Вы находитесь на странице: 1из 7

Откуда есть пошли древнегреческие боги

Древнегреческая религия и, тем более, мифология неоднородна. В ней можно выделить


различные периоды, о древнейших из которых, нам ничего неизвестно. Но для того, чтобы
проследить истоки Богов, необходимо посмотреть назад во времени, проследить, что вообще
известно об этих Богах с самых ранних воспоминаний.

Немного истории Греции (можете пропустить)

Важно запомнить следующую последовательность – пеласги, ахейцы, дорийцы – ранние народы,


о которых мы почти ничего не знаем, а затем – Гомер, Гесиод, Афины, Сапрта, и все, что мы знаем
о Греции.

Когда индоевропейцы, говорящие на протодревнегреческом языке пришли на земли Греции, там


уже жили аборигены, автохтоны, пеласги, о которых, к сожалению, мало, что известно, кроме
того, что они на тот момент были развитее пришедших. Возможно, они были настолько развиты,
потому что соприкасались с Крито-Минойской культурой. Это скорее всего не были сами критяне,
а народы, долгое время жившие рядом с ними.

Новые для Греции индоевропейские народы, которых впоследствии, через полторы тысячи лет
Гомер назовет ахейцами и данайцами частично ассимилировали пеласгическую культуру,
частично внедрили свои порядки и индоевропейский пантеон. Примерно в то время были
построены (или заняты) крепости, которые затем Гомер перечислит как златообильные Микены,
Пилос пещаный и семивратные Фивы. Именно там найдены таблички с линейным письмом Б,
которое внешне похоже на критское, а по языку – протодревнегреческое.

Ахейцы познакомились с Крито-Минойской культурой и через пеласгов, и напрямую, это видно по


знаменитому портрету Клитемнестры, найденному в Микенах, которая одета и причесана точно
так же, как критские женщины времен расцвета дворца Миноса. Хотя их культуру в остальном
нельзя назвать копированием минойской – в отличие от относительно мирных минойцев,
микенцы окружали себя укрепленными крепостями и постоянно боялись нападения – то пеласгов,
то еще кого. Во времена их рассвета, незадолго до или сразу после Троянской войны
зафиксирован контакт с египтянами – во времена завоевания Египта народами моря, одним из
них был народ ахиява и дануна, в котором мы узнаем название ахейцев и данайцев. Перечислены
и их города: Микены, Навплион, Фивы, Мессена, и другие. Хотя сложно проследить, что именно
было унаследовано от египтян, но дальнейшие мифы греков часто говорят о преемственности и
наследовании от древнеегипетской религии. Самым знаменитым мифом считается основание
додонского оракула жрицей из Египта. И таких историй классики рассказывают немало. Хотя на
мой взгляд, речь шла о заимствовании культов и ритуалов, нежели самих Богов – их имен и
образов. Геродот, живший в 5м веке до н.э. и путешествующий по Египту вообще не делит
греческих и египетских Божеств, называя египетских греческими именами. Иногда это звучит
гармонично, иногда – когда мы сегодня знаем о египетских Богах немало – несколько плоско и
надуманно. Но идея исконности Египита для Эллады стала затем транслироваться из книги в
книгу, от автора к автору. Возможно что-то и вывезли ахейцы из Египта, но что именно – ученые
до сих пор спорят, потому что от них мало что осталось, а более поздние греки либо почти забыли,
либо сознательно существенно изменили это наследие. Ведь после этого похода на Египет и серии
других походов, микенская цивилизация умерла и Греция погрузилась в Темные века. Почему это
произошло? Скорее всего, серия засушливых лет, смена климата междуусобные войны (как та
самая война с Троей), а вишенкой на торте стало Дорийское нашествие, хотя к этому моменту
Микены уже стояли в руинах.

Мы плавно подходим к дорийскому завоеванию, но чтобы лучше понять гео-политическую


ситуацию вспомним времена первых нашествий протогреков на пеласгов. Наверняка важным для
пеласгов городом была Лерна, которая была разрушена на самых ранних этапах греческой
истории. Миф о Геракле вполне можно трактовать как серию завоевательных походов. Именно в
Лерне Геракл убил гидру. Тут же неподалеку, в Немее, воевал с немейским львом… Вполне
возможно все это нужно читать как «победил пеласгов». Нанес сокрушительный удар по силам
врага.

Именно на эти места на Пелопоннессе, где самая большая концентрация микенских городов,
затем будут претендовать гераклиды-дорийцы, которые захотят отобрать у микенцев с
ассимилированными к тому времени пеласгами их земли, основываясь на мифе, что эти земли
принадлежат им. Мол-де их дедушка Геракл сам отбил их у «вражеской гидры» (пеласгов). По
языку дорийцы – тоже греки, дальние родственники ахейцев, но вот по развитию, не
ассимилировав ни пеласгическую, ни крито-минойскую культуру, были весьма примитивны, ведь
именно за их вторжением наступили темные века, которые отбросили Элладу назад в развитии –
исчезла письменность, крепости прошлых времен были разрушены, искусство стало
примитивным. Это продолжалось несколько веков. В дорийский период постепенно поднимались
такие города-государства как Спарта и Аргос, по-прежнему процветали Фивы, укрепились Афины.

Дорийцы пришли откуда-то с севера, не с Олимпа ли? Ведь именно при них утвердится
олимпийский пантеон, а до этого сложно судить о том, кому именно поклонялись пеласги и
ахейцы, хотя можно будет догадаться, мы проанализируем это ниже.

Итак, ко времени Гомера и Гесиода, на которых мы обычно ориентируемся в изучении


древнегреческой мифологии, и на которых ориентировались и древнегреческие писатели и поэты,
и затем – древнеримские, уже было три наслоения: пеласгический (доиндоевропейский),
ахейский (протогреческий) и дорийский. Говоря ахейский и дорийский, я имею в виду, прежде
всего доминирующую силу, но так как Греция совершенно неоднородна с самого начала своего
существования, буквально каждая долина могла называться как-то по-своему и относить себя то
ли к дорийцам, то ли к ионийцам, то ли к пеласгам, то ли к локрам – это все были разные народы.
Отдельно следует сказать об Ионии, так как она не относится ни к ахейцам, ни к дорийцам. Она
скорее всего была заселена протогреками примерно тогда же, когда и Микены, а затем пала под
натиском дорийцев, а кое-где сменилась власть, но это относительно автономная область Греции
включает в себя Афины, Кикладские острова, а также все острова близ Туриции и территорию
современной Западной Турции. Такие города как Эфес, Смирна, Милет – такие знакомые и
греческие также повлияли и на относительно общую для всех эллинов ко времени Гесиода
религию и культуру. В них были свои автохтонные племена, которые были там до прихода
индоевропейцев, возможно это были те, на кого влияли хетты, ведь большинство догреческиих
языков в Турции относятся к той же группе, что и хеттский – анатолийской (например, ликийский,
лидийский и т.д.).

Гомер жил в Ионии и тамошней знати распевал про дела давно минувших дней – о троянской
войне (Троя или Илион располагалась здесь же, в Ионии). И так как он пел об ахейцах, местная
знать должна была отождествлять себя с ними в большей степени, чем с троянской знатью, ведь
это песнь победителей, а не побежденных! То есть местная на тот момент дорийская власть
считала себя родственниками скорее Агамемнона и Одессея, чем Париса и Приама. В своих
произведениях Гомер говорит о Богах, о святилищах, обо всех землях Эллады от Иллирии на
северо-западе до Ликии на юго-востоке. Возможно он частично, он передает идеи, которые были
актуальны в его время, несмотря на то говорит о времени за несколько сотен лет до этого. И
письменность в этом промежутке была потеряна. Важно отделять фантазии человека, жившего в
8м веке до н.э. от реальных событий за тысячу и более лет до этого. Тем не менее, устная
традиция существовала, Боги существовали, и именно их происхождение мы будем исследовать.

Боги

На этом я закончу свое историческое вструпление и перейду собственно к Богам. Начну с Зевса,
ведь он – верховный. Но так было не всегда – даже только миф об Уране, которого сверг Кронос,
которого, в свою очередь, убил Зевс, показывает, что он не всегда был верховным. Вообще эта
тема свержения сыном отца затем повторяется в мифе об Аполлоне, который хочет свергнуть
Зевса. Уже в классическую эпоху были предприняты попытки заменить Зевса Аполлоном, но
получилось не везде. Это показывает нам, что собственно верховность не так важна при
исследовании истории Божества и попытке понять его символизм.

Зевс – громовержец. Мы знаем много громовержцев из разных пантеонов, например, Перун в


славянском (он стал верховным только при князе Владимире), Адад – аккадский бог грозы, Тор в
скандинавском пантеоне, Индра в индуистском. И здесь есть, где разгуляться тем, кто думает, что
Боги изначально соотносились с природными явлениями – Бог дождя/грома, Бог Солнца, Бог
моря (возможно так и было). Даже в классическое время Зевса почитали как подателя дождя.

При этом имя Зевс – значит Бог. Оно индоевропейское. В древности оно звучало как Диос, и так
как в греческом языке даже Диос нужно читать с небольшим зудением, как Зиос, то понятно как Д
стало З. В имени Диос, особенно если его прочесть как Девос – слышится индийское Дев, что тоже
означает Бог. Кстати имя Дионис означает сын Бога: Дион-исос, где исос – сын. О Дионисе я
подробнее напишу далее.

Диона – первая Богиня, которая упомянута рядом с Зевсом, и ее имя тоже означает дословно –
Богиня. О ней не осталось данных. Затем ее место заняла Гера, и точно неизвестно, была ли Гера
той самой Дионой, или это другая Богиня. Гера известна своим гневным характером, была ли
таковой Диона? Богинь мы также обсудим позже.

Так или иначе, древние микенцы, они же ахейцы или данайцы, о которых почти тысячу лет спустя
напишет Гормер, уже поклонялись Диосу, Дионе и Дионису. На табличке с линейным письмом Б –
они находятся в одном списке с другими Богами, никак не выделяясь своей верховностью.
Упоминания Олимпа там тоже нет.

Если уж мы начали с выяснения, что Зевс – изначально Бог дождя, то нельзя не вспомнить другого
не менее, а то и более, знаменитого его родственника Посейдона. Кстати родственным
отношениям Богов тоже вряд ли можно верить. Наверняка Посейдону поклонялись до
пришествия индоевропейцев, так как мы не можем расшифровать его имя, он скорее всего
относится к пеласгическому пласту древнегреческой мифологии, ведь у пеласгов уже была
талассократия – власть моря, кораблей. Само слово таласса относится к догреческому субстрату.
Посейдон – Бог морей значил для древних протоэллинов не меньше, чем дождь. Он также
упоминается на микенской табличке.

Имя Деметра, которое там тоже есть, переводится просто как «мать». Так как слово «мать» во
многих языках одинаковое, сложно что-либо сказать о происхождении этой Богини. Затем она
будет участвовать в Элевсинских мистериях, и станет инициатическим Божеством, а на тот
момент, она, возможно, просто повелительница родов и плодородия. В Элевсинских мистериях
она олицетворяет стихию, которая может не дать расти урожаю. Нужно заметить, что уже
упомянутая Диона вполне могла также быть Богиней-Матерью. Кроме того, мы знаем немало
Богинь из древнегреческой мифологии с похожими функциями – это и Рея, жена Урана, и Гея,
жена Кроноса, и Гера, жена Зевса, и даже Артемида Эфесская многогрудая, и даже, возможно,
Геката. У всех этих Богинь есть что-то общее и что-то различающее их. Возможно, это Богини-
матери разных периодов и разных народов Греции.

Раз уж мы заговорили о Гекате, вновь придется обратиться к догреческому периоду, так как
вероятнее всего Геката относится к автохтонным Богиням пеласгов или какой-то другой
народности, жившей в Греции до прихода ахейцев. Важно, что для большинства греков она уже
таинственная, не слишком понятная, подземная. А в тех районах Греции, где ей поклонялись
больше всего, она считалась великой Богиней, которая помогает при родах и во всех женских
делах. Возможно, изначально, она была такой же Богиней-матерью, как и все перечисленные
ранее, но с приходом греков, она с самого начала ассоциировалась с чем-то темным, так как ее
славили местные жители – та самая «гидра». Впрочем, им не было свойственно сильно
противопоставлять себя пеласгам, наоборот, они часто охотно перенимали у них что-то, как ту же
талассократию. Ко времени Элевсинских мистерий Геката – Богиня с факелами, освещающая путь
в подземный мир, а в наше время она больше ассоциируется с колдовством и Луной. Видимо,
самым древним Богиням была свойственна этот колдовской ореол.

Еще один знаменитый Бог из догреческого субстрата – Пан. Его больше всего славили в Аркадии, а
именно Аркадия считалась той территорией, на которой с древнего – пеласгического – времени не
менялся состав населения. Хотя в более поздние эпохи Пан проник в олимпийский пантеон и стал
сыном то ли Зевса, то ли Гермеса, и его продолжили славить по всей Греции в пещерах вместе с
нимфами, никто не отрицал, что это – изначально Аркадский Бог.

Он ближе всего по идее к египетским Божествам, так как у него голова животного, хотя ноги тоже
копытные, только туловище человека. Но в Египте аналогию ему найти сложно. Он скорее похож
на рогатого Бога кельтов Керна. Он был Богом лесов, как и Керн, то есть относился к природе, а не
к сельскому хозяйству, поэтому часто проводят параллель между Паном и ролью леса в жизни
охотников и собирателей. Он одновременно и зверь, и человек. Очевидны и его фаллические
истоки, ведь часто в мифах он преследует нимф и овладевает ими сексуально. Он сильно
отличается, а некоторыми исследователями и противопоставляется олимпийским
цивилизованным Богам, хотя в понимании обычных греков наверняка не было такого большого
различия между ними, просто Пан никогда не был политическим Божеством, в отличие,
например, от Аполлона.

Такой же лесной Богиней, как и Пан, была Артемида – повелительница зверей и охоты, а также
помощница при родах. Истоки ее культа нужно искать скорее всего в Ионии, в Малой Азии, где
родилась ее мать и мать Аполлона – Лето, в Ликии. Ликия – это страна на юге современной
Турции, где в древности говорили на анатолийском языке, близком хеттскому. Ближе к ее родине,
в Эфесе, ее почитали не как деву-охотницу, а как многогрудую Богиню-мать. Но наверняка, придя
в другие части Греции она сливалась с древними местными Богинями, потому ее культ
распространился и вытеснил местами другие, поэтому ее вполне – наряду с Герой и Гекатой
можно назвать величайшими и популярнейшими Богинями Греции. Ее недоброжелательность по
отношению к поклонникам, ее злой нрав, ее девственность, возможно, связаны с тем, что ей
поклонялись амазонки. Тем не менее, в большинстве полисов она сохранила обе формы – и
защитницы матерей, и охотницы. В сцене Калидонская охота, которую очень любили изображать
древние греки и римляне она – активная участница. В скалистом Калидоне – одном из городов,
упомянутых Гомером, она была верховной Богиней, затмив другие имена.

Вместе с Аполлоном они, возможно, отражают представления общества охотников при переходе
к сельскому хозяйству, так как у Аполлона уже больше сельскохозяйственных черт – он – защитник
стад и посевов (или их губитель, так как может в любой момент наслать саранчу и мышей).
Аполлон – цивилизационный Бог, который мог как помочь в жизни воина или крестьянина, так и
разрушить уклад одним выстрелом из лука, наслать болезнь, чуму, как это он сделал с воинством
Ахилла в Илиаде. Богом музыки, красоты и Солнца он скорее всего стал позже, ближе к
классической эпохе, а самые ранние его упоминания – это «защитник дверей». Ученые
утверждают, что есть придверные камни, на которых написано Аполлон. Затем начали ставить
собственно статуи – обнаженного красивого мужчины в архаическом стиле. Тот Аполлон, которого
мы знаем, например, Аполлон Бельведерский – чаще всего это статуи эпохи эллинизма, а
изначально его изображали в застывшей позе, с раскосыми глазами, как у некоторых египтян, и
косичками. Он родился на Делосе, острове посередине эгейского моря, правил в Дельфах, по всей
Греции ему строили храмы и оракулы. Наконец, он пережил первые атаки христиан, которые
узнавали в нем Христа, поэтому некоторые храмы Аполлона сохранились лучше, чем другие в
окрестностях. Ну а в эпоху возрождения и затем, барокко, он стал символом мужской красоты и
классицизма в целом.

Чем больше я изучаю символизм Аполлона, тем больше удивляюсь его многогранности и
некоторым неожиданным функциям. Например, почти никто из тех, кто видел Аполлона на
фонтанах или в филармониях не может догадываться, что он не раз превращался в волка. Из птиц
ему соответствует не только прекрасный лебедь и разумный дельфин, но и черный ворон,
который скорее был бы присщ богу смерти. Логично спросить, нет ли среди предков Аполлона
богов смерти? Но вроде он сын Зевса, а не Плутона… Однако кого только не именовали
сыновьями Зевса. Само положение чьего-то сына или брата еще ни о чем не говорит — это могли
добавить позже.

Теперь его имя. Да, Плутарх переводит его как Аполло, неполярный, т. е. Единый. Но Плутарх —
жрец Дельф, который жил довольно поздно. Плутарх и на соответствии Солнцу настаивает, хотя у
Гомера часто фигурирует Гелиос, чье имя переводится как Солнце. Аполлон же упоминается
отдельно. Поэтому ученые начали искать дальше. Так как Аполлона нередко именовали волчий,
что по-гречески звучало как ликийский, то стали искать в Ликии, современной южной Турции. И
нашли культ его матери Лето как центральной богини той страны, которая когда-то говорила на
анатолийском языке, т. е. родстенном хеттскому. И вуаля — находится у хеттов бог дверей Аплон.
В Ликии мы встречаем более сельскохозяйственного Аполлона, который защищает стада или же
может в любой момент наслать саранчу или мышей.

Где хетты, там недалеко и Месопотамия. Удивительным образом там нашелся бог, который
одновременно является богом саранчи и мышей, богом болезней, богом Солнца (хотя по
указанию современных исследований — губительного испепеляющего Солнца), богом чумы и
богом врат (дверей) одновременно. И это Нергал, которого мы больше знаем как темного бога
подземного мира. При этом Нергал, как и Аполлон — повелитель ворот: одних из тех, что ведут в
Вавилон. По мнению некоторых ученых, имя Аполлон происходит от a-bullu, что означает “у
ворот”. Д. Стретон-Кент его напрямую соотносит с Нергалом, с которым его роднит змей-Пифон,
которого мы еще обсудим.

Да, в классическую эпоху, а тем более в римскую, когда жил Плутарх, разумеется, Аполлон скорее
стал считаться светлым, олимпийским, государственным и социально-приемлемым богом, и
казалось бы, что у него общего с Нергалом? А уж когда появился Ницше со своим аполлоническим
и дионисийским, то и вовсе Аполлон стал считаться богом порядка и благопристойности в
противовес с экстатическому дионисийскому началу. Но ранний архаичный Аполлон у дверей,
даже гомеровский воинственный стрелометатель, все еще на него похож.

А ведь Нергал — это путешественник в подземный мир, муж древней, хтоничной и уже во
времена шумера считавшейся темной матери-земли Эрешкигаль (кстати, от ее имени произошло
Арец на иврите и Earth на английском). Какие отношения у Аполлона были с матерью Богов Геей,
чей оракул он занял? Он пришел в то место, где уже был культ Геи, убил ее спутника Пифона,
который из оракула и помощника людей превратился якобы во врага и вредителя. И на этом
месте учредил свой оракул. Вокруг него построили Дельфы — центр эллинского мира, где каждый
полис демонстрировал статуи своих героев войн и богов, где всем заправляли жрецы. И только
неожиданный в этом мужском патриархальном мире классической Греции образ пифии, носящей
имя Пифона, змея, который давно уже убит— странную и неуместную казалось бы фигуру,
извивающуюся в экстазе, как это красиво показано в фильме «Триста спартанцев», которая
вдыхала пары убитого некогда Пифона.

Вот мы и нащупали связь Аполлна с подземным миром, откуда некогда вышел тот самый Пифон. У
Гомера кстати Дельфы называются Пифоном, то есть, можно предположить, что изначально этот
змей не был таким уж плохим, раз в его честь называли города?

Разумеется, Аполлон в Греции не стал богом подземного мира, потому что там уже был Гадес. Его
наоборот, вознесли на пъедестал как того идеального героя, которому хотели поклоняться
мужчины. Рядом с ним иногда изображали дракона или многоголового змея, которого он некогда
убил. В христианскую эпоху этот образ можно увидеть в Георгии победоносце, который тоже
убивает что-то такое хтоническое, подземное и очень опасное.

Нужно отметить, что и Нергал не всегда и не во всех городах считался злобным разрушителем. По
меньше мере в горое Кута в Междуречье он считался царем средь богов, то есть верховным. Ему
воспевали гимны далеко не только как В некоторые периоды истории Аккада Нергал вновь
выдвигался на передний план как бог войны.

Вы спросите, как же Аполлон, который ассоциируется в нашей массовой культуре с классической


Грецией, злобными жрецами Дельф, вдохновитель эпохи возрождения и покровитель муз вдруг
оказывается вовсе не Греческим, еще и столь ужасным богом преисподней?

Могу только добавить, что имя Аполлона нет на микенских табличках. Вместо него мы видим имя
Пайон, которого с ним пытаются соотносить. Пайон — бог исцеления. Возможно во время
контактов древних ахейцев с хеттами, что происходило задолго до троянской войны, позволили
хеттскому Аплону проникнуть из Малой Азии. Например, ему могли сперва поклоняться выходцы
из хеттского царства, которые строили часть конструкций в Микенах, а после их ассимиляции к
ним начали присоединяться и греки. Параллельно греки могли подключаться к его культу при
завоевании прибрежных районов Малой Азии, где встретили культ Лето и Артемиды Эфесской.
Гомер упоминал храм Аполлона в Трое, а ведь Троя — это Вилусса хеттов, позже
колонизированная ахейцами.

Дойти до хеттов из Шумера также не предсавлялось сложным, так как их контакты подтверждены
еще лучше, чем с ахейцами.

Гермы Гермес

Вам также может понравиться