Вы находитесь на странице: 1из 48

Общее Языкознание

1. Предмет и задачи курса «Общее языкознание». Связь языкознания с другими науками и


областями человеческой деятельности....................................................................................................1
2. Лингвистика как наука. Причины и история возникновения науки о языке....................................2
3. Античное языкознание (Древняя Греция)...........................................................................................3
4. Античное языкознание (Древний Рим)................................................................................................4
5. Древнейший период языкознания (Китайское языкознание).............................................................5
6. Грамматика Поль-Рояль........................................................................................................................6
7. Древнейший период языкознания (Индийское языкознание)............................................................6
8. Арабское языкознание..........................................................................................................................8
9. Теории происхождения языка..............................................................................................................8
10. Происхождение письма, типы алфавитов........................................................................................10
11. В. Ф. Гумбольдт и его значение в науке о языке............................................................................12
12. Ф. де Соссюр и его значение в науке о языке..................................................................................13
13. Гипотеза Сепира – Уорфа.................................................................................................................14
14. Понятие языковых универсалий.......................................................................................................15
15. Языкознание XIX века. Сравнительно-исторический метод в языкознании................................16
16. Пражская лингвистическая школа. Функциональная лингвистика...............................................17
17. Глоссематика Копенгагенской школы структурализма.................................................................19
18. Американский структурализм и дескриптивная лингвистика.......................................................20
19. Лондонская школа структурализма. Французский структурализм...............................................22
20. Языковая концепция младограмматиков.........................................................................................24
21. Казанская лингвистическая школа...................................................................................................26
22. Московская лингвистическая школа................................................................................................29
23. Homo loquens как объект филологии. Языковая личность, творческая личность как базовые
понятия филологии..................................................................................................................................32
24. Современные направления языкознания.........................................................................................33
25. Язык и общество................................................................................................................................34
26. Язык и мышление..............................................................................................................................35
27. Лингвокультурология........................................................................................................................36
28. Теория концепта................................................................................................................................37
29. Язык и культура.................................................................................................................................38
30. Теория дискурса...............................................................................................................................39
31. Проблемы психолингвистики...........................................................................................................40
32. Лексикография. Типология словарей...............................................................................................41
33. Теория текста. Ее предмет и объект.................................................................................................43
34. Семиотика. Типы языковых знаков..................................................................................................44
35. Нейролингвистика.............................................................................................................................45
1. Предмет и задачи курса «Общее языкознание». Связь
языкознания с другими науками и областями человеческой
деятельности.
Языкознание – наука о языке, его общественной природе и функциях, его
внутренней структуре, о закономерностях его функционирования и его историческом
развитии, и классификации конкретных языков.
Общее языкознание — занимается свойствами, присущими любому языку, и
отличается от используемых им частных языковедческих дисциплин, которые выделяются
в языкознании по своему предмету — либо по отдельному языку.
Общее языкознание устанавливает общие (или статистически преобладающие)
черты всех языков как эмпирически — индуктивно, с помощью типологии, так и
дедуктивно, исследуя общие (значимые для всех коллективов людей) закономерности
функционирования языка, особенности любого речевого акта и текста и т. п.
Предмет курса «Общее языкознание» соотносится с такими понятиями как
«частное» и «общее» языкознание.
Частное – изучает отдельный язык или группу языков: русистика, славистика.
Изучается внутреннее устройство, отличительные особенные условия, в оторванности от
внешнего мира.
Общее – изучает универсалии, то, что объединяет разные языки.

Кроме того, языкознание может быть практическим, теоретическим,


прикладным. Практическое – занимается конкретными языками с целью их
использования как средства общения. Теоретическое – изучает сущность языка как
системы, его единицы и соотношение между ними, природу грамматических категорий и
прочее. Прикладное – отрасль, занимающаяся разработкой и приложением
лингвистических данных к потребностям общества.

Разделы общего языкознания:


• Фонетика (звуковой состав)
• Грамматика (словообразование, морфологию и синтаксис)
• Семантика (значение единиц языка)
• Прагматика (условия использования говорящими языковых знаков)

Связь языкознания с другими дисциплинами:


• Философия
• Социология
• Семиотика
• Герменевтика (искусство толкования, теория интерпретации и понимания
текстов)
• Психология
• Математика (математическая логика, теория информации, вычислительная
лингвистика)
• Медицина (нейролингвистика)
• Физика (акустика)
• Физиология
• Этнопсихолингвистика.

2. Лингвистика как наука. Причины и история возникновения науки


о языке.
Лингвистика – наука о языке, это наука о естественном человеческом языке
вообще и обо всех языках мира как его индивидуализированных представителях.
Причины: потребность в толковании древних текстов.
В древности наука о языке («грамматика») изучала лишь родной язык ученого, но
не чужие языки; изучались также престижные языки духовной культуры, а живой
разговорный язык народа оставался вне сферы внимания ученых. До 19 в. наука о языке
была предписательной (нормативной), стремясь не описывать живой язык, на котором
говорят, а давать правила, по которым «следует» говорить (и писать).
Языкознание исследует естественные человеческие языки с разных точек зрения,
поэтому разделяется на несколько частей:
 фонетику,
 лексикологию,
 грамматику,
 стилистику
 и другие.
Также в зависимости от сферы применения лингвистику разделяют на
теоретическую и практическую. Теоретическое языкознание занимается исследованием
языковых законов, принципов формирования и развития языка, анализом языковых
правил и концепций, их структурированием, изучением истории языков. В результате всех
этих наблюдений формулируются теории. Теоретическая лингвистика разделяется на
эмпирическую, которая работает с реально существующей речью, и нормативную,
которая формирует свод правил и законов, предписывающих, как правильно нужно
пользоваться языком. Общее теоретическое языкознание работает со всеми языками в их
комплексе, изучает единые для всех черты этого явления, а частный раздел исследует
лишь отдельные проявления. Цель практической лингвистики – исследовать язык с
практической точки зрения, передавать знания в области его изучения другим людям без
специального образования. Это переводоведение, лингводидактика, методика
преподавания родного языка и другие разделы.

Периодизация лингвистики:

1. Эмпирическая эпоха.
а). Древнейший или философский период (5 в. до н.э.).
На раннем этапе языкознание в основном занималось теорией наименования. Сама
теория наименования рождается в недрах философии. Учёные этого времени
интересуются человеком как таковым, его языком, вещами и природой (сущностью)
наименования.
б). Теологический период (6 в. – 15 в.).
Период от момента падения Священной Римской империи до открытия Нового
света. В этот период зарождается лексикография.
2. Теоретическая эпоха.
в). Филологический (новый) период (16-18 вв.).
В этот период филология отделяется от философии. Этот период также получил
название «Период универсальной грамматики». Представители этого периода пытались
создать всеобщую грамматику. Первой такой грамматикой является «Общая рациональная
грамматика», разработанная в парижском предместье Пор-Рояль.
г). 18-19 вв.
В эти годы возникает и формируется (к 1816 г.) совершенно новое направление в
истории языкознания – сравнительно-историческое.
д). Период системного изучения языка (конец 19-го первая треть 20-го в.)
В этот период формируются логическое и психологическое направления.
Представитель психологического направления в русском языкознании Александр
Афанасьевич Потебня. В эти годы появляются работы К.Маркса и Ф.Энгельса по
проблемам языка. Выдающимся представителем социологического направления был
швейцарский лингвист Фердинанд де Соссюр. Зарождение структурализма.
е). Междисциплинарный период (30-е гг по настоящее время).
В этот период формируется новое отечественное языкознание.

3. Античное языкознание (Древняя Греция).


В Древне Греции ключевым моментом языкознания является спор натуралистов и
конвенционалистов: спор о происхождении языка. Одна из проблем, разделившая
древних философов на два лагеря. Спор об отношении между словом и вещью.
Натуралисты считали, что вещи получают свои мена по природе, конвенционалисты
полагали, что связь между словом и вещью существует произвольно, по конвенции.
Сторонником натуралистов был философ Гераклит. Согласно идеям натуралистов
характер слова зависит от вещи. Демокрит утверждал, что слова происходят от
установления. Древние философы поднимали вопрос о языке. Платону принадлежит
первая попытка классификации слов.
В словах речи Платон выделяет две части: имя и глагол. Имена были подлежащим, а
глаголы выражали то, что утверждается об именах. Прилагательные относятся к
глаголам, т.к. они способны употребляться в качестве сказуемых.
Затем понятие о частях речи далее разрабатывается Аристотелем в его работе
«Поэтика». Основными частями речи у Аристотеля является имя и глагол. Имя делится
на три рода: мужской, женский и средний. Глагол имеет в своём значении оттенок
времени. Имела и глаголы изменяются по падежам, под которыми Аристотель понимал
все их косвенные формы, в том числе формы множественного числа. По Аристотелю
имена и глаголы образуют предложения, в которых могут быть части, не имеющие
самостоятельного значения. Также Аристотелю принадлежит работа «Риторика», здесь
он говорит о трёх частях речи: именах, глаголах и союзах. Определяет союзы как слова,
выполняющие определённые грамматические функции. Таким образом Аристотель
разграничил значимые и не значимые слова в языке. Также он разработал учение о
категориях. Аристотель также выделил 10 категорий:
 сущность,
 количество,
 качество,
 отношение,
 место,
 время,
 положение,
 состояние,
 действие,
 претерпевание.
Именно учение о категориях повлияло на последующую инвентаризацию частей речи и
членов предложения.
Рассвет античного учения о языке связан с деятельностью Александрийской
грамматикой школы. Аристарх Самофракийский, Дионисий фракийский -
представители данной школы. Деятели данной школы находились вдали от Греции, их
целью было - сохранить литературный греческий язык.
Аристарх выделяет 8 частей речи, также насчитывает 5 падежей имени. Дионисий
выделил три времени у глагола, пять наклонений, три залога, три числа, три лица (от кого,
кому, о ком). Апполоний занимался разработкой синтаксиса.
В среде александрийских грамматиков возник еще один спор: спор между аномалистами
и аналогистами. Сторонники Аристарха считали, что в языке действует принцип
аналогии. Сторонники Кротесса Малосского считали, что в языке действует принцип
аномалии, нет соотвествии между словом и вещью, нет единообразных правил, слишком
много исключений.

4. Античное языкознание (Древний Рим).


Языкознание Древнего Рима
Считается, что римский грамматисты придерживались древнегреческой грамматики и
прилагали ее к латинскому языку. Греческая грамматика попала в Рим во II в. до н. э.,
когда в 167 г. в Рим прибыл с посольством глава Пергамской школы языковедов Кратес из
Маллоса. Римские ученые уделяли большое внимание стилистике, они, как отмечалось,
ввели в состав частей речи междометие. Почти все грамматические термины греков
были переведены на латинский язык и именно в своей латинской форме сохраняются
до настоящего времени.
Первое место принадлежит Марку Варрону, автору труда «Латинский язык». Именно
он воспроизвел перипетии спора аномалистов с аналогистами. Он полагал, что
словоизменение следует аналогии, а словообразование — аномалии. Варрон опирается в
своих этимологических исканиях на взгляды стоиков ("природная" связь слова с
предметом). Он различает четыре класса вещей и четыре класса слов, подлежащих
анализу. Варрон открывает явление ротацизма. Варрон убежден в необходимости и
"полезности" склонения для любого языка. Он различает склонение естественное
(словоизменение) и произвольное (словообразование).
Античная традиция дошла до нас благодаря трудам двух грамматистов: Элио Донату (4 в.
до н.э.) и Присциану (6 в. н.э.). Грамматика Доната - сжатый свой правил построения
речи, Грамматика Присциана - грамматика состоит из 18 книг. Первые 16 посвящены
звуко- и формообразованию. Последние две книги посвящены синтаксическим
конструкциям. В начале VI в. н. э. в Константинополе римский грамматист Присциан
составил самую обширную грамматику латинского языка — «Грамматическое учение»
(«Institutiones grammaticae»). Присциан выделил 8 частей речи: имя, глагол, причастие,
местоимение, предлог, наречие, междометие и союз. Он также отличает междометие от
наречия, чего нет в греческой традиции.
Грамматика как самостоятельная наука возникает в Риме в середине 2 в. до н.э.
Значительное влияние на формирование римской грамматики оказали хорошее
знакомство с греческой наукой, культурой, литературой, риторикой и философией, знание
многими римлянами греческого языка, лекции и беседы теоретика пергамской школы
Кратета Малосского.

5. Древнейший период языкознания (Китайское языкознание).


К числу наиболее древних относится и китайская филологическая традиция, которая
зарождается приблизительно в 14 в. до н.э. как комментарии к письменным текстам.
Поскольку основной единицей толкования текста был иероглиф, то китайская
филология довольно рано разделяется на три ветви:
 толкование, начертание, этимология иероглифа;
 толкование значения иероглифа;
 толкование произношения иероглифа.
В настоящее время китайское языкознание не утратило тесных связей с древнейшей
филологической традицией. Истолкованием устаревших текстов в Китае
занимались в основном философы. Так, в VI-V вв. до н.э. эту работу возглавил Кун-
фу-цзы (Конфуций), живший с 551 до 479 г. до н.э. В комментариях конфуцианцев
обнаруживаются первые подступы к разработке лингвистической науки в Китае,
приблизительно к III в. ее можно считать полностью сформировавшейся. Как уже
говорилось, своеобразие древнекитайского языкознания состоит в том, что оно
было по преимуществу лексикографическим.
Наибольшую известность приобрели четыре древнекитайских словаря:
 Эръя ( III в.),
 Фан янь (I в. до н.э. – I в.),
 Шо вэнь (I-II вв.),
 Ши мин (II в.).
Словари «Эръя» и «Шо вэнь» были идеографическими, то есть являлись той
разновидностью толковых словарей, статьи в которых помещаются не по алфавиту, а
по близости идей. Слова в этих словарях группируются в соответствии с картиной
мира. Отсутствие алфавитных словарей объясняется особенностью иероглифической
графики.
«Фань янь» – это диалектологический словарь, его составитель – Ян Сюн – к
литературным словам добавлял диалектные.
«Ши мин» – этимологический словарь, хотя большая часть объяснений
происхождения слов являются ложными.

6. Грамматика Поль-Рояль.
В 1660 г. аббаты монастыря Пор-Рояль Антуан Арно и Клод Лансло издали книгу под
названием «Всеобщая и рациональная грамматика, содержащая основы искусства речи,
изложенные ясно и естественно; рациональные основания того, что является общим для
всех языков, как и главных различий между ними; а также многочисленные замечания о
французском языке». В науке она обычно называется «Грамматика Пор-Рояля».
«Грамматика» описывала язык как универсальное и в то же время национально-
специфическое явление.
Универсальное в языке объясняется единством человеческой психики вообще и
категорий мышления в частности. При этом, в духе просвещенческой идеологии
«освобождения» человека от влияния религии и природных превратностей, Арно и Лансло
разделяют концепцию «Общественного договора»:
«… Говорить – значит выражать свои мысли знаками, которые люди изобрели для этой
цели».
Для выявления языковых универсалий в основном используются примеры родного для
авторов французского языка с привлечением фактов, древнегреческого, латинского,
испанского, итальянского, а также нечасто упоминаемых «северных» (германских) и
«восточных» языков (древнееврейского, возможно, арамейского и арабского). Латынь
принимается за образец языка, но уже не безоговорочно, как в средневековых
грамматиках. Для Арно и Лансло латынь не является абсолютным языковым
эталоном. Некоторые явления они толкуют в пользу французского: «В латыни совсем не
было артиклей. Именно отсутствие артикля и заставило утверждать…, что эта частица
была бесполезной, хотя думается, она была бы весьма полезной для того, чтобы сделать
речь более ясной и избежать многочисленных двусмысленностей».
С позиций романоцентризма французские монахи рассматривают другие языки. В
частности, «северные» языки явно второсортные. В редких случаях их упоминания они
служат иллюстрацией нелогичности языка.

7. Древнейший период языкознания (Индийское языкознание).


Индийская языковедческая традиция насчитывает более 2,5 тысяч лет. Она возникла в
силу практической необходимости. Древняя философия в Индии - мудрость. Она была
неотделима от религиозной мифологии. Древнейшее название языка было
персонифицировано - богиня Вач, оно понималось и как энергия и творческая сила.
С течением времени древние религиозные гимны стали называться ведами, а языком
древних религиозных гимнов был ведический санскрит, стал отличаться от диалектных
форм разговорного языка древней Индии. Уже в то время были индийские ученые,
которые стремились сохранить точность произношения священных гимнов и уберечь этот
язык от влияния практиков.
Индийские ученые тщательно изучали литературный санскрит и создали своеобразную
науку, которая имела описательную направленность. Вопросы языка трактовались в
ранних памятниках ведический литературы, так называемых ведангах, они были
посвящены:
 фонетике,
 произношению,
 стихосложению,
 грамматике,
 лексике,
 этимологии.
Грамматику они определяли как веду вед (знание о знании).
Были выделены такие признаки звуков как гласный, согласный, взрывной,
фрикативный. Описание звуков в древнеиндийских грамматиках строится на
артикуляционном принципе. Также были подробно описаны способы образования
каждого звука, различались место и орган артикуляции.
Самым знаменитым языковедом древней Индии был Панини, живший в 5-4 веке до н.э.
Грамматика Панини содержала тщательный анализ морфологического строя санскрита,
ещё его называют восьмикнижием Панини, в книгах содержалось 3996 сутов. Порядок
изложения - свободный. Были известные комментаторы - последователи его грамматики.
Основной единицей языка для древних грамматиков являлось предложение. Они
считали, что только предложение способно выразить смысл, а слово не обладает
самостоятельностью. Они распределяли слова по частям речи:
 имя,
 глагол,
 предлог,
 частица.
Глагол определяется как слово, обозначающее действие, имя - обозначает идею
субстанции. В свою очередь функция предлогов состояла в том, что они уточняли
значения имён и глаголов. Частицы также разделялись на три группы в зависимости от
их значения:
1. Частицы сравнения;
2. Частицы соединения;
3. Незначимые частицы (формальные элементы в стихах).
У имени выделялось семь падежей и падежи обозначались как первый, второй, третий и
т.д. Местоимения и наречия не выделяют самостоятельные части речи. В ходе
грамматического анализа слов, выявилось их сходство по форме и по значению, так были
выделены основные части слова - основа и окончание. Именно древнеиндийские
грамматики выделили нулевое окончание. Также древнеиндийские ученые стремились
свести все слова к глагольным корням. Существует древний словарь санскрита, где
даются базовые формы слов.

8. Арабское языкознание.
Проблема языка в теологический период. В средние века идеи языкознания развеиваются
одновременно, но совершенно различным образом. 7-13 век - сформировался Арабский
Халифат. Во время Халифата приходит рассвет языкознания. Зарождению науке о языке
у арабов способствовало разделение между разговорным языком и языком религии.
Было необходимо сделать доступной для всех мусульман главное религиозную книгу -
Каран. Арабские филологи интересовались разработками других исследователей.
Заимствовали у них примеры описания языка, наполнив их примерами из арабского языка.
Города Басра и Куфа. Языковеды того времени делились на две школы согласно городам.
Перс Сибавехи - представитель школы из Басры, его книга «Алькита» представляла
систему арабской грамматики в завершенном виде.
В отличие от античных ученых, арабы проводили четкое различие между буквой и
самим звуком речи, указывая на несоответствие между написанием и произношением.
Арабское языкознание различает 16 мест образования звуков, обращает внимание на
артикуляцию. В отношении классификации частей речи арабы следовали за
Аристотелем, выделяя глагол, имя и частицу. У арабов также остался мало
разработанным синтаксис. Словарь «Камос» - шестидесятитомный. Все последующие
словари арабского языка носят название данного словаря. Арабы включали огромное
количество синонимов в словари.
Позже установился порядок расположения слов по алфавиту - по последней букве
корня. Махмуд Алькашгари собрал обширнейший материал по тюркским языкам, его
словарь «Диван турецких языков» был написал около 1075 г. Был опубликован в 1912 г.
Труд включает:
 богатейший материал по сравнительной фонетике, грамматике, лексикологии
тюркских языков,
 многочисленные данные по истории, мифологии, этнографии тюркских племён,
 множество стихов, пословиц и народных изречений.
Также у автора не было предшественников и всю огромную работу он провёл
самостоятельно. Описал звуковые характеристики, различия тюркских наречий. Основные
законы тюркской фонетики и морфологии были подмечены учеными ещё в 11 веке.

9. Теории происхождения языка.


Вопрос о происхождении языка тесно связан с происхождением самого человека.
Все теории происхождения языка (как философские, так и филологические) в известной
мере гипотетичны, т.к. возникновение первого языка от самой «глубинной» языковой
реконструкции отделяют десятки тысячелетий.

В существующих теориях происхождения языка условно можно выделить два


подхода:

1) язык появился естественным путем;

2) язык был создан искусственно некоей активной созидающей силой.

Вторая точка зрения долгое время была преобладающей.


В античном языкознании вопрос о происхождении языка формулировался
следующим образом: создан ли язык «по установлению» (теория «тесей») или «по
природе вещей» (теория «фюсей»)? Если язык создан по установлению, то кто его
установил (Бог, человек или общество)? Если язык создавался по природе, то как
соответствуют друг другу слова и свойства вещей.

Позже появилась теория божественного происхождения языка, то есть


изложенная в Библии история о том, как Бог наделил Адама речью. Это - вполне
законченная точка зрения, до XVII-XVIII вв. она была единственной, объяснявшей
природу человеческих языков. Второй отрывок из Библии описывает появление на земле
множества различных языков – это известное придание о Вавилонской башне.

В 1880 году Макс Миллер выдвинул теорию звукоподражания, хотя он сам


считал ее не слишком правдоподобной. «Безъязычный человек», слыша звуки природы,
старался подражать этим звукам своим речевым аппаратом. В любом языке, конечно, есть
некоторое количество звукоподражательных слов и производных от них но, во-первых,
таких слов очень немного, во-вторых, «звукоподражать» можно только «звучащему», а
как же тогда назвать «безгласное»: камни, дома, треугольники и квадраты и многое
другое?

Отрицать звукоподражательные слова в языке нельзя, но считать данную теорию


единственной верной также не стоит. Язык возникает и развивается у человека совместно
с мышлением, а при звукоподражании мышление сводится к копированию. Наблюдение
над языками показывает, что звукоподражательных слов больше в новых, развитых
языках, чем в языках более примитивных народов. Это объясняется тем, что, для того
чтобы «звукоподражать», надо в совершенстве уметь управлять речевым аппаратом.

Известный мыслитель эпохи Просвещения Ж-Ж Руссо придерживался теории


междометий. Суть этой теории заключается в том, что первобытные люди вопли
превратили в «естественные звуки» – междометия, сопровождающие эмоции, откуда
якобы произошли и все иные слова.

Междометия входят в словарный состав любого языка и могут иметь производные


слова. Но опять же таких слов очень немного в языках и даже меньше, чем
звукоподражательных. Кроме того, причина возникновения языка сводится к
экспрессивной функции. Но в языке есть очень многое, не связанное с экспрессией, и эти
стороны языка являются самыми важными, ради чего и мог возникнуть язык, а не только
ради эмоций и желаний, чего не лишены и животные, однако языком они не обладают.

Также существует теория «трудовых выкриков», которая сводится к тому, что


язык возник из выкриков, сопровождавших коллективный труд. Но эти «трудовые
выкрики» только средство ритмизации труда, они ничего не выражают, даже эмоций, а
являются только внешним, техническим средством при работе. Ни одной функции,
характеризующей язык, в этих «трудовых выкриках» обнаружить нельзя, так как они и не
коммуникативны, и не номинативны, и не экспрессивны.
Теория социального договора, опиравшаяся на некоторые мнения античности и
во многом отвечавшя рационализму самого 18 в., не дает объяснения первобытного языка.
Суть ее состоит в том, что в позднейшие эпохи развития языков возможно «договориться»
о тех или иных словах, особенно в области терминологии.

Существовавшие на протяжении долгого времени различные теории


происхождения языка из жестов также являются несостоятельными. Жесты всегда
выступают как нечто вторичное для людей, имеющих звуковой язык. Среди жестов нет
«слов», и жесты не связаны с понятиями. Жесты могут быть указательными,
экспрессивными, но сами по себе не могут называть и выражать понятия, а лишь
сопровождают язык слов, обладающий этими функциями.

Среди теорий о происхождении языка можно также выделить учение Ф. Энгельса,


изложенное в его незаконченной работе «Роль труда в процессе превращения обезьяны в
человека». В ней он устанавливает, что «после тысячелетней борьбы рука, наконец,
дифференцировалась от ноги и установилась прямая походка, человек отделился от
обезьяны, и была заложена основа для развития членораздельной речи... »

О роли вертикального положения для развития речи писал еще В. фон Гумбольдт:
«Речевому звуку соответствует и вертикальное положение человека (в чем отказано
животному)». Вертикальная походка была в развитии человека и предпосылкой
возникновения речи, и предпосылкой расширения и развития сознания.

Формировавшиеся люди пришли к тому, что у них явилась потребность что-то


сказать друг другу.

Таким образом, потребность в разумном сообщении, где осуществляется сразу и


коммуникативная, и семасиологическая, и номинативная – главные функции, без которых
язык не может быть языком, – вызвала появление языка. И язык мог возникнуть только
как коллективное достояние, необходимое для взаимопонимания.

10. Происхождение письма, типы алфавитов.


Письмо относится к величайшим изобретениям человечества. Возникло оно из-за
необходимости передать мысль другому племени и потомкам. Письмо помогает людям
общаться в тех случаях, когда общение звуковым языком или невозможно, или
затруднительно.

Первым историческим типом письма была пиктография, т.е. картинное письмо.


Единицы такого письма выцарапывались, а затем и рисовались на стенах пещер, камнях,
скалах, костях животных, на бересте. В пиктографии обозначающим служит
схематический рисунок человека, лодки, животных и т. П.

Далее появилась идеография – это такое письмо, в котором графические знаки


передают не слова в их грамматическом и фонетическом оформлении, а те значения,
которые за этими словами стоят.
Переход от пиктографии к идеографии связан с потребностью графической
передачи того, что не обладает наглядностью и не поддается рисуночному изображению.
Так, например, понятие «бодрствование» нельзя нарисовать, но можно нарисовать тот
орган, через который оно проявляются, т. е. через изображение глаза.

Потребность убыстрения письма и возможность передавать более сложные по


содержанию и длинные по размерам тексты привели к схематизации рисунков, к
превращению рисунков в условные значки – иероглифы, «священные письмена»,
которые вырезали на кости и других материалах. Так появилось китайское письмо.

Со временем появляется новый тип письма, отражающий произношение слов –


фонография. В результате эволюции пиктограммы и идеограммы возникает буква – знак
вокально-звукового письма. (например, древнегреч. Буква А называлась «альфа» и
обозначала гласный [a]).

Но история письма – это не только история начертания букв, вместе с тем это и
история становления современных алфавитов.

Алфавит – совокупность букв какого-либо фонографического письма,


расположенных в исторически установленном порядке. «алфавит» образовано от названий
двух первых букв греч. алфавита – альфы и беты, также как азбука = аз+буки. Буквенно-
звуковое письмо сейчас образует 4 наиболее распространенных семьи алфавитов –
латинскую, славяно-кирилловскую, арабскую и индийскую. Образование современных
семей алфавитов – результат исторического развития народов и их письменности.

Его происхождение уходит корнями в такие древние страны, как Египет, Финикия,
Греция.

Греки изначально пользовались консонантным письмом. 403 г. До н.э. при


Евклиде вводится классический греч. алфавит. Он состоял из 24 букв. Вклад греков в
становлении алфавита заключался в том, что были введены буквы для обозначения
гласных (альфа, бета, гамма). Кроме того, греки стали писать не справа налево, а
наоборот, как мы пишем сейчас.

В византийский период оформились 2 начертания букв – прописное и строчное.


Затем возникла латиница на основе западногреческого письма, а на основе византийского
письма возникла кириллица.

Латинский алфавит включал в себя 23 буквы. Именно он оказал большое влияние


на формирование письма других народов. Многие алфавиты современных языков
сохраняют состав букв латинского алфавита.

Кириллица возникла в 9-10 вв. Кирилл и Мефодий создали славянскую


письменность, единый, понятный всем славянам книжный язык, который называется
старославянским. Переведенные на старославянский язык духовные книги стали орудием
распространения на Руси новой христианской религии, а с нею и письменности.

Индийское письмо – это обширная группа письменностей Юго-Восточной Азии,


связанных общностью происхождения и единым принципом строения алфавитов.
Распространение индийской письменности было связано с распространением буддийской
религии и литературы. Число ее разновидностей достигает несколько десятков. В самой
Индии древнейший тип письменности представлен иероглифическими надписями на
печатях 3—2-го тыс. до н. э. Это письмо до сих пор не расшифровано. Самые ранние
прочитанные письменные памятники (3 в. до н. э.) исполнены слоговым письмом Брахми,
явившимся родоначальником позднейших собственно индийских письменностей и
писавшимся, как и они, слева направо. Наряду с брахми в 3 в. до н. э. — 5 в. н. э. в Индии
существовало письмо Кхароштхи, писавшееся справа налево, которое постепенно было
вытеснено первым. Уже в ранних памятниках письма брахми выделяются его местные
разновидности, на основе которых впоследствии сложились три основные ветви
индийского письма: северная, южная и юго-восточная.

Арабское письмо - вид буквенного письма, распространенный главным образом в


Западной Азии и Северной Африке. Сложилось в 6 - 7 вв. нашей эры на основе
набатейского письма (4 в. до нашей эры - 1 в. нашей эры), восходящего к
древнеарамейскому. Состоит из 28 букв, обозначающих согласные; в том числе три буквы
(алиф, вав, йа) обозначают долгие гласные. Для обозначения кратких гласных применяют
надстрочные и подстрочные знаки. Читается справа налево.

11. В. Ф. Гумбольдт и его значение в науке о языке.


Вильгельм фон Гумбольдт – немецкий филолог, один из основоположников
языкознания как самостоятельной науки, государственный, общественно-политический
деятель, дипломат, философ, крупнейшая фигура немецкого классического гуманизма.

Гумбольдт считается основоположником философии языка, а во многом и


европейской традиции теоретического языкознания. В основе разработанной им
лингвофилософской системы лежат кантианские идеи, хотя она и не содержит прямых
заимствований, а скорее отражает общую атмосферу духовных исканий в Германии на
рубеже 18 и 19 вв. Его главной работой в этой области считается написанное в 1830–1835
сочинение «О различии строения человеческих языков и его влиянии на духовное
развитие человечества» – вступительная часть к оставшемуся незаконченным
трехтомному труду «О языке Кави на острове Ява». В этой работе, в частности, вводится
понятие внутренней формы языка.

Основным в лингвистической концепции Гумбольдта является учение о тождестве


«духа народа» и его языка. Язык не какой-то материал, который можно обозреть в его
совокупности, а вечно порождающий себя организм. В языке образуется запас слов и
правил, посредством которых он в течение тысячелетий становится самостоятельной
силой. В понимании Гумбольдта, язык тесно связан с духовным развитием человечества и
сопутствует ему на каждой ступени его бытия, отражая в себе каждую стадию культуры.
Отсюда и различия в типе языка. Язык, по словам Гумбольдта, представляет собой вечно
порождающий себя организм, создание которого обусловлено внутренней потребностью
человечества.

Одним из первых в истории мирового языкознания Гумбольдт обосновал


системный характер языка. В работе «О сравнительном изучении языков применительно к
различным эпохам их развития» он определил основную задачу языкознания как изучение
каждого известного языка в его внутренних связях, в его отношениях, ибо своеобразие
природы целого выявляется всегда через отношение его составляющих. Гумбольдт
приходит к выводу о том, что «в языке нет ничего единичного, каждый отдельный его
элемент проявляет себя лишь как часть целого». Язык в его многообразнейших
применениях можно понять только тогда, когда будут рассмотрены «различия в
организме», его отношения, ибо в отношениях понятии, составляющих язык, и
проявляется весь его гений. Под организмом Гумбольдт понимает язык как целостность,
как систему, как организацию.

Гумбольдт подчеркивал, что подобно тому, как индивидуальные, субъективные


языковые особенности «снимаются» в национальном языке, принципиально едином для
всех говорящих на нем людей, так и особенности национальных языков «снимаются
субъективностью человечества». Различные модели мира, зафиксированные в конкретных
языках, – это не столько разные сущности, сколько различные способы и пути, на которых
осуществляется «превращение мира в мысли».

Также считается, что Гумбольдт теоретически обосновал статус сравнительно-


исторического языкознания как не только особой, но и автономной лингвистической
дисциплины, выводы которой имеют, однако, первостепенное значение при изучении
культуры, интеллектуальной деятельности, народной психологии. Заслугой Гумбольдта
было выделение языкознания как новой науки исторического цикла - "сравнительной
антропологии". Уделяя большое внимание таким ключевым для сравнительно-
исторического языкознания проблемам, как внутренняя форма, связь звука и значения,
языковая типология и т.п., Гумбольдт в отличие от многих специалистов в области
сравнительно-исторического языкознания, и в историческом аспекте изучения языка
подчеркивал связь с духом творчества, с категорией значения в широком смысле слова
(язык и мышление). Тем самым принцип историзма в языкознании получил понимание,
выходящее далеко за рамки сравнительно-исторических грамматик.

12. Ф. де Соссюр и его значение в науке о языке.


Ф. де Соссюр — швейцарский лингвист, заложивший основы семиологии и
структурной лингвистики, стоявший у истоков Женевской лингвистической школы. Идеи
Фердинанда де Соссюра, которого часто называют «отцом» лингвистики XX века, оказали
существенное влияние на гуманитарную мысль XX века в целом, вдохновив рождение
структурализма.

Основная работа Ф. де Соссюра — «Курс общей лингвистики», изданная


учениками Соссюра на основе его лекций. Одно из основных положений данной работы
— различение в речевой деятельности между языком и речью. К основным положениям
«Курса общей лингвистики» принадлежит также различение диахронической
(исторической и сравнительной) и синхронической (дескриптивной) лингвистики.

Согласно Ф. де Соссюру язык — это грамматическая система и словарь, а речь—


это использование средств языка в целях общения; она состоит из индивидуальных актов
говорения и слышания, осуществляемых в круговороте речи. Язык, по Соссюру,
отличается от речи, прежде всего, как явление социальное от индивидуального. Язык это
своего рода «кодекс», навязываемый обществом всем его членам в качестве обязательной
нормы речевого общения. Речь же всегда индивидуальна. Каждый акт речи имеет личного
автора, импровизирующего речь по своему усмотрению.

Если говорить о синхронии и диахронии, то, по мнению Соссюра, первая должна


заниматься изучением статических состояний, вторая — изменениями лингвистических
фактов.

Помимо дихотомии язык-речь, а также синхронии и диахронии, Соссюр


интересовался языковыми знаками. Для Соссюра языковой знак — это двусторонняя
психическая сущность. Языковой знак связывает не вещь и ее название, а понятие и
акустический образ, под которым понимается психический отпечаток звучания в мозгу
человека. Схематически Соссюр изображает знак следующим образом. Соссюр замечает,
что акустический образ имеет чувственную природу, но он менее абстрактен, чем
понятие. Оба эти элемента взаимно предполагают друг друга. Соссюр предлагает
заменить термины понятие и акустический образ соответственно на означаемое и
означающее.

Соссюр считает, что связь между означающим и означаемым произвольна. Понятие


«сестра», например, не связано никаким внутренним отношением с последовательностью
данных звуков. Это, в частности, доказывается тем, что данное понятие в других языках
выражается другими сочетаниями звуков. Означающее не мотивировано, произвольно по
отношению к данному означаемому, между ними нет никакой естественной связи. Язык,
по Соссюру, целиком психичен; звук — явление материальное, поэтому он не относится к
языку. Отсюда вытекает и произвольность знака. Звуковой характер означающего —
случайность; звук используется только потому, что он более удобен в общении, по
сравнению с другими означающими, например с жестами. Перевод звука в другие
означающие (ср.: письмо) служит, по Соссюру, также доказательством произвольности
знака. Эта сторона концепции Соссюра была подвергнута критике рядом языковедов (см.,
например, развернутый анализ взглядов Соссюра в книгах Э. Бенвениста, Ф.М. Березина,
Б.Н. Головина и др.).

13. Гипотеза Сепира – Уорфа.


Гипотеза Сепира – Уорфа (гипотеза лингвистической относительности) —
концепция, согласно которой структура языка определяет структуру мышления и способ
познания внешнего мира.

Гипотеза была разработана в 30 х гг. 20 в. в США Эдуардом Сепиром и


Бенджамином Ли Уорфом в рамках этнолингвистики. Согласно данной гипотезе,
логический строй мышления определяется языком. Характер познания действительности
зависит от языка, на котором мыслит познающий субъект. Люди членят мир, организуют
его в понятия и распределяют значения так, а не иначе, поскольку являются участниками
некоторого соглашения, имеющего силу лишь для этого языка. Познание не имеет
объективного, общезначимого характера; «сходные физические явления позволяют
создать сходную картину вселенной только при сходстве или по крайней мере при
соотносительности языковых систем» (Уорф). Широкую известность гипотеза получила в
50 х гг. благодаря работам Х. Хойера, давшего её критический анализ, и состоявшейся в
1953 (Чикаго) конференции, где гипотеза обсуждалась лингвистами, этнографами,
философами, психологами.

В советском языкознании С. — У. г. подверглась критике с позиций марксистской


методологии: сторонники этой гипотезы не учитывают, что язык не представляет собой
самодовлеющей силы, творящей мир, а является результатом отражения человеком
окружающего мира. Различия в способах его членения возникают в период первичного
означивания и могут быть обусловлены ассоциативными различиями, несходством
языкового материала, сохранившегося от прежних эпох, влиянием других языков и т. д.
Выражаемое с помощью языка содержание не равно сумме значений языковых единиц,
так как путём сочетания разных языковых средств можно выразить также содержание или
понятие, которое не соотносится с какой-либо особой единицей языка. Форма и категории
мышления одинаковы у всех народов, хотя язык оказывает известное регулирующее
влияние на процесс мышления.
14. Понятие языковых универсалий
Универсалии (от лат. universalis – общий, всеобщий)
языковые/лингвистические – свойства и лингвистические закономерности, присущие
всем языкам или большинству из них. Языковые универсалии по своей природе являются
обобщенными высказываниями о тех свойствах и тенденциях, которые присущи любому
языку и разделяются всеми говорящими на этом языке. Поэтому они составляют самые
общие законы лингвистики. Универсалии дают возможность установить связь с
психологическими закономерностями (которые изучает психолингвистика) и
сформулировать выводы относительно человеческой культуры в целом (которые изучает
этнолингвистика). Универсальность ряда явлений может быть прямо соотнесена с
особенностями физиологического устройства человека: таковы, например, фонетические
универсалии. Они объясняются некоторыми общими свойствами речевого аппарата у
человека. Универсалии позволяют увидеть, в чем состоит общечеловеческая способность
к языку.

Теория языковых универсалий рассматривает и определяет:

1) общие свойства всех человеческих языков в отличие от языков животных:

2) совокупность содержательных категорий, теми или иными средствами


выражающихся в каждом языке

3) общие свойства самих языковых структур, относящиеся ко всем языковым


уровням.

Проверка универсалий осуществляется на достаточно ограниченном множестве


языков, которое называется выборкой. Основные требования к выборке касаются не
столько количества, сколько принципов отбора входящих в нее языков. Выборка должна
быть составлена таким образом, чтобы в ней равномерно были представлены языки
различных семей и регионов.

Существует четыре основных типа универсалий – фонологические,


грамматические, семантические и символические. Универсалии выделяются на всех
уровнях языка. Наибольшее распространение изучение универсалий получило в
синтаксисе и семантике.

Именно факт наличия языковых универсалий, т.е. общих для всех или многих
языков признаков, выступает в качестве материальной основы существования общей
теории языка и возможности соотношения различных языков мира между собой.

Также наряду с фонологическими, грамматическими, семантическими и


символическими универсалиями можно выделить абсолютные языковые универсалии, то
есть свойства присущие всем языкам. Например, все языки служат людям в качестве
средства общения; все языки участвуют в формировании и выражении мысли; все языки
могут функционировать в устной и письменной формах; вторая из них возникает
значительно позже первой и т.д.
15. Языкознание XIX века. Сравнительно-исторический метод в
языкознании.
Новая филология XVII-XVIII вв. пыталась противопоставить себя классической
филологии, всеобщей, рациональной грамматике. Однако их сходство заключалось в
представлении о языке и речевой деятельности как предмете исследования оставалось
внеисторическим, застывшим.

Начало XIX в. в истории европейского языкознания проходит под воздействием


трёх ясно определимых факторов: проникновение исторического метода в науку, развитие
романтического направления в философии и изучение санскрита. В XIX в. разбор
языковых изменений становится приёмом особого свойства; так возникает и развивается
сравнительно-историческое языкознание, составляются сравнительно-исторические
грамматики и историко-диалектные словари.

Объём языковых накоплений растёт: изучаются древнегреческий, латинский,


германские, иранские, славянские языки и санскрит. Разобщение европейского и
азиатского языкознания преодолевается, назревает вопрос о единстве лингвистики
Старого и Нового Света. Сравнительно-историческое языкознание определяется как
область языкознания, объектом которой являются родственные, т.е. генетически (по
происхождению) связанные, языки.

Сравнительно-историческое языкознание рассматривает историю выражения


определённых значений и эволюцию языка в связи с его историей. Оно дополняет
типологию языков, которая исследует языковую форму как средство выражения значений.

Таким образом, можно выделить несколько этапов становления и развития


сравнительно-исторического языкознания.

1. Накопление огромного языкового материала. Установление истинного и


единственного объекта изучения. Грамматика, продолжаемая с древних времён,
рассматривается как дисциплина нормативная (давать положительные критерии, правила
для различения правильных форм от форм неправильных). Знакомство европейских
лингвистов с санскритом (к.XVIII в.). Создание грамматик национальных (народных)
языков Европы (с XVI в.).

2. Филология в Европе как развитое продолжение филологии древности


(Александрийская "филологическая" школа, Арабская и т.п.). Системное сравнение
(первоначально: лексика и грамматика) вульгарного и классического языков.

1816 г. – работа Франца Боппа "Система спряжения санскрита", возникновение


компаративной филологии, или "сравнительной грамматики", изучающей отношения,
связывающие санскрит с языками германскими, греческим, латинским и др. Бопп
изъяснил возможность построения самостоятельной науки на материале соотношений
родственных языков для понимания одного языка другим языком, для объяснения форм
одного языка формами другого. Рождается исторический принцип в исследовании.

Возникновение сравнительного (контрастивного, конфронтативного) языкознания.


Примерно в это же время возникает германистика и Яков Гримм пишет свою «Немецкую
грамматику». Этимология осознаётся не только как процесс словообразования в одном
языке, как изобразительные свойства имён, но и как отношения между языками в их
словарном составе.

Язык стал пониматься как понятийное и почти совсем безобразное средство


выражения мысли.

3. В конце 19 в. стали задаваться вопросом, каковы же условия жизни языков.


Обращается внимание на объединяющие их соответствия, что это только один из аспектов
языкового явления, что сравнение – средство, метод воссоздания фактов. Исследуются
проблемы внутренней формы языка, связи звука и значения, языковой типологии. Язык
перестал рассматриваться как саморазвивающийся организм и был признан продуктом
коллективного духа языковых групп. Открыты определенные фонетические законы (19в.),
синхрония и диахрония языка (развитая позже в теории де Соссюра), язык стал
рассматриваться как система.

4. В конце 19 в. – начале 20 в. определяются основные разделы языкознания:


общее языкознание (философия языка и общая грамматика), сравнительно-историческое
языкознание, частное языкознание (изучение отдельных языков, составление
нормативных грамматик и словарей).

Принцип научности языкознания связывается с принципом историзма. Болгарский


лингвист Владимир Георги́ев (род. 1908 г.) делит историю сравнительно-исторического
языкознания на 3 периода: 1-й – 1816-1870 гг., 2-й – 1871-1916 гг., 3-й – языкознание 20в.

Немецкий учёный Бертольд Дельбрюк (1842-1922) утверждал, что первый период


открывается "Сравнительной грамматикой" Франца Боппа и завершается работой Августа
Шлейхера "Компендиум сравнительной грамматики индоевропейских языков" (1861-
1862).

16. Пражская лингвистическая школа. Функциональная


лингвистика.
Пражская лингвистическая школа была создана в 1926 по инициативе В. Матезиуса
и Р.О. Якобсона и просуществовала организационно до начала 50 гг. Пражский
лингвистический кружок был интернациональным по составу. Организатором и главой
кружка был Вилем Матезиус (1882--1945). В кружок входили чехословацкие учёные
Франтишек Травничек (1888--1961), Ян Мукаржовский (1891--1975), Богумил Трнка
(1895--1984), а позднее Владимир Скаличка (1908).

Пражская лингвистическая школа была первой по времени образования среди школ


структурного языкознания, возникновение которого было подготовлено деятельностью
И.А. Бодуэна де Куртенэ, Н.В. Крушевского, Ф.Ф. Фортунатова, Ф. де Соссюра,
Л.В. Щербы. Развитие структурного языкознания требовало работы в преимущественно
синхроническом плане, с привлечением строгих формальных методов.

Близки по своим позициям к пражцам были создатель французской школы


структурализма Андре Мартине (1908) и французский структуралист Люсьен Теньер
(1893--1954), а также американец Леонард Блумфилд (1887--1949). Кружок издавал
(1929--1939) журнал "Slovo a slovesnost". Его идеи формировались с опорой на
собственные традиции чехословацкой науки, а также на идеи Ф. де Соссюра.

Первое изложение новой исследовательской программы по общему и славянскому


языкознанию было дано в "Тезисах Пражского лингвистического кружка" (1929). Были
выдвинуты принципы структурного описания языка. В этих тезисах давалось определение
языка как системы средств выражения, служащей какой-то определённой цели, как
функциональной системы, обладающей целевой направленностью; указывалось на
невозможность понять любое явление в языке без учёта системы, к которой оно
принадлежит.

 Синхронный анализ современных языков провозглашался лучшим способом


для познания сущности и характера языка и распространения системного
понимания на изучение прошлых языковых состояний.
 Подчёркивалась недопустимость проводимого в Женевской школе жёсткого
разграничения между методом синхроническим и диахроническим;
 указывалось на невозможность исключить понятие эволюции из
синхронического описания.
 Признавалась необходимость в сравнительном изучении родственных
языков не ограничиваться только генетическими проблемами, но и
использовать структуральное сравнение и типологический подход.
 В тезисах провозглашался призыв к исследованию языковых контактов в
рамках региональных объединений различного масштаба, высказывалось
несогласие с утверждениями о произвольном и случайном характере
возникновения языковых явлений.

В "Тезисах ПЛК" были заложены основы структурно-фонологического анализа:

 приоритет отдавался не двигательному, а акустическому образу.


 Подчёркивалась важность инструментального исследования звуковой
стороны языка.
 Было проведено различение трёх аспектов звуков -- как объективного
физического факта, как акустико-двигательного представления и как
элемента функциональной системы.
 К числу задач синхронической фонологии были отнесены: установление
состава фонем и выявление связей между ними, регистрация реальных и
теоретически возможных в данном языке сочетаний фонем, изучение
морфологического использования фонологических различий
(морфонологии).

Пражцы сформулировали задачи теории номинации функционального синтаксиса.


Они различали номинативную деятельность, результатом которой является слово и
которая -- на основе особой для каждого языка номинативной системы -- расчленяет
действительность на лингвистически определимые элементы, и синтагматическую
деятельность, ведущую к сочетанию слов.
К функциональному синтаксису были отнесены: изучение предикации, которая
является основным синтагматическим действием, созидающим предложение; различение
формального членения предложения на подлежащее и сказуемое и актуального членения
на тему и высказывание; понимание под морфологией (в широком смысле) теории
системы форм слов и их групп, пересекающейся со словообразованием, традиционной
морфологией и синтаксисом; подчёркивание роли морфологической системы языка в
обеспечении связей между различными формами и функциями.

В русле Пражской школы функциональной лингвистики складывалась фонология


как первая дисциплина, где был применён структурно-функциональный подход. Её
создатель Н.С. Трубецкой. Основные черты его фонологической концепции:
разграничение фонологии и фонетики.

Пражцы также различали речевую деятельность внутреннюю и реализованную;


разграничивали две социальные функции речевой деятельности-- как функцию средства
общения (с использованием либо языка практического, либо языка теоретического) и
функцию поэтическую (с использованием поэтического языка).

Делается призыв к систематическому изучению жестов; указывается на важность


исследования взаимоотношений между говорящими, проблем межъязыковых связей,
специальных языков, распределения языковых пластов в городах.

Особого внимания заслуживает постановка задач перед структурно-


функциональным славянским языкознанием, где предлагается использовать принципы
лингвистической географии в этнографическом описании славянских территорий и
составлении общеславянского лингвистического атласа, обратить внимание на развитие
исторической лексикографии, важной для общей психологии и истории культуры.
Пражцы призывают к разработке культуры и критики славянских языков.

Р. О. Якобсон стремился свести все оппозиции к бинарным; перенеся бинарный


принцип из фонологии в морфологию. Данный метод, разработанный в фонологии и
морфологии, становится базисом для формирования метода компонентного анализа в
области структурной лексикологии и семантики. Компонентный анализ выступает как
частный вид оппозиционного анализа.

Разработка традиций ПЛК была продолжена в послевоенной чехословацкой


лингвистике на основе принципов марксизма-ленинизма. Идеи ПЛК воздействовали на
формирование и развитие французского структурно-функционального языкознания и
вообще функциональной лингвистики, на деятельность советских языковедов и в целом
на мировую лингвистику.

17. Глоссематика Копенгагенской школы структурализма.


Лингвистический копенгагенский кружок - объединение датских лингвистов.
Кружок основан в 1931 г. группой копенгагенских лингвистов во главе с Л. Ельмслевом и
Вигго Брёндалем. Первоначально представители школы называли своё направление
фонематикой. В 1935 г. на II Международном фонетическом конгрессе выступали с
докладами по фонологии. Затем, чтобы показать свою независимость от Пражского
лингвистического кружка, назвали направление глоссема́тикой.

Важнейшие работы: Принципы всеобщей грамматики (1928), Основы глоссематики


(1957), Структурная лингвистика.

Особенности их теории:

1) Эмпирический принцип. Научное описание должно удовлетворять трем


условиям: непротиворечивости, полноты (т.е. должно охватывать все элементы
без остатка) и простоты.
2) Имманентность. Теория должна использовать только формальные определения,
избегая реальных дефиниций, преобладающих в гуманитарных науках.
3) Дедуктивный характер лингвистического анализа.

Основные идеи:

1) Язык понимается как структура. Глоссематика складывается как


крайнее направление, строго формализованное в духе требований
математики, логики, семиотики и философии неопозитивизма
воззрения на язык.
2) 2) Четырехчленное деление речевой деятельности «схема — норма —
узус — акт речи». Выделение в языке плана выражения и плана
содержания с дальнейшим различением в них формы и субстанции.
3) 3) Язык как частный случай семиотических систем.

Чем был хорош датский структурализм? 1) Копенгагенские структуралисты


поставили целью построить простую и непротиворечивую теорию, применимую к любому
языку, и добились в этом успеха. 2) Они развили и углубили теорию Соссюра. 3)
Подчеркнули важность дедуктивного подхода (до них господствовал индуктивизм).
Показали, что наиболее объективной формой является исчисление.

Чем не очень хорош? 1) Слишком общий характер основных понятий, не


учитывающий специфику языка. 2) Теории являлись теориями скорее семиотики, чем
человеческого языка. 3) Теории справедливы и для неязыковых знаковых систем,
следовательно, это общие семиотические теории, не позволяющие описывать
естественные языки.

18. Американский структурализм и дескриптивная лингвистика.


Лингвистика в США долгое время развивалась самостоятельно, без тесных
контактов с европейской наукой. Однако и в Америке в XX столетии ведущим было
сравнительно-историческое языкознание, а в первой трети XX века на смену
компаративистике пришел структурализм. Американский структурализм формировался в
необычных условиях. Значительную роль в появлении нового направления сыграла
общественно-политическая ситуация в стране, связанная с необходимостью изучения
культуры, традиций и языков аборигенов американского континента. Чтобы создать для
этих языков письменность, необходимо было их сначала описать. Позднее описание
языков было признано главной задачей языкознания, поэтому американское направление
структурализма вошло в историю языкознания как дескриптивная лингвистика.

Дескриптивная лингвистика (англ. descriptive /dɪˈskrɪptɪv/ — описательный) — одно


из направлений американского языкознания, возникшее и активно развивающееся в 30-50-
х гг. XX в. в общем русле структурной лингвистики. Основоположники дескриптивной
лингвистики — Л. Блумфилд, ф. Боас и Э. Сепир.

Дескриптивная лингвистика не ставила задачи создания общей лингвистической


теории, которая объясняла бы явления языка в их взаимосвязи, но разрабатывала методы
синхронного описания и моделирования языка. Описание языка понималось как
установление языковой системы, индуктивно выводимой из текстов и представляющей
собой совокупность некоторых единиц и правил их расположения.

Единственной реальностью, с которой лингвист имеет дело, является текст,


подлежащий "дешифровке". Все сведения о "коде" (структуре языка), лежащем в основе
этого текста, должны быть выведены исключительно из анализа этого текста. Но в нем
непосредственно не содержатся данные о значениях слов, грамматике, истории языка и
генетических связях его с другими языками. В тексте непосредственно даны лишь
некоторые его элементы (части, отрезки), и для каждого из них можно установить
распределение, или дистрибуцию — сумму всех окружений, в которых этот элемент
встречается т. е. сумму всех (различных) позиций элементов относительно других
элементов.

Особенности дескриптивной лингвистики как разновидности структурализма


таковы:

1) представление о лингвистическом описании как наборе независимых от строя того


или иного конкретного языка процедур обработки текстов, выполнение которых в
определенном порядке должно автоматически привести к открытию грамматики
(структуры) данного языка;
2) различение в языке нескольких уровней: фонологического, морфологического,
синтаксического. Эти уровни образуют иерархию, основанием которой является
фонологический уровень, а вершиной — синтаксический (нет лексического,
поскольку именно слово прежде всего обладает значением). Единицы более
высокого уровня строятся из единиц непосредственно предшествующего уровня
(морфемы — из последовательности фонем, конструкции — из
последовательности морфем или символов классов морфем). Поэтому, приступая к
описанию языка, необходимо начать с обнаружения его простейших единиц и
переходить ко все более сложным единицам;
3) представление о единицах языка как классах в некотором смысле дистрибутивно
эквивалентных единиц текста (вариантов данной языковой единицы);
4) требование объективности описания, которое при дешифровочном подходе к языку
является залогом и единственной гарантией истинности значений.
5) Дескриптивная лингвистика сложилась под непосредственным влиянием идей
Л. Блумфилда, который занимался описанием индейских языков.

Согласно Л. Блумфилду, язык – это совокупность высказываний, которые могут


быть сделаны в данной языковой группе, а основной объект лингвистического
исследования – речевой отрезок, данный в высказывании. Дескриптивисты отталкивались
от речи как от единственной наблюдаемой реальности, и с помощью выработанных ими
процедур извлекали из речи некоторые постоянные характеристики, относящиеся к языку.

Л. Блумфилд в отличие от некоторых исследователей не отрицал языковое


значение и подчеркивал важность его изучения; «Изучение звуков речи в отрыве от
значения – абстракция; в действительности звуки речи используются в качестве
сигналов». Однако он подчеркивал неразработанность семантики на современном уровне
развития науки.

19. Лондонская школа структурализма. Французский


структурализм.

Лондонская школа структурализма (называемая по-другому школой концептуализма)


организационно оформилась в 1940-х годах. Главой этой школы был английский
специалист по общему языкознанию и структурной лингвистике Джон Руперт Фёрс (1890-
1960 гг.). Наиболее видными представителями Лондонской школы структурализма были
следующие англичане: литературовед Уолтер Аллен (1911—1995 гг.); языковед Майкл
Александр Кёрквуд Халлидей (р. 1925 г.); лингвист Роберт Х. Робинс (1921–2000 гг.);
профессор Уильям Хаас (1912-1997 гг.); лингвист-исследователь Фрэнк Роберт Палмер (р.
1922 г.) и др.
Представители Лондонской школы структурализма преследуют одну главную цель,
которая заключается в построении общей теории, которая позволила бы выявить
сущность отличительных черт конкретных языков и разработать методы их структурно-
функционального описания.
Процесс достижения данной цели во многом базировался на национальных традициях
британского языкознания, которые с середины XIX века были обращены к интенсивным
исследованиям живых языков. Особенно это касалось азиатских и африканских языков,
которые считались «примитивными» / «экзотическими».
Одной из основополагающих концепций, которая была в центре внимания Лондонской
школы, являлась культурно-социологическая доктрина, сформированная британским
антропологом и этнографом польского происхождения Брониславом Каспером
Малиновским (1884-1942 гг.). Основная идея данной доктрины заключалась в том, что
главные побуждения, потребности, желания, которые обусловлены социальной и
биологической природой человека, выражаются в культуре и языке, которые тесно
связаны друг с другом как функционально, так и генетически.
Несмотря на то, что языковые и социологические структуры по своему существу являются
имманентными, представители Лондонской школы полагали, что они связаны между
собой. Таким образом, язык, общество и личность в своей совокупности образуют
нерасторжимый комплекс, который может быть изучен благодаря применению
функционального подхода.
Кроме того, исследовательская и познавательная деятельность представителей
Лондонской школы структурализма прямо или косвенно определялась идеями Ф. де
Соссюра, Э. Дюркгейма, концепциям бихевиористского направления, традициями
английской грамматической мысли, а также антропологическими и этнографическими
теориями (в части трактовки связи языка и культуры).

Французский структурализм

Французский структурализм возник как реакция на методологическое отставание


гуманитарных наук. В основе структуралистской методологии лежит два исходных
принципа:

1) принцип "структурного объяснения" объектов гуманитарного знания;

2) представление о бессознательном характере структуры.

Кроме того, в любом культурном феномене следует различать два уровня: 1) явный, или
"поверхностный", данный в непосредственном наблюдении; 2) неявный, или "глубинный",
собственно структурный. Эти структурные принципы едины для всех знаковых систем без
исключения.

Особое значение в развитии французского структурализма определяют работы Клода


Леви-Стросса (1908-2009) французского философа, социолога и этнографа, лидера
структурализма. Его первое большое исследование "Элементарные структуры родства"
(1949) появилось в 1949 г., а после его работ "Печальные тропики" (1955), "Структурная
антропология" (1958), "Мышление дикарей" (1963) структурализм был признан
самостоятельным направлением, в котором осуществляется перенос конкретно-научного
метода структурной лингвистики на обширное поле культурологии в целях достижения в
ней строгости и объективности по типу естественных наук. Стремясь создать
рационалистическую философию человека, К. Леви-Стросс предлагает свой подход,
основанный на интеграции чувства и разума, - суперрационализм или сверхрационализм.
Это качество гармонии чувственного и рационального начал, присущее человеку любой
культуры, со временем было утрачено.

Главная идея суперрационализма - в том, что универсальность человеческой природы


заложена в подсознании, исследуя которое, можно получить объективное знание о
человеке. Это знание составляет содержание новой науки - структурной антропологии. К.
Леви-Стросс использовал положения лингвистики о том, что структурные модели
коренятся в бессознательном, или в структуре человеческого ума. Эти идеи он воспринял
от лингвистов: Ф. де Соссюра, Р. О. Якобсона и Н. Хомского.

С помощью математика А. Вейля ему удалось построить математические модели правил


бракосочетания в архаических обществах австралийцев, модели обмена подарками и др.
Позднее он писал о возможности применения ЭВМ для анализа мифа. Его работы имеют
существенное значение для математизации гуманитарного знания. Модели, выделенные
посредством структуралистского метода, не отражают эмпирической реальности, тем не
менее, они реальны, хотя и не составляют предмета непосредственного наблюдения.
Ментальные структуры никогда не осознаются и не изменяются в ходе истории, они даны
самой природой, будучи отображением биологического характера человеческого мозга.

Значительное место в творчестве К. Леви-Стросса занимает исследование мифологии и


фольклора. Он совершил переход от символической теории мифа (К. Г. Юнг, Э. Кассирер)
к собственно структурной, использующей операционные методы информации и
структурной лингвистики. Мифологическое мышление он характеризует как способное к
обобщениям, классификации и анализу, как вполне научное, логическое. Согласно
К. Леви-Строссу, мифологическое мышление оперирует бинарными оппозициями тина
земля/небо, день/ночь, правое/левое. Анализируя их разнообразие и взаимопереходы,
ученый показывает, что мифологическое мышление принципиально метафорично и
бинарность носит универсальный характер. С разработкой социальной антропологии К.
Леви-Стросс связывал определенные социально-утопические представления: полагая, что
эти фундаментальные структуры лучше всего сохранились у представителей первобытных
племен, он отдает тем самым дань идеализации "естественного состояния дикаря" в духе
Ж.-Ж. Руссо. Он резко критикует современное общество и надеется на возможность
устроения жизни без войн, в полном согласии людей друг с другом.

Значимым источником структурализма стал психоанализ З. Фрейда и особенно К. Г. Юнга


- структурализм заимствовал из него понятие бессознательного как универсального
внерефлективного регулятора человеческого поведения. Если у К. Леви-Стросса объектом
структурного анализа становятся пространственно-географическая экзотика - социальные
организации и духовные структуры первобытных племен, то у другого представителя
французского структурализма - Жака Лакана (1901-1981) - предметом исследования
становится экзотика внутреннего мира человека со всеми глубинами бессознательных и
неосознанных слоев его психосоматической структуры. Ж. Лакан использует
лингвистические аналогии в исследовании человеческой психики и ее патологических
нарушений. Он уподобляет структуру бессознательного языковой структуре и ищет
соизмерения между различными уровнями психики, пути их рационального объяснения.
Сквозь призму фрейдовского подхода открывается новое видение лингвистической
проблематики - классический психоанализ открывает широкие перспективы для
понимания специфики языковых структур.

20. Языковая концепция младограмматиков.


С деятельностью ученых психологического направления связано формирование
младограмматической школы в языкознании. Основным для концепции
младограмматизма является представление о языке как об индивидуальной
психофизической деятельности. Все языковые изменения совершаются в обычной речевой
деятельности индивида. Отсюда их особый интерес к живым языкам, которые легче, чем
мертвые языки, поддаются наблюдению. Понимание языка как постоянно изменяющегося
явления обусловило их требование исторического подхода к его изучению. Внимание
исследователей было направлено на установление новообразований по аналогии, на
формулирование языковых законов. К этому направлению следует отнести таких ученых,
как А. Лескин, К. Бругман, Г. Пауль, Б. Дельбрюк и другие. Близки младограмматикам по
отдельным положениям были представители Московской и Казанской школы
языкознания – Ф.Ф. Фортунатов, И.А. Бодуэн де Куртене, В.А. Богородицкий.
В широком понимании под младограмматиками понимают три лингвистические
школы:
1) лейпцигская школа во главе с Г. Паулем,
2) московская школа во главе с Ф.Ф. Фортунатовым,
3) казанская школа во главе с И.А. Бодуэном де Куртенэ.
Перечисленные школы объединяются по двум основным свойствам: психологизм и
историзм.
Главными представителями лейпцигской школы считают Карла Бругмана (1849-
1919), Германа Остхофа (1847-1909), Бертольда Дельбрюка (1842-1922) и Германа Пауля
(1846-1921). Первые три исследователя вошли в историю науки как представители
сравнительно-исторической индоевропеистики.
К. Бругман и Б. Дельбрюк – авторы шеститомного труда «Основы сравнительной
грамматики индоевропейских языков» (1886-1900), который явился итоговым для
языкознания ХIХ в. На первый план в исследовании были выдвинуты фонетика и
морфология, авторы рассматривали реконструируемые ими праформы не как бесспорные,
а как гипотетические. Главой младограмматиков считают Германа Пауля, а его труд
«Принципы истории языка» является своеобразным манифестом представителей данного
лингвистического направления.
Г. Пауль относил языкознание к числу культурно-исторических наук, сутью его
лингвистической концепции является объяснение языковых изменений. Любое языковое
новшество, или инновация, по мнению ученого, исходит от отдельного говорящего, с
этими типами изменений связан окказиональный уровень языка.
Пауль ставит проблему взаимоотношения индивидуума и общества. Все
многообразие этих отношений он сводит к четырем категориям:
1) в индивидууме возникают психические образования, или комплексы
представлений, под влиянием других индивидуумов;
2) глядя на движения других людей, индивидуум научается целесообразным
движениям частей своего тела; хотя движение – процесс физиологический, в
нем есть и психологический момент;
3) только сотрудничество нескольких индивидуумов делает возможным
изготовление орудий труда и накопление капитала;
4) индивидуумы оказывают друг на друга физическое воздействие, которое может
быть или во вред, или на благо прогрессу, но оно не может быть отделено от
культуры.
Пауль считает, что важнейшим признаком культуры является психическое начало:
«это важнейший фактор всякого движения культуры, все вращается вокруг этого фактора.
Психология является поэтому главной базой культурно-исторической науки во всей
полноте ее содержания».
Младограмматики признавали психологию основой языкознания, поэтому учение о
принципах развития строится на основе психологии. Однако Пауль утверждает, что
«культуры на чисто психической основе не существует», что, помимо психологии,
которая является законоустанавливающей наукой, надо знать законы действия
физических факторов культуры. Принцип историзма предполагает психологическое
понимание сущности языка, поэтому закономерен основной вывод Пауля: «Языкознание
должно быть психологическим насквозь, даже там, где речь идет о констатации
единичных фактов».
В 1920 г. Г. Пауль издает пятитомную «Немецкую грамматику», где представлена
четырехчленная дисциплинарная структура грамматики: фонетика, морфология,
синтаксис и словообразование. Морфологию он рассматривает как науку о флексиях,
синтаксис включает в себя не только разделы о структуре предложений и порядке
следования компонентов предложения, но и о функциях частей речи. Выделив
фонетические и семантические изменения в языке, ученый признал важность семантики
при ее изучении, указал на особое положение словообразования в отношении к
морфологии и синтаксису. В области исторической семантики
В рамках младограмматической концепции работали и многие ученые за
пределами Германии. Среди них следует назвать выдающегося датского ученого В.
Томсена (1842 -1927), знаменитого своей дешифровкой древнетюркской письменности,
автора очерка по истории лингвистики. Были близки младограмматизму и другие видные
ученые: К. Вернер (1846-1896), итальянский языковед Г.И. Асколи (1827-1907),
разработавший концепцию субстрата.
В России двумя крупнейшими учеными, следовавшими младограмматической
традиции, были академик Ф.Ф. Фортунатов и его ученик Алексей Александрович
Шахматов (1864-1920). Ф.Ф. Фортунатов стажировался в Германии у крупнейших
компаративистов того времени, а затем с 1876 по 1902 год занимал кафедру
сравнительной грамматики индоевропейских языков Московском университете, которую
он оставил лишь потому, что был избран в академики и переехал в Петербург. Он, как и
Ф. де Соссюр, мало публиковался и выражал свои научные взгляды в лекционных курсах
для студентов. Именно поэтому многие работы ученого до сих пор не изданы.
Филипп Федорович Фортунатов (1848-1914) являлся главой московской
лингвистической школы. В работах Ф.Ф. Фортунатова представлена классификация
индоевропейских языков, исследование языка в процессе мышления и речи, изучение
вопросов общей и сравнительно-исторической фонетики, морфологии и синтаксиса,
однако в историю науки ученый вошел как автор учения о форме языке, и поэтому его
считают одним из основателей формальной школы в языкознании.
Иван Александрович Бодуэн де Куртенэ (1845-1929) – глава казанской
лингвистической школы. Он был ученым с мировым именем и высказал ряд положений,
которые обычно в истории языкознании связаны с именем Ф. де Соссюра. Первое, о чем
писал И.А. Бодуэн де Куртенэ, о разграничении синхронии и диахронии при описании
языка, второе – о разграничении внутренней и внешней лингвистики, к внутренней
лингвистике он относил описание внутреннего устройства языка, к внешней – изучение
истории языка в связи с культурой и историей народа, говорящего на этом языке. Именно
И.А. Бодуэну де Куртенэ принадлежит идея системного устройства языка; членение языка
он предлагал вести от единиц большей протяженности к единицам меньшей
протяженности. Помимо этого, ученый создал и обосновал теорию фонемы, которая в
дальнейшем легла в основу Московской и Ленинградской фонологических школ.

21. Казанская лингвистическая школа


Казанская лингвистическая школа (КЛШ), сформировавшаяся в Казанском
университете в 70-е годы XIX столетия, занимает выдающуюся позицию в российском и
мировом языкознании. Ее основоположником является И.А. Бодуэн де Куртенэ – лингвист
польского происхождения, работавший в Казанском университете с 1875 по 1883 год.
Среди представителей КЛШ известные лингвисты, казанские ученые и последователи
Бодуэна де Куртенэ: Н.В. Крушевский, В.А. Богородицкий, А.И. Анастасиев.

К основным принципам КЛШ относятся:

– строгое различение звука и буквы;


– разграничение фонетической и морфологической членимости слова;
– первоочередное внимание к живому языку и его диалектам, а не к древним
памятникам письменности;
– отстаивание полного равноправия всех языков как объектов научного
исследования.

КЛШ является первой в мировой науке социально-психологической школой


языкознания, исследовавшей кроме психической стороны также и социальную сторону
языка. Развивая идею социальной сущности языка, казанские ученые ещё в XIX веке в
качестве одного из основополагающих принципов считали признание равноправности
всех языков, полную демократизацию объекта исследования, вели борьбу за
необходимость изучения языков местных народов – татар, марийцев, чувашей и др.

Главное методическое решение ученых КЛШ – это разработка с позиций


диалектики соотношения исторического (диахронического) и описательного
(синхронического) изучения языка, языковой статики и динамики. Данный метод получил
название «динамической синхронии».

Представители КЛШ, понимая язык как сложную систему разнородных элементов


(фонетических, морфологических, синтаксических и др.), которая постоянно изменяется,
обогатили учение о системности языка открытием основных единиц каждого языкового
уровня: фонемы, морфемы, лексемы, синтагмы и др. Фактически все основные языковые
единицы были открыты в Казанском университете и последующим поколениям ученых
оставалось только детальное их изучение. Таким образом, КЛШ была в авангарде науки
своего времени и во многом предвосхитила последующее развитие лингвистики.

Новое поколение казанских лингвистов успешно продолжает традиции славной


КЛШ, развивая все основные направления казанской лингвистики нового времени, такие
как диалектология, экспериментальная фонетика, современный русский и татарский
языки, история русского и татарского языков, лингвистическая типология,
лингвокультурология: научно-информационное обеспечение языкознания.
Внимание ученых КЛШ направлено сегодня на такие современные направления,
как нейролингвистика, применение в широком аспекте математических методов и
процедур в исследованиях языка и речи, корпусная лингвистика, в рамках которой
изучается национальное письменное наследие собственно лингвистика во многих ее
проявлениях: психолингвистика, этнолингвистика, социолингвистика и др.

Иван Александрович Бодуэн де Куртенэ (1845-1929) – глава казанской


лингвистической школы. Он был ученым с мировым именем и высказал ряд положений,
которые обычно в истории языкознании связаны с именем Ф. де Соссюра. Первое, о чем
писал И.А. Бодуэн де Куртенэ, о разграничении синхронии и диахронии при описании
языка, второе – о разграничении внутренней и внешней лингвистики, к внутренней
лингвистике он относил описание внутреннего устройства языка, к внешней – изучение
истории языка в связи с культурой и историей народа, говорящего на этом языке. Именно
И.А. Бодуэну де Куртенэ принадлежит идея системного устройства языка; членение языка
он предлагал вести от единиц большей протяженности к единицам меньшей
протяженности. Помимо этого, ученый создал и обосновал теорию фонемы, которая в
дальнейшем легла в основу Московской и Ленинградской фонологических школ.
У И.А. Бодуэна де Куртенэ почти не было больших по объему сочинений. В его
наследии преобладают сравнительно короткие, но отличающиеся четкостью
поставленных задач проблемные статьи, большинство из которых посвящено общему
языкознанию и славистике, среди которых немало посвящено историческому
языкознанию и компаративистике.
В работе «Некоторые общие замечания о языковедении и языке» И.А. Бодуэн де
Куртенэ рассматривает структуру фонетики и грамматики. В частности, в области
фонетики наряду с исторической фонологией выделяются две синхронные дисциплины:
одна из них рассматривает звуки с чисто физиологической точки зрения, другая – с
«морфологической, словообразовательной», то есть смыслоразличительной.
Признавая важность учета языкового чутья, И.А. Бодуэн де Куртенэ в то же время
стремился к объективному подходу к языку. Говоря о принципиальном отличии
языкознания от естественных наук, он в то же время считал, что оно, как и другие науки о
человеке, должно стать точной, математизированной наукой.
Одной из главных заслуг И.А. Бодуэна де Куртенэ в лингвистике стали введенные
им еще в казанский период понятия фонемы и морфемы, всегда занимавшие важнейшее
место в его концепции. Определения двух данных единиц со временем несколько
менялись, однако всегда сохранялась психологическая трактовка этих единиц, которая в
значительной степени отвергалась применительно к слову.
Всю науку о звуках он называл фонетикой или фонологией (эти два термина он
употреблял как синонимы). (В ее составе выделяются антропофонетика и психофонетика,
а также историческая фонетика. «Антропофонетика занимается научным изучением
способа возникновения преходящих фонационных явлений, или физиолого-акустических
явлений языка, а также взаимных связей между этими явлениями». Антропофонетика
создает базу для психофонетики, но только «опосредованно принадлежит к собственно
языкознанию, основанному целиком на психологии». Психофонетика же – собственно
лингвистическая дисциплина, изучающая «фонационные представления» в человеческой
психике, а также их связи с другими представлениями: морфологическими и
семасиологическими. Фонема у И.А. Бодуэна де Куртенэ понимается как минимальная
единица психофонетики: «Фонема … есть однородное, неделимое в языковом отношении
антропофнетическое представление, возникающее в душе путем психического влияния
впечатлений, получаемых от произношения одного и того же звука». Его теория фонемы
позволила внести должную строгость в материал, получаемый экспериментальной
фонетикой, которая начинает развиваться во второй половине XIX века.)
Морфема также понималась ученым психологически: «Морфема – любая часть
слова, обладающая самостоятельной психической жизнью и далее неделимая с этой точки
зрения… Это понятие охватывает, следовательно, корень…, всевозможные аффиксы, как
суффиксы, префиксы, окончания… и так далее».
Языковые изменения И.А. Бодуэн де Куртенэ понимал как системные, связанные с
проявлением той или иной общей тенденции. Этим его подход отличался от подхода Ф. де
Соссюра, отрицавшего системность диахронии.
Трудно перечислить все идеи И.А. Бодуэна де Куртенэ, которые получили то или
иное развитие в лингвистике XX века, например, его гипотеза о развитии русской системы
гласных и согласных звуков, концепция языковых союзов и под. Некоторые лингвисты, в
том числе Л.В. Щерба, считали, что концепция Ф. де Соссюра не содержала ничего
принципиально нового по сравнению с тем, о чем И.А. Бодуэн де Куртенэ писал намного
раньше.
Наиболее талантливыми представителями казанской лингвистической школы
считают Н. Крушевского (1851-1887) и В.А. Богородицкого (1857-1941).

22. Московская лингвистическая школа.


МОСКОВСКАЯ ФОРМАЛЬНАЯ (ФОРТУНАТОВСКАЯ) ШКОЛА, одно из ведущих
направлений отечественной лингвистики конца 19 в. и 20 в. Сформировалась в
Московском университете в 1880–1890-е годы. Создателем школы был Ф.Ф.Фортунатов.
В числе его старших учеников были Г.К.Ульянов (1859–1912), А.И.Томсон (1860–1935),
А.А.Шахматов; последний в дальнейшем отошел от формальной школы.
Из школы вышли многие крупные лингвисты: Н.Ф.Яковлев, Г.О.Винокур, П.С.Кузнецов,
А.А.Реформатский, А.И.Смирницкий и многие другие, а также работавшие большую
часть жизни за рубежом Н. Трубецкой и Р. Якобсон. Одним из ответвлений школы была
Московская фонологическая школа. Перечисленные выше ученые шли каждый своим
путем, выдвигали разнообразные концепции и часто выходили за рамки фортунатовской
школы, однако всегда оставались верны ее традициям.
Московская формальная школа формировалась во времена господства исторического
подхода и младограмматизма. Отдавая должное этим идеям, Фортунатов выходил за
рамки младограмматических концепций и исторического подхода в целом. Увлекавшийся
математикой, он стремился к математической точности и в своих лингвистических
исследованиях. Если большинство языковедов 19 в. тяготели к рассмотрению языка в
логических или психологических категориях, то Фортунатову было свойственно
стремление изучать язык, исходя из собственно лингвистических критериев и по
возможности не обращаясь к категориям других наук. Его научные интересы во многом
лежали в области теории грамматики, где он стремился выявить общие законы
грамматической структуры, не связанные с историческим развитием. Фортунатов
занимался также типологией, сопоставлением строя языков независимо от их истории и
родственных связей. Близкие подходы сохранялись у учеников Фортунатова, некоторые
из них, особенно Дурново, впоследствии непосредственно обратились к структурным
методам.
Не отказываясь от исторических и сравнительно-исторических исследований,
представители фортунатовской школы занимались синхронным изучением языков,
прежде всего современных. Областью их специальных исследований были грамматика,
позднее также фонология.
Школа развивалась в полемике как с представителями старого исторического подхода, так
и с Петербургской лингвистической школой И.А. Бодуэна де Куртенэ и Л.В. Щербы,
которая, также стремясь к новым подходам, в большей степени ориентировалась на связь
лингвистики с другими науками – сначала с психологией, позже с акустикой и
физиологией. Противники часто упрекали лингвистов фортунатовской школы в
«формализме», а сами ее представители признавали приоритет формы при
лингвистическом анализе. Они стремились опираться на те признаки, которые не требуют
обращения к интуиции и интроспекции.
Примером расхождения позиций двух школ могут служить споры по вопросу о частях
речи. Если для Шербы части речи – прежде всего семантические классы, имеющие основу
в психике носителей языка, то для представителей московской формальной школы
(Петерсон, Кузнецов, отчасти Винокур) – это классы слов, выделяемые по формальным,
морфологическим признакам: склонению для имен, спряжению для глаголов и т.д.).
Позже теоретические расхождения школ нашли выражение в спорах между Московской и
Ленинградской фонологическими школами.
Становление структурализма в той или иной степени было воспринято многими
представителями фортунатовской школы, особенно принадлежавшими к третьему ее
поколению, а вышедшие из нее Трубецкой и Якобсон сыграли значительную роль в
возникновении и деятельности Пражского лингвистического кружка; Якобсон позднее
повлиял и на развитие американского структурализма. В частности, именно в московской
формальной школе (Яковлев, Трубецкой) понятие фонемы, выработанное первоначально
в петербургской лингвистической школе и отсутствовавшее у Фортунатова и его
непосредственных учеников, было переосмыслено на основе отказа от психологизма и
выработки строго лингвистических критериев выделения фонем; в дальнейшем усилиями
Якобсона и Трубецкого этот подход занял господствующее положение в мировой
лингвистике.
В советское время в Московском государственном университете и других московских
лингвистических центрах влияние фортунатовских традиций всегда было значительным,
хотя в столице работали и авторитетные ученые других школ, прежде всего
В.В. Виноградов.
Филипп Федорович Фортунатов (1848-1914) являлся главой московской
лингвистической школы. В работах Ф.Ф. Фортунатова представлена классификация
индоевропейских языков, исследование языка в процессе мышления и речи, изучение
вопросов общей и сравнительно-исторической фонетики, морфологии и синтаксиса,
однако в историю науки ученый вошел как автор учения о форме языке, и поэтому его
считают одним из основателей формальной школы в языкознании. В своих
немногочисленных работах и лекционных курсах
Ф.Ф. Фортунатов ставил и решал сложные проблемы философского и
лингвистического характера. Так, например, ученый полагал, что не только язык зависит
от мышления, но и мышление зависит от языка.
Рассматривая грамматические и психологические категории, Фортунатов
несколько своеобразно проводил разграничение между языком и речью. Он писал, что
язык связан с процессом мышления как способом выявления отношения между
представлениями. Речь же выступает как выражение мысли, как обнаружение в звуках
речи представлений и оформляется речевыми предложениями.
Наибольший интерес в наследии ученого представляет учение о словосочетании и
грамматической форме. Изучив различные виды предложений в русском языке, ученый
разработал понятие грамматической формы словосочетания и разделил все предложения
на грамматические и неграмматические: к первым он относил такие предложения, в
которых выделяются грамматические части, ко вторым же ученый относит предложения,
где отношения слов не обозначены формами языка.
Исследование грамматической формы привели ученого к ряду открытий. Так,
описывая формы словообразования, он четко различал два типа словообразовательных
значений, или категорий: мутационные, обозначающие различия в признаке того или
иного предмета мысли, обозначенного данным словом (белый - беленький, волк - волки,
цветок - цветочек); и трансформационные, или образованные от той же основы, но
находящиеся в различных отношениях к предметам мысли, обозначаемым другими
словами (синий – синька, бежать – бег).
Формы словоизменения Ф.Ф. Фортунатов также делит на два класса: формы
времени, наклонения и лица в глаголе, которые показывают отношения, существующие
между подлежащим и сказуемым; и формы, обозначающие различия одного предмета
мысли к другим предметам. В индоевропейских языках к этим формам относятся формы
склонения существительных и прилагательных. Изучая грамматическую форму, которая
выражается флексией, ученый вводит понятие «нулевой флексии». Идея
функциональности формы, исследования в области парадигматики славянских языков,
позволили ученому представить формообразующие и словообразовательные категории
как микросистемы грамматики. Именно эта концепция в дальнейшем легла в основу
современных школ структурализма. «Концепция формы слова предопределили и
своеобразное понимание Фортунатовым задач грамматики и ее объема. Определяя
грамматику как учение о формах слова, Фортунатов относит сюда и неграмматические
словосочетания. Грамматика подразделяется им на морфологию и синтаксис: морфология
рассматривает отношения отдельных слов между собой, а синтаксис изучает формы
отдельных слов по отношению к употреблению их в словосочетаниях, равно как и такие
формы языка, которые представляют формы словосочетаний.
Считая традиционную классификацию частей речи смешением грамматических и
неграмматических классов слов, Фортунатов предлагает свою классификацию,
основанную на наличии или отсутствии в слове формы. Части речи – это классы слов,
различающиеся по значению, по способности сочетаться с другими словами в
предложении и выполнять определенные синтаксические функции и по своим
грамматическим функциям.

23. Homo loquens как объект филологии. Языковая личность,


творческая личность как базовые понятия филологии.
В филологических науках человек выступает как субъект и как объект.
Человек как субъект филологии — это, во-первых, филолог- исследователь и,
во-вторых, «потребитель» филологических знаний, добытых филологом-
исследователем (преподаватели и учителя филологических дисциплин, аналитики и
эксперты, работающие в области филологии, практические журналисты, специалисты в
области рекламы и др.).
Человек как объект филологии (homo loquens) — это те стороны, грани человека
как целого, которые составляют предмет интереса обеих филологических наук —
лингвистики и литературоведения.
Интерес к человеку со стороны современной лингвистики зафиксирован в
понятии языковой личности.
Языковая личность — это «совокупность способностей и характеристик
человека, обусловливающих создание и восприятие им речевых произведений
(текстов)». Созданные человеком тексты разнообразны по сложности, тематике,
содержанию, целенаправленности и во многих других отношениях.
За каждым текстом стоит языковая личность. Именно человек выбирает и
использует способы и средства конструирования действительности (реальной,
воображаемой) в тексте.
Понятие языковой личности вбирает в себя и языковую личность говорящего
(пишущего) и языковую личность читающего (слушающего). Так языковая личность
расслаивается с точки зрения функций, выполняемых ею в процессах коммуникации.
При этом не имеет значения, что текст может остаться во внутренней речи. Под
воздействием воспринятого текста слушающий (читающий) изменяет / сохраняет свое
поведение, взгляды, осуществляет / не осуществляет какие-то действия, операции,
происходят изменения в его эмоциональной сфере. Характер протекания этих
процессов изучается теорией языковой личности как одним из направлений в
современной лингвистике.
Человек — предмет постоянного интереса литературоведения. В центре
художественного исследования в литературе находится человек. недаром именно
персонаж есть главная фигура художественного мира словесно-художественного
произведения, субъект действия; именно с персонажем, если вспомнить М.М. Бахтина,
автор ведет свой незавершимый диалог.
С точки зрения поиска общих интересов лингвистики и литературоведения,
ключевую роль играет творческая личность человека.
Творческая личность — это совокупность способностей и характеристик
человека, обусловливающих самостоятельное создание и восприятие им
художественной реальности.
Понятие творческой личности покрывает творческую личность автора и
творческую личность читателя.
Автор и читатель являются создателями художественной реальности. Различие
между ними состоит «только» в том, что один из них, автор, создает реальность
оригинальную (от. лат. originalis — первоначальный), а другой, читатель, пересоздает
ее.
М.М. Бахтиным была высказана идея «творческого понимания». Чтобы оно
начало рождаться, нужны читательское воображение, опыт, нужны «ожидания», с
которыми читатель встречается с художественным текстом.
Способности и характеристики человека, обусловливающие деятельность по
созданию и восприятию текстов, содержащих любой вид реальности, располагаются в
нескольких плоскостях. Перечислим важнейшие:
– формально-демографическая и этнографическая;
– социальная, психологическая и социально-психологическая;
– культурно-антропологическая;
– философско-мировоззренческая;
– когнитивная и коммуникативная;
– лингвистическая;
– ситуативно-поведенческая и др.
Итак, понятие homo loquens означает человека, осуществляющего посредством
естественного языка деятельность по созданию и восприятию текста, содержащего
любой вид реальности.
Понятие homo loquens распространяется на проявления деятельности человека во всех
сферах коммуникации: научной, деловой, правовой, рекламной, художественной,
повседневной и др. В каждой из сфер говорящий (пишущий) и слушающий (читающий)
имеют свои особенности. Эти особенности изучаются соответствующими
филологическими (гуманитарными) дисциплинами: журналистикой, теорией и
практикой рекламы, делового общения и др.

24. Современные направления языкознания


В современном мировом языкознании практически лидирует европейская (а теперь
европейско-американская) традиция. Она опирается прежде всего на античную (греко-
римскую) традицию и достижения европейской лингвистической мысли Средневековья,
эпохи Возрождения и эпохи Просвещения, но вместе с тем она немало взяла в арабской и
индийской традициях. В нём сегодня, в основном мирно сосуществуя, переплетаются
направления:

• «традиционное», ориентированное в основном на античные корни, грамматические


теории Средневековья и универсальные грамматики 17—18 вв., но вместе с тем на каждом
очередном этапе вбирающее в себя то, что внесли в познание языка новые направления и
что уже успело отстояться;

• генетическое, возникшее в начале 19 в. вместе с формированием сравнительно-


исторического подхода к языкам и обогатившееся сегодня благодаря обращению к
типологическим, ареальным, математическим методам;

• структурное, сложившееся в первой трети 20 в. и обязанное своим происхождением


идеям Бодуэна де Куртенэ, Фортунатова и Ф. де Соссюра, деятельности школ Пражской,
Копенгагенской, Йельской, Лондонской, французских и советских структуралистов;

• генеративное, вызванное к жизни работами американского исследователя Н. Хомского и


лёгшее прежде всего в основу формализмов математической лингвистики;

• функциональное, выступающее во множестве теорий и концепций и ориентирующееся


на учёт человеческого фактора в языковой коммуникации.

Приоритет по-прежнему отдаётся звучащей речи, при этом преимущественно


спонтанной. Но вместе с этим активно разрабатываются проблемы понимания
письменных текстов. Наметилось сближение фонетики и фонологии. Новейшее
языкознание одинаково интересуется как внутренней структурой языка, так и влиянием на
неё среды, в которой функционирует и развивается языковая система (человек, этнос,
социум). В число задач мировой лингвистики сегодня включаются проблемы языковой
политики и языкового планирования.

Новейшее языкознание стремится решать как эмпирические задачи (описание отдельных


конкретных языков мира), так и лингвофилософские и теоретические задачи (объяснение
сущностных свойств человеческого языка вообще; выявление общих законов строения,
функционирования и развития языков мира). В решении своих задач языкознание тесно
контактирует со многими науками гуманитарного (социального), естественного, логико-
математического и инженерно-технического циклов. Новейший этап его развития
характеризует разработка разнообразных прикладных проблем педагогического,
медицинского, психологического, социологического, идеологического, инженерного
характера.

25. Язык и общество


На всех этапах существования языка он неразрывно связан с обществом. Эта связь имеет
двусторонний характер:

 язык не существует вне общества,

 но и общество не может существовать без языка.


Язык связан с обществом с самого своего возникновения. Он "возникает лишь из
потребности, из настоятельной необходимости общения с другими людьми". По мере
развития общества, усложнения форм общественной жизни, обогащения и развития
сознания развиваются и усложняются формы и виды общения, а значит, развивается и
усложняется язык.

Наряду с устным общением развивается письменное, наряду с бытовым – деловое,


официальное, научное, наряду с общением в рамках своего коллектива – племени, народа,
нации.

Выделяются территориальные и социальные диалекты, литературный язык и другие


формы реализации общенародного языка. Все эти формы далеко не одинаковы в разные
исторические периоды развития человеческого общества и в разных конкретных
социально-исторических условиях существования того или иного языка.

Рост культуры народных масс, развитие всеобщей грамотности, обязательного среднего


образования расширяют круг носителей литературного языка, отражаются на его составе
и отношениях с другими компонентами (составляющими) общенародного языка.
Существенно изменяются и эти компоненты.

Распространение некоторых языков связано с колониальными захватами, вытеснением


языков коренного населения. Так, языки коренного населения вытеснены в Бразилии
португальским языком, в других странах Южной и Центральной Америки – испанским, в
США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии – английским.

В истории человеческого общества известно как исчезновение языков, так и превращение


их в мертвые языки, сохранившиеся лишь в памятниках письменности, исчезнувшие из
живого употребления. Таковы древнегреческий, латинский, шумерский и арамейский. В
капиталистическом обществе связи между носителями разных языков становятся более
тесными, широко отмечаются факты проникновения слов из одного языка в другой,
становятся более частыми случаи массового двуязычия. Вместе с тем в этот период ярко
проявляется неравенство языков, особенно в многонациональных государствах.

Новые условия сказываются на развитии сложившихся литературных языков. В них


появляются новые слова для обозначения новых понятий, меняются значения старых слов.
Развитие науки и техники обусловливает рост специальной терминологии, увеличивает
долю специальной лексики в словарном составе языка.

Все эти факты очень важны для понимания зависимости развития языка от развития
общества. Но связь языка и общества многообразнее, сложнее, она может проявляться и
во влиянии языка на общество. Развиваясь вместе с обществом, сам может способствовать
общественному развитию. Для общества важно наличие единого языка, наличие своего
литературного языка, доступного и понятного широким массам, закрепление его в
письменной форме и т. п.

Усложнение общественных отношений, развитие государства создает необходимость


появления официального, закрепленного в письменной форме литературного языка.

26. Язык и мышление


Язык и мышление – два неразрывно связанных вида общественной деятельности,
отличающихся друг от друга по своей сущности и специфическим признакам.
«Мышление – высшая форма активного отражения объективной реальности,
целенаправленное, опосредствованное и обобщенное познание существенных связей и
отношений предметов и явлений. Оно осуществляется в различных формах и структурах
(понятиях, категориях, теориях), в которых закреплен и обобщен познавательный и
социально-исторический опыт человечества». Процессы мышления проявляются в трех
основных видах:

 практически-действенном

 наглядно-образном

 словесно-логическом.

«Орудием мышления является язык, а также другие системы знаков. Язык – это
знаковая/звуковая деятельность, обеспечивающая материальное оформление мыслей и
обмен информацией между членами общества. Мышление, за исключением его
практически-действенного вида, имеет психическую, идеальную природу, между тем как
язык – это явление по своей первичной природе физическое, т.е. материальное.

Выяснение связи между языком и мышлением составляет одну из центральных проблем


теоретического языкознания с самого начала их развития. В решении этой проблемы
обнаруживаются глубокие расхождения.

Диалектический материализм рассматривает взаимоотношение языка и мышления как


диалектическое единство. Язык является непосредственной материальной опорой
мышления только в его словесно-логическом виде. Как процесс общения между членами
общества языковая деятельность лишь в незначительной части случаев (например, при
мышлении вслух в расчете на восприятие слушателей) совпадает с процессом мышления,
обычно же, когда язык выступает именно как «непосредственная действительность
мысли» (К. Маркс), выражается, как правило, уже сформированная мысль (в том числе и
как результат практически-действенного или наглядно-образного мышления).

В ходе исторического развития языка и мышления характер их взаимодействия


изменяется. На начальных этапах развития общества язык, развивавшийся в первую
очередь как средство общения, вместе с тем включался в процессы мышления, дополняя
два первоначальных его вида — практически-действенный и наглядно-образный —
новым, качественно высшим видом словесно-логического мышления и тем самым активно
стимулируя развитие мышления вообще.

Развитие письменности усилило воздействие языка на мышление и на саму интенсивность


языкового общения, значительно увеличило возможности языка как средства оформления
мысли.

27. Лингвокультурология
Лингвокультурология – дисциплина, изучающая проявление, отражение и фиксацию
культуры в языке и дискурсе. Общепринятым является определение
лингвокультурологического исследования как изучения языка в неразрывной связи с
культурой. Отзвуки издавна прошлых лет спустя многие века сохраняются сейчас в
пословицах, поговорках, фразеологизмах, метафорах, знаках культуры. Эти единицы –
источник сведений о культуре и складе ума народа, в них сохранены легенды и обычаи.

Термин «лингвокультурология» возник в крайнее десятилетие в связи с работами


фразеологической школы, возглавляемой В. Н. Телия, работами Ю. С. Степанова, А. Д.
Арутюновой, В. В. Воробьева, В. Шаклеина, В. А. Масловой и остальных исследователей.
Лингвокультурология имеет своим предметом и язык, и культуру, находящиеся во
взаимодействии.

С данной дисциплиной тесно связана этнолингвистика, причем так тесно, что это
позволяет В. Н. Телия считать лингвокультурологию разделом этнолингвистики. Но это
разные науки. Этнолингвистику В.А. Звегинцев охарактеризовал как направление,
сосредоточивающее свое внимание на исследовании связей языка с культурой, народными
обычаями, социальной структурой общества либо цивилизации в целом. В центре
современной этнолингвистики находятся только те элементы лексической системы языка,
которые соотносимы с определенными материальными либо культурно-историческими
комплексами. Лингвокультурология изучает и исторические, и современные языковые
факты через призму духовной культуры. Язык служит средством скопления и хранения
культурно-значимой информации.

Лингвострановедение и лингвокультурология разнятся тем, что лингвострановедение


изучает фактически национальные реалии, нашедшие отражение в языке. В. Н. Телия
считает, что объектом ЛК является культурная информация не только лишь чисто
государственная, да и общечеловеческая, к примеру, закодированная в Библии, т. е.
универсалии, присущие различным культурам.

С лингвокультурологией связана этнопсихолингвистика, которая устанавливает, как в


речевой деятельности появляются элементы поведения, связанные с определенной
традицией, анализирует различия в вербальном и невербальном поведении носителей
разных языков, изучит речевой этикет.

28. Теория концепта


Концепт – это содержательная сторона словесного знака, за которой стоит понятие,
относящееся к умственной, духовной или материальной сфере существования человека,
закрепленное в общественном опыте народа, имеющее в его жизни исторические корни,
социально и субъективно осмысляемое и соотносимое с другими понятиями, ближайше с
ним связанными или ему противопоставляемыми.

Следует отметить, что в современной лингвистике можно выделить три основных


направления, или подхода, к пониманию концепта:

 лингвистическое

 когнитивное

 культурологическое.

Лингвистический подход представлен точкой зрения С.А. Аскольдова, Д.С. Лихачева,


В.В. Колесова, В.Н. Телия на природу концепта. В частности, Д.С.Лихачев, считает, что
концепт существует для каждого словарного значения, и предлагает рассматривать
концепт как алгебраическое выражение значения. В целом, представители данного
направления понимают концепт как весь потенциал значения слова вместе с его
коннотативным элементом.

Приверженцы когнитивного подхода к пониманию сущности концепта относят его к


явлениям ментального характера. Так, З.Д. Попова и И.А. Стернин и другие
представители этого направления относят концепт к мыслительным явлениям, определяя
его как глобальную мыслительную единицу, «квант структурированного знания».

По мнению представителей культурологического подхода, вся культура понимается как


совокупность концептов и отношений между ними. Концепт трактуется ими как основная
ячейка культуры в ментальном мире человека. Этого взгляда придерживаются Ю.С.
Степанов, Г.Г. Слышкин.

Чтобы понять всю многогранность данного термина, рассмотрим ряд подходов к


концептам, разработанных различными авторами:

Концепт – сущность понятия, представленная в своих содержательных формах – в образе,


понятии и в символе.

Концепт – личностное осмысление, интерпретация объективного значения и понятия как


содержательного минимума значения.

Концепт – это абстрактное научное понятие, выработанное на базе конкретного


житейского понятия.

С. Г. Воркачев определяет концепт как «операционную единицу мысли», как «единицу


коллективного знания, имеющую языковое выражение и отмеченное этнокультурной
спецификой». Если ментальное образование не имеет этнокультурной специфики, оно, по
мнению ученого, к концептам не относится.

Как отмечает М. В. Пименова, «концепт – это представление о фрагменте мира».

В. В. Красных рассматривает концепт как «максимально абстрагированную идею


"культурного предмета", не имеющую визуального прототипического образа, хотя и
возможны визуально-образные ассоциации, с ним связанные», «своего рода свернутый
глубинный "смысл предмета"».

Авторы «Краткого словаря когнитивных терминов» рассматривают концепты как


идеальные абстрактные единицы, смыслы, которыми оперирует человек в процессах
мышления, и которые отражают содержание опыта и знания. Концепты сводят все
многообразие наблюдаемых явлений к чему-то единому, под определенные,
выработанные обществом категории и классы.

Таким образом, познание концепта помогает воссоздать культурный образ, особенность


менталитета носителя языка и специфику языковой картины мира.

Рассмотрев все представленные определения понятия «концепт», стоит отметить, что он


обладает очень сложной многоплановой структурой. В нем можно выделить как
конкретное, так и абстрактное, как рациональное, так и эмоциональное, как
универсальное, так и этническое, как общенациональное, так и индивидуально-
личностное. Этим и объясняется отсутствие единого определения. Но, несмотря на
разнообразие существующих определений концепта, можно выделить в них общую черту:
в них всегда подчеркивается актуальная для современной лингвистики идея комплексного
изучения языка, сознания и культуры.

29. Язык и культура


Язык отражает действительность, культура – неотъемлемый компонент действительности.
Следовательно, язык – это отражение культуры. Когда изменяется действительность,
меняются культурно-национальные стереотипы, значит изменяется и сам язык. Язык –
зависимая часть культуры. Язык, как таковой, на культуру не влияет никак, потому что он
– это окружающая среда, вне которой мы жить не можем. Язык не существует без людей.
Он находится в нас самих, в нашем сознании и нашей памяти. Школы Сепира и Уорфа
разработали гипотезу лингвистической относительности. Идеи Гумбольдта активно
развивались его последователями. Сущность языка с точки зрения данной теории
заключается в том, что он является "силой", действие которой осуществляется в
следующих формах :

 язык, как сила духовного формирования

 язык, как сила культурного творчества

 язык, как сила исторической жизни

 язык, как сила, формирующая представление человека об окружающем мире

В этом аспекте определяется миропонимание, внутренняя форма языка, и то, что он


оказывает влияние на культуру народа.

Подход К. Леви-Строс: Язык – факт культуры , т.к.:

1. Он составная часть культуры, которую мы наследуем от наших предков.

2. Язык – основной инструмент, посредством которого мы усваиваем культуру.

3. Язык – важнейшее из всех явлений культурного порядка, т.к. если мы хотим понять
сущность культуры (науку, религию, литературу ), то должны рассматривать эти явления,
как коды, формируемые подобно языку, т.к. естественный язык имеет хорошо
разработанную модель. Следовательно, концептуальное осмысление культуры может
произойти только посредством естественного языка.

По словам Леви-Строса: язык – это специфический способ существования культуры.


Отношения между языком и культурой могут рассматриваться, как отношения части и
целого.

Каждый носитель языка является и носителем культуры. Следовательно, языковые знаки


способны выполнять функцию знаков культуры и служат средством представления
основных установок культуры, что и позволяет отражать кульутрно-национальую
ментальность.
30. Теория дискурса
Считается, что теория дискурса берет свое начало в античных трактатах по риторике и
поэтике, но в научно-лингвистический обиход данный термин был введен только в 50-х
годах XX века Э. Бенвенистом и З. Харрисом. (фамилии похожи на говно, лучше их не
говорите). Оформление дискурсивного анализа как дисциплины относится скорее к 1970-
м годам.

Дискурс – объект междисциплинарного изучения. Термин дискурс употребляется


чрезвычайно широко, используется в различных науках и исследовательских
направлениях и трактуется исследователями различно. Под дискурсом понимается
«текст, погруженный в ситуацию общения», и изучается со стороны различных подходов,
таких как прагмалингвистический, психолингвистический, структурно-лингвистический,
лингвокультурный, социолингвистический и др.

Помимо теоретической лингвистики, с исследованием дискурса связаны такие науки и


исследовательские направления, как компьютерная лингвистика и искусственный
интеллект, психология, философия и логика, социология, антропология и этнология,
литературоведение и семиотика, историография, теология, юриспруденция, педагогика,
теория и практика перевода, коммуникационные исследования, политология.

Каждая из этих дисциплин подходит к изучению дискурса по-своему, однако некоторые


из них оказали существенное влияние на лингвистический дискурсивный анализ. В самом
начале своего появления термин «дискурс» не имел своего собственного независимого
значения и выступал синонимом термина «текст», то есть данные понятия
воспринимались как тождественные. Со временем, в связи с развитием таких наук, как
коммуникация, социолингвистика и психолингвистика, понятия «текст» и «дискурс»
приобретают различные значения.

Проблеме изучения дискурса посвятили свои труды многие отечественные и зарубежные


ученые. Первым лингвистом, который разграничил понятия текста и дискурса, стал Т. А.
ван Дейк. Он считает, что «дискурс – актуально произнесенный текст, а «текст» – это
абстрактная грамматическая структура произнесенного; дискурс – это понятие,
касающееся речи, актуального речевого действия, тогда как «текст» – это понятие,
касающееся системы языка или формальных лингвистических знаний, лингвистической
компетентности». Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что дискурс является
динамическим явлением, а текст – статическим; дискурс характеризуется
спонтанностью, а текст упорядоченностью.

31. Проблемы психолингвистики


Психолингвистика - наука, изучающая процессы образования речи, а также восприятия и
формирования речи в их соотнесенности с системой языка. Психолингвистика
определяется как стыковая наука – и лингвистическая, и психологическая, что
обусловлено подходом к языку как к феномену психики. Основным предметом
психолингвистики является речевая деятельность. Психолингвистика возникла в связи с
необходимостью дать теоретическое осмысление ряду практических задач, для решения
которых чисто лингвистический подход недостаточен (в скобках примеры на выбор
парочку назовите, не все) (обучение родному, а особенно - иностр. языку; речевое
воспитание дошкольников и вопросы логопедии; клиника центрально-мозговых речевых
нарушений; проблемы речевого воздействия, в особенности в деятельности средств
массовой информации; авиационная и космич. психология; судебная психология и
криминалистика, например, опознание людей по особенностям их речи; проблемы
машинного перевода, речевого ввода информации в ЭВМ и т.п.; информатика).

Современная проблематика психолингвистики включает в себя разработку таких тем,


как:

1. язык и сознание;
2. речь и мышление;
3. роль языка в процессах познания;
4. овладение речью ребенком;
5. истолкование единиц языка (фонем, слов, синтаксических конструкций и др.) с позиции
общения, участником которого является говорящий и слушающий;
6. закономерности порождения речи и ее выражение;
7. взаимоотношения психолингвистики с другими науками: нейролингвистикой,
когнитивной лингвистикой и др.

Основной метод психолингвистики – ассоциативный эксперимент, но используются и


точные методы.

Психолингвистика усвоила интерес к человеку как носителю языка и стремление


интерпретировать язык как динамическую систему речевой деятельности (речевого
поведения) этого человека. Внутри этой системы психолингвистика рассматривает
гораздо большее число взаимосвязанных факторов развития и функционирования языка,
чем "классическое" общее языкознание, тем самым значительно расширяя предмет своего
исследования по сравнению с последним.
32. Лексикография. Типология словарей
Лексикография (греч. lexkos – «словесный» и grapho – «пишу») – раздел языкознания,
который занимается теорией и практикой составления словарей. Объём, характер и аспект
изложения информации определяют тип словаря.

Выделяют следующие типы словарей:

I. Энциклопедический словарь (энциклопедия) – научное справочное издание в форме


словаря, где в алфавитном порядке излагаются основные сведения по всем отраслям
знаний. В энциклопедические словари помещены имена выдающихся людей, названия
стран, городов, рек, терминология науки, искусства и т.д. В них объясняются реалии
( предметы, явления), сообщающие сведения о различных событиях: (примеры) Большая
советская энциклопедия, Литературная энциклопедия, Детская энциклопедия,
политический словарь, философский словарь и т.д.

II. Лингвистический словарь – научное справочное издание, где в алфавитном порядке


помещены слова ( все части речи), устойчивые сочетания слов с их толкованием,
ударением, грамматическими, стилевыми, стилистическими и другими специальными
пометами. Лингвистические словари в свою очередь подразделяются на два типа:

1. Двуязычные (реже многоязычные), т. е. переводные, которыми мы пользуемся при


изучении иностранного языка, в работе с иноязычным текстом (русско-английский
словарь, польско-русский словарь и т. п.).

2. Одноязычные.

В зависимости от объёма информации, сообщаемой в словаре, выпускаются


однотомные и многотомные словари.

По типу информации, которая содержится в лингвистических словарях они делятся на:

 Толковые словари, которые излагают общие познавательные (гносеологические)


и лингвистические сведения о слове в основном в форме обыденных понятий и
редко – кратких научных понятий.

 Аспектные словари:

1. Словари в которых помещены специализированные сведения о слове. К ним относятся:

- словари синонимов

- словари антонимов

- словари омонимов

- словари паронимов
- словари новых слов и др.

2. Словари в которых есть специализированные сведения о грамматических свойствах


слова. К ним относятся:

- словари сочетаемости (лексической)

- грамматические словари

- словари правильностей (трудностей)

- словообразовательные

- морфемные

3. Словари в которые указаны специализированные сведения об истории слова. К ним


относятся:

- исторические словари

- этимологические

4. Словари, где указаны специализированные сведения о правилах написания и


произношения слова. К ним относятся:

- орфографические

- орфоэпические словари

5. Словари, где есть специализированные сведения о частотности употребления слова, об


употреблении слова писателями, о распространении слова на определённой территории. К
ним относятся:

- частотные словари

- словари языка писателей

- словари эпитетов

- диалектные словари

33. Теория текста. Ее предмет и объект


Текст определяется как речевое произведение, обладающие признаками связности и
цельности - в информационном, структурном и коммуникативном плане.
Теория текста сложилась как научная дисциплина во 2-ой половине XX в. Теория текста
охватывает любые знаковые последовательности, однако основным ее объектом
является текст вербальный, поэтому при характеристике и описании текста важны
данные, накопленные лингвистикой.

Предметом данной науки являются признаки и характеристики (как структурные, так и


функциональные) текста как коммуникативной единицы высшего уровня, как цельного
речевого произведения. Коммуникативность текста понимается как степень его
обращенности к читателю.

Типы и разновидности текстов.

Типология текста, несмотря на свое центральное положение в общей теории текста, до сих
пор еще разработана недостаточно. Не определены еще общие критерии, которые должны
быть положены в основу типологизации. 

Подавляющее большинство авторов, занимающихся проблемами текста, при учете


факторов реальной коммуникации соответственно сферам общения первоначально делят
все тексты на нехудожественные и художественные. Нехудожественные тексты
характеризуются установкой на однозначность восприятия; художественные - на
неоднозначность.

Текст можно рассматривать с точки зрения заключенной в нем информации; с точки


зрения психологии его создания, как творческий акт автора, вызванный определенной
целью; текст можно рассматривать с позиций прагматических (текст - это материал для
восприятия); наконец, текст можно характеризовать со стороны его структуры, речевой
организации, его стилистики.

Таким образом можно сказать, что на данный момент нет четкого разделения текстов на
типы, так как при ориентации на различные критерии можно отнести один и тот же текст
к различным типам.

34. Семиотика. Типы языковых знаков


Язык – это система знаков любой физической природы, выполняющая познавательную и
коммуникативную функции в процессе человеческой деятельности. Люди могут
пользоваться различными знаковыми системами:

телеграфный код, транскрипции, стенография, таблицы, цифры, жесты, дорожные знаки и


т. п. В самом общем плане языки разделяются на естественные и искусственные.

Естественным называют язык, который возник вместе с человеком и развивался


естественным путем, при отсутствии сознательного воздействия на него человека.

Искусственные языки – это знаковые системы, созданные человеком как


вспомогательные средства для разных коммуникативных целей в тех областях, где
применение естественного языка затруднено, невозможно или неэффективно.
Среди искусственных языков можно выделить плановые языки, являющиеся
вспомогательными средствами международного общения (эсперанто, идо, волапюк,
интерлингва); символические языки науки, например языки математики, химии, физики,
логики; языки человеко-машинного общения, например языки программирования,
информационно-поисковые языки.

Изучение знаковых систем является предметом специальной науки – семиотики, которая


исследует возникновение, строение и функционирование различных знаковых систем,
хранящих и передающих информацию.

Семиотика – наука об исследовании знаковых систем. – (отдельно дефиниция если


нужно)

Понятие знака и типы знаков в семиотике

Знак – это материальный предмет (в широком смысле слова), выступающий в качестве


представителя или заместителя некоторого другого предмета, явления и используемый
для передачи информации.

В семиотике различают два типа знаков: естественные (знаки-признаки) и


искусственные (условные).

Естественные знаки (знаки-признаки) содержат некоторую информацию о предмете


(явлении) вследствие естественной связи с ними: дым в лесу может информировать о
разведенном костре, морозный узор на оконном стекле – о низкой температуре воздуха на
улице и т. д.

Искусственные (условные) знаки специально предназначены для формирования,


хранения и передачи информации, для представления и замещения предметов и явлений,
понятий и суждений.

Условные знаки служат средством общения и передачи информации, поэтому их


называют также коммуникативными, или информативными знаками (знаками-
информаторами). Основные виды информативных знаков – сигнал, символ, языковой
знак.

Сигнал – это звуковой, зрительный или иной условный знак, передающий информацию.
Сам по себе сигнал не содержит информацию – информацию содержит знаковая ситуация.
Например, зеленая ракета может означать начало атаки или начало какого-либо
празднества; школьный звонок означает окончание или начало урока, а звонок в квартире
– это сигнал, приглашающий открыть дверь, и т. д.

Символ отличается от сигнала тем, что его содержание наглядно, и тем, что он свободен
от ситуативной обусловленности. Например, изображение соединенных во взаимном
пожатии рук – это символ дружбы, изображение голубя – это символ мира, герб – это
изображение какого-либо предмета как признака принадлежности определенному
государству, городу и т. д.

Языковые знаки – это знаки человеческого языка, основные информативные знаки.

Язык как важнейшая знаковая система отличается от всех остальных вспомогательных


(специализированных) знаковых систем.

Языковая знаковая система является средством передачи и хранения информации, а также


оформления самой мысли, выражения эмоций, оценки и волеизъявления, в то время как
специализированные знаковые системы служат для передачи ограниченной информации,
перекодировки уже известного.

35. Нейролингвистика
Нейролингвистика – современная дисциплина, которая возникла благодаря развитию
компьютерных технологий и сближению научных интересов неврологии и лингвистики.
Ее относят к области когнитивных наук. Фокус новой дисциплины был смещен с
изучения языка как инструмента коммуникации на неврологические реакции головного
мозга во время коммуникации. Здесь нужно выделить два важных аспекта
исследований:

· восприятие мозгом языка как средства коммуникации, то есть исследование


влияния внешних факторов;

· язык как продукт взаимодействия различных зон головного мозга, то есть


внутренние условия и факторы коммуникации.

Нейролингвистика изучает работу головного мозга и его свойства во время речевой


деятельности, мышления, эмоционального восприятия и памяти.

Таким образом, нейролингвистика зарекомендовала себя как междисциплинарная наука,


которую ближе всего располагают к психолингвистике. А иногда их считают единой
наукой.

Нейролингвистика и психолингвистика

Нейролингвистика – это новая междисциплинарная наука, поэтому многие ученые


рассматривают ее как часть психолингвистики.

Нейролингвистические исследования имеют более четкое предметное поле изучения,


поскольку лабораторный эксперимент показывает, какая часть головного мозга
задействована во время опыта. Непосредственно интерес нейролингвистики направлен на
изучение трех зон левого полушария, ответственных за функционирование речи:

· зона Брока (в ней происходят реакции управления устной речью);


· зона Вернике (ответственна за восприятие и понимание);

· затылочная часть (в ней происходят логико-грамматические запоминания).

Несмотря на определение зон, которые ответственны за нашу способность к


коммуникации, развиты они у всех по-разному. Наглядным примером является головной
мозг глухонемого человека – часть мозга, которая должна быть ответственной за
формирование и восприятие речи, утратила свою способность, и на ее месте мутировало
свойство периферийного зрения, которое у глухонемых людей развито очень хорошо.

Оценить