Вы находитесь на странице: 1из 10

Евтуховский Валерий Саввович

Георгий Акрополит и византийские историки XIII в.

Латинское завоевание Константинополя в 1204 г. в результате


четвертого крестового похода вызвало огромные изменения в Византии,
изменения, которые были во многих отношениях необратимыми. В течение
более чем полувека Константинополь не был центром Византийского мира.
Эти структурные изменения сопровождались ростом ощущения греческой
индивидуальности и ослаблением римских институтов, особенно института
римского права1. В результате латинских контактов XIII в. были введены
новые обычаи: миропомазание императоров и испытание раскаленным
металлом2. Начиная с конца XIII в. Церковь стала более влиятельной, а
церковные споры, Арсениевская схизма и уния Церквей, имели серьезные
последствия для императорской власти3. Все эти изменения заставляют по-
новому взглянуть на Византию. В дальнейшем это – история сербов, болгар,
греков, турков, венецианцев, генуэзцев, франков. Это - “Byzance après
Byzance” [Византия после Византии].
В этой статье попытаемся дать ответы на следующие вопросы. В какой
степени эти изменения отражены в исторической литературе тринадцатого
века? Был ли распад византийского мира отражен в письменных рассказах?
Какое место “Истории” Акрополита в византийской исторической литературе
тринадцатого века? Каким образом связаны между собой исторические
произведения тринадцатого века?
М. В. Бибиков в своей монографии “Историческая литература
Византии”4 описал и проанализировал эволюцию исторических
представлений византийских авторов всего византийского тысячелетия.
1
Angold M. Byzantium in Exile // The New Cambridge Medieval History / Ed. D. Abulafia. - Cambridge, 1999. -
Vol. V. - P. 551, 561, 562.
2
О взгляде на миропомазание императоров см.: Jugie M. Theologia Dogmatica Christianorum Orientalium. -
Paris, 1930. - Vol. III. - P. 151-153; Ostrogorsky G. Zur Kaisersalbung und Schilderhebung im spдtbyzantinischen
Krцnungszeremonielle // Historia. – 1955. – 4. – S. 246-256; Nicol D. M. Kaisersalbung: The Unction in Late
Byzantine Coronation Ritual // Byzantine and Modern Greek Studies. – 1976. – Vol. II. – P. 37-46. Обычай
миропомазания императора патриархом, возможно, существовал и ранее, уже в IX в. См.: Жаворонков П. И.
Избрание и коронация никейских императоров // Византийский временник. - 1988. – Т. 49. - С. 55-59. Об
испытании раскаленным металлом как латинском обычае, введенном после 1204 г. см.: Angold M. The
Interaction of Latins and Byzantines during the period of the Latin Empire (1204-1261): The case of the Ordeal //
Actes du XV Congrès International d’Études Byzantines. - Athènes, 1980. - Vol. IV: Histoire. - P. 1-10;
Жаворонков П. И. Культура Никейской империи // Культура Византии. XIII – первая половина XV в. - М.,
1991. - С. 82.
3
Nicol D. M. Church and Society in the Last Centuries of Byzantium. - Cambridge, 1979; Macrides R. Saints and
Sainthood in the Early Palaiologan Period // The Byzantine Saint / Ed. S. Hackel. - St. Vladimir’s Seminary Press,
2001. - P. 68, 82.
4
Бибиков М. В. Историческая литература Византии. – СПб.: Алетейя, 1998. – 317 с.
2
Ученый рассмотрел такое понятие как “византийский историзм” периода
Никейской империи на примере “Истории” Георгия Акрополита5, а также -
гуманистические аспекты исторической прозы Палеологовской династии. Во
втором случае М. В. Бибиков обратился к анализу “Истории” Георгия
Пахимера6. За границами исследования осталась всемирная “Хроника”
Феодора Скутариота7, третьего византийского историка XIII в. В своей
монографии ученый показал, что сочинение Георгия Акрополита отмечено
программной точностью и рационализмом истолкования событий. По
мнению М. В. Бибикова, историк выразил шаткость, нестабильность
внешнеполитического положения государства по всем направлениям. Однако
ученый в своем труде не осветил каким образом связаны между собой
исторические произведения тринадцатого века. Исследованием личности и
творчества Георгия Акрополита занимался П. И. Жаворонков 8. Он выполнил
перевод “Истории” и “Эпитафии на смерть Иоанна Дуки” Георгия
Акрополита на русский язык по критическому изданию Вирта, а также -
извлечений из “Хроники” Феодора Скутариота 9. В приложении к “Истории”
Акрополита П. И. Жаворонков поместил обширный комментарий.
Английская исследовательница Р. Макридис подготовила несколько статей о
творчестве Георгия Акрополита10, а в 2007 г. опубликовала тщательный
комментарий и перевод “Истории” Георгия Акрополита на английский язык11.
Все вышеназванные византийские историки XIII в. жили в Малой Азии
в так называемой Никейской империи, империи в “изгнании”, во время
латинского занятия Константинополя, но они писали в Константинополе
после его возвращения в 1261 г. Акрополит описывает события с 1203 по
август 1261 г., которые являются годами правления Никейских императоров:
Феодора I Ласкаря (1205-1221), Иоанна III Ватаца (1221-1254), Феодора II
Ласкаря (1254-1258), и прихода к власти Михаила VIII Палеолога (в 1259 г.).
Всемирная “Хроника” Скутариота, следуя сочинению Акрополита,
охватывает примерно 1204-1261 гг. Пахимер изложил историю правления
Михаила Палеолога и его сына Андроника, частично совпадая с
Акрополитом во время ранней карьеры Михаила.

5
Georgii Acropolitae Opera / Rec. A. Heisenberg. Editio stereotypa editionis anni MCMIII correctior cur P. Wirth. -
Stuttgart, 1979. - Vol. I. – 366 p.
6
Georgii Pachymeris. De Michaele et Andronico Palaeologis / Rec. I. Bekkerus. - Bonnae, 1835. - 766 s ;
Pachymérès G. Relations historiques / Édition, introduction et notes par A. Failler. Traduction française par V.
Laurent. – P., 1984. – Vol. 1-2.; - P., 1999-2000. – Vol. 3-4. Пер. на рус.: Георгий Пахимер. История о Михаиле и
Андронике Палеологах. – СПб., 1862. – Том 1. – 525 c.
7
Theodori Scutariotae. Synopsis Chronike // Biblioteca graeca medii aevi / Ed. C. Sathas. – Parisiis, 1894. - Vol.
VII.
8
См.: Жаворонков П. И. Некоторые аспекты мировоззрения Георгия Акрополита // Византийский временник.
– 1986. – Т. 47. – С. 125-133; Он же. Представления Георгия Акрополита о знатности и структуре никейской
знати // Византийский временник. – 1998. – Т. 55 (80). – Ч. 2. – С. 93-98.
9
См.: Георгий Акрополит. История / Пер., вступ. ст. комм. и прил. П. И. Жаворонкова. – СПб.: Алетейя, 2005.
– 415 с.
10
Macrides R. J. George Akropolites’ rhetoric // Rhetoric in Byzantium: papers from the thirty-fifth Spring
Symposium of Byzantine Studies. - Ashgate Publishing, 2003. – P. 201-214; Idem. The Thirteenth Century in
Byzantine Historical Writing // Porphyrogenita: Essays on the History and Literature of Byzantium and the Latin
East in Honour of Julian Chrysostomides. - Ashgate Publishing, 2003. – P. 63-76.
11
Macrides R. J. George Akropolites the History. - Oxford University Press, 2007. - 440 p.
3
Во προοίμια (введении) к своим работам эти авторы показывают свое
понимание исторической традиции, в которой они писали, и свое место в ней.
Акрополит видит пользу своей работы в новых событиях, о которых она
расскажет. Он утверждает, что автор должен писать “не из-за ненависти или
благосклонности, но ради самой истории, так, чтобы события не были
преданы забвению, которое может породить время12”. Две темы, обязанность
писать без пристрастия и спасать события от забвения, соединены вместе у
Пахимера13 и у Анны Комниной14. Таким образом, эти три автора связаны
вместе своим προοίμια и образовывают единое целое.
Сочинение Акрополита также напоминает произведение Анны
Комниной, но по-другому. Автор уделяет много внимания военным
действиям, что делает его историю более похожей на историю Анны, чем на
историю какого-либо другого автора15. Действительно, Акрополит даже за
Анной следует по количеству мест, которые он посвящает сражениям и
экспедициям, в отличие от любой другой темы. Он ничего не говорит об
администрации, хотя он был имперским секретарем; он не ссылается на
законодательство или правосудие - за исключением судебного процесса по
делу Михаила Палеолога. Он не говорит ничего о патронаже, основании
церквей или монастырей, благотворительных действиях. Его обсуждение
церковных вопросов ограничивается упоминанием патриархов, которые
сменяли друг друга на патриаршем престоле16. При этом необходимо
отметить, что в тринадцатом веке велось много дискуссий с представителями
латинской Церкви по поводу унии17. Сам Акрополит написал две
богословские работы: “Против латинян” и “Об исхождении Св. Духа от
Отца”18 и был одним из представителей Михаила Палеолога на Лионском
соборе19. Его же история не отражает ни одну из этих сторон.
Во-вторых, подобно Анне Комниной, Акрополит часто вводит себя в
12
Georgii Acropolitae Opera. - Vol. I. - P. 3-4. Понимание Акрополитом задачи историка близко к суждению
Фукидида, который заявлял, что описывать события следует “не по личному усмотрению”. См.: Thukydide.
Historiae (Graece) // Bibliotheca Scriptorum Graecorum et Romanorum Teubneriana / Rec. C. Hude. Editio maior. -
Vol. I.: Libri I - IV. - Leipzig, Teubner, 1901. - I, 22. 2.
13
Pachymérès G. Relations historiques. - Vol. I. - P. 23-25.
14
Anna Comnena. Alexiade: En 4 vols // Edited and translated into French by B. Leib with Paul Gautier. - Paris:
1937-76. - Vol. I. - P. 3-4.
15
Впрочем, в “Истории” Никиты Хониата некоторые страницы также посвящены военным действиям, что
сближает сочинение Акрополита с “Историей” Хониата. Niketas Choniates. Historia / Ed. J. L. van Dieten. –
Berlin-New York, 1975. См.: Terminology of War in Niketas Choniates’ Historia. Terminology of Warfare in the
History of Niketas Choniates: contingents and battle // Каждан А. П. Никита Хониат и его время / Предисл. Я. Н.
Любарского. – СПб., 2005. – С. 454-489.
16
Он делает исключение для описания действий кардинала Пелагия в Константинополе, в 1214 г. См.:
Georgii Acropolitae Opera. - Vol. I. - P. 29-30.
17
Акрополит упоминает послов папы римского, когда ему было приказано отправиться из Фессалоник в
Веррию, но он ничего больше не говорит о них или об их миссии. См.: Georgii Acropolitae Opera. - Vol. I.- P.
139. 24-140. 2.
18
Georgii Acropolitae Opera / Rec. A. Heisenberg. Editio stereotypa editionis anni MCMIII correctior cur P. Wirth. -
Stuttgart, 1979. - Vol. II. - P. 30-45, 45-66. По своему содержанию и аргументации эти работы довольно
тривиальны и неглубоки, их автор не был хорошим знатоком богословия. См.: Richter G. Des Georgios
Akropolites Gedanken ьber Theologie, Kirche und Kirchenheit // Byzantion. - 1984. - 44/1. - S. 276-299.
19
Pachymérès G. Relations historiques. - Vol. II. - P. 491. 27-493. 2; 507. 1-509. 10. По поводу Лионского собора
см.: D.M. Nicol. The Greeks and the Union of the Churches: The Preliminaries to the Second Council of Lyons,
1261-1274 // Medieval Studies presented to Aubrey Gwynn. - Dublin, 1961. - P. 454-80.
4
свое произведение. Его частые вставки почти все связаны с беседами или
короткими встречами с императорами: с Иоанном III Ватацем, при котором
он получил образование и у которого служил секретарем20, с женой Иоанна,
императрицей Ириной21, с Феодором II, учителем которого он был22 и с
Михаилом VIII Палеологом23. Мы узнаем из этих вставок об образовании
Акрополита и о тех предметах, которые он изучал24.
В-третьих, повествование Акрополита связывает его с более ранними
авторами. Историк неоднократно пытается показать свои познания в
медицинских вопросах25. Умение Акрополита представлять яркую картину и
его медицинское знание связывают его с авторами двенадцатого века, чьи
склонности и способности описывать обычные детали повседневной жизни и
обсуждать физические болезни и характерные черты были отмечены и
проанализированы26. В двенадцатом веке было широко распространено
медицинское знание27. С той культурой связывал Акрополита его учитель
Никифор Влеммид28, который был очень образован в медицине и чей
собственный отец был врачом29.
Сочинение Акрополита служит главным источником по истории
Никейской империи. Акрополит легко доносит до читателя мысль, что в его
рассказе все описано так, как и есть на самом деле. Он повествует о событиях
кратко, в хронологически правильном порядке. Он ведет читателя, используя
связующие предложения, сообщая, например, чтобы “повествование было
для всех понятным, следует рассказать о предшествующих делах”, или “так
как тогда из-за нахлынувших бедствий … везде дела велись по-разному, то и
наше повествование должно охватывать все это многообразие” 30. Поэтому,
текст Акрополита кажется относительно ясным и простым. Никто не должен
ломать голову над его значением.
Кроме того, Акрополит кажется бесстрастным и “рациональным”.
Например, нет никакого намека на то, что Константинополь пал из-за грехов
его жителей31. Солнечное затмение объясняется с научной точки зрения 32.
Смерть Иоанна Калояна, бича латинян, так же как и греков, при осаде
20
Georgii Acropolitae Opera. - Vol. I. - P. 49.
21
Ibid. - P. 62-63.
22
Ibid. - P. 129-131.
23
Ibid. - P. 186.
24
Он знал больше, чем придворный врач, актуарий Николай, причину солнечного затмения. Ibid. - P. 63.3-16.
25
Акрополит дает длинное описание смертельной болезни императора Иоанна и лечения врачей, упоминает
следствие поражения шеи Ансо де Кайо, выступающие зубы Гийома, князя Ахайи, по которым его
обнаружили. См.: Georgii Acropolitae Opera. - Vol. I. - P. 101-103, 41, 170.
26
Magdalino P. The Literary Perception of Everyday Life in Byzantium: Some General Considerations and the Case
of John Apokaukos // Byzantinoslavica. - 1987. - P. 28-38.
27
P. Magdalino. The Empire of Manuel I Komnenos, 1143-1180. - Cambridge, 1993. - P. 361-366.
28
Georgii Acropolitae Opera. - Vol. I. - P. 50. 4-6.
29
Nicephori Blemmydae Autobiographia sive Curriculum Vitae necnon Epistula Universalior // Corpus
Christianorum. Series Graeca. 13 / Ed. J. A. Munitiz. - Turnhout-Leuven, 1984. - P. 4-5, 7, 22; Nikephoros
Blemmydes. A Partial Account / Introduction, translation and notes by J. A. Munitiz. Spicilegium Sacrum
Lovaniense. Études et Documents, 48. - Leuven, 1988. - P. 15, 44, 48, 66.
30
Georgii Acropolitae Opera. - Vol. I. - P. 24. 10-11, 57. 18-20.
31
Ibid. - P. 7. 22-8. 16.
32
Его объяснение является пересказом отрывка Влеммида. См.: Nicephorus Blemmydes. Epitome physica //
Patrologia cursus completes. Series Graeca. – Vol. 142. - Cols. 688, 1265C.
5
Фессалоник в 1207 г., была вызвана плевритом, согласно Акрополиту 33, не св.
Димитрием, как утверждали Робер Клари и монах Альберик 34.
Действительно, Георгий Акрополит представляет новое историческое
произведение, так непохожее на рассказ Хониата. Акрополит бесстрастно
излагает события, лишенные каких-либо церковных дискуссий.
Мы не могли бы написать историю Никейской империи без
произведения Георгия Акрополита. Но мы не можем полагаться только на
Акрополита. Во-первых, Акрополит принимает опыт изгнания обычным
явлением и не допускающим возражений. Он не сообщает, нравилось ли
жить вдали от Константинополя, хотя он родился в столице и жил там до
шестнадцати лет35. Малая Азия была временной и принятой землей для него,
как и для многих других. Мы никогда не узнаем из “Истории”Акрополита,
что так называемая Никейская империя имела два центра, с казной, богатыми
сельскохозяйственными землями и умеренным климатом около Нимфея и
церковным центром в Никее. Свой основной труд Акрополит написал вскоре
после отвоевания Константинополя в 1261 г36. Во-вторых, из
“Истории”Акрополита у нас не получится полный рассказ о деятельности
императора Иоанна III. Мы не узнаем обо всех его военных экспедициях и
его многочисленных усилиях возвратить Константинополь, о посольствах, в
которые он был отправлен, хотя сам Акрополит был послом на одном
мероприятии37. Из труда Акрополита мы ничего не узнаем о болезни, от
которой страдал сын Иоанна III, Феодор II, и как она повлияла на его
здравомыслие38. Акрополит не упоминает ослепление Михаилом Палеологом
законного наследника престола Иоанна IV Ласкаря и представляет его
узурпацию, как будто это было мирное и широко-поддержанное наследование
престола39.
Чтобы заполнить эти пробелы мы должны обратиться к Феодору
Скутариоту, основной труд которого – всемирная “Хроника” от Адама до
возвращения Константинополя в 1261 г. Считается, что история Никейской
империи изложена им на основании сочинения Георгия Акрополита. При
работе над своим компилятивным трудом Феодор, используя рукопись
Акрополита, вносил одновременно и в нее свои дополнения. Скутариот,
33
Georgii Acropolitae Opera. - Vol. I. - P. 23. 19-22.
34
Robert de Clari. La conquкte de Constantinople. - Paris, 1939. – CXVI ; Chronica Alberici Monachi Trium
Fontium a Monacho novi monasterii Hoiensis interpolate / Ed. P. Scheffer-Boichorst // Monumenta Germaniae
Historica. - XXIII. – P. 886.
35
Georgii Acropolitae Opera. - Vol. I. - P. 46.
36
См. рассуждения на проблему датировки П. И. Жаворонкова: Георгий Акрополит. История. – С. 34.
37
При этом Акрополит много и подробно пишет о блистательных военных способностях императора Иоанна
III Ватаца, его опытности в битвах с врагами. См.: Georgii Acropolitae Opera. - Vol. I. - P. 45. 5-6; 47. 20-23; 48.
8-11; 78. 2-14; 104. 10-18. О военной экспедиции императора см.: Langdon J. S. The forgotten Byzantino-
Bulgarian assault and siege of Constantinople 1235-1236, and the breakup of the entente cordiale between John III
Duco Vatatzes and John Asen II in 1236 as background to the genesis of the Hohenstaufen-Vaiatzes alliance of
1242 // Byzantine Studies in honor of M. Anastos. - Μαλίμπου, 1985. - P. 105-135; о посольстве см.: Theodori
Ducae Lascaris. Epistulae CCXVII // Ed. N. Festa. - Florence, 1898. - P. 109. 5-9.
38
См.: Georgii Acropolitae Opera. - Vol. I. - P. 153. 4-9. Феодор II, как и его отец, Иоанн III Ватац, был болен
эпилепсией, от которой и умер.
39
Ibid. - P. 158. 5-159. 18. Акрополит изображает Михаила не желающим принимать на себя управление
государством. И если он все-таки это сделал, то только под давлением сената, духовенства и войска.
6
который был избран митрополитом Кизика вскоре после 1274 г., завершил
свой труд в конце жизни (начало 1280-х годов). Он лично знал Феодора II и
патриарха Арсения40, назначенного этим императором. Его пересказ истории
Акрополита отражает его опыт и точку зрения41. Там, где Акрополит является
скупым на похвалу или щедрым на критику Иоанна Ватаца или Феодора II,
или Арсения, Скутариот представляет панегерические отрывки42. Когда
Акрополит восхваляет достоинства Михаила Палеолога, Скутариот
безмолвствует43.
Его “Хроника” является мостом между сочинением Акрополита и
Пахимера. Пахимер показывает предысторию прихода Михаила VIII к власти
и, по необходимости, связывает информацию с Иоанном III и, особенно, с
Феодором II. Как духовное лицо в церковной иерархии Св. Софии 44 он лично
знал людей, которые были вовлечены в Арсениевскую схизму и дискуссии об
унии Церквей. Обсуждение Георгием Пахимером этих вопросов является
запутанным, в “Хронике” упоминается множество имен и косвенных
подробностей. Он передвигается назад и вперед во времени, заполняя свой
рассказ второстепенной информацией45. Поэтому, образ его рассказа более
сложен, чем у Акрополита.
Как и Акрополит, Пахимер в προοίμιον заявляет, что писать историю
следует без пристрастия, но идет дальше этого, когда утверждает, что “душа
(ψυχή) истории – истина и любой, кто помещает ложь прежде истины,
совершает кощунство46.” Значение, которое он придает передаче истины,
можно увидеть во введении из дискуссии о свидетельстве очевидца. Пахимер
не принимал слова других людей, не проверяя их, не доверял тому, что
слышал один. Он был свидетелем большей части того, что сообщал 47. Когда
он вводит себя в повествование, его утверждение необходимо поддержать
комментарием “Я сам это видел”48.
Хотя Пахимер был клириком и рассказал о многих церковных
дискуссиях, его приверженность свидетелям событий и его анализ причины
и следствия делают его исключительным среди всех классических историков.
В самом деле, он начинает свою историю с разговора о причинах потери

40
Theodori Scutariotae. Synopsis Chronike. - P. 535. 20-536.12, 549. 28-550. 3.
41
Хотя Гейзенберг опубликовал выдержки из текста Скутариота как приложение к его изданию Акрополита,
эти записи - только в основном дополнения или изменения к тексту Акрополита. Одинаково значительны
многие отрывки или фразы, которые Скутариот пропустил, и слова или фразы, которые он изменил.
Theodori Scutariotae Additamenta ad Georgii Acropolitae Historiani // Georgii Acropolitae Opera. - Vol. I. - P. 277-
302; пер. на рус. яз.: Феодор Скутариот. Хроника (извлечения) // Георгий Акрополит. История. – С. 315-336.
42
Theodori Scutariotae. Synopsis Chronike. –P. 506-509, 535-536. См также.: Macrides R. Saints and Sainthood in
the Early Palaiologan Period // The Byzantine Saint / Ed. S. Hackel. – St. Vladimir’s Seminary Press. - Birmingham,
2001. – P. 77.
43
Ibid. – P. 497. 25-26, 527. 28-528. 1. Ср. эти отрывки с отрывками из Акрополита: Acrop., I. – P. 84. 4-6, 136.
26-137. 1.
44
Он был протэкдиком, т.е. занимался делами церковного судопроизводства, когда писал историю. См.:
Pachymérès G. Relations historiques. - Vol. I. – P. 23. 6-8.
45
Ibid. – P. 37. 1-43. 1.
46
Ibid. – P. 25. 1-4, 23. 17-19.
47
Ibid. – P. 23. 8-13.
48
См., например, рассказ об испытании раскаленным металлом в правление императора Феодора II. Ibid. – P.
55. 9-10.
7
византийского контроля над Малой Азией в его время49. Из “Истории”
Пахимера мы узнаем не только о действиях, но и о возможных причинах их.
Так, Пахимер сообщает о странных и необычных мерах, которые предпринял
Феодор II против своих подданных. Он объясняет, каким образом его падучая
болезнь повлияла на его сердце и также на его разум 50. Пахимер, объясняя
отношение Феодора II к дарованию должностей – он награждает людей
согласно их заслуге и способностям, а не потому, что они состояли в родстве
с императором – отсылает к воспитанию императора. Как он мог не
поступать таким образом, замечает Пахимер, когда он “рос под руководством
такого отца?51” Акрополит пишет о правлении императора Иоанна III: “Он
был кроток и всегда отличался человеколюбием. Дары своим подданным
давал редко, зато иноземцев и особенно тех, кто пришел в качестве послов, он
одаривал более щедро, чтобы они хвалили его ”.52 Это подтверждает и
Феодор Скутариот, который пишет, что Ватац “как никто другой, проявлял
милосердие53”. В XIV в. Иоанн III за свое милосердие, заботу о церкви и
филантропию был канонизирован и получил название Милостивого.
Акрополит, рассказывая о смерти Ватаца и подводя итог его жизни, глядит
вперед на правление его сына, Феодора II: “если кто-то был обижен его отцом
или испытал утрату богатства или земельных владений, то он надеялся
избавиться от своих несчастий. Таким образом, надеялись все…но они
ошиблись в своих стремлениях, ибо, согласно пословице, вместо сокровищ
оказались уголья. Он стал так обращаться с подданными и ему
подвластными, что все прославляли его царственного отца 54”. Акрополит
далек от признания святости Ватаца, подразумевая, что сын был таким
плохим, что отец по сравнению с ним выглядел лучше.
Акрополит писал свой труд в царствование Михаила VIII и поэтому
представил его достойный образ и менее яркий образ одного из его
предшественников. В “Истории” четко прослеживается особое отношение
автора к Михаилу Палеологу, задолго до того, как тот стал императором,
постоянное стремление возвысить Палеолога над остальными. Акрополит не
только пристрастно изобразил этого императора, он, возможно, исказил
образы императоров Иоанна Ватаца и Феодора II. Во взгляде на этих двух
императоров и Михаила VIII Акрополит не вполне заслуживает доверия55.
49
Ibid. – P. 25. 22-35. 27.
50
Ibid. – P. 53.13-55.10.
51
Ibid. - P. 61.6-22. В подтверждение Пахимер излагает историю, происшедшую на охоте с Феодором при
встрече с императором Иоанном Ватацем. См.: Pachymérès G. Relations historiques. - Vol. I. – P. 61.25-63.11.
52
Georgii Acropolitae Opera. - Vol. I. - P. 103. 20-23.
53
Theodori Scutariotae Additamenta. – P. 284. 14-15.
54
Georgii Acropolitae Opera. - Vol. I. - P. 105. 3-14.
55
Из всех никейских императоров, за исключением Михаила VIII Палеолога, наибольших похвал у
Акрополита заслуживает Иоанн III Ватац. На восторженное отношение историка к Иоанну III, по мнению,
П. И. Жаворонкова, оказало влияние то обстоятельство, что он был обязан императору своим служебным и
общественным положением. Отметим также, что эти хвалебные характеристики Иоанна III в большой
степени отражены в “Эпитафии” Иоанну Ватацу. См.: Жаворонков П. И. Мировоззрение Георгия
Акрополита // Георгий Акрополит. История. – С. 25; Georgii Acropolitae Opera. - Vol. II. – P. 12- 29. Пер. на
рус.: Эпитафия Георгия Акрополита прославленному императору Иоанну Дуке // Георгий Акрополит.
История. – С. 140-152. В “Истории”, в отличие от некоторых мест “Эпитафии”, мы не встречаем ни одной
хвалебной характеристики Феодора II, кроме замечания о его учености. См.: Georgii Acropolitae Opera. - Vol.
8
Из истории жизни Акрополита это может стать ясным. В
Константинополе Георгий окончил школу грамматика и 16-летним юношей
был отправлен отцом ко двору императора Иоанна III Ватаца. Он был хорошо
принят императором и при нем получил образование56. Служил имперским
секретарем и послом у Ватаца, был учителем Феодора II57. Осенью 1255 г.
Феодор II присвоил Акрополиту титул великого логофета, высочайший
титул58, который он получил в своей жизни. Акрополит описал этот случай,
где повышение по служебной лестнице оказано пяти человекам 59. Из этого
отрывка следует, что Акрополит был смущен, оказавшись среди других. Но
это смущение вызвано не из-за титулов и должностей. Акрополит, как никто
другой среди историков, не упускает ни малейшей возможности, чтобы
показать движение человека по “титулярной” лестнице 60. Отрывок, в котором
Акрополит упоминает свое повышение, относится к пяти человекам: братьям
Музалонам, Иоанну Ангелу, Карианиту и Акрополиту. Как показал Пахимер,
Феодор присваивал титулы не своим родственникам, но тем, которые, он
считал, обладают достоинством61. Пахимер говорит нам о новом обычае.
Феодор определил жениться мужам неблагородного происхождения на
девушках благородного, εύγενείς. Так, Георгий Музалон был женат на
Феодоре Кантакузине, племяннице Михаила VIII Палеолога, а Андроник
Музалон на дочери бывшего при Ватаце протовестиария Алексея Рауля 62.
Пахимер сообщает, что люди возмущались братьями, по причине почестей,
которые они получили от императора63. Акрополит не отличался от них. Он
был одним из пяти. Хотя он называл других “ничего не значащими людьми,
не стоящими трех оболов”64, он был того же происхождения. Акрополит
влагает в уста Иоанна III речь, в которой указывает на знатность (περιφανές)
своего рода65. Правда, наиболее знаменитая сторона его жизни – рождение в
Константинополе. Феодор II обратился к Акрополиту в письме как к
“знатному по достоинству наших предков и величайшему рассказчику нашего
отечества”66. Акрополит возражает потому, что он был одним из пяти. Как

I. - P. 112. 19-21. Можно привести характеристику Феодора II, данную Пахимером, который хотя и
признавал, что по благоразумию в слове и деле, по твердости мыслей сын уступал отцу, однако отличался не
только образованностью и любовью к наукам, но и великодушием, щедростью и воинскими способностями.
См.: Pachymérès G. Relations historiques. - Vol. I. – P. 59. 6-16.
56
Georgii Acropolitae Opera. - Vol. I. - P. 46.12-47.3; 49.6-50.8.
57
Ibid. – P. 79.1-3; 92.3-6; 131.3-8.
58
В “Истории” этот титул нигде прямо не назван. До этого (с 1246 г.) Акрополит был логофетом геникона,
руководя грамматиками в императорской канцелярии и координируя различные службы. Что должность
великого логофета Георгий Акрополит получил при императоре Феодоре II, подтверждает Феодор
Скутариот, который, рассказывая о событиях 1256 г. уже везде называет Георгия Акрополита великим
логофетом. См.: Theodori Scutariotae. Synopsis Chronike. – P. 526. 2; 529. 8, 11.
59
Georgii Acropolitae Opera. - Vol. I. - P. 124.4-18.
60
Например: Ibid. - P. 55.15-17, 66.15-22, 92.4-6, 114.3-4.
61
Pachymérès G. Relations historiques. - Vol. I. – P. 55.11.
62
Ibid. – P. 41.8-13; 62. 5-14; 155. 2-16.
63
Ibid. – P. 57.8.
64
Georgii Acropolitae Opera. - Vol. I. - P. 124.10-11.
65
Ibid. - P. 49.18-19.
66
О роде Акрополита см. комментарий Каждана: Akropolites // Oxford Dictionary of Byzantium / Editor in chief
A. P. Kazhdan. - New York; Oxford, 1991. – Vol. 1. - P. 48-49; См. также: Kazhdan A. Ronchey. L’aristocratie
Byzantine. - Palermo, 1997. - P. 261, 359.
9
братьям Музалонам ему также была дана жена знатного происхождения. В
своей истории он упоминает, что его жена была родственницей Михаила
Палеолога и в грамоте император Михаил упоминает его как своего
γαμβρός’ου, т.е. мужа сестры (двоюродной)67.
Акрополит желал отмежеваться от других по достаточной причине.
Только он один из пяти остался в живых, когда Михаил Палеолог вступил на
престол. Братья Музалоны были жестоко убиты в алтаре, спустя девять дней
после смерти Феодора II.68 Карианит был посажен в темницу императором
Михаилом Палеологом,69 Иоанн Ангел, возвращаясь с Балкан по приказу
Михаила VIII, умер в дороге от испуга.70 Только Акрополит был оставлен,
потому что он находился в тюрьме в Арте, когда Михаил VIII вступил на
престол.71 Ему повезло, что его жена, родственница императора Михаила,
находилась в Малой Азии, умоляя своего родственника вернуть мужа. 72
Несколько лет спустя Акрополит написал не только историю Никейской
империи, но также историю Михаила Палеолога и самого себя. Не возражая
против ослепления Михаилом Палеологом Иоанна IV, сына Феодора II,
Акрополит написал в 1261 г. “Речь на освобождение Константинополя”, в
которой предлагал провозгласить соимператором Михаила VIII Палеолога его
сына Андроника.73 Так Акрополит показывает приверженность новой
династии, хотя еще недавно, казалось, он верой и правдой служил Ласкарям.
Акрополит так хорошо освятил ряд событий, что его «История»
читается как реальная. Если он и Пахимер рассказывают то же самое
событие, версия Акрополита является предпочтительной. Например, случай с
испытанием измены Михаила Палеолога в 1253 г., в правление Иоанна
Ватаца. Акрополит присутствовал, Пахимер нет, поэтому считаем, что
Акрополит должен быть более надежным. В необычно длинном разделе
рассказывается об испытании в Филиппах74. Сцена судебного
разбирательства является самым большим описанием испытания измены в
Византии, и здесь упоминаются испытание страхом смерти и суровое
испытание раскаленным металлом75. Тем не менее, любая попытка вывести
заключение о судебном процессе в Никейской империи на основании этого
рассказа, обречена на провал. Акрополит, несмотря на то, что он свидетель и
судья, интересуется оправданием имени Михаила и показыванием его
выдающихся качеств, а не представлением точного описания испытания.
Акрополит показывает невозмутимость и убедительное поведение Михаила.
Акрополит начинает с подозрения, в котором Михаил был задержан, и не
67
Georgii Acropolitae Opera. - Vol. I. – P. 164.19-21; Miklosich F., Mьller J. Acta et diplomata graeca medii aevi. –
Viennae, 1860-1890. – Vol. III. - P. 96. 1. В 1252 г., если не ранее, Акрополит женился на двоюродной сестре
Михаила Палеолога, Евдокии Дукине.
68
Georgii Acropolitae Opera. - Vol. I. - P. 155.16-156.18; Pachymérès G. Relations historiques. - Vol. I. – P. 81. 5-
87. 19.
69
Georgii Acropolitae Opera. - Vol. I. - P. 159.19-160.3.
70
Ibid. - P. 160.3-10.
71
Ibid. - P. 150. 17-24. Акрополит был взят в плен Михаилом II Ангелом Дукой в 1257 г.
72
Ibid. - P. 164. 19-21.
73
Ibid. - P. I88. 20-28. Эта “Речь” не сохранилась.
74
Ibid. - P. 92. 25-100. 14.
75
Ibid. - P. 95. 6.
10
упоминает, что он был временно отстранен от своих обязанностей и
находился в заключении во время следствия 76. Из рассказа Акрополита
неясна продолжительность времени, в течение которой имело место
расследование, и неясно когда имело место примирение между императором
и Михаилом. С самого начала Акрополит заявил о невиновности Михаила 77.
В заключение Акрополит оглашает приговор судей. Они все заявили, что
Михаил Комнин невиновен. Акрополит говорит о Михаиле: “Он был любим
не только нами, но и всеми должностными лицами, военачальниками,
воинами и даже пришлыми людьми…И это произошло с ним, как я думаю,
по устроению Всевышнего. А так Бог возжелал возвести его в императорское
достоинство, то и подверг огню страданий и печи испытаний…Но во многих
других случаях он его не испытал78”. Бесстрастие Акрополита исчезает, когда
речь идет о Михаиле Палеологе. И Бог становится ближе, когда Михаил
Палеолог рядом79. Михаил Палеолог стремился восстановить Византию,
вернуть Византии Комнинов80.
Георгий Акрополит является одним из крупнейших византийских
историков XIII в. Его “История” служит главным источником по истории
Никейской империи. Историк связывает нас с авторами XII в. Это и
описание военных экспедиций и сражений, введение автора в текст
произведения, медицинские знания Акрополита. Историк почти ничего не
говорит о церковных делах, а дает характеристики императорам и
осмысливает императорскую власть. Однако на мнение Акрополита не стоит
безоговорочно полагаться. Вероятно, историк в силу разных причин
предвзято изобразил никейских императоров, особенно Феодора II и Михаила
VIII Палеолога. В “Истории” мы не встречаем ни одной хвалебной
характеристики Феодора II, кроме замечания о его учености. Пахимер,
напротив, описывает более реалистический образ Феодора Ласкаря, не
умалчивая и о таких отрицательных качествах императора как гнев и
горячность81. Если Акрополит показывает выдающиеся качества Михаила
Палеолога, то Скутариот молчит. Очевидно, что мы не можем написать
историю Никейской империи, полагаясь только на Акрополита.
Хронологически, “История” Георгия Акрополита является как бы
продолжением “Истории” Никиты Хониата, а историк ближе к авторам XII
в., чем к тем, кто следует за ним.

76
В рассказе Пахимера Михаил Палеолог выглядит не столь привлекательно. См.: Pachymérès G. Relations
historiques. - Vol. I. – P. 37.3-41.3.
77
Georgii Acropolitae Opera. - Vol. I. - P. 96.6, 9-10; 99.10-20.
78
Ibid. - P. 99. 12-100. 2.
79
Ibid. - P. 99. 20, 136. 22-24, 159. 1-4. См. также: Macrides R. George Akropolites’ Rhetoric. - P. 201-214.
80
См.: Macrides R. From the Komnenoi to the Palaiologoi: imperial models in decline and exile // New
Constantines / Ed. P. Magdalino. – Aldershot, 1994. - P. 269-282.
81
Pachymérès G. Relations historiques. - Vol. I. – P. 41. 6-7.