Вы находитесь на странице: 1из 9

Византийское восприятие идеи первенства римского

епископа в переписке между патриархом Иоанном X


Каматиром и римским папой Иннокентием III

Статья затрагивает вопрос т.н. “римского примата” (первенства Римского


епископа), один из самых болезненных и трудноразрешимых вопросов,
разделивший в свое время и разделяющих до сих пор христианский мир.
Православное и римско-католическое богословие по-разному объясняют подходы к
примату папы римского в первом и втором тысячелетии жизни Церкви. В данной
статье отражено византийское понимание первенства патриархом
Константинополя Иоанном X Каматиром. Как будет показано ниже, патриарх
рассматривал этот вопрос в рамках традиционного святоотеческого толкования –
толкования, которого придерживались многие из византийских отцов.
Точка зрения Иоанна X Каматира по данной проблеме стала известна
благодаря опубликованным на греческом языке двум письмам патриарха в
переписке между ним и папой римским Иннокентием III.1 Греческий текст двух
ответов Каматира сохранился в рукописи XV в., Parisinus Gr.1302, fols. 270v-275r, и
до 1972 г. не редактировался, или даже подробно анализировался. 2 Неразборчивый
почерк и плохое состояние Парижской рукописи могут помочь объяснить
пренебрежение письмами патриарха.
Патриаршество Иоанна Каматира пришлось на наиболее тяжелые годы
истории Византийской империи. В результате четвертого крестового похода был
завоеван и разграблен латинянами 3 Константинополь в апреле 1204 г., а патриарх
вместе с группой оставшихся в живых - чиновников, выдающихся византийцев,

1
Опубликовано с комментариями; см.: A. Papadakis. A. M. Talbot. John X Camaterus Confronts Innocent III: An
Unpublished Correspondence // Byzantinoslavica. Revue Internationale des Йtudes Byzantines. - T. XXXIII, 1972. -
P. 33-41.
2
Ibid. - P. 29. См. также: J. Meyendorff. St. Peter in Byzantine Theology // The Primacy of Peter: essays in
ecclesiology and early church. - Crestwood, New York, 1992. - P. 77 f.
3
Понятие “латинянин” – общее понятие жителя Запада. Так называли “выходцев с Запада” греческие
писатели рассматриваемого нами времени. Это не означает, что византийцы всегда называли жителей
Запада “латинянами”; см. справку Александра Каждана: Alexander Kazhdan. Latins and Franks in Byzantium:
Perception and Reality from the Eleventh to the Twelfth Century // The Crusades from the Perspective of Byzantium
and the Muslim World. Dumbarton Oaks Papers. - Washington, D.C, 2001. - P. 83-100.
священнослужителей – был вынужден покинуть город. Никита Хониат в
“Истории” рассказал о трагических событиях тех дней. 4
Иоанн Каматир был избран патриархом Константинополя 5 августа 1198 г.,
сменив Георгия Ксифилина. Он оставался патриархом до латинского завоевания
Константинополя. Каматир официально отказался от патриаршества в апреле или
мае 1206 г.5 Он был ученым и образованным человеком. Еще до того как стать
хартофилаком и диаконом Великой Церкви, он уже заведовал патриархальной
канцелярией. Кроме того, он был членом одного из самых видных и важных родов
двенадцатого столетия в Византийском обществе; многие из его родственников
занимали высокие посты в армии и в администрации, а его двоюродная сестра была
императрицей Евфросинией, женой императора Алексея III (1195-1203). 6
Патриарх, вероятно, был очень даровитым священнослужителем. Косвенно о
его способностях свидетельствует то, что он сумел остаться на своей должности в
течение бурных 1198-1204 гг. Покинув Константинополь, он ушел в г. Дидимотику
во Фракии, где и оставался до своей смерти в мае-июне 1206 г. 7 В источниках ясно
утверждается, что он был приглашен императором Феодором Ласкарем и недавно
созданным правительством в изгнании, чтобы возглавить патриаршество в Никее.
Он, однако, отказался от патриаршества, и, подав в отставку, позволил церкви в
Никее избрать другого патриарха на его место.8
У нас недостаточно информации о причинах отречения патриарха и отказа
идти в Никею. Вероятно, Каматир отказался от путешествия в Никею, потому что
он был пожилой и обессиленный. Он не желал предпринимать длинную поездку и

4
Nicetas Chohiata. Historia Byzantina. Bonn 1835. - P. 784; русский перевод: Хониат Никита. Никиты Хониата
история, начинающаяся с царствования Иоанна Комнина: В 2 т. / Византийские историки, переведенные с
греч. при С.-Петерб. Духовной Академии / Под ред. В. И. Долоцкого и Н. В. Чельцова. - СПб., 1860-1862.
См. описание, основанное на рассказе Хониата в книге С. М. Бранда: С. М. Brand. Byzantium Confronts the
West (1180 — 1204). – Cambridge, 1968. - P. 267. “История” Хониата является нашим главным источником
по периоду 1180-1205 гг.
5
V. Grumel. La chronologie des patriarches de Constantinople de 1111 à 1206 // Byzantinoslavica. - 1943. – I. - P.
268.
6
Знаменитый и многочисленный род Каматиров только в последней четверти XII в. дал двух патриархов –
Василия II Каматира (1183-1186), упоминаемого нами Иоанна X Каматира – и одного архиепископа Охрида:
Иоанна Каматира (после 1183-1212?). См.: А. П. Каждан. Социальный состав господствующего класса
Византии XI-XII веков. – М., 1974. – С. 89.
7
Георгий Акрополит. История / Пер., вступ. ст., комм. и прил. П. И. Жаворонкова. – СПб.: Алетейя, 2005. –
Прим. 94.
8
См.: Georgii Acropolitae. Opera / Rec. A. Heisenberg. Editio stereotypa editionis anni 1903 correctior cur Peter
Wirth. – Stuttgart, 1978. – Vol. I. - P. 11; V. Grumel. Les Régestes des Actes du Patriarcat de Constantinople. –
Paris, 1947. I: Les actes des Patriarches. - Vol. III. - N. 1202.
новые обязанности. Возможно, он видел, что пришел конец: он умер спустя
одного-двух месяцев после своей отставки.
Западные источники утверждают, что патриарх Иоанн Каматир и новый
император Алексей IV (царевич, который вошел в состав крестоносцев)
подчинились папе Иннокентию III. Однако, как показывает переписка между
Каматиром и Иннокентием III, это находится явно не в согласии с отношением
патриарха к папству. Во всяком случае, подчинение Каматира, если таковое и
было, должно быть рассмотрено в контексте опасной ситуации 1203 г. и давления
Алексея IV, который был должен выполнить условия соглашения 9. Достаточно
хорошо известно, что надежда на воссоединение использовалась как приманка в
течение многих десятилетий Византией, чтобы получить поддержку папства. 10
Алексей IV и Каматир следовали шагами своих предшественников, и подобно им
едва ли были заинтересованы успехом такой унии. К тому же огласить унию было
бы опасно ввиду очень эмоциональной атмосферы в столице в то время.
После завоевания Константинополя патриархом был поставлен венецианец
Морозини. Известно, что Иннокентий знал о большой враждебности к
крестоносцам на Востоке; он сказал, что греки ненавидели их более, чем псов. 11 И
все же Иннокентий дал инструкции Морозини, чтобы греки приняли юрисдикцию
папы и признали главенство Рима. Если по вступлении на престол Иннокентия в
1198 г. раскол еще был не так очевиден, он стал таким к концу его понтификата
(1216 г.).
Именно в этом историческом контексте должна рассматриваться переписка
между патриархом Иоанном Каматиром и папой Иннокентием III в 1198-1200 гг.
По вступлении на папский престол Иннокентия в 1198 г. он получил
поздравительное письмо от Алексея III и поспешил отправить ответы в августе
того же самого года Византийскому императору и патриарху. Алексей III и Иоанн
X быстро дали ответ Иннокентию в феврале 1199г. В начале ноября 1199 г.
Иннокентий ответил на оба письма; ответ Каматира был отправлен весной 1200 г. 12
9
По соглашению, заключенному послами Алексея в захваченном крестоносцами Задаре в январе 1203 г.,
Алексей, взойдя на трон, должен был выплатить участникам похода 200 тыс. марок, содержать в течение
года флот крестоносцев, принять участие в походе в Палестину во главе 10 тыс. воинов, а византийская
церковь должна была подчиниться Риму. См.: Villehardouin Geoffroi de. La conquête de Constantinople. –
Paris, 1938-1939. – Vol. 1-2. - N. 93-94.
10
S. Runciman. Eastern Schism. - P. 102 f; Brand. Byzantium. - P. 230-231.
11
Сравни хорошо известное письмо Иннокентия: PL 215. - Col. 701.
12
При датировке писем следуем Грюмелю: Les Regestes. - I. - Vol. III. - PP. 190, 192.
Особый интерес переписки Каматира состоит в том, что она была написана
только за несколько лет до Четвертого Крестового похода, когда фактически
разрыв отношений между двумя большими церквями не был окончательным, и
когда восстановление отношений еще было возможным. Кроме того, переписка,
изложенная в рамках традиционной святоотеческой экзегезы, противоположна
тенденциозным и полемическим текстам пост 1204 г., когда длительные
постоянные вероучительные разногласия были усилены глубокой национальной
ненавистью.
Важно то, что эта захватывающая переписка является косвенным плодом
попыток Иннокентия получить поддержку Византийского правительства для
своего любимого проекта - Четвертого Крестового похода. Для византийско-
папского союза имелось много причин за, так оба выступали против дома
Гогенштауфенов, оба желали предотвращения союза Германии и Сицилии, не
говоря уже об отклонении стремлений Гогенштауфенов от Константинополя.
Отсюда попытки Иннокентия убедить Каматира вернуться в лоно римской Церкви.
В то время как письма Иннокентия к императору были относительно
свободны от богословского вопроса, переписка с патриархом является отличной.
Первое письмо папы патриарху было точно описано как богословский
комментарий на евангельские слова Tu es Petrus.13 В дополнении к развитию
текстов Нового Завета о первенстве Петра (Мф. 16: 18, Лк. 22: 32, Ин. 21: 17) 14 он
замечает, что греки находятся вне врат спасения - римской Церкви - в которые они
должны спешить войти: поп attendens quod una tantum exstitit area, intra quam sub
uno rectore quicunque fuerunt leguntur in cata-rlysmo salvati; qui autem extra ipsam
inventi sunt, omnes in diluvia perierunt.15
Второе письмо Иннокентия еще более сложно и содержит ясную и строгую
демонстрацию первенства престола св. Петра. Первенство римской кафедры было
установлено не человеком, а Богом, и, кроме того, Римская церковь обладает
полнотой духовной власти и является матерью всех церквей “не в связи со
временем, а в связи с достоинством . . . не потому что Петр первый по времени, но
13
PL 214. - Col. 327—329 (Regest. Lib. I. 354).
14
Новозаветное основание первенства: Иоахим Гнилка. Служение Петра – по новозаветным основаниям;
Феодор Стилианопулос. К вопросу о библейском основании первенства // Петрово служение. Диалог
католиков и православных. Под ред. Вальтера Каспера. – М., Библейско-богословский институт св. апостола
Андрея, 2006.
15
PL 214. - Col. 328 С.
предпочтительный по достоинству” (поп ratione temporis sed ratione potius dignitatis
16
. . . non quod Petrus sit prior tempore, sed potior dignitate). Это неотразимая
формулировка крайне-папского представления, которое развилось на Западе со
времени Григория VII, и теперь было облечено в плоть и кости в понтификат
Иннокентия. Оба письма в действительности являются приглашением к союзу;
цель заключается в том, чтобы вернуть в загон “византийских еретиков”, чтобы
закинуть римскую сеть так широко, как только возможно. Это могло быть сделано
- как оба поняли - только через общий собор. Однако в последнем письме папа
требует абсолютного подчинения от Восточной Церкви, что является
предварительным условием любого такого собора.
В своем первом письме Иннокентию III Иоанн X Каматир выражает
недоумение по поводу того, как римская Церковь является “одной и вселенской”
(μία και. γενική), в то время как стадо Христовых овец было распределено
многочисленным пастырям, которые в свою очередь состояли под Христом –
нашим “общим главным Пастырем и Путеводителем” (ποιμενάρχης και καθηγεμών
κοινός) (fol. 273v). И как возможно для римской Церкви быть вселенской матерью
всех других церквей.17 По мнению патриарха, это название более соответствует
Иерусалимской церкви. Здесь Христос родился, возрастал и проповедовал наше
спасение; и здесь река благодати изливалась - источник, из которого другие реки
родились и впоследствии оросили целый мир, даже борозды Римской церкви (fol.
275v). Кроме того, патриарх замечает, что это Рим уклонился в раскол, как
показывает добавление, которое было внесено в Символ веры 18, против чего
свидетельствует Священное Писание (Ин. 15:26) и соборы. На соборах
присутствовали папские представители, которые подписали и согласились с
соборными решениями.
Второе письмо - более длинное, чем первое. В нем более продуманно
излагается “первенство Петра” и оно может быть описано как Византийский
комментарий на евангельские слова Tu es Petrus. Действительно, Каматир в этом
письме рассматривает вопрос с той позиции, которую называет “первенством
Апостольского престола” (fol. 270v): “Где в святом Евангелии Христос говорит, что

16
Ibid. - Col. 763 C. Иннокентий цитирует множество текстов из Священного Писания, толкуя их по своему
усмотрению.
17
Ср. письмо Иннокентия: PL 214. - Col. 327.
18
Имеется в виду Filioque, т.е. исхождение Святого Духа от Отца и Сына.
Римская церковь - глава, вселенская и кафолическая матерь церквей повсюду в
мире, или какой из вселенских соборов сформулировал это учение, как Вы
понимаете, о вашей церкви?” (fol. 271r). Для патриарха такая идея, очевидно, не
существует в Евангелии, никогда Вселенские соборы не узаконивали такое учение.
С другой стороны, если первенство основывается на проповеди и смерти Петра в
Риме, это - не достаточная причина, так как другие церкви получили то же самое
Евангелие от других апостолов, так же как и от Петра. Следовательно, Рим
присваивает то, что принадлежит всем.
В действительности Римское первенство действительно основывается на
пентархии, где Римская кафедра является первой среди равно почитаемых сестер.
Это единственное, что отличает ее от других. Эти пять патриархатов походят на
пять чувств: они исполняют различные функции, и каждый делает свой вклад в
организм, но ни один не является полнее других. Действительно, пентархия
подобна струнам инструмента, где каждая струна обладает своим собственным
звуком и когда они звучат вместе, то производят одну гармоничную мелодию.
Таким образом, это происходит с патриархами, которые поразили плектром всех -
Святым Духом (271r - 271v).
Далее Каматир переходит к сущности своей аргументации, исследуя
первенство Петра в апостольской общине, и из этого извлекает аналогию:
первенство папы в соборе епископов. Действительно ли Петр был “вселенским и
община учеников была подчинена и послушна ему как лидеру и господину?” (fol.
271v - 272r). Та же самая благодать, та же самая власть творить чудеса была
предоставлена всем апостолам в равной степени, утверждает патриарх. Это
означает, что никто не находился в подчинении Петру. Даже знаменитый отрывок
из Мф. 16: 18-19, назначающий Петра основанием церкви, не является
исключительным для Петра: “так как мы верим этому не меньше других апостолов
Христа” (ημείς γαρ ουδέν ήττον ταϋτα διανοούμενα και περί των άλλων αποστόλων
Χρίστου) (fol. 272 v ). Церковь утверждена не только на Петре, но на “основании
апостолов и пророков” (Эф 2:20); если Петр - “первый ученик”, то Павел -
“избранный сосуд” (Деян 9:15), а Иаков занимал первое место на Иерусалимском
Соборе.19 Глава церкви ни Петр, ни Рим, но Христос, подлинный краеугольный
камень Церкви.
Каматир здесь следует традиционному святоотеческому толкованию –
толкованию, преобладающему во всех Византийских текстах, имеющих дело со
знаменитым текстом Евангелия от Матфея. 20 А именно слова Христа Петру -
следствие исповедания Петра, на этом исповедании Церковь основана. 21 Тем не
менее, патриарх полностью не отвергал личное первенство Петра в апостольской
общине, как иллюстрируют следующие слова: “Мы заявляем, что Петр был
поставлен Христом прежде других учеников, и в чести предшествовал другим и
был возвеличен таким первенством. И мы верим, что церковь Рима является первой
в ранге и чести, как среди сестер равной чести, среди других церквей Божьих,
удостоенных патриаршим званием, … Такое первенство и честь было
предоставлено ей за эти годы не потому, что Петр был поставлен епископом в Риме
Христом ... или потому что он умер там. На самом деле, первый аргумент
ограничивает честь, предоставленную апостолу, ограничивая одним Римом,
человек, который был послан совершить обрезание евреев по всему миру; второй
едва ли является источником гордости для Рима. Такая честь была предоставлена
вашей церкви, потому что тогда она была возвеличена императором и сенатом, ни
один из которых не находится там сегодня” (fol. 272 bisv).22
В этом замечательном отрывке Каматир пытается соединить различные нити
своей аргументации. Во-первых, Петр не может быть ограничен географически
Римом, так как он был послан ко всем обрезанным в мире; он - свидетель целого
мира, не только Рима. Следовательно, его миссионерское служение, его
деятельность не может быть отождествлена с деятельностью епископа Рима.
Апостольская деятельность никогда не была ограничена определенной кафедрой;
19
Эти слова должны были стать типовыми аргументами последующих православных авторов. Ср.:
Meyendorff J. St. Peter in Byzantine Theology. - P. 79.
20
Ср. Meyendorff. The Primacy. - P. 74 f.
21
Для многих отцов, особенно на Востоке (а конкретнее – для принадлежавших антиохийской школе
зкзегезы), камень (в известном отрывке Евангелия от Матфея – Мф. 16, 18) – petra по-гречески – вера,
которую исповедал Петр (чье имя по-гречески звучит Petros). На вопрос Иисуса: “а вы за кого почитаете
меня”, Петр ответил: “Ты – Христос, Сын Бога Живого” (Мф. 16, 15-16). Церковь зиждется на том, что
Христос есть Истина. Люди принадлежат Церкви лишь поскольку они признают эту Истину, то есть
исповедуют веру Петра. В этом смысле верные, каждый в отдельности и все вместе, есть “преемники”
Петра. “Если мы вслед за Петром произносим: Ты – Христос, Сын Бога Живого, мы тоже становимся
Петром, - писал Ориген, - всякий, уподобляющийся Христу, становится Петром”. “На этом камне Я
воздвигну Церковь Мою, то есть на вере твоего исповедания”, - толкует слова Иисуса Иоанн Златоуст и ему
следуют в этом большинство известных последователей Антиохийской школы.
22
Перевод выполнен свободно.
тогда как епископ действует в пределах отдельной области, апостол никогда не
ограничивается отдельной кафедрой. Петр не был первым епископом Рима, так как
есть значительное различие между апостольским служением и епископским. Во-
вторых, первенство, которым обладает епископ Рима - аналогично первенству
Петра в апостольской общине - основывается на старой светской связи Рима; он
был имперским городом и столицей. Честь, которой Рим обладает, не приходит ни
от Христа, ни от Петра, но от имперской связи Рима. 23 Вера Иннокентия в
божественное происхождение Римского первенства - apostolicae sedis primatus,
quern поп homo sed Deus, imo verius Deus homo constituit – противопоставлена
исключительно секулярному пониманию первенства Каматиром, что исторически и
канонически доказуемо.24
Таким образом, понимание римского примата патриархом Иоанном X
Каматиром можно свести к следующим пунктам: 1) Петр проповедовал не только в
Риме, но еще и в другом месте, и так папа не должен испытывать ложное чувство
гордости в связи с его смертью там; 2) пять патриархатов равны, ни один не имеет
власти господствовать над другими и Рим имеет только первенство чести; 3) один
Христос глава Церкви и Его слова Петру относятся ко всем апостолам, но особенно
к Павлу, апостолу язычников; 4) Рим не является исключительным и др. кафедры
имеют особую славу. Патриарх решительно заявил, что он никогда не откажется от
этой позиции.
Каматир находился в пределах ортодоксальной экклезиологии, которая
имела длинную традицию, и его письма являются яркими свидетелями этого факта.
Он постепенно понял, как другие это сделали в двенадцатом столетии,
существование другой радикальной экклезиологии, противостоящей экклезиологии

23
Соборы и особенно Халкидонский (правило 28) формулируют причины Римского первенства. По поводу
Рима отцы IV Вселенского (Халкидонского) собора 451 г. заявили, что “сто пятьдесят епископов”,
собравшиеся в Константинополе в 381 г., “по праву предоставили прерогативы (ta presbeia) престолу
старого Рима, ибо это был имперский город; побуждаемые теми же мотивами сто пятьдесят епископов…
предоставили те же прерогативы (ta presbeia) святейшему престолу нового Рима, справедливо рассудив, что
город, которому оказана честь присутствием императора и сената и пользующийся такими же гражданским
прерогативами, что и старый имперский город Рим, должен был столь же велик, как и тот, в делах
церковных, будучи вторым после него”. Цит. по: В. Николае Дурэ. “Первенство Петра”. Роль епископа Рима
согласно каноническому праву Вселенских соборов первого тысячелетия // Петрово служение. - С.200.
Слово ta presbeia было, однако, переведено на латинский словом primatum (первенство), а не privilegia.
“Первенством” Рим обязан своему статусу столицы Римской империи – так же, как и Константинополь.
Политическое значение города составляло единственный критерий почетного положения первенствующих
престолов вселенской Церкви той эпохи. Именно такое понимание римского первенства Каматир и
подразумевает.
24
Это слова, с которых Иннокентий начал свое письмо. PL 214. - Col. 758.
его собственной церкви, а именно, монархическое крайне-папское мнение, точка
зрения римской Церкви.