Вы находитесь на странице: 1из 12

Типы погребений античных государств

Северного Причерноморья
1. Погребальные обряды Северного Причерноморья

Античные некрополи раcполагались в непосредственной близости от городов за пределами их


оборонительных стен. Наряду с грунтовыми могильниками они включают и курганы. Ранее V в. до
п. э. некрополи состояли только из грунтовых могил. Курганные захоронения встречаются в
Греции, в Западном Причерноморье их значительно больше. Несмотря на это, широкое
распространение курганов вокруг городов Северного Причерноморья большинство иссле-
дователей связывают со скифскими традициями. Господствующим обрядом погребения было
трупоположения в простых могильных ямах. Трупосожжения встречаются почти во всех
некрополях северопричерноморских городов, но сравнительно редко. Чаще всего обряд,
кремации считают греческим, несмотря на спорное его применение различными племенами
Северного Причерноморья. Наиболее высок процент могил с трупосожжением был в Херсонесе
эллинистического периода - до 25%. В Пантикапее трупосожжения в VI — V вв. до н. э. составляют
примерно 10—13%, а к эпохе эллинизма их доля снижается до 3% Совсем незначительно число
могил с трупосожжением в Ольвии. Греческим погребальным обрядом является обычай хоронить
детей в амфорах пли крупных сосудах. В Ольвии захоронения в амфорах отмечены и в
архаический и римский периоды. Они встречаются в Херсонесе, реже в Пантикапее — только в V
—IV вв. до н. э., значительно чаще в азиатской части Боспора. В Фанагории они известны на
протяжении всей античной эпохи, встречаются в Гермонассе, Кепах, Танаисе

Значительно труднее выяснить вопрос, с какими традициями связаны захоронения и простых


могильных ямax прямоугольной формы или со скругленными углами. Они одинаково характерны
для античных и местных могильников. Более показательны дополнительные конструкции в
могилах или отдельные черты обряда. Часто встречающиеся деревянные надмогильные
перекрытия объясняют влиянием местного погребального обряда. Прием покрытия могил поверх
деревянного настила слоем камки встречается в пантикапейском некрополе VI в. до н. э., но
особенно широко он распространяется па азиатской стороне Боспора, так как он был обычен у
окрестных племен. Могилы с каменными перекрытиями и часто с дном и стопками, выло-
женными камнем, были одинаково распространены в античном и племенном мире.

Связь погребальных традиций с обрядовыми нормами греческой метрополии особенно отчетливо


проявляется в VI—V вв. до н. э. Почти во всех некрополях этого времени покойники, как правило,
лежат головой на восток, что считают влиянием греческой традиции, так же, как и обычаи ставить
над могилами стелы с надписями и рельефами или антропоморфные надгробия; хоронить в
гробах и саркофагах, класть в могилы предметы палестрического характера и монеты. Подбор
вещей, которые клали в могилы, зависел от пола и возраста, положения в обществе и
материальных возможностей умершего. Все, что употреблялось умершим при жизни, могло быть
положено в могилу. Так, в могилу воина клали оружие, юноши-палестрита — стригиль и сосудике
для масла, женщины — украшения и статуэтки, ребенка — игрушки. Часто в могилы ставили
сосуды и светильники. Терракотовые статуэтки клали в могилы как изображения богов и как
любимые вещи. В монументальных склепах стояли жертвенные столы, куда родственники
приносили дары умершему.

Варварские погребальные традиции проявляются в некрополях почти каждого города. С ними свя-
зывают конструкции могил, невосточную ориентировку погребенных, подсыпку и подстилку в
могилах, употребление для захоронении деревянных колод, скорченное положение костяков,
наличие в могилах красной краски, мела, напутственной пищи и специфические предметы
погребального инвентаря, такие, как оружие, ножи, точила, бусы ярких расцветок, лепные
курильницы, разбитые зеркала и т. д. Выводы исследователей о том, что считать греческими
чертами, что варварскими, часто расходятся. Так, захоронения со скорченными костяками
большинством исследователей расцениваются как признаки проникновения и город местного
населения, однако, такие захоронения в Херсонесе считают греческими Вместе с тем
хорсонесские захоронения со скорченными костяками норных иском нашей эры связывают с
сарматами. По-разному расцениваются находки оружия м могилах. М. И. Ростовцев считает, что
оружие свидетельствует о принадлежности могил негреческому населению, а Г. А. Цветаева
придерживается мнения, что это могилы греков. Наибольшее распространение в античных
некрополях Северного Причерноморья получили, по-видимому, те обычаи, которые соответ-
ствовали традициям, распространенным как греческом, так и варварском мире. К ним относится и
устройство ни могилах тризны, своего роди поминок, от которых сохранялись скопления костей
животных и птиц и множество битой, посуды. Остатки тризн встречаются и в грунтовых и в
курганных некрополях. Е. Г. Каста-наян констатирует широкое распространение этого обряда в
Гомеровской Греции и приходит к выводу, что первые переселенцы перенесли его в Северное
Причерноморье, где он и нашел благоприятную почву.

С IV в. до п. э. наблюдается большее разнообразие в типах погребальных сооружений. Во второй


половине IV в. до н. э. вначале в Ольвии, а затем и в других городах, появляются земляные
склепы. В Ольвии они составляют больше 50% захоронений. В некрополях Пантикапея, Тузлы,
Гермонассы, Кеп,. Фанагории, Тирамбы земляные склепы появляются в III в. до н. э. в Херсонесе с I
в. н. э. Конструкция их не единообразна. Так, например, в Ольвии наибольшее распространение
получили однокамерные склепы с длинным дромосом, в Пантикапее — двухкамерные склепы с
обычными входными ямами. Появление склепов в некрополях городов. Северного
Причерноморья объясняют влиянием античной погребальной традиции Средиземноморья,
другие связывают их с проникновением сарматского населения или с традициями, восходящими к
эпохе поздней бронзы в Прикубанье. С античной традицией связано широкое распространение (с
IV в. до и. э.) черепичных гробниц, хорошо известных в античном мире. В Херсонесе они
составляют около четверти всех захоронений. В Ольвии в могилах находят только отдельные
обломки черепицы .  Видимо, с варварской погребальной традицией связано распространение
подбойных могил. В IV — начале III в. до н. э. п Ольвпи они составляют около 50% всех могил; в III
в. до н. э. их около 28,4% —а во II —I ив. до п. э. их совсем мало. В III в. до н. э. появляются
нодбойные могилы в Пантикапее. Со II в. до н. э. они там широко распространены и появляются на
азиатской стороне Боспора. М. Парович-Псшикан считает, что они ведут свое начало от скифской
погребальной традиции сооружения катакомб. На Боспорe их появление связывают с притоком в
города сарматского населения.

В Ольвии большая масть каменных склепов относится к эпохе эллинизма и совсем немного к


первым векам нашей эры. Курганы окружают пси города Северного Причерноморья, но особенно
много их вокруг Пантикапея. Самые большие из курганов достигают высоты 25 м, но наиболее
распространены курганы высотой от 5 до 10 м.

Курганные насыпи для прочности часто делали из нескольких слоёв камня, морской травы и
земли. Многие курганы вокруг насыпи обносились канавой или рвом, а также каменной оградкой
–крепидой. Основная группа курганов Северного Причерноморья была возведена в IV- III вв. до н.
э., со II-I вв. до н. э. этот обычай уходит в прошлое, позднее курганы почти не сооружали для
захоронения, как правило, использовали курганы, возведённые в более ранний период.
Единичные курганы позднего времени уступают ранним по высоте и по богатству. Чаще всего в
курганах прослеживаются те же конструкции могил и черты обряда, что и в грунтовом некрополе.
До IV в. до н.э. в могилах преобладают одиночные захоронения. Со строительством склепов
появляются захоронения, содержащие несколько костяков, как на пример, могильники II
половины IV - I половины III вв., до н. э. в районе поселка им. Войкова близь Керчи.

На сельской территории античных городов могильники VI- IV вв. до н. э. как грунтовые, так и
курганы, исследовались главным образом, на Керченском полуострове и в близи Анапы. Они
принадлежали негреческому населению. Возможно, только в могильнике у поселения Южно-
Чурубашское были погребены боспорские греки- владельцы усадьбы. Захоронения VI- IV вв. до н.
э. отличаются разнообразием погребальных сооружений и обрядов: простые грунтовые могилы,
захоронения в каменных ящиках, составленных из «дикарных» плит часто каменными
обкладками вокруг ящиков, подбойные могилы и склепы. Встречаются одиночные захоронения и
могилы, содержащие до 22 погребений. Ориентировка покойников различна, но преобладает
западная. Положение погребенных чаще вытянутое, но встречается и скорченное. Для
могильников первых веков нашей эры, открытых у сельских поселений Золотое, Семеновка, Ново-
Отрадное, Кыз-Аул, Фронтовое IIнаиболее характерны простые грунтовые могилы, часто
перекрытые плитами и могилами, обложенные каменными плитами с такими же перекрытиями,
реже встречаются подбойные могилы и склепы. Встречаются могилы с одиночными и
многократными захоронениями. Преобладает восточная ориентация погребенных. Стандартность
в наборе погребального инвентаря видимо, свидетельствует о приблизительном одинаковом
социальном положении сельского населения в первых веках нашей эры. Раскопан только один
могильник к III-IV у.с. заморское, где были земляные могилы с одиночными захоронениями.

1.1 Курганы Боспора

На территории Боспорского государства находится огромное количество курганов. Большинство


из них было ограблено либо в античное время либо в XIX в. Археологическое изучение курганов
началось с 30-х годов XIX в. В советский период

раскопки курганов проводились ограниченно. Основное внимание уделялось научному


осмыслению ранее раскопанных памятников*. Наиболее ранним, по-видимому, курганным
захоронением является случайно обнаруженное в земляной гробнице погребение представителя
синдской родовой знати на западном берегу Цукурского лимана на Тамани. В нем найдены:
бронзовый боевой клевец, бронзовое украшение в виде двух барсов и расписная родосская
ойнохоя последней четверти VII в. до н. э. Весьма близки этому погребению захоронения в
четырех курганах, раскопанных в 1868 г. Тизенгаузеном. К V в. до н. э. принадлежит ряд курганов
Нимфея с захоронениями в больших каменных ящиках, обложенных камнями, в земляных
сырцовых гробницах и, в урнах. Особый интерес представляют погребения богатых, воинов,
сопровождаемые бронзовым греческим оружием, золотыми украшениями и захоронениями
лошадей.

На азиатской стороне Боспора погребения V в. до н. э. под курганными насыпями совершались в


земляных ямах, обложенных сырцовыми кирпичами и перекрытых деревом. К их числу относятся
два чисто греческих по обряду фанагорийских кургана с женскими погребениями, содержащими
золотые украшения и расписные аттические фигурные сосуды и два из Семибратних курганов с
погребениями синдских воинов в кожаных панцирях с нашивными бронзовыми чешуйками,
украшенных золотыми нагрудниками, с оружием, бронзовой и серебряной утварью и с конскими
захоронениями. Ко второй четверти V в. до н. э. принадлежит пантикапейский курган,
раскопанный в 1891 г. с трупосожжением в урне, массой расплавившихся бронзовых и железных
изделий с чернофигурной ойнохоей и краснофигурной гидрией с изображением Гермеса (ОАК,
1891, с. 26 сл.).

Наибольшее количество курганов относится к IV — Ш вв. до н. э. Нередко погребальные


сооружения обкладывали дикарным камнем (Змеиный курган). Иногда насыпь состояла из ряда
чередующихся слоев камня, морской травы и земли (Царский курган, Куль-Оба) . Ряд курганных
насыпей имел крепиды из хорошо отесанных камней (Павловский, Острый курганы) или

*(Кастанян Е. Г., 1950; Кауфман С. А., 1947; Силантьева Л. Ф., 1959; Цветаева Г. А., 1957а)

необработанных камней (Золотой курган) . Иногда курган мог иметь две крепиды (Кара-Оба).
Курганы азиатского Боспора были в своей основе земляными. Характерной особенностью
Курганов Фанагории является обилие в насыпях больших амфор, лежащих рядами или
сплошными грудами. Наряду с широким распространением земляных гробниц, обложенных
сырцовыми кирпичами и перекрытыми деревянными брусьями, под курганами Боспора
встречаются земляные склепы и могилы (иногда обложенные черепицами), каменные гробницы.
Погребения знати совершались в каменных склепах, к которым нередко вели так же каменные
монументальные проходы-дромосы. Стены склепов покрывались многоцветной расписной
штукатуркой с бытовыми, военными, культовыми сценами и расти- тельным орнаментом. Внутри
находились захоронения в деревянных или роскошных мраморных расписных саркофагах. Вблизи
Пантикапея открыты грандиозные склепы Золотого и Царского курганов, возможно, являвшиеся
усыпальницами боспорских царей. Часть курганов содержала чисто греческие погребения,
например, Павловский курган, курганы со склепами 47 и 48. В Павловском кургане обнаружен
перекрытый горизонтальными плитами каменный склеп, всю камеру которого занимал
деревянный расписной саркофаг с резьбой и инкрустацией, в котором покоилась женщина с
золотыми украшениями, тремя аттическими расписными вазами и тремя алабастрами (ОАК, 1859,
прим. 1). Типично греческие погребения засвидетельствованы и в курганных некрополях других
боспорских городов. Особый интерес представляют погребения в мраморных саркофагах,
найденных вблизи Гермонассы и Фанагории (АДЖ, с. 94, 95). В курганах Феодосии открыты только
чисто греческие погребения. Раскопками, проведенными И. К. Айвазовским и А. А. Сибирским,
обнаружены погребения с сожжением или трупоположения в земляных могилах,
сопровождаемые богатым погребальным инвентарем. Один курган содержал захоронение в
деревянном саркофаге, украшенном терракотовыми медальонами с изображением Аполлона на
грифоне, поражающего упавшую лошадь. Среди находок из феодосийских курганов особо следует
отметить золотые серьги с изображением квадриги, управляемой Никой в обрамлении стоящих
крылатых гениев и с лунарной подвеской с мелкими розетками, украшенной крупными
розетками, к которым на цепочках подвешены амфорки.

Другая часть боспорских курганов принадлежит погребениям представителей варварской


племенной знати, зачастую в значительной степени эллинизированной. В первую очередь к ним
относится курган Куль-Оба*. Он содержит квадратный в плане каменный склеп с уступчатым
сводом, к которому вел короткий дромос. В перекрытии дромоса, наряду с каменными плитами
использовались деревянные балки. Уступчатый свод камеры закрывал деревянный потолок, с
которого, по-видимому, свисал полог, украшенный золотыми бляшками. Большую часть склепа
занимал деревянный расписной саркофаг, разделенный на две части. В большем отсеке
находилось мужское захоронение с остроконечным башлыком на голове, украшенным золотыми
обручами с рельефными изображениями и бляшки с фигурками скифов. На руках погребенного
были массивные золотые браслеты. В другом отделении саркофага находилось оружие,
украшенное золотом и ножны, ногайка, бронзовая позолоченная кнемида, а также точильный
камень и массивная золотая фиала. Напротив входа в склеп стояло кипарисовое ложе,
украшенное резными пластинками из слоновой кости. На этом ложе, видимо, находился труп
женщины. Голову погребенной украшала электровая диадема с оттиснутыми изображениями
стоящих женщин, грифонов и розетками с разноцветными эмалями. Головному убору
принадлежат и три электровые ленты — одна с рельефным растительным орнаментом и две
узкие с подвесками, а также два золотых медальона с изображением головы Афины и два золотых
медальона с розетками и лунарными подвесками. Шею погребен ной украшала золотая гривна,
руки — золотые пластинчатые браслеты с тиснеными изображениями грифонов, раздирающих
оленей. Рядом лежало бронзовое зеркало, серебряное веретено и знаменитая электровая ваза с
изображением сцен из быта скифов. У южной стены лежал скелет слуги с шестью ножами. У его
головы, в углублении, лежали кости лошади, шлем, поножи и два железных наконечника копья.
Вдоль стен стояли серебряные и бронзовые сосуды. В северо-западном углу под полом был
тайник, разграбленный в

*(Ростовцев М. И., 1925, с. 376 сл.)

древности.

В. В. Шкорпил в 1912 г. в кургане на г. Зеленой обнаружил каменный склеп с дромосом,


перекрытый бревнами и плитовую гробницу. В склепе находились чернолаковая гидрия с пеплом,
золотые украшения, золотая монета Александра Македонского, серебряные и бронзовые сосуды.
В плитовой могиле было погребение воина с оружием и украшениями (бусы, золотая фибула,
золотой венок и диадема с застежкой в виде гераклова узла). Напротив входа в гробницу были
конские захоронения. Находки в гробнице бронзового стригиля, а в насыпи кургана
панафинейской амфоры указывают, что погребенный принадлежал к эллинизованным слоям
местного населения и участвовал в общеэллинских состязаниях.

Курган Большая Близница в 8 км к югу от Фанагории представлял собой родовой некрополь


знатной, вероятно, синдской семьи, некоторые женщины которой были жрицами. В нем найдено
три каменных склепа, две плитовые могилы и несколько могил с кремацией. Стены среднего,
полностью ограбленного, склепа были расписаны цветочным орнаментом, а на верхней плите
свода было изображение Деметры. В другом склепе обнаружено погребение жрицы в
кипарисовом саркофаге, орнаментированном слоновой костью и резьбой. На погребенной были
золотые украшения: калаф с подвесками и начельником, ожерелья, браслеты, перстни с резными
камнями, нашивные бляшки. В третьем склепе, в аналогичном саркофаге был погребен
вооруженный воин в золотом венке, с перстнями, штампованными нашиными бляшками.
Несколько богатых погребений найдены и в кургане Малая Близница. Среди курганов Фанагории
известны погребения воинов, в сырцовых гробницах с полным набором вооружения,
сопровождаемые конскими захоронениями, а иногда и умерщвленным слугой и совершенными
по негреческому погребальному обряду. Большое количество курганов раскопано в окрестностях
Горгиппии. Они содержали погребения в каменных и сырцовых склепах, грунтовых и обнесенных
сырцовыми кирпичами могилах. К рубежу I V — Ш вв. до н. э. принадлежит раскопанный Н. И.
Веселовским в станице Анапской каменный склеп с полуциркульным сводом с росписями по
стенам, имитирующими ограду героона (ОАК за 1908 г., с. 119). В кургане на Султан горе открыты
три гробницы — каменная, сырцовая и земляная (ОАК, 1882 — 1888, с. XXVIII). Во II — I вв. до н. э.
количество курганов, по сравнению с предшествующим периодом резко сокращается. Нередко
использовались ранние курганные насыпи. Сохраняются прежние типы подкурганных сооружений
(каменные и сырцовые склепы, плитовые и грунтовые могилы). Появляются грунтовые склепы,
вырубленные в скале или земле и зачастую расписанные. Встречаются погребения с чисто
греческим, варварским или смешанным греко-варварским погребальным обрядом. Так,
например, погребение в склепе 1852 г., где скелет человека находится в одной нише, а скелет
лошади — в другой — сочетает элементы смешанного обряда (АДЖ, с. 30 сл.). Многие курганные
захоронения, совершенные по греческому погребальному обряду, представляют собой
трупосожжения в урнах. Наиболее значительными среди курганов этого времени является
Артюховский курган вблизи города Кепы. Один из его каменных склепов содержал парное
захоронение мужчины с золотым венком и перстнем, расписными сосудами, стригилем и ножом,
и, женщины с золотыми венком, гривной, перстнями, ожерельем, браслетами из бус,
серебряными и бронзовыми сосудами, зеркалом и меховой накидкой. В другом двухкамерном
склепе также находилось парное захоронение: мужчины с золотым венком, кольцом, монетой и
пряжкой с гранатами и женщины, среди золотых украшений которой были: венок, диадема,
серьги с голубями из белой эмали, гривна, два ожерелья, медальон с изображением Афродиты и
Эрота, браслеты, перстни, нашивные бляшки, тканое золотом покрывало. Там же были
металлические со- суды, веретено, футляр для иголок и т. п. В перед- ней камере найдены
металлические и глиняные сосуды, два железных стригиля. Третье погребение представляло
собой женское захоронение в плитовой гробнице с золотыми украшениями и различной утварью.
Особый интерес представляет золотая, украшенная эмалями и гранатами диадема в виде
Гераклова узла.

В I — II вв. и. э. количество насыпных курганов еще более сокращается. Почти все склепы имеют
полуциркульные перекрытия, оштукатурены и рас- писаны. Широко используются старые курганы
и иногда склепы. Большое распространение находит обряд захоронения в деревянных гробах или
саркофагах. Значительная часть курганных погребений совершена по греческому погребальному
обряду.

Примером могут служить захоронение с палестрическим инвентарем в кургане на земле


Фельдштейна, погребение в каменном расписном склепе Львиного кургана, содержавшем остатки
деревянных саркофагов, золотых украшений, наконечников копий и стрел, плиту с именами
Селкима и Филопатра и статую льва (ОАК, 1894, с. 5; ОАК, 1895, с. 20). Подобные захоронения
встречаются и на азиатской стороне Боспора. Другие погребения совершены по местному,
главным образом, сарматскому погребальному обряду. К их числу относится погребение воина с
оружием и частями конской узды в каменном саркофаге, курганы к западу от Керчи (ОАК, 1862, с.
XIV); семейная усыпальница в каменном склепе, открытом Ашиком в 1841 г.; погребение мужчины
в каменном ящике с золотыми украшениями, стеклянными бусами, оружием и конским
захоронением со сбруей из бронзы, серебра и золота в специальном отсеке*. В Ш — IV вв. н. э.
почти все курганные захоронения являются впускными. Широкое распространение получает
использование ранних каменных склепов и гробниц, даже для представителей царского дома, и
сооружение земляных склепов. В погребальном обряде прослеживается значительная
сарматизация населения, выразившаяся в распространении обычая класть в могилы оружие,
гривны, конскую сбрую, а также в полихромии украшений.

Среди погребений этого времени следует упомянуть царские захоронения членов семьи
Рескупорида Ш, открытые А. Ашиком на Глинище. В 1837 г. в поле одного из курганов им был
найден мраморный саркофаг, содержавший богатое захоронение. На голове покойного был надет
золотой венок, на центральном щитке которого изображен всадник перед алтарем. Лицо
покрывала золотая маска, на шее находились 'гривны. Кроме того, найдено большое количество
золотых украшений полихромного стиля (перстни, серьги, фибулы, застежки, нашивные бляшки),
конская сбруя с золотыми пластинками и

Сельское хозяйство населения Северного


Причерноморья в античное время
Керамическое производство в северопричерноморских античных колониях достигло высочайшего
уровня и существовало как в городах, так и в сельских поселениях. Остатки керамических
производств весьма многочисленны. Обнаружены гончарные мастерские, керамический брак,
сводчатые двухъярусные печи для обжига керамики, а в Херсонесе, Пантикапее и
предположительно в Фанагории — даже специальные ремесленные кварталы («керамики»).

Из глины производились стройматериалы, различные сосуды (столовая и кухонная посуда, тара


для жидких и сыпучих продуктов, светильники курильницы), а также терракотовые статуэтки,
жертвенники, грузила, пряслица и др.

Керамическими стройматериалами и архитектурными деталями были в первую очередь черепица


и кирпичи, облицовочные плитки и трубы для водопровода и парового отопления. Из глины также
производили акротерии, антефиксы, симы — терракотовые детали кровли и верхних частей
зданий, украшенные рельефными изображениями.

Хотя северопричерноморские греки и производили лепную лощеную посуду для домашнего


обихода, все же большинство керамических сосудов сделаны ими на гончарном круге. Вообще
гончарная керамика появилась в Северном Причерноморье именно с момента основания здесь
греческих поселений: во-первых, это керамика, в большом объеме ввозившаяся из метрополий
начиная с VII в. до н.э. и до конца античности; во-вторых, это сосуды, производившиеся на месте.
Керамика сделана очень тщательно, из хорошо отмученной глины, качественно обожжена в
гончарных печах; еще до обжига поверхность ряда сосудов заглаживалась и покрывалась
дополнительно жидкой глиной, в результате чего создавался так называемый ангоб. Вместе с тем
отличительными чертами античной керамики местного производства на фоне общегреческой
керамической традиции являются такие черты, как долговременное переживание здесь форм и
орнаментов, уже давно вышедших из моды в метрополиях, а также подражание сосудам скифских
и сарматских форм с одновременным применением античного декора.

Виды сосудов были чрезвычайно разнообразны. Наиболее многочисленны остродонные


узкогорлые двуручные амфоры — тара для перевозки или хранения вина, масла, сыпучих веществ
и др. Огромные пифосы — керамические бочки — как уже говорилось, были зерно-, вино- и
рыбохранилищами. Для кухонных нужд использовались горшки, сковороды, кувшины, миски.
Разнообразные столовые сосуды были представлены блюдами, плоскодонными широкогорлыми
амфорами, кратерами, пеликами, гидриями, ойнохоями, киликами и т.д. В туалетных целях
использовались лекифы — сосуды для благовоний и масел.

Многие виды сосудов богато и тонко орнаментировались. Помимо привозной керамики уже в VI
в. до н.э. в античных колониях Северного Причерноморья появляется художественная расписная
посуда местного изготовления, подражающая импортной. Это амфорки, ойнохои, килики, блюда,
причем их роспись производилась темной или красной краской по светлому ангобу и повторяла
роспись ионийской керамики, задававшей некогда моду, воспроизводя характерные для нее
простые геометрические мотивы (пояски, полоски, концентрические круги, волнистые линии,
зигзаги и т.д.). В эллинистическое время, к которому относится наивысший подъем в производстве
местной художественной керамики, расписная посуда распространилась очень широко, ее
украшал растительный (реже — геометрический) орнамент, наносимый красной, либо голубой,
либо черной краской по светлому фону или же белой краской по темному фону. И в первые
река нашей эры, когда в других частях античного мира роспись керамики стала непопулярной, в
Северном Причерноморье продолжали производить сосуды такого рода, расписываемые
преимущественно белой краской по темному фону.

Хорошо известна и керамика, покрытая черным или красным лаком. Чернолаковая посуда
распространилась в северопричерноморских колониях практически с самого начала своего
возникновения, причем это были не только привозные сосуды, но и подражающие им местные.
Среди чернолаковых были сосуды как сплошь покрытые лаком, так и неполностью лакированные
— с сюжетными росписями. Чернолаковые расписные сосуды в VI — начале V в. до н.э. были
чернофигурными: на такой вазе фигуры персонажей изображались с помощью черного лака, а
детали лица, мускулатуры, одежды при этом прочерчивались резцом. Фон композиции
составляли нелакированные стенки сосуда — как правило, оранжево-красного цвета.
Чернофигурные вазы были вытеснены краснофигурными, популярными в V-IV вв. до н.э. На
красных стенках этих ваз на глаз или по трафаретам контурными линиями черного лака
очерчивались изображаемые фигуры, после чего черным лаком заливался весь окружающий
фигуры фон, тогда как сами фигуры оставлялись красными. Детали лица, мускулатуры, одежды
при этом наносились тонкими линиями черного лака, концентрированного или разбавленного до
светло-коричневого состояния.

С середины IV в. до н.э. вместо краснофигурной сюжетной росписи практикуется растительный


орнамент — одновременно расписной (с помощью белой краски) и налепной (с использованием
разжиженной желтой глины).

В известном смысле продолжением традиции краснофигурных сосудов с сюжетными росписями,


но без применения лака можно считать вазы с полихромной сюжетной росписью, которые
массово изготавливались на Боспоре и в Ольвии в III-II вв. до н.э. Соответствующие фигуры и
орнаменты наносились разноцветными красками или буро-красной краской поверх
раскрашенных в темный цвет стенок сосуда. Подражая в сюжетном отношении краснофигурным
росписям, данные изображения отличаются от их графической манеры живописной игрой цвета.

Во второй половине II в. до н.э. в Северном Причерноморье появляется краснолаковая обиходная


столовая посуда с гладкими стенками, которая с I в. до н.э. окончательно сменяет чернолаковую в
данном регионе и господствует здесь до конца античной эпохи.

Наряду с ней еще с рубежа III—II вв. до н.э. здесь распространяются лаковые парадные сосуды с
рельефными украшениями. В первую очередь это так называемые «мегарские» чаши III—I вв. до
н.э. — полусферические сосуды, украшенные снаружи растительным или геометрическим
орнаментом в подражание дорогим металлическим чашам с рельефными изображениями. Чаши
делались путем оттискивания в специальных формах -негативах, на которые предварительно
штампами наносился орнамент (такие формы найдены, в частности, в Пантикапее и Мирмекии).
Рельефный орнамент на краснолаковых сосудах иных типов мог создаваться и посредством
налепов и вдавлений.

Археологические источники демонстрируют высокий уровень северопричерноморской античной


металлургии — как черной, так и цветной. Большинство орудий труда, предметов вооружения,
многие строительные детали, почти все скобяные изделия делались из железа и стали. Анализ
соответствующих шлаков показал, что использовалась различная руда — как горная (для Ольвии
— криворожская, для городов Боспора — керченская), так и болотная (для Херсонеса). Руда
обогащалась (с использованием извести), промывалась (найдены бассейны для промывки), затем
железо восстанавливалось из руды сыродутным способом, после чего горновая крица повторно
нагревалась, затем осуществлялась ее проковка, а в результате появлялось сырье для
изготовления предметов. Остатки помещений для обработки железной руды открыты, в
частности, на Березани, в Пантикапее, а сыродутные печи — на Нижнем Днепре (Ягорлыцкое
поселение), на Азиатском Боспоре (Раевское городище) и в других местах. Найдены городские и
сельские кузницы. Основным приемом кузнечной обработки была ковка, но также
использовалась термическая обработка, закалка стали, цементация, сваривание железа со сталью
для получения лезвий повышенной твердости. Готовые изделия подвергались холодной
обработке.
Из меди и бронзы производили орудия труда, оружие (наконечники стрел, панцири, шлемы,
кнемиды (поножи), а в раннее время — мечи и кинжалы), узду, элементы одежды, украшения,
стригали, замки, зеркала, бритвы, ключи, сосуды. Бронза была свинцово-оловянистой. В римское
время в Северном Причерноморье к меди стали добавлять цинк, тем самым получая латунь. Из
свинца делали гири, грузила, пряслица. Основной метод цветной металлообработки — отливка в
формах. Найдены плавильные печи (высокие цилиндрические, в них через глиняные сопла
мехами подавался воздух), керамические тигли (для плавления небольших порций). В формы
металл лили с помощью керамических льячек. Формы могли быть жесткие (негативное
изображение вырезалось в керамике, в камне; двусторонние, реже — односторонние), могли
быть и из мягких материалов — из глины или формовочной земли. Для более сложных изделий
обычно применяли литье по утрачиваемой восковой модели. После литья иногда осуществлялась
клепка, тиснение, штамповка, пайка, позолота. Бронзолитейные мастерские античных городов
региона производили различные сложные изделия для местных степных племен: зеркала,
уздечные бляхи, колчанные крючки и др.

Уже в VI в. до н.э. в северопричерноморских городах зародилась торевтика — художественная


обработка металлов. Золото поступало в Северное Причерноморье скорее всего из Фракии,
Малой Азии, Закавказья, серебро — в первую очередь из Афин. Методы обработки: плавка в
тиглях, отливка в жесткие и пластические формы (обнаружены в ходе раскопок), ковка, волочение
проволоки (золотой или серебряной), пайка, штамповка, тиснение (найдены бронзовые штемпели
с рельефными изображениями). С III в. до н.э. практиковалось золочение серебряных и бронзовых
изделий с помощью их покрытия ртутным раствором золота. С рубежа III-II вв. до н.э.
распространяется инкрустация металлических изделий камнями, цветным стеклом, эмалью
(полихромный стиль). Этот стиль достигает своего апогея на рубеже эр.

В изготовлении художественных изделий из металла создатели античной культуры Северного


Причерноморья достигли высочайшего мастерства. Это во многом был ответ на запросы местной
варварской знати (скифской, меотской, сарматской), и не случайно находки такого рода (см.,
например, выше, раздел «Скифская культура») связаны не только с собственно греческими
памятниками, но и с погребениями варварской знати.

В первые века н.э. в Северном Причерноморье появляется собственное стеклоделие. При


раскопках ряда городов обнаружены отходы стеклянного производства, а у с. Заветное в Юго-
Западном Крыму выявлен целый комплекс обжигательных печей, использовавшихся для
производства стекла.

Римляне принесли в Северное Причерноморье традицию изготовления оконного стекла.

Как самостоятельные ремесла существовали костерезное дело, кожевенное дело, ткачество,


прядение, о чем свидетельствуют находки соответствующих отходов и таких изделий, как
многочисленные ткацкие грузики для оттягивания нитей на станках, пряслица веретён, остатки
мебели, игрушечные модели деревянных повозок и др.

Северопричерноморские античные колонии вели интенсивную торговлю по нескольким


направлениям: 1) с окружающими «варварами»; 2) в пределах конкретного города и государства;
3) с греческими государствами Средиземноморья и Причерноморья (прежде всего со своими
метрополиями). Из Северного Причерноморья вывозили хлеб (особенно интенсивным был
экспорт зерна из Боспорского государства в Аттику), скот, кожу, засоленную рыбу, рабов; ввозили
вино, оливковое масло, керамику, оружие, ювелирные изделия и другие предметы роскоши.

Производился активный выпуск монет (из серебра, меди, реже — из золота). В течение всей
античной эпохи свою монету выпускали 4 северопричерноморских города: Ольвия, Херсонес,
Пантикапей и Тира. Эпизодически чеканили монету Керкикитида, Феодосия, Нимфей, Фанагория,
Горгиппия и др. Монетные кружки первоначально отливались в формах, а затем на них путем
чеканки штемпелями наносились изображения и легенды. Изображения на монетах в
типологическом и стилистическом отношениях претерпевают те же изменения, что и во всем
античном мире. При этом в период римского влияния местная монетная система ориентируется
на римскую систему (подражания в весе, портреты римских императоров и т.д.)

Особое место в монетном деле занимает Ольвия: в начале истории этого полиса здесь ходила
крупная круглая медная монета («ольвийские ассы»), которая не чеканилась, а полностью
отливалась в двусторонних формах. Также в Ольвии в ранний период отливались совершенно
оригинальные монеты в виде бронзовых дельфинчиков и стрелок. Но в IV-III вв. до н.э. крупные
литые медные монеты постепенно вытесняются более удобными небольшими чеканенными
монетами из серебра и золота, а позднее и из меди, в результате чего монетное дело Ольвии
приобретает вполне обычный для греческих полисов облик.

Наряду с местной монетой при раскопках северопричерноморских памятников обнаружена и


привозная, имевшая хождение во внешней торговле: в VI-IV вв. до н.э. это были в основном
электровые статеры малоазийского города Кизика; с конца IV в. до н.э. — по большей части
золотые статеры Филиппа II Македонского, Александра III Македонского, а с середины III в. до н.э.
— еще и Лисимаха Фракийского; с рубежа эр, т.е. в период римского влияния, — серебряные
денарии.

Как свидетельствуют погребальный инвентарь и различного рода изображения,


северопричерноморские греки придерживались традиционных античных типов вооружения в
сочетании с заимствованными ими варварскими формами. Это длинновтульчатые копья с
железным наконечником — метательные и ударные. Это такие мечи, как ксифос — двулезвийный
остроконечный, рубящий и колющий; махайра — искривленный однолезвийный рубящий;
короткий скифский акинак; на Боспоре, кроме того, — еще и длинный меч синдо-меотского типа
без металлической гарды. Наконец, это пращи и луки — как длинные греческие, так и короткие
скифские, позднее большие сарматские.

Пришедшие в Северное Причерноморье римляне использовали иные виды наступательного


вооружения — меч-гладиус и метательное копье-пилум.

Для обороны использовали деревянные щиты с обтяжкой из кожи или металлических пластин,
позднее с металлическими сердцевинами-умбонами; бронзовые панцири-кирасы и панцири из
железных чешуек; бронзовые шлемы различных типов — аттические, коринфские и т.д., позднее
также железные шлемы; бронзовые поножи и

ИСКУССТВО И РЕЛИГИЯ ПО АРХЕОЛОГИЧЕСКИМ ДАННЫМ

Высокого уровня в Северном Причерноморье достигла монументальная живопись. Обнаружены


росписи стен жилых зданий и погребальных склепов, причем среди последних в первую очередь
выделяются великолепные росписи склепов Боспорского государства, где в IV-III вв. до н.э.
начинается расцвет склеповой живописи, продолжающийся и в начале нашей эры.

Росписи первоначально осуществлялись без грунта, клеевыми красками (темперой), затем


художники перешли к акварельной фресковой живописи и к восковым краскам, предварительно
разогреваемым и наносимым на подогретый слой грунта (техника энкаустики). Росписи могли
быть как сюжетными, так и бессюжетными.

Персонажи сюжетных росписей весьма разнообразны: это боги, люди, животные, растения.
Используются различные геометрические детали. Многообразны и сами сюжеты — это пейзажи,
мифологические сцены, жанровые и батальные сцены и т.д.
Так, например, боспорский Стасовский склеп II в. н.э. содержит роспись со сценой борьбы
боспорцев с сарматами, с фигурами зверей в густой траве среди деревьев. Особенно
замечательна с точки зрения художественных достоинств роспись склепа Деметры I в. н.э. на
Боспоре, сооруженного в естественном холме. Эта роспись воспроизводит миф о похищении
Коры-Персефоны (дочери Деметры) Аидом (Плутоном) и представляет нашим глазам на одном из
люнетов (боковых частей потолка) Плутона на колеснице, похищающего Кору, а в центре плафона
— огромный головной портрет печальной Деметры.

Характерной чертой монументальной живописи была ее неразрывная связь с конструктивной


основой (так называемая тектоничность).

В частности, была широко распространена многоцветная раскраска различных частей стены, при
которой определенный цвет соответствует определенному структурному участку — цоколю,
собственно стенным участкам и карнизу (так называемая структурная система). Начиная с рубежа
эр в Северном Причерноморье к структурному стилю добавился восходящий к нему стиль
цветного инкрустирования стен пластинами из цветного камня, металла или стекла, при котором
сложный орнамент формировался за счет вписывания пластин одной геометрической формы в
пластины другой геометрической формы. Немного ранее здесь стал очень популярным цветочный
стиль, предусматривавший включение плафона в единую зону росписи со стенами и их украшение
многочисленными растительно-цветочными мотивами.

Интересны и мозаичные изображения, создававшиеся с помощью разноцветных галечных


камней, укреплявшихся на известковом растворе — например, вышеупомянутое изображение на
полу купальни эллинистического периода в Херсонесе.

В памятниках античных государств Северного Причерноморья известна как привозная, так и


местная скульптура {круглая и рельеф). Привозная монументальная скульптура была в основном
мраморной, причем известны произведения, созданные в мастерских знаменитых греческих
скульпторов Праксителя и Скопаса (о чем свидетельствуют их имена на базах статуй). В Ольвии
найдена мраморная копия знаменитой хрисоэлефантинной скульптуры Афины Парфенос работы
Фидия. Обнаружены также римские копии более ранних греческих скульптур.

Вместе с тем в IV—II вв. до н.э. наблюдается расцвет местной монументальной скульптуры. Это как
круглая скульптура — изображения богов, портреты местных жителей и т.д., так и рельефы на
мраморных фризах храмов, на которых помимо изображений религиозных процессий
демонстрировались растительные и зооморфные мотивы. Местные черты проявляются порой в
излишней детализации, порой в некотором нарушении пропорций и в статичности персонажа
(например, рельеф III в. до н.э. с городища «Чайка» под Евпаторией, изображающий отдыхающего
Геракла).

Примерно с V в. до н.э. и до III в. н.э. широко распространена местная надгробная скульптура, в


которой особенно сильно сказываются черты северопричерноморской античности. Основным ее
видом были стелы — каменные доски с именем умершего, часто увенчанные карнизом из
растительных мотивов или фронтоном храмового типа с акротерием на вершине.

Верхняя половина стелы могла быть оформлена в виде неглубокой ниши с рельефным
раскрашенным изображением, а под этой нишей вырезались эпитафии. Рельефы воспроизводили
портреты умерших, порой индивидуально, порой в многофигурных сценах символического
прощания или загробного пира, порой в героизированном виде или, напротив, в реалистической
обстановке земной жизни покойного. Такие стелы были особенно популярны в Боспорском
государстве в III-II вв. до н.э.
В период римского присутствия в местной скульптуре проявляется значительное влияние
римского портретного стиля.
Местные мастера порой использовали импортируемый мрамор, на что указывают находки
неоконченных скульптур из этого материала. Но основным материалом для местной
монументальной скульптуры был известняк.

Почти во всех городах найдены привозные или местные терракотовые статуэтки, оттискивавшиеся
в специальных керамических формах и затем раскрашивавшиеся. Судя по находкам этих форм,
деятельность местных мастеров начинается уже в VI в. до н.э., достигает расцвета в III в. до н.э. — I
в. н.э. и продолжается до самого конца античной эпохи. Вместе с тем постоянно продолжался
импорт терракоты из метрополий. Излюбленными персонажами терракот, освящавшими или
просто украшавшими жилища самых разных социальных слоев, были Деметра, Кора, Афродита,
Кибела, Дионис, а также дети, танцующие женщины и т.д.

Религиозные культы находят непосредственное археологическое отражение не только в храмовой


архитектуре, но и в изображениях богов на монетах, в монументальной скульптуре (ставилась в
храмах и на улицах), в терракоте, в рельефах и надписях на каменных плитах — например, с
посвящениями богу внемлющему в Ольвии. Из метрополий в Северное Причерноморье был
перенесен культ греческих богов — в первую очередь Аполлона в разных его ипостасях
(Дельфиния, Врача, Защитника). Популярны также Кора, Деметра, Гестия. Первоначально в
данном регионе был типичный греческий пантеон, однако постепенно здесь формируются
специфические черты культовой системы колоний. К этим особенностям относится прежде всего
почитание Ахилла Понтарха и богини Девы, в основе которого лежат варварские культы,
переработанные греческими поселенцами. Это происходит как в силу тесного контакта с местным
варварским миром, так и под влиянием общей тенденции религиозного синкретизма, возникшей
в эллинистический период. Затем, в период сарматизации региона, везде и особенно в
Боспорском государстве распространяются синкретические культы, наиболее характерным из
которых был культ Верховного бога (иначе — Высочайшего, Внемлющего, Благодетеля и
Спасителя) на Боспоре. Он сформировался на базе синкретизации культа Зевса в его ипостаси
спасителя, фракийского божества Сабазия и местного бога-всадника. Культ Верховного бога был
особенно популярен в Танаисе. Известен и культ Верховной богини, восходящий к местному
хтоническому культу богини-матери, богини животворных сил природы.

Упадок и гибель античной культуры Северного Причерноморья, как и финал раннего железного
века в степи, лесостепи и лесной зоне Восточной Европы и Сибири в общем совпадают с новой
эпохой — эпохой Великого переселения народов и крушения всей античной цивилизации. Эти два
события коренным образом изменили этнокультурную обстановку в значительной части степной и
лесостепной зоны и косвенно повлияли на процессы развития древних обществ лесной зоны.

Оценить