Вы находитесь на странице: 1из 5

А.С.

Щавелев
Монета Александра III Великого в трактате «О фемах» Константина VII
Багрянородного
Трактат «О фемах» («Περὶ τῶν θεµάτων», «De Thematibus») был написан
византийским императором Константином VII Багрянородным (905–959 гг.)
после мая 934 г. (дата текста определяется по последнему упоминанию
патрикия Мелия, отмеченного в тексте как «недавно умершего», и по
упоминанию стратигии Селевкия, созданной императором Романом I
Лакапином) и до середины декабря 944 г. (дата определяется по
положительному упоминанию еще живого императора Романа I Лакапина,
который был свергнут во второй половине декабря 944 года) (Moravscik Gy.,
1983. S. 384–386; Németh A., 2018. P. 124–130). Не исключено, что текст
«О фемах» был написан чуть позже, в 945 / 946 гг. (Németh A., 2018. P. 130),
когда Роман I Лакапин был уже свергнут, но еще был жив и находился в
заключении (он умер 15 июля 948). Текст дошел до нас в редакции середины –
второй половины X в. (Pertusi А., 1952. P. 39–43; Németh A., 2018. P. 129–130),
но в этой итоговой редакции вполне сохранилась первоначальная авторская
основа. По-видимому, это – самая ранняя, «учебная» работа императора
Константина VII Багрянородного. Трактат представляет собой перечень фем
Ромейской империи с отдельными сопутствующими авторскими
комментариями исторического, филолого-этимологического и
археологического характера.
При описании фемы Македония имеется уникальное упоминание монеты
басилевса Александра III Македонского (356–323 гг. до н.э.): «Οἱ δὲ τῆς
Μακεδονίας βασιλεύσαντες ἀπογόνους ἑαυτοὺς Ἡρακλέους ὀνοµάζουσιν,
Ἡρακλέους ἐκείνου τοῦ βουφάγου καὶ λεοντοφόνου τυγχάνοντος, οὗ τὴν εἰκόνα καὶ
τὸ µέγεθος καὶ ὅλον αὐτοῦ τὸν χαρακτῆρα ἐν τῷ Ἱπποδρόµῳ ὁ χαλκοῦς ἀνδριὰς
ἀπεµάξατο· ὃς ἦν Ἀλκµήνης καὶ Ἀµφιτρύωνος υἱός, ὡς Ἕλληνες ψευδολογοῦσι τοῖς
γράµµασι· διὸ καὶ ἀντὶ ταινίας καὶ στέµµατος καὶ πορφύρας βασιλικῆς τῷ δέρµατι
τῆς κεφαλῆς τοῦ λέοντος ἑαυτοὺς ταινιοῦσι· καὶ στέµµα τοῦτο καὶ κόσµον ἡγοῦνται,

1
καὶ ὑπὲρ πάντα λίθον καὶ µάργαρον τούτῳ ἐγκαλλωπίζονται· καὶ µάρτυς ἀξιόπιστος
αὐτὸ τὸ νόµισµα τοῦ Μακεδόνος Ἀλεξάνδρου τοιαύτῃ εἰκόνι καλλωπιζόµενον /
Василевсы Македонии потомками Геракла называют себя, этого Геракла,
являющегося быкоедом и львоубийцей, образ, и величие и весь его вид медная
статуя на Ипподроме изображает. Он был Алкмены и Амфитриона сыном, как
эллины баснословят в [своих] сочинениях. Поэтому и вместо повязки, и венца и
царской порфиры шкурой с головы льва себя они венчают. И ее как венец и
украшение носят, более всех [драгоценных] камней и жемчугов ею гордятся. И
свидетельство достоверное этому – номисма Александра Македонского, таким
изображением украшенная» (Перевод мой – А.Щ.) (De them. II. 2. 13–22).
Как видим, здесь Константин VII использовал изображение на монете для
верификации своих знаний, которые он почерпнул у античных авторов.
Фактически он сравнивает три разных источника – античные тексты, статую
Геракла и монету Александра Македонского.
Упомянутая медная статуя Геракла, стоявшая на Ипподроме, была подробно
описана Никитой Хониатом (умер в 1217 г.), считалось, что она была создана
скульптором IV в. до н. э. Лисиппом. Лисипп, кстати, был личным скульптором
басилевса Македонского царства Александра III Великого. Статуя изображала
Геракла, отдыхающего на шкуре льва (см. подробнее: Vermeule C., 1975;
Bassett S.G., 1991. P. 90–91; Chatterjee P., 2011. P. 397–398, 400).
Поскольку речь идет о «номисме», то, конечно, имеется в виду золотая монета.
Примечательно, что император Константин VII сумел прочесть легенду
монеты: «ΑΛΕΞΑΝΡΟΥ / ΒΑΣΙΛΕΩΣ ΑΛΕΞΑΝΡΟΥ» и точно
идентифицировать изображение Александра III Великого (Македонского).
Можно уверенно полагать, что Константин VII имел в своей коллекции (или, по
крайней мере, видел) либо монету самого Александра III Великого (Price M.J.,
1991. I. P. 33–34), либо более поздние монеты его «преемников» и
«подражателей» c изображениями его головы в уборе из львиной шкуры
(Dahmen K., 2007. P. 39–42, 108). Иконография Александра III Великого с
убором из шкуры с головой льва является достаточно распространенной,

2
поэтому не удивительно, что такая монета попалась на глаза или в руки
византийскому императору X столетия.
Дед Константина VII, основатель Македонской династии Василий I
Македонянин создал себе фальшивую «престижную» генеалогию, которая
возводила его по материнской линии как раз к Александру III Великому.
В «Жизнеописании императора Василия I Македонянина» («Vita Basilii
Imperatoris») Константин VII Багрянородный и его анонимный соавтор писали:
«…ᾗπερ εἴρηται, ἡ δὲ µήτηρ τῇ τε τοῦ µεγάλου Κωνσταντίνου συγγενείᾳ
ἐκαλωπίζετο καὶ ἀπὸ θατέρου µέρους τὴν Ἀλεξάνδρου ηὔχει λαµπρότητα / … тогда
как мать же его с Константином Великим родством была украшена, и по другой
линии Александра гордилась блеском» (Перевод мой – А.Щ.) (Vita Basilii. 3.
25–27). Вероятно, не случайно пятый сын Василия I получил имя Александра
(был императором с 11 мая 912 по 6 июня 913 г.). Это был единственный
император Византии с таким именем. В свете этого можно полагать, что
монета, которую упоминает Константин VII Багрянородный, была своего рода
«семейной реликвией» императоров Македонской династии.
Элита ромеев IX–X вв. вообще обладала высоким уровнем «археологического
мышления», многие ее представители имели явный интерес к предметам
старины и достаточно хорошо в них разбирались. Это было обусловлено тем,
что средневековые ромеи воспринимали себя как прямые наследники и
носители «античных» (и древнегреческих, и римских) моделей власти и
культуры (Kaldellis A., 2007). Например, согласно «Житию патриарха Игнатия»
(«Vita Ignatii Patriarchae») Никиты Давида Пафлагонского, когда изощренный
интеллектуал будущий константинопольский патриарх Фотий занимался
созданием упомянутой выше фальсифицированной генеалогии императора
Василия I Македонянина, он не просто сочинил историю его рода, а записал ее
в поддельном кодексе, который подбросил в библиотеку в императорском
дворце: «…τὸ σύγγραµµα καταρτισάµενος ἐπὶ παλαιοτάτων µὲν τοῦτο χαρτίων
γράµµασιν Ἀλενξανδρίνοις τὴν ἀρχαϊκὴν ὅτι µάλιστα χειροθεσίαν µιµησάµενος
γράφει· ἀµφιέννυσι δὲ καὶ πτύχαις παλαιοτάταις ἐκ παλαιοτάτου βιβλίου

3
ἀφαιρούµενος κἀντεῦθεν τῇ µεγάλῃ τοῦτο τοῦ παλατίου ἀποτίθεται βιβλιοθήκῃ / …
для книги же он использовал древние листы [папируса или бумаги] и буквы
александрийские, которые, имитируя очень архаичный почерк, были написаны;
и вложил же их [эти листы] в древний переплет, от древней книги отделенный,
перед тем, как [ее] в великую библиотеку во дворце поместить» (Перевод мой –
А.Щ.) (Vita Ignatii. 89). Каталог упоминаний в византийских текстах предметов
«антиквариата», как подлинных, так и фальшивых, еще предстоит составить и
осмыслить (ср. классическую хрестоматию византийских текстов с описаниями
произведений искусства: Mango C., 1986).

Библиография
Bassett S.G., 1991. The Antiquities in the Hippodrome of Constantinople //
Dumbarton Oaks Papers. Vol. 45. P. 87–96.
Chatterjee P., 2011. Sculpted Eloquence and Nicetas Choniates’s ‘De Signis’ //
Word & Image: A Journal of Verbal / Visual Enquiry. № 27 (4). P. 396–406.
Dahmen K., 2007. The Legend of Alexander the Great on Greek and Roman Coins.
London; New York: Routledge. 179 p.
De Them. – Constantino Porfirogenito De Thematibus / Introduzione, testo critico,
commento a cura di A. Pertusi. Vaticano: Biblioteca Apostolica Vaticana, 1952.
210 p.
Kaldellis A., 2007. Hellenism in Byzantium. The Transformation of Greek Identity
and the Reception of the Classical Tradition. Cambridge: Cambridge University
Press. 468 p.
Mango C., 1986. The Art of the Byzantine Empire, 312–1453 / Medieval Academy
Reprints of Teaching, 16. Toronto; Buffalo; London: University of Toronto Press.
272 p.
Moravcsik Gy., 1983. Byzantinoturcica. Bd. I. Die byzantinischen Quellen der
Geschichte der Türkvölker. Вerlin: Akademie Verlag. 609 p.
Németh A., 2018. The Excerpta Constantiniana and the Byzantine Appropriation of
the Past. Cambridge: Cambridge University Press. 352 p.

4
Pertusi A., 1952. Introduzione. L’opera e l’autore del ‘De Thematibus’ // Constantino
Porfirogenito De Thematibus / Introduzione, testo critico, commento a cura di
A. Pertusi. Vaticano: Biblioteca Apostolica Vaticana. P. 1–55.
Price M.J., 1991. The Coinage in the Name of Alexander the Great and Philip
Arrhidaeus. A British Museum Catalogue. Vol. I. Introduction & Catalogue. Vol. II.
Concordances, Indices, & Plates. Zurich; London: The Swiss Numismatic Society;
British Museum Press. 637 + 159 p.
Vermeule C., 1975. The Weary Herakles of Lysippos // American Journal of
Archaeology. Vol. 79 (4). P. 323–332.
Vita Basilii – Chronographiae quae Theophanis Continuati nomini fertur. Liber V.
Vita Basilii Imperatoris amplectitur / Recensuit I. Shevchenko. (Corpus Fontium
Historiae Byzantinae, Series Berolinensis 42). Berlin: Walter De Gruyter, 2011.
570 p.
Vita Ignatii – Nicetas David. The Life of Patriarch Ignatius / Text & Translation by
A. Smithies, with Notes by J.M. Duffy. Washington D.C.: Dumbarton Oaks, 2013.
194 p.