть на деле, сколь­
ко такая беседа может длиться. Как-то раз некий
брат вечером отправился в келью аввы Иоанна
Каливита с намерением побыть у него немножко
и уйти. Они начали разговор «о пользе» и, сами
того не замечая, проговорили всю ночь до утра.
Они вышли из кельи, и старец хотел проводить
брата. Так они проговорили до полудня. Затем
авва Иоанн повел брата обратно в свою келью,
чтобы накормить его, и в итоге они провели около
двадцати часов за духовной беседой48.
Есть тонкое, но непременное различие меж­
ду обычным нравственным назиданием, которое
всегда построено в форме монолога, и духовной
беседой, где формулируется глубочайшее и сущ­
ностное учение, отвечающее неотложным потреб­
ностям подвизающейся души. В духовном обще­
нии происходит таинственная встреча душ, двух
или более, во время которой Божий мудрец учит и
направляет, а ученик вкушает твердую пищу (см.:
Евр. 5, 12), подаваемую ему в духе любви. Такое ду­
ховное общение людей удивительно и плодотвор­
но. И, естественно, предполагает взаимное доверие.

Духовное общение с братиями необходимо.


В уединении человек мучается помыслами и стал­
кивается со многими опасностями. Часто он вы­
нашивает идею о преувеличенном собственном
«я», которая со временем вырастает в непреодо­
лимую стену. Это может произойти и с монахом,
и с мирянином. Когда же, напротив, человек не
мнит о себе и обладает духом ученичества, он ду­
ховно застрахован.
Авва Пафнутий имел обыкновение посещать
старцев дважды в месяц для исповедания своих
помыслов. Мудрые старцы давали ему совет: «Ку­
да бы ты ни пришел, Пафнутий, не думай о себе,
и душа твоя пребудет в покое»49.
Когда ты ищешь совета других, это значит, что
ты признаешь свои слабости. Характерен случай,
произошедший с одним старцем, который семьде­
сят недель держал строжайший пост и просил Бога
явить ему знамение и истолковать одну затрудни­
тельную фразу из Священного Писания. Однако
Бог ничего не открыл ему. Разочарованный в себе,
он решил пойти к брату и спросить о ней его. Лишь
только он вышел из кельи и затворил за собой
дверь, как Ангел Господень обратился к нему: «За
семьдесят недель своего поста ты не достиг Бога.
Однако теперь, когда ты смирился и подумал
пойти к своему брату, Бог послал меня, чтобы объ­
яснить тебе смысл неясного для тебя изречения».
Объяснив ему слова Священного Писания, Ангел
стал невидим50.
От людей Божиих всегда получаешь духовную
пользу. Одну — от слов, сказанных ими в Духе
Святом, другую — от их облика и нрава, свиде­
тельствующих о чистоте их души. Авва Палладий
замечает, что преподобных мужей отличают цвет
лица, одежда, простота характера, смирение в об­
щении, глубина смысла в словах, благонравие51.
Общение со старцами весьма полезно для тех, кто
внимателен и запечатлевает в душе исконные об­
разцы добродетели.
Благословенны и блаженны те, кому случа­
лось встречать преподобных мужей, говорить с ни­
ми, есть с ними их простую пищу и видеть свои­
ми глазами их святость. Все христиане стремятся
увидеть святого человека. С неподдельным инте­
ресом они внимают рассказам о таких встречах.
Но, конечно, есть огромная разница между рас­
сказами и непосредственным общением. При
виде святого тебя потрясает, словно глазам твоим
открылось само небо, ты напрягаешь все свои
чувства, чтобы впитать сокровища, раскрывшие­
ся перед тобой.
Нечто подобное происходило с тем молчали­
вым монахом, который обычно с другими братия­
ми посещал авву Антония. И когда те беседовали со
святым о своих помыслах и спасении души, он всег­
да хранил молчание. Однажды святой обратился
к нему: «Уже столько времени ты приходишь сюда,
почему же не спросишь ни о чем?». А брат отвечал:
«Мне достаточно смотреть на тебя, отец мой»52.

Многие христиане говорят, что не могут ис­


полнить в жизни то полезное, чему их учат духов­
ные наставники, и поэтому теряют интерес к бе­
седам с ними. Естественно, у них есть благое
расположение, но им недостает железной воли
и решимости начать подвиг и духовную борьбу.
Так шаг за шагом они отступают от духовной
жизни, хотя при небольшой поддержке могли бы
преодолеть преграды и вырваться из безысход­
ности, которую в них вселяет лукавый. Отцы со­
ветуют никогда не оставлять брани, даже если ты
«духовный неудачник». В конце концов чего-
нибудь да и добьешься. И пусть кажется, что ты
непробиваем, но в какой-то момент слово Бо­
жие уязвит твое любочестие, и бес отступит.
Один старец говорил: «Кто заходит в парфю­
мерный магазин, даже если ничего не покупает,
выходит в благоуханной одежде». То же происхо­
дит и с тем, кто, не имея успеха в духовной жизни,
посещает богоносных старцев. Он получает поль­
зу, даже если не вмещает всего сказанного.
Бог передает людям через святых старцев Свое
душеполезное слово. Однако если у человека нет
искренней готовности и расположения возделы­
вать добродетели, то Бог лишает его благодати
получать через старцев это слово. Давайте вспом­
ним рассказ из «Патерика», весьма полезный для
современных христиан.
Как-то раз один монах и несколько мирян
отправились к авве Филиксу и просили его дать
им душеполезное назидание. Старец молчал. Они
настаивали. Тогда он обратился к ним: «Нет боль­
ше слова. Прежде братия спрашивали для того,
чтобы поступать согласно сказанному старцами,
и Бог посылал им Свое слово в изобилии для ду­
шевной пользы приходящих. В наши дни люди
спрашивают, а намерения исполнить услышан­
ное не имеют, поэтому Бог лишил их благодати
слышать слово старцев». Посетители вздохнули:
«Помолись и о нас, авва»53.
ПРОИЗВОЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА
Мы живем с чувством ностальгии по утерян­
ному раю. Мы, изгнанники, тоскуем по небесному
отечеству. В раю первозданные люди вели «жизнь
бесстрастную, свободную от всякой муки и страда­
ния, безболезненную и беспечальную, тихую»,
или, как пишет авва Дорофей, человек «пребывал
в сладости рая, молитве, созерцании, во всякой
славе и чести, сохраняя здравыми свои чувства»54.
Человек жил естественной жизнью, такой, какой
ее устроил Бог. Причиной падения человека стало
его возношение. Я прошу Старца сказать, как со­
временный человек может вернуться, насколько
возможно, в то состояние — до падения.
— Брат, Бог не оставил нас в изгнании одних.
То, что мы можем ежедневно совершать Божест­
венную литургию, есть залог надежды на спасе­
ние. Человеколюбивый Бог вселил в нас свя­
щенную ностальгию, но вочеловечением Своего
Сына обеспечил нам спасение. И объективных
препятствий к нему нет. Крещение и священные
заповеди облегчают нам продвижение вперед.
Мы очищаемся от грехов и усмиряем страсти.
Нужна активная работа. Духовная борьба не за­
канчивается соблюдением заповедей, но ведется
в сердце через умерщвление и искоренение страс­
тей. Грехи — это результат действия страстей.
Страсти будоражат человека и склоняют его к гре­
ховным делам. Часто страсти дремлют в выжида­
нии внешнего повода, иногда их приводят в дей­
ствие различные помыслы. Священные заповеди
очищают человека изнутри и освобождают его от
злых намерений.
— Большинство христиан, Геронда, прекрати­
ли вести духовную борьбу против страстей. Многие
превратно понимают ее значение и убеждены, что
духовная борьба есть делание сугубо монашеское.
— Да, к сожалению, это так. Христиан стало
больше по убеждению, нежели по духовному под­
вигу. Нельзя пренебрегать чувством благочестия.
Нужно соблюдать заповеди Божии так же, как их
соблюдали святые нашей Церкви, с подвигом, ре­
шимостью и отказом от многих «невинных удо­
вольствий». Нужно научиться говорить себе слово
«нет». Мы, монахи, по милости Божией ушли из
мира, постимся, совершаем бдения, молимся но­
чью и днем, отреклись от родных, денег, имущест­
ва. И именно благодаря этой напряженной борьбе
священная ностальгия по раю не дает нам успоко­
иться. Духовная борьба питает ностальгию, а нос­
тальгия укрепляет борьбу. Да будет «светом для
всех человеков монашеское житие»55.
— Об опьгге духовной борьбы можно прочи­
тать в творениях святых отцов. Тот, кому знакомы
эти произведения, постигает умом нрав отцов, то
есть понимает их образ мысли и бывает потрясен
их непрестанным стремлением к истинной жизни.
— Читающие отцов получают пользу для ду­
ши, ибо в их творениях содержится не просто ин­
формация, как, быть может, полагают некоторые,
но слово Божие. Оно есть нечто большее, ибо про­
буждает сердце человека для опытного пережива­
ния заповедей Божиих, вселяет в него «благую
обеспокоенность». Человек начинает спрашивать,
покупать книги, удаляется от мира или живет в ми­
ру, не поддаваясь на его провокации — зримые
и слышимые. Он держит свой ум и сердце «вне
мира» — там, где тишина, безветрие, духовный
покой. Такое состояние Бог ценит высоко, и бла­
женны сохраняющие его в своей душе, ибо оно
облегчает духовную брань. Такие люди обретают
невидимые латы, в которых они неуязвимы для лю­
бых вражеских натисков. Живя в обществе и всту­
пая в контакты с людьми, равнодушными к вере,
неверными или политическими фанатиками, они
остаются непоколебимыми, сохраняют сердечное
умиление и любовь к ближним. Ностальгия по раю
делает их неспособными к греху, и жительствуют
они на земле как странники.
Мы беседуем в монастырском дворике. За­
кончилась Божественная литургия, и мы ждем па­
ломников, которые сегодня должны покинуть
обитель, чтобы попрощаться с ними. Вскоре мы
продолжаем на уже знакомом балкончике.
— «Брат, без слез не причащайся никогда»,—
советовал один святой нашей Церкви. И возму­
щались многие из тех, кто это слышал, полагая
невозможным каждый раз причащаться со слеза­
ми. Они не могли понять, что этот совет был
вполне осуществим при ежедневном подвиге
покаяния,— сказал Старец, продолжая разговор.
— Думаю, что большинство современных
людей, нельзя сказать все, придерживаются иной
точки зрения и не следуют совету святого.
— Естественно, что не следуют. Ведь им не
приходилось испытать подобных переживаний.
Святой Симеон Новый Богослов объясняет:
«Совершая доброе дело, невозможно не вкушать
от сего блага, дарованного Богом»56. Если бы они
стяжали страх Божий в сердце, то научились бы
скорбеть и плакать не только во время причаще­
ния Божественных Таин, но и во всякий час. Мы
черствые, каменные люди. Не многие умиляются
сердцем, не многие. Это те, чьи души впечатли­
тельны и кто не идет на компромиссы. Первые
имеют злое произволение, а вторые —доброе. Все
созданы Богом добрыми, ибо по природе никто
не лукав. Но сущностное изменение происходит
в результате свободного произволения человека.
Давайте вспомним двух разбойников, распятых
со Христом.
Первый, злонамеренный, и в последние мгно­
вения жизни продолжает грешить. Он говорит
Христу: Если Ты — Христос, спаси Себя Сам (ср.:
Лк. 23,39), то есть богохульствует. Тяжкосерд этот
разбойник. Он сам подписывает себе приговор
перед лицом смерти. Второй же не таков. Хотя
в жизни он и совершил многие злодеяния, но тут
выказывает благое намерение. Он верит Богу, чув­
ствует страх, уповает на то, что Христос может его
спасти. И просит: Помянимя, Господи, егдаприиде-
ши во Царствии Твоем (ср.: Лк. 23,42). У двух раз­
бойников одно греховное прошлое. Но умирают
они — один с каменным сердцем отправляется на
мучение, другой с сердечным умилением и покая­
нием входит в рай.
— Мне бы хотелось, Геронда, чтобы вы приве­
ли пример из монашеской жизни.
— Нечто подобное мы наблюдаем в духовной
жизни. Одни преуспевают, другие топчутся на
месте, достаточно и потерпевших кораблекруше­
ние возле самой пристани. Каждый по своему
произволению получает. Мне известны два чело­
века, вставшие на путь монашеской жизни. Они
одного возраста, происхождения, занимались од­
ним ремеслом в миру и оба следовали по широкой
стезе греха. Придя в монастырь, один из них пре­
успел в добродетелях, а другой сделался еще хуже,
чем был. Причина — в произволении.
Первый вступил на подвижническое риста­
лище с ревностью о Боге и твердым решением
бороться, подражая святым постами, молитвами,
молениями, хранением уст, сердечным умилени­
ем, слезами, отказом от вкусных яств и суетных
бесед, воздержанием в гневе, раздражении, терпе­
нием скорбей, разных горестей, по словам свято­
го Симеона Нового Богослова57. Спутником жиз­
ни он избрал умиление сердца.
Другой брат, пренебрегая всеми этими практи­
ческими добродетелями, обратил свои интересы на
другое и никогда сердечно не умилялся. Но время,
текущее в никуда, пользы не приносит. Сердце без
доброго произволения затвердевает. Оно не усваи­
вает священные и преподобные вещи, его шансы
на возвращение к истине уменьшаются. Так пер­
вый надежно пешешествует по духовному морю,
а второй терпит крушение возле самой пристани.
— Есть ли какой-нибудь действенный способ
стяжать благое произволение?
—Я не могу сейчас указать на какой-либо один
способ. Есть многие способы, и Бог все устраивает.
По-человечески непросто пробудить сознание тех
братий, которые годами убивали свободное время в
смрадных от табачного дыма кофейнях или увесе­
лительных заведениях, влекомые одним лишь
себялюбием — есть, пить, развлекаться. Такой об­
раз жизни изнурителен для человека и мучителен
для его души. Блажен имеющий благое произволе­
ние и радеющий о своем спасении. Такой человек
не забывает о суетности мира и старается провести
время духовно. Он упражняется в практических
добродетелях: постится, молится, скорбит скорбью
братий, беспокоится о своей душе, имеет сердеч­
ное умиление. Страх Божий владеет им.
Во второй половине дня мы вычитываем ве­
черню и затем садимся на ступеньки храма. Пана-
рет быстро уходит в сад. Ему нужно полить грядки.
Старец подзадоривает меня:
— Может, отче, твои темы иссякли? Иначе как
понять твое молчание?
— Я готов, Геронда, предложить тему и, про­
стите, буду докучать вам еще несколько дней. На
свое пребывание здесь я смотрю как на благосло­
вение Бога и уникальную возможность записать
духовные опыты вашей подвижнической жизни.
— Охотно, брат мой, я отвечу на все твои во­
просы, ибо, как говорил и прежде, очень рад, что на
столь долгий срок ты оставил семью ради нашего
монастыря. Это говорит о твоей духовной жажде,
и Бог, без сомнения, вознаградит тебя за труды.
— Многие люди, когда хотят кого-нибудь
похвалить, говорят, что он «разумный человек».
И имеют в виду, что он умен, серьезен, преуспева­
ет в жизни, живет работой, домом и благополучен.
Его ставят в пример. И так формируется заблуж­
дение о призвании человека, которое, к сожале­
нию, встречается и у людей православных. Како­
во, Геронда, ваше мнение на этот счет?
— Я полагаю, что примером нашей жизни
стоит сделать не «преуспевающих» людей, а тех,
кто беспокоится о своем спасении, борется за не­
го, тоскует о рае и старается стяжать его еще при
жизни. Согласно «Увещеваниям о нравах людей
и полезном житии», помещенным в «Добротолю-
бии» и приписываемым Антонию Великому, разу­
мен не тот, кто выучил слова и книги мудрецов, но
тот, кто различает, что есть добро, а что зло, кто
избегает всего душепагубного и с Божией помо­
щью совершает душеполезное. То, что приносит
духовную пользу в распознавании добра и зла,
есть непрестанное благодарение Бога. Истинно
разумный человек благодарит Бога за великий и
удивительный Его Промысл, все устраивающий с
духовной пользой58.
Часто для нас непонятно действие Промысла
Божия. Мы нетерпеливы и не хотим подождать,
чтобы увидеть, как на смену горечи и досаде при­
дут сладость и довольство. Эти «сюрпризы» таит
Промысл Божий, а мы без бездумного возмуще­
ния принять их не можем. Наш неразумный разум,
простите за такое выражение, хочет, чтобы все шло
безболезненно и согласовывалось с желаниями
плоти, а не устремлениями души. Мы опять забы­
ваем, что по причине собственной лени нуждаемся
в деятельном вмешательстве Промысла Божия.
Наши окаменевшие души обычно приходят в себя
только в результате потрясений, болезней, несча­
стий, несправедливостей, смерти близких.
Старец ненадолго умолкает и затем продолжает:
— Люди наделены Богом великими и добро­
детельными силами. Их необходимо упражнять
и держать в состоянии готовности к борьбе, по
учению отцов о трезвении, иными словами, воз­
делывать для противостояния злу. С такими людь­
ми не случится ничего ужасного, или горестного,
или невыносимого, ибо они уверены, что все че­
ловеческое побеждается добродетелями. Так, име­
ющий добродетель терпения будет духовно проти­
востоять мучительной болезни. Он, славословя
Бога, будет хранить душевный покой и с легко­
стью отгонит волнение и тревогу, вызванные не­
дугом. Как благодарит врачей тот, кому они дают
горькие и отвратительные лекарства для восста­
новления телесного здоровья, так или даже неиз­
меримо больше возблагодарит он Бога, промыш­
ляющего о нем и распятого за его спасение.
Чтобы встречать трудности так, как я описал,
необходимо отсечь самоволие —желания, ведущие
к греховной жизни. Одно из них — накопление бо­
гатства, лишающее счастья. Чем меньше человек
имеет, тем более он счастлив. Ибо ему не приходит­
ся думать о многих вещах, слугах и земледельцах,
покупке животных. Предаваясь всему этому, а за­
тем встречая трудности, мы виним в них Бога. Од­
но желание порождает другие, и человек выбивает­
ся из сил, чтобы все их удовлетворить. А результат
плачевен: человек не в состоянии смотреть на вещи
духовно и не может преуспеть в добродетели. По­
этому истинно добродетельную жизнь ведут люди,
любящие Бога и благочестие.
— Тем, чья душа не возделана и не научена
добродетели, Геронда, ваши слова не понять. Они
разъедены грехом, и остается одна надежда: мо­
жет, Бог приоткроет щелочку в их душах, через ко­
торую прольется духовный свет.
Наша беседа прерывается: наступило время
ужина. В духовных размышлениях и словах нази­
дания прошел еще один день.

ДЕЛАНИЕ - ДВИГАТЕЛЬ СОЗЕРЦАНИЯ


В духовной жизни непременно нужно ру­
ководство. Мудрый наставник, который своим
опытом и любовью поможет новоначальному
встать на путь духовной жизни, требуется на пер­
вых порах. И потом — еще долгие годы. Идеаль­
но, если наставник одновременно является свя­
щеннослужителем и духовником59. Однако не
исключено, что приводить души к Богу может
и простой монах. Способен на это и благонрав­
ный и мудрый мирянин. Во всех трех случаях
совершенно необходима совокупность опреде­
ленных условий, о которых я прошу Старца вы­
сказать свое мнение.
— Полагаю, что прежде всего человек сам
должен пройти через духовную пещь Правосла­
вия. Многие из тех, кто с готовностью принима­
ется за тяжелое и ответственное дело наставни­
чества в молодом возрасте, порой недооценивают
всей его серьезности. Поэтому часто вместо исце­
ления они ранят людей и отвращают их от Церкви.
Нужно признать, что не каждый может стать хоро­
шим наставником. Одного доброго расположения
и рвения тут недостаточно, но необходимы важные
личностные свойства, приобретенные в подвиге.
Невозможно стать добрым и мудрым ни с того
ни с сего. Антоний Великий говорит: чтобы чело­
век стал пригодным для наставничества, он сперва
должен потрудиться в изучении Писания, подвиге,
общении с добродетельными людьми, устремле­
нии к благим делам60. Изучение Священного Писа­
ния и творений святых отцов —это первый шаг. Но
если человек ограничится таким изучением, кото­
рое стоит на ступени достаточно легкой и прият­
ной, то не может идти речи о том, что он достигнет
мудрости. Теоретическое знание, не подкреплен­
ное опытом жизни, плодов не приносит. Многие
претерпели немало бед от непоследовательности
теоретиков, будь то священнослужители или миря­
не. Необходимо двигаться вперед на деле.
— Общение с добродетельными людьми со­
действует нашему продвижению вперед, Герон­
да. Через них ты прикасаешься к священному опы­
ту, а сказанное ими воспринимаешь с доверием.
Благословенны такие немногословные люди! Они
говорят мало, но по существу. Им известно, что
теория — это легко, а вот соблюдение заповедей
Божиих —трудно. Их трогает неподдельный инте­
рес братий, и они стараются им помочь, обраща­
ясь к самому сердцу, передавая сладость духовной
жизни, убеждая, сколь она прекрасна. Они прибе­
гают, конечно же, не к логическим цепочкам, но
к рассказам о своих божественных переживаниях,
которые обычно приписывают другим.
В этом я имел возможность, Геронда, убедить­
ся. Во время частых посещений Святой Горы мне
приходилось слушать многих монахов, их слова
исходили из глубины души. Я был потрясен их
монашеским опытом. На меня произвели силь­
нейшее впечатление их подвижническая духовная
жизнь, любовь, молитва, бодрствование. Я восхи­
щался тем, что ощущение себя мытарем не позво­
ляет им впасть в духовную спячку.
— Мне бы очень хотелось, отче, чтобы ты рас­
сказал о своих встречах на Святой Горе,— попро­
сил Старец.
— Не забывая, Геронда, о том, что я приехал
в ваш монастырь ради ученичества, из послуша­
ния все же расскажу вам один случай из жизни
Святой Горы. Три года тому назад я оказался на
престольном празднике в одном из ее монасты­
рей. Там, в священном собрании, где происходит
общение между монахами и мирянами, можно
было извлечь великую пользу. В какой-то момент
я встретил седого как лунь брата, моего земляка.
С особой гордостью он признался мне в своем
происхождении, сказав, что рожден на «Эпире,
богатом благими мужами». И добавил: «Вот уже
тридцать пять лет, как я в монастыре. Но спасусь
ли? Вот что важно». Я долго думал над словами
этого монаха и шепотом повторял молитву: «Гос­
поди, если бы мне иметь такое же беспокойство
о своем спасении!». Монах начинает духовную
жизнь таким беспокойством, таким же беспокой­
ством он заканчивает и свою земную жизнь!
— Величайший урок, который получает каж­
дый из общения с добродетельными людьми,—
это решимость подвизаться в хранении заповедей
Божиих ради очищения души. Мы видим лицо
такого человека: на нем запечатлены сердечное
умиление и многотрудный подвиг покаяния, его
выражение тихо и бесстрастно. Такой человек
вкушает духовные плоды и вместе с тем стремится
к деланию добрых дел. Он хочет каждому помочь.
Вот путь для каждого христианина. Святые Церк­
ви так и жили. В наши дни теорий становится боль­
ше, а дел — меньше. А какая бы наступила благо­
дать, если бы дела умножались, а люди стали бы
последовательны в своих проповедях и словах!
— Думаю, Геронда, вы затронули слабое мес­
то. Давайте продолжим нашу тему, чтобы прийти
к практическим заключениям. Отцы Церкви вслед
за Евангелием используют образы, взятые из при­
роды и простого труда, чтобы объяснить учение до­
ступно и наглядно. Духовную работу христиани­
на, жаждущего спасения, они сравнивают с трудом
крестьянина, возделывающего землю, чтобы насла­
диться ее многоценными плодами. Возделывание
души обычно уподобляется возделыванию земли.
—Я согласен с твоим утверждением. Размыш­
ление полезно. Однако, прежде чем идти дальше,
поставлю перед тобой такую задачу: рассмотри
первое Евангелие и выбери из него прекрасные
образы-сравнения, найденные Матфеем. Они яв­
ляют собой дивное изящество. Мне хотелось бы
услышать, насколько они применимы к современ­
ной нам эпохе.
— Я постараюсь, Геронда, выполнить задачу,
хотя это и превышает мои силы.
— Вот тебе пример. Земледелец решает возде­
лать запустевший участок земли, для этого он дол­
жен выполнить тяжелую работу. Первым делом он
должен очистить его от колючек, чертополоха,
травы, кустарников и всего того, что там произ­
растает. Не просто скосить, но вырвать с корнем.
Если корни останутся в земле, сорняки вырастут
снова. Второе дело — глубоко перекопать участок,
разбить комья земли, сделать бороздки, засеять
«доброе семя».
Подобным делом занимается и каждый хрис­
тианин, который годами небрежно относился к
спасению своей души, а затем решил выполнить
своего рода духовную программу действий, чтобы
крепко встать на путь Церкви. Прежде всего он
без колебания отсекает все свои дурные привыч­
ки. Решительно, я бы сказал — революционным
путем. В христианской морали не существует ком­
промиссов. Верующий избегает всего, что проти­
воречит принятому им решению. Другого способа
отсечь греховные наклонности нет.
Скажу об одной привычке, которая мучает
очень многих людей. Противостоящие ей духовно
в два счета с ней справляются. Я имею в виду куре­
ние. Все курильщики когда-нибудь решают бро­
сить курить, однако им не хватает силы воли. Они
пробуют разные способы, но избавиться от своей
страсти не могут. Только если взглянуть на куре­
ние через призму нравственности, то есть осоз­
нать, что сигарета не подобает борцу за спасение
души, можно отказаться от сигарет мгновенно.
Кому-то мои слова покажутся невероятными,
но, думаю, это хороший пример для доброго на­
чинания. Естественно, для теоретиков мои слова
особой ценности не представляют, так как они
уже научились совмещать несовместимое, напри­
мер, рассуждать об обожении и курить без оста­
новки или отменять посты и многое другое, о чем
излишне было бы говорить.
—Я вспоминаю, Геронда, письмо, присланное
мне одним катунакским подвижником. Я служил
тогда в армии. Так вот, он писал мне то же самое,
о чем вы сейчас говорили. Он советовал: «Старай­
ся не приобрести привычки курить, не ходи в ки­
но, на спортивные состязания, футбольные матчи,
в общественные бани, на цирковые представле­
ния, на карнавалы, не посещай и прочих центров
разложения и не попадай в сети диавола».
—Да, это так, брат. Когда христианин отсекает
все эти привычки, он начинает одобрять свой нрав
покаянием и плачем. Это время духовного посева.
Землепашец не спит, ожидая милости Божией,
пока Он не пошлет дождь и не прорастут семена.
Не спит он и после — когда его земля уже принесла
плод, ибо теперь ему нужно охранять урожай от
недобрых людей. Также неустанно человек должен
вести и духовную борьбу. Вначале —избегая всяко­
го зла. В нем начинает действовать одно добро. Он
продолжает невидимую брань, мысля о себе сми­
ренно. Главное — его духовные усилия не должны
ослабевать. Каждый миг существует опасность ли­
шиться урожая. Поэтому он должен помнить, что
«хотящему поистине спастись неполезно жить без­
заботно до последнего издыхания; от него требует­
ся труд, большое усердие и непрестанное моление
Богу, чтобы Он покрыл и сохранил его»61. Напом­
ню, что такой человек переживает духовные со­
стояния, неведомые многим. Даже малейшее доб­
ро, оказанное им ближнему, приносит ему радость.
— Геронда, простите меня за то, что сегодня я
немного учительствую. Но я прочту из слов старца
Паисия дивный отрывок, который некогда под­
черкнул для себя и часто цитирую: «Если бы
человек хорошо исследовал пользу и внутреннюю
радость, получаемую им и в этой жизни даже от
маленького добра, сделанного ближнему, то сам
упрашивал бы его принять это добро и благодарил
бы его за это. Ибо улучшение, которое чувствует
душа, и радость, которую ощущает сердце милос­
тивого человека от одного-единственного ломтика
хлеба, протянутого сироте, не обеспечит и вели­
чайший кардиолог, даже если ему заплатить мешок
долларов»62.
— Отец Паисий подытожил наш разговор
наилучшим образом. Излишне что-либо еще го­
ворить, отче.

Во второй половине дня усердно изучаю Еван­


гелие от Матфея. Выделяю то, что мне кажется ин­
тересным. Ощущаю, как голос Христа достига­
ет моего слуха. Особенно трогают меня образы
и притчи. Эти Божественные дары, во все време­
на сохраняющие свою свежесть, выстроены уни­
кально. Через два дня приношу на рассмотрение
Старцу следующий текст и на словах поясняю, что
работал без посторонней помощи и высказанные
в нем суждения носят сугубо личный характер. Он
удовлетворенно принимает труд и обещает вече­
ром прочесть.

ТЕКСТ ПОСЛУШАНИЯ
Свет велий
В сумраке современной жизни люди страдают
духовно. Они бегут, чтобы успеть, они бегут, что­
бы достать. Они вертятся волчком без передышки.
Им не хватает путеводного света. Не горит в их
сердцах, умах и жизни свет Христов. Большинство
людей — это народ, сидящий во тьме (Мф. 4, 16),
который, впрочем, ищет Света. Однако он нужда­
ется в помощи, чтобы из тысячи огней избрать
один —Христов. Этот свет не имеет сильного бле­
ска, или, лучше сказать, не производит разитель­
ного впечатления на чувства. Это таинственный
свет, который навсегда пленяет душу, не лишая
ее при этом свободы. Человек, просвещенный
Христом, совершенствуется, укрепляется, обрета­
ет смысл и цель жизни.
Мы идем во мраке
Христос не ходит сегодня посреди нас. Мино­
вали века со дня Его последних шагов на Голгофу.
Предельно кратким было Его шествие по земле.
Однако Он оставил Свое присутствие в наших
сердцах. Удивительным и необъяснимым образом.
И мы по доброй воле признали, что наш долг —
быть солью земли и светом мира (ср.: Мф. 5,13,14).
Чтобы светить людям и укреплять их.
Реальная действительность далека от этих иде­
алов. К сожалению, живы в мире растление и грех,
люди блуждают во мраке. Соль потеряла силу.
Угасла свеча на подсвечнике (ср.: Мф. 5, 13, 15).
Мы остались с трафаретами и исказили верное
понимание сущности. Мы пустословим в уверен­
ности, что этим поможем людям,— а они нужда­
ются в дыхании Христа. Мы основываемся на
вековом Предании Церкви, при этом не подкреп­
ляя его собственным свидетельством и подвиж­
ническим рвением.
Главная тяжесть падает на священнослужи­
телей, на тех, кто является преемниками святых
апостолов. Ответственность за качество клириков
лежит исключительно на епископах, ибо они од­
ни принимают решение о рукоположении. Мне
трудно объяснить бурный рост количества пре­
тендентов на епископские кафедры. На основании
имеющихся фактов о состоянии нашей Церкви
и нашего христоименитого народа в целом мно­
гие из кафедр должны были бы стать вакантны­
ми. В действительности происходит нечто проти­
воположное. Отсутствует самопознание, которое
обычно заставляет человека усомниться в своей
способности принять на себя высший сан. Когда
архиерейское служение опускается до уровня мир­
ской власти, список претендентов возрастает...
К сожалению, это горькая правда.
Однако бывают исключения. Есть люди Бо­
жий, которые светят всем примером собственной
жизни и учением. Это современные ловцы челове­
ков (ср.: Мф. 4,19), скромные и тихие, Богом про­
свещенные люди, они неусыпны в исполнении
своего священного долга и не дают светильнику
угаснуть.
Наша любовь к людям
Согласно словам Христа (см.: Мф. 5, 44—48)
мы должны любить всех людей. Всех вообще. Без
исключения. И тех, кто наш враг, кто ненавидит
нас и проклинает. Многим кажется, что Христос
просит чего-то сложного, почти недостижимого.
К сожалению, мы любим любящих нас и больше
никого не любим. Мы становимся мытарями, как
говорит Евангелие (см.: Там же). Наше сердце не
вмещает других людей. Мы живем в замкнутом
кругу знакомых и друзей, где один хвалит другого.
Из них мы образовали некую цепь и воображаем,
будто наша любовь есть что-то невероятно важное.
На самом деле эта любовь — ограниченная, по
сути лицемерная и братоненавидящая. Христос
хочет, чтобы мы были сынами Отца Небесного,
Который повелевает солнцу Своему восходить над
злыми и добрыми и посылает дождь на праведных
и неправедных (ср.: Мф. 5,45).
Бог, любящий всех людей, посылает всем бла­
га без расследования и без раздумья. Лучи солнца,
капли дождя, плодородие земли — все это дары
Божии Его чадам, проявление Его любви. Хрис­
тиане — это прежде всего люди любви. Не только
теоретически. Необходимо преуспевать в творе­
нии добра, принимать с радостью каждого челове­
ка в свое сердце, служить братьям не рассуждая
и соработничать им.
Духовные сокровища
К ценным вещам человек относится неравно­
душно, стремится их приобрести, а затем заботится
об их сохранности. Но материальные сокровища,
несмотря на все его старания, ежесекундно подвер­
гаются опасности. Им грозит моль, ржа и воры
(см.: Мф. 6, 19), вскрывающие замки и взламы­
вающие сейфы.
Тот, кто ставит целью своей жизни собирание
сокровищ земных, не преуспеет духовно. Ибо его
спасение зиждется на недолговечном.
Христос призывает нас собирать сокровища на
небе (Мф. 6, 20), то есть соблюдать Его заповеди,
чтобы обеспечить себе рай, где нет никаких опас­
ностей, никакого мучительного попечения. Не­
бесная сокровищница надежна и приносит боль­
шие проценты.
Блаженны те, кто вложил сбережения в небес­
ный банк. Они прилепились сердцем к Богу и жи­
вут в тишине и покое, в то время как их ближние
сходят с ума от ненасытной жажды богатства.
Око души
Человеческое тело воспринимает свет глазами,
они — его светильники. Когда глаза здоровы, тогда
все тело светло. Оно воспринимает свет, смотрит на
лица и вещи, улавливает тончайшие различия, ви­
дит не только мелкие, но и удаленные предметы.
Глаза — чувствительный орган, они легко по­
вреждаются. Несчастны слепцы и те, у кого зрение
ослаблено. Они не в состоянии различать естест­
венный свет, не могут радоваться природе с на­
слаждением и отдачей.
Но несчастье еще сильнее, если повреждается
ум — око души. Именно это происходит при среб­
ролюбии, которое выводит из строя ум человека,
подавляет всякое его намерение обратиться к ду­
ховной жизни и превращает сердце в камень. Та­
кие люди не готовы к духовному. Сребролюбиво­
го, пусть он живет даже среди святых, ничего не
берет, ибо его ум расходуется на приобретение
материальных благ и изобретение способов при­
умножения накопленного богатства. Он не мо­
жет ограничиться молитвой и «отложить попече­
ния», но погружается в духовный мрак, впадает
в летаргический сон и пренебрегает Богом. Труд­
но привести сребролюбивого в рай. Почти что
невозможно.
«Не можете служить Богу и мамоне»
Никто не может служить двум господам (Мф.
6, 24). Никто не может быть рабом одновременно
двух господ, то есть, с одной стороны, любить Бо­
га, а с другой — изо всех сил заботиться о стяжа­
нии бесполезного богатства. Когда любовь чело­
века обращена к Богу, то стремление к богатству
исчезает. Человека не волнует земное. Напротив,
если человек делается рабом богатства, он нена­
видит Бога.
Это не значит, что духовный борец, любящий
Бога, не имеет материальных нужд. Часто у него их
даже больше, чем у других, если он, к примеру,
глава большого семейства. Христос не требует от
нас пассивности и равнодушия. Деятельность не­
обходима каждому христианину. Однако алчность
обречена, ибо парализует ум человека, пригвожда­
ет его к земле и бесконечными житейскими по­
печениями выжимает его, испаряет из него всякую
духовную влагу, то есть ведет человека к духовно­
му самоубийству.
Человека, постоянно пребывающего в опас­
ности многостяжания, Христос призывает посмо­
треть на птиц небесных, на полевые лилии, на
траву и поучиться у них беспопечительности и со­
вершенному доверию воле Божией. Давайте всмот­
римся в эти три образа.
Птицы летают по воздуху и всегда находят
пищу. Бог дает им ее в изобилии, хотя они ни сеют,
ни жнут, ни собирают в житницы (Мф. 6, 26).
Человек, наоборот, сеет, жнет, собирает в житни­
цы, иными словами — трудится, и хоть получает
все необходимое для жизни, но удовлетворения не
находит. Желание безумного богача становится
его собственным желанием: Разрушу-ка эти амба­
ры и построю большие (ср.: Лк. 12, 18).
Полевые цветы прекрасны и благоуханны.
Они всходят на поле, быстро набирают соки и рас­
цвечиваются дивными красками, хотя не трудятся
и не прядут. И ни одна из дорогих тканей богачей
не сравнится с красотой этих цветов. Рука Божия
одевает их в лучший наряд.
Но и дикую траву, растущую в поле, Бог делает
прекрасной и неотразимой, хотя жить ей предстоит
всего несколько месяцев. Промысл Божий забо­
тится обо всем. Конечно же, прежде всего о челове­
ке, душа которого бессмертна.
Человек наших дней не полагается на Про­
мысл Бога, не удовлетворяется необходимым. Он
хочет много приобретать и весь мир сделать сво­
ей собственностью. Поэтому нет конца его по­
печениям, его внутренняя тревога не уменьшает­
ся, а жизнь становится мучением.
Но человек Божий может впасть и в другую
крайность — в «беспопечительность Ангелов»,
ему не подобающую. Несчастье, которое произо­
шло с аввой Иоанном Коловым, описанное в «Па­
терике», весьма поучительно.
Однажды сказал авва Иоанн своему старше­
му брату:
—Я хочу быть свободным от забот, как свобод­
ны от них Ангелы, которые не работают, а служат
непрестанно Богу,—и, сняв с себя одежду, удалил­
ся в пустыню.
Но не прошло и недели, как он вернулся к бра­
ту. Постучал в дверь, а тот спросил его изнутри:
— Кто там?
— Иоанн, брат твой.
И отвечал тогда старший брат:
— Иоанн стал Ангелом, его нет больше среди
людей.
Иоанн упрашивал его:
— Я это, я.
Но не отворил ему брат, оставив скорбеть до
утра. А открыв наконец, сказал:
— Ты — человек, и тебе необходимо работать,
чтобы прокормить себя.
И поклонился ему Иоанн:
— Прости меня, брат63.
Утешая людей
В Церкви мы часто встречаем священнослу­
жителей и мирян, которые имеют ревность по
Боге, но не по разуму (ср.: Рим. 10, 2). Деятель­
ность таких твердолобых людей наносит Церк­
ви только ущерб, ибо они воображают, что их
ревностью управляет «правильное и полное
знание о Боге и о наших обязанностях по отно­
шению к Нему».
Христос призывает нас не давать святыни псам,
не бросать жемчуга перед свиньями (ср.: Мф. 7, 6).
Собакам и свиньям уподобляются те, кто живет
нечестиво и бесстыдно и погружен в ров своих
страстей. Эти люди не готовы воспринять святое
таинство веры и христианского учения. Существу­
ет опасность, что духовные жемчужины Евангелия
будут попраны, а его глашатаи осмеяны. Поэтому
требуется многое рассуждение, чтобы правильно
преподносить таким людям слово Божие и не
вызывать у них противодействия.
Думаю, в наши дни главное — это утешение,
которое дает Церковь всем труждающимся и обре­
мененным (ср.: Мф. 11, 28). Пусть люди почув­
ствуют, что Христос прощает, любит и укрепляет.
И ошибаются те священники, которые ведут се­
бя с людьми жестко и сурово, не понимая своей
священной миссии. Клирики не имеют никакой
обычной власти. Их единственное оружие —
любовь, которая милует всех без исключения, ни
с кем не воюет, никого не осуждает и приручает
даже дикарей.
В кого превращаются лицемеры
Лжепророки имеют с лицемерами общие свой­
ства. Для того чтобы воздействовать на народ, они
предстают перед ним в обличье его благодетелей,
незлобивых людей Божиих, желающих беско­
рыстно вести всех к истине. Они рядятся в невин­
ных и кротких овечек, в то время как внутри суть
волки хищные (Мф. 7, 15).
О притворщиках Христос сказал то самое
жгучее «увы» — слово, актуальное до сегодняш­
него дня, ибо лицемерие — излюбленная метода
тех, кто прибегает к религии не ради спасения ду­
ши, а ради наживы. Такие люди были, есть и бу­
дут. Лжепророки вносят смуту, ради достижения
своей цели они не брезгуют никакими средства­
ми. В трудные минуты, когда истинные правед­
ники дают им отпор, они сбрасывают овечьи
шкуры и превращаются в агрессивных и хищных
волков. Лицемерие — это состояние удушья, кото­
рое не может долго переносить ни один человек.
Поэтому лицемеры время от времени выплески­
вают свою злобу на тех, кого не в силах убедить.
Их повадки от лукавого.
Да будут они разоблачены
Лицемеры да будут раскрыты, чтобы они не
приводили в заблуждение народ. Добродетель­
ный человек никогда не станет притворщиком.
Лукавый и корыстолюбец рядятся в одежды благо­
честия, чтобы завоевать славу без малейшей ду­
ховной борьбы. Христос говорит, что лицемеров
можно распознать по их делам. Как не собирают
с терновника виноград, а с репейника смоквы
(см.: Мф. 7, 16), так и лицемер не может совер­
шать добрых дел. Худое дерево не может прино­
сить плоды добрые.
Пожизненная духовная борьба
Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Госпо­
ди!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий
волю Отца Моего Небесного (Мф. 7, 21). Те, кто
только называют себя христианами, а живут, как
остальные люди, не знающие Христа, не стара­
ясь следовать воле Бога и изменить образ своей
жизни, не войдут в Царство Небесное.
Правда, таких, кто принял эти слова Христа
и вышел на поле пожизненной духовной брани,
не много. Это люди Божии. Они подобны мужу
благоразумному, который построил дом свой на
камне (Мф. 7, 24). Ему не страшны никакие бе­
ды. Льют дожди, реки выходят из берегов, дуют
буйные ветры, а дом его стоит незыблемо, потому
что основан был на камне (Мф. 7, 25).
К сожалению, многие люди забыли о воле
Бога. Их не волнует рай, ибо они слабы и равно­
душны. Их жизнь полна падений и неудач. Они
подобны человеку безрассудному, который построил
дом свой на песке (Мф. 7,26). При первом же дожде
хлынули стремительные воды из рек и подули
сильные ветры, и упал дом тот, ибо не имел осно­
вания. И было падение его великое (Мф. 7, 27).
Каждому необходимо укрепить свою веру и
принять твердое решение начать духовную борь­
бу, уповая на то, что милость Божия будет укреп­
лять его во все дни жизни. Иначе дом его строит­
ся на песке.
В духе жертвенности
Многие подступаются к Церкви с корыст­
ными намерениями, как тот книжник, пришед­
ший ко Христу со словами: Учитель! я пойду за
Тобою, куда бы Ты ни пошел (Мф. 8, 19). Однако
Христос мягко отклонил его предложение: лиси­
цы имеют норы и птицы небесные — гнезда, а Сын
Человеческий не имеет, где приклонить голову
(Мф. 8, 20).
Христос всегда был в пути и не имел постоян­
ного жилища. Рядом с Ним не мог надолго задер­
жаться корыстолюбивый человек. Прошли века,
и появились священнослужители, забывшие об
этом примере Христа. Сегодня среди других при­
шли в Церковь и те, кто хочет обеспечить себе до­
ходную профессию. К сожалению, подражатели
Иуды живы во все времена.
Вину новому — мехи новые
Человек, решивший принять в себя слово Бо-
жие и всеми силами старающийся приложить его
к своей жизни, должен разрушить свое ветхое, ху­
дое здание и начать строить новое с самого основа­
ния из священных строительных материалов, до­
ставляемых Церковью. Иначе дело его обречено на
провал. Ибо невозможно поставить дом на зыбком
фундаменте, то есть, сохраняя греховный образ
жизни, искать жизни духовной. Быть может, мы
и не забыли об этой истине, как и о многих дру­
гих, но истолковываем ее все же превратно. Поэто­
му некоторые наши духовные старания плодов не
приносят и сходят на нет, лишь только из нас
выйдет пар первого энтузиазма.
К этому относятся два образа, использованные
Христом. Они показывают, что Его учение не смо­
гут принять люди, прилепившиеся к внешнему,
ветхому и тленному и не имеющие никакого жела­
ния пересмотреть свои ошибочные убеждения.
Это верно для современных людей, которые, со­
храняя свои мирские, по большей части греховные
привычки, хотят их совместить со словом Божи-
им, забывая о невозможности этого. Христос при­
водит пример с ветхой одеждой. Никто, говорит
Он, не приставляет заплаты из небеленой ткани,
ибо она твердая и только расширит дыру в поно­
шенном платье. Не вливают также, продолжает
Христос, вина молодого в мехи ветхие, то есть не
оставляют виноградное сусло бродить в мехах вет­
хих, потому что прорываются мехи, и вино вытека­
ет. Но наливают вино новое в мехи новые, чтобы
сохранить и то и другое (ср.: Мф. 9,16—17).
Без пастырей
Христос испытывал сострадание и боль за мно­
жество людей. Он видел их духовную жажду и
болел душой о них. Его заботил тот факт, что на­
род не знает волю Бога и живет во мраке. Он срав­
нивал людей со стадом овец, не имеющим пасты­
ря. В те времена люди были заброшены и жили
без ревностных пастырей, способных донести до
них утешительное слово Бога. Они рассеялись
(ср.: Мф. 9, 36) и каждый миг подвергались опас­
ности, были подобны полю, полному зрелых ко­
лосьев, но не имеющему жнецов. Жатвы много,
а делателей мало (Мф. 9, 37). Это огорчало Христа.
Он болел душой и не успокаивался ни на миг. Он
непрестанно учил и исцелял телесные недуги.
Всечасно творил чудеса.
К сожалению, то же самое происходит с людь­
ми и сегодня, две тысячи лет спустя. Христиане
живут без пастырей. Тысячи, многие тысячи хрис­
тиан остаются без духовного окормления в городах
и весях. Слово Божие не возвещается им, любовь
Христа не изливается через священнослужителей
страждущим. Священники стали более черствы­
ми, им нравится власть, мирской авторитет, они
гонятся за служением в кафедральных соборах и на
доходных приходах. Вот если бы боль Христа стала
их собственной болью, то положение современ­
ных христиан не было бы столь плачевным.
Здесь необходимо сказать о заброшенных хра­
мах в селах, где нет священников. Печальное зре­
лище. Храмы неухоженны. Заросшие травой дво­
рики, опутанные паутиной деревянные балки в
храме, прохудившиеся оконные рамы, подсвеч­
ники, забитые свечными огарками, грязный пол,
запыленные иконы, забрызганные маслом лам­
пады, притвор, превращенный в склад, и всякое
безобразие, какое только может вообразить ум че­
ловеческий. То же, даже хуже, в алтаре. А раз дом
Божий пребывает в таком состоянии, то легко за­
ключить, в каком состоянии находятся люди.
Первое дело каждого епископа — рукополо­
жение священников для сельских храмов. Если,
правда, и прошло то время, когда желающие
стать священнослужителями собирали подписи
прихожан в свою поддержку и несли их еписко­
пу, прося о хиротонии, то необходимо, чтобы
наконец епископы начали проявлять большую
обеспокоенность и спешили разузнавать повсю­
ду, чтобы отыскать самых достойных из тех, кто
имеет склонность и желание стать священником.
Нельзя забывать, что жатва многа, а грех торже­
ствует. Есть люди, которые страдают без пасты­
рей и литургии, и их сетования совершенно
справедливы. Призыв Христа: молите Господина
жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою
(Мф. 9, 38), —да будет услышан каждым христи­
анином, имеющим доброе произволение.
Доброта и простота
Грех овладел людьми. Человек не колеблясь
удовлетворяет свои страсти. Сладострастие заглу­
шает голос совести. Люди очерствели. Поэтому
они смотрят на Церковь как на врага и нападают на
нее всяческими способами. Священнослужители,
преемники апостолов, призваны жить как овцы по­
среди волков (ср.: Мф. 10, 16) и учить о Христе,
с открытым лицом идя навстречу многим опасно­
стям. Однако мы видим такие случаи, когда клири­
ки похожи не на овец и ведут себя агрессивно, счи­
тая, что так они действительно пасут народ Божий.
И таких примеров много. Полагаю, это происходит
оттого, что такие клирики не имеют ни малейшего
представления о духовной жизни. Бездумное и
прямолинейное рвение ведет их к поведению непо­
добающему и наносящему вред Церкви, которой
нужно заботиться о христианах, а не раздражать их.
Христос хочет, чтобы священнослужители были
мудры, как змии, и просты, как голуби (Мф. 10, 16).
Мне вспоминается случай, когда один кли­
рик, в порыве негодования пытавшийся воспре­
пятствовать деятельности иеговистов, приходив­
ших в его село, добился своей категоричностью и
грубостью того, что христиане восстали против
него самого, а не против сектантов, на которых
никто до этого, по сути дела, не обращал внима­
ния. Угрозы, расправы, проклятия, анафемы —
вот те «пастырские» орудия, которые использо­
вал священник, обращаясь, естественно, к своим
прихожанам, а отнюдь не к еретикам.
Клирикам и мирянам приличествуют добро­
та и простота. Наше поведение пусть будет про­
сто, как поведение монаха, который выражает
свои чувства непосредственно, целомудренно,
искренно, всегда сохраняя на лице свет тишины
рая, о котором тоскует.
Пророк Исаия предсказал о Христе, что Он не
воспрекословит, не возопиет, и никто не услышит
на улицах голоса Его; трости надломленной не пере­
ломит, и льна курящегося не угасит, доколе не
доставит суду победы (Мф. 12, 19—20; ср.: Ис. 42,
2—4). Это значит, что Он не станет спорить и кри­
чать и не будет больше раздаваться на площадях
Его голос. Души, подобные надломленному трост­
нику, Он не сломает и не угасит сердцй, подобные
догорающему фитилю, в которых тлеет Божест­
венное просвещение до того времени, когда воца­
рится закон Бога в сердцах всех людей.
Христос учил и чудотворил тихо. Он настойчи­
во просил людей не разглашать Его чудес. Он
сострадал страждущим, как никто другой на земле,
помогал грешникам и вел их ко спасению, ибо они
имели нужду во враче (ср.: Мф. 9, 12). Вот пример
Христа, о котором мы, к сожалению, забываем.
«Земля благая»
Многие утверждают, что слово Божие не тро­
гает людей. Особенно в наши дни, когда житей­
ские попечения и частые скорби иссушили сердце
человека. Другие уверяют, что неустанная пропо­
ведь в конце концов может принести долгождан­
ный результат. Так обычно говорят проповедники,
которым не хочется признать, что их красноречие
не находит отклика. Этим вызван их неоправдан­
ный оптимизм, и проповедуют они без остановки.
Притча о сеятеле (см.: Мф. 13, 4—23) дает пищу
для размышления, помогает отыскать причины,
по которым слово Божие не всегда приносит пло­
ды. Первая причина — в слушателях, и лишь вто­
рая — в проповедниках.
Согласно притче, сеятель сеял в поле и семена
падали повсюду. Однако урожай бьш не тот, како­
го он ожидал. В четыре разных места упали семе­
на и только в земле доброй принесли плод. Те, что
упали при дороге, на камни и в терние, не при­
несли плода, ибо там не было благоприятных
условий для роста.
То же происходит с услышавшими слово Бо­
жие. Многие слышат, но не многие воспринимают
его и прилагают к своей жизни. Эти последние —
земля добрая и плодородная, приносящая урожай.
Каждый в меру дара, данного ему Богом, ведет ду­
ховную борьбу, принимая слова Евангелия в свое
сердце, как земля — семена. В духовной влаге, со­
здаваемой непрестанным покаянием и смиренно­
мудрием, слово Божие действует в человеке, то
есть изменяет и очищает его. Так приумножаются
добродетели и человек делается чистым, не уны­
вает в скорбях и гонениях, не задыхается из-за
попечений века сего и призрачного богатства.
Когда слово Божие пустит в душе корни, то лука­
вый уже не может похитить посеянного в сердце
(ср.: Мф. 13, 19).

Слово Божие и его распространение похожи


на маленькое горчичное зернышко. Несмотря на
то что оно меньше всех других , посеянное и
вызревшее, оно бывает больше всех злаков (ср.:
Мф. 13, 32), становится целым деревом, в ветвях
которого находят пригодное для гнезд место пти­
цы небесные.
То же происходит и с Церковью. Без мирской
силы, без давления на людей, смиренно и негром­
ко ведет она свою проповедь, задевающую струны
человеческой души. Имеющие доброе произволе­
ние обретают в ее недрах покой и начинают вли­
ять примером своей светлой жизни на близких.
Эти люди становятся духовной закваской общест­
ва (см.: Мф. 13, 33).
Результаты этого таинственного делания по­
трясающи. Каждый человек, принявший Духа
Святого, изменяется внутренне и ликует. Он нахо­
дит сокровище Царства Небесного и чувствует се­
бя счастливым. Он подобен продавшему все, что
имел, ради приобретения поля, на котором спря­
тано сокровище (см.: Мф. 13, 44).
В Церкви всегда обретаются такие верные
чада, которые отказываются от своего «я» ради ее
спасительного слова. На них зиждется ее миссио­
нерское служение. Вначале были апостолы, затем
мученики, после них преподобные и святые, а се­
годня те, кого не увлек водоворот греха, те, кто
вошел в русло православного Предания и живет
по наставлениям Церкви, то есть с постом, молит­
вой, милосердием и внимательным хранением за­
поведей Божиих. Такие люди есть в монастырях,
есть и в миру. В них наша надежда и утешение.
В Церкви собраны люди из разных социаль­
ных слоев. Бедные и богатые, образованные и
неграмотные, занимающие важные посты и про­
стые люди. Но посмотрим на них иначе. Есть свя­
тые, есть грешники, воздержные и невоздержные,
кающиеся и каяться не хотящие, смиренные и
гордые, люди, живущие богатой духовной жиз­
нью, и те, кто в духовную жизнь еще не вступил.
Церковь словно сеть, брошенная в море: она ула­
вливает рыб всякого рода (Мф. 13, 47). Ее пропо­
ведь привлекает разных людей.
Необходимо, чтобы христиане находили спо­
собы сосуществования через любовь, молитву,
стойкость, кротость и великодушное терпение.
Человек, имеющий элементарный духовный опыт,
не станет в горячке делить всех на праведников
и нечестивых. Он знает, что это дело Ангелов, а не
его и не клириков Церкви. Сегодня — пора ловли,
а завтра Ангелы вынут сети и отделят рыб добрых
от негодных. До тех же пор пусть каждый постара­
ется стать немного более духовным и вместе с тем
оказать любовь братьям.
«Как дети»
Ученики спросили однажды Христа, кто боль­
ше в Царстве Небесном, и Он ответил им: истинно
говорю вам, если не обратитесь и не будете как
дети, не войдете в Царство Небесное (Мф. 18,1,3).
Он подозвал к Себе ребенка и поставил его посре­
ди них. Таким наглядным способом Он дал урок,
который следует держать в уме и которому надо
стараться следовать в жизни.
Но чем же особенным обладают дети, чего ли­
шены взрослые? Даже на самых незатейливых при­
мерах легко убедиться, что дети просты и не мыс­
лят зла. Они охотно учатся, слушают, радуются
красоте. Их сердце податливо, они быстро пере­
нимают любовь взрослых. Их страсти не успели
развиться, поэтому они легко изменяются, исправ­
ляют свои ошибки, следуют примеру. Дети смиря­
ют свое собственное «я» и слушаются родителей.
Вот бы нам, взрослым, стяжать хоть немного прос­
тоты и смиренномудрия детей!
Препятствие — наши близкие
Люди, которые стремятся к духовной жизни и
стараются возделывать ее в себе без уступок и по­
блажек греху, сталкиваются со многими трудно­
стями, в первую очередь со стороны близких. На­
чинается с советов, за ними следуют иронические
насмешки, и наконец ситуация обостряется до
предела. Для человека Божия семейная атмосфера
становится чуждой и тягостной. Ему приходится
держать при себе свои суждения, не высказывать
своего мнения, жить в постоянной тревоге, кото­
рая приводит к душевной безысходности. Это со­
стояние опасно и нуждается в особом внимании.
Утешительные слова Христа: Если же рука
твоя или нога твоя соблазняет тебя, отсеки их и
брось от себя: лучше тебе войти в жизнь без руки
или без ноги, нежели с двумя руками и с двумя нога­
ми быть ввержену в огонь вечный (Мф. 18, 8) —
пусть воодушевят его. Если близкие люди угнета­
ют и ранят, стоит применить совет Христа, то есть
внутренне отгородиться от них. Быть может, это
жестокий и бескомпромиссный совет, но нет со­
мнения в том, что немного времени спустя отно­
шения нормализуются. А есть вероятность, что,
более того, они и сами обратятся к Богу, и в доме
воцарится новая атмосфера всеобщей жажды ду­
ховной жизни.
Пастырь добрый
Простыми и смиренными должны быть хрис­
тиане. Как дети, по слову Христа, они унаследу­
ют рай. Однако часто люди Божии встречаются
лицом к лицу с опасностями и подвергаются на­
падкам. Диавол разными способами старается
оторвать их от Церкви и ввергнуть в отчаяние. По­
этому им необходимо всегда держать в памяти
пример доброго пастыря, чтобы набираться сил
и храбрости. Ведь Сам Христос заверил нас, что
нет воли Отца Небесного, чтобы погиб один из
малых сих {ср.: Мф. 18, 14).
Эта утешительная истина образно выражена
в притче о пастыре, имевшем сто овец. Случилось,
что одна из них заблудилась. Это так встревожило
пастыря, что он оставляет девяносто девять в горах
и спешит искать повсюду заблудившуюся, чтобы
спасти ее. И если случится найти ее, он радуется
о ней более, нежели о девяноста девяти незаблудив-
шихся (ср.: Мф. 18,13).
Если интерес человека к пропавшей овце так
велик, то что можно сказать о любви Бога, послав­
шего Своего Сына для спасения людей? Словами
ее не выразить. Однако скажем, как проявляется
любовь Божия. Нетрудно ответить: по промышле­
нию Бога разными способами. Одни из них явны,
другие —тайны и непостижимы для человеческих
чувств. Но для большинства людей любовь Бога
открывается через служителей Церкви. Они при­
званы Богом заботиться о словесных овцах стада
Христова, печься о заблудших с особенной чутко­
стью и осторожностью.
Вероятно, у многих найдутся небезоснова­
тельные жалобы на некоторых священников, чер­
ствых и бессердечных. Это правда. Поэтому дай
Бог когда-нибудь стяжать нам искреннюю любовь
и бескорыстие. Ибо без любви к пастве и без за­
боты о ней и пастыря нет.

О ПОКАЯНИИ
Вот уже тринадцать дней я в монастыре. Сбор
мой велик. Славлю Бога за это. Но еще есть мир.
Меня ждет семья, два маленьких прихода оста­
лись без пастыря. Возвращаться не хочется. Од­
нако близится конец моего пятнадцатидневного
паломничества, и я боюсь не успеть обсудить со
Старцем еще несколько интересных и занимаю­
щих меня тем.
— Христос посреди нас,— говорит утром Ста­
рец, протягивая мне антидор и улыбаясь.
Он, по всей видимости, уже прочел «Текст
послушания». Около одиннадцати мы снова на
знакомом балконе.
— Я прочел, отче, твой текст. Меня обрадова­
ло, что ты, будучи многодетным священником
и имея множество попечений, думаешь по-мона­
шески. Продолжай в том же духе, и Бог благосло­
вит твои труды. Священники должны сохранять
консервативный дух и не поддаваться мирским
изменениям. Иначе что они скажут современным
людям о православной духовности! Как расшеве­
лят тех, кто не знает Бога!
Благодарю Старца за добрые слова и прошу
его в оставшиеся дни поделиться своими размыш­
лениями о нескольких духовных проблемах.
— Все, о чем мы говорили до сегодняшнего
дня, можно было бы назвать введением в духовную
жизнь. Конечно, существуют многие темы, кото­
рые мы не затронули и которые касаются сущно­
сти духовной жизни,— говорит Старец.
— Святой Иоанн Лествичник называет покая­
ние договором с Богом о новой жизни64, который,
к сожалению, нами не всегда соблюдается. Повто­
ряющиеся грехи запинают нас, и мы не продвига­
емся вперед в новой жизни. Мы много грешим
и мало каемся. Я бы хотел напомнить о людях,
погрязших, как и мы, в грехе, но затем раскаяв­
шихся и все оставшееся время жизни посвятив­
ших подвигу стяжания добродетелей. Необходимо
подражать этим людям. Они вызывают восхище­
ние, ибо принесли покаяние от всего сердца, бы­
ли удостоены великих наград за свои добродетели,
в мире отошли ко Господу, многими знамениями
и чудесами прославившему их исход.
— Сотворите плод, достойный покаяния (ср.:
Мф. 3, 8). Эти слова призывают человека к покая­
нию. Необходимо знать, что покаяние совершается
в уме, но оно не просто мысли, а сопровождается
плачем, телесными подвигами, горячей молитвой,
неослабным усердием в стяжании добродетелей.
С их помощью человек укрепляется в покаянии,
и принятое им решение о новой жизни становится
бесповоротным. О таком случае рассказывает пре­
подобный Палладий.
В одном городе жил некий юноша. Он жил
в грехе. И вот однажды, по воле Бога раскаяв­
шись, он оставил грешную жизнь и затворился во
гробе. Там он оплакивал свои прегрешения ден­
но и нощно. Через неделю бесы яростно атакова­
ли его: напоминая о прошлом, они подстрекали
подвижника покинуть место покаяния и вернуть­
ся к нечистой жизни. Однако он не внял их нау­
щениям. Тогда демоны избили его до полусмерти
и исчезли. Когда об этом узнали родные, они при­
шли к юноше и уговаривали его пойти вместе с ни­
ми домой. Но он не уступал ни нападкам демо­
нов, ни мольбам домашних, которые посетили
его и еще раз. Он был так несгибаем в своем по­
каянии, что бесы, напавшие на него в третий раз
и беспощадно исколотившие, закричали: «Ты по­
бедил, победил, победил!».
После этого страшного испытания юноша
больше не встречал искушений и подвизался в
добродетели до конца своей жизни, не оставляя
гроба. Бог принял его покаяние и удостоил дара
чудотворения65.
За нашей беседой следит монах Панарет. Ста­
рец просит его кратко пересказать житие препо­
добного Моисея Мурина, того свирепого разбой­
ника, который раскаялся, принял монашеский
постриг и даже стал святым. Панарет из послуша­
ния Старцу начинает:
— Моисей Мурин, до того как стать монахом,
был в услужении у одного богатого правителя. Мо­
исея отличали необузданность нрава и свирепый,
злодейский характер, поэтому хозяин в конце кон­
цов не выдержал и прогнал его. Бывший слуга за­
нялся воровством и разбоем. Благодаря своему
крепкому телосложению он быстро сделался гла­
варем разбойничьей шайки. Вот какова была сте­
пень его тогдашнего разложения.
Однажды ночью Моисей, направляясь на
свое разбойничье дело, проходил мимо стада
овец. Собаки учуяли его, залаяли и тем самым
помешали ему совершить свое гнусное намере­
ние. Он рассвирепел и решил любым способом
убить ни в чем не повинного пастуха. Однако
поиски стада с пастухом закончились безрезуль­
татно. Разъяренный Моисей обошел всю округу и
лишь через несколько дней узнал, что пастух —на
противоположном берегу разлившейся реки Нил.
Половодье не смутило великого разбойника.
Одержимый местью, он недолго думая скинул
одежду, взял в зубы нож и бросился в речную
стремнину. Он переплыл на противоположный
берег и там с радостью обнаружил стадо, за кото­
рым охотился.
Пастух, заметив приближающегося разбойни­
ка, в страхе бежал и спрятался в укромном месте.
Моисей, не найдя пастуха, набросился на стадо
и зарезал четырех отборных баранов. Он связал
их, дотащил до реки и переправил на другой бе­
рег. Там он остановился в подходящем месте,
разделал баранов, нажарил мяса, продал шкуры,
чтобы купить вина, и довольный вернулся в свое
убежище.
Так вот, этот отпетый разбойник однажды рас­
каялся. Он пролил много слез и пошел по пути
монашества. Он принял на себя великие подвиги
и отражал нападки бесов тысячи раз. Поэтому и
получил награду от Бога и был прославлен как ве­
личайший святой нашей Церкви, оставивший
семьдесят учеников, уверенно шедших путем ду­
ховной жизни, которой их научил Моисей66.
Старец, размышляя над житием святого Мои­
сея, говорит:
— Есть нерадивые и ленивые души. Они
духовно не преуспевают, ибо легко впадают в от­
чаяние. К ним требуется особый подход, который
привел бы их к покаянию. Святая Синклитикия
советовала хвалить таких людей и поощрять даже
в том случае, если ничего выдающегося они не
сделали. Ибо страшнейший из всех грехов — от­
чаяние, которое отрезает путь покаянию и ведет
душу к погибели. Но пойдем дальше.
Покаяние должно стать крутым поворотом в
жизни каждого. Авва Исаия говорит, что покаяние
«рождает нового человека и ему, словно младенцу,
приносит молоко от святых своих сосцов»67. Рас­
каявшийся в своем греховном прошлом начинает
обновленную жизнь и успокаивается в покаянии,
подобно малышу в объятиях любящей матери. Ха­
рактерен диалог из «Патерика» между аввой Сисо-
ем и одним монахом:
«Я пал, отче, как мне быть?» — «Вставай»,—
просто ответил старец. «Я встал, авва, но снова
пал»,— исповедал свою боль брат. «Но что же тебе
мешает подняться снова?» — «До каких же пор
будет так?» — спросил брат. «До тех пор, пока не
настигнет тебя смерть или в падении, или на
высоте. Разве не сказано: Где найду, там и сужу
(ср.: Иез. 33, 13, 16)? — пояснил авва Сисой.—
Молись Богу, чтобы в последний миг Он застал
тебя восставшим в священном покаянии»68.
Этот мудрый ответ аввы Сисоя очень важен
для людей, которые легко впадают в отчаяние. По­
каяние вселяет оптимизм в слабые души. Подни­
мает, укрепляет, поддерживает и ведет к спасению.
— Многих христиан,— говорю я Старцу,—
терзают сомнения: а простит ли Бог прегрешения,
в которых они покаются? Им кажется, что чем
серьезнее грех, тем больше времени требуется на
покаяние.
— Не стоит забывать, что грех и время покая­
ния не прямо пропорциональны. Если покаяние
искренне, а решение начать новую жизнь прочно,
то время покаяния сокращается. Бог человеколю­
бив и тотчас прощает наши грехи. Преподобный
Пимен учил относительно этого так:
«Я впал в великий грех, авва,— говорил ему
ученик,— и мне надобно по крайней мере три го­
да, чтобы покаяться». — «Это слишком долго»,—
отвечал ему преподобный. «Достаточно трех меся­
цев?» — «И это многовато. Скажу тебе так: если
покаешься от души и не повторишь того же само­
го греха, в три дня простит тебя Господь»69.
Покаяние,— продолжает Старец,— утончает
душу человека и облагораживает ее. Возрожден­
ный человек начинает исследовать свое прошлое,
вспоминать о тех, кого он соблазнил своей грехов­
ной жизнью. Но здесь кроется опасность: сети
диавола, которые могут перегородить человеку
путь покаяния. И, хотя мы считаем разумным и
необходимым анализировать случаи с соблазнен­
ными нами братиями, думаю, что этот духовный
опыт приобретать не обязательно, а братиям боль­
ше поможет наше собственное покаяние.
Давайте вспомним того диакона, который со­
грешил прямо в монастыре, и был страшный для
всех соблазн. Согласно «Патерику», он пошел пос­
ле этого к старцу. Тот принял его и благословил
укрыться в одном темном чулане для покаяния.
Никто не знал, где находится диакон. А он в суро­
вом посте принес подлинное покаяние Богу, не­
престанно оплакивая свой грех.
В то время на реке Нил произошло озада­
чившее всех необычное явление: река не разли­
лась в срок и уровень воды не поднялся, затруд­
няя возделывание земель в Египте. Это событие
обеспокоило всех, разумеется и монахов, которые
молитвами с крестными ходами просили Бога о по­
мощи. Тогда было открыто одному святому стар­
цу, что, покуда не выйдет согрешивший диакон,
не поднимется вода в реке. Ему было также указа­
но место, где скрывался монах. Отцы заставили
диакона покинуть свое убежище и помолиться
о поднятии вод в Ниле. Его молитвы умилостиви­
ли Бога, и пришли обильные воды, оросившие всю
область. «И так они получили пользу от покаяния
того, кто прежде стал причиной их соблазна, и про­
славили Бога»70.

Во второй половине дня мы продолжаем бесе­


ду о покаянии. Старец говорит, что есть множество
способов покаяния, и просит Панарета переска­
зать что-нибудь, имеющее отношение к этой теме,
из «Евергетиноса». Он начинает повествование:
— Два монаха были побеждены бесом блуда.
Они оставили место своего подвижничества и ста­
ли жить с женщинами. Спустя довольно долгое
время бывшие монахи встретились и поделились
друг с другом полученным горьким опытом. Осоз­
навая тяжесть своего прегрешения и боясь вечно­
го огня, они решили вернуться в пустыню для по­
каяния. Там старцы приняли их и приказали им
не выходить из затвора целый год, вкушая лишь
хлеб да воду.
За этот год подвига и покаяния оба монаха,
столь похожие прежде, совершенно изменились.
Один стал бледным и изможденным, в то время
как другой выглядел цветущим и радостным. Стар­
цы дивились, не в силах объяснить эту перемену.
Откуда такая разница, если и тот и другой целый
год провели в одинаковых условиях, совершая
равный подвиг и вкушая пищу поровну?
Вначале попросили изможденного монаха рас­
сказать о своих помыслах во время затвора в келье.
Тот ответил: «Я непрестанно думал о грехах, кото­
рые совершил, и о муке, в которую попаду после
смерти. От страха вечного наказания прильпе кость
моя плоти моей» (Пс. 101, 6).
Тот же вопрос задали старцы и другому монаху,
который выглядел совершенно иначе. И услышали
в ответ: «Я благодарил Бога, ибо Он не оставил
меня умереть в грехе, но исторг из нечистоты мира
и страха будущего наказания и привел сюда, к ан­
гельскому житию. Я непрестанно думал о Боге,
о Его любви и пребывал в духовной радости».
Старцы, услышав рассказы братий, сказали,
что их покаяние равно перед Господом71.
— Вот перед нами два вида покаяния,— по­
ясняет Старец,— Два духовных пути, ведущих
к одной цели. Первый — путь горечи и слез. Дру­
гой — путь благодарения и радости. Человеколю­
бивый Бог показывает нам оба пути для того,
чтобы мы могли избрать для себя более подходя­
щий. Не все люди одинаковы. Есть чувствитель­
ные, есть более чувствительные, а есть чрезмерно
чувствительные. В соответствии со своей наклон­
ностью каждый выбирает свой путь покаяния.
Мы восхищаемся обоими монахами, их духов­
ной свободой, полученной после добровольного
заточения в келье и лишения практически всех
земных благ. Телесное воздержание было необхо­
димым условием для получения ими духовной
свободы.
— Я думаю, Геронда, что, говоря о покаянии,
необходимо коснуться темы плача и слез. Это инте­
ресно и особенно волнует верующих в наши дни.
— Необходимо, отче, сказать и об этом. Итак,
духовная работа над плачем начинается с само­
познания. Человек, лишь только вступит на путь
Божий, начинает чувствовать, что он — грешник.
Он исследует свое прошлое и опечаливается им.
Таким образом в нем утверждаются прочные ос­
новы для благодатного изменения, которое после­
дует затем. Семя плача таинственно прорастает на
пажити души, и человек, укрепляемый Божествен­
ной радостью, приближается к Богу. Однако не­
обходимо знать учение отцов об этом, чтобы убе­
речь себя от крайностей и разных заблуждений.
Прости меня, отче, за монолог.
— Ваш монолог — необходимость, Геронда,
мне нечего добавить. Я, к сожалению, никогда не
испытывал плача о Боге, поэтому умолкаю.
— Страх перед вечным мучением порождает
сердечное умиление. Жажда Бога овладевает ду­
шой, которая изнуряет себя слезами. Эти слезы
очищают духовные чувства и устремляют их к Цар­
ству Небесному. Душа постепенно разогревается
желанием небесной радости, по словам святого
Григория Двоеслова. В страхе быть осужденной
она трепещет в священном нетерпении: когда же
наконец покажется он, Град грядущий, исполне­
ние ее горячего желания? Слезы, сопровождаю­
щие это ее устремление, не обычные слезы. В них
нет ни горечи, ни страха. Это плач и радость одно­
временно. Душа напряжена в духовной борьбе,
крепнет ее вера в то, что человеколюбивый Бог
помилует ее.
Авва Исаак говорит, что есть слезы, которые
обжигают, и слезы, которые орошают. Первые
вызваны страхом, вторые —любовью. Первые те­
кут из-за грехов, они иссушают плоть и обжига­
ют, вызывая душевную боль. В то время как вто­
рые приходят им на смену и приносят духовную
радость72.
Для того чтобы стяжать эти вторые слезы, ко­
торые придают силы и укрепляют тело, просветля­
ют лицо печалующегося, необходимо пролить
сперва слезы покаяния. Иного пути нет. Часто
внешние факторы влияют на человека, и он быва­
ет не способен продвинуться в делании плача.
Один старец говорил, что находящийся среди лю­
дей приобретает плач, только когда отсекает свою
волю и не обращает внимания на грехи других. Так
ум сосредотачивается и в сердце рождается прино­
сящая слезы скорбь о Господе.
Человеку необходимо часто размышлять о сво­
их грехах, о наказании, о смерти, о тех, кто жил
прежде него. Подобные мысли приводят челове­
ка в состояние сердечного умиления, когда он,
разумеется, успокаивается. Но если они не задер­
живаются в уме, а тотчас сменяются иными, вра­
щающимися вокруг житейских попечений, то
плач не сохраняется и не приумножается. Они
просто дают мимолетный повод для него, и не
более того.
Необходимо непрерывное делание, чтобы че­
ловек научился сохранять умиление в сердце.
Авва Лонгин говорил по этому поводу: «Пост
усмиряет сердце, бдение очищает ум. Безмолвие
порождает плач, плач омывает человека и избав­
ляет его от греха».
Сам он испытывал великое умиление во
время молитвы и псалмопения. Когда однажды
ученик спросил его, является ли духовным пра­
вилом для монаха плакать на молитве, он отве­
тил: «Да, дитя мое, это правило, выполнения
которого желает от нас Бог в этой жизни. Ибо
изначально Бог создал человека не для плача,
но для радости, благодарения и славословия.
Он был чистым и безгрешным, как Ангелы. Од­
нако после грехопадения появилась необходи­
мость в плаче».
Авва Пимен как-то, находясь в состоянии бо­
жественного восторга, плакал. Его увидел авва
Исаак и спросил, где он был. Богоносный старец
отвечал: «Мой ум был возле Креста Спасителя, там,
где стояла Богородица и плакала. Я желал бы вечно
плакать так, с такой же болью, как Богородица,
о Распятом Сыне. Ибо плачущий внимателен к
своей жизни»73.
Авва Исаия перечисляет некоторые призна­
ки истинно плачущего человека, которые я счи­
таю полезным привести здесь для прояснения
обсуждаемого вопроса. При таком плаче ум и
чувства человека отдаляются от всего суще­
ствующего и происходящего вокруг него. Так он
сохраняет сосредоточенность в молитве и бывает
занят исключительно своими грехами. Он не
осуждает ближнего, не воздает никому злом за
зло и не переживает из-за того, что сделал ближ­
ний без его ведома. Он не высказывает своего
суждения о ком бы то ни было, не оскорбляется,
когда его пристыжают или не замечают, не при­
нимает близко к сердцу хвалебных слов, не ищет
знакомств с важными светскими персонами.
Наконец, он не навязывает своего мнения, даже
если оно и правильно74.
Соблюдая все вышеперечисленное, плачущий
христианин не должен на этом успокаиваться, по­
мня о всевозможных ухищрениях диавола, кото­
рый может, к примеру, вселить беспокойство, на­
поминая о неоконченной работе или о встрече с
важным человеком, иногда даже вызвать гнев ка­
ким-нибудь жгучим помыслом. Во всех случаях
цель его одна —лишить человека сердечного уми­
ления и сладости плача.
Давайте помнить, что плач — это малый све­
тильник, который ты возжигаешь, однако, если
забудешь его вовремя накрыть, он скоро потухнет.
Старцы говорят, что многоядение, многословие и
в целом потакание плоти изгоняют плач. Один
старец сравнивал слезы с дождем. Они пролива­
ются время от времени и напояют сердце.
Человек не может их вызвать, когда захочет.
Бывает, что он занят работой и в его душе возни­
кает плач, он встает на молитву, и плач прекраща­
ется. Причины этого разные. Быть может, человек
еще не достиг сосредоточенной молитвы. Или
столкнулся с искушением самолюбия, внушаю­
щего ему, что он быстро и сам, а не по милости
Божией преуспел в плаче. Тогда Господь отнимает
плач у человека из любви — чтобы смирить его.
Однако тема эта еще не исчерпана, есть и дру­
гие стороны вопроса. Я просто привел некоторые
высказывания отцов, из которых следует, что дела­
ние плача необходимо в духовной жизни, это под­
тверждают и слова преподобного Ефрема: «Госпо­
ди, один час я каюсь и два Тебя прогневляю»75.
О НАШЕСТВИИ ПОМЫСЛОВ
Помыслы — величайшее препятствие в духов­
ной жизни. Человеку необходимо научиться вся­
кий раз противостоять им. Но что такое помыслы?
Один современный священник говорил, что это не
просто мысли, но образы и представления, образо­
вавшиеся из соответствующих мыслей. Образы
вместе с мыслями называются помыслами.
Помыслы рисуют в уме человека разные
представления, чтобы склонить его ко греху. Они
бросают семена греха на духовную пашню. Если
правильно противостоять им, то они не дадут
ростков и человек не совершит греха. Согласно
Максиму Исповеднику, человеческий ум при­
нимает помыслы через чувства, воображение и
воспоминание76. Этими тремя путями человек
воспринимает страстные смыслы. Я прошу Стар­
ца, чтобы он объяснил мне, как какая-нибудь вещь
становится поводом для пленения ума разными
помыслами, и он говорит мне:
— Приведу один пример. Возьмем золото,
драгоценный металл. Сребролюбивый смотрит на
него и помышляет о золотых монетах, воровстве,
присвоении богатства, более счастливой жизни,
роскошном доме, который он приобретет, совре­
менной машине, которую он купит. Его одолева­
ют бесконечные помыслы, связанные с золотом.
Ум человека в буквальном смысле подвергается
осаде помыслов и теряет покой. Поэтому необхо­
димо быть внимательным и не втягиваться в де­
тальное их исследование.
Святой Ефрем Сирин говорит: «Если диавол
войдет в душу, он начинает услаждать душевные
чувства лукавым исследованием, и если не будет
изгнан упорной молитвой и горячими слезами, то
расставит смертоносные ловушки для души»77.
Нельзя избавиться от помыслов раз и навсегда.
Они постоянно нам докучают. И как мы не можем
запретить птицам летать над нашими домами, так
мы не способны загородить путь для различных
помыслов. Авва Пимен говорил, что не бывает
так, чтобы ум не одолевали нечистые мысли. Од­
нако есть люди, их принимающие, и есть их про­
гоняющие78.
Исправление разума есть дело свободной воли
и неусыпного попечения каждого. Для этого тре­
буются терпение, выносливость, опыт и утешение
со стороны других братий, изучение «Патерика»
в обязательном порядке. Через это каждый приоб­
ретает опыт ведения невидимой брани с помысла­
ми и противостояния им. Мне вспоминаются с
ходу два-три повествования из «Патерика», кото­
рые полезно привести здесь.
Когда кто-то спросил авву Пимена об атаке
нечистых помыслов, он сказал: «Не переживай
из-за нечистых помыслов. Ты подумай о корзине,
полной промокшей одежды. Если мы надолго
оставим ее, она наверняка начнет издавать не­
приятный запах. То же и с помыслами. Но если
мы не будем исполнять их на деле, они со време­
нем истлеют»79.
Авва Иоанн Колов приводил такой способ со­
противления лукавым помыслам: «Мои попытки
дать отпор дурным помыслам подобны попыткам
человека, сидящего под сенью огромного дерева
и с волнением наблюдающего, как на него надви­
гается множество хищников и змей. Такому чело­
веку подобен и я. Не в силах противостоять хищ­
никам, он вскакивает, влезает на дерево и спасает­
ся. Так и я. Сидя в своей келье, я вижу лукавые
помыслы, атакующие меня. Не в силах отражать
их атаки, я прибегаю к Богу с молитвой и спаса­
юсь от лукавых помыслов»80.
Для противостояния помыслам необходимо
терпение. Помыслы постепенно теряют силу и ис­
чезают. Так бывает с водой в реке. Когда идут лив­
ни, реки наполняются мутной водой, но проходит
время, дожди прекращаются и реки очищаются
и успокаиваются81.
Приведу другой пример. После сбора вино­
града его выжимают, а сок разливают в бочки. Там
он начинает киснуть, мутнеет, клокочет и издает
дурманящий запах. А когда брожение закончится,
все успокаивается. Остается тихое и чистое вино82.
То же и с помыслами. Они вначале сильные и бур­
ные, затем отступают, если человек не входит в бе­
седу с ними.
Святой Ефрем Сирин приводит еще один при­
мер, показывающий, что человек до тех пор будет
страстным, пока не прекратятся натиски помыс­
лов. Не многие, говорит он, достигают бесстрастия
и освобождаются от помыслов. Но многие, под­
вергающиеся осадам денно и нощно, подобны
острову посреди моря, обуреваемому волнами.
Остановить их невозможно, и берег просто отра­
жает их. Такую тактику необходимо избрать духов­
ному делателю: не дать помыслам войти в душу.
Естественно, чем более он умерщвляет свои стра­
сти, тем реже одолевают его помыслы и скорее ус­
покаивается ум.
— Геронда, все, что вы сказали о помыслах,
тронуло мою душу. Меня огорчает, что завтра мне
предстоит вернуться в мир. Священное паломни­
чество заканчивается. Нескольких оставшихся
часов не хватит для обсуждения всех интересую­
щих меня тем. Я бы просил вас сказать о доброде­
тели незлобия, которая есть путь любви, и о доб­
родетели терпения, этом духовном фундаменте.
Но не уверен, что у нас будет время для вечерней
беседы.
— Я в твоем распоряжении, брат, и после обе­
да, и завтра.

С благоговением вычитываем вечерню. Сегод­


ня она особенно умиляет меня. Это моя последняя
вечерня в небольшом Саду Богородицы. Мне
хочется, чтобы время замедлило свой бег и остано­
вились стрелки на моих часах.
Мы со Старцем садимся на скамейку за монас­
тырскими вратами. Начинаем словами Петра Да-
маскина, определившего незлобие как наикрат­
чайший путь к прощению наших грехов83.
— Примерно то же самое говорится в молитве
Господней,—добавляет Старец.
—Да, мы просим Отца нашего Небесного оста­
вить нам долги наши, как и мы прощаем их тем,
кто нас обижает. Мы с легкостью повторяем эти
слова и заверяем Бога словами: «якоже и мы ос­
тавляем должником нашим». Но на самом деле мы
не столь незлобивы, не переносим обид и оскор­
блений, не принимаем их сдержанно и терпеливо.
— Поэтому, отче, Бог не прощает и наших
собственных прегрешений. Тому, кто не знает ни­
чего о духовной жизни, естественно, не понять,
что такое незлобие и зачем надо терпеть неспра­
ведливость брата. Они сердятся, ругаются, обра­
щаются в суд. Им невдомек, что значит незлобие
и как результативно оно решает разногласия,
лишь только они возникают. А зачастую даже при­
водит к спасению самих обидчиков.
Любовь Божия через любовь людей творит
чудеса. Это наглядно представлено в повествова­
ниях «Патерика». Давайте вспомним того от­
шельника, к которому однажды ночью ворвались
разбойники, чтобы забрать все, что было у него
в келье. Он не потерял присутствия духа и позво­
лил им взять все, что они хотели. В несколько
минут опустела его бедная калива, а воры убежали.
Они не заметили одного маленького кувшинчика
из сухого плода тыквы, подвешенного к балке.
Незлобивый отшельник снял его со стены и по­
гнался за ворами, крича вдогонку: «Вернитесь,
братья! Возьмите и это», показывая им малень­
кий кувшинчик. Они изумились и вернулись, но
не за кувшинчиком, а чтобы принести покаяние
и возвратить авве его имущество. Они поняли,
что отшельник был человеком Божиим84.
Незлобие —это добродетель преуспевших в ду­
ховной жизни людей. Стяжавшие ее похожи на
Христа. Их обижают, а они прощают. Они не ищут
своей правды, как обычные люди. Они выдержи­
вают трудные, порой невыносимые ситуации бла­
годаря тому, что на все смотрят духовно. Они не
укоренены в земле, но обращают взор к Богу и жи­
вут с ощущением своего странничества на земле.
Кроме того, они не забывают, что Бог воздает по
справедливости.
Для лучшего усвоения сущности незлобия рас­
смотрим три примера из «Патерика», на которых
видно, как незлобивые люди терпят тяжелых и
назойливых братий, как привыкают жить без ро­
пота и смущений.
Однажды некий великий старец захотел ис­
пытать двух новоначальных монахов, которые
жили тем, что обрабатывали свой сад. Старец при­
шел в их маленький сад и стал посохом сбивать
овощи один за другим. Два брата в приоткрытую
дверь кельи наблюдали за ним и не подавали виду
до тех пор, пока он не уничтожил почти все. Когда
оставался один корень и старец намеревался
уничтожить и его, более молодой монах вышел из
хижины и с большим почтением сказал: «Ежели
благословит ваша святость, авва, оставьте этот ко­
рень для того, чтобы мы могли вас угостить». Ста­
рец, увидев духовную высоту брата, удовлетворен­
но ответил: «Вижу, Дух Божий почил на тебе, брат,
в твоем великом незлобии»85.
Не знаю, смогли бы мы сохранить такое не­
злобие по отношению к причинившему нам хоть
малейший убыток? В случае с этими двумя мона­
хами ущерб был огромнейший, ибо единствен­
ным источником их пропитания был сад. Но они
не раздосадовались тем, что старец уничтожил все
их посадки. Их незлобие необъяснимо для «здра­
вого смысла» современного человека. Люди счи­
тают своим долгом взывать к справедливости, ос­
паривать свои интересы, наказывать обидчиков.
Все это происходит оттого, что мы позабыли о том,
что мы — христиане, или оттого, что путаем
духовную борьбу, которую необходимо непрерыв­
но вести в своем сердце, с многочисленными жи­
тейскими битвами — социальными, политичес­
кими, профессиональными.
Удивительное незлобие мы видим и у отшель­
ника, имевшего весьма своенравного ученика. Он
долго терпел, полагая, что со временем тот образу­
мится. Однако непослушный ученик продолжал
создавать старцу проблемы. Однажды он запер по­
греб, где хранились продукты, а сам ушел в город,
ничего ему не сказав. В городе послушник пробыл
две недели. Все это время старец ничего не вкушал,
ибо не мог добыть пищу. Об этом узнал монах, жив­
ший по соседству. Он принес старцу немного
похлебки и спросил, почему же так задерживается
его послушник. Блаженный и незлобивый монах
добродушно ответил: «Э, да как только у него по­
явится возможность, он придет»86.
Другой духовный старец жил в уединенном
скиту, переживая следующие трудности. У стен его
каливы резвые пастушки пасли свои стада и при
этом пронзительно кричали, чем причиняли от­
шельнику беспокойство. Все, кто посещал его,
были поражены терпением, которое выказывал
старец по отношению к шаловливым детям. А он
отвечал: «Как-то я решил пожурить их и прогнать.
Но все откладываю, говоря себе: если я не могу
потерпеть такое маленькое беспокойство, то как
преодолею большее искушение? Так я привыкаю
с благодарностью и долготерпением принимать
все, что посылает мне Господь»87.
Святой Иоанн Лествичник говорит, что нача­
ло блаженного незлобия — принимать позор, хоть
и с внутренней печалью и болью. Середина — при­
нимать позор без огорчения. А в конце, если будет
конец, человек принимает бесчестье как похвалу.
Радуйся, первый. Крепись, второй. Однако бла­
жен третий, ибо он радуется о Господе88.
Человек, имеющий незлобие, внутренне спо­
коен. Преподобный Петр Дамаскин говорит, что
душа упокоевается о Господе, когда человек пребы­
вает в мире со всеми людьми и терпит многое зло от
них. Благодаря незлобию он ничем не смущается,
все принимает, желает всем добра и всех любит во
имя Бога, имея одну с ними природу. О неверных,
идущих погибельным путем, он плачет, как Гос­
подь и апостолы. О верных усердно молится. Так
он приобретает мирные помыслы и живет умно
в созерцании и чистой молитве к Богу89.

О ТЕРПЕНИИ
После службы Старец приводит меня в свою
приемную выпить кофе. Мы начинаем беседу о
терпении, которое составляет основу духовной
жизни. Старец говорит:
— Духовная жизнь требует терпения. Никто
не добьется успеха без него. Апостол Иаков гово­
рит, что терпение порождает дело совершенное
(ср.: Иак. 1,4), то есть завершает и совершенству­
ет человека до такой степени, чтобы не осталось
ничего недостающего ему. Речь идет о важной доб­
родетели, которая, к сожалению, редко встречает­
ся у современных христиан.
— Люди, Геронда, поступают все больше по
расчету и обдуманно. Это неподходящая почва для
взращивания терпения.
— Да, не нужно забывать, что дом души есть
терпение, ибо в нем она живет, всем обеспеченная,
и поэтому человеку необходимо стараться приоб­
рести его и хранить. Условие духовной жизни есть
глубокая и незыблемая вера. Однако это основа­
ние должно быть укреплено на скале терпения.
Только после этого опытный духовный строитель
приступает к строительству не спеша и с рассуж­
дением, «добавляя постоянно глину от земли
смирения, чтобы соединить один камень с дру­
гим, то есть одну добродетель с другой, пока не
поставит крышу, то есть любовь совершенную»,
как замечает преподобный Петр Дамаскин в «Доб-
ротолюбии»90.
Терпение содержит в себе и другие добродете­
ли. Святой Григорий Синаит называет его «цари­
цей добродетелей и основанием духовных подви­
гов. Оно есть мир в брани, покой в треволнении,
незыблемое основание для стяжавших его»91.
И святой Иоанн Лествичник дополняет, что «пре­
дел совершенства —жить в скорби, считая ее ком­
фортом»92. А преподобный Фалассий Ливийский
говорит, что «терпение есть трудолюбие души»93.
А там, где есть трудолюбие, исключено сладо­
страстие. Терпение укрепляется доверием, кото­
рое человек возлагает на Промысл Бога. Насколь­
ко увеличивается второе, настолько укрепляется
первое. Вера в Промысл Бога поддерживает чело­
века в терпении скорбей, приключающихся с ним.
— Мне бы хотелось, Геронда, чтобы вы сказа­
ли о чудесных делателях терпения, которые при­
нимают искушения и различные житейские скор­
би, славя Бога за них.
— У меня нет слов, чтобы описать этих людей.
Боюсь оказаться недостаточным. Но, как смогу,
удовлетворю твое желание. Все те, кто имеет тер­
пение, не стонут от боли, не отчаиваются в печали,
не сгибаются под давлением разных несчастий. Из
всего они извлекают духовную пользу. Это не зна­
чит, что они испытывают удовольствие от неожи­
данных ситуаций, но они знают, как противо­
стоять им боголюбиво. Они молятся Богу без
отчаяния, с радостью принимают вмешательство
Божественного Промысла в их жизнь. Так же они
относятся к страдающим братиям, будь то родные,
знакомые или незнакомцы. Делатели терпения
разделяют с ними их боль, их тревогу, их мучение.
В «Патерике» мы видим этих дивных делате­
лей терпения. Нас изумляет, как они подвизались
в терпении. Речь идет о безымянных подвижни­
ках пустыни, которые просили у Бога искушений,
скорбей ради того, чтобы пройти испытание в пе­
щи терпения. Характерен такой эпизод.
Один подвижник наложил на себя запрет — не
пить воды сорок дней. Но он не удовлетворился
этим. Когда невыносимая жара и жажда стали
обжигать его внутренности, он вымыл стакан,
наполнил его до самого верха кристально чистой
водой из источника и поставил перед собой. Од­
нажды сосед-монах спросил его, зачем он так дела­
ет, а он смиренно ответил: «Чтобы тренировать
свое терпение»94. Для мужественного пустынника
терпение было основой подвижнической жизни.
Другой монах девять лет был мучим помыс­
лом, внушавшим ему покинуть монастырь. Каж­
дый вечер он складывал свою одежду и говорил
себе: «Завтра непременно уйду». Лишь рассветало,
он думал: «Потерплю-ка и сегодня ради любви
Христа, а завтра уйду». Так он упражнялся, и по­
мысл не смог его одолеть. И Христос, желая воз­
наградить монаха, отнял у него этот помысл95.
Терпеливого человека Бог не оставит. Прини­
мающий испытания с благодарностью не одинок.
Промысл Божий поможет ему и пошлет на подмо­
гу либо человека, либо Ангела.
Давайте вспомним того отшельника преклон­
ных лет, который тяжело заболел, и некому было
о нем позаботиться. С огромным трудом он гото­
вил себе еду и благодарил Бога за болезнь. Про­
шел целый месяц, и не нашлось никого, кто бы
постучался к нему в дверь и облегчил ему страда­
ния. Но Господь, видя терпение старца, послал
ему в услужение Ангела. В аскетирий подвижни­
ка пришла Божественная помощь, и Ангел сде­
лался слугой человека. Бог из любви к добрейше­
му и доблестному подвижнику послал Ангела,
чтобы не впал в отчаяние и ропот этот ревност­
ный делатель терпения.
Затем братия вспомнили о стареньком брате
и пошли его проведать. Лишь только они постуча­
ли в дверь каливы, как Ангел исчез, и подвижник
горестно взмолился: «Ради любви Бога, уходите,
братия мои». Однако они настаивали и силой рас­
пахнули дверь. Удивленные, они спросили стар­
ца, почему он их прогоняет. И он вынужден был
открыться: «Тридцать дней я мучился один-оди-
нешенек, и никто не подумал навестить меня.
Господь послал мне Ангела в помощники. Теперь
пришли вы и прогнали Ангела». Сказав это, он
почил о Бозе96.

Мы завершаем, братия, нашу последнюю те­


му. Отцы говорят, что терпение должно стать в че­
ловеке привычкой. Его добиваются большим
трудом, подвигом и воздержанием. Без терпения
никто не обретет покоя и всегда будет подвергать­
ся духовным опасностям. В то время как имею­
щий помощником терпение изнурит лукавую
силу диавола и победит отчаяние, убивающее
душу. Преподобный Фалассий советует про­
являть терпение в горестных и тягостных обстоя-
ниях, посылаемых нам, ибо ими очищает нас
Промысл Божий97. А преподобный Арсений на
вопрос аввы Марка, почему большинство благо­
честивых и добродетельных людей убегают из
мира ради многих скорбей и лишений, ответил:
«Скорби для тех, кто их принимает с терпением,
есть соль, которая предупреждает тление греха
и очищает людей для неба»98.

С волнением благодарю я Старца за его пят­


надцатидневное гостеприимство. Заверяю его, что
скоро приду опять, чтобы продолжить наши нази­
дательные беседы. Он благословляет меня и про­
вожает до ограды монастыря. Из сада выходит
проститься со мной благодатный брат Панарет.
Мне жалко покидать это место священного по­
коя, но в то же время в глубине души я рад, ибо
в моем дневнике остались духовные сокровища
современного нам Старца.
ПРИМЕЧАНИЯ
1 Геронда — почтительное обращение к старцу в Гре­
ции.— Перев.
2 Речь идет о книге: Иером. Софроний (Сахаров). Преподоб­
ный Силуан Афонский. Эссекс, Англия, 1990 — или
позднейших изданиях.
3 Калйва — маленькое жилище отшельника. См. примеч. 4.
4 В Греческой Церкви устроение монашеской жизни имеет
несколько разновидностей.
Общежительные монастыри (греч.: k o i v o |3 i o ) представ­
ляют собой монашеские общины, подчиняющиеся влас­
ти епархиального архиерея и владеющие каким-либо
участком земли. Братия общежительного монастыря по
уставу не должна иметь частную собственность и обязана
во всем беспрекословно подчиняться игумену, которого
монахи сами избирают.
Исихастйрий (греч.: f|aoxacrnf|pio, что буквально озна­
чает «место безмолвия») — обычно общежительный мо­
настырь, построенный каким-либо частным владельцем
на своей земле и в силу этого имеющий почти полную
независимость от власти епархиального архиерея и боль­
шую свободу в своей внутренней жизни. На Святой Го­
ре исихастириями называют маленькие каливы с хра­
мом или без него.
Кельями (греч.: ке>д) на Святой Горе называются отдель­
ные дома, обычно с храмом, расположенные на земле
какого-либо монастыря и являющиеся собственностью
этого монастыря. Келья передается в пожизненное
пользование какому-то монаху. Этот монах подчиняется
игумену монастыря, которому принадлежит келья, и
имеет право по его благословению собирать к себе бра­
тию, настоятелем или духовным наставником которой
он пожизненно является. Старец, которому передана
келья, может завещать ее одному из своих учеников, ко­
торый занимает его место после его смерти. Кельи могут
быть большими, и численность братии в них может дохо­
дить до 20 человек.
Калйвы (греч.: каАл>рг|) на Святой Горе — маленькие
хижины, которые отличаются от келий тем, что в них
живут обычно один или два отшельника (иногда боль­
ше) в уединении.
Кельи и каливы, находящиеся в одной местности, могут
объединяться в особые монашеские общины — скиты
(греч.: акт|гп). Скиты имеют большой соборный храм,
куда вся братия скита собирается в субботние, воскрес­
ные и праздничные дни.— Примеч. из книги «Старец
Паисий Святогорец. Письма». Свято-Троицкая Сергие­
ва Лавра, 2001. С. 34—35.
Аскетйрион (греч.: асгкг|тг|рюу) — уединенное монаше­
ское жилище, место аскетических подвигов.— Перев.
5 См., напр.: Св. Феодор Студит. Подвижнические мона­
хам наставления. Слово 2, § 26 / / Добротолюбие в рус.
пер.: В 5 т. М., 1889 (репр.: М., 2003). Т. 4. С. 72.
6 См.: Прп. Симеон Новый Богослов. Слова: В 3 т. М., 1890
(репр.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1993). Т. 2.
Слово 73. С. 234. Ср. также: С. 221, 518.
7 Ср.: Прп. Симеон Новый Богослов. Деятельные и бого­
словские главы. § 4—5, 25—26, 115 / / Добротолюбие в
рус. пер.: В 5 т. М., 1900 (репр.: М., 2003). Т. 5. С. 9—10,
25-2 6 ,4 1 .
8 В русском переводе свт. Феофана Затворника — «Слова
преподобного Симеона Нового Богослова». Т. 1—2. М.,
1890—1892 (репр.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1993).
9 Ср.: Прп. Симеон Новый Богослов. Деятельные и бого­
словские главы, § 160 / / Прп. Симеон Новый Богослов.
Слова. Т. 2. С. 561.
10 См.: Достопамятные сказания о подвижничестве святых
и блаженных отцов. М., 1999. Об авве Арсении, 13. С. 35.
11 См.: Там же. Об авве Моисее, 7. С. 304.
12 См.: Прп. Симеон Новый Богослов. Слово 53, § 1. Т. 2. С. 5.
13 Ср.: Там же. § 2.
14 Ср.: Прп. Иоанна, игумена Синайской горы , Лествица.
Сергиев Посад, 1908. Слово 30, § 3. С. 246.
15 См.: Там же. § 17-19. С. 248.
16 См.: Прп. Симеон Новый Богослов. Слово 54, § 1. Т. 2.
С. 10-11.
17 См.: Достопамятные сказания. Об авве Феодоре Еннат-
ском, 1. С. 538-539.
18 См.: Там же. Об авве Агафоне, 29, 25. С. 67, 65.
19 См.: Прп. Никодим Святогорец. Невидимая брань. М.,
2002. Ч. 1. Гл. 9. С. 37.
20 Ср.: Там же. Ч. 1. Гл. 45. С. 203-204.
21 См.: Прп. Иоанн Кассиан Римлянин. Писания. М., 1892
(репр.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1993). Собесе­
дование 13, гл. 17. С. 418.
22 Ср.: Прп. Никодим Святогорец. Невидимая брань. 4 .1 .
Гл. 1.С. 12, 15.
23 См.: Там же. Ч. 1. Гл. 1.С. 14-15.
24 Ср.: Там же. Ч. 1. Гл. 1.С. 15.
25 Ср.: Прп. Макарий Египетский. Духовные беседы, по­
слания и слова. М., 2007. Беседа 3, § 3. С. 64.
26 Ср.: Там же. §4.
27 Ср.: Там же.
28 Ср.: Св. Марк Подвижник. Послание к иноку Николаю,
§ 4 / / Добротолюбие в рус. пер.: В 5 т. СПб., 1877 (репр.:
М., 2003). Т. 1. С. 412.
29 Ср.: Там же.
30 Ср.: Св. Марк Подвижник. Послание к иноку Николаю.
С. 412.
31 Ср.: Там же. С. 413.
32 «Евергетинбс» — сборник аскетических поучений
святых отцов, составленный около XI века основателем
и игуменом Константинопольского Евергетидского мо­
настыря Павлом.— Перев.
33 См.: Прп. авва Дорофей. Душеполезные поучения и по­
слания. М., 2005. Поучение 7. С. 119.
34 Ср.: Там же. С. 120.
35 Ср.: Там же.
36 Ср.: Там же. С. 121.
37 Ср.: Там же. Поучение 16. С. 219.
38 Ср.: Там же. С. 217.
39 См.: Там же. С. 219-220.
40 См.: Там же. С. 221-222.
41 См.: Св. Исаак Сирин. Слова духовно-подвижнические.
М., 1854 (репр.: Свято-Введенская Оптина пустынь,
2004). Слово 4. С. 18; Слово 28. С. 146.
42 Ср.: Там же. Слово 56. С. 318.
43 Ср.: Блж. авва Исаия. Слова. Слово 8, § 8 / / Добротолю-
бие в рус. пер. Т. 1. С. 287.
44 Ср.: Древний патерик, изложенный по главам. 3-е изд.
М., 1899 (репр.: М., 1991). Гл. 7, § 173. С. 205.
45 См.: Св. Марк Подвижник. Двести глав о духовном зако­
не, § 85 / / Добротолюбие в рус. пер. Т. 1. С. 463; Его же.
К тем, которые думают оправдаться делами, § 12, 14,49 / /
Там же. С. 473, 476.
46 Ср.: Достопамятные сказания. Об авве Сисое, 15. С. 471.
47 См.: Св. Исаак Сирин. Слова духовно-подвижнические.
Слово 78. С. 429.
48 См.: Достопамятные сказания. Об авве Иоанне Колове,
24. С. 211-212.
49 Ср.: Там же. Об авве Пафнутии, 3. С. 441-442.
50 См.: Древний патерик. Гл. 15, § 87. С. 295.
51 См.: Палладий, еп. Еленопольский. Лавсаик. М., 2003. Об
Олимпиаде. С. 325.
52 Ср.: Достопамятные сказания. Об авве Антонии, 27.
С. 27-28.
53 Ср.: Там же. Об авве Филиксе. С. 521—522.
54 Ср.: Прп. авва Дорофей. Душеполезные поучения. По­
учение 1. С. 39.
55 Ср.: Прп. Иоанн, игумен Синайской горы. Лествица. Сло­
во 26, §31. С. 181.
56 Ср.: Прп. Симеон Новый Богослов. Слова. Слово 17, § 1.
Т. 1.С. 159.
57 См.: Там же. Слово 75, § 4. Т. 2. С. 273.
58 См.: Св. Антоний Великий. Наставления о доброй нрав­
ственности и святой жизни, § 2 / / Добротолюбие в рус.
пер. Т. 1. С. 53.
59 В Греции не каждый священнослужитель имеет благо­
словение исповедовать и быть духовным отцом.— Перев.
60 См.: Изречения святого Антония и сказания о нем. § 21 / /
Добротолюбие в рус. пер. Т. 1. С. 108.
61 Ср.: Прп. авва Дорофей. Душеполезные поучения. Поуче­
ние 12. С. 184.
62 Ср.: Свящ. Дионисий Тацис. Архондарик под открытым
небом. М., 1999. С. 12.
63 Ср.: Достопамятные сказания. Об авве Иоанне Колове, 2.
С. 202.
64 См.: Прп. Иоанн, игумен Синайской горы. Лествица.
Слово 5, § 1. С. 58.
65 См.: Палладий, еп. Еленополъский. Лавсаик. Сказание
аввы Иоанна о брате покаявшемся. С. 156—159.
66 См.: Там же. О Моисее ефиоплянине. С. 85—92.
67 Ср.: Блж. авва Исаия. Слова. Слово 25, § 18. С. 361.
68 Ср.: Достопамятные сказания. Об авве Сисое, 32. С. 478.
69 Ср.: Там же. Об авве Пимене, 12. С. 369.
70 Ср.: Древний патерик. Гл. 5, § 29. С. 61.
71 См.: Там же. § 7. С. 64-65.
72 См.: Св. Исаак Сирин. Слова духовно-подвижнические.
Слово 21. С. 105—106.
73 Ср.: Достопамятные сказания. Об авве Пимене, 144.
С. 409.
74 См: Блж. авва Исаия. Слова. Слово 14, § 3. С. 300-301.
75 Ср.: Св. Ефрем Сирин. Слезное моление в понедельник
вечером //Творения: В 8 т. М., 1995. Т. 4. С. 24.
76 См.: Св. Максим Исповедник. О любви вторая сотни-
ца, 74 / / Добротолюбие в рус. пер. Т. 3. М., 1888 (репр.:
М., 2003). С. 206.
77 Ср.: Св. Ефрем Сирианин. Общие уроки о подвижниче­
ской жизни, § 85 / / Добротолюбие в рус. пер. Т. 2. М.,
1884 (репр.: М., 2003). С. 478-479.
78 См.: Достопамятные сказания. Об авве Пимене, 28.
С. 374.
79 Ср.: Там же. Об авве Пимене, 20. С. 371.
80 Ср.: Там же. Об авве Иоанне Колове, 11. С. 205.
81 См.: Св. Ефрем Сирианин. Общие уроки о подвижничес­
кой жизни, § 104. С. 483.
82 См.: Там же. § 105.
83См.: Прп. ПетрДамаскин. Книга 2. Слово 21 //Д о б р о ­
толюбие, или Словеса и главизны священнаго трезве-
ния [на ц.-слав. яз.]. Тутаев, 2000. Ч. 3. С. 734.
84 См.: Древний патерик. Гл. 16, § 20. С. 310.
85 Ср.: Там же. §21. С. 310.
86 Ср.: Там же. §23. С. 311.
87 Ср.: Там же. § 22. С. 310-311.
88 См.: Прп. Иоанн, игумен Синайской горы. Лествица.
Слово 8, §23. С. 91-92.
89 См.: Прп. Петр Дамаскин. Книга 2. Слово 21. С. 733.
90 Ср.: Прп. Петр Дамаскин. Книга 1. О назидании души
добродетельми. С. 654.
91 Ср.: Св. Григорий Синаит. Главы о заповедях и догматах,
§ 84 / / Добротолюбие в рус. пер. Т. 5. С. 213.
92 Ср.: Прп. Иоанн, игумен Синайской горы. Лествица.
Слово 29, § 10. С. 243-244.
93 Авва Фалассий. О любви, воздержании и духовной жиз­
ни. Сотня вторая, § 73 //Добротолюбие в рус. пер. Т. 3.
С. 324.
94 Ср.: Древний патерик. Гл. 4, § 81. С. 63.
95 Ср.: Там же. Гл. 7, § 46. С. 123-124.
96 Ср.: Там же. §51. С. 127-128.
97 См.: Авва Фалассий. О любви, воздержании и духовной
жизни. Сотня первая, § 28. С. 315.
98 Ср.: Св. Марк Подвижник. Наставления о духовной
жизни, § 56—59, 67 / / Добротолюбие в рус. пер. Т. 3.
С. 446-447, 461.
СОДЕРЖАНИЕ
К читателю ................................................................................. 3
В тихой оби тел и .........................................................................5
Жажда Б о г а ............................................................................... 17
Путь безмолвия.........................................................................23
Красота непорочной л ю б в и ................................................. 26
Влюбленный в н е б е с а ............................................................32
Цель духовной жизни ............................................................37
В безмолвии кельи.................................................................. 43
Благой п ом ы сл ........................................................................ 48
Богом просвещенные старцы............................................... 55
Произволение человека ........................................................61
Делание — двигатель созерцания .......................................69
Текст послушания .................................................................. 76
О покаянии...............................................................................95
О нашествии помыслов........................................................ 107
О терпении ............................................................................. 114
Примечания ............................................................................. 119
Священник Дионисий Тацис
ПАЛОМНИЧЕСТВО В МОНАСТЫРЬ

Выпускающий редактор Светлана Варварина


Редактор Зинаида Пейкова
Оформление обложки Веры Катиной
Технический редактор София Шкляр
Корректоры Лилия Служитель, Светлана Подберезина
Верстка Дмитрия Скибицкого

Подписано в печать 16.03.2009. Формат 84x108/32.


Гарнитура «Newton С». Печать офсетная.
Объем 4 печ. л. Тираж 10000 экз
Заказ N° В -374.

Московское Подворье
Свято-Троицкой Сергиевой Лавры
129090, Москва, 2-й Троицкий пер., д. 6, стр. 9
Адрес сайта: www.blagoslovenie.su;
тел.: (495) 681-20-09;
интернет-магазин: http://pravmagazin.ru
Отпечатано в полном соответствии с качеством
предоставленного электронного оригинал-макета в
типографии ОАО ПИК «Идел-Пресс».
420066, г. Казань, ул. Декабристов, 2.
e-mail: idelpress@mail.ru

Оценить