Вы находитесь на странице: 1из 141

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

Московский государственный областной университет


Институт лингвистики и межкультурной коммуникации
Лингвистический факультет

И.Н. Филиппова

Сравнительная типология
немецкого и русского языков

Учебное пособие

Москва
Издательство «ФЛИНТА»
Издательство «Наука»
2012
УДК 81'44(075.8)
ББК 81-923
Ф53
Печатается по решению кафедры переводоведения
лингвистического факультета ИЛиМК и редакционно-издательского
совета Московского государственного областного университета

Р е ц е н з е н т:
доктор филологических наук, профессор
заслуженный деятель науки РФ Л.Л. Нелюбин

Филиппова И.Н.
Ф53 Сравнительная типология немецкого и русского языков :
учебное пособие. – М.: Изд-во МГОУ, 2012. – 144 с.
ISBN 978-5-9765-1241-2 (ФЛИНТА)
ISBN 978-5-02-037711-0 (Наука)
В книге рассматриваются общие вопросы лингвистической типологии
с кратким экскурсом в историю ее становления и развития, классификации
ее разделов, определяется место сравнительной типологии среди других
разделов лингвистической типологии, устанавливаются специальные типо-
логические категории и их основные параметры, определяется соотноше-
ние типологии и теории перевода, типологии и лексикографии, типологии
и методики (лингводидактики), предлагается бинарное сопоставление и
сравнение систем немецкого и русского языков.
Для студентов, аспирантов, соискателей и преподавателей языков и
всех интересующихся вопросами сравнительного, сопоставительного и ти-
пологического языкознания.
УДК 81'44(075.8)
ББК 81-923

ISBN 978-5-9765-1241-2 (ФЛИНТА) © Филиппова И.Н., 2012


ISBN 978-5-02-02-037711-0 (Наука) © Издательство «ФЛИНТА», 2012
ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ ...................................................................................................... 5
Глава I. Общие вопросы лингвистической типологии .................................. 7
1. ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ТИПОЛОГИЯ КАК ОСОБЫЙ РАЗДЕЛ
ЯЗЫКОЗНАНИЯ. РАЗДЕЛЫ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ТИПОЛОГИИ .......... 7
2. ВИДЫ СРАВНЕНИЯ СИСТЕМ ЯЗЫКОВ ................................................. 11
2.1. Генетическое, сравнительно-генеалогическое, или сравнительно-
историческое, сравнение.............................................................................. 11
2.2. Типологическое сравнение систем и подсистем языков.................... 12
2.3. Генетико-типологическое, или сравнительно-сопоставительное,
сравнение....................................................................................................... 13
2.4. Ареальное сравнение ............................................................................ 13
3. ОСНОВНЫЕ ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ
ТИПОЛОГИИ .................................................................................................... 14
4. КЛАССИФИКАЦИЯ РАЗДЕЛОВ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ
ТИПОЛОГИИ ...............................................................................................................16
5. РАЗДЕЛЫ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ТИПОЛОГИИ ПО ОБЪЕКТУ
ИССЛЕДОВАНИЯ ............................................................................................ 17
5.1. Понятие о лингвистических универсалиях......................................... 23
5.2. Понятие о типе языкового выражения и языковом типе ................... 26
5.3. Понятие о языке-эталоне ...................................................................... 27
5.4. Понятие о типологической классификации ........................................ 30
5.5. Понятие о типологической теории ...................................................... 31
6. РАЗДЕЛЫ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ТИПОЛОГИИ ПО ОТНОШЕНИЮ
К ДВУМ ПЛАНАМ ЯЗЫКА ............................................................................ 31
7. РАЗДЕЛЫ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ТИПОЛОГИИ ПО ОТНОШЕНИЮ
К УРОВНЯМ ИЕРАРХИИ ЯЗЫКА ................................................................. 32
8. ИСТОРИЧЕСКАЯ ТИПОЛОГИЯ – ОДНО ИЗ ОБОСНОВАНИЙ
ПЕРИОДИЗАЦИИ ТЕОРИИ ЯЗЫКА ............................................................. 34
9. ВИДЫ ТИПОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ .................................... 35
10. ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ КУРСА СРАВНИТЕЛЬНОЙ ТИПОЛОГИИ ............. 38
11. СВЯЗЬ СРАВНИТЕЛЬНОЙ ТИПОЛОГИИ С ДРУГИМИ
ЛИНГВИСТИЧЕСКИМИ ДИСЦИПЛИНАМИ............................................. 39

3
12. СООТНОШЕНИЕ СРАВНИТЕЛЬНОЙ ТИПОЛОГИИ И ТЕОРИИ
ПЕРЕВОДА ....................................................................................................... 41
13. СООТНОШЕНИЕ СРАВНИТЕЛЬНОЙ ТИПОЛОГИИ И МЕТОДИКИ
ПРЕПОДАВАНИЯ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ ........................................... 46
14. КРАТКИЙ ОБЗОР ИСТОРИИ ТИПОЛОГИЧЕСКИХ
ИССЛЕДОВАНИЙ............................................................................................ 50
15. МЕТОДЫ ТИПОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ........................................ 59
16. ОСНОВНЫЕ КЛАССИФИКАЦИИ ЯЗЫКОВ ......................................... 62
16.1. Ареальная, или географическая, классификация ............................. 62
16.2. Функциональная классификация ....................................................... 63
16.3. Генеалогическая классификация........................................................ 64
16.4. Типологическая, или морфологическая, классификация ................ 70
Глава II. Сравнительная типология немецкого и русского языков ......... 72
1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕМЕЦКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКОВ ... 72
2. ТИПОЛОГИЯ ФОНОЛОГИЧЕСКИХ СИСТЕМ ....................................... 73
2.1. Сравнительная типология вокализма .................................................. 73
2.2. Сравнительная типология консонантизма .......................................... 75
2.3. Типология просодии.............................................................................. 77
3. ТИПОЛОГИЯ ЛЕКСИЧЕСКИХ СИСТЕМ ................................................ 82
3.1. Типология словообразования ............................................................... 82
3.2. Типология лексико-семантических категорий и отношений ............ 89
3.3. Типология лексики с точки зрения сферы употребления .................. 93
4. ТИПОЛОГИЯ МОРФОЛОГИЧЕСКИХ СИСТЕМ .................................... 95
4.1. Типология частей речи .......................................................................... 96
4.2. Типология грамматических категорий ................................................ 97
5. ТИПОЛОГИЯ СИНТАКСИЧЕСКИХ СИСТЕМ.......................................111
5.1. Типология словосочетания ................................................................. 112
5.2. Типология синтаксических категорий предложения ....................... 113
5.3. Типология членов предложения......................................................... 114
5.4. Типология порядка слов ..................................................................... 117
5.5. Типология предложения ..................................................................... 118
ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА ....................................................................... 120
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА ................................................................ 120
ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ ................................................................................... 124
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ ............................................................................ 125

4
ПРЕДИСЛОВИЕ

Сравнительное изучение систем различных языков мира явля-


ется значительным достижением языкознания. Разные виды срав-
нения языковых систем проводятся давно. Написаны многочис-
ленные исследования, в которых сопоставляются фонетические,
морфологические, лексические и синтаксические подсистемы
языков мира.
Научное сравнение и сопоставление систем русского языка с
системами других языков, и в первую очередь с английским, фран-
цузским и немецким, которые являются основными иностранными
языками в переводческой деятельности, изучаются в вузах и шко-
лах, достаточно распространено. Однако отсюда исключаются ис-
следования научно-исторического характера, так как генетическое
сравнение систем русского и других генетически родственных язы-
ков имело место еще в XIX столетии, о чем свидетельствуют тру-
ды компаративистов XIX в. В XX в. типологическая классификация
являлась частью сравнительно-исторического языкознания, а в на-
стоящее время лингвистическая типология включает сравнение ге-
нетически родственных языков в качестве своего особого раздела.
Типологическое сравнение разносистемных языков имеет большое
практическое значение, ибо оно свободно от генетических и ареаль-
ных ограничений.
Цель – ознакомить будущих лингвистов-переводчиков, фило-
логов, педагогов с особенностями изучаемого иностранного языка
и своего родного языка, с основными принципами сравнения и со-
поставления систем языков; помочь начинающим лингвистам-пере-
водчикам разработать теоретически обоснованную методику и тех-
нику переводческой деятельности в двуязычной ситуации. Именно
поэтому в данной книге предпринята попытка рассмотреть теорети-
ческие, методологические и практические вопросы бинарного срав-
нения систем немецкого и русского языков. Сравнение проводилось
по принципу односторонней бинарности.
Материал представлен в двух главах. В первой главе рассма-
триваются общие вопросы лингвистической типологии с кратким
экскурсом в историю ее развития, классифицируются ее разделы,

5
определяется место сравнительной типологии среди других раз-
делов лингвистической типологии; устанавливаются специальные
типологические категории и их основные параметры, служащие в
качестве ведущих при сравнении систем генетически родственных
языков; проводится сравнение и определяется соотношение сравни-
тельной типологии и теории перевода, истории языка, лексиколо-
гии, грамматики, фонетики, лексикографии и методики преподава-
ния иностранных языков.
Во второй главе рассматриваются прагматические вопросы в
ракурсе бинарного сопоставления систем изучаемых немецкого и
русского языков.
Предлагаемая книга основана на курсе лекций, прочитанных
автором на переводческом факультете Московского государственно-
го областного университета.
Автор выражает глубокую благодарность доктору филологиче-
ских наук, профессору Л.Л. Нелюбину за предоставленную возмож-
ность пользоваться рукописью учебника «Сравнительная типология
английского и русского языков» (М.: Изд-во МГОУ, 2007) и ценные
замечания, учтенные при его подготовке.
Автор выражает признательность рецензенту книги доктору
филологических наук, профессору Н.В. Мироновой за полезные за-
мечания по архитектонике книги.
Глава I

ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ТИПОЛОГИИ

1. ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ТИПОЛОГИЯ
КАК ОСОБЫЙ РАЗДЕЛ ЯЗЫКОЗНАНИЯ. РАЗДЕЛЫ
ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ТИПОЛОГИИ

Сравнение и сопоставление разных родственных и неродствен-


ных языков уходит столь же древне, сколь и перевод с языка на язык
и само изучение языков. Как образно говорят ученые, сравнение и
изучение языков появилось сразу же после «вавилонского столпот-
ворения», когда согласно Библии на смену единому языку пришло
языковое разнообразие.
На протяжении веков драгоманы и философы, толмачи и
книжники, писцы и гелертеры, мастера и наставники, переводчи-
ки и учителя в своей практической «профессиональной» деятель-
ности занимались изучением языков в интересах эволюции та-
ких наук, как переводоведение, языкознание и лингводидактика,
а объектом исследования всегда служили системы двух и более
языков.
Известно, что разные языки сходны друг с другом в разной сте-
пени. Каждый, кто кроме своего родного языка владеет хотя бы од-
ним иностранным языком или изучает его, знает, что в обоих язы-
ках есть не только различные, но и сходные элементы как в словар-
ном составе, так и в грамматической структуре. Немец, изучающий
английский язык, узнает, что в общеупотребительном словаре обо-
их языков много слов, сходных по форме и по значению: Mutter –
mother, Vater – father, Sohn – son, Tochter – daughter, Bruder – brother,
Sonne – sun, Eis – ice, gut – good, hier – here, sechs – six, sieben – sev-
en, habe – have, muss – must, kann – can и т.п. Русский, изучающий
немецкий или английский языки, обнаруживает аналогичное сход-
ство трех языков только в таких из приведенных выше словах, как:

7
мать – Mutter – mother, сын – Sohn – son, дочь – Tochter – daughter,
брат – Bruder – brother, шесть – sechs – six, семь – sieben – seven.
А русский, бывающий в других славянских странах, также узнает,
что такие слова русского языка, как рука, нога, зима, золото и др.
звучат в большинстве славянских языков сходным образом.
Сравнение упомянутых слов с китайским языком покажет зна-
чительно меньше конфронтируемых словарных пар. Сходство не-
мецкого, английского и русского языков обнаруживается и в сход-
стве грамматического строя. Немецкий и английский языки имеют
больше общих грамматических черт, чем немецкий и русский или
английский и русский, и совсем мало у этих языков общего с ки-
тайским языком. Это объясняется тем, что в генетическом ракурсе
немецкий и английский языки, русский и другие славянские языки
являются близкородственными языками, английский или немец-
кий и русский языки – дальнеродственными, а немецкий, англий-
ский и русский вообще не родственны китайскому языку.
Изучением закономерностей сходства и различия языков зани-
мается отдельная наука – лингвистическая типология. Задача линг-
вистической типологии состоит в установлении языкового типа (см.
ниже «понятие о типе языкового выражения и языковом типе», т.е.
типе в языке и типе языка) для последующей классификации язы-
ков и выявлении того, как вообще может быть устроен человече-
ский язык.
Лингвистическая типология рассматривает структурные и
функциональные свойства языков независимо от характера генети-
ческих отношений между сравниваемыми языками, ибо она иссле-
дует не частные, единичные случаи сходства и различия в структу-
ре языков, а те, которые носят общий характер, охватывающий ши-
рокую сферу однородных признаков.
Типология как особый раздел науки вообще характерна для
всех отраслей знаний. Сравнение, сопоставление, классификация
объектов применяется как в лингвистических, так и в нелингвисти-
ческих науках. Как метод науки типология является универсальной.
Поэтому типологию можно разделить на нелингвистическую и
лингвистическую.

8
Нелингвистическая типология служит методом сравнения
для многих наук: истории, обществоведения, юриспруденции, мате-
матики, геологии, ботаники, искусства, экономики, биологии, пси-
хологии и др.
Для всех наук характерно существование общего и единичного,
сходства и различия, на основе которых проводится сравнение, яв-
ляющееся одним из логических приемов познания мира.
Во многих науках типология выделяется в самостоятельную от-
расль: историческая типология, сравнительная психология, сравни-
тельная педагогика, сравнительное литературоведение, сравнитель-
ное правоведение, сравнительная анатомия, сравнительная физио-
логия и т.д.
Сравнительный метод особенно бурно начал развиваться во
всех областях знания в XIX в.
Все виды сравнения в разных науках можно отнести к типоло-
гии, которая располагает конкретными разделами, сходными мето-
дами и принципами анализа и классификации фактов, событий из
различных сфер деятельности человека. Поэтому в настоящее вре-
мя общую типологию можно считать единой наукой.
Лингвистическая типология – это раздел языкознания, ко-
торый изучает наиболее общие закономерности структуры языка в
сопоставлении с другими языками с целью установления присущих
им особенностей, установления сходства и различия между языка-
ми и объединения языков в типологические классы.
Следует отметить, что в современной лингвистической литера-
туре по языкознанию предмет лингвистической типологии понима-
ется по-разному. Существуют различные мнения по этому вопросу:
одни языковеды чрезмерно расширяют круг и объем типологии,
другие же под типологией понимают весьма узкую область иссле-
дования.
В типологических исследованиях мы встречаем различные тер-
мины, условно закрепленные за отдельными разделами типологии.
К ним относятся такие понятия, как «типология», «структурная
типология», «сравнительная типология», «ареальная лингвистика»,
«характерология», «контрастивная лингвистика», «конфронтаци-
онная лингвистика», «языковые универсалии», «трансляционная

9
грамматика», «сравнительно-типологическое языкознание», «сопо-
ставительно-типологическое языкознание», «сравнительно-сопо-
ставительное языкознание» и др.
В немецком языке также существуют разнообразные термины,
относящиеся к предмету лингвистической типологии: kontrastive Lin-
guistik, konfrontative Linguistik, (historisch)-komparative Sprachwissen-
schaft, historisch-komparative Typologie, areale Typologie; в английском
языке: Comparative Historical Method, Comparative Philology, Compara-
tive Linguistics, Contrastive Linguistics, Descriptive Comparative Lingui-
stics, Comparative Grammar и т.д.; во французском языке: Linguistique
synchronique, générale, historique, Grammaire structurale, historique, de-
scriptive, fonctionnelle, Langage et science du langage и т.д.
Термины «сравнение», «сопоставление», «сравнительный
метод», «сопоставительный метод» часто употребляются синони-
мично. Однако языковеды дифференцируют данные термины.
Под сравнительным методом понимается сравнительно-исто-
рическое исследование родственных языков, т.е. исследование в
историческом плане, в диахронии.
Под сопоставлением – сравнение (сопоставление) как род-
ственных, так и неродственных языков в синхронном плане, в син-
хронии.
Сравнение – это генетический метод, метод установления род-
ства.
Сопоставление – это типологический метод, метод установле-
ния типа, сходства языков.
Существуют также разные точки зрения относительно характе-
ра лингвистической типологии, ее сущности.
По мнению одних ученых, лингвистическая типология – это
самостоятельная научная дисциплина, которая включает в предмет
своего исследования все виды сравнения и сопоставления языковых
систем. Здесь она отождествляется со сравнительной лингвистикой.
По мнению других ученых – это часть сравнительной линг-
вистики. Она фигурирует самостоятельно, но противопоставляет-
ся традиционной компаративистике, характерологии и ареальной
лингвистике. Здесь она приравнивается или отождествляется со
структурной типологией.

10
Принципиальное значение имеет и количественное ограниче-
ние сравниваемых языков.
Однако во всем многообразии существующих определений
под типологией понимаются различные виды сравнения систем
языков.

2. ВИДЫ СРАВНЕНИЯ СИСТЕМ ЯЗЫКОВ

Видов сравнения систем языков четыре: генетические, типологи-


ческие, генетико-типологические и ареальные. Они составляют сто-
роны единого процесса сравнения и взаимодополняют друг друга.

2.1. Генетическое, сравнительно-генеалогическое,


или сравнительно-историческое, сравнение

Генеалогический – т.е. основанный на понятии языкового род-


ства, определяемый общностью происхождения. Генетические от-
ношения – т.е. отношения по происхождению, общность по проис-
хождению.
Метод генетического сравнения направлен на реконструкцию
общих праформ родственных языков.
Праформа, или архетип, – это исходная для последующих
позднейших образований языковая форма, реконструируемая на
основе закономерных соответствий в родственных языках.
Целью сравнительно-генетического метода является восстанов-
ление языка-основы, из которого развились исследуемые языки, и
установление законов развития этих языков.
Объектом данного метода служат только родственные языки:
• близкородственные: немецкий – английский, французский –
испанский;
• дальнеродственные: немецкий – русский, английский – рус-
ский.
При помощи данного метода в генетическом плане можно вы-
являть слова, корни и формы.

11
Например: рус. три – нем. drei – англ. three – фр. trois;
рус. два – нем. zwei – англ. two – фр. deux;
рус. материнство – нем. mutterschaft –
англ. Maternity – фр. maternité.
Методом генетического сравнения пользуется наука сравни-
тельно-историческое языкознание, занимающаяся изучением степе-
ни родства, общности происхождения языков.

2.2. Типологическое сравнение систем


и подсистем языков

Сопоставительно-типологический метод направлен на изучение


родственных и неродственных языков.
Цель данного метода – выявить схождение и расхождение
структур языков, способы выражения одних и тех же значений, раз-
личия функций однотипных элементов структуры языка.
Типологические схождения не связаны непосредственно с ге-
нетическим родством языков. Они выводятся за рамки генетически
родственных языков, тем самым расширяют границы лингвистиче-
ских исследований за счет широкого круга разноструктурных язы-
ков; в результате они не только позволяют судить о типологических
различиях сопоставляемых языков, но и помогают решать серьез-
ные общелингвистические проблемы. Следовательно сравнитель-
ная типология может быть как типологией родственных, так и не-
родственных языков.
В результате объектом исследования могут быть:
• неродственные языки (русский – японский);
• отдаленнородственные языки (русский – немецкий, рус-
ский – английский – французский);
• близкородственные языки (немецкий – английский, фран-
цузский – испанский, немецкий – нидерландский);
• варианты одного языка (немецкий язык в Австрии и Швей-
царии);
• разные исторические этапы развития одного языка (совре-
менный немецкий язык – древневерхненемецкий; современ-

12
ный английский язык – древнеанглийский; современный
французский язык – старофранцузский).
Данный метод позволяет выделить отдельную отрасль языко-
знания – сопоставительно-типологическое языкознание.

2.3. Генетико-типологическое, или сравнительно-


сопоставительное, сравнение

Этот вид сравнения направлен на исследование генетических


связей и типологических схождений между языками.
Объектом такого исследования являются родственные языки.
Целью исследования служит выявление структурных общностей,
степень схождения и расхождения в группе родственных языков.
Данному методу соответствует наука сравнительно-сопостави-
тельное языкознание.

2.4. Ареальное сравнение

Ареальное сравнение используется при сравнении систем язы-


ков определенной географической близости, ареала.
Метод ареального сравнения делает возможным сопоставлять
языки независимо от степени их родства с целью определения в них
общих элементов. Сравнительно-генетический метод используется
для исследования первичного родства языков, тогда как ареальный
метод исследует их вторичное сродство, или близость, образовав-
шуюся в результате взаимного влияния самих языков и стоящих за
ними культур или взаимодействия на них третьих языков.
Этот метод позволяет выделить еще одну отрасль языкозна-
ния – так называемое ареальное языкознание.

Итак, можно сказать, что:


• генетический метод имеет дело с родством языков;
• типологический метод – со сходством или изоморфизмом
любых языков, как родственных, так и неродственных;

13
• генетико-типологический метод – с родством и сходством
родственных языков;
• ареальный метод – с близостью или со сродством языков по
ареалу.
Следовательно, на основании видов сравнения, а также в зави-
симости от объекта и цели исследования, выделяются следующие
отрасли языкознания, пользующиеся методами сравнения языков:
сравнительно-историческое, сопоставительно-типологическое, срав-
нительно-сопоставительное и ареальное языкознание.
Они сосуществуют в общей науке – теории языкознания, кото-
рая включает также общее языкознание, психолингвистику, социо-
лингвистику, математическую и прикладную лингвистику, компью-
терную лингвистику и др.

3. ОСНОВНЫЕ ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ


ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ТИПОЛОГИИ

Наука о сравнении языковых систем развивалась очень медлен-


но, и в ее становлении положительную роль играло множество фак-
торов. Остановимся на некоторых из них.
Первый фактор – это типологическая имитация, под которой
понимается использование методов или моделей одного языка при
описании системы другого. Этот вид описания является самым
древним.
Типологической имитацией пользовались при составлении
грамматик почти всех языков мира. Первые латинские грамматики
были составлены на основе древнегреческих грамматик. Многие
европейские и неевропейские грамматики составлялись на основе
латинских грамматик. Грамматика тибетского языка была построе-
на на традиции индийской грамматики Панини и т.д. Естественно,
что в новые грамматики переносились явления других языков.
Второй фактор – это появление научных сравнений и работ
по сравнению и сопоставлению. Субстанционное сравнение кон-
кретных языков и конкретных языковых единиц появилось еще в
античные времена.

14
Более упорядоченная научная организация сравнения систем
различных языков осуществляется в «Грамматике Пор-Рояль»
А. Арно и К. Лансло, которая была написана на латинском языке в
XVII в. В своей книге авторы подвергают анализу и сравнению
такие языки, как французский , латинский , греческий и древнеев-
рейский.
Основную роль в развитии и оформлении лингвистической ти-
пологии того времени играл сравнительно-исторический метод, а
также компаративистика XIX в.
Сравнительно-историческое языкознание, компаративная линг-
вистика, компаративистика относятся к научному сравнению, по-
скольку здесь появляется использование своеобразного научного
аппарата сравнения.
Третий фактор – это процесс изучения систем малоизвестных
и бесписьменных языков различных народов земного шара: Латин-
ской Америки, Азии, Африки, Австралии, народов СССР, не имев-
ших своей письменности.
Процесс изучения этих языков, определение степени их родства
с другими языками, а также сравнение их систем с системами индо-
европейских языков также дали определенный стимул для развития
лингвистической типологии.
Четвертый фактор – это влияние перевода и переводческой
науки.
Переводческая наука – древнейшая наука с многовековой исто-
рией. Переводоведение вначале формировалось как литературовед-
ческая наука, поскольку в основном осуществлялся с переводом ху-
дожественной литературы.
Теория перевода и переводоведение стали развиваться как
лингвистические дисциплины только в середине XX в., когда воз-
рос объем обмена информацией в связи с научно-технической рево-
люцией и т.д.
Еще в начале 50-х годов XX столетия не существовало едино-
го мнения о том, можно ли считать перевод филологической дисци-
плиной. Однако, несмотря на то, что к тому времени уже появились
перевод, теория перевода, переводоведение и даже машинный пере-
вод, окончательно теория перевода нашла свое место среди научных

15
языковедческих дисциплин только недавно – в 80-х годах XX в. Тогда
она была включена в номенклатуру специальностей ВАК СССР для
защиты диссертаций, войдя в специальность «Сравнительно-исто-
рическое, сопоставительное, типологическое языкознание; теория
перевода». И это не случайно, ибо при переводе мы имеем дело со
своеобразным процессом сравнения систем языков, поскольку пере-
водчик сопоставляет системы языка источника с системой языка пе-
ревода.
Пятый фактор – это влияние лексикографии. При составлении
двуязычных и многоязычных словарей лексикограф одновременно
проводит сравнение систем двух и более языков.
Следует отметить, что словари составляются без учета генети-
ческого родства языков, и результаты фонетического, грамматиче-
ского и лексического анализа ПЯ (язык перевода) и ИЯ (исходный
язык, язык-источник) могут быть использованы типологом в каче-
стве готового материала.
Шестой фактор – это практическое и теоретическое изучение
иностранных языков и межъязыковые контакты.
При изучении иностранного языка возникает необходимость в
сопоставлении, в сравнении родного и иностранного языков.
Широкое распространение лингвистическая типология по-
лучила в нашей стране, ибо Россия является многонациональным
государством, и поэтому значительная часть ее населения двуя-
зычна.
В республиках РФ население использует в качестве средства
общения свой национальный язык и русский язык, язык межнацио-
нального общения. В некоторых государствах СНГ – Узбекистане,
Таджикистане – значительная часть населения трехъязычна.

4. КЛАССИФИКАЦИЯ РАЗДЕЛОВ
ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ТИПОЛОГИИ

Лингвистическая типология как самостоятельная научная язы-


коведческая дисциплина имеет свои разделы, которые выделяются
на основании следующих критериев.

16
• Системная близость сравниваемых языков. Данный кри-
терий подразумевает общность языковых типов, которые
определяют сравниваемые языки. Каждый язык – это си-
стемно-структурное образование, внутри которого различа-
ются типы, характеризующие строй языка. (О разграниче-
нии понятий «тип языка» и «тип в языке» мы остановимся в
следующих разделах.)
• Генетическая близость – это межъязыковое сходство.
• Количественная ограниченность и неограниченность
систем сравниваемых языков – это закрытость или откры-
тость списка включаемых в сравнение языков.
• Ареальная ограниченность систем сравниваемых язы-
ков – это регионально обусловленное ограничение систем
языков на основе распространения тех или иных языковых
явлений или признаков.
• Формальный подход связан со способами сравнительного
описания языковых систем. Здесь имеется в виду, что срав-
нение можно осуществлять описательно, или формально, т.е.
при помощи специальных символов, созданных для сравне-
ния. Принцип формализации характерен для всех разделов
лингвистической типологии.
• Ограниченность и неограниченность языка-эталона в
практических целях, т.е. использование максимального
или минимального языка-эталона. (На понятии «язык-эта-
лон» мы остановимся ниже.)
• Завершенность и незавершенность типологических опе-
раций и т.д.
Разделы лингвистической типологии дифференцируются по
объекту исследования, по отношению лингвистической типологии
к двум планам языка и по ее отношению к уровням иерархии языка.

5. РАЗДЕЛЫ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ТИПОЛОГИИ


ПО ОБЪЕКТУ ИССЛЕДОВАНИЯ

По объекту исследования лингвистическая типология подразде-


ляется на:
17
1) генетическую;
2) ареальную;
3) сравнительную;
4) структурную.
Генетическая типология занимается сравнением генетически
родственных языков как диахронно, так и синхронно с учетом ге-
нетической общности сравниваемых языков и носит частнолингви-
стический характер.
Цель генетической типологии – выявление материально тожде-
ственных единиц в родственных языках и создание языка-основы.
Генетическая типология делится на:
а) динамико-генетическую, которая сравнивает системы язы-
ков в плане диахронии, или диахронно-историческую типологию;
б) статико-генетическую, которая сопоставляет системы гене-
тически родственных языков в синхронном плане, т.е. синхронно-
генетическую типологию.
Своим появлением генетическая типология обязана сравнитель-
но-историческому языкознанию, или компаративистике, которая до-
стигла наибольшего расцвета в XIX в. В этот период компаративи-
стика считалась единственно научным методом языкового исследо-
вания. Основателями данного метода являются Франц Бопп, Расмус
Кристиан Раск, Якоб Гримм, А.Х. Востоков, многого добились в
этой области Август Потт, Август Шлейхер и др. Большой интерес
к компаративистике проявлял Ф. Энгельс (см. его работу «Франк-
ский период»).
Среди основателей сравнительно-исторического метода кро-
ме А.Х. Востокова также можно назвать русских ученых В.А. Бо-
городицкого, И.А. Бодуэна де Куртенэ, Ф.И. Буслаева, А.А. Потеб-
ню, А.А. Шахматова, Ф.Ф. Фортунатова и др. Советского ученого
В.М. Жирмунского (германские языки).
Ареальная типология занимается сравнением или сопоставле-
нием свойств языков в зависимости от территории, или ареала (ре-
гиона).
Целью ареальной типологии является определение общих
элементов в результате взаимного влияния самих языков или

18
стоящих за ними культур, или воздействия на них третьих язы-
ков.
Объектом ареальной типологии являются сопоставляемые
языки независимо от степени их родства, где выявляются заим-
ствованные элементы, языковые контакты, языковые союзы, дву-
язычие и т.д.
Если сравнительно-генетическое языкознание исследует пер-
вичное родство языков, то ареальное – их вторичное сродство, кото-
рое образовалось в результате воздействия внешнелингвистических
факторов. Ареальная близость, или языковое сродство, может быть
характерна как для родственных, так и для неродственных языков.
Например, при сравнении немецкого и русского, английского и
русского, французского и русского языков изучаются заимствова-
ния одного из другого, сопоставляются элементы, взятые из других
языков (греческого, латинского и пр.), изучаются обороты речи, рас-
пространившиеся в силу общности элементов культуры и т.д.
Ареальная лингвистика занимается:
• изучением диалектов и диалектных разграничений;
• составлением диалектологических карт;
• изучением распространения отдельных черт в системах род-
ственных и неродственных языков;
• фиксированием отдельных языковых изменений и определе-
нием статистики их распространения;
• выявлением неологизмов и архаизмов.
• изучением языков-субстратов;
• изучением заимствований различных слоев;
• изучением взаимовлияния различных языков;
• изучением языковых контактов в определенном ареале или
государстве;
• изучением появления гибридных, или креольских (контакт-
ных), языков и их статуса: в Китае, Африке, Австралии,
Океании, на Гавайских островах, например, Unserdeutsch в
Папуа – Новой Гвинее;
• изучением природы вариантов языка: немецкого в Австрии,
Швейцарии и др.

19
В качестве отдельной дисциплины иногда рассматривают линг-
вистическую географию, которая занимается картографическим
исследованием народных говоров и диалектов и представляет ре-
зультаты диалектических изысканий в виде лингвистических атла-
сов или карт, являющихся настоящим сводом языковых факторов
определенной области и связанных с интересующей исследователя
проблемой всех народных говоров данной области (ср. два первых
пункта выше).
Некоторые ученые выделяют в качестве отдельного раздела
языкознания «ареалогию», которая противопоставляется ареаль-
ной лингвистике и занимается больше исследованием современ-
ного среза состояния языка. Она противопоставляется и лингви-
стической типологии, являясь при этом не самостоятельным раз-
делом общего языкознания, а лишь разделом лингвистической
типологии.
Сравнительная типология рассматривает ограниченное число
языков, как минимум два, и дает возможность сравнивать единицы
каждого уровня языка изолированно.
Сравнительная типология объединяет два направления в изуче-
нии языков: сопоставительное и типологическое.
Сопоставительное направление сравнивает два языка незави-
симо от степени их родства с целью выявления сходств и различий
между ними.
Типологическое направление изучает специфику языка и тех
общих черт, которые свойственны человеческому языку вообще.
Сравнительная типология является научно-прикладной учеб-
ной дисциплиной, преследующей двоякую цель – теоретическую и
прикладную, или учебную.
Практической целью сравнительно-типологических исследова-
ний языков считается:
а) выявление схождений и расхождений в использовании язы-
ковых средств различными языками. Это имеет важное методоло-
гическое значение, ибо знание расхождений позволяет преодолеть
языковую интерференцию, т.е. влияние одного языка (родного) при
пользовании другим языком. Кроме того, оно дает лингвистическое
обоснование закономерностям перевода;

20
б) изучение конкретных особенностей обоих языков. Сопостав-
ление позволяет иногда выявить некоторые особенности иностран-
ного и русского языков, ускользающие при его «внутреннем» изуче-
нии;
в) установление общих закономерностей и фактов, свойствен-
ных разным языкам, выявление языковых универсалий и возможно-
стей их реализации в конкретных языках.
Такой подход позволяет отличить общечеловеческое от специ-
фического в изучаемом языке, глубже постичь устройство человече-
ского языка, что имеет важное философское и общеобразовательное
значение (В.Г. Гак).
Сравнительная типология связана с отдельными видами сопо-
ставления, например, с так называемой характерологией.
Характерология – это раздел лингвистической типологии, за-
нимающийся сравнительным изучением отдельных языковых яв-
лений в системах ограниченного числа генетически родственных
и неродственных языков. Характерологическое исследование на-
правлено на выявление внутренней типологической специфики
конкретного языка или некоторой группы языков, выделяемой на
основе самых разнообразных критериев. Как метод сравнения язы-
ковых систем характерология входит в состав лингвистической ти-
пологии. Ее называют научно неоформленным вариантом, который
предшествовал сравнительной типологии.
Основная цель сравнительной типологии – установление зако-
номерности соответствий общих и частных явлений между систе-
мами языков.
Основная цель характерологии – выявление более общих
свойств одного языка или группы языков по сравнению с другими.
Таким образом, типология и характерология рассматривают
одни и те же явления в языке и фактически под одним и тем же
углом зрения. Они не исключают, а, наоборот, взаимодополняют
друг друга.
Контрастивная лингвистика. Контрастивный метод появил-
ся в противопоставление сравнительно-историческому (компа-
ративному) методу. Контрастивная лингвистика может считаться

21
синонимом сопоставительной лингвистики. Она развивалась ана-
логичным путем, а термин «контрастивный» является иноязыч-
ным эквивалентом термину «сопоставительный». В этом можно
убедиться, читая работы зарубежных авторов по контрастивной
лингвистике, таких как Дж. Хаммер, Ф. Райс, Л. Селинкер, П. Се-
линкер и др.
Однако контрастивная лингвистика и изучаемая нами сравни-
тельная типология различаются между собой на основании следу-
ющих факторов:
а) контрастивная лингвистика противопоставляется лингвисти-
ческой типологии, разделом которой является сравнительная типо-
логия;
б) во многих исследованиях по контрастивной лингвистике не
разграничиваются методические, лингвистические, психологиче-
ские и переводческие аспекты, а в сравнительной типологии они
строго дифференцируются;
в) контрастивная лингвистика рассматривается как наука, изу-
чающая одноуровневые соответствующие средства в системах двух
языков, а для сравнительной типологии более характерно межуров-
невое сопоставление систем языков и т.д.
Если сравнительно-историческое языкознание сравнивает
языки для того, чтобы проследить их генетические связи и по-
пытаться реконструировать предполагаемый праязык на основе
сравнения отдельных звуков и слов, то контрастивная лингвисти-
ка сравнивает языки с целью усовершенствования методов пре-
подавания языков, причем охватывает значительно бóльший диа-
пазон языковой структуры. Полученные результаты используются
не только для обучения иностранным языкам, но и для теории и
практики перевода и переводоведения, включая теорию и практи-
ку машинного перевода.
Недостатком контрастивной лингвистики является то, что она
не имеет еще конкретно разработанного инструмента, или метая-
зыка.
Структурная типология является основной, составляющей
частью лингвистической типологии.

22
Некоторые ученые считают ее самостоятельной дисципли-
ной. Цель структурной типологии – выявление универсальных
свойств языков, систематизация и инвентаризация фактов кон-
кретных языков. Структурная типология рассматривает систе-
мы различных языков вне всякого генетического или ареального
ограничения. Может быть разделена на: 1) лингвистические уни-
версалии ; 2) тип языка и тип в языке ; 3) язык-эталон ; 4) типоло-
гическую классификацию ; 5) специальную типологическую тео-
рию.

5.1. Понятие о лингвистических универсалиях

В каждом языке обнаруживаются черты, свойственные всем


языкам мира (всеобщие), черты, объединяющие их с некоторыми
другими языками (общие для этих языков), и черты, свойственные
только данному языку (специфические, индивидуальные).
Специфика каждого языка заключается не только в индивиду-
альных чертах, но и в том, как преломляются в нем общие и всеоб-
щие свойства языка.
Всеобщие черты, свойственные языку вообще, и, следователь-
но, обнаруживаемые во всех языках мира, называются универса-
лиями.
Понятие лингвистических универсалий связано с процессом
унификации языковых факторов и с разработкой специального ме-
тода обобщения языковых явлений.
К универсалиям относятся, например, следующие явления:
• разделение звуков на гласные и согласные;
• наличие местоименных элементов и, в частности, местоиме-
ний 1-го и 2-го лица;
• наличие имен собственных;
• различие семантически полноценных и служебных элемен-
тов языка;
• разграничение имени и глагола;
• явление многозначности слов и т.д.

23
Универсалии определяются общими закономерностями функ-
ционирования языка как средства общения. Можно распределить
универсалии на следующие пять групп.
1. По способу их установления – индуктивные (или эмпири-
ческие) и дедуктивные (или аксиоматические).
Индуктивные универсалии – обобщения фактов единичных
языков, теоретически допускающие исключения. Например:
− для любого языка характерно разделение местоимений на три
лица;
− для большинства языков характерно разделение местоимений
на два числа.
Дедуктивные универсалии – наличие фактов во всех языках
мира, например, фонемы, парадигмы, оппозиции, предложения и
др.
Индуктивные универсалии разделяются на элементарные и им-
пликативные.
Элементарные универсалии имеют вид простых нечленимых
высказываний:
− во всех языках есть союзы;
− в большинстве языков местоимения разделяются на два
числа .
Элементарные универсалии описывают некоторые свойства
языков вне зависимости от других.
Импликативные универсалии (или импликации) устанавлива-
ют зависимость между двумя свойствами языков. Структурно они
состоят из двух простых универсалий, соединенных связкой «если..,
то...» Например:
− если есть двойственное число, то есть и множественное
число;
− если есть различие по роду во множественном числе местои-
мений, то оно есть и в единственном числе;
− если есть различие по роду у существительных, то оно есть и
у местоимений.
2. По характеру утверждения – абсолютные и статистиче-
ские.

24
Абсолютные универсалии – для всех языков.
Статистические универсалии – для большинства языков с
указанием исключений.
Для записи используются кванторы:
− квантор всеобщности – \/: для всех языков имеет место, что…
− квантор вероятности – d: для большинства языков…
3. По временному развитию языка – синхронические и диахро-
нические.
Синхронические универсалии – определяют типологию языка
в синхронном плане, в статике.
Диахронические универсалии – определяют типологию языка
в диахронном плане, в динамике, в движении, в процессе развития.
Например, развитие фонем:
− древнерусский язык: фонема [к] перед гласным передне-
го ряда [e] переходила в [тш]: пеку – печешь – печет, крепкий –
крепче;
− древненемецкий язык: согласный [d] чередовался с [t]: schne-
iden – schnitt; гласный [i:] переходил в [ae]: dri^ – drei.
4. В зависимости от места универсальных единиц, т.е. их клас-
сификации по объекту – фонологические, морфологические, син-
таксические и т.д.
5. В зависимости от структуры – простые и сложные; по дихо-
томии (противопоставлению) «язык – речь» – универсалии языка
и универсалии речи; по отношению к объективной действитель-
ности – экстралингвистические и собственно-лингвистические
и т.д.
Следует отметить, что понятие универсалий относительно но-
вое. Хотя впервые об этом явлении в языке говорили еще в Средние
века, когда ставилась задача создать универсальную грамматику, в
основу универсалий пытались положить логические, а не языковые
категории. Поэтому развитие языка рассматривалось как его порча,
отход от идеального стандарта, которым на Западе считалась ла-
тынь.
Изучать универсалии всерьез начали во второй половине XX в.,
чему способствовала статья Б.И. Агинских «The Importance of Lan-
guage Universals», опубликованная в 1941 г.

25
Универсалогия получила свое развитие после Нью-Йоркской
антропологической конференции 1961 г., на которой выступил
Р. Якобсон с докладом о значении универсалий для языкознания
(он упоминал об этом еще в 1957 г. на VIII Конгрессе лингви-
стов в Осло). В Нью-Йорке был провозглашен «Меморандум о
языковых универсалиях» (авторы Дж. Гринберг , Дж. Дженкинс ,
Ч. Осгуд ).
Среди отечественных лингвистов теорию универсалий развива-
ли Б.А. Успенский, Ю.В. Рождественский.

5.2. Понятие о типе языкового выражения


и языковом типе

Итак, мы установили, что лингвистическая типология исследу-


ет степень структурной близости языков независимо от их родства.
Следовательно, лингвистическая типология должна исследовать
языковые типы.
В лингвистической литературе сосуществуют два основных по-
нимания типа:
1. Тип в узком значении термина (тип в языке), или тип язы-
кового выражения. Тип в языке – это обычно отмеченное в несколь-
ких языках качество языковой структуры, т.е. форма универсально-
го, или общего, языкового явления, наличие того или иного элемен-
та в разных языках.
Например: тип артикуляции звуков, словосочетаний и предло-
жений, тип синтаксических связей и морфологического выражения
и т.д.
Каждая функция в языке может выражаться разными спосо-
бами. Например, синтаксическая связь между словами может осу-
ществляться с помощью согласования, управления, примыкания и
др. способами, но все они в обобщенном виде представляют типы
синтаксической связи.
Тип языка, его типологическая характеристика предопределяет-
ся типами микроструктур, представленных в данном языке.

26
2. Тип в широком значении термина – тип языка, или языко-
вой тип. Это наиболее общее понятие, позволяющее дать краткую
характеристику строя данного языка, иными словами, – это сово-
купность обобщенных особенностей языка в целом.
Так, исходя из общих особенностей соотношения между сло-
вом и грамматической морфемой, между функцией и формой, выде-
ляют три основных языковых типа: изолирующий (аналитический),
агглютинативный и флективный.
Типология изучает как типы языковых элементов (тип в языке),
так и общеязыковые типы (типы языка). В первом случае выявля-
ется наличие тех или иных типов языкового выражения в данном
языке. Во втором случае устанавливается принадлежность данного
языка к определенному языковому типу.
Типологическая лингвистика, сравнивая языки, выводит их об-
щий структурный знаменатель – язык-эталон.

5.3. Понятие о языке-эталоне

Язык-эталон – это важнейший элемент типологического ме-


тода. Он позволяет определять сходные (изоморфизм) и различные
(алломорфизм) в нескольких языках черты.
Таким образом, язык-эталон является лингвистическим сред-
ством, при помощи которого происходит сравнение структуры раз-
личных языков.
Выработка понятия языка-эталона способствовала различению
языков-объектов, т.е. конкретных языков, и метаязыка, т.е. языка,
на котором ведется описание или исследование языков-объектов.
Метаязык – язык второго порядка, на котором говорят о языке же
(о языке-объекте), т.е. язык, объектом которого является содержание
и выражение другого языка.
При сопоставлении языков один из них оказывается измерите-
лем, а другой, который сравнивают, – измеряемым.
Если иностранный язык сравнивают с родным, то он – ино-
странный язык – будет той величиной, которая определяется или

27
описывается относительно родного языка, а последний, родной
язык, принимается за единицу, или эталон.
Структура родного языка может быть различной, поэтому ре-
зультаты сопоставления с родным языком (например, типа русско-
го), будут одни, а с другим (типа эстонского) – другие. Следователь-
но, сопоставление с родным языком, принятым за эталон, не имеет
абсолютного характера и дает относительные результаты, которые
не могут служить надежным научным основанием для каких-либо
выводов.
Типология имеет дело с неограниченным количеством языков.
Это могут быть генетически родственные языки (например, индо-
европейские), языки одного ареала (балканские и др.). Поэтому на-
учное описание языка и определение его типологии будет безуслов-
ным, если будет найден язык-эталон.
Признаки языка-эталона:
• строится для проверки и установления универсальных де-
финиций и влияет на создание собственно типологической
(содержательной) теории;
• содержит утверждения, описывающие два рода свойств язы-
ка: объясняющие строение всех языков без их типологиче-
ских различий и касающиеся универсальных дефиниций,
различающих языки;
• является языком-объектом для типологической теории: он
представляет все языки мира в одном языке;
• строится на генеративных основаниях и обычно пользуется
символами;
• представляет собой метаязык типологии , так как интер-
претирует предшествующие типологические высказыва-
ния.
Понятие «язык-эталон» появилось сравнительно недавно. Од-
нако своеобразный метаязык существовал с момента появления
языкознания. Фактически эту функцию выполняла модель описания
системы латинского языка.
Возникновение грамматик многих языков обязано в значитель-
ной степени использованию этого метаязыка (латыни). Различные

28
грамматические и другие категории изучались в разнообразных
языках через язык-эталон – латынь.
Как универсальный язык язык-эталон имеет свои инварианты
во всех языках, которые служат своеобразной единицей измерения
систем сравниваемых языков.
Инвариант – структурная единица языка, или эма, как элемент
абстрактной системы языка в отвлечении от конкретных реализа-
ций единиц в речи, или алло.
Следует отметить, что в современной типологии виды языка-
эталона полностью не разработаны, но можно выделить некоторые
системы, которые используются в качестве языка-эталона:
• специально созданный искусственный язык, или символиче-
ский язык, состоящий из общих искусственных правил;
• определенный конкретный язык с хорошо разработанной си-
стемой;
• определенная система;
• лингвистическая (грамматическая, семантическая и др.) ка-
тегория;
• определенные дифференциальные признаки;
• определенное грамматическое правило;
• определенное семантическое поле;
• фонетические, морфологические, синтаксические и др. мо-
дели;
• определенный метод;
• язык-посредник при переводе и т.д.
Выбранный язык-эталон должен обладать широкой приме-
няемостью, универсальностью при сравнении систем различных
известных и неизвестных языков. В зависимости от масштаба
или диапазона объекта изучения язык-эталон можно разделить
на максимальный язык-эталон и минимальный язык-эта-
лон.
Максимальный язык-эталон обладает способностью к уни-
версальности, имеет относительно неограниченное применение при
сравнении, и главным образом при его помощи определяются линг-
вистические универсалии.

29
Минимальный язык-эталон – это вариант языка-эталона,
создаваемый специально для практических целей при сравнении
ограниченного количества языков, обычно двух (создается, как
правило, в пределах генетической или ареальной группы язы-
ков).
На основе минимального языка-эталона создается максималь-
ный, т.е. минимальный язык-эталон перерастает в максимальный.
Такое деление обусловлено практическими целями.
Понятие языка-эталона было предложено советским ученым
Б.А. Успенским и дальше разрабатывалось в трудах Ю.В. Рож-
дественского , который предложил и разработал свое понятие
языка-эталона на генеративном принципе порождающих грам-
матик.
Применительно к сравнительной типологии язык-эталон гаран-
тирует единство приемов описания сравниваемых языков и обеспе-
чивает при этом использование одинаковых терминов.

5.4. Понятие о типологической классификации

Типологическая классификация – это классификация языков,


основанная на таксономической систематизации способов выра-
жения в терминах панхрономических систем лингвистических ка-
тегорий.
Таксономия – сопоставление сходных (подобных) явлений в
одном и том же или разных языках как основа научной классифика-
ции языковых фактов и самих языков.
Панхрономия – рассмотрение (понимание) лингвистических
явлений как всеобщих, универсальных, вневременных, т.е. как при-
сущих человеческому языку вообще.
Типологическая классификация противопоставляется гене-
алогической классификации. Генеалогическая классификация –
это классификация языков, основанная на понятии языкового
родства. Основные классификации будут рассмотрены в отдель-
ном разделе.

30
5.5. Понятие о типологической теории
Под термином «типологическая теория» понимается выявление
общих лингвистических понятий, применяемых в типологии.
При помощи типологических теорий определяется изоморфизм
(общее) и алломорфизм (различное) между системами различных
языков, устанавливается степень типологического родства языков.

6. РАЗДЕЛЫ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ТИПОЛОГИИ


ПО ОТНОШЕНИЮ К ДВУМ ПЛАНАМ ЯЗЫКА

По отношению к двум планам языка можно различать фор-


мальную типологию и семантическую типологию.
Формальная типология, или графическая типология, изучает
единицы плана выражения, которые могут находиться на разных
уровнях.
Задачи формальной типологии:
• изучение внешних, формальных свойств языка;
• установление общего принципа записи в языках различных
типов, т.е. графической системы;
• принцип разработки и составления общих транскрипцион-
ных систем;
• создание алфавитов языков;
• разработка правил пунктуации;
• определение формальных структур, слогов, слов, различных
форм слов, сложных слов, словосочетаний, предложений;
• изучение принципов сокращения;
• определение структуры сочетаемости разноразрядных одно-
корневых слов в языках различных систем.
Формальная типология имеет следующие разделы:
1) типология формализации,
2) формальные универсалии,
3) графическая типология,
4) типология пунктуации,
5) типология сокращений,
6) орфоэпия.
31
Что касается немецкого языка, то здесь отмечается совершен-
ствование графической системы, что отразилось, в частности, в
реформе орфографии 1998 г. В переводоведении существует не-
обходимость решения многих графических вопросов, связанных с
переводом или передачей отдельных терминов, имен собственных
на другие языки (топонимов и антропонимов).
Мировая графическая система требует типологического изуче-
ния. Следует отметить, что сравнительный анализ играет большую
роль при изучении графических систем языков мира в процессе
преподавания иностранных языков.
Семантическая типология изучает семантическую структуру
единиц языка в сравнительном плане, т.е. определяет типовые при-
знаки на основе семантических свойств языка.
Семантическая типология занимается выделением единиц
плана содержания, их моделированием, сравнением и выявлением
межъязыковых изоморфных и алломорфных свойств. Конечной це-
лью семантической типологии является установление семантиче-
ских универсалий.

7. РАЗДЕЛЫ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ТИПОЛОГИИ


ПО ОТНОШЕНИЮ К УРОВНЯМ ИЕРАРХИИ ЯЗЫКА

По отношению к уровням иерархии языка лингвистическая ти-


пология подразделяется на: а) фонологическую, б) фонетическую,
в) морфологическую, г) синтаксическую, д) лексическую.
Эти разделы относятся к частной типологии и также называют-
ся типологией уровней, или подсистем.
Фонологическая типология является более изолированным и
изученным уровнем. Она занимается сравнением единиц фонологи-
ко-эмического уровня, т.е.:
• выделяет фонологические дифференциальные признаки;
• определяет их универсальность;
• изучает фонологическую структуру языков;
• осуществляет классификацию языков на основе их фоноло-
гических особенностей;
• определяет фонемный состав языков мира.
32
Центром фонологической типологии в свое время была Праж-
ская лингвистическая школа. В нее входили ученые-лингвисты
Н.С. Трубецкой, Р. Якобсон, Ч. Хоккет, А. Мартине, М.И. Лехомце-
ва, Г.С. Клычков, О.С. Широков и др.
Фонетическая типология занимается сравнением единиц
фонетического уровня как родственных, так и неродственных
языков.
Задачи фонетической типологии:
• определить количество гласных и согласных звуков
– во всех языках,
– в языках определенной группы, ареала,
– бинарно в двух конкретных языках;
• выделить типичные артикуляционные свойства гласных и
согласных в конкретных языках;
• изучить наличие или отсутствие тех или иных специфиче-
ских звуков в отдельных группах языков;
• классифицировать языки по звуковым особенностям;
• провести сравнение экспериментальных данных и т.д.
Представители: Е.Д. Поливанов (основатель), Дж. Лотц, А.М. Щер-
бак.
Морфологическая типология сравнивает единицы морфоло-
гического уровня и подразделяется на два типа:
• занимающаяся морфологической классификацией языков;
служит продолжением классической типологической клас-
сификации;
• занимающаяся отдельными конкретными вопросами грам-
матики (например, частные вопросы сравнения и т.д.).
Представители: Э. Сепир, Л. Ельмслев, Р. Якобсон, Л.Н. Засо-
рин, Б.А. Успенский, М.М. Гухман и др.
Синтаксическая типология занимается сравнением единиц
синтаксического уровня, таких как слово, словосочетание, предло-
жение, а также единиц различных уровней с учетом их синтаксиче-
ского функционирования.
Аппаратом исследования являются обычно трансформацион-
ный синтаксис, порождающие грамматики и пр.

33
Представители: И.И. Мещанинов, А. Мартине, Ю.В. Рожде-
ственский, Н. Хомский, В.Г. Адмони, Н.Н. Арутюнова, А.М. Му-
хин, В.Д. Аракин.
Лексическая типология занимается сравнением единиц лек-
сического уровня языка. Она рассматривает межъязыковые пара-
дигмы слов, межъязыковые инварианты значения, выражаемые сло-
весными единицами.
Лексическая типология включает следующие разделы:
1) лексическая типология слов, или типология слова;
2) лексическая типология словообразования, или словообра-
зовательная типология;
3) сравнительная лексикография;
4) лексико-статистическая типология;
5) лексическая типология заимствования;
6) лексическая типология фразеологии;
7) лексическая типология пословиц и поговорок;
8) лексическая типология ономастики;
9) лексическая типология топонимики;
10) лексическая типология терминологии;
11) диахроническая лексическая типология;
12) синхроническая лексическая типология и т.д.
Представители: А.А. Уфимцева, И.Р. Гальперин, В.Г. Гак,
Э.М. Медникова и др.

8. ИСТОРИЧЕСКАЯ ТИПОЛОГИЯ – ОДНО


ИЗ ОБОСНОВАНИЙ ПЕРИОДИЗАЦИИ ТЕОРИИ ЯЗЫКА

В процессе исторического развития языка происходят различ-


ные изменения в фонологической системе языка, его словарном со-
ставе, его грамматической структуре.
Некоторые изменения носят частный характер. Например, пе-
реход существительного из одной основы в другую, слияние одного
падежа с другим и т.д. Так, в XI в. в немецком языке начался рас-
пад системы формообразующих падежных флексий существитель-
ных и значения падежа и рода стали выражаться аналитически – с

34
помощью артиклей; в XIV в. формы косвенного падежа вытеснили
формы именительного падежа, и склонение имени существительно-
го перестало существовать во французском языке (среднефранцуз-
ский период). Такого рода изменения затрагивают лишь отдельные
категории или микросистемы. Другие изменения носят глубокий
характер, затрагивая всю систему языка, например: замена суще-
ствительных в роли подлежащего личными местоимениями и свя-
занное с этим окончательное закрепление финитного глагола на
втором месте в повествовательном предложении как нормы языка
(в ранневерхненемецкий период – XVII в.) или утрата согласования
зависимого компонента со стержневым словом в роде, числе и па-
деже и замена его примыканием в атрибутивных словосочетаниях
(английский язык в XV в.).
Следовательно, изменения, затрагивающие всю структуру язы-
ка, приводят к изменению типологии языка и имеют непосредствен-
ное отношение к периодизации истории языка.
Так, замена согласования примыканием является одним из кри-
териев, характеризующих новоанглийский период.

9. ВИДЫ ТИПОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Типологические исследования различаются в зависимости от


следующих аспектов:
I. Числа привлекаемых языков.
II. Объема рассматриваемого материала.
III. Целей исследования.
IV. Характера обнаруживаемых сходств и различий.
V. Уровней анализа.
VI. Направления исследования.
I. В зависимости от числа рассматриваемых языков различают
универсальную и специальную типологии.
Универсальная типология стремится охватить все языки
мира, вывести универсалии для общечеловеческого языка. Основой
сравнения в универсальной типологии является типологический,
условный, абстрактный язык-эталон, включающий общеязыковые

35
черты. В универсальной типологии фиксируются все возможные
типы в языке, т.е. все возможные типы языкового выражения.
Специальная типология рассматривает конкретные языки,
чаще всего два языка. Наш курс ориентирован на специальную
типологию. В специальной типологии в качестве исходного члена
сравнения избирается один из сопоставляемых языков. Обычно зна-
комый язык – родной – служит основой для сравнения изучаемого.
В специальной типологии можно ограничиться только теми ти-
пами языковых элементов, которые встречаются в сопоставляемых
языках. Наш курс относится к специальному виду типологических
исследований.
II. В зависимости от объема изучаемого материала различают
общую и частную типологию.
Общая типология различает языковые типы (типы языка), т.е.
самые общие черты строя языков, обычно в отношении определен-
ного аспекта: языкового строя, морфологической структуры, син-
таксического строя предложения и т.д.
Частная типология занимается отдельными сторонами или
элементами языковой структуры.
Различаются фонетическая, морфологическая, семантическая,
стилистическая типологии, (подобные были нами рассмотрены по
уровням исследования).
Внутри них возможны более узкие изыскания:
• типология системы фонем;
• типология словообразовательных моделей;
• типология порядка слов;
• типология отдельных грамматических категорий: числа, вре-
мени, наклонения и пр.
Каждый объект сопоставительного исследования образует ка-
тегорию сопоставления, которая может быть:
а) содержательной – выражение времени, числа, определенно-
сти/неопределенности;
б) структурно-формальной – порядок слов, способы синтакси-
ческой связи, сочетаемость согласных и пр.
Наш курс соотносится с частной типологией.

36
III. По цели исследования различаются классификационная и
характерологическая типология.
Классификационная типология занимается типологической
классификацией языков, выявлением их типологических группиро-
вок и соотношений.
Характерологическая типология занимается сравнительным
изучением отдельных языковых явлений, выявлением специфиче-
ских особенностей данного языка, его своеобразия среди других ге-
нетически родственных и неродственных языков.
Вузовский курс сравнительной типологии соотносится с харак-
терологической типологией.
IV. В зависимости от характера расхождений различают каче-
ственную и количественную типологию.
Качественные расхождения – это такие расхождения, когда
данный языковой элемент или данный тип языкового выражения
совершенно отсутствует в одном из сопоставляемых языков, напри-
мер, артикль в русском языке.
Количественные расхождения проявляются в том, что данная
категория присутствует в обоих языках, но в одном языке она более
дифференцированна, чем в другом. Например, падеж существитель-
ных в русском языке представлен более широко, чем в английском;
неопределенно-личные предложения есть в обоих языках, но в ан-
глийском языке они употребляются чаще и т.д.
При количественных сравнениях мы прибегаем к статистике,
ибо частотность той или иной структуры свидетельствует о ее ме-
сте в строе языка.
V. В зависимости от аспекта анализа различаются структурная
и функциональная типология.
Структурная типология изучает типы языкового выражения.
Функциональная типология изучает закономерности исполь-
зования этих типов в речи.
В языке существуют два вида единиц – одноплановые и дву-
плановые.
Одноплановые единицы не имеют значения, они выполняют
лишь формально-структурную, или различительную функцию (на-
пример, фонемы). Одноплановые единицы изучаются как в струк-

37
турном аспекте (строение, различительные признаки), так и в функ-
циональном (сочетаемость, частотность).
Двуплановые единицы представляют собой знаки, обладаю-
щие планом выражения (формой) и планом содержания (значени-
ем). Например, слова, синтаксические конструкции и пр.
Двуплановые единицы исследуются:
• в структурном аспекте – особенности формы данного языка,
способы грамматического выражения, порядок элементов в
структуре слов и предложений и пр.;
• в содержательном аспекте – типы значений, выражаемые
формами данного языка;
• в функциональном аспекте – частотность знаков в речи и
их использование для обозначения определенных объектов
(предметов, понятий, отношений).
VI. По направлению исследования различаются семасиологи-
ческая и ономасиологическая типология.
Семасиологическая типология рассматривает сопоставля-
емые факты в направлении от языковых форм к их значениям и
функциям. Ономасиологическая типология ведет сопоставление
в направлении от значений и функций к выражающим их языковым
формам.
По характеру объекта исследования различают типологию тек-
ста и типологию систем и т.д.

10. ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ КУРСА СРАВНИТЕЛЬНОЙ


ТИПОЛОГИИ

Изучение сравнительной типологии мы начинаем на заверша-


ющем этапе нашего обучения после прохождения курсов введения
в языкознание, теоретических курсов фонетики, грамматики, лекси-
кологии, стилистики и курса истории языка.
Лингвист-переводчик и преподаватель должен не только сво-
бодно владеть речью на языке, но глубоко и правильно понимать
его строй. Но этого будет недостаточно, если переводчик (учитель)
не сможет представлять себе структурные различия и сходства меж-

38
ду языками, не будет знать те явления иностранного языка, которые
отсутствуют в русском языке, и те средства, которые используются
для передачи их на родном языке.
Поэтому цель и задача курса сравнительной типологии – озна-
комить будущих лингвистов-переводчиков и преподавателей с
системными особенностями немецкого языка в сопоставлении с
русским, с основными принципами строения систем этих языков,
помочь начинающим лингвистам разработать теоретически обосно-
ванную методику и технику перевода с одного языка на другой и
методику преподавания иностранного языка.

11. СВЯЗЬ СРАВНИТЕЛЬНОЙ ТИПОЛОГИИ С ДРУГИМИ


ЛИНГВИСТИЧЕСКИМИ ДИСЦИПЛИНАМИ

Лингвистическая типология связана с такими науками, как пси-


хология, физиология, логика, антропология, литература, история,
математика и др.
Однако наша задача заключается в том, чтобы рассмотреть связь
лингвистической типологии с языковедческими дисциплинами.
Лингвистическая типология связана с такими разделами языкоз-
нания, как история языка, фонетика, лексикология, лексикография,
грамматика, стилистика, теория перевода и методика преподавания
иностранных языков.
История языка. Если история языка вооружает студентов зна-
нием многообразных процессов, происходивших в строе языка, то
типология изменений, которые происходили в языках, позволяет
нам понять сходство немецкого и русского языков как языков индо-
европейских.
Фонетика. Если фонетика изучает акустические и физиологи-
ческие характеристики звуковых явлений в языке, то сравнительная
типология делает свои выводы на основе сравнения акустико-фи-
зиологических явлений двух генетически родственных или нерод-
ственных языков.
Лексикология. Лексикология занимается изучением лексиче-
ской системы языка, а типология строит свои выводы на основе тех

39
общих признаков, которые составляют типологические черты языка
на лексическом уровне.
Лексикография. Сравнительная типология имеет непосред-
ственную связь с лексикографией, так как они обе занимаются срав-
нением и выявлением эквивалентных единиц.
1. Сравнительная типология и лексикография исследуют систе-
мы двух или более языков одновременно.
2. Сравниваемые языки могут быть как генетически родствен-
ными, так и генетически неродственными.
3. Сравнительная типология и лексикография основываются
как на внутрисистемных, так и на межсистемных сопо-
ставлениях.
Внутрисистемность в типологии – это типологическое из-
учение и сопоставление единиц разных уровней; в лексико-
графии – в составлении одноязычных толковых или учебных
словарей.
Межсистемность в типологии – это сравнение систем раз-
ных языков; в лексикографии – это сопоставление единиц
систем разных языков. Сюда относятся двуязычные и много-
язычные словари.
4. Сравнительная типология и лексикография не ограничива-
ются только единицами тех уровней, которыми они опери-
руют. Например, при сравнении грамматических категорий
нельзя исключать единицы неграмматического уровня, а при
составлении двуязычного словаря нельзя ограничиваться
только уровнем слова.
Грамматика. Грамматика языка занимается изучением морфо-
логии и синтаксиса. Типология сводит многочисленные предложе-
ния и словосочетания к определенным типам, которые характеризу-
ют в своей совокупности грамматический строй языка и его синтак-
сическую типологию.
Стилистика. Сравнительная типология связана с общей стили-
стикой через сравнительную стилистику, в рамки исследования ко-
торой входят не только лингвистические, но и литературоведческие
проблемы. При сравнительно-типологическом изучении систем
родственных и неродственных языков типолог занимается выяв-

40
лением как стилистически нейтральных, так и стилистически обу-
словленных единиц, так как сравнительная типология изучает всю
систему сравниваемых языков в целом.
Сопоставительное описание языков с точки зрения их стили-
стических особенностей может вестись в лингводидактических,
переводческих, лексикографических и типологических целях. Срав-
нительная стилистика изучает стилистические особенности единиц
каждого уровня языка в отдельности. Например, фонологическая
типология связана с фоностилистикой, морфологическая – с морфо-
логической стилистикой, лексическая – с лексической стилистикой
и т.д.

12. СООТНОШЕНИЕ СРАВНИТЕЛЬНОЙ ТИПОЛОГИИ


И ТЕОРИИ ПЕРЕВОДА

Сравнительная типология и лингвистическая теория перевода


тесно связаны между собой и взаимодействуют друг с другом. Эта
связь обусловлена тем, что теория перевода и лингвистическая ти-
пология занимаются сравнением и сопоставлением языков.
Л.С. Бархударов считает, что теория перевода по самой своей
сущности есть не что иное, как научно обоснованное сопоставле-
ние систем двух языков. Действительно, если сопоставительная
типология занимается выявлением характерных признаков систем
двух или более языков и установлением закономерностей соответ-
ствующих признаков между системами сравниваемых языков, то
при переводе переводчик преобразует речевое произведение с язы-
ка на язык с одновременным выявлением отдельных случаев линг-
вистического изоморфизма в системах обоих языков.
Многие зарубежные лингвисты рассматривают теорию перево-
да как составляющую часть сравнительной типологии, например,
Ю. Найда, Дж. Эллис, М. Халлидей, Дж. Кэтфорд и др.
Перевод играет важную роль при сравнении систем двух язы-
ков, а полное описание систем двух языков, с точки зрения лингви-
стической типологии, помогло бы переводчикам в их практической
деятельности. Вопросами лингвистической теории перевода зани-

41
мались А.В. Федоров, Л.С. Бархударов, А.Д. Швейцер, Я.И. Рецкер,
В.Н. Комиссаров, Р.К. Миньяр-Белоручев и др.
Сравнительную типологию и переводоведение сближают сле-
дующие признаки:
• общность единиц плана содержания;
• идентичность процесса сравнения;
• межуровневость соответствующих средств;
• индифферентность к генетическому родству.
Общность единиц плана содержания. Процесс сравнения си-
стем двух языков строится исходя либо из плана выражения, либо
из плана содержания.
В сравнительной типологии в зависимости от характера или
цели процесса сопоставления исследование можно строить на том
и на другом. Однако более приемлемой можно считать организа-
цию типологической операции на основе единиц плана содержа-
ния. Процесс перевода аналогичен по своему характеру процессу
типологического сравнения. Переводчик также ищет эквивалент-
ные формы выражения определенного смысла в другом языке, ибо
перевод – это преобразование исходного текста при сохранении
смысла.
Переводом называется процесс преобразования речевого про-
изведения на одном языке в речевое произведение на другом языке
при сохранении неизменного плана содержания, т.е. значения. Дру-
гими словами, при переводе, также как и при типологическом срав-
нении, выявляются своеобразные языковые средства, эквивалент-
ные определенному содержанию в языке, на который переводится
текст.
Идентичность процесса сравнения. Операции сравнитель-
ной типологии и перевода делятся на два этапа: а) абстрагирова-
ния, или типологизации; б) корреспондирования, или преобразо-
вания.
Процесс перевода также проходит поэтапно. Начальный этап –
понимание чужого текста, подготовка к переводу, т.е. аналитиче-
ский, абстрагированный процесс. Второй этап – реализация данных
первого этапа, т.е. синтетический процесс.

42
Что касается машинного перевода, то он также осуществляется
поэтапно: этапы анализа и синтеза, или операции выбора и преоб-
разования.
Первый этап операций при переводе – лингвистический, совпа-
дающий с первым этапом операций, производимых в сравнитель-
ной типологии, так как при типологических операциях также про-
исходит процесс абстрагирования, или типологизации.
Второй этап операций при переводе связан с синтезированием
результатов лингвистического этапа, с дальнейшим корреспондиро-
ванием, или преобразованием.
Результаты, полученные в процессе типологического анализа,
используются при машинном переводе, ибо его нельзя строить без
наличия системного описания языков.
Однако данные, полученные в результате типологических опе-
раций, могут быть недостаточными для машинного перевода и, на-
оборот, результаты могут оказаться избыточными для сравнитель-
ной типологии (например, различные коды, формулы, алгоритмы,
программы и т.д.).
Межуровневость соответствующих единиц. Особая гетеро-
генность (разнородовость) систем неродственных языков требу-
ет выявления средств выражения той или иной категории на всех
уровнях языковой иерархии.
Не может идти речь о полноте сравнения или сопоставления
определенного текста разносистемных языков без фиксирования
средств выражения единиц всех уровней.
На аналогичных основах строится и теория перевода. Для
перевода необходимы данные, выявленные типологической опера-
цией. Особую роль играют межуровневые типологические сино-
нимы, или трансформационные варианты поверхностной структу-
ры. Например, если в одном языке определенная категория пере-
дается при помощи вербальной неноминализованной формы, или
конструкции, то в другом – соответствующие нормы могут быть
номинализованы.
Если в языке-источнике определенный смысл выражается еди-
ницами уровня слова, то в языке перевода соответствующие кон-
фронты могут соотноситься с уровнем словосочетания.

43
Сравнительная типология и теория перевода также связаны те-
оретически и практически.
Связь на теоретическом уровне основывается на том, что,
представляя научные аспекты изучения языка, и сравнительная
типология , и перевод занимаются установлением закономерно-
стей соответствия средств двух или более самостоятельных язы-
ков.
На практическом уровне сравнительная типология связана с
процессом обучения, а перевод – с ознакомлением читателя с ино-
язычным текстом.
Индифферентность к генетическому родству. Хотя перевод
и сравнительная типология относятся безразлично к генетическо-
му родству систем сравниваемых языков, генетическая близость
систем рассматриваемых языков может создавать благоприятные
условия для перевода.
Переводческая эквивалентность повышается, если типологиче-
ская близость сопровождается генетическим родством, ибо у гене-
тически родственных языков формально типологическая близость
сопровождается смысловой, или материальной, близостью (напри-
мер, типологическая близость сопровождается генетической бли-
зостью в близкородственных германских языках). Переводчику лег-
че перевести текст или составить словарные соответствия, если он
имеет дело с системами близкородственных языков.
К рассмотренным идентифицирующим признакам можно от-
нести и то, что в сравнительной типологии и теории перевода
пользуются почти одинаковыми лингвистическими методами и
приемами.
Дифференцирующие признаки. Несмотря на аналогичность
производимых операций и наличие других общих черт, у типоло-
гического сравнения и теории перевода имеется ряд различий, а
именно:
а) наличие относительной свободы выбора у переводчика;
б) различие в плане содержания.
Свобода выбора при переводе осуществляется:
а) заменой единиц одного уровня единицами других уровней;

44
б) употреблением описательных способов перевода независимо
от одноуровневого соответствия;
в) выбором стилистически подходящих или более выразитель-
ных средств из других уровней и разрядов слов;
г) употреблением синонимических форм и конструкций;
д) заменой текста другим текстом при условии сохранения глу-
бинной общности (например, пословицы).
Когда определенная информация перекодируется с языка на
язык, переводчик может обратиться ко всем уровням для выбора со-
ответствующих единиц из плана выражения.
Обычно это происходит в двух случаях:
1) когда невозможно проявить одноуровневые соответствия;
2) когда переводчик стремится передать данное содержание
при помощи более приемлемых в этом случае стилистических
средств.
Эквивалентность может иметь разнообразные формы выраже-
ния. Так, например, минимальные соответствия могут быть следу-
ющими:
ИЯ (исходный язык) ПЯ (язык перевода)
морфема слово
слово морфема
слово слово
слово предложение
предложение слово
предложение предложение и т.д.
В сравнительной типологии свобода выбора используется стро-
го ограниченно или в пределах определенных уровней.
Различия в плане содержания. Сравнительная типология изу-
чает единицы языка в плане абстракции, а теория перевода – в пла-
не реализации. Сравнительная типология сравнивает системы язы-
ков, а перевод реализует единицы этих систем.
Хотя сравнительная типология тесно связана с переводом, по-
следний не следует считать составляющей лингвистической типо-
логии: сравнительная типология сравнивает систему с системой, а
перевод – текст с текстом.

45
13. СООТНОШЕНИЕ СРАВНИТЕЛЬНОЙ ТИПОЛОГИИ
И МЕТОДИКИ ПРЕПОДАВАНИЯ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ

Вопросы обучения иностранному языку служат объектом ис-


следования для многих наук, в том числе для сравнительной типо-
логии.
Сравнительная типология занимается типологией двуязычия и
многоязычия, различными вопросами языковых контактов, которые
включают в себя проблемы интерференции, конвергенции, дивер-
генции и др.
Конвергенция – изменение, приводящее к увеличению сходств
и даже совпадению разных звуков языка, а в сравнительной типоло-
гии – это развитие сходных черт у двух или нескольких языков не-
зависимо от общности происхождения, обычно вследствие террито-
риальной близости, тесных культурных связей и т.п.
Дивергенция – позиционное изменение звуков, а в сравнитель-
ной типологии – это распадение языка, одно из свойств языковой
эволюции, в силу которой диалекты языка стремятся обособиться
от других диалектов и сделаться самостоятельными языками.
Применение сравнительной типологии в качестве прикладной
дисциплины может осуществляться через методику преподавания
иностранных языков. При сопоставлении систем языков типология
определяет системные особенности каждого языка. Методика поль-
зуется установленными типологией закономерностями адекватно-
сти и неадекватности единиц систем различных языков.
Как всякое теоретическое исследование, сравнительная типоло-
гия двух языков имеет две цели: теоретическую и прикладную.
Первая связана с типологическим анализом системы каждого
из сравниваемых языков в отдельности, определением структурных
особенностей, выявлением основных системных единиц, инвента-
ризацией каждого яруса (уровня) в отдельности с дальнейшим вы-
явлением универсальных или дифференцирующих типологических
форм и в плане выражения, и в плане содержания.
Вторая выдвигается главным образом на основе первой и связа-
на с дальнейшим применением полученных в теоретическом иссле-
довании результатов в процессе практического обучения.

46
Методике необходимы выводы сравнительной типологии при
объяснении тех или иных категорий. При этом особую роль играют
выделенные изоморфные и алломорфные средства. Например, кате-
гория перфекта в английском языке выделяется в качестве самосто-
ятельной, а в русском языке – нет.
Сравнительная типология может быть связана с методикой в
процессе выявления интерферирующих средств. Интерференция –
это смешение дифференциальных признаков родного и изучаемого
языков. Родной язык учащихся, на котором они говорят с детства,
не может не влиять на систему иностранного языка, к изучению ко-
торого они приступают; при этом большую роль играет межъязыко-
вая аналогия.
Изучение интерференции связано со сравнительным изучением
систем двух или более языков, с выявлением дифференциальных
признаков фонологической, лексической и грамматической систем,
с вопросом о необходимости включения или исключения родного
языка из преподавания иностранного языка.
С теоретической точки зрения изучение интерференции связано
с установлением типологического изоморфизма и алломорфизма. С
практической точки зрения такое изучение может помочь при выяв-
лении ошибок, возникающих под влиянием системы (подсистемы)
родного языка на систему (подсистему) соответствующих уровней
иностранного языка, и наоборот, особенно на начальном этапе пре-
подавания иностранного языка, поскольку у учащихся навыки пра-
вильного употребления системных единиц еще не выработались и
тем более не автоматизированы.
Большое значение имеет место и роль родного языка при об-
учении иностранному языку. Тот факт, что изучение иностранного
языка строится на базе родного, может оказывать положительное и
отрицательное влияние на процесс обучения. Положительное вли-
яние заключается в том, что знания и навыки в области родного
языка могут служить основой для аналогии. Учащиеся уже могут
имитировать артикуляционные движения при обучении произно-
шению, сопоставлять значения слов, пользуясь лексикой родного
языка. Структурные модели родного языка могут им помочь при
образовании таких же моделей иностранного языка. Отрицатель-

47
ное влияние состоит в интерференции родного языка в ходе об-
учения иностранному, так как при изучении иностранного языка
система родного языка служит своеобразным языковым суб-
стратом, который не может не оказывать влияния на изучаемый
иностранный язык. При изучении иностранного языка, когда соз-
дается искусственный билингвизм, или двуязычие, субстрат тоже
искусственный.
Под влиянием родного языка возникают так называемые ги-
бридные языки, о которых уже упоминалось ранее. Под силь-
ным влиянием систем местных языков образуются эти специ-
альные языки (например, Unserdeutsch в Папуа-Новой Гвинее).
Отметим креольские языки , которые возникли в XVI в. как по-
средники между языками европейцев и африканскими языками
негров-рабов (Beach-la-Mar в Новой Каледонии образовался в
результате взаимодействия английского, французского и мела-
незийского языков; на Гаити местные языки базируются на нор-
мандском диалекте).
Исходя из особенностей родного языка, интерференцию мож-
но подразделить на: а) фонетико-произносительную; б) интонаци-
онную; в) грамматическую; г) лексическую и т.д. Интерференцию
родного языка можно преодолеть за счет целенаправленного по-
каза системных различий родного и иностранного языков. Особо
эффективным считается обучение грамматической системе путем
сознательного сопоставления, т.е. на основе грамматики родного
языка.
Успех зависит от темпа проработки материала и видов абстра-
гирования систем сравниваемых языков. Данный принцип требует
одновременно, во-первых, наличия готового учебного материала,
во-вторых, знания обоих языков, а также творческой организации
учебного процесса преподавателем.
Начальный этап обучения иностранному языку можно органи-
зовать по принципу: от родного языка к иностранному, т.е. исполь-
зованием системы родного языка.
К необходимым условиям предупреждения интерференции
можно отнести составление учебников и учебных пособий. Такие

48
учебники могут быть: а) с полным сравнением и б) с частичным
сравнением изучаемого и родного языков.
Полное сравнение характерно для более позднего этапа обуче-
ния иностранному языку и может преследовать как практические,
так и теоретические цели.
Частичное сопоставление имеет практические цели и харак-
терно для начального этапа обучения иностранным языкам. При
частичном сравнении сознательно выбираются интерферирующие
средства родного языка и основные пути их преодоления.
Задачей сравнения является устранение давления неидентич-
ных средств выражения родного языка на систему иностранного
языка.
К общим признакам неидентичности можно отнести характер-
ные черты языка: аналитичность и неаналитичность и ряд других
общесистемных фонологических, грамматических и лексических
особенностей. К частным признакам неидентичности можно отне-
сти определенные неидентичные явления, которые выявляются при
выражении той или иной грамматической категории.
Принцип сопоставления может служить одним из самых эффек-
тивных приемов постепенного устранения отрицательного влияния
системы родного языка.
Сравниваемые немецкий и русский языки располагают рядом
специфических черт.
• На фонетическом уровне существенные различия наблюда-
ются в области артикуляции: ряд немецких фонем не имеет
аналогов в русском языке (дифтонги, [ŋ], [h], [ ]) или зна-
чительно отличается от русскоязычных аналогов (лабиали-
зованные [y], [y:], непалатализованные [g], [k], [x]). На про-
содическом уровне отличается акцентуация сложных слов
(предшествование главного ударения второстепенному в не-
мецком языке) и мелодическая организация фразы (бóльшая
вариативность мелодики в неконечной синтагме, чем в рус-
ском языке).
• В немецком языке категория детерминативности реализу-
ется системой артиклей, в русском языке – в отсутствие

49
артиклей – лексическими и морфологическими средства-
ми.
• В немецком языке категории одушевленности существитель-
ных и вида глагола выражены слабее и иными средствами,
чем в русском языке. Одушевленность существительных в
немецком языке проявляется на морфологическом уровне,
в русском – на грамматическом. Видовые значения глагола
в немецком языке выражаются синкретично с временными,
имеющими более широкую парадигму форм, чем в русском
языке.
• Категория модальности в немецком языке имеет более ши-
рокую парадигму форм конъюнктива (8 форм). В русском
языке конъюнктив располагает только одной временной фор-
мой (значения времени при этом выражаются лексическими
средствами).
• В русском языке преобладают черты свободного словораспо-
ложения, а для немецкого предложения характерно большее
распространение элементов фиксированного порядка слов
(стандартное положение финитного глагола и различные
виды рамочной конструкции).

14. КРАТКИЙ ОБЗОР ИСТОРИИ ТИПОЛОГИЧЕСКИХ


ИССЛЕДОВАНИЙ

Древние греки, при всей своей любознательности, не проводи-


ли исследований по сравнению языков. Конечно, не стоит думать,
что они могли бы обнаружить очевидное для нас сходство греческо-
го и латинского языков – ведь латынь слишком поздно попала в их
поле зрения. В то же время можно предположить, что от них не
ускользнуло сходство между их родным языком и языком их дол-
голетних врагов – персов. Однако этому нет никаких документаль-
ных свидетельств.
Все вышесказанное относится к доэллинистическому периоду.
Когда же греки действительно познакомились с латинским языком,

50
то они быстро обнаружили его сходство с греческим. Иногда латин-
ский язык считали диалектом греческого. Однако сравнение шло
лишь на уровне слова. Аристотель считал, что язык неизменен, от-
клонения от нормы он объяснял произволом поэтов, поэтической
вольностью – в диахроническом срезе. Нет свидетельств и тому,
что в античности делались наблюдения о структурном сходстве.
В Средние века и в ранние периоды новейшего времени исследова-
тели просто проходили мимо таких соответствий.
Даже Йозеф Юстус Скалигер (1540–1609) ограничивался толь-
ко сравнением слов. Он предвосхитил идею языкового родства и
выделил в Европе 11 независимых друг от друга языков – в их чис-
ле язык со словом ‘deus’ Бог – романский, и со словом ‘Gott’ – гер-
манский.
Первые французские грамматики сопоставляли француз-
ский язык с латинским языком (Ж. Дюбуа, 1531) или греческим
(А. Этьен, 1679). Положение изменилось в конце XVIII – начале
XIX в. Этому способствовали два обстоятельства.
Во-первых, к тому времени уже получила признание идея срав-
нения в разных науках, особенно в «сравнительной анатомии».
В 1781 г. Иоганн Кристоф Аделунг (1732–1806) сформулировал
разные категории степеней родства языков: «Если в двух языках в
целом, за небольшими исключениями, совпадают корневые слова,
словоизменительные и словообразовательные средства, а разли-
чия наблюдаются лишь в вокализме… и в родственных согласных,
то эти языки – всего лишь диалекты друг друга. Если в словоиз-
менительных и словообразовательных средствах наблюдаются за-
метные различия, то это лишь родственные языки. Совершенно
разные типы словопроизводства и словоизменения, заметные раз-
личия в корнях и их значениях создают более или менее разные
языки».
В 1787 г. Христиан Якоб Краус (1753–1807) требовал, чтобы
«во всех языках устанавливались» главные черты языкового строя
в целом, а также окончания существительных, степени сравнения
прилагательных, тип спряжения глаголов, порядок слов в утвер-
дительных и отрицательных повествовательных предложениях, а

51
также в утвердительных и отрицательных вопросительных предло-
жениях описывались с таким расчетом (лучше всего на отдельных
карточках), «чтобы каждый язык можно было любым образом срав-
нивать с каждым другим языком».
Во-вторых, интенсивное изучение санскрита, древнего литера-
турного языка Индии, также способствовало выходу за рамки тра-
диционных представлений и созданию современного языкознания.
В 1786 г. сэр Вильям Джонс (1746–1794), верховный судья в
Бенгалии (отдельные замечания и ранее высказывались многими
исследователями), сформулировал действительно новую, прогрес-
сивную концепцию. В его докладе, опубликованном в 1788 г., была
кратко изложена новая точка зрения: «Санскрит, каким бы ни был
его возраст, имеет поразительную структуру: он совершеннее гре-
ческого, богаче латинского и превосходит оба языка по утонченной
изысканности. И, однако, в его глагольных корнях и в грамматиче-
ских формах обнаруживается отчетливое сходство с этими двумя
языками, которое не могло возникнуть случайно; оно настолько
сильно, что ни один языковед при исследовании всех трех языков
не может не прийти к выводу, что они произошли из одного источ-
ника, который, по-видимому, уже не существует. Имеется аналогич-
ное, хотя и не столь очевидное основание для предположения, что
также готский (то есть германский) и кельтский языки, хотя они и
смешивались с другим языком, имеют общее происхождение с сан-
скритом; к этой семье можно было бы причислить и древнеперсид-
ский».
В. Джонс сформулировал понятие родства языков: если при ис-
следовании словарного состава и грамматического строя некоторого
количества языков обнаруживается достаточное количество совпа-
дений, это объясняется лишь тем, что данные языки происходят из
общего праязыка, который может уже не существовать, и что в этом
смысле, т.е. генетически, они являются родственными. Иными сло-
вами, генетически родственные языки – это результат разного раз-
вития общего исходного языка.
Несмотря на выводы В. Джонса ни современники, ни после-
дующие поколения лингвистов не считали его основателем новой

52
науки. То же самое можно сказать и о Фридрихе фон Шлегеле
(1772–1829). В 1808 г. в своей книге «Über die Sprache und Weishe-
it der Indier» на основании изучения санскрита и других языков он
впервые употребил для обозначения новой науки термин «сравни-
тельная грамматика». Ф. Шлегель пошел дальше В. Джонса, ибо
на примере персидского языка выявил метод новой сравнительной
грамматики. В 1809 г., поставив цель обнаружить основные раз-
личия в строе языков мира, он разделил их на языки с аффикса-
ми (китайский, банту, тюркские, полинезийские и др.) и языки с
флексией (семитские, грузинский, французский). Разделение было
очень приблизительным, но послужило началом типологических
исследований.
Итак, первый опыт типологии касался морфологии.
Брат Фридриха фон Шлегеля Август Шлегель (1767–1845) пе-
реработал эту классификацию и выделил три класса языков: аффик-
сирующие, флективные и аморфные, т.е. языки без грамматической
(структуры китайский и индокитайские языки), в которых все мор-
фологические и синтаксические отношения передаются порядком
слов. Внутри флективных языков он выделил языки с внутренней
флексией (т.е. звуковое изменение корня: несу – ношу; еду – езжу)
и внешней флексией (окончанием), послужило отправной точкой к
зарождению синтетизма и аналитизма.
Истинным создателем сравнительного языкознания современ-
ники считали Франца Боппа (1791–1867). Ф. Бопп не высказывал
никаких общетеоретических соображений о том, что следует по-
нимать под родством языков и как это доказывать, но он построил
прочное здание, которое до сих пор сохраняет свое методическое
значение, ибо два столпа его учения – соответствие в грамматиче-
ской структуре и в создающем ее языковом материале – сохраняют
свою силу и сегодня. Родство, например, полинезийских языков и
некоторых языков американских индейцев и сегодня может быть
установлено только с помощью этих принципов.
В отношении типологии Ф. Бопп предложил свою морфо-
логическую классификацию на основе корневого признака. Он
различал: 1) языки с моносиллабическими корнями (с одними

53
корнями, без грамматики) – китайский язык ; 2) с диссиллабиче-
скими корнями (состоящими только из согласных) – семитские
языки; 3) с корнями, имеющими возможность сочетаться – индо-
европейские языки . Однако классификация Ф. Боппа охватывает
не все языковые типы, так как он искал тип языка в свойствах
корней слов .
Основателем исторического языкознания считается Якоб Гримм
(1785–1863). В своей четырехтомной «Грамматике немецкого язы-
ка» (1819–1837) он преследует цель создать историческую грамма-
тику немецкого языка, понимая под «немецким» языком «общегер-
манский». В соответствии с этим он рассматривает все германские
языки в определенной системе и последовательности: сначала древ-
нейшую, затем среднюю и, наконец, новейшую стадию. Он начи-
нает с готского языка и заканчивает новоанглийским. Тем самым
он создает сравнительно-историческую грамматику в собственном
смысле слова.
Таким образом, типологическое языкознание начало разви-
ваться почти одновременно со сравнительно-историческим. Ти-
пологические исследования начались с составления глобальных
классификаций, основание которых составлял тщательный анализ
наблюдаемых языковых фактов и синтез значимых признаков, т.е.
стремительная типологизация на базе эмпирики.
Основоположником типологии считается Вильгельм фон Гум-
больдт (1767–1835). Развивая классификацию языков братьев
Шлегелей, на основании своего лингвистического опыта, будучи
полиглотом, он назвал «языки без грамматики» изолирующими и
выделил языки американских индейцев в отдельную группу – ин-
корпорирующих языков. В. Гумбольдт различает следующие типы
языков:
1) изолирующие, не имеющие словоизменительных морфем –
аморфные, аморфно-синтетические, бесформенные, корне-
вые, корнеизолирующие (китайский, индокитайские);
2) флективные, способные присоединять многозначные мор-
фемы – амальгамирующие, органические, формальные, фу-
зионные (индоевропейские);

54
3) агглютинирующие, способные присоединять только одно-
значные морфемы – агглютинативные (уральские, алтай-
ские, банту, тюркские);
4) инкорпорирующие, в которых слова способны соединять-
ся в особые слова-предложения – бесформенные, голофра-
стические, полисинтетические (языки индейцев Америки,
палеоазиатские).
В. Гумбольдт считал, что языки движутся от аморфных к флек-
тивным, т.е. к якобы идеальному состоянию языка.
Следует отметить, что в XIX в. при зарождении и становлении
сравнительно-исторического метода главное внимание уделялось
сравнительно-историческому языкознанию. Типологическая клас-
сификация, т.е. сравнение неродственных языков, занимала подчи-
ненное место.
Такое сравнение по преимуществу служило основанием деле-
ния языков на типы и подтипы и предваряло сравнительно-истори-
ческое сближение языков, установление морфологических, лекси-
ческих и фонетических корреспонденций между ними.
В первой четверти XX в. отношение к типологическим иссле-
дованиям существенно изменилось.
Это определяется следующими шестью причинами.
1. Лингвисты сделали много попыток построить типологиче-
ские классификации языков на основании уровневых признаков:
синтаксических, морфологических, фонетических, лексических,
семантических. Появилось множество типологических классифи-
каций, различающих типы языков на разных уровнях описания их
систем. Типологические классификации перестали играть роль до-
полнения к генетическим классификациям и стали самостоятель-
ным разделом языкознания.
К наиболее авторитетным исследованиям относится классифи-
кация Э. Сепира, который широко применяет понятие аналитиче-
ского и синтетического строя языков.
2. Ж. Вандриес (1875–1960) в своем известном курсе «Язык»
предложил своеобразное понятие морфемы, которому в русской
традиции соответствуют понятия «способы передачи грамматиче-
ских значений», «грамматические способы». Сюда относятся все

55
средства выражения грамматических значений: аффиксы, внутрен-
нее чередование (или внутренняя флексия), порядок слов, повторы
и др. Особенностью морфем у Ж. Вандриеса является то, что они
составлены как конечный закрытый список выражения грамматиче-
ских значений, присущих языкам мира и представленных в каждом
конкретном языке в той или иной пропорции. Например, китайский
язык широко пользуется порядком слов и служебными словами, а
тюркские языки избегают служебных слов, для них характерен от-
носительно свободный порядок слов и широко используется аффик-
сация и т.д.
Способы выражения грамматического значения и деление язы-
ков по типам фактически послужили выявлению двух рядов поня-
тий в типологии: понятия о типовых средствах языков (на уровне
грамматики) и типологических классах языков (на уровне класси-
фикации).
3. Изменилось соотношение между сравнительно-историче-
ским и типологическим изучением языков. Если в XIX в. сравни-
тельно-исторический метод использовался, по сути дела, при изу-
чении лишь индоевропейской семьи языков, то в XX в. лингвисти-
ческие исследования проводятся на материале основных языковых
семей.
Исследуются неиндоевропейские семьи языков, сравнительно-
исторический метод начинает применяться уже ко всем языковым
семьям и фактически становится общеязыковедческим методом, а
представление о том, что морфологическая и типологическая клас-
сификации различаются между собой как общие и частные разделы
языкознания, оказывается несостоятельным.
4. Развитие сравнительно-исторического языкознания неиндо-
европейских языковых семей показало, что процедура генеалоги-
ческих сближений и сопоставлений, разработанная в индоевропей-
ской компаративистике, нуждается в пересмотре и коррекции в при-
менении ее к языкам неиндоевропейских семей.
Сравнительно-историческое исследование языков неиндоевро-
пейских семей поставило вопрос о типологических особенностях
каждой из семей. Н.С. Трубецкой (1890–1938) сделал первую по-
пытку перечисления типологических особенностей неиндоевропей-

56
ской языковой семьи. Исследования показали, что между генеало-
гическим и типологическим сравнением языков существуют новые
точки соприкосновения и противопоставления.
5. Новые данные по типологии, полученные благодаря разви-
тию сравнительно-исторического языкознания, привели к мысли
о типологическом развитии языка. Так родилась идея динамики в
типологии. Современная типология почти полностью отказалась от
оценочного и эволюционного рассмотрения классификационных
групп языков, свойственного работам братьев Шлегелей, А. Шлей-
хера (1821–1868), который известен созданием теории «родослов-
ного древа» (Stammbaum-Theorie) и разработкой методики рекон-
струкций, и других лингвистов.
Одной из последних появилась теория единого глоттогони-
ческого процесса Н.Я. Марра (1864–1934). В соответствии с ней
языки в своем развитии проходят обязательные стадии. Стадии у
Н.Я. Марра имели прямую соотнесенность с социальными форма-
циями и идеологическими образованиями, вследствие чего опре-
деление в каждом конкретном языке того или иного стадиального
состояния неизбежно приобретало оценочно-эволюционный ха-
рактер.
При всей очевидности схематичности и неправомерности та-
кого подхода положительным здесь является то, что теория Н.Я.
Марра направлена против статичности типологических подраз-
делений, которые навсегда закрепляли языки за определенными
классификационными группами и отказывали им в праве, изменив
свою структуру, переходить из одного типологического класса в
другой.
Именно динамический подход к типологическому изучению язы-
ков получил в последние десятилетия XX в. широкое применение.
В основе эволюционного и оценочного подхода к типологиче-
ским классификациям языков всегда лежит бессознательное или же
намеренное стремление установить превосходство одних языков
над другими путем противопоставления «более развитых» языков
«менее развитым».
Между тем установить в чисто лингвистическом плане тот
факт, что один язык является более развитым, чем другой, бесспор-

57
но, невозможно, так как наука о языке не располагает для этого
никакими объективными критериями. Соотнесение любых ти-
пологических мерил с формами развития конкретных языков мо-
жет дать самые неожиданные результаты, например, с развитием
человеческой цивилизации языки не развиваются, а деградируют
(А. Шлейхер).
Очевидно то, что о большей или меньшей степени развитости
мы можем говорить в лингвистическом плане лишь применительно
к разным этапам эволюции языка, но никак не в сопоставительном
плане в отношении двух или многих языков.
И.И. Мещанинов (1883–1967) в известной книге «Члены пред-
ложения и части речи» сделал первую фундаментальную попытку
описания типологического развития языков. Его теория заключает-
ся в следующем: грамматический строй языков отражает развитие
категории мышления, или понятийных категорий, которые через
синтаксические структуры трансформируются в морфологические
категории. И.И. Мещанинов расположил данные ряда языковых се-
мей так, что получилась картина последовательного развития грам-
матических категорий от диффузного состояния к более развитому
строю. Книга И.И. Мещанинова поставила перед типологами про-
блемы подбора типологического материала.
6. В 30-х годах XX в. в советском языкознании по преимуще-
ству разрабатывалась идея социальных типов языков. Выделялись
языки родовые, племенные, языки донациональные и т.д. Ошибоч-
но предполагалось, что разные социальные типы языков отражают
разные формы мышления. В социальной типологии классификация
языков рассматривалась с динамической точки зрения, а динамиче-
ская типология была основана на понятийных категориях языков.
Параллельно с социальной типологией языков развивалась истори-
ко-культурная и другие виды типологии языков.
Таким образом, предмет типологии становится предметом лю-
бых языковых сопоставлений и сравнений, в том числе и внутрен-
них языковых сравнений в пределах одного языка, поскольку в
одном и том же языке обычно представлены разные способы выра-
жения грамматических значений.

58
Итак, будучи индифферентной к генетическому родству, типо-
логическая классификация не знает языкового ограничения, что и
является ее преимуществом. Универсальность и неограниченность
типологической классификации привлекали внимание многих язы-
коведов мира.

15. МЕТОДЫ ТИПОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА

Метод – это способ познания, исследования явлений природы


и общественной жизни. Он представляет собой некоторую сумму
научных положений и чисто практических приемов, благодаря ис-
пользованию которых мы получаем возможность лучше и полнее
изучать данное явление.
В основе отечественной науки лежит диалектический метод,
сущность которого состоит в признании первичности материи и
вторичности сознания. Хотя диалектический метод составляет об-
щую основу методологии всех наук, каждая наука разрабатывает
свои частные приемы и методы исследования.
Языкознание, как и всякая другая наука, создает свои методы
исследования. Основным методом языкознания является сравни-
тельно-исторический метод, который сыграл большую роль в
развитии науки о языке.
Язык представляет собой весьма сложное и многоплановое об-
щественное явление, имеющее многоярусную структуру; каждый
ярус, или уровень, складывается из особых единиц, которые требу-
ют разработки своей, особой системы приемов.
Основу сравнительно-исторического метода составляет учение
о генетическом родстве ряда языков, обладающих общностью зву-
ковой структуры и претерпевающих изменения в фонологической
системе, словарном составе и грамматическом строе.
Метод реконструкции используется при исследовании неза-
фиксированных языковых фактов на основе письменных памятни-
ков и живой речи.
Сопоставительный метод широко используется в типологии.
Сущность его состоит в отыскании и определении явлений и фак-

59
тов языков, будь то генетически родственные или неродственные.
Данный метод позволяет установить не только факты и явления,
но и их место в особой микросистеме. Например, возьмем систе-
му языковых средств, которые служат образованию имен существи-
тельных со значением деятеля в немецком и русском языках. В не-
мецком языке ядром микросистемы средств является суффикс -er.
Он позволяет образовать существительные со значением деятеля от
основы почти любого глагола. В русском языке четко выраженного
суффикса нет, существует ряд суффиксов со значением деятеля, со-
ставляющих определенную микросистему. Мы видим, что микро-
системы средств для образования существительного со значением
деятеля в сопоставляемых языках различны по составу компонен-
тов и занимают в них совершенно разные места.
Сопоставительно-типологический метод по своим приемам
мало чем отличается от сопоставительного, но цели у него шире.
Данный метод имеет дело с сопоставлением и выявлением алло-
морфных и изоморфных свойств целых систем, подсистем и микро-
систем. На основе выявления общих (изоморфных) средств уста-
навливаются типологические константы, которые позволяют раз-
делить языки, имеющие данную типологическую характеристику, и
языки, ее не имеющие.
Например, если мы возьмем за типологическую константу на-
личие и отсутствие категории падежа, то все известные науке языки
можно поделить на две типологические группы – языки с системой
склонений и языки без системы склонений.
Лингвостатистический метод используется в квантитатив-
ной типологии для описания различных языковых явлений и фак-
тов методами лингвистической статистики, т.е. с использованием
математического аппарата – формул, графиков и других параме-
тров. Этот метод позволяет объективно установить степень изо-
морфизма и алломорфизма между родственными и неродственны-
ми языками.
Анализ может быть качественным, основывающимся на нали-
чии или отсутствии данного явления без обращения к его частотно-
сти, и количественным, основанным на описании лингвистической

60
системы с использованием параметров относительной встречаемо-
сти (частотности) явлений.
Метод лингвистического описания – основной метод лингви-
стики, заключающийся в планомерной инвентаризации единиц язы-
ка и объяснении особенностей их строения и функционирования с
учетом переходных случаев.
Дескриптивный метод – основной метод описания языка при
помощи наиболее экономных и исчерпывающих формулировок без
проникновения в психологические процессы, обусловившие созда-
ние текстов.
В практике типологических исследований особое место зани-
мает метод индексирования, или метод типологических индек-
сов. Его иногда ошибочно называют квантитативным методом, что
неверно, ибо квантитативный метод – статистический или лингво-
статистический.
Метод типологических индексов разработал Дж. Гринберг .
В основу своего метода он положил отдельные черты и призна-
ки, представляющие собой определенные отношения и получа-
ющие выражение в виде числовых индексов. Вычисления Дж.
Гринберг провел на тексте длиной в 100 слов по следующим па-
раметрам.
Первый параметр – степень синтеза, или общая сложность
слов.
Если число морфем в исследованном тексте обозначить буквой
M, а число слов – буквой W, то отношение M/W является показате-
лем синтеза и называется индексом синтетичности. Индекс синте-
тичности языков аналитического строя ниже, чем языков синтети-
ческого строя.
Второй параметр – способы связи.
Если обозначить буквой A число агглютинативных конструк-
ций, а буквой J – число швов между морфемами, то отношение A/
J служит показателем степени спаянности слова и называется ин-
дексом агглютинации. Таким образом, язык с высоким индексом
агглютинации следует считать языком агглютинативного строя (аг-
глютинативным), а язык с низким индексом агглютинации – языком
фузионным, т.е. флективным.

61
Третий параметр – распространенность словообразователь-
ных и словоизменительных морфем.
Принимая R равным числу корневых морфем, встретивших-
ся в исследуемом тексте, а W – числу слов в том же тексте, мы
получим отношение R/W, т.е. индекс деривации. Если в этом же
тексте подсчитать все деривационные морфемы D, то отношение
D/W будет служить показателем словообразовательной способно-
сти языка.
Четвертый параметр – характеристика следования аффикса
корню.
Если обозначить префиксы P, то соотношение P/W, т.е. индекс
префиксальности, будет показывать отношение числа префиксов к
числу слов. Отношение S/W, т.е. индекс суффиксальности, покажет
отношение числа суффиксов к числу слов.
Если чистое словоизменение обозначить Pi, а текст – N, то от-
ношение Pi/N, т.е. индекс словоизменения, в чистом виде характе-
ризует словоизменительные возможности языка.
Если связь, выраженную с помощью согласования, обозна-
чить Co, то отношение Co/N представляет собой индекс согласо-
вания.
Метод реконструкции используется при исследовании неза-
фиксированных языков на основе письменных памятников и жи-
вой речи.

16. ОСНОВНЫЕ КЛАССИФИКАЦИИ ЯЗЫКОВ

В языкознании существует ряд классификаций языков; среди


основных можно выделить четыре: ареальную, или географиче-
скую; функциональную; генеалогическую; типологическую, или
морфологическую.

16.1. Ареальная, или географическая, классификация


Данная классификация заключается в изучении языковой кар-
тины мира, языковой карты мира, языковой характеристики разных
62
стран, распространения языков или групп языков в разных странах
и ареалах, т.е. областях распространения данных фонетических,
грамматических и лексических явлений. Например, на территории
России проживают более 50 наций и народностей, на территории
бывшего СССР – около 130.
Основная задача ареальной классификации – выявить область
(ареал) взаимодействия диалектов, языков и ареальных общно-
стей – языковых союзов, характеризующихся общими структур-
ными и материальными признаками. Например, карпатский ареал
венгерско-славянских диалектов; полесский ареал, включающий
белорусские и украинские диалекты; балканский языковой союз,
к которому относятся албанский, болгарский, македонский, ново-
греческий, румынский языки и, частично, сербскохорватский язык;
поволжский (волжко-камский) языковой союз объединяет башкир-
ский, марийский, татарский, удмуртский, чувашский языки; ази-
атский, или гималайский, языковой союз, в который входят языки
Центральной Азии и т.д.

16.2. Функциональная классификация

Функциональная классификация языков является многомерной.


Она учитывает три основных деления:
1) связь языка с народом, которому он принадлежит;
2) функции, которые язык выполняет в обществе;
3) распространенность языка за пределами основной этниче-
ской области.
1. По связи языка с народом выделяют три основных социаль-
ных типа языка: племенной язык, язык народности, национальный
язык.
2. Классификация общественных функций языка дает воз-
можность выделить стили языка и функциональную специализа-
цию литературно-письменных языков.
В зависимости от сфер общения, выделяют пять основных сти-
лей: стиль официального общения, стиль науки и техники, стиль пу-

63
блицистики и прессы, стиль повседневного общения, стиль художе-
ственной литературы.
В древнем мире наибольшее влияние получили три религии –
праиндуизм, ислам и христианство, которые создали культовые
языки: праиндуизм – санскрит, так называемый язык Вед – четы-
рех древнеиндийских сборников гимнов, молитв, заклинаний и дру-
гих священных книг; ислам, или магометанство, привело к утверж-
дению культового языка – арабского литературного языка; на нем
в первой половине XII в. был написан Коран. Развитие христиан-
ства привело к тому, что древнегреческий язык Нового завета также
стал культовым. В дальнейшем (в 1054 г.) в результате разделения
христианского вероисповедания на два – западное (католическое)
и восточное (православное) привело к созданию Римско-католиче-
ской и Греко-православной церквей и к утверждению двух культо-
вых языков: церковнолатинского и церковнославянского.
В VII–IX вв. роль культового языка у ариан играл церковногот-
ский язык. С возникновением наций культовые языки теряют вли-
яние, однако их следы обнаруживаются в современных литератур-
ных языках.
3. Распространенность языка за пределами основной этни-
ческой области. Сюда относят изучение вариантов языка (англий-
ского, французского, немецкого, арабского), а также этнических
общностей (немецкий язык в России и на территории СНГ, рус-
ский язык в США, Канаде, Австралии и ныне бывших республиках
СССР, китайский язык в США, украинский язык в Канаде и т.д.).

16.3. Генеалогическая классификация

Генеалогическая классификация исследует языки с точки зре-


ния материальной общности в результате развития одного общего
источника. Эта классификация опирается на историческое родство
языков, которое устанавливается при помощи сравнительно-истори-
ческого метода, или сравнительно-генеалогического, генетического
сравнения.

64
В результате после двухсотлетних исследований языков мето-
дом сравнительно-исторического языкознания ученые составили
генеалогическую классификацию всех языков мира.
Языки принято подразделять на семьи, внутри которых разли-
чают ветви, делящиеся в свою очередь по близости языков на груп-
пы и подгруппы. Всего выделяют до 33 семей языков, например, та-
кие как: индоевропейская, семито-хамитская, угро-финская, тюрк-
ская, кавказская, самодийская, монгольская, тунгусо-манчжурская,
китайско-тибетская, малайско-полинезийская и др.
Русский и немецкий языки относятся к индоевропейской языко-
вой семье: русский – один из славянских языков, немецкий – один
из германских языков.
Индоевропейские языки – одна из наиболее крупных языко-
вых семей На этих языках в настоящее время говорит более 1 млрд
600 млн чел. Только на индийских языках говорит около полумил-
лиарда населения. Более 400 млн говорят на новогерманских язы-
ках, среди них на немецком говорит более 80 млн. Более 310 млн
говорит на славянских языках, среди них 200 млн – на русском
языке.
Индоевропейская семья языков включает следующие груп-
пы языков.
1. Индоиранская группа языков (или арийские языки) включает
в себя индоарийские и иранский (или персидский). Оба известны с
середины I-го тысячелетия до н.э. В эту группу входят также древ-
ний санскрит, скифский, цыганский, таджикский, осетинский и др.
языки.
2. Армянский, известный по переводу Библии и других произ-
ведений с V в.
3. Анатолийские языки (в Малой Азии) – древнейшая засвиде-
тельствованная ветвь индоевропейской семьи языков. Памятники
на анатолийских языках появляются с эпохи древнего царства хет-
тов, некоторые из надписей относятся, вероятно, к XVII в. до н.э.
Большое значение имеет хеттский язык, как самый изученный.
Важную роль в историческом языкознании играет еще более арха-
ичный язык – лувийский. В близком родстве с ним находится язык,
использовавшийся в иероглифических надписях позднехеттского и

65
послехеттского периодов, в особенности в северной Сирии, и назы-
ваемый поэтому иероглифическим хеттским. На севере малоазиат-
ского государства (восточнее нынешней Анапы) говорили на палай-
ском языке. Исследования последних лет показали, что известные
на западе Малой Азии с I-го тысячелетия до н.э. ликийский, лидий-
ский и карийский языки были также ответвлениями хеттского и лу-
вийского. С анатолийскими языками также и этрусский.
4. Тохарский язык, представленный двумя диалектами – восточ-
ным и западным, – известен по рукописям из Синьцянь-Уйгурского
автономного района Китая. Относится к концу I-го тысячелетия н.э.
5. Греческий язык. Многие его диалекты нам известны. Особое
значение для индоевропеистики имеют литературные диалекты,
прежде всего аттическо-ионийский. До 50-х годов XX в. считалось,
что история греческого языка началась с Гомера. Однако расшиф-
ровка линейского письма показала, что греческий язык возник еще
за пятьдесят лет до этого.
6. Италийские языки представлены в основном латинским язы-
ком, история которого начинается с двух записей, относящихся при-
мерно к 500 г. до н.э. Особое значение имеют диалекты – оскский и
умбрийский.
7. Ветенский язык известен по 275 надписям. Он близок к ита-
лийским; ранее считался одним из диалектов иллирийского, но не-
давно был признан самостоятельным.
8. К кельтским языкам относится материковый кельтский, пред-
ставленный галльским и кельто-иберийским, а также островной
кельтский, имеющий два ответвления: гойдельский (ирландский,
шотландский и мэнский) и бриттский (кимрский, или валлийский,
бретонский и исчезнувший корнский).
9. Германские языки делятся по традиции на три группы:
а) восточногерманскую: мертвые остготский и вестготский; б) за-
падногерманскую: верхненемецкий, нижненемецкий вместе с ни-
дерландским, английским и фризским; в) северогерманскую: нор-
вежский, датский, исландский и шведский. Приблизительно до
700 г. н.э. в так называемом праскандинавском не наблюдалось ни-
какого диалектного членения.

66
10. К балтийским языкам относятся исчезнувший уже к 1700 г.
и известный лишь по немногочисленным текстам древнепрусский
(западнобалтийский), а также литовский и латышский (восточно-
балтийские), зафиксированные письменными памятниками начиная
с XVI в. и достигшие сегодня своего расцвета. Ученые устанавли-
вают близкое родство балтийских и славянских языков.
11. Славянские языки подразделяются на три большие группы:
а) восточнославянскую группу, включающую русский, или велико-
русский, украинский и белорусский языки; б) западнославянскую,
к которой относятся чешский, словацкий, польский, лужицкий и
некоторые другие малые, частично «мертвые» языки; в) южносла-
вянскую, состоящую из болгарского, македонского, сербохорватско-
го и словенского. Древнейшей и важнейшей для компаративистики
формой является засвидетельствованный с IX в. старославянский,
который, хотя и обнаруживает отчетливые признаки болгарского
(и македонского), однако настолько архаичен, что почти заменяет
лингвистам праславянский язык. Надо отметить, что так называе-
мый праславянский язык, который являлся родоначальником всех
славянских языков, сформировался на основе одного из индоев-
ропейских диалектов. До XIV в. существовал восточнославянский
язык, называемый древнерусским. Будучи единым по происхожде-
нию и характеру, он получил на разных территориях местную окра-
ску, выступая в диалектных разновидностях. М.В. Ломоносов в сво-
ей «Российской грамматике» 250 лет назад писал о трех наречиях
русского языка: московском, северном и украинском. В славянской
ветви со временем выделились указанные выше три подгруппы:
восточная, западная и южная.
12. К романским языкам, развившимся из латинского языка,
относятся испанский, португальский, каталанский, галисийский;
французский, окситанский; итальянский, сардинский; ретороман-
ские языки; румынский, молдавский, а также исчезнувший в XIX в.
далматинский язык.
13. Албанский язык с двумя главными диалектами – тоскским и
гегским – известен с XIV в.
К этим тринадцати главным ответвлениям можно добавить еще
дошедшие до нас по отдельным надписям и названиям: фригий-

67
ский, фракийский, дакомизийский, иллирийский, мессапский, лигу-
рийский, древнемакедонский.
По данным 1961 г. на индоевропейских языках говорили 49%
населения Земли (в Европе 95%, в Америке – 94%, Австралии –
80%, Азии – 27%, Африки – 3%); на китайско-тибетских языках –
27% населения; семитско-хамитских – 3,8%; дравидийских – 3,6%;
японском – 3%; языках банту – 2%; алтайских – 1%; корейском –
1%; остальные 24 семьи составляют 5% населения планеты.
Некоторые ученые, сторонники полигенезиса, считают, что в ходе
длительного исторического развития из существовавших ранее 700–
800 тыс. языков осталось в употреблении гораздо меньше. Источники
называют разное количество языков – от 8 до 2 тыс. Точных данных о
количестве языков нет. Это объясняется недостаточной их изученнос-
тью, а также объективными трудностями при разграничении языка и
диалекта, языка и варианта, языка и наречия, языка и говора.
Так Французская академия наук выделяет 8 тыс. языков, из ко-
торых 1,5 тыс. находятся на стадии вымирания, 6 тыс. являются бес-
письменными и лишь 500 языков хорошо изучены. Социологи Харь-
ковского университета регистрируют 6 тыс. языков. АН ГДР в 1986
г. опубликовала данные о существовании 5651 языа. 5 тыс. языков
насчитывал академик Н.Я. Марр. 3–6 тыс. – Американский универ-
ситет им. Дж. Вашингтона. 2796 языков указали ученые А. Мейе и
М. Коэн. 2500 языков назвали составители Fischerlexicon, Berlin. 2000
языков перечислены в сборнике «Население мира» (Москва, 1965 г.)
Выделяют так называемые «великие» языки (данные сере-
дины 70-х годов XX в.), на которых говорит следующее коли-
чество людей: китайский – 530 млн чел.; английский – 301 млн
чел.; русский – 176 млн чел.; индийский – 172 млн чел.; немец-
кий – 120 млн чел.; японский – 100 млн чел.; арабский – 89 млн
чел.; бенгальский – 89 млн чел.; португальский – 88 млн чел.; ма-
лайский – 75 млн чел.; французский – 72 млн чел.; итальянский –
55 млн чел.; урду (Индия, Пакистан) – 55 млн чел.; телугу (Ин-
дия) – 44 млн чел.; яванский – 42 млн чел.; украинский – 41 млн
чел.; тамильский (Индия, Цейлон, Шри-Ланка) – 40 млн чел.; ко-
рейский – 38 млн чел.; марати (Индия) – 37 млн чел.; мин (Ки-
тай) – 37 млн чел.; польский – 33 млн чел.; турецкий – 30 млн чел.;

68
пакистанский (Пенджаби) – 29 млн чел.; вьетнамский – 28 млн
чел.; персидский – 22 млн чел.; сиамский – 22 млн чел.
Таким образом «великих» языков насчитывают 27: из 3,5 млрд
чел. на Земле на них говорят 2,422 млрд чел., т.е. более 2/3 насе-
ления земного шара, а менее 1/3 населения говорят на остальных
языках.
Наибольшее количество языков зарегистрировано в Папуа– Но-
вой Гвинее – 850, Индонезии – 670, Нигерии – 410, Индии – 380,
Камеруне – 270.
Самыми сложными языками в мире считаются следующие: чип-
пева – язык североамериканских индейцев, имеющий максимальное
число глагольных форм – до 60 тыс.; хайда – также язык североаме-
риканских индейцев, имеющий максимальное число префиксов –
до 70; табасаранский – язык народа в Дагестане, насчитывающий
37 падежей существительных. Весьма сложен и китайский язык, в
котором имеется около 50 тыс. иероглифов.
В мире ежегодно «умирают» не менее 25 языков и наречий, а
с ними безвозвратно уходят целые пласты культуры и истории.
Если этотпроцесс будет продолжаться такими темпами, то можно
предположить, что через 100 лет исчезнет примерно половина из
существующих ныне естественных национальных языков и наре-
чий. Около 2 тыс. лет назад исчезновению огромного числа языков
способствовала мощная экспансия латыни. Сейчас такую роль объ-
ективно играет английский язык, а усиливают эффект современные
средства массовой коммуникации.
Многие языки, как говорилось выше, исчезают с лица Земли
вместе с их носителями. Одной из причин этого является ассимиля-
ция. Так, например, по данным Дальневосточного отделения РАН, в
ближайшее десятилетие, объявленное ООН десятилетием коренных
и малочисленных народов мира, на Дальнем Востоке могут пол-
ностью исчезнуть некоторые малочисленные этнические группы.
По данным РАН, сегодня по всей России насчитывается примерно
400 тыс. аборигенов, хотя российское правительство, разрабатывая
специальную программу по развитию северных территорий, на-
стаивает на цифре 160 тыс. чел. Между тем чукчей в России оста-

69
лось всего около 16 тыс., хотя до революции 1917 г. их было более
40 тыс. Продолжительность жизни аборигенов на 10–12 лет мень-
ше, чем в среднем по России. Новорожденные на северных терри-
ториях болеют в три раза чаще, а заболевание туберкулезом среди
аборигенов скоро станет обычным явлением.

16.4. Типологическая, или морфологическая,


классификация

Типологическая, или морфологическая, классификация выяв-


ляет основные типы грамматического строя языка и устанавливает
его морфологический тип. Теория активно разрабатывалась в XIX–
XХ вв. братьями Шлегелями, Гумбольдтом, Шлейхером, Сепиром,
Мещаниновым.
Морфологический тип языка основывается на противопо-
ставлении корней и аффиксов в строении слова. Выделяют четыре
морфологических типа языков.
Флективные языки способны присоединять многозначные мор-
фемы, т.е. флексии завершают грамматическое оформление слова.
Это языки индоевропейские, а также семито-хамитские, имеющие
внутреннюю флексию.
Изолирующие, или корневые, языки не имеют словоизменитель-
ных морфем, т.е. бессуффиксальные языки. Грамматические значе-
ния в них выражаются при помощи служебных слов, порядка слов,
ударения и интонации. Это языки китайский, таи, бирманский и
другие языки Юго-Восточной Азии.
Агглютинативные языки или агглютинирующие языки способ-
ны присоединять только однозначные морфемы, т.е. объединяют в
одноморфемное целое нескольких слов: малайский язык: айер ма-
та = вода + глаз = слеза; мата айер = глаз + вода = источник. Это
языки тюркские, угро-финские, монгольские, банту, японский, па-
леоазиатские, кавказские и др.
Инкорпорирующие, иногда относятся к отдельному полисинте-
тическому типу. Это языки, в которых слова способны соединяться в

70
особые слова-предложения. Это языки индейцев Америки, палеоази-
атские языки Азии – чукотский, корякский, камчадалский и др.
По своему строю языки подразделяются на аналитические и
синтетические.
Аналитический строй языка предполагает широкое использова-
ние служебных слов, фонетических средств и порядка слов. Аффик-
сы играют в них незначительную роль. Такими языками являются:
английский, французский, персидский, болгарский, хиндустани и
некоторые другие индоевропейские языки.
Синтетический строй языка предполагает широкое исполь-
зование аффиксов-флексий и формообразующих суффиксов и пре-
фиксов. Это русский, польский, литовский и большинство других
индоевропейских языков.
Древнеписьменные индоевропейские языки были синтетиче-
скими: латинский, греческий, готский.
Типы языков являются исторически изменчивой категорией.
В любом языке или группе языков можно обнаружить особенности
иных грамматических типов. Если родственные языки (близкород-
ственные и дальнеродственные) обнаруживают генетическую общ-
ность (генетическая классификация языков), то неродственные язы-
ки – типологическое сходство, или сродство. Поэтому типологиче-
ские параметры позволяют проследить типологическую эволюцию
языков и определить первоначальный тип языка в группе языков,
т.е. архетип, установить праязык. Ученые в настоящее время выяви-
ли шесть праязыков:
− индоевропейские;
− семито-хамитские;
− картвельские (южно-кавказские);
− дравидские;
− уральские (финно-угро-самодийские);
− алтайские (тюркские, монгольские, тунгусо-манчжурские).
Результаты типологического сопоставления дают возможность
установить факт языкового (генетического) родства, ряд закономер-
ностей, их связывающих, и регистрировать общий для всех языков
мира источник – праязык (моногенезис), зародившийся где-то в
Азии.

71
Глава II

СРАВНИТЕЛЬНАЯ ТИПОЛОГИЯ
НЕМЕЦКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКОВ

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
НЕМЕЦКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКОВ

Немецкий и русский языки относятся к одной индоевропейской


языковой семье (в немецкой лингвистической традиции – индогер-
манской семье): немецкий язык – один из германских языков, рус-
ский язык – один из славянских.
Немецкий язык принадлежит к западногерманской подгруп-
пе германской группы. Является государственным языком ФРГ
(75,3 млн), Австрии (7,5 млн), Лихтенштейна ()35 тыс.), а также од-
ним из государственных языков Швейцарии (4,6 млн) и Люксембур-
га. На немецком языке говорят также в ряде примыкающих к этим
территориям областей: в провинции Альто-Адидже (Южный Ти-
роль, Италия), в Эльзасе и Лотарингии (Франция), в Эйпене, Маль-
меди (Бельгия). Значительные группы немецкоязычного населения
проживают в США, Канаде, Бразилии, Аргентине, России, Казах-
стане, Польше, Румынии. Немецкий является родным языком для
98 млн человек и одним из языков международного общения.
Русский язык – один из восточнославянских языков славян-
ской группы. Принадлежит к наиболее распространенным языкам
мира, является государственным языком Российской Федерации,
межнациональным языком для общения народов Российской Феде-
рации и сопредельных территорий бывшего СССР, одним из шести
(английский, русский, французский, испанский, арабский, китай-
ский) официальных и рабочих языков ООН. Общая численность
говорящих на русском языке – более 250 млн чел., в том числе во
всех странах СНГ – 184 млн чел., из них более 120 млн проживают
в России, в ближнем зарубежье – ок. 24 млн, в дальнем зарубежье –
ок. 2,5 млн чел.

72
2. ТИПОЛОГИЯ ФОНОЛОГИЧЕСКИХ СИСТЕМ

Фоны (звуки речи в фонологии) получают конкретное вопло-


щение в речевом акте в аллофонах – позиционных и комбинатор-
ных вариантах фонем. Фонема – абстрактная языковая единица,
представленная рядом позиционно чередующихся аллофонов. Фо-
нема служит для различения и отождествления морфем и слов (т.е.
имеет различительную, дистинктивную функцию) и является эле-
ментом морфем и слов (т.е. имеет строительную, конститутивную
функцию).
Фонема вследствие позиции в слове и под воздействием окру-
жающих фонем может находиться в сильной позиции, где она пре-
терпевает наименьшие изменения и наилучшим образом выполняет
свои функции, или в слабой позиции, где происходит ее значитель-
ное изменение и возможности выполнения дистинктивной функции
ограничиваются.
Гласные и согласные фонемы различаются по природе и по
функциям. Гласные фонемы образуются только из голоса, их основ-
ная функция – слогообразующая; согласные образуются из голоса и
шума (возникающего при преодолении препятствий в органах арти-
куляции) и выполняют смыслоразличительную функцию.

2.1. Сравнительная типология вокализма

В русском языке выделяется шесть фонем: /и/, /ы/, /ə/, /а/, /о/, /у/
(по числу гласных в сильной позиции). Система немецкого вокализма
образована 15 монофтонгами и тремя дифтонгами: /æ/, /ao/, /oø/.
В слабой позиции – в предударных и заударных слогах – глас-
ные русского языка подвергаются редукции. Количественная редук-
ция сокращает продолжительность звучания: в слове куковать [у]
во втором предударном слоге короче, чем в слове кукла. Качествен-
ная редукция изменяет гласные /э/, /а/, /о/: в слове барабан /а/ во
втором и первом предударном слогах реализуется аллофонами со-
ответственно [аъ] и [^]. В немецком языке в слабой позиции может
находиться только /ε/, которая редуцируется до [ə].

73
Система гласных русского языка описывается схематически
«треугольником Щербы» (жирным шрифтом отмечены фонемы,
обычным – их аллофоны, круглыми скобками – лабиализованные
фонемы):

Ряд Передний Передне- Средний Средне- Задний


Подъем средний задний
Верхний и (ü) ы (у)
Верхнесредний э и иэ (ö) ыэ
Средний э ъ (о)
Средненижний ä аъ ^
Нижний а

Схематически систему гласных звуков и типологию гласных


фонем немецкого языка представляет «четырехугольник гласных»:

Передний ряд Задний ряд Схема образованиядифтонгов


i: (y:) (u)
i (y) (υ) верхний подъем
e: (ø:) (o:) e: (ø:) ø ao (o:)
ε: ε (œ) ə () средний подъем ()
ae
a α: нижний подъем a

В слабой позиции /э/, /а/, /о/ редуцируются качественно, /и/,


/у/ – количественно, в то время как гласные фонемы немецкого
языка не подвергаются редукции (за исключением /ε/ → [ə]). От-
сутствие редукции в немецком языке определяется стабильностью
артикуляционных органов.
Гласные фонемы немецкого языка отличаются назальностью,
возникающей вследствие опущения небной занавески, в системе
русского вокализма такой признак гласных фонем отсутствует.
74
Гласные фонемы немецкого языка одного ряда и подъема фор-
мируют оппозиции по признаку долготы, реализуя смыслоразличи-
тельную функцию: Schiff – schief, binnen – Bienen. Функциональная
оппозиция гласных фонем по долготе в русском языке отсутствует.
Лабиализованные гласные верхнего и среднего подъема и диф-
тонги не имеют аналогов в системе русского вокализма. Возника-
ющие при коартикуляции соединения двух гласных в русском язы-
ке имеют иную, чем немецкие дифтонги, фонологическую значи-
мость.
В начале приставки и корня гласные фонемы немецкого язы-
ка (вследствие специфического положения голосовых связок и ра-
боты ротового резонатора) произносятся с твердым приступом
[’an’æg˚nən], [’idεən’a m]. Это явление не имеет аналогов в русском
языке.
В системе русского вокализма распространена прогрессивная
аккомодация гласного /и/ согласным игра → отыграть, отсутству-
ющая в немецком языке.

2.2. Сравнительная типология консонантизма

Система консонантизма русского языка составляет 37 фонем,


немецкого языка – 26 фонем (по числу согласных в сильной пози-
ции).
В сильной позиции звонкие согласные русского языка находят-
ся перед гласными во[д]а, перед звонкими по[д]бор и сонорными
согласными по[д]ло, перед /j/ и /в/ по[д]ъем, по[д]вал, а немецко-
го языка – только перед гласными lie[b]en или в начале морфемы
[*b]rechen, zer[b]rechen. Слабую позицию звонкие согласные в рус-
ском языке занимают в конце слова кла[д] или перед глухими со-
гласными ка[д]ка; в немецком языке звонкие оглушаются в конце
морфемы lo[b], перед глухими, звонкими и сонорными согласными
lo[b]t, lie[b]gewinnen, lie[b]lich.
Глухие согласные русского языка находятся в сильной позиции
перед гласными о[т]ой[т’]и, перед глухими и сонорными соглас-
ным о[т]ход, о[т]лить, перед /j/ и /в/ о[т]ъехать, о[т]вага. Перед

75
звонкими согласными фонемами глухие (в результате регрессивной
ассимиляции) озвончаются: моло[д’]ба. Глухие согласные фонемы
немецкого языка находятся всегда в сильной позиции, т.к. в немец-
ком языке отсутствует регрессивная ассимиляция глухих (так как
озвончение) lo[sz]agen.

Таблица 1
Сравнительная типология согласных фонем русского
и немецкого языков

Место Губной Язычный


артикуляции
задне-

среднеязычный

Увулярный
Гортанный
губно-губной

передне-
губно-зубной

язычный
язычный

средненеб.

задненеб.
зубной

зубной
небно-
Способ
артикуляции

звонкий Б б’ д д’ j г’ г
взрывной
Смычно-

*b *d *g
глухой П п’ т т’ к’ к
p t k
звонкий в в’ з з’ ж ж’ х’ х

Щелевой

*v *z j
глухой ф ф’ с с’ ш
f s ш’ ç x H

носовой М м’ н н’
m n ŋ
проходный
Смычно-

латеральный л л’
l
колеба- р р’
тельный r R
Смычно- глухой тс Тш
щелевой pf ts t∫

76
В системе согласных фонем немецкого языка отсутствуют оп-
позиция твердость–мягкость, имеющая в русском языке фонологи-
ческую значимость.
Некоторые согласные фонемы немецкого языка имеют ряд ха-
рактерных отличий от русских соответствий: /b/, /d/, /g/, /v/, /z/ про-
износятся в анлауте глуше [*z]ingen, [*d]rüben, чем /б/, /д/, /г/, /в/,
/з/. /p/, /t/, /k/ образуются с аспирацией, у /п/, /т/, /к/ аспирация от-
сутствует.
В системе немецкого консонантизма присутствуют варианты
вибранта, не имеющие аналогов в русском языке: /R/ и вокализи-
рованный / /. Немецкий аналог русского вибранта, /r/, отличается
меньшей силой произнесения и большим количеством колебатель-
ных движений.
В системе русского консонантизма регрессивная ассимиляция
распространяется и на глухие и на звонкие согласные; в немецком
языке – только на звонкие. В русском языке в некоторых формах
местоимений и в окончаниях прилагательных и причастий соглас-
ная /г/ нейтрализуется до [в]: не[в]о, ново[в]о.

2.3. Типология просодии

Под просодией (или суперсегментными средствами) понимает-


ся единство взаимосвязанных просодических средств (интонации)
и просодических признаков (фразовой акцентуации и ритма), дей-
ствующих в высказывании совокупно и реализующих различные
функции.

2.3.1. Типология ударения


Ударение – просодическое средство выделения слога.
По природе ударение может быть силовым (или экспиратор-
ным, динамическим), мелодическим или количественным. Силовое
ударение определяется интонационным компонентом силы тона,
мелодическое – высотным компонентом интонации, количествен-
ное – темпоральным.

77
В зависимости от локализации различают подвижное и непод-
вижное ударение, в зависимости от морфологической определен-
ности – связанное (или фиксированное) и свободное. При образо-
вании грамматических форм слова неподвижное ударение остается
привязанным к одному слогу: дéлать, дéлают, дéлай, сдéлано; sie-
gen, siegte, gesiegt. Подвижное ударение не прикреплено к одному
определенному слогу слова (начальному, конечному и др.): дéньги –
сертификáция; anvertrauen - Traulichkeit. Свободное ударение не
фиксировано на определенной морфеме (на основе или окончании:
дóмик – домúшко) и может менять локализацию в различных слово-
формах: рукá, рýку, рукáми; Professor – Professoren.
Ударение по качеству может быть главным (сильным) и вто-
ростепенным (слабым, побочным). Главное ударение выделяет
ударный слог, второстепенное менее выражено фонологически
(дирижáблестроéние, бóмбоубéжище; Lieblingsbeschäftigung, Hum-
boldt-Universität).
Ударение служит для различения лексико-грамматических омо-
графов: (мýка – мукá, пáрить – парúть; übergehen – übergehen, un-
terhalten – unterhalten), омоформ (бéлка – белкá, нóшу – ношý), грам-
матических омографов (нóги – ногú, хóдите – ходúте).
Ударение определяет границы слова и объединяет слоги в фо-
нетическое слово (не всегда совпадает с лексемой). Энклитики рит-
мически примыкают к предыдущему ударному слову (узнáть бы,
бéз толку; lass mich, guck mal), проклитики – к последующему (на
сóлнце, ко мнé, не знáю; im Hof, in der Freizeit, der stärkste).

2.3.2. Сравнительная типология акцентуации


По природе словесное ударение в русском и немецком языках
динамическое, реализуется различными способами: в русском язы-
ке определяется нейтральной длительностью ударного слога при
редуцированных безударных, в немецком – большей длительностью
ударного слога при нейтральных безударных.
Разноместное ударение русского и немецкого языка является в
большей части лексики неподвижным, т.е. при образовании грам-
матических форм слова оно не смещается и может выступать как

78
вспомогательное грамматическое средство при словообразовании и
словоизменении наряду с аффиксацией: окнó – óкна, лицó – лúца;
жúть – жилá, плыть – плылá; рéдко – úзредка, морóз – úзморось;
Doktor – Doktoren, Rektor – Rektoren → Rektorin, Rektorenkonferenz;
erkennen – anerkennen. Словесное ударение в русском и немецком
языках свободное, может располагаться на любом по счету слоге
слова и на любой морфеме, но тяготеет в русском языке к середине
слова (локализируясь чаще всего в корне или суффиксе), в немец-
ком – к началу слова (чаще всего в первом корневом слоге): arbei-
ten – verarbeiten, Kraft – bekräftigen.
Качественно различное ударение присутствует и в русском,
и в немецком языке. Однако в немецком языке явление второсте-
пенного ударения представлено шире. Различие наблюдается и в
локализации главного ударения: в немецком языке оно предше-
ствует второстепенному (Hundetmeterlauf, Schneeballschlacht), а в
русском языке следует за ним (глубокоуважáемый, антиглобалúзм,
двадцатпятилéтие).
Различительная функция словесного ударения в немецком и
русском языке реализуется в различном объеме. В русском и немец-
ком языке имеется возможность различать с помощью акцента лек-
сико-грамматические омографы (übersetzen – übersetzen, гвóздики –
гвоздúки), омоформы и грамматические омографы – только в
русском. Представленная в русском языке функция различения
общеупотребительных и ограниченных сферой употребления слов
(диалектизмов вьюгá, профессионализмов дóбыча, разговорной
лексики звóнишь, архаизмов музыка) не имеет аналогов в системе
немецкого языка.
В русском языке проклиза и энклиза наличествуют в равном со-
отношении, в немецком количественно преобладает проклиза, объ-
единяющая артикли и предлоги со знаменательными частями речи
(am meisten, der beste, in der Woche, am Tage).

2.3.3. Типология интонации


Интонация – характеристика звучащей речи, которая создается
комплексом взаимодействующих компонентов. Разные авторы вы-

79
деляют от двух до девяти компонентов. В отечественной экспери-
ментальной фонетике компонентами интонации считают мелодику,
громкость, темп, паузу и тембр.
Интонация служит для реализации коммуникативных типов вы-
сказываний: повествования, вопроса, побуждения (Наташа читала.
Наташа читала? Наташа, читайте!) и для передачи коммуника-
тивно-модальных значений (например, коммуникативно-модальных
разновидностей общего вопроса: собственно-общего, предположи-
тельного, удостоверительного и др.). Выделительная функция инто-
нации заключается в реализации актуального членения. Интонация
служит целям организации высказывания, членения речевого пото-
ка на интонационные единицы (высказывания и далее – на синтаг-
мы) и осуществления связи между вычлененными отрезками.

2.3.4. Сравнительная типология немецкой и русской


интонации
Ведущим дифференциальным признаком интонационных еди-
ниц (ИЕ) выступает мелодический контур, дополнительными при-
знаками – интенсивность и темп.
Реализация тоновых движений разнится в сравниваемых язы-
ках. Интонация незавершенного повествования в немецком языке
содержит больше вариативных движений тона.
Изучение артикуляционных особенностей фонемного состава
немецкого и русского языков, особенностей акцентуации и интона-
ционного оформления высказывания имеют методическое значение.
Знание этих особенностей является необходимым для преодоления
интерференции родного (русского) языка при обучении иностран-
ному (немецкому).
Негативное влияние артикуляционных навыков родного языка
может распространяться не только на фонемы, не имеющие анало-
гов в иностранном языке (дифтонги, /ŋ/, /h/, увулярный /τ/ и др.), но
и на сходные фонемы, отличные от произносительной нормы род-
ного языка (лабиализация гласных фонем переднего ряда /y/, /y:/,
отсутствие палатализации /g/, /k/, /x/ и редукции гласных и др.).

80
Таблица 2
Сравнительная типология интонации русского
и немецкого языков

Локализа- Мелодический Диапазон


Коммуникативное зна-

ция мак- уровень


симума начала конца
чение ИЕ

выше началь-
ного начала
Мелодика

широкий
середина

среднего

среднего
средний

средний
начало

конец

узкий
выше
Язык

ниже

ниже
русс + + + +
с каден-
цией

нем + + + +
Повествование

русс + + + +
без каденции

+ + + +
нем
+ + + +
+ + + +

русс + + + + +
Общий
вопрос нем + + + +

русс + + + +
Специаль-
ный во-
нем + + + +
прос

русс + + + +
Побужде-
ние нем + + + +

Просодическая организация изучаемого языка может подвер-


гаться интерференции. В области акцентуации следует обращать
внимание на отличительные свойства немецкой фонологической

81
системы (наличие дополнительного ударения во всех сложных
словах) и на не имеющие эквивалентов особенности (локализация
главного ударения в сложных словах). Реализация интонационных
отличий иностранного языка (бóльшая вариативность мелодики в
неконечной синтагме повествования) может встречать препятствия
в виде устойчивых навыков мелодической организации фразы.
Значение фонетических навыков для устного перевода пред-
ставляется достаточно очевидным и не нуждающимся в дополни-
тельных комментариях.

3. ТИПОЛОГИЯ ЛЕКСИЧЕСКИХ СИСТЕМ


Одним из центральных понятий лексической системы являет-
ся слово – лингвистическая единица, представленная синтаксиче-
ски самостоятельным комплексом морфем с жесткой структурой,
имеющая в исходной форме одно основное ударение (если она не
безударна) и обладающая значением, лексико-грамматической отне-
сенностью и (как правило) непроницаемостью.

3.1. Типология словообразования


В структурном аспекте слово представляет собой комплекс мор-
фем, выделяемых как наименьшая значимая единица, обладающая
и означаемым, и означающим. Классификация морфем возможна по
семантическому, структурному, позиционному, функциональному и
другим признакам. (В схеме ниже использованы функциональный и
позиционный признаки.)

Морфемы

Корни Аффиксы

Сегментные Нулевые

Префиксы Постфиксы Интерфиксы Циркумфиксы,


Конфиксы
Суффиксы Флексии

82
По функции морфемы распределяются на корни и аффиксы.
Корневые морфемы знаменательных слов являются носителями
лексических значений простых слов и опорой для мотивировки бо-
лее сложных (дом-ов-ый, дом-о-вод-ств-о; Leb-zeit, Leb-en-s-mittel).
Аффиксы выполняют служебную функцию, участвуют в процессах
формо- и словообразования и могут быть собственно грамматиче-
скими (формообразующими), лексико-грамматическими (слово-
образовательными) и формальными (для соединения морфем в
сложных словах: земл-е-паш-ец; sehen-s-wert).
Словообразование внутри языка тесно связано с лексикой (по-
полнение словарного состава новыми лексическими единицами) и
грамматикой (оформление новых слов по существующим моделям,
расположение по присущим языку грамматическим категориям).
Связь словообразования и с лексикой, и с грамматикой определяет
многообразие его способов:
• морфологический способ:
o аффиксация: префиксальный, суффиксальный, префик-
сально-суффиксальный, постфиксальный, конфиксаль-
ный (циркумфиксальный) способ;
o безаффиксный способ;
o словосложение;
o аббревиация;
• морфолого-синтаксический;
• лексико-семантический.

3.1.1. Морфологический способ


Морфологический способ наиболее важен для немецкого и рус-
ского языков; но разные виды его имеют разную степень продук-
тивности.
Аффиксация очень продуктивна в немецком и в русском язы-
ках.
Префиксальный способ представлен двумя типами: однопре-
фиксальным и двухпрефиксальным.
По однопрефиксальному типу образуются глаголы (перечи-
тать, изложить; erkennen, entsprechen); существительные (со-

83
товарищ, отклик, невежа, поднос, улов; Gespräch, Begriff, Urzeit,
Ohnmacht, Mißklang); прилагательные (сверхскоростной; unfrei,
unsanft).
Двухпрефиксальный тип характерен для глаголов (переиздать,
приумножить; abberufen, ungewiß, beanspruchen).
Суффиксальный способ также имеет два типа: односуффик-
сальный и двухсуффиксальный.
Односуффиксальный тип используется для образования суще-
ствительных со следующими значениями:
− лица мужского пола – банщик, кадровик, советник, пловец,
сеятель; Sportler, Lektor, Polizist, Redner, Student, Bankier;
− лица женского пола – ткачиха, пионерка, волчица, поэтес-
са; Wölfin, Freundin, Wirtin, Friseuse;
− существительные общего рода – кривляка, пьяница, тихоня,
грязнуля (только в русском языке);
− предметы – паяльник, носитель, стрелка, картина, стойло;
Mantel, Hafen, Plakat, Spielzeug, Museum;
− абстрактные понятия – красота, снобизм, радость, барщи-
на; Schicksal, Reichtum, Feindschaft, Weite;
− существительные с эмоциональной оценкой – девочка, ко-
стюмчик, оконце, медвежонок; Tischlein, Schwesterchen.
Односуффиксально образованы также прилагательные (сон-
ный, столовый, гористый, русский, березовый; griefbar, scherzha-
ft, herrlich, lustig, mühevoll). Только в русском языке так образуются
прилагательные со значением эмоциональной оценки (новенький)
и притяжательные (мамин, попов, сестрин). Односуффиксально
образованные глаголы представлены в русском и немецком языках
(советовать, радовать, колдовать; marschieren, studieren, lächeln).
Двухсуффиксальный способ используется в русском и немец-
ком языках для образования существительных, обозначающих лиц
женского пола (пианитска, писательница, партнерша; Schülerin,
Dichterin, Weberin, Sportlerin) и абстрактные понятия (стяжатель-
ство, кислотность; Dankbarkeit, Traurigkeit, Drückerei); а также
для образования глаголов (моделировать, капризничать; speziali-
sieren).

84
Префиксально-суффиксальный способ наличествует в систе-
мах словообразования и русского и немецкого языков.
Однопрефиксально-суффиксальным способом образуются су-
ществительные (подоконник, наперсток, наколенник, распутник,
список; Ungewißheit, Mißwirtschaft, Bewertung, Bestimmung, Be-
sprechung, Andeutung, Entwaffnung), прилагательные (известный,
заморский; anspruchsvoll, behilflich, gewissenhaft), глаголы (закан-
чивать, подсказывать, недоумевать; beängstigen, anprobieren, ent-
mutigen).
Двухсуффиксально-префиксальный способ используется для
образования существительных (беспристрастность, распростра-
ненность, предопределенность; Nachbemerkung, Mitinhaberin,
Unbeweglichkeit, Aufbewahrung), прилагательных (безразмерный,
недоверчивый; unannehmbar, angekränkelt), глаголов (приостано-
вить, проповедовать, vergewissern, vernachlässigen).
Постфиксальный способ присутствует только в русском язы-
ке и используется для словообразования возвратных глаголов с по-
мощью постфикса -ся от глагольных основ (учиться, беречься, пи-
таться, увлекаться, трудиться).
Конфиксальный способ определяется использованием кон-
фикса (или циркумфикса) – морфемы, окружающей корень слова.
В словообразовательной системе русского языка такая морфема и,
следовательно, такой способ образования новых лексем отсутству-
ет. В немецком языке с использованием конфикса Ge-e, могут быть
образованы существительные с обобщающим значением от имен-
ных основ (Gemüse, Gemenge, Gebirge) и глагольных основ (Gebil-
de, Gefolge, Gelaufe).
Безаффиксный способ словообразования мало распространен
в немецком и русском языках. Так образуются существительные
от глагольной основы (взрыв, смотр, прогул, накал; Sprung, Gang,
Lauf, Griff, Zwang, Flug, Bruch, Stand, Tat). Только в русском язы-
ке образуются от именной основы существительные (ширь, гниль,
высь) и глаголы (зевать, звонить, трубить, белеть).
Словосложение – продуктивный способ, однако в немецком
языке словосложение развито сильнее и обладает бóльшим количе-

85
ством моделей. Классификация сложных слов осуществляется по
различным критериям.
По количеству основ выделяют двухосновные (землемер, зна-
меносец; Zungenbrecher, Schieläufer) и многоосновные (автомото-
клуб, нефтегазопровод; Vogel-Strauß-Politik, Nullachtfünfzehnauffüh-
rung).
По характеру связи основ такие лексемы разделяют на группы:
сложные слова с примыканием (дом-музей, гуси-лебеди; hellblau, Trotz-
kopf), с соединительной морфемой (ледоруб, овцебык; Tintenfaß,
Wartezeit, Kindergarten, leistungsfähig), с соединением посредством
служебных слов: в русском языке единичны (сногсшибательный,
сумасшедший, Иван-да-марья, мать-и-мачеха), в немецком мало-
численны, но продуктивны при образовании числительных (vierund-
vierzig, Tagundnachtgleiche, Mund-zu-Mund-Beatmung).
По типу синтаксической связи между компонентами словосо-
четания, лежащего в основе словосложения, различают предикатив-
ные сложные слова (солнцестояние ← солнце стоит; Schneefall ←
der Schnee fällt), атрибутивные (первопричина ← первая причина;
blauäugig ← blaue Augen) и объектные (языковед ← ведает языки,
kochfertig ← fertig zum Kochen).
По семантико-синтаксической классификации лексемы, образо-
ванные словосложением, разделяют на следующие четыре группы.
1. Атрибутивные сложные слова соединены в лексему из сло-
восочетаний с атрибутивной связью (светло-голубой, черно-
бровый; todmüde, felsenfest). В немецком языке слова с че-
тырьмя и более основами очень распространены (Eisschnel-
laufweltrekord, Herzkreislauferkrankung), в русском пределом
словосложения являются трехсложные слова (самолето-
строение, гидроэлектростанция, лингвострановедение).
2. Коппулативные сложные слова образованы из словосоче-
тания двух равноценных лексем с примыканием и выража-
ют новое понятие (кошки-мышки, черно-белый; taubstumm,
sauersüß).
3. Слова, производящие композиты, сохраняют свое лекси-
ческое значение и объединяются поверхностной связью.
В немецком языке такие сложные слова (Rührmichnichtan,

86
Vergißmeinnicht, Mensch-ärgere-dich-nicht) более распростра-
нены, чем в русском, где они представляют собой единич-
ные явления (перекати-поле, Айболит, сорвиголова).
4. Сращения не разложимы на два самостоятельных слова, так
как образуются при помощи аффиксации: от свободных сло-
восочетаний (рыть землю → землерой-ка; früh aufstehen →
Frühaufsteh-er) или от фразеологизмов (валять дурака → ду-
ракаваляние; Bahn brechen → bahnbrechend).
Аббревиация – сокращение основ производящих слов – образу-
ет новые лексемы:
• из начального слога первого и целого второго компо-
нента (сельсовет, стенгазета; Zeitsoldat → Z-Soldat,
Kurfürstendamm → Ku-Damm);
• из начальных слогов обоих составляющих компонентов (все-
обуч, спецкор; geheime Staatspolizei → Gestapo, Geselschafts-
wissenschaften → Gewi);
• из алфавитных названий начальных букв (РФ, СНГ; BRD,
GmbH);
• из начальных звуков (вуз, ТЮЗ; GUS, Turn-und-Sportverein →
TuS);
• из начальных слогов первого компонента (кинофильм →
кино, фотография → фото; zoologischer Garten → Zoo, Ober-
kellner → Ober);
• из второго компонента сложного слова (радиоприемник →
приемник, телепередача → передача; Fahrrad → Rad, Eisen-
bahn → Bahn).

3.1.2. Морфолого-синтаксический способ


Под этим термином понимается образование новых лексем в
результате перехода в иную часть речи. В русском языке этот спо-
соб менее продуктивен.
Вербализация в русском и немецком языке достаточно продук-
тивный способ: вербализируются существительные (жена → же-
нить; Mim → mimen), прилагательные (белый → белеть; grün →
grünen), местоимения (вы → выкать; du → duzen), наречия (мно-

87
го → множить; mehr → mehren), междометия (ох → охать; juch-
he → jauchzen).
В немецком языке субстантивация широко распространена и
возможна для любых частей речи (aber → das Aber, immer grün →
das Immergrün, schöpfen → das Schöpfen), в русском языке – для
прилагательных (дежурный по классу, обед в столовой) и прича-
стий (среди присутствующих).
Адъективация в русском языке возможна для причастий (бле-
стящие способности, организованный человек) и наречий (здесь →
здешний, тогда → тогдашний); в немецком – для существительных
(Angst → es ist mir angst), причастий (in umgekehrter Reihenfolge),
наречий (die vorhandenen Bücher) и предлогов (hinter → die hintere
Bank).
Адвербиализация распространяется в русском языке на устой-
чивые сочетания (наудачу, сейчас, сегодня) и местоимения (по-мое-
му); в немецком – на устойчивые сочетания (andererseits) и прича-
стия (unbedingt, vollkommen).
Прономинализация в русском языке возможна в единичных
случаях для причастия (данный факт, настоящее исследование),
числительного (один знакомый). В немецком языке этот способ так-
же малопродуктивен (in der vorliegenden Untersuchung, in dem Sinn).
Переход в предлоги достаточно продуктивен в немецком языке
и распространяется на существительные (kraft, mangels), причастия
(während, entsprechend) и группы существительных с предлогом (in-
folge, aufgrund, zurzeit). В русском языке аналогичные случаи редки
(вследствие, ввиду).
Переход в союзы возможен в единичных случаях, это непродук-
тивный тип в русском (то есть, значит) и немецком языке (nach-
dem, nähmlich, falls).

3.1.3. Лексико-семантический способ


Данный способ состоит в создании новых лексем в резуль-
тате распада многозначного слова на омонимы. Этот способ до-
статочно распространен, но относительно долог по времени, так
как распад полисемии – продолжительный процесс. Примерами
лексико-семантического способа служат следующие лексемы-
88
омонимы русского языка (долг1 – задолженность, долг2 – обязан-
ность; мир1 – вселенная, мир2 – состояние без войны) и немецкого
(Heide1 – unbebautes Land, Heide2 – Nichtchrist; Mark1 – Grenzland,
Mark2 – Währungseinheit der BRD).

3.2. Типология лексико-семантических категорий


и отношений

Под лексико-семантическими категориями понимаются особен-


ности семантики (моно- и полисемантичность) лексемы и отношения
между лексемами: омонимия, синонимия, антонимия, паронимия.

3.2.1. Типология моно- и полисемии


Одним из главных дифференциальных признаков слова явля-
ется его способность иметь потенциально и выражать в контексте
лексическое значение. В зависимости от числа выражаемых зна-
чений лексемы разделяют на однозначные (моносемантические) и
многозначные (полисемантические).
Однозначными являются, как правило, имена собственные
(Петр, Владивосток, Уран; Klaus, Weimar, die Sonne), неологиз-
мы и недавно возникшие слова (пицца, брифинг, мониторинг;
Neuländer – 5 Bundesländer der ehemaligen DDR), слова с узкопред-
метным значением, обозначающие предметы специального употре-
бления (компьютер, бирюза; U-Bahn, Mikroskop) и термины (прича-
стие, парабола; Flexion, Idealismus).
Большинство слов немецкого и русского языков многозначны.
Для переводческой практики это имеет большое значение, посколь-
ку каждому значению лексемы ИЯ соответствует, по меньшей мере,
одна лексема ПЯ.

3.2.2. Типология омонимии


Слово находится в языке не изолировано, а вступает в сложные
отношения с другими словами, образуя семантические категории

89
омонимии, синонимии, антонимии. В лексической системе немец-
кого и русского языков имеются слова, обладающие одинаковым
звучанием (и иногда грамматическими формами) и различным зна-
чением.
Лексические омонимы имеют одинаковую форму (звуковую и
графическую) и разные значения. Полные лексические омонимы
принадлежат к одной части речи и совпадают во всех грамматиче-
ских формах: лавка1 (скамья) – лавка2 (небольшое торговое поме-
щение), колония1 (захваченная и эксплуатируемая страна) – колония2
(сообщество земляков на чужбине); Ball1 (Spielgerät) – Ball2 (Tan-
zveranstaltung), kosten1 (auf Geschmack prüfen) – kosten2 (einen Preis
haben).
Неполные лексические омонимы принадлежат к одной части
речи, но различаются системой грамматических форм: такт1 (чув-
ство меры) не имеет формы мн.ч., в отличие от такт2 (музыкальная
метрическая единица); зреть1 (спеть, созревать) в 3 л. ед.ч. наст. вр.
имеет форму зреет, а зреть2 (видеть, смотреть) – зрит; в немецком
языке Geschick1 (Schicksal) имеет форму мн.ч., Geschick2 (Gewand-
heit) – нет; bewegen1 (bewirken, verursachen) слабый, bewegen2 (zu ei-
nem bestimmten Einfluß bringen) – сильный.
В немецком языке лексические омонимы – более редкое явле-
ние. Это обусловлено грамматическим строем языка (наличием ар-
тикля, обилием словоформ, позволяющих различать омонимы).
Фонетические омонимы (или омофоны) – слова, имеющие оди-
наковую звуковую оболочку и разное написание, могущие принад-
лежать к разным частям речи: пядь (сущ.) – пять (числит.), старо-
жил (сущ.) – сторожил (глаг.); weise (adj.) – Weise (Subst.) – Waise
(Subst.), fiel (Verb, Prät.) – viel (Adv.). В русском языке более распро-
странены, чем в немецком. Это связано с особенностями фонемно-
го состава и фонетических процессов в немецком языке (бинарные
оппозиции гласных по долготе, отсутствие редукции).
Омоформы – слова, совпадающие в звучании и написании
только в отдельных грамматических формах, более распростране-
ны в русском языке: пари (сущ.) – пари (глаг.), три (числит.) – три
(глаг.); Macht (Subst.) – macht (Verb), würde (Verb) – Würde (Subst.).

90
Графическая система языка создает условия для появления омо-
графов – слов с одинаковым написанием, но различным ударением.
Лексико-грамматические омографы принадлежат к разным частям
речи (безóбразный – безобрáзный, вéсти – вестú; wiederholen – wi-
ederholen, Tenor – Tenor), грамматические – к одной части речи, но
совпадают лишь в отдельных формах (гóрода – городá, пáспорта –
паспортá, стрáны – страны). Стилистические омографы принад-
лежат к разным слоям лексики: úскра – искрá (проф.), кóмпас –
компáс (проф.), филóсоф – филосóф (устар.). В русском языке боль-
ше тысячи пар омографов. В немецком языке присутствуют только
лексико-грамматические омографы.
Таким образом, система немецкого языка располагает меньшим
количеством омонимов, что связано с инвентарем фонетических и
грамматических средств.

3.2.3. Типология синонимии


Синонимы разделяют на общеязыковые и контекстуальные.
Среди общеязыковых выделяют три группы синонимов.
Абсолютные синонимы (дублеты), не имеющие стилистиче-
ских и семантических различий – относительно редкое явление.
Чаще всего это параллельные термины, один из которых является
заимствованием: фрикативный – щелевой; Sprachwissenschaft – Lin-
guistik.
Семантические синонимы (смысловые, идеографические)
отличаются оттенками значений: гиперболизировать – преувели-
чивать – утрировать и müde – abgespannt – ermattet – erschöpft и
обозначают разную степень интенсивности качества. Глаголы бро-
дить – ходить – шагать – шествовать и laufen – rennen – stürzen –
traben подчеркивают разный способ действия.
Стилистические синонимы обозначают одно и то же явление
действительности, но имеют разную сферу употребления или раз-
личную стилистическую окраску: лоб (нейтр.) – чело (выс.), отме-
нить (общеупотр.) – упразднить (кн.); entschlafen (gehoben) – ster-
ben (neutral) – abkratzen (salopp).

91
Неязыковые контекстуальные синонимы образуют пары при
утере семантических различий близких по значению слов (при ней-
трализации значений). В контексте взаимозаменяемы, например,
следующие лексемы: шум – шелест – шорох – шепот (листвы);
Kopf – Haupt – Schädel.

3.2.4. Типология антонимии


Антонимия является противоположным полюсом семантиче-
ских отношений. Между антонимами, находящимися на крайних
точках лексической парадигмы, могут располагаться слова, отра-
жающие убывание или возрастание признака: богатый – зажиточ-
ный – неимущий – бедный – нищий; schädlich – nutzlos – nützlich.
Антонимам, смысловая структура которых содержит указание на
степень качества, свойственна семантическая градуальность. Такие
антонимы в речи могут взаимозамещаться, выражая значение про-
тивоположности в смягченной форме. В таких случаях можно го-
ворить об антонимах-эвфемизмах (в некоторых коммуникативных
ситуациях предпочтительнее полный – худой вместо толстый – то-
щий или jung – bejahrt вместо alt).

3.2.5. Типология паронимии


Паронимы – однокоренные или близкие, но не тождественные
по звучанию разнокоренные слова, не совпадающие в значениях.
Паронимы относятся к одной части речи (дипломат – дипломант;
städtisch – stätisch) или имеют одинаковые грамматические катего-
рии (дифференцированный – дифференциальный; beherrschend – be-
herrscht) и выполняют в предложении аналогичные синтаксические
функции.
Появление однокоренных паронимов обусловлено словообра-
зовательными процессами (желанный – желательный; harmoni-
eren – harmonisieren), разнокоренных – носит случайный характер
(эффект – дефект, индеец – индиец; Freude – Freunde, mündig –
mündlich). Однокоренные паронимы различаются тонкими смыс-
ловыми оттенками и лексической сочетаемостью (богатое наслед-
ство – тяжелое наследие, выполнять задание – исполнять песню;
92
nachweisbare Mängel – eine nachweisliche Falschmeldung, ein herrli-
cher Abend – herrische Person).
В русском языке однокоренная паронимия более распростране-
на в связи с большим фонемным составом словообразовательных
морфем.

3.3. Типология лексики с точки зрения сферы


употребления

Лексика языка в зависимости от характера функционирования


разделяется на общеупотребительную (составляющую основу сло-
варного состава языка) и ограниченную сферой употребления. Лек-
сика ограниченной сферы употребления распространена в пределах
определенной местности (диалектизмы) или в кругу людей, объеди-
няемых профессией (профессионализмы), социальными признака-
ми (просторечие, жаргон и арго), общими интересами (сленг и кор-
поративная лексика). Слова ограниченной сферы употребления ис-
пользуются в устной ненормированной речи или в художественной
литературе как средство стилизации повествования (для передачи
местного колорита) и создания речевой характеристики героев.
Русский язык является национальным литературным языком,
имеет статус государственного в РФ и статус языка международно-
го общения в СНГ и ООН. Система русского языка с точки зрения
его функционирования и территориального лимитирования включа-
ет в себя:
• национальный литературный язык;
• диалекты;
• говоры – региональные разговорные формы языка.

Немецкий язык, национальный литературный язык, имеет ста-


тус государственного в ФРГ, Австрии, Швейцарии, Лихтенштейне и
Люксембурге. Система функционирования немецкого языка вклю-
чает в себя:
• национальный литературный язык (Schrift-, Standardsprache,
Hochdeutsch);

93
• литературные варианты (австрийский и швейцарский);
• региональные (территориально окрашенные) обиходно-раз-
говорные языки (берлинский, баденский, баварский, гессен-
ский и др.);
• полудиалекты (региональные разговорные наддиалектные
формы языка);
• собственно территориальные диалекты.
Система функционирования немецкого языка богаче и разно-
образнее и предполагает более тонкую дифференциацию его форм
существования.
Представленные особенности необходимо учитывать в пере-
водческой практике и акцентировать в процессе подготовки пере-
водчиков.
Адекватное употребление многозначных слов и использование
выразительной силы синонимов и антонимов не только обогащает
лексический запас и украшает речь, но и позволяет избежать за-
труднительных положений. Так, навык создания антонимических
пар способствует формированию умения пользоваться лексической
межъязыковой трансформацией. Свободное оперирование членами
синонимического ряда создает предпосылки для точного выбора
эквивалента и способствует достижению необходимого коммуни-
кативного эффекта в ПТ. Особое внимание в процессе подготов-
ки переводчиков следует уделять явлению паронимии (в родном и
изучаемом языке), которая может вызывать затруднения и обуслав-
ливать ошибки на уровне понимания ИТ и на уровне его передачи
средствами ПЯ.
Переводчик должен иметь представление о формах существо-
вания и системе функционирования родного и изучаемого языков.
Умение отличать лексику ограниченной сферы употребления (диа-
лектизмы) от национальных вариантов литературного языка (швей-
царского и австрийского) необходимо для адекватной стилизации (в
художественном переводе) и речевой манеры участников диалога
или интервью (особенно в двустороннем устном переводе).
Владение семантическими категориями и знание особенностей
функционирования языка повышает переводческую компетенцию и
способствует оптимизации поиска переводческих решений.

94
4. ТИПОЛОГИЯ МОРФОЛОГИЧЕСКИХ СИСТЕМ

Основным объектом морфологии являются грамматические


свойства слова и морфемы. В задачи морфологии входит определе-
ние слова как особого языкового объекта, описание его внутренней
структуры, формальных свойств, морфем (звуковой состав, порядок
следования и т.п.) и грамматических значений. Морфологию часто
делят на две области: формальную морфологию (морфемику), в
центре которой находятся понятия слова и морфемы, и грамматиче-
скую семантику, изучающую свойства грамматических морфологи-
ческих значений и категорий.
Грамматическое значение (грамматическая сема) выражает от-
ношение слова к другим словам в словосочетании и предложении,
отношение к носителю действия, отношение сообщаемого факта к
действительности и времени, отношение говорящего к сообщаемому
и др. Обычно слово выражает одновременно несколько сем: книга –
ж.р., им.п., ед.ч. Грамматические семы получают морфологическое
выражение в словоформе. Словоформы могут быть образованы:
• синтетическим способом:
– аффиксацией – с помощью флексий, формообразующих при-
ставок и суффиксов: стул# – стула – стулом, делать – сде-
лать, рассказать – рассказывать; Rand# – Randes – Rande,
sagen – gesagt;
– внутренней флексией: запереть – запирать; sprechen –
sprach, Mutter – Mütter;
– ударением (в немецком языке отсутствует): дóма – домá,
разрéзать – разрезáть;
– супплетивно – с заменой основы: человек – люди, брать –
взять, хорошо – лучше; sein – war, wenig – minder;
– словосложением (в русском языке отсутствует): Regen –
Regenfälle, Fleisch – Fleischsorten;
• аналитическим способом – вне слова: читать – буду читать,
высокий – более высокий; melden – werde melden;
• смешанным (аналитико-синтетическим) способом – и вне слова
и в самом слове: под окном, она просила; schön – am schönsten,
aufstehen – ist aufgestanden.

95
Словоформы лексемы, принадлежащей к определенной части
речи, в совокупности образуют парадигму: парадигму слабого скло-
нения существительных в немецком языке, парадигму склонения
прилагательных (в полной форме) в русском языке и т.п.
Парадигмы определенной части речи вкупе (т.е. система одно-
родных грамматических значений) образуют грамматическую кате-
горию. Так, значения отдельных падежей в немецком языке объеди-
няются в категорию падежа существительных, значения отдельных
форм вида глагола в русском языке формируют категорию вида и т.п.

4.1. Типология частей речи

Частями речи называют основные лексико-грамматические раз-


ряды (классы) слов. В основу классификации частей речи положе-
ны следующие принципы:
• семантический принцип используется для причисления слов
к некоторой обширной понятийной категории: обобщенное
значение предмета → сущ., действия или состояния → гла-
гол, признак → прилагательное и т.д.;
• морфологический принцип определяет принадлежность
слова к одному из разрядов на основании морфологических
признаков: парадигма рода + признаки предметности → су-
ществительные, парадигма рода + признаки качества или
свойства → прилагательные, парадигма рода + признаки
действия или состояния → глаголы и т.д.;
• синтаксический принцип учитывает функции слова в слово-
сочетании и предложении: способность прилагательного вы-
ступать в роли определения или составной части именного
сказуемого и т.д.;
• принцип сочетаемости подразумевает способность слов дан-
ного разряда к соединению со словами других частей речи:
сочетаемость существительных с прилагательными или гла-
голами, сочетаемость наречия с глаголами и т.д.;
• словообразовательный принцип основан на способности
слова какой-либо части речи к словообразованию по опреде-

96
ленному типу: способность существительных русского язы-
ка к безаффиксному словообразованию от именных основ
прилагательных, существительных немецкого языка – к сло-
вообразованию с помощью циркумфикса Ge-e, глаголов рус-
ского языка – к образованию с помощью постфикса от гла-
гольных основ и т.д.
В соответствии с названными признаками в русском языке вы-
деляют десять частей речи: имя существительное, имя прилагатель-
ное, имя числительное, местоимение, глагол, наречие, предлог, союз,
частица, междометие; в немецком – те же и артикль (всего 11).
Традиционно различают части речи самостоятельные (знаме-
нательные) и служебные. Самостоятельные части речи (существи-
тельное, прилагательное, числительное, местоимение, глагол, наре-
чие) называют предметы, качества, свойства, количество, действие,
состояние или указывают на них, имеют самостоятельное лексиче-
ское и грамматические значения и функцию главных или второсте-
пенных членов.
Служебные части речи лишены номинативной функции, про-
являются в связях между словами и предложениями (предлоги, со-
юзы), при передаче смысловых и эмоциональных оттенков значе-
ний (частицы). Артикль в немецком языке реализует обе названные
функции. В особую группу выделяют междометия, лишенные функ-
ции называния самостоятельные выразители чувств (ох! увы! ach!
juchhe!), волеизъявлений (вон! цыц! pst! heda!), диалоговых формул
(алло! да, нет; bitte? hm, aha).

4.2. Типология грамматических категорий

Грамматические категории – особым образом организованные


и выражаемые наборы языковых значений (граммем). Элементы ка-
тегории исключают друг друга: таковы значения физического воз-
раста (человек не может быть одновременно стариком и ребенком),
пола, размера и многие другие. Грамматическая категория является
обязательной для некоторого класса слов, т.е. всякое слово из этого
класса обязательно выражает какое-либо значение данной катего-

97
рии. Так, в русском языке обязательна категория времени глагола:
всякая личная форма глагола в тексте выражает одно из значений
этой категории (прошедшее, настоящее или будущее время).
У синтаксических грамматических категорий преобладают или
являются единственными синтаксические значения (род и падеж су-
ществительного; лицо, число, род, иногда залог и наклонение глаго-
лов). Граммемы словоизменительной категории противопоставляют
формы одного и того же слова (падеж существительного, время и
наклонение глагола). Граммемы словоклассифицирующей категории
противопоставляют разные слова (род существительных).
В зависимости от преобладающего способа выражения грамма-
тических значений различают изолирующие, агглютинативные, фу-
зионные и аналитические языки. Изолирующие языки лишены син-
таксических грамматических категорий (аустроазиатские, тайские и
сино-тибетские языки Юго-Восточной Азии). Агглютинативным и
фузионным языкам свойственно морфологическое выражение грам-
мем: с помощью аффиксов, чередований, редупликаций. В фузион-
ных языках существенную роль играет также неаффиксальная мор-
фологическая техника (санскрит, древнегреческий, литовский, язы-
ки индейцев Северной Америки). Многие языки обладают в равной
мере чертами агглютинативности и фузионности (уральские, мон-
гольские, семитские, языки банту). В аналитических языках пре-
обладает неморфологическая техника выражения грамматических
сем: с помощью служебных слов или синтаксических конструкций
(полинезийские языки).

4.2.1. Категория одушевленности–неодушевленности


Лексически эта категория проявляется в русском и немецком
языке в том, что существительные одушевленные обозначают пре-
имущественно живых существ (людей, животных), а неодушевлен-
ные – предметы и явления. Грамматически в русском языке эта ка-
тегория проявляется при склонении: у одушевленных существитель-
ных форма вин.п. совпадает с формой род.п. (студента – вин.п. =
род.п.), у неодушевленных – с формой им.п. (стол – вин.п. = им.п.).
В немецком языке эта категория не грамматикализована и проявля-

98
ется только на уровне словообразования. Неодушевленные суще-
ствительные имеют следующие суффиксы: m – Kasus, Pessimismus,
Irrtum и др., f – Theorie, Malerei, Reaktion, Übung и др., n – Auditori-
um, Schicksal, Rätsel, Eigentum, Spielzeug и т.п., или образуются без-
аффиксально от глагольных основ (Zwang, Flug).

4.2.2. Категория рода


В русском и немецком языке эта категория присуща всем суще-
ствительным, кроме слов, употребляемых только во мн.ч. (сливки,
ворота; Ferien, Leute), а также личным местоимениям 3 л. ед.ч. Ка-
тегория рода четко обнаруживается только в формах ед.ч. В русском
языке существительные разных родов различаются парадигмой
склонения (в некоторых случаях дифференциация затруднена из-за
совпадения форм) и словообразовательной структурой (учитель,
спутник, медвежонок, гражданин, пианист – м.р.; доярка, плаща-
ница, радость, повариха, стюардесса – ж.р.; полотнище – ср.р.).
В немецком языке ограничена возможность дифференцировать
род существительных на основе парадигмы склонений (f – #; m,
n – Gen. -es, -en, Dat. (-e), -en, Akk. #, -en) и словообразовательных
морфем (die Kenntnis – das Besorgnis, der Reichtum – das Eigentum,
der General – das Merkmal, der Kandidat – das Plakat). В немецком
языке форма артикля служит аналитическим средством выражения
рода существительного.

4.2.3. Категория числа


Эта категория выражает количественные отношения, существу-
ющие в действительности, и находит выражение в соотносительных
формах ед. и мн.ч., обладающих различными морфологическими
признаками. В русском языке формы мн.ч. образуются изменением
флексии (книга – книги, поместье – поместья), иногда со сменой
локализации ударения (стенá – стéны, окнó – óкна), усечением,
наращением или чередованием суффиксов в основе (крестьянин –
крестьяне, жеребенок – жеребята) или супплетивным способом
(человек – люди, ребенок – дети). В немецком языке – наращени-

99
ем аффикса (Jahre, Namen, Lieder, Kommas, Numeralien, Schemata),
иногда со сменой локализации ударения (Traktor – Traktoren), изме-
нением аффикса (Museum – Museen, Kursus – Kurse, Stadion – Stadi-
en, Modus – Modi, Genus – Genera), внутренней флексией с аффикса-
цией или без (Brüder, Wälder, Kämpfe), словосложением (Ratschläge,
Stockwerke, Streitigkeiten), супплетивно (Fachmann – Fachleute) или
аналитически – изменением формы артикля (das Mittel – die Mittel,
der Wagen – die Wagen).
Ряд существительных в русском и немецком языках не имеет
соотносительных форм ед. и мн.ч. Формы только ед.ч. (singularia ta-
ntum) имеют в русском и немецком языке существительные, выра-
жающие отвлеченные понятия (смелость, гордость; Friede, Hitze) и
ряд вещественных существительных (серебро, молоко; Stahl, Gold).
В русском языке к singularia tantum относятся также собирательные
существительные (листва, студенчество). Формы только мн.ч. (plu-
ralia tantum) имеют в русском и немецком языках некоторые отвле-
ченные существительные (сутки, сумерки, выборы, похороны; Fe-
rien, Einkünfte, Lebensmittel, Kosten); в русском – также ряд веще-
ственных (сливки, чернила, духи) и конкретные существительные,
обозначающие парные или составные предметы (ножницы, воро-
та, грабли, носилки, брюки), и названия некоторых игр (шахматы,
жмурки, прятки).

4.2.4. Категория падежа


Эта категория представлена системой противопоставленных
друг другу падежных форм и выражает отношение предмета, обо-
значаемого существительным, к другим предметам, действиям и
признакам. Эти отношения проявляются на уровне словосочетания
и предложения и выражаются падежной формой самостоятельно
(флективной морфемой) или в сочетании с предлогами, интонаци-
ей, порядком слов. В русском языке существует шесть падежей, в
немецком – четыре. Оба языка используют смешанный тип выра-
жения категории падежа. В русском языке это сочетание развитых
флективных изменений с предлогами; в немецком – немногочислен-
ные флективные изменения (m, n sing. – Gen. -es, -en, Dat. (-e), -en,
Akk. -en, pl. – Dat. -en) вкупе с предлогами.
100
4.2.5. Категория определенности–неопределенности
Эта категория присуща существительным и реализована фор-
мами артикля в артиклевых языках. В русском языке категория
определенности–неопределенности не имеет морфологического
выражения, а реализуется лексическими средствами (частицей -то,
указательными и неопределенными местоимениями, числительным
один), просодическими средствами и порядком слов. В немецком
языке данная категория выражена артиклем: определенным, не-
определенным и нулевым, которые имеют следующие значения:
• определенный артикль:
– индивидуальность – выделение предмета из класса однород-
ных: Das Mädchen senkte den Kopf;
– уникальность – предмет является единственным в своем
роде: Die Erde dreht sich um die Sonne;
– указательность: Sehen Sie das Haus rechts?
• неопределенный артикль:
– классификация – отношение предмета к тому или иному
классу: Die Tanne ist ein Nadelbaum;
– обобщенность – обобщенное значение всех предметов клас-
са: Ein Richter soll zwei gleiche Ohren haben;
– единичность – предмет в одном экземпляре: Er braucht ein Heft;
– интродуктивность – введение нового имени в сферу пове-
ствования: Auf seinem Tisch lag ein Brief.
• нулевой артикль:
– множественность: Auf seinem Tisch lagen Briefe und heutige
Zeitungen.

4.2.6. Категория степени качества


Эта категория присуща только качественным прилагательным,
выражает относительную разницу в качестве предметов и образу-
ется противопоставлением трех форм: положительной, сравнитель-
ной и превосходной.
Форма положительной степени называет признак без сопостав-
ления с другим проявлением этого же признака: сильный голос, про-
хладные дни; eine angenehme Unterhaltung, fleißige Schüler.

101
Форма сравнительной степени указывает на качество предмета,
проявляющееся в бóльшей мере, чем в другом предмете (или в том
же предмете ранее или позднее). В русском языке простая (син-
тетическая) форма образуется с помощью суффикса -ее, -е и -ше
(быстрый – быстрее, твердый – тверже, ранний – раньше) или
супплетивно (хороший – лучше, плохой – хуже) и имеет функцию
обстоятельства. Сложная (аналитическая) форма образуется с помо-
щью слов более или менее (более быстрый, менее прохладный) и
выступает в предложении как определение. В немецком языке фор-
ма сравнительной степени образуется синтетически: с помощью
суффикса -er и (иногда) внутренней флексии (alt – älter, laut – lau-
ter, modern – moderner) или супплетивно (bald – eher, gut – besser,
nah – näher); может быть изменяемой или неизменяемой и исполь-
зоваться в предложении как определение или обстоятельство.
Форма превосходной степени сравнения указывает на высшую
степень качества предмета по сравнению с другими предметами.
В русском языке простая форма превосходной степени образуется
с помощью суффикса -ейш-, -айш- (новейший, ближайший) и име-
ет функцию определения. Аналитическая форма со словами самый,
наиболее, наименее (самый сложный, наиболее известный, наименее
интересный) используется как определение, а со словами всего, всех
(добрее всех, выше всего) – как обстоятельство. В немецком языке
форма превосходной степени образуется смешанным способом: фор-
ма с суффиксом -est и определенным артиклем (der schönste Park, die
wichtigste Aufgabe) имеет функцию определения, форма с суффиксом
и частицей am (am schönsten, am wichtigsten) – обстоятельства.

4.2.7. Категория вида


Обычно определяется как лексико-грамматическая категория,
передающая характеристику протекания действия или процесса, обо-
значаемого глаголом: повторяемость, длительность, мгновенность,
завершенность–незавершенность, предельность–непредельность.
Русский язык располагает системой морфологических средств
для образования видовых значений: суффиксы -ыва-, -ива-, -ва-,
-ева-, -а-, -ну- (списать – списывать, дать – давать, застрять –

102
застревать, подрасти – подрастать, увядать – увянуть), чередо-
вание суффиксов -и- и -а- (обучить – обучать, воображать – во-
образить), префиксы (строить – построить, писать – написать,
делать – сделать, крепнуть – окрепнуть), изменение локализации
ударения (разрéзать – разрезáть, насыпать – насыпáть), суппле-
тивный способ (брать – взять, говорить – сказать).
В русском языке глаголы совершенного вида обозначают дей-
ствие как целостное, ограниченное в своем протекании пределом,
мыслимое завершенным: как конкретно-фактическое, единичное
(написал письмо, прочитал книгу), наглядно-примерное (Когда ни
зайдешь, он там). Глаголы несовершенного вида представляют
действие или процесс в развитии с частными значениями кратности
и повторяемости (Во все инстанции писал, требовал, – и ничего),
постоянного отношения (Билет стоит три рубля) и др.
В немецком языке категория вида не имеет самостоятельного
выражения, а передается элементами развитой парадигмы времен-
ных форм глагола. Глаголы в разных временных формах могут ха-
рактеризовать действие или процесс как целостные, предельные,
завершенные или процессные, незавершенные, находящиеся в раз-
витии. В контексте названные значения могут детализироваться,
взаимодействуя с лексическим уровнем.
Предельное, завершенное действие может уточняться до кон-
кретно-фактического, единичного (Perfekt – Ich habe den Zug
verpaßt) или наглядно-примерного (Perfekt – Jetzt müssen wir
alle warten, bis er gekommen ist und den Schlüssel gebracht hat;
Präteritum – Goethe entdeckte die drei Dornburger Schlösser auf einem
Ritt durch das Saaletal).
Незавершенное действие может детализироваться по повторяе-
мости до конкретно-процессного, неповторяемого (Präteritum – Ob-
wohl mehrere Künstler den bildhauerischen Schmuck für den Zwinger
fertigstellten, so gab doch Permoser Ton an) или повторяемого, не-
ограниченно-кратного (Präsens – Morgen lege ich eine Prüfung ab;
Futur I – Im Sommer werden wir uns alle an der Ostsee erholen). По
длительности незавершенное действие может получать дополни-
тельные характеристики постоянства, непредельности (Präsens –
Das Jahr hat 12 Monate) или обобщения (Präsens – Am 1. September

103
beginnt für die Siebenjährigen «der Ernst des Lebens»: sie werden ein-
geschult).

4.2.8. Категория времени


Эта категория находится в тесном взаимодействии с категорией
вида и наклонения. В русском языке категория времени связана с
категорией вида, так как глаголы несовершенного вида имеют три
формы времени (настоящее, прошедшее, будущее), а совершенно-
го – две (прошедшее и будущее, форма настоящего времени отсут-
ствует). В немецком языке связь этих категорий обнаруживается
в синкретичном способе их выражения. Категория времени также
связана с категорией наклонения, так как в русском языке только
глаголы изъявительного наклонения имеют формы времени (со-
слагательное и повелительное наклонения – не имеют). В немецком
языке глаголы в форме сослагательного наклонения также могут
иметь формы времени.
В русском языке формы прошедшего времени глаголов обра-
зуются синтетически: с помощью суффикса -л (писал, смотрел),
усечением суффикса -ну- (исчезнуть – исчез, сохнуть – сох), суп-
плетивно (идти – шел). Форма будущего времени от глаголов со-
вершенного вида совпадает с формой настоящего времени глаголов
несовершенного вида (прочитаю, прочитаешь, прочитают). Фор-
ма будущего времени от глаголов несовершенного вида образуется
аналитически (буду читать, будешь читать, будут читать).
В немецком языке формы времени глагола Präsens и Präteritum
образуются синтетически: с помощью аффиксации (создавая пара-
дигму флективных изменений) и внутренней флексии (аблаут силь-
ных глаголов). Остальные временные формы глагола образуются
аналитически: с помощью изменяемого вспомогательного глаго-
ла (haben, sein – для Perfekt, Plusquamperfekt, werden – для Futur I,
Futur II) и неизменяемого смыслового глагола (в форме причастия
Partizip II – для Perfekt, Plusquamperfekt, в форме Infinitiv I – для Fu-
tur I, в форме Infinitiv II – для Futur II).
Формы времени могут быть абсолютными и относительными.
Абсолютные формы времени определяются соотношением с момен-
том речи: форма настоящего времени обозначает действие, совпада-
104
ющее с моментом речи, форма прошедшего времени – действие, со-
вершенное до момента речи, и форма будущего времени – действие,
которое совершится после момента речи. Относительные формы
времени соотносятся с другими временными формами в контексте.
В русском и немецком языке формы времени глагола могут ис-
пользоваться как абсолютное время: настоящее время – Я читаю
книгу. Мы пишем диктант. Es läutet. Die Stunde beginnt; прошед-
шее время – Я (про)читал книгу. Мы (на)писали диктант. Gestern
ging ich nach Hause und begegnete meinem Schulfreund. Hast du das
Buch gelesen? Er hat die Aufgabe gelöst; будущее время – Я буду чи-
тать (прочитаю) книгу. Мы будем писать (напишем) диктант.
In den Ferien werde ich mich erholen und faulenzen.
Относительное время в русском языке может быть передано дее-
причастными оборотами. При этом деепричастие несовершенного
вида выражает относительное настоящее время (Мы завтракали,
слушая новости по радио ≈ завтракали и слушали / Мы завтра-
каем, слушая новости по радио ≈ завтракаем и слушаем), а дее-
причастие совершенного вида – относительное прошедшее (Про-
слушав новости по радио, мы позавтракали ≈ прослушали, потом
позавтракали) или относительное будущее (Прослушав новости по
радио, мы позавтракаем ≈ прослушаем, потом позавтракаем).
Относительное время в немецком языке передается соотноси-
тельными временными парами глаголов Präsens – Perfekt, Präteritum –
Plusquamperfekt, Perfekt – Plusquamperfekt, Futur I – Perfekt:
• относительное настоящее время характеризуется совпадени-
ем времени действия с точкой отсчета и выражается едины-
ми формами времени глагола (Ich drängte mich ans Fenster,
als wir durch die Stadt fuhren) или инфинитивным оборотом
с Infinitiv I (Er sah fern, statt am Referat zu arbeiten);
• относительное прошедшее время обозначает предшествова-
ния действия точке отсчета («предшествование в прошед-
шем»); пары Plusquamperfekt – Präteritum (Sie hatte lange
gewartet, bis das Tor aufgemacht wurde), Plusquamperfekt –
Perfekt (Nachdem sie sich von allen verabschiedet hatte, ist sie
weggefahren), Präsens – Perfekt (Seitdem er weg ist, haben wir
nichts von ihm gehört) или инфинитивный оборот с Infinitiv II
(Er ging weg, ohne ein einziges Wort gesagt zu haben);
105
• относительное будущее время употребляется для передачи
действия, следующего за точкой отсчета («предшествование
в будущем») и выражается соотносительной парой Perfekt –
Futur I (Nachdem ich die Arbeit beendet habe, werde ich mich
ein bißchen ausruhen).

4.2.9. Категория модальности


Это лексико-грамматическая категория, выражающая отноше-
ние говорящего к сообщаемому (субъективная модальность) и дей-
ствия к действительности (объективная модальность). Средствами
выражения модальности служат формы наклонения глагола (инди-
катив, конъюнктив, императив), модальные глаголы (хотеть, мочь,
долженствовать; wollen, sollen, dürfen), модальные слова (вероят-
но, конечно; gewiß, natürlich), частицы (пожалуй, wohl) и просодия.
Субъективная модальность выражает уверенность или сомне-
ние говорящего в истинности сообщаемого. Эти значения не грама-
тикализованы и передаются только с помощью лексических и про-
содических средств. Объективная модальность выражается также
грамматически: реальное действие – изъявительным наклонением
(индикативом) глагола, ирреальное (возможное или желаемое) –
сослагательным (конъюнктивом) и повелительным (императивом).
Изъявительное наклонение связано с категориями времени,
лица, числа; формально выражается в морфологических признаках
формоизменения: в изъявительном наклонении глаголы имеют фор-
мы времени (читаю – читал – буду читать; helfen – half – geholfen
haben/hatten – werden helfen), лица (читаю – читаешь – читает; hel-
fe – hilfst – hilft), числа (читаю – читаем; hilfst – helft, hilft – helfen).
Сослагательное наклонение обозначает действие возможное
или желаемое и содержит три семы: желательность (Было бы сейчас
лето! Wenn es jetzt Sommer ware!), условность (Было бы сейчас лето,
поехали бы в деревню; Wäre es Sommer, würde ich aufs Land fahren) и
нереальное сравнение (в русском языке передается глагольными фор-
мами индикатива с союзами будто, как будто, словно, точно, как
если бы, в немецком – формами конъюнктива: Мы болтали, как буд-
то век были знакомы; Wir plauderten, als wären wir längst bekannt).

106
В русском языке сослагательное наклонение глагола образуется
аналитически – с помощью частицы бы – и подчиняется согласова-
нию в числе (был бы – были бы) и, в форме ед.ч., в роде (был бы –
была бы – было бы). В немецком языке простые формы сослагатель-
ного наклонения (Präsens, Präteritum) образуются синтетически: с по-
мощью суффикса -е (sagest, sprechest) и внутренней флексии сильных
глаголов (sprächest, führest); сложные формы (Perfekt, Plusquamperfekt,
Futur I, II, Konditionalis I, II) – аналитически: (habe gelesen, hätte gele-
sen, werde lesen, werde gelesen haben, würde lesen, würde gelesen haben).
В русском языке сослагательное наклонение связано с катего-
рией времени: конъюнктив носит вневременной характер (так как
глаголы в сослагательном наклонении не образуют временных
форм) и выражает действие в настоящем, прошлом и будущем (если
бы ты вчера/сейчас/завтра написал письмо).
В немецком языке связь конъюнктива с категорией времени
представлена широкой парадигмой временных форм: все времен-
ные глагольные формы индикатива и две дополнительные – Kon-
ditionalis I, Konditionalis II. Временная соотнесенность выражается
употреблением временных форм в относительном или абсолютном
значении в соответствии с семантикой конъюнктива.
Таблица 3
Употребление временных форм глагола
Сема Значение Временные фор- Примеры
времени мы конъюнктива
наст., буд. Präteritum, Wenn er nur gesund wäre! Wäre
абсолютное
Желатель-

Konditionalis I es heute warm!


ность

прош. Plusquamperfekt Wäre sie doch früher gekommen!


Wenn du es früher gesagt hättest!

наст., буд. Präteritum, Wenn Ihr Brief morgen käme,


Konditionalis I wäre ich sehr froh. Hätte ich heu-
относительное
Условность

te genug Geld, würde ich dieses


Kleid kaufen.
прош. Plusquamperfekt, Hätte ich gestern Zeit gehabt,
Konditionalis II ware ich mitgekommen. Wenn
ich gestern Geld hätte, würde ich
dieses Kleid gekauft haben.

107
Сема Значе- Временные фор- Примеры Сема
ние вре- мы конъюнктива
мени
наст. Präsens, Er sah so aus, als sei/
Нереальное срав-

Präteritum wäre er krank.


относительное

прош. Perfekt, Er sah so aus, als habe/


нение

Plusquam- hätte er wenistens 10 Km


perfekt zurückgelegt.
буд. Futur I, Er tat so, als werde/wür-
Konditio- de er bald gehen.
nalis I

Повелительное наклонение в русском языке располагает фор-


мами 1 л. мн.ч., 2 л. ед. и мн.ч., 3 л. ед. и мн.ч. Императив может
быть образован синтетически: с помощью суффикса -и (пиши, неси,
скажи; пишите, несите, скажите), или безаффиксально (читай,
думай, встань; читайте, думайте, встаньте), или аналитически: с
помощью частиц пусть, пускай, да, давай, давайте, (пусть расска-
жет, пускай играет, Да здравствует! Давайте жить дружно! Да-
вай поговорим об этом позже!). В немецком языке императив вы-
ражается формами глагола повелительного наклонения (1 л. мн.ч.,
2 л. ед. и мн.ч. и особая форма вежливости), образованным синте-
тически (fahre, komm – fahrt, kommt – fahren wir, kommen wir – Fah-
ren Sie! Kommen Sie!) или аналитически (Wollen wir fahren! Wollen
wir kommen!).
Значение вежливой просьбы или мягкого требования может
быть выражено в русском языке в форме индикатива глагола с ча-
стицей не и вопросительной интонацией (Вы мне не поможете?), в
немецком – конъюнктивной формой глагола (Konditionalis I), часто
с использованием модального глагола (Würden Sie mir bitte helfen!
Könntest du mir alles erklären?), или индикативом модального глаго-
ла (Mögen Sie bitte Platz nehmen!).
Императив может быть также выражен формой инфинитива
глагола (Стоять! Aufmachen!), некоторыми предложно-падежными
группами (Ко мне! Равнение направо! Hände hoch! Bücher zu!) или
формой будущего времени глагола (Ты будешь меня слушаться! Ты
сделаешь это! Du wirst hier bleiben!).

108
4.2.10. Категория залога
Это глагольная категория, выражающая отношения между
субъектом и объектом действия. Отношение субъекта к действию
выражается личными окончаниями глагола, а отношение действия
к объекту – типом синтаксической связи (управлением или примы-
канием).
В русском языке парадигма залога представлена тремя форма-
ми (у некоторых лексико-семантических классов глаголов): дей-
ствительной, страдательной (только у переходных глаголов) и воз-
вратно-средней (у собственно-возвратных, взаимно-возвратных и
общевозвратных глаголов).
• Переходные глаголы обозначают действие, направленное на
предмет, и имеют прямое дополнение (покрасить дом, ло-
вить рыбу). Действительный залог имеют переходные глаго-
лы в активной синтаксической конструкции, где подлежащее
называет субъект, а прямое дополнение – объект действия
(Студент записал лекцию).
• Страдательный залог оформляется переходными глаголами
в пассивной конструкции, где подлежащее называет предмет
действия, а дополнение – субъект (Лекция записана сту-
дентом). Форма страдательного залога образуется синтети-
чески: с помощью суффиксов -ся, -сь (выполняется, счита-
лась) или -м, -н, -т, (ввозим, создан, развит), часто в ана-
литической конструкции (был развит, будет создана).
• Собственно-возвратные глаголы обозначают действие, субъ-
ект и объект которого является одним лицом (одеваться,
причесываться), взаимно-возвратные – действие нескольких
лиц, каждое из которых является субъектом и объектом дей-
ствия (встречаться, целоваться). Общевозвратные глаголы
обозначают действие, вызывающее изменение в состоянии
субъекта (радоваться, беспокоиться), или являющееся фи-
зическим действием субъекта (возвращаться, торопиться).
Названные классы глаголов образуются от переходных с по-
мощью суффикса -ся.
В немецком языке морфологически выражены две формы зало-
га: действительный и страдательный, которые образуются, как пра-

109
вило, переходными глаголами (das Buch lesen, das Haus bauen, den
Brief schreiben). Страдательный залог образуется по смешанному
(аналитико-синтетическому) типу: с помощью глагола wеrden и Par-
tizip II (wird gelesen, wurde gebaut, ist geschrieben worden).
Существует также особая форма страдательного залога – ста-
тив (или пассив состояния). Эта конструкция образуется смешан-
ным способом, с помощью глагола sein и Partizip II (Das Haus ist
gebaut; Die Aufgabe ist gelöst) и выражает одновременно значение
результата действия и категории вида. В русском языке такая форма
соответствует страдательному залогу глаголов совершенного вида
(Дом построен; Лекция записана).
По количеству составляющих залоговую конструкцию членов
различают три формы пассива: трехчленный (субъект действия +
действие + объект действия: Дом строится рабочими; Die Aufgabe
wurde vom Studenten erfolgreich gelöst); двучленный (без субъекта:
Дом строится; Die Aufgabe ist erfolgreich gelöst worden), одночлен-
ный (только действие: Am Polterabend wird getrunken, getanzt und
gescherzt – только в немецком языке, возможен также для непере-
ходных глаголов).

4.2.11. Категория лица


Эта категория указывает на субъект действия и содержит следу-
ющие семы:
• 1 л. ед.ч. – субъект действия или коммуникации;
• 1 л. мн.ч. – несколько субъектов коммуникации (говорящий
+ другие);
• 2 л. ед.ч. – собеседник, адресат коммуникации;
• 2 л. мн.ч. – несколько собеседников, адресатов коммуника-
ции (адресат + другие);
• 3 л. ед., мн.ч. – неучастник диалога.
Как факультативную можно рассматривать сему безличности
с неопределенно-личным значением, если действующее лицо не-
известно или безразлично говорящему (Передают последние изве-
стия; Im Hof spricht man laut), или обобщенно-личным значением,
если действие относится ко всем (Цыплят по осени считают; Was
man wünscht, das glaubt man).
110
Морфологически категория лица получает выражение в рус-
ском и немецком языке в парадигме личных окончаний глаголов.
Однако такой способ выражения категории лица ограничен совпа-
дением личных окончаний в формах 3 л. ед.ч. и 2 л. мн.ч. настоя-
щего времени индикатива (er spricht – ihr sprecht, er sagt – ihr sagt),
1 и 3 л. ед.ч. конъюнктива (ich spreche – er spreche, ich spräche – er
spräche). Категория лица не имеет специальных форм выражения в
русском языке в прошедшем времени изъявительного наклонения и
в сослагательном наклонении (я читал (бы) – ты читал (бы) – он
читал (бы)), в немецком – в формах 1 и 3 л. ед.ч. претерита изъ-
явительного наклонения (ich sprach# – er sprach#). В таких случаях
значение лица может быть передано только аналитически – формой
личного местоимения.
Представленные в ходе анализа особенности морфологии рус-
ского и немецкого языков должны привлекать внимание переводчи-
ка. Знание особенностей образования временных форм в немецком
языке необходимо для грамотного оформления речи, а знание осо-
бенностей их функционирования – для адекватного перевода. Вни-
мание к способам выражения грамматических значений, разными
средствами реализуемых в русском и немецком языках (например,
значения категории вида), способствует преодолению некоторых
переводческих трудностей. Знание таких особенностей и навык
подбора соответствующих компенсационных средств создают усло-
вия для успешного поиска оптимального переводческого решения.
Внимание переводчика должно быть также направлено на анализ
грамматических категорий, не имеющих в одном из сравниваемых
языков специальных морфологических показателей или ограничен-
ных в системе средств выражения (например, категория детермина-
тивности в русском языке, категория одушевленности–неодушев-
ленности в немецком языке).

5. ТИПОЛОГИЯ СИНТАКСИЧЕСКИХ СИСТЕМ

Синтаксис – подсистема структуры языка, состоящая из еди-


ниц, более протяженных, чем слово: словосочетания и предложе-

111
ния. В задачи синтаксиса входит определение словосочетания и
предложения как особых языковых объектов, описание их структу-
ры, формальных свойств, а также описание синтаксических катего-
рий и сложных синтаксических комплексов (от периодов до текста).
Синтаксические отношения между компонентами словосочетания
и членами предложения (сочинение и подчинение, согласование,
управление и примыкание) выражаются с помощью словоформ,
служебных слов (предлогов и союзов), порядка слов и просодии.

5.1. Типология словосочетания

Словосочетание – это соединение двух и более знаменательных


слов, связанных по смыслу и грамматически, представляющее со-
бой сложное наименование предметов, явлений, действий и процес-
сов действительности. От слова словосочетание отличается более
сложной структурой (наличием двух и более тесно связанных слов)
и выражением расчлененного понятия.
Словосочетания можно классифицировать по структуре (по ко-
личеству компонентов), типу синтаксических отношений, типу син-
таксических связей между его компонентами, частеречной принад-
лежности главного слова.
По структуре словосочетания разделяют на простые, состоящие
из двух компонентов (весенний дождь, заседание кафедры, соста-
вить план; glückliches Lächeln, Einrichtung des Lesesaals, ein Amt be-
kleiden) и сложные, состоящие из большего числа компонентов (но-
вый ежемесячный журнал, принять участие в конференции; wich-
tige öffentliche Einrichtung, dem Freund Hilfe leisten). Потенциально
словосочетание обладает способностью к усложнению и дальней-
шему распространению. В русском языке сложные словосочетания,
содержащие более трех компонентов, редки, в немецком языке ши-
роко распространены (dem Alten für guten Rat danken, die hochanst-
eckende für Menschen gefährliche Krankheit). В немецком языке сло-
восочетания чаще, чем в русском, становятся источником сложных
слов (см. Словообразование).

112
Компоненты словосочетания соединены синтаксической свя-
зью: сочинением (если компоненты равноправны: газеты и жур-
налы; Schüler und Studenten) или подчинением (если компоненты
неравноправны: председатель жюри, любоваться закатом; die
Angehörige einer Familie, der Versammlung beiwohnen).
При подчинительной связи между компонентами словосочета-
ния выделяют: согласование, управление и примыкание. При со-
гласовании зависимое слово уподобляется форме главного и выра-
жается формами числа, падежа и рода (новый дом, новая одежда,
новое мировоззрение, в новой обстановке; schöner Tag, schöne Blu-
me, schönes Wetter, Institution des öffentlichen Rechts). При управле-
нии форма зависимого слова определяется лексико-грамматическим
значением главного (проверять работу, нарушение правил, полный
решимости; dem Rat folgen, Zeit der Aussöhnung, mit dem Ergebnis
zufrieden). При примыкании зависимость подчиненного слова вы-
ражается лексически, порядком слов и интонацией (много читать,
желание путешествовать, очень странно; sich auffallend kleiden,
ganz schön teuer).
Все названные типы синтаксической связи присутствуют и в
предложении: в простом предложении между его членами, в слож-
ном предложении – между входящими в его состав простыми.

5.2. Типология синтаксических категорий


предложения
К синтаксическим категориям предложения относятся катего-
рия предикативности и категория модальности.

5.2.1. Категория предикативности


Эта категория определяет функциональную специфику пред-
ложения, т.е. является неотъемлемым признаком предложения и
позволяет отличать его от слова (дождь – Дождь! Был дождь. Бу-
дет дождь. Feuer – Feuer!) Предикативность выражает отнесен-
ность к действительности, представляет сообщаемое во временном
плане (взаимодействуя с грамматической категорией времени) и в
113
аспекте реальности (взаимодействуя с грамматической категорией
модальности).

5.2.2. Категория модальности


На синтаксическом уровне эта категория выражает коммуни-
кативную установку предложения (утверждение – вопрос – по-
буждение), отношение говорящего к сообщаемому (субъективная
модальность: утверждение – отрицание), отношение сообщаемого
к действительности (объективная модальность: синтаксический ин-
дикатив – синтаксические ирреальные наклонения: сослагательное,
условное, желательное, побудительное).
В русском языке синтаксическая модальность выражается при
помощи модальных слов и частиц (Пусть люди будут счастливы!
Только бы люди были счастливы!), в немецком – также конструкци-
ями с модальными глаголами или формами Futur I, II (Er muß krank
sein, Er kann alles erledigt haben, Das mag seine Uhr sein, Sie wird
wohl krank sein, Er wird wohl sich verletzt haben).
В русском и немецком языке синтаксический индикатив заклю-
чает в себе значение временной соотнесенности (Люди счастливы /
Люди были счастливы / Люди будут счастливы; Wir sind glücklich /
Wir waren glücklich / Wir werden glücklich). Ирреальные синтакси-
ческие наклонения (особенно конъюнктив) в русском языке более
ограничены в выражении временной соотнесенности, чем немецкие
(Люди были бы счастливы; Wenn… , wären / würden wir glücklich /
wären wir glücklich gewesen).
Различия в способе выражения субъективной модальности
обнаруживаются только в значении отрицания (общего отрица-
ния – отрицания сказуемого) и заключаются, главным образом, в
отсутствии двойного отрицания в немецком языке (Никого не было
дома – Niemand war zu Hause).

5.3. Типология членов предложения


Члены предложения – грамматически значимые части, на кото-
рые подразделяется предложение при синтаксическом анализе. Чле-
114
ны предложения могут состоять из отдельных слов и из словосоче-
таний;, выделяются на основе функции, которую они выполняют
в составе более крупных синтаксических единиц. В предложении
обычно определяется группа подлежащего и группа сказуемого,
связанные между собой предикативным отношением, являющиеся
главными членами предложения; в их составе выделяются второ-
степенные: определения, дополнения, обстоятельства.

5.3.1. Типы подлежащего


Подлежащее – член предложения, который называет предмет
сообщения, обычно выраженный существительным в форме и.п.,
чаще всего является темой и соответствует возвратному местоиме-
нию. С ним согласуется сказуемое. Некоторые формы подлежащего
обнаруживают отступления от перечисленных свойств: например,
несогласованное подлежащее, выраженное именной частью речи в
косвенном падеже (Ему дверь не открыть, Мне холодно; Aller guten
Dinge sind drei), инфинитивом и обстоятельством (Жизнь прожить
– не поле перейти, От Москвы до Тулы недалеко; Sich regen bringt
Segen, Im Dunkeln ist gut munkeln) или придаточным предложением
(Что он опоздал – плохо; Ob er kommen kann, bleibt unklar). В не-
мецком языке подлежащее является обязательным членом предло-
жения, в связи с чем наблюдается явление формального подлежа-
щего, имеющего грамматическое значение, но лишенного семанти-
ки (Es regnete in Strömen).

5.3.2. Типы сказуемого


Сказуемое выражает основное содержание предложения – пред-
мет утверждения, отрицания или вопроса и чаще всего является ре-
мой. Глагольность сказуемого, т.е. преимущественное выражение
его в личной форме финитного глагола, является характерной чер-
той русского и немецкого синтаксиса. Различают следующие основ-
ные типы сказуемого:
• простое глагольное: Сторож поднял тревогу; Er macht tie-
fen Eindruck;

115
• составное глагольное с наличием модальных или фазовых
глаголов (обозначающих начало, протекание, конец дей-
ствия): Он еще продолжает учиться, Все хотели поскорее
уехать; Er lehrte die Kinder schwimmen, Ich kann dir helfen;
• составное именное с наличием связки и именной части: Ве-
тер был встречный, Дело есть дело; Das Wetter war schön,
Die Mannschaft ist stark;
• иногда выделяют расширенное сказуемое, содержащее вто-
ростепенные члены, необходимые для формирования завер-
шенного предложения: Он не принимает участие в забеге;
Er befindet sich hier.
Отступления чаще встречаются в русском языке: отсутствие
согласования с подлежащим (А царица хохотать, Она была краси-
вой), отсутствие связки в составном именном сказуемом, особенно
в форме настоящего времени (Ветер встречный, Дома все хорошо).

5.3.3. Типы определения


Определение – слово или группа слов, синтаксически зависи-
мых от существительного, дополняющих или уточняющих его зна-
чение, соединенных атрибутивной синтаксической связью. Согла-
сованное определение выражается прилагательным и причастием
(красивый дом, eine böse Tat), несогласованное – существительным
(в русском языке только в постпозиции дом отца, в немецком так-
же в препозиции diese Worte der Mutter, Mutters Worte), а также от-
носительными придаточными предложениями (человек, о котором
ты говорил; die Stadt, wohin wir zur Kur fahren). Особой разновид-
ностью определений являются указательные местоимения, числи-
тельные и артикли. Количественные числительные в русском языке
играют роль согласованного определения (с одного удара, в трех
шагах), в немецком – несогласованного (mit vier Freunden, vor zehn
Stunden); порядковые числительные всегда являются согласован-
ным определением в русском и немецком языке.

5.3.4. Типы обстоятельства


Обстоятельство, как правило, не заполняет смысловой валент-
ности (т.е. не восполняет смысловой недостаточности) других слов,
116
но выражает пространственную или временную рамку обозначае-
мого в предложении события, его причину, условие, цель и т.п. Об-
стоятельство может находиться непосредственно в предложении
(Он читал доклад -в понедельник; Spät in der Nacht kam die Nach-
·-·-·-·-·-· -·-·-·-·-·-·-·
richt) и в группе существительного (о его докладе в понедельник, о
его докладе в понедельник; die Nachricht spät in der Nacht). В немец-
ком языке обстоятельство в группе сказуемого нередко трактуется
как расширенное сказуемое (Die Nachricht kam spät in der Nacht).

5.3.5. Типы дополнения


Дополнение обозначает лицо, предмет или событие, предусмо-
тренное словарным значением слова, которым выражено сказуемое.
Дополнения, выраженные существительным, подразделяются на
прямые (выражают объект действия: вижу стол; schlug eine Idee
vor) и косвенные (выражают объект, частично затронутый действи-
ем: отдал книгу девочке; schlug dem Sohn eine Idee vor). Дополне-
ние может быть также выражено инфинитивным оборотом (Он со-
бирается уходить домой; Sie versprach zu kommen) или придаточ-
ным предложением: (знаю, что он умен; Ich will, dass du kommst).
Дополнение, как и обстоятельство, может зависеть от глагола или
существительного (читал доклад, чтение доклада; um Hilfe bitten,
seine Bitte um Hilfe). В немецком языке с жестким порядком слов
позиция дополнения в предложении фиксирована, особенно пози-
ция прямого дополнения в рамочной конструкции (Er bat alle seine
Bekannten um Hilfe).

5.4. Типология порядка слов


Под порядком слов понимается взаимное расположение членов
предложения, имеющее структурную, коммуникативную и стили-
стическую функцию.
В структурном отношении в русском языке преобладает сво-
бодное словорасположение, в немецком языке наблюдается сочета-
ние свободного и фиксированного порядка слов.

117
В русском языке элементы фиксированного словорасположения
малочисленны: препозиция наречия качества (очень важно, совсем
неплохо), постпозиция существительного в функции несогласован-
ного определения (письмо брату, альбом с фотографиями) и в ка-
честве зависимого компонента в словосочетании с прилагательным
или причастием (достойный премии, жадный до впечатлений).
В немецком языке фиксированный порядок слов определя-
ет стандартное расположение финитного глагола: на втором месте
в повествовании и частном вопросе (Der Berliner liebt seine Stadt,
Wofür liebt der Berliner seine Stadt?), на первом – в побуждении и
общем вопросе (Liebe deine Stadt! Liebst du deine Stadt?), на послед-
нем – в придаточном союзном предложении (…, dass er seine Sta-
dt liebt). К фиксированному порядку слов относят также рамочную
конструкцию – дистантное расположение частей сказуемого в само-
стоятельном предложении (Die Aufgabe nahm seine Zeit in Anspruch),
вводящего слова и сказуемого в придаточном (…, dass die Aufgabe
seine Zeit in Anspruch nahm), артикля и существительного в словосо-
четании (die in Anspruch genommene Zeit).
Коммуникативная функция порядка слов состоит в выражении
актуального членения предложения и выделении темы (предмета
сообщения) и ремы (сообщаемого). В русском языке свободное сло-
ворасположение позволяет выражать нагрузку членов предложения
через их позицию без ограничений, в немецком языке выражение
через порядок слов коммуникативной нагрузки членов предложе-
ния с фиксированной позицией ограничено.

5.5. Типология предложения

Предложение от слова отличается большей структурной слож-


ностью, способностью к потенциально бесконечному усложнению
(т.е. возможностью включения в его состав нескольких единиц без
утраты грамматической правильности) и более ярким проявлением
творческого аспекта языка (т.е. образование из ограниченного мно-
жества слов теоретически неограниченного множества предложе-
ний и текстов).

118
В типологии предложения одним из ведущих признаков являет-
ся его двусоставность или односоставность.
Двусоставные предложения содержат в качестве обязатель-
ных членов и подлежащее, и сказуемое и распространены в русском
и немецком языке.
Односоставные предложения содержат только один главный
член (только подлежащее или только сказуемое), называющий дей-
ствие, явление или предмет и выражающий их отношение к дей-
ствительности.
В русском языке односоставные предложения более распро-
странены, чем в немецком. Односоставные бессказуемные пред-
ложения (назывные) присутствуют в русском и в немецком языке:
Ночь. Тишина. Жара. Kühle tiefschwarze Nacht. Helles Licht. Нередко
это восклицательные предложения: Дождь! Feuer! Назывным пред-
ложениям русского языка нередко соответствуют в немецком языке
двусоставные предложения с безличным подлежащим: Дождь. – Es
regent. Зима. – Es ist Winter.
Односоставным бесподлежащным предложениям, распростра-
ненным в русском языке, соответствуют двусоставные в немецком:
Не хочу больше об этом думать (1 л. ед.ч.) – Ich will nicht mehr
darüber nachdenken; Что посеешь, то пожнешь (2 л. ед.ч.) – Was
man sät, das erntet man; Уже светает (3 л. ед.ч.) – Es dämmert; На
критику не скупятся (3 л. мн.ч.) – Mit Kritik spart man nicht.
Представленные расхождения в синтаксической организации
словосочетания и предложения имеют преимущественно практиче-
ское значение. Типологические различия синтаксиса родного (рус-
ского) и изучаемого (немецкого) языков должны учитываться в под-
готовке переводчиков.
Знание особенностей словорасположения в немецком языке не-
обходимо для грамотного оформления речи, для точной передачи
актуального членения высказывания и создания стилистическими
средствами синтаксиса эквивалентного коммуникативного эффекта
в тексте перевода. Формирование навыков адекватной замены от-
личительных или не имеющих аналогов особенностей строя пред-
ложения (с помощью различных компенсационных средств) необ-
ходимы и в письменном, и в устном переводе.

119
ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

Абрамов Б.А. Теоретическая грамматика немецкого языка: Сопостави-


тельная типология немецкого и русского языков. – М., 2001.
Жирмунский В.М. Введение в сравнительно-историческое изучение гер-
манских языков. – М.: Наука, 1964.
Зеленецкий А.Л., Монахов П.Ф. Сравнительная типология немецкого и
русского языков. – М., 1983.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

Адмони Р.Г. Типология предложения. Исследования по общей теории


грамматики. – М., 1968.
Апресян Ю.Д. Лексическая семантика. Синонимические средства язы-
ка. – М., 1974.
Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений. Оценка, событие, факт. – М.,
1988.
Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М., 2004.
Богородицкий В.А. Курс сравнительной грамматики индоевропейских
языков. – Казань, 1899–1909.
Бодуэн де Куртенэ И.А. Избранные труды по общему языкознанию.
Т. I–II. – М., 1963.
Бондарко А.В. Функциональная грамматика. – Л., 1984.
Бурлак С.А., Старостин С.А. Введение в лингвистическую компаративи-
стику. – М., 2001.
Вайнрайх У. Языковые контакты. – Киев, 1979.
Вардуль И.Ф. Основы описательной грамматики. – М., 1977.
Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Лингвострановедческая теория слова. –
М., 1980.
Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки. – М., 1985.
Городецкий Б.Ю. К проблеме семантической типологии. – М., 1969.
Гухман М.М. Историческая типология и проблема диахронических кон-
стант. – М., 1981.
Гухман М.М. О единицах сопоставительно-типологического анализа
грамматических систем родственных языков. – М., 1966.
Десницкая А.В. Вопросы изучения родства индоевропейских языков. –
М., 1955.
Единицы разных уровней грамматического строя языка и их взаимодей-
ствие. – М., 1969.
Жирмунский В.М. Избранные труды. Общее и германское языкознание. –
Л., 1976.
120
Журинская М.А., Новикова А.И., Ярославцева Е.И. Энциклопедическое
описание языков. – М., 1986.
Зятковская Р.Г. Формальная и функциональная структура слова. – Кали-
нин, 1983.
Историко-типологическая морфология германских языков. – М., 1977–
1978.
Карлинский А.Е. Основы теории взаимодействия языков. – Алма-Ата,
1990.
Кацнельсон С.Д. Типология языка и речевое мышление. – Л., 1972.
Климов Г.А. Вопросы методики сравнительно-генетических исследова-
ний. – Л., 1971.
Климов Г.А. Основы лингвистической компаративистики. – М., 1990.
Климов Г.А. Типология языков активного строя. – М., 1977.
Кодухов В.И. Введение в языкознание. – М., 1979.
Колшанский Г.В. Коммуникативная функция и структура языка. – М.,
1984.
Колшанский Г.В. Контекстная семантика. – М., 1980.
Конецкая В.П. Введение в сопоставительную лексикологию германских
языков. – М., 1993.
Кошевая И.Г. Типологические структуры языка: сфера видовременных
значений. – Киев, 1973.
Кубрякова Е.С. Основы морфологического анализа (на материале герман-
ских языков). – М., 1974.
Кубрякова Е.С. Типы языковых значений. Семантика производного сло-
ва. – М., 1981.
Кубрякова Е.С., Панкрац Ю.Г. Морфология в описании языка. – М., 1983.
Кузнецов П.С. Морфологическая классификация языков. – М., 1954.
Лайонз Дж. Введение в теоретическую лингвистику. – М., 1978.
Леонтьев А.А. Слово в речевой деятельности. – М., 1965.
Ломтев Т.П. Избранные работы. Общее и русское языкознание. – М.,
1976.
Макаев Э.А. Общая теория сравнительного языкознания. – М., 1977.
Макаев Э.А. Проблемы ареальной лингвистики. – М.; Л., 1964.
Маковский М.М. Системность и асистемность в языке. – М., 1980.
Мейе А. Введение в сравнительное изучение языков. – М.; Л., 1938.
Мейе А. Сравнительный метод в историческом языкознании. – М., 1954.
Методы изучения лексики. – Минск, 1976.
Мещанинов И.И. Члены предложения и части речи. – М.; Л., 1975.
Морфологическая структура слова в индоевропейских языках. – М., 1970.
Морфологическая типология и проблема классификации языков. – М.,
1965.
Нелюбин Л.Л. Очерки по введению в языкознание. – М., 2005.

121
Нелюбин Л.Л., Бухтиярова С.А., Гаркуша Л.Г., Филиппова И.Н. Сравни-
тельная типология английского и русского, немецкого и русского, французско-
го и русского языков. – М., 2004.
Нелюбин Л.Л., Хухуни Г.Т. История науки о языке. – М., 2003.
Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XXV. Контрастивная лингвисти-
ка. – М., 1989.
Новое в лингвистике. Вып. II – М., 1962; Вып. III – М., 1963; Вып. V – М.,
1970; Вып. VI – М., 1972.
Общее языкознание / отв. ред. В.А. Серебренников. – М., 1972.
Принципы описания языков мира. – М., 1976.
Проблемы двуязычия и многоязычия. – М., 1972.
Реформатский А.А. Введение в языковедение. – М., 1996.
Рождественский Ю.В. Типология слова. – М., 1969.
Селиверстова О.Н. Компонентный анализ многозначных слов. – М., 1975.
Серебренников В.А. Вероятностные обоснования в компаративистике. –
М., 1974.
Сидоров Е.В. Основы коммуникативной лингвистики. – М., 1986.
Синхронно-сопоставительный анализ языков разных систем. – М., 1971.
Смирницкий А.И. Объективность существования языка. – М., 1954.
Смирницкий А.И. Сравнительно-исторический метод и определение язы-
кового родства. – М., 1955.
Сопоставительная лингвистика и обучение неродному языку. – М., 1987.
Структурно-типологическое описание современных германских языков. –
М., 1966.
Сэпир Э. Язык. – М., 1934.
Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. – М., 2000.
Телия В.Н. Типы языковых значений. – М., 1981.
Типология сходств и различий близкородственных языков. – Кишинев,
1976.
Трубецкой Н.С. Основы фонологии. – М., 1960.
Универсалии и типологические исследования. – М., 1974.
Успенский Б.А. Структурная типология языков. – М., 1965.
Уфимцева А.А. Слово в лексико-семантической системе. – М., 1968.
Уфимцева А.А. Типы словесных знаков. – М., 1974.
Федоров А.В. Очерки общей и сопоставительной стилистики. – М., 1971.
Фромм Э. Человек в поиске слова. – М., 1990.
Хлебникова И.Б. Оппозиции в морфологии. – М., 1969.
Храковский В.С. Типология пассивных конструкций, диатезы и залоги. –
Л.; М., 1974.
Энгельс и языкознание. – М., 1972.
Юнг К. Архетип и символ. – М., 1991.
Язык и мышление. – М., 1967.

122
Язык и общество. – М., 1968.
Языковое сознание и образ мира / отв. ред. Н.В. Уфимцева. – М., 2000.
Языковые универсалии и лингвистическая типология. – М., 1969.
Языкознание. – М., 2000.
Ярцева В.Н. Контрастивная грамматика. – М., 1981.
Ярцева В.Н. Принципы типологического исследования родственных и не-
родственных языков. – М., 1967.
ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ
Агинских Б.И., 31 Медникова Э.М., 41
Аделунг И.К., 62 Мейе А., 83
Адмони В.Г., 41 Мещанинов И.И., 41, 70
Аракин В.Д., 41 Миньяр-Белоручев Р.К., 51
Аристотель, 62, 152 Мухин А.М., 41
Арно А., 18 Найда Ю., 51
Арутюнова Н.Н., 41 Осгуд Ч., 31
Бархударов Л.С., 50, 51 Панини, 17
Богородицкий В.А., 22 Поливанов Е.Д., 40
Бодуэн де К. И.А., 22 Потебня А.А., 22
Бопп Ф., 22, 65 Потт А., 22
Буслаев Ф.И., 22 Райс Ф., 26
Вандриес Ж., 68 Раск К., 22
Востоков А.Х., 22 Рецкер Я.И., 51
Гак В.Г., 25, 41 Рождественский Ю.В., 31, 36, 41
Гальперин И.Р., 41 Селинкер Л., 26
Гомер, 80 Селинкер П., 26
Гримм Я., 22, 65 Сепир Э., 40, 67, 85
Скалигер Й. Ю., 62
Гринберг Дж., 31, 74
Трубецкой Н.С., 39, 69
Гумбольдт В., 66, 67, 85
Успенский Б.А., 31, 36, 40
Гухман М.М., 40
Уфимцева А.А., 41
Дженкинс Дж., 31
Федоров А.В., 51
Джонс В., 63, 64
Фортунатов Ф.Ф., 22
Дюбуа Ж., 62
Халлидей М., 51
Ельмслев Л., 40 Хаммер Дж., 26
Жирмунский В.М., 22 Хоккет Ч., 40
Засорин Л.Н., 40 Хомский Н., 41
Клычков Г.С., 40 Шахматов А.А., 22
Комиссаров В.Н., 51 Швейцер А.Д., 51
Коэн М., 83 Широков О.С., 40
Краус Х.Я., 63 Шлегель А., 65, 66, 69, 85
Кэтфорд Дж., 51 Шлегель Ф. фон, 64, 66, 69, 85
Лансло К., 18 Шлейхер А., 22, 69, 70, 85
Лехомцев М.И., 40 Щербак А.М., 40
Ломоносов М.В., 81 Эллис Дж., 51
Лотц Дж., 40 Энгельс Ф., 22
Марр Н.Я., 69, 70, 82 Этьен А., 62
Мартине А. 40, 41 Якобсон Р., 31, 40
124
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ

аббревиация, 102, 106


абсолютные универсалии, 30
абхазский язык, 90
агглютинативные языки, 66, 120, 3
агглютинирующие языки, 66, 85, 3, 22
адвербиализация, 108
адъективация, 107
азиатский языковой союз, 77
аккомодация, 92
аксиоматические универсалии, 29
албанский язык, 82
алтайские языки, 66, 86
амальгамирующие языки, 66
аморфные языки, 65, 66
аналитико-синтетический способ, 117, 134
аналитическая форма, 125
аналитическая форма, 134
аналитические языки, 86, 120
аналитический способ, 42, 122, 127, 130, 131, 132, 136
анатолийские языки, 79
английский язык, 7, 10, 12, 14, 15, 45, 57, 73, 80, 83, 84, 86, 88
антонимия, 109, 112
арабский язык, 83, 89
ареал, 76
ареальная классификация, 76
ареальная лингвистика, 12, 13
ареальная типология, 23
ареальное сравнение, 16
ареальное языкознание, 16, 17, 23,
ареальный метод, 17, 18
арийские языки, 79
армянский язык, 79
артикль, 45, 97, 110, 118, 119, 121, 122, 123, 142, 144
архетип, 14, 86
аспирация, 94
ассимиляция, 84, 92, 94
125
аустроазиатские языки, 120
аффикс, 68,75, 85, 86, 101, 120, 121
аффиксация, 68, 96, 102, 116,106, 122, 127
аффиксирующие языки, 65

Б
балканские языки, 33
балканский языковой союз, 76
балтийские языки, 81
башкирский язык, 77
безаффиксный способ, 102, 105, 118, 120, 132
белорусский язык, 81
бенгальский язык, 83
билингвизм, 59
близкородственные языки, 10, 14, 15
болгарский язык, 81
бретонский язык, 17, 81, 86
бриттский язык, 80

В
валлийский язык, 80
варианты языка, 15, 24, 78, 82
вербализация, 107
верхненемецкий язык, 80
вестготский язык, 80
ветенский язык, 80
внешняя флексия, 65
внутренняя флексия, 65, 68, 116, 122
возвратно-средний залог, 133
волгокамский языковой союз, 77
вопрос, 69, 99, 139

Г
галисийский язык, 82
генеалогическая классификация, 37, 78
генетико-типологический метод, 16
генетико-типологическое языкознание, 16
126
генетическая типология, 22
генетическая типология, 22
генетический метод, 13, 16
генетическое родство, 51, 54, 71
генетическое сравнение, 14
географическая классификация, 76
германские языки, 54, 80
гибридные языки, 24, 59
гималайский языковой союз, 77
глагол, 29, 42, 61, 73, 102, 103, 104, 105, 117, 118, 119, 125, 126, 127, 128,
129, 130, 131, 132, 133, 134, 141, 143, 144
говоры, 24, 82, 114
гойдельский язык, 80
государственный язык, 88, 89
готский язык, 64, 86
грамматическая категория, 44, 49, 71, 102, 117, 119, 120, 136
грамматическая сема, 116, 120
грамматическое значение, 68, 71, 116, 117, 120, 136, 141
граммема, 119, 120
графическая типология, 38
греческий язык, 18, 23, 62, 63, 80, 86
грузинский язык, 64

Д
дакомизийский язык, 82
далматинский язык, 82
дальнеродственные языки, 10, 14
датский язык, 80
двусоставное предложение, 145
дедуктивные универсалии, 29, 30
деепричастие, 128
действительный залог, 133, 134
дескриптивный метод, 74
диалект, 23, 24, 57, 63, 76, 80, 114
диалектический метод, 72
диалектологические карты, 23
диалектология, 23
диахроническая типология, 41
диахронические универсалии, 30, 31
127
диахрония, 12, 22
диахронно-историческая типология, 22
дивергенция, 56
дифтонг, 7, 90
донациональные языки, 71
дополнение, 67,133, 140, 143
дравидийские языки, 86
древнегреческий язык, 120
древнееврейский язык, 18
древнемакедонский язык, 82
древнерусский язык, 81

З
залог, 133, 134

И
изолирующие языки, 66, 85,120
изъявительное наклонение, 127, 130, 135
иллирийский язык, 82
императив, 129, 132, 133
импликативные универсалии, 30
импликация, 30
инвариант, 35, 41
индийский язык, 79, 83
индикатив, 129, 130, 131, 132, 135, 139
индоарийский язык, 79
индоевропейские языки, 18, 34, 65, 66, 78, 79, 85, 86, 147, 148
индоиранские языки, 79
индуктивные универсалии, 29, 30
инкорпорирующие языки, 67, 85
интерференция, 56, 57, 58, 59, 60, 100
интонация, 85, 97, 99, 122, 132, 138
инфинитив, 140
иранский язык, 79
исландский язык, 80
испанский язык, 14, 15, 82, 89
историко-культурная типология, 71
историческая типология, 11, 42
128
италийские языки, 80
итальянский язык, 82, 83, 90

К
кавказские языки, 78
камчадалский язык, 85
карийский язык, 79
карпатский ареал, 76
картвельские языки, 86
каталанский язык, 82
категория вида, 125, 126, 127, 134, 136
категория времени, 127, 130, 131, 139
категория детерминативности, 136
категория залога, 133
категория лица, 135
категория модальности, 61, 129, 138, 139
категория наклонения, 127
категория одушевленности-неодушевленности, 120, 136
категория определенности-неопределенности, 123
категория падежа, 122
категория предикативности, 138
категория рода, 121
категория степени качества, 124
категория числа, 121
категория, 35, 45, 53, 57, 61, 119, 120, 127
качественная типология, 45
квантитативная типология, 73
квантитативный метод, 74
кельтский язык, 64, 80
китайский язык, 64, 65, 66, 68, 78, 83, 84, 85, 89
китайско-тибетские языки, 78
классификационная типология, 45
количественная типология, 45
компаративистика, 18, 22, 81, 148
компаративная лингвистика, 18
компьютерная лингвистика, 17, 18
конвергенция, 56
контрастивная лингвистика, 12, 26, 27, 149
контфронтационная лингвистика, 12
129
конфиксальный способ, 102, 104
конъюнктив, 61, 129, 130, 131, 132, 135, 139
корень слова, 14, 101, 104
корневые языки, 85
корнеизолирующие языки, 85
корякский язык, 85
креольские языки, 24, 59
культовые языки, 77

Л
латинский язык, 18, 23, 34, 35, 62, 63, 82, 86
латышский язык, 81
лексикография, 19, 48, 49
лексикология, 8, 47, 48, 49
лексико-семантическая категория, 109
лексико-семантический способ, 102, 108
лексико-статистическая типология, 41
лексическая типология, 39, 41, 50
лигурийский язык, 82
лидийский язык, 79
ликийский язык, 79
лингвистическая география, 23
лингвистическая категория, 35, 37
лингвистическая статистика, 74
лингвистическая теория перевода, 50, 51
лингвистическая типология, 10, 11, 12, 13, 18, 20, 21, 23, 24, 26, 27, 31, 39,
48, 50, 51, 56, 151
лингвистические универсалии, 28, 36
лингвистический атлас, 24
лингводидактика, 9
лингвостатистический метод, 73
литературные варианты, 114
литовский язык, 81, 86, 120
лицо, 28, 29, 84, 103, 130
лувийский язык, 79
лужский язык, 81

М
македонский язык, 81
130
малайский язык, 83, 85
малайско-полинезийские языки, 78
марийский язык, 77
математическая лингвистика, 17
машинный перевод, 19
междометие, 107, 118, 119
мессапский язык, 82
местоимение, 28, 29, 107, 108, 118, 136,140, 142
метаязык, 27, 33, 35
метод индексирования, 74
метод лингвистического описания, 74
метод реконструкции, 72, 76
молдавский язык, 82
монгольские языки, 78, 85, 86, 120
монофтонг, 90
морфема, 66, 68, 74, 75, 85, 89, 92, 95, 96, 101, 102, 104, 113, 116, 121
морфологическая типология, 39, 41, 44, 50
морфологические универсалии, 31
морфология, 49, 64, 116, 136, 151
морфолого-синтаксический способ, 102, 107

Н
наклонение, 44, 127, 129, 139
наречие, 118
национальный литературный язык, 114
национальный язык, 20, 77, 103
немецкий язык, 7, 10, 12, 14, 15, 38, 42, 47, 60, 61,65, 66, 73, 78, 79, 83, 88,
90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 99, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 110,
111, 114, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128,
129, 130, 131, 132, 134, 135, 136, 137, 139, 140, 142, 143, 145, 146, 147
неопределнный артикль, 123
неродственные языки, 15, 86
несовершенный вид, 126, 127, 128
нидерландский язык, 15, 80
нижненемецкий язык, 80
новогреческий язык, 77
норвежский язык, 80
нулевой артикль, 123, 124
131
О

обиходно-разговорные языки, 114


обстоятельство, 62, 124, 125, 140, 142, 143, 13
общее языкознание, 17
объективная модальность, 129, 130, 139
односоставное предложение, 145
окончание, 135
окситанский язык, 82
омонимия, 109
омонимы, 108, 110
ономасиологическая типология, 47
определение, 16, 18, 23, 34, 38, 69, 116, 124, 125, 140, 142, 144, 150
определенный артикль, 49, 123, 125
осетинский язык, 79
остготский язык, 80
отдаленнородственные языки, 15
отрицание, 139, 141
официальный язык, 88, 89

П
падеж, 42, 73, 84, 117, 123, 138
палайский язык, 80
палатализация, 93, 100
палеоазиатские языки, 85
панхронимия, 37
паронимия, 113, 115
паронимы, 113
перевод, 9, 19, 25, 27, 35, 47, 48, 50,51, 52, 53, 54, 55, 56, 100, 115, 136, 146
переводоведение, 9, 19
персидский язык, 64
племенные языки, 71, 77
побуждение, 99, 139
повелительное наклонение, 130, 132
поволжский (волгокомский) языковой союз, 76
подлежащее, 42, 133, 140, 141, 145, 14
подчинение, 137, 138
полесский ареал, 76
полинезийские языки, 64, 65, 120
132
полисинтетические языки, 67, 14
положительная степень, 124
полудиалекты, 114
польский язык, 81, 83, 86
португальский язык, 82, 83
порядок слов, 44, 61, 65, 68, 85, 86, 122, 123, 137, 138, 143, 144
постфикс, 104, 118
постфиксальный способ, 102, 104
праформа, 14
праязык, 27, 86, 87
превосходная степень, 125
предлог, 97, 108, 118, 119, 122, 137
предложение, 29, 32, 38, 42, 44, 45, 46, 49, 61, 67, 70, 85, 113, 116, 118, 122,
124, 136, 138, 139, 140, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 149,
префикс, 75, 101, 125
префиксально-суффиксальный способ, 102
префиксальный, 102, 104
придаточное предложение, 140, 142, 143
прикладная лингвистика, 17
прилагательное, 103, 104, 107,117, 118, 124, 142, 144
примыкание, 42, 105, 106, 133, 137, 138, 14
причастие, 142, 144
проклитики, 95
прономинализация, 108
просодия, 94, 129, 137
простая (синтетическая) форма, 124, 125
простое предложение, 138
психолингвистика, 17

Р
рамочная конструкция, 61, 143, 144
редукция, 90, 91, 100, 110
редупликация, 120
ретороманские языки, 82
род, 34, 42, 69, 103, 118, 121, 138
родовые языки, 71
родственные языки, 14, 16, 34, 63, 64, 86
романские языки, 82
румынский язык, 76, 82
133
русский язык, 10, 14, 15, 20, 45, 47, 57, 60, 61, 73, 78, 79, 81, 83, 86, 88, 89,
90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 110, 111,
113, 114, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 130,
131, 132, 133, 134, 135, 137, 136, 139, 141, 142, 143, 144, 145

С
самоанский язык, 90
самодийские языки, 78
санскрит, 63, 77, 79, 120
сардинский язык, 82
сема, 130, 135
семантическая категория, 115
семантическая типология, 38, 39, 44
семантические универсалии, 39
семасиологическая типология, 47
семито-хамитские языки, 78, 85, 86
семитские языки, 64, 65, 120
сербохорватский язык, 81
символический язык, 35
синонимия, 109, 111
синонимы, 111
сино-тибетские языки, 120
синтаксис, 49, 136, 141, 145, 146
синтаксическая категория, 136, 138
синтаксическая модальность, 139
синтаксическая связь, 138, 142
синтаксическая типология, 39, 41, 49
синтаксические универсалии, 31
синтетические языки, 66, 86
синтетический способ, 116, 124, 127, 130, 132, 133
синхроническая типология, 41
синхронические универсалии, 30, 31
синхрония, 13
синхронно-генетическая типология, 22
система языка, 19, 35, 48
сказуемое, 118, 140, 141, 142, 143, 145
скифский язык, 79
склонение, 42
славянские языки, 81
134
словацкий язык, 81
словенский язык, 81
слово, 9, 10, 14, 27, 29, 38, 40, 41, 44, 46, 49, 53, 55, 58, 61, 62, 63, 65, 66,
67, 68, 74, 75, 85, 86, 89, 92, 95, 96, 101, 102, 105, 106, 107, 108, 109, 110,
111, 112, 113, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 124, 129, 136, 137, 138,
139, 142, 143, 144, 148, 149, 150, 151
словообразование, 102, 137
словосложение, 102, 105, 106, 117, 122
словосочетание, 32, 38, 49, 53, 105, 106, 116, 118, 122, 136, 137, 138, 140,
144, 145
словоформа, 110, 116, 117, 137
сложная (аналитическая) форма, 124
сложное предложение, 138
сложные универсалии, 31
собственно лингвистические универсалии, 31
совершенный вид, 126, 127, 128, 134
согласование, 137, 138
сопоставительная лингвистика, 27
сопоставительная типология, 50
сопоставительно-типологический метод, 15, 73
сопоставительно-типологическое языкознание, 12, 15, 17
сопоставительный метод, 72
сопоставление, 13
сослагательное наклонение, 127, 130, 131, 135
социальная типология, 71
социолингвистика, 17
сочинение, 137, 138
союз, 108, 118, 119, 130, 137
специальная типология, 43, 44
сравнение и сопоставление родственных и неродственных языков, 9
сравнение и сопоставление языковых систем, 7, 17, 18
сравнение, 13
сравнительная лингвистика, 13
сравнительная степень, 124
сравнительная типология, 12, 15, 24, 25, 26, 27, 36, 45, 47, 48, 49, 51, 52,
50, 53, 54, 56, 57, 147
сравнительно-генеалогическое языкознание, 14
сравнительно-генетический метод, 14
сравнительно-генетическое языкознание, 23
сравнительно-исторический метод, 18, 68, 72
135
сравнительно-историческое языкознание, 14, 18, 22, 27
сравнительно-сопоставительное языкознание, 12, 16, 18
сравнительно-типологическое языкознание, 12
сравнительный метод, 11
старославянский язык, 81
статив, 134
статико-генетическая типология, 22, 44
статистические универсалии, 30
страдательный залог, 133, 134
структурная типология, 13 28, 46
субстантивация, 107
субъективная модальность, 129, 130, 139
супплетивный способ, 117, 121, 122, 124, 125, 127
суффикс, 73, 75, 86, 101, 116, 120, 121, 124, 125, 127, 130, 132, 133, 134
суффиксальный способ, 102, 104
существительное, 42, 73, 102, 103, 104, 105, 107, 108, 118, 119, 120, 121,
122, 123, 142, 143, 144

Т
таджикский язык, 79
тайские языки, 120
татарский язык, 77
теория перевода, 19, 50, 53
теория универсалий, 32
теория языкознания, 17
тип в языке, 20, 28, 32
тип языка, 20, 28, 32, 65, 85, 86
типологическая имитация, 17, 18
типологическая классификация, 7, 28, 71
типологический метод, 13, 16
типологическое сравнение, 15
типология, 11, 12, 21, 22, 23, 24, 26, 27, 28, 34, 35, 37, 39, 40, 42, 43, 44, 49,
64, 65, 66, 68, 69, 71, 72, 73, 148
тохарский язык, 80
тунгусо-манчжурские языки, 78
тюркские языки, 64, 66, 68, 78, 85, 86

У
угро-финские языки, 78, 85
136
ударение, 61, 85, 94, 95, 96, 100, 101, 111, 116, 121, 125
украинский язык, 78, 81, 83
универсалии, 28, 30, 31
универсалогия, 31
управление, 133, 137, 138, 20
уральские языки, 66, 86, 120
утверждение, 139

Ф
фиксированный порядок слов, 144
флексия, 42, 85, 86, 101, 116, 121, 124, 127, 130
флективные языки, 65, 66, 85
фон, 89
фонема, 30, 44, 60, 89, 90, 91, 92, 93, 100
фонологическая типология, 39, 40, 50
фонологические универсалии, 31
формальная типология, 38
формальные универсалии, 38
фракийский язык, 82
французский язык, 14, 15, 18, 62, 64, 82, 83, 86, 89
фригийский язык, 82
фризский язык, 80
фузионные языки, 66, 120
функциональная классификация, 77
функциональная типология, 46

Х
характерологическая типология, 45
характерология, 12, 26
хеттский язык, 79
хиндустани, 86

Ц
циркумфикс, 104, 118
циркумфиксальный способ, 102
цыганский язык, 79
137
Ч

частица, 118, 119, 123, 125, 129, 130, 132, 139


частная типология, 39, 44, 45
часть речи, 70, 107, 110, 111, 113, 117, 118, 119, 149
чешский язык, 81
числительное, 118, 142
число, 26, 28, 29, 30, 42, 43, 44, 56, 62, 71, 75, 84, 89, 109, 130, 138
член предложения, 140
чукотский язык, 85

Ш
шведский язык, 80

Э
экстралингвистические универсалии, 31
элементарные универсалии, 30
эмпирические универсалии, 29
энклитики, 95
эстонский язык, 34
этрусский язык, 80

Я
язык межнационального общения, 20
язык народности, 77
языки банту, 64, 66, 82, 85, 120
языки индейцев Северной Америки, 120
языковая карта мира, 76
языковой союз, 23, 76
языковые универсалии, 12, 25, 27
языковые универсалии, 12, 26, 28, 32
языкознание, 9, 11, 15, 17, 24, 31, 34, 48, 63, 65, 67, 68, 69, 72, 78, 79, 149
язык-субстрат, 24
язык-эталон, 21, 28, 33, 34, 35, 36, 43
японский язык, 15, 83, 85

138
Учебное издание

Филиппова Ирина Николаевна

СРАВНИТЕЛЬНАЯ ТИПОЛОГИЯ НЕМЕЦКОГО


И РУССКОГО ЯЗЫКОВ

Учебное пособие
Подписано в печать 14.05.2011. Формат 60x88/16. Печать офсетная.
Усл. печ. л. 8,82. Уч.-изд. л. 5,81.
Тираж 1000 экз. Заказ . Изд. № 2566.
ООО «ФЛИНТА», 117342, Москва, ул. Бутлерова, д. 17-Б, комн. 324.
Тел./факс: (495)334-82-65; тел. (495)336-03-11.
E-mail: flinta@mail.ru; WebSite: www.flinta.ru
Издательство «Наука», 117997, ГСП-7, Москва В-485, ул. Профсоюзная, д. 90.