Вы находитесь на странице: 1из 6

УДК 94

Ялугина Е.Е.

РЕЗУЛЬТАТЫ ФРАНЦУЗСКОЙ СТРАТЕГИИ КАПЕРСКОЙ ВОЙНЫ


ПРОТИВ АУГСБУРГСКОЙ ЛИГИ 1688-1697 ГГ

Ялугина Екатерина Евгеньевна – студентка 1 курса кафедры истории России и


архивоведения Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого,
173003, Россия, Великий Новгород, Большая Санкт-Петербургская ул., 41.
e-mail: yalugina.caterina@yandex.ru

Аннотация. Статья посвящена анализу стратегии французской каперской войны 1688-


1697 гг. против Аугсбургской лиги. Король Франции Людовик XIV реализовывал
политику экспансионизма в землях испанских и австрийских Габсбургов, для чего провел
значительное реформирование флота, который подтвердил свою возможность
соперничества с крупными державами Европы в ходе предыдущих войн. Но
правительство приняло решение отойти от стратегии морских эскадренных сражений и
перейти к ведению каперской войны. Целью статьи автор ставил выяснить, в чем
заключалась эта стратегия и каких результатов достигла Франция в войне с переходом к
этой стратегии. Автор пришел к выводу о том, что рейды на торговые караваны
противника причинили урон союзнической внешней торговле, а захваченный приз шел на
преодоление внутреннего кризиса Французского королевства. Вместе с тем такая
стратегия поставила военно-морской флот на вторые роли, что значительно его ослабило.
Новизна заключается в объективном и комплексном рассмотрении каперской войны как
стратегии с выявлением положительных и отрицательных ее сторон.

Ключевые слова: война Аугсбургской лиги; Людовик XIV; Кольбер; Поншартрен;


французские каперы.

В период борьбы Аугсбургской лиги в 1688-1697 гг. Французское королевство


приняло стратегию ведения каперской войны на море. К началу боевых действий
французскому военному ведомству удалось значительно расширить военно-морской флот,
подготовить и укрепить форты, комплектовать дисциплинированное войско, способное
тягаться в силах с противником – Англией и Голландией. Первоначально министры
делали ставку на развитие именно военного флота и на ведение крупных эскадренных
битв. Но со смертью инициатора данной стратегии, маркиза де Сеньеле, новый морской
интендант де Поншартрен сделал ставку на каперские рейды торговых караванов стран
Аугсбургской лиги. Почему Франция оставила попытку в столь крупном военном
конфликте добиться успехов в эскадренных сражениях? Ведь это позволило англо-
голландскому флоту не только развиваться, но и закрепить впоследствии Великобритании
статус главной морской державы. Этим объясняется актуальность выбранной темы:
проследить переход от одной стратегии ведения войны Францией на море к другой. Цель
данной статьи понять, в чем заключалась новая стратегия и каких результатов удалось
достичь посредством нее.
Для этого необходимо решить следующие задачи: выяснить, кто такие каперы, как
регламентировалась их деятельность на законодательном уровне, изучить причины войны
Аугсбургской лиги и состояние французского флота на ее начало, определить
предпосылки перехода от ведения эскадренных битв к каперской войне, проанализировать
деятельность каперов. В работе были применены как общенаучные, так и специальные
исторические методы. Среди общенаучных – это анализ событий с использованием
индуктивного приема для составления общих выводов через изучение отдельных фактов;
гипотетическое заключение на основании существующих внешнеполитических
тенденций; привлечение статистических данных и обобщение полученной информации.
Специальные исторические методы – это историко-генетический метод, позволивший
последовательно, следуя принципам хронологического повествования, раскрыть причины,
ход и последствия изучаемых процессов и сделать выводы на уровне европейской
событийности последней четверти XVII – начала XVIII вв.
Каперы – частные лица, которые с разрешения верховной власти воюющего
государства снаряжают за свой счет судно с целью захвата купеческих кораблей
неприятеля, а в известных случаях – и нейтральных держав, поставляющих товары врагу.
Не следует путать с морским разбоем, так как каперы получали специальное
свидетельство, с помощью которого правительство контролировало действия своих
подданных и сумму выручки моряков [9, с. 361].
Государства Европы не единожды прибегали в войнах к захвату караванов
противника с целью уничтожения его торговли. Впервые на законодательном уровне
каперство было закреплено в 1288 году арагонским королем Альфонсом III: каперам
предписывалось вносить залог для подтверждения того, что они не станут нападать на
судна сограждан, вражеские во время перемирия или в нейтральных портах, добычу же
обязывалось приводить в тот порт, из которого двинулись на рейд каперы.
С развитием колониальной торговли государства становились все более
заинтересованными в регламентации пиратства, расцветшего с расширением границ
ойкумены. Правительства ряда стран пошли на уступки для привлечения незаконного
капитала морских разбойников в казну. Теперь те, кто становились каперами,
освобождались от ответственности за захват нейтральных судов. В пример можно
привести Морской Ордонанс Генриха III от 1584 года [9, с. 362].
Наивысшего расцвета каперство достигло в период правления французского короля
Людовика XIV. Людовик в своем правлении стремился достичь гегемонии в Европе, для
чего вел экспансионистскую политику, направленную против испанских и австрийских
Габсбургов. Эта цель противоречила основным пунктам Вестфальского мирного договора
1648 года, нарушая сформировавшийся баланс сил на континенте. Для предотвращения
проникновения Франции вглубь Европы державы создавали антифранцузские коалиции.
Основными соперниками французского правительства стали Англия и Голландия.
Голландия преобладала в развивающейся французской торговле: в середине XVII
столетия голландские купцы ежегодно ввозили во Францию продукты на сумму свыше 21
млн. ливров, а вывозили на родину французских товаров на 15 млн. ливров [1, с. 286-287].
Поэтому Людовик XIV еще в 1667 году, исходя их стратегии протекционизма, ужесточает
таможенный тариф в отношении товаров из Республики Соединенных Провинций.
Жан-Батист Кольбер, назначенный королем морским министром, занялся
строительством новых суден. Французский флот молодой, его создание стало возможным
лишь после смерти кардинала Мазарини, который делал ставку на сухопутную армию, и
проведения антикоррупционных реформ. Высвободившиеся средства позволили открыть
специализированные школы для обучения моряков, верфи, улучшить оснащения портов и,
наконец, отстроить свыше двухсот кораблей и до шестидесяти галер [4, с. 358].
Французский флот подтвердил свою боеспособность в Голландской войне 1672-
1678 гг., когда с успехом одолел неприятеля в битвах при Агосте на Сицилии, где погиб
прославленный голландский адмирал Михель де Рюйтер, близ Палермо и в Карибском
бассейне [10, c. 47]. Однако торговый флот по-прежнему уступал голландскому: 219
кораблей против 18 тысяч в 1689 году [4, с. 358]. Очевидно, что соперничество во
внешней торговле могло продолжаться не за счет увеличения суден и товарооборота, а за
счет «завинчивания гаек» по тарифам и подрыва торговли каперскими рейдами. С этим
расчетом и проектировался Морской Ордонанс 1681 года.
Документ очень четко регламентировал каперскую деятельность. Согласно
пунктам 1-3 IX Титула Третьей Книги капитаны каперских судов самостоятельно
набирали экипаж и вооружали судна [12, с. 214], предварительно зарегистрировав в
Адмиралтейском суде и внеся залог в 15 тысяч ливров [12, с. 221], а также им
воспрещалось иметь более одного каперского свидетельства (что ранее не являлось
редкостью, моряки получали свидетельства в том числе и от иностранных государств),
поскольку иначе они рассматривались правительством в качестве пиратов [12, с. 235].
Каперы имели право на захват:
1) Всех кораблей, груженных товарами, принадлежавшими врагу, а также
вражеских, на которых будут найдены товары французских подданных или союзников
(пункт 7) [12, с. 252].
2) Любого судна, которое отказалось показывать свой флаг (пункт 12) [12, с.
269].
3) Любое судно, которое не имело необходимых документов, подтверждающих
национальность экипажа (пункт 6) [12, с. 243].
При этом с каперов снималась ответственность за уничтожение неприятельского
корабля вместе с его экипажем (пункт 18) [12, с. 280], что на практике позволяло
захватывать фактически любое судно. Чтобы предотвратить пиратский произвол, который
так или иначе происходил в каперской среде, Ордонанс установил не вскрывать
содержимое захваченных суден, доставлять все корабли в назначенный порт, где и будет
производиться инвентаризация уже властями Франции (пункт 20) [12, с. 291]. Государство
строго контролировало выручку от предприятия каперов: 1/10 часть за вычетом издержек
шла в пользу генерал-адмирала, 2/3 – поставщикам суден, вооружения и продовольствия и
1/3 – капитану и экипажу (пункты 32, 33) [12, с. 359, 392].
Аугсбургская лига была сформирована в 1686 году Священной Римской империей,
Швецией, Баварией, Испанией и рядом немецких княжеств в защиту Регенсбургских
соглашений, достигнутых в 1681 году [2, с. 495]. Договор предусматривал сохранение
границ, установленных после оккупации Францией Люксембурга. Но король Людовик
воспользовался династическими связями с Пфальцграфством, чтобы начать захват
имперских территорий. Одновременно Французское королевство поддерживало
английского короля Якова II Стюарта, открыто исповедующего католицизм и
тяготеющего к политике абсолютизма. Парламент вел борьбу против неугодного короля, и
Яков запросил финансовую помощь у Людовика XIV [3, с. 172].
Голландский экспедиционный корпус, возглавляемый Вильгельмом, высадился в
английском Торбее в ноябре 1688 года, и статхаудер бескровно занял престол вместе с
супругой Марией. Яков II практически не оказал сопротивление и бежал в Париж.
Соединившись с голландцами, теперь Англия представляла для Франции значительную
угрозу. Людовик, имея превосходящее число военных кораблей, не направил все силы на
предупреждение высадки статхаудера, не повел флот против враждебного государства, а
позволил Якову II самостоятельно организовать неоднозначное сопротивление в
Ирландии, направив тому в помощь лишь небольшую группу кораблей для прикрытия под
командованием генерал-лейтенанта Шато-Рено [8, с. 335-337]. Итак, Англия и
Соединенные Провинции под руководством короля Вильгельма III Оранского вступили в
войну на стороне Аугсбургской коалиции. Против Франции воевали все крупные
государства Европы. Важно понимать, что война на море велась фактически независимо
от происходивших на континенте событий.
Сначала удача сопутствовала Франции. Однако в 90-м году Людовик XIV лишается
талантливого интенданта по морским делам Жана-Батиста де Сеньеле, автора ряда
важнейших для структуры управления военно-морским флотом ордонансов. После его
смерти во французском Адмиралтействе возникла значительная проблема – новые
управляющие являлись юристами и мало придавали значения сотрудничеству с опытными
моряками, в отличие от англичан [2, с. 506]. Заменивший Сеньеле на посту Поншартрен
стоял за уничтожение неприятельской торговли как приоритетной задачи.
Адмирал Турвиль, подаривший Франции знаменитую победу при мысе Бичи-Хэд в
1690 году, не отличался долженствующей его рангу решимостью, поэтому излишняя
осторожность привела к крупной неудаче у Барфлера против англо-голландской эскадры и
уничтожению части французского флота на рейде у Сен-Ва-ла-Уг, в том числе мощного
100-пушечного корабля «Солей Рояль». Все эти обстоятельства и принудили Людовика
XIV перейти от стратегии эскадренных боев к каперской войне [6].
Каперские суда выходили из портов Дюнкерка, Сен-Мало и Бреста – важных
пунктов, находящихся на пересечении основных торговых путей. Немецкий военный
деятель и исследователь морских войн Альфред Штенцель указывал, что одни только
дюнкерские каперы в период войны ежегодно доставляли 109 призов, оцененных
властями как правильные [8, с. 371].
Союзный флот мгновенно принял решение отряжать судна для блокировки
французских портов на побережье Ла-Манша. Вильгельм III, впрочем, не ставил перед
собой задачи более, чем отвлекать короля Людовика от основных событий на континенте
[5, с. 225]. Поэтому каперам удалось прорвать блокаду. Здесь отличился дюнкерский
патентованный пират Жан Бар. Вступив в войну в чине капитана первого ранга, он быстро
обратил на себя внимание Поншартрена, сумев вместе с моряком из Сен-Мало, Клодом
Форбеном, захватить 150 торговых судов противника. Министр выделил средства для
снаряжения собственной эскадры капера. В 1692 году Бар прорвал блокаду английского
адмирала Бенбоу и уничтожил рыболовецкую флотилию противника из 86 суден [8, с.
374; 6].
В 1693-1694 гг. во Франции разразился голод, он стал следствием двух суровых
зим, уничтоживших урожай. По оценкам французских историков от катаклизма
пострадало свыше миллиона трехсот тысяч человек [6]. Людовик XIV призвал каперов к
захвату грузов в поддержку нуждающихся. Адмирал Турвиль совместно с каперами, в
числе которых находился и Жан Бар, провел захват торгового каравана у португальского
мыса Лагуш, что двигался в Смирну. Суда были гружены золотом, поскольку союзники
рассчитывали закупить дефицитный в Европе товар навроде китайского шелка. Потери
неприятеля составили до трех миллионов фунтов стерлингов (для сравнения,
государственный бюджет Англии исчислялся лишь четырьмя миллионами) [7].
С той же целью действует Жан Бар в 1694 году у острова Тексель: он встречает
нейтральные судна с польским зерном, закупленным французским королем, и защищает
от голландских кораблей, дополнительно захватывая тридцать судов с провиантом, за что
Людовик жалует каперу дворянскую грамоту [2, с. 512-513]. У того же острова в 1689
году каперский отряд Амблимона сжег голландские торговые фрегаты, заполучив добычу
в четыреста тысяч флоринов [7]. В том же году отличился капер Рене Дюгэ-Труэн,
захватив шесть торговых суден и уничтожив успешного английского охотника на каперов.
На подступах к Дюнкерку Дюгэ-Труэн перехватил корабли английской Ост-Индской
компании с грузом в восемь тонн золота [7]. Этот капер был по достоинству оценен
маркизом де Немоном, который взял его в свою эскадру – она прославилась тем, что в
период войны сумела перехватить 5 тысяч английских и голландских кораблей, груз
которых был оценен общей стоимостью в шесть миллионов ливров [2, с. 513].
Действия каперов принудили союзников увеличивать торговые караваны, дополняя
боевыми единицами: Республика Соединенных Провинций ежегодно снаряжала до сорока
конвоиров. Такие меры вынуждали военную ставку отвлекаться от основного фронта на
суше. Только в последние два года войны англо-голландский флот подвергся дроблению
на небольшие каперские отряды, до того времени судна считались вне опасности только
при наличии вооруженного конвоя [8, с. 376]. Тем не менее, не нужно считать, что эти
отряды не сумели навредить французским каперам. По статистике Палаты общин за годы
войны союзники потопили 1296 французских каперских суден [7].
Каперы вели активную борьбу с Аугсбургской лигой и в заморских владениях в
Америке. В последний военный 1697 год морской министр Поншартрен при содействии
короля Людовика организовал экспедицию в испанскую Картахену (современная
Колумбия). Направленный в Карибский бассейн адмирал Жан-Бернар де Пуэнтис при
содействии флибустьеров (карибских каперов) губернатора Сан-Доминго Жана-Батиста
Дюкасса обложил богатый колониальный город контрибуцией. Это предприятие сильно
ударило по экономике Испании, и она содействовала скорейшему подписанию мирных
соглашений [5, с. 229]. Несмотря на спекуляции де Пуэнтиса, Дюкасс добился от
Поншартрена выплаты для своего экипажа в размере, равном королевским офицерам, что
в общей сумме составило два миллиона ливров [11, с. 77].
В 1697 году страны Аугсбургской лиги подписали с Французским королевством
Рисвикский мирный договор, согласно которому Франция возвращала все завоеванные на
суше территории. Людовику не удалось развить экспансию в габсбургские земли. Какова
же роль стратегии каперской войны в этом конфликте? Если исходить из первоначального
значения слова «капер», то нужно согласиться, что наемные моряки справились с
основной задачей подрыва вражеской торговли. Один лишь захват Смирнского каравана
повлек за собой потерю лондонскими банкирами до шестидесяти миллионов ливров [6].
Вместе с тем каперский улов, строго регламентированный Морским Ордонансом 1681
года, позволил Франции восполнить потери в период неурожайных годов и, очевидно,
поддерживать обеспечение континентального войска.
Но ряд историков полагает, что переход к стратегии каперской войны в целом
навредил развивающемуся флоту Франции. Англия и Голландия в постоянном
напряжении держали свои судна в боевой готовности, а непрерывные нападения каперов
на торговые караваны научили державы защищать груз от внезапных атак. Французский
военно-морской флот, отказавшись от стратегии эскадренных сражений, не получил
должного роста, офицеры не набирались необходимого опыта. Отмечают, что в годы
войны 30 тысяч торговых судов достигли берегов Англии и Голландии, несмотря на
вредительство каперов. А это лишь 13 % от общего числа объединенного купеческого
флота союзных держав [7]. При этом расцвет французского каперства пришелся на период
явных неудач английского командования. Таким образом, нельзя недооценивать
значимость действий каперов в войне Аугсбургской лиги 1689-1697 гг. в подрыве
союзнической торговли и поддержании экономического благосостояния Французского
королевства. Но для развития сил военно-морского флота и соперничества во внешней
торговле данная стратегия скорее явилась неудачной и привела к последующему кризису
уже в XVIII столетии.

Список литературы

1. Бааш Э. История экономического развития Голландии в XVI-XVII веках. М.:


Издательство иностранной литературы, 1949. 397 с.
2. Блюш Ф. Людовик XIV. М.: Ладомир, 1998. 815 с.
3. Борисов Ю. В. Дипломатия Людовика XIV. М.: Международные отношения, 1991.
384 с.
4. Исторический лексикон: в 12 т. Т. 8. XVII век. Энциклопедический справочник /
под ред. Е.Б. Этингофа. М.: Знание, 1998. 800 с.
5. Мэхэн А. Т. Роль морских сил в мировой истории. М., 2008. 606 с.
6. Птифис Ж.-К. Людовик XIV. Слава и испытание. Режим доступа:
https://royallib.com/read/ptifis_gankristian/lyudovik_xiv_slava_i_ispitaniya.html (дата
обращения 03.04.2020).
7. Созаев Э. Б., Махов С. П. Борьба за господство на море. Аугсбургская лига / под
ред. Э. Б. Созаева. Режим доступа:
https://royallib.com/book/sozaev_e/borba_za_gospodstvo_na_more_augsburgskaya_liga.
html (дата обращения 03.04.2020).
8. Штенцель А. История войны на море в ее важнейших проявлениях с точки зрения
морской тактики: в 5 т. Т. III. Петроград: Типография Морского Министерства, в
Главном Адмиралтействе, 1917. 508 с.
9. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: в 82 т. Т. XXVII: Калака –
Кардам. СПб.: Типо-Литография И. А. Ефрона, 1895. 480 с.
10. Clodfelter M. Warfare and Armed Conflicts. A Statistical Encyclopedia of Casualty and
Other Figures, 1492-2015. Jefferson, NC: McFarland & Company, Inc., Publishers 2017.
804 p.
11. Du Casse J. Relation fidele de l'expedition de Cartagene. Paris, 1699. 89 p. Режим
доступа: https://archive.org/details/relationfidelede00duca/mode/2up (дата обращения
03.04.2020).
12. Valin R.-J. Nouveau commentaire sur l'Ordonnance de la marine, du mois d'août 1681: in
2 v. Volume II. La Rochelle: chez Jerome Legier, Imprimeur du Roi, au Canton des
Flamands, 1766. 852 p. Режим доступа:
https://archive.org/details/nouveaucommentai00vali_0/page/n8/mode/2up (дата
обращения 03.04.2020).

Yalugina E.E.

RESULTS OF THE FRENCH STRATEGY OF THE СAPER WAR AGAINST THE


LEAGUE OF AUGSBURG 1688-1697

Yalugina Ekaterina Evgen’evna - first year undergraduate student of the Department of


Russian History and Archival Studies of Yaroslav-the-Wise Novgorod State University, 173003,
Russia, Veliky Novgorod, Bolshaya Sankt Petersburgskaya St. 41.

Annotation: The article is devoted to the analysis of the French сaper war of 1688-1697 against
the League of Augsburg. The king of France, Louis XIV, pursued an expansionist policy in the
lands of Spanish and Austrian Habsburgs, for which he carried out a great reform of the navy,
which has confirmed its ability to compete with the grand powers of Europe in previous wars.
But the government decided to move away from the strategy of naval squadron battles to conduct
сaper war. The author aimed to find out what this strategy was and what results did France
achieve in the war with the transition to this strategy. The author came to the conclusion that
raids on enemy trade caravans weakened the allied foreign trade, and the captured prize went to
overcome the domestic crisis in France. With that, this strategy put the navy in second roles,
which significantly weakened it. The novelty of the article lies in an objective and complex
review of the сaper war as a strategy with the identification of both positive and negative sides.

Keywords: the war of the League of Augsburg, Louis XIV, Colbert, Pontchartrain, French
capers.