Вы находитесь на странице: 1из 32

МИНИСТЕРСТВО ПРОСВЕЩЕНИЯ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего образования
КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ
УНИВЕРСИТЕТ им. В.П. АСТАФЬЕВА
(КГПУ им. В.П. Астафьева)

Факультет иностранных языков

Кафедра английского языка

44.03.01 Педагогическое образование, направленность (профиль)


образовательной программы Иностранный язык (английский язык)

Курсовая работа
по модулю «Основы теории английского языка»

АНАЛИТИЧЕСКИХ ФОРМ АНГЛИЙСКОГО ГЛАГОЛА И ИХ


РАЗВИТИЕ

Обучающийся:
Шакова Кристина Олеговна,
группа IO-Б17Б-01

Научный руководитель:

кандидат филологических наук, доцент


Исаева Татьяна Борисовна
Дата защиты 15.06.2020
Оценка

Красноярск, 2020
Содержание

Введение .......................................................................................................... 3
Раздел 1. Развитие аналитических форм глагола в английском языке 6
§ 1.1 Развитие форм будущего времени ......................................................... 6
§ 1.2 Развитие перфектных форм .................................................................... 9
§ 1.3 Развитие форм Continuous .................................................................... 13
§ 1.4 Развитие форм пассива ......................................................................... 16
§ 1.5 Развитие форм сослагательного наклонения....................................... 19
Раздел 2. Аналитические формы глаголы в текстах разных
исторических периодов развития английского языка .......................... 24
§ 2.1 Появление аналитических форм глагола в древнеанглийский ........... 24
период............................................................................................................. 24
§ 2.2 Становление аналитических форм в среднеанглийский период ........ 26
§ 2.3 Завершение становления аналитических форм в ................................ 28
ранненовоанглийский период ....................................................................... 28
Заключение ................................................................................................... 30
Список использованных источников ....................................................... 31

2
Введение
С периода образования английского языка и по сей день
развиваются аналитические формы глагола. На протяжении многих
веков, учёные умы лингвистов активно изучали сложность процесса
зарождение аналитических глагольных форм, приковывая к себе
внимание и вызывая интерес к этой проблеме, что делает её
актуальной и интересной как в контексте истории, так и при
изучении в моей курсовой работы.
Современному английскому глаголу присуще такая особенность, как
аналитическая черта глагола. Под аналитическим образованием, я
понимаю те образования, в которых сочетание слов, явно подобно
строению этого слова, в то же время, они разительно отличаются от
словосочетаний и по смыслу превращаются в целые слова.
Возьмусь утверждать, что подобные противоречия, в существовании
таких слов, словно «мосты» между словосочетанием и словом и
вызывает широкое употребление слов «аналитический, анализ» в
лингвистическом значении [Смирниций,291]
Имеют место быть в аналитической форме и черты, которые задают их
специфику при сравнении с другими единицами языка. Эти признаки,
стоит перечислить:

1. абсолютно лишен лексического значения вспомогательный глагол;


передает только грамматическое значение лица и числа;

2. отсутствует синтаксическая связь между членами аналитической


формы;

3. со всеми или почти со всеми единицами данного класса слов


сочетается вспомогательный глагол;

4. значение вида и времени передают обе части в совокупности


5. аналитическая форма состоит из двух или более раздельно
оформленных единиц; [Иванова и др., 162].

3
Из этого следует вывод, что под аналитическими формами мы понимаем
словосочетание, выступающие как формы или словоформы. При том, что
отдельные словоформы, настолько сблизились с конкретными
словосочетаниями, что при употреблении в речи последних они
превращаются в одну категорию, создавая особое сближение между
ними. И именно относительная изоляция, по мнению Смирницкого А.И.
становится единственным средством такого выражения. [Смирницкий,
292].
Существуют пути такой изоляции:
а) Наиболее очевидной представляется изоляция в тех случаях, когда
словоформа, применяемая в словосочетании с данным служебным словом,
крайне не употребительна в сочетании с другими служебными словами
или вообще не употребляется. Характерным примером может служить
современное английское been, словоформа, употребляемая лишь в
сочетаниях со служебным глаголом have, благодаря чему сочетания has
been особо изолируются.
б) Грамматическое значение словоформы при ее употреблении в
сочетании с данным служебным словом может коренным образом
расходиться с ее значением. К примеру, форма причастия второго в
современном английском языке не имеет в сочетании с глаголом have того
грамматического значения, которое характерно для нее в других случаях.
В современном английском has given причастие не имеет значения
страдательного залога, свойственного ему в различных других
употреблениях (the book given to him).
в) Нередко наблюдается такая несочетаемость данных форм основных
слов с известными формами служебного слова, которая не объясняется
какими-либо общими правилами сочетания слов. Тем самым, наличные
сочетания выделяются особо: ср. современные английские сочетания
глагола be с причастием первым (am working), но невозможность
сочетания причастия первого основного глагола с причастием первым
вспомогательного (being working); ср. также русское «буду читать», но
невозможность сочетания «был читать».
г) Однако иногда, сочетаемость служебного слова с основным является
полной, но определенные ряды сочетаний резко выделяются по своему
общему значению: ср. современное английское he will do - он сделает и he
would do - он сделал бы.

4
д) Иногда форма основного слова, входящая в данное словосочетание,
может иметь в этом словосочетании то же значение, что и в других
словосочетаниях, но тем не менее, изоляция данного словосочетания
происходит – вследствие известных синтаксических его особенностей как
целого, специфически сближающих его с определенными простыми
формами основного слова. [Ярцева, 67-68]. При этом может происходить
раздвоение внешне одного и того же словосочетания вследствие того, что
оно изолируется лишь в определенных случаях, в других же входит в
более общий ряд. Ср., к примеру, разные случаи с современными
английскими пассивными построениями. В таком предложении как “k” in
“keep” is palatalized, словосочетание is palatalized не обособляется по своей
структуре от таких словосочетаний, как is voiceless, palatal, и таких, как
becomes palatalized, remains palatalized. Наоборот, в предложении “k” is
frequently palatalized то же самое словосочетание может обособиться от
сочетания с прилагательным и специфически сблизиться с простой
словоформой palatalize, к примеру, в They frequently palatalize “k” and “g”.
Этому способствует наречие frequently, наталкивающее на мысль, что is
palatalized обозначает процесс, а вовсе не признак предмета. Такому
обособлению в современном английском языке способствует дополнение с
предлогом by, которое служит для выражения человека, который создает
действие [Смирницкий, 292-293]

5
Раздел 1. Развитие аналитичеких форм глагола в английском языке

1.1 Развитие форм будущего времени

В древнеанглийском не было специальной формы для передачи будущего


времени. Будущее действие выражалось с помощью формы настоящего
времени. При этом выступали контекстуальные уточнители временной
сферы действия или весь лексический состав предложения подсказывал
идею будущего:
Of Þê foro gæð Þe heretoza «от тебя произойдет тот вождь»; ic mê mid
Hruntinge dôm zewyrce oÞðe mêc deað nimeð «Я завоюю себе с помощью
меча славу, или смерть возьмет меня».
Также в древнеанглийском значение будущего времени могло быть
передано с помощью модального составного сказуемого. Как правило, в
этом случае выступали модальные глаголы sculan и willan в сочетании с
инфинитивом, однако и составное сказуемое с другими модальными
глаголами (cunnan, durran, môtan, mazan) также могло передавать наряду с
основным – модальным – значением и оттенок значения будущего
времени.
Временное значение для составного сказуемого с модальными глаголами,
в том числе с глаголами sculan и willan, вплоть до конца
древнеанглийского периода не является основным, потому что сами
модальные глаголы отчетливо сохраняют свое лексическое значение:
sculan - долженствования, willan - желания или волеизъявления:
Þonne sculon hie Þâs helle sêcan and Þas grimman grund «тогда они будут
искать (должны будут искать) тот ад и ту страшную бездну»; he wile eft

6
gesettan heofona rîce mid hlûttrum sâulum «он снова создаст (хочет создать)
небесное королевство с помощью чистых душ».
Описательные конструкции с sculan и willan, которые использовались в
древнеанглийском для передачи будущего времени, могли иметь более
или менее яркое временное значение. В конце древнеанглийского периода
увеличивается количество случаев, когда описательная конструкция
передает значение будущего действия с минимальной примесью
модальности:
Ic eow tô sôðe secgan wille and Þæs in life lige ne wyrðeð «Я расскажу вам
всю правду и о том, что есть в жизни недостойного»; Ne ðearf hî hopian nô
Þystrum forðylmed ... of Þâm wyrmsele, ac ðær wunian sceal âwa tô aldre «Он
не смеет надеяться победить мрак этого ада, но останется там жить
навечно» [Иванова, 162].
В среднеанглийский период передача будущего действия с помощью форм
настоящего времени все еще возможна, особенно с глаголами движения,
которые по своему лексическому значению способны отчетливо выражать
значение будущего:
Although it be soure to suffre, Þere cometh swete after «Хотя страдать
неприятно, после страдания придет радость» [Иванова, 142].
Однако, мы можем сказать, что в среднеанглийский период уже возникает
категория будущего времени из сочетаний глаголов shal и wil с
инфинитивом. В этих описательных конструкциях в дальнейшем развитии
начинает преобладать временное значение, а модальное либо совсем
утрачивается, либо становится второстепенным. Shal и wil начинают
играть роль вспомогательных глаголов, хотя в определенных условиях они
еще сохраняют свое модальное значение [Арсеньева, 201]. Таким образом,
происходит переход составного глагольного сказуемого в аналитическую
форму глагола.
Переход модального составного сказуемого в аналитическую форму
глагола связан с семантическим сдвигом: от модального способа
выражения будущего к созданию формы передачи объективного
будущего. Этот процесс связан и с изменением лексического и
грамматического значения самих модальных глаголов, входящих в
описательную конструкцию. Модальный глагол подвергается
лексическому опустошению и начинает специализироваться на передаче
грамматического значения объективного будущего. Параллельно с

7
процессом утраты собственного лексического значения происходит и
процесс утраты им самостоятельного синтаксического статуса: из
равноправного члена словосочетания «модальный глагол+инфинитив» он
превращается во вспомогательный глагол – часть морфологической
глагольной формы. Вся конструкция в целом при этом превращается из
словосочетания в единую морфологическую форму глагола.
Процесс превращения описательных конструкций с модальным глаголом в
аналитическую форму глагола начинается в среднеанглийском со
специализации части этих конструкций на передаче будущего времени.
Если в древнеанглийском конструкции с любым модальным глаголом в
сочетании с инфинитивом могли передавать в той или иной степени
будущее время, при этом сохраняя собственное модальное значение, то в
среднеанглийском для выражения будущего времени употребляются
только конструкции shall+инф. и will+инф.
And Arcite is exyled upon his heed For ever-mo as out of that contree, Ne
never-mo he shal his lady see «И Арсит изгнан под страхом смерти навечно
из той страны и никогда не увидит свою даму сердца».
Хочется сказать, что модальное значение глагола shall исчезает гораздо
раньше, чем модальное значение глагола will. В течение
среднеанглийского периода происходит полная грамматизация сочетаний
shall + инф. Во второй половине среднеанглийского периода, таким
образом, возникает аналитическая форма будущего времени глагола с
вспомогательным глаголом shall. Вспомогательный глагол shall в
среднеанглийский период употребляется для передачи будущего времени
во всех лицах:
Abyd, Robin, my leve brothe, Som bettre man shal telle us first another
«Подожди, Робин, мой дорогой брат, кто-нибудь другой расскажет нам
сначала свой рассказ».
Сочетания инфинитива с глаголом will в среднеанглийский период, хотя и
часто употребляются для передачи будущего времени, всегда имеют
дополнительный оттенок волеизъявления. Это свидетельствует о том, что
will еще не утратил полностью своего лексического значения: In this world
right now ne knowe I non So worthy to ben loved as Palamon,
That serveth yow, and wol don al his lyf «в этом мире я не знаю никого, кто
был бы столь достоин любви, как Паламон, который служит Вам и будет
(хочет служить всю свою жизнь)» [Иванова, 164-165].

8
Грамматизация сочетаний с will происходит лишь в ранненовоанглийский
период. В это время will во многих случаях полностью утрачивает свое
лексическое значение и превращается во вспомогательный глагол: Will
they tell us what this show meant?
Тогда можно утверждать, что в ранненовоанглийском параллельно
существуют две аналитические формы, передающие значение будущего
времени. В начале этого периода обе эти формы употреблялись для всех
трех лиц единственного и множественного числа:
I will sooner have a bread grow in the palm of my hand, than he shall get one on
his cheek.
Однако к середине XVII века вспомогательный глагол will начинает
вытеснять shall во 2 и 3 лице единственного и множественного числа.
Дальнейшее развитие формы будущего времени привело к
распространению форм с will на все лица и к созданию стяженных форм
типа I’ll do, he’ll do и т.д. Впервые эти формы были зарегистрированы в 17
веке [Иванова, 166].

Появление грамматической категории будущего времени привело к


изменению объема значения и употребления форм настоящего времени,
которые стали гораздо реже использоваться для обозначения будущих
действий [Аракин, 242].

1.2 Развитие перфектных форм

В древний период в английском языке не было категории временной


отнесенности (перфекта) и, следовательно, особых перфектных форм. В
них не было надобности, так как в языке этого периода существовала
система видов: несовершенного и совершенного. Формы совершенного
вида образовывались от форм несовершенного вида путем прибавления
различных префиксов, самым распространенным из которых был префикс
ge-, встречались также и некоторые другие a-, be-, for, например:
Settan - ставить, сажать, ge-settan - поставить, посадить; Risan
- вставать, a-risan – встать [Аракин, 239].

9
В древнеанглийском встречались сочетания глаголов habban и bêon с
причастием II. Глагол habban употреблялся в конструкции с прямым
дополнением и причастием II переходного глагола (he hæfd Þa bôc gewriten
«он написал ту книгу»); bêon - с причастием II непереходных глаголов (he
wæs âcumen «он пришел»). Обе конструкции передавали значение
состояния как результата предшествующего действия [Арсеньева, 201].
Причастие II в этих сочетаниях связано не только с глаголом, но и с
подлежащим, что проявляется в согласовании его с подлежащим:
Her syndon geferede, feorran cumene ofer geofenes begang Geata leode «Сюда
приехали, издалека прибыли по морю Геаты».
Причастия II geferede, cumene согласованы в числе и падеже с
подлежащим Geata leode. Случаи такого согласования в древнеанглийском
многочисленны. Кроме того, часто наблюдается дистантное расположение
глагола beon и причастия II.
Относительная самостоятельность причастия II по отношению к глаголу
beon, проявляющаяся в формальном согласовании его с подлежащим и
неконтактном расположении, свидетельствует о том, что причастие II
имеет самостоятельный синтаксический статус, а именно является
предикативным членом, а все сочетание представляет собой именное
составное сказуемое с глаголом-связкой beon [Иванова, 174-175].
Сочетания причастия II с глаголом habban еще в меньшей степени
грамматизованы в древнеанглийском, чем сочетания с beon.
Первоначально такие сочетания означали, что субъект владеет предметом,
которому присущ определенный признак, приобретенный в результате
действия, произведенного над ним. Затем они превращаются в способ
выражения результативности действия.
Например, предложение hie hæfdon hiera cyning aworpenne первоначально
означало: «они имели своего короля низложенного» (или
«низложенным»). Это значение можно еще отчетливее передать таким
переводом «они (подданные) имели своего короля в состоянии
низложенности». Причастие второе стоит в форме винительного падежа
единственного числа мужского рода, так как согласовано в роде, числе и
падеже с существительным – прямым дополнением cyning. Фактически,
однако, в этом предложении выражается результативное действие:
низложение короля было к этому времени уже завершено. Из этих
сочетаний развивается предпрошедшее время [Ильиш, 133].

10
Таким образом, здесь мы имеем дело с трехчленной синтаксической
конструкцией, состоящей из простого сказуемого, выраженного глаголом
habban, прямого дополнения и предикативного определения к
дополнению. Глагол habban в этой конструкции частично сохраняет свое
лексическое значение.
Ни одна из описываемых конструкций не может рассматриваться в это
время как аналитическая форма глагола, так как они недостаточно
грамматизованы и не унифицированы ни в отношении формы, ни в
отношении содержания.
По утверждению И. Ивановой, Л. Чахоян и Т. Беляевой наиболее
близкими к аналитическим формам перфекта следует считать те случаи,
когда habban и причастие второе не разъединены дополнением, а также
случаи отсутствия согласования между дополнением и причастием
вторым, например:
We habbaÞ oft gehyred Þæt men hatað Þysne dæg geares dæg «Мы часто
слышали, что люди называют этот день первым днем года»

К концу древнеанглийского периода наблюдается расширение


сочетаемости глагола habban: он начинает встречаться не только с
причастием вторым от переходных глаголов, но и с причастием вторым от
многих непереходных глаголов:
We to symbe geseten hæfdon «мы расположились пировать» [Иванова и др.,
175-176].
Уже в ранний среднеанглийский период происходит грамматизация
бывшего синтаксического сочетания habban + причастие второе. Прежде
всего это проявляется в полной потере собственного лексического
значения глагола habban и превращении его во вспомогательный глагол.
Следствием процесса грамматизации глагола habban явилась утра им
сочетаемости с прямым дополнением и тесное смысловое и формальное
объединение с причастием вторым. Во вновь возникшей аналитической
форме лексическое значении привносится причастием, а грамматическое
создается сочетанием обеих частей формы.
В результате распада сочетаемости habban с прямым дополнением этот
глагол получает возможность широко выступать с причастием вторым от
непереходных глаголов. Уже к середине среднеанглийского периода почти
все глаголы, кроме глаголов движения, образуют перфектные формы с
habban:
11
Longe we habben lein on ure fule synnes «долго мы пребывали в грехах»; we
abbeÞ ylieved in such vice «мы поверили в такой грех».
В результате образуется система аналитических перфектных форм глагола,
включающая Present Perfekt, Past Perfekt, Future Perfekt. Эти аналитические
формы для всех глаголов, кроме глаголов движения, строились с помощью
вспомогательного глагола to have в соответствующем времени и причастия
второго смыслового глагола.
Глаголы движения до конца среднеанглийского периода сохраняют
сочетаемость с глаголом to be:
At night was come into that hostelrye Wel nyne and twenty in a compagnie «в
эту ночь пришло в гостиницу двадцать девять человек».
По мнению исследователей, формы с глаголом to be также можно признать
аналитическими формами перфекта, так как они функционируют
параллельно аналитическим формам с have: передают аналогичное
значение и употребляются в аналогичных условиях контекста [Иванова и
др., 177].
Разграничение значения Present Perfekt и Past Indefinite в
среднеанглийском еще не произошло. Наряду со своим основным
значением – завершенности действия к моменту речи – Present Perfekt
может передавать значение завершенного действия безотносительно к
моменту речи:
He shal tellen othere two [tales], of aventures that whilom han bifalle «он
расскажет еще две истории о приключениях, которые тогда произошли».

Значение Past Perfekt очерчено более четко – выражение действия,


законченного раньше другого действия в прошлом:
And Þat was the iii day after Þat Þei hadden seyn the sterre whan Þei metten «и
они встретились на третий день после того, как они увидели эту звезду».
Однако в том же значении в течении всего среднеанглийского периода
может употребляться и форма простого прошедшего.
Таким образом, возникшая в среднеанглийский аналитическая форма
перфекта еще не обладала устойчивым грамматическим значением: хотя
основное ее видовое значение завершенности всегда присутствует,
соотнесенность с определенным моментом может отсутствовать. Формы
простого прошедшего могут дублировать перфект во всех случаях его
употребления [Иванова, 176-177].
12
В ранненовоанглийский период система форм перфекта продолжает
развиваться. У Шекспира налицо развитая система перфектных форм. При
этом иногда у него встречаются формы перфекта от непереходных
глаголов движения с вспомогательным глаголом to be, например: the deep
of night is crept upon our talk; whither are they vanished? This gentleman is
happily arrived. В дальнейшем такие формы постепенно выходят из
употребления [Ильиш, 361].
В результате формируется разграничение форм: формы с глаголом to be
начинают специализироваться на передаче состояния (the tree is fallen
«дерево лежит»), а формы с to have передают самое действие (the tree has
fallen «дерево упало»).
В этот же период происходит и окончательное размежевание значений
перфекта и претерита. К началу XVIII века Present Perfekt полностью
закрепляется в современном употреблении.
Что касается Past Perfekt, то значение предшествования для этой формы
четко устанавливается уже к XVI веку. К концу ранненовоанглийского
периода окончательно оформляется и второе значение Past Perfekt –
значение действия, завершенного к определенному моменту в прошлом
[Иванова и др, 178].

1.3 Развитие форм Continuous

Видовое значение длительности не имело специально закрепленной


формы выражения в древнеанглийском. В большинстве случаев оно
передавалось с помощью простой формы глагола, и лишь контекст
указывал на значение длительности:
Þa siglde he Þonan suðryhte be lande, swa-swa he mehte on fif dagum gesiglan
«тогда он плыл оттуда на юг вдоль берега так далеко, как он мог заплыть
за пять дней».
В ряде случаев длительное действие могло быть передано с помощью
особой синтаксической конструкции – именного составного сказуемого,
выраженного глаголом beon (wesan) и причастием I: seo eorðe is berende
missenlicra fugela «эта земля вскармливает много птиц».

13
Значение длительности, передаваемое сочетанием «beon (wesan) +
причастие I», носит принципиально иной характер, чем значение
длительности, присущее современным формам Continuous; это
длительность неопределенная, не ограниченная во времени. Это значение
ближе к значению имперфективности, чем к значению современных
«длительных времен» [Иванова, 181].
В этот период указанное сочетание имело также широко распространенное
значение соотнесения прошлого действия с моментом речи, например: Þa
cwæÞ he se to him sprecende wæs - Тогда сказал тот, кто с ним
разговаривал.
Кроме этого, сочетание глагола wesan с причастием I имело еще другие
значения: оно выражало более постоянный характер действия, обозначало
начальную или конечную стадию действия и т.д. [Аракин, 242].
С 14 века начинается количественный рост описательных конструкций,
состоящих из to be + причастие I. Одновременно появляется еще один
способ передачи длительного действия с помощью синтаксической
конструкции, состоящей из глагола beon (wesan) и обстоятельства,
выраженного герундием с предлогом in или on:
He was on hunting «он был на охоте».
Эта конструкция с момента своего возникновения передавала значение
длительного действия, ограниченного во времени, то есть значение,
присущее современному Continuous.

В течение XV века предлог редуцируется в элемент а-, который


добавляется к герундию. Так возникают две параллельные конструкции,
различающиеся лишь элементом а-: is speaking, is a-coming.
Внешнее совпадение этих построений привело к их слиянию, которое
произошло, по-видимому, уже в XVI веке.

Элемент а- употребляется вплоть до конца XVII века. Только начиная с 18


века Continuous окончательно приобретает современный вид.
Возникновение Continuous как единой аналитической формы относится к
ранненовоанглийскому периоду. В это время глагол полностью проходит
процесс грамматизации и превращается во вспомогательный глагол. Обе
части бывших синтаксических конструкций объединяются и начинают
передавать единое грамматическое значение.

14
Аналитическая форма будущего времени длительного разряда появляется
также в начале ранненовоанглийского периода, хотя отдельные случаи ее
употребления встречаются и в XIV и в XV веках:

In 20 years’ time you will be saying what a good time you had with me.
Эта форма, однако, была малоупотребительной вплоть до XX века, когда
она получила модальную окраску и стала широко употребляться в
разговорном языке.
Пассивное значение передается активными формами длительного разряда
вплоть до последней четверти 18 века. Активные формы с пассивным
значением отмечены для всех периодов развития английского языка:
Of Corni & Waille, Þat was wynning, Hadde Cornewaille Þe name gynnyng «от
Корна и Уэльса, которые были завоеваны, и получил свое название
Корнуолл». В активных формах с пассивным значением а- обычно не
употребляется. Пассивные формы зарегистрированы с конца 18 века: The
treaty was being discussed.
Первые случаи употребления Perfekt Continuous зарегистрированы в конце
14 века:
Heere in the temple of the Goddesse Clemence we han ben waitynge al this
fourtenyght «здесь, в храме богини милосердия, мы ждем уже две недели»
[Иванова и др, 182-183].
Однако широкое распространение формы Perfekt Continuous приобретают
только с XVIII века. Значение форм Perfekt Continuous с момента их
возникновения было таким же, как и в современном языке: значение
процесса, начавшегося ранее определенного момента во времени и
максимально приближающегося к нему [Жигадло, 98].
Как говорит Б.А. Ильиш, в XIX веке употребление форм длительного вида
распространяется на целый ряд таких случаев, в которых ранее
употреблялись формы общего вида. Но вначале 19 века формы
длительного вида считались принадлежностью разговорного стиля и не
допускались в поэзию. Вордсворт впервые употребил формы длительного
вида в своем стихотворении „Written in March“ (1802):
The cock is crowing,
The stream is flowing etc.

15
Впоследствии, однако, формы длительного вида гораздо глубже проникли
в самые разные стилистические сферы языка [Ильиш, 363].

1.4 Развитие форм пассива

В древнеанглийском не было особых пассивных форм глагола. Значение


пассива передавалось синтаксически с помощью именного составного
сказуемого, представлявшего собой сочетания глаголов-связок beon
(wesan) и weorÞan с причастием вторым переходных глаголов. Значение
пассивности, свойственное самому причастию II, и создавало
специфическую пассивную окраску именного сказуемого, в состав
которого оно входило.
Различия между формами сказуемых с beon и с weorÞan определяются
различием в семантике этих глаголов-связок:
Þær wearÞ Ordheh cyninges Þegn ofslægen «там был убит Ордхех, слуга
короля»; Þæt geweorc geworct wæs «эта крепость была построена».
Из этих двух форм, форма с weorÞan передавала более четко значение
пассива. Этим, по-видимому, объяснялся количественный рост таких форм
к концу древнеанглийского периода. Исследователи древнеанглийского
пассива отмечают, что в начале периода употребление форм с weorÞan
составляло всего 10-13 %, а концу периода – 35-40 %.
Составное сказуемое с weorÞan + причастие II передавало только значение
пассивного действия. Составное сказуемое с wesan (beon) и причастием II
передавало два значения: значение пассивного действия и значение
состояния:
We synd aworpene hider on Þas deopan dalo «Мы изгнаны сюда в эти
глубокие долины»; Dær wæron bollan steape boren «Сюда были принесены
высокие сосуды». сослагательный наклонение глагол текст
Функционирование пассивных оборотов в древнеанглийском было
относительно ограниченным: пассивный оборот с глаголом употреблялся
только от переходных глаголов, а с глаголом weorÞan – только от
переходных предельных.

16
В.Н. Ярцева считает, что пассивные обороты в древнеанглийском в
основном употребляются только тогда, когда активно действующее лицо
неизвестно или когда о нем принятно не говорить. «Агенс» действия при
пассивном обороте выражен в исключительно редких случаях. Если он
представлен в предложении, то выражается существительным или
местоимением в дательном падеже с предлогом of или from:
Him wære from drihtne sylfum heofonlic gifu forgifen «ему был подарен
самим господином небесный дар» [Ярцева, 217].
Большинство отечественных исследователей (Б.А. Ильиш, В.Д. Аракин, И.
П. Иванова, Л. П. Чахоян, Т. М. Беляева и др.) отмечают, что
существующие конструкции в древнеанглийский период не представляли
собой еще аналитические залоговые формы.
Становление аналитических пассивных форм глагола происходит в
среднеанглийский период. Дальнейший процесс грамматизации приводит
к полной утрате лексического значения глаголом-связкой и к
превращению его во вспомогательный глагол. Этот процесс затрагивает
как глагол wesen, так и глагол wurthen. Исчезает разграничение этих форм
по значению, которое отмечалось в древнеанглийском.
Одновременно с этим исчезает и согласование бывшего предикативного
члена с подлежащим. В среднеанглийском причастие теряет падежные
окончания и становится неизменяемой формой.
Благодаря этим двум важнейшим изменениям в среднеанглийском
возникает аналитическая форма пассива, характеризующаяся неразрывной
слитностью ее частей, из которых первая (вспомогательный глагол)
полностью лишена своего лексического значения и которые в
совокупности передают грамматическое значение пассива:
And that was sayd in forme and reverence «и это говорилось вежливо и
почтительно».
Конструкция wurthen + причастие II оказалась недолговечной, глагол
wurthen в течение среднеанглийского периода вообще перестал
употребляться, сначала на севере и на востоке, а к концу периода – на юго-
западе. У Чосера форма с wurthen не употребляется. Исчезновение wurthen
в пассивных формах глагола может объясняться тем, что он перестает
функционировать как самостоятельный полнозначный глагол. Не
сохраняется он и в служебных функциях: в качестве вспомогательного
глагола для образования форм пассива и будущего времени. Таким
17
образом, к концу среднеанглийского периода сохраняется только
аналитическая пассивная форма глагола с вспомогательным глаголом
wesen (ben).
К концу среднеанглийского периода появляются аналитические пассивные
формы для всех времен группы Indefinite, для группы Perfect, а также
пассивные формы инфинитивов обеих этих групп:
The tresoun that to wommen hath ben do «измена, которая была сделана по
отношению к женщинам»; He knew wel that Troye sholde destroyed be «он
хорошо знал, что Троя будет разрушена».
В среднеанглийском резко возрастает количество случаев употребления
«агенса» действия при глаголе в страдательном залоге. Расширяется и
группа предлогов, вводящих «агенс» действия – of, from, by, mid, through,
with:
A lefdi was thet was mid hire moon biset al abouten «там была дама, которая
была потрясена ее рыданиями»; he was taught of a clerke «его обучал
клерк».
Самым распространенным предлогом в течение среднеанглийского
периода был предлог of; с конца XIV века он начинает вытесняться
предлогом by. В ранненовоанглийском оба предлога представлены весьма
широко:
A lady, sir, though it was said she much resembled me, was yet of many
accounted beautiful; We are merely cheated of our lives by drunkards.

Полная замена предлога of предлогом by происходит лишь к концу


ранненовоанглийского периода и, по-видимому, связана с тем, что за
предлогом of закрепляется грамматическое значение атрибутивности
[Иванова и др, 170-172].
В среднеанглийский период сфера употребления страдательного залога
расширяется по сравнению с древнеанглийским: подлежащим
страдательного залога может стать и такое слово, которое в предложении
со сказуемым в действительном залоге было бы, по нормам
древнеанглийского языка, косвенным дополнением. Так, у Чосера
встречаются такие случаи употребления страдательного залога:
I may you devyse how that I may be holpe «я могу вам показать, как мне
можно помочь» (в древнеанглийском глагол управлял дательным падежом
и в страдательном залоге употребляться не мог) [Ильиш, 249].
18
1.5 Развитие форм сослагательного наклонения

Сослагательное наклонение выражает действие предполагаемое. Сфера


употребления этого наклонения в древнеанглийский период довольно
обширна. Употребление его в главном предложении отличается от
употребления в подчиненном.
В главном предложении сослагательное наклонение употребляется для
выражения желания:
Se Þe me Þenige, fylige he me «кто хочет служить мне, тот пусть следует за
мной».
Оно употребляется также в главном предложении нереального условного
периода:
Hæfde ic ælteowe Þenas, nære ic Þus aeÞelice oferswiÞed «если бы у меня
были хорошие таны, я бы не был так легко побежден».
В подчиненных предложениях сослагательное наклонение употребляется
еще шире, чем в главных. Оно характерно для условных предложений:
Onsende Higelace, gif mec hild nime, beaduscruda betst «пошли Хигелаку,
если меня возьмет бой (то есть я погибну в бою), лучшую из кольчуг».
Сослагательное наклонение употребляется также в дополнительных
предложениях, при глаголах приказания:
Ic ðe bebiode ðæt ðu do, swæ ic geliefe, ðæt ðu wille «я тебе велю, чтобы ты
сделал, как я думаю, что ты сделаешь».
Сослагательное наклонение встречается также в уступительных
предложениях и во временных предложениях с оттенком предположения:
Ne meahte ic æt hilde mid Hruntinge wiht gewyrcan, Þeah Þæt wæpen duge «не
смог я в бою Хрунтингом (мечом) ничего сделать, хотя это оружие
сильно»; «ждал много лет, прежде чем пустился в путь».

Сослагательное наклонение употребляется и в косвенной речи:


He sæde ðæt Norðmanna land wære swyÞe lang and swyÞe smæl «он сказал,
что страна скандинавов очень длинная и очень узкая» [Ильиш, 132-133].
19
В среднеанглийский период происходят значительные изменения в
развитии форм сослагательного наклонения, которые объясняются
общими изменениями в системе спряжения глаголов. В результате этих
изменений формы сослагательного наклонения оказываются в
большинстве случаев одинаковыми с формами изъявительного
наклонения.
Специфическая форма сослагательного наклонения четко сохраняется
лишь для глагола ben: Наст. вр.: be, ben
Прош. вр.: were, weren
Возникшая в среднеанглийском нечеткость в оформлении сослагательного
наклонения имела два следствия. Во-первых, оно начало смешиваться с
изъявительным наклонением и вытесняться последним. Во-вторых, с ним
начинают конкурировать формы модального составного сказуемого,
передававшие те же оттенки значения:
Com of and speed thee faste, lest that oure neighebores thee espie «Уходи и
поспеши, чтобы тебя не заметили соседи»; but I have hir mercy and hir
grace, That I may seen her atte leeste weye, I nam but deed «я умру, если я не
получу ее разрешения на то, чтобы я мог изредка видеть ее».
В течение всего среднеанглийского периода, однако, формы с модальными
глаголами передавали не только значение сослагательного наклонения, но
и то значение, которое было присуще этим модальным глаголам. Именно
поэтому их нельзя считать аналитическими формами сослагательного
наклонения.
Таким образом, в течение среднеанглийского периода сослагательное
наклонение представлено по-прежнему синтетическими формами,
которые употребляются, однако, довольно редко (за исключением форм от
глагола ben). Конструкции с should, would, may, might + инфинитив, хотя и
широко представлены, однако не достигли еще статуса аналитических
форм [Иванова и др. 189-190].
Возникновение аналитических форм сослагательного наклонения связано
с утратой некоторыми модальными глаголами собственного лексического
значения в сочетании с инфинитивом. Процессу морфологизации, то есть
перехода в аналитическую форму сослагательного наклонения, в
ранненовоанглийском подверглись сочетания might + инф., should + инф.,
would + инф. и частично may + инф.:

20
I shall crave of you your leave that I may bear my evils alone.; I would be loth
to cast away my speech.
В ранненовоанглийский период происходит закрепление новых
аналитических форм сослагательного наклонения за различными типами
придаточных предложений, а также возникает определенное соотношение
форм в главном и придаточном предложениях условного периода.
К концу периода сослагательное наклонение перестает употребляться в
некоторых типах придаточных предложений, а именно, в дополнительных,
временных и уступительных придаточных предложениях употребляется
изъявительное наклонение.
В ранненовоанглийский период происходит разграничение аналитических
форм сослагательного наклонения для передачи предполагаемого действия
в настоящем (или будущем) и в прошедшем: в первом случае
употребляется вспомогательный глагол и инфинитив группы Indefinite, во
втором – перфектный инфинитив:
You might do much.; He might have took his answer long ago.
Одновременно с этим происходит и разграничение форм прошедшего
времени сослагательного наклонения (if I knew, if I had) и перфектной
формы (if I had known). Последняя начинает использоваться как одна их
форм сослагательного наклонения в ранненовоанглийский период: If he
had looked, he would have seen the lights.
Смешение форм сослагательного и изъявительного наклонений
проявлялось в отдельных случаях вплоть до конца ранненовоанглийского
периода [Иванова и др., 190-191].
Таким образом, формирование аналитических форм в английском языке
происходило на протяжении многих веков. В древнеанглийском языке
было определенное количество сочетаний служебных и полуслужебных
глаголов с формами причастия и инфинитива, но ни одно из этих
сочетаний, хотя и выделявшихся своей частотностью употребления,
окончательно с простыми словоформами не сблизилось и рассматриваться
в качестве аналитической формы не может. Такими сочетаниями,
стоявшими на пути превращения в аналитические формы, были
следующие:
- Сочетание служебных глаголов wesan / bêon и weorðan с причастием
вторым переходных глаголов > будущий страдательный залог.

21
- Сочетание служебного или полуслужебного глагола habban с
причастием вторым переходных глаголов и глагола wesan / bêon с
причастием вторым непереходных глаголов > будущие перфектные
формы.
- Сочетание полуслужебного глагола willan / sculan с инфинитивом
глагола > формы будущего времени.
- Сочетание служебного глагола bêon / wesan с причастием первым
глагола > формы длительного вида.
Эти типы словосочетаний в древнеанглийском языке были в разной
степени близки к простым словоформам.
В среднеанглийский период эти формы находятся на пути превращения в
аналитические.
- Возникает категория будущего времени из сочетаний глаголов shal и
wil с инфинитивом. Shal и wil начинают выступать как вспомогательные
глаголы, хотя в определенных условиях они еще сохраняют свое
модальное значение.
- В перфектных формах происходит грамматизация бывшего
синтаксического сочетания habban + причастие второе, вследствие чего
habban превращается во вспомогательный глагол и все более вытесняет
перфектные формы с wesan.

- Появляется способ передачи длительного действия с помощью


синтаксической конструкции, состоящей из глагола beon (wesan) и
обстоятельства, выраженного герундием с предлогами.

- В пассивных конструкциях глаголы wesen и wurthen теряют


лексическое значение и превращаются во вспомогательные глаголы, в
последствие wurthen исчезает.

- Сослагательное наклонение начинает смешиваться с изъявительным


и получает в качестве конкурентной формы модальное составное
сказуемое, передававшее те же оттенки значения.
Ранненовоанглийский период характеризуется широким употреблением
аналитических глагольных форм в виде, приближенном к современному.
Процесс развития аналитических форм в этот период подтверждается
вытеснением одних вспомогательных глаголов другими, смене предлога,

22
появлении новых форм (Perfect Continuous), уточнении значения времен и
так далее.
Таким образом, можно утверждать, что к концу ранненовоанглийского
периода аналитические глагольные формы в основном сформировались,
хотя становление отдельных форм (например, некоторые формы
Continuous) продолжается вплоть до ХХ века.

23
Раздел 2. Аналитические формы глаголы в текстах разных
исторических периодов развития английского языка

2.1 Появление аналитических форм глагола в древнеанглийский


период

Исследование текстов древнеанглийского периода позволяет обнаружить


конструкции, из которых в последствие развиваются аналитические
глагольные формы.
Приведенные ниже отрывки из перевода Евангелия относятся к VIII веку
н.э., то есть являются одними из ранних памятников древнеанглийского
периода.
Cap. II. 1. And after sone infoerde carpharnum Þe byrig æfter dagum and
gehered wæs Þætte in huse wære. gehered wæs (было услышано) -
представляет собой конструкцию, лежащую в основе современного
страдательного залога, состоящую из глагола wesan и причастия второго.
Такие конструкции с пассивным значением в древнеанглийском могли
образовываться только с причастием переходных глаголов. Употребление
пассивных оборотов ограничивалось в основном случаями, когда активно
действующее лицо неизвестно или когда о нем считают уместным не
говорить.
2. and efne comon monige Þus Þætte ne mæhte foan ne to dore and
sprecende wæs heom word. sprecende wæs (и говорил с ними) - именное
составного сказуемого, выраженное глаголом beon (wesan) и причастием
I, является распространенной конструкцией в древнеанглийском и
представляет собой прообраз Continuous. Кроме обозначения
длительности данная форма имеет целый ряд других значений. В данном
предложении указанная конструкция имеет, по-видимому, не только
значение длительности, но и широко распространенное значение
соотнесения прошлого действия с моментом речи.
3. and comon toferende to him Þone eorð-crypel seðe from feowrum wæs
geboren.

24
… eorð-crypel seðe from feowrum wæs geboren (калека, несомый
несколькими людьми) – конструкция с пассивным значением, состоящая
из глагола wesan и причастия второго. В данном предложении представлен
и агенс действия, выраженный существительным в дательном падеже с
предлогом from.
13. and færende wæs æfter sona ec to sæ eall Þa Þreat cymende to him and
lærde hia.
14. and miðÞy Þonan foerde gesæh ... sittende to geafol-monunge and cweÞ
to him: folga me and aras fylgende wæs him. færende wæs æfter sona ec to sæ
(поехал вскоре к морю) fylgende wæs him (последовал за ним)
Сочетания, состоящие из глагола beon (wesan) и причастия I, в данных
случаях, по всей видимости, имеют значение не столько длительности,
сколько начала действия, также свойственного этой конструкции в
исследуемый период.
В письме Эльфрика – предисловии к его переводу библейской «Книги
бытия» (10 век) мы встречаем:

... sum oðer man Þe hæfde awend fram Isaace Þa boc oÞ ende (кто-то другой
тебе уже перевел от Исаака эту книгу до конца). hæfde awend – сочетание
глагола habban и причастия второго от переходных глаголов,
употребляющееся в древнеанглийский период, предшествует перфекту,
развивающемуся в последствии на его месте. В данный период habban
сохраняет еще свое лексическое значение и не является вспомогательным
глаголом (то есть «имел эту книгу переведенной»). Так как данное
произведение относится к концу древнеанглийского периода, причастие
второе употребляется уже в неизменяемой, несогласованной с
дополнением форме, и не отделяется от глагола habban другими членами
предложения, как это часто случалось в более ранние периоды (hê hæfde
hi-ne ze-bunden-ne «он имел его связанным»).
Для древнеанглийского периода характерно широкое употребление форм
настоящего времени не только для обозначения настоящего, но и для
обозначения будущего действия:
zif mîn fæder mê handlaÞ amd mê gecnæwð, ic ondræde Þæt hê wêne Þæt ic
hine wylle beswîcan and Þæt hê wirîze mê. (Если мой отец до меня
дотронется и меня узнает, я боюсь, что он подумает, что я его хочу
обмануть, и что он меня проклянет).
25
Это свидетельствует о том, что формы будущего времени в исследуемый
период еще не были в достаточной степени сформированы и не
употреблялись регулярно.

2.2 Аналитические форм и их становление в среднеанглийский период

Предлагаю рассмотреть примеры указывающие на развитие глагольных


аналитических форм. Для этого, мы можем рассмотреть отрывки из
постановочного произведения, популярного в 16 веке. „York Mystery Play“
(1340-1350), ссылающиеся на библейские события. Цитирруемый
фрагмент, ссылается на разговор Ноя с женой, которая противилась взойти
на ковчег
Scene III
I FILLIUS. Fadir, I haue done nowe as ye comaunde.
NOE. Scho is welcome … This world sall sone be waste awaye. (Wife comes
in) …

VXOR. Trowes Þou Þat I wol leue Þe harde lande…


Now, Noye, in faythe Þe fonnes full faste,
This fare wille I no longe frayne,
Þou arte nere wood, I am agaste,
Fare-well, I wille go home agayne.
NOE. O! Woman, arte Þou woode?
Of my werkis Þou not wotte,
All Þat has ban or bloode
Salle be ouere flowed with Þe floode …
VXOR. Noye, Þou myght haue leteyn me wette,
Erly and late Þou wente Þer outte,
And ay at home Þou lete me sytte,
To loke Þat nowhere were wele aboutte …
Thow shulde haue witte my wille,
26
Yf I wolde sente Þer tille …

Ознакомившись с отрывком, мы видим изобилие аналитических форм,


вполне сложившегося перфекта. (I haue done nowe as ye
comaunde «я сделал, как ты приказал»). В тексте, используемый
глагол «to have» указывает нам на своё вспомогательное качество,
в то же время причастие находится в той же форме, не отделяясь,
другими членами предложения от вспомогательного глагола.

Наблюдаем формы будещего времени мы и в частях, созданных


благодаря использованию глаголов с инфинитивом shal и wil
Глаголы shal и wil в данном контексте, используются как
вспомогательные глаголы, при том что оставляют своё
модальное значение (I wol leue Þe harde lande… «Я остаюсь /
хочу остаться на твердой земле»; This fare wille I no longe frayne
(Я не буду желать этой поездки / не хочу просить), I wille go
home agayne (Я пойду / хочу пойти домой). Strang B. A в своих
работах утверждает, что глаголом will в сочетании
инфинитивом хотя и часто использовался в среднеанглийский
период, в том числе и для передачи информации о будущем
времени имен в себе возможность свободного волеизъяснения.
Так же мы можем наблюдать и будущее время в пассивной форме.
Примером этих форм, особенно в древнеанглийском периоде и
последующее их развитие в среднеанглийский период (This world sall
sone be waste awaye «Этот мир будет вскоре
уничтожен»; Salle be ouere flowed with Þe floode «все будет залито водой»).

На данных цитатах, мы можем заметить, что эти формы


распространены и вполне сформированы уже в середине 14 века.

Данные примеры демонстрируют нам наличие форм сослагательного


наклонения, что в свою очередь показывает конструкцию ««модальный
глагол (should, would, may, might) + инфинитив».
Ссылаясь на работы Strang B. A, не стоит считать эти формы
аналитическими формами сослагательного наклонения, ведь модальные
27
глаголы не утрачивают своё лексическое значение.
Þou myght haue leteyn me wette (ты должен был бы дать мне утонуть);
Thow shulde haue witte my wille (ты должен был бы исполнить мою волю).
Такие соединения как: might + инф., should + инф. исследуемый период
принято относить к наиболее распространенным.
По данным примерам, разграничение аналитических форм глагола
сослагательного наклонения для передачи предполагаемого действия в
будущем либо в прошедшем к середине 14 века уже состоялось, однако в
первом примере используется перфектный инфинитив (myght haue leteyn;
shulde haue witte), в другом же, вспомогательный глагол и инфинитив
группы Indefinite

2.3 Аналитические формы и их завершение


становления в ранненовоанглийский период

Данный период изобилует примерами аналитических


глагольных форм.

So, in the “Utopia” of Thomas More (1551 year) we meet:


Second book, chapter 9. From the conclusion.
Nowe I have declared and descrybyd unto yowe, as truely as I coulde, the
foorme and ordre of that common wealth, which verely in my judgement is not
onlye the best, but also that whiche alone of good ryght may clayme and take
upon it true name of a common wealthe or publique weale ... Here where
nothynge is pryvate, the commen affayres be earnestly loked upon. And truly on
both partes they have good cause so to do as they do. For on other countreys
who knoweth not that he shall sterve for honger, onles he makes some severall
provision for himself, though the commen wealthe floryshe never so much in
ryches? And therefore he is compelled, even of verye necessitie, to have regarde
to him selfe rather then to the people, that is to saye, to other. Contrarywyse,
there where all thynges be commen to everye man, it is not to be dowted that
any man shal lacke anye thynge necessarye for hys pryvate uses, so that the
commen store howses and barnes be sufficientlye stored.

28
Изучив данный отрывок текста, мы видем в нём сформированные формы
будущего времени (shall sterve; shal), перфекта (have declared and
descrybyd) и страдательного залога (be earnestly loked upon; is compelled;
В данной конструкции XVII века, глагол «shall» используется как
вспомогательный глагол, который как известно использовался так же
часто для замены глаголом will.
In Shakespeare's Macbeth tragedy, we meet:
LADY. The Thane of Fife had a wife: where is she now? What, will these hands
never be cleaned? No more o ’ that, my lord, no more o’that; you marr all with
this starting.
DOCT. Go too, you have known what you should not.
GENT. She has spoke what shee should not, I am sure of that: Heauen knowes
what she has knowne.
LADY: Heere’s the smell of the blood still; all the perfumes of Arabia will not
sweeten this little hand. Oh, oh, oh.
DOCT. What a sigh is there; The hart is sorely charged.
GENT: I would not haue such a heart in my bosome, or the dignity of the whole
body …
Аналитической формой перфекта в этом произведении, указывает
наличие (you have known; She has spoke; she has knowne), пассивных
форм будущего времени (will these hands never be cleaned),
страдательного залога (The hart is charged), сослагательного наклонения
(I would not haue…), будущего времени (the perfumes will not sweeten).

Исследуя памятники письменности разных временных эпох,


позволяет сделать нам заключение опираясь на примеры
указанные мной в первой главе.

Характерной чертой языка древнеанглийской эпохи, является практически


полное отсутствие аналитических форм глагола. Зарождения этих
глаголов мы видим в словах: глагола wesan и причастия первого (будущие
формы Continuous), глаголов habban / wesan и причастия второго
(будущие перфектные формы).
Характерной чертой языка среднеанглийской эпохи, является
29
закреплённое в использование, однако не до конца сформированной
системой. При обозначении будущего использовались глаголы shal / wil,
при том что, они активно формируют своё модальное значение.
Изучение же работ раннеанглийского периода показывает нам обширное
употребление с использованием всей структуры и значения аналитических
глагольных форм.

которых уже максимально приближены к состоянию современного


английского языка.

30
Заключение

Современному английскому языку характерно изобилие аналитических


форм глагола. Детальный анализ этой проблемы в диахроническом
аспекте даёт нам понять, что эта черта не была свойственна английскому
языку изначально – она сформировалась на протяжении многих веков.
После ознакомления с работами учёных выясняется, что в
древнеанглийский период не существовала аналитическая форма глагола,
её появление свойственно только в последующие периоды. Вместо него в
речи вместо страдательного залога, предшествия и передачи значения
будущего времени имели место быть свободные сочетания. При таком
обращении глагол-связка не теряла своей самостоятельности и не
сохраняла своё лексическое значение.
Таким образом, отдельная словоформа не представляла подобные
сочетания.
Момент перехода в аналитические конструкции становится, заметен
только в среднеанглийский период развития и то с некоторыми
допущениями. Примером этому служат модальные глаголы, которые
использовали как для страдательного залога, так и для акцента на
будущую специфику времени.
В проделанной мной работе не были найдены источники, указывающие
на упорядоченные нормы их потребления и активное становление форм.
Полное же становление аналитических форм английского языка, можно
отнести к ранненовоанглийскому периоду, притом, что отдельные части
вместе с критериями их употребления развивались вплоть до 20 века.

31
Список использованных источников

1) Арсеньева М.Г., Балашова С.П., Берков В.П., Соловьева Л.Н. Введение


в германскую филологию. – М.: ГИС, 2003.
2) Аракин В.Д. Очерки по истории английского языка. – М., 1955.
3) Бруннер К. История английского языка. – М.: Иностранная литература,
т. 1-2, 1955-1956.

4) Жигадло В.Н., Иофик Л.Л., Иванова И.П. Современный английский


язык. – М., 1956.
5) Ильиш Б.А. История английского языка. – Л., 1973.
6) Иванова И.П., Чахоян Л.П., Беляева Т.М. История английского языка.
Учебник. Хрестоматия. Словарь. – СПб., 1998.

7) Иванова И.П., Чахоян Л.П. История английского языка. – М., 1976.

8) Расторгуева Т.А. История английского языка. – М., 2002.


9) Смирницкий А.И. Древнеанглийский язык. – М.: МГУ им.
Ломоносова, 1998. – 318 с.
10) Смирницкий А.И. Хрестоматия по истории английского языка с VII по
XVII в. – М., 1998.

11) Ярцева В.Н. Развитие национального литературного английского


языка. – М., 1969.
12) Baugh A., Cable Th. A History of the English Language. New York, 1978.
13) Strang B. A History of English. London, 1974.

32