Вы находитесь на странице: 1из 190

Jйгgеп Habermas Юрген Хабермас

lVIORALBEWUSSTSEIN lVIОРАЛЬНОЕ
U"ND KOlVIMUNIKATIVES СОЗНАНИЕ
HANDELN И КОММУНИКАТИВНОЕ
ДЕЙСТВИЕ
ПЕРЕВОД С НЕМЕЦКОГО

ПОД РЕДАКЦИЕЙ д. В. еКЛЯДНЕВА

САНКТ- ПЕТЕРБУРГ
"НАУКА"
2001
Карлу-Отто Аnелю
удк 14
к его шестидесятилетию.
ББК 87.3 с благодарностью
Х 12 за три десятилетия
наставничества

Редакционная коллегия серии «Слово О сущем»


В. М. КАМНЕВ, Ю. В. ПЕРОВ (председатель),
К. А. СЕРГЕЕВ, Я. А. СЛИНИН, Ю. Н. СОЛОНИН
ПРЕДИСЛОВИЕ

Ответственный редактор

Б. В.МАРКОВ Четыре работы, составляющие этот том,


возникли по разному поводу, но образуют
«Die Herausgabe dieses Werkes wurde aus Mitteln
предметную взаимосвязь.
уоп INTER NАТЮNЕS, Вопп, gеfбгdеrt»
В первой статье я развиваю тезисы о раз­
«Издание этого сочинения было поддержано средствами делении труда между философскими и эмпи­
Inter Nationes, Бонн»
рическими исследованиями, вызванные при­

:ё'Еи
....... данное издание выпущено в рамках программы мером генетической эпистемологии ),Кана
Центрально- Европейского Университета Пиаже. Во второй, используя в качестве мо­
«Translation Project» при поддержке Центра по развитию дели теорию морального развития Лоренса
издательской деятельности (OSI - Budapest) и Института Кольберга, я пытаюсь прояснить взаимосвязь
«Открытое общество. Фонд Содействия» (OSIAF - Moscow)
причинно-следственных объяснений и ги­
потетических реконструкций. Третья статья
первоначально была предназначена для юби­
лейного сборника, посвященного Карлу-От­
то Апелю; она должна помочь дальнейшему
прояснению начал этики дискурса. Наконец,
© Suhrkamp Vегlзg Frankfurt ат
Main, 1983 я был бы благодарен, если бы заглавная статья
ТП-2000-I-М 14 © Издательство «Наука», 2001 была воспринята как выражение доброй воли,
© С. В. Шачин, перевод, 2001 направленной на то, чтобы (с позиции одной
ISBN 5-02-026810-0 (<<Наука») © Б. В. Марков, послесловие,
ISBN 3-518-28022-8 (Suhrkamp 2001 ИЗ сторон) применить на практике предло­
Verlag) © Photo Isolde Ohlbaum женное разделение труда.
Посвящение говорит само за себя: среди
ныне живущих философов никто не оказал
более глубокого влияния на направление моих
мыслей, чем Карл-Отто Апель.

Франкфурт-на-Майне, Ю.Х.
май 1983 года 1. ФИЛОСОФИЯ КАК «МЕСТОБЛЮСТИТЕЛЬ»
И «ИНТЕРПРЕТАТОР»"

Учителя мысли стяжали себе дурную славу. Уже с


давних пор это справедливо ДЛЯ Гегеля: Карл Поппер
разоблачил его в 40-е годы как врага «открытого об­
щества». То же самое вновь и вновь оказывается верно
и в отношении Маркса. Последними от него, как от
лжепророка, отреклись в 70-е годы «новые» философы.
Сегодня эта судьба настигает даже Канта. Насколько я
могу судить, сегодня его впервые рассматривают как

мыслителя-мэтра, т. е. как заклинателя ложной пара­


дигмы, из интеллектуального гнета которой нам необ­
ходимо вырваться. При этом число тех, для кого Кант
остается Кантом, пока еще преобладает. Однако взгляд
поверх преград говорит нам о том, что слава Канта туск­
неет и мало-помалу переходит к Ницше.
Кант действительно ввел в философию новый способ
обоснования. Он рассматривал достигнутый современ­
ной ему физикой прогресс познания в качестве знамена­
тельного факта, который должен интересовать филосо­
фа не как нечто про исходящее в мире, а как подтвер­
ждение возможностей человеческого познания. Физика

*
Доклад по случае конгресса в Штуттгарте, посвященного сопо­
ставлению трансцендентального и диалектического способов обосно­
вания и организованного Международным Гегелевским союзом в
июне 1981 года.
8 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСГВИЕ 9

Ньютона требует в первую очередь объяснения не в эм­ опытного познания, философия указывает наукам их
пирическом смысле, а в смысле трансцендентального место. Создается впечатление, что с возложением на
ответа на вопрос: как вообще возможно опытное позна­ философию этой указующей роли к ней предъявляются
ние. Кант называет трансцендентальным такое исследо­ чрезмерные требования.
вание, которое направлено на априорные условия воз­ И это еще не все. Трансцендентальная философия не
можности опыта. При этом он стремится доказать, что исчерпывается теорией познания. Вместе с анализом ос­
условия возможного опыта тождественны условиям нований познания критика чистого разума берет на себя
возможности объектов опыта. Следовательно, первона­ и задачу критики неправильного употребления нашей
чальная задача состоит в анализе наших интуитивно познавательной способности, предназначенной и скро­
всегда уже применяемых понятий о предметах вообще. енной для познания явлений. На место субстанциально­
Это; способ объяснения носит характер неэмпириче­ го понятия разума, развитого в метафизической тради­
скои реконструкции тех предшествующих действий по­ ции, Кант ставит понятие разума, разъятого на составля­
знающего субъекта, которым нет альтернативы: никакой ющие его моменты, единство которых носит скорее

опыт при других предпосылках нельзя помыслить как формальный характер. Он отделяет способности прак­
возможный. Таким образом, в основе трансценденталь­ тического разума и суждения от теоретического позна­

ного обоснования лежит не идея выведения из принци­ ния и каждую из них ставит на особый фундамент. Этим
пов, а, скорее, идея о том, что мы можем убедиться в он отводит философии роль верховного судьи по отно­
незаменимости определенных операций, которые инту­ шению к культуре в целом. Выделяя в культуре ценност­
итивно всегда уже осуществляются по неким правилам. ные сферы науки и техники, права и морали, искусства
Итак, Кант приобрел дурную славу «учителя мыс- и критики произведений искусства, отграничивая их
. ли», поскольку С помощью трансцендентальных обо­ друг от друга по одним лишь формальным признакам и
снований создал новую философскую дисциплину _ одновременно узаконивая их в их собственных грани­
теорию познания. Ведь тем самым он по-новому и при­ цах, философия, как скажет позднее Макс Вебер, ведет
том весьма претенциозным способом определил задачу себя как высшая судебная инстанция не только в отно­
или, лучше сказать, призвание философии. Есть пре­ шении наук, но и в отношении культуры в целом.'
жде всего два аспекта, в коих это призвание философа Таким образом, существует взаимосвязь фундамен­
стало сомнительным для нас. талистской теории познания, отводящей философии
Непосредственно сомнение связано с фундамента­ роль, согласно которой она указывает .место наукам, и
лизмом теории познания. Если философия считает себя охватывающей культуру в целом неистарической систе-
способной ~a познание до познания, то она полагает
между собои и науками сферу своих собственных вла­ 1 «... Критика, заимствуя все решения из основных правил его (ра­
зума) собственного установления, авторитет которого не может быть
дений и благодаря ей осуществляет функции господ­ подвергнут сомнению, создает нам спокойствие правового состояния,
ства. Притязая на то, чтобы раз и навсегда прояснить при котором надлежит вести наши споры не иначе как в виде процес­

основания наук, раз и навсегда определить границы са» (Кант И. Критика чистого разума. Б 779 ) .
10
ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 11

мы понятий, где философия берет на себя не менее со­ философия ради своей вновь обретенной скромности
мнительную роль судьи, вершащего правосудие над су­ должна отказаться от того притязания на разумность,
веренными областями науки, морали и искусства. Без которое как-никак пробудило к жизни само философ­
трансцендентально-философского обоснования позна­ ское мышление. С отмиранием философии должна
ния повисло бы в воздухе и представление о том, что иссякнуть и убежденность в том, что способность к
«философ мож~ет р~зрешать questiones juris* в отноше­ трансцендированию, которую мы связываем с идеей ис­
нии притязании всеи остальной культуры ... Если МЫ от­ тинного или безусловного, является необходимым усло­
казываемся от мысли, что философ способен Познать в вием сугубо человеческих форм совместной жизни.
от~ошении познания нечто такое, чего никто другой в В кантовском понятии формального и дифференци­
тои же мере познать не способен, то это означает, что рованного в себе разума заложена теория модерна. Для
мы не исходим более из притязания на то, чтобы к его нее, с одной стороны, характерен отказ от субстанци­
голосу в первую и в последнюю очередь прислушива­ альной рациональности традиционных религиозных и
лись другие участники разговора. Равным образом это метафизических способов истолкования мира, а с дру­
означало бы, что мы больше не верим в существование гой - доверие к процедурной рациональности, благо­
Ka~oгo бы. т.о ни было «философского метода», кото­ даря которой оправданные нами воззрения могут при­
рыи ех OfficLO** позволяет профессиональным филосо­ тязать на значимость, будь то в области объективирую­
фам иметь заслуживающие интереса взгляды, к приме­ щего познания, морально-практических взглядов или
ру, на респектабельность психоанализа, на легитим­ эстетических суждений. Теперь я задаюсь вопросом: в
ность сомнительных законов, на способы разрешения самом ли деле такое или подобное ему понимание мо­
моральных конфликтов, на «основательность» замеча- дерна должно быть отвергнуто вместе с теми требова­
. нии истор~ографов или литературных критиков и т. п.».2 ниями к обоснованию, которые выдвигает фундамента­
В своеи впечатляющей «критике философии» Р. Рор­ листская теория познания?
ти развертывает метафилософские аргументы, побуж­ В дальнейшем я собираюсь лишь рассказать некую
дающие нас усомниться в том, может ли философия в историю, в которой найдет свое место предпринятая
самом_ деле исполнять роль указчика и судьи, отведен­ Рорти критика философии. Разумеется, контроверза на
ную еи Кантом как учителем мысли. Менее убедитель­ этом пути не будет устранена, но, быть может, прояснит­
ным мне представляется вывод, который делает Рорти, ся в некоторых своих предпосылках. Я начинаю с геге­
утверждая~ что философия вместе с отказом от обеих левской критики кантовского фундаментализма; на
этих ролеи должна устраниться и от задачи «хранителя место трансцендентального способа обоснования она
рациональности». Если я правильно понимаю Рорти, помещает другой, диалектический (1). Затем я перейду к
критике обоих этих способов обоснования, причем
сперва к их самокритике, развертывающейсякак по кан­
2 ~orty R. Der Spiegel der Natur. F. а. М., 1981. S. 424 [.
** Спорные правовые вопросы (дат.). товской, так и по гегелевской линии (2), а после этого -
Официально, в силу занимаемой должности (дат.). к той более радикальной критике, направленной одно-
12 ю. ХАБЕРМАС
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАПIВНОЕ ДЕЙСГВИЕ 13

временно против Канта и Гегеля, предпринятой привер­ называет реконструкцию переработки этого повторяю­
женцами прагматической и герменевтической филосо­ щегося опыта, порождающей все более сложные струк­
фии (3). На эту ситуацию некоторые, притом вовсе не туры, - и в конце концов не только ту форму сознания,
самые незначительные философы, отвечают тем, что лик­ которую исследовал Кант, но ставшее самостоятельным
видируют само Притязание на разумность, до сих пор и даже абсолютное знание, которое позволяет Гегелю­
удерживаемое философией (4). В противовес этому мне феноменслогу проследить генезис структур сознания,
хотелось бы в заключение Отстоять тезис о том, что фи­ всего лишь обнаруженных Кантом в готовом виде.
ЛОСОфия, даже если она устраняется от проблематичной Конечно, и самому Гегелю можно предъявить возра­
роли указчика места и судьи, все-таки может _ и долж­ жение, подобное тому, которое он обращал к Канту.
на - сохранить за собой притязание на разумность, вы­ Ведь реконструкция последовательно сменяющих друг
полняя более скромные функции местоблюстителя и ин­ друга форм сознания еще не дает ~оказательства имма­
терпретатора (5).
нентной необходимости, с которои одна форма будто
(1) Диалектический способ обоснования возник бла­ бы происходит из другой. Этот недостаток Гегелю при­
годаря гегелевской полемике с трансцендентальным ходится восполнять другими средствами, а именно, при­
способом. Для моего краткого очерка достаточно будет бегнув к форме логики; правда, тем самым он полагает
напомнить, что на первых порах Гегель упрекал Канта в основу абсолютизму, превосходящему даже те непомер­
TO~, что чистые рассудочные понятия были попросту ные требования, которые предъявлял к философии
наидены им в готовом виде и «подобраны в истории», НО Кант. В «Логике» Гегель ставит перед философией зада­
не обоснованы. Кант так и не привел доказательств «не­ чу энциклопедическим образом привести к понятию все
обходимости» априорных условий возможности опыта. развернутые в науках содержания. В то же время Гегель
В «Феноменологии» Гегель стремится устранить этот дает эксплицитное выражение теории модерна, которая
недостаток, становясь на точку зрения генезиса. В транс­ была лишь заложена в кантовском понятии разума, и
цендентальной рефлексии, которая представлял ась развертывает ее в критике тех разногласий, которые воз­
Канту уникальным коперниканским переворотом, Ге­ никают в силу внутренней разорванности модерна. Это
гель обнаруживает механизм обращения сознания кото­ опять-таки наделяет философию ролью актуального и
рый вновь и вновь действует в истории стано~ления всемирно-исторического значения по отношению к
духа. Субъект~ сознающий самого себя, переходя при культуре в целом. Тем самым Гегель, а еще больше его
этом от однои формы сознания к другой, познает в ученики, навлекают на себя подозрение, из которого
опыте, что то, что первоначально выступает для него как прежде всего и сформировался образ учителя мысли.'
сущее в себе, может стать содержанием лишь в тех фор­
мах, которые он сам прежде сообщил объекту. Опыт фи­ 3 Рорти одобрительно отзывается о суждении Эдуарда Целлера.
лософа-трансценденталиста сообразно своей природе «Гегельянство представило философию в качестве дисциплины, кото­
все время повторяется в ходе того, как то, что есть в рая некоторым образом и дополняла, и поглощала собой другие дис­
себе, становится для субъекта. диалектической Гегель циплины, вместо того, чтобы оБОСНО6Ы6аmь их. Кроме того, 0110 сде­
лало философию слишком популярной, интересной и важной, чтобы
15
14 ю. ХАБЕРМАС
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И коММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ

Но метафилософская критика учителей мысли, на­ когда выдвигается альтернативное предложение, должно
правлена ли она против абсолютизма Гегеля или фун­ быть показано, что в нем уже используются компоненты
даментализма Канта, является более поздним продук­ той гипотезы, которую оно оспаривает. Цель такого ме­
том. Она идет по следам самокритики, в которой уже с тода аргументации состоит в том, чтобы показать неуст­
давних пор упражнялись последователи Канта и Гегеля. ранимость тех понятий и предпосылок,_которые выделе­
Я хотел бы коротко напомнить читателю о двух линиях ны в качестве фундаментальных. В этои версии предста­
этой самокритики, поскольку обе они, на мой взгляд, витель трансцендентальной философии, став более
плодотворно дополняют друг друга.
скромным, берет на себя в то же время роль скептика,
(2) Линию критики кантовского трансцендентализма старающегося в целях фальсификации приводить проти­
грубо можно обозначить тремя позициями: аналитичес­ воположные примеры;4 другими словами, он ведет себя
кой Стросона, конструктивистской Лоренце на и крити­ подобно ученому, проверяющему гипотезу.
цистской Поппера. Аналитическая рецепция кантовско­ Конструктивистская позиция пытается ~O-ДPYГOMY
го подхода избавляется от претензии на окончатель­ возместить дефицит обоснования, которыи, с точки
ность обоснований. Она с самого начала отказывается от зрения трансцендентальной философии, отныне возни:
той цели, которой Кант надеялся достичь путем выведения кает. Она с самого начала признает конвенциональнь~и
чистых рассудочных понятий из единства самосознания,
характер организующих наш опыт основных понятии,
и ограничивается выявлением понятий и правил, кото­ но для критики познания пользуется средствами конст­
рые должны лежать в основе любого опыта, выражаемо­ руктивистской критики языка.ё- Тогда обоснованными
го в элементарных высказываниях. Анализ направлен на признаются те конвенции, которые порождаются про­
всеобщие и неотъемлемые концептуальные условия воз­ зрачным для понимания способом; тем самым основы
можного опыта. Не стремясь доказать объективную познания скорее полагеются, нежели излагаются по их
значимость этих основных понятий И предположений, обнаружении.
анализ такого рода все же сохраняет притязание на уни­
Критицистская позиция, по-видимому, полносты~
версальность. Чтобы это притязание могло быть реали­ порывает с трансцендентализмом. Из «мюнхгаузеновои
зовано, трансцендентальная стратегия обоснования и ее трилеммы», предоставляющей выбор между дви~ением
функции переосмысляются в духе проверочного метода. по кругу, бесконечным регрессом и апелляциеи к по­
Гипотетически реконструированной системе понятий, следним достоверностям,б можно вывести лишь необ-
которая предположительно должна лежать в основе вся­

кого опыта, не может быть - если она имеет силу - 4 Schonrich О. Kategorien und transzendentaleArgumentation. F. а. м.,
никакой разумной альтернативы. Но тогда всякий раз, 1981. Кар. IV. S. 182 ff; Bittner А. Ап, «Transzendental» 11 Handbuch
phi1osophischer Grundbegriffe. Mlinchen, 1974. Bd 5. S. 1524 f. .
5 Gethmann C.F., Hegselmann я. Das Problem der Begrundung zw~s­
быть действительно профессиональным делом; оно требовало от chen Dezisionismus und Fundamentalismus 11 Ztschr. al1gem. W. Тhеопе.
профессоров философии воплощения мирового духа, а не просто за­ 1977. УIII. S. 342 ff. Т"Ь' 1975
нятия СВОИМ предметом» (Rorty R. 1981. S. 153). б Albert Н. Traktat liber kritische Vernunft. u шgеп, .
16 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 17

ходимость отказа от всякого фундаментального обосно­ в обоих случаях направлена против притязания на то,
вания вообще. Идея обоснования заменяется идеей что категориальная оснастка и соответственно образец
критической проверки. Однако критика, даже возве­ развития и формирования человеческого духа могут
денная в эквивалент обоснования, остается методом, быть указаны в качестве необходимых. После этого
которым мы не можем пользоваться без некоторых конструктивизм, с одной стороны, и практицизм - с
предпосылок. Поэтому с началом дискуссии о неотъем­ другой, делают один и тот же поворот от рационально­
лемых правилах критики во внутренние покои крити­ го реконструирования к созидательной практике, кото­
цизма вновь проникает слабая версия кантовского рый впоследствии должен позволить воспроизвести эту
способа обоснования." практику в теории. Наконец, критицI.1ЗМ и негативизм
По линии гегельянства порывы самокритики в из­ сходятся друг с другом в том, что отвергают трансцен­
вестной мере следуют параллельно. Соответствующие дентальные и диалектические познавательные средства,
позиции можно уяснить себе из материалистической парадоксальным образом ими пользуясь. Эти две ради­
критики познания у молодого Лукача, который отводит кальные попытки отрицания можно также понимать в
притязания диалектики на обоснование мира природы том смысле, что ни от одного, ни от другого способа
и ограничивает эти притязания миром, созданным людь­ обоснования нельзя отказаться, не впадая в противоре­
ми; далее, из практицизма Карла Корша или Ханса чие с самим собой.
Фрейера, которые ставят с ног на голову классическое Сопоставление этих параллельных попыток ограни­
отношение между теорией и практикой и увязывают ре­ чить путем самокритики притязания трансценденталь­
конструкцию социального развития с заинтересованной ного и диалектического способов обоснования позволя­
точкой зрения на создание некоего будущего общест­ ет задаться вопросом: только ли наложились друг на
венного устройства; и наконец, из негативизма Адорно, друга послабления в отношении обеих про грамм обо­
который во всеобъемлющей взаимосвязи логики разви­ снования, усилив тем самым скептические оговорки, и
тия видит лишь подтверждение тому, что теперь уже не вызвано ли то обстоятельство, что в редуцированном
невозможно развеять чары инструментального разума, виде стратегии обоснования могут дополнять одна дру­
пронизывающего всю тотальность общественной жизни. гую, а не противостоять друг другу как прежде как раз
Я не хочу здесь подробно вдаваться в рассмотрение их обоюдной неспособностью достичь целей доказа­
этих позиций. Интересно, однако, что оба направления тельства? На мой взгляд, генетический структурализм
критики В течение долгого времени следуют параллель­ Жана Пиаже предлагает здесь модель, также поучи­
но друг другу. Начинается ли самокритика с сомнения тельную для философов и для тех, кто хотел бы тако­
в кантовской трансцендентальной дедукции или с со­ выми считаться. Пиаже понимает «рефлектирующую
мнения в гегелевском пути к абсолютному знанию, она абстракцию» как механизм обучения, который в иссле­
довании онтогенеза может объяснить переход от одной
7 Lenk Н. Philosophische Logikbegrundung und rationaler Kritizis- когнитивной ступени к другой, причем когнитивное
mus // Ztschr. philos. Forschg. 1970. 24. S. 183 ff. развитие стремится к цецентрированному пониманию
18 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСГВИЕ 19

мира. Рефлектирующая абстракция уподобляется транс­ самообоснование фактически подвергаются более глу­
цендентальной рефлексии в том, что она доводит до бокому сомнению, нежели у критически настроенных
сознания первоначально скрытые в содержании позна­ последователей Канта и Гегеля. Ведь они покидают тот
ния формальные элементы в качестве схем действия горизонт, в котором движется философия сознания с ее
познающего субъекта, дифференцирует их и воспроиз­ познавательной моделью, ориентированной на воспри­
водит на следующей, более высокой ступени рефлек­ ятие и представление предметов. ~eCTO одиноко стоя­
сии. Вместе с тем этот механизм обучения выполияет щего субъекта, который направляется к предметам и в
функцию, подобную той, что у Гегеля отведена силе рефлексии делает предметом самого себя, заступает не
отрицания, которое диалектически преодолевает фор­ только идея познания, опосредованного языковым вы­

мообразования сознания, как только они приходят в ражением и соотнесенного с действием, но совокупная
противоречие с самими собой.! взаимосвязь повседневной практики и повседневных
(3) Однако те шесть позиций, которые я упомянул, коммуникаций, в которую встроены интерсубъектив­
говоря о наследии Канта и Гегеля, все же держатся ные в своих истоках и в то же время достигаемые в

еще, пусть и с известной осторожностью, некоего при­ сотрудничестве познавательные результаты. Тематизи­
тязания на разумность - в этом Поппер и Лакатос от­ руется ли эта взаимосвязь как форма жизни или жиз­
личаются от Фейерабенда, а Хоркхаймер и Адорно - ненный мир, как практика или опосредованноеязыком
от Фуко. Они еще что-то говорят об условиях, при межличностное общение, как языковая игра или диа­
которых оказывается неизбежным трансцендентальное, лог, как культурный фон, традиция или история дея­
преодолевающее все местные и временные ограничения ний, решающим является то обстоятельство, что все
притязание на значимость тех мнений, которые мы эти основанные на здравом смысле понятия приобрета­
считаем оправданными. Именно это притязание разума ют теперь тот ранг, который до сих пор был харак­
ставится под вопрос критикой, направленной против терен для 't ;'IIД_ментальных понятий эпистемологии,
учителей мысли. Ведь такая критика воистину оказыва­ хотя они, разумеется, и не должны выполнять те же

ется чем-то вроде прощальной речи перед расставани­ функции, что и последние. Деятельностное и речевое
ем с философией. Чтобы прояснить этот радикальный измерения не должны всего лишь предшествовать ког­

поворот, я должен перейти к критике другого рода, об­ нитивному измерению. Целенаправленная практика и
ращенной одновременно и против Канта, и против Ге­ языковая коммуникация берут на себя скорее другую
геля. понятийно-стратегическуюроль, чем та, которая выпа­
В прагматической и герменевтической философии ла на долю саморефлексии в философии сознания.
притязания философского мышления на обоснование и Функции обоснования они выполняют лишь постольку,
поскольку с их помощью отвергается, как неоправдан­

ная, потребность в фундаментальномзнании.


Kesselring Th. Entwick1ung und Widerspruch. Ein Vergleich zwis-
8
Ч. С. Пирс оспаривает возможность радикального
chen Piagets genetischer Erkenntnistheorie und Hege1s Dia1ektik. F. а. М.,
1981. сомнения с теми же намерениями, что и Дильтей -
20 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 21

возможность нейтрального понимания. Проблемы всег­ кугивных сил, т. е. распространяется на все, что может
да встают перед нами в определенных ситуациях; они быть сказано, а не только на содержательную сторону
надвигаются на нас в известной мере как некая объек­ речевой констатации фактов. «Сказать, как с чем-либо
тивность, поскольку мы неспособны по своей воле рас­ обстоят дела», тем самым становится особым случаем
поряжаться всей совокупностью практических жизнен­ по отношению к общему: «сказать что-либов.?
ных связей, в которые вовлечены. Сходным образом Но совместимы ли эти воззрения только с их интер­
рассуждает и Дильтей. Мы не можем понять символи­ претацией в прагматизме и герменевтической филосо­
ческое выражение, если уже заранее интуитивно не по­ фии, что ведет к отказу от притязаний философского
нимаем его контекст, поскольку неспособны своими мышления на разумность, а вместе с тем и к расстава­
силами превратить бесспорно наличествующее фоно­ нию с самой философией, или же они характеризуют
вое знание нашей культуры в знание эксплицитное. новую парадигму, которая, хотя и приходит на смену
Всякое решение и всякая интерпретация какой-либо развертывающейся в философии сознания умственной
проблемы зависят от необозримой сети предпосылок; и языковой игре, однако не лишает силы усвоенные и вы­
эту сеть, в силу ее одновременно и целостного, и част­ веренные в ходе самокритики способы обоснования,
ного характера, нельзя извлечь пугем анализа, нацели­ используемые в этой философии? За неимением убеди­
вающегося на всеобщее. Таково то направление аргу­ тельных и, главное, простых аргументов, я не могу
ментации, в котором и миф о данности, с его различи­ прямо ответить на этот вопрос и потому еще раз при­
ями между чувственностью и рассудком, созерцанием и бегну в своем изложении к повествовательной форме.
понятием, формой и содержанием, подвергается крити­ (4) Маркс хотел преодолеть философию, снять ее
ке в той же мере, что и различия между аналитически­ для того, чтобы она стала действительной, - он был
ми и синтетическими суждениями, между априори и настолько убежден в истинности содержания гегелев­
апостериори. Это смягчение кантовских дуализмов еще ской философии, что очевидные, но отрицавшиеся
напоминает гегелевскую метакритику , но связанные с Гегелем расхождения между понятием и действитель­
ним историзм и приверженность контексту отрезают ностью ощущались им как нетерпимые. Сегодня с nро­
также и обратную дорогу к Гегелю. щальным жестом философии связывается нечто совер­
Преимущества прагматической и герменевтической шенно иное.
точек зрения неоспоримы. Ориентация на результаты Прощание с философией в наше время осуществля­
работы сознания сменяется ориентацией на объекти­ ется в трех более или менее примечательных формах.
вации, осуществляемые в действиях и языке. Фиксация Простоты ради Я назову их терапевтической, героиче­
на познавательной функции сознания и на изобра­ ской и сальваторической.
зительной функции языка, на зрительной метафоре
«зеркала природы» отвергается в пользу программы вы­ 9 Rorty R. 1981. S. 402. В оригинале: «saying something ... is nо!
явления оправданных мнений, которая после Виттген­ always saying how things аге» (сказать что-либо ... не всегда означает
сказать, как обстоят дела) (Philosophy and the Mirror of Nature. Prin-
штейна и Остина развертывается по всей широте илло-
ceton, 1979. Р. 371).
22 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 23

Виттгенштейн приучил нас к понятию философии, гельдерлиновского пафоса спасения _перед лицом вели:
терапевтически обращенной против самой себя. Фи­ чай шей опасности. Обесценившиися философскии
лософия сама оказывается той болезнью, которую не­ способ мышления не нужно поддерживать, он должен
когда должна была излечить. Философы запутались в уступить место другому средству, которое позволит не­
языковых играх, разыгрываемых в повседневности. дискурсивным путем спуститься в непредставимые глу­
Таким образом, доводя самое себя до исчезновения, бины эпохи суверенности или бытия.
философия в итоге оставляет все как есть, ибо масшта­ Менее всего расставание с философией заметно в
бы своей критики она заимствует из тех самодостаточ­ своей сальваторической форме, примером чему могут
ных, опробованных на практике жизненных форм, в служить многие значительные успехи в интерпретации
которых она себя обнаруживает. Если у покинувшей текстов, достигнутые неоаристотелизмом в его герме­
нас философии могут найтись какие-нибудь наследни­ невтическом преломлении. Конечно, эти примеры ни в
ки, то полевые исследования культурной антропологии коем случае не однозначны, поскольку провозглашае­
будут наиболее перспективным кандидатом в таковые: мое намерение нацелено здесь на спасение старых
история философии вскоре предстанет в них трудно­ истин. С философией прощаются скорее подспудно,
доступным для понимания занятием так называемых причем ради ее же сохранности, избавляя ее от груза
философов - весьма примечательного, но, к счастью, притязаний на систематичность. Учения классиков не
вымершего племени. (Быть может, в один прекрасный привлекаются ни в качестве их вклада в предметную
день Р. Рорти будут чествовать как Фукидида такой ис­ дискуссию, ни в качестве филологически и историче­
следовательской традиции, которая могла возникнуть ски обработанного материала для образования. С тек­
не ранее, чем подействовала виттгенштейнова терапия). стами, в которых некогда должны были излагаться ре­
В сравнении со сдержанным прощанием терапевти­ зультаты познания, уподобляющее усвоение обращает­
чески настроенных философов разрушение философ­ ся, скорее, как с источниками озарения и пробуждения.
ской и духовной истории, начало которому положили В той мере, в какой современная нам философия
Жорж Батай или Хайдеггер, выглядит, скорее, герои­ развертывается в этих формах, она удовлетворяет тре­
ческим. Также и с этой точки зрения, в возвышенных бованию, которое было извлечено из критики в адрес
формах философской рефлексии концентрируются Канта как учителя мысли, и в особенности из критики
ложные мыслительные и жизненные привычки, но за­ фундаменталистских притязаний его теории познания:
блуждения метафизики и распоряжающегося сущим она, разумеется, не претендует бол_ее на то, чтобы ис­
мышления, которые ныне должны быть деконструиро­ полнять ставшую уже сомнительнои роль, указывая на­
ваны, не исчерпываются незначительными категориаль­ укам их место. Направления постструктурализма, позд­
ными огрехами и затруднениями, с которыми сталкива­ него прагматизма, неоисторизма тяготеют к узкому,
ется повседневная практика; они носят эпохальный ха­ объективистскому пониманию науки. В ПрОТl~вовес
рактер. Это драматическое прощание с философией не познанию, основывающемуся на идеалах научнои объ­
просто обещает исцеление, но несет в себе нечто от ективности, им хотелось бы прежде всего завоевать
24 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И комМУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСГВИЕ 25

место для сферы просветляющего или пробуждающего, от задачи достижения всеобщего согласия и удовлетво­
и во всяком случае не-объективирующего мышления, ряются надеждой на «увлекательное И плодотворное
которое отказывается от ориентации и притязания на несогласие», - как только, таким образом, ненормаль­
всеобщую и подлежащую критике значимость, которое ные дискурсы начинают довольствоваться самими
не стремится более к достижению согласия, основанно­ собой они могут приобрести качества, которые Рорти
го на бесспорных результатах, и выпадает из универсу­ обозн~чает словом «edifying».* В эти образовательные
ма обоснованных точек зрения, не желая при этом от­ беседы вливается и философия, после того как она от­
казываться от авторитета превосходящих усмотрений. казалась от своего намерения разрешать проблемы.
Позиция, которую удаляющаяся в отставку философия Тогда, по версии Рорти, в ней соединяются все добро:
занимает по отношению к наукам, согласуется с раз­ детели, которые она добыла, сбросив с себя лишнии
делением труда, как его пропагандировали экзистен­ груз при терапевтическом, преодолев самое себя при
циалисты начиная с Ясперса и Сартра и кончая Кола­ героическом и пробудившись при герменевтическом
ковски: сфере науки противостоят философская вера, прощании с философией: присущая праздности _скры­
жизнь, экзистенциальная свобода, миф, образование и тая взрывная сила соединяется тогда с элитарнои язы­
пр. Все эти противовесы одинаковы по своей структу­ котворческой фантазией и с мудростью традиции.
ре, даже если тому, что Макс Вебер называл культур­ Правда, стремление к образованию реализуется за счет
ным значением науки, дается то более отрицательная, стремления к истине: «Философы-наставники не смо­
то более положительная оценка. Как известно, пред­ гут довести философию до конца, но они все же могут
ставители континентальной философии склонны дра­ воспрепятствовать тому, чтобы она ступила_ на торную
матизировать опасности, связанные с объективизмом, тропу науки».'? Такое распределение ролеи, конечно.:
тогда как англосаксонский мир сохраняет более спо­ может рассчитывать на сочувствие в той м:ре, в какои
койное отношение к инструментальному разуму. оно избавляет философию от непосильнои роли выс­
Ричард Рорти предлагает интересный вариант с про­ шей судебной инстанции в делах науки и культуры.
тивопоставлением нормального дискурса ненормально­ И все же я не нахожу его убедительны.м, потому что,
му. Институциализованные науки достигают нормы в даже познав свои границы из поучений прагматизма и
периоды всеми признанного теоретического прогресса; герменевтики, философия в своих образовательных
тогда всем известны способы разрешения проблем, ула­ беседах никак не сможет оставаться вне наук, не попа­
живания спорных вопросов. Такие виды дискурса Рор­ дая тут же снова в поток аргументации, то есть обосно-
ти называет соизмеримыми, и здесь можно положиться вывающей речи.
на критерии, обеспечивающие достижение согласия. Что экзистенциалистское или, как мы будем его на-
Несоизмеримым, или ненормальным, дискурс остается зывать, эксклюзивное разделение труда между филосо-
до тех пор, пока продолжается спор об основных ори­
ентирах. Если же эти несоизмеримые речи не руковод­
10 Rorty R. 1981.5.418.
ствуются более целями нормализации, но отклоняются * Причастие от английского edify: наставлять, поучать.
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И кОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 27
26 ю. ХАБЕРМАС

ряда некую подлинно философскую мысль, если это


фией и наукой не может иметь места, видно как раз по
слово вообще имеет какой-нибудь смысл. Симптомо­
формулировке в терминах теории дискурса, которую
образующая функция вытеснения, солидаризующая
ему придает Рорти. Если действенность каких-либо
функция священного, идентифицирующая функция
воззрений в конечном счете не может быть измерена
ничем иным, кроме согласия, достигаемого в ходе аргу­
принятия ролей, модернизация как рационализация об­
щественной жизни, децентрированность как следствие
ментации, то, значит, и все, о действенности чего мы
вообще можем спорить, основано на шатком фунда­
рефлектирующей абстракции в отношении действий,
овладение языком как деятельность по выдвижению ги­
менте. А как показывает постэмпиристская теория
потез - в каждом из этих ключевых слов воплощена
науки, вопрос о том, содрогается ли под ногами участ­
некая мысль, подлежащая философскому развитию, и в
ников спора почва согласия, мотивированного разум­
то же время вопрос, доступный эмпирической разра­
ными доводами, при столкновении мнений в физике
чуть меньше, чем при их столкновении в этике и эсте­
ботке, но имеющий универсальный СМЫСЛ. Этим объяс­
няется и то, почему именно такие теоретические начи­
тике, настолько является лишь вопросом степеней, что
нания РеГУЛЯРНО подвергаются контратакам со стороны
нормализацию дискурсов нельзя предложить в качестве
эмпиризма. Таковы циклы в истории науки, но они ни­
четкого критерия для различения науки и философских
коим образом не говорят о том, что упомянутые дис­
образовательных бесед.
циплины стремятся к некой конвергентной точке, в ко­
(5) Апологетам эксклюзивного разделения труда
торой сходятся все науки; они свидетельствуЮТ, скорее,
всегда казались предосудительными те исследователь­
о превращении наук о человеке в науки философски:,
ские традиции, в которых особенно отчетливо выражен
а не о победном шествии объективистских начинании,
философский элемент внутри наук. Марксизм и психо­
подобных, например, нейрофизиологии, этому весьма
анализ должны считаться псевдонауками, виновными в
примечательному и любимому детищу философов-ана-
гибридоподобном смешении нормального и ненормаль­
ного дискурсов уже потому, что они не подчиняются литиков.
Разумеется, обо всем этом можно лишь строить
постулируемому разделению труда - для Рорти это так
более или менее убедительные предположения. Однако
же верно, как и для Ясперса. Однако, насколько я знаю
если очерченная перспектива нас не обманывает, то
из истории общественных наук и психологии, оба этих
направления вовсе не являются нетипичными; они
будет совсем не лишним спросить, не могла ли филосо­
фия в отношении некоторых наук спутать неприемле­
вполне удачно характеризуют тот тип теории, на кото­

ром основываются новые исследовательские традиции.


мую для нее роль .местоуказчика с ролью местоблю­
стителя, стерегущего место для эмпирических теории
То, что справедливо для Фрейда, справедливо в этих
с сильными универсалистскими притязаниями, к кото­
дисциплинах и для всех теоретиков-первопроходцев к

примеру для Дюркгейма, ДЖ. Г. Мида, Макса Вебера, рым в отдельных областях науки неоднократно прибе­
гали плодотворные умы. Сказанное относится прежде
Пиаже и ~OMCKOГO. Все они в некоей особой исследо­
всего к наукам, которые используют реконструктивную
вательскои ситуации вводили в качестве взрывного за-
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСГВИЕ 29
28 ю. ХАБЕРМАС

свою самотождественность. Р. Шпеман имеет некото­


методику и опираются на дотеоретическое знание субъ­
ектов, компетентных в своих суждениях, действиях и
рое право настаивать на том, «что всякая философия
выдвигает тотальные теоретические и практические
речах,_ а также H~ системы знаний, передаваемые куль­
турнои традициеи, для того чтобы прояснить предпола­
притязания. Не выдвигая их, невозможно заниматься
философиеЙ».ll Конечно, философия, занимающаяся,
гаемые в качестве всеобщих рациональные основания
пусть даже в условиях разделения труда, прояснением
опыта и суждения, действия и языкового взаимопони­
рациональных оснований познания, действия и речи,
мания. Трансцендентальные и диалектические способы
сохраняет все же некое тематическое отношение к це­
обоснования, в их умеренном варианте, вполне могут в
лому. Но как тогда быть с теорией модерна, с тем под­
этом помочь; ведь они сохраняют еще свою действен­
ходом к культуре в целом, который Кант и Гегель со­
ность только в отношении реконструктивных гипотез
хранили за собой благодаря своему будь то фундирую­
пригодных для дальнейшей разработки в эмпирически~ щему или абсолютизирующему понятию разума? Be~ь
взаимосвязях. Примеры такой вовлеченности филосо­
вплоть до появления гуссерлевского «Кризиса европеи­
фии в сотрудничество наук я наблюдаю всюду, где фи­
лософы вместе со всеми участвуют в разработке теории
ских наук» философия, исходя из своего положения
рациональности, не выдвигая фундаменталистских или
высшей судебной инстанции, выполняла также и функ­
же всеобъемлющих абсолютистских притязаний. Ско­
ции ориентира. Если же теперь она отрекается от роли
рее, они работают в нетвердой надежде, что только
судьи в делах культуры, точно так же как ~ в делах
благодаря удачному сочетанию различных теоретичес­
науки, то не поступается ли она при этом тои связью с
целым, на которое она могла бы опереться в качестве
ких фрагментов удастся достичь того, чего философия
некогда рассчитывала добиться в одиночку. «хранителя рациональности»?
Однако с культурой в целом дело обстоит так же,
В аспекте своих собственных исследовательских
как и с науками: культура не нуждается ни в каком
интересов я вижу, как подобное сотрудничество завя­
зыв~ется между теорией и историей науки, между тео­
обосновании и ни в каком поступенном делении. Имен­
риеи речевых актов и различными подходами в области
но в эпоху модерна, начиная с ХУIII века, она вырабо­
тала в себе те самые структуры рациональности, кото­
эмпирической языковой прагматики, между теорией
рые Макс Вебер и Эмиль Ласк обнаруживают и описы­
неформальных аргументаций и различными подходами
к исследованию естественных аргументаций, между
вают в качестве ценностных сфер культуры.
С появлением современной науки, положительного
когнитивистскими этиками и психологией развития мо­
P~ЬHOГO сознания, между философскими теориями
права и руководствующихся принципами светских тео­
рий морали, автономного искусства и инс~итуциализо­
деиствия и ~сследованием онтогенеза соответствующих

компетенции.
ванной критики искусства, даже без содеиствия фила-
Но если верно, что философия вступает в такое не­
эксклюзивное разделение труда с гуманитарными на­ 11 Spaemann R. Der Streit der Philosophen 11 Wozu PhiJosophie? I

уками, то она, по-видимому, впервые ставит на карту Hrsg. Н. LUbbe. Berlin, 1978. S.96.
30
ю. ХАБЕРМАС
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 31
софии Выкристаллизовались три момента разума. Сы­ Прежде всего проблемы опосредования появляются
новья и ~очери модерна, даже вовсе не руководствуясь в сферах науки, морали и искусства. Здесь возникают
критикои разума, научаются тому, как расщеплять
встречные движения. Так необъективистские исследо­
культурное предание на вопросы истины, справедли­
вательские подходы в рамках гуманитарных наук, не
вости или вкуса и развивать его в том или ином ИЗ этих
задевая первичности вопросов об истине, ~ридают зна­
аспектов рациональности. Это проявляется в любопыт­
чимость также и точкам зрения моральнои и эстетиче­
ных процессах отторжения. Науки постепенно избавля­
ской критики. Так дискуссия об этике отв~тственности
ются от э!ементов картин мира и пренебрегают интер­ и этике склонности, а также более строгии учет утили­
претациеи природы и истории в целом. Когнитивист­ таристских МОТИВОВ в рамках универсалистских этик
ские этики исключают из рассмотрения проблемы вводит в игру точки зрения, требую:цие учета последст:
добропорядочной жизни и сосредоточиваются на стро­ вий и интерпретации потребностеи и лежащие в тои
го деонтических аспектах, предоставляющих возмож­
области, где имеют значение когнитивные и выра­
ность обобщения, так что от доброго остается только зительные аспекты. Наконец, поставангардистское ис­
справедливое. А ставшее автономным искусство наста­
кусство характеризуется примечательным сосущество­
ивает на все более чистом выражении основного эсте­
ванием реалистических и политически ангажирован­
тического опыта, который рассредоточенная, выпадаю­
ных направлений с примерами аутентичного развития
щая из пространственных и временных структур по­
классического модерна, в котором был выпестован
вседневности субъективность проделывает в общении с
подлинный смысл эстетического; однако с появлением
самой собой - субъективность освобождается здесь от реалистического и ангажированного искусства среди
ко~венций обыденного ВОСприятия и целенаправлен­ того богатства форм, которое было высвобождено
нои деятельности, от императивов труда и пользы.
авангардом, опять-таки приобретают значимость ког­
Эта замечательная односторонность, составляющая нитивные и морально-практические моменты. Все вы­
Отличительный признак модерна, не нуждается в обо­
глядит так, как если бы радикальным образом диф­
сновании и оправдании, но порождает проблемы опо­
ференцированные моменты разума посредством таких
средования. Как может разум, распавшийся на свои мо­
встречных движений стремились отослать к некоему
менты, ~охранить свое единство в пределах культурных
единству, которое, однако, можно вновь обрести лишь
областей, и каким образом культура экспертов, приняв­ по эту сторону экспертных культур, то есть в повсе­
шая недосягаемые эзотерические формы, может под­
дневности, а не по ту, не в началах и истоках класси­
держивать взаимосвязь с повседневной коммуникатив­
ческой философии разума.
ной практикой? Философское мышление, которое еще В повседневной коммуникативной практике когни­
не отвратил ось от проблемы рациональности, не отст­
тивные толкования, моральные ожидания, выражения и
ранилось от анализа УСЛовий безусловного, обнаружи­
оценки и без того пронизывают друг друга. Поэтому
вает себя лицом к лицу с этой двоякой потребностыо в протекающим в жизненном мире процессам общения и
опосредовании.
взаимопонимания потребна культурная традиция во
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 33
32 ю. ХАБЕРМАС

всей ее широте, а не только благословенные плоды сообществу людей, сотрудничающих и говорящих друг с
науки и техники. В таком случае философия могла бы другом. Эта повседневная коммуникативная практика
по:воляет достичь взаимопонимания с учетом притяза­
актуализировать свое отношение к тотальности, приняв

на себя роль интерпретатора, обращенного к жизнен­ нии на значимость - и это единственная альтернатива

ному миру. Она могла бы по меньшей мере способство­ более или менее насильственному воздействию людей
вать возобновлению игры взаимодействия когнитивно­ друг на друга. Поскольку же притязания на значимость,

инструментальных моментов с морально-практически­


которые мы в разговоре связываем с нашими убеждени­
ми и эстетически-выразительными, прекратившейся ями, стремятся выйти за рамки того или иного контекс­
та, поскольку они уводят за ограниченные пространст­
было подобно заглохшему и не желающему заводиться
венные и временные горизонты, всякое согласие, дости­
мотору.'! Можно, по крайней мере, обозначить ту про­
гаемое или воспроизводимое в коммуникации, должно
блему, которая встанет перед философией, если она от­
кажется от роли судьи, инспектирующего дела культу­
опираться на некий потенциал вполне уязвимых осно­

ры, в пользу роли интерпретатора-посредника. Каким ваний, но - именно оснований. Основания сотканы из
же образом сферы науки, морали и искусства, заклю­ особой материи; они понуждают нас высказаться за или
ченные ныне в оболочку экспертных культур, могут против. Тем самым среди условий ориентированного на

раскрыться и, не нарушая при этом самобытной рацио­ взаимопонимание действия появляется один безуслов­
нальности этих сфер, так подключиться к оскудевшим ный момент. Именно этим моментом и обусловлено от­
традициям жизненного мира, чтобы разрозненные мо­ личие действенности наших воззрений, на которую мы

менты разума вновь уравновесили друг друга в повсе­


претендуем, от всего лишь социальной значимости

дневной коммуникативной практике? какой-либо привычной практики.ч Что нам считать оп­
равданным, зависит, в перспективе первого лица, от воз­
Здесь критика в отношении учителей мысли могла
бы в последний раз заявить о своем недоверии и спро­
можности обоснования, а не от действия жизненных
привычек. Поэтому философский интерес состоит в
сить, что же дает философу право не только сохранять
внутри научной системы вакантные места для предъяв­
том, чтобы «увидеть в наших социальных практиках оп­
ляющих свои притязания теоретических стратегий, но
равдания нечто большее, чем всего лишь таковые прак­
еще и предлагать свои услуги вовне, в качестве перевод­
тики.ч Подобный интерес сквозит и в том упорстве, с
чика, опосредующего общение между миром повседнев­ которым философия держится за роль хранителя рацио­
ности и удалившимся в свои автономные владения куль­
нальности - роль, которая, судя по моему опыту, до­

турным модерном. Думаю, на этот вопрос отвечают как ставляет все больше неприятностей и уж, разумеется, не
дает никаких привилегий,
раз прагматическая и герменевтическая философия,
поскольку они при писывают эпистемический авторитет

13 Ср.: Habermas J. Theorie des kommunikativen Handelns. F. а. М.,


12 Habermas J. Die Moderne - ein unvollendetes Projekt 11 НаЬег­ 1981. Bd 1. S. 168 ff.
таз J. Кleine Politische Schriften. I-IV. F. а. М., 1981. S.444 ff. 14 Rorty, 1981. S.422.

2 ю. Хабермас
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕДЕЙСТВИЕ 35

систематические подходы или методы сбора и анализа


данных. Гадамер понимал «метод» как нечто противо­
положное «истине»; истины можно достичь только
благодаря отработанной и продуманной практике по­
нимания. Как деятельность герменевтика является в
лучшем случае искусством, но никак не методом - в
2. РЕКОНСТРУКТИВНЫЕ И ПОНИМАЮЩИЕ отношении науки это та взрывная сила, которая разру­
НАУКИ ОБ ОБЩЕСТВЕ' шает любой систематический подход.з Возражения дру­
гого рода исходили от представителей главного течения
социальных наук, высказывавших свое особое несогла­
Вводные замечания сие. Они утверждали, что проблема интерпретации воз­
Позвольте мне начать с о никает вследствие мистификации последней. С интер­
характера. Когда в 1967 го дного замечания личного претацией не связаны никакие общие проблемы, а
о ТОМ, что СОциальным ду я впервые выдвинул тезис только частные, которые можно преодолеть примене­
лять без внимания гepM~~KaM не следовало бы остав­ нием обычной исследовательской техники. Тщательное
дования, что им удалось бь~т~~е~кое измерение иссле­ установление операционального назначения теорети­
ния только ценой оп е е оити проблему понима. ческих терминов, то есть проверка действенности и
нулся с возражениямиРд:о~~ННЫХ искажений, я столк- надежности инструментов исследования, могли бы вос­
В ого рода J
первых из них наСТоятель . препятствовать неконтролируемым влияниям, которые
герменевтика вовсе не яв но подчеркивалось, что в противном случае просачиваются в исследование из
Ханс-Георг Гадамер указывл~е~ся делом методологии. непроанализированной и с трудом поддающейся овла­
нимания встает прежде а то, что проблема по­ дению многосложности обиходного языка и повсед­
тах - будь то в повседнев~С;~: вненаучных КОнтекс­ невной жизни.
стве и литературе или же вооб изни в истории, искус­
нием. Поэтому философ б
ще в о ращении с преда­
В дискуссиях середины 60-х годов герменевтика либо
раздувал ась до философской альтернативы хайдегте­
задачей прояснить Обыч:~:Япгерменевтика ставит себе ровской онтологии, либо упрощалась до тривиальной
роцессы понимания, а не
проблемы, вытекающей из трудностей измерения. С тех
. 1 Habermas J. Zur Logik der Sozial . . . пор ситуация заметно изменилась. Главные аргументы
псht; в ДОПОлнениях к Philosoph' h ;Issdenschaften. Еш Llteraturbe_
печатано там же Zиг Logik der S l~cl е.n ип schau. TUbingen, 1967' на- философской герменевтики были восприняты повсе­
* Доклад H~ организованн:il~ w~ssenschaften. F. а. М., 1982. S.89 ff. местно, но не в качестве философской доктрины, а как
конференции по теме «Мо аль . елла, Н. Хааном и П. Рабиновом
Перевод с английского Nl'aKca ~~оциалЬ~Iе науки» (Беркли, 1980).
Наап N., Bellah R. N., Rabinow Р sO~fpa. первые ОПу?ликовано в: 2 Gadamer Н. G. Rhetorik, Hermeneutik und Ideo!ogiekritik. Metak-
Мога! Inquiry. New York 1983 р" 25u1lvan М. (Eds). Soclal Science as ritische Егбпешпяеп zu «Wahrheit und Methode» 11 Аре! К. О. и. а.;
, " -270. Hermeneutik und Ideologiekritik. F. а. М., 1971. S. 57 ff.
36 ю. ХАБЕРМАС
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 37

исследовательская парадигма внутри социальных наук,


ние не столько из-за их признанного превосходства, а
прежде всего - в антропологии, социологии и соци­
просто потому, что в них предлагались некие альтерна­
альной психологии. Пол Рабинов и Уильям Салливэн
тивы господствующему объективизму.'
охарактеризовали это явление как «интерпретативный
Затем были предприняты две отчасти удавшиеся по­
поворотъ.э .В 70-е годы многие тенденции внутри акаде­
пытки, послужившие примером для социальных наук
мического мира и вне его способствовали решительно­
интерпретативного типа: структурализм в антрополо­
му утверждению интерпретационной парадигмы. Поз­
гии, в лингвистике и - менее убедительно - в социо­
вольте мне упомянуть лишь некоторые из них.
логии, и генетический структурализм в психологии раз­
Во-первых, шли дебаты между Поппером и Куном и БИТИЯ - модель, которая выглядит многообещающим
наблюдался подъем постэмпиристской теории науки, образцом для анализа социальной эволюции, развития
чем был поколеблен авторитет логического позитивиз­ картин мира, систем моральных убеждений и правовых
ма и разрушен фантом некоей приведенной к большему
систем. ~
или меньшему единству номологической науки. След­
Еще одной заслуживающей упоминания тенденциеи
ствием тому явил ось перенесение в истории науки ос­
был неоконсервативный сдвиг в философском климате,
новного веса с нормативных конструкций на более тон­
повлекший за собой изменение тех исходных ДО!lуще­
кие герменевтические разработки.
ний, которые были приняты среди представителеи наук
далее, стала явной неудача конвенциональных наук об обществе. С одной стороны, имело место некоторое
об обществе, не сумевших выполнить свои теоретичес­ оживление биологизирующих подходов, которые (как
кие и практические обещания. Социологические иссле­
например, социобиология и генетическое иссл_едование
дования не смогли удовлетворить тем критериям, кото­
сознания) в течение нескольких десятилетии остава­
рые были зад~ны, к примеру, всеобъемлющей теорией
Парсонса; кеинсианская экономическая теория ока­ лись дискредитированными

нам, с другой стороны,


по политическим

происходило
причи­

возвращение к
залась не в состоянии предложить действенные меро­
релятивизму, историзму, экзистенциализму и ницшеан­
приятия в сфере политики; и в психологии притязания
ству всех мастей, некий перелом в настроении, рас­
теории обучения на универсальность своих объяснений
пространившийся как на более жесткие дисциплины,
провалились - а ведь она служила образцом точной
вроде теории науки и лингвистики, так и на б~лее гиб­
науки о поведении. Все это открыло путь для альтерна­
кие области культурологических исследовании, вплоть
тивных начинаний, которые строились на основных
до литературной критики, идеологии архитектуры и
положениях феноменологии, позднего Виттгенштейна
т. п. Обе эти тенденции суть проявления одного и того
философской герменевтики, критической теории и т. д:
Эти теоретические подходы обращали на себя внима- же синдрома, выражающегося в широко распростра­

ненной убежденности в том, что все, что обиаружива-

з Rabinow Р., Sullivan W.M. (Eds). Interpretative Social Science.


Berkeley, 1979. 4 Ветвлет R. J. Restructuring of Social and Political Theory. New
York, 1976; нем. изд. 1979.
38 ю. ХА БЕРМА С
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 39

ется в человеческой культуре как ее универсальные


черты, объ~сняется скорее природой человека, а не ра­ «соучастием в их разговоре» указывает на важное раз­

циональнои r:нфраструктурой человеческого языка, личие между двумя отличными друг от друга модусами

познания и деиствия, то есть самой культуры. языкового употребления.


Мы либо говорим о том, что имеет или не имеет
места, либо говорим что-нибудь кому-нибудь другому,
Два модуса языкового употребления
так что последний понимает то, что говорится. Толь­
Позвольте мне прежде всего объяснить, что я пони­ ко второй способ употребления языка внутренне или
маю под герменевтикой. Всякое осмысленное выраже­ понятийно связан с условиями коммуникации. Гово­
ние - будь то вербальное или невербальное выска­ рить о том, как обстоят вещи, не означает необходи­
зывание, любой артефакт (например, орудие труда), мым образом участвовать в коммуникации того или
какое-либо человеческое установление или отрывок иного вида, осуществляемой в реальности или по край­
текста - может быть идентифицировано в двоякой ус­ ней мере в воображении; не нужно делать высказыва­
тановке: и как доступное наблюдению событие, и как ние, то есть выполнять некий речевой акт. Вместо
доступное пониманию объективированное значение. этого можно сказать самому себе: «р»; или просто по­
Мы можем описать, объяснить или даже предсказать думать, что имеет место «р», Для того же, чтобы пони­
как будет звучать ~шум, который совпадает со звуковы~ мать, что говорится, требуется участие в коммуника­
выражением како~-ЛИбо произнесенной фразы, не имея тивном действии. Должна сложиться некая языковая
понятия о том, что это выражение означает. Чтобы по­ ситуация (или по крайней мере ее следует себе пред­
нять (и сформулировать) его значение, нужно принять ставить), в которой говорящий, находясь в коммуника­
участие в определенных (действительных или вообра­ ции со слушателем, говорит о чем-то и выражает то,

жаемых) коммуникативных действиях, в ходе которых чтб он сам об этом думает. В случае чисто когнитивно­
упомянутая фраза употребляется таким образом что го, некоммуникативного языкового употребления под­
оказы!ается понятной для говорящего, слушате;ей и разумевается, таким образом, лишь одно фундаменталь­
случ~ино присутствующих при этом членов той же язы­ ное отношение; назовем его отношением между пред­

ковоиу общности. У Ричарда Рорти приводится крайний ложениями и чем-либо, имеющим место в мире, «о»
случаи: «Даже если бы мы могли предсказать, какие чем в этих предложениях говорится. Если же язык
звуки будет издавать сообщество исследователей в употребляется с целью достижения взаимопонимания с
4000-м году, мы все же были бы не в состоянии поучаст­ другим человеком (пусть даже для того, чтобы в итоге
вовать в их разговореь.э Противоположность между констатировать несогласие), тогда таких отношений
«предсказанием их языкового поведения в будущем» и будет три: выражая свое мнение, говорящий налажива­
ет коммуникацию с другим членом той же языковой
общности и говорит ему о чем-то, имеющем место в
5 Rorty R. Philosophy and the Mirror of Nature. New York Рппсе-
ton, 1979. Р. 355; нем. изд, 1981. S. 384 {. . мире. Эпистемология занимается только этим послед­
ним отношением между языком и реальностью, в то
40 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 41

время как герменевтика сразу должна иметь дело с ta, * то есть в перспективе говорящего и слуш~теля: Ту
трояким отношением высказывания, которое служит, же самую связь можно проанализировать и ппеппопе
во-первых, выражением намерений говорящего, во-вто­ obliqua,**то есть в перспективе жизненного мира или
рых, выражением межличностного отношения, устанав­ на фоне общепринятых допущений и практик, в кото­
ливаемого между говорящим и слушателем, и в-треть­ рые с самого начала неприметно вплетена всякая осо­
их, выражением, в котором говорится о чем-то,. имею­ бая коммуникация. С этой точки зрения, язык выполня­
щем место в мире. И кроме того, при каждой попытке ет три функции: во-первых, функцию воспр~изводства
прояснить значение того или иного языкового выраже­ культуры, или актуализации предания (с этои позиции
ния мы сталкиваемся с четвертым, внутриязыковым или Гадамер развивает свою философскую герменевтику),
лингвистическим отношением, а именно с отношением во-вторых, функцию социальной интеграции, или коор­
между данным высказыванием и совокупностью всех динации планов различных акторов в условиях соци­
возможных высказываний, которые могут быть сформу­ ального взаимодействия (отсюда я развернул теорию
лированы в том же самом языке. коммуникативного действия), и в-третьих, функцию со­
Герменевтика рассматривает язык, так сказать, в ра­ циализации, или культурной интерпретации потребнос:
боте, то есть так, как его употребляют участники ком­ тей (с этой точки зрения Дж.Г.~ид разработал свои
муникации с тем, чтобы достичь общего понимания ка­ проект социальной психологии).
кого-либо вопроса или общего взгляда на вещи. Зри­ Таким образом, если когнитивное, некоммуника­
тельная метафора наблюдателя, который на что-то тивное языковое употребление требует прояснить отно­
«глядит», не должна, однако, затмевать того факта, что шение между предложением и положением дел, будь то
язык, употребляемый перформативно, включен в более в понятиях соответствующих интенций, пропозицио­
сложные отношения, нежели простое отношение вы­ нальных установок, направлений адаптации или усло­
сказывания «о чем-то» (и сопряженный с этим отноше­ вий удовлетворения потребностей, то коммуникативное
нием тип интенций), Когда говорящий высказывается о употребление языка ставит перед нами вопрос о том,
чем-либо в рамках повседневного контекста, он вступа­ как это отношение связано с двумя другими (кбъггь
ет в отношение не только к чему-то наличествующему выражением чего-либо» и «сообщать что-либо кому­
в объективном мире (как совокупности того, что имеет либо»). Как я показал в другом месте, эту проблему
или могло бы иметь место), но еще и к чему-то в соци­ можно осветить, используя поиятия онтологического
альном мире (как совокупности законодательно урегу­ и деонтологического миров, значимостных притяза­
лированных межличностных отношений) и к чему-то в ний, позиций приятия или неприятия, а также усло­
своем собственном, субъективном мире (как совокуп­ вий достижения рационально мотивированного консен-
ности манифестируемых переживаний, к которым он суса.

имеет привилегированный доступ).


Таким способом тройная связь между высказыва­ *в прямой интенции, непосредственно (лат.).
нием и миром может быть представлена intentione гес- ** В косвенной интенции, косвенным образом (лат.).
42 ю. ХАБЕРМАС
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 43

Теперь мы ВИДИМ, почему выражения «сказать кому­ Интерпретация и объективность понимания


либо что-либо» и «понять ТО, что ГОВорится» ОСновыва­
ются на более сложных и гораздо более притязатель­ Если сравнить установку третьего лица у тех, кто
ных предпосьmках, чем простое: «сказать (или поду­ просто говорит, как обстоят вещи (такова, в частности,
мать) о том, что имеет место». Тот, кто наблюдает установка ученых-исследователей), сперформативной
событие «р», полагает, что «р» имеет место, или при­ установкой тех, кто старается понять то, что им гово­
нимает во внимание, что «р» состоится, тот разделяет рится (такова, в частности, установка интерпретато­
объективирующую установку по отношению к чему­ ров), то на поверхность выступят методологические
либо в объективном мире. Тот же, кто участвует в про­ последствия изысканий, проводимых в герменевтичес­
цессах коммуникации, что-либо говоря и понимая то, ком измерении. Позвольте мне указать на три важней­
что говорится - будь то переданное мнение, произне­ ших следствия герменевтического образа действий.
сенное утверждение, данное обещание или отданный Во-первых, интерпретаторы отказываются от пре­
приказ; будь то выражаемые намерения, желания, чув­ имуществ привилегированной позиции наблюдателя,
ства или настроения, - тот всегда должен принимать так как они сами, по крайней мере виртуально, оказы­
nерформативную установку. Эта установка допускает ваются вовлечены в обсуждение смысла и значимости
чередование позиций третьего лица, или объективи­ высказываний. Принимая участие в коммуникативных
рующе~ установки, второго лица, или правилосообра­ действиях, они в принципе приобретают тот же ста­
зующеи установки, и первого лица, или экспрессивной тус, что и те их участники, чьи высказывания они
установки. Перформативная установка позволяет вза­ хотят понять. У них нет больше иммунитета по отно­
имно ориентироваться на те притязания на значимость шению к позициям приятия или неприятия, занимае­
(в отношении истинности, нормативной правильности, мым искушенными людьми или дилетантами; они
правдивости высказывания), которые говорящий вы­ включаются в процесс взаимной критики. В рамках
двигает в ожидании приятия или неприятия со стороны виртуального или актуального процесса взаимного об­
слушателя. Эти притязания вызывают на критическую щения невозможно а priori решить, кому у кого следу­
оценку, чтобы интерсубъективное признание того или ет поучиться.
иного из них могло послужить основанием для рацио­ Во-вторых, принимая перформативную установку,
нально мотивированного консенсуса. Общаясь друг с интерпретаторы не только покидают привилегирован­
другом в перформативной установке, говорящий и слу­ ную позицию по отношению к своей предметной обла­
шатель участвуют в то же время и в выполнении тех сти перед ними встает еще и вопрос, как преодолеть
функц~й, бл~годаря которым в ходе их коммуникатив­ контекстную зависимость своих интерпретаций. Они
ных деиствии воспроизводится и общий для них обоих не могут быть заранее уверены в том, что и сами они,
жизненный мир.
и их испытуемые исходят из одних и тех же основных
допущений и практик. Универсальное предпонимание
герменевтической ситуации со стороны интерпретатора
44
ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 45

допускает проверку лишь по частям и не может под­ преобразующего контекстно-зависимые символические


пасть под сомнение в целом.
выражения, значения которых интуитивно понятны, В
Столь же проблематичным, что и вопросы о неанга­ «твердо установленные» данные." Трудности здесь можно
жированности интерпретаторов в вопросах значимости свести к тому, что все подлежащее пониманию в пер­
и об освобождении их толкований от контекстной за­ формативной установке должно быть преобразовано в
висимости, является то обстоятельство, что язык по­ данные, допускающие констатацию с позиции третьего
вседневности распространяется на недескриптивные лица. Необходимая для интерпретации перформатив­
высказывания и неКОГНитивные знаЧИМОстные притяза­ ная установка, хотя и допускает регулярные взаимопе­
ния. В повседневной жизни мы гораздо чаще сходимся реходы между установками первого, второго и третьего
(или расходимся) во мнениях о правильности действий лица, однако в целях измерения она должна быть под­
и норм, о соразмерности оценок и ценностных стан­ чинена единственной из них, а именно объективирую­
дартов, а также об аутентичности или искренности са­ щей установке. Другая проблема состоит в том, что в
моизъяв.:тения, нежели во мнениях об истинности про­ речь, констатирующую факты, закрадываются ценност­
позиции. Поэтому знание, которое мы применяем, ные суждения. Эти трудности можно свести к тому, что
когда кому-либо Что-либо говорим, является более объ­ теоретические рамки, в которых проводится эмпири­
емлющим, чем строго ПРОПОЗициональное знание соот­ ческий анализ повседневного образа действий, должны
Носимое с истиной. Чтобы понять то, чт6 им го'ворят, быть концептуально связаны с относительными рамка­
интерпретаторы должны овладеть знанием, Притязаю­ ми, в которых повседневность интерпретируется сами­
щим на более широкую значимость. Поэтому коррект­ ми ее участниками. Их интерпретации связаны, однако,
ная интерпретация не просто истинна, подобно про по­ с притязаниями как на когнитивную, так и на некогни­
зиции, передающей существующее положение дел; ско­ тивную значимость, в то время как теоретические пред­
рее, следовало бы сказать, что корректное ТОлкование ложения (пропозиции) соотносятся только с истиной.
совпадает со значением интерпретируемого, которым Поэтому Чарльз Тейлор и Алвин Гоулднер приводили
заняты интерпретаторы, соответствует ему или его эк­ убедительные аргументы против возможности нейт­
сплицирует.
ральных в ценностном отношении языков в области по­
Таковы три следствия из того обстоятельства, что нимающих наук об обществе.' Эта позиция находит
«понимание того, ЧТО говорится», требует участия, а поддержку со стороны представителей
самых различ­
не одного лишь наблюдения. Не следует, стало быть, ных философских школ, в аргументах Виттгенштейна,
УДивляться тому, что любая ПОпытка основать науку на Куайна, Гадамера и, конечно же, Маркса.
интерпретации приводит к затруднениям. Главное пре­
пятствие состоит в том, каким образом символические 6 Cicourel А. Method and Measurement in Socio1ogy. О1епсое, 1964;
выражения могут быть измерены с такой же надеж­ нем. ИЗД. 1970.
ностью, что и физические феномены. В середине 60-х ? Taylor Ch.Interpretation and the Science of Мап и Review of 1:1е­
годов Аарон Сикурел дал образец добротного анализа, taphysics. 1971.25. Р.З-51; на нем. ЯЗ.: Erk1arung und InterpretatlOn
in den Wissenschaften vom Menschen. F. а. М., 1975.
46 ю. ХАБЕРМАС
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 47

Короче говоря, любая наука, которая позволяет объ­ Должны ли мы отсюда заключить, что позиция Гада­
ек~ивировать значения в качестве части Своей предмет­ мера должна быть принята также и в отношении соци­
нои области, должна учитывать методологические по­ альных наук, и в самих этих науках? Наносит ли интер­
следствия, связанные с принятием на себя интерпрета­ претативный поворот смертельный удар по строго на­
тором роли участника, - не «придающего» значения учному статусу всех необъективистских подходов?
наблюдаемым вещам, но долженствующего эксплици­ Должны ли мы придерживаться рекомендации Рорти и
ровать уже «данные» значения объективаций, которые
можно понять только исходя из коммуникативных про­
уравнивать социальные науки н: только су науками ?
духе, но и вообще с литературнои критиков, с поэзиеи
цессов. Эти последствия как раз и угрожают той неза­ И религией, и даже просто с разговором образованных
висимости от контекста и ценностной нейтральности, людей? Должны ли мы признать, что науки об общест­
которая представляется необходимым условием объек­ ве в лучшем случае могут кое-что добавить к нашей
тивности теоретического знания.в
образованности, - если предположить, что они не
будут заменены чем-либо более се~ьезным, н!пример,
8 позвольте добавить, что, проводя различие между герменевти­ нейрофизиологией или биохимиеи? На мои взгляд,
ческими и негерменевтическими науками, я не хотел бы выступать в
поддержку онтологического дуализма, ПРотивопоставляющего друг среди представителей социальных наук бытуют три ос­
другу определенные области реальности (например, культуру и при­ новные реакции на все эти вопросы. И если мы буде~
роду, ценности и факты - и тому подобные неокантианские разгра­ отделять притязания на объективность от притязании
ничения, как они были введены главным образом Виндельбандом, на применение объясняющей способности, то сможем
Раккертом и Кассирером). То, за что выступаю я, - это, скорее,
'методологическое различие между науками, которым ПРиходится или отличить «герменевтический объективизм» от «ради­
не приходится раскрывать себе доступ к своей предметной области кальной герменевтики» и «герменевтической реконст­
посредством понимания того, что говорится. ХОТЯ на 'метатеорети­ рукции».
ческом уровне всем наукам естественным образом приходится зани­ Некоторые представители социальных наук умаляют
маться проблемами интерпретации (на этом сосредоточилось внима­
ни~ посгэмпиристской теории науки, см.: Неязе Магу. In Defence of драматические последствия, вызванные проблемой ин­
ObJectlYlty 11 Proceedings of the British Academy. London, 1972. Yol.58), терпретации, возвращаясь к своеобразной теории пони­
только те из них, в которых выявляется герменевтическое измерение, мания как вчувствования. Эта теория в конечном счете
сталк~ваются с этими проблемами уже на стадии наработки данных.
В этои свяэи А. Гидденс говорит о проблеме «двойной герменевтикИ>,
(см. его: New RuJes of SocioJogicaJ Method. London, 1976). Это мое мого, нового И исполненного созидательной силы. Такая потребность
меТ9дологическое определение наук, применяющих герменевтиче­
возникает и при вполне тривиальных встречах с тем, что нам несколь­
скии метод, про!иворечит пониманию герменевтики как деятельности,
ко менее знакомо. Под микроскопом этнометодологии даже самые
ограничивающеися «отклоияющимися дискурсами>" представленному
привычные черты повседневной жизни превращаются в нечто чуже­
у Ричарда Рорти. Конечно, именно нарушением рутинной коммуни­
родное. Эта прямо-таки искусственно порождаемая потребность в ин­
кации герменевтические усилия чаще всего ВЫЗываются в повседнев­
терпретации вполне нормальна в случае социальных наук. Герменев­
ной жизни. Однако потребность в интерпретации возникает не только
тика не закреплена за сферой благородного и неконвенционального:
в тех ситуациях, когда мы Ничего уже не понимаем или даже ощущаем
свойственное Рорти аристократическое понимание герменевтики не
своего рода ницшеанский восторг перед лицом чего-то непредсказуе-
подходит по меньшей мере для методологии социальных наук.
48 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 49

основывается на том допущении, что мы в состоянии пе­ во безучастного наблюдателя или третьего лица, однако
реместиться в сознание другого человека и отсоединить по той же самой причине располагают средствами для
толкование его высказываний от исходной позиции ин­ того, чтобы изнутри обеспечить для себя беспристраст­
терпретатора-герменевтика. По моему мнению, этот вы­ ную позицию. Парадигматическим значением для герме­
ход закрыт с тех пор, как Гадамер подверг убедительной невтики обладает толкование некоего передаваемого по
критике теорию вчувствования у раннего Дильтея. традиции текста. Сначала интерпретаторы будто бы по­
Другие поэтому не медлят более с тем, чтобы, ис­ нимают фразы, при надлежащие автору такого текста;
пользуя аргументы либо Гадамера, либо Рорти, рас­ затем они, к своему смущению, осознают, что текст
пространить принципы радикальной герменевтики на понят не подобающим образом, то есть не настолько хо­
ту область, которая (с их точки зрения) была ошибочно рошо, чтобы они в случае необходимости смогли отве­
и неудачно признана собственной областью наук об об­ тить автору на его вопросы. Интерпретаторы видят в
ществе. С недовольством или, скорее, с чувством на­ этом признак того, что текст был ими соотнесен еще с
дежды, эти ученые отказываются от притязаний и на каким-то другим контекстом, нежели тот, в который он
объективность, и на объясняющую способность знания. на самом деле вплетен. Они вынуждены пересмотреть
Следствием оказывается релятивизм того или иного об­ достигнутое понимание. Такого рода коммуникативным
разца, что означает, что различные подходы и интер­ затруднением отмечается исходная ситуация. Затем они,
претации лишь отражают различные ценностные ори­ молчаливо полагая, что имеет место то или иное по­
ентации. ложение дел, что имеют силу определенные ценности и

Наконец, третьи перед лицом проблемы интерпре­ нормы, что определенные переживания могут быть при­
тации выражают готовность отбросить конвенциональ­ писаны определенным субъектам, стараются понять, по­
ный постулат о ценностной нейтральности; они также чему автор помещает в свой текст те или иные утверж­
воздерживаются от того, чтобы уподоблять науки об дения, придерживается определенных договоренностей
обществе образцу строго номологической науки, но в или же их нарушает, и почему он выражает те или иные

то же время говорят о желательности и возможности интенции, склонности, чувства и т. п. Однако лишь в той
разработки теоретических подходов, которые будут мере, в какой интерпретаторы раскроют также и основа­
поставлять как объективное, так и теоретическое зна­ ния, которые позволяют высказываниям автора выгля­

ние. Эта последняя позиция нуждается в оправдании. деть рациональными в его глазах, они смогут понять, что

имел в виду автор.

Рациональные предпосылки интерпретации Таким образом, интерпретаторы понимают значение


текста лишь в той мере, в какой им удается постичь, nо­
Позвольте мне сперва упомянуть один аргумент, ко­ че.му автор чувствовал себя вправе высказывать (в ка­
торый, будучи приведен в деталях, мог бы показать, что честве истинных) определенные утверждения, призна­
интерпретаторы в силу своей неизбежной вовлеченности в вать (в качестве правильных) определенные ценности и
коммуникативный процесс, хотя и теряют преимущест- нормы, выражать (в качестве правдивых) определенные
50 Ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 51

переживания, либо приписывать их другим. Интерпрета­ торые мог бы привести автор в своем контексте, для
торы должны прояснить тот контекст, который автор, нас уже не столь безоговорочно ясны и убедительны.
по-видимому, предполагал как общеизвестный для со­ В известном смысле все толкования являются рацио­
временной ему публики, коль скоро теперешние труд­ нальными. В процессе понимания, а следовательно, и
ности с этим текстом не проявлялись во времена его оценки оснований интерпретаторы не могут не прини­
написания, во всяком случае с такой настойчивостью. мать во внимание стандарты рациональности, то есть те
Этот образ действий основывается на обнаруживае­ стандарты, которые они сами рассматривают как обяза­
мой во всех высказываниях имманентной рационально­ тельные для всех участников коммуникации, включая и
сти, с которой интерпретаторы считаются, поскольку автора с его современниками (поскольку те могли бы
они приписывают эти высказывания субъекту, чья вме­ вступить и вступили бы в коммуникацию, возобновляе­
няемость до поры до времени не вызывает у них сомне­ мую интерпретаторами). Конечно, такая, как правило,
ний. Интерпретаторы не могут понять семантическое скрытая ссылка на якобы универсальные стандарты ра­
содержание текста, если для них самих те основания, циональности, даже если она в известной степени неиз­
которые в исходной ситуации сумел бы, в случае необ­ бежна у самоотверженного, одержимого стремлением к
ходимости, привести автор, не обретают наглядности. пониманию интерпретатора, еще не является доказа­
Однако далеко не безразлично, являются ли эти ос­ тельством разумности предполагаемых стандартов. Но
нования разумными или только считаются таковыми - основополагающая интуиция, подсказывающая всякому
будь то основания, приводимые при констатации фак­ компетентному участнику коммуникации, что его при­
тов, при утверждении норм и ценностей или при выра­ тязания на истину, на нормативную правильность и на
жении желаний и чувств. Поэтому интерпретаторы правдивость высказываний должны быть универсальны­
даже не могут ни представить себе, ни понять такие ми, то есть ПрИ надлежащих условиях прием~емыми для
основания, не оценивая их, хотя бы косвенным обра­ всех, - дает все же повод бросить краткии взгляд на
зом, в качестве оснований, то есть не высказываясь о формально-прагматический анализ, который сосредото­
них положительно или отрицательно. Возможно, ин­ чивается на всеобщих и необходимых условиях значи­
терпретаторы оставляют определенные притязания на мости символических выражений и действий. При этом
значимость открытыми и решаются, в отличие от авто­ я имею в виду рациональное реконструирование ноу-хау
ра, не считать, что на определенные вопросы ответы владеющих языком и дееспособных субъектов, которым
уже получены, а отставляют их в сторону как нерешен­ доверено производство значимых высказываний и кото­
ную проблему. Но основания могут быть поняты лишь рые доверяют самим себе в том, чтобы по крайней мере
в той мере, в какой они принимаются всерьез и оцени­ интуитивно про водить различие между выражениями,
ваются в качестве оснований. Поэтому интерпретато­ имеющими силу и не имеющими таковой.
ры могут пролить свет на значение какого-нибудь тем­ Здесь располагается область таких дисциплин, как
ного выражения только тогда, когда они объяснят, как логика и метаматематика, теория познания и теория
эта темнота возникла, то есть почему те основания, ко- науки, лингвистика и философия языка, этика и теория
52 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 53

действия, эстетика, теория аргументации и т. д. Общая ние теоретического знания) иногда склоняли филосо­
для всех них цель состоит в том, чтобы отдать отчет в фов к тому, чтобы возлагать на некоторые из реконст­
дотеоретическом знании и интуитивном обладании си­ рукций бремя притязаний на окончательное обоснова­
стемами правил, на которых основаны порождение и ние. Поэтому важно сознавать, что все рациональные
оценка символических выражений и операций, - идет реконструкции, как и прочие типы знания, имеют лишь
ли речь о корректных умозаключениях, добротных ар­ гипотетический статус. Они всегда могут, в частности,
гументах, точных описаниях, объяснениях или пред­ основываться на неверном подборе примеров; они могут
сказаниях, грамматически правильных предложениях, затемнять и искажать правильные интуиции или, что
удавшихся языковых актах, эффективных инструмен­ бывает еще чаще, давать слишком сильное обобщение
тальных действиях, выверенных оценках, аутентичных отдельным случаям. Поэтому они нуждаются в дальней­
самоизъявлениях и т. д. Поскольку В ходе рационально­ ших подтверждениях. Однако правомерная критика
го реконструирования выясняются условия значимости всех априорных и сильных трансцендентальных при­
высказываний, оно может объяснить и отклоняющиеся тязаний не должна препятствовать смелым попыткам
случаи, а опираясь на этот косвенный законодательный подвергнуть испытанию результаты рациональной ре­
авторитет, взять на себя и выполнение критической конструкции тех компетенций, которые предполагают­
функции. В той мере, в какой рациональные реконст­ ся в качестве базисных, и косвенно проверить их, при­
рукции про водят различие между отдельными притяза­ меняя в эмпирических теориях.
ниями на значимость также и по ту сторону привычных Речь при этом идет о теориях, объясняющих приоб­
традиционных пределов, они могут даже устанавливать ретение когнитивных, языковых и социоморальных на­
новые стандарты анализа и тем самым принимать на выков в процессе онтогенеза, или эволюционное воз­
себя конструктивную роль. И насколько мы преуспеем никновение и институциональное воплощение новых
в анализе наиболее всеобщих условий значимости, на­ структур сознания в истории, или же о теориях, объяс­
столько рациональное реконструирование сможет при­ няющих систематические отклонения (к примеру, язы­
тязать на описание универсалий и тем самым на произ­ ковые патологии, идеологии, а также вырождение ис­
водство конкурентоспособного теоретического зна­ следовательских программ). Подходящим примером
ния. На этом уровне на передний план выходят слабые служит здесь нерелятивистский, разработанный Лака­
трансцендентальные аргументы, которые призваны до­ тосом тип взаимодействия теории и истории науки.
казать неизбежность, то есть неустранимость предпо­
сылок, связанных с релевантными практиками.я Пример кольберговой теории морального развития
Именно эти три признака (критическое содержание,
конструктивная роль и трансцендентальное обоснова- Чтобы обосновать утверждение о том, что социаль­
ные науки могут сознавать свое герменевтическое изме­
рение и тем не менее оставаться верными задаче, состо­
9 Watt 1. Transcendental Arguments and Moral Principles // Philoso-
рЫсаl Quarterly. 1975. 25. Р. 38 ff. ящей в производстве теоретического знания, я хотел бы
54 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 55

взять в качестве примера теорию Лоренса Кольберга. тие обучения. Оно основано на следующих допущени­
Я выбрал этот пример по трем причинам. ях: прежде всего на том, что знание вообще можно ана­
Во-первых, притязаниям кольберговой теории на лизировать как продукт обучения; далее на том, что
объективность, по-видимому, угрожает то, что она от­ обучение есть процесс разрешения проблем, в котором
дает предпочтение одной определенной философской обучающийся субъект принимает активное участие; и
теории морали перед другими. Во-вторых, теория Коль­ наконец, на том, что процесс обучения управляется ус­
берга служит примером совершенно особого разделе­ мотрениями самих его непосредственных участников.

ния труда между рациональной реконструкцией мо­ Внутреннее движение процесса обучения должно быть
ральных интуиций (философия) и эмпирическим ана­ понято как переход от интерпретации Х 1 некоей дан­
лизом морального развития (психология). И в-третьих, ной проблемы к интерпретации Х 2 той же самой про­
декларируемые Кольбергом намерения одновременно блемы таким образом, что обучающийся субъект в
рискованны и провокационны - они бросают вызов свете второй своей интерпретации может объяснить,
любому, кто не желает подавлять в себе ни ученого-со­ почему неверна первая.Р
циолога, ни философа-практика. Мысля в одном и том же направлении, Пиаже и
Позвольте мне в сильно сокращенном виде изло­ Кольберг устанавливают иерархию отличных друг от
жить следующие тезисы, нуждающиеся, конечно же, в друга уровней или «ступеней» обучения, причем каж­
пояснениях. дый отдельный уровень определяется относительным
1. Существует очевидная параллель между теорией равновесием соответствующих операций, которые ста­
когнитивного развития (в узком смысле слова), разра­ новятся все более сложными, абстрактными, всеобщими
ботанной Пиаже, и теорией морального развития Коль­ и обратимыми. Оба автора выдвигают предположения о
берга. Обе имеют целью дать объяснение компетен­ внутренней логике необратимого процесса обучения, о
циям, которые определяются как способности решать механизмах обучения (то есть об интернализации схем
эмпирико-аналитические или морально-практические инструментального, социального или дискурсивного
вопросы, относящиеся к определенным классам про­ действия), об эндогенном развитии организма (более
блем. Разрешение проблем объективно соразмеряется или менее сильные допущения в теории созревания), о
либо с истинностными притязаниями дескриптивных специфических для каждой ступени дозах раздражите­
высказываний, в том числе объяснений и предсказаний, лей и связанных с ними феноменах смещения, замедле­
либо с правильностью нормативных высказываний, ния, ускорения и т. д. Кольберг ко всему этому допус­
включая оправдание действий и определяющих эти кает еще и взаимовлияние социоморального и когни­
действия норм. Оба автора описывают целевую компе­ тивного развития.
тенцию молодых людей в рамках рациональной рекон­
струкции формально-операционального мышления и 10 Ср. дискуссию между С. Тулмином и Д. У. Хэмлином В статье
постконвенционального морального суждения. Далее, последнего. Hamlyn D. W. Epistemo1ogy and Conceptua1 Deve10pment 11
Cognitive Оеуеюршеш and Epistemo1ogy 1 Th. Mische1. Ed. 1971.
Кольберг делит с Пиаже и конструктивистское поня- Р.З-24.
56 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 57

2. Ввиду деликатности и, в интересующей нас связи, смысленно: «Наша психологическая теория морали в
большей важности взаимодополняющего ОТношения значительной мере выводится из концепции Пиаже, ко­
между рациональным реконструированием и эмпири­ торый утверждает, что как логика, так и мораль разви­
ческим анализом возникает опасность ошибочного на­ ваются поступенно, и что каждая последующая ступень
туралистского вывода. В своих поздних сочинениях в обладает структурой, которая с формальной точки зре­
особенности начиная с «Биологии и сознанияьп Пи~е ния находится в состоянии ббльшего равновесия, неже­
склоняется к тому, чтобы строить свой подход в соот­ ли структура предыдущей ступени. В ней, таким обра­
ветствии с системной теорией. Понятие равновесия, зом, предполагается, что каждая новая (логическая или
указывающего на относительную устойчивость процес­ моральная) ступень представляет собой новую структу­
са разрешения проблем и измеряемого по степени об­ ру, которая, хотя и включает в себя элементы более
ратимости как по внутреннему критерию, связывается ранней структуры, но настолько видоизменяет их, что
по смыслу с успешной адаптацией некоей самосохраня­ они демонстрируют состояние более стабильного и
ющейся системы к окружающему ее изменчивому миру. продолжительного равновесия». Правда, затем Коль­
Конечно, можно попытаться сочетать друг с другом берг уже недвусмысленно добавляет: «Эти "эквилиб­
структуралистскую и системно-теоретическую модели ристические" допущения нашей психологической тео­
(как это пытаются сделать в теории общества с мо­ рии естественным образом взаимосвязаны с традицией
делью действия или жизненного мира, с одной сторо­ формализма в философской этике от Канта до Ролза.
ны, и системной моделью - с другой), но сочетать их Этот изоморфизм психологической и нормативной тео­
друг с другом означает нечто иное, нежели уподоблять рии притязает на то, что в психологическом отноше­
одну модель другой. Любая попытка дать исключитель­ нии более высокая ступень морального суждения, буду­
но функциональное толкование превосходству результа­ чи соразмерена с философскими критериями, будет и в
тов, достигаемых на более высокой ступени развития и нормативном отношении более адекватной».»
измеряемых по действенности попыток разрешения 3. Построение теорий в области морального созна­
проблем, ставит на карту собственные достижения ког­ ния сталкивается, между тем, с одной трудностью, ко­
нитивистской теории развития. Ведь нам не было бы торая отличает теорию Кольберга от теории Пиаже.
нужды ни в каких рациональных реконструкциях, если Обе они служат для объяснения того, как в рамках ин­
бы оказалось, что истинное или морально правильное вариантных для разных культур образцов развития при­
можно удовлетворительным образом проанализировать обретаются, по всей видимости, универсальные компе­
в рамках того, что способствует сохранению систем­ тенции, причем эти образцы определяются логикой,
ных границ. Кольберг хотя и избегает ошибочного на­ воспринимаемой как внутренняя логика соответствую­
туралистического вывода, однако нижеследующие ут­ щих процессов обучения. Однако позицию когнитивно-
верждения сформулированы им по меньшей мере дву-
12 Kohlberg L. The Claim 10 Moral Adequacy of а Нighesl Slage of
I1 Piaget J. Biologie е! connaissance. Paris, 1967; нем. изд. 1974. Moral Judgemenl 11 Journal of Philosophy. 1973. 70. Р. 632,633.
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 59
58 ю. ХАБЕРМАС

ний, ТО он руководствуется правильными кантовскими


го универсализма легче отстаивать по сравнению с уни­
интуициями, которые были прагматически переистол­
версализмом моральным, хотя и она еще не бесспорна;
кованы Пирсом и Мидом И осмыслены ими как участие
имеется тем не менее много очевидных указаний на то,
в некоем «универсальном дискурсе». Основополагаю­
что при объяснении наблюдаемых состояний и собы­
щую интуицию относительно того, что действенные
тий формальные операции одинаковым образом приме­
нормы должны получить всеобщее одобрение, Коль­
няются в различных культурах. На Кольберга же возло­
берг находит и в теории Ролза: «Справедливое разре­
жена более тяжелая, морально-теоретическая задача:
шение моральной дилеммы есть ее разрешение, прием­
доказать, что универсалистскую и когнитивистскую по­
лемое для всех сторон, причем каждая сторона рас­
зицию вообще можно отстоять перед лицом морально­
сматривается как свободная и равная всем другим, и ни
го релятивизма и скептицизма, глубоко укоренившего­
одна из них не допускает, что ей может быть известно,
ся в традициях эмпиризма (и в буржуазных идеологиях)
какую роль она стала бы играть в той или иной пробле­
(а), и что можно показать превосходство восходящей к
матической ситуации».»
Канту формалистической этики перед утилитаристски­
ми и опирающимися на идею договора теориями мора­
4. Предположим, что нам удалось отстоять позицию
морального универсализма. Тогда все еще сохранял ось
ли (б). В теории морали сегодня ведутся споры, кото­
бы другое затруднение. Кольберг занимает деонтологи­
рые образуют контекст для обоснования как (а), так и
ческую позицию и утверждает, как я полагаю, вполне
(б). И хотя сокрушительные аргументы не сразу ока­
обоснованно, что постконвенциональное моральное со­
зываются под рукой, я все же полагаю, что в споре о
знание предполагает понимание автономного характера
моральном универсализме Кольберг мог бы одержать
моральной сферы. Автономия означает, что форма мо­
победу. Что же касается второго пункта, а именно раз­
ральной аргументации отличается от всех прочих форм
личия между шестой его ступенью (формалистская мо­
аргументации, относятся ли они к констатации и объ­
раль) и пятой (сообразующийся с правилами утилита­
яснению фактов, к оценке произведений искусства, к
ризм и договорная мораль), то здесь философская пози­
прояснению смысла выражений, к выяснению неосоз­
ция Кольберга не столь сильна.
нанных мотивов или к чему-либо еще. В практических
Если объяснять этический формализм в терминах
дискурсах на карту ставится не истинность пропози­
процедурной рациональности, то будут неприемлемы, к
ций, не соразмерность оценок, не благообразность кон­
примеру, высказывания о том, что «мораль, на основе
струкций и не правдивость экспрессивных выражений,
которой можно было бы достичь всеобщего согласия,
но только правильность действий и их норм: «Вопрос
требует, чтобы моральные обязанности непосредствен­
В том, является ли это правильным в моральном отно­
но вь~водились из материального принципа морали, ко­
шении?»14
торыи может определять решения каждого человека,

избегая конфликтов и несообразностей». Если же Коль­


берг указывает на «принятие идеальных ролей» как на 13 Kohlberg L. From Is 10 Ought // Mische1 Th. 1971. Р.208, 213.
«подходящий способ» принятия практических реше- 14 Ibid. Р. 215.
60 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 61

Однако отсюда вытекает, что рациональные рекон­ Рассмотрим сначала более сильный тезис о том, что
струкции, на которые приходится опираться Кольбер­ и то, и другое предприятие суть части одной и той же
гу, относятся к тому типу нормативной теории, которая теории. Этот «тезис О тождестве» гласит: «В высшей
может быть названа «нормативной» В двояком отно­ степени справедливое психологическое объяснение
шении. Тяготеющая к когнитивизму теория морали того, почему развитие ребенка идет от одной ступени к
нормативна прежде всего лишь в том смысле, что она следующей, и в высшей степени справедливое фило­
выясняет условия определенного вида притязаний на софское объяснение того, почему более высокая сту­
значимость - в этом отношении теории морального пень в большей мере адекватна, чем более низкая, суть
суждения не отличаются от реконструкции того, что части одной и той же теории, только развертываемой в
Пиаже называет формально-операциональным мыш­ разных направленияхэ.Р Эта точка зрения опирается
лением. Теория же, о которой идет речь, поскольку она на конструктивистское понятие обучения. Субъект, про­
не исчерпывается метаэтическими соображениями, двигающийся от одной ступени к другой, должен уметь
«нормативна» также в том смысле, что для обеспече­ объяснить, почему на более высокой ступени его суж­
ния действенности своих собственных высказываний дения более адекватны, чем на предшествующей, - и
она апеллирует к критериям нормативной правильно­ именно эту линию естественного морального рассуж­
сти, а не пропозициональной истинности. В этом плане дения дилетанта в отрефлектированном виде продол­
исходный пункт Кольберга отличается от выбранного жают философы-этики. Сродство их основывается на
Пиаже. том, что и испытуемый, которому противостоит психо­
Должны ли мы отсюда заключить, что теории мо­ лог, и философ-атик принимают одинаковую перфор­
рального развития каким-то образом вредит норматив­ мативную установку участника практического дискур­

ный статус встроенных в нее рациональных реконст­ са. В обоих случаях результат морального рассужде­
рукций особого рода? Является ли теория Кольберга ния, приводит ли К нему лишь моральная интуиция
всего лишь псевдоэмпирической теорией, неким гиб­ дилетанта или же попытка реконструкции, предприни­

ридным вариантом, который не может ни претендовать маемая знатоком, оценивается в свете нормативных
на ранг моральной теории с полным нормативным ста­ притязаний на значимость. Установка психолога, одна­
тусом, ни удовлетворить притязанию эмпирической нау­ ко, иная; иным является и тип значимости, на который
ки, теоретические высказывания которой могут быть ориентировано его познавательное усилие. Конечно, и
только истинными или ложными? Я полагаю, ответ психолог рассматривает высказывания своих испытуе­
будет отрицательным. мых в аспекте того, как они критикуют моральные суж­

5. Собственная позиция Кольберга в вопросе о том, дения, относящиеся к ступени, которую они только что
как философская реконструкция проверенных мораль­ преодолели, и оправдывают суждения, высказываемые
ных интуиций связана с психологическим объяснением на ступени более высокой; но в отличие от дилетанта
процесса приобретения этого интуитивного знания, ко­
нечно, не лишена двусмысленности. 15 Ibid. Р. 154.
62 ю. ХАБЕРМАС
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАШВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 63

(и его рефлектирующего альтер эго, философа-этика)


определенным моральным критериям "объективно" яв­
психолог объясняет и описывает их суждения от треть­
ляется лучшей или более адекватной. Однако это фило­
его лица, так что результат его соображений может
софское притязание показалось бы нам сомнительным,
быть измерен исключительно притязаниями на пропо­ если бы факты, говорящие о прогрессе в обсуждении
зициональную истинность. Это важное различие стира­
моральных вопросов, нельзя было совместить с их пси­
ется в формулировках, подобных следующей: «Научная хологическими импликациями» .17
теория, объясняющая, почему люди фактически про­ Этот тезис о дополнительности лучше объясняет
двигаются от одной ступени к другой, более высокой, и
разделение труда между философией морали, с ~дной
почему они фактически предпочитают более высокую
стороны, И теорией морального развития, с Д~угои, не­
ступень более низкой, есть, грубо говоря, то же самое,
жели тезис о тождестве. Успех эмпирическои теории,
что и теория морали, объясняющая, почему люди долж­
которая может быть толь~о истинной уши _ложной,
ны предпочитать более высокую ступень более ни­
может послужить гарантиеи нормативнои деиственно­
зкой».» На самом же деле имеет место отношение до­
сти моральной теории, применяемой в эмпирических
полнительности между философской и психологичес­
целях: «Тот факт, что наша концепция морали "функ­
кой теорией, что убедительно описано Кольбергом в
ционирует" эмпирически, важен для ее философской
другом месте: «В то время как моральные критерии со­
адекватности». В этом смысле результаты рациональ­
размерности моральных суждений способствуют опре­
ной реконструкции могут быть перепроверены или
делению стандарта психологической адекватности или
«протестированы», если под «тестом» здесь понимать
психологического развития, эмпирическое исследо­
попытку проверить, соответствуют ли различные, до­
вание психологического развития оказывает обратное
полняющие друг друга части теории одному и тому же
влияние на эти критерии, помогая их прояснить. Наша
образцу. У Кольберга яснее всего это выражено в сле­
психологическая теория, объясняющая, почему индиви­
дующей формулировке: «Итак, наука может проверить
ды развиваются от одной ступени к другой, основывает­
с помощью теста, совместима ли в феноменологиче­
ся на морально-философской теории, показывающей,
ском плане моральная концепция того или иного фило­
почему более поздняя ступень в моральном отношении
софа с психологическими фактами. Однако наука не
лучше или адекватнее более ранней ступени. Наша
может выйти за положенные ей пределы и оправдать
психологическая теория утверждает, что индивиды от­
эту концепцию морали как то самое, чем и должна
дают предпочтение наивысшей ступени морального
быть мораль ...».18
рассуждения, какой они обладают; и это подтверждает­
6. Отношение взаимосочетаемости указывает на то,
ся в ходе исследования. Это утверждение нашей психо­
что герменевтический круг замыкается только на мета­
логической теории выводится из философского утвер­
теоретическом уровне. Эмпирическая теория предпо-
ждения, согласно которому более поздняя ступень по

16 Ibid. Р. 223. 17 Kohlberg. 1973. Р. 633.


18 Kohlberg 11 Mische1. 1971. Р.222 f.
64 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 65

лагает значимость нормативной теории, которую она тил: "Нет, я не дам тебе ничего съестного, пока ты не
применяет; ее действенность сразу же становится со­ заплатишь". Мужчина обошел всех жителей деревни,
мнительной, как только философские реконструкции прося подаяния. Но ни у кого не нашлось для него
обнаруживают свою негодность при их применении в лишней еды. Тогда он пришел в отчаяние и ограбил
эмпирической теории. Но и применение нормативной лавку, чтобы добыть пропитание для своей жены. Дол­
теории, в свою очередь, воздействует на герменевтиче­ жен ли был он это сделать и почему?»19
ское измерение исследований. Производство данных в Первая формулировка воспроизводит знаменитую
большей степени «руководствуется теорией», чем обыч­ кольбергону «дилемму Хайнца»; это хорошая иллюст­
ные интерпретации. Сравним две нижеследующие фор­ рация того метода, с помощью которого американские

мулировки одной и той же тестовой задачи. дети побуждаются к вынесению моральных суждений,
(1) «Где-то в Европе от тяжелой болезни, особой которые можно сравнивать между собой. Ответы на во­
разновидности рака, умирала женщина. Имелось одно­ просы, предлагаемые такой дилеммой, согласно стан­
единственное лекарство, на помощь которого рассчи­ дартным описаниям, распределяются по различным
тывали врачи. Это было одно из соединений радия, за ступеням моральной иерархии. Вторая формулировка
которое аптекарь запросил десятикратную сумму в представляет собой обратный перевод с китайского
сравнении с тем, чего ему стоило его приготовление. этой же истории в той ее версии, которую Кольберг
Супруг больной, по имени Хайнц, обошел всех, у кого использовал при тестировании детей в одной тайвань­
он надеялся занять денег, но собрал только половину ской деревне. Я не могу судить, в сколь сильной мере
требуемой суммы. Он рассказал аптекарю, что его жена на эту китайскую версию накладываются западные
при смерти, и спросил, не может ли тот продать ему представления. Но сколь бы слабым ни оказался китай­
лекарство дешевле или же подождать с оплатой. В от­ ский перевод, он все же проливает свет на саму герме­
вет он услышал: "Нет, я изобрел это лекарство, чтобы невтическую задачу. Если - и только если - наша
с его помощью делать деньги". Хайнц пришел в отчая­ теория корректна, мы будем в состоянии найти чувст­
ние, взломал дверь аптеки и украл лекарство для своей вительные к контексту эквиваленты «дилеммы Хайнца»
жены. Должен ли был муж это сделать и почему?« во всех культурах и получить от тайваньцев ответы, ко­
(2) «Одна супружеская пара недавно покинула гор­ торые будут допускать сравнение с ответами американ­
ную местность. Супруги начали обрабатывать землю, цев в важных теоретических измерениях. Из самой тео­
однако наступила засуха и урожай не взошел. Никому рии вытекает, что теоретически релевантные истории
не хватало пропитания. Женщина из-за нехватки про­ могут быть перенесены из одного контекста в другой, и
довольствия заболела и, наконец, совсем слегла. В де­ теория дает руководство к тому, как это следует делать.
ревне была только одна продуктовая лавка, и ее владе­ Если же эту задачу невозможно решить без насильст­
лец требовал за продукты питания очень высокую цену. венных искажений, то как раз неудача применения гер-
Муж попросил у него немного еды для своей жены и
сказал, что заплатит позднее. Но владелец лавки отве- 19 Ibid. Р. 156, 165.

з Ю. Хабермас
66 ю. ХАБЕРМАС

меневтики укажет на то, что постулированные измере­

ния налагаются извне, а не являются результатом внут­

ренней реконструкции.
Позвольте мне в заключение подчеркнуть, что эти
методологические соображения касательно структуры
теорий в области психологии развития, в которую как З. ЭТИКА ДИСКУРСА: ЗАМЕЧАНИЯ
бы встраиваются результаты реконструкции универ­ К ПРОГРАММЕ ОБОСНОВАНИЯ
сальных компетенций, опираются на теорию Кольберга
в иллюстративных целях. Здесь пока еще не затраги­
ваются вопросы, касающиеся существенных составляю­ 1. Предварительные соображения
щих этой теории: например, о том, не должно ли быть
улучшено данное Кольбергом описание постконвен­ В своей последней книге А. Макинтайр развивает
циональных ступеней морального сознания; не игнори­ тезис о том, что проект Просвещения, преследовавший
рует ли, в частности, формальный подход к этике кон­ целью обосновать секуляризованную, не зависящую от
текстуальные и межличностные аспекты, тогда как это метафизических и религиозных допущений мораль, по­
недопустимо; не оказывается ли слишком сильным вос­ терпел неудачу. Непреложным результатом Просвеще­
ходящий к Пиаже проект логики развития; наконец, не ния он считает то обстоятельство, которое некогда с
пренебрегает ли Кольберг психодинамическими аспек­ критическими намерениями констатировал Хоркхай­
тами, высказывая свои предположения о взаимосвязи мер, а именно, что инструментальный, ограниченный
между моральным суждением и моральным пейсгвием.> целевой рациональностью разум полагание самих целей
вынужден предоставить слепым чувственным установ­

кам и предпочтениям: «Разум исчислителен; он может


20 ер. настоящий том, с. 274 и далее.
определять истины факта и математические отноше­
ния, но не более того. В практической области он
может говорить только о средствах. О целях он должен
молчатъ-.г.Со времен Канта этому противостоят те ког­
нитивистские этики, которые в том или ином виде при­

знают за практическими вопросами «истинностный


смысл» (WаhгhеitsЛihigkеit).

1 Мае Intyre А. After Virtue. London, 1981. Р. 52; Horkheimer М.


Zur Кritik der instrumentellen Vernunft. F. а. М., 1967, Кар. 1: Mittel und
Zwecke.
68 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 69

в русле этой кантовской традиции сегодня предпри­ нормативные предложения по ложному образцу описа­
нимаются серьезные теоретические попытки, подобные тельных предложений и оценок или же по образцу эк­
начинаниям Курта Байера, Маркуса Георга Сингера, спрессивных предложений и императивов. Нечто по­
Джона Ролза, Пауля Лоренцена, Эрнста Тугендхата и добное можно сказать и о прескриптивизме, который
Карла-Отто Апеля; все они сходятся в своем намере­ ориентируется на модель предложений, выражающих
нии подвергнуть анализу условия беспристрастного об­ намерения или цели.з Моральные феномены, как я на­
суждения практических вопросов, которое, однако, мерен показать в части П, раскрываются в ходе фор­
опирал ось бы на те или иные основания.э Хотя среди мально-прагматического исследования коммуникатив­
этих теорий попытка Апеля не относится к тем, что ных действий, в которых акторы ориентируются на
разработаны наиболее детально, я все же считаю уже взаимные притязания на значимость. Должно стать
узнаваемую в своих очертаниях этику дискурса самым ясно, почему философская этика, в отличие, к приме­
перспективным на сегодня подходом. Этой оценке со­ ру, от теории познания, может сразу принять форму
временного состояния аргументации я хочу придать особой теории аргументации. В части ПI ставится ос­
ббльшую убедительность изложением соответствующей новной морально-теоретический вопрос о том, как
программы обоснования. При этом я только мимохо­ может быть обоснован сам принцип универсализации,
дом буду вступать в полемику с другими начинаниями который в практических делах только и позволяет до­
когнитивистов, сосредоточившись прежде всего на раз­ стичь основанного на аргументах согласия. Именно
работке общего для этих теорий способа постановки здесь уместно привести трансцедентально-прагма­
вопросов, который отличает их от некогнитивистских тическое обоснование этики, выполненное Апелем ис­
подходов. ходя из всеобщих прагматических предпосылок аргу­
Сначала (1) я хочу выделить присущую нормам ментации как таковой. Конечно, мы увидим, что это
значимость долженствования, а также притязания на «выведение» не может претендовать на статус оконча­
значимость, выдвигаемые нами в соотносимых с этими тельного обоснования, и поймем, почему к нему и не
нормами (или регулятивных) речевых актах, в качест­ следует предъявлять столь сильных притязаний. Тран­
ве тех феноменов, объяснить которые должна фило­ сцедентально-прагматический аргумент в предложен­
софская этика. При этом обнаружится (2), что извест­ ной Апелем форме даже слишком слаб, для того чтобы
ные философские позиции, а именно дефинитивные сломить сопротивление последовательного скептика в
теории метафизического типа и интуитивистские цен­ отношении любой разумной формы морали. Эта про­
ностные этики, с одной стороны, и некогнитивистские блема вынудит нас в конце концов, по крайней мере
теории, подобные эмотивизму и децизионизму - с в нескольких кратких указаниях, возвратиться к ге­
другой, проходят мимо нуждающихся в объяснении гелевской критике моральной теории Канта, для того
феноменов уже постольку, поскольку они понимают чтобы извлечь незамутненный смысл, обладающий

2 Wimmer R. Universalisierung in der Ethik. F. а. М .• 1980. 3 Frankena W. К. Analytische Ethik. MUnchen, 1972. S. 117 ff.
70 ю. ХАБЕРМАС
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 71

также иммунитетом против неоаристотелевских и нео­


так сказать, реальное содержание морального опыта; он
гегельянских попыток построения идеологии, из при­
исходит из того возмущения, которым мы реагируем на
мата нравственности по отношению к морали.
нанесенные нам обиды. Эта недвусмысленная реакция ук­
репляется и усугубляется, если нанесенное оскорбление
1. О феноменологии морального не оказывается каким-нибудь образом «возмещено»,
превращаясь в затаенную враждебность (Ressentiment).
Замечание Макинтайра заставляет вспомнить о кри­
Через это долго сохраняющееся чувство раскрывается
тике инструментального разума, которая направлена
моральное измерение перенесенной обиды, поскольку
против специфической односторонности C~BpeMeHHOГO
оно отвечает не непосредственно на сам акт оскорбле­
миропонимания, особенно против упрямои тенденции
ния, как испуг или гнев, а на возмутительнуюнесправед­
стягивать область вопросов, которые могут быть разре­
ливость, которую учинил со мною другой. Рессантимент
шены через обращение к основаниям, до когнитивно­
есть выражение некоего (скорее бессильного)морально­
инструментальных пределов. Морально-практические
го осуждения." На его примере Стросон делает четыре
вопросы типа «Что я должен делать Т», поскольку на НИХ
важных наблюдения.
нельзя дать ответа в аспекте целевой рациональности,
(а) За действия, нарушающие неприкосновенность
уходят из поля разумного обсуждения. Эта патология со­
личности, их виновник или, в крайнем случае, некое
временного сознания требует объяснения в рамках об­
третье лицо может принести извинения. Как только по­
щественной теории.' философская этика, которая не
терпевший примет просьбу об извинении, он более не
может этого сделать, должна действовать терапевтически
будет чувствовать себя оскорбленнымили униженным в
и против искажения основных феноменов морали пред­
той же мере, что и прежде; его первоначальноевозмуще­
лагать целительные силы рефлексии. В этом смысле линг­
ние не перерастет в рессантимент. Извинения подобны
вистическая феноменология нравственного сознания,
починке, которой мы подвергаем нарушенные отноше­
предложенная Ф. П. Стросоном В его знамеНИТО!i статье
ния. Чтобы установить вид этих нарушений, Стросон
«Свобода и рессантимент», может развить маиевтиче­
различаетдве разновидностиизвинений. В одном случае
скую способность и эмпирику, выступающему в роли не
мы ссылаемся на какие-либо обстоятельства, которые
доверяющего морали скептика, раскрыть глаза на его
должны убедить противную сторону в том, что было не
собственные повседневные моральные интуиции>
вполне уместно восприниматьобидные действия как на­
Стросон исходит из особой чувственной реакции,
меренное нанесение несправедливогооскорбления: «Он
которая в силу своей неотступности способна даже са­
не это имел в виду», «Он не мог поступить по-другому»,
мому зачерствевшему человеку продемонстрировать,

6 Как известно, Ницше тоже устанавливает генетическую взаимо­


4 См.: Введение и Заключительное наблюдение из моей «Теории
связь между рессантиментом униженных и оскорбленных и универсалист­
коммуникативного действия». 2-е изд, F. а. М., 1981. ской моралью сострадания. Ср.: Habermas J. Die Verschlingung уоп
S Strawson Р. F. Freedom and Ressentment. London, 1974. Разуме­ Mythos und AufkHirung и Mythos und Moderne / Hrsg. моп К. Н. Boh-
ется, Стросон имеет в виду другую тему. гег.
F. а. М., 1983. S.405 ff.
72 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАШВНОЕ лвйствив 73

«У него не было выбора», «Он не знал, что ...», - вот не­ Эти соображения приводят Стросона к выводу, что
которые примеры извинений, в которых действие, ощу­ личностные реакции обиженного, например проявле­
щаемое как оскорбительное, предстает в другом свете, а ния рессантимента, возможны только в перформатив­
вменяемость совершившего это действие не ставится ной установке участника интеракции. Объективирую­
под сомнение. Но именно последнее происходит в том щая установка безучастного наблюдателя упраздняет
случае, когда мы намекаем, что речь идет о проступке коммуникативные роли первого и второго лица и бло­
ребенка, сумасшедшего или пьяного, - мы говорим, что кирует область моральных явлений вообще. Установка
проступок был совершен человеком, который был вне третьего лица ведет к исчезновению этой области фе­
себя, находился в состоянии сильного стресса, вызван­ номенов.

ного, например, последствиями тяжелого заболевания и (б) Это наблюдение важно также и по методиче­
т. д. Извинения этого типа предлагают нам самого актора ским соображениям: философ-этик должен получить
увидеть в другом свете, причем таким образом, что ка­ перспективу, в которой он сможет воспринять мораль­
чества вменяемого субъекта не могут быть приписаны ные феномены как таковые. Стросон показывает, как
ему без некоторых ограничений. В этом случае мы долж­ различные моральные чувства сплетены между собой в
ны принять объективирующую установку, которая с са­ силу внутренних связей. Личностные реакции обижен­
мого начала исключает моральный укор: «Объективная ного человека, как мы видели, могут быть компенси­
установка может быть эмоционально окрашена многими рованы извинениями. В свою очередь, потерпевший
способами, но не всеми: она может включать в себя отвра­ может простить учиненную несправедливость. Чувст­
щение или страх, жалость или даже любовь, хотя любовь вам оскорбленного человека соответствует благодар­
не всякую. Но она не может включать в себя область тех ность облагодетельствованного, а осуждению неспра­
чувственных реакций и установок, которыми характери­ ведливого поступка - восхищение справедливым. Нет
зуется наша вовлеченность или соучастие в межличност­ числа оттенкам нашего ощущения безразличия, презре­
ных отношениях с другими людьми; она не может за­ ния, злобы, а также удовлетворения, признания, обод­
ключать в себе враждебность, благодарность, прощение, рения, утешения и т.ц. Центральное место занимают,
гнев или ту любовь, которая называется взаимной и ко­ конечно же, чувства вины и долга. В этом комплексе
торую два взрослых человека могут испытывать друг к чувственных установок, который можно прояснить
другу. Если ваша установка в отношении какого-нибудь средствами языкового анализа, Стросона прежде всего
человека является полностью объективной, то вы може­ интересует то обстоятельство, что все эти эмоции при­
те с ним сразиться, но не можете поссориться, вы може­ сутствуют В повседневной практике, которая доступна
те с ним разговаривать и даже вести дела, но не можете нам только в перформативной установке. Только бла­
его ни в чем убедить. Самое большее, вы можете при­ годаря этому сеть моральных чувств становится в опре­

твориться, что поссорились С ним или его убеДИЛИ».7 деленном смысле неминуемой: мы не можем по своей
воле отказаться от приглашения, которое приняли как

7 Strawson, 1974. Р.9. члены жизненного мира. Напротив, объективирующая


74 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 75

установка в отношении феноменов, которые мы долж­ истина дала тому теоретическое обоснование»." Пока
ны сперва воспринять с точки зрения соучастников, яв­ моральная философия ставит перед собой задачу спо­
ляется вторичной: «Объективным взглядом мы смотрим собствовать прояснению повседневных интуиций, при­
на импульсивное поведение невротика или на утомляю­ обретенных на пути социализации, она должна, по
щее нас поведение младенца, думая об уходе за одним меньшей мере как из предполагаемой, исходить из ус­
или о воспитании другого. Но иногда мы можем почти тановки участников повседневной коммуникативной
таким же взглядом посмотреть и на поведение нормаль­ практики.
ного взрослого человека. Мы имеем такое средство и (в) Только третье наблюдение подводит к морально­
иногда можем им воспользоваться, скажем, чтобы уйти му ядру чувственных реакций, которые мы до сих пор
от участия в запутанном деле, или прибегая к уловкам, анализировали. Негодование и враждебность направле­
или просто из интеллектуального любопытства. Остава­ ны против определенного человека, который наносит
ясь людьми, мы, как правило, не можем прибегнуть к ущерб нашей неприкосновенности; но своим мораль­
нему надолго или же навсегда».! ным характером это возмущение обязано не тому об­
Это наблюдение проливает свет на положение тех стоятельству, что нарушается взаимодействие между
этик, которые разрабатываются в перспективе наблю­ двумя отдельными лицами. Скорее, дело тут в прегре­
дателя и в результате ведут к переистолкованию по­ шении против фундаментального нормативного ожида­
вседневных моральных интуиций. Даже в том случае, ния, которое значимо не только для Я и Другого, но и
если бы эмпиристские этические учения оказались ис­ для всех членов социальной группы, а в случае строгих
тинными, они все равно не смогли бы достичь объяс­ моральных норм и вообще для всех вменяемых акто­
няющего эффекта, так как им недоступны интуиции ров. Только так объясняется феномен чувства вины, со­
повседневной практики: «Вовлеченность человека в провождающего те упреки, которые виновник обраща­
обыденные межличностные отношения, думаю, слиш­ ет к самому себе. Упрекам обиженного могут отвечать
ком основательна и слишком глубоко укоренена, угрызения совести человека, совершившего несправед­
чтобы мы всерьез приняли мысль о том, что какое-ни­ ливый поступок, если он признаёт, что в лице потер­
будь всеобщее теоретическое убеждение сможет на­ певшего он ущемил в то же время и неличностное, во
столько изменить наш мир, что в нем больше не будет всяком случае сверхличностное, ожидание, в равной
каких бы то ни было межличностных отношений, как мере наличествующее для обеих сторон. Чувства вины
мы их обычно понимаем ... Постоянно поддерживаемая и долга выводят за пределы того, что частным образом
объективность межличностной установки и изоляция затрагивает отдельного человека в той или иной ситуа­
человека, к которой бы она привела, не представляют­ ции. Если бы чувственные реакции, направленные в оп-
ся чем-либо, на что оказалось бы способно человече­
ское существо, даже если бы некая общепризнанная
9 Ibid. Р. 11 ff. В этом месте Стросон имеет в виду детерминизм,
который объявляет ошибкой вменяемость, взаимно приписываемую
8 Ibld. 1974. Р.9 ff. друт другу участниками общения.
76 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 77

ределенных ситуациях против отдельных лиц, не были вопросам: «Чего Я хочу?» и «Как я могу это сде­
связаны с тем неличностным протестом, который обра­ лать?» 11 Не спасает здесь и точка зрения общественно­
щается против нарушения общих поведенческих ожи­ го блага, если утилитарист низводит вопрос «Что мы
даний или норм, они были бы лишены морального ха­ должны делать?» до уровня технического вопроса, ка­
рактера. Только претензия на всеобщую значимость сающегося целенаправленного достижения эффектов,
придает некоему интересу, воле или норме достоинство желательных в социальном плане. Нормы он с самого
морального авгоритета.ш
начала понимает как инструменты, которые с точки
(г) С этой особенностьюморальной значимости свя­ зрения пользы для общества могут получить оправ­
зано еще одно наблюдение. Очевидно, существует внут­ дание как более или менее целесообразные: «Но не об
ренняя взаимосвязь между авторитетом действующих общественной пользе таких практик ... идет теперь речь.
норм и предписаний, обязанностью тех, кому адре­ Речь идет о закономерно возникающем ощущении, что
сованы нормы, выполнять предписанное и устраняться вести разговор в терминах одной лишь общественной
от запрещенного, с одной стороны, и тем неличност­ пользы - значит упускать нечто жизненно важное в
ным притязанием, с которым выступают нормы дейст­ нашем понимании этих практик. Живое существо может
вий и предписания, с другой - притязанием на то, что восстановить свои силы, погружаясь в сложную сеть
они существуют по праву и что в случае необходимости тех установок и чувств, которые составляют существен­
можно показать, что они существуют по праву. Воз­ ную часть моральной жизни, как мы ее знаем, и кото­
мущение и упреки, обращаемые против нарушения рые совершенно враждебны объективной установке.
каких-либо норм, могут, в конце концов, опираться Только обращаясь к установкам этого типа, мы смо­
только на когнитивное содержание. Тот, кто высказы­ жем, исходя из фактов, которые мы знаем, раскрыть
вает такие упреки, имеет в виду, что провинившийся смысл того, что мы подразумеваем, то есть смысл
может при случае оправдаться, отклонив, к примеру, всего, что мы имеем в виду, когда на языке морали го­
как неоправданное то нормативное ожидание, к кото­ ворим о вознаграждении, об ответственности, о винов­
рому апеллирует возмущенный обвинитель. Если мы ности, об осуждении и о справедливости».»
должны что-то сделать, значит, мы имеем основания В этом месте Стросон сводит свои наблюдения во­
сделать это.
едино. Он настаивает на том, что мы лишь в том случае
Конечно, мы ошиблись бы в понимании характера можем не упустить смысл морально-практического оп­
этих оснований, если бы вопрос «Что я должен де­ равдания нашего образа действий, если удерживаем
лать?» сочли вопросом одного лишь благоразумия и перед глазами сеть моральных чувств, по груженную в
тем самым редуцировали его к аспектам целесообраз­
ного поведения. Так ведет себя эмпирик, который 11 Чтобы разобраться в возможных ответах на эти три категории
практический вопрос «Что Я должен делать?» сводит к вопросов, см.: Kruger L. Ober das Verhaltnis уоп Wissenschaft1!chkeit
und Rationa1itiit 11 Duerr Н. Р. Der Wissenschaft1er und das [пвпопате.
10 Ibid. Р. 15. Bd 2. F. а.М., 1981. S.91 ff.
12 Strawson. 1974. Р.22.
78 ю. ХАБЕРМАС
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 79

повседневную коммуникативную практику, и отводим


2.0бъективистские и субъективистские
правильное место вопросу «Что Я должен делать?» или подходы к этике
«Что МЫ должны делать?»: «В рамках общей структу­
ры, или сети человеческих установок и чувств, О кото­ В своем исследовании «Место разума в этике» (ко­
рой я говорил выше, имеется бесконечное пространст­ торое, впрочем, служит примером тому, что в филосо­
во для модификации, для смены направлений, для кри­ фии можно задавать правильные вопросы, не находя
тики и оправдания. Но вопросы об оправдании суть на них правильных ответов) Тулмин проводит парал­
внутренние вопросы этой структуры или же Относятся лель между чувствами И восприятиями.и Высказыва­
к ее внутренним модификациям. Существование же ния, в которых выражаются мнения, например: «Это ~
самих этих всеобъемлющих рамок дано нам вместе с изогнутая палка», в целом функционируют в повсе­
фактом существования человеческого общества. В це­ дневном общении в качестве посредников, с которыми
лом они не ;,Ребуют, да и не допускают внешнего "ра­ не возникает проблем; то же самое справедливо и для
ционального оправдания».» выражений чувств типа: «Как только Я мог это сде-·
Стросонова феноменология морального приходит, лать!», «Ты должен ему помочь», «Он обошелся со
таким образом, к тому результату, что мир моральных мною дурно», «Она держалась великолепно» и т. п.
явлении раскрывается только из перформативной уста­ Когда такие высказывания сталкиваются с возражени-.
новки участников интеракции; что проявления рессан­ ем, связанное с ними притязание на значимость попа­
тимента и вообще личностные чувственные реакции от­ дает под вопрос. Собеседник интересуется, истинно
сылают к сверхличностиыи критериям оценки норм и ли это утверждение, справедливы ли упреки в чужой
предписании; и что морально-практическое оправдание или в свой адрес, поучение или одобрение. В ответ на
того или иного ~браза действий преследует иную цель, это говорящий может раскрыть относительный харак­
нежели дать неитральную в чувственном отношении тер первоначального притязания и настаивать лишь на
оценку взаимосвязей между целью и средством, даже том, что палка совершенно определенно показалась
если она руководствуется точкой зрения общественно­ ему изогнутой или что у него было отчетливое ощуще­
го блага. Не случайно Стросон анализирует чувства. ние, что «ему» не следовало этого делать, в то время
По-видимому, чувства имеют приблизительно такое же как «она» держалась все же совершенно великолепно
значение для морального оправдания того или иного и т. д. Наконец, он может принять физическое объяс­
образа действий, что и восприятия для теоретического нение оптического обмана, который имеет место, если
объяснения фактов. палку держать погруженной в воду. Объяснение про­
яснит проблематичное положение дел, состоящее в
том, что палка, воспринимаемая изогнутой, фактичес-

14 Toulmin 51. Ап Examination of the Place of Reason in Ethics.


13 Ibid. Р.23.
Cambridge, 1970. Р. 121 ff.
80 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 81

ки оказывается прямой. Подобным же образом и мо­ истинныь.ч В любом случае смысл «моральной истин­
ральное обоснование выставляет ставшие проблема­ ности» нуждается в прояснении.
тичными действия в ином свете, извиняя ИХ, критикуя Алан Р. Уайт насчитывает десять различных причин,
или оправдывая. Развернутая моральная аргументация говорящих в пользу того, что предложения долженство­
находится в таком же отношении к вышеупомянутой вания могут быть истинными или ложными. Обычно мы
сети моральных чувственных установок, что и теоре­ придаем предложениям долженствования форму изъяви­
тическая аргументация, - к потоку восприятий: «В эти­ тельного наклонения, давая тем самым понять, что нор­
ке, как и в науке, не поддающиеся корректировке и мативные высказывания могут быть подвергнуты крити­
противоречивые свидетельства личного опыта (чувст­ ке, а стало быть, опровергнуты или обоснованы, так же
венного или эмоционального) заменяются суждениями, как и дескриптивные. На очевидное возражение, что в
нацеленными на универсальность и беспристрастность, _ моральной аргументации речь идет о том, что дблжно
суждениями о .лоллинной ценности", .лтодлинном цвете", делать то или другое, а не о том, каково обстояние
"подлинной форме" объекта, раньше, чем кто-либо вещей, Уайт отвечает следующим образом: «... в мораль­
припишет ему форму, цвет или ценность на основании ной дискуссии относительно того, что следует делать,
одного лишь непосредственного опыта».» В то время то, что мы поддерживаем или оспариваем, что мы допус­
как теоретическая критика вводящего нас в заблужде­ каем, обнаруживаем или доказываем, в чем мы сомнева­
ние повседневного опыта служит корректировке мне­ емся или твердо уверены - относится не к вопросу о
ний и ожиданий, критика морали служит изменению том, поступать ли нам так-то и так-то, а к тому, что это
образа действий или корректировке выносимых о нем так-то и так-то есть то правильное, лучшее, или единст­
суждений.
венное, что следует делать. А это такая вещь, которая
Параллель, которую Тулмин проводит между теоре­ может оказаться истинной или ложной. Я могу пове­
тическим объяснением фактов и моральным оправда­ рить, что Х должно быть сделано или является наилуч­
нием того или иного образа действий, между опытным шим, что можно сделать, но я не могу доверять решению
основанием восприятий, с одной стороны, и чувств, с сколь-нибудь больше, чем команде или вопросу. Прийти
другой, не так уж удивительна. Если оборот «быть к решению поступать так-то и так-то есть то наилуч­
должным что-либо сделать» означает «иметь веские шее или правильное, что следует сделать. Моральные за­
основания, для того чтобы сделать это», то вопросы, явления могут повлечь за собой ответы на вопрос "Что я
относящиеся к выбору действий, руководствующихся должен делать?", но они не дают таких ответов».»
определенными нормами, или к выбору самих норм, С помощью этих и подобных им аргументов намеча­
регулирующих эти действия, должны иметь «истин­ ются пути в направлении когнитивистской этики; в то
ностный смысл»: «Верить В объективность этики, зна­
чит полагать, что некоторые моральные утверждения 16 Nielsen К. Оп Mora1 Truth I Studies in Mora1 Phi1osophy I Ed.
Ьу N. Rescher. Ат. Phi1. Quart., Monograph Series. Уоl.l. Oxford,
1968. Р. 9 ff.
15 Ibid. Р.125.
17 White А. R. Truth. New York, 1971. Р.61.
82 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 83

же время тезис об «ИСТИННОСТНОМ смысле» практиче­ более высокой ступени, например «истинный», а не с
СКИХ вопросов побуждает уподобить нормативные вы­ такими качественными предикатами, как «желтый»
сказывания дескриптивным. Если мы (и я думаю, по или «белый». Хотя предложение:
праву) исходим из того, что нормативные высказывания (1) в данных обстоятельствах следует солгать -
могут иметь силу или не иметь ее, и если мы, как пока­ можно корректно преобразовать в предложение:
зывает выражение «моральная истинность», истолковы­ (1') Солгать в данных обстоятельствах было бы
ваем притязания на значимость, оспариваемые в мораль­ правильно (хорошо в моральном смысле),
ных дискуссиях, по образцу истинности пропозиций, туг однако предикативное выражение «правильно» или «хо­

же оказывающемуся под рукой, то мы полагаем (и я рошо» выполняет здесь другую логическую роль, чем

думаю, напрасно), что у нас есть повод понимать истин­ выражение «желтый» В предложении:
ностный смысл практических вопросов так, как если бы Этот стол желтый.
(2)
нормативные высказывания были «истинными» или Как только ценностный предикат «хорошо» прини­
«ложными» В том же смысле, что и дескриптивные. Так, мает смысл и значимость «морального добра», мы сразу
к примеру, интуитивизм основывается на уподоблении сознаем асимметрию. Ибо сравнивать можно только
нормативно-содержательных предложений предикатив­ предложения:

ным предложениям типа «Этот стол желтый» или «Все Правильно, что "h» (предписано «h»).
(3)
лебеди белы». Дж. Э. Мур посвятил детальное исследова­ Истинно, что «р» (<<р» имеет место), -
(4)
ние тому, как соотносятся друг с другом предикаты «хо­ где «h» и «р» замещают предложения (1) и (2). Эти
роший» И «желтый».» Для ценностных предикатов он метаязыковые формулировки выражают как таковые
развертывает учение о не-естественных качествах, кото­ притязания на значимость, скрыто присутствующие в

рые, по аналогии с восприятием вещественных качеств, (1) и (2). По форме предложений (3) и (4) можно по­
могут быть схвачены в идеальном созерцании или отвле­ нять, что анализ способов, какими приписываются и
чены от идеальных предметов. 19 На этом пути Мур хочет отрицаются предикаты, не является правильным путем

показать, каким образом истинность интуитивно ясных к тому, чтобы объяснить притязания на значимость, со­
нормативно-содержательных предложений может быть держащиеся в выражениях «правильно» И «истинно».

доказана хотя бы косвенно. Однако преобразованием Если уж сравнивать между собой притязания на пра­
типичных предложений долженствования в предикатив­ вильность и на истинность, не уподобляя сразу же одно
ные этот вид анализа направляется по ложному следу. другому, ТО нужно выяснить, каким образом «р» и «h»
Такие выражения, как «хороший» или «правиль­ могут быть в каждом случае обоснованы, как мы можем
ный», следовало бы сравнить с каким-либо предикатом привести веские аргументы за или против значимости

предложений (1) и (2).


Мы должны показать, в чем состоит специфика оп­
18 Moore G. Е. Principia Ецпса (1903), особенно первая глава.
19 Moore G. Е. А Reply 10 ту Critics // The Philosophy of G. Е. Мо­
равдания предписаний. Тулмин это видел: «"Правиль­
оге / Ed. Ьу Р. А. Schilpp. Evanston, 1942. ностъ" - это не качество; и если я спросил у двух че-
84 Ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСГВИЕ 85

ловек, какой образ действий был единственно правиль­ циями. Поэтому В противоположность когнитивистам,
ным, то я спрашивал их не о качестве - я хотел уз­ которые, подобно Стросону, стремятся всего лишь экс­
нать, имелось ли какое-нибудь основание для того, плицировать интуитивное знание вменяемых участни­
чтобы предпочесть один образ действий другому ... Все, ков человеческого общения, моральным скептикам при­
что нужно двум людям (и все, что у них есть), для того ходится брать на себя гораздо более обширную задачу; они
чтобы вступить друг с другом в спор по поводу этиче­ должны, не прибегая к интуиции, объяснить, что дейст­
ских предикатов, - это основания, исходя из которых вительно означают наши моральные суждения в сравне­
следует делать это, а не то или другое-.> нии с их явным притязанием на значимость и какие функ­
Столь же ясно Тулмин видел, что субъективистский ции фактически выполняют соответствующие чувства.
ответ на несостоятельность этического объективизма В качестве лингвистической модели для этой попытки
Мура и его сторонников представляет собой лишь обо­ предлагаются такие типы предложений, с которыми мы,
ротную сторону той же медали. Обе стороны исходят по-видимому, не связываем какие-либо дискурсивно выра­
ИЗ ложной посылки, что истинностная значимость де­ женные притязания на значимость: предложения от пер­
скриптивных предложений, и только она, устанавлива­ вого лица, в которых мы выражаем субъективные пред­
ет тот смысл, в котором предложения вообще могут почтения, желания и антипатии, или императивы, с по­
быть признаны обоснованными. мощью которых мы хотели бы побудить другого человека
Так как интуитивистской попытке отыскать мораль­ к определенному поведению. Э.мотuвuстекuЙ и импера­
ные истины суждено было окончиться неудачей уже в тивистский подходы должны убедить нас в том, что не­
силу того, что нормативные предложения невозможно ясное значение нормативных предложений может быть
верифицировать или фальсифицировать, то есть прове­ в конце концов сведено к значению предложений, выра­
рить по тем же правилам игры, что и дескриптивные, в жающих переживания или требования, либо к их комби­
качестве альтернативы, при сохранении указанной пред­ нации. При таком прочтении нормативная составляю­
посылки, было предложено целиком отвергнуть наличие щая в значении предложений долженствования в закоди­
у практических вопросов истинностного смысла. Ко­ рованном виде выражает или субъективные установки,
нечно, субъективисты не отрицают грамматических или попытки убеждения средствами суггестии, или и то
фактов, свидетельствующих о том, что в жизненном и другое: «Выражение "Это хорошо" означает примерно
мире о практических вопросах всякий раз спорят так, то же, что и фраза .Я это одобряю; поступай так же, как
как если бы их можно было разрешить с помощью вес­ я", и в этой равносильности оно пытается охватить обе
ких оснований.ч Но эту наивную веру в возможность функции морального суждения: и как суждения, выра­
обоснования норм и предписаний они объявляют иллю­ жающего установки говорящего, и как суждения, при­
зией, порождаемой повседневными моральными интуи- званного оказать влияние на установки слушателя».»

20Toulmin. 1970. Р. 28.


21 АуегА. J. Оп the Analysis of Moral Judgements g А Modern 22 Мае [ntyre, 1981. Р. 12. Ср.: Stevenson Ch. L. Ethics and Langu-
lntroduction to Etblcs I Ed. Ьу М. Munitz. New York, 1958. Р.537. age. London, 1945. СЬ.2.
86 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 87

Преекрunтuвuетекuй подход, который Р. М. Хеар раз­ Хотя децизионистская теория Хеара лучше сочета­
вивает в «Языке морали»,» представляет собой рас­ ется с тем фактом, что, споря о практических вопро­
ширение императивистского подхода, поскольку вы­ сах, мы фактически обращаемся к основаниям, чем
сказывания долженствования анализируются в нем по эмотивистские и в узком смысле императивистские
модели, связывающей вместе императивы и оценки.> учения, все эти метаэтические подходы сводятся к од­
Центральная компонента значения Состоит тогда в том, ному и тому же скептическому пункту. Они объявляют,
что говорящий посредством нормативного высказыва­ что смысл нашего морального лексикона в действи­
ния рекомендует или предписывает слушателю опреде­ тельности состоит в том, чтобы продуцировать выска­
ленный выбор из альтернативных вариантов действия. зывания, адекватными лингвистическими формами ко­
Однако поскольку эти рекомендации или предписания торых были бы экспрессивные предложения, импера­
в конечном счете основываются на принципах, произ­ тивы или предложения цели. Ни с одним из этих типов
вольно усвоенных говорящим, ценностные высказыва­ предложений не может быть связано ни притязание на
ния не могут служить моделью, задающей адекватные истину, ни вообще притязание на аргументируемую
критерии для анализа значения предложений долженст­ значимость. Потому в ложном утверждении, будто су­
вования. Прескриптивизм Хеара сводится, скорее, к ществуют какие-то «моральные истины», выражено,
этическому децизионизму; базу для обоснования нор­ по-видимому, заблуждение, навеянное их повседневным
мативно-содержательных предложений образуют пред­ интуитивным признанием. Некогнитивистские подходы
ложения цели, то есть те предложения, с помощью ко­ одним ударом обесценивают мир повседневных мораль­
торых говорящий утверждает свой выбор принципов, а ных интуиций. Согласно этим учениям, в научном
в конечном итоге выбор того или иного образа жизни. плане о морали позволительно еще говорить только в
А этот выбор опять-таки не может получить какого­ эмпирическом смысле. В этом случае мы принимаем
либо оправдания.»
объективирующую установку и ограничиваемся описа­
нием того, какие функции выполняют предложения и
23 Hare. R. М. The Language of Morals. Oxford 1952. чувства, которые квалифицируются как моральные из
24 Ibid. Р. З. ' внутренней перспективы участников общения. Теории
25 Ср. интересное замечание о «полных оправданиях", Hare, 1952. эти не желают, да и не могут конкурировать с фило­
Р. 68 и далее: «Дело В том, что, когда нас просят насколько возможно
софскими этиками; они разве что расчищают путь для
полно оправдать какое-либо решение, мы должны изложить как его
последствия, чтобы наполнить его содержанием, так и принципы, а эмпирических исследований, после того как будто бы
также обшие последствия соблюдения этих принципов, и так далее,
пока спрашивающий не будет удовлетворен. Таким образом, полное
тельно, когда от нас настойчиво требуют полного оправдания того
оправдание решения включало бы в себя полный отчет о его послед­
или иного решения, мы должны дать полное и подробное описание
ствиях, а также полный отчет о принципах, которых оно придержи­
того образа жизни, частью которого оно является". Другой вариант
валось, и о последствиях соблюдения этих принципов, поскольку,
децизионизма Х. Альберт, в связи с учением Макса Вебера, извлек из
конечно же, именно последствия (в которых фактически выражается
попперовского критицизма; в последний раз в: Albert Н. Feh1bare Ver-
их соблюдение) наполняют содержанием и сами принципы. Следова- nuft. TUbingen, 1980.
88 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 89

становится ясно, что практические вопросы не обла­ ципе считаем себя способными отличить правильные
дают истинностным смыслом и что в нормативно­ нормы и предписания от неправильных. Если же, с дру­
теоретическом плане этические исследования беспред­ гой стороны, нормативные предложения не обладают
метны. истинностной перспективой в более узком смысле сло­
Правда, как раз это метаэтическое утверждение ва, то есть не мосуг быть истинными или ложными в
вовсе не так бесспорно, как предполагают скептики. том же смысле, что и дескриптивные высказывания, то
Некогнитивистская точка зрения подкрепляется пре­ мы должны так сформулировать задачу, требующую
жде всего двумя аргументами: во-первых, эмпириче­ объяснить смысл «моральной истинности» или, если
ским указанием на то, что спор по принципиальным уже само это выражение указывает в ложном направле­
вопросам морали, как правило, не удается уладить окон­ нии, смысл «нормативной правильности», чтобы не
чательно, и во-вторых, уже упомянутым провалом по­ впасть в искушение и не уподобить один тип предложе­
пытки объяснить истинностную значимость норматив­ ний другому. Мы должны исходить из более слабого
ных предложений в духе интуитивизма, в духе класси­ допущения о притязании на значимость, ан..алогичную
ческого естественного права (к которому я не стану истинностной значимости, и вернуться к тои проблем­
обращаться) или материальной этики ценностей (Шелер, ной формулировке, которую Тулмин придал основному
Гартмаа).> Первое возражение теряет силу, если удает­ вопросу философской этики: «Какого рода аргументы
ся выявить принцип, на основе которого может быть и доводы достаточны для нас, <гобы высказаться в под­
достигнуто принципиальное согласие в моральных дис­ держку того или иного морального решения?»27 Тулмин
куссиях. Второе отпадает, как только мы отказываемся не задерживается долее на семантическом анализе пред­
от посылки, согласно которой нормативные предложе­ ложений и высказываний, а сосредоточивается на во­
ния, поскольку они вообще выступают с притязаниями просах о способе обоснования нормативных предложе­
на значимость, мосуг иметь или не иметь силу только в ний, о форме аргументов, которые мы ПI:ИВОДИМ за
смысле пропозициональной истинности. или против каких-либо норм и предписании, о крите­
В повседневной жизни мы связываем с нормативны­ риях «весомости» оснований, которые в силу своей
ми высказываниями значимостные притязания, которые убедительности заставляют нас признать требования в
готовы отстаивать перед лицом критики. Мы обсужда­ качестве моральных обязанностей. Зада~аясь вопросо~:
ем практические вопросы типа: «Что Я должен де­ «Какого рода вещи делают тот или инои вывод достои­
лать?» или «Что мы должны делать?», заранее полагая, ным доверия?», он переходит на уровень теории аргу­
что ответы не мосуг быть произвольными; мы В прин- ментации."

26 Касательно исторического фона философии ценностей, в от­


ношении которой интуитивизм Мура и материальная этика ценностей
Шелера выступают лишь как ее варианты, см. прекрасно написанную
главу о ценностях в: Schniidelbach Н. Philosophie in Deutschland 1831- 27 Toulmin. 1970. Р.64.
1933. F. а. М .• 1983. S. 198 ff. 28 Ibid. Р.74.
90 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 91

II. Принцип универсализации 3. Притязания на ассерторическую


как правило аргументации и нормативную значимость
в коммуникативном действии
Целью предварительных соображений, которые я
до сих пор излагал, было отстоять когнитивистский Попытка обосновать этику в форме логики мораль­
ПОДХОД К этике ввиду отступательных метаэтических ной аргументации только тогда имеет виды на успех,
маневров ценностного скептицизма и наметить пути когда особое, связанное с предписаниями и нормами
ответа на вопрос, в каком смысле и каким способом притязание на значимость мы обнаруживаем уже на
могут быть обоснованы моральные предписания и том уровне, на котором прежде всего и возникают мо­

нормы. В конструктивной части своих соображений я ральные дилеммы: в горизонте жизненного мира, где

прежде всего хочу напомнить о той роли, которую также и Стросону пришлось разыскивать моральные
притязан~ на нормативную значимость играют в по­ феномены, чтобы использовать против скептиков оче­
вседневнои практике, чтобы объяснить, чем деонто­ видности обыденного языка. Если уже здесь, во взаи­
логическое, связанное с предписаниями и нормами мосвязях коммуникативного действия и, стало быть, до
притязание отличается от притязания на ассерториче­ всякой рефлексии, не выступят во множестве притяза­
скую значимость, и указать причины, почему следует ния на значимость, то на уровне аргументации нельзя

приняться за разработку теории морали в форме ис­ будет ожидать различия между истинностью и норма­
следования моральной аргументации (3). Затем я ввожу тивной правильностью.
принци~ универсализации U как связующий принцип, Я не собираюсь воспроизводить здесь анализ ориен­
которыи делает возможным достижение согласия в тированных на взаимопонимание действий, разверну­
моральных дискуссиях, и притом в такой его форму­ тый мной в другом месте,» но хотел бы напомнить одну
лировке, которая исключает монологическое примене­ основную мысль. Коммуникативными я называю такие
ние этого правила аргументации (4). Наконец, в поле­ интеракции, в которых их участники согласуют и коор­

мике с Тугендхатом я хочу показать, что моральные динируют планы своих действий; при этом достигнутое
обоснования связаны с реальным проведением аргу­ в том или ином случае согласие измеряется интер­

ментированных дискуссий не по прагматическим со­ субъективным признанием притязаний на значимость.


ображениям, ради достижения равенства власти, а по В случае, когда процессы взаимопонимания идут в экс­
внутренним причинам, для того чтобы создать возмож­ плицитной языковой форме, акторы, разговаривая о
ность для правильных моральных усмотрен ий (5). чем-либо друг с другом, своими речевыми действиями
выдвигают притязания на значимость, а именно притя­

зания на истинность, на правильность и на правдивость

29 Habermas. 1981. Bd 1, Кар.3: Soziales Напёеш, ZweckHitigkeit


und Kommunikation. S. 367 ff.
92 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 93

своих высказываний, смотря по тому, ссылаются ли тельства, которые содержатся в значении сказанного.
они на что-либо в объективном мире (как совокупно­ Например, в случае приказов и поручений обязанности,
сти существующих обстояний вещей), на что-либо в связанные с выполнением определенных действий, воз­
общем для них социальном мире (как совокупности лагаются в первую очередь на адресата, в случае обе­
регулируемых законом межличностных отношений в щаний и заявлений - на говорящего, в случае со­
какой-либо социальной группе) или на что-либо в соб­ глашений и договоренностей - в равной мере на обе
CTBeHHO~ субъективном мире (как совокупности пере­ стороны, а в случае нормативно-содержательных реко­
живании, к которым у них имеется привилегированный мендаций и предостережений - также на обе стороны,
доступ). В то время как в стратегическом действии но в неравной мере.
один воздействует на другого Эмпирически, угрожая В отличие от этих регулятивных речевых действий,
применением санкций или рисуя перспективы возна­ из значений констативных речевых актов обязательст­
граждения, для того чтобы понудить его к продол­ ва вытекают лишь постольку, поскольку говорящий и
же_нию Столь желанного общения, в коммуникативном слушатель договариваются о том, что будут опи~аться
деиствии один предлагает другому рациональные Моти­ в своих действиях на такое толкование ситуации, ко­
вы присоединиться к нему в силу скрепляющего илло­ торое не противоречит высказываниям, когда-либо
кутивного эффекта, которым обладает приглашение к уже признанным истинными. Из значения же экспрес­
речевому акту.
сивных речевых актов обязанности в отношении тех
То, что говорящий может предложить слушателю или иных действий следуют непосредственно в силу
рациональные доводы для прииятия такого приглаше­ того, что говорящий сам определяет, чему не проти­
ния, объясняется не весомостью сказанного, а дейст­ воречит и не будет противоречить его поведение. Опи­
венным в плане Координации ручательством, которое раясь на базу значимостей, участвующих в коммуни­
ГОворящий принимает на себя в том, что в случае надо­ кации, которая нацелена на достижение понимания,
бности он будет прилагать усилия, для того чтобы под­ говорящий может, стало быть, принимая на себя га­
крепить при обретшее значимость притязание. В отно­ рантии подкрепления какого-либо допускающего кри­
шении притязаний на истинность и правильность ГОво­ тику притязания на значимость, побудить слушателя
рящий МОжет соблюсти свои гарантии дискурсивным принять его приглашение к речевому акту и вместе с
образом, то есть посредством приведения оснований, а тем достичь скрепляющего эффекта, обеспечивающего
в отношении притязаний на правдивость - СОответ­ присоединение слушателя к процессу интеракции в
ствующим поведением. (Увериться в том, что человек целях продолжения последнего.
думает то же, что и говорит, можно только из последо­ Разумеется, пропозициональная истинность и нор­
вательности его поступков, а не по приводимым для мативная правильность, то есть оба интересующих нас
них основаниям). Коль скоро слушатель полагается на дискурсивно разрешимых притязания на значимость,
предоставленные говорящим гарантии, вступают в силу по-разному играют свою роль в координации дейст­
те релевантные для последствий интеракции обяза- вий. Тот факт, что они занимают различные «места» В
94 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСГВИЕ 95

повседневной коммуникативной практике, можно ус­ действиях. В области фактов эквивалент этому отсутст­
тановить, обратив внимание на ряд проявлений асим­ вует. Не существует ассерторических предложений, ко­
метрии. торые словно помимо речевых действий могли бы, по­
На первый взгляд кажется, что употребляемые в кон­ добно нормам, получить самостоятельность. Если такие
стативных речевых действиях ассерторические пред­ предложения вообще могут иметь какой-нибудь прагма­
ложения подобным же образом относятся к фактам, что тический смысл, то они обязательно должны быть упо­
и употребляемые в регулятивных речевых действиях треблены в речевом действии. Невозможно так выска­
нормативные предложения - к легитимно упорядочен­ зать или так употребить дескриптивные предложения,
ным межличностным отношениям. Истинность пред­ подобные следующим:
ложений означает наличие того или иного обстояния дел (2) Железо обладает магнитными свойствами; _
подобно тому, как правильность действий означает со­ (2') Верно, что железо обладает магнитными свои­
блюдение тех или иных норм. Между тем, уже со второ­ ствами, -
го взгляда обнаруживаются интересные различия. Так, чтобы они сохраняли свою ассерторическую силу, как
речевые акты соотносятся с нормами иначе, чем с фак­ и предложения (1) и (1'), то есть независимо от илло­
тами. Рассмотрим пример моральных норм, которые кутивной роли речевых действий определенного рода.
могут быть выражены в форме безусловных универсаль­ Эта асимметричность объясняется тем, что истин­
ных предложений долженствования: ностные притязания имеют место только в речевых дей­
( 1) НИКОГО нельзя убивать. ствиях, тогда как притязания на нормативную значи­
(1') Приказано НИКОГО не убивать. мость содержатся прежде всего в нормах и лишь вторич­
На такого рода нормы мы многократно ссылаемся в ным, производным образом - в речевых действиях.> Если
регулятивных речевых действиях, когда отдаем прика­ мы позволим себе прибегнуть к языку онтологии, то
зы, заключаем договоры, открываем заседания, выража­ сможем объяснить эту асимметрию тем, что обществен­
ем предостережения, одобряем исключения, даем сове­ ные порядки, по отношению к которым наше поведение
ты и т. д. Однако моральная норма претендует на смысл может быть конформным или отклоняющимся, консти­
и значимость также и независимо от того, провозгла­ туированы иначе, чем порядки природы, по отношению
шается ли она и принимается ли в расчет тем или ИНЫМ к которым мы принимаем только объективирующую ус­
способом. Та или иная норма может быть сформулиро­ тановку, то есть конституированы не лишенными значи­
вана с помощью предложения типа (1) без того, чтобы мости. Общественная реальность, с которой МЫ соотно-
эта формулировка, например написание этого предло­
жения, обязательно понималась как речевое действие, 30 Правда, рядом с нормами мы могли бы поставить теории как

то есть как нечто иное, нежели неличностное выраже­


системы высказываний более высокого уровня. Но вопрос состоит в
том, могут ли теории быть истинными или ложными в том же смысле,
ние самой этой нормы. В предложения типа (1) пред­ что и выводимые из них описания, предсказания и объяснения, тогда
ставлены предписания, на которые мы тем или иным как нормы являются столь же правильными или неправильными, что
способом можем вторично сослаться в своих речевых и действия, которые их соблюдают или нарушают.
96 ю. ХАБЕРМАС
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 97

симся В регулятивных речевых действиях, уже изначаль­


тением тех притязаний на значимость, что свойствен­
но находится во внутренней связи с притязаниями на ны нормам, и тех, что предъявляются в наших регуля­
нормативную значимость. Притязания же на истинность ТИВНЫХ речевых действиях, связан и двусмысленный
никоим образом не квартируют внутри самих вещей, а характер значимости долженствования. В то время
имеют место лишь в констативных речевых действиях,
как между наличествующими обстояниями вещей и
посредством которых мы устанавливаем факты и соот­ истинными высказываниями имеет место однозначное
носимся с сущими вещами, чтобы передать то или иное отношение, «наличие» ИЛИ социальная значимость норм
обстояние дел.
еще ничего не говорит о том, являются ли они также
Итак, с одной стороны, мир норм благодаря встро­ и действенными. Мы должны нроволить различие
енным в него притязаниям на нормативную значи­
между социальным фактом интерсубъективного при­
мость обладает для регулятивных речевых актов некой знания нормы и тем, что она сама по себе достойна
особого рода объективностью, которой мир фактов не признания. Могут найтись веские основания, для того
может располагать для констативных речевых дейст­
чтобы считать неоправданным притязание на значи­
вий. Об «объективности» здесь, конечно же, говорится мость какой-либо социально значимой нормы; и лишь
только в смысле независимости «объективного духа». в силу того, что ее притязание на значимость могло
Ибо, с другой стороны, сущие вещи и факты незави­ бы быть подтверждено дискурсивно, никакая норма не
симы совершенно в ином смысле, нежели все то, что
должна получать уже и фактическое признание. Ут­
мы, находясь в сообразующейся с нормами установке, верждение норм кодировано дважды, поскольку моти­
причисляем к социальному миру. Нормы связаны, к вы признания притязаний на нормативную значимость
примеру, с непрерывным воспроизводством легитимно
могут основываться как на убеждениях, так и на санк­
упорядоченных межличностных отношений. Они при­
циях, или же на сложной смеси внутреннего убеждения
обрели бы в дурном смысле слова «утопический» ха­
и внешнего принуждения. Как правило, рационально
рактер, попросту утратили бы свой смысл, если бы мы
мотивированное согласие в сплетении с неким смирени­
по крайней мере не nримысливали к ним акторов с их
ем, достигнутым эмпирическим путем, а именно под
действиями, которые могут соблюдать эти нормы или воздействием угрозы оружием или посулов материаль­
следовать им. В противоположность этому мы вынуж­ ных благ, образует некую веру в легитимность, компо­
дены допустить в концептуальном плане, что обстоя­ ненты которой не так-то легко проанализировать. Од­
ния вещей существуют и вне зависимости от того, нако такие сплавы любопытны постольку, поскольку
констатированы они посредством истинных предложе­
указывают на то, что позитивистски ввести нормы в
ний или нет.
действие недостаточно) для того чтобы надолго обес­
По-видимому, притязания на нормативную значи­ печить их социальную значимость. Длительное утвер­
мость оnосредуют некую взаимозависимость между язы­ ждение той или иной нормы зависит также от того,
ком и социальным миром, которой нет в отношениях
можно ли в данном контексте традиции привести ос­
между языком и миром объективным. С этим перепле- нования, достаточные, для того чтобы в кругу тех,

4 ю. Хабермас
98 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 99

кому оно адресовано, соответствующее притязание на 4.МоральныЙ принцип или критерий


значимость казалось хотя бы оправданным. Примени­ обобщения определяющих действие
тельно к современным обществам это означает: нет максим

легитимности - нет И лояльности масс.»


Здесь не место вдаваться в рассмотрение основных
Но если длительная социальная значимость какой­
черт теории аргументации, которые я обсуждал,» ссы­
либо нормы зависит также и от признания ее дейст­
лаясь на С. Тулмина." В дальнейшем я буду предпола­
венности в кругу ее адресатов и если это признание,
гать, что теорию аргументации нужно развивать в
опять-таки, основывается на том ожидании, что соот­

ветствующее притязание на значимость будет подкреп­


форме «неформальной логики», ибо к согласию в тео­
ретических или морально-практических вопросах нельзя
лено основаниями, тогда между «существованием»
принудить ни дедуктивными выводами, ни эмпиричес­
норм действий, с одной стороны, и ожидаемой воз­
кими очевидностями. В той мере, в какой аргументы
можностью обосновать соответствующие предложения
обладают принудительной силой на основе отношений
долженствования, с другой - имеется взаимосвязь
логического следования, они не влекут за собой ниче­
которой нет параллелей в онтической сфере. BHyтpeH~
го субстанциально нового; а в той мере, в какой они
НЯЯ связь, конечно же, есть между существованием того
обладают субстанциальным содержанием, они покоят­
или иного обстояния дел и истинностью соответству­
са- на опытах и на потребностях, которые могут быть
ющих ассерторических предложений, но не между су­
по-разному интерпретированы в свете меняющихся
ществованием того или иного обстояния дел и бытую­
теорий с помощью меняющихся дескриптивных сис­
щим среди определенного круга лиц ожиданием того,
тем, и потому не обнаруживают какого-либо предель­
что эти предложения могут быть обоснованы. Этим
ного ОСнования. В теоретическом дискурсе пропасть
обстоятельством можно объяснить, почему вопрос об
условиях действенности моральных суждений непо­
между единичными наблюдениями и всеобщими гипо­
тезами преодолевается благодаря следованию разнооб­
средственно призывает перейти к логике практичес­
разным канонам индукции. В практическом дискурсе
ких дискурсов, тогда как вопрос об условиях дейст­
требуется соответствующий связующий ПрИНЦИП. 34 По­
венности эмпирических суждений требует теоретико­
этому все исследования в области логики моральной
познавательных и научно-теоретических соображений,
аргументации немедленно приводят к необходимости
которые пока что остаются независимыми от логики
введения некоего морального принципа, который в ка-
теоретических дискурсов.

31 СМ.: Habermas J. LegitimationsprobIeme im modernen Staat // 32 Habermas J. Wahrheitstheorien /1 Festschrift fiir W. Schulz. Hrsg.
Habermas J. Zur Rekonstruktion des historischen Materialismus. von Н. Fahrenbach. Pfiillingen, 1973. S. 211 ff, а также: Habermas J. The-
F. а. М., }976. S. 271 ff. О СОотношении обоснования НОрМ, их введе­ orie des kommunikativen Handelns. F. а. М., 1981. Bd 1. S.44 ff.
ния ~ деиствие и утверждения см. также: Kuhlmann W. 1st eine philo- 33 Toulmin S. The Uses of Argument. Cambridge, 1958.
ворпгзспе Letztbegriindung уоп Normen moglich? и Funkkolleg Ethik 34 О логике практического дискурса СМ.: McCarthy Th.A. Кritik der
Studienbegleitbrief 8. Weinheim, 1981. S.32. . Verstandigungsverhaltnisse. F. а. М., 1980. S. 352 ff.
100 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 101

честве правила аргументации будет играть такую же в силу того, что он не является всеоБЩИМ».36 Разумеет­
РОЛЬ, что и индуктивный принцип В дискурсе ОПЫТНЫХ ся, требование последовательности рассуждения, извле­
наук. каемое из этих и подобных им формулировок связую­
Интересно, что авторы, прошедшие различный пугь щего принципа, привело к формалистским недоразу­
философского становления, при попытке предложить мениям и к избирательным трактовкам.
такой моральный принцип вновь и вновь наталкивают­ Принцип универсализации никоим образом не ис­
ся на основоположения, в фундаменте которых лежит черпывается тем требованием, что моральные нормы
одна и та же идея. А именно: все когнитивистские должны иметь форму безусловных универсальных
этики вытекают из той интуиции, которую Кант выра­ предложений долженствования. Грамматическая форма
зил в своем категорическом императиве. Здесь меня нормативных предложений, запрещающая ссылаться на
интересуют не его различные формулировки, а осново­ определенные группы и лица или адресоваться к ним,

полагающая идея, которая должна принимать в расчет не является достаточным условием для действенности
неличностный или всеобщий характер действенных мо­ моральных предписаний, так как мы можем придавать
ральных предписаний.» Моральный принцип понима­ такую форму и предписаниям, явно не имеющим отно­
ется таким образом, что он исключает как недействен­ шения к морали. В другом отношении это требование
ные те нормы, которые не могли бы получить квалифи­ могло бы оказаться излишне ограничительным, посколь­
цированного одобрения у всех, кого они, возможно, ку есть смысл в том, чтобы сделать предметом практи­
касаются. Облегчающий достижение консенсуса связу­ ческого дискурса и не-моральные нормы действия, об­
ющий принцип должен, таким образом, твердо уста­ ласть значимости которых имеет социальную и про­
новить, что в качестве действенных принимаются толь­ странственно-временную спецификацию, и подвергнугь
ко те нормы, которые выражают всеобщую волю: они их пробному обобщению (ограниченному кругом тех,
должны, как вновь и вновь утверждает Кант, годиться кого они касаются).
для «всеобщего закона». Категорический императив Другие авторы вовсе не столь формалистски пони­
можно понимать как принцип, который требует, чтобы мают требование последовательности, вытекающее из
способы действия и определяющие действие максимы принципа универсализации. Они хотели бы видеть, что
и соответственно учитываемые ими (а значит, и вопло­ удается избежать противоречий, возникающих, когда
щаемые в нормах действий) интересы допускали обоб­ одинаковые случаи трактуются по-разному, а разные -
щение. Кант хочет устранить как недействительные те одинаково. Р. М. Хеар придает этому требованию об­
нормы, которые «противоречат» этому требованию. Он личье семантического постулата. Как в случае припи­
имеет в виду «внугреннее противоречие в максиме, ко­ сывания дескриптивных предикатов (<<- красное»),
торой придерживается действующий индивид, когда его так и в случае приписывания нормативно-содержатель­

способ поведения вообще может привести к цели лишь ных предикатов (<<- ценное», «- хорошее», «- пра-

35 Wimmer. 1980. S. 174 ff. 36 Patzig G. Tatsachen, Normen. Satze. Stuttgart, 1980. S. 162.
102 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 103

вильное» ) следует вести себя сообразно правилам и во в ее применении отсутствует дискриминация. Интуи­
всех случаях, которые в том или ином релевантном от­ ция, которая выражена в идее о том, что максимы до­
ношении оказываются одинаковыми, употреблять одно пускают обобщение, полагает нечто большее: действен­
и то же выражение. Применительно к моральным суж­ ные нормы должны заслужить признание со стороны
дениям это требование последовательности сводится к всех, кого они затрагивают. Но тогда недостаточно,
тому, чтобы каждый, прежде чем он положит в основу чтобы отдельные лица проверили:
своего суждения определенную норму, проверил, хочет
- хотят ли они, чтобы та или иная спорная норма
ли он того, чтобы и всякий другой, кто находится в вступила в силу, принимая во внимание прямые и по­
подобной ситуации, для своего суждения использовал бочные действия, которые имели бы место, если бы все
ту же самую норму. Конечно, эти и подобные им пос­ начали следовать этой норме; или
тулаты только тогда сгодились бы на роль морального - хотел ли бы каждый, кто находился бы на их
принципа, если бы их можно было понимать в смысле месте, чтобы такая норма вступила в силу, или нет.
ручательства за беспристрастность выносимых сужде­ В обоих случаях формирование суждения происхо­
ний. Но смысл беспристрастности вряд ли можно из­ дит с учетом местоположения и точки зрения лишь не­
влечь из понятия последовательного языкового упо­ которых, а не всех тех, кто имеет отношение к делу.
требления. Беспристрастной является только та позиция, откуда
К такой трактовке принципа универсализации под­ могут быть обобщены как раз те самые нормы, кото­
ходят К. Байер? и Б. Герт,» когда требуют, чтобы дей­ рые, во вполне узнаваемом виде воплощая в себе об­
ственные моральные нормы могли быть повсеместно щий для всех адресатов интерес, могли бы рассчиты­
преподаны и открыто представлены; к тому же склоня­
вать на всеобщее одобрение - и потому заслуживают
ется и М. Г. Сингер.> когда утверждает, что действенны интерсубъективного признания. Таким образом, фор­
только такие нормы, которые обеспечивают одинако­ мирование беспристрастного суждения выражается в
вое рассмотрение всех случаев. Между тем, сколь мало принципе, который понуждает каждого из них при
эмпирическая про верка возможности возникновения
взвешивании собственных интересов становиться на
противоречия гарантирует уже и беспристрастность точку зрения всех остальных. Принцип универсализа­
суждений, столь же мало какая-либо норма может счи­ ции должен вести к тому универсальному обмену роля­
таться выражением общего интереса всех тех, кого она, ми, который ДЖ. Г. Мид описал как «принятие идеаль­
возможно, касается, уже в том случае, если некоторым
ных ролей» или «универсальный дискурсь.е Поэтому
из них она кажется приемлемой при том условии, что всякая действенная норма должна удовлетворять тому
условию:
37 Baier К. The Mora1 Point of View. London, 1958; dtsch. DUsse1-
dorf, 1974.
38 Gert В. The Mora1 Ru1es. New York, 1976; dtsch. Р. а. М., 1983.
40 Mead G. Н. Fragments оп Ethics 1/ Mind, Se1f, Society. Chicago,
39 Singer М. G. Generalization in Ethics. New York, 1961; dtsch.
1934. Р. 379 ff. См. также: Joas Н. Praktische Intersubjektivitat. F. а. М.,
F. а. М., 1975. 1980. S. 120 П; Habermas, 1981, Bd 2. S. 141 ff.
104 Ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 105

- чтобы те прямые и побочные действия, которые нием к интересам всех его участников. Лишь после того
так или иначе вытекают из всеобщего следования ей в как будет обоснован связующий принцип, мы сможем
отношении удовлетворения интересов (предположи­ сделать шаг к этике дискурса. Во всяком случае, я выра­
тельно) каждого отдельного лица, могли быть приняты зил U в такой формулировке, которая исключает моно­
всеми, кого они касаются (и оказались бы для них пред­ логическое употребление этого принципа; он задает
почтительнее результатов других известных им возмож­ правила лишь для дискуссий между различными участ­
ностей урегупирования).« никами и даже содержит в себе перспективу реального
Конечно, мы не должны принимать этот принцип про ведения таких дискуссий, к которым в качестве учас­
универсализации за тот, в котором уже выражается ос­ тников допускаются все заинтересованные лица. В этом
новное представление этики дискурса. Согласно этике отношении наш принцип универсализации отличается
дискурса, та или иная норма лишь в том случае может от известного предложения Джона Ролза.
претендовать на значимость, если все, до кого она имеет Ролзу хотелось бы видеть гарантию беспристрастно­
касательство, как участники практического дискурса до­ го учета всех затронутых интересов в том, чтобы выно­
стигают (или могли бы достичь) согласия в том, что эта сящий моральное суждение переносился в некое вы­
норма имеет силу. Этот основополагающий принцип мышленное прасостояние, которое исключает властные
этики дискурса D, к которому я еще вернусь после обо­ различия, обеспечивает равные свободы для всех и ос­
снования принципа универсализации U, уже предпола­ тавляет каждого в неведении относительно того, какое

гает, что выбор норм может быть обоснован. В настоя­ положение занял бы он сам в будущем общественном
щий момент речь идет как раз об этой предпосылке. устройстве, как бы ни было оно организовано. Подобно
Я ввел U как правило аргументации, которое всегда поз­ Канту, Ролз придает операциональный характер точке
воляет достичь согласия в практических дискурсах, если зрения беспристрастности таким образом, что каждый
дело может быть урегулировано с равномерным внима- может в одиночку предпринять попытку оправдания

основных норм. Это справедливо и в отношении само­


го философа-этика. Содержательную часть своего со­
41 Г. Нуннер со ссыпкой на Б. Герта (Оеп, 1976. Р.72) выдвинул
возражение, что U недостаточен для того, чтобы среди норм, удовлет­ бственного исследования, например развертывание
воряющих названному условию, вьщелить моральные нормы в узком принципа усредненной выгоды, Ролз соответственным
смысле слова и исключить остальные (например, такие как «Ты дол­ образом понимает не как вклад участника дискуссии в
жен улыбаться, когда приветствуешь других людей»), Насколько я
дискурсивное формирование воли к поддержанию ос­
МО!)' судить, это возражение отпадает, если мы будем называть «мо­
ральнымю только такие нормы, которые допускают универсализацию
новных установлений позднекапиталистического об­
в строгом смысле и, следовательно, не варьируются в зависимости от щества, но именно как результат развития «теории
социальных пространств и исторических времен. Такое морально-те­ справедливости», в которой он является признанным
оретическое употребление языка, разумеется, не совпадает с дескрип­
знатоком.
тивным словоупотреблением социолога или историка, который и спе­
цифические правила отдельной эпохи или культуры описывает как Но если вспомнить ту роль, какую притязания на
моральные правила, значимые для тех, кто к ней принадлежит. нормативную значимость играют для координации пей-
106 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 107

ствий В повседневной коммуникативной практике, ста­ женном смысле: «Вместо того чтобы предписывать
новится понятно, почему задачи, которые должны быть всем остальным в качестве обязательной некую макси­
разрешены в дискуссиях по вопросам морали, не под­ му, которую я хотел бы сделать всеобщим законом, я
даются монологическому решению, а требуют совмест­ должен предложить свою максиму всем остальным для

ных усилий. Вступая в моральную дискуссию, ее участ­ дискурсивной про верки ее притязания на универсаль­
ники развертывают в рефлексивной установке свои ность. Акцент при этом перемещается с того, что каж­
коммуникативные действия с целью восстановления на­ дый (в отдельности) может, не встречая возражений,
рушенного консенсуса. Следовательно, аргументиро­ желать в качестве всеобщего закона, на то, что все, в
ванные моральные дискуссии служат улаживанию кон­ согласии друг с другом, желают признать в качестве

фликтов на базе консенсуса. Конфликты в области, ре­ универсальной нормы».« Фактически приведенная фор­
гулируемой нормами интеракции, бывают напрямую мулировка обобщающего принципа подразумевает со­
вызваны нарушениями нормативного согласия. Восста­ вместное про ведение некой дискуссии. С одной сто­
новительные действия могут, следовательно, состоять роны, только действительное участие каждого заин­
лишь в том, чтобы обеспечить интерсубъективное при­ тересованного лица может предотвратить возможные
знание тому притязанию на значимость, которое снача­ искажения в толковании остальными его собственных
ла представлял ось спорным, а впоследствии уже не вы­ интересов. В этом прагматическом смысле каждый сам
зывало проблем, или другому притязанию, вьщвинутому является последней инстанцией для суждения о том, в
вместо первого. В согласии подобного рода выражается чем действительно состоит его интерес. Но, с другой
некая общая воля. Но если согласие такого рода долж­ стороны, изложение дела, в котором каждый отстаи­
ны порождать моральные дискуссии, то недостаточно, вает свои интересы, должно оставаться доступным и
чтобы отдельный индивид раздумывал над тем, может критике со стороны остальных. Потребности интерпре­
ли он согласиться с той или иной нормой. Недостаточ­ тируются в свете культурных ценностей; и так как пос­
но даже, чтобы все по отдельности и каждый для себя ледние всегда являются составной частью интерсубъек­
предавались таким раздумьям, прежде чем отдать свои тивно признанной традиции, пересмотр ценностей, да­
голоса за то или иное решение. Скорее, требуется, так ющих основание для интерпретации потребностей, не
сказать, «реальная» дискуссия, В которой принимали может быть делом, которым монологически распоряжа­
бы совместное участие все заинтересованные лица. лись бы отдельные индивиды.ч
Только процесс достижения интерсубъективного взаи­
мопонимания может привести к согласию, рефлектив­
ному по своей природе: только тогда его участники
смогут осознать, что они совместными усилиями друг 42 McCarthy Т. Kritik der VerstiindigungsverhaItnisse. F. а. М., 1980.
друга в чем-то убедили. 5.371.
43 Benhabib S. Тhe methodo1ogica1 illusions of modem politica1 Тheo­
С этой точки зрения кантовский категорический гу.
The Case of Rawls and Habermas IJ Neue Hefte Шг PhiIosophie. 1982.
императив тоже нужно переформулировать в предло- N 21. 5.47 ff.
108 ю. ХАБЕРМАС
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСГВИЕ 109

5. Аргументация и соучастие ции гарантирует, что все заинтересованные лица полу­


чат одинаковые шансы на участие в достижении честно­
Отступление. Этика дискурса, таким образом, цели­ го компромисса. Необходимость аргументации вытекает
ком и полностью покоится на двух допущениях: во-пер­ из соображений возможного соучастия, а не познания.
вых, что притязания на нормативную значимость обла­ Для начала я хочу вкратце обрисовать постановку во­
дают когнитивным смыслом и могут рассматриваться по­ проса, отталкиваясь от которой Тугендхат развертывает
добно притязаниям на истинность (а) и, во-вторых, что этот тезис."
обоснование норм и предписаний требует осуществле­ Постановка вопроса. Тугендхат отличает семанти­
ния реального дискурса и возможно, в конечном счете, ческие правила, устанавливающие значение языкового
не как монологическое, не в форме гипотетически ра­ выражения, от прагматических, определяющих, каким
зыгрываемого в уме обмена аргументами (б). Прежде чем образом говорящий и слушатель употребляют такие вы­
продолжить рассмотрение полемики между этическими ражения в коммуникации. Предложения, которые подоб­
когнитивистами и скептиками, я хотел бы подробнее ос­ но, например, иллокутивным компонентам нашего языка,
тановиться на выделяющейся в этом строю концепции, могут употребляться только в коммуникативном плане,
недавно разработанной Эрнстом Тугендхатом. Тугенд­ требуют прагматического анализа - все равно, возника­
хат, с одной стороны, придерживается интуиции, кото­ ют ли они в какой-нибудь актуальной языковой ситуа­
рую мы выразили в форме принципа универсализации: ции или только «в уме». Другие предложения могут
та или иная норма лишь тогда считается оправданной, быть, как представляется, без ущерба для их значения
когда она «в равной мере хороша» для каждого из тех, освобождены от прагматических предпосыпок и упот­
кого она затрагивает. А так это или нет, должны в реаль­ ребляться монологически: они в первую очередь служат
ном дискурсе установить сами затрагиваемые ею лица. мышлению, а не коммуникации. К этому виду относятся
Но, с другой стороны, Тугендхат отказывается от допу­ ассерторические и интенциональные предложения: их
щения (а) и отклоняет толкование допущения (б) с пози­ значение может быть исчерпывающим образом экспли­
ции этики дискурса. Стремясь избежать скептических цировано с помощью семантического анализа. В соот­
последствий в отношении ценностей, Тугендхат все же ветствии с традицией, восходящей к Фреге, Тугендхат
разделяет основную предпосылку скептиков, полагаю­ исходит из того, что истинностная значимость предло­
щих, что свойственная нормам значимость долженство­ жений является семантическим концептом. Согласно
вания не может быть понята по аналогии с истинност­ этому воззрению, обоснование высказываний тоже осу­
ной значимостью пропозиций. Но если императивная ществляется монологически; к примеру, вопрос о том,
значимость норм имеет волевой, а не когнитивный смысл, можно или нельзя приписать некоторый предикат неко-
то и практический дискурс должен служить чему-то дру­
гому, нежели аргументативному прояснению спорных 44 В дальнейшем я ссылаюсь на третью лекцию из цикла, прочи­
ганного Тугендхатом в 1981 году в Принстонском университете в рам­
притязаний на значимость. Тугендхат понимает дискурс
ках программы. посвященной Христиану Гауссу: Tugendhat Е. Мога­
как некую меру, которая с помощью правил коммуника-
lity and Comrnunication (MS, 1981).
110 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕДЕЙСТВИЕ 111

торому предмету, с помощью семантических правил ется результатом анализа, ориентированного на преди­
может быть В одиночку разрешен каждым компетент­ кативные предложения вещно-событийного языка." Эта
ным субъектом. То же самое справедливо и в случае модель не годится, потому что элементарные предложе­
обоснования интенциональных предложений. Для этого ния типа «Этот мяч красный» являются составными
нет нужды устраивать интерсубъективную дискуссию, частями повседневной коммуникации, об истинности
даже если бы нам фактически и пришлось вести такие которой никакого спора, как правило, вовсе не возни­
дискуссии совместно, то есть в виде обмена аргументами кает. ПЛодотворные в плане анализа примеры нам сле­
между несколькими участниками дискурса. Оправдание дует искать в тех местах, где вспыхивают сущностные
же норм (в отличие от обоснования пропозиций) пред­ контроверзы и где истинностные притязания подверга­
ставляет собой не просто случайным, а существенным ются систематическому сомнению. Если же принять во
образом коммуникативную задачу. В равной ли мере внимание динамику прироста знаний или сам рост тео­
некая спорная норма хороша для всех, к кому она имеет ретического знания и рассмотреть, как в дискуссион­
отношение, это вопрос, который нужно решать, следуя ном сообществе ученых проводится обоснование, к
прагматическим правилам, в форме реально протекаю­ примеру, всеобщих экзистенциальных предложений,
щего дискурса. Таким образом, в случае оправдания предложений, выражающих ирреальные условия, пред­
норм в игру вступает подлинно прагматическое понятие. ложений с временным признаком и т. д., то заимство­
В дальнейшем анализе Тугендхата важно прежде ванные из истинностной семантики представления о
всего допущение, что вопросы значимости суть исключи­ верификации будут уже не столь убедительны." Имен­
тельно семантические вопросы. В таком случае прагма­ но сущностные разногласия не могут быть устранены
тический смысл оправдания норм не может соотносить­ на основании монологического применения семанти­
ся с такой вещью, как «значимость» норм, во всяком ческих правил с использованием жестких аргументов; в
случае, если это выражение понимается по аналогии с силу этого обстоятельства Тулмин и считал необходи­
истинностью пропозиций. За этим должно скрываться мым развивать свой прагматический подход к теории
что-то другое, а именно представление О такой беспри­ неформальной аргументации.
страстности, которая связана, скорее, с формированием Аргументация. Если исходить из указанной семан­
воли, чем с формированием суждений. тической предпосылки, то возникает вопрос, почему
Проблематичным в этом подходе представляется то вообще для оправдания норм нужно реальное осущест­
предпочтение, которое отдается семантике и которое я вление дискурсов. Что мы можем подразумевать под
не могу здесь обсуждать подробно. Семантическая обоснованием норм, когда запрещены любые аналогии
трактовка истины и вообще тезис о том, что спор о
действенности предложений может быть разрешен foro 45 Tugendhat Е. Einfйhrung in die sprachana1ytische Philosophie.
шгегпо" по одним лишь семантическим правилам, явля- F. а. М., 1976.
46 Dummett М. What is а Theory of Meaning? 11 Truth and Meaning I
Ed. Ьу а. Evans, J. McDowell. Oxford, 1976. Р.67 ff; Habermas. 1981.
• Во внутреннем кругу, в узких границах (лат.). Bd 1. S.424 ff.
112 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 113

с обоснованием пропозиций? Основания, отвечает Ту­ заслуживает предиката, «в равной мере хороша для
гендхат, предъявляемые в практических дискурсах, суть каждого из тех, к кому имеет отношение».
доводы за или против намерения или решения принять Если оправдание норм понимать в этом смысле,
некий определенный образ действий. Образцом здесь проясняется, как полагает Тугендхат, и значение прак­
служит обоснование интенционального предложения тических дискурсов. Они не могут обладать прежде
от первого лица. У меня есть веские основания посту­ всего прочего когнитивным смыслом. Ибо на требую­
пать определенным образом, если реализация соответ­ щий рационального решения вопрос, отвечает ли тот
ствующих целей соответствует моим интересам или или иной образ действий его собственным интересам,
была бы полезна для меня. Таким образом, дело идет каждый отдельный индивид должен, в конце концов,
прежде всего о вопросах телеологического действия: ответить себе сам: ведь предложения, выражающие на­
«Что Я хочу целать?» и «Что я могу делатъ?», а не о мерения, должны допускать монологическое обоснова­
моральном вопросе: «Что Я должен делать?». Тугендхат ние по семантическим правилам. В качестве интерсубъ­
вводит в игру деонтологическую точку зрения, расши­ ективной меры дискуссия нужна лишь потому, что для
ряя обоснование того или иного собственного намере­ определения коллективного образа действий нужно
ния до обоснования общего намерения в действиях скоординировать индивидуальные намерения и прийти
некой группы лиц: «Какого общего образа действий мы относительно него к совместному решению. Но только
будем придерживаться?» или: «К какому образу дейст­ в том случае, если решение следует из аргументации, то
вий мы себя обязуем?». Здесь и появляется прагмати­ есть при соблюдении прагматических правил дискурса,
ческий элемент. Ибо если нуждающийся в обосновании принятая норма может считаться оправданной. Каждо­
образ действий имеет коллективную природу, то члены му заинтересованному лицу должен быть гарантирован
такого коллектива должны прийти к общему решению. шанс по доброй воле высказать свое одобрение. Аргу­
Они должны постараться взаимно убедить друг друга в ментативная форма должна воспрепятствовать тому,
том, что в интересах каждого из них, чтобы все посту­ чтобы некоторые из этих лиц внушали или даже пред­
пали таким образом. В таком процессе один будет при­ писывали остальным то, что хорошо для них. Она дол­
водить другому основания в поддержку того, почему он жна способствовать не беспристрастности суждения,
хочет, чтобы какой-либо образ действий стал обязую­ а неподверженности влияниям, или формированию авто­
щим в социальном плане. Каждый, кого это касается, номной воли. В этом отношении сами правила дискурса
должен иметь возможность убедиться в том, что пред­ обладают нормативным содержанием; они нейтрализу­
ложенная норма в данных обстоятельствах «одинаково ют властный дисбаланс и заботятся о соблюдении рав­
хороша» для всех. И именно такой процесс мы называ­ ных возможностей для осуществления собственных ин­
ем практическим дискурсом. Ту или иную норму, кото­ тересов каждого участника.
рая при обретает силу таким путем, можно назвать «оп­ Аргументативная форма вытекает, таким образом,
равданной», ибо решение, достигнутое в результате ар­ из необходимости соучастия в дискурсе и выравнива­
гументированного обсуждения, указывает на то, что она ния отношений власти: «Это кажется мне причиной
114 ' ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 115

того, почему вопросы морали, и в частности вопросы ровании воли. Тугендхат путает условия дискурсивного
политической морали, должны быть оправданы в дис­ достижения рационально мотивированного согласия с
курсе, разворачивающемся среди тех, кого они касают­ условиями договоренности о честном компромиссе.

ся. Эта причина состоит не в том, что, как полагает В одном случае опрометчиво допускается, что участни­
Хабермас, процесс моральной аргументации сам по ки дискурса сознают, в чем заключается общий для
себе, в сущности, коммуникативен, а как раз наоборот: всех них интерес; в другом мы исходим из того, что

одно из правил, вытекающих из этой аргументации, ко­ допускающие обобщение интересы вовсе даже не участ­
торую, как таковую, можно провести, размышляя в вуют в игре. В практическом дискурсе его участники
одиночку, предписывает, чтобы морально оправданны­ стараются достичь ясности в понимании их общего ин­
ми считались только такие действенные нормы, кото­ тереса, в переговорах о достижении компромисса они
рые получили согласие у всех, к кому они имеют отно­ пытаются установить равновесие между частными, про­

шение. И тут мы видим, что нередуцируемый аспект тиворечащими друг другу интересами. Компромиссы
коммуникации имеет не когнитивный, а волевой харак­ тоже подчиняются ограничительным условиям, поскольку
тер. Именно обязательное в моральном отношении вни­ следует признать, что справедливого выравнивания

мание к автономной воле каждого заинтересованного можно достичь только при равноправном участии всех

лица делает необходимым достижение согласия»." заинтересованных лиц. Но если компромисс строится
Эта концепция морали оставалась бы неудовлетво­ на таких основаниях, то они, в свою очередь, должны

рительной даже в том случае, если бы мы приняли се­ найти оправдание в практических дискурсах, так чтобы
мантическую предпосылку, на которой она основана. последние не подпадали вновь под то же самое притя­

Ведь она не может дать отчет в той интуиции, отрицать зание на достижение равенства между конкурирующи­

которую было бы затруднительно: идею беспристраст­ ми интересами.

ности, которую когнитивистские этики развивают в За уподобление процесса аргументации процессу


форме обобщающих принципов, нельзя свести к идее формирования воли Тугендхату приходится платить
властного равновесия. Для того чтобы проверить, мож­ свою цену; он не может сохранить различие между дей­
но ли какой-либо норме приписать выделяемый Тугенд­ ственностью и социальной значимостью норм: «Без со­
хатом предикат «в равной мере хороша для каждого», мнения, мы хотим, чтобы согласие было рациональным
требуется беспристрастная оценка интересов всех, кого согласием, согласием, основанным на аргументах и по

она так или иначе касается. Этому требованию не уда­ возможности на моральных аргументах, и все же в

ется удовлетворить одним лишь равным распределени­ конце концов все решает фактическое согласие, и мы
ем шансов для проведения собственных интересов каж­ не имеем права пренебрегать им, ссылаясь на то, что
дого из них. Беспристрастность при формировании оно не было рациональным... Здесь мы имеем дело с
суждений невозможно подменить автономией в форми- актом, прагматический характер которого невозможно
редуцировать, и именно потому, что это не акт разума,

47 Tugendhat. 1981 (MS). Р. 10 ff. а акт воли, акт коллективного выбора. Проблема, с ко-
116 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 117

торой мы сталкиваемся, связана не с оправданием, а с случаем святотатства и догосударственными нормами


соучастием во власти, принадлежащей тем, кто будет вообще. Погрешение против норм карается, потому что
принимать решения относительно того, что дозволено, они претендуют на значимость в силу морального авто­
а что нет».48 ритета; они обладают значимостью не потому, что свя­
Этот вывод невозможно согласовать с намерением заны с санкциями, принуждающими повиноваться им.49
защитить от скептических возражений рациональное Здесь находятся корни переистолкования мораль­
зерно морального согласия, достигнутого в процессе ных феноменов в эмпирическом ключе: нормативная
аргументации. Он несовместим с попыткой учесть ту значимость ошибочно уподобляется императивной влас­
основополагающую интуицию, что в принятии или не­ ти. Этой понятийной стратегии следует еще и Тугенд­
принятии норм и предписаний выражается нечто иное, хат, когда объясняет авторитетность оправданных норм
нежели всего лишь произвольное решение (Wil1ktir) обобщением императивов, которые участники комму­
того, кто подчиняется или противится императивному никации иногда адресуют самим себе в форме цели.
притязанию власти. Уподобление притязаний на значи­ Фактически же в значимости долженствования выража­
мость властным притязаниям делает беспочвенным и ется авторитет всеобщей, разделяемой всеми участника­
собственное предприятиеТугендхата, старающегося от­ ми воли, которая сбросила с себя какое бы то ни было
личить оправданные нормы от неоправданных. Тугенд­ императивное качество и приняла качество моральное,

хат хочет сохранить условия действенности семанти­ поскольку ссылается на дискурсивно определимый, а
ческого анализа и отделить их от правил дискурса, под­ потому когнитивно постижимый и, с точки зрения
лежащих анализу прагматическому; но тем самым он участников, очевидно всеобщий интерес.в'
сводит интерсубъективный процесс оправдания к ус­ Тугендхат лишает значимость норм ее когнитивного
ловному коммуникативному процессу, проходящему смысла и все же настаивает на необходимости оправда­
вне каких бы то ни было отношений значимости. ния норм. Этими взаимно противоречивыми интенция­
Если мы будем путать измерение действенности ми объясняется любопытный дефицит обоснования.
норм, о которой могут аргументированно спорить ее Тугендхат исходит из семантического вопроса о том,
сторонники и противники, с измерением социальной как следует понимать предикат «в равной мере хорошо
значимости тех норм, которые фактически имеют силу, для каждого»; поэтому он должен обосновать, почему
то автономному смыслу значимости долженствования можно считать оправданными те нормы, которые заслу­
будет нанесен урон. В своих впечатляющих работах живают именно этого предиката. Ведь «справедли­
Дюркгейм предостерегал от ошибочного стремления ге­ вость» прежде всего означает лишь, что соответствую­

нетически выводить обязующий характер норм дейст­ щие лица имеют веские основания, для того чтобы из­
вия из готовности следовать санкциям приказывающей брать общий образ действий; и в качестве ресурса для
власти. Поэтому Дюркгейм интересуется изначальным
49 Нааеппаз. 1981. Bd 2. S.75 ff.
48 Ibid. Р. 11. 50 Raw/s J. Theorie der Gerechtigkeit. Р. а. м., 1975. S. 38 fE; 68 ЕЕ.
118 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 119

«веских оснований» годится любая религиозная или может согласиться с ней, не предполагается, а является
метафизическая картина мира. Почему мы должны на­ результатом коммуникативного процесса взаимного оп­
зывать «вескими» только те основания, которые могут равдания общего хода действий на основе указанных
быть подчинены предикату «в равной степени хорошо доморальных убеждений»."
для каждого»? По своему значению этот вопрос зани­ Очевидно, что участники дискуссии, с их конкуриру­
мает в аргументативной стратегии такое же место, что ющими ценностными ориентациями, скорее могут дого­
и пока еще отложенная нами проблема: почему при­ вориться о совместном образе действий, если обращают­
нцип универсализации должен быть принят в качестве ся к более абстрактным точкам зрения, нейтральным в
правила аргументации. отношении спорных содержаний. Однако от этого аргу­
Тугендхат вновь возвращается к хорошо знакомой мента будет не много проку. Ведь, во-первых, могли бы
нам ситуации, когда религиозно-метафизические кар­ найтись и другие формальные точки зрения, лежащие на
тины мира утрачивают свою убедительность, начинают том же уровне абстракции и предоставляющие равно­
конкурировать между собой как субъективированные сильные шансы для достижения договоренности. Туген­
инстанции веры и, во всяком случае, не ручаются более дхату пришлось бы обосновать, почему мы должны как­
за догматы веры, связующие человеческие коллективы то выделять среди других именно тот предикат, который
изнутри. В этой ситуации какая-либо содержательно он предлагает. Во-вторых, преимущества более фор­
нейтральная точка зрения, подобная той, в соответст­ мальных, относящихся к более высокому уровню точек
вии с которой каждое заинтересованное лицо должно зрения подкрепляются пока лишь ссылкой на то услов­
получить веские основания, для того чтобы присоеди­ ное исходное положение, в котором мы вовсе не случай­
ниться к совместному образу действий, имеет заметное но узнаем современную нам ситуацию. Если мы пере­
превосходство над определенными содержательными, местимся в какую-нибудь другую ситуацию, где, скажем,
но обусловленными традицией точками зрения: «Там, получила всеобщее распространение и доверие одна­
где моральные концепции полагались на возвышенные единственная религия, то сразу увидим, что для того,
убеждения, эти убеждения сами основывались на уве­ чтобы объяснить, почему моральные нормы должны быть
ренности в том, что если что-либо имеет место, то его оправданы только через обращение к всеобщим принци­
можно рассматривать как норму. Нынешнее отличие пам и методам, а не путем апелляции к положениям,
состоит в том, что у нас есть два уровня таких убежде­ удостоверяемым догматически, требуются аргументы
ний. Существует более низкий уровень доморальных иного рода. Чтобы обосновать превосходство рефлек­
убеждений, касающихся вопроса о том, идет ли утверж­ сивного способа оправдания и развившихся на этом
дение той или иной нормы на пользу интересам инди­ уровне посттрадиционных правовых и моральных пред­
вида А или на пользу интересам индивида В и т. п. Те­ ставлений, нужна нормативная теория. Но как раз на
перь предполагаются только эти дом оральные эмпири­ этом месте обрывается цепь аргументов Тугендхата.
ческие убеждения, а моральное убеждение, согласно
которому норма является оправданной, если каждый 51 Tugendhat. 1981 (MS). Р. 17.
120 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕДЕЙСТВИЕ 121

Этот дефицит обоснования можно компенсировать тическую окраску фактом этого плюрализма последних
лишь в том случае, если не приниматься за семантиче­ ценностных ориентаций когнитивист должен позаботить­
скую экспликацию значения того или иного предиката, ся об указании связующего принципа, способствующего
а с помощью аргументативного правила практических достижению консенсуса. После того как был предложен
дискурсов выразить то, что подразумевается в предика­ моральный принцип, на следующем этапе дискуссии на­
те «в равной степени хорошо для всех». Тогда можно чинает преобладать проблема культурного релятивизма.
попытаться обосновать это аргументативное правило Скептик возражает, что в случае принципа U дело идет
путем исследования прагматических предпосылок аргу­ о поспешном обобщении моральных интуиций, принад­
ментации как таковой. При этом окажется, что идея лежащих нашей собственной западной культуре, в то
беспристрастности укоренена в структурах самой аргу­ время как когнитивист отвечает на этот вызов трансцен­
ментации и ее не нужно при вносить туда в качестве дентальным обоснованием своего морального принципа.
дополнительного нормативного содержания. На пятом этапе скептик излагает дальнейшие соображе­
ния против трансцендентально-nрагматической стра­
Ш. Этика дискурса и ее основания тегии обоснования, которым когнитивист противопос­
в сфере теории действия тавит более сдержанную формулировку аргумента, вы­
двинутого Апелем. Ввиду богатых перспектив такого
С введением принципа универсализации сделан пер­ обоснования этики дискурса скептик на шестом этапе
вый шаг к обоснованию этики дискурса. Мы можем все еще может найти прибежище в отказе от дискурса.
представить себе систематическое содержание предшес­ Однако мы увидим, что в результате такого маневра он
твующих размышлений в форме диалога между привер­ попадает в безнадежное положение. Тема седьмого и
женцами когнитивизма и скептицизма. На начальной последнего этапа - возобновление скептических пре­
стадии речь шла о том, чтобы открыть закоренелому достережений против этического формализма, кото­
скептику глаза на область моральных феноменов. На рые в свое время Гегель выдвигал против Канта. В этой
втором этапе дискутировал ась проблема истинностного связи рассудительный когнитивист не замедлит выйти
смысла практических вопросов. Мы видели, что, вы­ навстречу хорошо взвешенным размышлениям своего
ступая в роли этического субъективиста, скептик мог оппонента.
привести веские основания против этического объекти­ Во внешней форме своего изложения я не следую
виста. Правда, когнитивист мог спасти свою позицию, в точности идеальному ходу только что очерченных
отстаивая для нормативных высказываний хотя бы при­ семи этапов дискуссии. Против глубоко укоренивших­
тязание на значимость, аналогичную истинностной. Тре­ ся эмпиристских ограничений понятия рационально­
тий этап открывался реалистическим указанием скепти­ сти и против соответствующего переистолкования
ка на то обстоятельство, что в принципиальных вопро­ основных опытов в сфере морали я в феноменоло­
сах морали часто невозможно достичь консенсуса даже гическом плане привлек внимание (в разделе 1) к
при наличии на то доброй воли. Перед имеющим скеп- вплетенной в повседневную практику сети моральных
122 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСГВИЕ 123

чувств и установок. Затем (в разделе 2) я обратился к налагает на практические дискурсы некие ограниче­

попыткам метаэтического объяснения, в которых ос­ ния, которым теоретические дискурсы в такой же сте­
паривается наличие истинностного смысла у практи­ пени не подлежат.

ческих вопросов. Эти соображения стали беспредмет­


ными, когда мы отказались от ложного отождествле­ 6. Нужно ли обосновывать моральный
ния притязаний на нормативную и на ассерторическую принцип и можно ли это сделать?
значимость и (в разделе 3) показали, что пропозицио­
нальная истинность и нормативная правильность в по­ Требование обоснования морального принципа не
вседневной коммуникации играют различные прагма­ кажется несправедливым, если учесть, что в категори­

тические роли. Скептик не дал переубедить себя этим ческом императиве Кант (как и следующие за ним ког­
и возобновил свое сомнение в том смысле, что невоз­ нитивисты со своими вариантами принципа обобщения)
можно обосновать и специфические притязания на выражает моральную интуицию, широта действия кото­
значимость, связанные с нормами и предписаниями.
рой вызывает сомнения. Конечно, нашим представлени­
ям О справедливости соответствуют только те нормы
Это возражение отпадет, если мы примем (введенный
в разделе 4) принцип обобщения и сможем показать действий, которые воплощают в себе интересы, так или
(как это сделано в разделе 5), что этот моральный иначе допускающие обобщение. Но возможно, что эта
принцип представляет собой не завуалированный прин­ «моральная точка зрения» выражает особые моральные
цип соучастия в дискурсе, а правило аргументации, представления, свойственные нашей западной культуре.
которое можно сравнить с принципом индукции. На Возражение, которое Пол Тейлор выдвинул против пред­
этой стадии диалога скептик потребует, чтобы был ложения К. Байера, может быть распространено на все
обоснован и этот связующий принцип. Против обвине­ версии принципа обобщения. Перед лицом очевидных
ния в этноцентрическом заблуждении я приведу (в ни­ антропологических данных мы должны признать, что

жеследующем разделе 6) апелевы предложения по моральный кодекс, излагаемый в кантианских теориях


трансцендентально-прагматическому обоснованию эти­ морали, является только одним среди многих: «Как бы
ки. Я модифицирую аргументацию Апеля (в разделе 7) глубоко наше собственное сознание и моральные взгля­
так, что смогу безболезненно отказаться от притяза­ ды ни были проникнуты им, МЫ должны осознать, что
ний на «окончательное обоснование». От возражений, другие общества в мировой истории могли функциони­
которые после этого вновь может выдвинуть этиче­
ровать на основе других кодексов ... Мне представляется
в принципе правильным утверждать, что личность, явля­
ский скептик, основоположение этики дискурса можно
будет защитить (в разделе 8), показав, каким образом ющаяся членом такого общества и знающая его мораль­
моральные дискуссии вплетены во взаимосвязи комму­ ный кодекс, не имеет все же подлинных моральных
никативного действия. Эта внутренняя связь между мо­ убеждений. Однако такое утверждение невозможно оп­
ралью и нравственностью не ограничивает всеобщно­ равдать на основе нашего понятия о моральной точке
сти моральных притязаний на значимость; однако она зрения, потому что это означало бы допустить, что мо-
124 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСГВИЕ 125

ральным кодексом либерального западного общества На этой стадии дискуссии не будет излишней дра­
представлена единственно подлинная мораль».» Сущест­ матизацией, если мы скажем, что, столкнувшись с тре­

вует, таким образом, обоснованное подозрение относи­ бованием дать обоснование общезначимости принципа
тельно того, что притязание на универсальность, кото­ универсализации, когнитивисты попадают в затрудни­

рым этические когнитивисты наделяют тот или иной тельное положение.» Скептик же приободряется, чтобы
предпочитаемый ими моральный принцил, основано на заострить свое сомнение в возможности обоснования
«этноцентрической ошибке». Они не могуг уклониться универсалистской морали до утверждения о его невоз­
от требований скептика обосновать этот принцип. можности. Как известно, эту роль в своем «Трактате О
Как известно, Кант, в той мере, в какой он не ссыла­ критическом разуме-» взял на себя Х. Альберт, перенес­
ется просто на «факт разума», использует для обоснова­ ший в область практической философии развитую
ния категорического императива нормативно-содержа­ Поп пером в рамках теории науки модель критической
тельные понятия автономии и свободной воли; тем самым проверки, которая должна стать на место традиционно­

он навлекает на себя подозрение в ошибке petitio princi- го мышления с его стремлением к обоснованию и оп­
pii.* Во всяком случае, обоснование категорического равданию. Его тезис гласит, что попытка обосновать
императива настолько вплетено в архитектонику кан­ общезначимые моральные принципы втягивает когни­
товской системы, что его не так-то легко было бы отсто­ тивиста в «мюнхгаузенову трилемму», предоставляю­

ять при иных предпосылках. Современные теоретики щую выбор из трех альтернатив, в равной мере непри­
морали сперва даже и не предлагают для морального емлемых: либо примириться с бесконечным регрессом,
принципа какого-либо обоснования, а ограничиваются, либо в произвольной точке оборвать цепь логического
как видно, например, по предложенной Ролзом концеп­ вывода, либо, наконец, двигаться по кругу. Конечно,
ции «равновесных соображений» (reflective equilibrium), значение этой трилеммы проблематично. Она возника­
реконструкцией дотеоретического знания. 53 То же отно­ ет только в рамках семантической концепции обоснова­
сится и к предложению конструктивистов заняться ме­ ния, ориентированной на дедуктивную связь предложе­
тодическим построением языка, предназначенного для ний и опирающейся только на понятие логического
моральной аргументации; ведь введение морального следования. Это дедуктивистское представление об
принципа в целях нормирования языкового употребле­ обосновании, по-видимому, слишком избирательно,
ния может быть убедительным только в силу понятий­ чтобы дать представление о прагматических отношени­
ной экспликации преднайденных интуиций.> ях между аргументативными речевыми действиями:
принципы индукции и универсализации вводятся лишь

52 Taylor Р. The Ethnocentric Fallacy и Тhe Monist. 1963. N 47. для того, чтобы преодолеть логическую пропасть в
Р.570. сфере не-дедуктивных отношений. Поэтому для самих
53 Rawls J. Тпеопе der Gerechtigkeit. F. а. М., 1975. S.38 ff, 68 ff.
54 Еохепгеп Р.• SchwemmerO. Konstruktive Logik, Ethik und Wis-
senschaftstheorie. Mannheim, 1973. S. 107 ff. 55 Wimmer. 1980. S.358 ff.
* Предвосхищение основания (логическая ошибка) (лат.). 56 Tubingen. 1968.
126 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 127

этих связующих принципов нельзя ожидать дедуктив­ позициональное содержание которой можно выразить в
ного обоснования, каковое только и допускается мюнх­ высказывании:
гаузеновой трилеммой. (2) Я существую (здесь и теперь)
С этой позиции к-о. Апель подверг фаллибилизм (причем в обоих предложениях личные местоимения
внушительной метакритике и лишил силы возражение, относятся к одному и тому же лицу).»
содержащееся в трилемме Мюнхгаузена.ч Нет нужды Подобным образом Апель обнаруживает перформа­
говорить об этом подробно. Ибо в связи с рассматрива­ тивное противоречие и в позиции «последовательного
емой нами проблематикой Апелю прежде всего при­ фаллибилиста», который в роли этического скептика
надлежит заслуга в расчистке забытого некогда измере­ оспаривает возможность обоснования моральных прин­
ния не-дедуктивных способов обоснования основных ципов, выдвигая упомянутую трилемму. Апель характе­
этических норм. Апель обновляет способ трансценден­ ризует данную стадию дискуссии тезисом пропонента,
тального обоснования средствами языковой прагмати­ утверждающего общезначимость принципа универса­
ки. При этом он пользуется понятием перформативно­ лизации, и возражением оппонента, опирающегося на
го противоречия, которое возникает, когда констатив­ трилемму Мюнхгаузена (1), и выводящего из (1) заклю­
ное речевое действие «Кр» покоится на безусловных чение, что попытки обосновать общезначимость прин­
предпосылках, пропозициональное содержание кото­
ципов лишены смысла, - таково основное положение
рых противоречит утверждаемому высказыванию «р».
фаллибилизма (j). Но в перформативное противоречие
Следуя одному рассуждению Хинтикки, Апель иллюст­ оппонент впадает в том случае, если пропонент сумеет
рирует значение перформативных противоречий для доказать ему, что, вступая в эту дискуссию, ОН вынуж­
понимания классических аргументов философии созна­ ден принять некоторые предпосылки, неизбежные в
ния на примере высказывания: «Cogito ergo sum».* любом процессе аргументации, нацеленном на кри­
Если суждение оппонента выразить в форме языкового тическую проверку, и что их пропозициональное со­
действия: «Я сомневаюсь в том, что я существую», то держание противоречит основному положению фал­
аргумент Декарта можно реконструировать с помощью либилизма (j). Фактически дело состоит в том, что
перформативного противоречия. Говорящий выдвигает оппонент, выдвигая свое возражение, неизбежно пред­
притязание на истинность высказывания:
полагает значимость по крайней мере тех логических
(1) я не существую (здесь и теперь); правил, которые нельзя ничем заменить, если предъяв­
в то же время, произнося это высказывание, он неиз­
ленный аргумент должен восприниматься как опровер­
бежно принимает экзистенциальную предпосылку, про- жение. Сам критик, если он принимает участие в дис­
куссии, уже приемлет в качестве действенных некий
57 Аре/ к-о.Das Apriori der Kommunikations.ge~einschatt und ~ie
Grundlagen der Ethik; Аре/ К.-О. Тrапsfоrmаtюп der PhI1osophle.
F. а. М., 1973. Bd 2. S.405 ff. 58 Аре/ К.-О. Das Problem der philosophischen Letztbegrtindung im
* «Мыслю, следовательно, существую» (выражение Декарта) Lichte einer transzendentalen Sprachpragmatik // Sprache und Erkennt-
(лат.). nis / Hrsg. уоп В. Kanitschneider. Innsbruck, 1976. S.55 ff.
128 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСГВИЕ 129

минимальный набор неотъемлемых правил критики. тик познания - в самосоотнесенности своего позна­

А эта констатация несовместима с (j). ния. Осознание этого означает одновременно отказ от
Эти дебаты о «минимальной логике»,» идущие в ла­ бесперспективных усилий дать дедуктивное обоснова­
гере критического рационализма, интересуют Апеля, ние «последних» принципов И возвращение к экспли­

поскольку они лишают силы угверждение скептика о кации «неустранимых», то есть всеобщих и необходи­
невозможности обоснования. Однако они не снимают с мых предпосылок. Теперь теоретик морали попытается
этического когнитивиста обязанности привести свои выступить в роли скептика, чтобы проверить, приходит
доказательства. И все же эта контроверза привлекла ли отклонение предложенного морального принципа в

внимание к тому обстоятельству, что правило перфор­ перформативное противоречие с неизбежными пред­
мативного противоречия, которого следует избегать, посылками моральной аргументации вообще. Таким
может применяться не только к отдельным речевым косвенным путем он может показать скептику, что,

действиям и аргументам, но и к аргументирующей речи вступая вообще в ту или иную дискуссию в целях опро­
в целом. Выражение «аргументация вообще» обеспечи­ вержения этического когнитивизма, он неизбежно при­
вает Апелю исходную точку, которая для анализа не­ нимает аргументативные предпосылки, пропозицио­

отъемлемых правил аргументации столь же фундамен­ нальное содержание которых противоречит его возра­

тальна, как выражения «Я мыслю» или «сознание вооб­ жениям. Апель стилизует эту форму перформативного
ще» - для рефлексивной философии. Сколь мало опровержения скептика, придавая ей вид некоего спо­
способен тот, кто интересуется теорией познания, про­ соба обоснования, описываемого им следующим обра­
никнугь за свои собственные познавательные акты (ос­ зом: «То, что я, не впадая в действительное противоре­
таваясь в известной мере пленником той соотнесенно­ чие с самим собой, не могу ни оспорить, ни в то же
сти с самим собой, которая свойственна познающему время дедуктивно обосновать без формально-логиче­
субъекту), столь же мало тот, кто развивает теорию ского petitio principii, принадлежит к тем трансценцен­
моральной аргументации, способен выйти за пределы тально-прагматическим предпосылкам аргументации,

ситуации, которая определяется его собственным учас­ которые всегда уже должны быть признаны, чтобы
тием в дискуссиях (например, в споре со скептиком, аргументативная языковая игра могла сохранять свой
словно тень следующим за каждым его шагом). для смыслн.»
него дискуссионная ситуация настолько же «непрони­ Искомое обоснование предложенного морального
цаема», насколько непроницаемо познание для транс­ принципа могло бы поэтому принять такую форму,
цендентального философа. Теоретик в области аргу­ когда любая аргументация, в каких бы контекстах она
ментации будет в не меньшей мере отдавать себе отчет ни проводилась, покоится на прагматических предпо­

в самосоотнесенности своей аргументации, чем теоре- сылках, из пропозиционального содержания которых

может быть выведен принцип универсализации U.


59 Lenk Н. Philosophische Logikbegrundung und rationaler Кritizis­
mus D Z. Phil. Forschung. 1970, N 24. S. 183 ff. 60 Аре!. 1976. S. 72 ff.

5 ю. Хабермас
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕДЕЙСТВИЕ 131
130 ю. ХАБЕРМАС

ни. Дело вовсе не в том, что эти принципы истинны, а


7.Структура и достоинство
в том, что их принятие не является результатом всего
трансцендентально-прагматического
лишь социальной конвенции на основе свободного лич­
аргумента
ного решения, - что ошибочно отказываться от них,
После того как я удостоверился в возможности продолжая при этом пользоваться указанной формой
трансцендентально-прагматического обоснования мо­ мышления и дискурса».» Влияние Коллингвуда видно в
рального принципа, мне хотелось бы привести и саму том, что анализ предпосылок про водится в виде поста­

аргументацию. Сначала я укажу некоторые условия, ко­ новки и обсуждения определенных вопросов: «Анализ
торым должны удовлетворять трансцендентально-праг­ предпосылок показал бы, что мы обращаемся к опреде­
матические аргументы, чтобы на основании этих крите­ ленным принципам, когда поднимаем и обсуждаем во­
риев дать оценку двум наиболее известным попыткам, а просы определенного типа».« Такие аргументы имеют
именно, предложениям Р. С. Питерса и к-о. Апеля (а). целью показать неустранимый характер предпосылок
Затем я хотел бы придать трансцендентально-прагмати­ определенных видов дискурса, и моральные основопо­

ческому аргументу ту формулировку, которая сможет ложения, вероятно, можно было бы извлечь из пропо­
устоять перед известными возражениями (б). Наконец, зиционального содержания таких предпосылок. Эти ар­
я хочу показать, что этому обоснованию этики дискур­ гументы будут тем весомее, чем более общим будет тот
са не может быть присуще достоинство окончательного вид дискурса, для которого можно указать нормативно­

обоснования и что ему не следует даже и навязывать содержательные предпосылки. Строго говоря, аргумен­
этот статус (в). ты можно называть «трансцендентальными» только

(а) В Англии благодаря Коллингвуду привился тип тогда, когда они обращены к дискурсам или к соответ­
анализа, довольно точно соответствующий тому образу ствующим компетенциям, которые настолько всеобщи,
действий, который был охарактеризован Апелем как что не могут быть замещены функциональными эквива­
трансцендентально-прагматическиЙ. А. ДЖ. Уотт назы­ лентами; они должны быть устроены таким образом,
вает его «анализом предпосылок способа дискурса» и чтобы на их место можно было поставить только дис­
описывает его структуру следующим образом: «Страте­ курсы или компетенции, относящиеся к тому же роду.

гия этой разновидности аргументации состоит в том, Важно поэтому точно определить предметную область,
чтобы согласиться с выводом скептика, согласно кото­ к которой должен быть применен метод анализа пред­
рому эти принципы доступны не для всякой проверки, посылок.

поскольку являются скорее предпосылками рассужде­ С другой стороны, ограничение предметной обла­
ния, чем выводами из него, но по-прежнему утверж­ сти не должно вести к вынесению какого-либо пред-
дать, что обращение к ним рационально неизбежно, по­
тому что, рассуждая логически, их нужно принять, если 61 Watt А. J. Transcendenta1 Arguments and Мога] Princip1es // Phi-
мы присоединяемся к тому способу мышления, кото­ 1as. Quart. 1975. N 25. Р.40.
рый составляет суть всякой разумной человеческой жиз- б2 Ibid. Р.41.

132 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 133

взятого суждения о нормативном содержании ее пред­ пускающих замены и в этом смысле всеобщих дис­
посылок; в противном случае мы впадем в ошибку ре­ курсов.и
titio principii, которой можно было бы избежать. Обоим Питерс старается вывести из предпосылок практи­
указанным условиям намеревается удовлетворить Р. С. Пи­ ческих дискурсов определенные основные нормы, пре­

терс. Он ограничивается практическими дискурсами, жде всего принцип справедливости (<<претензии каждо­
то есть теми процессами взаимного общения, которые го должны быть учтены в равной мере»), затем более
предназначены для ответа на практические вопросы конкретные принципы, например принцип свободы
типа: «Что Я должен делать?» или «Что мы должны мнений. Правда, он рассуждает только ad hoc, * вместо
делать Т», Таким путем Питерс хочет выделить взаи­ того чтобы по порядку идентифицировать релевантные
мозаменимый порядок дискурсов и в то же время из­ предпосылки практических дискурсов и подвергнуть их

бежать нормативной предвзятости при отграничении содержание систематическому анализу. Я ни в коей


области практических дискурсов: «Всегда можно аргу­ мере не считаю бесплодными аналитические опыты
ментировать ad hominem,* указывая, что должен дей­ Питерса; однако в том виде, в каком он их проводит,
ствительно предполагать тот или иной индивид, гово­ они вызывают два возражения.

ря то, что он говорит на самом деле. Но такие аргу­ Первое возражение варьирует упрек в petitio princi-
менты непременно оказываются слишком условными, pii; оно сводится к тому, что Питерс извлекает из пред-
зависимыми от личной идиосинкразии, и, по-видимо­
му, от них будет не много пользы для развития общей 64 На это указывает сам Питерс: «Если бы удалось показать, что
этической теории. Намного важнее аргументы, указы­ определенные принципы необходимы, для того чтобы та или иная
вающие, что должен предполагать индивид, коль форма дискурса обладала смыслом, имела свое применение или цель,
это стало бы очень сильным аргументом ДIlЯ оправдания таких прин­
скоро он пользуется формой публичного дискурса,
ципов. Они указали бы, к чему должен прибегнугь тот, кто всерьез
всерьез обсуждая с другими или наедине с собой, что пользуется этой формой. Конечно, любой мог бы сказать, что ему не
ему следует делать. Подобным образом осуществляет­ нужно к ним обращаться, поскольку он не использует эту форму дис­
ся, по-видимому, исследование предпосылок использо­ курса или потому, что он откажется от нее теперь, когда осознал ее
предпосылки, Вполне вероятно, эту позицию можно было бы при­
вания научного дискурса. Эти аргументы были бы свя­
иять, К примеру, в отношении дискурса, используемого колдовством
заны не с проявлением любопытства к индивидуаль­ или астрологией; ибо в нашем обществе индивиды не обязательно в
ным идиосинкразиям, а с исследованием предпосылок них посвящены, и могут упражняться в благоразумии, раздумывая над
публичного дискурсаэ.Р Только такие публичные пред­ тем, так они мыслят и говорят, или не так. Многие отказались, воз­
можно по ошибке, от языка религии, так как увидели, к примеру, что
посылки сравнимы с трансцендентальными условиями,
его употребление заставляет их говорить вещи, претендующие на ис­
к которым применил свой анализ Кант; только им тинность, в то время как условия их истинности никогда не могут
свойствен неустранимый характер предпосылок не до- быть достигнуты, Но эту позицию было бы весьма затруднительно
заиять в отношении морального дискурса. Ибо это повлекло бы за
собой решительный отказ от размышлений и разговоров о том, что
63 Релек: R. S. Ethics and Education. London, 1974. Р. 114 ff. нам следует делать» (Peters. 1974. Р. 115 ff).
* К человеку (лат.). *
К этому месту, для данного случая (лат.).
134 ю. ХАБЕРМАС
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 135

посылок дискурса только те нормативные содержания,


когда оно старательно учится рассуждать. В вещах, где
которые он прежде заложил в имплицитном определе­
разум имеет первостепенную значимость, решающую
нии того, что ему хотелось бы понимать под практиче­
роль играют, скорее, аргументы, а не сила или внутрен­
ским дискурсом. Это возражение можно было бы вы­ нее просветление. В условия такой аргументации входит
двинуть, например, против семантического выведения
и то, что каждому разумному существу должно быть поз­
принципа «равномерного учета».«
волено внести свою лепту в публичную дискуссиюь.е
На это возражение Апель пытается ответить тем, что
Против таких доводов, конечно же, напрашивается
ограничивает анализ предпосылок не моральной аргу­
другое возражение, с которым уже не так просто спра­
ментацией, а условиями возможности аргументирующей
виться. Ясно, пожалуй, что свобода мнений в смысле не­
речи вообще. Он хочет показать, что всякий владеющий
допущения внешних вмешательств в процесс форми­
языком и дееспособный субъект, как только он вступает
рования мнений принадлежит к неотъемлемым пра­
в какую-либо дискуссию, чтобы подвергнуть критиче­
гматическим предпосылкам всякой аргументации; но
ской про верке гипотетическое притязание на значи­
скептику этим можно разве что дать понять, что как
мость, должен связать себя нормативно-содержательны­
участник дискуссии он непременно уже признал соот­
ми предпосылками. Такой аргументативной стратегией
ветствующий «принцип свободы мнений». Этого аргу­
он задевает еще и скептика, упорствующего в метаэти­
мента далеко не достаточно, чтобы убедить его и как ак­
ческой трактовке морально-теоретических вопросов и тора. Значимость какой-либо нормы действия, напри­
по-прежнему не желающего быть втянутым в моральную
мер санкционированного государством основного права
аргументацию. Апель хотел бы донести до сознания
на свободное выражение мнений, таким способом не
этого скептика, что, уже выдвинув первое свое возраже­
может быть обоснована. Ведь никоим образом не разу­
ние и приведя первый довод в свою защиту, он вступил в
меется само собой, что правила, подлежащие неукосни­
аргументативную игру и тем самым принял те предпо­
тельному соблюдению внутри дискурсов, могут претен­
сылки, с которыми ОН приходит во все более острое пер­
довать на значимость и в регулировании действий вне
формативное противоречие. Питерс тоже пользуется от
процессов аргументации. Даже если бы участники дис­
случая к случаю этой радикальной версией, например
куссии были вынуждены принимать нормативно-содер­
при обосновании принципа свободы мнений: «Аргумен­
жательные предпосылки (например, уважать друг друга
тация не должна быть основана просто на очевидном ин­
в качестве вменяемых субъектов, обращаться друг с дру­
тересе кого-либо, кто всерьез задает вопрос: "Что мне гом как с равноправными партнерами, полагаться на вза­
следует делать 7". Ибо несомненно, что принцип свобо­
имную искренность и друг с другом сотрудничаты.ч они
ды, по крайней мере в сфере мнений, будучи общей
все же могли бы избавиться от этого трансцендентально­
предпосылкой этой формы дискурса, тоже является дис­
прагматического принуждения, КОЛЬ скоро покинули бы
курсом, в который вовлечено всякое разумное существо,

66 Peters. 1974. Р.181.


65 Peters. 1974. P.121. 67 КuЫтаnn. 1981. S.64 ff.
136 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 137

круг этой дискуссии. Такое принуждение не переносит­ речи и знает, что значит оправдать ту или иную норму
ся непосредственно с дискурса на действие. Во всяком действия, косвенно должен допустить действенность
случае, способность к регулированию действий, прису­ принципа универсализации (в вышеприведенной или в
щая нормативному содержанию, обнаруженному в праг­ какой-либо равносильной формулировке).
матических предпосылках аргументации, потребовала Рекомендуется (с позиций аристотелевского канона)
бы особых обоснований.ч различать три уровня предпосылок аргументации: пред­
Такой перенос невозможно представить, заимствуя посыпки на логическом уровне продуктов, на диалекти­
основные этические нормы непосредственно из предпо­ ческом уровне процедур и на риторическом уровне про­
сылок аргументации, как это пытаются сделать Питере и цессов.ё? Дискуссии предназначены прежде всего для
Апель. Основные нормы права и морали вообще не от­ того, чтобы производить верные, убедительные за счет
носятся к ведению теории морали; их следует рассмат­ своих внугренних свойств аргументы, с помощью кото­
ривать как представления, нуждающиеся в обосновании рых могуг быть подкреплены или отвергнуты притяза­
в практических дискурсах. Поскольку исторические об­ ния на значимость. На этом уровне находятся, к приме­
стоятельства изменяются, каждая эпоха бросает свой соб­ ру, правила минимальной логики, которые обсуждались
ственный свет на основные морально-практические школой Поппера, или те требования последовательнос­
представления. Разумеется, в таких дискурсах мы всегда ти, на которые, в частности, указывал Хеар. Простоты
уже пользуемся нормативно-содержательными правила­ ради я остановлюсь на перечне аргументативных пред­
ми аргументации; и именно эти правила можно вывести посылок, составленном Р. Алекси.?? для логико-семан­
трансцендентально-прагматическим способом. тического уровня могуг в качестве примеров иметь силу
(б) Так нам приходится возвратиться к проблеме следующие правила:
обоснования принципа универсализации. Роль, кото­ ( 1. 1) Ни один говорящий не должен противоре­
рую при этом может взять на себя трансцендентально­ чить себе.
прагматический аргумент, состоит теперь в том, что с (1.2) Каждый говорящий, применяющий преди­
его помощью должно быть показано, каким образом кат F к предмету а, должен быть готов применить
функционирующий в качестве аргументативного пра­ предикат F к любому другому предмету, который во
вила принцип обобщения имплицируется предпосылка­ всех релевантных отношениях равен а.
ми аргументации вообще. Это требование удовлетворе­ (1.3) Разные говорящие не должны использовать
но, если можно показать, что: одно и то же выражение, придавая ему различные
- каждый, кто полагается на всеобщие и необходи­ значения.
мые коммуникативные предпосылки аргументирующей

69 Burleson В. R. Оп те Foundation of Rationality Н J. Ат. Forensic


68 Здесь я подвергаю пересмотру прежние утверждения, см.: На­ Ass. 1979. N~ 16. Р. 112 ff.
bermas J., Luhmann N. Theorie der GeselIschaft oder Sozialtechnologie. 70 Alexy R. Eine Theorie des praktischen Diskurses Н Oelтuller W.
F. а. М., 1971. S. 136 ff, а также Apel. 1973. S.424 ff. (Hrsg.). Normenbegriindung, Normendurchsetzung. Paderborn, 1978.
138 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 139

На этом уровне предпосылаются логические и се­ ляет с действиями, ориентированными на достижение


мантические правила, не имеющие этического содер­ взаимопонимания, например, отношения взаимного
жания. В качестве исходной точки для искомого транс­ признания.
цендентально-прагматического аргумента они не при­ Однако непосредственно прибегнуть к основам ар­
годны. гументации, лежащим в сфере теории действия, означа­
С точки зрения процедур, дискуссии представляют­ ло бы сделать второй шаг раньше первого. Разумеется,
ся далее процессами взаимного общения, которые рег­ предпосылки для безоговорочного включения в сорев­
ламентированы таким образом, что пропоненты и оп­ нование за лучшие аргументы релевантны для нашей
поненты могут принять гипотетическую установку и, цели, поскольку последние несовместимы с традицион­
избавившись от давления действий и опыта, подверг­ ными этиками, которым приходится оберегать догмати­
нуть про верке те притязания на значимость, которые зированное ядро основных убеждений от какой бы то
стали проблематичными. На этом уровне лежат прагма­ ни было критики.
тические предпосылки особой формы интеракции, а Наконец, с точки зрения процесса аргументирую­
именно все то, что необходимо для организованных в щая речь предстает в качестве процесса коммуникации,
виде соревнования совместных поисков истины, напри­ который применительно к цели рационально мотиви­
мер признание вменяемости и искренности всех участ­ рованного согласия должен удовлетворять неправдопо­
ников. Сюда относятся также общие правила определе­ добным условиям. В аргументирующей речи вскрыва­
ния компетентности и релевантности для распределе­ ются структуры языковой ситуации, которая обладает
ния аргументативной нагрузки, для упорядочения тем и особым иммунитетом против подавления и неравенст­
докладов и Т. д." Из приводимого Алекси каталога пра­ ва: она предстает как достаточно близкая к идеальным
вил я в качестве примеров назову следующие: условиям форма коммуникации. Поэтому я в свое
(2. 1) Каждый говорящий может говорить только время попытался описать аргументативные предпосыл­
то, во ЧТО он сам верит. ки в виде определений идеальной языковой ситуа­
(2.2) Тот, кто прибегает к высказыванию или ции;" и предлагаемая работа заслуживает своей харак­
норме, не относящимся к предмету дискуссии, дол­ теристики в качестве «очерка» прежде всего потому,
жен привести основание для этого. что в этом месте я не могу приняться за необходимое
Очевидно, что некоторые из этих правил имеют эти­ уточнение, разработку и пересмотр моих тогдашних
ческое содержание. На этом уровне приобретают зна­ исследований. Но мне и ныне кажется правильным на­
чимость предпосылки, которые дискурс вообще разде- мерение реконструировать всеобщие условия симмет­
ричности, которые каждый компетентный субъект речи,
насколько он вообще намерен вступить в ту или иную
71 Поскольку они обладают особой природой и не могут быть
вообще получены из духа соревнования за лучшие аргументы, речь дискуссию, должен предполагать как в достаточной
идет об институциональных мерах, которые относятся к другому
уровню (см. ниже).
72 Haberтas (Fahrenbach). 1973. S. 211 ff.
140 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСГВИЕ 141

мере выполненные. На этом пуги систематического ис­ ле включения абсолютно всех субъектов, способных
следования перформативных противоречий может быть принимать участие в аргументированной дискуссии.
указана предпосылка какого-нибудь «неограниченного Правило (3.2) обеспечивает всем участникам дискуссии
коммуникативного сообщества» - эту идею Апель раз­ равные возможности вносить в нее свой вклад и застав­
вивает вслед за Пирсом и Мидом. Участники дискуссии лять прислушаться к своим аргументам. Правило (3.3)
не могут отказаться от той предпосылки, что структура требует соблюдения таких условий коммуникации, при
их коммуникации на основе формально описуемых которых без какого бы то ни было давления, сколь бы
признаков Исключает любое принуждение, воздейству­ ни было оно угонченным и завуалированным, и потому
ющее на процесс взаимопонимания извне или исходя­ в равной мере было бы соблюдено как право на всеоб­
щее из него самого, за исключением того, которое бы­ щий доступ к дискурсу, так и право на равную возмож­
вает вызвано наилучшими аргументами, и нейтрализует ность участвовать в нем.
тем самым все мотивы, кроме мотива совместных поис­ Если же дело должно идти не только о том, чтобы с
ков истины. Используя проведенный мной анализ, Алек­ помощью дефиниций выделить некую идеальную фор­
си предлагает для этого уровня следующие правила дис­ му коммуникации, которая на деле предопределяла бы
курса.»
все остальное, то следует показать, что, когда мы гово­
(3. 1) Каждый владеющий языком и дееспособ­ рим о правилах коммуникации, речь идет не просто о
ный субъект может принять участие в дискурсе. конвенциях, но о неотъемлемых предпосылках.
(3.2) а. Каждый может ставить под вопрос любое Сами эти предпосылки можно идентифицировать,
утверждение. показав тому, кто оспаривает пока еще только гипоте­
б. Каждый может вводить в дискурс любое ут­ тически предлагаемые реконструкции, как он запугыва­
верждение. ется в перформативных противоречиях. При этом мы
в. Каждый может выражать свои установки, же­ должны апеллировать к интуитивному предпониманию,
лания и потребности.74 располагая которым предположительно и вступает в
(3.3) Никакое принуждение, господствующее вне дискуссию каждый владеющий языком и дееспособный
или внутри дискурса, не должно мешать никому из субъект. Здесь я могу только показать на примере, как
говорящих реализовать свои права, определенные можно было бы провести такой анализ.
в пунктах (3.1) и (3.2). Предложение
Некоторые разъяснения по этому поводу. Правило ( 1) Наконец я на веских основаниях убедил Н,
(3.1) определяет круг потенциальных участников в смыс- что р
может быть понято как сообщение о завершении дис­
73 Alexy (Oelmiiller). 1978. S. 40 ff. курса, в котором говорящий, приведя те или иные ос­
74 Очевидно, что эта предпосыпка не релевантна для теоретиче­ нования, побудил слушателя к тому, чтобы тот принял
ских дискурсов, в которых испытываются только притязания на ас­
связанное с угверждением «р» притязание на значи­
серторическую значимость; тем не менее она относится к прагматиче­
ским предпосыпкам и к аргументации как таковой. мость, то есть счел «р» истинным. Вообще, значение
142 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 143

выражения «убедить» подразумевает, что субъект в которых высказывание пропонента может считаться
силу веских оснований принимает то или иное мнение. обоснованием.
Поэтому предложение Подобным же образом следовало бы указать пер­
(1') Наконец я с помощью лжи убедил Н, что р формативные противоречия и в высказываниях пропо­
кажется парадоксальным; его можно скорректировать в нента, намеревающегосяобосновать предложение:
том смысле, что
(3') После того как мы вывели из дискуссии А, В,
(2) Наконец я с помощью лжи уговорил Н пове­ С ... (то есть заставили их замолчать или навязали
рить (заставил его поверить), что р. им свою интерпретацию), мы смогли, наконец, убе­
Если мы не удовлетворяемся указанием на лексичес­ дить себя в том, что N существует по праву,
кое значение слова «убедить»
, и хотим объяснить , поче- - причем в отношении А, В, С ... должно иметь силу,
му предложение (1 ) содержит в себе семантический что они, во-первых, принадлежат к кругу тех, кого за­
парадокс, который можно устранить предложением (2), тронуло бы утверждение нормы N, и, во-вторых, как
то нам следует исходить из той внутренней связи, кото­ участники дискуссии ни в каком релевантном отноше­
рая существует между выражениями «убедить кого­ нии не отличаются от остальных ее участников. При
либо в чем-либо» и «достичь В чем-либо обоснованного любой попытке обосновать предложение ()') пропо­
согласия». Убеждения в конечном счете покоятся на нент непременно вступал бы в противоречие с ар гумен­
достигнутом в ходе дискурса консенсусе. Но тогда тативными предпосылками, изложенными в пунктах
предложение (1') означает, что Н сформировал свое (3.1)-(3.3).
убеждение в таких условиях, в которых убеждения Конечно, то обстоятельство, что Алекси излагает
формироваться не могут. Ведь эти условия противо­ эти предпосылки в форме правил, может привести к
речат прагматическим предпосылкам аргументации недоразумению, если считать, будто все реально прово­
вообще, в данном случае, правилу (2.1). Что эта пред­ димые дискурсы должны удовлетворять этим правилам.
посылка справедлива не только здесь и теперь но и Очевидно, что во многих случаях дело обстоит иначе, и
неизбежным образом, для любой ДИскуссии, м~жно ~ нам во всех случаях приходится довольствоватьсялишь
дальнейшем показать, обратив внимание пропонента, приблизительным соответствием. Возможно, недоразу­
берущегося отстаивать истинность предложения (1'), на мение в первую очередь связано с двусмысленностью
то, как он запутывается в перформативнампротиворе­ самого слова «правило». Ибо правила дискурса в том
чии. Приводя какое-либо основание в поддержку ис­ смысле, в каком о них говорит Алекси, не являются для
тинности (1') и вступая таким образом в дискуссию, дискурса конститутивными в том же смысле, что и, к
пропонент, кроме прочего, принимает и ту предпосыл­ примеру, правила шахматной игры для реально разыг­
ку, что с помощью лжи он никогда не сможет убедить рываемой шахматной партии. В то время как правила
оппонента, а разве только уговорить его принять что­ шахмат фактически определяют игровую практику,
либо за истину. Но тогда содержание обосновываемого правила дискурса представляют собой лишь форму из­
утверждения противоречит одной из предпосылок, при ложения молчаливо принимаемых и интуитивно созна-
144 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСГВИЕ 145

ваемых прагматических предпосылок особо Отличной циализации, со своей стороны, послушно следуют нор­
речевой практики. Если всерьез сравнивать аргумента­ мативным целевым представлениям, которые мы непро­
цию с практихой игры в шахматы, то эквивалентом извольно заимствуем в интуитивном предпонимании
шахматных правил выступят, скорее всего, те правила, аргументациикак таковой. Это утверждениеможно под­
по которым строятся и обсуждаются отдельные аргу­ вергнуть эмпирической проверке на материале тех пра­
менты. Для того чтобы практическая аргументация вомочий, иммунитетов, регламентов и т.ц., с помощью
быпа безукоризненной, эти правила должны быть со­ которых теоретические дискурсы учреждаются в науч­
блюдены фактически. Правила же (3.1)-(3.3) означа­ ных, а практические, к примеру, в парламентских пред­
ют лишь, что участники дискуссии должны предпола­ приятиях." Если мы хотим избежать «ошибки излиш­
гать приблизительное и достаточное для целей аргу­ ней конкретизацию), нам нужно тщательно отличать
ментации соблюдение указанных условий, независимо правила дискурса от конвенций, которые служат для ин­
от того, имеет ли СИ в какой мере) это предположение ституциализациидискурсов, то есть для того чтобы иде­
в данном случае противоречащий фактам характер или альное содержание аргументативных предпосылок со­
не имеет.
храняло свою значимость в эмпирическихусловиях.
Поскольку дискурсы подвержены пространственно­ Если мы, проведя эти краткие разъяснения и отло­
временным ограничениям и развертываются в контек­ жив на потом более точный анализ, примем правила,
стах общественной жизни; поскольку характеры участ­ предварительно предложенные Алекси, то наряду со
ников дискуссии не интеллигибельны и могут побуж­ слабым, то есть не предопределяющимнаши суждения
даться также иными мотивами, нежели единственно понятием оправдания норм, будем располагать доста­
допустимый мотив совместного поиска истины; по­ точно сильными посылками, для того чтобы вывести
скольку приходится упорядочивать чередование тем и принцип U.
докладов, регламентироватьначало, окончание и возоб­ Если каждый, кто присоединяется К дискуссии, дол­
новление дискуссии, обеспечивать релевантные требо­ жен, кроме прочего, принять предпосылки, содержание
вания и оценивать компетенции, постольку возникает которых может быть представлено в форме правил (3.1)-
потребность в институциональныхмерах, способных (3.3), и если мы также знаем, что значит гипотетически
настолько нейтрализовать неизбежные эмпирические обсуждать, должны ли быть введены в действие те или
ограничения, а также внешние и внутренние воздейст­ иные нормы, то каждый, кто всерьез предпринимает
вия, которых можно избежать, что идеализированные попытку дискурсивно подкрепить притязания на норма­
условия, всегда уже предполагаемые участниками дис­ тивную значимость, интуитивно принимает методичес­
куссии, можно будет соблюсти хотя бы в достаточном кие условия, которые сродни косвенному признанию
приближении. Эти тривиальные проявления необходи­ принципа U. Ведь из приведенных правил дискурса вы-
мости институциапизациидискурсов никоим образом
не противоречат отчасти расходящемуся с фактами со­
75 СМ.: Haberтas J. Die Utopie des guten Herrschers и Кleine РоН­
держанию их предпосылок. Скорее, попытки инстигу- tische Schriften 1 в IV. F. а. М., 1981. S. 318 ff.
146 Ю. ХАБЕРМАС
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСГВИЕ 147

текает, что какая-либо спорная норма лишь тогда - от каких бы то ни было содержательных принци­
может получить одобрение со стороны всех участников пов или основных норм, которые могут служить лишь
практического дискурса, когда U имеет силу, то есть:
предметом моральной аргументации;
- когда прямые и побочные действия, которые - от нормативного содержания предпосылок аргу­
общее следование спорной норме предположительно ментации, которые могут быть представлены в виде
возымеет для удовлетворения интересов каждого от­
правил (например, правил (3.1)-(3.3»;
дельного индивида, могут быть без какого бы то ни
- от принципа D, основоположения этики дискур­
было принуждгния приняты всеми.
са, которое выражает основное представление теории
Если же теперь ясно, как принцип универсализации морали, но не принадлежит к логике аргументации.
может получить обоснование посредством его транс­ Прежние попытки дать обоснование этики дискурса
цендентально-прагматичеекого выведения из аргумен­
страдают тем, что правила аргументации накоротко за­
тативных предпосылок, то саму этику дискурса можно
мыкаются в них на содержания и предпосылки аргумен­
построить на экономном положении D, гласящем,
тации - и смешиваются с «моральными принципами»
- что на значимость могут претендовать только те
как основоположениями философской этики. Принцип
нормы, которые получают (или могли бы получить) D представляет собой целевое утверждение, которое
одобрение со стороны всех заинтересованных лиц как философ старается обосновать в своем качестве теоре­
участников практического дискурса."
тика морали. Намеченная нами программа обоснования
Намеченное обоснование этики дискурса позволяет в качестве, как, наверное, можно теперь сказать, наи­
избежать путаницы при употреблении выражения «мо­ более перспективного пути описывает трансценден­
ральный принцип». Единственным моральным принци­ тально-прагматическое обоснование некоего норматив­
пом оказывается приведенный принцип обобщения, ко­ но-содержательного правила аргументации. Последнее,
торый действует как аргументативное правило и при­ разумеется, избирательно, но имеет формальный харак­
надлежит к логике практического дискурса. Принцип
тер; оно совместимо не со всеми содержательными мо­
U следует тщательно отличать: ральными и правовыми принципами, но, как правило

аргументации, не предполагает никакого содержатель­


76 Несколько иная формулировка того же самого положения име­ ного урегулирования. Все содержания, каких бы фунда­
ется у Камбартеля: КатЬаггеl F. Mora1isches Argumentieren 11 Praktis-
ментальных норм действий они ни касались, должны
che Phi1osophie und konstruktive Wissenschaftstheorie. F. а. М., 1974.
S. 54 ff. Камбартель называет обоснованными те нормы, для которых попасть в зависимость от реальных (или предпринятых
можно получить одобрение со стороны всех, кого они касаются, в в качестве замены, проведенных в целях защиты) дис­
некоем «рациональном диалоге». Для обоснования необходим «раци­ курсов. Теоретик морали может участвовать в них как
ональный диалог (или проект такого диалога), ведущий к одобрению
заинтересованное лицо, а в случае надобности - как
всеми участниками того обстоятельства, что обсуждаемая ориентация
может получить одобрение со стороны всех заинтересованных лиц в знаток дела, но он не может вести эти дискурсы под
вымышленной ради нее и лишенной искажений коммуникативной си­ свою диктовку. Теория морали, которая, подобно тому,
туации» (68). как это делает, например, теория справедливости Ролза,
148 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСГВИЕ 149

простирается и в содержательные области, должна рас­ прагматику далеко идущее притязание на окончатель­
сматриваться как некий вклад в тот дискурс, который ное обоснование, так как последнее (что подчеркивает,
развертывается между гражданами государства. к примеру, Кульманн) должно послужить абсолютно
(в) Камбартель охарактеризовал трансценденталь­ надежным, избавленным от фаллибизма всякого опыт­
но-прагматическое обоснование этики дискурса как ного познания базисом абсолютно достоверного зна­
такой образ действий, при котором пропонент пытает­ ния: «В чем невозможно осмысленно - не противоре­
ся уличить оппонента, «задающего вопрос об обоснова­ ча самому себе - сомневаться, поскольку это предпо­
нии разумного принципа, выраженного в аргументатив­ лагается при осмысленной аргументации, и что по тем
ной форме, в том, что он, если правильно понять цель, же причинам невозможно осмысленно - не допуская
которую преследует его вопрошание, сам уже стал на petitio principii - обосновать, так это надежный, абсо­
почву этого самого принципа».?? Спрашивается, на лютно неколебимый базис. Как участники аргумента­
какой статус может притязать этот способ обоснования? ции, мы в силу необходимости всегда уже приемлем
Одна из сторон вовсе отказывается говорить об обос­ при надлежащие к этим предпосылкам высказывания и
новании, поскольку (как подчеркивает Г. Ф. Гетманн) правила и оказываемся не в состоянии, усомнившись в
признание чего-либо предполагаемого, в отличие от них, проникнуть глубже, все равно, для того ли, чтобы
признания чего-либо обоснованного, всегда гипотетич­ оспорить их значимость, или чтобы подвести под их
но, всегда зависит от предварительно одобренного це­ значимость основания»." На это следует сказать, что
леполагания. В противоположность этому сторонники тип аргументов, охарактеризованный Х. Ленком как ре­
трансцендентальной прагматики указывают, что необ­ годен лишь на то, чтобы продемонстри­
titio tollendi,*
ходимость признать действенным пропозициональное ровать неустранимый характер определенных условий
содержание неотъемлемых предпосылок тем менее ги­ или правил; с их помощью можно только указать оппо­
потетично, чем более всеобщими являются дискурсы и ненту, что в перформативном отношении он пользуется
соответствующие компетенции, к которым применяет­ тем, от чего в дальнейшем следует отказаться.
ся метод анализа предпосылок. С «целью» аргумента­ Указанием на перформативные противоречия мож­
ции как таковой мы не можем обращаться столь же но установить те правила, без которых не может на­
произвольно, что и С условными целями того или иного чаться аргументативная игра: если мы вообще намере­
действия; эта цель таким образом сплетена с интер­ ны рассуждать аргументированно, то им нет никакой
субъективной жизненной формой владеющих языком и альтернативы. Тем самым доказывается безальтерна­
дееспособных субъектов, что по своей собственной тивность этих правил для практики аргументации, при
воле мы не можем ни поставить ее, ни обойти. Другая том что сама она не получает обоснования. Разумеется,
сторона опять-таки возлагает на трансцендентальную ведь эти правила уже должны быть признаны участни-

77 Kambartel F. Wie ist praktische Philosophie konstruktiv mog- 78 КuЫтаnn. 1981. S.57.
lich? 11 Kambartel. 1974. S. 11. * Предвосхищение отрицания (лат.).
150 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 151

ками дискурса В качестве разумного факта лишь в силу притязания на окончательность обоснования, объясня­
того, что они сами усердно занимаются аргументирова­ ется, по моему мнению, непоследовательным возвраще­

нием. Но трансцендентальная дедукция в том смысле, в нием к фигурам мысли, которые он сам обесценил, энер­
каком понимал ее Кант, не может быть произведена гичным усилием сменив парадигму философии сознания
такими аргументативными средствами. В Отношении на парадигму философии языка. В интересной статье об
предпринятого Апелем трансцендентально-прагмати­ априорных чертах коммуникативного сообщества он не
ческого исследования предпосылок аргументации спра­ случайно вспоминает о Фихте, которому посредством
ведливо то же, что и для трансцендентально-семанти­ «вдумчивого осуществления и воспроизведения» хоте­

ческого исследования предпосылок суждений опыта, лось мало-помалу «растворить факты разума в его голой
проведенного Стросоном: «Система понятий, лежащая фактичности»." Хотя Апель говорит об «остаточном
в основе нашего опыта, своей необходимостью обязана метафизическом догматизме» Фихте, он ставит, если я
отсутствию альтернатив. Это доказывается тем, что правильно его понимаю, трансцендентально-прагмати­
любая _попытка разработать альтернативную систему ческое притязание на окончательное обоснование как
понятии терпит неудачу в силу того, что активно ис­ раз на почву той идентификации истинности высказыва­
пользует Структурные элементы той конкурирующей ний и достоверности переживаний, которая может быть
системы, которую она хочет сменить ... до тех пор, предпринята только при рефлексивном воспроизведе­
пока метод Стросона таким образом направляется на нии действия, которое перед тем было совершено инту­
внутрипонятийные импликативные отношения, не пред­ итивно, то есть только в контексте философии созна­
ставл_яется И возможн~сти для априорного оправдания ния. Коль скоро мы находимся на аналитическом уровне
некои системы понятии, поскольку остается принципи­
ально открытым вопрос, не переменят ли однажды по­ 81 Аре/. 1973, Bd 2. S. 419: «Наш путь почти всегда таков, что мы
знающие субъекты свой способ мышления о мире».> а) что-то совершаем, несомненно, руководимые в этом свершении
Шенрих с вызовом обращается против чрезмерной на­ непосредственно деятельным в нас принципом разума. - То, что мы
груженности этой слабой формы трансцендентальногп в этом случае, собственно, собой представляем, на высочайшей вер­
шине самих себя, и в чем мы растворяемся, это все же еще лишь
анализа, замечая: «Таким образом, хитростью получен­ фактичность, - и ЧТО мы вслед за тем б) сами изучаем и открываем
ное от скептика признание определенных понятийных тот закон, который и руководил нами механически в этом первом
отношений импликации может притязать не более чем свершении, то есть то, что раньше усматривалось непосредственно,

усматриваем ныне опосрецованно, из принципа и основания его


на квазиэмпирическую значимостъ».»
бытия таким, каково оно есть, то есть постигаем его в генезисе его
То обстоятельство, что Апель тем не менее упрямо определений. Таким образом мы от фактических частей полнимаемся
придерживается трансцендентально-прагматического к генетическим; каковое генетическое все же, в каком-то другом от­

ношении, опять-таки может быть фактическим, и мы поэтому будем


вынуждены опять подняться к тому, что является генетическим по

79 Sсhбnгiсh G. Kategorien und transzendentale Argumentation. отношению к этой фактичности, пока не придем к абсолютному ге­
F. а. М., 1981. S. 196 п. незису, к генезису наукоучения» (Fichte J. G. Werke (Medicus). Leip-
80 lbid. S. 200. zig, 1910 etc., Bd IV. S.206).
152 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 153

языковой прагматики, такая идентификация для нас не­ that»,* представляет собой гипотетическую реконструк­
возможна. Это становится ясным, если мы очерченным цию, которая может лишь более или менее корректно
выше образом отличим друг от друга этапы обоснования передавать содержание интуиций; поэтому оно нужда­
и приведем их по отдельности, один за другим. Пред­ ется в майевтическом подтверждении. А утверждение,
ставленное в виде программы обоснование этики дис­ что для данной предпосылки не существует никакой
курса требует, стало быть: альтернативы, что она принадлежит, скорее, к слою не­
(1) указания обобщающего принципа, выполняюще­ отъемлемых, то есть всеобщих и необходимых предпо­
го функцию аргументативного правила; сылок, имеет статус допущения; подобно гипотетичес­
(2) установления неотъемлемых и нормативно-со­ кой формулировке закона оно подлежит про верке на
держательных прагматических предпосылок аргумента­ материале отдельных случаев. Конечно, интуитивное
ции вообще;
знание правил, которое владеющие языком и дееспо­
(3) развернутого изложения этого нормативного со­ собные субъекты используют, для того чтобы вообще
держания, например, в виде перечня правил дискурса; и принимать участие в дискуссиях, в известном смысле
(4) демонстрации того обстоятельства, что в связи с не подвержено ошибкам, но ошибочной вполне может
идеей оправдания норм между (3) и (1) имеет место оказаться наша реконструкция этого дотеоретического
отношение материальной импликации. знания и то притязание на значимость, которое мы с
Шаг анализа, указанный в пункте (2), путеводной ним связываем. Уверенность, с которой мы применяем
нитью которого является поиск перформативных про­ на практике наше знание правил, не переходит на ис­
тиворечий, опирается на майевтический образ дейст­ тинность реконструктивных предложений для гипоте­
вий, который служит тому, чтобы: тических всеобщих предпосылок, ибо эти предложения
(2а) обратить внимание скептика, приводящего то мы не можем выставить на обсуждение каким-либо
или иное возражение, на интуитивно сознаваемые пред­ иным образом, нежели тем, каким логик или лингвист
посылки;
представляют на суд свои теоретические описания.
(2б) придать этому дотееретическому знанию экс­ Впрочем, не будет особого вреда, если мы не станем
плицитную форму так, чтобы скептик смог узнать в приписывать трансцендентально-прагматическому обо­
этом описании свои интуиции; и
снованию характер окончательного обоснования. Тогда
(2в) про верить выдвинутый пропонентом тезис о этика дискурса впишется, скорее, в круг тех рекон­
безальтернативности эксплицированных предпосылок, структивных дисциплин, которые занимаются осно­
используя для этого противоположные примеры. ваниями познания, языка и действия. Если мы уже не
Шаги анализа (б) и (в) несомненно заключают в стремимся более к фундаментализму традиционной
себе гипотетические элементы. Описание, в котором трансцендентальной философии, то получаем новые
некое «know how» * должно быть переведено в «know возможности, чтобы про верить в деле этику дискурса.

* Знаю, как (а/JZЛ.).


* Знаю, что (англ.).
154 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСГВИЕ 155

Конкурируя с другими этиками, она может быть пуще­ 8. Мораль и нравственность


на в ход для описания эмпирически обнаруживаемых
моральных и правовых представлений, она может
Спор между когнитивистом и скептиком, конечно,
еще не улажен на уровне определений. Последний оста­
встраиваться в теории развития морального и правово­
ется недоволен отказом от притязаний на окончательное
го сознания как на уровне социокультурного развития,
так и на уровне онтогенеза, и таким образом становить­
обоснование и перспективой поиска косвенных под­
ся доступной для косвенной проверки. тверждений теории дискурса. Он может прежде всего
усомниться в действенности трансцендентально- прагма­
Нам нет нужды держаться притязаний этики на
окончательность обоснования также и при учете ее тического выведения морального принципа (а). И даже
предполагаемой релевантности в сфере жизненного если бы ему пришлось согласиться, что таким путем
мира. Повседневные моральные интуиции не нуждают­ можно обосновать этику дискурса, он еще не истратил
ся в том, чтобы их объяснял философ. В этом случае бы всего своего пороха. Скептик может, во-вторых, при­
понима~ие философией самой себя в качестве терапев­ мкнуть К возродившемуся по политическим мотивам
строю неоаристотеликов и неогегельянцев, указываю­
тическои меры, как оно бьшо введено Виттгенштейном
представляется мне как нигде на своем месте. Философ­ щих на то, что введением этики дискурса мы немногого

ская этика выполняет просветительскую функцию разве достигаем в отношении подлинных интересов философ­
что в отношении той путаницы, которую она сама про­ ской этики, поскольку она предлагает нам в лучшем слу­
извела в с~знании образованного человека, - то есть чае пустые формализмы, которые могут даже привести к
лишь в vтои мере, в какой ценностный скептицизм и роковым практическим последствиям (б). Эти два «по­
правовои позитивизм утвердились в качестве повсемест­ следних» возражения скептика я хотел бы рассмотреть
но исповедуемых идеологий и через систему образования лишь настолько, насколько это необходимо, для того
внедрились в обьщенное сознание. Тот и другой с по­ чтобы прояснить основания этики дискурса, лежащие в
мощью неверных толкований блокируют естественным сфере теории действия. Из-за внедрения морали в сферу
образом приобретаемые в процессе социализации ин­ нравственности ограничениям подлежит и этика дис­

туиции и при чрезвычайных обстоятельствах могут курса - не таким, впрочем, ограничениям, которые

способствовать тому, чтобы охваченные образователь­ могли бы обесценить ее критическую функцию и укре­
ным скептицизмом академические слои оказались мо­ пить скептика в его роли контрпросветителя.

рально раэоружены.ч (а) То обстоятельство, что трансцендентально-праг­


матическая стратегия обоснования делается зависимой

82 Иначе дело обстоит с политической релевантностью этики дис­


курса. н~сколько она затрагивает морально-практические основания то есть не за счет непосредственных предписаний, а косвенным
правовои системы, и вообще, политическое отграничение частной об­ путем, через критическую общественную теорию, плодотворную в ис­
ла,:ти морали. в этом отиошении, а именно лля руководства практи­ толковании различных ситуаций, теорию, в которую она встраивает­
кои эмансипации, этика дискурса может при обрести значение при ся, например, для различения между особыми интересами и теми, что
ориентировке направленности действий. И конечно, не как этика, допускают обобщение.
156 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММYIIИКАТИВНОЕДЕЙСТВИЕ 157

от возражений скептика, содержит в себе не одну лишь своем перформативном праве: он молча и с внушитель­
выгоду. Такие аргументы производят впечатление толь­ ным видом продолжал бы отстаивать свою позицию.
ко на того оппонента, который вообще удостаивает На этой стадии дискуссии (если ее еще можно счи­
своего противника чести вступить с ним в дискуссию. тать таковой) соображение относительно того, что
Скептик, который заранее видит, что неминуемо будет своим поведением скептик отрекается от своего член­
пойман на перформативных противоречиях, с самого ства в сообществе людей, ведущих аргументированные
начала станет отклонять навязываемую ему игру в «кто дискуссии, помогло бы не в меньшей, но и не в боль­
кого перехитрит» и откажется вступать в какую бы то шей степени. Отказываясь вступать в дискуссию, он не
ни было дискуссию. Последовательный скептик лиша­ может, к примеру, даже косвенно отрицать, что вклю­
ет трансцендентального прагматика почвы для его аргу­ чен в ту или иную социокультурную форму жизни,
ментов. Так, например, он может в отношении собст­ вырос среди взаимосвязей коммуникативного действия
венной культуры вести себя как этнолог, который в не­ и воспроизводит в них свою жизнь. Одним словом, он
доумении присутствует при философской дискуссии может отрицать мораль, но не нравственность, прису­
как при непонятном ему ритуале некоего достоприме­ щую тем жизненным отношениям, в которых он прово­
чательного людского племени. Этот привитый Ницше дит, так сказать, дни напролет. В противном случае ему
взгляд ныне вновь оказался в чести благодаря Фуко. пришлось бы искать убежища в самоубийстве или в
Состояние дискуссии изменяется в одночасье: развивая какой-нибудь тяжелой душевной болезни. Иными сло­
дальше свои соображения, котнитивист сможет теперь вами, он не может вырваться из повседневной комму­
только говорить о скептике, но не говорить со скепти­ никативной практики, в которой вынужден непрерывно
ком. Как правило, он будет вынужден капитулировать занимать позицию приятия или неприятия; насколько
и сознаться, что против скептика, когда тот выходит из скептик вообще остается в живых, ту робинзонаду, в
борьбы, бессильны любые средства; он скажет, что го­ которой он мог бы, сохраняя молчание и внушитель­
товность вступить в дискуссию, и вообще, готовность ный вид, продемонстрировать свой отказ от коммуни­
отдать себе отчет в СВОИХ действиях должна предпола­ кативного действия, нельзя себе представить даже как
гаться на деле, если мы не хотим, чтобы тема мораль­ развертывающуюся в его воображении попытку.
ной теории утратила свой смысл. Должна существовать Однако, как мы уже видели, субъекты коммуника­
некая остаточная способность принимать решения, ко­ тивного действия, рассуждая друг с другом о чем-либо
торую нельзя обработать с помощью аргументации - в происходящем в мире, должны ориентироваться на
этом месте волевой момент проявлялся бы по праву. притязания на значимость, в том числе и на притязания
Между тем мне кажется, что теоретик морали не на ассерторическую и нормативную значимость. Поэто­
имеет права успокаиваться на этом. Скептик, который му не существует ни одной социокультурной жиз­
одним своим поведением мог бы вырвать у него из рук ненной формы, которая не нацеливалась бы, по край­
его собственную тему, хотя и не сохранял бы за собой ней мере косвенным образом, на продолжение комму­
последнего слова, все же оставался бы, так сказать, в никативного действия с помощью аргументативных
158 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 159

средств - сколь бы рудиментарны ни были формы ар­ ствий, а также ресурсы для достижения целей как некие
гументации и сколь бы мало ни были институциализо­ блага. Примечательно, однако, что телеологическое по­
ваны процессы достижения взаимопонимания. Коль нимание действия недостаточно, для того чтобы обо­
скоро мы рассматриваем дискуссию как особым обра­ сновать понятие права на такие «необходимые блага»
зом регламентированную форму межличностного обще­ тем же трансцендентально-прагматическим способом,
ния, мы можем определить ее как рефлексивную форму что и сами эти блага.ч Если за основу взять понятие
действия, ориентированного на достижение взаимопо­ коммуникативного действия, то, следуя тому же самому
нимания. Те прагматические предпосылки, которые мы методу, можно выработать понятие рациональности,
раскрыли на уровне процедур, дискуссии заимствуют достаточно сильное, для того чтобы довести трансцен­
из предпосылок ориентированного таким образом дей­ дентально-прагматическую дедукцию морального прин­
ствия. Отношения взаимности, на которых основано ципа до самих базисных значимостей ориентированно­
признание друг друга вменяемыми субъектами, уже го на взаимопонимание действия.ч Здесь мне придется
встроены в то действие, в котором обретается корень пока оставить все как есть.«
дискуссии. Поэтому отказ от аргументированной дис­
куссии, предпринятый радикальным скептиком, оказы­ 84 Это показано у А. Макинтайра (\981. Р.64 ff): «Гевирт гово­
вается пустым демаршем. Даже тот, кто последователен рит, что всякий, кто считает, что предпосылки выполнения им како­

в своем отказе от дискуссии, не может выйти из по­ го-либо рационального действия по необходимости являются благом,
должен, следуя логике, считать также, что у него есть право на эти
вседневной коммуникативной практики; он остается во
блага. Но совершенно ясно, что введение поиятия права требует оп­
власти ее предпосылок, а последние, в свою очередь, равдания как в силу того, что в данном месте это понятие с?вершенно
по крайней мере отчасти тождественны предпосылкам ново для Гевирта, так и в силу особого характера, своиственного
аргументативной дискуссии вообще. понятию права. Прежде всего ясно, что заявление о том, что у меня
есть право на какое-либо действие ил.и какую-либо вещь, относится
Конечно, нужно было бы более детально рассмот­
к совершенно иному типу утверждении, чем заявление о том, что мне
реть, какие нормативные содержания может вскрыть что-то нужно, что я чего-то хочу или получу от чего-либо пользу. Из
анализ предпосылок ориентированного на взаимопо­ первого - если принимать во внимание только это соображение -
нимание действия. Пример такого анализа предлагает следует, что другие не должны препягствовать моим попыткам сде­
лать что-либо или обладать чем бы то ни было, независимО от того,
А. Гевирт, попытавшийся вывести основные этические
во благо это мне или нет. Из второго это не следует. И при этом нет
нормы из структур и всеобщих прагматических предпо­ разницы, о каком именно роде блага или пользы идет,Речь».
сылок целенаправленного действия.ч Он применяет пре­ 85 Habermas. 1981. Bd 1. Кар. 1, Ш. См. также: Whlte St. К. Оп the
суппозициональный анализ к понятию способности Normative Structure of Action 11 The Review of Politics. 1982. N 44.
Р. 282 ff.
спонтанного и целенаправленного действия, чтобы по­ 86 Впрочем. Р. С. Питерс пропагандирует такую аналитическую
казать, что всякий рационально действующий субъект стратегию в другой связи: «Сказать ... что люди должны больше пола­
должен рассматривать игровое пространство своих дей- гаться на свой разум, что им следует больше заниматься оправданием,
получаемым из первых рук, означает утверждать, что они система­
тически не справляются с работой, которая на них уже воз~ожена.
83 Gewirth А. Reason and Morality. Chjcago, 1978. Не следует совершать некую разновидность натуралистическои ошиб-
160 Ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 161

Если заменить понятие целенаправленного действия отказаться от концептуальных аргументов и удовлетво­


более широким понятием действия, ориентированного риться одним эмпирическим указанием, которое может
на достижение взаимопонимания, и положить его в ос­ убедить противную сторону в том, что коммуникативно­
нову трансцендентально-прагматического анализа, то му действию присуще центральное значение. Возмож­
на горизонте, конечно же, еще раз появится скептик, с ность выбирать между коммуникативным и стратегиче­
вопросом о том, не предопределит ли это выделение ским действием абстрактна в силу того, что она дана
нормативно-содержательного понятия социального только в случайной перспективе отдельного актора. В пер­
действия морально-теоретическую цель всего исследо­ спективе жизненного мира, которому так или иначе
вания.ч Если исходить из того, что действия, нацелен­ принадлежит актор, эти два способа действия не нахо­
ные на взаимопонимание, и действия, ориентированные дятся в свободном доступе. Ведь символические струк­
на достижение успеха, разделены строгой дизъюнк­ туры всякого жизненного мира воспроизводят себя в
цией, то как раз возможность перехода от коммуника­ формах культурной традиции, социальной интеграции и
тивного действия к стратегическому предоставляет социализации, а эти процессы, как я показал в другом
скептику новый шанс. Теперь он мог бы упорствовать месте." могут быть осуществлены только через ~ocpeд­
не только в своем отказе от аргументации, но и в отка­ ство ориентированного на взаимопонимание деиствия.
зе осуществлять коммуникативные действия, и таким В выполнении упомянутых функций этому посредниче­
образом постараться во второй раз лишить почвы ана­ ству нет никакой равносильной замены. Поэтому и для
лиз предпосылок, обращенный теперь не на дискурс, а отдельных индивидов, которые могут обрести и утвер­
на действие. дить свою тождественность не иначе как через усвоение
Чтобы возразить на это, нужно суметь показать, что традиций, через принадлежность к социальным группам
взаимосвязи коммуникативного действия образуют и через свое участие в социализующих интеракциях,
некий взаимозаменимый порядок. В этом месте я хочу выбор между коммуникативным и стратегическим обра­
зом действий открыт только в абстрактном смысле, то
есть от случая к случаю. Они не располагают возмож­
ки, основывая требования, предъявляемые к образу жизни, на тех
ностью надолго выпадать из контекстов ориентирован­
чертах человеческой жизни, которые делают ее собственно челове­
ческой. Ибо это было бы повторением ошибок, присущих древнегре­ ного на взаимопонимание действия. Такое выпадение
ческой доктрине действия. Скорее следует сказать, что человеческая означало бы уход в монадическую обособленность стра­
жизнь уже свидетельствует в пользу требований разума. Без некого­ тегического действия - или же в шизофрению и само­
рого одобрения людьми таких требований их жизнь стала бы неин­
убийство. Практикуемое в течение длительного време­
теллигибельна. Но, принимая эти требования, они ведут себя таким
образом, который не годится, для того чтобы им удовлетворить. За­ ни оно обладает саморазрушительной силой.
бота об истине вписана в жизнь человека». Peters R. S. Еduсаtiоп and , (б) Если бы скептик последовал за продолжающей­
the education of teachers. London, 1977. Р. 104 ff. ся уже без его участия дискуссией и осознал бы, что
87 Очень остро ставит этот вопрос Т. А. Маккарти; см.: Оеlтйllег
W. (Hrsg.). TranszendentaJphiJosophische Normenbegrundungen. 1979.
S. 134 ff. 88 Habermas. 1981. Bd 2. S. 212 ff.

6 ю. Хабермас
162 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 163

демонстративный отказ от аргументации и ориентиро­ лить те аспекты, в которых обвинение в формализме


ванного на взаимопонимание действия приводит его к заслуживает обсуждения.
некоему экзистенциальному тупику, возможно, он в I.Основоположение этики дискурса соотносится с
конце концов был бы готов принять предложенное некоей процедурой, а именно с дискурсивным под­
обоснование морального принципа и согласиться с креплением притязаний на нормативную значимость;
приведенным основоположением этики дискурса. Ко­ и постольку этика дискурса по праву может быть на­
нечно, он делает это лишь затем, чтобы исчерпать те звана формальной. Она не предлагает никаких содер­
возможности аргументации, которые у него еще оста­ жательных ориентиров, но только процедуру: процеду­
лись: ОН ставит под сомнение сам смысл такой форма­
у ру практического дискурса. Последний, разумеется,
листскои этики. Укорененность аргументативной прак­ предназначен не для продуцирования оправданных
тики во взаимосвязях коммуникативного действия, пог­ норм, а для проверки действенности предложенных и
руженного в жизненный мир, и без того напомнили ему гипотетически взвешенных норм. Содержание практи­
гегелевскую критику в адрес Канта; теперь скептик на­ ческих дискурсов должно быть при внесено в них
правит ее против когнитивиста. извне. Намерение осуществить тот или иной практи­
В формулировке А. Веллмера это возражение гла­ ческий дискурс обессмыслилось бы, если бы не гори­
сит, «что это только кажется, что с идеей ,,дискурса, зонт жизненного мира, окружающего определенную
свободного от отношений господства" мы обрели объ­ социальную группу, и если бы не конфликты, связан­
ективный масштаб, которым могли бы "измерять" прак­ ные с действиями в определенной ситуации, в которой
тическую рациональность, свойственную тем или иным их участники считают своей задачей урегулирование
индивидам или обществам. В действительности было какого-либо спорного общественного дела на основе
бы самообманом полагать, что мы можем эмансипиро­ консенсуса. Конкретная исходная ситуация с наруше­
ваться от будто бы нормативно нагруженной фактич­ нием согласия в отношении норм, с которой как со
ности нашей исторической ситуации вместе с трансли­ своим антецедентом так или иначе соотносятся прак­
руемыми в ней традиционными нормами и критериями тические дискурсы, определяет те предметы и пробле­
рациональности, чтобы, так сказать, "со стороны" пос­ мы, которые «предстоит» обговорить. Тем самым, эта
тичь и историю в целом, и наше положение в ней. По­ процедура формальна не в смысле абстрагирования от
пытка, осуществленная в этом направлении, могла бы содержаний. В своей открытости дискурс отличается
окончиться только теоретическим произволом и прак­ как раз тем, что условные содержания «привносятся»
тическим террором».» Мне нет надобности повторять В него. Конечно, эти содержания обрабатываются в
те контрарryменты, которые Веллмер развивает в своей дискурсе таким образом, что частные оценочные точ­
блестящей статье; но я хочу, по крайней мере, перечис- ки зрения отпадают в итоге как не способствующие
достижению консенсуса; не эта ли избирательность и
делает обсуждаемую процедуру непригодной для раз­
89 Wellmer А. Praktische Philosophie und Theorie der Gesellschaft.
Konstanz, 1979. S.40 ff. решения практических вопросов?
164 ю. ХАБЕРМАС
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 165

11. Если мы определяем практические вопросы как способа, который в этике дискурса применяется для
вопросы «добропорядочной жизни», которые относятся обоснования норм, некая преувеличенная и даже опас­
к целому той или иной частной формы жизни или к
ная в своих практических последствиях идея. С осново­
целому той или иной индивидуальной жизненной исто­ положением этики дискурса дело обстоит так же, как и
рии, то этический формализм действительно бросается с прочими принципами: оно не может урегулировать
в глаза: принцип универсализации действует подобно проблемы, связанные с его собственным применением.
ножу, одним взмахом отделяющему «благое» от «спра­ Применение правил требует практического умения, ко­
ведливого», оценочные высказывания от строго норма­
торое предшествует истолкованному с точки зрения
тивных. Хотя культурные ценности и содержат притя­ этики дискурса практическому разуму, и во всяком слу­
зание на интерсубъективную значимость, но настолько чае, не подчиняется, в свою очередь, правилам дискур­
сплетены с тотальностью той или иной особой жизнен­ са. Но тогда основоположение этики дискурса может
ной формы, что не могут с самого начала претендовать обрести действенность только с учетом той способно­
на нормативную значимость в строгом смысле слова;
сти, которая привязывает его к локальным договорен­
они являются разве что кандидатами на то, чтобы по­
ностям исходной герменевтической ситуации и ограни­
лучить воплощение в нормах, которые должны способ­
чивает его провинциальностью определенного истори­
ствовать осуществлению всеобщего интереса.
ческого горизонта.
Тогда участники дискурса могут лишь в той степени С этим нельзя спорить, если рассматривать пробле­
дистанцироваться от норм и нормативных систем, выде­
мы применения правил с позиции третьего лица. И все
ляемых из целокупиости общественных жизненных вза­ же рефлексивная точка зрения герменевтика не обесце­
имосвязей, насколько это необходимо, для того чтобы нивает трансцендирующие все локальные договорен­
принять по отношению к ним гипотетическую установ­
ности притязания дискурсивного принципа; ведь участ­
ку. Объединенные в некое сообщество индивиды не ник дискуссии не может избавиться от него до тех пор,
могут избрать гипотетическую установку в отношении пока он, находясь в перформативной установке, всерь­
той жизненной формы или жизненной истории, в кото­ ез принимает смысл СВОйственной нормам значимости
рой сформировал ась их собственная самотождествен­ долженствования и не объективирует нормы в качестве
ность. Все это требует более точно определить область социальных фактов, в качестве всего лишь чего-то, что
применения леонтологической этики: она распростра­
имеет место в мире. Трансцендирующая сила ФРОН­
няется только на практические вопросы, которые мож­
тально понимаемого притязания на значимость облада­
но обсуждать рационально, то есть в перспективе дости­ ет также эмпирической действенностью и не может
жения консенсуса. Она имеет дело не с приоритетом тех быть превзойдена рефлексивными усмотрениями гер­
или иных ценностей, а с присущей нормам действия зна­ меневтика. История оформления основных прав в со­
чимостью долженствования.
временных конституционных государствах поставляет
111. В дальнейшем остается, однако, сомнение гер­ уйму примеров тому, что те или иные случаи примене­
меневтического характера: не лежит ли в основе того
ния принципов, когда они только-только получили
166 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 167

признание, никоим образом не подвержены ситуатив­ могут быть изолированы друг от друга, то в силу сопря­
ным колебаниям, а принимают некий направленный женности с менее строгими формами аргументации
ход. Универсальное содержание этих норм в зеркале также и более строгие притязания практического дис­
изменившихся интересов само предоставляет заинтере­ курса (равно как и теоретического и экспликативного)
сованным лицам возможность осознать частный и изби­ оказываются отягощены залогом, проистекающим из
рательный характер применения правил. То или иное обусловленностиразума той или иной общественно-ис­
применение может исказить смысл самих норм; к тому торической ситуацией.
же, в аппликативном измерении, предполагающем на­ Во-вторых, практические дискурсы не могут быть
личие определенного умения, мы можем действовать в избавлены от давления общественных конфликтов в
большей или меньшей степени скованно. В этом изме­ той же мере, что и теоретические и экспликативные.
рении ВОЗможны процессы обученияз» Они в большей степени «нагружены действием», по­
IV. В действительности практические дискурсы под­ скольку спорные нормы нарушают равновесие в отно­
лежат тем ограничениям, о которых следует вспомнить шениях интерсубъективного признания. Даже когда
в связи с фундаменталистским само осознанием. Эти ог­ спор вокруг норм ведется дискурсивными средствами,
раничения со всей необходимой ясностью разработаны он остается укорененным в «борьбе за признание».
Веллмером в его еще не опубликованной работе о «Ра­ В-третьих, практические дискурсы, как и все дру­
зуме и пределах рационального дискурса». гие виды аргументации, можно уподобить островкам,
Во-первых, практические дискурсы, в которых до­ которым грозит затопление в море практики, где спо­
лжна получить свое выражение и адекватность интер­ соб улаживать возникающие по ходу действия конф­
претации потребностей, сохраняют внутреннюю взаи­ ликты, ориентируясь на образец консенсуса, вовсе не
моvсвязь, с одной стороны, с эстетической, а с дру­ является доминирующим.Средства достижения взаимо­
гои - с терапевтической критикой; а обе эти формы понимания снова и снова вытесняются инструментами
аргументации не разделяют посылку строгих дискур­ насилия. Поэтому действие, ориентированное по эти­
сов, согласно которой всегда следует в принципе ческим принципам, должно сообразоватьсяс императи­
стремиться к достижению рационально мотивирован­ вами, преследующими стратегические цели. Проблема
ного согласия, причем «в принципе» подразумевает этики, основанной на принципе ответственности,кото­
здесь идеальное условие: только если бы дискуссию рый принимает в расчет временн6е измерение, в своих
можно было проводить достаточно открыто и продол­ основоположениях тривиальна, поскольку из самой
жать достаточно долго. Если же различные формы ар­ этики дискурса можно извлечь характерную для этики
гументации образуют, в конце концов, систему и не ответственноститочку зрения в отношении ориентиро­
ванной на будущее оценки побочных результатов кол­
лективного действия. С другой стороны, из этой про­
90 Здесь я ссылаюсь на развитую Тугендхатом концепцию «нор­
мативного обучения», изложенную в: Frankenberg G., Rбdеl U. Уоп блемы вытекают вопросы политической этики, которая
der Volkssouveranitat zum Minderheitenschutz. F. а. М., 1981. имеет дело с апориями, присущими практике, руковод-
168 Ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 169

ствующейся целями эмансипации, и должна поднимать ся то есть освобождается от рутины повседневного


те самые темы, которые некогда были подняты в рево­ во~nриятия и условностей повседневного действия. Ре­
люционной теории Маркса. комендуется поэтому смотреть на отношение между
В такого рода ограничениях, которым неизменно моралью и, нравственностью как на часть более слож­
подлежат практические дискурсы, заявляет о себе власть ной взаимосвязи.
истории, препятствующая трансцендирующим притяза­ Кроме прочего, Макс Вебер охарактеризовал запад­
ниям и интересам разума. Скептик, конечно же, скло­ ный рационализм ссылкой на то, что в Европе форми­
нен драматизировать наличие этих пределов. Ядро про­ руются экспертные культуры, перерабатывающие куль­
блемы состоит попросту в том, что моральные сужде­ турное предание в рефлексивной установке и при этом
ния, которые на лишенные контекста вопросы дают изолирующие одну от другой ее в узком смысле когни­
лишенные мотивировки ответы, требуют некоего вы­ тивную, эстетически-выразительную и морально-прак­
равнивания. Нужно только прояснить для себя ту рабо­ тическую составляющие. Они специализируются либо в
ту абстракции, которой универсалистские концепции вопросах истины, либо в вопро~ах вкуса, л~бо в вопро­
морали обязаны своим превосходством над всеми кон­ сах справедливости. Ввиду этои внутреннеи дифферен­
венциональными концепциями, и тогда старая пробле­ циации так называемых «ценностных сфер» - научно­
ма отношения между моралью и нравственностью пред­ го производства, искусства и критики, права и мора­
станет достаточно тривиальной. ли - на культурном уровне по отдельности выступают
для участника дискурса, занятого проверкой гипо­ те элементы, которые в жизненном мире образуют
тез, блекнет актуальность взаимосвязей опыта, прово­ узел, с трудом поддающийся развязке. Наряду с этими
димого в сфере жизненного мира; нормативный харак­ ценностными сферами впервые появляются рефлексив­
тер существующих институтов представляется ему на­
ные точки зрения, откуда жизненный мир представля­
рушенным в той же мере, что и объективный характер ется «практикой», С которой должна сообщаться тео­
вещей и событий. В дискурсе мы воспринимаем обжи­ рия, «жизнью», С которой В соответствии с требовани­
тый мир повседневной коммуникативной практики, так ями сюрреализма могло бы примириться искусство, или
сказать, в искусственной ретроспективе; ибо в свете ги­ же «нравственностью», вступить В отношение с кото-
потетически взвешенных притязаний на значимость
рой должна мораль. ~
мир институциональио упорядоченных отношений мо­ С точки зрения участника моральнои аргументации,
рализируется, подобно тому как теоретизируется мир обретшего дистанцию по отношению к жизненному
наличных обстояний вещей - то, что до сих пор при­ миру, где переплетены само собой разумеющиеся мо­
знавалось несомненным фактом или нормой, может те­ ральные, когнитивные или экспрессивные по своему
перь иметь или не иметь места, оказаться действенным происхождению культурные единицы, этот мир пред­
или недейственным. Впрочем, современное искусство в стает как сфера нравственности. Обязанности настоль­
постановке проблем произвело сравнимый сдвиг в цар­ ко сплетены там с конкретными жизненными привыч­
стве субъективности; мир переживаний эстетизирует- ками, что могут получить свою очевидность из осново-
170 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕДЕЙСТВИЕ 171

полагающих достоверностей. Вопросы справедливости рука об руку с дифференциацией в практической сфе­


поднимаются там только в горизонте всегда уже разре­ ре: вопросы морали, которые могут в принципе полу­

шенных вопросов о добропорядочной жизни. Перед не чить рациональное разрешение в аспекте обобщаемо­
знающим снисхождения морализующим взглядом участ­ сти интересов или справедливости, отделяются теперь
ника дискурса эта тотальность утрачивает свою значи­ от вопросов оценки, которые во всеобщем аспекте
мость, при сущую ей от природы, слабеет нормативная предстают как вопросы добропорядочной жизни (или
сила фактического положения дел, и хорошо знакомые самоосуществления) и которые доступны рационально­
учреждения могут обернуться таким же числом случаев, му рассмотрению только в лишенном проблематичного
справедливость которых проблематична. Перед этим характера горизонте исторически конкретной жизнен­
взглядом распадается наследуемый по традиции состав ной формы или индивидуального образа жизни.
норм, распадается на то, что может быть оправдано, Если представить себе результаты этой абстрагиру­
исходя из принципов, И то, что обладает еще лишь ющей работы морали, то станут ясными, с одной сторо­
фактической силой. Исчезает сплав действенности и ны, прирост рациональности, вызванный изоляцией во­
социальной значимости, характерный для жизненного просов справедливости, а с другой стороны - вытека­
мира. В то же время практика повседневности разделя­ ющие отсюда проблемы опосредования между моралью
ется на нормы и ценности, то есть на практическую и нравственностью. В горизонте жизненного мира
составляющую, которую можно подчинить требовани­ практические суждения как свою конкретность, так и

ям строго морального оправдания, и составляющую, не мотивирующую действия силу заимствуют во внутрен­


относящуюся к сфере морали, которая охватывает осо­ ней связи с несомненно действенными идеями добропо­
бые цeH~OCTHыe ориентации, интегрированные в тот рядочной жизни, с институциализованной нравствен­
или инои индивидуальный или коллективный образ ностью вообще. Никакая проблематизация в этом кругу
жизни. не может проникать настолько глубоко, чтобы были ут­
Разумеется, культурные ценности также трансцен­ рачены преимущества реально существующей нравст­
дируют фактический ход действий; они сгущаются и венности. Именно это происходит с теми усилиями аб­
образуют исторические или биографические узлы цен­ стракции, которых требует моральная точка зрения.
ностных ориентаций, в свете которых субъекты могут Поэтому Кольберг говорит о переходе к постконвенци­
отличить «добропорядочную жизнь» от воспроизводст­ ональной ступени морального сознания. На этой ступе­
ва их «голой жизни». Но идеи «добропорядочной жиз­ ни моральное суждение избавляется от локальных дого­
ни» не относятся к тем представлениям, которые мая­ воренностей и от исторической окрашенности той или
чат впереди в виде абстрактного долженствования; они иной частной жизненной формы; больше нельзя уже
таким образом придают тождественность индивидам и ссылаться на значимость этого обусловленного жизнен­
их груп~ам, что ~бразуют интегральную составную ным миром контекста. И ответы на вопросы морали
часть тои или инои культуры или личности. Следова­ сохраняют теперь за собой только свойственную усмот­
тельно, формирование моральной точки зрения идет рениям силу рациональной мотивации; вместе с бес-
172 ю. ХАБЕРМАС

спорными очевидностями того фона, который образует


жизненный мир, они утрачивают и движущую силу эм­
пирически действенных мотивов. Чтобы обрести прак­
тическую действенность, любая универсалистская мораль
должна возместить эти потери в конкретной нравствен­
ности, на которые она идет ради достижения когнитив­
ных преимуществ. Универсалистские версии морали 4. МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ
сопряжены с теми формами жизни, которые в свою И КОММУНИКАТИВНОЕ действие
очередь настолько «рационализированы», что дают воз­
можность для умелого применения всеобщих мораль­
ных усмотрен ий и предоставляют мотивы для претворе­ Дискурсивная теория этики, программу обоснования
ния усмотрений в моральные действия. Только те фор­ которой я только что представил,' не является самодо­
мы жизни, которые в этом смысле «идут навстречу» статочной; она отстаивает универсалистские, то есть
универсалистским версиям морали, соответствуют не­ очень сильные тезисы, но претендует в отношении этих

обходимым условиям, следуя которым результаты абст­ тезисов на относительно слабый статус. Обоснование
раГирующей работы по деконтекстуализации и демоти­ про водится, по существу, в два шага. Сперва в качестве
вации можно было бы вновь сделать обратимыми. аргументативного правила для практических дискурсов
вводится принцип универсализации U; затем это пра­
вило обосновывается исходя из содержания прагмати­
ческих предпосылок аргумента~ии вообще, в связи с
экспликацией смысла притязании на нормативную зна­
чимость. Принцип универсализации, по образцу reflec-
tive equilibrium· Ролза, можно понимать как реконст­
рукцию повседневных интуиций, лежащих в основе
беспристрастной оценки MOP~ЬHЫX конфл~ктов, к ко­
торым приводят некоторые деиствия. Второи шаг, с по­
мощью которого должна быть показана всеоб~ая, пре­
восходящая точку зрения одной определеннои культу­
ры значимость U, опирается на выявление всеобщих и
необходимых предпосыпок аргументации. Но этим ар-

i За критический комментарий я приношу свою благодарность


Максу Миллеру и Гертруде Нуннер-Винклер.
) См. наст. том, с.67 и далее.
• Равновесные соображения (лат.).
174 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И коММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 175

гументам больше нельзя навязывать априорный смысл вет на релятивистские сомнения этого рода кольберго­
трансцендентальной дедукции в духе кантовой критики ва теория морального развития предлагает возможность
разума; они служат обоснованием лишь того обстоя­ (а) свести эмпирическое многообразие обнаруживае­
тельства, что «нашей» разновидности аргументации нет мых нами моральных воззрений к варьируемости со­
никакой видимой альтернативы. В этом отношении и держаний в пределах универсальных форм морального
этика дискурса, как и другие реконструктивные нау­ суждения и (б) объяснить остающиеся еще и после
ки.з опирается исключительно на гипотетические ре­ этого структурные различия как различия между ступе­
конструкции, для которых мы должны искать убеди­ нями развития моральной способности суждения.
тельные подтверждения, и прежде всего, естественно, Создается, правда, впечатление, что согласова~ность
на том уровне, на котором она конкурирует с другими результатов обесценивается наличием внутреннеи соот­
теориями морали. Кроме того, такая теория открыта и несенности между обеими теориями. Ибо кольбергова
даже предназначена для косвенного подтверждения дру­ теория морального развития уже пользуется результа­
гu.ми согласующимися с ней теориями. тами философской этики для описания когнитивных
В качестве такого подтверждения можно интерпре­ структур, руководствующихся пр~нципами, которые ле­
тировать разработанную Л. Кольбергом и его коллегами жат в основе моральных суждении. Используя какую-ли­
теорию развития морального сознания.' Согласно этой бо нормативную теорию, например теорию Ролза, в ка:
теории развитие моральной способности суждения от честве существенной составной части эмпирическои
детских лет, через юность и вплоть до зрелого возраста теории, психолог, конечно же, одновременно подвергает
осуществляется по инвариантному образцу; централь­ ее косвенной про верке. Ведь эмпирическое подтвержде­
ную нормативную точку линии развития, подвергаемой ние тех допущений, которые принимаются в психологии
эмпирическому анализу, образует мораль, руководст­ развития, переносится на все составные части теории, из
вующаяся принципами: здесь можно распознать сущес­ которой выведены получившие подтверждение гипоте­
твенные черты этики дискурса. В этом случае согла­ зы. Тогда из всех теорий морали мы отдадим предпочте­
сованность между нормативной и психологической ние той, которая лучше справится с этим испытанием.
теорией, с точки зрения этики, состоит в следующем. Сомнения относительно замкнутого кругового характе­
Против универсалистских вариантов этики повсемест­ ра этой проверки не кажутся мне основательными:
но приводится то обстоятельство, что для других куль­ Конечно, эмпирическое подтверждение некоеи тео­
тур характерны другие представления о морали. В от- рии Те' которая предполагает. значимость основных до­
пущений некоей нормативнои теории Т п' нельзя расце­
2 О методологии реконструктивных наук СМ.: Garz D. Zur Bedeu- нивать как независимое подтверждение для Т п ' Но по­
tung rekonstruktiver Sozialisationstheorien in der Erziehungswissen- стулаты независимости во многих отношениях проявили
schaft - unter besonderer Beriicksichtigung der Arbeiten уоп L. Kohl- себя как слишком сильные. Так, данные, привлекаемые
berg: Diss. Phil. Hamburg, 1982. для проверки теории Те' невозможно описать вне зави­
З См. библиографию работ Колъберга в: Kohlberg L. Essays оп
Мога1 Development. Уоl.l. San Francisco, 1981. Р.42З-428. симости от языка этой теории. Конкурирующие теории
17б
ю. ХАБЕРМАС
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 177

Te l , Те2 также невозможно оценить независимо от тех цендентальной философии, стремящейся во всем давать
парадигм, откуда происходя- их основные Понятия. На
окончательные обоснования. Как только трансценден­
метатеоретическом (или межтеоретическом) уровне гос­
тальные аргументы изымаются из той языковой игры,
Подствует один лишь принцип когерентности: все про­ которая ведется в рефлексивной философии, и перефор­
исходит как при составлении головоломки _ мы долж­
мулируются в духе Стросона, доказательная цель транс­
ны увидеть, какие элементы ПОДходят друг к другу. Хотя
цендентальных дедукций теряет свой смысл; теряет свое
стремящиесэ к овладению всеобщими КОмпетенциями
право на существование и та иерархия, котоuрая имела
рекон~труктивные науки и разрывают тот герменевти­
место между априорным познанием основании и апосте­
ческии круг, в плену которого остаются науки о духе, в
риорным познанием явлений. Рефлексивное обращение
том числе и понимающие науки об обществе, однако и к тому, что Кант удержал в виде результатов конститу­
для генетического структурализма, который, подобно
тивной работы субъекта, или, как мы говорим сегодня,
теориям морального развития, раЗвиваемым последова­ реконструкция всеобщих и необходимых предпосылок,
телями Пиаже, преследует честолюбивые планы поста­
при которых владеющие языком и дееспособные субъек­
новки универсuальных по своему смыслу ВОпросов,4 гер­
ты достигают взаимопонимания относительно чего-либо
меневтическии круг замыкается на метатеоретическом
-
уровне. Здесь поиск «независимых очевидностей» ока­
происходящего в мире, это познавательное усилие

философа не менее подвержено ошиuбкам, чем все ос:


зывается бессмысленным; речь идет еще лишь о том
тальное, что попадает в изнурительны и и очистительныи
можно ли на основе описаний, предпринимаемых ~
процесс научной дискуссии и - до поры до времени -
свете нескольких теоретических прожекторов, составить
может в нем устоятъ,»
более или менее надежную карту местности.
Если философия станет понимать самое себя не фунда­
Это регулируемое с когерентных точек зрения разде­ менталистски, то она, разумеется, не только избавится от
ление труда между философской этикой и психологией
тех задач; справиться с которыми ей оказалось не под
развития, нацеленное на рациональное реконструиро­
силу; этим у философии не только что-то отнимется, но
вание дотеоретического знания, которым обладают
также и прибавится шанс на известную pa~KOBaHHOCTЬ
субъекты, способные выносить компетентные суждения, действий и на вновь обретенное во взаимодеиствии с ре­
требует как от науки, так и от философии, чтобы они конструктивными науками доверие к себе. При этом ста­
по-иному поняли самих себя.! Оно не только несоедини­
билизируется отношение взаимной зависимости." Следо­
мо с притязаниемu на исключительность, выдвинутым не­
вательно, чтобы вернуться к нашему предмету, не только
когда программои построения единой науки в качестве
стандартной формы для НОМОЛогических Опытных наук,
6 ВuЬnег R. Selbstbeziiglichkeit als Struktur tr.ans~endentaler Ar~u­
но столь же несовместимо и с фундаментализмом транс- mente 1/ КuЫmаnn W., Вдте« D. (Hrsg.) .Копипшпкапоп und ReflexlOn
(FS Ареl). F. а. М., 198~. S.304 ff. Буб~ер ссылается на дискуссию,
; Kesselring Th. Entwicklung und Widerspruch. F. а. М., 1981. опубликованную в: Вьеп, Ноттапп, Kruger (Eds). Transcendental Лr­
См. наст. том, С.60 и далее. guments and Science. Dordrecht, 1979.
7 Ср. наст. том, С.7 и далее.
178 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 179

моральная философия должна получать косвенные под­ в дальнейшем мне хотелось бы (1) прояснить, почему
тверждения со стороны психологии развития морально­ этика дискурса лучше всего подходит, для того чтобы с
го сознания, но и последняя, в свою очередь, вынуждена позиций (а), (б) и (В) дать объяснение «моральной точке
обращаться к данным философии.! Это я И хотел бы по­ зрения». Затем я намерен (2) показать, насколько для
казать на иллюстративномпримере теории Кольберга. этики дискурса необходимо то самое понятие «конструк­
тивного обучения», которым оперируют Пиаже и Коль­
1. Основные философские допущения берг; тем самым она становится пригодной для описания
теории Кольберга когнитивных структур, выявляемых в процессах обучения.
Наконец, (3) этика дискурса может дополнять теорию
Лоренс Кольберг, работающий в традиции амери­ Кольберга еще и постольку, поскольку она, в св~ю оче­
канского прагматизма, ясно сознает философские ос­ редь, отсылает к теории коммуникативного деиствия.
нования своей теории." С момента выхода в свет «Тео­ Этой внутренней взаимосвязью мы и воспользуемся в
рии справедливости» Ролза Кольберг использует пре­ нижеследующих разделах, для того чтобы обрести убе­
жде всего эту этику, примыкающую к Канту и учению дительные позиции для вертикальной реконструкции
о натуральном праве, использует для того, чтобы при­ ступеней, которые проходит развитие морального суж­
дать остроту своим философским воззрениям на «при­ дения.
роду морального суждения», вдохновленным поначалу (1) Три аспекта, в которых Кольберг пытается про­
Мидом: «Эти исследования описывают черты "мораль­ яснить понятие морального, учитываются во всех ког­
ной точки зрения", которая предполагает, что подлин­ нитивистских этиках, развиваемых в русле кантовской
но моральные суждения заключают в себе такие свой­ традиции. Позиция, представленная Кз-О. Апелем и
ства, как беспристрастность, способность к обобще­ мною, обладает, однако, тем преимуществом, что ос­
нию, обратимость и прескриптивносгь».« Существует новные допущения когнитивизма, универсализма и
прежде всего три позиции, с точки зрения которых формализма можно вывести из морального принципа,
Кольберг вводит заимствованные в философии посыл­ обоснованного средствами этики дискурса. Для этого
ки: когнитивизм (а), универсализм (б) и формализм (в). принципа я предложил следующую формулировку:
- Каждая действенная норма должна удовлетворять
8 Хороший пример тому предлагает исследование: Kelleг М.• тому условию, что прямые и побочные действия, кото­
Reuss S. Der Prozess der moralischen Entscheidungsfindung 1/ MS. Inter- рые общее следование ей предположительно возымеет
nationa1 Symposium оп Mora1 Education, Fribourg, Sept. 1982.
для удовлетворения интересов каждого отдельного ин­
9 ер. в немецких трудах: Eckensberger L. Н. (Hrsg). Entwick1ung
des mora1ischen UrteiIens. Saarbrticken, 1978; последняя работа: дивида, могут быть без какого бы то ни было принужде­
Lind G., Наптапп Н.• Wakenhut R. (Hrsg.). Mora1isches Urtei1en und ния приняты всеми, до кого она имеет касательство (U).
sozia1e Umwe1t. Weinheim, 1983. (а) Когнитивизм. Так как принцип универсализации
10 Koh/berg L. А Rep1y to Owen F1anagan; см.: Ethics. 92. 1982;
в качестве правила аргументации способствует установ­
lustice as Reversibility 1/ Essays оп Mora1 Deve10pment. Уо1.1. San
Francisco, 1981. Р. 190 ff. лению консенсуса относительно допускающих об обще-
180 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 181

ние максим, его обоснование показывает в то же время, истории как не поддающиеся обобщению содержания, и
что морально практические вопросы могуг быть разре­ тем самым из всех оценочных вопросов «добропорядоч­
шены с помощью обращения к неким основаниям. Мо­ ной жизни» сохраняет в качестве допускающих аргумен­
ральные суждения обладают когнитивным содержанием; тированное решение только строго нормативные вопро­
в них выражаются не только случайные чувственные ус­ сы справедливости. Приводя обоснование U, этика дис­
тановки, предпочтения или решения того или иного курса обращается против основных допущений так
субъекта речи или пействия.п Этика дискурса опровер­ называемых материальных зтик, ориентированных на
гает этический скептицизм, объясняя, как могуг быть вопросы счастья и онтологически выделяющих среди
обоснованы моральные суждения. Ведь любая теория прочих тот или иной определенный тип нравственной
развития моральной способности суждения должна жизни. Разрабатывая сферу свойственной нормам дейст­
предполагать как уже данную эту возможность разли­ вий значимости долженствования, этика дискурса отгра­
чать правильные и ложные моральные суждения. ничивает область того, что имеет моральную действен­
(б) Уни~ерсализм. Из U непосредственно вытекает, ность, от области ценностных содержаний культуры.
что каждыи, кто вообще принимает участие в аргумен­ Только благодаря фильтру этой, строго деонтологиче­
тированных дискуссиях, в принципе может прийти к ской точки зрения нормативной правильности или спра­
одинаковым суждениям относительно приемлемости ведливости из массы практических вопросов могуг быть
тех или иных норм действий. Обоснованием принципа выделены те, что доступны для рационального разреше­
U этика дискурса оспаривает основное допущение эти­ ния. По ним и скроены моральные дилеммы Кольберга.
ческого релятивизма, гласящее, что значимость мо­ Конечно, содержание этики дискурса этим еще не
ралЬНЫХ суждений измеряется только рациональными исчерпывается. В то время как принцип универсализа­
или ценностными стандартами той культуры или жиз­ ции указывает некое правило аргументации, основное
ненной формы, которой в том или ином случае принад­ морально-теоретическое представление, вместе с поня­
лежит выносящий эти суждения субъект. Если бы мо­ тием «принятия идеальных ролей» заимствованное Коль­
ральные суждения не смели выдвигать притязания на бергом в теории коммуникации Джорджа Герберта Ми­
всеобщую значимость, теория морального развития, с ее да,12 выражается в принципе этики дискурса, согласно
намерением указать всеобщие пути этого развития, с которому:
самого начала была бы обречена на неудачу. - каждая действенная норма нашла бы одобрение
(в) Формализм. Принцип U действует по типу некое­ со стороны всех затрагиваемых ею лиц, если бы только
го правила, которое элиминирует все конкретные цен­
ностные ориентации, вплетенные в целое некоей част­ 12 Место «идеального наблюдателя» заступает «идеальная языко­
ной жизненной формы или индивидуальной жизненной вая ситуация», Д1IJI которой существенные прагмагические предпо­
сыпки аргументации как таковой постулируются как уже выполнен­
ные. Ср.: Alexy Р. Eine Theorie des praktischen Diskurses I Oelmul-
I1 Об этой эмотивистской позиции СМ.: Наппапп G. Das Wesen ler W. (Hrsg.). Transzendenta1phi1osophische NormenbegrUndungen.
der Mora1. F. а. М., 1981. S. 38 ff. Paderbom, 1978.
182 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСГВИЕ 183

они могли принять участие в каком-либо практическом когнитивизма, универсализма и формализма и позволяет
дискурсе (D). с достаточной остротой отделить когнитивные струк­
Этика дискурса предлагает не какие-либо содержа­ туры от содержаний моральных суждений. В дискур­
тельные ориентиры, но опирающуюся на определенные сивных процедурах можно, в частности, обнаружить те
предпосылки процедуру, которая должна гарантировать операции, которых Кольберг требует в отношении мо­
беспристрастность в формировании суждений. Как про­ ральных суждений на постконвенциональном уровне:
цедура, практический дискурс предназначен не для про­ полную обратимость точек зрения, с которых участни­
дуцирования оправданных норм, а для проверки того, ки дискурса излагают свои аргументы; универсальность
насколько действенны гипотетически взвешенные нормы. в смысле включенности всех заинтересованных лиц; на­
Только этим процедурным характером этика дискурса конец, вэаимность в равном признании притязаний
отличается от других когнитивистских, универсалист­ каждого участника со стороны всех остальных.
ских и формалистских этик, в том числе и от ролзовой (2) С помощью принципов U И D этика дискур<:,а
теории справедливости. Принцип D позволяет осознать, выделяет признаки действенных моральных суждении,
что U выражает лишь нормативное содержание некоей которые могут служить нормативным исхо~ным пунк­
процедуры дискурсивного волеобразования и потому его том для описания пути развития моральнои способно­
следует тщательно отличать от содержаний аргумента­ сти суждения. Кольберг различает прежде всего шесть
ции. Все содержания, сколь бы фундаментальные нормы ступеней морального суждения, которые в измерениях
действий ими ни затрагивались, нужно поставить в зави­ обратимости, универсальности и взаимности могут
симость от реальных (или предпринимаемых в качестве быть поняты как постепенное приближение к структу­
замены, про водимых в целях защиты) дискурсов. Осново­ рам беспристрастной или справедливой оценки реле­
положение этики дискурса запрещает особо выделять, вантных в моральном отношении конфликтов, возника­
ссылаясь на философский авторитет, какие-либо опре­ ющих при тех или иных действиях:
деленные нормативные содержания (например, опреде­
ленные принципы справедливого распределения) и раз и Таблица 1
навсегда закреплять их средствами теории морали. Коль Ступени морали (по Кольбергу)!'
скоро какая-нибудь нормативная теория, наподобие те­ Уровень А. Преконвенциональный уровень
ории справедливости Ролза, проникает в содержатель­
Ступень 1. Ступень наказаний и повиновения.
ные области, она расценивается всего лишь как некий, Содержание: правильным признается буквальное повиновение
быть может, весьма компетентный вклад в проводимую правилам и авторитету, избежание наказания и непричинение физи­
практическую дискуссию, но не имеет отношения к фи­ ческого вреда.
лософскому обоснованию «моральной точки зрения», 1. Правильно избегать нарушения правил, повиноваться ради по-
характеризующей практические дискурсы вообще. виновения и избегать нанесения физического ушерба людям и их соб­
Процедурное определение моральной сферы уже со­ ственности.

держит только что рассмотренные основные допущения


13 Kohlberg. 1981. Р.409 ff.
184 Ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ двйствив 185

2. Основаниями, для того чтобы поступать правильно, служат 1. Правильно будет исполнять свои действительные обязанности,
стремление избежать наказания и верховная власть авторитета. которые ты уже взял на себя. Законы должны охраняться, за иск­
Ступень 2. Ступень следования индивндуальным инструменталь­ лючением тех крайних случаев, когда они приходят в противоречие
ным целям и целям обмена. с другими четко установленными общественными обязанностями и
1. Правильно следовать правилам, когда этого требуют чьи-либо правами. Правильно также способствовать процветанию общества в
непосредственные интересы. Правильно ндти навстречу своим собст­ целом, какой-либо группы или учреждения.
венным интересам и потребностям и позволять другим делать то же 2. Основаниями, ДIIЯ того чтобы поступать правильно, служат
самое. Правильно также то, что совершается честно, то есть равный поддержание данного установления в целом, уважение к самому себе
обмен, справедливая сделка или соглашение. или сознание того, что определенные обязательства выполнены, а
2. Основанием, для того чтобы поступать правильно, служит со­ также постановка вопроса: «Что если бы каждый поступал таким же
блюдение своих собственных потребностей или интересов в мире где образом?»,
каждому приходится признать, что остальные тоже имеют свои инте­
ресы. Уровень С. Постконвенциональный или принципиальный
уровень

Уровень В. Конвенцнональный уровень Моральные решения генерируются правами, ценностями или


Ступень З. Ступень взаимных межличносТIIЫХ ожиданий связей принципами, с которыми согласны (или могли бы согласиться) все
и согласия. ' индивиды, составляющие или учреждающие то или иное общество в
Содержание: правильным признается исполнение роли хорошего целях осуществления честных и взаимовыгодных практических дей­
(обходительного) человека, забота о других и об их чувствах, предан­ ствий.
ность и доверие к партнерам, а также наличие мотивов для следова­ Ступень 5. Ступень первоочередных прав и общественного до­
ния правилам и ожиданиям. говора или пользы для общества.
1. Правильно жить, сообразуясь с тем, чего ожидают от тебя твои Содержание: правильным признается охранение базисных прав,
близкие, или с тем, чего один человек вообще ожндает от другого в ценностей и законных договоренностей, принятых в обществе, даже
его роли сына, сестры, друга и т. п. «Быть хорошим человеком» весь­ если они противоречат конкретным правилам и законам какой-либо
ма важно и подразумевает наличие веских мотивировок к тому группы.

чтобы проявлять заботу об окружающих. Здесь подразумеваетс~ 1. Правильным будет осознать, что среди людей имеют хождение
также поддержание межличностных связей, доверия, преданности, различные ценности и мнения, что большинство ценностей и правил
уважения и благодарности по отношению к другим людям. имеют относительный характер. Эти «относительные» правила сле­
2. Основаниями, для того чтобы поступать правильно, служат довало бы, однако, охранять в интересах беспристрастности и по­
потребность выглядеть хорошим как в своих собственных глазах так стольку, поскольку они воплощают в себе общественный договор. Но
и в глазах окружающих, забота о других, а также то обстоятельство некоторые безотносительные ценности и права, такие как жизнь и
что, поставив себя на место другого человека, ты желал бы хорошего свобода, должны охраияться в любом обществе и вне зависимости от
обхождения с собой (Золотое правило). мнения большинства.
Ступень 4. Ступень социальной системы и ее сознательного под­ 2. Основанием, ДIIЯ того чтобы поступать правильно, служит, в
держания.
общем и целом, чувство обязанности повиноваться закону, поскольку
Содержание: правильным признается исполнение своих общест­ общественный договор заключен, ДIIЯ того чтобы поступать по закону
венных обязанностей, охранение общественного порядка и поддер­ и сохраиять верность ему ради блага всех людей и чтобы обеспечить
жание благосостояния общества в целом или отдельной группы. свои собственные права и права других. Семейные, дружеские, дове-
186 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСГВИЕ 187

рительные и деловые обязательства тоже представляют собой некие


ния, которые рассматривались им в качестве правиль­
заключенные по свободному решению соглашения или договоренно­
ных на предыдущей ступени, были ошибочными. Со­
сти и подразумевают уважение к правам других людей. Каждый заин­
тересован в том, чтобы законы и обязанности основывались на ра­
глашаясь с Пиаже, Кольберг истолковывает этот про­
циональном исчислении общей пользы: «наибольшее благо для наи­ цесс обучения как конструктивную работу обучающегося.
большего числа людей». Когнитивные структуры, лежащие в основе моральной
Ступень 6. Ступень универсальных этических принципов. способности суждения, должны объясняться не как
Содержание: эта ступень руководствуется универсальными эти­ обусловленные в первую очередь влияниями внешнего
ческими принципами, которым должен следовать весь человеческий мира или врожденными программами и особенностями
род.
процесса созревания, а как результат творческой реор­
1. В определении того, что признать прав ильным, шестая ступень
ганизации наличного когнитивного инвентаря, не спо­
руководствуется универсальными этическими принципами. Обычно
собного справиться с проблемами, упрямо возникаю­
частные законы и общественные соглашения имеют силу именно по­
щими снова и снова.
тому, что ОНИ покоятся на таких принципах. Если законы попирают
эти принципы, люди поступают в соответствии с принципами. Прин­ Этика дискурса постольку согласуется с этой конст­
ципы эти суть универсальные принципы справедливости: равенство руктивистской концепцией обучения, поскольку она
человеческих прав и уважение достоинства отдельного человеческого понимает дискурсивное волеобразование (как и аргу­
существа как индивида. Они представляют собой не просто обще­ ментацию вообще) как рефлексивную форму коммуни­
признанные ценности, но и всеобщие принципы, используемые при кативного действия и требует для перехода от действия
прииятии частных решений.
к дискурсу определенной перемены установки, к како­
2. Основанием, для того чтобы поступать правильно, служит то
вой, по-видимому, изначально не способен подрастаю­
обстоятельство, что, будучи разумным существом, ты усмотрел дейст­
венность этих принципов и обязался их соблюдать.
щий ребенок, скованный рамками повседневной ком­
муникативной практики.
Переход от одной ступени к другой Кольберг пони­ Притязания на значимость, на которые безусловно
мает как обучение. Моральное развитие означает, что ориентируются участники повседневной коммуника­
взрослеющий индивид таким образом перестраивает и тивной практики, становятся, собственно, темой и про­
дифференцирует так или иначе уже имеющиеся в его блематизируются в процессе аргументации. При этом
распоряжении когнитивные структуры, что он лучше, участники дискуссии принимают гипотетическую уста­
чем прежде, может решать проблемы, относящиеся к новку в отношении спорных притязаний на значи­
тому же роду, а именно к основанному на достижении мость. Таким образом, в практическом дискурсе они
консенсуса улаживанию релевантных в моральном от­ оставляют пока в стороне действенность той или иной
ношении конфликтов, к которым приводят те или иные оспариваемой нормы - ведь именно в соревновании
действия. При этом подросток понимает свое собствен­ между пропонентом и оппонентом и должно впервые
ное моральное развитие как процесс обучения. Ибо на выясниться, заслуживает ли она того, чтобы быть при­
каждой более высокой ступени он должен иметь воз­ знанной, или нет. Смена установки при переходе от
можность объяснить, в какой мере моральные сужде- коммуникативного действия к дискурсу в случае обсуж-
188 ю. ХАБЕРМЛС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ двиствив 189

дения вопросов справедливости осуществляется так же, линах традиций, утративших свою ценность после того,
как и при обсуждении вопросов истинности. То, что как был распознан их всего лишь конвенциональныйи
при наивном подходе к вещам и событиям до сих пор нуждающийся в оправдании характер, чтобы вновь воз­
считалось «фактом», теперь должно рассматриваться веденное строение устояло перед более трезвым крити­
как то, что может как существовать, так и не сущест­ ческим взглядом человека, который уже не может и в
вовать. И подобно тому, как факты превращаются в дальнейшем не проводить различия между социально
«обстояния вещей», которые могуг иметь, а могуг и не значимыми и действенными, между получившими фак­
иметь места, устоявшиеся социальные нормы превра­ тическое признание и еще только достойными призна­
щаются в варианты урегулирования, которые могут ния нормами. Прежде всего сюда относятся принципы,
быть либо приняты как действенные, либо отринуты по которым может быть спланировано новое строение
как лишенные действенности. и созданы действенные нормы; напоследок же всегда
Если же теперь, в ходе мысленного эксперимента, остается некая процедура рационально мотивируемого

представить себе фазу взросления, стянутой к некоему выбора между принципами, которые в свою очередь
ун~кальному, критическому моменту времени, в кого­ признаются нуждающимися в оправдании. Соразмеряе­
рыи юноша словно впервые, и в то же время с непре­ мая с повседневными моральными действиями смена
клонной и всепроницающей решимостью, принимает установки, которой этика дискурса требует для особо
гипотетическую установку по Отношению к норма­ выделяемой ею процедуры, а именно для перехода к
тивным контекстам своего жизненного мира, то будет аргументированнойдискуссии, сохраняет в себе нечто
выявлена природа проблемы, с которой надлежит спра­ неестественное - она подразумевает разрыв с наив­

виться каждому, кто совершает переход от конвенцио­ ностью напрямую выдвигаемых притязаний на значи­
нального уровня морального суждения к постконвенци­ мость, с интерсубъективным признанием которых всег­
ональном~. Устоявшийся в силу наивной привычки, да связана повседневная коммуникативная практика.

стяжавшии безоговорочное признание социальный мир Эта неестественность является отголоском той катаст­
межличностных отношений, регулируемых посредст­ рофы в развитии, которая некогда и в историческом
вом закона, враз лишается своих корней и своей значи­ плане обозначила обесценение мира традиции и спро­
мости, присущей ему от природы. воцировала приложение напряженных усилий для его
Если в этом случае юноша не может и не хочет воз­ реконструкции на более высоком уровне. Таким обра­
вращаться к традиции и к бесспорной самотождествен­ зом, в ставший уже привычным для взрослого человека
ности того мира, откуда он ведет свое происхождение, переход от руководствующегося нормами действия к
ОН должен (под угрозой полной дезориентации) на испытующему нормы дискурсу уже встроено то, чего

уровне основных понятий восстановить порядки и нор­ Кольберг в качестве конструктивного процесса обуче­
мативы, распавшиеся под его разоблачительнымвзгля­ ния требует для всех ступеней развития.
дом, как только он принял гипотетическую установку. (3) Однако теория Кольберга требует не только на­
Они должны быть, таким образом, воссозданы на разва- меченного в пункте (1) прояснения центрального нор-
190 Ю. ХАБЕРМАС
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ шиствив 191

мативного пункта морального развития и экспликации Пиаже применяют также понятие «логики развития».
рассмотренного в пункте (2) понятия обучения, но Это выражение выдает прежде всего некое замешатель­
также и анализа иерархической модели. Эту заимство­ ство перед лицом того факта, что предполагаемые ког­
ванную опять-таки у Пиаже модель поступенного раз­ нитивные структуры, относящиеся к следующим друг за
вития некоторой компетенции, в данном случае, стало другом ступеням, хотя и состоят в неких интуитивно
быть, моральной способности суждения, Кольберг опи­ постижимых внутренних отношениях друг к другу, ус­
сывает с помощью трех сильных гипотез:
кользают тем не менее от анализа, развертываемого ис­

1. Ступени морального суждения образуют инвариантную, необ­ ключительно в логико-семантических понятиях. Коль­
ратимую и последовательную очередность дискретных структур. берг оправдывает логику развития своих шести ступеней
Этим допущением исключается, что: морального суждения, подчиняя их соответствующим
различные испытуемые достигают одной и той же цели различ­ социоморальным перспективам.
ными путями развития;

один и тот же испытуемый совершает регресс от более высокой Таблица 2


к более низкой ступени; и
Социальные перспективы (по Кольбергу)14
в ходе своего развития он скачком минует какую-либо из сту­
пеней. Ступень 1. Данная ступень характеризуется эгоцентрической
П. Ступени морального суждения образуют иерархию в том точкой зрения. На этой ступени индивид не учитывает интересов дру­
смысле, что когнитивные структуры более высокой ступени «снима­ гих людей и не осознает их отличными от интересов актора, а также
ют» таковые структуры той ИЛИ иной более низкой ступени, то есть не соотносит между собой две различные точки зрения. Действия
в одно и то же время и замещают, и сохраияют их в реорганизован­ оцениваются скорее в терминах физической последовательности, а
ной и дифференцированной форме. не в терминах психологической заинтересованности других лиц. Ав­
IП. Каждую ступень морального суждения можно охарактеризо­ торитетная точка зрения смешивается со своей собственной.
вать как некое структурированное целое. Этим допущением исключа­ Ступень 2. Эта ступень придерживается точки зрения конкрет­
ется, что испытуемому в данный момент времени приходится выно­ ного индивида, На этой ступени иидивид отделяет собственные инте­
сить суждение относительно различных моральных содержаний на ресы и точки зрения от интересов и точек зрения авторитетов и дру­

различных уровиях. Неисключенными -естаются так называемые фе­ гих людей. Он сознает, что каждый должен преследовать свои инди­
номены смещения, в которых проявляется последовательное закреп­ видуальные интересы, а последние противоречат друг другу так, что

ление вновь приобретенных структур. право становится относительным (в конкретном нндивицуалистиче­


ском смысле). Индивид интегрирует противоречащие друг другу ин­
Ядро этой модели образует, как видно, вторая гипо­ дивидуальные интересы или соотносит их друг с другом посредством

теза. Две другие гипотезы можно ослаблять или модифи­ инструментального обмена услугами ввиду инструментальной потреб­
ности в других людях и в их доброй воле, или посредством честного
цировать, но с представлением о некоем пути развития,
придания каждому лицу одинаковой значительности.
который можно описать как иерархически упорядочен­
Ступень З. Эта ступень принимает точку зрения иидивида в его
ную последовательность структур, модель поступен­ отношении к другим индивидам, На этой ступени индивнд сознает
ного развития связана от начала и до конца. Вместо
понятия иерархической упорядоченности Кольберг и 14 Ibid.
192 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 193

разделяемые им с другими чувства, а также соглашения и ожидания, ния удастся унять, если кольберговы социоморальные
которые получают первенство перед индивидуальными интересами. перспективы заменить ступенями смены перспектив,
С помощью «конкретизированногоЗолотого правила» он соотносит которые к тому времени исследовал Р. Селман.ч Мы уви­
между собой различные точки зрения, переносясь в положение дру­
дим, что такой шаг действительно небеспопезен, но его
гого лица. Однако он не принимает в расчет обобщенную «систем­
недостаточно для оправдания приведенных моральных
ную» точку зрения.

Ступень 4. Эта ступень отличает общественную точку зрения от ступеней.


межличностных соглашений или мотивов. На этой ступени индивнд Сначала нужно еще показать, что описания, предла­
принимает системную точку зрения, определяющую роли и правила гаемые Кольбергом в табл. 1, сообразуются с условия­
игры. Он принимает во внимание отношения между индивидами с ми, на которых строится иерархическая модель логики
точки зрения того места, какое они занимают в системе. развития. Эта задача разрешается на пуги анализа по­
Ступень S. Эта ступень характеризуется принятием точки зре­ нятий, У меня создал ось впечатление, что эмпириче­
ния общественных приоритетов, свойственной индивиду, созиающе­
ские изыскания только тогда могут повести нас дальше,
му ценности и права, приоритетные для общественных соглашений и
когда им в виде реконструктивной гипотезы уже предло­
договоров. Индивид интегрирует различные перспективы с помощью
формальных механизмов согласия, договора, объективной бесприст­ жено интересное и достаточно точное решение. В даль­
растности - и соответствующих процессов. Он принимает во внима­ нейшем мне хотелось бы про верить, может ли подход,
ние моральную точку зрения и точку зрения закона, осознает проти­ основанный на этике дискурса, чем-либо помочь в раз­
воречие между ними и затрудияется их интегрировать. решении этой проблемы.
Ступень 6. для этой ступени характерна перспектива моральной Этика дискурса использует трансцендентальные ар­
точки зрения, нз которой выводятся или на которой основываются гументы, коими демонстрируется неустранимый харак­
общественные установления. Эта точка зрения свойственна любому
тер определенных условий. С их помощью оппоненту
разумному индивиду, сознающему природу морали или осневную мо­
можно показать, что в перформативном плане он поль­
ральную предпосылку, требующую уважения к другому как к цели, а
не к средству.
зуется такими средствами, которые должны быть устра­
нены, и тем самым впадает вперформативное противо­
речие.н При обосновании принципа U дело идет, в
Кольберг описывает социоморальные перспективы частности, об идентификации прагматических пред­
таким образом, что их соотнесенность со ступенями посылок, без которых не может начаться аргументатив­
морального суждения ясна интуитивно. Впрочем, это ная игра. Каждый, кто принимает участие в практике
правдоподобие покупается тем, что в его описании со­ аргументации, должен пойти на эти нормативно-содер­
.
циально-когнитивные условия моральных суждений уже жательные условия, альтернативы для которых не су-
смешиваются со структурами самих этих суждений. К
тому же социально-когнитивные условия проанализи­
15 Selтan R. L. ТЬе Growth of Interpersonal Uпdегstапdiпg. New
рованы не настолько остро, чтобы можно было сразу
York, 1980.
же увидеть, почему приводимая очередность иерархич­ 16 Lenk Н. LogikbegrUndung und rationaler Кritizisrnus и Z. РЬ. Рог­
на в смысле логики развития. Быть может, эти сомне- schung. 1970. 24. S. 183 ff.

7 Ю. Хабермас
]94 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСГВИЕ ]95

ществует. Уже в силу того, что сами они отдаются про­ новке, а не в эмпирической установке объективирую­
цессу аргументации, участники дискуссии вынуждены щего наблюдателя, обращают внимание на неустрани­
признать этот факт. Трансцендентально-прагматичес­ мость тех всеобщих предпосылок, которым всегда уже
кое доказательствослужит, таким образом, тому, чтобы подчинена наша повседневная коммуникативная прак­

довести до нашего сознания тот круг условий, в кото­ тика и которые мы не можем «выбирать», как выбира­
ром мы, не имея возможности ускользнуть в какую­ ем марку автомобиля или ценностные постулаты.
либо альтернативу, всегда обнаруживаем себя в нашей Трансцендентальный способ обоснования отвечает
аргументативной практике; отсутствие же альтернатив встроенности практического дискурса во взаимосвязи
означает, что эти условия неизбежны для нас факти­ коммуникативного действия; в этом отношении этика
чески. дискурса отсылает к теории коммуникативного дейст­
Хотя этот факт разума и не удается обосновать де­ вия (и сама обусловлена ей). Именно от нее мы можем
дуктивно, его можно тем не менее прояснить следую­ ожидать помощи в вертикальном реконструировании
щим шагом, понимая аргументирующую речь как осо­ ступеней морального сознания, ибо она касается струк­
бую и притом весьма примечательную разновидность тур опосредуемой языком и руководствующейся норма­
действия, ориентированного на достижение взаимопе­ ми интеракции, в которых связано вместе то, что ана­

нимания. Только в том случае, если мы возвращаемся в литически разделено в психологии в аспекте смены

сферу теории действия и рассматриваем дискурс как перспектив, морального суждения и действия.
продолжение коммуникативногодействия иными сред­ Кольберг возлагает бремя обоснования логики раз­
ствами, мы понимаем собственную суть этики дискур­ вития на социоморальные перспективы. В этих соци­
са: в коммуникативныхпредпосылках аргументации мы альных перспективах должны выражаться способности
можем найти содержание принципа U, потому что ар­ социального познания; но приведенные в табл. 2 ступе­
гументированные дискуссии представляют собой от­ ни не совпадают со ступенями смены перспектив, пред­

рефлектированную форму коммуникативного действия ложенными Селманом. Нужно будет отделить друг от
и что в структурах ориентированного на взаимопони­ друга два измерения, которые сливаются в описании

мание действия всегда уже предположены те отноше­ Кольберга: саму перспективную структуру и те пред­
ния взаимности и признания, вокруг которых вращают­ ставления о справедливости, которые «заимствуются» В

ся все моральные идеи - как в повседневной жизни, том или ином социально-когнитивном инвентаре. Эти
так и в философских этических учениях. Правда, эта нормативные точки зрения не приходится «протаски­

суть, как видно уже из кантовского обращения к «факту вать», поскольку основным понятиям «социального ми­

разума», имеет некую натуралистическую коннотацию; ра» и «руководствующейся нормами интеракции» внут­
но она никоим образом не возникает в силу ложного ренне уже присуще моральное измерение.

натуралистического вывода. Ибо и Кант, и представи­ При построении своей концепции Кольберг, по-ви­
тели этики дискурса опираются на такие аргументы, с димому, тоже исходит из понятий конвенциональной
помощью которых они, находясь в рефлексивной уста- ролевой структуры. С ней ребенок знакомится сначала
196 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕДЕЙСТВИЕ 197

в частном виде на третьей ступени, чтобы затем полу­ тов») С гипотетической установкой участника процесса
чить обобщенное представление на четвертой. Ту ось, аргументации, тематизирующего соответствующие при­
вокруг которой словно вращаются социальные пер­ тязания на значимость; тем самым можно будет объяс­
спективы, образует «социальный мир» как совокуп­ нить, почему «моральная точка зрения», понимаемая в
ность межличностных взаимодействий, институцио­ аспекте этики дискурса, вытекает из рефлексивного
нально упорядоченных и потому обладающих легитим­ осознания конвенциональной ролевой структуры.
ной значимостью в социальной группе. На первых двух Этот подход с позиции теории действия позволяет
ступенях подросток еще не располагает этими концеп­ понимать развертывание социоморальных перспектив
тами, тогда как на двух последних он достигает той по­ во взаимосвязи с достижением децентрированного ми­
зиции, благодаря которой отвлекается от конкретного рапонимания. Кроме того, он привлекает наше вни­
общества и может проверить действенностьсуществую­ мание к структурам самих интеракций, в горизонте ко­
щих норм. Благодаря этому переходу те основные по­ торых подросток конструктивным образом усваивает
нятия, в которых для подростка конституировался со­ основные социально-когнитивные понятия, Понятие
циальный мир, превращаются непосредственно в ос­ коммуникативного действия можно рассматривать в ка­
новные моральные понятия. Эти взаимосвязи между честве исходного пункта для реконструирования ступе­
социальным познанием и моралью я и хотел бы просле­ ней интеракции. Эти ступени интеракции можно опи­
дить с помощью теории коммуникативного действия. сать с помощью перспективных структур, которые так
Попытка прояснить в ее рамках предложенные Коль­ или иначе воплощены в различных типах действия.
бергом социальные перспективы обещает ряд некото­ Поскольку эти воплощенные и интегрированные в ин­
рых преимуществ. теракциях перспективы непринужденно подчиняются
Концепция действия, ориентированного на дости­ порядку, устанавливаемому логикой развития, ступени
жение взаимопонимания, содержит в себе нуждающие­ морального суждения можно, наконец, обосновать,
ся в разъяснении понятия «социального мира» и «руко­ двигаясь от моральных ступеней Кольберга через соци­
водствующейся нормами интеракции». Социомораль­ альные перспективы к ступеням интеракции. Этой цели
ная перспектива, которую подросток формирует на служат следующие шаги.

третьей и четвертой ступенях и которой он научается Прежде всего я напомню некоторые результаты, к
пользоваться рефлективно на пятой и шестой, может которым пришла теория коммуникативного действия,
быть встроена в систему мировых перспектив; которые чтобы показать, каким образом понятие социального
в соединении с системой перспектив говорящего лежат мира образует составную часть децентрированного ми­
в основе коммуникативного действия. Кроме того, вза­ ропонимания, лежащего в основе ориентированного на
имосвязь между концепциями мира и притязаниями на взаимопонимание действия (П). В этом случае исследо­
значимость открывает возможность соединить рефлек­ вания смены перспектив, проведенные Флавелем и
сивную установку в отношении «социального мира» (у Селманом, должны послужить исходным пунктом для
Кольберга это «перспектива общественных при орите- анализа двух ступеней интеракции: при этом я хочу
198 Ю. ХАБЕРМАС
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 199

проследить преобразование преконвенциональных ти­ хотелось бы напомнить те наиболее важные точки зре­
пов действия по двум направлениям -- как стратеги­ ния, опираясь на которые я предпринял настоящее
ческого действия, так и действия, регулируемого нор­ формально-прагматическое исследование.
мами (111). Далее мне хотелось бы на основе анализа (а) Ориентация на взаимопонимание или ориента­
понятий прояснить, как введение в коммуникативное. ция на успех. Социальные интеракции могут быть
действие гипотетической установки способствует обра­ более или менее кооперативными и стабильными,
зованию взыскательной коммуникативной формы дис­ более или менее конфликтными и нестабильными. Во­
курса; как из рефлективного осмысления «социального просу о том, как возможен социальный порядок, зада­
мира» вытекает моральная точка зрения; и как, нако­ ваемому в рамках теории общества, в теории действия
нец, ступени морального суждения можно объяснить соответствует вопрос О том, как участники интерак­
сведением их через социальные перспективы к ступе­ ции (по меньшей мере двое) могут координировать
ням интеракции (IV). Это обоснование моральных сту­ планы своих действий таким образом, чтобы Другой,
пеней, выполненное с точки зрения логики развития, не возбуждая конфликта и во всяком случае избегая
должно получить подтверждение в дальнейших эмпи­ риска прервать интеракцию, мог «соединить» свои
рических исследованиях; пока же я хочу использовать действия с действиями Я. Поскольку акторы ориенти­
наши рассуждения только для того, чтобы прояснить руются исключительно на достижение успеха, то есть
некоторые из аномалий инерешенных проблем, кото­ на последствия своих действий, постольку они стара­
рые стоят сегодня перед теорией Кольберга (У). ются достичь своих целей, оказывая внешнее влияние
на понимание ситуации их соперником, на его реше­
О перспективной структуре действия,
1I. ния и мотивы, с использованием оружия или подкупа,
ориентированного на достижение взаимопонимания угроз или посулов. Координация действий субъектов,
которые, таким образом, обращаются друг с другом
Я назову теперь некоторые концептуальные аспекты
стратегически, зависит от того, насколько эгоцентри­
действия, ориентированного на достижение взаимопо­
ческий подсчет собственной выгоды уравновешивается
нимания О), и вкратце обрисую, как связанные между
подсчетом выгоды с противной стороны. Тогда сте­
собой понятия социального мира и действия, регулиру­
пень кооперации и стабильности зависит от удовлет­
емого нормами, вытекают из децентрированного миро­
ворения интересов участников взаимодействия. В про­
понимания.
тивоположность этому я говорю о коммуникативном
О) Содержание понятия коммуникативного дейст­ действии, когда акторы идут на то, чтобы внутренне
вия я подробно объяснил в другом месте;'? здесь же мне
согласовывать между собой планы своих действий и
преследовать те или иные свои цели только при ус­
Habermas J. Theorie des kommunikativen Hande1ns. F. а. М.,
17
ловии согласия относительно данной ситуации и ожи­
1981; а также: ErIauterungen zum Begriff des kommunikativen Нап­
de1ns // Набегтаз J. Vorstudien und Erganzungen zur Theorie des kom- даемых последствий, которое или уже имеется между
munikativen Hande1ns. F. а. М., 1984. ними, или о нем еще только предстоит договорить-
200 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 201

ся. В обоих случаях предполагается телеологическая тогда, когда другой человек принимает содержащееся
структура действия, поскольку акторам приписывается в нем приглашение, занимая, пусть даже косвенным
способность к целенаправленному действию и заинте­ образом, утвердительную позицию по отношению к
ресованность в осуществлении своих планов. Но стра­ притязанию на значимость, которое может быть под­
тегическая модель может довольствоваться описанием вергнуто принципиальной критике. 2О
структур действия, непосредственно ориентированного (в) Ситуация действия и ситуация речи. Если мы
на достижение успеха, В то время как модель дейст­ вообще понимаем действие как процесс овладения не­
вия, ориентированного на достижение взаимопонима­ коей ситуацией, то понятие коммуникативного дейст­
ния, должна определить специфические условия для вия наряду с телеологическим аспектОМ проведения в
достигаемого в процессе коммуникации согласия, при жизнь того или иного плана действий выделяет в этом
которых Другой может соединить свои действия с дей­ процессе коммуникативный аспект совместного истол­
ствиями Я. 1 8 кования ситуации, и вообще, аспект достижения кон­
(б) Взаимопонимание как механизм координации сенсуса. Ситуация представляет собой некий фраг­
действий. Понятие коммуникативного действия опре­ мент, выделенный в жизненном мире применительно к
делено таким образом, что акты взаимопонимания, той или иной теме. Тема возникает в связи с интереса­
связующие между собой планы действий различных ми и целями участников действия; она очерчивает реле­
участников и соединяющие целенаправленные дейст­ вантную область тематизируемых предметов. Индиви­
вия в единую и связную интеракцию, не могут быть, в дуальные планы действий акцентируют тему и опреде­
свою очередь, сведены к телеологическому действию.» ляют актуальную потребность во взаимопонимании,
Процессы взаимопонимания нацелены на достижение которая должна быть удовлетворена в ходе интерпрета­
согласия, которое зависит от рационально мотивиро­ тивной работы. В этом аспекте ситуация действия есть
ванного одобрения содержания того или иного выска­ одновременно ситуация речи, в которой действующие
зывания. Согласие невозможно навязать другой сторо­ лица попеременно принимают на себя коммуникатив­
не, к нему нельзя обязать соперника, манипулируя им: ные роли говорящего, адресата и соприсутствующих
то, что явным образом производится путем внешнего при этом лиц. Этим ролям соответствуют точки зрения
воздействия, нельзя считать согласием. Последнее всег­ первого и второго лица, как перспективы участников
да покоится на общих убеждениях. Формирование коммуникации, и точка зрения третьего лица, как пер­
убеждений можно проанализировать по реакции на при­ спектива наблюдателя, в которой .отношение Я-Ты
глашение к речевому акту. Речевой акт удается только можно наблюдать и тем самым опредмечивать в качест­
ве интерсубъективной взаимосвязи. Эта система nер­
18 Haberтas. 1971. Bd 1.5.127 ff. спектив говорящего перекрещивается с системой ми­
19 Ср.: Аре/ Кг-О, Intentions, Conventions and Reference to things 11
Раггес Н., Vouveresse J. (Eds). Meaning and Understanding. В1п., 1981.
ровых перспектив (см. ниже (ж».
Р. 79 ff. См. его же: LiU3t sich ethische Vernunft уоп strategischer Ratio-
nalitat unterscheiden? (М5. F. а. М., 1983). 20 Набегтая. 1981. Bd 2. S.82 ff.
202 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕДЕЙСГВИЕ 203

(г) Фон жизненного мира. Коммуникативноедейст­ или иной ситуации действия потребность во взаимопо­
вие можно понимать как круговой процесс, в котором нимании. Но если участники коммуникативного дейст­
положение актора двояко: он является инициатором вия хотят по взаимному согласию претворить в жизнь
действий, рассчитав которые, можно овладеть той или свои планы на основе общего понимания ситуации дей­
иной ситуацией; и в то же время продуктом традиций, ствия, то им приходится договариваться о чем-то nро­
в которых он живет, сплоченных групп, к которым он исходящем в мире. При этом они выдвигают формаль­
принадлежит, и процессов социализации, в которых он ный концепт мира (как совокупности существующих
достигает зрелости.
обстояний вещей) в качестве той системы отсчета, с
В то время как сопряженный с той или иной ситуа­ помощью которой они могут решить, что в том или
цией фрагмент жизненного мира в качестве некоей ином случае имеет или не имеет места. Однако изложе­
проблемы надвигается на действующего индивида, так ние фактов представляет собой лишь одну из многих
сказать, спереди, сзади его поддерживает жизненный функций языкового общения. Речевые действия служат
мир, который не только образует контекст процессов не только для представления (или предвосхищения) со­
понимания, но и предоставляет для них ресурсы. Тот стояний и событий, когда говорящий ссылается на что­
или иной общий для многих жизненный мир предлага­ либо существующее в объективном мире. Они служат
ет определенный запас культурных самоочевидностей, еще и для установления (или возобновления) межлич­
из которого участники коммуникации в своих интер­ ностных отношений, когда говорящий ссылается на
претативных усилиях заимствуют устраивающий всех что-либо в социальном мире интеракций, регулируемых
образец истолкования. на основании закона, а также для манифестации пере­
Эти устоявшиеся в культуре фоновые допущения живаний, то есть для самопредставления, когда говоря­
составляют лишь одну компоненту жизненного мира; щий ссылается на что-либо в субъективном мире, к ко­
сплоченность групп, интегрированных на основе тех торому у него есть привилегированный доступ. В осно­
или иных ценностей, и компетенции образующих об­ ву своих усилий по достижению взаимопонимания
щество индивидов, в ином отношении, как культурные участники коммуникации кладут систему отсчета, со­
традиции, тоже служат ресурсами для действий, ориен­ стоящую не менее чем из трех миров. Таким образом,
тированных на достижение вэаимопонимання.» согласие в повседневной коммуникативной практике
(д) Процесс взаимопониманиямежду миром и жиз­ может опираться одновременно на разделяемое не­
неННЫ.М миром. Жизненный мир образует, таким обра­ сколькими субъектами пропозициональное знание, на
зом, интуитивно уже заранее понимаемый контекст согласие в нормативном плане и на взаимное доверие.
ситуации действия; в то же время он поставляет ресур­ (е) Ссылки на мир и притязания на значимость. До­
сы для процессов истолкования, в которых участники стигают ли участники коммуникации согласия, опреде­
коммуникации стараются покрыть возникающую в той ляется по тем позициям приятия-неприятия, исходя из
которых адресат приемлет или отвергает выдвинугые
21 Habermas. 1981. Bd 1. S. 385 ff. говорящим притязания на значимость. В установке,
204 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 205

ориентированной на взаимопонимание, говорящий действия, руководствуясь точками зрения, указанными


каждым своим членораздельнымвысказыванием выдви­ в пунктах (а)-(е), то можно осознать те возможности,
гает притязание на то, что:
которыми, согласно данному анализу, располагает ком­
произнесенное высказывание истинно (то есть пред­ петентный субъект речи. У него в принципе есть выбор
посылки существования указанного пропозиционально­ между когнитивным, интерактивным и экспрессивным
го содержания соответствуютдействительности); модусом применения языка и соответствующими клас­
~c учетом данного нормативного контекста речевое сами констативных, регулятивных и репрезентативных
деиств~е правильно (то есть, что легитимен сам норма­ речевых действий, для того чтобы в аспекте некоего
тивныи контекст, которому оно подчинено); и универсального притязания на значимость сосредото­
в манифестируемойречевой интенции подразумева­ читься либо на вопросах истинности, либо на вопросах
ется то же, что и выражается явно. справедливости,либо на вопросах вкуса или самовыра­
Кто отклоняет приглашениек членораздельномуре­ жения личности. У него есть выбор между тремя фун­
чевому акту, тот оспаривает действенность того или даментальными установками и соответствующими ми­
иного высказывания по крайней мере в одном из трех ровыми перспективами. Кроме того, децентрированное
аспектов: истинности, правильности или правдиво­ миропонимание позволяет ему принимать в отношении
сти. Своим «нет» он заявляет о том, что высказывание внешней природы не только объективирующую, но и
не Выполняет по меньшей мере одну из своих функций нормосообразующую или экспрессивную установку; в
(представленияобстояний вещей, обеспечения межлич­ отношении общества - не только нормосообразую­
ностной связи или манифестации переживаний), по­ щую, но и объективирующую или экспрессивную; в от­
скольку оно не согласуется либо с этим миром объек­ ношении внутренней природы - не только экспрес­
тивно существующих обстояний вещей, либо с нашим сивную, но и объективирующую или нормосообразую­
миром легитимно упорядоченных межличностных от­ щую установку.
ношений, либо с тем или иным миром субъективных (2) Децентрированное миропонимание предполага­
переживаний. В нормальных условиях повседневной ет, таким образом, дифференциацию ссылок на мир,
коммуникации эти аспекты никоим образом не разли­ притязаний на значимость и основных установок. Этот
чаются отчетливо; но в случае, когда возникает разлад процесс сводится, в свою очередь, к проведению разли­
и проблемы упрямо не хотят разрешаться, компетент­ чий между миром и жизненным миром. В каждом созна­
ные субъекты речи могут провести различие между от­ тельно осуществляемом коммуникативном процессе в
дельными ссылками на мир, тематизировать отдельные той или иной мере воспроизводится эта дифференциа­
притязания на значимость и настроиться на то, что в ция, с трудом усваиваемая в ходе онтогенеза речевой и
том или ином случае выступает перед ними как нечто деятельностной способности: от рассеянного, только
объективное, нормативное или субъективное. интуитивно присутствующего и абсолютно достоверно­
(ж) Мировые nерсnективы. Итак, если эксплициро­ го фона жизненного мира отделяются сферы тех пред­
вать Структуры ориентированногона взаимопонимание метов, о которых в том или ином случае может быть
206 ю. ХАБЕРМАС
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСГВИЕ 207

достигнуто нетвердое согласие. Чем дальше продви­


в отношении существующих обстояний вещей объекти­
гается эта дифференциация, тем яснее становятся раз­ вирующую, в отношении регулир~емых на основании
личимы, с одной стороны, горизонт бесспорных, интер­ закона межличностных отношении - нормосеобразу­
субъективно разделяемых и нетематизируемых само­ ющую, а в отношении собственных переживаний - экс­
очевидностей, остающийся за спиной участников прессивную установку (и еще раз варьировать эти уста­
коммуникации; а с другой - то, что в качестве консти­ новки в зависимости от соотнесенности с каждым из
туированных в их внутреннем мире содержаний комму­ трех миров). С другой стороны, для того чтобы иметь
никации находится перед ними - объекты, которые возможность договориться друг с другом относитель­
они могут воспринимать и которыми могут манипули­ но чего-либо существующего в объективном, социаль­
ровать, обязующие нормы, которые они могут соблю­ ном или субъективном мире, они должны также при­
дать или нарушать, а также привилегированным обра­ нять установки, сопряженные с коммуникативными ро­
зом доступные переживания, которые они могут мани­ лями первого, второго и третьего лица.
фестировать. В какой мере участники коммуникации Децентрированное миропонимание характеризуется,
воспринимают то, Относительно чего они хотят достичь таким образом, комплексной перспективной структу­
взаимопонимания, в качестве чего-то существующего
рой, вбирающей в_себя как перспективы, обо:нованные
в мире, чего-то отрешенного от образованного Жизнен­ в рамках заданнои тремя мирами формальнои системы
ным миром фона и на этом фоне выдающегося, в той отсчета и связанные с установками по отношению к
мере явным образом удостоверенное отличается от им­ миру, так и перспективы, заложенные в самой речевой
плицитно сознаваемых достоверностей, а передавае­ ситуации и связанные с коммуникативными ролями.
мые друг другу содержания приобретают характер зна­ Грамматическими коррелятами этих мировых и субъек­
ния, которое подразумевает возможность обоснования тивных перспектив выступают три основных модуса
притязает на действенность и критикует ее, и потому употребления языка, с одной стороны, и система лич­
не без оснований может быть оспорено.и ных местоимений - с другой.
Для наших намерений важно отличать мировые пер­ Решающим доводом в пользу нашей постановки во­
спективы от перспектив говорящего. С одной Стороны, проса является здесь то, что в ходе развития этой комп­
участники коммуникации должны обладать определен­
лексной перспективной структуры мы получаем в свои
ной компетенцией, чтобы в случае надобности Принять руки также и ключ к желанному обоснованию ступеней
морали на основе логики развития. Прежде чем в двух
22 Это излишне упрощенное противопостаВление пренебрегает последующих разделах я обращусь к соответствующим
различием между теми составляющими жизненного мира, которые ни исследованиям, мне хотелось бы привести основную
разу не были извлечены и тематизированы из интуитивно наличест­
вующего фонового знания, и теми хотя бы однажды тематизирован­ мысль, которой я при этом буду руководствоваться.
ными ~гo составляющими, которые были вновь интегрированы в жиз­ Я убежден, что ведущий к децентрированному ми­
ненныи мир и тем самым признаны бесспорными вторично (на это ропониманию онтогенез мировых перспектив и nер­
мое внимание обратил У. Маттисен).
спектив говорящего поддается прояснению только во
208 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСГВИЕ 209

взаимосвязи с развитием соответствующих структур ин­ ленные типы действия. Тогда введение перспективы на­
теракции. Если мы, вместе с Пиаже, отправляемся ОТ блюдателя в область интеракции и сопряжение ее с пер­
действия, то есть от активного разбирательства КОН­ спективами Я-Ты позволяет вывести координирование
структивно обучающегося субъекта с окружающим его действий на новый уровень. В результате обеих этих
миром, то, во-первых, нетрудно допустить, что комп­ трансформаций возникает полноценная система пер­
лексная система перспектив вырастает из двух корней: спектив говорящего: коммуникативные роли первого,

с одной стороны, из перспективы наблюдателя, кото­ второго и третьего лица объединяются только после пе­
рую ребенок приобретает в ходе воспринимающе-мани­ рехода к конвенциональной ступени интеракции.
пулирующего обращения с окружающим его физиче­ По-другому восполняется система мировых nер­
ским миром, а с другой - из взаимно соотнесенных спектив, Чтобы реконструировать этот процесс, мы
друг с другом перспектив отношения Я-Ты, которые можем опереться на то наблюдение, что на конвенцио­
усваиваются ребенком в символически опосредованном нальной ступени интеракции друг другу противостоят
обращении с соответствующими лицами (в рамках со­ два новых типа действия, а именно стратегическое дей­
циализирующей интеракции). Перспектива наблюдате­ ствие и руководствующаяся нормами интеракция. По­
ля закрепляется позднее в объективирующей установке скольку, интегрируя перспективу наблюдателя в область
по отношению к внешней природе (то есть к миру су­ интеракции, ребенок научается воспринимать такие ин­
ществующих обстояний вещей), в то время как перс­ теракции - и свое участие в них - в качестве процес­
пективы отношения Я-Ты упрочиваются в тех уста­ сов, проИСХОдЯщих в объективном мире, постольку по
новках первого и второго лица, которые связаны с ком­ линии конфликтного поведения, направленного на реа­
муникативными ролями говорящего и слушателя. Этой лизацию собственных интересов, может сформировать­
стабилизацией они обязаны преобразованию и диффе­ ся тип действий, ориентированных чисто на достиже­
ренциации исходных перспектив: перспектива наблю­ ние успеха. Но одновременно с привыканием к страте­
дателя встраивается в систему мировых перспектив, а гическому образу действий в поле зрения вступает и
перспективы Я-Ты восполняются до системы пер­ альтернативная возможность нестратегического дейст­
спектив говорящего. При этом развитие структур инте­ вия. И коль скоро восприятие социальных интеракций
ракции может служить путеводной нитью для реконст­ дифференцируется в этом смысле, подросток не может
рукции этих процессов. уклониться от императива, обязующего его на конвен­
Во-вторых, я рассмотрю следствия той гипотезы, со­ циональном уровне реорганизовать также и будто бы
гласно которой восполнение системы перспектив гово­ оставленные в стороне типы нестратегического дейст­
рящего проходит в два шага, которые можно грубо выде­ вия. При этом социальный мир руководствующихся
лить в их развитии. С точки зрения структуры прекон­ нормами интеракции, которые могут быть тематизиро­
венциональная ступень интеракции может быть понята ваны, отделяется от фонового жизненного мира.
как воплощение перспектив Я-Ты, усвоенных в ходе Я намерен поэтому, в-третьих, развить гипотезу, со­
выполнения ролей говорящего и слушателя, в опреде- гласно которой введение перспективы наблюдателя в
210 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕДЕЙСТВИЕ 211

область интеракции дает также импульс к тому, чтобы перспектив и перспектив говорящего. Такая гипотети­
конституировать социальный мир, а также оценить те ческая реконструкция в лучшем случае может послу­

или иные действия с точки зрения соблюдения или на­ жить руководством для дальнейших исследований. Ко­
рушения норм, получивших общественное признание. нечно, наши гипотезы требуют проведения не без труда
Для того, кто принадлежит к социальному миру, по­ устанавливаемого различия между (а) коммуникативны­
следний составляется в точности из тех норм, которые ми ролями и перспективами говорящего, (б) осуществ­
определяют, какие интеракции в том или ином случае лением этих перспектив в различных типах интеракции

входят в совокупность оправданных межличностных и (в) перспективной структурой такого миропонима­


отношений; все акторы, для которых имеет силу такой ния, которое допускает выбор между основными уста­
набор норм, принадлежат одному и тому же социально­ новками по отношению к объективному, социальному
му миру. А кроме того, с понятием социального мира и субъективному миру. Я сознаю трудности, вытекаю­
связана и нормосообразующая установка, то есть та щие из того, что мне придется извне применить анали­

перспектива, в которой говорящий соотносится с об­ тические точки зрения, приведенные в пунктах (а), (б)
щепризнанными нормами.ч и (в), к материалу, обнаруженному в предшествующих
Основные социально-когнитивные понятия «соци­ исследованиях.

ального мира» и «руководсгвующегося нормами взаи­


модействия» формируются, таким образом, в рамках I/I. Интеграция перспектив участника и наблюдателя
децентрированного миропонимания, обязанного своим и преобразование nрекон.вен.цион.альн.ых типов
возникновением дифференциации мировых перспектив действия
и перспектив говорящего. Эти весьма сложные предпо­
сылки кольберговых социальных перспектив должны, Прежде всего я займусь истолкованием приводимых
наконец, вложить в наши руки путеводную нить, для Р. Селманом ступеней смены перспектив в аспекте по­
того чтобы свести ступени морального суждения к сту­ ступенного построения системы полностью обратимых
пеням интеракции. перспектив говорящего О). Далее я опишу четыре раз­
В дальнейшем речь может идти только о том, чтобы, личных типа интеракции, в коих представлены пер­

опираясь на имеющиеся эмпирические исследования, спективы отношения Я-Ты, чтобы затем на примере
сделать достаточно убедительными только что изло­ преобразования конфликтного поведения, руководству­
женные допущения относительно онтогенеза мировых ющегося осуществлением собственных интересов, в
стратегическое действие показать, к каким результатам
23 Соответствующая гипотеза для построения внутреннего мира, приводит введение в область интеракции перспективы
отграниченного от мира объективного и мира социального, интересу­ наблюдателя (2). В заключение я реконструирую про­
ет нас лишь постольку, поскольку с этим субъективным миром пере­ цесс преобразования действия, руководствующегося ав­
живаний, которые могут быть при случае тематизированы, связана
торитетом, и кооперативного поведения, руководствую­
еще одна основная установка и третья перспектива, восполняющая
систему мировых перспектив, щегося осуществлением тех или иных интересов, в дей-
212 Ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕДЕЙСТВИЕ 213

ствие, регулируемое нормами, для того чтобы показать, вы актора и с точки зрения воздействия на него. К примеру, при
что комплексная структура перспектив действия, ори­ таком простом, однонаправленном понимании соотношения перспек­

ентированного на достижение взаимопонимания,может тив и причинности В межличностном взаимодействии, подарок до­

развиваться только по этой линии. ставляет человеку радость. Там, где имеет место какое-либо пред­
ставление об обоюдной направленности и взаимности, оно ограничи­
(l) в своем сводном изложении Селман характери­
вается физическим аспектом: ребенок, которого ударили, дает
зует три ступени смены перспектив, используя понятия
обидчику сдачи. Считается, что на какое-либо действие иидивид дол­
личности и отношения.»
жен отвечать подобным же действием.
Ступень 2. Принятие саморефлексивной (от второго лица) и вза­
Таблица 3 имонаправленной перспективы (между 7 и 12 годами).
Перспективы действии (по Селману) Понятие о личности: саморефлексивная (второе лицо). Ключе­
выми концептуальными достижениями на второй ступени выступает
Ступень 1. Принятие дифференцированной и субъективной пер­
развитие у ребенка способности мысленно выходить за пределы соб­
спективы (между 5 и 9 годами).
ственной позиции и принимать саморефлексивную точку зрения (или
Понятие о личности: дифференцированная. На первой ступени
точку зрення второго лица) в отношении своих мыслей и поступков,
ключевым концептуальным достижением является установление яс­
а также понимание того, что и другие могут поступать таким же об­
ного различия между физическими и психологическими чертами лич­
разом. Мысли или чувственные состояния личности рассматриваются
ности. Как результат, проводится различие между интенциональными
как составные, например, совмещающие в себе любопытство, испуг и
и неинтенциональными актами, а также порождается новое сознание
удовольствие, но все еще как комплексы изолированных друг от
того, что каждый человек живет уникальной и скрытой субъективной
друга и последовательных или примешивающихся друг к другу аспек­
психологической жизнью. Однако мысли, мнения или чувственные
тов, например любопытство и удовольствие снекоторой примесью
состояния индивнда представляются единым целым, а не каким-либо
испуга. При этом учитывается, что как сам ребенок, так и другие
их смешением.
индивиды способны открыто совершать такие действия, которые
Понятие об отношении: субъективное. Субъективные пер спек­
они, быть может, и не хотели (не намеревались) совершить. Личнос­
тивы, присущие себе самому и другому, ясно различены и осознаются ти рассматриваются как способные на двоякую ориентацию в социу­
как потенциально расходящиеся. Однако все еще представляется, что
ме: на видимые явления, которые можно выставить напоказ, и на
субъективное состояние другого человека можно четко определить
обладающую большей подлинностью скрытую реальность.
простым физическим наблюдением. Соотношение этих перспектив
Понятие об отношении: взаимонаправленное. Различия между
понимается однонаправленно и односторонне, в терминах перспекти-
перспективами рассматриваются как относительные, ввиду того что

на второй ступени ребенок осознает уникальность ряда устанавлива­


24 Я опускаю нулевую ступень, где ребенок еще не предпринимает емых каждой отдельной личностью ценностей и целей. Осознанная
проведения каких-либо различий, которые заслуживали бы рассмот­
двунаправленость взаимных отношений составляет отличительный
рения в нашей связи. Столь же мало я обращаю внимание и на чет­
признак поиятия об отношениях на второй ступени. Речь идет о вза­
вертую ступень, ибо она уже предполагает введение понятия нормы
имонаправленности мыслей и чувств, а не одних только действий.
действия, которое, как мы увидим, не может быть реконструировано
только с учетом смены перспектив, но требует применения социаль­ Ребенок переносит себя на место другого лица и понимает, что дру­
но-когнитивных понятий, имеющих иное происхождение: Селману не гой сделает то же самое. В строгих логико-механических терминах
удается различить третью и четвертую ступени только с позиций ребенок усматривает теперь в смене перспектив возможность беско­
смены перспектив. нечного регресса (<<Я знаю, что она знает, что я знаю, что она
214 ю. ХАБЕРМАС
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕДЕЙСТВИЕ 215

знает...» и т. д.). Ребенок осознает также, что различение внешнего стичь понимания интеракции с помощью модели бесконечного ре­
проявления и внутренней реальности означает, что индивнд может гресса, и перспектива третьего лица на этом уровне позволяет по~­
обмануть других людей в отношении своих внугренних состояний, росткам выйти в абстракции за пределы межличностного взаимодеи­
чем полагаются строгие пределы возможности принимать внутрен­ ствия и в одно и то же время совместно обдумывать и координиро­
нюю точку зрения другого лица. По сути дела, обоюдонаправлен­ вать между собой собственные перспективы и перспективы другого
ность, характеризующая этот уровень, приводит на практике к разря­ лица (или других лиц), а также взаимодействие между ними. Мысля­
жению обстановки, когда обе стороны оказываются удовлетворены, щие субъекты видят на этой ступени потребность в координации вза­
но и попадают в относительную изоляцию: два отдельных индивнда имонаправленных перспектив и полагают, что социальная удовлетво­
принимают во внимание самих себя и другую сторону, но упускают
ренность, понимание или какое-либо решение должны быть взаим­
из виду систему отношений между ними.
ными и скоординированными, для того чтобы быть подлинными и
Ступень З. Принятие перспективы третьего лица и взаимной эффективными. Отношения представляются, скорее, в виде неких не:
перспективы (между 10 и 15 годами).
прерывно развивающихся систем, в коих происходит взаимныи
Понятие о личности: третье лицо. На третьей ступени личность обмен мыслями и опытом.Р
рассматривается подростками как некая система установок и ценно­
стей, сохраняющая относительное постоянство в течение долгого в возрастную группу от 5 до 9 лет26 укладывается
времени, в противоположность подверженному случайным изменениям
процесс овладения языком. Принятие неполных пер­
смешению состояний, которое имело место на второй ступени. Реша­
ющий концептуальный прорыв осуществляется в направлении спо­ спектив, характерное для первой ступени, надстраива­
собности принимать истинную точку зрения третьего лица, выходить ется уже на устойчивом цоколе интерсубъективности,
за пределы не только своей собственной, непосредственной точки опосредованной с помощью языка. Если вслед за
зрения, но и за пределы самого себя как целостной системы. Здесь ДЖ. Г. Мидом исходить из того, что подросток достигает
формируется представление о том, что мы могли бы назвать «наблю­ понимания тождественных значений, то есть интерсубъ­
дающим Я», благодаря которому подросток вндит (и полагает, что ективно действенных конвенций в отношении этих зна­
другие тоже видят) себя в одно и то же время и действующим лицом,
чений, посредством постепенного принятия в ходе интер­
и объектом действия, в одно и то же время и действует, и размышля­
акции перспектив и установок некоего эталонного лица,
ет о том, какие последствия это действие возымеет для него самого,
размышляет о том, как сам он взаимодействует с самим собой. то исследованное Селманом развитие перспектив дей­
Понятие об отношении: совместное. Перспектива третьего лица ствия примыкает к уже завершенной истории смены
позволяет большее, нежели только принять точку зрения другого на перспектив в языковой области. Ребенок, умеющий го-
самого себя; истинная перспектива третьего лица, характерная для
третьей ступени, в одно и то же время включает в себя и координи­ 25 Selman R. L. The Growth of Inteгpersona1 Understanding. New
рует между собой собственную перспективу и перспективу другого York, 1981. Р. 38 ff; Keller М. Kognitive Entwick1ung und sozia1e ~om­
(или других), и потому та или иная система или ситуация и все, кто petenz. Stuttgart, 1976; Geulen D. Perspektiventibernahme und sozla1es
участвует в ней, рассматриваются с точки зрения третьего лица или в Hande1n. F. а. М., 1982.
иной обобщенной перспективе. Несмотря на то что на втором уровне 26 Возрастные показатели, конечно же, относительны и изменя­
логика бесконечного регресса как вперед, так и назад действительно ются в зависимости от исследуемой ситуации. Из естественных кон­
обнаруживалась, выводы из нее сделаны не были. На третьей ступени текстов наблюдения видно, что дети (в современных западных общест­
становятся ясны ограниченность и крайняя тщетность попыток до- вах) уже в более ранний период располагают соответствующими ком­
петенциями.
216 ю. ХАБЕРМАС
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСГВИЕ 217

ворить, уже научился тому, как с коммуникативными це­ для первой ступени Селман постулирует, что ребе­
лями адресовать то или иное высказывание слушателю и нок хотя и различает между собой перспективы толко­
как, напротив, понимать самого себя в качестве адресата вания и действия, присущие различным участникам ин­
такого высказывания. Он овладевает взаимонаправлен­ теракции, но при оценке действий других индивидов
ными отношениями Я-Ты между ГОворящим и слуша­ еще не способен, сохраняя свою собственную позицию,
телем, как только научается отличать слова от действий. перенестись в то же время на место другого. Поэтому
Тогда он отличае~ акты общения с неким слушателем, он не может и оценить с точки зрения другого свои
то есть речевые деиствия и ИХ Эквиваленты от актов воз­ собственные действия.» Ребенок начинает отличать
действия на какой-либо физический ил~ социальный внешний мир от мира внутреннего, к которому у него
объект. Следовательно, исходная ситуация, от которой есть привилегированный доступ; однако у него отсутст­
мы будем отталкиваться в наших раСсуждениях, харак­ вуют четко определенные базовые социально-когнитив­
теризуется тем, что взаИМООтношение между говорящим ные понятия для мира нормативных отношений, кото­
и слушателем устан~вилось на уровне коммуникации, но рые Кольберг приводит для конвенциональной ступени
eu:e не на уровне действия, Ребенок ПОнимает, что Лру­ социальных перспектив. На этой ступени ребенок кор­
гои имеет в виду в Своих высказываниях, требованиях, ректно использует повествовательные и побудительные
з~влениях и пожеланиях, и знает, каким образом Дру_ предложения, предложения, выражающие желания и
гои понимает высказывания Я. Но эта взаимонаправлен­ намерения. С нормативными предложениями он еще не
ность перспектив говорящего и слушателя, относящаяся связывает какого-либо ясного смысла; повелительные
к тому, что сказано, еще ничего не говорит о взаимона­ предложения еще не различаются сообразно тому, свя­
nравленности действенных ориентаций и в любом слу­ зывает ли с ними говорящий некое субъективное власт­
чае не может быт~ автоматически распространена на ное притязание или же нормативное, то есть неличност­
структуру ожидании, имеющих место со стороны дейст­ ное притязание на значимостъ.е
вующего ИНДивида, на те перспективы, исходя из кото­ Первый шаг к координации планируемых действий
рых акторы разрабатывают и стараются осуществить различных участников интеракции на основе общего
планы своих действий. Кроме взаимонаправленности для них понимания ситуации состоит тем самым в том,
перс~ектив говорящего координация планируемых дей­ чтобы распространить взаимонаправпенное отношение
ствии требует некоторого ограничения перспектив дей­ между говорящим и слушателем на отношение между
ствия. С этой точки зрения Селмановы ступени можно
интерпретировать следующим образом.ч
28 Selтan R. L. Stufen der Rol1eniibernahme in der mitt1eren Kind-
heit 11 D6bert R., Habermas Г; Nunner-Winkler G. (Hrsg.). Entwick1ung
_ 27 Взаимосвязь между употреблением притяжательных местояме­ des Ichs. КО1п. 1977. S. 111.
29 Растущая деперсонализация. авторитет~ . исследуе!ся в работе:
ни~ и перспеlCТ".Вами действия освещена в работе: B6hтe К. Child-
ce~ s UпdеrstandlПg and Awareness of German Possessive Pronouns. Damon W. Zur Entwick1ung der sozIa1en КоgшtlОП des KI~des Н Edels-
NIJmegen, 1983. Р. 156 ff. tein W., Kellner М. (Hrsg.). Perspektivitiit und [пгегргегапоп. F. а. М ..
1982. S.110 ff, ер.: 121 ff.
218 ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕДЕЙСТВИЕ 219

акторами, истолковывающими общую ситуацию дей­ нейтральной установкой стороннего лица, которое про­
ствия в свете тех или иных своих планов, исходя из раз­ сто присутствует при процессе интеракции в роли слу­
личных перспектив. Селман не случайно характеризует шателя или зрителя. При таком условии образовавшая­
эту ступень смены перспектив через точку зрения «вто­ ся на предыдущей ступени вэаимонаправленностьдея­
рого лица». Ведь с переходом ко второй ступени под­ тельностных ориентаций может предстать в качестве
росток научается обращать друг на друга деятельност­ предмета и доведена до сознания в своей системной
ные ориентации говорящего и слушателя. ОН может пе­ взаимосвязи.
ренестись на точку зрения другого индивида и знает что Такое восполнение системы действенных перспек­
и другой Mo~eT перенестись на его точку зрения, в 'пер­ тив означает в то же время и актуализацию полноцен­
спективу деиствия Я; Я и Другой могут по мере надо­ ной, заложенной в грамматической системе личных
бности принимать в отношении собственных деятель­ местоимений системы перспектив говорящего, которая
ностных ориентаций установку противнойСТороны. Тем позволяет выйти на новый уровень организации диало­
самым коммуникативныероли первого и второго лица га. 3 О Новизна структуры состоит в том, что взаимное
обретают эффективность в плане координации дейст­ ограничение деятельностных ориентаций первого и
вии. Встроенная в перформативную установку говоря­ второго лица может быть понято как таковое из пер­
щего перспективнаяструктура имеет теперь определяю­ спективы некоего третьего. Коль скоро структура интер­
щее значение не только для достижения взаимопонимя, акции преобразуется в указанном смысле, его участни­
ния, но и для самой интеракции. Тем самым перспективы ки могут не только взаимно перенимать друг у друга
Я-Ты ис.?ользуются говорящим И слушателем для эф­ действенные перспективы, но и обменивать перспекти­
фективнои Координации их действий. вы участников интеракции на перспективу наблюдателя
Эта перспективная структура вновь изменяется с и трансформировать их друг в друга. На этой, третьей
переходом к третьей ступени, поскольку в область ин­ ступени смены перспектив осуществляется построение
теракции вводится перспектива наблюдателя. Естест­ «социального мира», которое было подготовлено на
венно, дети сызмала научаются корректному употреб­ второй ступени. Прежде чем показать, как это проис­
лению местоимения третьего лица, коль скоро они по­ ходит, я должен сперва охарактеризоватьте типы меж­
нимают друг друга, когда разговор заходит о других личностного взаимодействия, которые при переходе от
лицах, их высказываниях, их имуществе и пр. Они второй ступени к третьей преобразуются в стратегиче­
также могут уже принимать объективирующуюустанов­ ское или в руководствующеесянормами действие.
ку по отношению к ВОСпринимаемым и допускающим
манипуляцию вещам И событиям. Теперь же подростки 30 Auwarter М.• Кirsch Е. Zur Interdependenz уоп kommunikativen
учатся из перспективы такого наблюдателя вновь обра­ und interaktiven Fahigkeiten in der Ontogenese и Мапепз К. (Hrsg.).
щаться к межличностномуотношению с тем или иным Кindliche Kommunikation. F. а. М .• 1979. S. 243 ff; dies., «Katja, spielst
участником интеракции, в которое они вступают в пер­ du та! die Andrea?» 11 Mackensen R., Sageble/ F. (Hrsg.). Soziologische
Analysen, Bln. Т. U., 1979. S.473 ff; dies., Zur Ontogenese der sozialen
формативной установке. Они соединяют последнюю с Interaktion. MS. MUnchen, 1983.
220 ю. ХАБЕРМАС
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ 221

(2) Изначально Селман развивал свою теорию на ос­ виях равных дружеских отношений, напротив, устанав­
нове клинических опросов, следовавших за показом ливается симметрия между однородными поведен чес­
двух КИНОсюжетов. В центре внимания одного из этих кими ожиданиями. В плане координации действий уп­
коротких фильмов находится Холли, восьмилетняя де­ равляемая авторитетом дополнительность приводит к
вочка; дилемма, с которой она столкнулась, отражает тому, что один из участников интеракции держит под
конфликт между обещанием, которого добился от нее своим контролем тот вклад, который вносит в интерак­
отец, и Отношениями с ПОдругой, которой она должна цию другой; напротив, взаимонаправленность, управля­
помочь.ч История построена таким образом, что в этом емая реализацией интересов, означает, что участники
конфликте в СТОЛкновение друг с другом приходят те интеракции взаимно контролируют в нем свои роли.
две системы действий, которые прежде всего обладают По-видимому, комплементарные социальные отно­
значимостью для детей соответствующей возрастной шения, управляемые авторитетом, с одной стороны, и
группы: семья и круг друзей. дж. Юннис сравнил друг с симметричные социальные отношения, управляемые
другом социальные отношения, которые, как правило, интересами, - с другой, определяют два различных
имеют место, с одной стороны, между детьми и взрос­ типа интеракции, которые могут воплощать в себе ту
лыми, а с другой - между сверстниками, с точки зре­ самую перспективную структуру, а именно ту взаимо­
ния структуры.» Он характеризует их различными фор­ направленность перспектив действия, которая характе­
мами взаимонаправленности. Несимметричная форма ризует вторую ступень исследованной Селманом смены
взаимонаправленности, а именно отношение дополни­ перспектив. В действия обоих типов встроены пер спек­
тельности между разнородными поведенческицц ожи­ тивы Я-Ты, которые принимают в отношении друг
даниями, складывается, скорее, в условиях перепада друга говорящий и слушатель. Согласно Селману, дети
властного авторитета, то есть в семье, тогда как в усло- на этой ступени имеют в своем распоряжении и ана­
31 Х
логичные по своей структуре понятия поведенческих
« олли - восьмилетняя девочка, которая любит лазить по де- ожиданий, властного авторитета, мотивов действия и
ревьям. Она может вволю заниматься этим, благо деревьев в округе
хватае:. Однажды, спускаясь с одного высокого дерева, она упала с способности к действию. Эта социально-когнитивпая
нижнеи ветви на землю, но не ушиблась. Ее отец видел, как она упала. оснастка позволяет проводить различие между внеш­
В сильном испуге он просит ее пообещать ему, что она не будет ним миром и внутренней сферой личности, приписы­
больше лазить по деревьям. Холли дает обещание. В тот же день она вать участникам взаимодействия интенциональные на­
встречается со своей подругой Шин. Котенок Шин забрался высоко
на дерево, запутался в ветвях и не может слезть вниз. Нужно немед­ мерения и ориентацию на удовлетворение тех ил~ иных

ленно что-то предпринять, чтобы он не свалился оттуда. Только потребностей, а также отличать намеренные деиствия
Холли умеет так хорошо лазить по деревьям, что Смогла бы добраться от не намеренных. Тем самым дети приобретают и спо­
до котенка и спустить его на землю, но она вспоминает об обещании
собность в случае необходимости направлять интерак­
которое дала своему отцу» (Selman Н Dobert, Habermas, Nunner-Win~
kler. 1977. S. 112). цию по пути обманных маневров.
. 32 Youniss1. Die Entwicklung уоп Freundschaftsbeziehungen Н Ede1- В отношениях сотрудничества их участники отказы­
stеш, Кеllег. 1982. S.78 ff. ваются прибегать к обману. В отношениях, управляе-
222 Ю. ХАБЕРМАС МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕДЕЙСТВИЕ 223

мых авторитетом, зависимая сторона даже в конфликт­ мость, ОН попытается разрешить конфликт между сво­
ной ситуации не может воспользоваться обманным ма­ ими потребностями и императивными заданиями, по­
невром. Возможность воздействовать на поведение лучаемыми им от противной стороны, тем путем, на
Другого путем обмана существует только при том усло­ котором его минуют грозящие ему санкции; он будет
вии, что Я рассматривает социальные отношения как строить свои действИЯ на таких соображениях, которые
симметричные (а) и истолковывает ситуацию действия по своей структуре сходны с суждениями, относящими­
под углом зрения конфликтующих друг с другом по­ ся к первой моральной ступени Кольберга (см. табл. 1).
требностей (б). Это конкурентное поведение требует В случае же, если власть воспринимается ребенком как
взаимного воздействия Я и Другого друг на друга. Ко­ равно распределенная, он может попытаться обратить
нечно, такого рода конкуренция находит место и в рам­ себе на пользу те возможности обмана, которые пре­
ках института семьи, то есть в условиях объективно су­ доставляет ему отношение симметрии. ДЖ. Г. Флавель
ществующего перепада властного авторитета у разных моделирует этот случай в своем эксперименте с монет-
поколений; но в данном случае ребенок ведет себя по кой.>
отношению к представителям старшего поколения так, психологическое исследование смены перспектив
как если бы между ним и ими имело место отношение остановил ось сперва на этом особом случае, то есть на
симметрии. Поэтому было бы лучше различать между одном из четырех типов интеракции. Как известно,
собой преконвенциональныетипы действия не по си­ Флавель выбирает для своих экспериментов следую­
стемам, в которых это действие разворачивается, а с щую ситуацию: под двумя перевернутыми чашками
более абстрактной точки зрения форм его взаимона­ спрятана та или иная сумма денег (соответственно один
правленности. или два никеля), которая указана также и на обращен­
Во втором и четвертом случаях конфликты разре­ ном кверху донышке этих чашек. Испытуе~ым н~гляд­
шаются с помощью различных стратегий. В случае, но демонстрируется, что между надписаннои и деистви­
если ребенком воспринимается собственная зависи- тельно спрятанной суммой имеет место отношение, ко­
торое можно изменять произвольно. Задача состоит в
Таблица 4 том, чтобы втайне распределить монетки таким обра­
Преконвенционаяьные типы действия зом, чтобы человек, которого затем приглашают вы­
брать чашку, под которой, как ему кажется, спрятана
Ориентация действия
Форма большая сумма, ошибся и ушел ни с чем. Условия оп­
взаимонаправленности на сотрудни­
на конфликт ределены таким образом, что испытуемые попадают в
чество
рамки элементарного состязательногО поведения и ста­
раются косвенным образом повлиять на решения, при-
Дополнительность 2
(управляется авторитетом)
Симметрия 3 4 зз Flavell J. Н. е! аl. ТЬе Developmentof Role-Taking апd Согппш­
(управляется интересами) nication Ski11s in Children. New York, 1968.
224 ю. ХАБЕРМАС
МОРАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И КОММУНИКАТИВНОЕдЕЙСТВИЕ 225

нимаемые противной стороной. Ограниченные этими


и примут во внимание, что партнер сумеет распознать
рамками участники взаимодействия исходят из того,
и выбранную ими стратегию В (вместе с той взаимо­
что (а) каждый преследует только с