Вы находитесь на странице: 1из 71

Израэль Регарди

ЦЕРЕМОНИАЛЬНАЯ МАГИЯ

Практическое руководство по ритуальным техникам

* * *

Церемониальная магия

Практическое пособие по механизмам церемониальной магии, написанное


выдающимся современным оккультистом и основанное на ритуалах Золотой Зари.

* * *

Другие книги Израэля Регарди:

Foundations of Practical Magic («Основы практической магии»)

How to Make and Use Talismans («Талисманы: Руководство по изготовлению,


освящению и применению»)

Practical Guide to Geomantic Divination («Практическое руководство по


геомантическому гаданию»)

Roll Away the Stone («Откати камень»)

The Eye in the Triangle («Око в треугольнике»)

The Golden Dawn («Золотая заря»)

The Middle Pillar («Срединный столп»)

The Philosopher’s Stone («Философский камень»)

The Tree of Life («Древо жизни»)

Twelve Steps to Spiritual Enlightenment («Двенадцать шагов к духовному


просветлению»)

* * *
Израэль Регарди

ЦЕРЕМОНИАЛЬНАЯ МАГИЯ

Практическое руководство по механизмам ритуала

* * *

Содержание

Часть первая

Глава первая. Основные принципы

Глава вторая. Ритуал Открытия Сторожевой Башни

Глава третья. Открытие Сторожевой Башни: Первое приближение

Глава четвертая. Открытие Сторожевой Башни: Второе приближение

Глава пятая. Полный ритуал

Глава шестая. Магическое причастие

Глава седьмая. Инструменты и атрибуты

Часть вторая

Глава восьмая. Сопроводительная информация

Глава девятая. Относительно Ритуала Нерожденного

Глава десятая. Первоначальное предназначение Ритуала Нерожденного

Глава одиннадцатая. Сравнения

Приложение 1. Фрагмент греко-египетского текста по магии

Приложение 2. Греческий магический ритуал

Приложение 3.
Приложение 4. «Книга Самех» Алистера Кроули

Приложение 5. Изгоняющий ритуал Пентаграммы

* * *

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава первая

Основные принципы

Возможно, вы спросите меня, зачем я написал эту книгу. К чему вообще


заниматься церемониальной магией такого типа? Это вполне правомочный вопрос.
Однако ввиду того, что в последние годы о магии писали очень много, мой ответ должен
быть настолько ясным и очевидным для любого интересующегося данным предметом, что
я не чувствую себя готовым дать исчерпывающие объяснения здесь и сейчас.
В этой связи можно упомянуть работу Дион Форчун «Мистическая каббала» (Dion
Fortune «The Mystical Cabalah»), где приводятся теоретические основы ритуальной магии.
Далее существует целый ряд книг У. Э. Батлера (W. E. Butler), посвященных тому же
самому предмету — это поистине превосходные тексты, очень подходящие для долгого,
вдумчивого изучения. «Лестница огней» Уильяма Грея (William Gray «Ladder of Lights»)
— подлинный шедевр, достойный стоять на одной полке с упомянутой выше работой
Дион Форчун. Гарет Найт написал отличную небольшую книжку «Практика ритуальной
магии» (Gareth Knight «The Practice of Ritual Magic»). Нельзя пренебрегать работами
Алистера Кроули, посвященными этой теме: в наше время это, разумеется, авторитет
первейшей величины. Его «Жемчужины Эквинокса» (Aleister Crowley «Gems from the
Equinox») и «Магия в теории и на практике» («Magick in Theory and Practice») дадут
изучающему массу изумительного материала, на усвоение и практическое использование
которого могут уйти годы.
Пара моих собственных книг также окажутся небесполезны. «Золотая Заря» (Israel
Regardie «The Golden Dawn») обязательна к прочтению; я могу заявить это без малейшего
эгоизма, ибо я был лишь редактором, а вовсе не автором материала, содержащегося в
оригинальных четырех томах. «Древо жизни» («The Tree of life») поможет прояснить и
взаимно организовать множество разрозненных сведений, приводимых у Алистера
Кроули и в документах Золотой Зари. Наконец, нельзя не упомянуть «Основы
практической магии» («Foundations of Practical Magic») в качестве введения к
практической стороне вопроса как таковой.
Если вы хорошо усвоите эти материалы, ни содержимое этой книги, ни мотивы,
побуждающие читателя приступить к конкретным магическим практикам, уже не
покажутся вам загадочными.
Частое, а лучше ежедневное повторение описываемого здесь ритуала принесет вам
как минимум невероятный рост психо-духовной восприимчивости. Те учащиеся, кто уже
потратил некоторое время на базовые дисциплины, о которых рассказывалось в
«Двадцати шагах к духовному просветлению», или иные практики сходного уровня,
сможет извлечь из ритуала гораздо больше пользы, чем приступающие к нему без
должной подготовки.
Несмотря на то, что просветление представляет собой событие внезапное и
единомоментное, повышение чувствительности организма тем не менее может
эффективно подготовить благоприятную для него почву. Не существует никаких правил
абсолютного характера, которые могли бы гарантировать вам просветление. «Дух дышит,
где хочет». Никто не может с уверенностью утверждать, на кого, когда и почему
снизойдет святой дух.
Однако факт остается фактом: большинство систем инициации как раз и призваны
подготовить организм к этому драгоценнейшему опыту. Для этого ищущий очищает
стихийный инструментарий, посредством которого проявляется высшее Я, приводя всю
систему в состояние динамического равновесия, чтобы когда просветление действительно
наступит, привычные для организма стрессы и напряжения не помешали его естественной
и интегрированной работе. Безумие не входит в реестр целей духовного роста и развития
— хотя, увы, в наши дни оно стало явлением чересчур обычным, чтобы на арену
современного оккультизма можно было взирать без содрогания. Правильные
приготовления, самодисциплина и ежедневные практики есть проверенный временем путь
к принятию высших тайн и трансформации личности.
Один из наиболее эффективных традиционных методов подготовки помещения к
активной ритуальной работе или, напротив, к спокойной медитации известен под
названием «Открытия Сторожевых Башен». Начинающему он может показаться пугающе
сложным и комплексным. Однако в действительности по мере изучения, а главное —
практики, он оказывается удивительно простым и логичным. Он не только крайне
практичен и не лишен обаяния, но и располагает к переработке и использованию в самых
разных направлениях и с самыми разными целями, так что при необходимости из него
можно сделать основу для целого пакета ритуалов на все случаи жизни. Для того, чтобы в
полной мере осознать все открывающиеся перед вами перспективы, вам потребуется
тщательно изучить имеющиеся материалы и посвятить практике несколько недель или
месяцев — в зависимости от личных способностей и особенностей восприятия.
В схему ритуала включены лучшие элементы, характерные для магической
системы, разработанной в свое время орденом Золотой Зари. Среди них необходимо
назвать прежде всего ритуалы Пентаграммы и Гексаграммы, которые нужно изучить и
осмыслить. Строго говоря, ритуал Пентаграммы также с определенностью может стать
совершенно самостоятельной магической церемонией. Он содержит совершенно
уникальный набор приемов и техник, которые ученик вряд ли оценит по достоинству с
первого взгляда.
Термин «Сторожевые Башни» заимствован из Енохианской системы,
разработанной доктором Джоном Ди и Эдвардом Келли. Согласно их теории, в каждой из
четырех четвертей мирового пространства стоит башня, находящаяся под владычеством
стихийных и ангельских сил. Эта метафизическая концепция получила практическое
отражение в так называемых Скрижалях Стихий, помещаемых в храме или используемый
для ритуальной работы комнате в соответствии с четырьмя географическими
направлениями.
Для полного понимания Скрижалей необходимо уделить самое пристальное
внимание той части тома IV «Золотой Зари», которая посвящена Енохианской системе. На
то, чтобы правильно начертить и раскрасить Скрижали Стихий, уйдет много времени и
сил, что само по себе может остановить некоторых начинающих и заставить задуматься о
том, хотят ли они продолжать обучение. Однако здесь возможен и компромисс, который
поможет значительно снизить затраты. Сигилы, находящиеся на вершине каждой
Скрижали или Сторожевой Башни можно изобразить на плоской доске — или любом
другом носителе, который ученик пожелает использовать — расчертив ее клетками
приблизительно пятнадцать на пятнадцать сантиметров.
Эти сигилы, а также соответствующие цвета и прочие параметры, необходимые
при их изготовлении, воспроизведены в томе IV «Золотой Зари». Можно использовать
карандаши, пастель или цветную бумагу. Если вы опытный живописец, попробуйте
масляные или акриловые краски, однако если вы до сих пор с ними не работали, будьте
крайне осторожны, иначе вы рискуете получить смешанные цвета. Лично я использовал
бристольский картон и плакатные краски, а когда краски полностью высохнут, покрывал
готовое изделие лаком в несколько слоев. Получившиеся таблицы нужно повесить или
прибить на стену в соответствии с канонической схемой расположения четвертей.
Я вовсе не настаиваю, чтобы ученик головой в омут кидался в работу над этим
ритуалом. В спешке нет никакой нужды. Необходимо прежде всего ознакомиться с его
содержанием и привыкнуть к нему, чтобы на этой основе уже двигаться вперед и
оценивать степень собственного прогресса. Затем следует устроить несколько пробных
«прогонов», чтобы составить впечатление о том, как оно происходит на практике. В
процессе прогонов вы будете мало помалу запомнить ритуальные слова. Сложности все
это составить не должно. Я рекомендую поначалу во время работы держать перед собой
полный текст ритуала — так запоминание будет происходить легче, быстрее и
практически само собой.
Книга, которую вы держите сейчас в руках, разделена на главы, показывающие,
как ритуал буквально по кирпичикам строится на основе предварительного наброска. В
Приложении вы найдете ритуалы Пентаграммы и Гексаграммы, а также другие
подходящие к случаю материалы. Все это следует хорошенько запомнить и освоить, дабы
затем посвятить все свое внимание ритуалу Открытия Сторожевых Башен. Это еще одна
причина, по которой ученикам не следует стремиться достигнуть конца пути одним
прыжком.
Я часто использую слово «ученик». На самом деле все мы ученики и таковыми
останемся навеки. Нам еще столькому надо научиться! Такие величественные термины
как «маг» или «младший адепт», или другие пышные титулы, были намеренно отвергнуты
в пользу этого простого и скромного звания — «ученик». Все мы, независимо от опыта и
знаний, принадлежим к этой простой категории.
В первый раз ритуал предстанет вашим глазам во всей своей простоте. Хорошенько
изучите его. В следующей главе будут сделаны дополнения и уточнения, сведения для
которых почерпнуты из стихийных Степеней ордена Золой Зари и из тома I 8-го выпуска
«Эквинокса». Обратите на них особое внимание. Во время церемоний посвящения в эти
степени при помощи специально организованных процессов операторы призывают
стихии, долженствующие определенным образом повлиять на состояние энергетики и
личность кандидата, проходящего инициацию. Эти специфические процессы входят в
качестве составных частей в ритуал Сторожевой Башни, что несколько удлиняет
последний, но в то же время делает его более понятным для ученика — а также более
эффективным. Не будет ошибкой сделать из вышесказанного вывод, что на основе
ритуала Сторожевой Башни можно составить отличную церемонию самопосвящения.
Мне хотелось бы напомнить читателю, что в этом исследовании я намеренно не
упоминаю некоторые базовые психодуховные техники, используемые в церемониальной
магии. Принятие божественных форм в должных четвертях, методика вибрации
божественных и ангельских имен, а также использование духовного зрения — вот лишь
некоторые из основных техник, применяемых в магии подобного рода. Я пренебрег ими,
дабы сделать эту книгу максимально простой. Когда ученик обретет достаточный опыт в
данной форме ритуала, он сможет постепенно добавить к своему инструментарию приемы
и методы, описанные в других моих книгах, например, в «Срединном Столпе» («The
Middle Pillar»). Несмотря на то, что в данный момент ее уже можно считать морально
устаревшей и, надеюсь, в ближайшем будущем она будет переписана, умалять ее
достоинства как практического руководства я не стану.
Начинать церемонию стоит именно с Ритуала Пентаграммы, и причина здесь не
только в том, что место для работы необходимо очистить — данный ритуал сразу
переводит всю предстоящую операцию под эгиду Высшего Я. Это одна из главнейших
отличительных черт системы Золотой Зари. На одной из высших степеней в Клятве есть
пункт, оговаривающий, что в рамках каждой магической операции ученик будет работать
лишь с наивысшими известными ему божественными именами. «Всякая сила
пробуждается вновь и вновь именами и образами».
В одной из следующих глав вы найдете молитвы Стихиям, приводимые в конце
описаний соответствующих элементальных степеней. Это прекрасные и довольно
пространные тексты, ясно выражающие устремления и природу каждого из стихийных
царств. Каждую молитву можно использовать полным текстом в подходящих для этого
обстоятельствах, каковые будут в точности указаны. Да, эти тексты довольно длинны, но
они сообщают ритуалу несравненную красоту и мощь. Если же ученику они покажутся
все-таки слишком длинными и сложными, их всегда можно сократить.
В течение многих месяцев в середине 30-х годов я использовал вариант данного
ритуала всего с полудюжиной ключевых фраз, экстраполированных из каждой молитвы.
Они выражали самую суть молитв и отлично выполняли свою задачу. Любой ученик
вправе практиковать такой подход — под свою личную ответственность — если считает,
что полный текст молитв чрезмерно удлиняет ритуал.
И наконец есть еще одна глава, в которой использовано призывание из ритуала
степени 5=6 Золотой Зари вместе с заключительным параграфом так называемого Ритуала
Нерожденного. Возражая некоторым бытующим в последнее время точкам зрения, спешу
заявить, что последний никогда не входил в обрядовую систему ордена Золотой Зари.
Впрочем, подобная принадлежность не имеет никакого самостоятельного значения.
Данный текст совершенно самоценен и добавляет ритуалу пыла и страсти, превращая его
в подлинное воззвание к Высшему Я, или к Священному Ангелу-Хранителю.
В разные периоды своей жизни Кроули, судя по всему, так и не пришел к
окончательному заключению относительно того, является ли Священный Ангел-
Хранитель, или Высший и Божественный Гений Золотой Зари, тем же самым, что и
Высшее Я человека, или же представляет собой совершенно независимую от него
ангельскую сущность. Однако весь корпус его работ показывает тенденцию к их
отождествлению — Высшее Я и есть Священный Ангел-Хранитель. В большей или
меньшей степени это подтверждается — если нам вообще нужны какие-то подтверждения
— замечанием, сделанным Блаватской в «Тайной доктрине»: «Наблюдатель, или
божественный прототип, есть высшая ступень лестницы бытия… это индивидуальный
Дхьян Чохан (бог), отличный от других, некая самостоятельная духовная
индивидуальность, действующая на протяжении одной Манвантары». Об этом же говорит
Мазерс в своем глубоком эссе «Микрокосм-Человек» в томе I «Золотой Зари», где он
соотносит Высшее Я с Божественным Гением в образе Ангела, являющегося частью
восходящей иерархии духовных сущностей.

"Сияющее Пламя Божественного Огня, микрокосмическая Кетер, — вот истинное


Я воплощенного человека. <...> Йехида — единственная часть человека, которая с полным
правом может сказать: ЭХЕЙЕ, Я есмь. Иными словами, она есть Кетер в
микрокосмическом мире Асия, т.е. высшая часть человека как Человека. <...> За Йехидой
стоят и в ней проявляются Ангельские и Архангельские силы. Посему Йехида — это
Низший Гений, Наместник запредельного Высшего Гения, Ангела Могучего и Страшного.
А за этим Великим Ангелом, Высшим Гением, стоят и в нем проявляются силы
Архангельские и Божественные».

На сем мы завершим изучение данного ритуала, начинавшегося как средство


подготовки помещения к его использованию в качестве храма и вылившегося в итоге в
призывание Высшего Я.
Один автор не так давно косвенным образом попытался поднять меня на смех,
всячески пропагандируя идею, что для хорошего ритуала нужно больше пафоса. Хотелось
бы напомнить ему и иже с ним, что с технической точки зрения примеры подлинно
хороших ритуалов можно найти у масонов. Сомневаюсь, что у кого-либо еще в мире есть
сопоставимые по качеству облачения, атрибуты, системы подготовки etc. Лицезрение
всего этого в действии оставляет самое глубокое впечатление. Любой Вольный Каменщик
сможет вам это подтвердить, не предав при этом гласности ни единой из тайн, которые он
обязан оберегать от не принадлежащих к ордену. В годы отрочества я состоял в Ордене де
Молэ, молодежной масонской организации, основанной масонами, курируемой масонами
и в конечном итоге управляемой ими же. У нас были те же прекрасные атрибуты, та же
серьезнейшая подготовка, призванная обеспечить мощный сценический эффект, те же
пышность, упорядоченность и величавость. Иными словами, наши ритуалы представляли
собой копии масонских, разве что без традиционно присущей последним таинственности.
Если именно в этом состоит представление моего критика о хорошем ритуале, могу его
заверить, что он ошибся адресом. Да, масонские ритуалы, вне всяких сомнений,
величественны и крайне впечатляющи, но в них нет ни грана магического, независимо от
того, насколько хорошо участники знают свои «роли», или насколько гладко и
эффективно идет церемониал. На магическом уровне в результате такого ритуала не
происходит ровным счетом ничего.
Правильная ритуальная работа призвана вызвать не просто настроение, но
глубокое состояние внутреннего возбуждения, которое возвышает сознание, побуждая его
потянуться к своему собственному божественному источнику. Холодный,
величественный, идеально исполненный обряд никогда не достигнет этой цели, сколь бы
ни были ясны и точны визуализации участников и прочие его компоненты.
Следует сказать несколько слов также об инструментах и атрибутике. Этим
материям все начинающие обычно уделяют совершенно недолжное и чрезмерное
внимание, в результате чего последние с самого начала не дают им приступить собственно
к магической работе. Кажется невероятно трудным собрать вместе все необходимое —
уединенную комнату, где вас никто не потревожит, символы на алтаре, так называемые
элементальные орудия и т.д. Когда ученик читает инструкции к магическому ритуалу, на
него обрушивается столько требований, выполнение которых на данной стадии
магической карьеры находится, фактически, за пределами его возможностей, что он
быстро теряет уверенность в себе, а вместе с нею и интерес.
Лично я настаиваю на том, что все это можно упростить до такой степени, чтобы
даже новичок оказался в состоянии справиться с приготовлениями к ритуалу, не усложняя
себе жизнь и не забивая голову лишней информацией, нужной лишь для более старших
степеней. Так, например, алтарем на практике может служить любой небольшой столик
высотой примерно до талии оператора. Покройте его черной тканью — черной, поскольку
это наиболее нейтральный цвет, любой другой будет привлекать к себе ненужное
внимание. На алтарь следует поместить основные символы Золотой Зари — красный
крест и белый треугольник. Полагаю, вырезать из белого картона треугольник с
одинаковыми сторонами в 5-7 сантиметров не составит особого труда?
Что касается креста, то он вовсе не обязательно несет христианские коннотации. В
томе I «Золотой Зари» описываются разные формы креста и их значения. Мы здесь будем
использовать для своих целей равноконечный крест, представляющий принцип
равновесия и сбалансированного расположение элементов, из которых он состоит.
Крест должен быть именно равноконечным (то есть с геометрической точки зрения
состоять из пяти одинаковых квадратов) с рукавами длиной примерно в 7-8 сантиметров и
иметь красную окраску. Крест располагается над белым треугольником и направляется
вершиной к середине алтаря. Тоже не слишком трудно, не так ли?

Теперь перейдем к инструментам. Если вы изготовили их сами, честь вам и хвала.


Исчерпывающие и весьма простые в исполнении инструкции для этого также можно
найти в «Золотой Зари». Ритуал Открытия Сторожевых Башен включает и некую
разновидность церемонии освящения, которые вы, быть может, уже практиковали. Если
нет, это не имеет особого значения. В восточной части алтаря поместите небольшой веер,
сделанный из сложенного гармошкой листа писчей бумаги (если не знаете как это сделать,
любой ребенок вам покажет), который будет представлять стихию воздуха. На Юге
поставьте горящую палочку благовония — это будет Огонь; если у вас нет благовоний,
тоже ничего страшного — возьмите неиспользованную коробку спичек и поместите ее в
нужную точку алтарного пространства. На Западе пусть будет небольшой стаканчик с
водой, символизирующий соответствующую стихию. На Севере можно расположить
маленькое блюдечко с несколькими кусочками хлеба, слегка посыпанными солью — вот
вам и Земля. Как видите, все довольно просто. Для того, чтобы обозначить Дух, поместите
свежий цветок — розу, или любой другой по сезону — над крестом и треугольником, что
в центре алтаря. Это целиком и полностью разрешит для вас проблему инструментария.
Что же касается одеяний, специальных облачений, лент соответствующего цвета,
нагрудных пластин и ламенов, то можете со спокойной душой отложить все это до
лучших времен, когда почувствуете, что готовы и хотите приступить к их изготовлению и
использованию. Омовения перед началом ритуала на первых порах будет вполне
достаточно. После того, как ученик тщательно изучит свой предмет по литературе,
освещающей данные темы, он может спокойно приступать к претворению своих знаний
на практике. С другой стороны, если он достаточно хорошо ориентируется в
церемониальном материале, ему нет нужды чрезмерно усложнять себе задачу
посредством использования сложного инструментария и атрибутики.
Когда придет время, и ученик захочет расширить свой репертуар за счет
изысканных деталей, он сможет почерпнуть искомую информацию из книг, о которых мы
уже говорили в начале этой главы. Однако не так давно Роберт Уонг составил
компиляцию на основе «Золотой Зари» и некоторых наших с ним бесед, которые помогли
заполнить некоторые существовавшие до тех пор лакуны. Она называется «Тайный храм»
(Robert Wang «The Secret Temple», Samuel Weiser, 1980). В ней базовый материал Золотой
Зари получает дальнейшую разработку с точки зрения весьма практично настроенного
ученика, который хочет оборудовать себе храм в соответствии с традицией и своими
собственными усилиями. В ней вы найдете полные и подробные указания относительно
того, как изготовить элементальные орудия, знамена Востока и Запада, Столпы Храма,
алтарь, церемониальные облачения и многие другие ритуальные предметы.
И снова я возвращаюсь к уже высказанной мною мысли: оставьте в покое все эти
детали до тех пор, пока не приобретете некоторый опыт практической церемониальной
работы и не почувствуете внутреннюю потребность в более полном и адекватном рабочем
материале.
Было бы, конечно, идеально, если бы вы могли отвести у себя дома отдельную
комнату только под медитации и магическую работу. Однако сейчас, когда все больше и
больше людей живет в небольших квартирах, где пространство крайне ограниченно,
возможностей для этого может и не быть. Если это так, используйте любую имеющуюся в
наличии комнату — спальню, гостиную, кабинет. Необходимо лишь обеспечить ее
временную неприкосновенность — это, пожалуй, единственное непременное требование,
так что позаботьтесь о том, чтобы дверь была оборудована запором или задвижкой. Или
просто попросите тех, с кем делите жилище, не входить в эту комнату в определенные
часы, отведенные под вашу работу.
Любые проблемы, связанные с техническими частностями ритуальной процедуры,
следует решать точно так же — легко, просто и напрямую. Именно для этого нелишним
будет потратить некоторое время на предварительную подготовку, изучение материалов и
размышление — чтобы вы знали, чем именно собираетесь заниматься и почему. Ничего
не делайте слепо, только потому, что так написано в книге. Понимайте причины, по
которым вы осуществляете то или иное действие или используете тот или иной
инструмент. Причины эти по сути своей очень просты, и существующая литература по
этому вопросу, несмотря на обыкновение вдаваться в детали, прекрасно объясняет
основы. Мистификациям не место в магии. А вот простоте, искренности и здоровому
энтузиазму — даже очень.

Глава вторая

Ритуал Открытия Сторожевой Башни

1. Встаньте у алтаря лицом к востоку и провозгласите:


HEKAS, HEKAS, ESTE BEBELOI (hay-kahs, hay-kahs, ess-tee bee-ba-loy!).

2. Проведите ритуал изгоняющей пентаграммы. Действуйте кинжалом или


указательным пальцем (см. Приложение V).

3. Проведите ритуал изгоняющей гексаграммы. Используйте только уникурсальную


гексаграмму; другие формы излишни (см. Приложение V).

4. Подойдите к южной стороне алтаря. Возьмите благовонную палочку, коробку


спичек или жезл огня. Трижды взмахните этим орудием перед Скрижалью или Сигилом,
поднимите орудие над головой и медленно обойдите храм по периметру (по часовой
стрелке), вибрируя при этом следующие слова:

5. «И когда все призраки рассеются, ты узришь сей священный, не имеющий


формы огонь — огонь, мечущий молнии и пылающий в сокровенных глубинах
Вселенной. Внемли гласу огня!»

6. Вернувшись на юг, трижды встряхните символом огня перед Скрижалью или


Сигилом. Затем начертите большой круг, в нем — призывающую пентаграмму Огня, а в
центре пентаграммы — знак Льва как Огненного Керуба. Произнесите:

7. «OIP TEAA PEDOCE (oh-ee-pay tay-ah-ah pay-doh-kay). Именами и буквами


великого южного четырехугольника я призываю вас, о ангелы сторожевой башни юга!».

8. Положите символ огня обратно на алтарь. Подойдите к западной стороне


алтаря, возьмите чашу с водой, брызните несколькими каплями воды перед Скрижалью
или Сигилом и обойдите храм по часовой стрелке со следующими словами:

9. «А посему священнослужитель, желающий повелевать деяниями огня, должен


прежде омыться очистительной водой звучного, многошумного моря».

10. Вернувшись на запад, брызните несколькими каплями воды перед Скрижалью


Воды. Чашей начертите круг, в нем — призывающую пентаграмму Воды, а в центре
пентаграммы — знак Керуба-Орла. Провибрируйте:

11. «EMPEH ARSEL GAIOL (em-pay-hay ar-sel-gah-ee-ohl). Именами и буквами


великого западного четырехугольника я призываю вас, о ангелы сторожевой башни
запада!».

12. Поставьте чашу с водой обратно на алтарь. Подойдите к восточной стороне


алтаря, двигаясь по часовой стрелке, и возьмите веер или кинжал воздуха. Встряхните
им три раза перед Скрижалью. Затем обойдите храм по кругу со следующими словами:
13. «Есть огонь, разносящийся в дуновениях воздуха; есть огонь бесформенный, из
коего исходит образ гласа; есть и огонь блистающий, обильный и обращающийся,
мчащийся с ревом и грохотом».

14. Вернувшись на восток, три раза встряхните веером или кинжалом воздуха
перед Скрижалью. Начертите круг, в нем — призывающую пентаграмму Воздуха, а в
центре пентаграммы — знак Водолея, Керуба Воздуха. Произнесите:

15. «ORO IBAH AOZPI (oh-roh ee-bah-hay ah-oh-zohd-pee). Именами и буквами


великого восточного четырехугольника я призываю вас, о ангелы сторожевой башни
востока!».

16. Положите символ воздуха обратно на алтарь. Двигаясь по часовой стрелке,


перейдите к северной стороне алтаря. Возьмите пантакль земли или блюдо с хлебом и
солью. Бросьте щепоть соли или трижды встряхните пантаклем перед Скрижалью.
Затем обойдите храм со следующими словами:

17. «Смотри, не ввергнись в мир темного великолепия, где вероломная Глубь и


облаками сокрытый Гадес, услаждающий взор свой непостижимыми образами, где
коварная Бездна черных, вечно вращающихся вихрей вечно объемлет тело, лишенное
света и формы, пустое».

18. Вернувшись на север, трижды встряхните орудием перед Скрижалью.


Начертите круг, в нем — призывающую пентаграмму Земли, а в центре пентаграммы —
знак Тельца, Керуба Земли. Произнесите:

19. «EMOR DIAL HECTEGA (ee-mor dee-ahl hec-tay-gah). Именами и буквами


великого северного четырехугольника я призываю вас, о ангелы сторожевой башни
севера!»

20. Положите орудие обратно на алтарь. Перейдите к западной стороне алтаря


и встаньте лицом к востоку. Возьмите цветок. Цветком или указательным пальцем
начертите круг, а в нем — призывающие пентаграммы Духа, активную и пассивную.
Произнесите:

21. «EXARP (ex-ar-pay), BITOM (bay-ee-toh-em), NANTA (en-ah-en-tah), HCOMA


(hay-coh-mah). Именами и буквами мистической Скрижали Единения я взываю к вам, о
божественные силы духа жизни!»

22. Положите цветок обратно на алтарь. Совершите знак Врат — знак


раскрытия завесы — над алтарем. Вытяните руки вперед, а затем разведите их
стороны, словно раздвигая занавес. Затем произнесите:

23. «Призываю вас, о ангелы небесных сфер, обитающие в незримом! Вы —


стражи врат вселенной; охраняйте же и эту мистическую сферу! Защитите ее от всякого
зла и неуравновешенности. Укрепите и вдохновите меня, дабы я сохранил незапятнанным
это святилище таинств вечных Богов! Да будет сфера сия чиста и священна, дабы я мог
войти в нее и причаститься тайнам божественного Света!»

24. Пройдите на северо-восток и произнесите:


«Зримое солнце ниспосылает свет на землю. Да будет же мне позволено создать в
этом зале вихрь, дабы в нем воссияло свыше незримое солнце духа!»

25. Трижды обойдите Храм по часовой стрелке, начиная с востока. Минуя точку
востока, всякий раз совершайте знак проекции (следует резко выбросить вперед прямые
руки и склонить голову). Затем пройдите к западной стороне алтаря и совершите
поклонение, произнеся следующие далее строки. После четвертой строки выполните
знак молчания (правая рука опущена, указательный палец левой прижат к губам).

Свят ты, Владыка Вселенной!


Свят ты, не сотворенный Природой!
Свят ты, необъятный и могучий,
Владыка Света и Тьмы!

Теперь сформулируйте вслух своими словами, с какой целью вы совершаете эту


церемонию.

26. Сядьте лицом к востоку и некоторое время посидите молча, но не бездеятельно:


старайтесь ощутить явление духа, присутствующего сейчас над вами, вокруг и внутри
вас.

27. Когда почувствуете, что пора заканчивать, и, при необходимости, выполните


то или иное духовное упражнение, закройте храм. Для этого нужно трижды совершить
обратный обход (против часовой стрелки). Минуя точку востока, всякий раз выполняйте
знак проекции. Затем проведите ритуалы изгоняющей пентаграммы и гексаграммы.

28. В заключение произнесите следующую фразу:

«Освобождаю ныне всех духов, которые могли оказаться в плену в ходе этой
церемонии. Ступайте с миром в свои жилища и обиталища, и да пребудет с вами
благословение YEHESHUAH YEHOVASHAH! (yuh-hesh-you-ah yuh-hoh-vah-shah)»

Пауза.

«Объявляю, что ныне этот Храм закрыт как подобает».

Глава третья

Открытие Сторожевой Башни: Первое приближение

Как вы могли заметить, в Ритуале Сторожевой Башни каждый отдельный шаг


пронумерован. Я сделал это для того, чтобы ученик мог с легкостью вписать в нужные
места любые технические добавления или призывания, какие он сочтет необходимыми.
Открывающее возглашение призвано объявить о том, что помещение, в котором
проводится ритуал, должным образом освящено. Теперь это священное пространство, и
все миряне или лица, никак не связанные с предстоящей работой должны немедленно его
покинуть. В своей «Книге Исрафель» Алистер Кроули выпускает этот пункт и использует
вместо него следующую фразу: «Procul, o Procul este profani!»1
Изгоняющий Ритуал Пентаграммы в полной мере освещается в томе III «Золотой
Зари». Изучите его, прежде чем продолжать работу. Также обратите внимание на стр. 107
тома I того же издания. В моей более ранней работе под названием «Срединный столп» вы
найдете подробную информацию о том, как следует проводить этот ритуал. Также
подробные указания находятся в Приложении.
Относительно ритуала изгоняющей гексаграммы я снова буду вынужден отослать
читателя к тому III «Золотой Зари», где описываются четыре разновидности гексаграммы,
используемые в церемонии. После долгих лет работы могу признаться, что в подобных
деталях я не вижу особой ценности. Единственная рабочая гексаграмма представлена на
стр. 29 тома III «Золотой Зари» — это так называемая вторая форма, предположительно
имеющая сродство с Югом. Таким образом я рекомендую ученикам использовать только
эту гексаграмму — если они вообще намерены с ними работать.
В качестве отступления следует отметить, что для призывания Солнца приходится
использовать каждую четверть всех шести гексаграмм, соответствующих другим
планетам, что делает весь процесс крайне длинным, нудным и трудоемким. Однако
Кроули в свое время разработал так называемую уникурсальную гексаграмму, которая
чертится одной непрерывной линией, без разрывов. Представляется вполне возможным,
таким образом, использовать данную разновидность гексаграммы для призывания или
изгнания Солнца вместо куда более утомительной методики Золотой Зари. Информацию
об этом вы найдете в Приложении, где представлено ее полное и подкрепленное
экспериментами описание.
В инструкциях также сказано, что перед ритуалом призывания или изгнания
необходимо сотворить знаки степени 5=6. Иногда их также называют знаками LVX.
Несмотря на то, что они действительно входят в каноническое описание ритуала, ученик
может отказаться от них на начальном этапе, если находит их слишком сложными. Вместо
них с тем же успехом можно использовать начало Ритуала Пентаграммы, а именно —
Каббалистический Крест. Этот знак прост, полон глубокого смысла и несложен в
исполнении (инструкции см. в Приложении 5).
Собственно Ритуал Сторожевой Башни начинается с пункта 4. Когда по мере
практики ученик приобретет достаточный опыт, он сможет по желанию расширить рамки
ритуала. К примеру, в процедуру можно будет добавить следующее призывание
(полностью опустив раздел 7):

(7) «Поклонимся Владыке и Царю Огня! ЙОД ХЕ ВАВ ХЕ ЦЕБАОТ. Да будет


благословенно Имя Твое, о Предводитель Воинств! Аминь!».

Здесь совершается Знак Огня. Ученик складывает ладони перед лбом таким
образом, чтобы большие пальцы, расположенные горизонтально, соприкасались
кончиками, образуя основание треугольника. Остальные пальцы, сомкнутые вместе,
направлены вверх и также соприкасаются кончиками, образуя его боковые стороны.
Ученик чертит перед Скрижалью Огня круг, а в нем — призывающую пентаграмму Огня
и активную пентаграмму Духа.

«И сказали Элохим: “Сотворим Адама по Образу нашему, и по подобию нашему; и


да владычествует он”. Именем ЭЛОХИМ, Могучим и Властным, Именем ЙОД ХЕ ВАВ
ХЕ ЦЕБАОТ, — Духи Огня, поклонитесь своему Создателю!»

Начертите знак Льва перед Скрижалью жезлом или спичкой.

1
«Прочь, прочь, все непосвященные» (лат.). — Примеч. перев.
«Именем МИХАЭЛЯ, Великого Архангела Огня, и керубическим знаком Льва, —
Духи Огня, поклонитесь своему Создателю!»

Начертите знак креста тем же орудием.

«Именами и Буквами Великого Южного Четырехугольника — Духи Огня,


поклонитесь своему Создателю!»

Высоко поднимите орудие и взмахните им перед Скрижалью.

«Тремя Великими Тайными Именами Бога, начертанными на Знаменах Юга, —


OIP TEAA PEDOCE, — Духи Огня, поклонитесь своему Создателю!
Именем EDELPERNA, Именем Великого Царя Юга, — Духи Огня, поклонитесь
своему Создателю!»

Такова базовая модель, которой необходимо следовать в случае каждой из стихий


и каждой из кардинальных четвертей. В каждом случае она будет взята из церемонии
посвящения в соответствующую элементальную степень. Каждая из них представляет
классическую и идеальную форму инвокации. Обратите внимание, что Ритуал
Сторожевой Башни призывает ангелов Сторожевых Башен, или Скрижалей, в порядке
следования букв Тетраграмматона: Огонь (Юг) = ЙОД, Вода (Запад) = ХЕ, Воздух
(Восток) = ВАВ и Земля (Север) = ХЕ конечная.
Итак, вместо опущенного пункта (11) мы берем следующий фрагмент ритуала
степени 3=8, или степени Практика:

«Поклонимся Владыке и Царю Воды! ЭЛОХИМ ЦЕБАОТ — ЭЛОХИМ Воинств!


Да славится вовеки РУАХ ЭЛОХИМ, носившийся над ликом Вод Творения! Аминь!»

Совершите Знак Воды следующим образом: ладони прижимаются к груди так,


чтобы большие пальцы, соприкасаясь кончиками, образовали горизонтальную линию, а
остальные пальцы, направленные вниз, сформировали нисходящий водный треугольник.
Возьмите с алтаря Чашу Воды и начертите ею круг, призывающую Пентаграмму Воды
и пассивную пентаграмму призывания Духа перед Скрижалью или Сигилом.

«И сказали Элохим: “Сотворим Адама по образу Нашему, и по подобию Нашему; и


да владычествует он над рыбами морскими”. Именем ЭЛЬ, Сильным и Могучим, Именем
ЭЛОХИМ ЦЕБАОТ, — Духи Воды, поклонитесь своему Создателю!».

С помощью той же Чаши начертите перед Скрижалью Знак Орла — Керуба


Скорпиона.

«Именем ГАБРИЭЛЯ, Великого Архангела Воды, и знаком Орла, — Духи Воды,


поклонитесь своему Создателю!»

Совершите знак Креста с помощью Чаши.

«Именами и Буквами Великого Западного Четырехугольника — Духи Воды,


поклонитесь своему Создателю!»

Высоко поднимите Чашу и окропите водой пространство перед Скрижалью по


трем направлениям.
«Тремя Великими Тайными Именами Бога, начертанными на Знаменах Запада, —
EMPEH ARSEL GAIOL, — Духи Воды, поклонитесь своему Создателю!
Именем РА АГИОСЕЛЬ, Великого Царя Запада, — Духи Воды, поклонитесь
своему Создателю!»

Пункт (15) также полностью исключается и замещается следующим


фрагментом Ритуала Теоретика (степень 2=9):

«Поклонимся Владыке и Царю Воздуха!»

Веером или Кинжалом Воздуха начертите круг перед Скрижалью Воздуха,


расположенной на Востоке.

«ШАДДАИ ЭЛЬ ХАИ, Всемогущий и Присносущий! Да живет Твое Имя во веки


веков, превозносимое в жизни всего сущего! Аминь».

Совершите Знак Воздуха перед Скрижалью. Для этого слегка откиньте голову
назад и поднимите руки вверх, подобно Атласу, держащему на ладонях небесную сферу.
Затем начертите призывающую пентаграмму Воздуха и активную пентаграмму Духа в
круге перед Скрижалью Воздуха.

«И сказали Элохим: “Сотворим Адама по образу Нашему, и по подобию Нашему; и


да владычествует он над птицами небесными”.
Именем ЙОД ХЕ ВАВ ХЕ и Именем ШАДДАИ ЭЛЬХАИ, — Духи Воздуха,
поклонитесь своему Создателю!»

Начертите тем же орудием перед Скрижалью Знак Водолея — керуба Воздуха.

«Именем РАФАЭЛЯ, Великого Архангела Воздуха, и знаком Головы Человека, —


Духи Воздуха, поклонитесь своему Создателю!»

Совершите знак Креста с помощью того же орудия.

«Именами и Буквами Великого Восточного Четырехугольника — Духи Воздуха,


поклонитесь своему Создателю!»

Высоко поднимите веер и трижды встряхните им перед Скрижалью.

«Тремя Великими Тайными Именами Бога, начертанными на Знаменах Востока, —


ORO IBAH AOZPI, — Духи Воздуха, поклонитесь своему Создателю!
Именем BATAIVAH, Великого Царя Востока, — Духи Воздуха, поклонитесь
своему Создателю!»

Пункт (19) также полностью исключается и заменяется более полным


призыванием, извлеченным из ритуала Ревнителя (степень 1=10).

«Поклонимся Владыке и Царю Земли. АДОНАИ ХА-АРЕЦ, АДОНАИ МЕЛЕХ.


Твое есть Царство, и Сила, и Слава».

В этот момент совершите Знак Каббалистического Креста.


Затем начертите Крест и Круг с помощью элементального орудия перед
Скрижалью Земли.
«Роза Саронская, лилия долин! Аминь.
Да поклонится Земля Адонаи!»

Начертите круг, а в нем — призывающую пентаграмму Земли и пассивную


пентаграмму Духа.

«И сказали Элохим: “Сотворим Адама по Образу нашему, и по подобию нашему; и


да владычествует он над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и
над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле”. И сотворили Элохим
ЭТ ХА-АДАМ по Образу Своему, по Образу Элохим сотворили его. Именем АДОНАИ
МЕЛЕХ и Невесты, Владычицы Царства, — Духи Земли, поклонитесь АДОНАИ!»

Начертите в центре пентаграммы знак Тельца — Керуба Земли и произнесите:

«Именем ОРИЭЛЯ, Великого Архангела Земли, и знаком Головы Тельца, — Духи


Земли, поклонитесь АДОНАИ!»

Возьмите щепотку соли, бросьте ее в направлении Скрижали и произнесите:

«Именами и Буквами Великого Северного Четырехугольника, — Духи Земли,


поклонитесь АДОНАИ! Тремя Великими Тайными Именами Бога, начертанными на
Знаменах Севера, — EMOR DIAL HECTEGA, — и именем IC ZOD HEH CHAL, Великого
Царя Севера, — Духи Земли, поклонитесь своему Создателю!».

Совершите Знак Земли.

Для призывания пятой стихии, Духа, мы используем несколько иную процедуру,


нежели та, с которой работали до сих пор. Действия, описанные в пункте (22)
сохраняются, но вслед за ними следует сразу же провибрировать Енохианское
Призывание из ритуала степени Врат:

«OL SONUF VAORSAGI GOHO IADA BALTA. ELEXARPEH COMANANU


TABITOM. ZODAKARA, EKA ZODAKARE OD ZODAMERANU. ODO KIKLE QAA
PIAP PIAMOEL OD VAOAN».

Переводится это призывание примерно следующим образом: «“Я буду править


вами”, — говорит Господь Справедливости. Elexarpeh, Comananu, Tabitom (имена трех
Ангелов, управляющих Скрижалью Единения). Выйдите же. Явитесь и покажитесь;
объявите нам тайны сотворения вашего, равновесие праведности и правды».
Правильное произношение енохианских слов приведено выше, в главе II.
На этом первый комплекс дополнений и модификаций ритуала можно считать
законченным. Практика оттачивает мастерство, поэтому отрабатывайте этот ритуал как
можно чаще и активнее, пока не достигнете технического совершенства. После этого
технике уже не придется уделять никакого осознанного внимания, и вы сможете
полностью сосредоточиться на внутреннем содержании ритуала и на тех целях, которых
он призван достигнуть.

Глава четвертая

Открытие Сторожевой Башни: Второе приближение


Мы продолжаем расширять базовую форму ритуала, добавляя молитвы стихиям.
Церемония посвящения в каждую из четырех элементальных степеней ордена Золотой
Зари завершалась призывом Иерофанта поклониться Владыке и Царю каждой
соответствующей стихии. Мне всегда казалось, что эти это самые красивые и
трогательные молитвы, или славословия во всей структуре орденских ритуалов. Именно
этот момент много лет назад сподвиг меня использовать их в ритуале Открытия
Сторожевой Башни либо в полной форме, либо сокращенными до буквально нескольких
ключевых фраз.
В этой главе я привожу их именно в том порядке, в котором они используются в
ритуале. После пункта (7), завершающего призывание стихии огня, будет уместна
следующая молитва2:

Отец всего сущего, бессмертный и вечный, неизреченный и несотворенный!


Ты восседаешь на колеснице миров, катящейся неутомимо в беспрерывном
движении. О, владыка эфирного простора, в коем вознесен престол силы твоей, с
Вершины коего очи твои созерцают все сущее, и слух твой, пречистый и
священный, всему сущему внемлет! Помоги нам, детям твоим, возлюбленным
тобою от начала времен! Великолепие твое, золотое, безбрежное, вечное, сияет
над небом звезд. Над небом звезд превознесся Ты.
О, пылающий огонь! Все сущее озаряешь ты своим нестерпимым блеском;
неиссякаемые потоки славы питают твой беспредельный дух. А дух твой
беспредельный питает все сущее. Неиссякаемой сокровищницей порождений он
облекает тебя, — сокровищницей, кою от начала времен наполнил ты
бесчисленными формами.
От духа сего восстают пресвятые цари, стоящие у престола твоего,
вельможи двора твоего. О, вселенский Отец, единый и единственный! Ты
порождаешь бессмертных и смертных. Ты сотворил силы, подобные неиссякаемой
мысли твоей и древней и священной твоей сущности. Ты поставил их над
ангелами, возвещающими миру волю твою.
И, наконец, сотворил ты нас — третий чин в нашем царстве стихий.
Неустанно воспеваем мы желания твои и воздаем им хвалу; беспрерывно
пламенеем мы вечным стремлением к тебе, Отец! О, Мать Матерей! О вечный
прообраз материнства и любви! О, Сын, цветок благоуханный среди сыновей!
Образ всех образов! Душа, дух, гармония и мера всего сущего! Аминь.

Некоторые части этого текста даны курсивом, означающим, что, если вы желаете
использовать молитву в сокращенной форме, их можно исключить. Однако вы вправе
пренебречь моими рекомендациями и сократить молитву там, где вы считаете нужным.
Сразу после пункта (11) можно вставить молитву стихийным духам Воды, или
ундинам.

О, грозный Царь морей, держащий ключи от хлябей небесных и заточающий


воды подземные в пещерах и недрах земли! О, Царь потопа и весенних дождей!
Ты отмыкаешь источники рек и ручьев; ты обращаешь влагу — кровь, струящуюся
по жилам земли, — в сок, струящийся по жилам растений. Мы преклоняемся пред
тобой и призываем тебя. Говори же с нами в своих творениях, переменчивых и
подвижных! Говори с нами в великих бурях и штормах, — и мы с трепетом

2
Далее приводятся молитвы стихийным духам, завершающие каждый из четырех элементальных ритуалов
Золотой Зари (от 1==10 до 4=7 включительно). Эти молитвы заимствованы из «Трансцендентальной магии»
Элифаса Леви (глава 4, «Заклинание четырех»). — Примеч. перев.
склонимся перед тобой. Говори с нами в лепете прозрачных вод, — и мы
возжаждем твоей любви.
О, безбрежность! Все реки сущего жаждут раствориться в тебе — и в тебе
обновляются вечно! О, безграничный океан совершенства! О, высь, отраженная в
глуби! О, глубь, воспаряющая к выси! Разумом и любовью веди нас к истинной
жизни! Веди нас к бессмертию через жертву, дабы однажды оказались мы
достойными принести тебе в дар воду, кровь и слезы во искупление грехов! Аминь.

После пункта (15) хорошо будет ввести в текст ритуала молитву сильфам,
стихийным духам Воздуха.

Дух Жизни! Дух Мудрости! Ты, чье дыхание дарует форму всему сущему и
лишает сущее формы! Ты, пред Коим жизнь всего сущего — лишь тень
изменчивая, лишь летучий пар! Ты, восседающий на облаках, шествующий на
крыльях ветра! Ты извергаешь дыхание из уст своих — и беспредельное
пространство населяется бесчисленными формами. Ты вбираешь дыхание в уста
свои — и все, что вышло из тебя, в тебя возвращается.
О, неустанное движение в вечном постоянстве! Да будешь ты благословен
во веки веков! Мы возносим тебе хвалу: да будешь ты благословен в неизменном
вовеки царстве сотворенного света, теней, отражений и образов! Мы стремимся
без устали к твоему непреложному и нетленному блеску!
Да пронижет нас луч разума твоего! Да снизойдет на нас тепло твоей
любви! И тогда летучее станет неподвижным; тень обратится в тело; дух воздуха
сделается душою; а греза — мыслью. И буря уже не будет носить нас по воле
своей: крепко сожмем мы в руках поводья крылатых коней зари. И будем мы
править вечерним ветром, дабы летел он пред ликом твоим, куда бы ты ни
направился.
О, дух духов! О, вечная душа всех душ! О, нетленное дыхание жизни! О,
вздох творения! О, уста, извергающие и вбирающие жизнь всего сущего в
истечении и возвращении вечного слова твоего — божественного океана
движения и истины! Аминь.

Молитву гномам, стихийным духам Земли, хорошо будет вставить после пункта
(19).

О, незримый царь, утвердивший Землю основанием, выдолбивший недра ее и


наполнивший их своей всемогущей силой! Имя твое сотрясает своды вселенной!
Властью твоею семь металлов струятся по жилам скал! О, царь семи огней,
вознаграждающий подземных тружеников! Веди нас ввысь, к желанному воздуху,
в царство великолепия!
Мы бдим и трудимся неутомимо, мы ищем и надеемся. Двенадцатью
камнями святого града, сокрытыми под землею талисманами и магнитной осью,
проходящей сквозь центр Земли, заклинаем тебя, о, владыка! О, владыка! О,
владыка! Сжалься над страждущими. Расширь сердца наши, освободи от пут и
возвысь умы наши, возвеличь нашу природу.
О, постоянство! О, движение! О, тьма, облеченная блеском! О, день,
облаченный ночью! О, хозяин, всегда воздающий работникам своим по заслугам!
О, серебряная белизна! О, золотое сияние! О, венец живого алмаза, совершенного в
своей гармонии! О, ты, носящий на пальце своем небеса, словно перстень с
сапфиром! О, ты, таящий под землей, в царстве самоцветов, чудесное семя звезд!
Живи и царствуй, и да пребудешь ты вечным подателем сокровищ, коими ты
поставил нас управлять.

После пункта (24) можно вставить один из поистине превосходных фрагментов


ритуала степени 5=6, превращающих его из простой церемонии открытия храма в
выражение высочайших духовных устремлений. К примеру:

Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня если и умрет, оживет; и


всякий живущий и верующий в Меня не умрет вовек3.
Я есмь Первый и Последний; и живый; и был мертв, и се, жив во веки веков,
аминь; и имею ключи Ада и Смерти4. Ибо знаю, что Спаситель мой жив и Он
восстанет в последний день на земле5. Я есмь Путь и Истина и Жизнь; никто не
приходит к Отцу, как только чрез Меня6.
Я очищен. Через врата тьмы я вышел к Свету. Я сражался за добро на земле. Я
завершил свой труд. Я вошел в Незримое.
Я Солнце на восходе, прошедшее час облаков и ночи. Я Амон, Сокровенный 7,
начало дня. Я Осирис Оннофрис, Оправданный, Владыка Жизни,
восторжествовавший над смертью. Нет во мне ни единой части, что не от богов.
Я пролагаю Путь. Я Спаситель, выводящий к Свету. Я Примиритель с
Неизреченным, я Обитатель Незримого. Да снизойдет Белый Свет Божественного
Духа!8

Заключительную часть Ритуала Нерожденного, представляющую собой подлинный


гимн триумфа и осуществления, можно использовать в качестве кульминации всего
нашего ритуала:

Я есмь Он, Нерожденный Дух, зрячий стопами, могучий бессмертный огонь.


Я есмь Он — Истина.
Я есмь Он, ненавидящий зло, творимое в мире.
Я есмь Он, сверкающий молнией, громом гремящий.
Я есмь Он, от Кого происходит Жизнь на Земле.
Я есмь Он, Зачинающий и Воплощающий в Свете.
Я есмь Он, Милосердие Мира.
Сердце, обвитое Змеем, — Имя Мое.

Выйди, и следуй за мной, сделай меня владыкой над всеми духами мира:
каждый дух, что под сводом небесным, в эфире и на земле; под землей, на суше и в
море; в вихре воздуха; в беге огня; каждая чара и каждый бич Божий — мне да
будут послушны! IAO. SABAO. Таковы Слова!

Уделив некоторое время созерцанию славы, подойдите к западной стороне


алтаря, обернитесь лицом к востоку и вознесите благодарность, либо
собственными словами, либо в следующей молитве:

3
Ин. 11:25—26. — Примеч. перев.
4
Откр. 1:17—18. — Примеч. перев.
5
Ср. Иов 19:25, в переводе, приближенном к тексту оригинала. — Примеч. перев.
6
Ин. 14:6. — Примеч. перев.
7
Имя египетского бога Амона в переводе означает «сокровенный». — Примеч. перев.
8
Все реплики, начиная от слов «Я очищен», составлены на основе речений из египетской Книги Мертвых.
— Примеч. перев.
Хвала и слава Тебе во веки веков, о, Единый, вечный и милостивый,
дозволивший мне, ныне смиренно стоящему пред Тобой, проникнуть столь
глубоко в святилище тайн Твоих. Слава не мне, но Имени Твоему.
Да осенят главу мою Твои божественные посланцы и да научат меня
величию самопожертвования, дабы в трудный час не уклонился я от
испытаний, и дабы имя мое было начертано на небесах, и дабы Гений мой
предстоял Святым в тот час, когда Сына Человеческого призовут к Владыке
Духов и предстанет имя Его перед Ветхим Деньми9.

В следующей главе мы обобщим и соберем воедино все те разнородные элементы,


о которых шла речь до сих пор. Они будут интегрированы в замечательно работающую и
весьма вдохновляющую ритуальную форму, которую хороший ученик, вполне возможно,
будет использовать отныне и до конца своих дней.

Глава пятая

Полный ритуал

1. Встаньте у алтаря лицом к востоку и провозгласите:


HEKAS, HEKAS, ESTE BEBELOI

2. Проведите ритуал изгоняющей пентаграммы.

3. Проведите ритуал изгоняющей гексаграммы.

4. Подойдите к южной стороне алтаря. Возьмите символ Огня, поднимите его


над головой и обойдите храм по периметру по часовой стрелке, вибрируя:

5. И когда все призраки рассеются, ты узришь сей священный, не имеющий формы


огонь — огонь, мечущий молнии и пылающий в сокровенных глубинах Вселенной.
Внемли гласу огня!

6. Вернувшись на юг, обратитесь лицом к Скрижали или Сигилу и произнесите:

Поклонимся Владыке и Царю Огня! ЙОД ХЕ ВАВ ХЕ ЦЕБАОТ. Да будет


благословенно Имя Твое, о Предводитель Воинств! Аминь!

Здесь совершается Знак Огня. Ученик складывает ладони перед лбом таким
образом, чтобы большие пальцы, расположенные горизонтально, соприкасались
кончиками, образуя основание треугольника. Остальные пальцы, сомкнутые вместе,
направлены вверх и также соприкасаются кончиками, образуя его боковые стороны.
Ученик чертит перед Скрижалью Огня круг, а в нем — призывающую пентаграмму Огня
и активную пентаграмму Духа.

«И сказали ЭЛОХИМ: “Сотворим Адама по Образу нашему, и по подобию


нашему; и да владычествует он”. Именем ЭЛОХИМ, Могучим и Властным, Именем ЙОД
ХЕ ВАВ ХЕ ЦЕБАОТ, — Духи Огня, поклонитесь своему Создателю!»

Начертите знак Льва перед Скрижалью жезлом или спичкой.

9
Переработанная молитва из ритуала Младшего Адепта Золотой Зари. — Примеч. перев.
«Именем МИХАЭЛЯ, Великого Архангела Огня, и керубическим знаком Льва, —
Духи Огня, поклонитесь своему Создателю!»

Начертите знак креста тем же орудием.

«Именами и Буквами Великого Южного Четырехугольника — Духи Огня,


поклонитесь своему Создателю!»

Высоко поднимите орудие и взмахните им перед Скрижалью.

«Тремя Великими Тайными Именами Бога, начертанными на Знаменах Юга, —


OIP TEAA PEDOCE, — Духи Огня, поклонитесь своему Создателю!
Именем EDELPERNA, Именем Великого Царя Юга, — Духи Огня, поклонитесь
своему Создателю!
Ныне я призываю вас, о Ангелы Сторожевой башни Юга!»

Снова встаньте в позу Знака Огня и произнесите:

«Отец всего сущего, бессмертный и вечный, неизреченный и несотворенный! Ты


восседаешь на колеснице миров, катящейся неутомимо в беспрерывном движении.
Помоги нам, детям твоим, возлюбленным тобою от начала времен! Великолепие твое,
золотое, безбрежное, вечное, сияет над небом звезд. Над небом звезд превознесся Ты.
Неустанно воспеваем мы желания твои и воздаем им хвалу; беспрерывно пламенеем мы
вечным стремлением к тебе, Отец! О, Мать Матерей! О вечный прообраз материнства и
любви! О, Сын, цветок благоуханный среди сыновей! Образ всех образов! Душа, дух,
гармония и мера всего сущего! Аминь».

8. Положите символ Огня на алтарь. Подойдите к западной стороне алтаря,


возьмите стакан с водой, обойдите храм по часовой стрелке и произнесите:

9. «А посему священнослужитель, желающий повелевать деяниями огня, должен


прежде омыться очистительной водой звучного, многошумного моря».

10. Вернувшись на запад, брызните несколькими каплями воды перед Скрижалью


Воды:

«Поклонимся Владыке и Царю Воды! ЭЛОХИМ ЦЕБАОТ — ЭЛОХИМ Воинств!


Да славится вовеки РУАХ ЭЛОХИМ, носившийся над ликом Вод Творения! Аминь!»

Совершите Знак Воды следующим образом: ладони прижимаются к груди так,


чтобы большие пальцы, соприкасаясь кончиками, образовали горизонтальную линию, а
остальные пальцы, направленные вниз, сформировали нисходящий водный треугольник.
Возьмите с алтаря Чашу Воды и начертите ею круг, призывающую Пентаграмму Воды
и пассивную призывающую пентаграмму Духа перед Скрижалью или Сигилом.

«И сказали ЭЛОХИМ: “Сотворим Адама по образу Нашему, и по подобию


Нашему; и да владычествует он над рыбами морскими”. Именем ЭЛЬ, Сильным и
Могучим, Именем ЭЛОХИМ ЦЕБАОТ, — Духи Воды, поклонитесь своему Создателю!».

С помощью той же Чаши начертите перед Скрижалью Знак Орла — Керуба


Скорпиона.
«Именем ГАБРИЭЛЯ, Великого Архангела Воды, и знаком Орла, — Духи Воды,
поклонитесь своему Создателю!»

Совершите знак Креста с помощью Чаши.

«Именами и Буквами Великого Западного Четырехугольника — Духи Воды,


поклонитесь своему Создателю!»

Высоко поднимите Чашу и окропите водой пространство перед Скрижалью по


трем направлениям.

«Тремя Великими Тайными Именами Бога, начертанными на Знаменах Запада, —


EMPEH ARSEL GAIOL, — Духи Воды, поклонитесь своему Создателю!
Именем РА АГИОСЕЛЬ, Великого Царя Запада, — Духи Воды, поклонитесь
своему Создателю!
Ныне я призываю вас, о Ангелы Сторожевой башни Запада!»

Встаньте в позу Знака Воды и произнесите:

«О, грозный Царь морей, о, Царь потопа и весенних дождей! Ты обращаешь влагу
— кровь, струящуюся по жилам земли, — в сок, струящийся по жилам растений. Мы
преклоняемся пред тобой и призываем тебя. Говори же с нами в своих творениях,
переменчивых и подвижных! Говори с нами в великих бурях и штормах, — и мы с
трепетом склонимся перед тобой. Говори с нами в лепете прозрачных вод, — и мы
возжаждем твоей любви. Веди нас к бессмертию через жертву, дабы однажды оказались
мы достойными принести тебе в дар воду, кровь и слезы во искупление грехов! Аминь».

12. Поставьте Чашу на алтарь. Пройдите по часовой стрелке к восточной стороне


алтаря и возьмите Веер или другой символ Воздуха, трижды встряхните им перед
Скрижалью и обойдите храм со словами:

13. «Есть огонь, разносящийся в дуновениях воздуха; есть огонь бесформенный, из


коего исходит образ гласа; есть и огонь блистающий, обильный и обращающийся,
мчащийся с ревом и грохотом».

14. Вернувшись на восток, три раза встряхните веером или кинжалом воздуха
перед Скрижалью. Произнесите:

15. «Поклонимся Владыке и Царю Воздуха. ШАДДАИ ЭЛЬ ХАИ, Всемогущий и


Присносущий! Да живет Твое Имя во веки веков, превозносимое в жизни всего сущего!
Аминь!»

Совершите Знак Воздуха перед Скрижалью. Для этого слегка откиньте голову
назад и поднимите руки вверх, подобно Атласу, держащему на ладонях небесную сферу.
Затем начертите призывающую пентаграмму Воздуха и активную пентаграмму Духа в
круге перед Скрижалью Воздуха.

«И сказали ЭЛОХИМ: “Сотворим Адама по образу Нашему, и по подобию


Нашему; и да владычествует он над птицами небесными”.
Именем ЙОД ХЕ ВАВ ХЕ и Именем ШАДДАИ ЭЛЬХАИ, — Духи Воздуха,
поклонитесь своему Создателю!»
Начертите тем же орудием перед Скрижалью Знак Водолея — керуба Воздуха.

«Именем РАФАЭЛЯ, Великого Архангела Воздуха, и знаком Головы Человека, —


Духи Воздуха, поклонитесь своему Создателю!»

Совершите знак Креста с помощью того же орудия.

«Именами и Буквами Великого Восточного Четырехугольника — Духи Воздуха,


поклонитесь своему Создателю!»

Высоко поднимите веер и трижды встряхните им перед Скрижалью.

«Тремя Великими Тайными Именами Бога, начертанными на Знаменах Востока, —


ORO IBAH AOZPI, — Духи Воздуха, поклонитесь своему Создателю!
Именем BATAIVAH, Великого Царя Востока, — Духи Воздуха, поклонитесь
своему Создателю!
Ныне я призываю вас, о Ангелы Сторожевой башни Востока!»

Встаньте в позу Знака Воздуха и произнесите:

Дух Жизни! Дух Мудрости! Ты, чье дыхание дарует форму всему сущему и лишает
сущее формы! Мы возносим тебе хвалу: да будешь ты благословен в неизменном вовеки
царстве сотворенного света, теней, отражений и образов! Мы стремимся без устали к
твоему непреложному и нетленному блеску!
Да пронижет нас луч разума твоего! Да снизойдет на нас тепло твоей любви! И
буря уже не будет носить нас по воле своей: крепко сожмем мы в руках поводья крылатых
коней зари. И будем мы править вечерним ветром, дабы летел он пред ликом твоим, куда
бы ты ни направился, о божественный океан движения и истины! Аминь.

16. Верните символ на алтарь. Пройдите по часовой стрелке к северной стороне


алтаря и возьмите символ Земли, трижды встряхните им перед Скрижалью и обойдите
храм со словами:

17. «Смотри, не ввергнись в мир темного великолепия, где вероломная Глубь и


облаками сокрытый Гадес, услаждающий взор свой непостижимыми образами, где
коварная Бездна черных, вечно вращающихся вихрей вечно объемлет тело, лишенное
света и формы, пустое».

18. Вернувшись на север, трижды встряхните орудием перед Скрижалью.


Произнесите:

«Поклонимся Владыке и Царю Земли! АДОНАИ ХА-АРЕЦ, АДОНАИ МЕЛЕХ.


Твое есть Царство, и Сила, и Слава».

Здесь следует совершить Знак Земли: поднимите правую руку под углом 45
градусов. Символом Земли начертите перед Скрижалью круг, а в нем — призывающую
пентаграмму Земли и пассивную призывающую пентаграмму Духа.

«И сказали ЭЛОХИМ: “Сотворим Адама по Образу нашему, и по подобию


нашему; и да владычествует он над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над
скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле”. И
сотворили Элохим ЭТ ХА-АДАМ по Образу Своему, по Образу ЭЛОХИМ сотворили его.
Именем АДОНАИ МЕЛЕХ и Невесты, Владычицы Царства, — Духи Земли, поклонитесь
АДОНАИ!»

Начертите в центре пентаграммы знак Тельца — Керуба Земли и произнесите:

«Именем ОРИЭЛЯ, Великого Архангела Земли, и знаком Головы Тельца, — Духи


Земли, поклонитесь АДОНАИ!»

В этот момент совершите Знак Каббалистического Креста.


Затем начертите Крест и Круг с помощью символа Земли перед Скрижалью
Земли.

«Роза Саронская, лилия долин! Аминь.


Да поклонится Земля АДОНАИ!»

Возьмите щепотку соли, бросьте ее в направлении Скрижали и произнесите:

«Именами и Буквами Великого Северного Четырехугольника, — Духи Земли,


поклонитесь АДОНАИ!
Тремя Великими Тайными Именами Бога, начертанными на Знаменах Севера, —
EMOR DIAL HECTEGA, — и именем IC ZOD HEH CHAL, Великого Царя Севера, —
Духи Земли, поклонитесь своему Создателю!
Ныне я призываю вас, о Ангелы Сторожевой башни Севера!».

Встаньте в позу Знака Земли и произнесите:

«О, незримый царь, утвердивший Землю основанием, выдолбивший недра ее и


наполнивший их своей всемогущей силой! О, царь семи огней, вознаграждающий
подземных тружеников! Веди нас ввысь, к желанному воздуху, в царство великолепия!
Мы бдим и трудимся неутомимо, мы ищем и надеемся. Двенадцатью камнями
святого града, сокрытыми под землею талисманами и магнитной осью, проходящей сквозь
центр Земли, заклинаем тебя, о, владыка! О, владыка! О, владыка! Сжалься над
страждущими. Расширь сердца наши, освободи от пут и возвысь умы наши, возвеличь
нашу природу.
О, ты, носящий на пальце своем небеса, словно перстень с сапфиром! О, ты,
таящий под землей, в царстве самоцветов, чудесное семя звезд! Живи и царствуй, и да
пребудешь ты вечным подателем сокровищ, коими ты поставил нас управлять».

Верните символ Земли на алтарь. Пройдите по часовой стрелке к западной


стороне алтаря и обратитесь лицом к востоку. Возьмите цветок. Цветком или
указательным пальцем начертите обе призывающие пентаграммы Духа, активную и
пассивную. Произнесите:

21. «EXARP (ex-ar-pay), BITOM (bay-ee-toh-em), NANTA (en-ah-en-tah), HCOMA


(hay-coh-mah). Именами и буквами мистической Скрижали Единения я взываю к вам, о
божественные силы Духа Жизни!»

22. Положите цветок обратно на алтарь. Совершите знак Врат — знак


раскрытия завесы — над алтарем. Вытяните руки вперед, а затем разведите их
стороны, словно раздвигая занавес. Затем произнесите:
«OL SONUF VAORSAGI GOHO IADA BALTA (oh-ell soh-noof vay-oh-air-sah-jee
goh-hoh ee-ahdah bal-tah). ELEXARPEH COMANANU TABITOM (el-ex-ar-pay-hay co-
mah-nah-noo tah-bee-toh-em). ZODAKARA, EKA ZODAKARE OD ZODAMERANU
(zohd-ah-kah-rah eh-kah zohd-ah-kah-ray oh-dah zohd-ah-mer-ah-noo). ODO KIKLE QAA
PIAP PIAMOEL OD VAOAN (oh-doh kee-klay kah-ah pee-ah-pay pee-ah-moh-ell oh-dah
vay-oh-ah-noo)».

23. «Я призываю вас, о ангелы небесных сфер, обитающие в незримом! Вы —


стражи врат вселенной; охраняйте же и эту мистическую сферу! Защитите ее от всякого
зла и неуравновешенности. Укрепите и вдохновите меня, дабы я сохранил незапятнанным
это святилище таинств вечных Богов! Да будет сфера сия чиста и священна, дабы я мог
войти в нее и причаститься тайнам божественного Света!»

24. Затем произнесите:

«Зримое солнце ниспосылает свет на землю. Да будет же мне позволено создать в


этом зале вихрь, дабы в нем воссияло свыше незримое солнце духа!»

25. Трижды обойдите Храм по часовой стрелке, начиная с востока. Минуя точку
востока, всякий раз совершайте Знак Проекции. Затем пройдите к западной стороне
алтаря и совершите поклонение, произнеся следующие далее строки. После четвертой
строки выполните Знак Молчания.

«Свят ты, Владыка Вселенной!


Свят ты, не сотворенный Природой!
Свят ты, необъятный и могучий,
Владыка Света и Тьмы!»

Теперь сформулируйте вслух своими словами, с какой целью вы совершаете эту


церемонию.
По-прежнему стоя лицом к востоку, произнесите:

Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня если и умрет, оживет; и всякий


живущий и верующий в Меня не умрет вовек. есмь Первый и Последний; и живый; и
был мертв, и се, жив во веки веков, аминь; и имею ключи Ада и Смерти. Ибо знаю, что
Спаситель мой жив и Он восстанет в последний день на земле. Я есмь Путь и Истина и
Жизнь; никто не приходит к Отцу, как только чрез Меня. Я очищен. Через врата тьмы я
вышел к Свету. Я сражался за добро на земле. Я завершил свой труд. Я вошел в Незримое.
Я Солнце на восходе, прошедшее час облаков и ночи. Я Амон, Сокровенный,
начало дня. Я Осирис Оннофрис, Оправданный, Владыка Жизни, восторжествовавший
над смертью. Нет во мне ни единой части, что не от богов.
Я пролагаю Путь. Я Спаситель, выводящий к Свету. Я Примиритель с
Неизреченным, я Обитатель Незримого. Да снизойдет Белый Свет Божественного Духа!

26. Сядьте лицом к востоку и некоторое время посидите молча, но не


бездеятельно: старайтесь ощутить явление духа, присутствующего сейчас над вами,
вокруг и внутри вас.

27. Когда почувствуете, что пора заканчивать, и, при необходимости, выполнив


то или иное духовное упражнение, произнесите заключительное воззвание из Ритуала
Нерожденного — песнь торжества и свершения, которая станет кульминацией всего
ритуала.
28. Я есмь Он, Нерожденный Дух, зрячий стопами, могучий бессмертный огонь.
Я есмь Он — Истина.
Я есмь Он, ненавидящий зло, творимое в мире.
Я есмь Он, сверкающий молнией, громом гремящий.
Я есмь Он, от Кого происходит Жизнь на Земле.
Я есмь Он, Зачинающий и Воплощающий в Свете.
Я есмь Он, Милосердие Мира.
Сердце, обвитое Змеем, — Имя Мое.

Выйди, и следуй за мной, сделай меня владыкой над всеми духами мира: каждый
дух, что под сводом небесным, в эфире и на земле; под землей, на суше и в море; в вихре
воздуха; в беге огня; каждая чара и каждый бич Бога Великого — мне да будут послушны!
IAO. SABAO. Таковы Слова!

29. На некоторое время погрузитесь в достигнутое состояние. Затем встаньте к


западу от алтаря лицом к востоку и произнесите слова благодарения:

Хвала и слава Тебе во веки веков, о, Единый, вечный и милостивый, дозволивший


мне, ныне смиренно стоящему пред Тобой, проникнуть столь глубоко в святилище тайн
Твоих. Слава не мне, но Имени Твоему. Да осенят главу мою Твои божественные
посланцы и да научат меня величию самопожертвования, дабы в трудный час не
уклонился я от испытаний, и дабы имя мое было начертано на небесах, и дабы Гений мой
предстоял Святым в тот час, когда Сына Человеческого призовут к Владыке Духов и
предстанет имя Его перед Ветхим Деньми.

30. Закройте храм, совершив обратный обход и ритуалы изгоняющей


пентаграммы и изгоняющей гексаграммы. В завершение произнесите:

Освобождаю ныне всех духов, которые могли оказаться в плену в ходе этой
церемонии. Ступайте с миром в свои жилища и обиталища, и да пребудет с вами
благословение YEHESHUAH YEHOVASHAH вовеки!
Объявляю, что ныне этот Храм закрыт как подобает.

Глава шестая

Магическое причастие

Эта церемония представляет собой дальнейшее развитие описанного выше и


подробно разобранного ритуала из главы II, пункты 1 — 26 включительно. В ней
подробно описывается простая форма причастия, использовать которую можно как в
индивидуальном порядке, так и при групповой работе.
Большая часть теории магического причастия была разработана в эссе «Магия
Востока и Запада» («Magic in East and West»), которое можно найти в моей книге «Основы
практической магии» («Foundations of Practical Magic», Aquarian Press, 1979). По этой
причине повторения будут излишни. Однако прежде чем приступать к практике этого
ритуала ученику следует, разумеется, еще раз перечитать данное эссе. Чтобы лучше
разобраться в материале, давайте слегка освежим теорию.
Итак, алтарное пространство организуется следующим образом:
Восток
Кинжал и цветок

Север Юг
Пантакль и облатка Крест и треугольник Благовоние и красный
светильник

Чаша с водой и вино


Запад

Большинство из этих объектов говорят сами за себя. Роза или любой другой
свежий цветок из вашего сада или из цветочного магазина, помещается на Востоке,
связываемом со стихией Воздуха. На Юге вместе с благовонием и жезлом Огня,
располагается небольшая красная лампа, состоящая из вотивной свечки в закрытом
подсвечнике из красного стекла. К чаше воды на Западе добавляется маленький кубок с
вином, которое может быть совершенно любым, но предпочтительно витноградным. В
заключительной части церемонии пустой кубок переворачивается и помещается между
Крестом и Треугольником. На Севере вместе с пантаклем помещаются не привычные нам
кусочки хлеба с солью, а несколько причастных облаток, рассчитанных по количеству
присутствующих на церемонии. Облатки, идеальные для наших целей, можно приобрести
в любом церковном магазине. Однако если по какой-то причине вам трудно их достать,
вернитесь к простым кусочкам хлеба.

После поклонения, пункт (25) встаньте к западу от алтаря лицом на восток и


провозгласите следующее:

Ибо Осирис Оннофрис, признанный совершенным перед Богами, молвил:


(укажите на алтарь)

«Это части Тела моего,


очищенные в страдании, возвеличенные в испытании.
Ибо аромат умирающей розы — словно тихий Вздох страдания моего;
огненно-красное пламя — словно сила неустрашимой Воли моей;
а чаша с вином — кровь, истекающая из Сердца моего, Жертва для возрождения к
жизни новой;
хлеб и соль же — основания Тела моего, Кои разрушил я, дабы они обновились.
Ибо я — Осирис Торжествующий, Осирис Оннофрис, Оправданный:
Я — тот, кто облечен Плотью Телесной, но в ком пребывает Дух Великих Богов;
Я — Владыка Жизни, торжествующий над Смертью.
Причастившийся мне, возвысится вместе со мною;
я во плоти являю Тех, чья Обитель - Незримое;
я очищен: под ногами моими Вселенная;
я — Примиритель с Вечными Богами;
я — тот, кто ведет материю к совершенству;
и без Меня нет Вселенной».

Обходя алтарь по часовой стрелке в направлении на восток, произнесите:


Я гряду в Силе Света.
Я гряду в Свете Мудрости.
Я гряду в Милости Света.
Свет несет исцеленье на крыльях своих!

Оказавшись на востоке встаньте лицом к Скрижали Воздуха, прострите руки


крестом и произнесите:

Слава Тебе, Отец Бессмертия! Ибо Слава Твоя в ликованье стремится до самых
пределов Земли!

Опустите руки по бокам, а затем прострите вперед, к Скрижали Воздуха с


такими словами:

Приглашаю всех вас, о Сущности великого Восточного Четырехугольника, —


Архангелы, Ангелы, Цари, Правители и стихийные духи, — собравшиеся ныне в этом
храме, вкусить со мною Причастие Четырех Стихий!

Опустите руки и двигайтесь по часовой стрелке на юг. Оказавшись перед


Скрижалью Огня, прострите руки, как указано выше и произнесите:

Слава Тебе, Отец Бессмертия! Ибо Слава Твоя в ликованье стремится до самых
пределов Земли!

Прострите руки к Скрижали Огня со словами:

Приглашаю всех вас, о Сущности великого Южного Четырехугольника, —


Архангелы, Ангелы, Цари, Правители и стихийные духи, — собравшиеся ныне в этом
храме, вкусить со мною Причастие Четырех Стихий!

Опустите руки и идите к Скрижали Воды. Встав перед нею, прострите руки
крестом и произнесите:

Слава Тебе, Отец Бессмертия! Ибо Слава Твоя в ликованье стремится до самых
пределов Земли!

Прострите руки к Скрижали Воды со словами:

Приглашаю всех вас, о Сущности великого Западного Четырехугольника, —


Архангелы, Ангелы, Цари, Правители и стихийные духи, — собравшиеся ныне в этом
храме, вкусить со мною Причастие Четырех Стихий!

Опустите руки и идите к Скрижали Земли. Встав перед нею, прострите руки
крестом и произнесите:

Слава Тебе, Отец Бессмертия! Ибо Слава Твоя в ликованье стремится до самых
пределов Земли!

Прострите руки к Скрижали Земли со словами:


Приглашаю всех вас, о Сущности великого Северного Четырехугольника, —
Архангелы, Ангелы, Цари, Правители и стихийные духи, — собравшиеся ныне в этом
храме, вкусить со мною Причастие Четырех Стихий!

Теперь идите на восток, замыкая круг, а оттуда — на запад и встаньте там


лицом на восток. Совершите знак Проекции (но не знак Молчания) и приступайте к чину
причастия.

(Возьмите Розу и произнесите:) Приглашаю вас вместе со мною вдохнуть аромат


этой Розы — символ Воздуха (вдохните аромат Розы);
ощутить вместе со мною тепло этого священного Огня (прострите ладони над
огнем);
вкусить вместе со мною Хлеб и Соль (или Облатку) — формы Земли (обмакните
Хлеб в Соль и съешьте его — или съешьте Облатку);
и, наконец, испить вместе со мною этого вина, освященного символа стихии Воды
(начертите Чашей крест в воздухе и выпейте вино).

Верните кубок на место, поставив его рядом с чашей воды, и проследуйте вокруг
алтаря на восток по часовой стрелке. Встаньте лицом на запад.
Если в ритуале участвует другой человек, последний встает на освобожденное
оператором место у западной стороны алтаря лицом к востоку. Второй участник
совершает знак проекции, но не знак Молчания. Оператор отвечает ему с востока
знаком молчания и подает причащающемуся священные предметы в том же самом
порядке, в каком работал с ними сам. Данная процедура повторяется для каждого
участника церемонии.
Если таковых нет, все делается так, как если бы оператор обращался к
представителям каждой стихийной иерархии.
Когда четыре обращения будут завершены, оператор идет к западной стороне
алтаря и, встав лицом к востоку, берет кубок, выпивает последние капли вина, чертит
кубком знак Креста, переворачивает его и помещает между Крестом и Треугольником в
центре алтаря, провозглашая:

TETELESTAI!10

При желании ритуал можно завершить сразу, но можно и постоять некоторое


время перед алтарем, стараясь почувствовать присутствие живых сил в храме.
Для закрытия храма произнесите:

Ступайте с миром в свои жилища и обиталища, и да пребудет с вами


благословение YEHESHUAH YEHOVASHAH ныне и во веки веков! (Пауза.) Объявляю,
что ныне этот Храм закрыт.

Глава седьмая

Инструменты и атрибуты

Объединив все разнородные элементы ритуала в то, что представляется мне


единообразным целым, давайте вернемся к некоторым деталям церемонии.
10
«Свершилось» (др.-греч.), последнее слово, произнесенное Иисусом перед смертью на кресте, согласно
Мф. 27:54 и Лк. 23:47. — Примеч. перев.
Если ученик уже в достаточной степени «набил руку» в ведении ритуала с
практической точки зрения, ему, возможно, будет интересно постепенно ввести в работу
элементы инструментария и атрибутики, традиционно используемые в церемониальной
магии.
Можно начертить енохианские Скрижали на больших досках или листах картона
размером приблизительно тридцать на сорок сантиметров. Подробные и исчерпывающие
указания относительно слов, имен и цветов вы найдете в уже упоминавшемся «Тайном
храме» Роберта Уонга.
Следующим важным пунктом программы будет алтарь. Это большое черное
деревянное сооружение, состоящее из двух кубов. Оно может быть как цельным, так и
открывающимся с одной стороны, чтобы внутри можно было хранить инструменты и
атрибуты. Алтарь покрывают черной тканью, на которой помещают священные эмблемы
Золотой Зари — красный крест над белым треугольником. Вокруг можно расположить
символы, о которых мы с вами уже вкратце поговорили. Если вы принадлежите к
традиции Телемы, вместо креста и треугольника можно использовать изображение Стелы
Откровения.
Ленту, на которой носится ламен, можно сделать из белой ткани. Если вы боитесь,
что у вас не получится, возьмите белый шнур (из тех, что используется для упаковки
подарков), или обратитесь к услугам швеи, которая сможет сделать все красиво. Еще один
вариант — наведайтесь в магазин при масонской ложе, у них в ассортименте вполне
может оказаться именно то, что вам нужно. Самый простой ламен, или нагрудный знак, —
тот что носил Иерофант (он описывается в томе III «Золотой Зари»), красный крест на
зеленом поле. Он прост как по дизайну, так и в изготовлении. его можно выпилить из
фанеры с помощью машинной ножовки или даже вырезать из толстого картона.Полный
символ розы и Креста степени 5=6 сделать куда труднее — в том смысле, что на него
потребуется больше времени и усилий. Но результат, возможно, окупит их все. Если
говорить о жезле, то опять же самым простым будет жезл Иерофанта, описанный в
«Золотой Заре». Большую часть потребных для изготовления священных атрибутов
материалов вы найдете в ближайшем хозяйственном магазине. Сегодня сделать себе
набор необходимых инструментов просто, как никогда ранее, — все нужное у вас всегда
под рукой.
Если вы нашли себе хорошую портниху, у нее можно также заказать белую
мантию из натуральной или синтетической ткани, которая кроится в форме буквы «Т» и
окаймляется по подолу и рукавам золотом.
Кадильницу или курильницу можно добыть в лавке церковных товаров или в
одном из многочисленных расплодившихся за последние годы магазинчиков, призванных
удовлетворить нужды тех, кто интересуется современным оккультизмом и виккой.
Как бы там ни было, а в наши дни ученик может на полную катушку использовать
свои творческие возможности как в плане изготовления инструментария, так и в плане
организации ритуала, опираясь на каноническую базу и изменяя детали по своему
усмотрению.
Если говорить о внутренней проработке данных ритуалов, то здесь, увы, слишком
просто перегрузить ученика слишком большим количеством сложных инструкций. Я
предпочитаю поначалу давать их в как можно более простом виде, чтобы затем
предоставить ученику возможность предлагать свои более сложные и — кто знает! —
возможно, более эффективные методы.
Визуализации, сопровождающие Ритуал Пентаграммы уже столько раз
описывались в самых разных источниках, что повторять их здесь нет никакой нужды.
Однако чтобы ученику не пришлось отправляться в книжный магазин и покупать горы
дорогостоящих книг, в Приложении V мы приводим краткое описание нашего modus
operandi11.
11
Образа действий (лат.) — Примеч. перев.
Теоретически говоря, в каждой из кардинальных точек во время призывания
Стихий перед соответствующими енохианскими Скрижалями оператор должен
визуализировать одну из египетских божественных форм, которые описываются в томе III
«Золотой Зари» в документе Z-1. Чтобы делать это правильно, вам, безусловно,
понадобится богатый практический опыт. На первоначальном этапе этот момент также
можно проигнорировать и заменить гораздо более простыми образами.
Например, призывая на востоке стихию Воздуха, представьте себе, что вы
окружены сферой желтого света. Это будет не менее эффективно, чем принятие
соответствующей божественной формы — по крайней мере, пока вы не почувствуете, что
уже готовы справиться и с ней. На юге, призывая Огонь, окружите себя пламенеюще-
красной сферой, на западе — синей, а на севере — темно-зеленой. Разумеется, для всех
этих манипуляций вам также потребуется некоторая практика, но в сравнении с
божественными формами осуществить их вам будет куда легче, а в силу этого вы куда
скорее почувствуете результаты, что самым положительным образом скажется на вашей
самооценке и уверенности в себе. А она в свою очередь, когда придет время, и вы
обретете достаточный опыт, поможет вам научиться принимать формы богов и Керубов,
управляющих стихиями. Иными словами, всему свое время: начинайте с более простых
практик и лишь затем переходите к более сложным.
Касательно ритуала гексаграммы, я уже не раз пользовался случаем выразить свое
глубочайшее недовольство бытующими среди традиционных практиков сложностью и
совершенно излишними умножениями фигур. Много лет назад Кроули изобрел
уникурсальную гексаграмму, которую можно чертить одной непрерывной линией, как
пентаграмму. Атрибуции уникурсальной гексаграмму будут совершенно те же, что и у
обычных гексаграмм. И тем не менее я не припомню ни одного упоминания о том, что
кто-то использовал уникурсальный вариант в Ритуале Гексаграммы. Инструкции и по ее
использованию задают направление движения как в изгоняющем, так и в призывающем
ритуале относительно определенного угла, которому атрибутируется та или иная планета.
В Приложении вы найдете эти системы соответствий углов планетам, которые я нахожу
не менее удовлетворительными, чем традиционные гексаграммы — то есть такими же
легкими в использовании и равно эффективными. Надеюсь, читатели этой книги вволю
поэкспериментируют с уникурсальной гексаграммой, и в случае, если они согласятся с
моим мнением относительно ее пригодности к практической работе, дадут мне об этом
знать, чтобы мы могли продолжить исследования в этой области.
Кроме того я взял на себя смелость присовокупить к данному изданию в качестве
второй его части свою монографию по Ритуалу Нерожденного, которую написал много
лет назад. Причиной подобного решения послужил тот факт, что между Ритуалом
Открытия Сторожевой Башни и Ритуалом Нерожденного наблюдается огромное
количество параллелей. Основная же разница между ними заключается в том, что в
Ритуале Нерожденного приводится множество так называемых варварских имен
вызывания, которых, разумеется, нет в Сторожевой Башне.
Я принял решения включить его сюда прежде всего для того, чтобы ученик мог
сравнить два ритуала и оценить имеющееся между ними невероятное сходство. В свою
очередь это поможет ему понять уже давно высказанное мною мнение о том, что наследие
Кроули может быть лучше всего понято в свете его бывшего членства в ордене Золотой
Зари.
Однако помимо всех этих объяснений данное сравнение призвано
продемонстрировать саму методику конструирования ритуала из более простых
составных частей или элементов. Ученику крайне важно понять этот принцип, так он
поможет ему заложить прочное основание для всей последующей работы. В этом случае
он сможет прочно стоять на собственных ногах и не нуждаться ни в чьей посторонней
помощи для составления работающих ритуалов. Ваши собственные варианты — сколь бы
просты и наивны они ни были — в любом случае будут гораздо лучше и
предпочтительнее для вашей практики, чем чьи бы то ни было еще, пусть даже самые
виртуозные, поэтичные и завершенные по качеству.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава восьмая

Сопроводительная информация

Ритуал Нерожденного впервые увидел свет и привлек к себе незначительное


внимание читающей публики, когда мистер Чарльз Гудвин, магистр искусств и член
Кембриджского Общества Антикваров, опубликовал в 1852 году монографию,
озаглавленную «Фрагмент греко-египетского ритуала». В ней был приведен оригинальные
греческий текст параллельно с английским переводом в сопровождении нескольких
выдающих значительную эрудицию, но не вполне точных комментариев (см. Приложение
I).
Позднее, ближе к концу XIX столетия часть того же самого архаического ритуала
была воспроизведена в тонкой книжечке сэра Э. А. Уоллиса Баджа, одно время
состоявшего на должности Хранителя древностей Британского Музея.
Единственное оставшееся и куда более позднее по времени упоминание этого
текста можно обнаружить в виде Предварительного Призывания в книге под названием
«Гоэтия — Малый ключ царя Соломона» (см. Приложение III). Она была переведена с
латыни С. Л. Макгрегором Мазерсом в первым году нового XX века по заказу и на деньги
Алистера Кроули в бытность его членом ордена Золотой Зари. Еще до того Мазерс
перевел и опубликовал «Большой ключ царя Соломона» — действительно большую по
объему и куда более хорошо известную книгу талисманов и заклинаний. «Гоэтия» Кроули
увидела свет в 1903 году в столь характерном для последнего роскошном издании,
предваряемая введением, в котором Мазерс подвергся полному развенчанию.
Предварительное Призывание было набрано тяжелым готическим шрифтом. Сомневаюсь,
что она вызвала чей-то интерес, кроме, разумеется, издателей-пиратов. Один из них,
базировавшийся в Чикаго, через несколько лет переиздал ее в дешевом американском
оформлении.
В начале 1920-х годов во время пребывания в Чефалу, что на Сицилии, Кроули
взял оригинальное Предварительное Призывание и, основываясь на более чем
двадцатилетнем опыте работы с ним, заново издал этот текст, значительно расширив его
за счет обширных и очень подробных комментариев (см. Приложение III). Впоследствие
он вошел в его книгу «Магия в теории и на практике» («Magick in Theory and Practice»).
Простейшая форма Предварительного Призывания Гоэтии использовалась в моей
книге «Древо жизни». Кроме того, я приводил ее в первоначальном издании «Золотой
Зари». Эта последняя версия была весьма сходна с той, что можно найти в Кроуливской
«Магии», за вычетом чрезмерного увлечения фаллическим символизмом и совершенно
нелепых (как мне тогда казалось) интерпретаций «варварских имен вызывания». Вместо
них моя версия включала некоторые орденские воззвания и молитвы, а также некоторые
другие ритуальные процедуры, которым я научился в бытность своего пребывания в рядах
ордена. В этой книге я данный вариант решил не приводить вследствие его чрезмерной
громоздкости.
После того, как Гудвин опубликовал сырой и необработанный вариант этого
архаического ритуала, им потихоньку, не привлекая к себе излишнего внимания, занялись
некоторые адепты Золотой Зари, интересующиеся египтологией. Судя по всему, кое-кто
из членов ордена весьма пристально изучили предмет, так как вскоре в печати появилось
несколько книг, в которых предпринимались попытки доказать, что египетская Книга
Мертвых представляет собой не просто собрание погребальных текстов, но часть
магического ритуала посвящения.
К таковым относится, например, «Ритуал тайн души» М. У. Блэкдена, S.R.I.A., VII°
(M. W. Blackden «The Ritual of the Mystery of the Soul», Bernard Quatritch, London, не
датировано). Из биографии Артура Эдварда Уэйта мы знаем, что Блэкден был членом не
только Английского общества розенкрейцеров, но и ордена Золотой Зари, и фактически
оказался одним из триумвирата, управлявшего им после раскола 1900 года.
Есть также «Книга владыки тайных мест» У. Маршама Адамса (W. Marsham Adams
«The Book of the Master of the Hidden Places», John Murray, 1885, репринт Aquarian Press,
1980). В работе Маршама содержится масса отсылок к франкмасонству. Создается
впечатление, что автор помимо всего прочего тщится привязать современное ему
масонское учение с эзотерическими интерпретациями Книги Мертвых. В 1933 году эта
книга была переиздана под редакцией и с предисловием И. Дж. Лэнгфорда Гарстина
(Search Publishing Co. London, 1933). Гарстин таже состоял в ордене Золотой Зари и даже
одно время возглавлял одну из обретших ныне независимость фракций.
Все это я привожу здесь лишь в качестве сопроводительной информации,
призванной подчеркнуть тот факт, что переработка Ритуала Нерожденного в том или
ином ключе членами Золотой Зари была более чем возможна, хотя, увы, прямых указаний
и свидетельств в пользу этого допущения у нас нет.
Как бы там ни было, можно утверждать, что в их руках довольно примитивный
ритуал претерпел значительные модификации и стал куда более утонченным по форме. В
конечном итоге из него исчезли практически все следы былой грубости. Подчеркиваю,
практически, но, разумеется, не все. Все дело в том, что данный ритуал буквально
напичкан многочисленными варварскими именами вызывания, происхождение которых
на данный момент проследить уже не представляется возможным. Кроме того, один его
фрагмент повторяется несколько раз:

«Выйди, и следуй за мной, сделай меня владыкой над всеми духами мира: каждый
дух, что под сводом небесным, в эфире и на земле; под землей, на суше и в море; в вихре
воздуха; в беге огня; каждая чара и каждый бич Бога Великого — мне да будут послушны!
IAO. SABAO. Таковы Слова!».

Это классическая магия в самом примитивном смысле слова, при которой шаман
или маг призывает духов природы подчиниться его воле.
Некоторую информацию относительно этих варварских имен можно почерпнуть у
Уоллиса Баджа. Так, к примеру, в уже упоминавшейся выше книге он писал: «Последний
класс документов [то есть папирусы с магическими текстами, использовавшиеся как
гностиками, так и другими сектами], несомненно, содержит значительное количество
магических идей, представлений и формул, бытовавших в Египте со времен Птолемеев и
до конца Римского периода. С 150 г. до н.э. до 200 г. н.э. папирусы содержат явные следы
влияния греческих, еврейских и сирийских философов и магов, доказательство чему
можно извлечь из следующего фрагмента».
Здесь Бадж приводит полный текст Ритуала Нерожденного, используя, разумеется,
версию Гудвина. Далее Бадж продолжает: «Осороннофрис очевидным образом
представляет собой искажение древнеегипетского имени великого бога мертвых «Ансера
Уннефера». Пафро, судя по всему, происходит от египетского Per-āa (буквально,
«великий дом»), или же “Фароа” с определенным артиклем pa, взятым в качестве
приставки. Любопытно также, что в тесте упоминается Моисей, что, несмоненно,
указывает на еврейское влияние».
Самые ранние английские переводы этого греко-египетского ритуала вовсе не
содержат длинного списка варварских имен вызывания, хотя в греческом параллельном
тексте они присутствуют. Гудвин просто проигнорировал их, не дав даже транслитерации.
Никаких сведений о них мы не найдем и у Уоллиса Баджа. Их происхождение, увы, и по
сей день остается тайной.
Что они означают, нам также остается лишь гадать. Некоторые из них все же
доступны некоторому анализу, вследствие чего выяснилось, что они представляют собой
искажения божесвтенных имен египетского, греческого и еврейского происхождения. Так,
например, Сабао исследователи считают искажением еврейского Цебаот, означающего
«воинства» и обычно встречающегося в религиозных текстах в сочетании с Элохим или
Тетраграмматон.
Абрасар вполне очевидно происходит от древнего гностического божества по
имени Абраксас или Абрасакс, изображавшегося с телом человека, головой ястреба или
петуха и змеями вместо ног. Практически нет сомнений, что он представлял собой одну из
форм солнечного божества и один из аспектов Творца мира. «Считалось, что его имя
обладало магическими свойствами высочайшего уровня. Василид, пустивший его в
обиход во II в. н.э. по всей очевидности рассматривал его как непобедимое имя».
IAO был призван представлять одно из еврейских имен Бога Всемогущего, «Ях»,
сообщает также Уоллис Бадж. Имена Адонаи и Элоаи восходят к еврейскому тексту
Библии. Некоторые оставшиеся имена можно объяснять еврейскими и сирийскими
корнями.
Однако установить происхождение большинства других не представляется
возможным — настолько искаженными и неузнаваемыми они выглядят. В своих попытках
анализа этих варварских имен Алистер Кроули руководствовался исключительно своими
сексуальными предпочтениями — как, вполне возможно, и следовало поступить в данном
случае. Единственная сложность здесь состоит в том, что некоторые его интерпретации
хотя и остаются в общем и целом в русле йециратической традиции, но звучат тем не
менее на первый взгляд совершенно нелепо и отражают единственно личные сексуальные
наклонности автора.
В интерлюдии к части II «Книги четвертой», которую редакторы, к сожалению,
выкинули из первого Сангреалевского издания, Кроули блеснул своей широчайшей
каббалистической эрудицией и богатым чувством юмора, проинтерпретировав в
мистическом ключе некоторые из «Сказок Матушки-Гусыни» (Nursery Rhymes). Помимо
изощренной сатиры и юмора результат оказался просто ошеломляющим. Данный
эксперимент со всей наглядностью показал, что чем более глубокими знаниями обладает
интерпретатор, тем более ясным и понятным в его устах становится даже самый
очевидный нонсенс.
Мне думается, что этот же самый подход стоило бы применять и к загадочным
именам, являющимся частью Ритуала Нерожденного. Некоторые из этих имен Кроули
успешно ввел в оперативную систему своей собственной телемической философии и
теологии. Другие же так и не смогли вписаться в его индивидуальную систему восприятия
отношений между сексом и религией — иными словами, в кроуливскую версия солярно-
фаллического культа, основанного на Книге Закона.
И все же повсюду снова и снова появляются свидетельства в пользу несомненной
ценности того, о чем писал Кроули много лет назад, свидетельства, добавляющие
обоснованности самым его, казалось бы, гротескным интерпретациям. В течение долгих
лет всякий раз читая в процессе ритуала эти варварские имена, я непроизвольно злился,
так как в некотором смысле чувствовал себя обманутым — хотя в целом
каббалистические принципы, на которых Кроули основывал свое совершенно
произвольное толкование, воспринимались совершенно естественно. Мне казалось, что
имена эти здесь совершенно излишни, и никакой необходимости в них нет.
Однако в последние годы произошло довольно много событий, побудивших меня
изменить вышеописанное мнение. Так, например, возьму на себе смелость
порекомендовать ученикам, обладающим исследовательской жилкой, книгу Джона
Аллегро «Священный гриб и крест» (John M. Allegro «The Sacred Mushroom and the
Cross»). Ее автор читает лекции по Ветхому Завету и межзаветным исследованиям в
одном из ведущих британских университетов. Его предыдущую книгу «Свитки Мертвого
моря» («The Dead Sea Scrolls», Penguin Edition, 1964) я бы включил в список обязательной
к прочтению литературы для всех изучающих оккультизм. Виртуозное введение к первой
из упомянутых книг, прочитанное параллельно с кроуливской интерпретацией варварских
имен, немедленно приведет вас к выводу, что, сколь бы причудливым ни было ваше
первое от нее впечатление, у нее имеются определенные филологические, а не только
символические основания. Независимо от того, поддерживают ли теорию Аллегро другие
ученые, его исследования обеспечивают тот самый лингвистический ключ, что поможет
отомкнуть огромный ржавый замок, скрывающий от нас сокровищницу значений этих
таинственных и древних слов.
Любому специалисту, обладающему достаточными практическими навыками в
работе с запутанными каббалистическими буквенными манипуляциями, не составит труда
оценить важность и глубину варварских имен. Гематрия и нотарикон представляют
собой крайне чувствительные инструменты — хотя их с не меньшим успехом можно
использовать и в качестве дубины — с помощью которых можно превратить эти нелепые
звукосочетания в полные высокого смысла доказательства того, что Кроули обладал
подлинно глубоким пониманием каббалистической философии. Еще сорок лет назад, во
время работы над «Гранатовым садом» мне удалось достаточно ясно и просто
продемонстрировать, каким образом данные инструменты можно использовать для
решения самых, казалось бы, темных филологических загадок, перед которыми спасовали
многие другие авторы.
Однако вовсе не считаю, что все это непременно должен знать ученик, который
намерен использовать ритуал для достижения высших состояний сознания. Сам факт
высоких устремлений уже поможет ему правильно и эффективно работать с этими
словами. Сама их непонятность в правильных обстоятельствах способна стать средством
возвышения сознания и освобождения его от привычных ограничений повседневности.
Она послужит стимулом выйти за пределы нашего обычного прозаического восприятия
действительности. Варварские имена оказывают опьяняющее, психоделическое
воздействие, и по этой самой причине использовать их следует с величайшей
осторожностью — однако делать это, безусловно, стоит.

Глава девятая

Относительно Ритуала Нерожденного

Весьма вероятно, что Алан Беннетт, чье орденское имя было Брат Yehi Aour («Да
будет свет») первым познакомил Алистера Кроули с текстом этого ритуала. Когда Кроули
присоединился к ордену в 1898 году, он свел знакомство с Аланом Беннеттом, который в
то время был крайне беден и не отличался хорошим здоровьем. Кроули сделал широкий
жест, предложив Беннетту переехать в свою лондонскую квартиру. Двое джентльменов
некоторое время делили апартаменты, а Беннетт параллельно наставлял Кроули в
премудростях каббалы и ритуальной магии в целом.
С тех пор Ритуал Нерожденного стал личным ритуалом Кроули. Сегодня уже
совершенно невозможно обсуждать этот церемониал, не принимая в расчет Кроули и его
наследие. Как уже упоминалось ранее, впервые он опубликовал Ритуал Нерожденного в
«Гоэтии». Это был один из первых вызовов, брошенных им лично Макгрегору Мазерсу и
Золотой Заре в целом, находившейся после переворота 1900 года в состоянии тихого
коллапса. Годы спустя, уже многого достигнув в духовном плане, Кроули критически, но
с большой любовью переработал текст в более пространный документ и издал его в виде
«Книги Самех».
В качестве отступления и дабы продемонстрировать своеобразие ассоциативных
связей, свойственных образу мышления Кроули, заметим, что еврейская буква Самех
связана с тем путем Древа Жизни, который связывает сефиру Йесод с сефирой Тиферет.
Одним из ее соответствий является астрологический знак Стрельца и символ стрелы,
говорящий об устремлении к высшему. Тем самым Ритуал Нерожденного связывался с
методиками обретения Знания и Собеседования со Священным Ангелом-Хранителем.
Этот момент упорядочивает и увязывает воедино целый ряд теоретических
построений, делая нижеследующую информацию куда более понятной.
Словосочетание «Священный Ангел-Хранитель» заимствовано из «Священной
Магии Абрамелина-мага» — еще одного магического текста, переведенного с
французского Макгрегором Мазерсом. Его автором предположительно является некий
еврей по имени Авраам, получивший знания об описываемой в книге магической системе
от египтянина Абрамелина. История эта, вне всякого сомнения, носит мифологический
характер. Но независимо от ее происхождения, датировки и авторства, в практическом
смысле она оказалась весьма полезной для некоторых адептов Золотой Зари и многих
других ищущих. Автор данного труда не предъявляет к своим читателям никаких
невыполнимых требований, какие во множестве можно найти в фальшивых гримуарах —
добыть кровь летучей мыши, пойманной непременно в полночь, или четвертой перо из
левого крыла совершенно черного петуха, или глаз девственного василиска и т.д.
Хотя инструкции Абрамелина тоже далеко не всегда легко выполнить, причина
этого заключается совсем в другом: они вовсе не предназначены для того. чтобы
проверить мастерство и степень опытности оператора. Да, в книге содержатся указания на
необходимые предварительные приготовления и запреты, однако, они редко выходят за
рамки обычного здравого смысла, призванного обеспечить соблюдение чина и
благопристойности в столь величественной церемонии.
Так, к примеру, оператору надлежит иметь во владении дом, где он сможет принять
все необходимые меры безопасности и обеспечить себе должное уединение. Когда все
внешние условия будут соблюдены, ему остается лишь с все возрастающим пылом и
сосредоточенностью устремиться всем своим существом к Знанию и Собеседованию
Священного Ангела-Хранителя.
Это последнее определение, которое с энтузиазмом принял Алистер Кроули,
означало то же самое, что и Высший Гений Золотой Зари и теософское Высшее Я. В
первом выпуске «Эквинокса» (стр. 159) содержится примечание Кроули, которое было бы
весьма уместно процитировать в этой связи:

«Литтон в “Занони”12 называет его Адонаи, и я часто использую это имя в своих
записках.
Абрамелин называет его Священным Ангелом-Хранителем. Это имя я также
использую, поскольку:
1) Его система чрезвычайно проста и эффективна; 2) Все теории устройства
вселенной нелепы, так что лучше уж говорить на языке той из них, что нелепа со всей
очевидностью и способна привести в ужас любого метафизика. <…>
В ордене Золотой Зари его называют Гением. Гностики — Логосом. Египтяне —
Асар Ун-Нефером. <…>

12
Эдвард Бульвер-Литтон (1802—1873), лорд — английский писатель, оккультист, розенкрейцер; автор
знаменитого мистического романа «Занони» (1842). — Примеч. перев.
Кроме того, мы располагаем метафизическими исследованиями Его сущности,
более или менее глубокими в меру проницательности автора; ибо видение Его (а все Его
видения суть один из тот же феномен, лишь по-разному окрашенный сообразно
различным свойствам наших Руахов) есть, по моему мнению, первое и последнее из всех
проявлений духовного опыта».

В одном из документов Золотой Зари, озаглавленном «Микрокосм», Священный


Ангел-Хранитель, или Гений, получил весьма пространное, но отлично
сформулированное определение, звучащее следующим образом:

«Влияния Нешамы сосредоточиваются в духовном сознании (Даат). Духовное


сознание, в свою очередь, есть Престол или Орудие Жизни Духа — Хия; в сочетании же с
Нешамой она становится Колесницей Высшей Воли, которая заключена в Кетер и являет
собой особый дар Нешамы — способность стремиться к запредельному. Проявляется же
Высшая Воля через посредство Йехиды. <…> Сияющее Пламя Божественного Огня,
микрокосмическая Кетер, — вот истинное Я воплощенного человека. <…> Йехида —
единственная часть человека, которая с полным правом может сказать: ЭХЕЙЕ, Я есмь.
Иными словами, она есть Кетер в микрокосмическом мире Асия, т.е. высшая часть
человека как Человека. <…> За Йехидой стоят и в ней проявляются Ангельские и
Архангельские силы. Посему Йехида — это Низший Гений, Наместник запредельного
Высшего Гения, Ангела Могучего и Страшного. А за этим Великим Ангелом, Высшим
Гением, стоят и в нем проявляются силы Архангельские и Божественные».

Несмотря на то, что Кроули постоянно менял акценты в своей интерпретации


феномена Священного Ангела-Хранителя, необходимо отметить, что в его комментариях
к Книге Закона, опубликованной под названием «Закон для всех» нет ни малейших
разночтений. Высшее Я и есть Священный Ангел-Хранитель — именно так и никак иначе.
Здесь нет ни двусмысленности, ни простора для различных толкований. Перед нами
простая констатация факта.
Ритуал начинается с призывания: «Тебя призываю, о Нерожденный!». Один из
самых злобных и непримиримых критиков Кроули в свое время попытался высмеять все
современные магические экзерсисы, основываясь на оригинальном тексте Гудвина. Он в
частности утверждал, что в более точном переводе инвокация должна быть адресована
«Безголовому». В тексте используется греческое слово «акефалон». Кефалон — греческий
корень, к которому восходит множество анатомических терминов, например: собственно
кефалон — мозг; риненкефалон — обонятельные доли мозга у животных; мезенкефалон
— средний мозг. Еще одно производное от этого же корня — энцефалит; здесь к нему
прибавляется суффикс «ит», означающий воспалительный процесс.
«Кефалон» действительно означает «мозг» или «голова». Приставка «а» в
греческом языке имеет отрицательное значение — как в словах «агностик», «атеист»,
«анальгетик» и т.д. «Акефалон» таким образом означает «не имеющий головы»,
«безголовый».
Во многих языках, имеющих древнее происхождение, слово «голова» синонимично
началу — как, например, в еврейском «рош ха-шанах». Это выражение, буквально
означающее «голова года», представляет собой идиому начала года или новогодних
праздников. Поэтому «Безголовый», он же «Безначальный» — есть, разумеется, Вечный,
Не имеющий начала, Нерожденный. Это приводит мне на память несколько строк из
«Небесной песни» сэра Эдвина Арнольда:

Дух не имеет рожденья,


И бытия не окончит.
Не было дней до него,
Сон лишь — конец и начало.
Не знает ни родов, ни смерти,
Дух, неизменный вовеки,
Свободный от смерти касанья,
Хоть дом его кажется мертв.

Говоря о магии Абрамелина и Священном Ангеле-Хранителе, хочу упомянуть, что


за долгие годы практики ученики неоднократно рассказывали мне о том, как пытались
достичь Знания и Собеседования, и каковы были результаты их усилий. Практически все
без исключения провалились, невзирая на рвение и чистоту устремлений. Они на шесть
месяцев удалялись от мира, буквально следуя указаниям книги или же рекомендациям
Кроули относительно работы с ритуалом Нерожденного:

«Пусть Адепт совершает этот Ритуал надлежащим образом, исполняя все его части
в совершенстве, сперва, в течение одной луны, ежедневно, затем, на протяжении двух лун,
— дважды в день, на рассвете и на закате, а затем, в течение трех лун, — трижды в день,
на рассвете, в полдень и на закате. Затем, в течение четырех лун, — еще и в полночь, то
есть четыре раза в день, ежедневно. Одиннадцатую же Луну пусть посвятит этой Работе
всецело: пусть поддерживает в себе пылкое рвение постоянно, отставив все прочие
занятия, кроме удовлетворения простейших потребностей в пище и сне».

Но невзирая на все усилия и преданность делу, старания их были безуспешны.


Некоторых этот горький опыт вообще отвратил от данной сферы и заставил изливать
разочарование и чувство собственной ничтожности на своих попутчиков. Однако другие
вместо того, чтобы пасть духом, принялись задаваться вопросом: «Почему так
получилось?»
Увы, простого и однозначного ответа на него не существует. В процессе
задействовано слишком много факторов. Однако есть одно требование, которое, как мне
кажется, немногие ученики осознают в полной мере. Оно заключается в необходимости
подготовительного периода тех или иных практик, призванных поднять на должный
уровень внутреннюю дисциплину ученика. Это суровая и напряженная тренировка,
которая впоследствии, во время тех самых шести месяцев затворничества, именно и
сделает возможным достижение окончательной цели ритуала.
Как правило, дисциплина не пользуется особой популярностью среди
оккультистов, по каковой причине Кроули и настаивал столь рьяно на ее совершенной
необходимости и становился грубым и нетерпимым, когда ученики предъявляли высокие
духовные претензии, не пройдя предварительно должной подготовки. Когда ученик
пытается осуществить ритуал Абрамелина в предписанные традицией шесть или
одиннадцать месяцев, не посвятив загодя достаточно времени ментальной и магической
дисциплине, его устремления и мотивации вызывают лично у меня глубокие сомнения.
Невольно напрашивается вывод, что в большинстве своем это невротики-эскаписты,
испытывающие серьезные трудности с восприятием себя и собственных эмоциональных
проблем. Они надеются, что ритуал Абрамелина одним махом исцелит все их внутренние
проблемы, на которые больше не придется тратить время и силы.
Бегство от себя или реальности никоим образом не является частью Великого
Делания, и результатом его неизбежно будет провал. Дисциплина и тренировка —
традиционные требования в овладении не только магическим, но и любым другим
искусством — единственные факторы, способные обеспечить и гарантировать успех.
Иных путей нет.
Я полагаю, что режим подготовки необходимо рациональным образом
адаптировать к возможностям и способностям каждого ученика. Вместо того, чтобы
пытаться форсировать результаты, лучше настойчиво и непреклонно посвятить себя
обретению самодисциплины, прилежно работая над выполнением взятых на себя задач.
Для этого полезно будет использовать описанный в этой книге ритуал, совершая его
ежедневно или даже чаще — насколько позволяют вам время и навыки — не ограничивая
себя никакими временными рамками. В таких условиях можно спокойно и упорно
работать над собой в течение достаточно долгого периода времени — возможно,
нескольких лет. И тогда просветление снизойдет на ученика, когда на то будет воля
Господа, и когда он будет идеально к этому готов.
Кроуливская версия этого ритуала — как, вероятно, и позиция Золотой Зари,
непосредственно отраженная в орденском ритуале инвокации Высшего Я —
подразумевает, что вся ответственность за происходящее ложится на самого оператора,
который выполняет все самостоятельно и в полном одиночестве. Именно он, ученик, на
протяжении оговоренных ритуалом нескольких месяцев, а по большому счету всю свою
жизнь, обращает свои помыслы и устремления к своему Священному Ангелу-Хранителю,
со всем возможным рвением предлагая ему себя в качестве сосуда манифестации и
действующей силы. Есть, однако, и другой вариант, автором которого является один из
бывших учеников Кроули, хотя я питаю серьезные сомнения, что он прошел бы
одобрение последнего. Согласно этой версии ритуал разделяется на составные части —
что, впрочем, делал и сам Кроули — но каждая из них при этом препоручается заботам
другого оператора. Таким образом все превращается в групповой ритуал, то есть в
театрализованную церемонию, в которой принимают участие несколько человек. Каждый
из них привносит в нее свою индивидуальную энергию, свои чувства и эмоции, свои
чаяния и устремления. При этом — точно так же, как при групповой психотерапии —
эмоциональные реакции любого из участников могут спровоцировать эмоциональный
кризис сходной природы у других операторов, или, как минимум, оказать на них далеко
не всегда желательное влияние. Иными словами, в многонаселенном ритуале состояние
одного участника может контагиозным путем распространиться на остальных, подобно
одной-единственной искре, поджигающей сухую растопку.
К сожалению, эффект этот граничит с истерией — как в религиозных бдениях
многих тоталитарных сект. Однако с другой стороны вполне вероятно, что при прочих
равных факторах в группе, состав которой был тщательно подобран по степени
дисциплины и подготовки, пламень просветления будет передаваться от одного к другому
в процессе общей работы.

Глава десятая

Первоначальное предназначение Ритуала Нерожденного

Первоначальное содержание этого ритуала, довольно темное с исторической точки


зрения, совершенно грубо, примитивно, рудиментарно и стихийно, а также бесконечно
далеко от того современного духовного толкования, к которому привыкло большинство из
нас. Оно представляет замечательный пример того, что Юнг называл энантиодромией —
обращением от одной точки зрения к ее принципиальной противоположности.
Первоначальным предназначением данного ритуала был просто экзорцизм, или
изгнание демона из одержимого им человека. Как говорилось в гудвиновском варианте
текста: «Слушай меня и изгони прочь этого духа. Я призываю тебя, о грозный и незримый
бог, обитатель пустого ветра. <…> О, безголовый, избавь такого-то от духа, завладевшего
им <…>».
Современная цель этой церемонии, в том ее виде, в каком она была разработана в
ордене Золотой Зари, а затем Алистером Кроули, что любопытно, прямо противоположна.
Назначение данного ритуала, как можно было заключить на основании всего сказанного
до сих пор, состоит в том, чтобы посредством упорной и продолжительной практики
открыть сознание оператора в такой степени, чтобы он осознал присутствие в нем иного
духа, а именно Священного Ангела-Хранителя — или, другими словами, оказался
одержимым им. Это мы уже определили с достаточной точностью. И, согласитесь, от
задачи первоначального ритуала, переведенного Гудвином более века назад, данная
интенция довольно далека.
Будучи освоен Аланом Беннеттом сотоварищи, ритуал предназначался для
исполнения в храме Золотой Зари, соответствующем степени Неофита. В документе Z-1, в
точнейших подробностях описывающем перемещения и действия оператора и кандидата в
процессе ритуала, храм сам по себе характеризуется как микрокосмическое отражение
макрокосма, определяемое структурой Древа Жизни, которое является основой
каббалистической всей мысли и мировосприятия:

«О Храме в связи с сефирот. Храм, убранный для степени Неофита Внешнего


ордена Золотой Зари, обращен к буквам Йод и Хе из имени Йод-Хе-Вав-Хе в Малкут
мира Асия. Буквам Йод и Хе соответствуют сефирот Хокма и Бина на Древе (а также Абба
и Айма, через познание коих только и можно постичь Кетер). Поэтому, проходя
Священные Обряды во Храме, Неофит может постепенно, и как бы даже вопреки себе
самому, возвыситься до познания своего Высшего Я».

Иными словами — если опустить терминологические клише каббалы — Восточная


сторона храма в метафизическом смысле слова ориентируется таким образом, чтобы
указывать на высшие сефирот.
Восток представляет направление на Кетер, Венец, наивысшую сефиру Древа
Жизни. В качестве таковой она представляет также Низшего Гения, который есть престол
или колесница Высшего Гения более тонких каббалистических миров.
Организованный таким образом храм формально открывается, как в ритуале
степени Неофита (см. том II, стр. 12 «Золотой Зари»), то есть после предварительного
церемониального изгнания освящается огнем и водой, превращаясь тем самым в
ритуально чистое пространство, где оператора не коснутся и не потревожат никакие
влияния извне.
Далее следует Поклонение (Adoration), представляющее собой остатки древней
гностической молитвы. Она призвана поместить оператора под эгрегор божественного
руководства. Руководимый таким образом, он высказывает очень продуманно и четко
сформулированное утверждение, которое, собственно, и представляет цель всего ритуала.
В самой «Книге Самех» этот момент прописан не вполне четко, однако принимая во
внимание, что последняя представляет собой переработку основополагающих ритуальных
моделей Золотой Зари, чему имеются неопровержимые доказательства, это логически
вытекает из наиболее важных их предпосылок. После поклонения и обхода храма
оператор — каков бы ни был церемониал, которому он следует — провозглашает цель и
задачу предстоящего ритуала, тем самым проясняя и освящая свое намерение.
Далее следует призывание как таковое. В его первой строфе перечисляются
характеристики и качества вечного Духа, сиречь Священного Ангела-Хранителя. Суть
этого действия состоит в том, что последовательно называя их, оператор получает
возможность в полной мере осознать, к кому он обращается. Точно так же посредством
повторения мантры «тат твам аси» — и продолжительной медитации на ее значении:
«это есть ты» — в глубинах эго зарождается осознание обитающего в нем или
затмевающего его более глобального Я. Повторение и аутосуггестия, плюс известная
экзальтация сознания, сопровождающая любую ритуальную активность, могут вкупе дать
подлинный мистический или психоделический опыт, представляющий собой расширение
сознания и принятие им того факта, что данный индивидуум есть великий Нерожденный
Дух и всегда им был.
Здесь необходимо сделать еще одно пояснение относительно Священного Ангела-
Хранителя. В предыдущих главах я уже связывал его с высшим божественным Гением
Золотой Зари и с Высшим Я теософов. Мне не хотелось бы здесь анализировать
реальность мистического или трансцендентного опыта — это уже было сделано до меня в
других трудах и другими авторами. Для юнгианцев это тоже вполне очевидный факт,
релевантный в рамках их рабочей системы. Сейчас на подходе новая школа психологии,
как раз находящаяся в процессе становления. Они считают, что мистический опыт есть
совершенно нормальное и здоровое явление на пути внутреннего роста души. Они не
рассматривают это явление вне сферы психологической науки, как в большинстве своем
поступали ученые XIX века. Поскольку это скорее естественный элемент человеческого
поведения, а не часть сугубо религиозного опыта, для его обработки применяются все те
же научные методы. Вместо привычных нам терминов «религиозный, или мистический
опыт», они ввели для обозначения тех же феноменов внутренней жизни человека
принципиально новое определение — «пиковые переживания», и полагают эти
переживания явлением, куда более обычным, чем считалось ранее, и в значительной
степени спонтанным. (См. мою книгу «Откати камень».)
Здесь необходимо упомянуть, что в результате интенсивного сосредоточения,
молитвы или инвокации «ограничения, налагаемые мыслью, временем и пространством
полностью упраздняются». Невозможно объяснить, что это в действительности означает;
понимание данного феномена даст вам только личный опыт.

«Следующий этап — явление Формы, которую неизменно описывают как


человеческую; хотя далее описывающие ее люди добавляют множество подробностей,
вовсе не имеющих отношения к человеческому облику. Как правило, данное явление
принимают за “Бога”.
Но, что бы оно собой ни представляло, воздействие его на ум колоссально: под его
влиянием все мысли человека устремляются к пределу своего развития. Человек искренне
верит, что его помыслы удостоились божественного одобрения или даже, быть может,
исходят от самого этого “Бога”. Он возвращается в мир, вооруженный этой страстной
убежденностью и облеченный высшим авторитетом. Он провозглашает свои идеи без
малейших ограничений, какие налагают на большинство людей сомнения, скромность или
застенчивость; однако можно предположить, что подлинное просветление наступает еще
не на этом этапе»13.

Иначе говоря, каково бы ни было содержание подсознания оператора, могучий


приток энергии вследствие исполнения ритуала ему обеспечен. Энергия воспламенит его
и подарит невиданный доселе прилив силы. Форма энергии может оказаться различной.
Для христианина это будет Иисус или Дева Мария, или любая другая фигура
христианского пантеона. Для мусульманина — сам пророк или архангел Гавриил,
принесший ему благую весть. Буддист в свою очередь увидит Шакьямуни, и так далее.
Однако насколько мне известно, только буддийская доктрина предупреждает своих
последователей о том, чтобы они не принимали эти видения чересчур всерьез. Дело в том,
что сильная концентрация и интенсивные эмоциональные переживания активизируют
забытые или подавленные фрагменты прошлого опыта, и поэтому когда происходит
просветление, эти фрагменты зачастую принимают практически осязаемую форму.
В «Тибетской книге мертвых» лама-оператор проводит покойного через бардо, или
загробное царство. Лама постоянно подчеркивает тот факт, что встречающиеся
новопреставленному на пути благожелательные и гневные божества суть не более чем
13
Алистер Кроули, «Книга 4», часть I. — Примеч. автора.
мыслеформы, и относиться к ним надо соответственно. Если этого не делать, умерший
лишится возможности узреть Чистый Свет и достичь освобождения.
Поскольку это учение уходит корнями в метафизику Махаяны, подразумевается,
что лама-наставник должен своевременно поставить неофита в известность о следующем
немаловажном факте: все божественные формы, появляющиеся перед ним во время
медитации или исполнения тантрических обрядов суть, разумеется, символы высшей
трансцендентной реальности, но в то же время они неизбежно опираются на
запечатленные в психике в процессе религиозного воспитания образы, закладываемые
еще в раннем детстве и благополучно дремлющие всю жизнь вплоть до момента
реактивации посредством того или иного обряда.
Таким образом, возвращаясь к нашему Ритуалу Нерожденного, заметим, что
форма, которую принимает Священный Ангел-Хранитель, у разных учеников — даже
следующих одной и той же ритуальной процедуре — будет также совершенно различной.
Мистический опыт любых двух произвольно выбранных учеников никогда не будет
идентичным, и никогда они не увидят одну и ту же божественную форму — хотя каждый
будет знать, что представшая перед ним форма есть его Священный Ангел-Хранитель,
определяемый как связующее звено или посредник между человеком и трансцендентной
Непознаваемой Славой.
В процессе священных практик от ученика требуется две очень важные вещи. во-
первых, он должен со всей возможной тщательностью и с помощью наставника или
старшего по рангу, если у него таковой имеется, исследовать содержание своего
трансцендентального опыта — разумеется, уже после того, как улягутся волны экстаза и
эмоционального потрясения. Ни в коей мере не отрицая ценность самого просветления
как такового, он должен внимательнейшим образом проанализировать его форму и
содержание. Благодаря этому можно будет своевременно распознать и выявить осколки
бессознательных моделей и архетипов, отделив их от сущностного духовного опыта.
Другая альтернатива — и ее ни в коем случае не следует воспринимать как
противоположность предыдущим рекомендациям — состоит в том, чтобы за несколько
лет до того, как приступать к экспериментам со Священным Ангелом-Хранителем, пройти
достаточно масштабный курс психотерапии. Попытку «устремить стопы свои к
просветлению» без предварительной очистки и приведения в оптимальное состояние
психического механизма, при посредстве которого просветление только и может
произойти, можно уподобить наливанию изысканного вина в грязную бутылку. Сознание
необходимо тщательно подготовить к несущему величайшее опустошение и величайшую
награду опыту нашей жизни. И именно по этой причине подготовка должна быть
максимально подробной, скрупулезной и усердной. Полумеры решительно не пройдут —
иначе вы рискуете превратиться в полного фанатика или попросту «поехать крышей» на
этой теме, в зависимости от того. что скрывается под спудом в глубинах вашей психики.

Глава одиннадцатая

Сравнения

Предварительное Призывание Гоэтии в том его виде, в каком оно было


опубликовано в «Гоэтии» в 1903 году, заложило основы для более поздних разработок,
предпринятых Кроули во время его пребывания в Чефалу. Ритуал разделен на несколько
частей, обозначенных еврейскими буквами. Последние будут особенно важны для тех, кто
прошел посвящение по системе Золотой Зари, а также для всех изучающих каббалу, так
как они представляют собой простейшие атрибуции из «Сефер Йецира», одного из
древнейших каббалистических текстов. Таким образом первый подраздел, Алеф,
представляет стихию Воздуха. Второе, Шин — стихию Огня. (Иногда Шин используется в
двойной роли, так как эта буква связана также и с Духом.) Мем, третья из так называемых
Материнских букв еврейского алфавита, соответствует Воде, в то время как Тав, по
системе путей Древа Жизни ассоциируемая с Сатурном, тоже играет двойную роль, служа
обозначением стихии Земли. До сего момента все выглядит так же, как в ритуале,
описываемом в данной работе.
Далее следует подраздел, обозначенный словом Амен, которое в данном контексте
представляет пятый элемент — Дух. Поскольку, согласно теории, принятой в ордене
Золотой Зари, у Духа есть позитивная и негативная фазы, эта часть ритуала разделена на
две части.
На самом деле частей этих три, как станет ясно из Приложения 4. Кроули изящно
выкрутился из этой проблемы, атрибутировав две части одной фазе и одну — другой. Это
крайне произвольно, но в принципе допустимо.
В оригинальном варианте окончание ритуала, начиная со слов: «Я — Он,
Нерожденный Дух», не имеет никаких соответствий, но в «Книге Самех» Кроули
совершенно обоснованно озаглавливает его «Обретение», не сообщая при этом никакого
символа. По сути в этой части оператор уже не пытается призвать Нерожденный Дух, но
утверждает свое с ним новообретенное тождество.
В начальной части ритуала снова подчеркивается, что игра противоположностей —
ночи и дня, земли и небес, света и тьмы, мужского и женского, семени и плода, сухости и
влажности и т.д. — есть работа Ангела. Именно и только через эти противоположности он
может выполнить стоящую перед ним задачу — приобретение самого разнообразного
опыта при помощи своего земного носителя. Однако важно отметить также
повторяющееся в тексте утверждение, что творцом противоположностей выступает никто
иное как Высшее Я, природа которого божественна.
В этой связи стоило бы вспомнить крайне важное утверждение из «Бхагавад-гиты»
в версии сэра Эдвина Арнольда: «Я, коий есмь все, все сотворивший и остающийся
отдельным от него владыкой»14. Это последний момент, на котором делается акцент в
ритуале: Ангел совершенно отделен от своего творения. Он настолько же имманентен,
насколько и трансцендентен.
Человек в силах сам создавать свои сны; он ощущает себя во сне именно самим
собой и никем иным; его «я»-во-сне управляет своими действиями, выражает себя и свои
глубочайшие потребности и желания. Тем не менее будучи творцом сна он совершенно
отделен от него. Он — сновидящий.
Именно в этом и состоит сокровенное послание прелюдии, или Обета, как
предпочитает называть его Кроули. Произносящий его утверждает, что он есть Асар ун-
Нефер — Человек совершенный. В другой части текста Золотой Зари есть отсылка к
Осирису: «Это основания Тела моего, Кои разрушил я, дабы они обновились» Эта фраза
подразумевает, что тело это обновляется, дабы оно могло быть снова разрушено.
Пытаться уйти от ответа или ограничиться полумерами — не в духе магического ритуала.
Он призван раскрыть Истину.
И ангел изрекает: «Я есмь Он, Истина».
Только от оператора зависит, окажется ли он способен постичь эту истину
благодаря экзальтации и расширению сознания. Только так можно выйти за пределы игры
противоположностей, объединить их и использовать в духовной работе. Восточное учение
о непривязанности малоприменимо для Западного человека, глубоко погруженного в
повседневные проблемы, являющиеся результатом его постоянного стремление извлечь
все возможное из текущего воплощения. Но стоит ему постичь тот факт, что все
противоположности есть всего лишь его собственное творение — динамическая игра сил,
из которых состоит в том числе и он сам — и он сможет привнести в свою жизнь
14
В каноническом русском переводе: «Одной своей частью Я пронизываю и поддерживаю всю вселенную»
(«Бхагавад-гита», 10:42). — Примеч. перев.
осознанность и начать поступать так, как ему подсказывает Высшее Я. Теперь он сможет
в любой отдельно взятый момент времени понимать, в какие игры он играет, и относиться
к ним с непривязанностью. Ситуацию эту можно сравнить с игрой в шахматы, когда
играющий, хочет он того или не хочет, связан довольно произвольными правилами,
которым подчиняются перемещения фигур по доске. Игроку остается либо наслаждаться
игрой, приняв факт своей ограниченности правилами, либо одним движением руки смести
с доски все фигуры и уйти прочь, зная, что все это не имеет ни малейшего отношения к
тому, кем и чем он на самом деле является.
Понимание этих фундаментальных концепций начисто дезавуирует поистине
идиотские фантазии о том, что, на скорую руку совершив ритуал, вы тут же, не сходя с
места, достигнете просветления, обретя полноту силы и постижения. Только упорное и
ежедневное выполнение ритуала или его эквивалента, описанного в первой части данной
книги, в течение многих месяцев или даже лет наряду с длительными медитациями на его
значение, непрестанно расширяющееся по мере того, как вы будете открывать для себя
свой собственный внутренний мир, — только оно приведет вас к кульминации в Жизни,
Свете, Любви и Свободе. Благодаря сосредоточенной и самоуглубленной работе и
абсолютной преданности идеалу все ваше «я» должно претерпеть трансформацию, и
потраченные на достижение вожделенного результата время и усилия — суть лишь два из
целого ряда необходимых для этого условий. Всякий, кто искренне верит, что коль скоро
он сбежал от налагаемых жизнью обязательств в уединенный загородный дом и увлеченно
играет там в магию, один или два раза на дню читая текст ритуала, увы, лишь обманывает
сам себя.

Приложение 1

Фрагмент греко-египетского магического трактата.

Источник текста — папирус из Британского музея, отредактированный по заказу


Кембриджского общества древностей; с переводом Чарльза Уиклифа Гудвина, 1852 г.

Греческий текст

[Вставить греческий текст со стр. 79—80 оригинала.]

Перевод Гудвина

«Призываю тебя, о безголовый, сотворивший землю и небо, сотворивший ночь и


день, создатель света и тьмы. Ты Осороннофрис, незримый людям; ты Иабас, ты Иапос,
ты отличил праведное от неправедного, ты создал мужчину и женщину, ты произвел
семена и плоды, ты сотворил людей для любви друг к другу и ненависти друг к другу. Я
Моисей, пророк твой, которому ты вверил свои таинства, обряды Израиля; ты произвел
влажное, и сухое, и пищу всякого рода. Слушай меня: я ангел Фапро Осороннофриса; се
истинное имя мое, врученное пророкам Израиля. Слушай меня, <...> слушай меня и
изгони прочи этого духа. Я призываю тебя, о грозный и незримый бог, обитатель пустого
ветра, <...> о, безголовый, избавь такого-то от духа, завладевшего им. <...> могучий,
безголовый, избавь такого-то от духа, завладевшего им <...> избавь такого-то <...>. Это
владыка богов, это владыка вселенной, это его страшатся ветры, это он, сделавший голос
заповедью своей, всевластный владыка, правитель, царь и помощник. Избави душу сию
<...> ангел Божий <...>. Я есмь безголовый дух, зрячий стопами, могучий бессмертный
огонь; я есмь истина; я есмь он, ненавидящий зло, творимое в мире; я есмь он,
сверкающий молнией, громом гремящий; я есмь он, орошающий землю потом своим,
дабы стала она изобильна; я есмь он, чьи уста вечно объяты огнем; я отец и родитель (?); я
Милосердие Мира; сердце, обвитое змеем, — имя мое». — Запиши имена на куске новой
бумаги, приложи ее ко лбу, растянув от виска до виска, и, обратившись лицом к северу,
воззови к шести именам и скажи: «Сделай меня владыкой над всеми духами, дабы стали
послушны мне все духи небесные и воздушные, земные и подземные, и те, что на суше, и
те, что в воде, и каждое заклинание и каждый бич Божий». — И все духи станут тебе
послушны. <...>

Приложение 2

Греческий магический ритуал

Введение

Это эссе было написано более сорока пяти лет назад и впервые увидело свет в
лондонском «Оккультном обозрении». Не так давно Гарет Найт снова опубликовал его в
своем замечательном альманахе «Новые измерения».
Я решил включить его в эту книгу не потому, что оно посвящено драматическому
элементу в ритуале, но потому что в более широком понимании термина все ритуалы
построены на принципах драмы, по крайней мере, это условие должно непременно
соблюдаться, если мы хотим, чтобы ритуал был эффективным. Это подтверждает, в
частности, ритуал причащения, приведенный на одной из предыдущих страниц и
основанный на простых и фундаментальных формулах, приводящих к драматической
кульминации.
Термин «драматический» подразумевает такой тип ритуала или церемонии, в
котором принимают участие несколько человек — как это бывает в театральных
постановках. Ритуал, описываемый в настоящем эссе, основан на блестящем переводе
«Вакханок» Еврипида, выполненном Гилбертом Мюрреем15, и является прекрасным
примером такого определения. Большая часть эссе как раз и посвящена обоснованию этой
посылки.
Однако здесь необходимо подчеркнуть, что я использую слово «ритуал» именно в
контексте церемониальной магии, а поскольку мой опыт в области последней так или
иначе обусловлен пятьюдесятью годами работы по системе Герметического ордена
Золотой Зари и Алистера Кроули, он включает или использует все церемониальные
методики и техники, описанные в этой книге.
На первый взгляд может сложиться впечатление, что методики эти не имеют
ничего общего с театром. Однако учитывая, что все атрибуты церемониальной магии
представляют собой технические средства, посредством которых, во-первых, происходит
вызывание той или иной силы, а во-вторых, ученик поднимает себя на более высокий
уровень осознания, становится совершенно ясно, что все они играют в ритуале вообще —
и в особенности в ритуале драматического типа — крайне важную роль.
Следует сразу же заметить — и замечание это призвано прояснить сразу несколько
весьма важных в контексте нашей темы моментов — что, как указывается в тексте эссе,
идеальным ритуалом драматического типа является ритуал Младшего Адепта Золотой
Зари. Что бы ни говорили исследователи лично о С. Л. Макгрегоре Мазерсе, нельзя
отрицать, что именно его гению мы обязаны появлением на свет этой замечательной
церемонии. Нельзя также отрицать и тот факт, что в основе своей она была
позаимствована из одного раннего розенкрейцерского источника, как совершенно
справедливо заявил Эллик Хоув, один из самых деструктивных критиков системы
Золотой зари. Однако спешу подчеркнуть, что как маг и как художник слова Мазерс был
15
В настоящем издании используется русский перевод Иннокентия Анненского. — Примеч. перев.
ни в коей мере не обязан заимствовать из «Fama Fraternitatis» какие-либо иные материалы,
кроме тех, что соответствовали его первоначальному намерению — подготовить ритуал
посвящения как с церемониальной, так и с драматической стороны. Вне точки зрения
посвященного, каким являлся Макгрегор Мазерс, все это не имеет ни малейшего смысла.
Непосвященный просто отмахнется от рассматриваемого предмета, и это вполне понятно,
ибо с его ученой или академической точки зрения вся эта материя будет выглядеть просто
нелепо и в конечном счете рано или поздно выставит его самого на посмешище.
Помимо довольно забавной книги Эллика Хоува, посвященной Золотой Заре.
можно привести и более приближенный к нам во времени пример того, сколь тщетной и
неубедительной оказывается позиции непросветленного светского исследователя. Его
являет нам труд Фрэнсис Йейтс «Розенкрейцерское просвещение»(Frances A. Yates «The
Rosicrucian Enlightenment»). Не так давно мне случилось обсуждать ее с одним моим
ученым другом, от которого я услышал замечательный аргумент: «..Но зато книга так
превосходно документирована!» О, да, этого у нее не отнимешь! Документирована она и
впрямь столь превосходно, что поневоле напоминает мне изумительно забавную раннюю
пародию Алистера Кроули на хорошо документированную научную книгу. Она
озаглавлена «Правило исключенного третьего, или Опровержение скептиков» («The
Excluded Middle, or The Sceptic Refuted») и помещена в томе I его «Собрания сочинений».
Это диалог, в котором почти каждое слово снабжено сноской, не только раскрывающей
его значение, но и сообщающей псевдо-литературные правила его употребления. Сам по
себе он просто уморителен. Я думаю, в самом начале ХХ века Кроули сделал весьма
точное наблюдение, не утратившее своей актуальности и по сей день. Наукой тоже можно
злоупотреблять — и именно это часто и происходит.
К примеру, Фрэнсис Йейтс после весьма интересного и информативного
исследования некоторых эпизодов истории XVI и XVII веков, связанных с
взаимоотношениями между пфальцграфами Германии и английскими королями и
предварявших возникновение трех классических розенкрейцерских источников, замечает:

«История Христиана Розенкрейца и Братьев Розы и Креста, открывших его


тайную гробницу, ни в коем случае не предназначалась для восприятия в качестве
буквальной истины авторами розенкрейцерских манифестов, вне всякого сомнения
использовавших легенды о спрятанных сокровищах, чудесным образом
обнаруживаемых героем, — легенды, всегда превалировавшие в алхимической
традиции. В самих текстах содержатся неопровержимые свидетельства того, что
история эта есть не более чем аллегория или вымысел».

Аллегория — да, но аллегория чего? Спрятанного клада как такового? Или все-
таки сокровища, скрытого в человеческом сердце, которое драматический ритуал — в том
виде, в каком представлял его себе Мазерс и некоторые другие специалисты — призван
открыть, поднять на поверхность и вознести к высотам.
Прозаическая научность Йейтс опускается уже до полной бессодержательности во
фразах типа «открытие двери гробницы служит символом открытия дверей в Европе».
Ну, разумеется, символом открытия дверей в Европе — чего же еще! Временами
Фрэнсис пробуждается от этой академической пустоты и, кажется, осознает, что во всем
этом может содержаться нечто неизмеримо большее — но говорит об этом лишь
вскользь, ибо в отличие от Мазерса, сказать ей нечего.
На протяжении нижеследующей дискуссии следует держать в голове два
соображения крайней важности. Первое — что так называемая Усыпальница Адепта
представляет собой драматическую фокальную точку всего ритуала Младшего Адепта,
подробно описанного в «Золотой Заре». Каждый год в день Тела Христова Усыпальница
заново освящается, причем в процессе освящения проводящий ритуал Адепт исполняет
роль новопосвящаемого кандидата, которого привязывают к кресту, дабы на нем он
воззвал к своему высшему божественному Гению. Освящение Гробницы есть ничто иное
как все тот же базовый ритуал, уже полудюжиной способов описанный на страницах этой
книги, и чаще всего называемый «Открытием Сторожевых Башен». Однако под каким бы
именем он ни был известен, это именно освящение сакрального пространства,
представляющее вовсе не открытие Европы навстречу Реформации и как раз набирающей
обороты молодой средневековой науке, но служение Ордена высшим духовным
устремлениям его членов и всего человечества.
Этот момент необходимо подчеркнуть со всей определенностью. Усыпальница, не
освященная посредством призывания высших сил стихий, как описывалось в прежних
главах, представляет собой просто гроб, деревянный ящик, раскрашенный в разные цвета,
элемент театрального реквизита, сам по себе не обладающий ровным счетом никакой
ценностью. Как и любой талисман это просто предмет, бесполезный и мертвый, сколь бы
красивым и эстетичным он ни был. Назначение церемонии освящения как раз в том и
состоит, чтобы сообщить бесполезному и мертвому предмету жизнь, силу и дух, чтобы
наделить его смыслом.
Церемония Усыпальницы и весь ритуал Младшего Адепта суть драматические
церемонии, которые подобно всем прочим ритуалам театрального типа — независимо от
того, насколько они красивы, и насколько «режиссура» трогает сердце зрителя — и сами
должны быть тем или иным образом освящены, чтобы обрести жизнь. В разных частях
этого эссе, как еще предстоит обнаружить читателю, постоянно подчеркивают тот факт,
что описываемый в нем драматический ритуал совершенно определенным образом связан
(причем именно на смысловом плане) с ритуалом Младшего Адепта. Именно в сиул этого
драма также нуждается в освящении и призывании, столь пространно описываемых на
этих страницах.
Дабы подвести краткие предварительные итоги сказанного, обобщим, что
драматический ритуал — такой как церемония Усыпальницы, ритуал Младшего Адепта
или еврипидовы «Вакханки» в своей теургической эффективности самым прямым
образом зависит от магических и технических методик, составляющих основное
содержание этой книги. И об этом не следует забывать. Именно по этой причине в данное
собрание магической мысли включены и «Вакханки».

Греческий магический ритуал

Для того, кто желает предпринять беспристрастный обзор истории религий, дабы
выявить фундаментальные общие принципы, лежащие в основе любой религиозной или
философской системы, поименованная трагедия Еврипида представит целый ряд
важнейших идей и блестящих культурологических параллелей. Давно известно, что
практически во всех религиях существует широко распространенный миф о чудесном
рождении великого основателя учения. Как минимум, один из родителей должен быть
богом. Девственное рождение Иисуса Христа, чья мать удостоилась посещения Святого
Духа, в этом плане не слишком отличается от рождения Диониса, тирсоносного героя
«Вакханок». Сам миф, прекрасно изложенный Гилбертом Мюрреем в «Комментариях к
“Вакханкам”», гласит, что в мать Диониса, Семелу, влюбился Зевс, отец и владыка всех
богов, правящий миром с горы Олимп. Семела попросила своего божественного
возлюбленного явиться ей во всем великолепии своей славы. Зевс пришел — не как
архангел Гавриил к Марии, и не в образе бледного голубя — но в ослепительном белом
блистании молнии. Это видение настолько превышало возможности человеческого
восприятия, экстаз, в который погрузилась Семела от этих поистине сверхчеловеческих
переживаний, был столь могуч, что девушка умерла — однако не ранее, чем дала жизнь
недоношенному младенцу.
За изысканной поэтической формой, которую Еврипид придал этой божественной
трагедии, кроется явление, весьма схожее с восточной теорией аватар. В Дионисе, сыне
Зевса и Семелы, присутствует не одна личность, не одна сущность, но две — совершенно
определенные и отдельные друг от друга. Одна — более или менее смертная, наделенная
всеми слабостями и недостатками человека; и другая — божественный разум, высшая
мудрость, сияющее божество с горних олимпийских высот магии. И хотя имена Вакх и
Дионис обычно используются наравне и для обозначения одного и того же лица,
являющегося центральным персонажем этого поэтического произведения, а
следовательно синонимичны, позвольте мне на краткое мгновение провести между ними
произвольное различие, дабы продемонстрировать сущность концепции аватары. Пусть
Дионисом зовется человеческая составляющая персонажа — мудрое и высокоразвитое
существо, пребывающее в гармонии с современной ему теософской или магической
доктриной, многие эоны назад взявшее собственную судьбу в свои руки и посредством
духовных упражнений и внутренней эволюции осознанно распахнувшее врата своего
существа трансцендентному духовному Я, поднявшись таким образом до состояния
условного совершенства, доступного человеку.
Вакх же может быть соотнесен с богом во всей его актуализоанности, или, если вам
больше нравится использовать юнгианскую психологическую терминологию, первичный
архетип коллективного бессознательного. С теургической точки зрения это может быть
сущность, чьи эволюционные труды уже давно закончились, чьи страницы вырваны из
исторической хроники, сущность достигшая освобождения из цикла необходимостей.
Превзойдя все человеческие узы, она превращается в одну из иерархических духовных
сил, управляющих одним из аспектов вселенной, полная сумма разумов которых и
составляет то, что мы зовем Природой.
Эти две сущности — Дионис-человек и Вакх-бог — вследствие определенного
духовного сродства сливаются воедино на более или менее продолжительный период
времени, вместе образуя одно сознание, человеческое, божественное и космическое по
своему масштабу и значимости. Воплощение, имевшее место две тысячи лет назад в
Назарете, согласно философии Рудольфа Штайнера, было точно таким же слиянием двух
сущностей, вместе давших миру личность, известную как Иисус Христос. Шри Кришна, о
котором рассказывает «Бхагавад-гита», был такой же аватарой — воплощением бога
Вишну. Бхагаван Рамакришна Парамахамса в некоторых кругах считается еще одним,
более приближенным к нам во времени носителем этой божественной мудрости и
духовности, время от времени нисходящих на землю и воплощающихся в человеческом
теле ради спасения рода человеческого.
Данная гипотеза подтверждается самим текстом трагедии, которому собственно и
должно быть окончательным арбитром в наших умозаключениях. В замечательном
переводе «Вакханок» профессора Мюррея мы обнаруживаем юного прекрасного Диониса,
пойманного фиванскими солдатами и без малейшего страха стоящего перед царем
Пенфеем. В этом представлении универсального архетипического мифа Пенфей с одной
стороны похож на иудейского царя Ирода, а с другой — на Понтия Пилата, к которому
Иисуса привели на суд. Насмешкам и издевательствам царя противостоит полнейшее
спокойствие Диониса, как например, в том эпизоде, где Пенфей насмехается над
девственным рождением бога:

Он смеет богом Вакха называть!


В бедре у Зевса будто был зашит он.
А между тем за выдуманный брак
Семелу мать и Диониса сына
Огнем небесным Зевс испепелил —
Все это знают, и неужто дерзкий,
Кто б ни был он, хулой не заслужил
Позорной петли?

Царь требует раскрыть источник божественного вдохновения — откуда пришло


откровение, пробудившее в его народе столь необычный религиозный пыл?

Пенфей: А эти таинства, откуда ты из взял?

И тотчас следует ответ:

Дионис: Сам Дионис, сын Зевса, посвятил нас, —

Совершенно ясно и недвусмысленно подразумевается, что, хотя слова эти


произносит человек по имени Дионис, смысл их отсылает нас к другому Дионису,
небесному сыну Зевса, которого мы в порядке рабочей гипотезы поименовали Вакхом,
богу, озаряющему светом душу человеческую, дарящему ее жизнью и вдохновением
свыше. Нет никакой нужды утверждать, что Дионис не вдохновил бы его, не проведи он
осознанное и намеренное различение между своей собственной личностью и обитающим
в ней божественным разумом.

Пенфей: Тебе внушал во сне иль наяву?


Дионис: Лицом к лицу, — и оргии преподал.

Дионис описывает откровение и видение божественного, которого он не так давно


сподобился. И снова из этих слов вполне ясно, что сущность, о которой идет речь,
совершенно отдельна от его собственного «я». Еврипид со всей очевидностью говорит о
двух самостоятельных личностях. Однако Пенфей — символ сознательного эго,
самодовольного и насмешливого скептицизма обывательской респектабельности, а также
устоявшегося порядка вещей — поглощенный гордыней и разгневанный странными
слухами, бродящими по его царству, говорит на это:

Дома, детей фиванки побросали;


В вакхическом безумии они
Скитаются в горах, поросших лесом,
И бога Диониса — что за бог,
Не знаю — почитают пляской.

Подобное религиозное возрождение вызывает у него серьезные подозрения,


служащие достаточным основание для приказа заковать в цепи красивого хрупкого
юношу. Вот перед нами поэтическое отображение психологического механизма
подавления. Инстинкты и жизненные силы, поднимающиеся из первобытного
бессознательного зачаровывают и в то же время пугают эго, сознательную часть нашей
психики. Не будучи в силах понять важность и ценность эмоциональной жизни, на
которой зиждется его собственное существование, и страшась тех динамических и
кинетических свойств, которыми обладают беспокоящие его импульсы изнутри, сознание
выбирает политику запретов и репрессий. Преданного оскорблениям и осмеянию,
обвиненного в обмане и шарлатанстве — как и все его великие предшественники и
последователи — Диониса издевательски вопрошают, в самом ли деле он видел Бога и
каков тот был из себя

Какой хотел, без наших указаний,


— отвечает Дионис со спокойной уверенностью, за которой просвечивает
презрение к мучителю. Лоб юноши увит виноградной лозой, широкие листья укрывают
кудри, придавая ему на первый взгляд слишком женственный вид, особенно вкупе с
шкурой лани, наброшенной на плечи. Окидывая его взглядом, Пенфей отмечает:

...Ишь красавец,
Как раз на женский вкус! а ведь для жен
Ты в Фивы и пришел. Да, не в палестре,
Конечно, локон нежный твой взращен,
Что вдоль щеки лежит, соблазна полный,
Не на припеке солнца, в холодке
Ты кожу белую свою лелеял,
Когда красой Киприду уловлял.

Однако под изумрудными листьями скрыты острые рога, а в нежном и казалось бы


хрупком теле, невзирая на бледные щеки и смоляные кудри, пылает ослепительная
духовная слава, могущественная воля, властно требующая абсолютного повиновения.
Поистине прекрасный портрет динамичного, опьяняющего потока бессознательного,
рвущегося наружу из глубин человеческой природы.
Возможно, с моей стороны было бы слишком самонадеянно разворачивать здесь
тему в полном объеме, в особенности после того, как она была превосходно и глубоко
раскрыта Уолтером Пейтером в его «Греческих исследованиях» (Walter Pater «Greek
Studies»). А ведь есть еще и сам текст источника — изумительный текст, с невероятной
музыкальностью, ритмом и красотой переведенный профессором Гилбертом Мюрреем.
Красноречие этой работы невозможно описать словами. Это куда больше, чем просто
буквальный перевод. В этом английском поэтическом тексте Мюррей смог уловить и
запечатлеть на страницах книги сам дионисийский дух — его изобильную жизненную
силу, его опьянение и вдохновение — с такой живой и радостной спонтанностью, с таким
блеском, которые свидетельствуют не столько о точном переводе, сколько о новом
художественном творении. Однако дальнейшая литературная критика данной работы не
входит в число целей нашего эссе, а краткий панегирик можно считать законченным.

«Вакханки» как магический ритуал

У «Вакханок» есть и еще один аспект, обычно оставляемый без внимания


любителями греческой драмы вообще или этого произведения в частности, обожающими
текучую мелодику еврипидова стиха. Это магия, которой я намерен уделить
первоочередной внимание. В этой таинственной пьесе со всей очевидностью заключена
магическая концепция невероятной важности, не говоря уже о теоретических постулатах
духовной философии. За пьесой и ее сценическим представлением стоят предпосылки
совершенно очевидно оккультного характера. Иными словами, опыт практикующего
оккультиста подсказывает, что «Вакханок» можно с успехом использовать в качестве
магического ритуала.
С магической точки зрения главной целью и предметом ритуала и инвокации
является призывание Бога и слияние человеческого сознания оператора с сущностью
этого Бога. С психологической точки зрения то же самое явление можно описать как
подъем подавленного и скрытого содержимого нашей психики в яркий свет осознания.
Благодаря тому, что сознание ассимилирует обширное содержимое бессознательного, эго
освобождается от инфантильного отношения к жизни и от компульсивной связи с
физической природой. В первый раз за всю личную историю оно оказывается в силах
порвать бессознательные путы participation mystique16. Проще говоря, перед нами метод,
при помощи которого можно объединить эго с божественной сущностью и корнем
личности, вследствие чего человек обретает всю полноту самосознания.
«Вакханки» представляют собой ритуал, целью которого является призывание из
глубин бессознательного того могущественного первичного архетипа, духовное
присутствие которого древние греки именовали Дионисом-Загреем, Сабазием и Вакхом, и
которое другие народы в другие века и в других странах почитали под другими именами.
Индусы называли эту сверхчеловеческую сущность Рамой, Кришной и Хари 17. Древним
жителям Средиземноморья и Малой Азии он был известен как Таммуз, Аттис, Адонис,
Осирис и Митра, а также множетсов других божеств, тем или иным образом причастных к
так называемому солярному мифу. Тема азиатского «умирающего бога», которую так
впечатляюще раскрыл в своей «Золотой ветви» сэр Джеймс Джордж Фрэзер, находится в
самой непосредственной связи с предметом нашего исследования. Несколько лет назад
Морис Метерлинк замечательно резюмировал ее в следующих словах: «Дионис… есть
Осирис, Кришна, Будда. Он — все известные нам божественные воплощения; он — бог,
который нисходит в человека, или, вернее, проявляет себя в нем; он — смерть, временная
и иллюзорная, и возрождение, подлинное и бессмертное; он — временный союз с
божественным, который есть лишь прелюдия к союзу вечному и окончательному…». В
«Вакханках» явлен драматический ритуал того же самого порядка, что и, скажем, в
Третьей ступени масонской Голубой ложи, или в католической мессе, или в ритуале
Младшего Адепта Герметического ордена Золотой Зари, о котором в последнее время
было слышно очень мало, а именно: вспоминание и призывание Бога ради воскресения
глубинного скрытого Я человека, ради того, чтобы оно восстало из темной могилы
неведения и смертности.

Три аспекта ритуала

Прежде всего следует сразу же заявить о том, что основные теургические операции
не имеют ни малейшего, даже самого отдаленного отношения ни к производству
любопытных объективных феноменов, как ошибочно предполагают многие, ни к таким
сомнительным явлениям как парапсихология и медиумизм. Точно так же и магия никак не
связана с тем, что в наши дни называют спиритуализмом. Высшим достижением магии
следует считать опыт мистического экстаза и состояния духовного осознания. Эти
несравненные переживания, хорошо известные художникам и святым всех культур и всех
эпох, сущность микрокосма сливается с более масштабным и всеобъемлющим сознанием,
часто именуемым Богом, Духом или Мировой Душой.
Магический ритуал обладает тремя неотъемлемыми свойствами, или аспектами,
обеспечивающими достижение этого божественного слияния. Первый из них — единение
с избранным личным богом через любовь, преданность и служение. Все мелкое, низкое и
человеческое не допускается к манифестации. Данный метод прекрасно описывается
индуистским термином бхакти. Здесь необходимо сразу сообщить о нашем
принципиальном расхождении с Эвелин Андерхилл. В своей работе под названием
«Мистицизм» мисс Андерхилл признает тот факт, что воля и воображение в значительной
степени задействованы в магической работе. В то же время она полагает, что в
церемониях теургов практически нет места для любви. И то, и другое — заведомо ложные
посылки. Ибо как бог, создание, одним из аспектов природы которого является чистая
любовь, быть призван оператором, в чьей душе не пылает могучее и ровное пламя той же
самой любви? В магическом ритуале, достойном этого высокого названия, любовь должна
играть поистине огромную роль.
16
Мистической сопричастности (фр.) — Примеч. перев.
17
Одно из имен Вишну. — Примеч. перев.
Во втором методе задействована простая и прямолинейная церемония, вроде тех,
что фигурируют в «Гептамероне» Петра Альбанского, в «Гоэтии, или Малом ключе царя
Соломона» и в других учебниках по магии и ритуалистике. Согласно этому методу, маг,
вооруженный тренированным воображением и концентрированной волей, призывает из
Астрального Света или коллективного бессознательного различные сущности,
принадлежащие к малым духовным иерархиям.
Последних вполне правомерно можно сравнить с констелляциями связанных
ассоциациями идей или с автономными комплексами, гнездящимися в бессознательном.
Вместе с ними под спудом оказывается огромное количество энергии, воспоминаний и
идей. Пока они находятся в области неизвестного, оценить их важность не представляется
возможным. Однако если сознание получит доступ к этому материалу и сможет его
ассимилировать, ваши горизонты сразу же значительно расширятся, а психика обретет
доселе недоступные ей ресурсы. Благодаря своему воплощению внутри сознания
практикующего теургию эти духи или архетипы наделяют его силой, необходимой для
продвижения в избранном направлении.
На основе анализа соответствующих ритуалов вам будет трудно выявить прочные
метафизические основания данного метода, а его философия, мягко говоря, отличается
известной сыростью и грубостью. Маг взывает к тому, кого зовет Богом, которому
предстоят сонмы ангельских сущностей, именуемых архангелами, стихиалями, демонами
и т.д. и т.п. Обращая свой зов к этому Богу должным церемониальным образом и памятуя
о стараниях предыдущих магов и святых, свершавших свои чудеса и достигавших
исполнения желаний посредством призывания определенных имен этого Бога, оператор
визуализирует осуществление своей воли. Внушение со всей очевидностью является здесь
решающим фактором, или по меньшей мере играет важнейшую роль в деле возбуждения
бессознательного и приведения его в надлежащее состояние. Существует также теория,
что провозглашение имен, визуализация образов и идей определенного рода и проекция
воли, подкрепленные ритуальными средствами, обладают способностью активизации в
Астральном Свете тех сил, чьими символами являются указанные имена и образы. Каково
бы ни было психологическое объяснение того, как и почему данная техника работает, в
последнем факте — а именно в том, что она действительно работает, сомнений не
возникает. По крайней мере, она работает для тех, кто отвечает необходимым условиям и
своевременно принял все подготовительные меры.
Драматический метод есть третий и наиболее эффективный вариант ритуала —
прежде всего по той причине, что он сочетает обе вышеизложенные техники и вдобавок
позволяет работать в группе. Кроме того, метод этот пришел из глубочайшей древности и
освящен веками. Это, несомненно, метод поэтов, наиболее близкий по складу любому
художнику, и потому самый привлекательный из всех. К его недостаткам, или, точнее
говоря, сложностям следует отнести то, что для него требуется несколько участников,
каждый из которых должен бесстрашно поставить на кон собственную личность, а также
обязан уметь работать в команде.
С другой стороны нельзя обойти вниманием тот немаловажный факт, что группа
способна порождать куда большее количество энергии, служащей основой для духовной
манифестации, нежели один человек. На практике идея состоит в том, чтобы поставить
спектакль или ритуал, в котором найдет отражение полный цикл жизни Бога или его
земного воплощения, чье духовное присутствие оператор намеревается призвать. Слияние
или отождествление с Богом достигается посредством внушения, эмпатии и экзальтации
сознания. Когда чувствительное и пылкое воображение входит в резонанс с этой
исключительной жизнью, это оказывается мощнейшим стимулом для психики. И некогда
свершившийся в реальности факт — предыдущее вознесение божества на небо (то есть
мистический опыт как таковой) — может быть повторен снова. Совершенно очевидно, что
символическое или же драматическое представление некоего исторического эпизода из
жизни выдающейся личности, эпизода, обладающего духовной значимостью, будет самым
непосредственным образом способствовать воспроизведению некогда имевшего место
духовного слияния, вводя теурга в состояние эмпатии и магической гармонии. Этот
эффект достигается посредством прямого воздействия подчиненной высшей духовной
цели пьесы на его воображение. На самом деле по ходу церемонии маг представляет себя
божеством, которое во время оно прошло через точно такой же опыт. Назначение ритуала
заключается в том, чтобы стимулировать и углублять процесс отождествления, используя
для достижения этой цели зрение, слух и разум. Вспоминая и заново воспроизводя сюжет
мифа, маг возносится на тайные высоты духа и лицезреет там вещи и явления, о которых
ему не дозволено рассказывать сынам человеческим.

Утрата эго-сознания

Среднестатистическому человеку может быть очень трудно утратить эго-сознание


в процессе игры или созерцания сценического действа, сколь бы утонченным оно ни
было, однако для тех, кому темперамент и общий склад характера позволяют это сделать,
данный метод. вне всяких сомнений, следует признать наилучшим.
К примеру в процессе ритуала Младшего Адепта ордена Золотой Зари на третьем
этапе церемонии посвящаемый лицезреет воскресение адепта в лице Иерофанта,
восстающего из тайного пастоса, сиречь гроба Христиана Розенкрейца, установленного в
семигранной усыпальнице. Благодаря могучему усилию объединенных воли и
воображения он отождествляет себя с просветленным сознанием Розенкрейца, о чьих
деяниях в эпоху средневековья сложены легенды, или самого Христа, чьи истинные
мистерии Розенкрейц был призван возродить. Но даже и если никаких сознательных
усилий, помимо общего устремления к высшему, посвящаемый и не предпринимает, в его
сердце все равно возникает непроизвольный эмпатический ток, наличие которого
представляет особенную важность для достижения целей церемониала. Ибо воображение
практически неспособно сопротивляться эстетическому влечению.
Воздействие драматического ритуала на душу заключается в том, что она помимо
себя самой возносится к духовным высотам и в процессе этого мистического взлета
обретает благословение просветления, вдохновения и мира. Осознание далеко не всегда
поспевает за этим опытом. Бывал случаи, когда бессознательному требовалось несколько
дней, недель, а то и месяцев, чтобы взломать воздвигнутую сознанием стену и оказать
воздействие на эго.
Ямвлих, божественный теург из Александрии, пишет о такой разновидности
ритуала в своем труде «Омистериях», называя ее «благословенным спектаклем». Он
утверждает, что посредством него «душа обретает иную жизнь, питается иной энергией и
вследствие этого с полным правом может считаться не принадлежащей более к роду
людскому. Оставляя свою собственную жизнь, она замещает ее чистейшей и
благословеннейшей энергией богов».

Опираясь на этот краткий обзор основополагающих принципов теургии, давайте


теперь попробуем выяснить, каким образом они применяются к самим «Вакханкам». В
самом начале ритуала играет принцип напоминания, призванный с помощью имен и
образов задействовать в бессознательном соответствующие ассоциативные цепочки и
пробудить первичные архетипы. Стоя пред священной гробницей своей матери, юный
адепт Дионис вспоминает в соответствии с изложенными выше принципами свою
собственную историю:

Сын Зевса, Дионис, я — у фиванцев.


Здесь некогда Семела, Кадма дочь,
Меня на свет безвременно явила,
Огнем Зевесовой грозы поражена.
<...>
Вот матери моей сожженной память
У самого дворца обломки дома
Еще курятся, — в них еще живет
Огонь небесный, Геры горделивой
На мать мою неугасимый гнев...

Согласно верованиям древних греков тех дней, Дионис был богом бессмертия и
вечной юности. Он покровительствовал виноградной лозе и вину — символу духовного
вдохновения. Ритуал, при помощи которого ему поклонялись, представлял собой
символический или действительный апофеоз опьянения, который описывается в таких
словах:

Придумал он питье из винограда


И смертным дал — усладу всех скорбей.
Когда несчастный соком винограда
Пресытится, забвение и сон
Забот дневных с души снимают тяжесть,
И от страдания верней лекарства нет.

Это относится не только к чистому духовному принципу, но к природе как таковой


— к ее безумию, ее щедрости, изобилию, высшей радости и необоримой жизненности. И
помимо всего прочего бог Дионис символизирует веру в то, что природа стоит выше
мимолетностей жизни и смерти. Его можно считать символом самого духа, являющегося
суммой психической энергии во всех ее аспектах, составляющих природу человеческую.
Театрализованная канва обряда косвенным образом связана с сезонной драмой
наступления весны, когда солнце во всей своей яркости и славе возвращается после
долгой холодной зимы на землю, к людям, даря им тепло и свет, питая своей энергией
пшеницу в полях и лозы на виноградниках. У мистиков многих цивилизаций солнце
олицетворяло наивысшие аспекты человеческого и божественного сознания, которые они
более всего желали в себе пробудить.
Предметом и целью дионисийского культа была возможность отключить — пусть
хотя бы на мгновение — обычное повседневное сознание с его рутиной и системой
запретов и препятствий на пути свободного выражения внутреннего «я». Сместить его с
главенствующих позиций и взамен открыться всепроникающему потоку духа, отдаться
божественной силе и позволить своему сознанию слиться со священной сущностью бога
Диониса — именно таким было намерение празднующих, столь живое описание которых
мы с вами видим в «Вакханках». Для того, чтобы вдохновить и возвысить душу до
состояния божественного экстаза, допускались любые стимулы, чувства, эмоции и мысли
— все, что угодно, что могло помочь семенам новой жизни прорасти в глубочайших
сокрытых безднах психики.
Пурпурная тьма ночи, пламя факелов, озаряющее уединенные рощи, опьяняющие
напитки, обладающие способностью усмирять суету ума, оргиастические танцы, в
конвульсиях корчащие члены, блаженное отупение после полного пресыщения страстями
и утоления физических аппетитов, и после — благородная музыка и возвышенный ритуал,
вздымающий душу на недосягаемые доселе высоты и раскрывающий спавшие под спудом
духовные способности человека. «И хотя основы со всей очевидностью носят физический
характер, — замечает относительно этих мистерий Голсуорси Дикинсон 18, — весь ритуал
в целом выражает стремление превзойти ограничения, свойственные человеческому
18
Голсуорси Лоуэс Дикинсон (Goldsworthy Lowes Dickinson) (1862-1932) – английский историк и политолог.
— Примеч. перев.
бытию». Таковы физические составляющие правильно организованной магической
церемонии. Они представляют собой мнемонические стадии, расположенные таким
образом, чтобы вкупе составлять комплексный, но безупречно связный ассоциативный
ряд, который приведет разум посвящаемого последовательно к божественному
завершению.
Пролог ритуала знакомит нас с магом, который, принимая на себя роль Диониса,
идет берегом ручья Цирцеи и, словно во сне, рассказывает свою историю. Делает он это
таким образом, чтобы теург получил возможность прожить в своем творческом
воображении жизнь Бога; именно такой прием использовался, в частности, в ритуале
Младшего адепта ордена Золотой Зари, представлявшем легенду о Христиане
Розенкрейце. Посвящаемому рассказывали о его уединенной жизни в монастыре, о
путешествии в Дамаск и приключениях там, и наконец о его возвращении домой в
Германию и одержимости идеей об основании ордена, который смог бы нести в будущее
обретенные им учение и мудрость.
В «Вакханках» хор девушек, сопровождающий отъезд Диониса, несколькими
штрихами дополняет для зрителей пьесы или участников ритуала картину происходящего,
повествуя о том, кто таков главный герой и за какие духовные принципы он стоит. Они
поют:

«Ко мне, мои вакханки,


Ко мне, мои вакханки!
Роскошный дар Пактола,
Злаченые тимпаны
Пусть тяжко загудят!
Воспойте Диониса,
Ликующего бога,
На свой фригийский лад!
Нежной флейты священные звуки
Пусть нагорный вам путь усладят!»
И призыв еще не смолкнул,
А вакханка в быстром беге
Рядом с Вакхом уж несется:
Точно в стаде жеребенок
Подле матки скачет резвый.

Те, кто исполняет роли опьяненных менад — если их воображение справилось со


стоящей перед ним задачей: сформировать живые образы, действующие как магнит для
энергии либидо, заключенной в архетипических фигурах бессознательного, и если сами
они способны полностью утратить себя, растворяясь в танце, и подчинить свое эго
правилам игры — тоже должны хотя бы в некоторой степени испытывать тот душевный
подъем и экстатическое безумие, которые их песнь несет нам. Ибо безумие есть
состояние, которое нужно специально культивировать, так как оно является
инструментом, при помощи которого можно подчинить эго и заставить его воспринять
более широкую картину мира, свободную от привычных ограничений. «Пророческий дух
снисходит на безумных, но в особенности на безумных в молитве. И тогда в нас воистину
поселяется Бог, и говорит, и предвещает то, что грядет». Те, кому посчастливилось в свое
время видеть танцы Айседоры Дункан19 или Анны Павловой20, исполняющей свой
дивертисмент «Вакханалия» могут хотя бы в некоторой степени представить себе
оргиастические эмоции, пробуждаемые такого рода плясками.

19
Айседора (Изадора) Дункан (1877-1927) — легендарная американская танцовщица, основоположник так
называемого свободного танца, послужившего одним из прототипов танца-модерн. — Примеч. перев.
20
Анна Павлова (1881-1931) — легендарная русская балерина. — Примеч. перев.
Одна из самых примечательных сценических ремарок, указывающих на подлинную
магическую природу пьесы, содержится в эпизоде, где прорицатель Тиресий беседует с
престарелым отцом Семелы Кадмом. Когда вакхическое движение начинает обретать
популярность, его безумие зачаровывает Кадма, словно какие-то внешние силы
овладевают им:

Я столько силы
В себе почувствовал, что день и ночь
Готов стучать о землю тирсом Вакха:
Веселье нам снимает годы с плеч.

Далее следует самая значительная сцена драмы, служащая в то же время и


кульминацией ритуала. Нежный, прекрасный юноша Дионис — временно покинутый
своим божественным гением, Вакхом — в сопровождении свиты, состоящей
преимущественно из менад, оказывается серьезной угрозой для устоявшегося порядка
вещей; или по крайней мере, так считают власть предержащие. Последние, как оно всегда
и бывает, предпринимают отчаянные усилия, чтобы подавить начинающийся бунт в
зародыше. И подобно тому, как позднее Иисус, обвиненный недругами в противостоянии
Римской Империи, был представлен на суд Понтию Пилату, подвергнут осмеянию и
бичеванию и увенчан терновым венцом, точно то же самое произошло и с Дионисом. Его
схватили, заковали в цепи и бросили в темное подземелье с той только разницей, что отец
Пенфея и прорицатель Тиресий предупредили царя о том, сколь неосторожен был этот
тиранический поступок. В их предупреждении фигурируют следующие весьма
философские строки:

А ты, Пенфей, смирись:


Не царь один повелевает людям, —
И если ум твой поврежден, покинь
Уверенность, что непреложно судишь.

Страстный призыв не причинять вреда юному богу вложен и в уста вестника,


который пришел поведать царю о вакхических обрядах:

О, господин, кто б ни был этот бог,


Но он — великий бог, прими его в наш город!
Не знаю, так ли, только я слыхал,
Что это он, на утешенье горю,
Дал людям виноград, — а без вина
Какая уж любовь, какая радость!

На основе этой трагедии можно без труда разработать магическую церемонию,


взяв из еврипидовского текста те фрагменты, которые представляют собой драматические
воззвания к божеству, и разделив все действо на несколько частей, или пунктов. Прежде
всего понадобится изгнать все чужеродные влияния из Храма или со сцены посредством
заклинаний, обходов храмового пространства и начертания соответствующих
геометрических фигур (пентаграмм и гексаграмм). Далее последует освящение храмового
пространства и всех находящихся в нем лиц и предметов. В этой операции важную роль
играют благовония и священные масла. По завершении подготовительной части
последует акт призывания сил, соответствующих в общем и целом природе Диониса, а
именно — сил сферы Солнца; данная операция состоит из особого воззвания и ритуала
призывающей гексаграммы. На этом первая часть церемонии завершится. Последующие
части «Вакханок» можно рассматривать как сжатую версию дальнейших операций, все
необходимые элементы которых не просто содержатся в тексте трагедии, но и
представлены в самой возвышенной драматической форме, какую только можно себе
вообразить.
После того, как бога уводят в темницу, действие перемещается в густые леса, где
вершатся таинственные обряды в честь Диониса. Еврипид являет нашему изумленному
взору хор танцующих вакханок, страстно и нетерпеливо, исступленнно и восторженно
призывающих свое возлюбленное божество:

Дионис, о чадо Зевса!


Вещих слуг в горниле бедствий
Неужели ты покинешь?
Нет, о бог, спустись с Олимпа,
Тирс колебля златоцветный,
Укроти ты ярый гнев безумца!

Среди подземных толчков и раскатов грома (театральных средств, позволяющих


выразить в образах те звуки, которые бывают физически слышны человеку,
переживающему мистический опыт), под аккомпанемент возгласов, доносящихся из
дворца и возвещающих о его приближении, юный бог — человек, соединившийся со
своим гением, — предстает перед менадами и осыпает их упреками за неверие в его
способность выйти из заточения.

В прах упадите, менады дрожащие,


Телом дрожащим в прах!
Царь ваш в чертоги несет разрушенье,
Зевса великого сын.

Он рассказывает своим «девам рассветных высей» (как восхитительно именуются


вакханки в переводе Мюррея) о том, как дух-хранитель вернулся к нему, освободил его от
оков и вызволил из дворцовой темницы. Еще раз обратим внимание читателя на то, в
каких выражениях Дионис говорит о том «другом» Дионисе, о своем божественном тезке.
Безо всяких сомнений, в трагедии идет речь о двух отдельных сущностях, действующих
через посредство одной и той же личности.
Итак, оковы распадаются и Адепт, воодушевленный своим божеством, выходит на
свободу. Следом за ним вновь появляется Пенфей, разъяренный и сбитый с толку. На
презрительную реплику царя: «В твоих устах звучит хулой и благо», — Дионис, ныне
преисполненный вдохновения, отвечает лишь кроткой похвалой божеству: «А сколько
благ таких он вам принес!». Предостерегая царя, что тот зашел в своем гневе чересчур
далеко, Дионис дает ему мудрый совет:

А лучше бы принес ты жертву Вакху:


Борьба смешна: ты — человек, он — бог.

Их диалог прерывает посланец, несущий царю известия о буйных танцующих


менадах, скитающихся в горах, возносящих молитвы Вакху и творящих невероятные
чудеса . Он рассказывает о женщинах, что играют с длинными, гибкими змеями, которые
вьются у них в руках, шипят и лижут им щеки своими раздвоенными языками; и еще — о
женщинах, что кормят грудью волчат и детенышей лани.

Вот тирс берет одна и ударяет


Им о скалу. Оттуда чистый ключ
Воды струится. В землю тирс воткнула
Другая — бог вина источник дал,
А кто хотел напиться белой влаги,
Так стоило лишь землю поскоблить
Концами пальцев — молоко лилося.
С плюща на тирсах капал сладкий мед...

Если бы царь увидел подобное священное чудо своими глазами, заключает


вестник, он бы тотчас и сам поклонился великому богу. И здесь ритуал достигает второй
кульминации. Бог предлагает помочь Пенфею и впрямь увидеть своими глазами оргии
менад, что вершатся в густых чащах, и царь, очевидно, уже подпавший под чары
божества, дает согласие. Это решение становится для него первым шагом к гибели. Едва
ли Пенфей отдает себе отчет, что до сих пор подавлял чувственное начало так сильно и
жестко, что созерцание оргиастических обрядов может означать для него только одно:
окончательную и бесповоротную гибель от рук разъяренного эроса. Царя, к немалой его
досаде, облачают менадой: «...по пяты — пеплос, митру — над челом», «...с макушки
волосы распустим подлинней», «...да в руку — тирс, небриду 21 спустим с плеч». И вот,
наконец, он тайно, в сопровождении одного лишь Диониса, пускается в путь, дабы
испытать на себе все пьянящее могущество вакхического культа.
Одежда, которую носит человек, оказывает на него весьма существенное
психологическое воздействие. Именно поэтому маги издавна облачались в дорогие
шелковые одеяния и пышные, яркие мантии. По закону симпатической магии,
определенные цвета и предметы могут пробуждать и привлекать магические силы
родственного им характера. Именно это немаловажное соображение на протяжении
многих веков побуждало теургов не самой высокой степени посвящения использовать в
церемониях маски, гротескные атрибуты и театральные трюки. Моя оговорка насчет «не
самой высокой степени посвящения» вовсе не случайна: ведь в действительности
причудливые образы и цвета божественных и ангельских сущностей принадлежат сфере
воображения, внутреннему миру души. Но, с другой стороны, красочные наряды
оказывают и другое, более непосредственное воздействие на участников ритуала
(косвенным свидетельством этого служит практика облучения пациента светом различных
цветов в терапевтических целях).
При том, что у Еврипида Пенфей облачается в одежды менад лишь для того, чтобы
его не узнали фанатичные служительницы Диониса, в этом эпизоде скрыт и другой
важный смысл, очевидный не каждому. Пятнистая шкура лани символизирует мантию,
которую маг надевает поверх ризы из тонкого льна; распущенные волосы, украшенные
лентами, до некоторой степени подобны немесу 22 — головному убору мага, а тис, увитый
плющом, — магическому жезлу. В теургии жезл символизирует волю; в данном случае
речь идет о чувственной животной воле, опасной и склонной к свирепым выплескам, а
потому, как правило, подавляемой. Переодевшись вакханкой, Пенфей приходит в
необычайное возбуждение: дух дионисийского неистовства, как некое навязчивое,
компульсивное чувство, поднимающееся из глубин его существа, мало-помалу начинает
брать верх над обычным для него рациональным поведением. В приступе безумия царь
восклицает:

Как думаешь, смогу ль я Киферон


С вакханками взвалить себе на плечи? <...>
21
Небрида — шкура лани, элемент облачения вакханок и самого Диониса. — Примеч. перев.
22
Немес — египетское название клафта, головного убора, который носил фараон. Клафт состоял из
полосатой ткани, выкроенной особым образом и заложенной складками. Ткань накладывали на лоб
поперечной стороной, укрепляли лентой, а сверху — металлическим обручем, украшенным уреем
(украшение в виде змеи, символ царского достоинства). Сзади ткань клафта собирали, стягивали и
обматывали концами ленты, а боковые стороны клафта, спускающиеся на плечи, вырезали полукругами —
так, чтобы спереди ткань падала прямыми кусками. — Примеч. перев.
Рычаг возьмем, или рукой скалу
Мне обхватить, или плечо подставить?

Более того, ему на миг приоткрывается истинный облик Диониса, прежде


казавшегося слабым и чересчур женственным: Пенфей начинает прозревать присутствие
подлинной его сущности, отнюдь не изнеженной и хрупкой, а божественной, могучей и
грозной:

Ты кажешься быком мне, чужестранец,


Вон у тебя на голове рога.
Так ты был зверь и раньше? Бык, бесспорно!

Современные психотерапевты сталкиваются в клинической практике с явлениями,


которые можно истолковать как параллели видениям такого рода. Ребенку чувства и
эмоции могут казаться слишком женственными и слабыми аспектами психики, и он
старается не поощрять их, опасаясь насмешек и обид. Так запускается программа
подавления. Вместо того, чтобы нормально проживать и выражать свои эмоции, человек
зажимает и удушает их; в результате любое проявление чувств становится ему неприятно
и вызывает трудности. Но спонтанные выражения эмоций в сновидениях по-прежнему
свидетельствуют о том, какой огромной силой обладает это вытесненное содержимое его
психики. Нередко оно вызывает ночные кошмары, ужасные, отвратительные сновидения,
в которых весьма активную роль играют дикие животные — быки, слоны и тигры,
которые символизируют жестко подавленные чувства.
На этом заканчивается очередная часть ритуала, а вскоре Еврипид развернет перед
нами и завершающую сцену трагедии. Теургов захватывает пляска менад, распевающих
магические заклинания. Приведу две строфы из их песнопений, в особенности близкие
тому стилю, которым с незапамятных времен пользуются теурги для своих чар. Первая
звучит почти в самом начале ритуала, вторая — намного позже.

Вперед, вакханки, вперед!


Вы, бога и божьего сына,
Домой Диониса ведите!
С гор Фригийских на стогна Эллады
Отведите вы Вакха домой.

Быком обернись, ты наш Вакх, наш бог,


Явись многоглавым драконом,
Иль львом золотистым ты в очи метнись!
Лазутчик менад нацелил напасть
На стаю вакханок.
Приди же и петлю с улыбкой накинь
Безумцу на шею.

Для изображения гибели царя Пенфея Еврипид вновь прибегает к театральной


условности, облегчая тем самым труд участников обряда. С гор торопливо спускается
вестник, бледный и охваченный скорбью. Обращаясь к предводителю хора, он повествует
о том, как Пенфей в сопровождении Диониса взошел на Киферон, чтобы подсмотреть за
менадами из укрытия. Но женщины схватили его и пришли в ярость при виде мужчины,
нарушившего святость их тайного служения. Сама Агава, родная мать царя, побудила их
жестоко покарать незваного гостя (впрочем, охваченная вакхическим экстазом, она не
ведала, что творит, и не признала в своей жертве собственного сына и владыку Фив), и
вакханки разорвали злосчастного Пенфея на части. Трагедия гибели главного противника
Бога сменяется заключительной сценой — вознесением Диониса на облаке, что
символизирует духовный триумф и просветление.

Солярное значение «Вакханок»

Так завершается эта трагедия Еврипида — на лирической ноте магической


экзальтации. Она несет в себе героический, теургический, религиозный и философский
смысл, изображая торжество Бога и победу над его гонителями. Таким образом, это
поистине божественная история, более чем уместная для церемониального представления.
В основе всей трагедии лежит солярная символика, причем не только в
астрономическом, но и в духовном смысле этого слова. Во всех религиозно-философских
системах Солнце выступает символом всего наивысшего, благороднейшего и самого
лучшего, что есть в человеке. Солнце — это не только наш отец и спаситель даже с
буквальной, физической точки зрения. Все наше внутреннее, духовное бытие — которое и
есть наша подлинная жизнь — тесно связано самыми разнообразными способами с
жизнью Солнца. Солнце — это внешнее выражение нашего внутреннего, духовного
солнца; это пламенеющая риза Бога или иерархии божеств, сущность которых неразрывно
связана с нашей собственной природой. Эти божества живут в нас, а мы — в них; и нам не
дано отлучиться от их горнего бытия ни на мгновение.
Знатоки древних религий, безусловно, признают тот неоспоримый факт, что
великие учителя магии, почти все без исключения, отождествляются с циклом вечного
странствия Солнца по небесам. Или, точнее сказать, цикл их индивидуальной жизни
соотносится с великим солнечным циклом. Рождество Христово, приуроченное к зимнему
солнцестоянию, и Распятие, совпавшее с весенним равноденствием, — типичные приметы
биографии Спасителя и признаки его вознесения над природным порядком вещей.
Осеннее равноденствие, предшествующее погружению солнца во тьму долгой зимы,
представляется живому воображению — каковым наверняка обладали последователи
Митры и Диониса — аналогом заточения Бога в темницу. Существует множество
вариаций на эту тему, но символика ее практически всегда остается неизменной.
Но поскольку Солнце, в то же время, ассоциируется с духовной жизнью, теурги
всех времен стремились использовать божественную силу дневного светила для
просвещения человечества и продвижения его по пути эволюции. Методы достижения
этой цели разнились в зависимости от характера тех народов, к которым просветители
обращали свою благую весть, и от умственных способностей тех конкретных личностей, с
которыми они вступали в магическое общение. В «Вакханках» Еврипида можно
распознать одну из попыток — и попытку, надо отметить, превосходную, — донести до
греков средствами театра и трагедии все тот же извечный урок, все то же учение, которое
адепты старались преподать всем народам древности.

Символика «Вакханок»

Выявить символику этой трагедии не составляет особого труда. С психологической


точки зрения, она чрезвычайно наглядна. Фактически, в ней присутствуют все основные
элементы фрейдистской схемы, от подавления и сопротивления до Эдипова комплекса.
Пенфей в этом ритуале выступает драматическим олицетворением обыденного сознания
— той эгоистической составляющей человеческой личности, которая намеренно
отказывается признавать ограниченность своих сил и существование сил иного рода,
действующих даже в пределах ее собственных владений. Поскольку она ошибочно
принимает себя за единственного верховного властителя и сбрасывает все остальные
составляющие личности со счетов, она должна быть принесена в жертву на мистическом
алтаре, чтобы человек достиг просветления. Это эгоистическое начало в человеке
одинаково безжалостно подавляет и божественный дух, то есть силу своего владыки и
создателя, и природные инстинкты, весьма уместным символом которых выступают
менады с их необузданностью, буйством и безумием. Если инстинкты подавляются
слишком жестко, то личное бессознательное «засоряется» и приобретает склонность к
непроизвольным агрессивным выплескам, а сознание становится узким и ограниченым,
утрачивая способность воспринимать вдохновение и энергию и коллективного
бессознательного. Первая задача юнгианского анализа — выявить и высвободить
подавленные инстинкты, изгнанные с глаз долой. Когда сознание вновь обретет к ним
доступ, тогда откроется возможность и для полноценного общения с коллективным
бессознательным.
Рациональное сознание человека, символом которого в «Вакханках» служит царь
Пенфей, преступает границы своих законных полномочий. И в результате его разрывают в
кровавые клочья древние силы бессознательного — те самые силы, которые сознание по
ошибке стремилось подавить и изгнать, вместо того чтобы уделить им подобающее место
в своих владениях. Первой в горло царю впивается его мать, олицетворяющая здесь
первобытную разрушительную силу Природы. Летописи психоанализа изобилуют яркими
подробностями и бесчисленными примерами из жизни тех несчастных людей, чье
сознание оказалось разорванным на части бессознательными силами, сперва
подавленными, а затем бесконтрольно вырвавшимися на волю. И создается впечатление,
что Еврипид буквально предвидел — или, по меньшей мере, интуитивно предчувствовал
— появление фрейдистской теории, согласно которой механизм подавления впервые
вступает силу для того, чтобы вытеснить страстное влечение ребенка к собственной
матери. Эта подавленная фиксация на матери становится своего рода ядром, вокруг
которого впоследствии, по ассоциации, сосредоточиваются и все прочие вытесняемые
эмоции. И этот процесс, в конечном счете, разрушает непросвещенную личность,
препятствуя ее социальной адаптации и ведению нормального образа жизни. Еврипид
сотворил поистине глубокий образ возмездия, которое способна обрушить на человека
Ужасная Мать.
И царь, и менады — и эго-сознание, и инстинктивные побуждения — в равной
мере имеют право на существование, в равной мере могут претендовать на свое законное
место под солнцем. Но если одно из этих начал посягает на функции другого и пытается
присвоить их или помешать их отправлению, то это незамедлительно влечет за собой
полный хаос и разлад.
Вакх-Дионис олицетворяет живительный поток духовной энергии, совокупность
всех человеческих сил. Он символизирует Солнце в обоих его аспектах — физическом и
духовном, но в первую очередь выступает символом того духовного опьянения и экстаза,
до которого человеческое сознание возвышается в ходе священных мистерий. Именно
этой духовной силе и должны служить менады. Ибо воплощающий ее Дионис есть сама
жизнь природных инстинктов, то высшее начало, которое придает им мотивацию и смысл.
Пенфею не следует вмешиваться в действия божества, поскольку он не в состоянии
понять их истинное значение, не может постичь ни отдаленные, ни даже ближайшие цели
бога. Так пусть же он и не вмешивается — дабы изобильная жизненная сила и
неистощимый поток божественного экстаза изливались на всех и вся без препятствий и
ограничений.
Ритуальное заточение и связывание Диониса может толковаться в двух смыслах.
Первое, более простое истолкование — это погружение в депрессию, ведущую к
неврастении, когда процессы подавления заходят слишком далеко. Второе же,
относящееся к более высокому уровню, — это омрачение духовного «я», то самое
состояние, которое мистики называют «темной ночью души». Развеять эту черную ночь
ужаса и отчаяния может только возвращение солнца, или магическое нисхождение Бога в
сознание.
Самовольное освобождение божества из темницы и последующая смерть тирана
также могут толковаться двояко. С одной стороны, гибель царя Пенфея можно понимать
как метафору шизофрении — полного расщепления психики, утраты рассудка и
внутренней целостности. Но с другой стороны, и в более глубоком смысле, эти события
символизируют успешное явление и воплощение призванной силы в сердцах ее
последователей, окончательное освобождение из плена самодовольного и лицемерного
обыденного отношения к жизни и живым существам. На физическом плане это приход
живительной Весны во всем ее великолепии; это извечная мистерия духовного освящения,
которая подготавливает все живое к восприятию вдохновляющего чуда, что повторяется
год за годом в неизменности, не прекращаясь и не теряя силы.
Именно такие идеи распознает теург в трагедии Еврипида «Вакханки». Это действо
не только возвышает человеческое сознание над обычными ограничениями, но и
позволяет призвать самого Бога (при помощи магических инвокаций, силой звука,
проявляющейся при вибрации Имен, и посредством облечения астральной формой
божества) и слиться в блаженстве с его сущностью.
Результат этой магической работы — форсированное развитие Духа. Человечеству
в целом требуются бесчисленные долгие века для достижения некоего отдаленного идеала
духовного совершенства, но Маг стремится ускорить свое продвижение по пути
эволюции, дабы как можно быстрее прийти к той цели, которой рано или поздно
достигнут все. Единение с Богами в ходе теургических операций влечет за собой
совершенствование всех аспектов и способностей человеческой психики, поскольку Боги
эти универсальные сущности, с безраздельной щедростью изливающие свой свет на
теурга, увлекают его душу ввысь, принимают ее в свои объятия, приучают ее отделяться
от тела, не расставаясь с ним окончательно, и возвращаться на время к породившему ее
вечному умопостигаемому истоку.

Приложение III
Предварительное призывание Гоэтии

Тебя призываю, о Нерожденный!


Тебя, сотворившего Землю и Небо.
Тебя, сотворишего Ночь и День.
Тебя, сотворившего Тьму и Свет.
Ты — Осороннофрис, незримый людям.
Ты — Иабас.
Ты — Иапос.
Ты отличил Правое от Неправого.
Ты сотворил Женщину и Мужчину.
Ты произвел Семя и Плод.
Ты сотворил людей для любви друг к другу и ненависти друг к другу

Я — пророк Моисей, которому вверил Ты свои таинства, обряды Израиля.


Ты произвел влажное, и сухое, и то, что питает всю сотворенную Жизнь.

[Алеф]

Слушай меня:
Ar; Thiao; Rheibet; Atheleberseth;
A; Belatha; Abeu; Ebeu; Pht;
Phitasoe; Ib; Thiao.
Слушай меня и сделай меня владыкой над всеми Духами мира: каждый Дух, что
под сводом небесным, в эфире и на земле; под землей, на суше и в море; в вихре воздуха;
в беге огня; каждая чара и каждый бич Божий — мне да будут послушны!

[Шин]

Я призываю Тебя, о грозный незримый Бог, обитатель Пустыни Духа!

Arogogorobrao; Sotou;
Modorio; Phalarthao; Ooo. Ape, Нерожденный.

Слушай меня, и сделай меня владыкой и т.д.

[Мем]

Слушай меня:

Roubriao; Mariodam; Balbnabaoth; Assalonai; Aphniao; I; Photeth; Abrasar; Aeoou;


Ischure; Могучий и Нерожденный!

Слушай меня, и сделай меня владыкой и т.д.

[Тав]

Я призываю тебя:

Ma; Barraio; Ioel; Kotha;


Athorebalo; Abraoth.

Слушай меня, и сделай меня владыкой и т.д.

[Алеф-Мем-Нун]

Слушай меня:

Aoth; Abaoth; Basum; Isak;


Sabaoth; Iao;

Это Владыка Богов.


Это Владыка Вселенной.
Это его страшатся ветры.
Это он, сделавший голос заповедью своей, всевластный владыка, правитель, царь и
помощник.

Слушай меня, и сделай меня владыкой и т.д.

Слушай меня:
Ieou; Pur; Iou; Pur; Iaot; Iaeo; Ioou; Abrasar; Sabriam; Oo; Uu; Adonaie; Ede; Edu;
Angelos ton Theon; Anlala Lai; Gaia; Ape; Diathanna Thorun.

Я есмь Он, Нерожденный Дух, зрячий стопами, могучий бессмертный огонь!


Я есмь Он — Истина!
Я есмь Он, ненавидящий зло, творимое в мире!
Я есмь Он, сверкающий молнией, громом гремящий!
Я есмь Он, от Кого происходит Жизнь на Земле!
Я есмь Он, чьи уста вечно объяты огнем!
Я есмь Он — тот, Кто порождает и являет на Свет!
Я есмь Он, Милосердие Мира!

«Сердце, обвитое Змеем», — Имя Мое!

Выйди, и следуй за мной, сделай меня владыкой над всеми духами мира: каждый
дух, что под сводом небесным, в эфире и на земле; под землей, на суше и в море; в вихре
воздуха; в беге огня; каждая чара и каждый бич Божий — мне да будут послушны!

IAO. SABAO.
Таковы Слова!

Приложение IV
«Книга Самех» Алистера Кроули23

Liber Samekh
Theurgia Goetia Summa
(Congressus cum Daemone)
sub figura DCCC24.

Зверь 666 использовал этот ритуал для достижения Знания и Собеседования со


своим Священным Ангелом-Хранителем на протяжении полугода, отведенного на
проведение Операции Священной Магии АБРАМЕЛИНА-МАГА.
(Ритуал составлен в помощь БРАТУ PROGRADIOR25 в XVII An26 при [вставить
знак Солнца со стр. 112] в [вставить астрологический знак Девы со стр. 112] в Телемском
аббатстве на острове Чефалу.)
ОФИЦИАЛЬНАЯ ПУБЛИКАЦИЯ А.’. А.’. Текст класса D для степени Младшего
Адепта.

ЧАСТЬ I.
EVANGELII TEXTUS REDACTUS27

Призывание,
восстановленное магическим путем, со значениями ВАРВАРСКИХ ИМЕН,
каковые определены по этимологии или при помощи каббалы и изложены на английском
языке.

Раздел A. Клятва.

1. Тебя призываю, о Нерожденный!


2. Тебя, сотворившего Землю и Небо.
3. Тебя, сотворишего Ночь и День.
23
В настоящее издание включена только первая часть «Книги Самех». — Примеч. перев.
24
Книга Самех. Сумма гоэтической теургии (общение с Демоном). Под номером 800 (лат.). — Примеч.
перев.
25
Progradior (лат. «Я продвигаюсь вперед») — магический девиз Фрэнка Беннета (1868—1930), ученика
Алистера Кроули. — Примеч. перев.
26
В 1921 г. по общепринятому летосчислению. — Примеч. перев.
27
«Отредактированный текст благовестия» (лат.-греч.). — Примеч. перев.
4. Тебя, сотворившего Тьму и Свет.
5. Ты — АСАР УН-НЕФЕР (ASAR UN-NEFER, «Я сам, ставший Совершенным»),
незримый людям.
6. Ты — ИА-БЭС (IA-BESZ, «Истина в Материи»).
7. Ты — ИА-АПОФРАС (IA-APOPHRASZ, «Истина в Движении»).
8. Ты отличил Правое от Неправого.
9. Ты сотворил Женщину и Мужчину.
10. Ты произвел Семя и Плод.
11. Ты сотворил Людей для любви друг к другу и ненависти друг к другу.

Раздел Aa.

1. Я — АНХ-ЭФ-НА-ХОНСУ (ANKH-F-N-KHONSU), твой Пророк, которому


вверил Ты свои таинства, обряды ХЕМ (KHEM).
2. Ты произвел влажное, и сухое, и то, что питает всю сотворенную Жизнь.
3. Слушай Меня, ибо Я — Ангел ПТАХа-АПОФРАСа-РА (PTAH-APOPHRASZ-
RA) (см. выше): се Истинное Имя Твое, врученное пророкам ХЕМ (KHEM).

Раздел B. Воздух.

Слушай меня:
AR («О, дышащее, льющееся Солнце!»)
ThIAF28 («О, Солнце ИАО (IAF)! О, Солнце-Змеелев; о Зверь, стремящийся вперед,
подобно вихрю; молния, что зачинает Жизнь!»)
RhEIBET («Ты, льющийся! Ты, движущийся!»)
A-ThELE-BER-SET («Ты — Сатана-Солнце, Хадит, движущийся без Воли!»)
A («Ты — Воздух! Дыхание! Дух! Ты, не знающий ни границ, ни оков!»)
BELAThA («Ты — Сущность, Воздух быстротекучий, Гибкость!»)
ABEU («Ты — Странник, Отец всего сущего!»)
EBEU («Ты — Странник, Дух всего сущего!»)
PhI-ThETA-SOE («Ты — Сияющая Сила Дыханья! Ты — Змеелев-Солнце! Ты,
Спаситель, — спаси!»)
IB («Ты — Ибис, тайная Птица-отшельник, непогрешимая Мудрость, чье Слово —
Истина, Магией своей творящая Мир!»)
ThIAF («О, Солнце ИАО (IAF)! О, Солнце-Змеелев; о Зверь, стремящийся вперед,
подобно вихрю; молния, что зачинает Жизнь!»)
(Подразумевается Воздух — сияющая обитель солнечно-фаллической Птицы,
«Святого Духа» меркурианской природы.)
Слушай меня и сделай меня владыкой над всеми Духами мира: каждый Дух, что
под сводом небесным, в эфире и на земле; под землей, на суше и в море; в вихре воздуха;
в беге огня; каждая чара и каждый бич Божий — мне да будут послушны!

Раздел C. Огонь.

Я призываю Тебя, о грозный незримый Бог, обитатель Пустыни Духа!


AR-O-GO-GO-RU-ABRAO («Ты — духовное Солнце! Сатана, Ты — Око, Ты —
Вожделенье! Громко воскликни! Громко воскликни! Вращай Колесо, о, мой Отец, о,
Сатана, о, Солнце!»)
SOTOU («Ты — Спаситель!»)

28
Буквой F здесь и далее обозначается еврейская Вав и греческая Дигамма; звук ее представляет нечто
среднее между английским долгим «o» и долгим «oo», как в словах rope и tooth. — Примеч. А. Кроули. —
Т.е. среднее между русскими «о» и «у». — Примеч. перев.
MUDORIO («Тишина! Вручи мне Тайну Твою!»)
PhALARThAO («Дай мне испить молока твоего, ты — Фаллос, ты — Солнце!»)
OOO («Сатана, Ты — Око, ты — Вожделенье! Сатана, Ты — Око, ты —
Вожделенье! Сатана, Ты — Око, ты — Вожделенье!»)
AEPE («Ты, сам себя породивший, правящий сам собою, возвышенный,
Высочайший!»)
Нерожденный! (См. выше.)
(Подразумевается Огонь — сияющая обитель солнечно-фаллического Льва
уранической природы.)
Слушай меня и сделай меня владыкой над всеми Духами мира: каждый Дух, что
под сводом небесным, в эфире и на земле; под землей, на суше и в море; в вихре воздуха;
в беге огня; каждая чара и каждый бич Божий — мне да будут послушны!

Раздел D. Вода.

Слушай меня:
RU-ABRA-IAF29 («Ты — Колесо, ты — Лоно, вместившее Отца ИАО (IAF)!»)
MRIODOM («Ты — Море, Ты — Обиталище!»)
BABALON-BAI-BIN-ABAFT («Ты — Врата Великого Бога ОН (ON)! Ты —
Госпожа Понимания Путей!»)
ASAL-ON-AI («Привет Тебе, невозмутимая! Привет, сестра и невеста ОН (ON),
Бога, который есть всё и ничто, Силой Одиннадцати!»)
APhEN-IAF («Ты — Сокровище ИАО (IAO)!»)
I («Ты — Дева обоеполая! Ты — Тайное Семя! Ты — непогрешимая Мудрость!»)
PhOTETh («Обитель Света...»)
ABRASAX («...Отца, Солнца, Хадита, протяженности Эона Гора!»)
AEOOU («Владычица Западных Врат Небес!»)
ISChURE («Могуча сила твоя!»)
Могучая и Нерожденная! (См. выше.)
(Подразумевается Вода — сияющая обитель солнечно-фаллического Дракона-Змея
нептунианской природы.)
Слушай меня и сделай меня владыкой над всеми Духами мира: каждый Дух, что
под сводом небесным, в эфире и на земле; под землей, на суше и в море; в вихре воздуха;
в беге огня; каждая чара и каждый бич Божий — мне да будут послушны!

Раздел E. Земля.

Я призываю Тебя:
MA («О, Мать! О, Истина!»)
BARRAIO («Ты — Масса!30»)
IOEL («Привет Тебе, о сущая!»)
KOThA («Ты — полая!»)
AThOR-e-BAL-O («Ты — Богиня Красоты и Любви, кою лицезреет и желает
Сатана!»)
ABRAFT («Отцы, муже-женские, желают Тебя!»)
(Подразумевается Земля — сияющая обитель солнечно-фаллического
Гиппопотама31 венерианской природы.)

29
О формуле IAF, или, точнее, FIAOF, см. «Книгу 4», часть III, главу V. Опыт покажет вам, что
предпочтение следует отдать формуле FIAOF. — Примеч. А. Кроули.
30
«Масса» в том смысле, в каком это слово употребляют современные физики. Невозможность определить
данный термин (ввиду того, что это — фундаментальное понятие, лежащее вне обычных категорий разума)
не остановит бесстрашного посвященного. — Примеч. А. Кроули.
Слушай меня и сделай меня владыкой над всеми Духами мира: каждый Дух, что
под сводом небесным, в эфире и на земле; под землей, на суше и в море; в вихре воздуха;
в беге огня; каждая чара и каждый бич Божий — мне да будут послушны!

Раздел F. Дух.

Слушай Меня:

AFT («Муже-женские Духи!»)


ABAFT («Муже-женские Праотцы!»)
BAS-AUMGN («Вы, Боги, идущие вперед, произносящие AUMGN» — Слово,
которое представляет собой переход от (A) Свободного Дыхания через (U) Дыхание,
управляемое Волей, и (M) Задержанное Дыхание к (GN) Непрерывному Дыханию, и тем
самым символизирует весь процесс духовной жизни. A — это Герой, не имеющий формы;
U — шестиричный солярный звук физической жизни, треугольник Души, переплетенный
с треугольником Тела; M — безмолвие “смерти”; GN — назальный звук размножения и
знания.)
ISAK («Тождественная Точка!»)
SA-BA-FT («Нут! Хадит! Ра-Гор-Хут!» «Привет Тебе, Великий Дикий Зверь!
Привет тебе, ИАО (IAO)!»)

Раздел Ff.

1. Это Владыка Богов.


2. Это Владыка Вселенной.
3. Это его страшатся ветры.
4. Это он, сделавший голос заповедью своей, всевластный владыка, правитель, царь
и помощник. Слушай меня и сделай меня владыкой над всеми Духами мира: каждый Дух,
что под сводом небесным, в эфире и на земле; под землей, на суше и в море; в вихре
воздуха; в беге огня; каждая чара и каждый бич Божий — мне да будут послушны!

Раздел G. Дух.

Слушай меня:
IEOU («Сокровенное Солнце моего Я»).
PUR («Ты — Огонь! Ты — Звезда о шести лучах, посвятитель, объятый Силой и
Пламенем!»)
IOU («Сокровенная Душа моего Я»).
PUR (см. выше).
IAFTh («Солнцелев-Змей, привет тебе! Приветствую тебя, Великий Дикий Зверь, о
ИАО (IAO)!»)
IAEO («Дыханье моей Души, дыханье моего Ангела»).
IOOU («Вожделенье моей Души, вожделенье моего Ангела»).
ABRASAX (см. выше).
SABRIAM («О, Святой Грааль! О, Чаша Бабалон! О, Ангел мой, вливающий Себя в
мою Душу!»)
OO («Око! Сатана, Господь мой! Вожделенье Козерога!»)
FF («Ангел мой! Посвятитель мой! Ты един со мною — Звезда о шести лучах!»)
AD-ON-A-I32 («Господь мой! Мое тайное “я”, что превыше всякого “я”, Хадит,
Всеотец! Приветствую тебя, ОН (ON)! Ты — Солнце, ты — Жизнь Человеческая, ты —
31
Священное животное Хатхор (AHAThOOR). Женщина мыслится как неуязвимая, невозмутимая,
обладающая безмерной поглощающей способностью и т.д. — Примеч. А. Кроули.
Пламенный Меч Пятиликий! Ты — Козерог, вознесшийся в Страсти на вершины Земли;
ты Змей, простершийся в Жизни по равнинам Земли! Дух пресвятой! Семя премудрое!
Невинный Младенец! Сердце Сердец! Слово Словес! Явись, о Свет сокровеннейший!»
EDE («Поглоти меня!»)
EDU («Поглоти же меня!»)
ANGELOS TON ThEON («Ты — Ангел Богов!»)
ANLALA («Восстань во Мне, свободно струящийся, Ты, который есть Ничто,
который есть Ничто, — и изреки свое Слово!»)
LAI («Я есмь Ничто, как и Ты! Я желаю Тебя! Я лицезрею тебя! Мое ничто!»)
GAIA («Взвейся, Земля!» Это также полный муки призыв к Матери-Земле: на
данном этапе церемонии Адепт должен отринуть свои смертные привязанности и умереть
для самого себя в оргазме проводимой операции33.)
AEPE («Ты, Возвышенный! Оно (т.е. духовное “семя” — тайные идеи Адепта,
которые любовь его Ангела неудержимо влечет наружу из “преисподней” 34, где они
пребывают) взвивается ввысь; оно извергается»35.)
DIATHARNA THORON («Се! Излияние семян Бессмертия!»)

Раздел Gg. Достижение.

1. Я есмь Он, Нерожденный Дух, зрячий стопами, могучий бессмертный огонь!


2. Я есмь Он — Истина!
3. Я есмь Он, ненавидящий зло, творимое в мире!
4. Я есмь Он, сверкающий молнией, громом гремящий!
5. Я есмь Он, от Кого происходит Жизнь на Земле!
6. Я есмь Он, чьи уста вечно объяты огнем!
7. Я есмь Он — тот, Кто порождает и являет на Свет!
8. Я есмь Он, Милосердие Мира!

Раздел H. «Повеление Духу».

Выйди, и следуй за мной, сделай меня владыкой над всеми духами мира: каждый
дух, что под сводом небесным, в эфире и на земле; под землей, на суше и в море; в вихре
воздуха; в беге огня; каждая чара и каждый бич Божий — мне да будут послушны!

Раздел J. Провозглашение Зверя 666.

IAF! SABAF!
Таковы Слова!

32
По еврейской гематрии ADNI — 65. Посвященные гностики записали это имя буквами своего [т.е.
греческого] алфавита, вложив в него другую тайную формулу; и мы последуем их блистательному примеру.
ОН есть Тайное Тайных; значение его постепенно разъясняется членам O.T.O. Кроме того, AD — это
формула отца, Хадита; ON — дополняющая его НУТ; а заключительный Йод этимологически означает
«мой», а сущностно — Меркурианское (передающееся) двуполое девственное семя — Отшельника в Таро.
Данное имя используется для призывания сокровеннейшей тайны человека, понимаемой как плод союза Нут
и Хадита. Если в это имя включается вторая буква A, то смысл ее в том, чтобы провозгласить действие
Святого Духа и формирование Ребенка в Яйце, предшествующее явлению Отшельника. — Примеч. А.
Кроули.
33
Правильному пониманию этого ритуала значительно поспособствует глубокое изучение психоанализа. —
Примеч. А. Кроули.
34
Говорят, что слово hell [англ. «ад, преисподняя»] происходит от англо-саксонского helan — «прятать» или
«скрывать». Таким образом, это некое потаенное место, которое тождественно бессознательному, поскольку
все сущее заключено в пределах твоего собственного Я. См. «Liber XCI» («Книгу Алеф»), главу Δς. —
Примеч. А. Кроули.
35
Ср. значение того же самого слова в разделе C. — Примеч. А. Кроули.
Приложение V

Ритуал изгоняющей пентаграммы

1. Встаньте лицом к востоку. Пентаграмму можно чертить либо указательным


пальцем правой руки, либо кинжалом или ножом для вскрытия писем.
Постарайтесь представить при этом, что вы становитесь огромного роста: ваша
голова теряется в облаках, а под ногами остается лишь маленький шарик — наша планета
Земля. Затем, произнося первую реплику ритуала, представьте себе, что на вас нисходит
свыше луч блистающего света.
2. Коснитесь лба и произнесите: Ато («Твое есть» или «Ты есть»).
3. Представьте, что свет нисходит от вашего лба вниз по телу, до самых ступней.
4. Коснитесь середины груди (поскольку наклоняться, чтобы коснуться ступней,
было бы неудобно и некрасиво) и произнесите: Малкут («Царство»).
5. Коснитесь правого плеча и произнесите: ве-Гедула («и Слава»).
6. Коснитесь левого плеча и произнесите: ве-Гебура («и Сила»).
7. Сложите руки на уровне середины груди, переплетя пальцы, и произнесите: ле-
Олам, Амен («во веки веков, аминь»).
Выполняя движения 5, 6 и 7, представляйте себе, что свет проходит от плеча к
плечу, так что в результате образуется огромный Крест Света.
8. Стоя лицом к востоку, протяните вперед правую руку с орудием и начертите
большую пентаграмму, вибрируя YHVH (Йод-Хе-Вав-Хе). Прежде чем произнести это
имя, вонзите острие орудия в центр пентаграммы.
9. Повернитесь лицом к югу, начертите такую же пентаграмму и провибрируйте
имя ADNI (Адонаи).
10. Повернитесь лицом к западу, начертите такую же пентаграмму и
провибрируйте имя AHIH (Эхейе).
11. Повернитесь лицом к северу, начертите пентаграмму и провибрируйте имя
AGLA (Агла).
(Прежде чем вибрировать каждое из этих имен, следует вонзать орудие в центр
соответствующей пентаграммы.)
12. Вновь обратитесь лицом к востоку и еще раз вонзите острие орудия в центр
первой пентаграммы, начертанной в пункте 8.
13. Расставьте руки в стороны, так, чтобы они образовали крест с вашим
туловищем, и провибрируйте:
14. Передо мной RAPHAEL (Рафаэль).
15. Позади меня GABRIEL (Габриэль).
16. Справа от меня MICHAEL (Михаэль).
17. Слева от меня AURIEL (Ориэль).
18. Вокруг меня пламенеют пентаграммы,
19. А в столпе стоит звезда о шести лучах.
20. Еще раз совершите Каббалистический Крест (пп. 1—7).

Этот ритуал можно использовать как для изгнания, так и для призывания стихии
Земли. Пентаграммы чертятся следующим образом:

Для призывания:
[илл. на стр. 122 оригинала слева]
Для изгнания:
[илл. на стр. 122 оригинала справа]
N.B. Общее правило гласит, что для призывания следует чертить пентаграмму в
сторону угла, соответствующего призываемой стихии, а для изгнания — в сторону от
соответствующего угла.

Высший ритуал пентаграммы

Пентаграммы чертятся в воздухе острием меча или другого орудия. Имена


произносятся вслух. Необходимые знаки приведены на иллюстрациях.
Все прочие Божественные Имена, уместные для этого ритуала, приведены в главе
II.

Пентаграммы духа.

[Подписи к верхней илл. на стр. 123 оригинала:


Invoking — Для призывания
Banishing — Для изгнания

Равновесие активных стихий


Имя: AHIH (Эхейе)

Spirit symbol — Символ Духа

Равновесие пассивных стихий


Имя: AGLA (Агла)]

Знаки Врат: 1) для активных стихий: протяните руки вперед, повернув ладони
наружу; затем разведите руки в стороны резким движением, словно раздвигая половинки
занавеса; 2) для пассивных стихий: сведите руки вместе, словно закрывая занавес, и
уроните их вдоль туловища.
(«Степень Врат» соответствует стихии Духа.)

[Подписи к средней илл. на стр. 123 оригинала:


Invoking — Для призывания
Banishing — Для изгнания

Пентаграммы Огня
Имя: ALHIM (Элохим)

Fire Kerub — Керуб Огня]

Знак степени 4=7: поднимите руки над головой и соедините пальцы обеих рук так,
чтобы образовался треугольник, обращенный вершиной вверх.

(Степень 4=7 соответствует стихии Огня.)

[Подписи к нижней илл. на стр. 123 оригинала:


Invoking — Для призывания
Banishing — Для изгнания

Пентаграммы Воды
Имя: AL (Эль)
Eagle or Water Kerub — Орел, или Керуб Воды]

Знак степени 3=8: разведите локти в стороны на уровне плеч и соедините пальцы
обеих рук перед грудью так, чтобы образовался треугольник, обращенный вершиной вниз.

(Степень 3=8 соответствует стихии Воды.)

[Подписи к верхней илл. на стр. 124 оригинала:


Invoking — Для призывания
Banishing — Для изгнания

Пентаграммы Воздуха
Имя: IHVH (Яхве)

Air Kerub — Керуб Воздуха]

Знак степени 2=9: разведите руки в стороны и поднимите их вверх, согнув локти
под прямыми углами; запрокиньте голову и поверните ладони кверху, как будто
поддерживаете некий груз.

(Степень 2=9 соответствует стихии Воздуха.)

[Подписи к нижней илл. на стр. 124 оригинала:


Invoking — Для призывания
Banishing — Для изгнания

Пентаграммы Земли
Имя: ADNI (Адонаи)

Earth Kerub — Керуб Земли]

Знак степени 1=10: выставьте вперед правую ногу; вытяните правую руку вперед и
кверху, а левую отведите назад и вниз; раскройте ладони.

(Степень 1=10 соответствует стихии Земли.)

Малый ритуал гексаграммы

Этот ритуал должен предваряться Малым ритуалом пентаграммы.

I. Встаньте прямо. Поставьте ноги вместе, левую руку опустите, а правую —


согните в локте и расположите поперек туловища. В правую руку возьмите Жезл или
другое орудие; держите его за середину и направьте вертикально. Обратитесь лицом к
востоку и произнесите:

II. I.N.R.I.
Йод, Нун, Реш, Йод
Дева, Исида, Могучая Мать
Скорпион, Апофис, Разрушитель
Солнце, Осирис, Убиенный и Восставший.
Исида, Апофис, Осирис, IAΩ.

III. Разведите руки в стороны, образуя крест, и произнесите: «Знак Осириса


Убиенного».

IV. Поднимите правую руку так, чтобы локоть был согнут под прямым углом, а
пальцы указывали вверх. Левую руку опустите так, чтобы локоть был согнут под прямым
углом, а пальцы указывали вниз. Произнесите: «Знак Исиды Скорбящей».

V. Поднимите руки над головой, разведя их в стороны под углом около


шестидесяти градусов. Запрокиньте голову и произнесите: «Знак Апофиса и Тифона».

VI. Скрестите руки на груди, склоните голову и произнесите: «Знак Осириса


Восставшего».

VII. Разведите руки так же, как в пункте III, образуя крест, и снова сложите на
груди, как в пункте VI. Произнесите: «L.V.X., Lux, Свет Креста».

VIII. Начертите изгоняющую гексаграмму Сатурна, вибрируя при этом имя


ARARITA. Затем начертите в центре фигуры знак [вставить знак Сатурна со стр. 125],
вибрируя при этом YHVH ELOHIM (Йод-Хе-Вав-Хе Элохим).

IX. В точности повторите пункт VIII, оборачиваясь лицом к каждой из остальных


трех сторон света. Затем вновь повернитесь на восток.

X. Завершите ритуал повторением пунктов I—VII.

Высший ритуал гексаграммы основан на тех же принципах, однако в нем


используются другие гексаграммы планет:

[Сюда вставить все илл. со стр. 126—127 оригинала, кроме нижней со стр. 127.
Подписи:

Invoking — Для призывания


Banishing — Для изгнания]

N.B. Общее правило гласит, что для призывания следует чертить гексаграмму в
сторону угла, соответствующего призываемой планете, а для изгнания — в сторону от
соответствующего угла. Со знаками зодиака можно работать через управляющие ими
планеты.

[Нижняя илл. со стр. 127:

Соответствия планет углам гексаграммы]