Вы находитесь на странице: 1из 6

История УИС Бурятии

В Республике Бурятия история пенитенциарной системы начинается с 1803 года, когда


впервые по Указу Иркутской казенной палаты был построен Верхнеудинский тюремный
деревянный острого, в котором отбывали наказание разбойники.
Осень, 1813 год - начало строительство нового острога в два флигеля: один для
приходящих колодников, другой для караульной команды с палисадом в двух саженях от
них. За постройкой тюремного острога наблюдал Верхнеудинский земский исправник
господин Геденштром, которому уездное казначейство отпускало деньги на его
постройку.
Ноябрь, 1814 год – строительство деревянного острога завершилось, он сдан в ведение
Верхнеудинского городничего Измайлова.
Февраль, 1815 год – статный советник Иркутского гражданского губернатора направил
письмо Верхнеудинскому общему присутствию об устранении неисправностей,
обнаруженных при сдаче острога: вставленные в окна железные решетки тонкие, не
достроены покои карниза.
1816 год – неисправности устранены, строительство тюремного острога завершено.
Представляет собой деревянное двухэтажное здание длиной 13 и шириной 8 саженей.
Включает в себя:
- женское отделение на 25 человек (деревянное одноэтажное здание длиной 6 и шириной 3
сажени);
- караульный дом и хлебопекарня (деревянное одноэтажное здание длиной 6 шириной 3
сажени);
- вещевой и запасный цейхгауз (деревянное двухэтажное здание длиной 6 шириной 3
сажени);
- мастерская и тюремная контора (деревянное одноэтажное здание длиной 5 шириной 5
саженей);
- баня и кухня (деревянное одноэтажное длиной 7 шириной 4 сажени);
- барак (деревянное одноэтажное здание длиной 20 шириной 3 сажени).
Впоследствии вышеуказанные постройки были использованы для временного размещения
каторжных при строительстве новой каменной тюрьмы.
1840 год – Верхнеудинский городской острог получил название Верхнеудинского
тюремного замка.
1869 год – после пожара, уничтожившего здание тюрьмы, на правом берегу Селенги в
двух километрах от центра города Верхнеудинск началось строительство новой каменной
тюрьмы. Работы по постройке проводились под наблюдением Иркутского губернского
архитектора фон Штерн Гвяздовского, автора проекта. По предписанию военного
губернатора Забайкальской области был учрежден общественный комитет.
Спустя 20 лет строительство Верхнеудинского тюремного замка завершилось.
Главный тюремный корпус четырехэтажный, исполнен из кирпичного материала. В плане
представляет собой прямоугольник, по боковым сторонам которого примыкают два
других удлиненных прямоугольника (флигеля). Под всем корпусом имеется подвальный
этаж. Полы, за исключением пересыльных камер и карцеров, каменные. Первый и второй
этажи с деревянными потолками и полами, за исключением коридоров во флигелях
(потолки имеют форму свода). Третий этаж имеется только над большим средним
прямоугольником корпуса. Для междуэтажного сообщения имеются каменные лестницы:
две парадных наружных, одна из которых ведет в помещение больницы третьего этажа и
на чердак, две парадных внутренних, из которых можно попасть в помещение третьего
этажа; одна черная - до первого этажа; одна в коридорах левого флигеля мужских
одиночек.
1894 год - Верхнеудинский тюремный замок переименован в тюрьму № 1.
1918-1920 гг. Гражданская война продолжалась, и в заключении оказывалось все больше
затянутых водоворотом классовой борьбы не с «той» стороны. История сохранила лишь
частичные сведения о тех, кто руководил местами заключения в эти неспокойные годы.
Сразу после падения монархии на территории современной Бурятии были открыты
Верхнеудинская уездная и Троицкосавская временная тюрьмы.
30-40-е годы ХХ века – самая трагическая страница в истории пенитенциарной системы
Бурятии и всей страны. По множеству людских судеб прокатился каток сталинской
репрессивной машины.
Сложное, противоречивое, весьма болезненное для страны и народа время ставило свои
цели, определяло пути их достижения. Эту страницу истории тюремного дела открывает
постановление СНК СССР от 7 апреля 1930 года, утвердившее «Положение об
исправительно-трудовых лагерях». Документ положил начало формированию лагерной
системы исполнения наказания, в том числе по отношению к «политическим». В их
разряд мог попасть любой – по нелепому подозрению, за неосторожное высказывание, по
ложному доносу.
Среди многих пострадал от репрессий и первый начальник Отдела мест заключения
Управления НКВД по Бурят-монгольской АССР Александр Мендыкович Убугунов. Его
обвинили в панмонголизме, за эту статью ему грозил расстрел. Счастливым исключением
из правил того времени стало признание его пострадавшим от политической репрессии.
Приговорены к смертной казни и расстреляны были: Матвей Давидович Берман, Яков
Михайлович Бодеско-Михали, бывшие в разные годя начальниками Бурят-монгольского
областного отдела ГПУ.

В структуру мест лишения свободы входили ИТК № 1 (промколония, город Улан-Удэ,


поселок Стеклозавод, начальник Иван Александрович Лермо); ИТК № 2 (исправительно-
трудовая колония, город Улан-Удэ, поселок Мелькомбинат, начальник Дмитрий
Сергеевич Духанин); ИТК № 3 (колония массовых работ, поселок Закаменск, начальник
Афанасий Гаврилович Чащин); ИТК № 4 (колония массовых работ, поселок Кырен,
начальник Георгий Михайлович Сороковиков); ИТК № 5 (Корсаковская
рыбопромысловая колония, начальник Василий Степанович Соболев; колония
ликвидирована в 1935 году); ИТК № 6 (сельскохозяйственная колония, поселок
Иволгинск, начальник Павел Денисович Провкин); ИТК № 7 (промколония, поселок
Джида, начальник Александр Леонтьевич Калекин); ИТК№ 9 (колония массовых работ,
поселок Селенгинск, начальник Василий Сафронович Сониев); ИТК № 10
(сельскохозяйственная колония, поселок Мухоршибирь, начальник Александр
Михайлович Блинов); лечебная колония (главный врач Лидия Александровна Яковлева);
Кабанская рыболовная ИТК (поселок Кабанск, начальник Карпенко); Улан-Удэнская
тюрьма (начальник Г.Л. Попов); Кяхтинская тюрьма (начальник Г.Н. Орлов); трудовая
колония для несовершеннолетних (поселок Илька, начальник Д.А. Анненков).

1941-1945 гг.
Для обороны объектов ОИТК НКВД БМАССР от воздушного нападения противника и
ликвидации налета своими силами уже 17 июля 1941 года во всех ИТК были
сформированы команды.
Обучение персонала ИТК проходило без отрыва от исполнения служебных обязанностей.
Профессионально подготовленные сотрудники в первый год Великой Отечественной
войны были призваны на фронт, их заменила молодежь, не имевшая никакого опыта, и
пожилые люди, по возрасту не призванные в Красную Армию.
В годы Великой Отечественной войны система лагерей работала под давлением «сверху».
Из-за недостаточного финансирования, нехватки людей и материалов производственные
планы постоянно корректировались, но стратегическая цель производства оставалась
неизменной: наращивание экономической мощи любой ценой.
В первые месяцы войны Совет Народных Комиссаров СССР определил для ГУЛага
перечень первоочередных объектов оборонного значения в глубоком тылу, что
потребовало значительного перемещения осужденных. Из-за тяжелого труда,
перемещения значительного числа заключенных ухудшалось их физическое состояние,
что отражалось на выполнении плановых заданий.
Для поддержания трудовой дисциплины на производстве была установлена оперативная
связь с командованием воинских частей, расположенных вблизи колоний – дивизионом
охраны войск НКВД, погранотрядом города Кяхта и др.
Для безусловного выполнения производственного плана, в первую очередь оборонных
заказов и на стройках оборонного значения, колонии были обязаны обеспечить
бесперебойную работу и добиваться высокой производительности труда.

Послевоенные годы

Медленно, с трудом, но все-таки менялись материально-техническая база,


организационно-штатная структура системы ИТУ, использование труда заключенных.
Приказом Министерства внутренних дел от 5 мая 1951 года для повышения
ответственности за оперативную работу в исправительно-трудовых лагерях, соблюдение
заключенными режима отбывания наказания, правил их размещения, трудового
использования, охраны, санитарно-бытовых условий в составе МВД Бурят-Монгольской
АССР был организован отдел исправительно-трудовых лагерей. (Только в 1953-1954
годах, на срок менее года, руководство отделом перешло к министерству юстиции. Это
был серьезный шаг в восстановлении законности и расширении гласности в деятельности
исправительно-трудовых учреждений. Но уже в январе 1954 года уголовно-
исполнительная системы вновь была переподчинена Министерству внутренних дел.
Минюст оказался не готовым взять на себя ответственность за громадную систему).

Отдел ИТЛ МВД Бурят - Монгольской АССР контролировал формирование, отправку и


прием этапов, размещение заключенных в соответствии с характером совершенных
преступлений, руководил оперативной работой по пресечению в лагерях
контрреволюционной деятельности, предупреждению побегов, бандитизма, хищений,
диверсионно-вредительских актов, оказывал помощь в подборе, расстановке и воспитании
руководящих кадров лагерей, лагерной администрации и охраны. Совместно с
политическими отделами он разрабатывал и проводил мероприятия по повышению
уровня политико-воспитательной работы среди личного состава. Общее руководство
работой отделов исправительно-трудовых лагерей, оказание им практической помощи
возлагалось на ГУЛАГ МВД СССР.
Основным звеном системы исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы
был исправительно-трудовой лагерь.

В 1953 и 1957 годах были проведены крупномасштабные амнистии. Амнистия 1957 года,
объявленная Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 ноября 1957 года в
ознаменование 40-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции,
предусматривала освобождение от наказания осужденных к лишению свободы на срок до
трех лет включительно. Независимо от срока наказания освобождению подлежали
беременные женщины и имеющие детей до восьмилетнего возраста, подростки до 16 лет
включительно, мужчины старше 60 и женщины старше 55 лет. Осужденным на срок
свыше трех лет не отбытая часть наказания сокращалась наполовину.
Новое законодательство устанавливало исправительно-трудовые колонии и тюрьмы и
трудовые колонии для несовершеннолетних как виды мест лишения свободы.
Исправительно-трудовые лагеря упразднялись.
Ликвидация лагерных подразделений Отдела исправительно-трудовых лагерей и колоний
МВД Бурят-Монгольской АССР началась еще раньше, с середины 1951 года. До этого в
структуру уголовно-исполнительной системы Бурятии, возглавляемую Управлением
исправительно-трудовых лагерей и колоний (УИТЛК) входили ИТК-1 с дислокацией в
Улан-Удэ, ИТК-2 в поселке Южный, контрагентская колония № 3 в поселке Стеклозавод,
ИТК-4 в поселке Ново-Ильинск, ИТК-5 в Улан-Удэ, ИТК-6 и 7 – рыболовецкие колонии в
поселках Сахарово и Катково, женская колония –8 в поселке Убукун, Джидинский
исправительно-трудовой лагерь, Селенгинский исправительно-трудовой лагерь и пять
тюрем в Улан-Удэ, Кяхте, Баргузине, Кырене и Багдарине.
25 апреля 1951 года в соответствии с приказом № 018 МВД Бурят-Монгольской АССР
были ликвидированы рыболовецкие колонии в Сахарово и Катково, имущество которых
было передано Министерству пищевой промышленности. 14 мая 1953 года приказом
министерства юстиции СССР была ликвидирована ИТК №8, занимавшаяся
сельскохозяйственным производством. Имущество на сумму 1762 тысячи рублей было
передано учебно-опытному хозяйству Зооветинститута министерства сельского хозяйства.
По тому же приказу был закрыт сельхозлагпункт № 3 Джидинского лаготделения, а
имущество на сумму 2723 тысячи рублей передано Продснабу Джидинского вольфрамо-
молибденового комбината министерства металлургической промышленности.
В 1954 году по приказу Министерства юстиции СССР № 0238 от 5 октября 1953 года был
закрыт Селенгинский ИТЛ. Его ликвидация началась еще осенью 1953 года в
соответствии с приказом начальника управления Селенгинского ИТЛ министерства
юстиции СССР от 26 сентября 1953 года. В связи с резким сокращением числа
заключенных были ликвидированы ряд лагерных пунктов 11 лагерного отделения.
Постепенно проводилась политика реформирования системы мест лишения свободы и
создавались предпосылки к созданию современной уголовно-исполнительной системы.
Тогда впервые были введены следующие виды режима: общий – для впервые осужденных
за малозначительные преступления; усиленный – для впервые осужденных за тяжкие
преступления; строгий – для неоднократно судимых; особый – для неоднократно
судимых за совершение особо тяжких преступлений.
Исправительно-трудовая колония была сложным социально-правовым государственным
институтом. В начале 60-х годов в ее задачи входили обеспечение отбывания
осужденными наказания по приговору суда в точном соответствии с исправительно-
трудовым законодательством; их исправление и перевоспитание, подготовка к честной
трудовой жизни и предупреждение совершения новых преступлений. Кроме того,
государство возложило на исправительно-трудовые колонии выполнение задач народно-
хозяйственного назначения.
Для реализации данного закона в Бурятии был издан приказ министра внутренних дел
Бурят-Монгольской АССР № 086 от 19 декабря 1961 года “Об определении
исправительно-трудовых колоний Отдела мест заключения по видам режима и лимита их
наполнения”. В соответствии с инструкцией по организации режима, объявленной
приказом МВД СССР от 25 октября 1961 года, на территории Бурятии были определены
следующие колонии и лимиты их наполнения на 1962 год: исправительно-трудовая
колония № 1 усиленного режима на 550 человек (место дислокации Улан-Удэ),
исправительно-трудовая колония № 2 строгого режима на 800 человек в поселке Южный;
исправительно-трудовая колония № 3 усиленного режима на 500 человек в поселке
Татарский Ключ; исправительно-трудовая колония № 4 строгого режима на 700 человек в
поселке Выдрино), следственный изолятор № 1.
В начале 70-ых годов структура мест лишения свободы в Бурятской АССР включала в
себя ИТУ-1 усиленного режима в Гусиноозерске Селенгинского района на 500 человек,
ИТУ -2 строгого режима в поселке. Южный города Улан-Удэ на 1500 человек, ИТУ-3
усиленного режима в поселке Хоронхой Кяхтинского райна на 800 человек, ИТУ-4
общего режима в поселке Выдрино Кабанского района на 700 человек, ИТУ- 5 строгого
режима в поселке Цолга Мухоршибирского раойна на 500 человек, ИТУ-6 общего
режима в поселке Аршан Тункинского района на 300 человек, исправительно-трудовая
колония для несовершеннолетних в Улан-Удэ на 400 человек и следственный изолятор в
Улан-Удэ. Исправительно-трудовые учреждения в это время, были как правило,
крупными.
К середине 70-х годов было открыто еще одно учреждение - лечебно-трудовой
профилакторий
Начало 90-х годов стало серьезным испытанием для уголовно-исполнительной системы.
Страна находилась во власти затяжного социально-экономического кризиса.
В настоящее время на территории Республики Бурятия функционируют следующие
учреждения, подчиненные Управлению:
8 действующих учреждений УИС (ФКУ), из них: 2 - исправительные колонии строгого
режима, 2 - исправительные колонии общего режима (1 мужская и 1 женская), 1 -
колония-поселение, 1 - лечебное исправительное учреждение (для больных
туберкулезом), 1 - следственный изолятор и 1 – уголовно-исполнительная инспекция.
при 2-х исправительных колониях созданы участки колонии-поселения;
при ИК-2 функционируют республиканская соматическая больница, а также единое
помещение камерного типа (ЕПКТ);
при ИК-8 функционирует психиатрическая больница специального типа;
при ЛИУ-5 функционирует туберкулезная больница;
при учреждениях функционируют 3 общеобразовательные средние школы и 4 филиала;
в составе ИК-1, ИК-2, ИК-8 функционируют центры трудовой адаптации осужденных
(ЦТАО);
при исправительных учреждениях функционируют 6 образовательных учреждений НПО -
профессиональные училища №№ 256-261;
В оперативном подчинении Управления находятся:
Улан-Удэнский филиал ФКУ Военно-врачебная комиссия ГУФСИН России по Иркутской
области;
филиал ФКУЗ Центр гигиены и эпидемиологии ФСИН России по Сибирскому
федеральному округу в Республике Бурятия;
ФГУП Управление строительства.

Вам также может понравиться