Вы находитесь на странице: 1из 38

Печать

Решение по уголовному делу


Информация по делу

№1-16/2020

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

г. Красноярск 19 июня 2020 года

Центральный районный суд в составе:

председательствующего Шаравина С.Г.

с участием государственного обвинителя Корниенко ОВ

подсудимого Огера НГ

защитника Циха СЭ

предъявившего удостоверение № 1524 и ордер № 47/19

представителя потерпевшего Маркевича АЮ

при секретаре Влажиной ОС

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

Огера Н.Г., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженца <адрес>, гражданина РФ, с высшим образованием, женатого, пенсионера,
зарегистрированного и проживающего <адрес>, ранее не судимого,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ,


у с т а н о в и л:

Огер НГ совершил халатность, если это повлекло причинение крупного ущерба при следующих обстоятельствах.

14.09.2006 года приказом Судебного департамента при Верховном суде РФ № Огер НГ назначен на должность заместителя
начальника Управления Судебного департамента в Красноярском крае.

В соответствии с должностным регламентом Огер Н.Г., являясь заместителем начальника Управления: обязан непосредственно
организовывать работу отдела капитального строительства, эксплуатации зданий и управления недвижимостью (п. 3.1.); обязан
лично и через подчиненных служащих принимать меры по обеспечению строительства судов (п. 3.1.); имеет право давать указания
начальникам отделов Управления (п. 4.1.); имеет право подписывать документы, относящиеся к его компетенции (п. 3.2.); имеет
право самостоятельно принимать управленческие решения, в том числе подписывать договоры (п. 4.2.); несет ответственность за
выполнение возложенных на него функций (п. 3.3.).

Таким образом, Огер Н.Г. является должностным лицом по признакам выполнения организационно-распорядительных
функций, выразившихся в осуществлении руководства трудовым коллективом возглавляемого им Управления, обладании правом
самостоятельного принятия управленческих решений, в том числе подписания документов (договоров), относящихся к его
компетенции.

09.04.2013 года в рамках целевой программы «Развитие судебной системы России на 2013-2020 годы» Управлением в
соответствии с требованиями Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение
работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» на официальном сайте в сети Интернет - ЗАО «ФИО48» <данные
изъяты> размещен заказ № на выполнение работ по строительству и вводу в эксплуатацию здания Центрального районного суда
<адрес> с начальной ценой контракта 334 231 650 рублей. 13.06.2013 года по результатам рассмотрения вторых частей заявок на
участие в открытом аукционе в электронной форме комиссия признала победителем аукциона ООО «В.».

Согласно п. 18 документации о проведении открытого аукциона в электронной форме № на право заключения контракта на
выполнение работ по строительству и вводу в эксплуатацию здания суда, сумма обеспечения исполнения контракта составляет 100
269 495 рублей 00 копеек. Исполнение контракта может быть обеспечено безотзывной банковской гарантией.

В период с 18.06.2013 года по 24.06.2013 года в качестве обеспечения обязательств по контракту генеральный директор ООО
«В.» ФИО8 представил в Управление копию банковской гарантии № от 18.06.2013 года, выданную ОАО Банк «П.». Вместе с тем
24.06.2013 года в ходе проверки подлинности указанной банковской гарантии из ОАО Банк «П.» в Управление поступили сведения о
том, что данный документ по поручению ООО «В.» не выдавался, о чем стало достоверно известно Огеру Н.Г. от начальника
юридического отдела Управления ФИО36 и начальника отдела капитального строительства Управления ФИО9

27.06.2013 года Огер Н.Г., обладая сведениями о том, что данных о подлинности банковской гарантии не имеется, предвидя
возможность наступления общественно опасных последствий в виде неисполнения контракта и причинения Управлению
материального ущерба, поскольку обеспечение исполнения контракта не представлено, в нарушение п. 4 ст. 38 Федерального закона
от 21.07.2005 № 94-ФЗ, п. 6 служебного контракта № от 25.05.2009, и п.п. 3.1., 3.2., 3.3., 4.1., 4.2. должностного регламента, без
достаточных на то оснований, самонадеянно рассчитывая на предотвращение последствий, рассчитывая на исполнение договорных
обязательств ООО «В.», которое ранее являлось подрядчиком при выполнении строительных работ для нужд Управления, не поручив
подчиненным сотрудникам дополнительно проверить обстоятельства получения ООО «В.» банковской гарантии, от лица Управления
находясь в своем служебном кабинете, расположенном по адресу: <адрес>, подписал государственный контракт на строительство
здания суда № с ООО «В.».

В соответствии с п. 1.1. контракта его предметом являлось выполнение комплекса работ по строительству и вводу в
эксплуатацию здания суда на земельном участке по адресу: <адрес>. Срок окончания выполнения работ 01.11.2014 (п. 2.1.4.
контракта).

В соответствии с п.п. 3.1., 4.1., 4.11. (изменен дополнительным соглашением № от 22.10.2013) контракта, цена контракта
составляет 263 328 841 рублей 75 копеек. Расчеты осуществляются за фактически выполненные работы, подтвержденные актами по
форме КС-2, справками по форме КС-3. Оплата за закупленное оборудование осуществляется по безналичному расчету путем
перечисления денежных средств на расчетный счет генерального подрядчика после получения акта приема-передачи оборудования и
счета-фактуры в пределах цены контракта и лимита финансирования.

Согласно п. 12 ст. 8 Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение
работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», в контракт включается обязательное условие о порядке
осуществления заказчиком приемки поставляемых товаров, выполняемых работ на соответствие их количества, комплектности,
объема и качества требованиям, установленным в таком контракте. Для проверки соответствия качества поставляемых товаров,
выполняемых работ, оказываемых услуг требованиям, установленным контрактом, заказчик вправе привлекать независимых
экспертов. 08.07.2013 года приказом начальника Управления № в связи с началом работ по государственному контракту № создана
группа работников, ответственных за ведение технического надзора на объекте. Контроль за исполнением приказа возложен на
заместителя начальника Управления Огера Н.Г.

В соответствии с проектно-сметной документацией к контракту на строящийся объект предусмотрена поставка лифтового и


энергетического оборудования. В связи с чем 12.09.2013 года ООО «В.» заключило с ООО «С.» договор на поставку 2 лифтов модели
<данные изъяты> и 1 лифта модели <данные изъяты>.

04.12.2013 года ООО «В.» заключило с ООО «К.» договор на поставку энергетического оборудования, согласно которому ООО
«К.» обязуется выполнить поставку оборудования, монтажные, пусконаладочные работы трансформаторной подстанции <данные
изъяты> для электроснабжения строящегося объекта. После чего в период времени с 01.12.2013 года по 13.12.2013 года ФИО8
предоставил в Управление документы, подтверждающие поставку и оплату лифтового и энергетического оборудования. При этом
фактически лифтовое и энергетическое оборудование организациями, участвующими в строительстве здания суда, не закупалось, не
поставлялось.

В этот же период времени Огер Н.Г. дал своему подчиненному ФИО9, указание о подготовке и подписании акта приема-
передачи, содержащего сведения о нахождении на площадках субподрядных организаций лифтового и энергетического оборудования.
При этом, предвидя возможность наступления общественно опасных последствий в виде причинения Управлению материального
ущерба, но без достаточных на то оснований, самонадеянно рассчитывая на предотвращение данных последствий, по своей
халатности не принял должных мер и не дал указание подчиненным ему сотрудникам проверить фактическое наличие указанного
оборудования. Исполняя указание Огера Н.Г. ФИО9 обеспечил изготовление акта приема-передачи лифтового и энергетического
оборудования, который подписал и передал Огеру Н.Г.

13.12.2013 года Огер Н.Г., получив от ФИО9 акт приема-передачи № от 13.12.2013, находясь в своем служебном кабинете,
расположенном по адресу: <адрес>, являясь должностным лицом, действуя халатно, предвидя возможность наступления
общественно опасных последствий в виде причинения Управлению материального ущерба, не предприняв должных мер, чтобы
убедиться, что в указанном акте содержатся достоверные сведения о фактическом наличии лифтового и энергетического
оборудования, в нарушение п. 12 ст. 8 Федерального Закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров,
выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», п. 6.4. контракта, служебного контракта № от
25.05.2009 и должностного регламента, а также осознавая невозможность получения в качестве гарантийной суммы от ОАО Банк «П.»
в случае неисполнения обязательств ООО «В.», подписал указанный акт от имени заказчика.

Согласно подписанному Огером Н.Г. акту приема-передачи, Управление в его лице принимает от ООО «В.» оборудование: 2
лифта П – <данные изъяты>, 1 лифт П – <данные изъяты>, 2 трансформатора мощностью 250 кВА, 2 комплектных распределительных
устройства 10 кВ, общей стоимостью 10 544 474 рубля 46 копеек.

В период с 13.12.2013 года по 20.12.2013 года по указанию ФИО8, неустановленными лицами из числа работников ООО «В.»
были изготовлены договоры ответственного хранения лифтового и энергетического оборудования № от 20.12.2013, № от 20.12.2013.
В этот же период времени работники ООО «С.» и ООО «К.», подписали указанные договоры. После чего данные договоры были
переданы Огеру Н.Г.
20.12.2013 года Огер Н.Г., являясь должностным лицом, действуя халатно, не предприняв должных мер к проверке
действительности сведений, содержащихся в документах, находясь в служебном кабинете, расположенном по адресу: <адрес>, от
имени Управления подписал не соответствующие действительности договоры ответственного хранения № с ООО «К.» и № с ООО
«С.», о передаче Управлением лифтового и энергетического оборудования для его хранения на территории указанных субподрядных
организаций.

23.12.2013 года на основании подписанного Огером Н.Г. акта приема-передачи № и договоров ответственного хранения
лифтового и энергетического оборудования № от 20.12.2013, № от 20.12.2013, платежным поручением № с расчетного счета
Управления № , открытого в ГРКЦ ГУ Банка России по Красноярскому краю г. Красноярска, на расчетный счет ООО «В.» № ,
открытый в <данные изъяты>, в рамках целевой программы перечислены денежные средства в размере 13 021 277 рублей 00 копеек,
из них 10 544 474 рубля 46 копеек перечислены необоснованно за лифтовое и энергетическое оборудование, не приобретенное и не
поставленное ООО «В.».

Получив указанные денежные средства, ООО «В.» обязательства по контракту не исполнило, оплаченное лифтовое и
энергетическое оборудование не поставило и в дальнейшем незаконно полученные денежные средства в бюджет не вернуло.

В связи с тем, что банковская гарантия № от 18.06.2013 не выдавалась, ОАО Банк «П.» требование Управления об уплате
гарантийной суммы не исполнило.

В результате совершения Огером Н.Г. вышеуказанных халатных действий государству в лице Управления причинен крупный
ущерб в сумме 10 544 474 рубля 46 копеек.

Допрошенный в судебном заседании Огер Н.Г. вину в совершении данного преступления не признал и показал, что 09.04.2013
года УСД разместило заказ на выполнение работ по строительству и вводу в эксплуатацию здания Центрального районного суда
<адрес>. По результатам рассмотрения поданных заявок победителем аукциона было признано ООО «В.», возглавляемое ФИО8

Для заключения государственного контракта ООО «В.» должно было предоставить в числе прочего банковскую гарантию. В
июне 2013 года в Управление от ООО «В.» поступили документы, необходимые для подписания государственного контракта, среди
которых была копия или электронная версия банковской гарантии. Начальник юридического отдела ФИО36 сообщил, что по данной
копии в банк был направлен запрос и, в соответствии с поступившим из банка ответом, банк данную гарантию не выдавал.
Поскольку не была предоставлена банковская гарантия, вопрос о подписании государственного контракта не ставился.

Указания о проведении проверки факта выдачи банковской гарантии, копии банковской гарантии он не давал. Юридический
отдел произвёл её проверку самостоятельно. Проверка подлинности юридически значимых документов не относится к его
компетенции, в связи с чем он ее не проводил.

Государственный контракт проходил процедуру согласования в Управлении, в том числе и в юридическом отделе.
Государственный контракт поступал ему на подпись без приложений, в том числе и без банковской гарантии. О подлинности данных
документов он судил со слов юристов, которые и должны были проводить оценку данных документов.

Через некоторое время в Управлении на планерке ФИО36 сообщил, что от ООО «В.» поступил оригинал банковской гарантии
и верификационное письмо, подтверждающее ее подлинность. Поскольку данная информация поступила от профильного
руководителя, он понял, что юристы проверили данную банковскую гарантию, и она никаких вопросов не вызвала. Указанные
документы он видел один-два раза до подписания контракта, при этом их не изучал.

После чего он подписал государственный контракт. На момент подписания государственного контракта с ООО «В.» он не знал,
что предоставленная данной организацией банковская гарантия является фиктивной.

В ходе следствия ФИО36 пояснял, что он оригинал банковской гарантии увидел у него впервые, на самом деле это было не
так. В уголовном деле имеются регистрационные документы, говорящие о том, что все эти документы были, как положено в
юридическом отделе на изучении. Сам ФИО36 не отрицает того обстоятельства что, он не помнит, подписывал ли данный лист
согласования. Но он четко помнит, что без листа согласования контракт не мог попасть ему на подпись, это исключено. Поэтому
оснований для не подписания контракта у него соответственно не было.

Показания ФИО9 в уголовном деле о том, что он якобы проверял по интернету на сайте Центробанка то, что выдавалась
банковская гарантия банком П. «В.» и не нашел там никакой информации, это тоже ложь. такого быть не могло потому что в то время
в июле 2013 года такого сайта не существовало, и реестр банковских гарантий не существовал.

В июле 2013 года «В.» приступил к строительно-монтажным работам на объекте.

С сентября 2013 года строительно-монтажные работы были остановлены в связи с тем, что на объекте при первоначальной
установке семиметровых свай уровень грунтовых вод аномально повысился до 3-х метров. В судебном департаменте было известно о
технических проблемах связанных со строительством и о сроках. Потому у него не было никакой необходимости, даже возможности
ввести в заблуждение. После того как новый лимит был утвержден, генеральный подрядчик определяет набор работ, согласовывает с
начальником отдела капитального строительства, а потом график производства работ утверждает он. И вот в этом графике
производства работ была установлена закупка оборудования на 13 млн. рублей. Это решение было принято в октябре 2013 года.
В декабре 2013 года директор ООО «В.» ФИО8 сообщил ему о том, что ООО «В.» закупило лифтовое оборудование у ООО
«С.» и энергетическое оборудование у ООО «К.». Данное оборудование в соответствии с условиями контракта должно было быть
смонтировано в строящемся здании суда. Указанные организации должны были осуществлять монтаж данного оборудования на
строящемся объекте.

В подтверждение факта приобретения оборудования он потребовал от ФИО8 документы о праве собственности на


оборудование. ООО «В.» могло организовать хранение оборудования только на территории строительной площадки. Однако данное
оборудование является технически сложным и его хранение на строительной площадке могло привести к его повреждению или
утрате. Поскольку он был заинтересован в сохранности приобретаемого оборудования, принял решение о том, что оборудование
должны хранить организации, которые будут в дальнейшем его монтировать, то есть субподрядчики ООО «В.», которые данное
оборудование и поставили. Через некоторое время он получил от ФИО9 комплекты документов поставщиков оборудования – ООО
«К.», ООО «С.», которые включали в себя: договор поставки, заключённый между ООО «В.» и субподрядчиком; товарную накладную,
подписанную представителем ООО «В.» и представителем субподрядчика; платёжный документ, подтверждающий факт оплаты со
стороны ООО «В.» субподрядчику. Кроме того, через ФИО9 ему из ООО «В.» поступили договоры ответственного хранения,
подписанные от имени директоров субподрядных организаций, в соответствии с которыми организации, поставившие оборудование
в ООО «В.», принимали от УСД данное оборудование на ответственное хранение. Принимая во внимание то обстоятельство, что в
декабре 2013 года ООО «В.» активно осуществлял строительные работы, а также принимая во внимание положительный опыт
работы с данной организацией и заинтересованность ООО «В.» в завершении строительства здания суда, у него не было оснований
полагать, что ООО «В.», предоставив указанные документы, вводит его в заблуждение относительно фактического наличия
оборудования. Он полагал, что оборудование было действительно оплачено со стороны ООО «В.» и находится на складах
субподрядчиков.

В связи с тем, что ему были предоставлены документы, подтверждающие указанные обстоятельства, а также договоры
ответственного хранения, подписанные субподрядчиками, у него не было оснований полагать, что оборудование фактически не
приобретено. Именно по этой причине он не стал лично проверять наличие оборудования, а также не дал соответствующее указание
ФИО9

Для того чтобы зафиксировать переход права собственности на оборудование к Управлению, необходимо было подписать акт
приёма-передачи оборудования от ООО «В.». Поэтому, прежде чем подписывать договоры ответственного хранения, он дал
распоряжение ФИО9 о подготовке акта приёма-передачи данного оборудования от ООО «В.» в Управление. Через несколько дней
ФИО9 принёс ему два экземпляра подписанного у ФИО8 акта приёма-передачи, датированного 13.12.2013 года. Указанный акт также
был подписан ФИО9 и ФИО15 Далее он подписал данный акт и передал его ФИО9 Оплата в ООО «В.» была произведена в конце
декабря 2013 года только после подписания договоров ответственного хранения и акта от 13.12.2013 года.
Следствие говорит, что он подписал акт приема-передачи оборудования, заведомо зная, что его на стройплощадке нет, но его
там и не могло быть, поскольку оно находилось у субподрядных организаций в соответствии со всеми документами. У управления не
было оснований не доверять генподрядчику и субподрядчикам, так как это серьезные организации, ведущие в городе, множество
объектов строят и у них всегда есть материальная база, материальные средства. Как оказалось ФИО8 ввел в заблуждение
относительно того что фактически лифтовое и тепловентиляционное оборудование закуплено, оплачено и прочее. Как оказалось,
имея целью хищения средств по поручению ФИО8 были подготовлены все документы, но документы подлинные, печати
подлинные, подписи подлинные. При этом ни он, ни кто-либо из сотрудников управления к изготовлению этих документов никакого
отношения не имели. Показания ФИО9 о том, что он якобы знал о том, что оборудования нет, это не правда. Ни ФИО9, ни он не
могли об этом знать, потому что ФИО8, ФИО11 и Свидетель №1 данный факт скрывали

У него не было заинтересованности в скорейшей оплате данного оборудования, поскольку лимиты финансирования
строительства суда на 2013 год не были исполнены. И это не зависело от оплаты оборудования. Неоплата оборудования в 2013 году
не могла за собой повлечь исключение строительства Центрального районного суда из федеральной программы «Развитие судебной
системы России на 2013-2020 гг.».

Однако, вина Огера НГ в совершении данного преступления подтверждается следующей совокупностью доказательств:

Показаниями свидетеля ФИО8, оглашенными в судебном заседании, из которых следует, что в 2013 году он принял участие в
открытом аукционе на строительство здания Центрального районного суда <адрес> по адресу: <адрес>, победителем которого было
признано ООО «В.». В качестве обеспечения обязательства по государственному контракту на строительство здания Центрального
районного суда <адрес> ему необходимо было предоставить в Управление банковскую гарантию. После чего он обратился к одному
из своих знакомых с просьбой помочь договориться с какой-либо кредитной организацией о выдаче банковской гарантии. Далее
знакомый ФИО8 предоставил ему контактные данные мужчины, который, как он понял, является представителем банка. В ходе
встречи с мужчиной он приобрел у последнего банковскую гарантию. При визуальном осмотре документ сомнения не вызывал, в
связи с чем дополнительную его проверку он не осуществлял. После чего указанный документ он предоставил в Управление.

27.06.2013 года Управлением с ООО «В.» заключен государственный контракт № на строительство здания суда. Со стороны
ООО «В.» контракт подписан им, со стороны Управления – Огером Н.Г.

12.09.2013 года он от имени ООО «В.», заключил с ООО «С.», в лице ФИО10, договор № на поставку лифтового
оборудования. Вопросами согласования условий договора со стороны ООО «В.» занимался ФИО11

04.12.2013 года он от имени ООО «В.» заключил с ООО К.», в лице ФИО25, договор № на поставку и монтаж
трансформаторной подстанции. Вопросами согласования условий договора со стороны ООО «В.» занимался Свидетель №1
В декабре 2013 года на одной из планерок, проводимой на строительной площадке объекта, Огер Н.Г. сообщил, что в текущем
году необходимо освоить оставшиеся бюджетные средства, выделенные на 2013 год, поскольку если это не будет сделано, денежные
средства вернутся в бюджет. В связи с чем ему необходимо предоставить в Управление документы, якобы подтверждающие поставку
и оплату лифтового и энергетического оборудования. Далее он дал ФИО11 указание о подписании у директора ООО «С.» ФИО10
документов, подтверждающих поставку и оплату лифтов (счета-фактуры № от 10.12.2013 года на стоимость 7 324 984,46 рублей и
товарной накладной № от 10.12.2013 года), без фактической поставки. В связи с тем, что ФИО10 не захотел подписывать указанные
документы, кто-то из работников ООО «В.» подписал их от имени ФИО10 Также в декабре 2013 года он дал указание главному
энергетику ООО «В.» Свидетель № 1 подписать у директора ООО «К.» ФИО25 документы, подтверждающие поставку и оплату
энергетического оборудования (счет-фактуру № от 11.12.2013 года на стоимость 3 219 490 рублей и товарную накладную № от
11.12.2013 года), без фактической поставки. После подписания Свидетель № 1 данных документов у ФИО25, он дал указание
снабженцу ООО «В.» Свидетель №4 подписать товарную накладную № от 11.12.2013 года без фактической приемки оборудования.
Выполняя его указания, Свидетель №4 поставила подпись в товарной накладной. Далее он дал указание главному бухгалтеру ООО
«В.» ФИО12 изготовить счет-фактуру № от 13.12.2013 года, согласно которой Управление должно оплатить ООО «В.» якобы
поставленное оборудование, стоимостью 13 021 277 рублей, в том числе лифтовое и энергетическое, стоимостью 10 544 474,46
рублей. Исполняя его указания, ФИО12 изготовила счет-фактуру и поставила в ней подпись.

Затем кто-то из работников ООО «В.» по его указанию передал для оплаты в Управление счет-фактуру № от 13.12.2013 года с
приложением копий документов, якобы подтверждающих поставку оборудования субподрядными организациями и его оплату, а
именно: договора № от 12.09.2013 года, стоимостью 7 324 984,46 рублей; счета-фактуры № от 10.12.2013 года на стоимость 7 324
984,46 рублей; товарной накладной № от 10.12.2013 года; договора № от 04.12.2013 года, стоимостью 4 200 000 рублей; счета-
фактуры № от 11.12.2013 года на стоимость 3 219 490 рублей; товарной накладной № от 11.12.2013 года.

Далее он, находясь у себя в офисе, расположенном по адресу: <адрес>, от имени ООО «В.» подписал акт приема-передачи №
от 13.12.2013 года, который якобы свидетельствует о передаче ООО «В.» в Управление энергетического и лифтового оборудования,
после чего через кого-то из работников ООО «В.» передал акт в Управление. Далее указанный акт был подписан работниками
Управления, в том числе Огером Н.Г. Оборудование фактически не было поставлено, его наличие они не проверяли. После
подписания акта приема-передачи № от 13.12.2013 года, на одном из совещаний, на котором также присутствовал ФИО9, Огер Н.Г.
пояснил, что нужно заключить договоры ответственного хранения лифтового и энергетического оборудования с субподрядными
организациями, для того чтобы к работникам Управления не было вопросов со стороны контролирующих органов в случае проверки
фактического наличия оборудования на объекте. Далее он дал указание ФИО11 подписать у директора ООО «С.» договор
ответственного хранения лифтового оборудования без фактической его передачи. После подписания указанный договор был передан
в Управление. Также он дал указание Свидетель № 1 подписать у директора ООО «К.» договор ответственного хранения
энергетического оборудования без фактической его передачи. После подписания указанный договор также был передан в Управление.
23.12.2013 года на расчетный счет ООО «В.» поступили денежные средства в размере 13 021 277 рублей, в том числе 10 544
474,46 рублей за непоставленное лифтовое и энергетическое оборудование. Указанные денежные средства были потрачены на
выполнение обязательств ООО «В.», не связанных с закупкой лифтового и энергетического оборудования по договорам поставки,
заключенным с ООО «С.» и ООО «К.». (т. 3 л.д. 141-145, 146-152)

Показаниями представителя потерпевшего ФИО36, который показал, что в 2013 году он работал в должности начальника
юридического отдела УСД. Весной 2013 года Управлением проведен электронный аукцион, победителем которого стало ООО «В.». В
середине июня 2013 года после проведения открытого аукциона и определения его победителя со стороны ООО «В.» на электронную
почту Управления отправлена отсканированная копия безотзывной банковской гарантии. После чего с целью установления ее
подлинности по поручению председателя единой комиссии по закупкам Свидетель №3 через интернет направлен запрос в ОАО Банк
«П.» о факте предоставления ООО «В.» банковской гарантии. В ответе на запрос содержалась информация о том, что указанная
банковская гарантия по поручению ООО «В.» банком ОАО «П.» не выпускалась. После того как он сообщил данную информацию
Огеру Н.Г., последний пояснил, что ему кто-то из представителей ООО «В.» сообщил, что информация о выдаче банковских гарантий
носит закрытый характер, в связи с чем в ответе на запрос Управления банк о факте предоставления банковской гарантии не сообщил.
Через несколько дней в Управление либо Огеру Н.Г., либо в отдел капитального строительства кто-то из работников ООО «В.»
передал оригинал банковской гарантии, а также верификационное письмо на выдачу указанной гарантии. Указанные документы он
видел на рабочем столе в служебном кабинете Огера Н.Г. Указанный документ соответствовал поступившей ранее копии банковской
гарантии. Указания о проверке подлинности банковской гарантии ни Огер Н.Г., ни Свидетель №3 ему не давали.

27.06.2013 года, в связи с тем, что оригинал банковской гарантии был предоставлен Огер Н.Г. от лица Управления подписал
государственный контракт с ООО «В.» на строительство здания Центрального районного суда <адрес>. На тот момент существовал
порядок согласования. Согласно общему правилу согласования договоров сначала договор передавался в регистрирующий отдел,
затем в отдел капитального строительства, бухгалтерию и юридический отдел. Конкретно согласовывался ли данный контракт он не
помнит. Указанный порядок регулировался Инструкцией о согласовании. Государственный контракт в любом случае согласуется. Если
в договоре стоит визирующая подпись руководителя юридического отдела это значит, что проект договора соответствует закону. Что
касается отсутствия необходимых документов, которые должны быть представлены контрагентом и согласования его юридическим
отделом, то в инструкции конкретно по данному поводу ничего не сказано, можно трактовать по разному, при этом в Инструкции
ничего не сказано о наличии дополнительных документов. Согласно Инструкции, все поступающие по контрактам документы
проверяет комиссия и ставит резолюцию, соответственно подлинность банковской гарантии должен был проверять секретарь
комиссии Свидетель №3 Вместе с тем, при наличии ответа банка о том, что банковская гарантия не выдавалась и при наличии такой
гарантии Огер не должен был подписывать контракт, при наличии таких противоречий нужно было запросить дополнительную
информацию в банке
В 2013 году финансовом году было принято решение о поставке лифтового и энергетического оборудования. В связи с чем
ООО «В. были заключены договоры на поставку и монтаж лифтового оборудования с ООО «С.», а также на поставку и монтаж
энергетического оборудования с ООО «К.».

Контроль за передачей оборудования осуществляли сотрудники отдела капитального строительства Управления. Так, в
указанный отдел ООО «В.» субподрядными организациями предоставлялись документы, подтверждающие поставку и оплату
оборудования: договоры поставки оборудования, товарные накладные, счета-фактуры, платежное поручение.

В феврале 2015 года по результатам инвентаризации выявлено отсутствие оплаченного Управлением лифтового и
энергетического оборудования, общей стоимостью свыше 10 млн. рублей, что было расценено как причиненный ущерб. В связи с чем,
он начал готовить исковые заявления в Арбитражный суд Красноярского края о возмещении стоимости утраченного имущества,
которое согласно документам передано на хранение, ответчиками по которым выступили ООО «С.» и ООО «К.».

Показаниями свидетеля ФИО13, оглашенными в судебном заседании, из которых следует, что в 2013 году ему на служебный
телефон звонили должностные лица Судебного департамента РФ, от которых в ходе телефонных разговоров неоднократно поступали
указания о скорейшем освоении бюджетных средств, выделенных на строительство Центрального районного суда <адрес>.
Информацию, полученную в ходе телефонных разговоров он сразу же сообщал на еженедельных совещаниях Огеру Н.Г. Также с теми
же требованиями в Управление поступали соответствующие письма, которые он отписывал для исполнения Огеру Н.Г. В 2013 году
Огер Н.Г. докладывал ему о необходимости оплаты лифтового и энергетического оборудования. Каких-либо указаний по данному
вопросу он Огеру Н.Г. не давал. Решение об оплате Огер Н.Г. принимал самостоятельно. Также на одной из планерок в Управлении
Огер Н.Г. ему сообщил, что оборудование закуплено и находится на хранении у субподрядных организаций, в связи с чем Огером Н.Г.
подписан акт приема-передачи. (т. 1 л.д. 134-136, 137-138, т. 4 л.д. 186-189)

Показаниями свидетеля Свидетель №3, который показал, что он осуществлял курирование юридического отдела Управления.
В июне 2013 года Управлением проведены торги в форме открытого аукциона по выполнению комплекса работ по строительству и
вводу в эксплуатацию здания Центрального районного суда <адрес>, которые победило ООО «В.». Пакет документов для проведения
торгов готовился отделом капитального строительства Управления, возглавляемым ФИО9 Курировал работу по данной линии
заместитель начальника Управления Огер Н.Г. В июне 2013 года в своем служебном кабинете начальник Управления ФИО13
представил ему на обозрение копию банковской гарантии, исполненную на одном листе с двух сторон. Он ознакомился с указанным
документом, у него возникли сомнения в подлинности документа. В связи с чем, он дал поручение ФИО36 подготовить и направить
в ОАО КБ «П.» запрос о подтверждении факта выдачи банковской гарантии, о чем уведомил ФИО13 и Огера Н.Г. Через несколько
дней ФИО36 ему, а также Огеру Н.Г., доложил о том, что указанная банковская гарантия по поручению ООО «В.» не выдавалась. В
дальнейшем не смотря на данный факт контракт был подписан Огером Н.Г.
Показаниями свидетеля ФИО9, который показал, что в 2013 году работал начальником отдела капитального строительства
УСД. В апреле-июне 2013 года проведен открытый электронный аукцион на заключение контракта о выполнении работ по
строительству здания Центрального районного суда <адрес>, победителем которого стало ООО «В.». В середине июня 2013 года от
ООО «В.» поступила копия банковской гарантии. Через непродолжительное время в сети интернет он попытался проверить факт ее
выдачи. Однако информации о факте выдачи указанной банковской гарантии он не обнаружил, о чем доложил Огеру Н.Г. Через
несколько дней Огер ему сказал, что ООО «В.» представил оригинал банковской гарантии и верификационного письма,
подтверждающего факт ее выдачи. У него были определенные сомнения в подлинности предоставленной банковской гарантии,
вызванные отсутствием ее в реестре, поскольку ранее при проверке факта выдачи банковских гарантий по аналогичным контрактам,
интересующую информацию он всегда находил.

27.06.2013 года один из работников Управления представил Огеру Н.Г. на доклад 2 экземпляра проекта контракта на
строительство суда с приложением документов, в том числе банковской гарантии и листа согласования контракта. После чего Огер
Н.Г. подписал указанный контракт.

В связи с тем, что проектной документацией предусмотрена поставка лифтового и энергетического оборудования, ООО «В.», в
лице генерального директора ФИО8, заключены договоры на поставку соответствующего оборудования с ООО «С.» и ООО «К.».

В октябре 2013 года осознавая необходимость освоения выделенных лимитов Огером Н.Г. принято решение о заключении
дополнительного соглашения с ООО «В.» об оплате, в числе прочего, закупленного оборудования. Указанное дополнительное
соглашение позволяло оплатить необходимое для строительства лифтовое и энергетическое оборудование без фактического его
монтажа, что позволило бы освоить выделенные лимиты.

В декабре 2013 года на одном из совещаний, проводимых на строительной площадке, на котором также присутствовал ФИО8,
Огер Н.Г. сообщил, что до конца 2013 года необходимо освоить оставшиеся лимиты, выделенные на 2013 год. В случае если это не
будет сделано, денежные средства вернуться в бюджет, в связи с чем ФИО8 необходимо предоставить в Управление документы,
подтверждающие поставку и оплату лифтового и энергетического оборудования.

Через непродолжительное время ФИО8 передал в ОКС Управления копии документов, подтверждающих поставку лифтового
и энергетического оборудования в ООО «В.» и их оплату. Фактически никакого оборудования не закупалось, о чем было достоверно
известно Огеру Н.Г. Однако данное утверждение является его предположением.

Далее в декабре 2013 года Огер Н.Г. дал ему указание о подготовке акта приема-передачи лифтового и энергетического
оборудования, которое ООО «В.» закупило у ООО «С.» и ООО «К.» и передало в УСД. Составление указанного акта он поручил
своей подчиненной ФИО15, которая напечатала в табличном виде список оборудования, передаваемого ООО «В.» в УСД.
Далее от Огера Н.Г. ему поступило указание о подписании данного акта. Указанный акт сначала подписал ФИО8, после чего
через представителя ООО «В.» направил его в УСД. По заверениям Огера Н.Г. после подписания акта о передаче ООО «В.» в
Управление оборудования, между Управлением и субподрядчиками (ООО «С.», ООО «К.») будут заключены договоры
ответственного хранения, подтверждающие факт нахождения у них указанного оборудования. Выслушав доводы своего
непосредственного начальника Огера Н.Г., выполняя его указание, не проверяя фактического места нахождения оборудования, он
поставил в акте свою подпись. После чего данный акт подписали ФИО14 и ФИО15 При этом ни ФИО15, ни ФИО14 не проверяли
фактическое наличие оборудования. Далее акт подписал Огер Н.Г.

В декабре 2013 года на одном из совещаний, проводимом на строительной площадке, Огер Н.Г. пояснил ФИО8, что
необходимо заключить договоры ответственного хранения лифтового и энергетического оборудования с субподрядными
организациями (ООО «С.» и ООО «К.»), для того чтобы к работникам Управления не было вопросов со стороны контролирующих
органов в случае проверки фактического наличия оборудования на объекте.

Далее указанные договоры о принятии на ответственное хранение лифтового и энергетического оборудования, подписанные
со стороны ООО «С.» и ООО «К.» были переданы в УС, где их подписал Огер Н.Г. В дальнейшем данные документы были переданы
работниками УСД в бухгалтерию для оплаты.

Показаниями свидетеля ФИО15, оглашенными в судебном заседании, из которых следует, что летом 2013 года Управление
заключило с ООО «В.» контракт на строительство здания Центрального районного суда <адрес>. Согласно графику производства
работ, в рамках контракта предусматривалась поставка лифтового и энергетического оборудования, в связи с чем ООО «В.»
заключены договоры поставки соответствующего оборудования с субподрядными организациями. Зимой 2013 года ФИО9 дал ей
указание подготовить список оборудования, указанного в проектно-сметной документации по объекту – здание Центрального
районного суда <адрес> по адресу: <адрес>. После чего она составила указанный список, в котором в числе прочего указано лифтовое
и энергетическое оборудование. По окончанию составления данного списка она его передала ФИО9 Через пару дней ФИО9 передал
ей документ, в котором фигурировал изготовленный ей ранее список оборудования. ФИО9 попросил ее подписать данный документ
для подтверждения соответствия указанных в нем сведений проектно-сметной документации. На просьбу ФИО9 она ответила
согласием и подписала данный документ. Далее в отдел капитального строительства Управления от ООО «В.» поступили копии
документов, подтверждающих поставку оборудования (товарные накладные, счета-фактуры). Данные документы ей передал ФИО9 и
попросил приобщить к прочим документам по строительству объекта – здание Центрального районного суда <адрес>. Позднее в
отдел капитального строительства поступили договоры ответственного хранения лифтового и энергетического оборудования. (т. 1
л.д. 139-141)
Показаниями свидетеля ФИО16, оглашенными в судебном заседании, из которых следует, что в июне 2013 года между
Управлением и ООО «В.» заключен государственный контракт № от 27.06.2013 года на строительство здания Центрального
районного суда <адрес> по адресу: <адрес> В период строительства он регулярно появлялся на строительной площадке,
присутствовал на всех совещаниях, проводимых на территории строящегося здания по вторникам. На указанных совещаниях
принимали участие также ФИО9, Огер Н.Г., ФИО8 На данных совещаниях, в том числе проводимых в декабре 2013 года, вопрос о
поставке и оплате лифтового и энергетического оборудования не обсуждался. В декабре 2013 года он зашел в служебный кабинет
ФИО9, где последний пояснил, что у него состоялся разговор с Огером Н.Г., в ходе которого последний сообщил, что приближается
конец финансового года, в связи с чем необходимо освоить финансовые средства, выделенные главным распорядителем (Судебным
Департаментом при Верховном Суде Российской Федерации) на строительство здания Центрального районного суда <адрес>. Также
ФИО9 пояснил, что ООО «В.» с ООО «С.» и ООО «К.» заключены договоры поставки лифтового и энергетического оборудования,
для оплаты которых ему необходимо подписать акт приема-передачи, согласно которому оборудование якобы поставлено из ООО «В.»
в Управление. Как со слов Огера Н.Г. ему пояснил ФИО9, указанное оборудование необходимо оплатить сейчас, чтобы деньги,
выделенные в 2013 году на его закупку, не вернулись в бюджет. Он знал, что указанное оборудование на строительной площадке
здания Центрального районного суда по адресу: <адрес>, отсутствует. Со слов Огера Н.Г., ФИО9 пояснил, что оборудование будет
поставлено в дальнейшем, в связи с чем будут заключены договоры ответственного хранения. Исполняя просьбу ФИО9,
действующего по указанию Огера Н.Г., он дописал в данном акте свою должность, фамилию и инициалы и поставил подпись. При
этом наличие энергетического и лифтового оборудования он не проверял. (т. 3 л.д. 190-192)

Показаниями свидетеля ФИО19, которая показала, что она регулярно посещала строительную площадку, давала рекомендации
по улучшению ведения работ, еженедельно посещала штабы, проводимые на территории строительной площадки, на которых
присутствовали представители ООО «В.» (ФИО8, ФИО11), представители Управления (Огер Н.Г., ФИО9), представитель
Центрального районного суда <адрес> (ФИО14). На указанных совещаниях о поставке лифтового и энергетического оборудования на
территорию субподрядных организаций ФИО8 не сообщал.

Показаниями свидетеля ФИО17, которая показала, что в декабре 2013 года в финансовую службу Управления для исполнения
финансовых обязательств из отдела капитального строительства Управления поступил пакет документов, в числе которых были
следующие: копия контракта № от 27.06.2013 года, дополнительное соглашение № от 09.12.2013 года, счет-фактура № от 13.12.2013
года на сумму 13 021 277 рублей, акт приема-передачи № от 13.12.2013 года. На основании представленных документов она дала
указание сотруднику финансовой службы о подготовке платежного поручения на перечисление суммы подлежащей оплате в рамках
контракта № от 27.06.2013 года. Изготовив данный документ, сотрудник финансовой службы передал его ей, после чего она
поставила свою электронную подпись. Далее указанный документ был подписан одним из руководителей Управления, после чего в
электронной форме направлен в УФК по Красноярскому краю, где произведена оплата. Затем от УФК по Красноярскому краю в
электронной форме пришло платежное поручение с отметкой об исполнении платежа. В случае не освоения бюджетных средств,
сроки завершения строительства могли быть перенесены, объемы финансирования изменены, а лица, виновные в неосвоении
бюджетных средств привлечены к дисциплинарной ответственности.

Показаниями свидетеля Свидетель №2, который показал, что в случае неосвоения бюджетных средств, выделенных в текущем
финансовом году, указанные средства направляются в бюджет РФ, причем получить их в следующем году будет проблематично. По
факту неосвоения бюджетных средств создается комиссия из числа сотрудников Судебного департамента при Верховном суде РФ,
которая проводит разбирательство, по результатам которого виновное за неосвоение бюджетных средств лицо (заместитель
начальника Управления по соответствующему направлению деятельности) привлекается к дисциплинарной ответственности. В
случае выявления в 2013 году факта неосвоения бюджетных средств, выделенных на строительство здания Центрального районного
суда <адрес>, виновное лицо могло быть привлечено к дисциплинарной ответственности.

Показаниями свидетеля ФИО18, которая показала, что в феврале 2016 года ей в составе комиссии, состоящей из сотрудников
Управления, проведена инвентаризация на объекте строительства: здание Центрального районного суда по адресу: <адрес> В ходе
инвентаризации установлено, что по акту приема-передачи № от 13.12.2013 года ООО «В.» передало в Управление в числе прочего
лифтовое и энергетическое оборудование. Согласно договору № от 20.12.2013 года с ООО «К.», договору № от 20.12.2013 года с ООО
«С.», указанное выше оборудование передано в ООО «К.» и ООО «С.» соответственно. В ходе проверки общего журнала работ №
ООО «В.» комиссией установлено отсутствие оборудования, полученного от ООО «В.» по акту № от 13.12.2013 года на сумму 10 544
474 рубля 46 копеек.

Показаниями свидетеля ФИО11, который показал, что в 2013 году между ООО «В.» и Управлением был заключен контракт на
строительство здания Центрального районного суда <адрес>. В рамках исполнения контракта между ООО «В.» и ООО «С.» ООО «К.»
были заключены договоры на поставку лифтового и энергетического оборудования. В связи со строительством здания на
строительной площадке еженедельно проводились совещания, на которых принимал участие он, ФИО8, Огер Н.Г., ФИО9,
представитель технадзора ФИО19 В ходе данных совещаний обсуждались текущие вопросы строительства. Информацию о том, что
лифтовое и энергетическое оборудование поставлено на территорию субподрядных организаций ФИО8 Огеру Н.Г. не сообщал и
сообщить не мог, поскольку данное обстоятельство не соответствовало действительности. Вместе с тем, Огер Н.Г. постоянно
напоминал ФИО8 о необходимости освоения бюджетных средств.

Показаниями свидетеля Свидетель № 1, который показал, что в середине ноября 2013 года ФИО8 дал ему указание о
заключении договора с ООО «К.» на поставку силовых трансформаторов мощностью 250 КВ и распределительного устройства. С
данным вопросом он обратился к директору ООО «К.» ФИО25, который составил и подписал договор поставки энергетического
оборудования. Указанный договор впоследствии был передан ФИО8 После заключения договора энергетическое оборудование не
было поставлено ни в ООО «В.» (так как у организации не было помещений соответствующего размера), ни на строительную
площадку, расположенную по адресу: <адрес>. В декабре 2013 года он по просьбе ФИО8 передавал на подпись ФИО25 товарную
накладную № от 11.12.2013 года, счет-фактуру № от 11.12.2013 года, а также договор ответственного хранения № от 20.12.2013 года.

Показаниями свидетеля ФИО20, оглашенными в судебном заседании, из которых следует, что поставка лифтового
оборудования, трансформаторов, распределительных устройств на строительную площадку Центрального районного суда <адрес>, по
адресу: <адрес>, не осуществлялась. (т. 1 л.д. 192-194)

Показаниями свидетеля ФИО12, которая показала, что 13.12.2013 года по указанию ФИО8 с целью перечисления денежных
средств Управления на расчетный счет ООО «В.» за лифтовое и энергетическое оборудование по договорам № от 04.12.2013 года и №
от 12.09.2013 года она подготовила и подписала счет-фактуру №.

Показаниями свидетеля Свидетель № 4, которая показала, что товарная накладная № от 11.12.2013 года подтверждает факт
получения энергетического оборудования ООО «В.» от ООО «К.». Однако данное оборудование она не принимала. Напротив текста
«груз получил Свидетель № 4» фигурирует ее подпись. Данный документ она подписывала по указанию ФИО8, без фактической
приемки оборудования.

Показаниями свидетеля ФИО10, который показал, что в сентябре 2013 года к нему обратился главный инженер ООО «В.»
ФИО11 с просьбой заключить договор на поставку и монтаж лифтового оборудования на строящийся объект: Центральный районный
суд <адрес>. 13.09.2013 года между ООО «С.», в его лице, и ООО «В.», в лице ФИО8 был заключен договор по поставке и
комплектации объектов лифтами. Согласно данного договора поставщик обязуется обеспечить комплектацию и доставку
оборудования лифтов на объекты покупателя. После заключения указанного договора до настоящего времени денежные средства на
приобретение лифтов на счет ООО «С.» не поступили, в связи с чем заявка на поставку лифтов на завод изготовитель не
направлялась и лифты не поставлялись. В 2015 году Управление обратилось с исковым заявлением в Арбитражный суд
Красноярского края с требованием о взыскании с ООО «С.» стоимости лифтового оборудования. В ходе судебного разбирательства в
Арбитражном суде Красноярского края ему стало известно, что между ООО «В.» и ООО «С.» 20.12.2013 года был заключен договор
ответственного хранения лифтового оборудования. Указанный договор в ООО «С.» привез ФИО11 и подписал его у ФИО22 Данный
договор был заключен с целью перечисления денежных средств Управления на счет ООО «В.» за якобы поставленные лифты.

Показаниями свидетеля ФИО22, который показал, что 12.09.2013 года между ООО «С.» и ООО «В.» был заключен договор о
поставке и комплектации объектов оборудованием лифтов фирмы <данные изъяты>, оплата по которому на расчетный счет ООО
«С.» не поступила, в связи с чем договоры с заводом-изготовителем не заключались и лифтовое оборудование ни на территорию
производственно-комплектовочной базы ООО «С.», ни на территорию строительной площадки здания Центрального районного суда
<адрес> не поставлялось. В конце декабря 2013 года к нему на работу приехал ФИО11 с просьбой подписать фиктивный договор
ответственного хранения лифтового оборудования № от 20.12.2013 года, согласно которому лифтовое оборудование Управление
якобы передает на ответственное хранение в ООО «С.». Он подписал указанный договор.

Показаниями свидетеля ФИО23, оглашенными в судебном заседании, из которых следует, что лифтовое оборудование по
договору № от 12.09.2013 года на производственно-комплектовочную базу ООО «С.» по адресу: <адрес>, не поставлялось. (т. 1 л.д.
211-212)

Показаниями свидетеля ФИО29, которая показала, что в сентябре 2013 года между ООО «С.» и ООО «В.» был заключен
договор на поставку лифтов в рамках государственного контракта на строительство здания Центрального районного суда <адрес>. По
условиям договора ООО «В.» должен был перечислить на расчетный счет ООО «С.» аванс, за счет которого ООО «С.» заказал бы
лифтовое оборудование на заводе-изготовителе. От ООО «В.» требование на выставление счета не поступало, денежные средства на
расчетный счет ООО «С.» не поступили, в результате чего лифты на заводе-изготовителе заказаны не были.

Показаниями свидетеля ФИО25, который показал, что в конце ноября 2013 года к нему обратился Свидетель № 1 с
предложением заключить договор поставки трансформаторных подстанций на строительную площадку здания Центрального
районного суда <адрес>. После изучения проектной документации на объект, он подписал договор подряда № от 04.12.2013 года. В
декабре 2013 года к нему в офис приехал Свидетель №1 с составленными от имени ООО «К.» товарной накладной и счетом-фактурой
и попросил его подписать данные документы. Указанное действие Свидетель № 1 объяснил тем, что подписание указанных
документов необходимо для создания видимости поставки оборудования с целью перечисления денежных средств Управлением на
расчетный счет ООО «В.». После чего ООО «В.» должно было перечислить денежные средства на расчетный счет ООО «К.».
Осознавая, что энергетическое оборудование по договору № от 04.12.2013 года ни на территорию ООО «К.», ни на территорию
строительной площадки здания Центрального районного суда <адрес> не поставлено, с целью получения денежных средств для
приобретения и последующей поставки данного оборудования, он поставил свою подпись в фиктивных счете-фактуре и товарной
накладной, после чего передал их Свидетель №1 Далее в декабре 2013 года к нему обратился Свидетель №1 с просьбой подписать
фиктивный договор ответственного хранения энергетического оборудования. На данную просьбу он ответил положительно,
подписав указанный договор. Однако до настоящего времени оплата по договору № от 04.12.2013 года на расчетный счет ООО «К.»
не поступила, в связи с чем поставка данного оборудования не осуществлялась.

Показаниями свидетеля ФИО24, которая показала, что 04.12.2013 года между ООО «К.» и ООО «В.» был заключен договор
подряда, согласно которому ООО «К.» обязано выполнить поставку, монтажные, пусконаладочные работы трансформаторной
подстанции № для электроснабжения здания Центрального районного суда. По поручению ФИО25 она подготовила проект договора,
согласно условиям которого на расчетный счет ООО «К.» необходимо перечислить аванс. Однако денежные средства на расчетный
счет ООО «К.» не поступили, в связи с чем оборудование для трансформаторной подстанции, предназначенное для здания
Центрального районного суда, на заводе-изготовителе заказано не было. 11.12.2013 года главный энергетик ООО «В.» Свидетель №1
принес в ООО «К.» фиктивные счет-фактуру и товарную накладную, согласно которым, директор ООО «К.» ФИО25 разрешает отпуск
оборудования: 2 трансформаторов силовых трехфазных мощностью 250 КВт и 2 комплектных распределительных устройства к ним на
сумму 3 219 490 рублей. После чего Свидетель №1 передал ФИО25 на подпись данные документы, объяснив, что данные документы
необходимы для того, чтобы Управление до выполнения работ перечислило указанные денежные средства в ООО «В.» и для
дальнейшей поставки оборудования от генерального подрядчика за полученные денежные средства. То есть ООО «В.» после
получения денежных средств от Управления должно было их перечислить в ООО «К.» для закупки оборудования на заводе-
изготовителе. Далее ФИО25 без осуществления поставки оборудования подписал товарную накладную и счет-фактуру, т.е.
документы, указывающие на то, что оборудование поставлено в ООО «К.». Далее Свидетель №1 принес проект фиктивного договора
ответственного хранения энергетического оборудования, заключенного между Управлением и ООО «К.». После чего Свидетель №1
предложил ФИО25 подписать данный договор, объяснив это тем, что выполнение работ по договору подряда откладывается в связи
с невыплатой Управлением стоимости работ по уже подписанным счетам-фактурам, так как Центральный районный суд <адрес> не
имеет возможности охранять оборудование монтируемое подрядчиками в здании суда, и в связи с этим предлагает подписать договор
ответственного хранения оборудования, которое уже якобы является собственностью Управления, чтобы в случае утраты
оборудования ответственность нес подрядчик. Затем ФИО25 без фактической передачи имущества на хранение подписал указанный
фиктивный договор.

Показаниями свидетеля ФИО26, оглашенными в судебном заседании, из которых следует, что в декабре 2013 года между ООО
«В.» и ООО «К.» заключен договор подряда № на поставку и монтаж энергетического оборудования. Однако по данному договору
ООО «В.» оплату не произвел, в связи с чем ООО «К.» оборудование на заводе-изготовителе не закупало. Никакое оборудование на
ответственное хранение от ООО «В.» в ООО «К.» не передавалось. (т. 1 л.д. 230-231)

Показаниями свидетеля ФИО27, который показал, что в декабре 2013 года между ООО «В.» и ООО «К.» был заключен договор
подряда на поставку и монтаж электрического оборудования. Однако по данному договору ООО «В.» оплату не произвел, в связи с
чем ООО «К.» оборудование на заводе-изготовителе не закупало. Никакое оборудование на ответственное хранение от ООО «В.» в
ООО «К.» не передавалось. Со слов ФИО25 ему известно, что по настоянию Свидетель №1 ФИО25 были подписаны фиктивные
документы на поставку оборудования, а именно двух трансформаторов силовых трехфазных и двух комплектных распределительных
устройств.

Кроме того, вина Огера в совершении данного преступления подтверждается:

- приказом Судебного Департамента Российской Федерации, согласно которому 18.09.2006 года Огер Н.Г. назначен на
должность заместителя начальника Управления Судебного департамента <адрес>.(т. 1 л.д. 72)
- должностным регламентом заместителя начальника Управления Судебного департамента в <адрес>, согласно которому Огер
Н.Г., являясь заместителем начальника Управления: обязан непосредственно организовывать работу отдела капитального
строительства, эксплуатации зданий и управления недвижимостью; обязан лично и через подчиненных служащих принимать меры
по обеспечению строительства судов; имеет право давать указания начальникам отделов Управления; имеет право подписывать
документы, относящиеся к его компетенции; имеет право самостоятельно принимать управленческие решения, в том числе
подписывать договоры; несет ответственность за выполнение возложенных на него функций. (т. 2 л.д. 163-169)

- приказом Управления Судебного Департамента в <адрес> № от 08.07.2013 года, согласно которому 08.07.2013 года в связи с
началом работ по государственному контракту № от 27.06.2013 года, создана группа специалистов, ответственных за ведение
технического надзора на объекте в составе ФИО9 и ФИО16 Контроль за исполнением приказа возложен на Огера Н.Г. (т. 1 л.д. 74)

- документацией о проведении открытого аукциона № , согласно п. 18 которой размер обеспечения исполнения контракта
составляет 100 269 495 рублей. Исполнение контракта может быть обеспечено безотзывной банковской гарантией. Контракт
заключается только после предоставления победителем открытого аукциона обеспечения исполнения контракта. (т. 4 л.д. 65-70)

- реестром корреспонденции Управления Судебного департамента в <адрес> от 04.05.2011 года, согласно которому
заместитель начальника Управления обладал правом подписи договоров и дополнительных соглашений к ним, акты выполненных
работ. (т. 2 л.д. 145-150)

- письмом ОАО Банк «П.» от 24.06.2013 года, от 25.12.2014 года, согласно которым банковская гарантия № от 18.06.2013 года
на сумму 100 269 495 рублей, выданная в пользу Управления Судебного департамента в <адрес> по поручению ООО «В.», не
выпускалась. (т. 2 л.д. 8, 11)

- протоколом обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств от ДД.ММ.ГГГГ,
согласно которого в Управлении Судебного департамента в <адрес> по адресу: <адрес>, изъяты документы, подтверждающие
договорные отношения между Управлением и ООО «В.», ООО «В.» и ООО «С.», ООО «В.» и ООО «К.». (т. 1 л.д. 34-35)

- протоколом осмотра документов от 22.02.2017 года, изъятых в ходе обследования помещения Управления Судебного
департамента в <адрес> по адресу: <адрес>, 12.11.2014 года, согласно которому осмотрены: контракт № от 27.06.2013 года на
строительство Центрального районного суда <адрес>, заключенный между Управлением Судебного департамента в <адрес> и ООО
«В.» на сумму 263 328 841 рубль 75 копеек; дополнительное соглашение № от 17.09.2013 года к контракту № от 27.06.2013 года, в
которым изменены банковские реквизиты ООО «В.»; дополнительное соглашение № от 22.10.2013 года к контракту № № от
27.06.2013 года, предусматривающий оплату ООО «В.» за закупленное оборудование на основании акта приема-передачи
оборудования; дополнительное соглашение № от 26.11.2013 года к контракту № от 27.06.2013 года, которым изменены лимиты
финансирования; дополнительное соглашение № от 09.12.2013 года к контракту № от 27.06.2013 года, которым изменены лимиты
финансирования; дополнительное соглашение № от 16.12.2013 года к контракту № от 27.06.2013 года, которым предусматривается
перечисление аванса в размере 30 % от лимита бюджетных обязательств, доведенных на 2013 год; дополнительное соглашение № от
06.05.2014 года к контракту № от 27.06.2013 года, которым изменены лимиты финансирования; дополнительное соглашение № от
25.08.2014 года к контракту № от 27.06.2013 года, в которым изменены банковские реквизиты ООО «В.»; дополнительное соглашение
№ от 09.09.2014 года к контракту № от 27.06.2013 года, которым изменены лимиты финансирования; дополнительное соглашение №
от 13.10.2014 года к контракту № от 27.06.2013 года, об одностороннем отказе от исполнения контракта; копию решения от 17.09.2014
года № об одностороннем отказе от исполнения контракта № от 27.06.2013 года; копия безотзывной банковской гарантий № от
18.06.2013 года ОАО Банк «П.», свидетельствующая об обеспечении банком обязательств ООО «В.» перед Управлением Судебного
департамента в <адрес> по строительству Центрального районного суда <адрес> на сумму 100 269 495 рублей; копия
верификационного письма № от 18.06.2013 года ОАО Банк «П.», подтверждающее выпуск безотзывной банковской гарантии № от
18.06.2013 года; копия платежного поручения от 23.12.2013 года № , подтверждающая перечисление Управлением в ООО «В.»
денежных средств в размере 13 021 277 рублей, в том числе за якобы поставленное лифтовое и энергетическое оборудование; копия
счета-фактуры № от ДД.ММ.ГГГГ, выставленная ООО «В.» в адрес Управления Судебного департамента в <адрес> на оплату якобы
поставленного оборудования для строительства Центрального районного суда <адрес>; договор ответственного хранения № от
20.12.2013 года, заключенный между Управлением Судебного департамента в <адрес> (поклажедатель) и ООО «К.» (хранитель),
согласно которому хранитель принимает на ответственное хранение и обязуется обеспечить сохранность следующего имущества:
трансформаторов силовых трехфазных, мощностью 250 кВ на напряжение 10/0,4 кВ с реле теплозащиты <данные изъяты> в
количестве 2 штук по цене 953 912 рублей за штуку, итого 1 907 824 рублей; комплектных распределительных устройств 10 кВ серии
№ в количестве 2 штук по цене 559 662 рублей за штуку, итого 1 119 324 рублей; договор ответственного хранения № от 20.12.2013
года, заключенный между Управлением Судебного департамента в <адрес> (поклажедатель) и ООО «К.» (хранитель), согласно
которому хранитель принимает на ответственное хранение и обязуется обеспечить сохранность следующего имущества: лифтов
пассажирских <данные изъяты> фирма «<данные изъяты>», г/п 630 кг на 7 остановок в количестве 2 штук по цене 2 518 710 рублей за
штуку, итого 5 037 420 рублей; лифта пассажирского <данные изъяты> фирма «<данные изъяты>», г/п 630 кг на 2 остановки в
количестве 1 штуки по цене 1 845 520 рублей за штуку, итого 1 845 520 рублей; копия счета на оплату № от 19.12.2013 года,
выставленная ООО «В.» в адрес Управления Судебного департамента в <адрес> на оплату аванса на выполнение работ по
строительству здания Центрального районного суда <адрес>, которые приобщены к делу в качестве вещественных доказательств. (т. 2
л.д. 13-30, 31)

- протоколом обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств от 22.04.2015 года,
согласно которому в Управлении Судебного департамента по адресу: <адрес>, изъяты: копия договора № от 12.09.2013 года (на сумму
7 324 984,46 рублей), спецификация № к договору № от 12.09.2013 года, спецификация № к договору № от 12.09.2013 года, акт
приема-передачи № от 13.12.2013 года, счет-фактура № от 13.12.2013 года, справка бухгалтерского учета по состоянию на 01.04.2015
года на счет № (т. 1 л.д. 69)

- протоколом осмотра документов от 03.03.2017 года, изъятых в ходе обследования помещения Управления Судебного
департамента по адресу: <адрес>, согласно которому осмотрены следующие документы: копия договора № от 12.09.2013 года на
поставку лифтового оборудования на сумму 7 324 984,46 рублей, заключенного между ООО «В.» и ООО «С.»; спецификации №№ к
договору № от 12.09.2013 года, обосновывающие стоимость лифтового оборудования; акт приема-передачи № от 13.12.2013 года,
якобы подтверждающий факт приема-передачи оборудования от ООО «В.» в Управление Судебного департамента в <адрес>, в том
числе: лифтов пассажирских <данные изъяты> фирма «<данные изъяты>», г/п 630 кг на 7 остановок, в количестве 2 штук, по цене 2
518 710 рублей, в том числе НДС за 1 штуку, итого с НДС 5 037 420, итого с коэффициентом торгов 5 357 494 рублей; лифта
пассажирского <данные изъяты> фирма «<данные изъяты>», г/п 630 кг на 2 остановки, в количестве 1 штуки, по цене 1 845 520
рублей, в том числе НДС за 1 штуку, итого с НДС 1 845 520, итого с коэффициентом торгов 1 962 783 рублей; трансформаторов
силовых трехфазных, мощностью 250 кВА на напряжение 10/0,4 кВ с реле теплозащиты <данные изъяты>, в количестве 2 штук, по
цене 953 912 рублей, в том числе НДС за 1 штуку, итого с НДС 1 907 824, итого с коэффициентом торгов 2 029 046 рублей;
комплектных распределительных устройств 10 кВ серии <данные изъяты>, в количестве 2 штук, по цене 559 662 рублей, в том числе
НДС за 1 штуку, итого с НДС 1 510 969 рублей, итого с коэффициентом торгов 1 190 445 рублей; счет-фактура № от 13.12.2013 года, на
сумму 13 021 277 рублей, являющаяся основанием перечисления денежных средств за фактически не поставленное лифтовое и
энергетическое оборудование, которые приобщены в качестве вещественных доказательств. (т. 2 л.д. 74-77, 78)

- протоколом обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств от 12.05.2015 года,
согласно которому в Управлении Судебного департамента по <адрес> по адресу: <адрес>, изъяты безотзывная банковская гарантия №
от 18.06.2013 года ОАО Банк «П.» и верификационное письмо № от 18.06.2013 года ОАО Банк «П.». (т. 1 л.д. 77-79)

- протоколом осмотра документов от 10.05.2017 года, изъятых в ходе обследования помещений Управлении Судебного
департамента по <адрес> по адресу: <адрес>, 12.05.2015, согласно которому осмотрены следующие документы: безотзывная
банковская гарантия № № от 18.06.2013 года, якобы свидетельствующая об обеспечении ОАО Банк «П.» обязательств ООО «В.» перед
Управлением Судебного департамента в <адрес> по строительству Центрального районного суда <адрес> на сумму 100 269 495
рублей; верификационное письмо № № от 18.06.2013 года, якобы подтверждающее выпуск ОАО Банк «П.» безотзывной банковской
гарантии № от 18.06.2013, года, которые приобщены в качестве вещественных доказательств. (т. 2 л.д. 1-2, 3)

- протоколом осмотра документов от 05.05.2017 года, поступивших из Управления Судебного департамента в <адрес>
28.03.2017 года, согласно которому осмотрены следующие документы: приказ Управления Судебного департамента в <адрес> «О
техническом надзоре» от 08.07.2013 года № 47, которым ответственность за осуществление технического надзора возложена на Огера
Н.Г.; копия товарной накладной № от 10.12.2013 года, якобы подтверждающей факт поставки от ООО «С.» в ООО «В.» 2 лифтов
модели П <данные изъяты>; 1 лифта модели <данные изъяты>, на общую сумму 7 324 984 рубля 46 копеек; копия счета фактуры № от
10.12.2013 года, якобы выставленная ООО «С.» в ООО «В.» на оплату 2 лифтов модели <данные изъяты>; 1 лифта модели <данные
изъяты>, на общую сумму 7 324 984 рубля 46 копеек, которые приобщены в качестве вещественных доказательств (т. 2 л.д. 106-107,
108)

- протоколом осмотра помещения от 26.04.2017 года, проведенного в строящемся здании Центрального районного суда
<адрес> по адресу: <адрес>, согласно которому 2 лифта модели <данные изъяты>; 1 лифт модели <данные изъяты>, 2 трансформатора
силовых трехфазных мощностью 250 кВА, 2 комплектных распределительных устройства 10 кВ, общей стоимостью 10 544 474 рубля
46 копеек, на территории строительной площадки не обнаружены. (т. 2 л.д. 85-94)

- протоколом осмотра помещения от 06.03.2017 года, проведенного в ООО «С.» по адресу: <адрес>, согласно которому 2
лифтов модели <данные изъяты>; 1 лифта модели <данные изъяты>, на территории строительной площадки не обнаружено. В ходе
осмотра изъяты копии товарной накладной № от 10.12.2013 года и счета-фактуры № от 10.12.2013 года. (т. 2 л.д. 95-98)

- протоколом осмотра помещения от 20.04.2017 года, проведенного в ООО «К.» по адресу: <адрес>, согласно которому 2
трансформаторов силовых трехфазных, мощностью 250 кВА, 2 комплектных распределительных устройств 10 кВ, не обнаружено. (т. 2
л.д. 99-103)

- сведениями, поступившими из ООО «ФИО291», согласно которым заказ на поставку лифтов марки <данные изъяты>,
грузоподъемностью 630 кг, на 7 остановок в количестве 2 штук, грузоподъемностью 630 кг, на 2 остановки в количестве 1 штуки, на
объект: Центральный районный суд по адресу: <адрес>, не размещался, и оплата не производилась.(т. 2 л.д. 152)

- протоколом осмотра документов от 06.03.2017 года, поступивших из Управления Судебного департамента в <адрес>
30.03.2017 года, согласно которому осмотрены следующие документы: копия товарной накладной № от 11.12.2013 года, якобы
подтверждающей факт поставки от ООО «К.» в ООО «В.» 2 трансформаторов силовых трехфазных, мощностью 250 кВА, 2
комплектных распределительных устройства 10 кВ, общей стоимостью 3 219 490 рублей; копия счета-фактуры № от 11.12.2013 года,
якобы выставленная ООО «К.» в ООО «В.» на оплату 2 трансформаторов силовых трехфазных, мощностью 250 кВА, 2 комплектных
распределительных устройства 10 кВ, на общую сумму 3 219 490 рублей, которые приобщены в качестве вещественных доказательств.
(т. 2 л.д. 113-114, 115)

- протоколом осмотра документов от 16.04.2018 года, поступивших из Управления Судебного департамента в <адрес>
22.03.2018 года, согласно которому осмотрены следующие документы: копия акта приема передачи земельного участка для
строительства от 02.07.2013 года; копия акта приема передачи земельного участка для строительства от 25.12.2014 года; копия акта
приема передачи земельного участка для строительства от 26.12.2014 года с приложением; копия контракта № от 26.12.2014 года на
строительство и ввод в эксплуатацию здания Центрального районного суда; копия дополнительного соглашения № к контракту № №
от 26.12.2014 года; копия платежного поручения от 29.12.2017 года № , подтверждающего оплату лифтового и энергетического
оборудования ООО «ФИО296»; копия счета-фактуры № от 27.12.2017 года, выставленная ООО «ФИО296» перед Управлением
Судебного департамента в <адрес>; копия справки о стоимости выполненных работ № от 27.12.2017 года; копия акта о приемке
выполненных работ за декабрь 2017 года №; копия акта о приемке выполненных работ за декабрь 2017 года №; копия контракта № от
29.07.2013 года; копия реестра корреспонденции Управления Судебного департамента в <адрес> от 04.05.2011 года, которые
приобщены в качестве вещественных доказательств (т. 2 л.д. 119-123, 124)

- сведениями, поступившими из Управления Федерального казначейства по <адрес>, согласно которым 23.12.2013 года с
банковского счета № (Управление Судебного департамента в <адрес>) на счет № (ООО «В.») перечислена сумма 13 021 277 рублей за
выполнение работ по строительству и вводу в эксплуатацию Центрального районного суда. (т. 2 л.д. 172-174)

- протоколом осмотра предметов от 29.05.2017 года, согласно которому осмотрен поступивший из ПАО «ФИО299» оптический
диск CD-R № с содержащейся на нем выпиской по операциям по счету № ООО «С.». В указанной выписке информации о
перечислении ООО «В.» денежных средств на расчетный счет ООО «С.» не обнаружено. Диск приобщен в качестве вещественного
доказательства (т. 2 л.д. 178-179, 180)

- протоколом осмотра предметов от 20.03.2018 года, согласно которому осмотрен поступивший из ООО «ФИО303»
оптический диск CD-R № с содержащейся на нем выпиской по операциям по счету № ООО «К.». В числе прочего информации о
перечислении ООО «В.» денежных средств на расчетный счет ООО «К.» не обнаружено. Диск приобщен в качестве вещественного
доказательства (т. 2 л.д. 183-184, 185)

- протоколом осмотра документов от 14.04.2018 года, согласно которому осмотрена поступившая из ПАО «ФИО307» выписка
по операциям на счете № ООО «В.». В указанном документе обнаружены следующие сведения: 23.12.2013 года УФК по <адрес> со
счета № (Управление Судебного департамента в <адрес>), открытого в ГРКЦ Банка России по <адрес>, перечислены денежные
средства в размере 13 021 277 рублей за выполнение работ по строительству Центрального районного суда по договору № от
27.06.2013; 23.12.2013 года на счет ООО «ФИО309» №, открытый в ОАО ФИО310, перечислены денежные средства в размере 13 000
000 рублей в качестве оплаты за метал по договору № от 15.01.2009 года, который приобщен в качестве вещественного
доказательства. (т. 2 л.д. 188, 189)

- заключением эксперта № от 06.04.2017 года, согласно которому: подписи в левой нижней части первого и второго листов
договора ответственного хранения № от 20.12.2013 года исполнены ФИО25; подпись на третьем листе ответственного хранения №
от 20.12.2013 года напротив текста «Директор ФИО25» исполнена ФИО25; подпись от имени ФИО25 в списке имущества, принятого
на ответственное хранение (приложение № к договору ответственного хранения № от 20.12.2013 года), напротив текста «Директор
ФИО25» исполнена самим ФИО25 (т. 2 л.д. 197-207)

- заключением эксперта № от 06.04.2017 года, согласно которому: подписи в копии товарной накладной № от 10.12.2013 года
напротив текста «отпуск груза произвел», в копии счета-фактуры № от 10.12.2013 года напротив текста «руководитель организации
ФИО10», вероятно, исполнены не ФИО28, а иным лицом; подписи в копии товарной накладной № от 10.12.2013 года напротив
текста «главный бухгалтер ФИО29», в копии счета-фактуры № от 10.12.2013 года напротив текста «главный бухгалтер ФИО29»,
вероятно, исполнены не ФИО29, а иным лицом. (т. 2 л.д. 214-235)

- заключением эксперта № от 26.04.2017 года, согласно которому копия счета-фактуры № от 10.12.2013 года не соответствует
аналогичным счетам-фактурам, подготовленным ООО «С.». (т. 2 л.д. 242-247)

- заключением эксперта № от 29.09.2017 года, согласно которому: подписи от имени ФИО30 в банковской гарантии № от
18.06.2013 года, и верификационном письме № № от 18.06.2013 года исполнены не ФИО30, а иным лицом; подпись от имени
ФИО31 в банковской гарантии № от 18.06.2013 года исполнена не ФИО31, а иным лицом. (т. 3 л.д. 16-25)

- заключением эксперта № от 26.09.2017 года, согласно которому: бланк, на котором исполнена банковская гарантия № от
18.06.2013 года, не соответствует официальному бланку ОАО Банк «П.», представленному в качестве образца; оттиск печати на
банковской гарантии № от 18.06.2013 года не соответствует оттиску печати на ответе на запрос от 25.12.2014 года № ; бланк, на
котором исполнено верификационное письмо № от 18.06.2013 года, не соответствует официальному бланку ОАО Банк «П.»,
представленному в качестве образца; оттиск печати на верификационном письме № от 18.06.2013 года не соответствует оттиску
печати на ответе на запрос от 25.12.2014 года №. (т. 3 л.д. 32-41)

- копией приговора Центрального районного суда <адрес> от 22.10.2018 года, являющегося преюдицией в порядке ст. 90 УПК
РФ, согласно которому ФИО8 признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159.4 УК РФ (в ред. ФЗ от
29.11.2012 № 207-ФЗ) и осужден за то, что

«13.06.2013 года в соответствии с протоколом № подведения итогов открытого аукциона в электронной форме на выполнение
работ по строительству и вводу в эксплуатацию здания Центрального районного суда <адрес> победителем аукциона было признано
ООО «В.».

В период с 13.06.2013 года до 27.06.2013 года ФИО8, осознавая, что, согласно проектной документации, для заключения
государственного контракта необходимо предоставить документ обеспечивающий обязательство по исполнению контракта, находясь
в неустановленном месте, у неустановленных лиц получил подложную безотзывную банковскую гарантию № № от 18.06.2013 года,
выданную от имени ОАО Банк «П.», согласно которой в случае неисполнения ООО «В.» обязательств по контракту ОАО Банк «П.»
обязуется выплатить Управлению гарантийную сумму в размере не более 100 269 495 рублей 00 копеек.

В период с 13.06.2013 года до 27.06.2013 года ФИО8, предоставил банковскую гарантию в Управление. После чего, 27.06.2013
года ФИО8 от лица ООО «В.» подписал государственный контракт № на строительство Центрального районного суда <адрес> по
адресу: <адрес>, стоимостью 263 328 841 рубль 75 копеек.

В период с 04.12.2013 по 13.12.2013 у ФИО8, возник умысел, направленный на хищение денежных средств федерального
бюджета в особо крупном размере, сопряженное с преднамеренным частичным неисполнением принятых на себя договорных
обязательств, совершенное путем злоупотребления доверием должностных лиц Управления, с целью получения дополнительных
денежных средств для собственных нужд и реализации потребностей ООО «В.». При этом ФИО8 осознавал, что ООО «В.» не имеет
реальной возможности исполнить договорные обязательства по контракту по причине отсутствия на расчетном счете организации
необходимых для исполнения обязательств денежных средств, отсутствия собственных материальных средств и рабочей силы,
наличия задолженности перед работниками организации в выплате заработной платы, наличия задолженности перед кредитными
организациями, отсутствия банковской гарантии, обеспечивающей обязательства по исполнению контракта.

В указанный период времени ФИО8, реализуя свой умысел, с целью хищения денежных средств федерального бюджета, в
особо крупном размере, сопряженного с преднамеренным частичным неисполнением принятых на себя договорных обязательств в
части поставки на строящийся объект лифтового и энергетического оборудования, злоупотребляя доверием должностных лиц
Управления к ООО «В.», которое ранее являлось подрядчиком при выполнении строительных работ для нужд Управления, дал
указание неустановленным работникам ООО «Вектор-95» подготовить документы, подтверждающие поставку и оплату фактически
не поставленного и неоплаченного лифтового и энергетического оборудования из ООО «С.» и ООО «К.» в ООО «В.», а именно: счет-
фактуру № от 13.12.2013; копию товарной накладной № от 10.12.2013; копию счета-фактуры № от 10.12.2013; копию товарной
накладной № от 11.12.2013; копию счета-фактуры № от 11.12.2013. После чего ФИО8 подписал указанные документы и представил их
в Управление, расположенное по адресу: <адрес>.

13.12.2013 на основании предоставленных ФИО8 в Управление подложных документов, подтверждающих поставку и оплату
лифтового и энергетического оборудования работниками Управления подготовлен акт приема-передачи № и направлен для
подписания ФИО8

13.12.2013 ФИО8, получив от работников Управления акт приема-передачи №, осознавая недостоверность указанных в нем
сведений, в части поставки и оплаты лифтового и энергетического оборудования, находясь по адресу: <адрес>, не имея намерения и
возможности в данной части исполнить договорные обязательства, подписал данный документ, согласно которому Управлению от
ООО «В.» передается оборудование, в том числе: 2 лифта модели <данные изъяты>; 1 лифт модели <данные изъяты>, 2
трансформатора силовых трехфазных, мощностью 250 кВА; 2 комплектных распределительных устройства 10 кВ, общей стоимостью
10 544 474 рубля 46 копеек. После чего указанный акт передан должностным лицам Управления. Фактически указанное оборудование
ООО «В.» в Управление не передавалось.

13.12.2013 должностные лица Управления, получив акт приема-передачи №, будучи введенными в заблуждение о намерении
ФИО8 исполнить обязательства по контракту и доверяя его деловой репутации, поставили в нем подписи.

23.12.2013 на основании указанного выше акта платежным поручением № с расчетного счета Управления № , открытого в
ГРКЦ ГУ Банка России по <адрес>, на расчетный счет ООО «В.» №, открытый в отделении <данные изъяты>, расположенном по
адресу: <адрес>, перечислены денежные средства в размере 13 021 277 рублей, в том числе 10 544 474 рубля 46 копеек
необоснованно перечисленных за якобы поставленное и оплаченное лифтовое и энергетическое оборудование.

Получив указанные средства, ФИО8, находясь в <адрес>, распорядился ими по собственному усмотрению для собственных
нужд и реализации потребностей ООО «В.».

Тем самым, ФИО8 путем злоупотребления доверием должностных лиц Управления, не исполнил принятые на себя
договорные обязательства в части поставки на строящийся объект лифтового и энергетического оборудования, похитил денежные
средства федерального бюджета в размере 10 544 474 рубля 46 копеек, распорядившись ими по собственному усмотрению для
собственных нужд и реализации потребностей ООО «В.». (т. 4 л.д. 76-80)

- копиями материалов арбитражного дела № по иску Управления Судебного департамента в <адрес> к ООО «К.» о взыскании
3 027 148 рублей. (т. 3 л.д. 204-243)

- копиями материалов арбитражного дела № по иску Управления Судебного департамента в <адрес> к ООО «С.» о взыскании
6 882 920 рублей. (т. 4 л.д. 1-43)

Суд доверяет показаниям представителя потерпевшего и свидетелей (за исключением в полной мере показаний свидетелей
ФИО8 и ФИО9), т.к. они последовательны и логичны, оснований для оговора представителем потерпевшего и свидетелями Огера НГ
судом не установлено. Не установлено судом и нарушений уголовно-процессуального законодательства при получении письменных
доказательств, исследованных в судебном заседании.

По ходатайству защитника в судебном заседании были оглашены показания представителя потерпевшего ФИО36, свидетелей
ФИО9, ФИО8, ФИО11, ФИО19, данные ими в ходе очных ставок с Огером НГ на предварительном следствии, которыми, по мнению
защитника, подтверждается невиновность Огера в совершении данного преступления:
Показаниями на очной ставке от 26.12.2018 года представителя потерпевшего ФИО36:

На вопрос следователя: Сообщали ли вы Огepy Н.Г. о подлинности оригинала банковской гарантии № от 18.06.2013,
поступившей в Управление из ООО «В.»?

Пояснил: о том, что банковская гарантия является подлинной я не сообщал, в связи с тем, что оригинал указанного документа я
увидел на совещании в служебном кабинете Огера Н.Г. В ходе совещания либо Огер Н.Г. для изучения предоставил банковскую
гарантию, либо я взял документ с его рабочего стола. Изучив документ я установил сходство с поступившей в Управление копией
банковской гарантией. Оригинал банковской гарантии соответствовал поступившей ранее по по ряду признаков: дате, номеру, лицам
подписавшим документ, содержанию. Об указанном соответствии я сообщил Огеру Н.Г. После чего я сказал Огеру Н.Г. о том, что в
такой ситуации контракт заключать нельзя. На что Огер Н.Г. ответил, что обязанность предоставления банковской гарантии, также
обеспечение подлинности указанного документа несет ООО «В.».

На вопрос следователя: Сообщал ли вам Огер Н.Г. о том, что информация о выдаче банковских гарантий в ОАО Банк «П.»
носит закрытый характер? Если да, то когда и при каких обстоятельствах?

Пояснил: указанную информацию Огер Н.Г. мне сообщил до подписания контракта, находясь у себя в служебном канете,
возможно в присутствии ФИО9 Так после проведения проверки подлинности копии банковской гарантии из ОАО «П.» поступила
информация о том, что указанная банковская гарантия по поручению ООО «В.» банком не выпускалась. Указанную информацию я
доложил Огеру Н.Г. После чего, Огер Н.Г. мне пояснил, что ему кто-то из представителей ООО «В.» (либо из представителей банка)
сообщил, что информация о выдаче банковских гарантий носит закрытый характер, в связи с чем, в ответе на запрос банк о факте
предоставления банковской гарантии не сообщил. (т. 4 л.д. 197-200)

Показаниями на очной ставке от 24.09.2018 года представителя потерпевшего ФИО36:

На вопрос следователя: Поясните об обстоятельствах изучения сотрудниками Управления банковской гарантии № от


18.06.2013 ОАО Банк «П.» и последующего подписания контракта на строительство здания Центрального районного суда <адрес>?

Пояснил: в июне 2013 года на электронную почту отдела капитального строительства Управления от ООО «В.» поступила
отсканированная копия безотзывной банковской гарантии № г 18.06.2013. После чего, по указанию моего непосредственного
руководителя - заместителя начальника Управления Свидетель № 3, я поручил сотруднику юридического отдела Свидетель № 6
проверить подлинность поступившей гарантии. В связи с чем, ей с электронной почты Управления на электронную почту ОАО «П.»
направлен запрос о факте предоставления ООО «В.» банковской гарантии. В ответе на запрос содержалась информация о том, что
указанная банковская гарантия по поручению ООО «В.» банком ОАО «П.» не выпускалась. Указанную информацию я доложил
Свидетель №3. Огеру Н.Г., а также ФИО13 У меня состоялся разговор с Огером Н.Г., в ходе которого он пояснил, что ему кто-то из
представителей ООО «В.» (либо из представителей банка) сообщил, что информация о выдаче банковских гарантий носит закрытый
характер, в связи с чем в ответе на запрос Управления ОАО банк «П.» о факте предоставления банковской гарантии не сообщил. Через
несколько дней либо Огеру Н.Г., либо в ОКС от одного из представителей ООО «В.» поступил оригинал безотзывной банковской
гарантии № от 18.06.2013, а также оригинал верификационного письма. Насколько я помню, указанные документы были
представлены на обозрение Огеру Н.Г. и им изучены, т.к. в его (Огера Н.Г.) кабинете по данному поводу проводилось совещание, на
котором присутствовал работник ОКС, возможно ФИО9 Далее, Огер Н.Г. доложил указанную банковскую гарантию ФИО13,
посовещавшись с которым. Огером Н.Г. был подписан контракт. Указания о проведении проверки подлинности предоставленной
банковской гарантии и верификационного письма ни от ФИО13, ни от Огера Н.Г., ни от Свидетель №3 мне не поступали, в связи с
чем, я данную проверку не осуществлял. Также хочу пояснить, что до заключения контракта, на совещаниях, на которых также
присутствовали ФИО9, либо ФИО15, я неоднократно говорил Огеру Н.Г. о том, что необходимо предоставить обеспечение
исполнения контракта.

На вопрос защитника: Во время совещания кто предоставлял оригинал банковской гарантии № от 18.06.2013 на обозрение
Огеру Н.Г.?

Пояснил: в момент, когда я зашел на совещание в служебный кабинет Огера Н.Г., оригинал банковской гарантии уже лежал не
его рабочем столе. В ходе разговора Огер Н.Г. пояснил, что указанный оригинал ему поступал. Кто именно представил ему оригинал
гарантии я в настоящее время не помню.

На вопрос защитника: Предъявлялся ли на указанном выше совещании оригинал банковской гарантии № от 18.06.2013?

Пояснил: да, указанный оригинал банковской гарантии мне предъявлял Огер Н.Г. Ознакомившись с данным документом, я
установил, что он схож с представленной ранее копии по следующим признакам: номер, дата, форма и содержание текста,
расположение подписей и печати. О данной схожести документов я говорил Огеру Н.Г. Последний пояснил, что учитывая
противоречия поступившей информации факте выдачи банковской гарантии, данный вопрос необходимо обсудить со ФИО13

На вопрос защитника: Ставили ли вы свою подпись в листе согласования к государственному контракту на строительство
здания Центрального районного суда <адрес>?

Пояснил: В настоящее время я не помню ставил ли я подпись в листе согласования к контракту, поскольку не все контракты
проходят согласование с юридическим отделом.
На вопрос защитника: Мог ли быть с вами согласован государственный контракт на строительство здания Центрального
районного суда <адрес> при отсутствии банковской гарантии?

Пояснил: Нет. не мог.(т. 3 л.д. 137-140)

Показаниями на очной ставке от 24.09.2018 года свидетеля ФИО9:

На вопрос следователя: Кто осуществлял контроль за строительством здания Центрального районного суда <адрес>?

Пояснил: Контроль за строительством здания Центрального районного суда <адрес> осуществлял мой непосредственный
руководитель Огер Н.Г., что выражалось в подготовке протоколов заседания штабов, текущих документов, связанных со
строительством, руководство подчиненными мне сотрудниками, ответственными за строительство объекта

На вопрос следователя: Сообщали ли вы Огеру Н.Г. о том, что лифтовое и энергетическое оборудование, необходимое для
строительства Центрального районного суда <адрес>, поступило на территорию субподрядных организаций ООО «С.» и ООО «К.»?

Пояснил: Указанную информацию Огеру Н.Г. я не сообщал в связи с тем, что данное оборудование не закупалось и не
поставлялось, так как в период с июня по декабрь 2013 года на совещаниях, проводимых на строительной площадке здания
Центрального районного суда <адрес>, руководство ООО «В.» в лице директора ФИО8, главного инженера ФИО11 о поставке
указанного оборудования ни мне, ни Огеру Н.Г. не сообщало. Хочу пояснить, что документы, подтверждающие поставку и его оплату
оборудования Огеру Н.Г. я не передавал. Каким образом Огеру Н.Г. поступили указанные документы я не помню.

На вопрос следователя: Кто являлся инициатором оплаты лифтового и энергетического оборудования, необходимого для
строительства Центрального районного суда <адрес>?

Пояснил: В декабре 2013 года на одном из совещаний инициатива об оплате лифтового и энергетического оборудования
поступила от Огера Н.Г., в связи с необходимостью освоения бюджетных средств, выделенных на текущий финансовый год на
строительство здания Центрального районного суда <адрес>.

На вопрос следователя: Известно ли вам, кто предлагал передать лифтовое и энергетическое оборудование, необходимое для
строительства здания Центрального районного суда <адрес>, на хранение субподрядным организациям (ООО С.» и ООО «К.»)?

Пояснил: В декабре 2013 года на совещании, проводимом в служебном кабинете Огера Н.Г., на котором присутствовал только я
Огер Н.Г. мне сказал, что Управление будет заключать договоры ответственного хранения оборудования с субподрядным
организациям (ООО «С.» и ООО «К.»), Через непродолжительное время договоры ответственного хранения, подписанные
субподрядными организациями мне передал представитель ООО «В.» (кто именно не помню). Далее указанные договоры, пройдя
процедуру согласования, были подписаны Огером Н.Г.

На вопрос следователя: Было ли известно Огеру Н.Г. о что лифтовое и энергетическое оборудование, необходимое для
строительства здания Центрального районного суда <адрес>, ООО «В.» у ООО «С.» и ООО «К.» фактически не закупалось?

Пояснил: Огеру Н.Г. было известно о том, что оборудование у ООО «С.» и ООО «К.» фактически не закупалось. Указанный
вывод я сделал из того, что ФИО8 на совещаниях Огеру Н.Г. не сообщал о том, что лифтовое и энергетическое оборудование
поставлено.

На вопрос следователя: Сообщали ли вы Огеру Н.Г. о том, что лифтовое и энергетическое оборудование, необходимое для
строительства здания Центрального районного суда <адрес>, ООО «В.» у ООО «С.» и ООО «К.» фактически не закупалось?

Пояснил: Указанную информацию я Огеру Н.Г. не сообщал, поскольку считал, что данный факт ему был известен. В ходе
разговора с Огером Н.Г. последний мне сообщил, что в 2013 году лифтовое и энергетическое оборудование смонтировать на объекте
не получится по причине отставания ООО «В.» от графика производства строительно-монтажных работ, а в 2014 году цена на
указанное оборудование вырастет, в связи с чем, оборудование необходимо оплатить именно в 2013 году. Огер Н.Г. говорил, что при
заключении договоров ответственного хранения с субподрядчиками (ООО «С.», ООО «К.»), ответственность за наличие указанного
оборудования полностью ляжет на их плечи. В ходе указанного разговора с Огером Н.Г. я понял, что ему известно о факте отсутствия
указанного оборудования на территории субподрядных организаций. В настоящее время я не могу более точно пояснить содержание
разговора с Огером Н.Г., в ходе которого мне стало известно об осведомленности последнего о факте отсутствия оборудования.

На вопрос следователя: Поясните обстоятельства написания акта приема-передачи оборудования № от 13.12.2013,


заключенного между Управлением и ООО «В.»?

Пояснил: В декабре 2013 года от Огера Н.Г. мне поступило указание о подготовке и подписании указанного акта. Составление
указанного акта я поручил своей подчиненной ФИО15, которая напечатала в табличном виде список оборудования, передаваемого
ООО «В.» в Управление. Далее, указанный акт сначала подписал ФИО8, после чего через представителя ООО «В.» направил его в
Управление. Зная, что оборудование на строительной площадке здания Центрального районного суда <адрес>, а также у
субподрядчиков ООО «С.», ООО К.» отсутствовало, выполняя указания своего начальника Огера Н.Г. я поставил подпись в акте
приема-передачи. Далее, по указанию Огера Н.Г. я подписал акт у ФИО15 и ФИО32, после чего передал на подпись Огеру Н.Г.(т. 3
л.д. 171-175)

Показаниями на очной ставке от 26.12.2018 года свидетеля ФИО9:


На вопрос следователя: Предоставляли ли Вы Огеру Н.Г. для ознакомления копию банковской гарантии № от 18.06.2013?
Знакомился ли Огер НГ. с указанным документом?

Пояснил: Насколько я помню копию банковской гарантии мне представил кто-то из работников Управления, насколько я
помню конкретного поручения от Огера Н.Г. я не получал, а действовал на основании рекомендаций Судебного департамента РФ «О
необходимости проведения проверки банковских гарантий». После чего, я посредством сети интернет скорее всего на сейте
Центрального банка РФ, к которому имелся открытый доступ, проверил факт выдачи банковской гарантии. В ходе проверки я
установил, что в реестре банковских гарантий, размещенном на сайте отсутствует информация о выдаче указанного документа. После
чего, я Огеру Н.Г. доложил о том, что информацию о факте выдачи банковской гарантии № № от 18.06.2013 я не нашел. Затем я
передал копию банковской гарантии Огеру Н.Г. и вышел из кабинета.

На вопрос следователя: Предоставлял ли Огеру Н.Г. кто- либо оригинал банковской гарантии № от 18.06.2013 и
верификационное письмо? Изучал ли он указанный документ? Хранил ли Огер Н.Г. данный документ в своем служебном кабинете?

Пояснил: Насколько я помню, примерно через 2-3 дня после проверки факта выдачи копии банковской гарантии, в служебном
кабинете Огера Н.Г. последний мне сказал, что ООО «В.» в Управление представил верификационное письмо, подтверждающее факт
выдачи банковской гарантии. Был ли у Огена Н.Г. оригинал банковской гарантии в настоящее время не помню. Предоставлял ли кто-
либо Огеру Н.Г. оригинал банковской гарантии в настоящее время не помню.

На вопрос следователя: Имелись ли ранее в Управлении случаи предоставления подрядчиками верификационных писем?

Пояснил: Ранее указанных случаев не имелось.

На вопрос следователя: Имелись ли ранее в Управлении случаи нарушения процедуры согласования?

Пояснил: Насколько я помню, бывали случаи нарушения процедуры согласования договоров. Однако случаи нарушения
процедуры согласования государственных контрактов не имелись.

На вопрос следователя: Какого числа Вами и Огером Н.Г. был подписан акт приема-передачи № от 13.12.2013 года?

Пояснил: Насколько я помню, акт был подписан мной и Огером НГ. в один день. Причем Огер Н.Г. подписывал документ в
моем присутствии. В настоящее время дату подписания акта я не помню.

На вопрос защитника: Имелся ли лист согласования государственного контракта на строительство здания Центрального
районного суда <адрес>?
Пояснил: Указанный лист согласования, датированный июнем 2013 года, имелся. В данном документе я ставил свою подпись.
Подпись ФИО17 и ФИО36 в листе согласования я не видел, поскольку передал его дальше в иные отделы для окончания процедуры
согласования. Обратно указанный документ ко мне не поступал.

На вопрос защитника: Сообщал ли ФИО36 в вашем присутствии Огеру Н.Г. о том, что государственный контракт с ООО «В.»
не может быть заключен в виду того что подлинность оригинала банковской гарантии не подтверждена?

Пояснил: В настоящее время я не помню, сообщал ли ФИО36 указанную информацию. (т. 4 л.д. 173-176)

Показаниями на очной ставке от 09.10.2018 года свидетеля ФИО8:

На вопрос следователя: Сообщали ли вы Огеру НГ о том, что лифтовое и энергетическое оборудование, необходимое для
строительства Центрального районного суда <адрес>, поступило на территорию субподрядных организаций ООО «С.» и ООО «К.»?

Пояснил: В декабре 2013 года в ходе проведения одного из совещаний на строительной площадке здания Центрального
районного суда <адрес>, дату которого в настоящее время не помню, на котором также присутствовал ФИО9, я сообщил Огеру Н.Г. о
том, что лифтовое и энергетическое оборудование на территорию подрядных организаций ООО «С.» и ООО «К.» фактически не
поставлялось.

На Вопрос следователи: Кто являлся инициатором оплаты лифтового и энергетического оборудования, необходимого для
строительства Центрального районного суда <адрес>?

Пояснил: Инициатива об оплате лифтового и энергетического оборудования поступила от Огера Н.Г. Так, на одной из
планерок Огер Н.Г. сообщил, что в текущем году необходимо освоить оставшиеся бюджетные средства, выделенные на 2013 год.
поскольку, в случае если это не будет сделано, денежные средства вернутся в бюджет. В связи чем, мне необходимо предоставить в
Управление документы, якобы подтверждающие поставку и оплату лифтового и энергетического оборудования, что я в последующем
и сделал.

На вопрос следователя: Предлагали ли вы Огеру Н.Г. передать лифтовое и энергетическое оборудование на хранение
субподрядным организациям (ООО «С.» и ООО «К.»)?

Пояснил: Инициатива о подписании договоров ответственного хранения, согласно которым оборудование якобы передалось
от Управления в субподрядные организации (ООО «С.» и ООО «К.») поступило от Огера Н.Г. Так на одном из совещаний (возможно
на нем присутствовал ФИО9), Огер Н.Г. мне пояснил, что нужно заключить договоры ответственного хранения лифтового и
энергетического оборудования с субподрядными организациями, для того чтобы к работникам Управления не было вопросов со
стороны контролирующих органов в случае проверки фактического наличия оборудования на объекте.

На вопрос следователя: Было ли известно Огеру Н.Г. о том, что оборудование, необходимое для строительства здания
Центрального районного суда ООО «В.» у ООО «С.» и ООО «К.» фактически не покупалось?

Пояснил: Огеру Н.Г. было известно о том, что оборудование у ООО «С.» и ООО «К.» фактически не закупалось. Как я уже
говорил фиктивные документы на поставку и оплату оборудования, а также определения места хранения, предоставлялись в том
числе с целью освоения Управлением бюджетных средств, выделенных на 2013 год.

На вопрос следователя: Сообщали ли вы Огеру Н.Г. о том, что лифтовое и энергетическое оборудование, необходимое для
строительства здания Центрального суда <адрес>. ООО «В.» у ООО «С.» и ООО «К.» фактически не закупалось?

Пояснил: В настоящее время в связи с истечением большого промежутка времени, а также с перенесенными заболеваниями (2
инсульта), я не помню, сообщал ли Огеру Н.Г. о том. что оборудование фактически не закупалась. (т. 3 л.д. 158-162)

Показаниями на очной ставке от 06.11.2018 года свидетеля ФИО11:

На вопрос следователя: Сообщал ли ФИО8 на совещаниях, проводимых на строительной площадке Центрального районного
суда <адрес>, Огеру Н.Г., кому-либо еще, о поставке лифтового и энергетического оборудования на территорию субподрядных
организаций, а также о необходимости его оплаты?

Пояснил: Указанную информацию он ни Огеру Н.Г., ни кому-либо еще не сообщал.

На вопрос защитника: На всех ли совещаниях, проводимых на территории строительной площадки Центрального районного
суда <адрес>, вы присутствовали в декабре 2013 года?

Пояснил: В настоящее время я не помню, присутствовал ли я на всех совещаниях, проводимых на территории строительной
площадки в декабре 2013 года.

На вопрос защитника: Сообщал ли ФИО8 на совещаниях, проводимых на строительной площадке Центрального районного
суда <адрес>, Огеру И.Г. о том, что лифтовое и энергетическое оборудования на территорию субподрядных организаций фактически
не поставлено?

Пояснил: В настоящее время, я не помню, сообщал ли мне указанную информацию ФИО8 (т. 3 л.д. 179-180)
Показаниями на очной ставке от 06.11.2018 года свидетеля ФИО19:

На вопрос следователя: Сообщал ли ФИО8 на совещаниях, проводимых на строительной площадке Центрального районного
суда <адрес>, Огеру Н.Г., кому-либо еще, о поставке лифтового и энергетического оборудования на территорию субподрядных
организаций, а также о необходимости его оплаты?

Пояснила: В моем присутствии, о поставке оборудования, а таже о необходимости его оплаты ФИО8 не сообщал.

На вопрос защитника: На всех ли совещаниях, проводимых на территории строительной площадки Центрального районного
суда <адрес>, вы присутствовали в декабре 2013 года?

Пояснила: Нет, не на всех, т.к. находилась в служебных командировках.

На вопрос защитника: Сообщал ли ФИО8 на совещаниях, проводимых на строительной площадке Центрального районного
суда <адрес>, Огеру Н.Г. о том, что лифтовое и энергетическое оборудования на территорию субподрядных организаций фактически
не поставлено?

Пояснила: Нет, данные сведения он не сообщал. (т. 3 л.д. 185-186)

В ходе судебного заседания виновность Огера НГ в совершении им вменяемого предварительным расследованием


преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ своего подтверждения не нашла.

Подписание государственного контракта без выданной банком гарантии, а равно и подписание акта приёма-передачи при
фактическом отсутствии оборудования было обусловлено тем, что директор ООО «В.» ФИО8, имея целью хищение бюджетных
денежных представил в УСД сфальсифицированные документы. Данные обстоятельства были установлены вступившим в силу
приговором Центрального районного суда <адрес> от 22.10.2018 года. Указанным приговором ФИО8 был осужден за совершение
преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159.4 УК РФ, а именно за то, что он, занимая должность директора ООО «В.» с целью
хищения бюджетных денежных средств представил в УСД по <адрес> подложную банковскую гарантию, которая была необходима
для заключения государственного контракта № от 27.06.2013 года. Помимо этого, ФИО8 путём злоупотребления доверием
должностных лиц УСД совершил хищение денежных средств, предназначенных для приобретения лифтового и энергетического
оборудования, которое должно было быть установлено в строящемся здании Центрального районного суда <адрес>. Данным
приговором было установлено, что именно в результате того, что ФИО8 ввёл в заблуждение Огера и был подписан государственный
контракт, а также был подписан акт приёма-передачи оборудования. Данное обстоятельство исключает виновность Огера Н.Г. в
совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ, поскольку приговором от 22.10.2018 года была установлена
причинно-следственная связь между действиями ФИО8 и наступившими последствиями - подписанием государственного контракта
и подписанием акта приёма- передачи оборудования. При оценке данного факта суд учитывает и то обстоятельство, что ФИО8 по
указанному уголовному делу в полной объеме признал свою вину и подтвердил обстоятельства совершения преступления.

Суд не доверяет доводам подсудимого и защитника о том, что на момент подписания государственного контракта Огер не
располагал достоверной информацией о том, что на момент подписания контракта ООО «В.» не предоставил подлинную банковскую
гарантию. Данное утверждение опровергается показаниями представителя потерпевшего ФИО36 о том, что он сообщал Огеру о том,
что по результатам проверки юридическим отделом было установлено, что поступившая копия банковской доверенности банком не
выдавалась, при этом ни Огером, ответственным за подписание контракта ни кем-либо еще указаний для проверки подлинности
оригинала доверенности, поступившей позже ему не поступало.

Подсудимый и защита утверждают, что проверка подлинности банковской гарантии не входила в круг обязанностей Огера, а
относилась к компетенции юридического отдела, который на тот момент возглавлял ФИО36. В служебные обязанности Огера также
не входил и контроль за деятельностью юридического отдела. По мнению суда, Огер, являясь должностным лицом, ответственным за
подписание контракта и располагая информацией о том, что копия банковской гарантии банком ООО «В.» не выдавалась, при
наличии оригинала банковской гарантии должен был принять исчерпывающие меры к устранению возникшего противоречия, что
Огером, вопреки имеющимся должностным обязанностям, сделано не было.

Согласно доводам подсудимого и защиты, в Управлении проводилось согласование вновь заключаемых государственных
контрактов. На момент подписания Огером государственного контракта № указанный государственный контракт был согласован
всеми службами Управления, в том числе и юридическим отделом, что для Огера Н.Г. свидетельствовало о том, что юридический
отдел произвёл полную проверку всех юридически значимых документов, в том числе и банковской гарантии. При отсутствии
согласования государственного контракта юридическим отделом Огер его не подписал бы. Как установлено в ходе судебного
заседания представитель потерпевшего ФИО36 затруднился пояснить согласовывался ли им именно данный контракт и показал, что
согласование юридически отделом заключаемого контракта в соответствии с Инструкцией о порядке согласования, заключения и
контроля исполнения договоров (контрактов) в аппарате Управления Судебного департамента в <адрес> означает лишь, что проект
договора не противоречит действующему законодательству, подготовлен и согласован в соответствии с требованиями данной
Инструкции и может быть предоставлен на подпись. Вместе с тем, в указанной Инструкции, согласно показаниям ФИО36 отсутствует
указание о необходимости проверки прилагаемых к проекту документов. По мнению суда, именно ненадлежащее отношение Огера к
своим должностным обязанностям, непринятие им мер к проверке действительности банковской гарантии привело к подписанию
контракта в нарушение существовавшего законодательства без наличия действительной банковской гарантии, а соответственно без
обеспечительных мер.
Согласно текста обвинительного заключения, Огер Н.Г. подписал акт приёма-передачи оборудования № от 13.12.2013 года
располагая достоверной информацией о том, что оборудование фактически ООО «В.» приобретено не было. Осведомлённость Огера
Н.Г. в том, что оборудование фактически поставлено не было строится на показаниях свидетеля ФИО8, согласно которым ФИО8
заявляет, что Огеру при подписании акта от 13.12.2013 года было известно о фактическом отсутствии оборудования, при этом ФИО8
не указывает источник своей осведомленности. При допросе на очной ставке в ходе предварительного следствия, оглашенной в
судебном заседании ФИО8 заявляет, что он на одном из совещаний, проводимых в декабре 2013 года сообщил Огеру в присутствии
ФИО9 о том, что оборудование фактически поставлено не было. Затем в ходе допроса ФИО8 указал на то, что в силу двух
перенесённых инсультов не может вспомнить сообщал ли он Огеру о том, что оборудование фактически субподрядчиками не
закупалось. Таким образом, в ходе очной ставки было установлено, что ФИО8 не сообщал Огеру о том, что оборудование фактически
субподрядчиками не закупалось. Утверждения ФИО8 не подтверждаются показаниями свидетеля ФИО11, который пояснил, что не
помнит сообщал ли ФИО8 такую информацию, при том, что ФИО11 присутствовал на всех проводимых совещаниях. Показания
ФИО8 опровергаются показаниями свидетеля ФИО19, осуществлявшей технический надзор за строительством, которая также
пояснила, что в её присутствии ФИО8 не сообщал Огеру о том, что оборудование фактически не поставлено. Таким образом
показания ФИО8 об осведомлённости Огера Н.Г. о фактическом отсутствии оборудования, не подтверждаются иными
доказательствами по делу, кроме того показания ФИО8 в части осведомлённости Огера об отсутствии оборудования не соответствуют
обстоятельствам, изложенным в приговоре Центрального районного суда <адрес> от 22.10.2018 года.

Также критически необходимо относиться к показаниям свидетеля ФИО9, пояснившего, что Огер при подписании акта
приёма-передачи оборудования знал о фактическом отсутствии данного оборудования, учитывая, что в судебном заседании
Широковский показал, что данное утверждение является лишь его предположением.

В ходе судебного заседания установлено то обстоятельство, что оборудование в адрес ООО «В.» от ООО «К.» и ООО «С.» не
поступало и со стороны ООО «В.» не оплачивалось, также установлено, что Огер был введён в заблуждение руководителем ООО
«В.» ФИО8, который в целях незаконного получения денежных средств, предоставил Огеру заведомо недостоверную информацию и
документы, подтверждающие факт приобретения, получения и оплаты поступившего оборудования, а также факт передачи
оборудования на ответственное хранение в ООО «К.» и ООО «С.». При таких обстоятельствах действия Огера Н.Г. не могут быть
квалифицированы в соответствии с ч. 1 ст. 286 УК РФ, поскольку Огер Н.Г. в момент подписания акта № не располагал информацией
о фактическом отсутствии оборудования. Вместе с тем в момент подписания акта № Огер без достаточных на то оснований
рассчитывая на недопущение отрицательных последствий и добропорядочность ФИО8 не располагал достоверной информацией и о
фактическом наличии оборудования, в силу ненадлежащего исполнения своих должностных обязанностей не приняв должных мер к
даче указаний подчиненным работникам о проверке наличия принимаемого у субподрядчиков оборудования.
Оценив изложенные доказательства в совокупности, суд приходит к выводу о виновности Огера НГ в совершении данного
преступления и квалифицирует его действия по ч. 1 ст. 293 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) –
халатность, то есть ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие небрежного отношения к службе,
если это повлекло причинение крупного ущерба.

При назначении наказания подсудимому суд учитывает характер и степень общественной опасности совершённого
преступления, влияние назначенного наказания на исправление осужденного.

Вместе с тем, суд принимает во внимание отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание Огера, его возраст, данные о
личности подсудимого, из которых следует, что Огер характеризуется положительно, ранее не судим, что является смягчающими
наказание Огера обстоятельствами.

При указанных обстоятельствах, суд полагает назначить Огеру наказание в виде штрафа.

Вместе с тем, судом установлено, что преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 293 УК РФ Огером НГ совершено в период
июнь-декабрь 2013 года.

Согласно п. «а» ч.1 ст. 78 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления
небольшой тяжести истекло два года, в связи с чем, срок давности за совершенное Огером НГ преступление истек.

В судебном заседании Огер НГ выразил свое несогласие на прекращение уголовного дела за истечением срока давности
уголовного преследования.

При таких обстоятельствах, учитывая, что вина подсудимого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 293 УК
РФ нашла свое полное подтверждение, Огер НГ подлежит освобождению от уголовного наказания, назначенного ему приговором
суда в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 296-299, 302-304, 307-309 УПК РФ, суд

приговорил:

Признать Огера Н.Г. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 293 УК РФ (в редакции Федерального
закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) и назначить ему наказание в виде штрафа в размере 40 000 рублей.
От назначенного наказания Огера НГ освободить на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с истечением срока давности
уголовного преследования.

Вещественные доказательства по уголовному делу: документы, два диска CD-R, хранящиеся при деле – хранить при деле.

Снять арест, наложенный на имущество Огера НГ: гаража, расположенного по адресу: <адрес>, кадастровый №

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Красноярский краевой суд в течение 10 дней со дня
провозглашения, осужденным в тот же срок с момента вручения копии приговора.

Председательствующий С.Г. Шаравин