Вы находитесь на странице: 1из 2

Ибсен.

Хенрик Ибсен (1828—1906) — норвежский писатель, один из крупнейших драматургов эпохи,


создатель «новой драмы» («интеллектуальной драмы», или «драмы идей»). Его первые
произведения носили романтический характер.

Переходными к реалистической драме идей стали драматические философские поэмы «Бранд»


(1865) и «Пер Гюнт» (1867). В образах Бранда как воплощения абсолютной воли (его идея: «Быть
самим собой») и Пера Гюнта как воплощения безволия, готовности жить по принципу
появляющихся в поэме фантастических троллей: «Быть самим собой довольным» явлены две
противоположные точки зрения на предназначение человека.
Обе позиции терпят крах: Бранд, осознав ущербность ригоризма, погибает в снежной лавине, а Пер
Гюнт, прийдя к пониманию губительности самодовольства и половинчатости, начинает меняться, и
ему дается шанс сохранить свою личность — его гибель (символическая переплавка в оловянной
ложке Пуговичника) отложена до следующего прихода Пуговичника. Изменчивость характера и
открытый финал — важнейшие драматургические нововведения, которые делает Ибсен в «Пере
Гюнте». Зритель должен быть сотворцом пьесы, размышляя о ее идеях, героях и событиях после
окончания спектакля, — такова мысль Ибсена.

«Дорогой г. Эдвард Григ!

Обращаюсь к Вам с этими строками по поводу одного плана, который собираюсь привести в исполнение и
отно- сительно которого хотел бы узнать согласитесь ли вы принять в нем участие. Дело вот в чем. Я намерен
приспособить для сцены «Пера Гюнта», который скоро выйдет третьим изданием. Согласны ли вы написать к
пьесе необходимую музыку? Я вкратце укажу вам, как думаю приспособить пьесу. • См. вторую глазу. 250
Первое действие войдет целиком, лишь с некоторыми сокращениями в диалогах. Монологом Пера Гюнта на
стр. 23, 24 и 25 [406—407] желательно воспользоваться или для мелодекламации, или отчасти для
речитатива. Сцену свадебной пирушки, стр. 28 [410], можно было бы при помощи балета значительно развить
в сравнении с тем, что в книге. Для этого нужно написать особую плясовую мелодию, которая бы затем
повторялась под сурдинку до конца акта.

Выход пастушек во втором акте предоставляется композитору иллюстрировать по собственному усмотрению


но непременно надо подпустить чертовщины! Монолог на стр. 60—62 [442—444] должен бы, по-моему,
сопровождаться аккордами — следовательно, тоже мелодекламация. То же самое скажу о сцене между
Пером Гюнтом и женщиной в зеленом, стр. 63—66 [444—447]. Следует также подобрать нечто вроде
аккомпанемента к сценам в пещере Доврского деда, но реплики там придется значительно сократить. Сцена с
Кривой, которая войдет целиком, тоже требует музыкального аккомпанемента; птичьи голоса надо
изобразить пением, а колокольный звон и пение псалмов пусть глухо доносятся издали.

Для третьего акта тоже нужны аккорды, но в умеренных размерах, вплоть до сцены между Пером Гюнтом и
женщиной и уродцем — стр. 95—100 [478—482]. Затем мне представляется желательным тихий
аккомпанемент во время сцепы с Осе от начала, стр 109 [^^87], до копца, стр. 112 1/|94]. Четвертое действие
почти целиком выпускается. Его должна заменить большая музыкальная картина, которая бы рисовала
скитания Пера Гюнта по белу свету; американские, английские и французские мелодии могли бы
чередоваться с основным мотивом музыкальной картины. Пение Анитры и хора арабских девушек, стр. 144—
145 [523—524], должно раздаваться за спущенным занавесом в связи с оркестровой музыкой. Затем под
звуки последней занавес поднимается, и показывается, словно в сновидении, картина, описанная на стр. 164
[542—543]. Сольвейг в образе женщины средних лет сидит на солнышке на пороге своей хижины и поет. Пи
окончании ее песни занавес опять медленно опускается, и музыка продолжается в ор- кестре, подготовляя
переход к картине бури на море, которой начинается пятое действие. 251

Пятое действие явится на сцене четвертым или эпилогом; его тоже необходимо сократить. Музыкальный ак-
компанемент нужен к стр. 195—199 [571-576]. Сцены па перевернутой лодке и на кладбище выпускаются.
Далее — стр, 221 [598] — песня Сольвейг; монолог Пера Гюнта должен сопровождаться аккордами, которые
затем переходят в хор — стр. 222—225 [598—601]. Сцены с Пуговичником и Доврским дедом придется тоже
сократить. Стр. 254 [631] —хор прихожан, идущих в церковь по лесной тропинке; музыка отмечает звон
колоколов и пение псалма вдали во время следующей сцены, кончающейся колыбельной песнью Сольвейг,
после чего занавес опускается, а пение псалмов раздается все ближе и громче. Так приблизительно я
представляю себе все и прошу известить меня, согласны ли вы взять на себя этот труд. Если согласитесь, я
тотчас обран1,усь к дирекции Кристи- анийского театра, представлю исправленный текст пьесы и заранее
обеспечу нам постановку пьесы. Гонорар назна- чу 400 специй-далеров, которые мы разделим с вами по-
полам. Не сомневаюсь, что мы можем рассчитывать на по- становку пьесы в Копенгагене и Стокгольме. Но
прошу вас пока что держать дело в секрете и возможно скорее дать мне ответ. Преданный вам Генрик
Ибсен'^.

«Пьеса о Пере Гюнте становится мифом о Пере Гюнте»[1] . И миф этот огромен по своему пространственному
и временному охвату. Его география - весь мир, «покорённый» Гюнтом: Норвегия, Франция, Англия, Америка
и Китай, Марокко и Египет. Библейские и античные (миф о Нарциссе) образно-смысловые и сюжетные
аллюзии здесь соседствуют со старинными скандинавскими преданиями и легендами, такими, как: сказание
о Пуговичнике, сказка о волшебном олене и чёрте, загнанном в орех; из народных сказок взят и образ
Женщины в зелёном, да и сам Пер - типичный персонаж народных сказок.

Всё: народно-бытовое, фантастическое и экзотическое, - теряет в драме свою изначальную ценность и


оборачивается уродством и внутренней пустотой. Ибо ко времени Ибсена приобрело черты штампа и
банальности, утратило живое внутреннее чувство, а значит - потеряло свою романтическую сущность. У
Ибсена же - впервые в норвежской литературе и одного из первых в литературе европейской (ХIX столетия) -
линия осмеяния идеального (принцип гротескового «кривого зеркала») проявляется как один из ведущих
драматургических пластов целого. (Для ХХ столетия это станет уже нормой).

Вам также может понравиться