Вы находитесь на странице: 1из 24

К А З АЧ Е С Т В О

Николай Лысенко
Нация или субэтнос?
Размышления об этногенетической природе казачества

Муза — только свобода и воля, ся день ото дня мировоззренческого


Песня — только к восстанию зов. разрыва между взглядом лучшей части
Вера — только в Дикое поле, русских националистов на казачество
Кровь — одна лишь в стране казаков! и взглядом лучшей части казачества
Николай Туроверов, казацкий поэт на самое себя. Наличие этого разрыва
как-то недооценивается русской наци-
ональной интеллигенцией, особенно в
Вместо предисловия Москве, но он, этот разрыв, существо-
В шестом номере журнала «Вопро- вал в историческом прошлом, имеется
сы национализма» опубликована под- сейчас, а главное, к сожалению, имеет
борка материалов «круглого стола» — устойчивую тенденцию к углублению.
«Что России делать с Кавказом?». Не Если эта негативная тенденция не бу-
пытаясь сейчас полемизировать с при- дет преодолена — уже в самой ближ-
влеченными к сему обсуждению специ- несрочной перспективе неизбежно
алистами, должен, тем не менее, ска- возникнет ситуация, когда русские
зать, что некоторые из заявленных на националисты будут смотреть на ка-
«круглом столе» суждений имеют под- заков примерно так же, как ныне они
черкнуто субъективистский, иногда смотрят на украинских самостийников
явно умозрительный характер, а сле- или на представителей неказацкого
довательно, с трудом дружат с реаль- Кавказа. Чтобы сохранить веками вы-
ностью. Например, политолог А. Епи- зревавший этнополитический альянс
фанцев, позиционирующий самого между русскими и казаками, очень
себя как «наполовину казак» (выраже- нужны, как и во многих других аспек-
ние, с точки зрения казацкого словаря, тах межнационального взаимодей-
нелепое, ибо для обозначения индиви- ствия, — своевременный диалог, заин-
дуума, который «наполовину казак», тересованное «узнавание» друг друга,
есть давно бытующий термин — «бол- непредвзятость и доброжелательность
дырь»), проявил прямо-таки шокирую- взаимных оценок.
щую пристрастность в отношении со- В свое время я положил немало вре-
временного российского казачества1. мени и сил за идеалы русского возрож-
Я не имею ни малейшего желания дения, отчетливо понимая при этом,
даже прикасаться к употребленной что хотя я и являюсь по мироощуще-
А. Епифанцевым в отношении казаче- нию и происхождению родовым каза-
ства «терминологии» («побрякушки», ком, русскость моя не подлежит (для
«полуалкоголики», «дискредитация» меня, по крайней мере) ни малейшему
и т.п.). Однако этот эпизод, при всей сомнению. Ныне я только укрепился
внешней малозначимости, вновь на- в этой своей оценке. Чтобы подобное
помнил мне о факте увеличивающего- же мироощущение разделяла также
наиболее ценная, быстро восстанавли-
1
Что России делать с Кавказом? // ВН. вающая национальный архетип часть 111
2011. № 6. С. 31–32. казачества, нужно начать, причем не-
Николай Лысенко

замедлительно, основательный и от- ужаса революции только одним спо-


кровенный русско-казацкий диалог. собом — если вся она проникнется ка-
Нам — казакам и русским — есть что зацким духом, введет у себя казацкие
прояснить в собственной нелегкой обычаи и казацкое право — главным
истории, есть о чем договариваться и образом в сфере земельного устрой-
есть ради чего объединяться. В каче- ства.
стве первого шага к такой конструк- Как мы знаем, процесса разумного
тивной (хотя, уверен, весьма непро- оказачивания России не произошло.
стой) дискуссии я предлагаю редакции По этой и по многим другим, столетия-
«ВН» свою статью об этногенетиче- ми вызревавшим внутри России при-
ской природе казачества. чинам — страна рухнула в пропасть
Тема эта сложнейшая, очень поли- антинациональной, антирусской по
тизированная, но, без всякого сомне- своей глубинной сущности революции,
ния, для сохранения русско-казацкого логичным следствием которой явился
этнополитического альянса — крае- чудовищный по жестокости геноцид
угольная. В статье я попытался по- казачества, а вслед за ним методичное
казать русской аудитории, на какой и катастрофическое обескровливание
основе исторически возникли пред- русского народа.
ставления о самобытной казацкой Рубеж конца XX — начала XXI в.
идентичности — представления, кото- ознаменовался напряженными поис-
рые были, есть, будут и которые могут ками казачеством (по крайней мере,
исчезнуть только тогда, когда исчезнет его наиболее мыслящей, лучшей ча-
с лика Земли последний родовой ка- стью) своего собственного, утрачен-
зак. Замечания и оценки друзей, равно ного в горниле революции и «мясо-
как и критику конструктивных, нерав- рубке» Советов, подлинно казацкого
нодушных оппонентов, с благодарно- пути. Один из важнейших, поистине
стью прочту в своей электронной по- фундаментальный вопрос, который
чте: rusasia777@gmail.com. неизбежно встает сегодня перед по-
литически мыслящими казаками, адре-
Вся история России сделана сован определению внутренней сущ-
странным народом? ности, подлинной природы казачества.
История и современное бытие каза- Проще говоря, определению того, что
чества необычайно сложны, интересны есть казак? Кто он — социальный слу-
и, к сожалению или счастью, разновек- жащий (воин, опричник, пограничник
торны. Не станет ошибкой утвержде- и т.п.) или же полноправный, а потому
ние, что вне истории казачества не- национальнообязанный представитель
мыслимо понять историю России, по самобытного казацкого племени.
крайней мере, совершенно точно — не- Важность означенной проблемы по-
возможно иметь верное представление нимают сегодня многие: и те, кто счи-
об истории и природе Российского го- тает себя горячим сторонником воз-
сударства. рождения казачества, и те, кто весь-
Лев Николаевич Толстой — один ма яро и последовательно противят-
из наиболее глубоких русских мыс- ся этому процессу. Действительно, от
лителей рубежа XIX — XX вв., остро того, как мы ответим на вопрос: явля-
предчувствовавший всю опасность ются ли казаки военно-служилым со-
надвигавшегося на Россию революци- словием, субэтносом русского народа
онного фантома, высказал любопыт- или все же они — этнически субъект-
ную мысль, показавшуюся современ- ная общность, самобытный народ —
никам почти смехотворной, но в итоге очень многое может поменяться как
112 оказавшуюся пророческой. Толстой в исторической судьбе самого казаче-
заявил, что Россия может спастись от ства, так и в судьбе Российского го-
Нация или субэтнос?

сударства, волей Божьего провидения работы над книгой мне доводилось


распространившегося на земли Казац- получать письма и наказы казаков,
кого Присуда2. требующих “дать достойный отпор
«Фактор этничности казаче- проискам ЦРУ”»3. Логично предполо-
ства» — так для краткости назовем жить, что коль скоро ширится правед-
означенную выше проблему — на про- ный гнев казаков против происков цэ-
тяжении всей истории России вызы- рэушников, значит — не дремлет враг,
вал непримиримые идеологические жив, стало быть, курилка…
столкновения генетически не имею- Несколько выше Шамбаров красоч-
щих никакого отношения к казачеству но описывает сцену якобы состояв-
российских интеллектуалов. Сегодня шейся вербовки кубанского атамана
представители некоторых интеллекту- А.Ф. Ткачева агентами все того же, по-
альных кругов (заведомо неказацкого видимому, вездесущего ЦРУ (государ-
происхождения) вынужденно говорят ственная принадлежность вербовщи-
о казачестве только как об «этнокуль- ков из текста трактата не ясна). В ходе
турном образовании русского и ча- сей операции «вербовщики», по сло-
стично украинского происхождения». вам Шамбарова, — «неотрывно гля-
При этом они же настойчиво пропа- дели» на атамана Ткачева, временно
гандируют идеологему о том, что сто- «удалялись» из-за стола, «обменива-
ронниками версии об этнической субъ- лись какими-то малозаметными знака-
ектности казачества являются сплошь ми». Жуть, да и только! Однако несги-
склонные к антироссийскому сепара- баемый Ткачев на это глядение и мало-
тизму казаки либо интеллектуально заметные знаки, разумеется, не под-
опьяненные аурой самостийности ка- дался, и тогда, ничтоже сумняшеся,
зачества необъективные люди. ему было предложено: «любое финан-
Однако следует признать, что и из сирование и помощь». Оные средства
среды казачества время от времени предоставлялись, конечно же, не для
озвучиваются «самостийные страшил- пития горилки и не на подарки секре-
ки», например, об узколобых агентах тарше, а токмо для решения поистине
влияния Запада, числящихся по ведом- геополитической задачи — «отделить
ству казаков-националистов, которые- Кубань от России». Когда же в резуль-
де спят и видят — как бы им выломать тате похвальной стойкости кубанца
из тела «встающей с колен» России Ткачева вербовка бездарно провали-
наиболее лакомый кусок земель При- лась (а могло ли быть иначе?), один из
суда Казацкого. вражеских резидентов, подобно под-
Известный писатель-историк из ка- пившей рязанской бабе, — «даже раз-
заков В.Е. Шамбаров в своем недав- рыдался». (Хорош вербовщик! Какие
нем трактате «Казачество. Путь во- же слабаки, оказывается, эти хваленые
инов Христовых» без всякого лукав- «агенты 007».)
ства, например, заявляет: «…В ходе Я предоставляю читателю отне-
стись к душераздирающей сцене, под-
2
Казацкий Присуд — священные земли ка- робно описанной В.Е. Шамбаровым, в
зачества, издавна завоеванные и населенные меру собственного разумения. Мне же
казаками. «Бог нам землю дал, деды наши ее отчего-то она убедительной или хотя
своей кровью полили — значит и внукам на- бы минимально правдоподобной не
шим здесь взрастать!» — говорили в старину показалась.
казаки. В широком смысле к землям Казацко- Возникает, правда, вопрос: зачем же
го Присуда нужно относить полосу лесосте- вообще взялась столь откровенно по-
пи, степи и гор, протянувшуюся в широтном
3
направлении от бассейна реки Днепра до бас- Шамбаров В.Е. Казачество. Путь воинов
сейна реки Урал включительно. Христовых. М., 2009. С. 654.
113
Николай Лысенко

тешная мизансцена в этом обстоятель- уровни, для чего термином субэтносы


ном и, по сути, безусловно полезном казачества наделяются казаки «верх-
трактате о казачестве? недонские и нижнедонские, черномор-
Не хочу снискать себе лавры Зоила, цы и линейцы и т.п.».
но мне показалось, что для единствен- Агитпроп о «субэтносе» не дает, к
ной только цели — чтобы слегка оза- сожалению, В.Е. Шамбарову увидеть
дачить казацкую (и припугнуть — око- недопустимость (во всяком случае для
локазачью) аудиторию перед предъяв- казака!) смысловых параллелей меж-
лением главного идеологического по- ду понятием «казачество» и «молеку-
стулата автора. Этот постулат прост, лой, состоящей из атомов». А желание
как автомат Калашникова: «произво- придать своим рассуждениям науко-
дить казачество в “отдельную на- образность приводит автора к весьма
цию” нельзя»4. неуклюжим ссылкам на Л.Н. Гумилева,
Шамбаров старается особенно не который казацкой темой никогда спе-
углубляться в тему: почему и зачем циально не занимался и (не будем лу-
«нельзя», а также до какого времени кавить!) был не слишком авторитетен
это «нельзя» может действовать. Вме- как исследователь в скифо-аланско-
сте с тем он пытается подпереть это казацкой проблематике. Однако даже
«нельзя» наукоемкими рассуждени- великий этнолог Лев Николаевич, об-
ями, что казаки якобы до революции ладавший отменным чувством юмора
«от великорусской нации себя не отде- (памятью о личном знакомстве с ко-
ляли». А при последней переписи на- торым я дорожу и учеником которо-
селения будто бы (ибо как это может го себя числю) был бы, вероятно, в не-
быть известно Шамбарову?) «подавля- коем интеллектуальном шоке, если бы
ющее большинство казаков обознача- узнал, что согласно якобы его теории
ло себя как “русский” или “русский, этногенеза, субэтнос какого-либо на-
казак”». рода сам, в свою очередь, распадает-
Мне трудно судить, но, вероятно, ся на более мелкие субэтнические со-
один раз вступив на шаткий мостик ставляющие. Прямо скажу — принцип
откровенного агитпропа, далее уже складывания русской матрешки может
трудно удержаться на нем без допол- быть и хорош для иллюстрации преем-
нительных балансиров. Одним из та- ственности власти в Кремле, но в каче-
ких балансиров стало весьма небреж- стве наглядного пособия в этнологии
ное, с научной точки зрения, «притя- он явно избыточен.
гивание за уши» в систему аргумента- Я сознаю, конечно же, что любые
ции автора теории этногенеза Л.Н. Гу- историсофские экскурсы с использо-
милева. В результате казаки оказались ванием понятийного аппарата теории
не только субэтносом великорусского этноса, равно как и любые методоло-
народа, но и сами стали состоять (как гические штудии в этой сфере требуют
мнится В.Е. Шамбарову) — «из ряда более-менее специальной подготовки
субэтносов — казаков донских, ку- (которую, к слову сказать, писатель
банских, терских, уральских и др., Шамбаров вовсе не обязан иметь). Од-
отличающихся друг от друга рядом нако тем основательнее должна быть,
особенностей»5. Казацкая фантасма- на мой взгляд, историографическая
гория на этом, разумеется, не заканчи- корректность объективного популя-
вается, и далее казачество вполне ло- ризатора, особенно когда он начинает
гично раскладывается Шамбаровым размышлять о сложнейшей проблема-
буквально на этнически атомарные тике этносоциального статуса казаче-
ства, ибо даже для специалистов «тай-
114
4
Там же. С. 643–650. на сия велика есть!». Именно поэтому
5
Там же. С. 653–654. наш дальнейший анализ «фактора эт-
Нация или субэтнос?

ничности казачества» следует начать, эпистолярного наследия российских


как мне представляется, с упоминания интеллектуалов как дореволюционно-
о научном труде известного историка, го, так и советского периода истории
научная репутация которого в смысле России (достаточно вспомнить, напри-
апологетики казацкой самостийности мер, в каком стиле высказывались Лев
абсолютно беспорочна, ибо он глубо- Троцкий и Владимир Ульянов-Ленин,
ко, последовательно и по-своему ярко клеймившие казаков как «зоологиче-
не любил казачества. скую среду»). Это один полюс мнений.
Николай Иванович Ульянов, из- Другой полюс представлял, напри-
вестный историк Русского зарубежья, мер, русский генералиссимус Алек-
создал подлинно антиказацкий ше- сандр Васильевич Суворов, востор-
девр — основательный историографи- женные суждения которого о казаках
ческий опус «Происхождение украин- общеизвестны. Именно Суворов, вме-
ского сепаратизма». В этом предельно сте с князем Потемкиным, сумели убе-
идеологизированном труде есть нема- дить Екатерину II прекратить в отно-
ло размышлений о «хищной природе шении запорожских казаков политику
казачества», обильных цитат из поль- «тихого геноцида», переселив остав-
ских источников, сравнивающих ка- шихся после разгрома Запорожской
заков с «дикими зверями». С особым, и Новой Сечи запорожцев на Кубань.
без преувеличения сказать, сладостра- Так на Кубани возникло сорок казац-
стием Н.И. Ульянов цитирует путевые ких станиц, из которых 38 получили
впечатления некоего московского попа традиционные наименования куреней
Лукьянова, невесть каким ветром зане- Запорожской Сечи.
сенного на земли Присуда Казацкого: В когорту «казакофилов» входил,
«Вал земляной, по виду не крепок до- бесспорно, Лев Николаевич Толстой,
бре, да сидельцами крепок, а люди в неоднократно высказывавший мысль
нем что звери;… страшны зело, чер- о том, что Россия как государство — в
ны, что арапы и лихи, что собаки: из неоплатном долгу перед казаками.
рук рвут. Они на нас стоя дивятся, а Приведу лишь наиболее извест-
мы им и втрое, что таких уродов мы ное из высказываний Льва Толстого:
отроду не видали. У нас на Москве и «…Вся история России сделана каза-
в Петровском кружале не скоро сы- ками. Недаром нас зовут европейцы
щешь такого хочь одного»6. казаками. Народ (очевидно, что име-
Примечательно, что таковым опи- ется в виду русский народ. — Н.Л.) ка-
санием поп Лукьянов «наградил» ка- заками желает быть. Голицын при
зацкий городок Хвастов — атаман- Софии (канцлер Голицын при правле-
скую ставку прославленного казацко- нии царицы Софьи. — Н.Л.) ходил в
го вождя Семена Палия. Логично до- Крым — осрамился, а от Палея (тот
мыслить (хотя этого напрямую и нет самый казачий атаман Семен Палий из
в тексте Ульянова) — уж коль скоро Хвастова. — Н.Л.) просили пардона
в Хвастове у самого Палея все каза- крымцы, и Азов взяли всего 4000 каза-
ки сплошь «звери и уроды», то что же ков и удержали, — тот самый Азов,
говорить о более заурядных, так ска- который с таким трудом взял Петр
зать — более близких народу — пред- и потерял…»7.
ставителях казацких станиц? Удивительно, но остается, по-
Мнение Н.И. Ульянова и попа Лукья- видимому, фактом, что позитивная
нова можно было бы подкрепить еще или отрицательная оценка казачества
десятком подобного же сорта цитат из тем или иным русским интеллектуалом

6 7
Ульянов Н.И. Происхождение украин- Толстой Л.Н. Полное собрание сочине-
ского сепаратизма. М.,1996. С. 17. ний: в 90 т. М., 1952. Т. 48. С. 123.
115
Николай Лысенко

зависела от того, насколько позитивно бую же неприязнь, граничащую с не-


или отрицательно оценивал этот ин- навистью, вызывало у казаков исто-
теллектуал собственно русскую жизнь рически сложившееся в среде русско-
во внутренних областях страны. го социума, а потому воспринимавшее-
Показательна в этом смысле психо- ся этническими русскими как социаль-
логическая реакция на пребывание в ная норма, деление общества на рабов
среде казачества известного путеше- и господ, на высокомерную «белую
ственника по Дальнему Востоку Ми- кость» и унижаемое «быдло».
хаила Ивановича Венюкова, уроженца Иллюстрацией к сказанному мо-
мелкопоместной дворянской семьи из жет служить исторический очерк ка-
села Никитского Рязанской области. зацкого писателя Г. Немченко, опи-
В своей работе «Описание реки Уссури савшего действительно произошедший
и земель к востоку от нее до моря» М.И. в 1914 г. инцидент. После объявления
Венюков пишет: «…Во все время моего Россией войны Германии и Австрии из
путешествия по Сибири и Амурскому станицы Отрадной началась передис-
краю я сознательно пытался укло- локация на запад Хоперского казацко-
ниться от постоя, или даже ночевки го полка. Вслед за уходящим на войну
в домах здешних казаков, предпочи- казацким воинством, как это было из-
тая всякий раз постоялые дворы, ка- давна принято у казаков, какое-то вре-
зенные учреждения или, по необхо- мя, иногда достаточно долгое (два-три
димости, избы русских переселенцев. дня), ехали провожающие — старики
Пусть в казачьих домах и богаче и и женщины. Так было и в этот раз: за
чище, но мне всегда была невыносима полковым строем и параллельно ему
эта внутренняя атмосфера, царящая ехали подводы и брички провожаю-
в семьях казаков, — странная, тя- щих станичников. Одна из казачек,
желая смесь казармы и монастыря. спеша поравняться с полком, выехала
Внутренняя недоброжелательность, за пределы дороги и промяла колесами
которую испытывает всякий казак брички край колосящегося помещи-
к русскому чиновнику и офицеру, во- чьего поля. Заметив сию «дерзость»,
обще к русскому европейцу, почти не- к женщине подскакал один из офице-
скрываемая, тяжелая и язвительная, ров штаба, русский дворянин Эрдели,
была для меня невыносима, особенно и наотмашь хлестнул казачку плетью.
при более-менее тесном общении с Возмездие за унижение казацкой жен-
этим странным народом»8. щины не замедлило свершиться: из по-
Примечательно, что эти строки о ходного строя выломился молодой ка-
«тяжелом и странном» народе писал зак и, не вступая в пререкания и выяс-
весьма дотошный и объективный ис- нение обстоятельств, зарубил шашкой
следователь, который совершил свое офицера Эрдели.
путешествие по Уссури в окружении Аналогичный случай описывает в
тринадцати казаков и только одно- своих мемуарах известный русский
го «русского европейца» — унтер- террорист Борис Савинков. На одной
офицера Карманова. из площадей Петербурга, накануне от-
Справедливости ради стоит подчер- речения Николая II от престола, про-
кнуть, что казаки действительно креп- исходил многолюдный митинг рабочих
ко недолюбливали «русских европей- какого-то завода. По приказу свыше
цев», не распространяя, впрочем, эту на площадь выехало до полусотни
нелюбовь на весь русский народ. Осо- казаков, которые, по мысли градона-
чальников, должны были разогнать и
8
Венюков М.И. Описание реки Уссури вытеснить с площади людское сбори-
116 и земель к востоку от нее до моря // Архив ще. Однако казаки не спешили пускать
ИРГО (СПб.). Папка 135 (Венюков). Л. 52. в дело нагайки, они растянулись це-
Нация или субэтнос?

пью вдоль края площади и наблюдали. В свое время Л.Н. Гумилев ввел в
Видя полное отсутствие «державного научный оборот понятие этнической
рвения» у казаков, власти выдвинули комплиментарности (две категории:
на площадь русский полицейский па- положительная и отрицательная), ко-
труль, офицер которого обрушился на торая определялась исследователем
сгрудившихся людей, среди которых как ощущение подсознательной вза-
были женщины и дети, с грязной бра- имной симпатии (или антипатии) этни-
нью. Тогда один из казаков молча, без ческих индивидуумов, определяющее
всяких объяснений и предупреждений, деление на «своих» и «чужих».
вскинул винтовку и убил полицейского Если воспользоваться предложен-
офицера наповал. После этого казаки, ным Гумилевым научным инструмен-
под восторженные крики оторопевших тарием, то окажется, что М.И. Веню-
было работяг, выстроились в поход- ков (а также другие «русские европей-
ную колонну и ускакали с площади. цы») и амурские казаки — суть два раз-
Важно подчеркнуть, что в револю- личных, причем взаимно отрицатель-
ционных событиях 1917–1918 гг. в ка- но комплиментарные («чужие») друг
зацких воинских формированиях не другу этносы. Но почему же тогда по-
произошло ни одного случая бессуд- ложительно комплиментарны казаче-
ной расправы рядовых казаков с ка- ству, абсолютно «свои» для него та-
зацким офицером. В русских же пол- кие бесспорно этнически чистые рус-
ках в эти годы подобные инциденты ские, как А.В. Суворов, Л.Н. Толстой,
исчислялись десятками, если не сотня- А.И. Солженицын?
ми. На русском флоте, где казаков во- Причиной столь полярно различных
обще не было, офицеров расстрелива- оценок казачества со стороны русских
ли, топили, подымали на штыки еще в интеллектуалов, вызывавшей в рав-
бóльших масштабах, чем в сухопутной ной степени как восхищение и жела-
армии. Очевидно поэтому, что описан- ние быть с казаками у одних (вспом-
ные Г. Немченко и Б. Савинковым слу- ним, например, повесть Толстого «Ка-
чаи иллюстрируют ненависть казаков заки»), так и искреннее неприятие, от-
отнюдь не к офицерам вообще, — на- торжение, даже антагонизм у других,
пример, в связи с их более высоким стала, как мне представляется, полно-
иерархическим статусом в армии. Эта ценно сформировавшаяся уже к исхо-
ненависть адресована и не русской эт- ду XVI в. этничность казаков. В отли-
ничности как таковой — исторически чие от казачества, национальное ста-
казаки никогда не отличались агрес- новление собственно великорусов, на-
сивным национализмом. Здесь перед сильственно остановленное, надлом-
нами, как видится, предстает картина ленное и во многом исковерканное
глубинной брезгливости, даже онтоло- так называемыми реформами патри-
гической нетерпимости казачества по арха Никона, а затем пароксизмаль-
отношению к явлению, пользуясь тер- ной деятельностью Петра I, не могло
минологией М.И. Венюкова, — «рус- дать русской интеллигенции единой
ского европейства». По-видимому, ментально-идеологической платфор-
именно это: причудливая смесь об- мы для оценки того или иного обще-
щеевропейской безликости и истори- ственного или национального явления.
чески русских ухваток разнузданно- Отсюда происходит столь шокиру-
го барства вызывала в казацких душах ющая внешнего наблюдателя полярно
такой мощный пароксизм отчуждения различная оценка русскими людьми
и ненависти, что при определенных об- самых разнообразных общественно-
стоятельствах это вело к стремитель- политических явлений, причем подчас
ным кровавым расправам с русскими поистине судьбоносных для России. 117
соотечественниками. Один русский интеллектуал готов
Николай Лысенко

восславить приход большевистской казачества внешними, в первую оче-


революции, другой с ужасом прокли- редь русскими наблюдателями.
нает его; для одного русского челове- Если же оценивать означенные
ка Петр Алексеевич Романов — Петр выше ментально-психологические и
Великий, а для другого этот же пер- общественные явления, свойственные
сонаж — Петр Антихрист (Кровавый, внутренней среде казачества, с точ-
Отступник и т.п.). Столь же полярны ки зрения их соответствия теории эт-
и даже взаимно антагонистичны оцен- ничности по ее классической версии в
ки русскими людьми, причем по всему интерпретации Ю.А. Бромлея, то по-
диапазону социального спектра, дея- просту невозможно не прийти к выво-
тельности Распутина и Николая II, по- ду: казацкое общество в России на ру-
литики Сталина, эпохи «застоя» Бреж- беже XIX–XX вв. обладало всеми при-
нева, событий 90-х годов, наследия знаками, особенностями и только ему
Советского Союза и т.д. Отсутствие присущими социальными свойствами,
единой ментально-идеологической которые со всей очевидностью свиде-
платформы для оценки важнейших для тельствовали о полноценной, завер-
собственной нации явлений — это тре- шенной в своем формировании этнич-
вожный симптом недоразвития, недо- ности казаков.
сформированности этноса, чреватый
утратой как в ближнесрочной, так и «О, Сечь! Ты верного казачества
в долгосрочной перспективе фактора колыбель!»
этнической конкурентоспособности История любого народа отчетли-
для данного народа. во троична: в ней всегда можно выде-
На фоне внутренней ментально- лить древнейший этап — становление
идеологической разобщенности рус- этноса; некую среднюю полосу, более-
ских (утрачен идеал собственно на- менее продолжительную; последняя
ционального образа жизни), на фоне историософски логично переходит
их обрядовой ущемленности (нацио- в историю новую, а уже ее новейшая
нальный обряд практически утрачен, часть представляет по сути своей обоб-
а православный ритуал собственно щенное жизнеописание трех-четырех
русским никак не назовешь), на фоне ближайших к современности поколе-
русских перманентных этнополити- ний. В нашем размышлении о «факто-
ческих метаний (кто мы? русские ев- ре этничности казаков» мы как-то сра-
ропейцы или все же скифы-азиаты?) зу оттолкнулись от среднего периода
казаки поражали всех сторонних на- истории казачества. А как же период
блюдателей (причем как доброжела- древней истории? Может быть, там мы
тельных, так и враждебных) прочно найдем неопровержимые доказатель-
укорененным в национальном мента- ства того, что казаки представляют со-
литете собственно казацким мировос- бой некую органичную, хотя и весьма
приятием, завершенным, полноценно своеобычную ветвь русского или укра-
сформированным стереотипом пове- инского народов?
дения, признаваемым всеми казаками Увы, таких доказательств нет. Вер-
как национальный идеал, отсутстви- нее, доказательства есть, но сугубо
ем каких-либо внутренних метаний в противоположные по знаку: в древ-
пользу смены своей этнополитической них и средневековых источниках Ев-
идентичности. Как представляется, разии есть достаточно много сообще-
именно эти цельность, самоценность и ний, которые однозначно могут трак-
непоколебимость казацкого ментали- товаться как четкие указания на по-
тета, завидная монолитность казацкой степенно формирующуюся самобыт-
118 общественной среды как раз и порож- ную этничность казачества, начиная с
дали ту резкую полярность при оценке XIII в. Чтобы не обременять заинтере-
Нация или субэтнос?

сованного читателя повторением этого себя не считают русскими; что если


текстологически весьма объемного ма- любому казаку предложить вопрос:
териала, сделаю ссылку на известный и “Разве ты не русский?” — он всегда
на сегодняшний день, пожалуй, самый с гордостью ответит: “Нет, я ка-
обстоятельный труд Е.П. Савельева зак!”. Филимонов и Соловьев не были
«Древняя история казачества». В этой казаками»9.
добротной с научной точки зрения ра- В качестве общего контекста всех
боте (при том, разумеется, что необхо- более-менее древних источников мож-
димо делать поправку на существен- но привести, например, сведения «Гре-
ные изменения методологии научных бенской летописи», составленной в
исследований с рубежа XX в. до на- Москве в 1471 году. Здесь говорится
ших дней) подробно проанализирова- следующее: «…Там, в верховьях Дона,
на фактура и достоверность абсолют- народ христианский воинского чина
ного большинства древних и средневе- зовомии казаци, в радости сретающе
ковых источников о процессе форми- (встречающие. — Н.Л.) его (велико-
рования казачьего этносоциума. го князя Дмитрия Донского. — Н.Л.)
Предваряя свое, еще раз подчерки- со святыми иконами и со кресты по-
ваю, — весьма авторитетное с точки здравляюще ему о избавлении сво-
зрения научной аргументации иссле- ем от супостатов и, приносящее ему
дование, Е.П. Савельев пишет: «Каза- дары от своих сокровищ…»10.
ки прежних веков, как это ни стран- Не только в большинстве, а, пожа-
но звучит для историков, не счита- луй, и во всех без исключения источни-
ли себя русскими, т.е. великоросса- ках по истории Руси-России XIV–XVII
ми или москвичами; в свою очередь веков мы не найдем упоминаний каза-
и жители московских областей, да ков в контексте «русскости»; даже от-
и само правительство смотрели на мечая, что «казаци» — народ христи-
казаков, как на особую народность, анский и православный, русские ис-
хотя и родственную им по вере и язы- точники тем не менее никогда не ото-
ку. Вот почему сношения верховного ждествляют их с собственно велико-
правительства России с казаками в русским, московским людом. Описы-
XVI и XVII вв. происходили чрез По- вая деяния казаков, русский историче-
сольский Приказ, т.е. по современно- ский хронограф в десятках деталей на-
му — чрез Министерство иностран- ходит возможность подчеркнуть нали-
ных дел, чрез которое вообще сно- чие принципиальных различий в при-
сятся с другими государствами. Ка- роде коренной русскости, вернее — ве-
зацких послов или, как их тогда на- ликорусскости, и казачества.
зывали, “станицы” в Москве прини- Первый отечественный энциклопе-
мали с такою же пышностью и тор- дист В.Н. Татищев, обладавший, в от-
жественностью, как и иностранные личие от всех прочих историографов,
посольства…». уникальным собранием древнейших
Чуть ниже, в комментарии к этому русских манускриптов, погибших за-
выводу, Савельев добавляет: «…А. Фи- тем в пожаре Москвы в 1812 году, уве-
лимонов в “Очерках Дона” в пяти- ренно выводил родословную донских
десятых годах прошлого столетия казаков от запорожцев, которые во
(1850-е годы. — Н.Л.) и В.Ф. Соловьев главе с гетманом Дмитрием Вишневец-
в своей брошюре “Особенности го- ким сражались вместе с войсками Ива-
вора Донских казаков” в 1900г. писа-
ли, что казаки, несмотря на то, что 9
Савельев Е.П. Древняя история казаче-
стоят за Русь, что полки их обере- ства. М., 2008. С. 17–18.
гают ее окраины и что все они име- 10
Цит. по: Быкадоров Ис. Ф. История ка-
119
ют рвение постоять за Царя, сами зачества. Кн. 1. Прага, 1930. С. 86.
Николай Лысенко

на Грозного за Астрахань. Татищев Один — оседлый, земледельческий, с


допускал вместе с тем, что еще одним культурой, бытом, навыками и тра-
компонентом при формировании пер- дициями, унаследованными от киев-
вичного этносоциального массива дон- ских времен. Другой — гулящий, не-
ского казачества выступали, возмож- трудовой, ведущий разбойную жизнь,
но, так называемые мещерские казаки, выработавший совершенно иной тем-
т.е. принявшие Православие тюрко- перамент и характер под влиянием
язычные мангыты («татары»), которых образа жизни и смешения со степны-
Иван Грозный перевел на Дон11. Важно ми выходцами. Казачество порожде-
подчеркнуть, что с этногенетической но не южнорусской культурой, а сти-
концепцией Татищева в целом был со- хией враждебной, пребывавшей сто-
лидарен бесспорно крупнейший исто- летиями в состоянии войны с нею»13.
рик XIX века по проблеме казачества Можно было бы поспорить с авто-
В.Д. Сухоруков12. ром этих строк о степени взаимовлия-
Таким образом, становится понят- ния казачества и носителей южнорус-
ным, что по крайней мере донские ка- ской культуры, однако им бесспорно
заки — альфа и омега российского ка- точно отмечен факт весьма малой ге-
зачества — как прямые потомки гене- нетической связи запорожцев с окру-
тического альянса запорожцев и ме- жающей, генетически весьма далекой
щерских татар имели, в силу этого от казаков, украинской средой. Это
факта, весьма мало общих генетиче- указание тем более важно, что именно
ских корней с великорусским этносом. родовые запорожцы, переселившиеся
Столь же незначительна была, по- под водительством атаманов Захара
видимому, генетическая связь самих Чепеги и Антона Головатого на Ку-
запорожцев, этого краеугольного кам- бань, стали этнической основой как
ня феномена казачества Евразии, с для кубанского, так и для терского ка-
собственно украинским (или, как пи- зачества.
сали до 1917 года, — малорусским) на- Механизм довольно быстрого рас-
родом. Упоминавшийся уже мною по- пыления и последующей аннигиляции
следовательный борец с казацкой иде- украинских выходцев в казачьей среде
ей Н.И. Ульянов размышлял по этому лаконично, но достоверно описан все
поводу так: тем же Н.И. Ульяновым.
«Здесь (в Запорожской Сечи. — «В Запорожье, как и в самой Речи
Н.Л.) существовали свои вековеч- Посполитой, хлопов (украинских кре-
ные традиции, нравы и свой взгляд стьян. — Н.Л.) презрительно называ-
на мир. Попадавший сюда человек пе- ли «чернью». Это те, кто, убежав от
реваривался и перетапливался, как в панского ярма, не в силах оказались
котле, из малоросса становился ка- преодолеть своей хлеборобной му-
заком, менял этнографию, менял жицкой природы и усвоить казачьи
душу… Фигура запорожца не тож- замашки, казачью мораль и психоло-
дественна с типом коренного мало- гию. Им не отказывали в убежище,
россиянина (т.е. украинца. — Н.Л.), но с ними никогда не сливались; за-
они представляют два разных мира. порожцы знали случайность их появ-
ления на Низу и сомнительные каза-
11
Татищев В.Н. Лексикон Российский чьи качества. Лишь небольшая часть
исторический, географический и политиче- хлопов, пройдя степную школу, бес-
ский // Избранные произведения. Л., 1979. поворотно меняла крестьянскую
С. 267–284. долю на профессию лихого добыт-
12
Сухоруков В.Д. Историческое описа- чика. В большинстве же своем хлоп-
ние земли Войска Донского //Дон. 1989. №4.
120 С. 151. 13
Ульянов Н.И. Указ. соч. С. 27–28.
Нация или субэтнос?

ский элемент распылялся: кто поги- начале статьи, а именно — попытать-


бал, кто шел работниками на хутора ся более детально сравнить основные
к реестровым…»14. ментально-психологические особен-
Итак, в качестве предварительного ности казаков и великорусов. В свое
вывода, мы можем признать, вслед за время американский исследователь
В.Н. Татищевым, В.Д. Сухоруковым, Т. Парсонс охарактеризовал этниче-
Е.П. Савельевым, Н.И. Ульяновым и ский феномен как совокупность «пове-
другими крупными историками Рос- денческого и культурного символов»,
сии и Украины, что казацкое сообще- тесно связанных с «физиологической
ство издревле формировалось как бы данностью», т.е. с биологическим род-
из самого себя, путем постепенного ством, с конкретной генетической по-
прочного слияния небольших корпу- пуляцией людей, объединенных в рам-
скул разнородных этнических элемен- ках единого социально-исторического
тов, включая великорусов, украинцев, организма15. Важно подчеркнуть, что
представителей некоторых тюркских задолго до Т. Парсонса на важнейшее
народностей, которые постепенно и значение устоявшегося комплекса по-
разрозненно, в разные исторические веденческих реакций (стереотип пове-
периоды наслаивались на некий весьма дения) для формирования конкретно-
мощный в генетическом плане, издрев- го этноса указывал Л.Н. Гумилев. Вы-
ле сформировавшийся в междуречье дающийся русский этнолог рассматри-
Днепра и Дона этнический стержень. вал укорененный в народном сознании
В задачу настоящей работы не входит и безотчетных реакциях стереотип по-
выяснение этногенетической природы ведения, принятый как национальный
этого стержня — это может стать за- идеал, — как важнейшее, определяю-
дачей специального, причем находя- щее свойство реально существующего
щегося на стыке разных исторических этноса16.
дисциплин, этнологического иссле- К аналогичному выводу пришла, по
дования. Моя задача в данной работе существу, и В.Ф. Чеснокова (Ксения
значительно более локальна: опреде- Касьянова) — известный социолог и
лить обоснованность (или, напротив, культуролог, автор наиболее фунда-
тщетность) претензий современного ментального на сегодняшний день на-
казачества на собственную, отличную учного труда о русском национальном
от русской или украинской, этнич- характере.
ность. До сих пор, анализируя данные Какие же основные поведенческие
источниковедения и историографии, черты русских видятся К. Касьяновой?
а также бытовые наблюдения совер- И как эти черты соотносятся с таковы-
шенно разных по мировосприятию ми же у казаков?
современников, мы могли констати- Не углубляясь в «наукоемкие» раз-
ровать объективную обоснованность мышления, подобные размышлени-
этнологической версии о казачестве ям о некоем «судейском комплексе»
как об издревле сформировавшемся в русских или так называемом «эго-
междуречье Днепра и Дона, генетиче- сверхконтроле», выделю из материала
ски цельном и культурологически са- Касьяновой лишь два основных, бес-
мобытном народе. спорно наличествующих ментальных

Казаки произошли от казаков 15


Parsons T. Some Тheoretical Considerations
Наш дальнейший экскурс целесо- on the Nature and Trends of Ghange Ethnicity //
образно, по-видимому, продолжить Ethnicity: Theory and Experience. N. Y., 1998.
по тому вектору, который был задан в P. 74–75.
16
Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера
14
Там же. С. 30. Земли // Собр. соч. М., 1997. Т. III. С. 611 и сл.
121
Николай Лысенко

свойства русских, причем таких, кото- ния, абсолютно неблаговидное мен-


рые лежат в основе всех основных сте- тальное свойство русских вынужде-
реотипов поведения этого народа. ны признавать сегодня даже русские
Первое и главное — терпение. К. Ка- интеллектуалы-националисты. Извест-
сьянова отдает бесспорную «пальму ный теоретик русского национализма
первенства» этому ментальному каче- В.Д. Соловей по этому поводу пишет:
ству русских, считая, что именно тер- «…Понятия “русского национально-
пение является основой русского на- го характера”, “родовых ценностей”
ционального характера. Исследова- и культурных “архетипов” (а также
тель отмечает, что терпение для рус- любые их эквиваленты и произво-
ских — это не только общенациональ- дные), которыми пытаются опериро-
ная «модель поведения», но и «…прин- вать социогуманитарные науки, суть
ципиальная ценность, без этого нет интеллектуальные фикции»19.
личности, нет статуса у челове- Однако казачество — ни в среде сво-
ка, нет уважения к нему со стороны их интеллектуалов, ни в среде простых
окружающих и самоуважения»17. станичников — никогда не считало и
Второе и столь же определяющее не считает казацкий характер и казац-
свойство — внеисторичность и внена- кие родовые ценности — фикциями,
циональность русских. т.е чем-то неживым, искусственным,
К. Касьянова пишет: «В нашей куль- умозрительным. Напротив, в среде ро-
туре нет ориентации на прошлое, дового казачества существуют очень
как нет ее и на будущее. Никакого четкие представления о том, что может
движения, этапов, промежуточных и должен делать казак в той или иной
ступеней и точек не предполагает- жизненной ситуации, как должны ве-
ся… Апокалиптичность мышления, сти себя казацкие дети, как должна
внеисторичность его»18. быть одета и что может позволить себе
Не берусь утверждать, что русско- казачка, какие песни петь пристойно
му национальному менталитету при- казаку и как по-казацки должна быть
суща апокалиптичность мышления, но вырыта могила для усопшего родствен-
очевиден факт — среднестатистиче- ника. В абсолютном большинстве ро-
ский русский человек находится вне довых казацких семей вам с легкостью
истории собственного народа, не осо- назовут полные имена родственников
знает себя в ней, не видит в националь- по отцовской линии до 6–8, а в некото-
ной истории русских места для своего рых семьях — и до 20 поколения.
рода (своей фамилии). Отсюда проис- Понятно, что все вышеперечис-
ходит прямо-таки наплевательское от- ленные качества менталитета и сте-
ношение среднего русского к родовой реотипа поведения, понимаемые и
памяти собственной фамилии: в обыч- признаваемые в казацкой среде как
ной русской семье с трудом вспомина- национальный идеал, почти полностью
ют, какими были имена-отчества пра- отсутствуют у этнических русских. От-
дедушек и прабабушек, а уж об именах сутствуют примерно в той же степени,
и судьбах прапрадедушек в абсолют- в какой в казацкой среде отсутствует
но подавляющем большинстве русских свойство долготерпения и привычка
семей не помнит никто. к нему. О нетерпеливости казаков, об
Внеисторичность русских логич- их неумении и нежелании обуздывать
но ведет к их вненациональности. Это собственную национальную «выть»
странное и, с казацкой точки зре- исписано столько страниц в художе-
ственной, мемуарной и научной лите-
17
Касьянова К. О русском национальном
19
характере. Екатеринбург, 2003. С. 127. Соловей В.Д. Кровь и почва русской
122 18
Там же. С. 135. истории. М., 2008. С. 36.
Нация или субэтнос?

ратуре, что нет смысла, конечно, даже Отношение казачества к инонацио-


углубляться в эту тему. Желающим нальному субстрату прямо противопо-
указать казакам на их свойство долго- ложно. С гениальной лаконичностью
терпения советую просто перечитать это отношение описано Михаилом
«Тараса Бульбу» и «Тихий Дон». Мож- Шолоховым в «Тихом Доне». Поисти-
но даже сказать так: значительное чис- не хрестоматийна даже для современ-
ло военно-политических достижений ного казачества сцена, где на реплику
казачества, равно как и подавляющее комиссара Штокмана о том, что каза-
большинство наших этнополитических ки, дескать, от русских произошли, —
провалов объясняются именно этим — казак пренебрежительно, даже с вы-
отсутствием гена долготерпения, ге- зовом бросает: «Казаки произошли
нетически закрепленным у казаков от казаков!» Этот гордый девиз всего
свойством взрывной реакции на раз- казачества — от запорожского войска
дражитель. до семиреченского — сохранился не-
С особенной четкостью различия в зыблемым доныне. Собственно, толь-
национальных менталитетах (и, соот- ко эта фундаментальная платформа
ветственно, в стереотипах поведения) казацкого мироощущения обеспечила
казаков и русских видны на примере физическое выживание казацкого эт-
отношения этих народов к межнацио- нического сообщества, несмотря на
нальным связям. многие десятилетия большевистского
В интереснейшем исследовании геноцида.
А.В. Сергеевой «межнациональный В объеме журнальной статьи я не
комплекс» русского человека описыва- имею, к сожалению, возможности про-
ется так: «Иметь предка-иностранца вести сравнительный анализ всего ком-
в России было престижно — и в ста- плекса поведенческих реакций казаков
рину, да и теперь: такой факт в ро- и русских (великорусов), поэтому я
дословной записи и раньше выделял выделил лишь некоторые доминирую-
русского аристократа из общей мас- щие реакции (императивы) мировос-
сы… Другие нации всегда представля- приятия и, соответственно, поведения
ли для русских какую-то особую при- сравниваемых этносов. В смысловом
тягательную силу, к ним их тянуло, плане эти императивы казацкого и рус-
как к магниту… До сих пор для рус- ского стереотипов мировосприятия
ских сравнение с англичанином или сведены мною в четыре группы: «Се-
французом в манере держаться — са- мья и дом», «Межнациональные от-
мый высокий комплимент… Для муж- ношения», «Социальные отношения»,
чины (русского. — Н.Л.) сравнение с «Общественные мотивации». Вот что
французом говорит о его элегант- получилось (см. с. 132–134).
ной одежде, хороших манерах, жиз- Даже самый краткий анализ некото-
нелюбии. Сравнение же с англичани- рых ключевых императивов мировос-
ном дает представление об особой приятия и поведенческих реакций ка-
выправке, элегантности и отлич- заков и русских непредвзято подводит
ных манерах абсолютно порядочно- к выводу о том, что перед нами два со-
го человека — “джентльмена”. Срав- вершенно разных народа, сформиро-
нение с немцем говорит о порядочно- вавшихся в совершенно разных исто-
сти, обязательности и пунктуально- рических, этногенетических и геогра-
сти человека, с которым просто при- фических (ландшафтных) условиях.
ятно иметь деловые контакты»20. Один народ — великорусы — сфор-
мирован архетипом земли, земледель-
20
Сергеева А.В. Русские: стереотипы по- ческий в своей сути, с генетически за-
ведения, традиции, ментальность. М., 2004. крепленным в подсознании культом 123
С. 190. женщины-домоправительницы, склон-
Николай Лысенко

ный к безграничному терпению и соци- по европейским меркам царства Мо-


альному выживанию в любых услови- сковия в крупнейшую европейскую
ях, упорный в монотонном труде, при державу русское самодержавие не об-
наличии внешних организующих начал ладало ни навыками, ни механизмами
способный к длительной обороне. для тотальной мобилизации русско-
Другой народ — казаки — сформи- го населения к достижению каких бы
рован архетипом пространства, народ то ни было крупных внешнеполитиче-
выпестованный и вскормленный набе- ских задач. Полное отсутствие в рус-
говой системой, олицетворяющий на- ской правящей среде, вплоть до эпо-
чала мужской инициативы и дерзости, хи Петра I, привычки и механизмов к
способный уверенно находиться на тотальному контролю над собствен-
гребне бушующей военной стихии, но ной нацией вскоре убедительно дока-
которому с трудом удаются долговре- зала многолетняя, в финале проигран-
менные и методичные усилия в услови- ная Ливонская война и последующее
ях серого, бренного существования. лихолетье Смутного времени. Между
В славянской мифологии у кар- тем территориальное расширение Мо-
паторусов (русинов) существует за- сковской Руси, начиная с ХVI в., про-
мечательное предание о появлении исходило поистине геополитическими
первочеловека в результате удара темпами.
громовой стрелы (мужское начало) в Как неоднократно отмечалось в ана-
землю (женское начало). Если перене- литических работах русских истори-
сти эту эпическую аллегорию на исто- ков: только между серединой ХVI в.
рические взаимоотношения казаков и концом ХVII в. Московская Русь в
(громовая стрела) и русских (земля), среднем ежегодно (150 лет подряд!)
то без всякого преувеличения можно приобретала земли, равные по площа-
сказать, что результатом этого союза ди современной Голландии. К началу
стала Россия. Притом, конечно, не та ХVII в. Московское государство рав-
Россия, которая известна как государ- нялось по площади всей остальной Ев-
ственный механизм и система админи- ропе, а присоединенная в первой поло-
стративного принуждения, а Россия вине ХVII в. атаманом Ермаком Оле-
как уникальное по ценности, поисти- ниным Западная Сибирь по масшта-
не мировое социокультурное явление, бу вдвое превышала площадь Европы.
простершееся от восточных рубежей К середине ХVII в. Московия — без
Европы через всю Азию. политических пароксизмов и чудовищ-
Действительно, не погрешая про- ных военных усилий Петра I, по сути
тив исторической истины, придется без особых финансовых и материаль-
согласиться с тем, что известное нам ных вложений — стала «де-факто» са-
по дореволюционным, советским, а мым большим государством в мире.
ныне российским учебникам истории Чья же громовая стрела произвела
«русское освоение Сибири и Дальнего эту, никогда более не повторявшуюся
Востока» без участия казаков было бы в мире (после Чингисхана и Тимура)
принципиально невозможным. Ибо пу- военно-территориальную экспансию?
стующих на нашей маленькой планете Этой громовой стрелой стало казаче-
земель нет, и чтобы что-то «освоить», ство.
нужно было первоначально это что-то Изучение процесса освоения сла-
«завоевать». На последнее действие вянами Сибири и Дальнего Востока
русский народ, как показывает его убеждает: такой сверхмобилизацион-
история, бывает способен, увы, только ный этносоциальный рывок, который
при тотальном принуждении со сторо- сделали на восток Евразии казаки, был
124 ны государственного аппарата. под силу (среди европейских народов)
В эпоху превращения захолустного только им. Только казаки — этнос сла-
Нация или субэтнос?

вянских самураев, народ, для которо- и определялось только одним: желани-


го идеалы человеческого достоинства, ем сохранить свой самобытный казац-
духовной свободы, национальной и кий остров в том поистине безбрежном
социальной взаимоподдержки были великорусском море, которое неудер-
не чем-то отвлеченным и далеким, а жимо накатывалось с севера на зем-
фактом их повседневной реальности, ли Присуда Казацкого под водитель-
могли совершить этот подвиг: всего за ством «русских европейцев», немецких
столетие не только завоевать, но и при- управляющих и еврейских комиссаров.
вести в полную покорность (как писа- В недавнее время двумя россий-
ли в летописях — «замирить») почти скими издательствами был переиздан
половину географической территории любопытный сборник материалов-
евразийского материка. размышлений по проблемам каза-
Собственно же русское освоение чества, впервые вышедший в свет в
Сибири и Дальнего Востока было, как 1928 г. в Париже по инициативе атама-
представляется, освоением третьей на А.П. Богаевского. В этом сборнике,
волны. Первая волна — казацкая — за- помимо прочих важных сведений, есть
воевание, политическое «замирение» весьма ценные для нашего исследова-
и первичное хозяйственное освоение тельского интереса наблюдения по эт-
азиатских территорий (сбор ясака, ничности казачества, причем сделан-
охота, рыболовство). Вторая волна — ные как самими казаками, так и близ-
административно-армейская — соз- ко знающими этот народ инонацио-
дание необходимой государственной нальными наблюдателями. Некоторые
инфраструктуры на завоеванных ка- из означенных наблюдений прямо под-
заками территориях (остроги, воен- тверждают те предварительные выво-
ные городки, почтовые коммуникации, ды, которые я сформулировал в нача-
перевалочные базы). И только третья ле настоящей статьи.
волна была собственно русская — ад- «У казаков было, да и есть еще,
министративно переселяемые, за- выраженное сознание своего един-
частую даже принудительно пересе- ства, того, что они, и только они,
ляемые государственные крестьяне составляют войско Донское, войско
(распашка целинных земель, создание Кубанское, войско Уральское и дру-
первичной сети земледельческих посе- гие казачьи войска… Мы совершен-
лений). но естественно противопоставляли
себя — казаков — русским; впрочем
Мы — казаки. И этого достаточно не казачество — России. Мы часто
для нас говорили о каком-либо чиновнике,
Свою этническую отделенность, в присланном из Петербурга: “он ни-
хорошем смысле — самостийность от чего не понимает в нашей жизни, он
кого бы то ни было казачество остро не знает наших нужд — он русский”,
чувствовало во все времена. В отно- или о казаке, женившемся на службе,
шении великорусов это чувство само- мы говорили: “он женат на русской”»
стийности диктовалось отнюдь не же- (И.Н. Ефремов, донской казак).
ланием противопоставить себя рус- «Я знаю, что в глазах простого на-
скому народу как некий недостижи- рода воин идеальный, воин по преи-
мый для последнего образец. Со вре- муществу — мыслим всегда как ка-
мен борьбы с польским шляхетством зак. Так было в глазах великороссов,
казак был чужд этнического высоко- так и малороссов. Немецкое влияние
мерия, и его отношение к русским лю- на строй и народные понятия всего
дям в целом всегда было благожела- менее отразились на нравах казаче-
тельным и уважительным. Однако чув- ства. В начале еще ХХ века, когда я 125
ство самостийности все же всегда было спрашивал одного юнкера Констан-
Николай Лысенко

тиновского училища, — участвуют ков, выгодно отличающих их от об-


ли юнкера-казаки в их ночных похож- щерусской “людской пыли”» (Князь
дениях, он отвечал: “Не без того, но П.Д. Долгоруков, русский).
казаки никогда не хвалятся друг пе- «Казачество всегда едино, цель-
ред другом своим распутством и ни- но в разрешении и понимании своих
когда не кощунствуют”» (Митропо- внутренних казачьих вопросов. Во
лит Антоний (Храповицкий), русский). мнениях же, взглядах, отношениях
«Во время моего четырехлетне- к вопросу внешнему для него — рус-
го пребывания в прежней, царской, а скому, — казачья интеллигенция раз-
позднее в Белой армии, я часто жил деляется, распыляется, забыв о глав-
среди казачьих полков и был в лучших ном, единственно незыблемом, — об
отношениях с казачьими офицерами. интересах своего народа — народа
Я сражался вместе с многими из них казачьего.
против их врагов за их Родину: спер- У русской интеллигенции здесь, за
ва с немцами, а затем с большевика- рубежом, и у советской власти там,
ми. Имея связь со всеми известными в СССР, получилась удивительная
казачьими племенами России (каза- согласованность в устремлениях
ками Дона, Кубани, Терека, Урала, внедрить в сознание казачества —
Оренбурга, Забайкалья и Уссури), у первой в эмиграции, у второй — в
я изучил их организации, их нравы; родных наших краях, — убеждение,
мне приходилось наблюдать их и на что казаки являются русским (вели-
поле битвы, и в станицах. корусским) народом, а казак и кре-
…Мои впечатления: русский на- стьянин — тождественные понятия.
род — по преимуществу крестьяне; Заботы советской власти о подоб-
в сражениях они проявляют свои са- ном “воспитании” казачества вполне
мые ценные качества: выносливость понятны: они преследуют практиче-
и храбрость, но им не хватает поры- ские цели: затемнением националь-
ва, присущего врожденным воинам… ного самосознания у казачества,
Казачество — один из редких при- внедрением психологии великоросса
меров, оставшихся нам от антично- ослабить сопротивление советскому
го военного наследия, классическое строительству.
представление всех древних цивили- …Однако казаки никогда себя не
заций о котором возводит класс во- осознавали, не ощущали и не счита-
инов в высшую социальную группу, ли великороссами (русскими), — счи-
стоящую над сословием торговцев и тали русскими, но исключительно в
капиталистов» (Л.Г. Грондис, фран- государственно-политическом смыс-
цузский журналист). ле (как подданные Русского государ-
«Нам, русским, нечего распростра- ства)» (Ис. Ф. Быкадоров, донской
няться о казачьих доблестях. Мы казак)21.
знаем историческую колонизацион- Я полагаю, что вышеприведенной
ную и окраинно-оборонительную ссылкой на мнение генерала Быкадо-
миссию казачества, его навыки к са- рова можно завершить наш этноло-
моуправлению и воинские заслуги на гический экскурс в части развернуто-
протяжении многих веков. Многие го ответа на вопрос: являлось ли каза-
из нас, жителей северной и централь- чество накануне Великой Катастрофы
ной части России, ближе познакоми- 1917 года самобытным этносом? От-
лись с укладом казачьей жизни, най- вет очевиден: конечно же, являлось,
дя вместе с белым движением убежи-
ще в казачьих областях юго-востока 21
Казачество. Мысли современников о
126 России. В эмиграции мы оценили прошлом, настоящем и будущем казачества.
солидарность и спаянность каза- М., 2007. С. 30, 37–38, 42, 105–107.
Нация или субэтнос?

чему есть масса свидетельств как ис- хотя бы какие-то живые элементы соз-
точниковедческого, так и чисто этно- давшей феномен казачества набеговой
графического порядка. Сознавало себя системы. Разумеется, все эти утраты
казачество как отдельный, не своди- не прошли даром для казачества как
мый к статусу субэтноса русских, са- этногенетического целого, что в свою
мобытный народ и в чисто политиче- очередь не могло не отразиться на мен-
ском плане: социополитические инте- талитете и этноидеологической док-
ресы казачества осознавались (и, при трине современных казаков.
возможности, отстаивались) казац- Наряду с традиционной точкой
кой интеллигенцией именно как этни- зрения казачества на самое себя как
ческие (национальные) интересы, а не на самобытную, генетически и куль-
как интересы некоего умозрительного турологически отличную от велико-
военно-служилого сословия. русов нацию, в среде казачества имеет
Вопрос же о том, почему государ- место (и, понятно, горячо поддержи-
ственный аппарат Российского само- вается актуальной властью и русской
державия, поддержанный широкими интеллигенцией) точка зрения на ка-
кругами русской интеллигенции, выпе- заков как на весьма обособленный, но
стовал идеологему этногенетической тем не менее генетически единый с ве-
русскости казачества, ввиду своей не- ликорусским народом субэтнос. По-
однозначности и масштабности может нятно и то, что идею этнической само-
и должен служить предметом отдель- бытности казачества защищают в пер-
ного исследования. Тема эта, чрез- вую очередь потомственные казаки,
вычайно политически острая и важ- сохранившие связь с землями Прису-
ная, равно как и изучение почти че- да и имеющие независимый финансо-
тырехсотлетнего процесса творческо- вый статус. Концепция же «этниче-
го созидания казацкого уклада жиз- ской аффилированности» казачества
ни, все еще ждет внимания неравно- с русским народом популярна в сре-
душных историков и этнологов. Мне де казацких болдырей (в том или ином
же в рамках настоящей работы следу- разведении крови), в среде инонацио-
ет осветить, пожалуй, только заверша- нальных «казачков», примкнувших к
ющий аспект проблемы этничности ка- казацкому движению из-за нездоро-
зачества, а именно: сохранился ли по- вого (как у всех неофитов) пристра-
тенциал для восстановления этнично- стия к внешней казацкой атрибутике,
сти у современных казаков, не исчер- а также среди немногочисленных при-
паны ли не только генетические, но и способленцев из числа родовых каза-
ментально-психологические ресурсы ков, алчущих найти для себя матери-
казачьего этноса. альные выгоды в Реестре и не жела-
ющих показаться «вольнодумцами»
«Достанет еще, батько, пороху! в глазах власть предержащих. Точка
Не погнулись еще казаки!» зрения первых популярно изложена в
Ситуацию с этничностью у совре- разноплановой и очень полезной кни-
менного казачества не назовешь про- ге В.Ф. Никитина «Казачество. Нация
стой — чудовищный геноцид казаков, или сословие?» (М., 2007). Этногенети-
реализованный Советской властью по- ческие воззрения «аффилянтов» ши-
сле 1917 г. в рамках методичного и дол- роко рекламируются в многоразлич-
говременного государственного курса, ной «околоказачьей» прессе, трансли-
не прошел даром. Казачество понесло руются в официальных речах и публи-
колоссальные утраты в генетическом кациях чиновников от казачества, при-
фонде, практически уничтожены Тер- обретают лоск наукообразности в ди-
ское и Уральское казачьи войска, со- летантских изысканиях так называе- 127
хранившие, кстати сказать, к 1917 г. мых писателей-историков.
Николай Лысенко

Чтобы не бороться с ветряными тюркской и украинской (малорусской)


мельницами и не повторять уже мно- лексики.
гократно обоснованное людьми куда Свидетельствует ли это в пользу
более авторитетными в казацкой про- предположения, что казаки являются
блематике, я предлагаю сейчас бо- субэтносом русского народа, образо-
лее углубленно рассмотреть класси- вавшимся в зоне этнического контак-
ческую теорию этноса, прежде все- та великорусского этноса с тюркской
го для того, чтобы определить — на- и малорусской этническими средами?
сколько обоснованна сама претензия Ведь именно такая точка зрения про-
современного казачества на статус пагандируется в некоторых популяр-
«этнос». Определение этноса, долгое ных трудах.
время считавшееся в советской исто- На мой взгляд, не свидетельствует.
рической науке классическим, при- Почему?
надлежит академику Ю.В. Бромлею. Прежде всего потому, что фактор
Напомню это определение: этнос — языка является хотя и весомым, но
это «исторически сложившаяся на только сопутствующим, подчиненным
определенной территории устой- этническим репером. Примеры этой
чивая совокупность людей, облада- этнологической соподчиненности об-
ющих общими относительно ста- щеизвестны: сербы и хорваты говорят,
бильными особенностями языка и по существу, на одном языке, который
культуры, а также сознанием свое- и именуется поэтому сербохорват-
го единства и отличия от других по- ским, однако более антагонистичных
добных образований (самосознани- друг другу народов даже на этнически
ем), фиксированном в самоназвании раскаленных Балканах невозможно
(этнониме)»22. найти.
Очевидно, что по всем указанным Если в языках сербов и хорватов
критериям — устойчивости социу- имеются хотя бы некоторые мало-
ма, особенностям культуры, сознанию значащие диалектные отличия, то
своего единства, сознанию своей от- современные англичане и ирландцы
личности от других народов — казаки безусловно говорят на одном язы-
до революции 1917 г. безусловно явля- ке — на английском. Стало ли обла-
лись самобытным народом. Ни к рус- дание английским языком как родным
ским людям, ни к украинцам, как было «дорожной картой» для ирландцев на
уже отмечено, казаки себя никогда не пути органичного вхождения в состав
причисляли, более того, — очень не английского этноса? Нет, не стало и,
любили, когда их кто-то к какому бы совершенно очевидно, что никогда не
то ни было иному народу, кроме каза- станет. Пример ожесточенной борьбы
чества, причислял. за Ольстер красноречиво говорит об
Из указанных Ю.В. Бромлеем этни- этом историческом факте.
ческих критериев вызывает вопросы Ю.В. Бромлей опубликовал свои
только происхождение языка, на ко- основные работы по теории этно-
тором говорят казаки. Исключая экс- са на рубеже конца 70-х — начала
травагантные и явно ненаучные версии 80-х гг. XX в. С тех пор прошло уже бо-
о том, что издревле казаки говорили на лее тридцати лет. Что изменилось за
каком-то ином, отличном от русского эти годы в базовых постулатах теории
языке, можно утверждать, что казаче- этноса?
ство пользуется именно русским язы- Практически ничего, за исключени-
ком, с примесью какого-то количества ем двух аспектов. Во-первых, стало бо-
лее понятным весьма немаловажное,
128
22
Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., во многом определяющее значение ге-
1983. С. 57–58. нетического (или иначе — популяци-
Нация или субэтнос?

онного) ядра этноса23. А во-вторых, эт- из трех народов он сам, этот человек,
нология вернулась по существу к дав- для себя выбирает.
нему утверждению американского ис- Самозапись конкретного человека в
следователя Нейделя, что наиболее казачество — вне зависимости от име-
важным из специфических признаков, ющегося процента подлинно казацкой
формирующих конкретный народ, яв- крови — облегчается еще и тем весь-
ляется этническое самосознание, фик- ма важным фактором, что этнический
сируемое в этнониме. стереотип поведения, казацкие тради-
Еще в 1947 г. Нейдель высказал вер- ции, казацкое мировоззрение и обычаи
ную, как признается сегодня абсолют- являются буквально на несколько по-
ным большинством этнологов, мысль рядков более выраженными, характе-
о том, что в ситуациях взаимопрони- ристичными, нежели стереотип пове-
кающей этнолингвистической моза- дения, традиции, национальное миро-
ики, при чересполосице относитель- воззрение и обычаи русских. Без вся-
но близких этнических культур наиме- кого преувеличения можно сказать,
нее двусмысленным, а иногда и един- что казаки успели состояться как са-
ственным реальным критерием в опре- мобытный народ, а русские (великору-
делении того, где кончается одна этни- сы), в силу костоломной реформы па-
ческая общность и начинается другая, триарха Никона, кровавого «чужебе-
является самоидентификация народа, сия» Петра I и антирусского геноци-
опирающаяся на этноним. Нейдель пи- да большевиков, в полной мере как са-
сал: «Культура и язык не могут пре- мобытный этнос, к великому сожале-
доставить безошибочный крите- нию, состояться не смогли. Чем и объ-
рий племенной принадлежности, ибо ясняются, причем в абсолютно опреде-
культура и язык допускают степени ляющей мере, и прогрессирующий ру-
и оттенки единообразия или разли- софобский прессинг на постсоветском
чия, в то время как представление о пространстве, и утраты исконно рус-
принадлежности к племени (т.е. этни- ских территорий, для удержания кото-
ческое самосознание. — Н.Л.) имеет рых русским достаточно было только
тенденцию к более резкой кристал- слегка пошевелить пальцами, и оголте-
лизации — некто либо является чле- лый аморализм, деструктивность и ан-
ном племени, либо нет»24. тинациональность той масскультуры,
Перефразируя цитату из Нейделя которая беззастенчиво и безальтерна-
с научного сленга на общеупотреби- тивно насаждается ныне в Российской
тельный, скажем так: некто, т.е. кон- Федерации.
кретный человек, является либо каза- Таким образом, исходя из фунда-
ком, либо русским, либо украинцем ментальных положений теории этно-
и, по большому счету, в современном са, не существует, по-видимому, ни-
мире, ввиду очевидной близости соци- каких этногенетических ограничений
альных условий и господства в запад- для процесса самовосстановления ка-
ной части Евразии общеевропейской зачества до статуса самобытной на-
культуры, этническая принадлежность ции (именно нации, а не русского либо
этого конкретного человека зависит украинского субэтноса).
преимущественно от одного — какой Удержать казачество на прокрусто-
вом ложе субэтничности, а значит —
23
Рыбаков С.Е. Этнос и этничность //Эт- неизбежной вторичности, некой
нографическое обозрение. 2003. № 3. С. 22. дешевой этнографичности по отно-
24
Цит. по: Moerman M. Ethnic identification шению к основному массиву будь то
in a complex civilization: who are the Lue? русского либо украинского народов,
//American Anthropologist. 1965. Vol. 67. как это ни парадоксально прозвучит, 129
P. 1219–1220. могут только сами казаки. Если сбу-
Николай Лысенко

дется угроза, провидчески определен- «русский национальный характер»,


ная генералом Ис. Ф. Быкадоровым «родовые ценности» и культурные
еще в 1928 г. о «внедрении психологии «архетипы» в отношении актуальных
великоросса в казачество», винить в русских попросту неприменимы, а по-
этом казакам нужно будет, бруталь- тому являются «интеллектуальными
но говоря, не дядю Ивана и не дядю фикциями».
Абрама, а исключительно и только — Я внутренне содрогнулся, прочитав
самих себя. вышеприведенные рассуждения Со-
В 2008 г. в Москве вышла в свет об- ловья, — и всякий этнически живой
стоятельная книга одного из самых не- человек (как мне кажется) тоже со-
стандартно мыслящих идеологов рус- дрогнется, прочитав о великорусском
ского национального возрождения, народе подобный приговор. Ибо этни-
профессора В.Д. Соловья. Книга име- чески полноценного народа нет и быть
ет примечательное название «Кровь и не может, если у него отсутствует «на-
почва русской истории». С этим ака- циональный характер», а его «родовые
демическим манифестом прогрессив- ценности» и «культурные архетипы»
ного русского национализма можно на поверку оказываются только фик-
спорить в отдельных аспектах или со- циями. По Соловью, современный рус-
глашаться во всем, но невозможно не ский — это некий этнически навсегда
отметить главного: объективность, вы- умерший «зомби», в лучшем случае —
сокую корректность научного анализа «общеевропеец», на груди которого
приведенных фактов. Эта бескомпро- приклеен яркий стикер: «Я — рус-
миссная (не побоюсь в данном случае ский!»
«высокого стиля») научная честность Теперь задумаемся о том, что несет
исследователя привела его к, каза- казачеству объединение с многомил-
лось бы, убийственной для всякого лионным русским «общеевропейцем»
националиста мысли — об отсутствии в такой, с позволения сказать, — «рус-
«трансвременных («архетипических») скости»? Не нужно быть провидцем,
русских ценностей», т.е., говоря про- чтобы понять, что, искренне уверо-
ще, — к невозможности определения вав в свою субэтничность по отноше-
этнических критериев русскости. нию к основному великорусскому мас-
Исследователь пишет: «Невозмож- сиву, казаки фактически воссоединят-
но какую-то одну из ценностных ся с некой «черной дырой» — с точкой
систем представить националь- безвозвратной утраты этнической ма-
ной (имеется в виду — этнически рус- терии. Подобная перспектива ни в ка-
ской. — Н.Л.) и аутентичной. Ведь ком интеллектуальном обрамлении и
тогда пришлось бы лишить права ни за какие материальные блага не мо-
на русскость миллионы, даже десят- жет увлечь казаков.
ки миллионов современных русских В эпистолярных и публичных вы-
людей, для которых выделенные ин- ступлениях видных русских национа-
теллектуалами “исконно русские” листов часто звучит предостереже-
ценности находятся на перифе- ние, — что вот, дескать, уже недалеко
рии сознания, если не дальше. А дру- то время, когда казаки провозгласят
гого русского народа у нас нет и не собственное сообщество этнически от-
предвидится»25. дельным от русского. Пойдут, мол, не-
Выше мне уже приходилось цити- годники по стопам украинцев — станут
ровать В.Д. Соловья, который в дру- сепаратистски сокрушать общерус-
гом месте своего политологическо- скую идентичность, а затем неизбежно
го эссе заявлял о том, что понятия доберутся и до незабвенной террито-
130 риальной целостности Российской Фе-
25
Соловей В.Д. Указ. соч. С. 36. дерации.
Нация или субэтнос?

Мне представляется, что все стра- невозможно русифицировать сегод-


шилки о возможном политическом ня кого бы то ни было (именно по тем
сепаратизме казаков грешат, мягко объективным причинам, о которых пи-
говоря, явным преувеличением. В сво- шет В.Д. Соловей). Русским сегодня, и
ем нынешнем фрагментарном состоя- это видно со стороны каждому добро-
нии, отнюдь не оправившись от боль- желательному наблюдателю, — нужно
шевистского геноцида, казачество не прежде всего русифицировать самих
может (даже если бы очень захотело) себя: сформулировать для самих себя
реализовать идею собственного этно- представление об общенациональном
политического суверенитета. Сотни стереотипе поведения (русским адате),
лет, проведенные казаками в составе о русском национальном характере, о
Российского государства, тысячи ни- едином русском обряде, о стандарте
тей, связывающих казаков с русски- национальной одежды, наконец. Не
ми, совершенно очевидно, никак не пытаясь заняться этой важнейшей ра-
способствуют развитию политико- ботой для собственного народа, рус-
сепаратистских настроений в казаче- ские интеллектуалы-националисты
стве, по крайней мере, в среднесрочной тем не менее упорно пытаются похло-
перспективе. В абсолютно подавляю- пать по плечу казаков, снисходительно
щем большинстве казацких голов зре- заявляя при этом: вы что же, братья-
ет не идея поскорее «отложиться» от казаки, окститесь, ну какие же вы ка-
Москвы, а скорее идея максимально заки, вы — русские! А уж если вы —
быстрого освобождения Москвы от казаки, то только в разряде пожарных,
идеологических и политических по- дружинников, егерей, добровольных
следствий долгого «ига иудейского». помощников полицейских, вы же —
Какие факторы могут вызвать в сре- сословие, служилые люди, этнокуль-
де казачества резкое усиление полити- турная группа!
ческих позиций вполне маргинальных Более близорукой позиции трудно
ныне казацких «самостийников»? придумать: для продолжения русско-
Таких факторов, по существу, казацкого диалога, для укрепления
только три. Первый — дальнейшее нашего исторически сложившегося
ослабление российской государствен- этнополитического союза подобная
ности, ныне покорно тянущейся в по- позиция попросту смертельна. Из ак-
воду у региональных, вот уж действи- туального сегодня казачество выгля-
тельно в полной мере сепаратистских дит настолько специфической фор-
амбиций национальных республик. мой социального и этнокультурного
Второй фактор — дальнейшее осла- бытия, которую могла осуществить
бление собственно великорусского только этнически полнокровная, об-
народа, в котором казачество уже не ладающая собственными духовными
сможет видеть надежного полити- скрепами нация. Пытаться оспорить
ческого союзника, а увидит только это утверждение, конечно, можно; но
аморфный, страшный в своей много- зачем?
миллионной безликости «общеевро- В нынешнем тяжком положении ка-
пейский» субстрат, вполне покорный зачеству прежде всего, говоря словами
воле верховного кремлевского «бари- Ис. Ф. Быкадорова, — «необходимо
на». Третий фактор — назойливость обрести свободу духа». Собственно,
попыток псевдорусификации казаче- именно этим объясняются попытки
ства, чем издавна и доныне грешна, лучшей части современного казачества
к сожалению, русская национальная добиться признания независимого эт-
интеллигенция. нического статуса казаков. «Немногие
Следует признать как явное — рус- уцелевшие казаки» (Туроверов), пожа- 131
ским трудно, а вернее, практически луй, как никто иной в России хорошо
Николай Лысенко

понимают, что следование националь- Есть давний, но невероятно глубо-


ным идеалам и обладание националь- кий по смыслу афоризм: «Как назо-
ной свободой невозможны в компании вешь корабль — так он и поплывет!».
многоликих общеевропейских «зом- Мне кажется, что лучшая часть казаче-
би», в которых пытается превратить ства — пусть нас хоть тысячу раз назо-
великий русский народ кремлевская вут «самостийниками» — абсолютно
деспотия. правильно назвала свой корабль.

I. СЕМЬЯ И ДОМ

№ ИМПЕРАТИВ КАЗАКИ ВЕЛИКОРУСЫ


1. Идеал достойной Наличие сыновей. Как целостный
семейной жизни Большой сельский мотивационный комплекс
дом. Наличие коня. отсутствует: нужно жить
Станичная или богато, комфортно и
хуторская жизнь. безопасно, желательно в
крупном городе.
2. Доминирование Только мужское. В основном женское. Для
в семье оценки исторического
аспекта данного
императива см.:
Энгельгардт А.Н. Из
деревни. 12 писем: 1872–
1887 гг. М., 1987.
3. Наиболее Только сыновья. Индифферентное
желательный пол отношение (для каждой
детей конкретной семьи свое).
4. Общественная Крайне Спокойная («Раз уж так
реакция на попытку отрицательная. ей хочется, и она так
женщины может, то пускай!»).
к доминированию в
семье или в обществе

II. МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

№ ИМПЕРАТИВ КАЗАКИ ВЕЛИКОРУСЫ


1. Существуют ли Конечно, Плохих наций нет, есть
в общественном существуют. плохие люди.
мнении априори
плохие нации?
2. Отношение к Крайне Спокойное («Лишь бы
межнациональным отрицательное. человек был хороший!»).
бракам в своей среде

132
Нация или субэтнос?

3. Отношение к мнению Безразличное Приоритетная важность


(высказыванию) о отношение мнения представителей
казаках/русских (действительно других, особенно
других народов важно только то, европейских, народов.
что думают о своем Устойчивое желание
народе сами казаки). выглядеть в глазах других
народов как можно лучше.
4. Отношение к народам Подчеркнуто Нарочитая
Европы сдержанное, без почтительность,
всякого пиетета. органичное желание
«походить
и соответствовать».
5. Отношение к народам Спокойное Изначально недоверчивое,
Азии и открытое. безотчетная реакция
отторжения.

III. СОЦИАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

№ ИМПЕРАТИВ КАЗАКИ ВЕЛИКОРУСЫ


1. Отношение Безусловное Индивидуальное
к старикам, вообще уважение. отношение в зависимости
к пожилым людям от авторитетности
конкретного пожилого
человека.
2. Взаимоотношения Демонстративно Состояние спокойного
внутри своей дружелюбное и индивидуального
этнической среды открытое: казак (семейного) отчуждения
казаку — брат. («Моя хата с краю —
никого не знаю!»).
3. Отношение к Изначально Всякая власть от
диктатуре власти критическое Бога. Любой закон,
и закона («Дрянную власть утвержденный властью,
должно свергнуть, лучше не нарушать.
а закон исполнять
в том случае,
если он выгоден и
справедлив»).

IV. ОБЩЕСТВЕННЫЕ МОТИВАЦИИ

№ ИМПЕРАТИВ КАЗАКИ ВЕЛИКОРУСЫ


1. Качества Твердость характера. Терпение. Доброта.
человеческого Сильная воля. Умение понять (любить,
характера — Неустрашимость. жалеть) ближнего.
наиболее ценные
с точки зрения
общественной морали 133
Николай Лысенко

2. С точки зрения Однозначно свобода. Однозначно материальный


общественной достаток.
морали – что важнее
для человека:
личная свобода
или материальный
достаток?
3. Коллективный «Лучше ужасный «Лучше ужас без конца,
выбор общественной конец, чем ужас без чем ужасный конец».
реакции на конца».
невыносимую, очень
опасную обстановку
4. Реальная угроза Желание опередить Желание любым способом
насилия против факт насилия уклониться от факта
личности или встречным насилия, уйти в тень, не
общества (превентивным) обострять обстановку.
насилием.
5. Общественное Война в принципе Война в принципе
отношение к войне неизбежна, а неприемлема, а значит —
значит — нужно нужно предпринять все
уметь воевать, возможное, чтобы
и победа будет за уклониться от нее
нами. (Популярный мотив:
«Лишь бы не было
войны!»).
6. Этнополитический Идеалы казачества — Бытовой и политический
идеал вот высшая ценность. идеал Запада как вечный
Достойная жизнь источник ностальгии
казаков в Присуде. и перманентного
чувства собственной
обделенности.
7. Общественное Безусловно Индифферентное
отношение уважительное. (никакое). Традиций
к воззрениям Пращуры — вот не знают; предков в
и традициям предков реальный (или большинстве случаев не
воображаемый) помнят.
идеал. Традиции
более-менее
известны и априори
почитаемы.

134