Вы находитесь на странице: 1из 134

Джеральд Гарднер - Beдовство сегодня.

Гарднерианская Книга Теней

Джеральд Гарднер
Beдовство сегодня
Гарднерианская Книга Теней
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ГАНГА» ТВОРЧЕСКАЯ ГРУППА «ТЕЛЕМА» МОСКВА, 20Ю e.v.
УДК 133.5:54
ББК 86.42
К 48
Джеральд Гарднер
Ведовство сегодня • Гарднерианская Книга Теней / Пер. с англ. Алексея Осипова — М.:
Издательство «Ганга», 2010. — 288 с. — (Серия: Наследники Телемы).
isbn 978-5-98882-110-6
«Ведовство сегодня» — знаковая работа Джеральда Гарднера, которая заложила основы
Викки (современной религиозномагической системы) и способствовала возрождению интереса
широкой публики к древней языческой религии Британских островов. Впервые увидев свет в 1954
году, эта книга отразила назревший в западной оккультной мысли поворот к почитанию женского
начала и творческих сил природы и в конечном итоге привела к формированию нового
влиятельного направления в церемониальной магии. В ней вы найдете объяснение викканских
ритуалов и верований, обзор оккультных практик разных регионов и разных эпох, возможно,
приведших к возникновению религии ведьм, а также живое и убедительное разоблачение
некоторых распространенных мифов и предрассудков, связанных с Виккой.
«Ведовство сегодня» не только станет настольной книгой любой ведьмы, но и заинтересует
каждого, кто изучает европейскую магию и оккультизм.
«Гарднерианская Книга Теней» — собрание ритуалов традиционной британской Викки,
раскрывающее тайны ее посвящений и подчеркивающее преемственность от ритуальной магии
Телемы.
Обе работы издаются на русском языке впервые.

© Алексей Осипов, перевод, 2009 © Алексей Осипов, предисловие, 2009 © Надежда Саламахина, оформление, 2010 © Творческая группа
«Телема», 2010 © Издательство «Ганга», 2010 В оформлении использована картина Дж.У. Уотерхауза «Магический круг»

ПРЕДИСЛОВИЕ Помощь недужным (1953) 221


Гарднерианская Викка — наследница Телемы 7 Бичевание и поцелуй (1953) 225
ВЕДОВСТВО СЕГОДНЯ и Жрица и меч (1953) 228
Предисловие 22 Предупреждение (1953) 229
Введение 24 Об испытании в магическом искусстве (1953) 231
Глава первая 26 Восьмеричный путь (1953) 232
Глава вторая 43 Дабы обрести зрение (1953) 234
Глава третья 54 Сила (1953) 237
Глава четвертая 60 Должная подготовка (1953) 239
Глава пятая 73 Танец встречи (1953) 240
Глава шестая 80 Для выхода из тела (1953) 241
Глава седьмая 104 Рабочие инструменты (1953) 242
Глава восьмая 117 «Облеченная в небо» (1953) 244
Глава девятая 122 Другой вариант процедуры очерчивания круга
Глава десятая 128 (1957) .. 246
Глава одиннадцатая 155 Прозаическое напутствие (1957) 248
Глава двенадцатая 161 Церемония печений и вина (1957) 250
Глава тринадцатая 169 Ритуалы саббатов (1957) 251
Библиография * 194 Весеннее равноденствие 251
ГАРДНЕРИАНСКАЯ КНИГА ТЕНЕЙ 197 Летнее солнцестояние 252
Очерчивание круга (1949) 198 Осеннее равноденствие 253
Низведение луны (1949) 200 Зимнее солнцестояние 254
Напутствие: «Да поднимется покров» (1949) 201 Восьмеричный путь или методы (1957) 256
Посвятительные ритуалы (1949) 203 Посвятительные ритуалы 257
Первая степень 203 Первая степень (1957) 257
Вторая степень 208 Вторая степень (1957) 262
Третья степень 210 Третья степень (1957) 266
Церемония печений и вина (1949) 213 Песнь ведьм (1957) 269
Ритуалы саббатов (1949) 214 Освящение орудий (1957) 270
Канун ноября 214 Древние законы (1961) 272
Канун февраля 215 Стихотворное напутствие (1961) 282
Канун мая 216 Очерчивание и освящение (1961) 283
Канун августа 217 Очерчивание круга (1961) 285
О песнопениях (1953) 219
ПРЕДИСЛОВИЕ
Гарднерианская Викка —
НАСЛЕДНИЦА ТЕЛЕМЫ
В этом издании мы рады представить вам впервые переведенную на русский язык
книгу Джеральда Бруссо Гарднера «Ведовство сегодня», а также интереснейший источник
церемониальных текстов викканской религии — так называемую Гарднерианскую Книгу
Теней.
Что же такое традиция Викки1, ставшей младшей дочерью посвятительных
мистериальных учений последней четверти XIX — первой половины XX века и матерью
многочисленных неоязыческих культов эпохи развитого нью-эйджа, фактически
открывшей ордам современных язычников врата к самопосвящению?
Происхождение Викки и ее теологии — непростая проблема даже для маститого
историка. Фактически на каждом утверждении официального «отца-основателя» этой
религии, Джеральда Гарднера, можно поставить гриф «не доказано» или «спорно». Но
разве не следует он в этом уходящему корнями еще в XVIII век, в начало так называемого
Западного оккультного Возрождения, обыкновению подменять сухую и скучную историю
войн и торговых путей расцвеченной богатыми красками мифа и воображения квази-
историей, иногда поднимающейся до подлинной мета-истории западной цивилизации? В
самом деле, ни археология, на палеография, ни история бытовой
культуры не владеют данными, которые доказывали бы непрерывность
преемственности тайного знания или мистериаль- ных культовых форм, якобы
унаследованных современным европейским Ведовством — или, если угодно, системой
Золотой Зари, или друидизмом, или каким бы то ни было другим учением, претендующим
на древность и аутентичность, — от некоего священного источника, сокрытого в далеком
прошлом, будь то тайные культы египетских жрецов или орфические мистерии. Однако
можем ли мы утверждать, что преемственности этой нет и быть не может, на том только
основании, что в британских и французских архивах и библиотеках не сохранилось
никаких подтверждающих это документов? Пути, которыми ходят человеческий разум и
память, воистину неисповедимы.

1 Сам Гарднер никогда не называл изобретенную им религию «Виккой», а только Ведовством. В его работах
встречается собирательное существительное «wica», восходящее к староанглийскому «wicca», «ведьма», как
обозначение приверженцев этой традиции. Термины «wicca» (Викка) и «wiccan» (виккане) вошли в обиход
значительно позднее.
Все, что мы знаем, — это то, что на самом деле мы ничего не знаем. Возможно,
иконографически восходящая к периоду никак не ранее Позднего Средневековья колода
Таро и вправду изначально представляла собой набор символов, использовавшийся в
культовой практике древних египтян и изменившийся в ходе истории и структурно, и
визуально до полной неузнаваемости. Возможно, в недрах не существующей на карте
материальной Европы горы Абиегнус до сих пор покоится нетленное тело Христиана
Розенкрейца. И, возможно, «маленький народ» Британских островов, который
прихотливое шекспировское перо впоследствии украсило прозрачными крылышками и
шапочками из колокольчиков, действительно был вытеснен римлянами в тогда еще глухие
леса и на вересковые пустоши, где и хранил Старую Веру на протяжении последних пары
тысяч лет.
Увы, здесь мы забираемся в сферы, где история и культурология столь близко
соседствуют с фольклором и художественной литературой, что стоящий перед нами выбор
оказывается тривиально прост: либо мы принимаем весь этот мифопоэтический
конгломерат вместе с его «законами жанра» и соглашаемся играть по не всегда
обоснованным с точки зрения здравого смысла правилам, либо отвергаем его как
«недоказанный» и «спорный». Одним из основополагающих навыков любого, кто изучает
магические и мистические традиции или следует им, всегда являлось умение работать с
мифопоэтической реальностью во всей ее целостности, опираясь на веру или качественно
измененную конвенциональную картину мира. И именно с этих позиций нам и следует
подходить к исследованию феномена Викки.
На вопрос о том, откуда взялась эта традиция, наилучший ответ даст историк.
Основателем ее стал англичанин Джеральд Бруссо Гарднер (1884-1964), антрополог-
любитель, археолог, писатель, эксперт по оружию и путешественник. Родившись в
Бланделсендсе, что неподалеку от Ливерпуля, в обеспеченном семействе, чьи предки
происходили из Шотландии, он в возрасте шестнадцати лет оказался на Цейлоне. Гарднер
провел долгие годы в Азии — в основном на Борнео и в Малайе, где одно время занимал
пост государственного инспектора каучуковых плантаций. Он с большим интересом
изучал местные культуры, верования и магические практики, подружился с малайским
племенем пигмеев и даже производил археологические раскопки в Джохоре. Так, в
частности, благодаря его находкам возникла гипотеза о существовании торговых связей
между Римской империей и древними малайскими государствами — по всей вероятности,
через Индию. Время от времени Гарднер наведывался в Англию. В ходе этих визитов он
столкнулся со спиритуалистическими практиками, к которым отнесся весьма критично, и
узнал семейное предание о том, что его дедушка практиковал ведовской культ, а одна из
прапрабабок, Гризель Гэйрднер, в 1610 году была сожжена в Ньюберге как ведьма.
Следует отметить, что еще в бытность свою на Востоке Гарднер вступил в со-
масонскую организацию и был произведен в степень Царственного Свода.
В 1936 году он окончательно покинул Малайю и возвратился в Великобританию, по
пути посетив Палестину, Турцию, Грецию, Венгрию и Германию. В 1938 году, будучи на
Кипре, он написал свой первый роман «Богиня грядет», героиней которого была древняя
царица-чародейка.
Вместе со своей супругой, Доротеей (Донной) Гарднер, в девичестве Росдейл, он
поселился в Хемпшире, неподалеку от городка Нью-Форест. Именно в нью-форестской
общине ведьм он и получил в 1939 году посвящение в древний ведовской культ.
Однако началось все с весьма любопытной организации — местного
розенкрейцерского театра, которым заправляло оккультное Братство Розенкрейцеров
«Корона». Его глава, некий Аврелий, считал себя, ни много ни мало, реинкарнацией
Пифагора, Агриппы и Фрэнсиса Бэкона в одном лице (на вопрос, не был ли он также и
Вечным Жидом, Гарднер ответа так и не получил), а лампа, свисавшая с потолка в одном
из театральных помещений, скромно считалась замаскированным от глаз непосвященных
Святым Граалем.
Несмотря на всю одиозность господина Аврелия, Гарднер крепко подружился с
некоторыми членами общества (среди которых были и со-масоны, в том числе Мэйбл
Безант-Скотт, дочь Анни Безант, одно время возглавлявшая Британскую Федерацию со-
масонства). Однажды осенней ночью 1939 года они привели его в дом местной богатой
леди, известной среди виккан как Старая Дороти Клаттербак, где он был раздет донага и
посвящен в Старую Веру.
Следует понимать, что не Гарднер выдумал ведьм и ведовство. И то, и другое
издревле было частью британской в частности и европейской в целом фольклорной
культуры, благополучно перекочевав оттуда в высокую литературу и живопись.
Пришедшей в Англию с континента традиции посвятительной церемониальной магии, в
которой слились розенкрейцерские, масонские, теософские, каббалистические и квази-
исторические мистериальные элементы, очевидным образом недоставало спонтанности,
экстатичности и связи с природой. Телема Алистера Кроули во всех отношениях отвечала
этим требованиям, но, увы, обладала и рядом существенных «недостатков», а именно,
предъявляла достаточно высокие требования к уровню знаний и магических навыков
своих иници- антов и была окрашена жуткой в глазах обывателя репутацией своего
основателя, развенчанной в мировой историографии лишь ближе к началу XXI века.
Кроме того, как и многие магические учения рубежа XIX и XX веков, она в
информационном плане была достоянием узкого круга довольно хорошо образованных
людей. Ведовство в этом отношении стало значительным шагом оккультизма «в народ» и
к корням, доступным для куда более широкого круга последователей, свободным от
интеллектуализма, приятно руральным по эстетике и возвращавшим верующих к
первичным ценностям рода, земли, плодородия и природных циклов, сохранив при этом
привкус элитарности и избранности в своем историческом противостоянии христианству и
более современном — рациональному истеблишменту.
Еще с конца XIX века образ ведьмы в европейской культуре начал приобретать
язычески-религиозную окраску, а ведовство стало постепенно превращаться в культ. В
1890 году вышла до сих пор не утратившая своей ценности великолепная работа Дж. Дж.
Фрэзера «Золотая ветвь». В 1899 Г°ДУ американец Чарльз Годфри Лиланд, много лет
посвятивший сбору итальянского фольклора, издал «Арадию, или Евангелие ведьм», где
рассказывалось о якобы издревле существующем в окрестностях Флоренции ведьмовском
культе богини Арадии, дочери Дианы, и приводился перевод оригинальной древней
рукописи, полученной Лиландом непосредственно от одной из потомственных ведьм. Эта
книга в дальнейшем стала одной из программных для неоязыческого итальянского
ведовства, или Стрегерии, также претендующего на многотысячелетнюю историю. Дань
матриархальной религии и ее отражению в различных областях знания в разное время
отдали такие известнейшие авторы, как Карл Густав Юнг, Эрих Нойман, Мария Гимбутас,
Роберт Грейвс. Британский египтолог и культуролог Маргарет Мюррей (чье небольшое
введение к работе Гарднера вы найдете в настоящем издании) отстаивала понимание
ведовства как организованной религии, сохранившейся с палеолитических времен (с точки
зрения истории, увы, не выдерживающее критики), и именно ее работы, скорее всего,
вдохновили довольно многочисленные группы «новых язычников», начавшие появляться
в Англии примерно с конца 1920-х годов и утверждавшие, что именно о них-то, веками в
безмолвии хранивших Старую Веру, и писала доктор Мюррей. То тут, то там всплывали
слухи (а иногда и более-менее достоверная информация) о потомственных колдунах, чей
род в Ремесле насчитывал с десяток веков, вроде полулегендарного Старого Джорджа
Пикингилла из Эссекса, якобы оказавшего самое непосредственное влияние на
Английское общество розенкрейцеров и на сам Орден Золотой Зари, а также основавшего
девять управляемых женщинами ведьмовских общин, в одной из которых посвятили
Гарднера, а в другой, по слухам, проходил обучение не кто иной, как Алистер Кроули.
Помимо Гарднера, на статус члена сохранившегося с древнейших времен ведовского
культа претендовали и другие лица; среди них можно назвать Сибил Лик (основавшую в
1964 году Ассоциацию Исследования Ведовства), Чарльза Карделла, Реймонда Говарда и
Роберта Кокрейна. Всех их посвятили в Старую Веру члены их семей, веками
исповедовавших «традиционное наследственное ведовство». Сам термин «викка»
(встречающийся у Гарднера в написании «вика») впервые употребил именно Карделл в
конце пятидесятых годов.
Как бы там ни было, Гарднер, по его утверждениям, стал членом культа,
сохранившегося с дохристианских времен и жестоко преследовавшегося в Средние Века
инквизицией.
В1946 году в Лондоне он познакомился с Сесилом Уильямсом, другим британским
любителем ведовства, а еще через год — с Алистером Кроули, который незадолго до
смерти посвятил Гарднера в О.Т.О. и выдал ему хартию на проведение посвятительных
ритуалов младших степеней (либо, по другим данным, только степени Минервала).
Относительно степени его посвящения существует немало разногласий. Пол Юм
утверждает, что Гарднер приводил свое орденское имя и степень в одной из своих работ 1
как «Scire, 4 = 7» (лат. «Знать»), то есть был посвященным четвертой степени. Такая
форма нумерации степеней используется в другом ордене, основанном Алистером Кроули,
— в А.'.Ал; в О.Т.О. же степени нумеруются римскими цифрами (возможно, сам Гарднер,
как считает Кеннет Грант, по недомыслию путал О.Т.О. и А л А .*.). Однако Билл Хайдрик
разрешает эту проблему так:
«Гарднер обладал всеми правами и полномочиями не только четвертой, но и седьмой
степени О. Т. О. Кроули также пожаловал ему право проводить посвящения и право
формировать местные отделения О.Т.О. В 1948 году, уже после смерти Кроули, Гарднер
написал Фриде Харрис и утверждал в письме, что является Великим Мастером О.Т.О. в
Европе. Это не находит подтверждения ни в каких виденных мною лично материалах, но
хартия и степень — дело вполне документируемое».
И далее:
1 Имеется в виду роман «Руководство по Высокой Магии».
«Кроули произвел Гарднера в четвертую степень О.Т.О. в мае 1947 года, за семь
месяцев до своей смерти (судя по его дневникам за этот год). Гарднер быстро поднялся до
седьмой степени и получил хартию на посвящения в первые несколько степеней и
управление Лагерем О.Т.О. На момент «Большего празднества»2 Кроули Гарднер
ошибочно полагал, что хартия эта дает ему высшую власть в европейском О.Т.О.
(письмо от Гарднера к Фриде Харрис хранится в Центре Гуманитарных исследований
Остийского университета, Техас)».
Впрочем, другие исследователи совершенно уверены в том, что Гарднер не мог
являться посвященным более высокой степени, нежели четвертая.
Как сообщается в книге Дорин Валиенте «Возрождение ведовства», хартия,
выставлявшаяся впоследствии в экспозиции Музея магии и ведовства (а сейчас, судя по
всему, находящаяся во владении О.Т.О.), была целиком написана рукой Гарднера, а в
конце стояла подлинная подпись Кроули. Джеральд Йорк считает, что последний получил
от Гарднера триста фунтов стерлингов за эту подпись, хотя данное утверждение не
вызывает особого доверия. Судя по всему, Гарднер так никогда и не использовал хартию и
не отправлял никаких телемических ритуалов.
Это подводит нас к интереснейшему вопросу происхождения ритуальных текстов
викканской религии, компендиумом которых является знаменитая Гарднерианская Книга
Теней3. Согласно Гарднеру, ,в каждой общине-ковене должна была иметься такая книга,
написанная от руки и часто — шифром или кодом, используемая в качестве служебника и
отражающая
частные практики, философию и верования данной конкретной общины. Книга,
текст которой приводится в настоящем издании, была достоянием ковена, в котором
практиковал сам Гарднер.
Не возникает сомнений, что именно он являлся автором- составителем Книги Теней.
От доставшихся в наследство Гарднеру аутентичных ведовских ритуалов за давностью лет

2 Аллюзия на текст Гностической мессы: «... празднество жизни и большее празднество смерти».
3 В оригинале, дабы подчеркнуть древность, названная на староанглийский манер «Ye Booke (или, в других
версиях, В ok) of Ye Art Magical», эта переплетенная в кожу тетрадь была найдена после смерти Гарднера среди его
бумаг в Музее магии и ведовства. Значительная часть ее материалов была опубликована его соперником, Чарльзом
Карделлом, а затем последователи Александрийской Викки Джанет и Стюарт Фаррары с согласия Валиенте вклю-
чили ее почти целиком в свою книгу «Путь ведьмы» (1984). Само название «Книга Теней» было, по версии Дорин
Валиенте, позаимствовано Гарднером из статьи об индийском искусстве дивинации по длине человеческой тени, по-
мещенной в журнале «Окалт Обзервер» напротив рекламы романа Гарднера «Руководство по Высокой Магии».
осталось не так уж много, так что ему пришлось во многом дополнить их самостоятельно.
И, судя по первой редакции обрядовых текстов (многие из них существуют как минимум в
двух), одним из основных источников для них послужили имевшиеся в распоряжении
Гарднера работы Кроули, а именно — «Книга Закона», «Книга 65» и текст Гностической
мессы (то есть исключительно опубликованные работы Кроули) с их вдохновенными
речами Великой Богини, что подтверждается элементарным сравнительным анализом (см.
комментарии в настоящем издании). И не к телемическому ли: «Любовь есть закон,
любовь в согласии с волей» — восходит викканский пароль Неофита — «Совершенная
Любовь и совершенная Вера»?
Хотя, с другой стороны, утверждение Фрэнсиса Кинга, что будто бы Кроули за
денежную мзду написал для Гарднера посвятительные ритуалы, вряд ли стоит
воспринимать серьезно.
Что касается композиции и драматической стороны вик- канских ритуалов, то они,
вне всякого сомнения, испытали влияние уже устоявшейся в Англии традиции
церемониальной магии, к которой можно отнести масонство, с одной стороны (масонские
реминисценции совершенно очевидны в приуготовлении кандидата к посвящению в
Первую степень) , и Орден Золотой Зари — с другой. Однако более непосредственным
источником вдохновения для Гарднера, мне думается, и здесь послужили Гностическая
месса Кроули и роль, исполняемая в ней Жрицей.
Большой интерес представляет техническая сторона виккан- ской ритуальной
работы, содержащая непосредственные отсылки к Енохианской магии (обращения к
Владыкам Сторожевых Башен, соотносимых со сторонами света) и магическим орудиям
Золотой Зари и Телемы (хотя и в их составе, и в расположении на алтаре Гарднер произвел
изменения, с точки зрения церемониальной магии малообоснованные). Также нельзя не
отметить ритуальную позу Осириса Восставшего (именуемую в Викке позой Бога, а
некоторыми викканскими исследователями ошибочно — позой Осириса Убиенного),
которую принимает в ходе работы Верховный Жрец, а иногда и Жрица. Мотив
причащения вином и печеньем (двумя пассивными со стихийной точки зрения
субстанциями) как плотью и кровью бога, также, несомненно, пришел в Викку из
Гностической церкви Телемы, а именно — из ее мессы, как и ключевая фраза: «Нет части
тела моего, что не была бы частью Богов». (См. «Магия в теории и на практике», глава 20).
К принципиальным нововведениям Гарднера стоит, безусловно, отнести
использование магического круга (имеющего в Телеме и в Золотой Заре иное
концептуальное и практическое назначение), уже упоминавшиеся изменения в составе и
назначении ритуальных орудий, вызывающее немало споров применение многократных
бичеваний для очищения и индуцирования транса, а также использование для той же цели
спонтанных плясок и криков (невольно приводящее на память русские хлыстовские
«бдения»).
Роль женщины в Викке невозможно переоценить. После Ордена Золотой Зари,
эмансипировавшего женщину в качестве субъекта магической и ритуальной работы, но
все же несшего на своем учении явственный поствикторианский отпечаток; после Телемы,
делающей принципиальный акцент на божественной андрогинии и мистическом равенстве
полов, Викка совершила очевидный идеологический крен в сторону матрифокальности.
Номинально являясь религией равно Бога и Богини (и в этом тоже трудно не усмотреть
влияние условного телемического дуотеизма Нут и Хадита), гарднерианская, или
традиционная британская, как ее называют в США, Викка не только не соблюдает
ритуальный гендерный паритет, наделяя Жрицу статусом главы ковена и правом
исполнять функции Жреца, при этом воспрещая последнему исполнять функции Жрицы,
но и строго предписывает любую церемониальную и посвятительную работу
исключительно разнополым парам — ввиду того, что между практикующими может
возникнуть чувственное влечение, — и угрожая нарушающим сию заповедь проклятием
Богини. Если принять во внимание период написания и издания «Ведовства сегодня» —
начало
пятидесятых годов — подобная консервативность взглядов на моральную сторону
отношений в сочетании с радикальным нудизмом и подчеркнутым эротизмом культа не
вызовет особого удивления.
Что же касается включения Гарднером полового акта между Жрецом и Жрицей
(Великого Ритуала) в некоторые обряды, то, возможно, он являлся не столько актом
сексуальной магии в том смысле, в каком ее понимают в той же Телеме, или в тантре,
сколько попыткой воссоздать руральный культ плодородия, которому в Викке придается
такое большое значение.
Именно возвеличивание женщины в Викке и возможность самопосвящения и
привели к феноменальному росту ее популярности в грядущие десятилетия и появлению
огромного числа производных. Однако в конце тридцатых — сороковые годы до этого
было еще далеко.
В 1946 году Гарднер с супругой переехал в Брикет-Вуд и организовал там новый
ковен. Решив, подобно Израэлю Регарди, что материалы древнего культа необходимо
обнародовать, дабы тот не погиб окончательно (а также, скорее всего, не в последнюю
очередь желая славы и публичности), он в 1949 году под своим телемическим именем
Scire опубликовал роман «Руководство по Высокой Магии», где нашли отражение кое-
какие ведовские практики. В начале пятидесятых он переехал на остров Мэн, где стал
директором и «проживающей ведьмой» в Музее магии и ведовства, основанном Сесилом
Уильямсом. Впрочем, вскоре Гарднер и Уильямс рассорились. Гарднер обвинил Уильямса
в погоне за сенсациями в отношении организации музейной экспозиции, а тот его — в
скаредности, эгоизме и большей заинтересованности в реализации своих нудистских и
вуайеристских наклонностей, чем в поиске сведений об аутентичном ведовстве. В итоге
Гарднер выкупил у Уильямса музей и некоторое время заправлял им единолично.
Летом 1953 года Гарднер посвятил и принял в свой ковен Дорин Валиенте, которой
предстояло сыграть в истории Викки столь значительную роль. Именно она, став
Верховной Жрицей ковена в Брикет-Вуде, помогла Гарднеру переписать Книгу Теней и
постаралась изъять из нее все цитаты из работ Кроули, так как боялась, что они бросят на
молодую (хотя и древнюю) религию, только начинающую заявлять о себе, тень
его отвратительной репутации. При этом заимствования и реминисценции из
«Арадии» Валиенте оставила, так как полагала их соответствующими духу истинного
ведовства.
Именно Дорин Валиенте Викка обязана ныне ставшей стандартной формулой так
называемого Викканского Наставления, впервые процитированной ею в речи от 1964 года
(и потому никак не отраженной в текстах Гарднера): «Се восемь слов Викканского
Наставления, исполни их: если не делаешь никому вреда, твори свою волю». Завершение
этой фразы, обычно переводимое как «... делай, что пожелаешь», является, несмотря на
всю нелюбовь Валиенте к Кроули, дословным повторением первой части знаменитой
телемической максимы: «Твори свою волю, таков да будет весь закон»1.
В 1954 году Гарднер издал первую свою нехудожественную книгу по ведовству,
которую вы и держите сейчас в руках.
В 1959-м за ней последовала вторая — «Смысл Ведовства».
Публикация книг и в целом общественная активность Гарднера, широко
рекламировавшего свою религию и ведь- мовство в целом, сослужили ему дурную службу.
В прессе появились разгромные статьи, в том числе и обвинявшие новых ведьм в
дьяволопоклонничестве, а в ковенах начались раздоры. Немалым нападкам подверглась
практика гарднерианцев работать «облеченными в небо», в чем даже другие ковены
усматривали реализацию личных эротических склонностей основателя этого направления.
В начале шестидесятых годов Гарднер представил своему ковену новые Законы
Ведовства, в которых
1 Гарднер, без сомнения, пользовался этой викканской моральной максимой, и
рассуждения относительно нее можно найти в том числе и в «Ведовстве сегодня». Однако
именно в таком виде ее впервые употребила публично, судя по всему, только Валиенте.
Происхождение максимы чрезвычайно интересно. Будучи одним из наиболее очевидных
заимствований из кроулианской системы и восходя, как известно, к Франсуа Рабле, она
имеет и другие источники. Очень по-виккански звучит девиз главного героя в
«Приключениях короля Павзола» (1901) Пьера Луи: «Твори, что пожелаешь, пока не
причиняешь никому вреда». И, разумеется, нельзя не упомянуть святого Августина,
епископа Гиппо (IV в.) с его «Dilige, et quod vis fac» (Люби и делай, что пожелаешь»),
цитируемом иногда как «Ата Deum et fac quod vis» («Люби Господа и делай, что хочешь»).
Не все виккане согласны с гипотезой кроулианского заимствования, приводя в
качестве контраргумента разницу в словоупотреблении: «...do what ye will» у Валиенте и
«Do what thou wilt...» у Кроули, а иногда и утверждая, что поскольку викканская вера
восходит к Каменному веку, это Кроули позаимствовал ее мудрость для своей «Книги
Закона», а не наоборот.
Так называемое Длинное Наставление — стихотворение из двадцати шести строк,
было опубликовано лишь в 1974 году.
ограничивал власть Верховной Жрицы и намекал, что она должна своевременно
уступать место более молодой преемнице. Результатом стал раскол и отложение
значительной части ковена и в том числе Валиенте.
12 февраля 1964 года по дороге из Ливана домой Гарднер скончался от внезапного
сердечного приступа на борту корабля и был похоронен в Тунисе. Незадолго до смерти в
Букингемском дворце был устроен прием в знак признательности за его заслуги перед
короной в годы работы в Азии.
На американские берега Викку перенесли англичане- эмигранты Рэймонд и Розмари
Бакленд, получившие в 1963 году посвящение у Верховной Жрицы Гарднера —Моник
Уилсон и основавшие в штате Нью-Йорк первый ковен, работа которого базировалась на
Гарднерианской Книге Теней. На протяжении шестидесятых-семидесятых годов в США
проникли и другие, негарднерианские формы Ведовства (линии Кокрейна, Сибил Лик и
другие), положившие начало так называемой Традиции 1734, Викканской Церкви и т.д.
Среди влиятельных постгарднерианских направлений Викки следует назвать
Александрийскую Викку, основанную Алексом Сандерсом; дианическую
феминистическую Викку Сусанны Будапешт (одной из ярчайших представительниц и
реформатором которой является Звездный Ястреб (Starhawk)); Сикс- Викку,
основоположником которой стал Рэймонд Бакленд, отошедший от гарднерианства и
придавший ей англосаксонский колорит, заменив Рогатого Бога и Великую Богиню на
Бодана и Фрейю; Альгард-Викку, ставшую попыткой Мэри Несник, Верховной Жрицы
одновременно Гарднерианской и Александрийской традиций, примирить их между собой.
Многие представители этих направлений из принципиальных соображений открыто
публиковали свои ритуалы, предоставляя тем самым любому желающему возможность
использовать и модифицировать их по своему усмотрению. Некоторые линии намеренно
отказались от традиционной посвятительной системы, унаследованной гарднерианской
Виккой от Телемы и Великого Дедушки западного оккультизма — Ордена Золотой Зари,
сделав ставку на самопосвящение, одиночную, внековенскую работу и личную
ответственность практикующего. Подобная демократизация сыграла двоякую роль,
с одной стороны, приведя к общему снижению качественного уровня этой
магической традиции и обильному проникновению в нее элементов массовой поп-
культуры, а с другой — открыв широчайшие, невиданные прежде возможности для
личного магического творчества.
Осталось сказать немногое. В этом издании представлен не только уникальный
исторический источник, невероятно «обильный потомством» и легший в основу
множества оккультных и ритуальных текстов XX столетия, но и любопытное философско-
историческое исследование, открывающее читателю глаза не столько на действительную
историю бытования ведовства в Европе — ибо большая часть гипотез Гарднера
свидетельствует скорее об энтузиазме и живости воображения, нежели о глубине владения
историческим материалом, — сколько на историю религиозной и магической мысли XX
века, на ее подводные течения, приливы и отливы. Академическое признание всегда
волновало Гарднера. Гарднер не только был действительным членом Фольклорного
общества (в совет которого вошел в 1946 году), но и одно время утверждал, что имеет
докторские степени Сингапурского и Тулузского университетов. И хотя в этом он
следовал распространенному среди оккультистов обыкновению притязать на титулы,
звания и посвящения, не соответствующие реальности, трудно не признать, что
антропологические наблюдения Гарднера весьма интересны, а культурологические
выводы не могут не вызывать симпатии корректностью формулировок, будучи неизменно
основаны на неких фактологических либо археологических данных и поданы (в отличие
от работ многих других «гуманитарных специалистов широкого профиля»)
исключительно как личные гипотезы и догадки.
—Алексей Осипов
Издание подготовлено российским отделением Ordo Templi Orientis (www.oto.ru)
Ведьмы Англии сказали мне: «Напиши и поведай всем, что мы — не какие-нибудь
извращенки. Мы — приличные люди, и хотим только, чтобы нас оставили в покое. Есть,
однако, тайны, которые тебе выдавать не следует». И вот после некоторых споров
относительно того, чего же именно мне не следует выдавать, я пользуюсь дозволением
рассказать многое такое, что никогда доселе не становилось достоянием публики, об их
верованиях, ритуалах и причинах их деяний и поступков; а также подчеркнуть, что ни
теперешние верования их, ни ритуалы, ни практики не являются вредоносными.
Пишу я исключительно о том, что бытует на севере, юге, востоке и западе Англии в
наши дни и в известных мне общинах-ковенах. Вдобавок мне было разъяснено
происхождение по крайней мере некоторых историй, что рассказывают о ведовстве. Могу
лишь повторить слова Луция Апулея («Метаморфозы», xl, 23), который, написав
пространный рассказ о собственном посвящении в мистерии, проходившем на языке
таинственном и темном, добавил: «Я поведал вам о вещах, значение которых — хотя бы
вы и слышали о них — останется для вас неясным».
Музей магии и ведовства в Каслтауне — единственный в мире, посвященный магии
и ведовству. В моем распоряжении имеются материалы для доказательства сказанного.
Я хотел бы поблагодарить мистера Росса Николса, редактора «Христианской
истории и магической практики», за снабжение меня дополнительной информацией и за
многочисленные полезнейшие комментарии и предложения.
Д.Б. Гарднер
директор Музея магии и ведовства, Ведьмина Мельница, Каслтаун, остров Мэн 4.
ВВЕДЕНИЕ
доктора Маргарет Мюррей
в прошлом доцента кафедры египтологии Университетского колледжа (Лондон)
В этой книге доктор Гарднер утверждает, что обнаружил в самых разных частях
Англии группы лиц, по сию пору отправляющих те же самые ритуалы, что и так
называемые «ведьмы» Средних Веков, и что ритуалы эти доподлинно сохранились до
наших дней, а не были просто возрождены по книгам. Своим приятным для чтения,
легким слогом он дает очерк сходных практик Древней Греции и Рима, а богатый личный
опыт работы с культурами Дальнего Востока позволяет ему наглядно
продемонстрировать, что многие народы, будь то на Дальнем Востоке или на Британских
островах, до сих пор практикуют поклонение Всемогущему Подателю Жизни в
соответствии с древними ритуалами. И хотя ритуал Европы сейчас вполне созвучен
современной цивилизации, чувство, стоящее как за первобытными обрядами, так и за
цивилизованными, остается неизменным: это благодарность Создателю и надежда на
постоянство Его милости.
Личное поклонение может принимать любые формы, но группа лиц,

4В 1947 году неоязычник Сесил Уильямсон впервые попытался открыть музей магии и ведовства на основе
имеющейся у него коллекции оккультных артефактов в Стратфорд-он-Эйвоне, но столкнулся с противодействием
местного населения. В 1951 году ему удалось основать этот музей в Каслтауне на острове Мэн (под названием
«Фольклорный центр суеверий и ведовства»), присовокупив к нему по совету супруги ресторан «Ведьмина кухня».
Некоторое время обязанности директора музея и «проживающей ведьмы» исполнял Джеральд Гарднер. После ссоры
с Уильмсоном Гарднер купил у него Ведьмину Мельницу в 1954 году и организовал там собственный музей с
принадлежащей ему коллекцией артефактов. После его смерти в 1964 году музеем некоторое время заправляла его
Верховная Жрица Моника Уилсон, а затем музей закрылся, а экспозиция была распродана. Музей Уильямсона
переехал в Виндзор, затем в Буртон- он-зе-Уотер, и наконец в Боскасл, что в Корнуолле. В 1996 году, за три года до
кончины Уильямсона, он был продан новому владельцу. — Здесь и далее примечания переводчика, если не указано
иное.
поклоняющихся совместно, неизбежно разрабатывает некие разновидности ритуала, в
особенности если практика принимает вид танца. Для ритуального танца, представленного
как акт поклонения или зримое выражение молитвы, характерна ритмическая
составляющая. Танец-молитва бывает чаще всего направлен на обретение изобилия пищи,
и потому воспроизводит в стилизованной форме движения животных или рост растений,
количество которых практикующий желает увеличить. Танец-поклонение даже еще более
ритмичен, чем молитва.
Все движения пляски ритмичны, а в качестве аккомпанемента выступает пение, или
же он исполняется на ударных инструментах, позволяющих четко и ясно отмечать ритм.
Ритмические движения, ритмические звуки и эмпатия членов ковена, занятых одним и тем
же процессом, вызывают состояние оживления и подъема чувств, иногда доходящее до
опьянения. Эта
стадия обычно рассматривается участниками ритуала как особая божественная
милость, знаменующая собой действительное нисхождение божества в тело
поклоняющегося. Вакханки Древней Греции достигали опьянения посредством пития вина
и через то обретали единение со своим богом.
В этой книге доктор Гарднер продемонстрировал, что так называемое «ведовство»
является наследником древних ритуалов, не имея ничего общего с наведением чар и
прочими вредоносными практиками, но будучи, напротив, искренним выражением того
же отношения к Богу, что являет — быть может, более благочинно, но отнюдь не более
искренне — современное нам христианство в своих церковных службах. И все же пляски-
процессии пьяных вакханок, неистовые прыжки вокруг Гроба Господня, описанные
Мондреллом в конце XVII века5, скачущие танцы средневековых «ведьм», торжественный
зикр6 египетских крестьян, кружения танцующих дервишей — все это уходит корнями в
горячее желание верующего оказаться «ближе, о, мой Господь, к тебе» и своими
действиями показать ту величайшую благодарность, которую не всегда возможно
претворить в слова.
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Живое ведовство
0 ведовстве уже написано множество книг. Самые ранние представляли собой по
сути пропаганду, распространяемую разными церквами для устрашения людей и
предотвращения любых контактов с тем, что церкви считали своим ненавистным
соперником, — ибо ведовство есть религия. Позднее появились книги, доказывающие, что
Ремесло это никогда не существовало. Многие из них черпали вдохновение у ведьм или
даже ими и были написаны. И наконец в последнее время свет увидело немало работ,
рассматривающих ведовство с научной точки зрения, и написанных такими авторами, как
доктор Маргарет Мюррей, Р. Тревор Дэвис, Кристин Хойл, Арне Рунеберг, Пеннеторн
Хьюз и Монтегю Саммерс.
Мистер Хьюз в своей весьма научной книге о ведовстве доказал, мне думается, с
величайшей ясностью то, что многие знали и так: Маленький народ вересковых пустошей,
некогда именуемый фейри или эльфами, впоследствии стал зваться ведьмами; однако, по
моему мнению, у всех этих книг есть один существенный недостаток. Хотя авторы их,
судя по всему, знают, что ведьмы существуют, никто из них не удосужился спросить ведь-
му7 о ее взглядах на ведовство. А ведь ее мнение должно обладать некоторым весом в этом
вопросе, даже невзирая на то, что оно может не соответствовать прочим — предвзятым —
мнениям.
Разумеется, у молчаливости этой есть свои причины.
5 Генри Мондрелл (1665—1771) — ученый из Оксфордского университета, впоследствии священник
англиканской церкви и капеллан Левантийской компании в Сирии. Его «Путешествие из Алеппо в Иерусалим на
Пасху лета Господня 1697» (Оксфорд, 1703) стало классикой литературы о путешествиях.
6 Зикр (букв, «поминание») — исламская молитвенная практика, состоящая в многократном повторении
молитвенной формулы, содержащей имя Аллаха. Развился как медитативная суфийская практика. Может включать
ритмические движения, позы и контроль за дыханием.
7 Хотя в английском языке «ведьма» — всегда «она», ведьмами бывают и мужчины, и женщины. Я буду
придерживаться такого словоупотребления в надежде, что читатель будет помнить: оно может относиться к лицам
обоего пола. — Примеч. автора.
Не так давно мне случилось беседовать с весьма знающим профессором с
континента, писавшим о процессах над ведьмами двухсотлетней давности, и он сказал
мне, что получил массу информации от самих ведьм. Впрочем, он, несмотря на
полученное приглашение, побоялся посетить их собрания. Религиозные настроения в его
стране крайне сильны, и если бы стало известно, что он якшается с ведьмами, его
профессорский пост оказался бы под ударом.
Кроме того ведьмы скромны и менее всего хотят известности и рекламы. Я спросил
первую же, с которой познакомился: «Почему вы храните все это поразительное знание в
тайне?
В наши дни за это уже никого не наказывают». На что ведьма ответила мне: «Да ну?
Если бы в деревне, где я живу, прознали об этом, то случись курице околеть, или
захворать ребенку — винить придут меня. А разбитые окна профсоюз нам не
оплачивает!»8
Я — антрополог, и работа антрополога состоит в том, чтобы выяснять, что люди
делают, и во что они верят — а не то им говорят делать и во что верить другие. Также в
его задачи входит прочитывать как можно больше книг по теме своего исследования, но
ни в коем случае не принимать их безо всякой критики, в особенности если они
противоречат обнаруженным им свидетельствам.
Антропологи, конечно, могут делать собственные выводы и выдвигать какие им
заблагорассудится теории, но обязаны заявлять при этом четко и внятно, что все это —
лишь их частные выводы и теории, а вовсе не доказанные факты; именно этого метода я и
намерен придерживаться. Работая с коренными народами, ученый изучает их фольклор,
записывает предания и религиозные ритуалы, на которые основывают они свои верования
и поступки. Так почему бы не подойти с этой же стороны и к английским ведьмам?
Прежде всего я должен объяснить, почему и зачем решил говорить о вещах, мало
кому известных. Всю свою жизнь я интересовался магией и смежными дисциплинами и
даже собрал коллекцию магических инструментов и талисманов. Мои штудии привели
меня к спиритуалистам и в иные общества; я познакомился с людьми, утверждавшими,
что знали меня в прошлой жизни. Здесь я должен сразу заявить, что хотя и верю в
перевоплощение — как большинство тех, кому довелось жить на Востоке — но никаких
прошлых жизней не помню (и это жаль), хотя кое-какой любопытный опыт на этот счет у
меня есть.
Как бы там ни было, вскоре я присоединился к Кругу и дал обычную для подобного
случая клятву молчания, обязавшую
меня не раскрывать тайн культа. Но поскольку культ этот умирал, мне стало жалко,
что знаниям его суждено погибнуть вместе с ним, и в конце концов мне было даровано
дозволение описать под видом художественного произведения кое-какие верования ведьм
в романе «Руководство по Высокой Магии» («High Magic’s Aid»)9. Настоящая книга
служит той же самой цели, но подходит к предмету с точки зрения фактов.
Меня часто спрашивают, как я могу верить в магию. Если я стану объяснять, что
такое, по моему мнению, магия, мой ответ окажется очень пространным. На самом деле я
смотрю на это просто как на использование некоторых не вполне тривиальных
способностей. То, что способности такие существуют — общепризнанный факт.
Вундеркинды, делающие сложнейшие вычисления в уме, — явление достаточно
известное; многие люди обладают способностью под гипнозом рассчитывать время с
величайшей точностью. В гипнотическом сне им отдают распоряжение, скажем, сделать
что-нибудь по истечении миллиона секунд; в нормальном своем состоянии они не имеют
никакого понятия о подобных порядках, однако, внутренний разум без труда производит
расчет и ровно через миллион секунд человек исполняет приказ, сам не зная почему.
Попробуйте отсчитать миллион секунд в обычном бодрствующем состоянии разума, не
глядя на часы, и вы поймете, о чем я веду речь.

8 Я помню, как еще мальчишкой читал в газете о женщине, которую медленно поджарили до смерти в Ирландии за
то, что она была ведьмой.
Рассказ об этом см.: “The Witch-burning at Clonmel”, Folk-lore, Vol. 6,1895. —
Примеч. автора.
9 Опубликовано: Michael Houghton, 49 Museum Street, London, WC.i. — Примеч. автора.
Используемые в этом случае силы кардинально отличаются ото всех известных нам
ментальных способностей. И упражнять их в обычных условиях не представляется
возможным.
Но раз бывают люди, обладающие такими необычными способностями, почему бы
не быть и другим — с другими способностями, умеющим применять их необычными
способами?
Мне постоянно задают разнообразные вопросы касательно ведовского культа, на
которые я могу ответить лишь следующее: практически у всех первобытных народов есть
церемонии посвящения, и некоторые из этих посвящений суть инициации жреческие,
магические, обряды приобщения к тайным организациям или к тем или иным мистериям.
Обычно они считаются необходимыми для благополучия как всего племени в целом, так и
отдельных его членов. Чаще всего они включают
очищение и проверку на силу и храбрость — достаточно суровую и мучительную:
запугивание, наставления в племенном устном знании, в сексуальном знании, в
изготовлении амулетов и в целом в религиозных и магических материях, а также ритуал
смерти и воскресения.
Я отнюдь не заставляю все первобытные народы заниматься всем этим; я лишь
констатирую, что ведьмы, являющиеся во многих отношениях преемницами первобытных
народов, многим из этого как раз и занимаются. Поэтому когда меня спрашивают,
например: «Почему вы утверждаете, что ведьмы работают обнаженными?» — мне
остается только ответить: «Потому что они так делают». Почему они так делают — уже
другой вопрос, и простой ответ на него: потому что ритуал диктует им поступать именно
таким образом. Кроме того, практики их — остатки религии каменного века, и потому они
придерживаются старых методов. Есть, конечно, и церковное объяснение: «Потому что
ведьмы по сути своей порочны».
На что ведьма ответит своим, наилучшим из всех: «Потому что только таким
образом можем мы обрести силу».
В соответствии со своим учением, ведьмы верят, что сила обитает в их телах и что ее
можно высвободить разными способами, простейшие из которых — танец по кругу в
хороводе, пение и крики, благодаря которым достигается состояние исступления; сила эта
исходит из их тел, и одежда мешает ее высвобождению. В таких вещах трудно, конечно,
сказать, что тут реальность, а что — воображение.
Что же до лозоходства, то практикующие его верят, что, будучи изолированными от
земли резиновыми подошвами обуви, они не смогут найти воду. Эта вера подавляет их
способности даже тогда, когда в подошвах и стельках их обуви вовсе нет никакой резины,
в то время как обутые в обувь с резиновыми подошвами — но не знающие об этом — они
прекрасно находят воду, как показывают многочисленные эксперименты.
Нетрудно представить себе, как ведьма, твердо верящая в то, что важно быть
обнаженной, оказывается неспособна без этого достичь полного экстаза. При этом другая
ведьма, веру эту не разделяющая, даже будучи частично одетой, исторгает достаточно
силы через лицо, плечи, руки и ноги и получает заданные результаты. Кто, впрочем,
возьмется утверждать,
что она не смогла бы обрести вдвое большей силы со вдвое меньшими затратами,
будь она, как того требует традиция, нага?
Все, в чем мы можем быть уверены, это что в древние времена считалось: ведьмы
поступают именно так и в таком виде даже иногда путешествуют к месту своих собраний.
Позднее Церковь, или, говоря конкретнее, пуритане, попыталась замолчать это и изобрела
историю о грязной старухе на метле заме- сто звучавших на многих судах над ведьмами
рассказов о неистовых танцах молодых и прекрасных ведьм в лунном сиянии.
Лично я склонен считать, что даже при всех скидках на воображение в верованиях
ведьм что-то есть. Есть что-то и в природе окружающих все живые тела
электромагнитных полей, которые некоторые люди видят, называя их аурой. Я и сам
иногда ее вижу, но только вокруг нагой плоти, так что одежда и вправду ограничивает ее
работу. Впрочем, все это — мои личные частные представления, не более.
Я думаю, ведьма известными ей средствами стимулирует это поле или, возможно,
увеличивает его пространственно. Говорят, что благодаря постоянной практике и
тренировке воли ведьмы умеют сливать воедино эту нервную энергию, или что бы это ни
было, и что их объединенные воли могут проецировать ее как луч силы, или же они могут
использовать ее иными образами для обретения ясновидения или даже высвобождения
астрального тела.
Практики эти включают увеличение и убыстрение тока крови, или же в иных
случаях, наоборот, замедление его, а также использование силы воли; поэтому разумно
было бы предположить, что да, они действительно производят некие эффекты.
Я не утверждаю категорично, что так оно и есть. Я лишь констатирую, что ведьмы
стараются произвести данные эффекты и верят, что иногда достигают в том успеха.
Единственный способ понять, правда это или ложь — лично провести эксперимент.
(Мне представляется, что трусики или бикини вполне можно оставить на себе без особого
риска утечки силы. Было бы интересно проверить и сравнить эффективность работы
одной команды в традиционном обнаженном виде и другой — в бикини.) В то же время
следует учитывать ведовское правило: «Такой да предстанешь ты всегда в ритуалах,
таково веление Богини». Такой должна ты быть, дабы стало это
твоей второй натурой; и тогда ты больше не нага, а просто ощущаешь себя
естественно и комфортно.
Культ, будь то в Англии, либо где-то еще, всегда начинается с небольшой горстки
верующих. Для начала он рекрутирует очень юную паству и неспешно обучает ее, чтобы
дать ей почувствовать вкус тайны и чуда, осознать, что за ним стоит вековая традиция.
Возможно, они видят, как происходят некие явления, и знают, что те могут случиться
снова — вместо чистого любопытства и благочестивой веры в то, что «нечто может
произойти», подавляемой неосознанным, но твердым убеждением, что «со мной этого
никогда не случится».
В итоге вот к чему это приходит. Во все времена некоторые люди рождаются с
ясновидческими способностями. Они обнаруживают, что определенные обряды и
процессы усиливают эти способности до такой степени, что те оказываются полезными
для общины. Они совершают эти обряды и получают кое-какие преимущества. Когда же
они обретают удачу и успех, другие начинают завидовать им и относиться к ним с
неприязнью, и тогда наши герои оказываются вынуждены исполнять свои обряды втайне.
Силу, используемую для добра, можно использовать также и для зла, и подчас они
естественным образом испытывают искушение обратить свои способности против своих
врагов и гонителей, и стать тем самым еще менее популярными. В результате на тех
обрушиваются беды, а ясновидцев хватают и пытают до тех пор, пока они не признаются в
том, что злонамеренно наслали их. И кто станет винить детей этих до смерти замученных
несчастных в том, что они лепили из воска куколки, изображающие мучителей?
Такова вкратце правда о ведовстве. В викторианские времена она могло бы
шокировать, но в наши дни, когда кругом полно нудистских клубов, что в этом такого
ужасного? Мне это представляется чем-то более-менее вроде семейной вечеринки, где
пытаются провести научный эксперимент в строгом соответствии с учебником.
На этой стадии исследования мне хотелось бы разобраться с той, не столь уж редко
встречающейся точкой зрения, что ведовство как-то связано с дьяволизмом. По мнению
мистера Саммерса, вопрос этот возник в связи с тем, что католическая церковь объявила
культ дьявольским. Книга же мистера
Пеннеторна Хьюза оставляет впечатление, что ведовство представляет собою культ
зла. Вот, что пишет по этому поводу мистер Хьюз (стр. 128):
«По мере упадка культа все его обычные практики должны были оказаться утрачены.
К девятнадцатому веку застенчивые домашние дьяволопоклонники уже просто служили
Черную Мессу перевернутого с ног на голову католицизма. Во времена же судов
совершенно очевидно существовала некая разновидность формальной службы, отличная
от разгульных танцев плодородия. В католическую эпоху это должно было сильно
напоминать хорошо известные пышные представления Церкви со свечами, облачениями и
пародией на таинства.
Вести церемонию мог расстриженный священник, используя для этого гостии с
оттиснутым на них именем дьявола вместо имени Иисусова, а также осквернение
распятия — чтобы оскорбить христиан и потрафить дьяволу. Дьяволу же при этом
возносились хвалы и воздавались почести. Служилась литургия зла, читалась пародийная
проповедь, а отпущение грехов производилось левой рукой и перевернутым крестным
знамением».
Посещавших подобные собрания он характеризует следующим образом (стр. 131):
«Некоторые были, скорее всего, распутными первертами и жестоко страдали от
стыда или гордились собственной виновностью; некоторые же являлись просто членами
первобытных общин, уже почти исчезнувших, но все еще следующими путем своих отцов,
знающими о неодобрении Церкви, но все же обретающими в культе некое физическое и
психологическое удовлетворение. Встречались также и восторженные фанатики.
«Шабаш, — сказал один из них., — это настоящий рай /,,.
Мистер Хьюз никак не конкретизирует, почему именно, как ему кажется, они
должны были отвергнуть свои ритуалы, предназначенные для совершенно определенных
целей и приносящие совершенно определенные результаты, и начать пародировать
таковые чуждой им веры. Мне довелось посетить многие
из таких культовых ритуалов, и я заявляю, что большая часть того, о чем он говорит,
— попросту неправда.
Помимо танцев плодородия бывают и другие ритуалы, они просты и
целенаправленны и ни в малейшей степени не напоминают обряды римской католической
церкви, либо какой- то другой из известных мне церквей. Да, бывают короткие церемонии,
во время которых вино и печенья благословляются и употребляются в пищу. (Мне
сказали, что в прежние дни использовали чаще мед и эль.) Возможно, это имитация
раннехристианского Агапе, Пиршества Любви, но ничто не говорит о том, что печенья
превращаются в плоть и кровь. Эта церемония — просто короткая трапеза, хотя и носит,
несомненно, религиозный характер.
Председательствует, как правило, жрица. Используются также свечи — одна для
чтения книги, другие ставятся по кругу. Это ни в коей мере не походит на практики каких-
либо других известных мне религиозных сект. Не думаю, что все это можно назвать
«имитацией пышных представлений Церкви».
Там нет ни распятий (прямых, равно как и перевернутых), ни проповедей
(пародийных, либо серьезных), ни отпущения грехов, ни гостий, за исключением уже
упоминавшихся вина и печенья. Используются благовония, но с совершенно
практическими целями. Дьяволу не воздаются почести и не возносятся хвалы, не служится
литургия (ни злу, ни чему бы то ни было еще), никаких священных текстов не читается
задом наперед, нет никаких жестов, исполняемых левой рукой. На самом деле, исключая
тот факт, что это религиозная служба, а все религиозные службы в чем-то похожи одна на
другую, ритуалы эти совершенно не являются имитацией чего-либо, что мне случалось
видеть раньше. Я не хочу сказать, что дьяволопоклонников никогда не существовало. Я
просто заявляю, что, насколько мне известно, ведьмы не делают ничего из того, в чем их
привычно обвиняют; и, зная то, что я знаю об их религии и практиках, возьмусь
утверждать, что никогда и не делали.
Конечно, я не могу говорить за всех них. Я встречал в печати сообщения о том, что
священникам и духовенству предъявлялись обвинения вообще во всех преступлениях,
фигурирующих в британском законодательстве, а на острове Мэн священников судили за
пение «псалмов уничтожения» против неугодных 10 им лиц (см.: The Isle of Man N.M. & A.
Soc. Proceedings, vol. v, 1946), и хотя лично для меня это оказалось преступлением
совершенно новым, оно вовсе не означает, что большинство духовенства — отъявленные
преступники.

10 Ведовство сегодня
Не думаю я и что честно называть ведьм отчаявшимися извращенками. Да, их с
полным правом можно считать последовательницами первобытной и уже исчезающей
религии; они следуют путями своих отцов, зная, что Церковь осуждает их практики, но
обретая в них физическое и психологическое удовлетворение. А разве нельзя то же самое
сказать о буддистах или синтоистах? Их ритуалы так же стары и так же хороши для них, и
их ни в малейшей степени не волнует чужое осуждение. Все, что для них важно, это
следуют ли они своему пути. За много лет, проведенных на Востоке, я научился
толерантности, и если кто-то обретает подлинное блаженство в обрядах буддизма, в
шабашах или в мессе — что ж, я за них искренне рад.
Если бы мне было позволено рассказать обо всех их ритуалах, было бы совсем
несложно доказать, что ведьмы отнюдь не занимаются поклонением дьяволу; но клятвы
мои нерушимы, а ведьмы — мои друзья. Я не хочу ранить их чувства. У них есть тайны,
почитаемые ими для себя священными. И для подобной секретности есть свои основания.
Впрочем, мне все же разрешили привести один пример ритуала. Он мало о чем вам
скажет, так как помимо самих текстов ритуалов, ведьмы мало знают об их
происхождении.
По тем или иным причинам они хранят имена своих богов и богинь в тайне. Для них
культ их существовал в неизменном виде от начала времен, хотя есть также смутные
представления о том, что древние люди пришли откуда-то с Востока, являющиеся,
возможно, результатом христианской веры в то, что Восток — священная земля, откуда
пришло все. В этой связи следует отметить, что ведьмы, когда очерчивают круг, начинают
именно с востока, и что лицо, представляющее бога или богиню, также стоит на востоке.
Возможно, это объясняется просто-напросто тем, что там восходят солнце и луна, или
ориентацией алтаря, или еще какими-нибудь неизвестными нам причинами, так как
основные призывания совершаются при этом лицом на север.
Никаких причин этому явлению мне объяснено не было, но полагаю, что в старые
времена ведьмы думали, что их
рай находится на севере, так как северное сияние они считают сиянием рая, хотя сам
рай, согласно их представлениям, находится под землей или в полом холме. Нелишним
будет вспомнить также, что в Скандинавской мифологии на севере обитают боги, а в
гаэльских преданиях с югом, замаскированным часто под «Испанию», ассоциируется зло и
преисподняя. Из чего можно сделать предположение, что диаметральная его
противоположность, север, связан с раем11.
Мне довелось быть свидетелем одной очень интересной церемонии — обряда Котла
Возрождения и Пляски Колеса, или Поля, долженствующего заставить солнце
возродиться, а лето — вернуться. В теории это должно происходить 22 декабря, но в наши
дни обряд этот проводят в ближайший к этой дате удобный для всех членов общины день.
Ритуал начинается обычным образом. Очерчивается круг, пространство в нем очищается,
празднующие также проходят очищение в обычной манере, после чего совершаются
стандартные культовые отправления. Потом совершается небольшой обряд (именуемый
иногда «Низведением Луны»), в котором Верховная Жрица рассматривается как
воплощение богини. Затем следует церемония с вином и печеньем.
Далее в середине круга водружается котел (или что-нибудь его заменяющее), в него
наливается спирт и поджигается. В огонь бросают разнообразные листья и тому подобное.
Далее Жрица встает рядом с ним в позе пентаграммы (или богини). Верховный Жрец
стоит по другую сторону котла и запевает гимн. Все прочие стоят вокруг с факелами. Они
зажигают факелы от пылающего котла и пляшут вокруг в направлении по движению
солнца (то есть по часовой стрелке). Услышанное мною песнопение выглядело
следующим образом (хотя бывает, что используются и другие):
Владычица Луны, Владычица Солнца,
Владычица Небес, Владычица Звезд,
Владычица Вод, Владычица Земли,

11 Традиционно на севере в гаэльском фольклоре располагались земли фо- моров, хтонических существ и одних
из первых обитателей Ирландии; загробный мир и «земли счастья» связывались с западным направлением.
Принеси нам Дитя Обетованное.12
То Великая Мать привела его в мир,
То Владыка Жизни родился вновь.
Прочь, тьма и слезы, —
Солнце взойдет в ранний час!
О, Золотое солнце с горных вершин,
Озари земли, осияй мир,
Оживи моря и реки.
Прочь печали и горести, радуйся, мир!
Благословенная Великая Богиня,
Безначальная, бесконечная,
Неизменная в вечности,
ИО ЭВОЭ, будь благословенна!
И они неистово пляшут вокруг, крича:
ИО ЭВОЭ,
Будь благословенна, Л О ЭВОЭ, благословенна будь!
Иногда пары, взявшись за руки, прыгают через горящий котел — это я видел сам.
Когда огонь сам собою угасает, Жрица начинает обычные пляски. За всем этим следует
пиршество.
Ну что, есть ли во всем этом что-то ужасное или развратное? Если бы такой обряд
проводили в церкви, исключив упоминание богини или заменив ее каким-нибудь святым,
стал ли бы кто-нибудь возражать?
О других ритуалах мне говорить не дозволено, так как они носят определенно
магический характер, хотя во всех прочих отношениях ничуть не более вредоносны, чем
только что описанный. Однако ведьмы не хотят, чтобы люди знали, как они пробуждают
силу. Следующие за этим пляски более похожи на детские игры, чем на современные
танцы — они довольно буйные и шумные и сопровождаются громким смехом. Это и в
самом деле что-то вроде детских игр в исполнении взрослых, и как у большинства детских
игр за ними стоит некая история, или же они исполняются ради определенной цели, а не
просто увеселения ради.
Я также получил разрешение рассказать первый раз на страницах печатного издания,
почему во всех ведовских церемониях такое значение придается «очерчиванию круга».
Ведьм учат, что круг находится «между мирами», то есть между этим миром и другим, где
обитают боги.
Круг в том его виде, как он изображается на картинах, может использоваться в
ритуале, а может и нет. Удобнее всего рисовать его мелом, краской или иным доступным
способом, чтобы в процессе работы видеть его границы, однако, хватит и просто отметок
на ковре. Чтобы иметь представление о его пределах, можно и просто расставить вокруг
мебель. Единственный круг, имеющий значение, это тот, что очерчивается перед началом
любой церемонии должным образом освященным магическим мечом или ножом
(последний у ведьм именуется ата- мом (Athame13), или Ножом с черной рукоятью) с
нанесенными на рукоять магическими знаками — так оно бывает чаще всего. В диаметре
круг обычно насчитывает девять футов 14, если только не предназначен для каких-нибудь
специальных целей. Вокруг него проводится еще два внешних круга, граница каждого — в
шести дюймах15 от границы предыдущего, так что третий, самый большой, будет
одиннадцати футов в диаметре16. Очерченный круг самым тщательным образом
очищается, как и те, кто будет совершать обряды. Этому ведьмы придают особое
значение, так как внутренняя часть круга, по их поверьям, относится к владениям богов.

12 То есть солнце, возрождаемое в результате обряда. — Примеч. автора.


13 Транслитерируется также как атамэ, атейм, асам.
14 Немногим менее 3 м.
15 Примерно в 15 см.
16 Примерно 3 м 15 см.
Важно провести четкое и внятное различие между тем, что делают ведьмы, и
работой мага или колдуна, который чертит круг на земле, укрепляет его могущественными
словами силы и вызывает демонов или духов, дабы те исполнили его волю. Круг в этом
случае защищает мага и не дает им причинить ему вреда; последний же не дерзает
покинуть его пределы.
Ведовской круг в свою очередь призван удержать внутри ту энергию, которую,
согласно верованиям ведьм, они вызывают из собственных тел, и не дать ей рассеяться,
прежде чем они не применят ее в соответствии со своей волей. Ведьмы входят
и выходят из круга, буде на то есть их желание, но это влечет за собою утечку
энергии, так что они стараются по возможности этого не делать.
Нередко от меня ждут признания в том, что в ритуалах ведьм используются черепа и
прочие отталкивающие вещи. Ничего подобного я никогда не видел, однако, мне
говорили, что в прежние времена, когда Верховной Жрицы по тем или иным причинам не
было на месте, череп и скрещенные кости представляли божество, смерть и воскресение
(или перевоплощение). В наши дни Верховная Жрица в ходе ритуала принимает позу,
изображающую череп и скрещенные кости — или смерть — а затем другую,
имитирующую пентакль и символизирующую возрождение.
Не вижу ничего невозможного в том, чтобы старая деревенская ведьма,
занимающаяся травничеством и знахарством, использовала в своей работе черепа, кости и
всякие другие вещи, дабы произвести впечатление на ожидающих этого людей. Ведьмы
всегда были неплохими психологами, и если пациент пребывал в твердой уверенности, что
только мерзкое на вкус лекарство сможет ему помочь, то прописанные ему зелья, без
сомнения, были кошмарны — и исцеляли. Если люди верят, что ворожба с черепами и
костями дает ведьме власть исцелять и убивать, то и черепа, и кости непременно будут
присутствовать, ибо ведьмы — превосходные манипуляторы, их этому учат в числе
прочих стандартных приемов и методов ремесла.
Часто считается, что отправление Черной Мессы есть обязательная часть традиции
ведовства; однако, говоря словами покойного доктора Джоуда, «все зависит от того, что
вы подразумеваете» под Черной Мессой. Я воспринимаю ее как кощунственную пародию
на обряд католической мессы. Ничего подобного я не видел и не слышал о таком в связи с
ведовским культом, а потому и не верю, что Черная Месса когда-либо входила в число
ритуалов ведьм. Ритуалы проводятся ради определенной цели. Это занимает некоторое
время, после же их окончания собрание устраивает небольшой пир, пляшет и всячески
развлекается. У ведьм нет ни времени, ни склонности заниматься богохульствами. Вы
вообще слышали о том, чтобы кто- то дал себе труд придумать и разыграть пародию на
буддийский или магометанский ритуал?
Еще один момент, который лично мне всегда был совершенно ясен, это что для
Черной Мессы необходим католический священник, способный совершить легитимное
преосуществле- ние, после чего присутствующего в гостии Бога можно будет подвергнуть
поруганию. Если преосуществление было нелегитимно, не может быть и должного
осквернения. Я бы очень удивился, обнаружив среди современных ведьм католического
священника, хотя в прошлом, говорят, многие из них принадлежали к этому культу.
Считалось, что ведьмы на самом деле не отправляли Черную Мессу, но что люди
становились ведьмами, похищая облатки — либо воруя из церквей оставшиеся после
причастия гостии, либо принимая причастие и пряча гостию под языком, а потом в
карман; далее ее использовали в обрядах и предавали поруганию.
Даже и на моем веку священники и миссионеры причиняли большие возмущения,
уничтожая или оскверняя изваяния языческих божеств; не вижу ничего невозможного в
том, чтобы деятели нонконформистских церквей тем или иным образом добывали
освященные гостии и подвергали их осмеянию. При этом я никогда не слышал, чтобы
подобные поступки превращали их в ведьм, и не думаю, чтобы ведьмы делали подобные
вещи в настоящем или прошлом. Хотя, с другой стороны, существует множество
примеров того, как освященные облатки находили себе широкое и не вполне
ортодоксальное применение у людей, со всей очевидностью ведьмами не являющихся. С
их помощью, например, останавливали пожары и извержения вулканов или носили на шее
в качестве личного амулета, приносящего удачу, отвращающего зло и, в особенности,
уберегающего от нападений вампиров. Все это делали обычные верующие. Ведьма не
стала бы ничего подобного делать, так как полагала, что способна самостоятельно
изготовить куда более могущественные талисманы.
Думаю, впрочем, что иногда Черная Месса действительно может иметь место.
Раньше я в этом сомневался, но в феврале 1952 года в Риме мне рассказали, что некие
расстриженные священники и монахини и вправду время от времени служат ее. Мои
информанты сообщили мне, что могут организовать для меня возможность лицезреть
правильное ее отправление этими отступниками, но это будет мне стоить двадцать фунтов
стерлингов; у меня не было достаточно валюты, а то я непременно пошел бы, дабы
разрешить этот вопрос к вящему своему удовлетворению. Думаю, это вполне могло быть
представление, разыгрываемое специально для туристов, хотя меня со всей
ответственностью заверяли, что это не так.
Короче говоря, я верю, что иногда люди действительно служат Черную Мессу
острых ощущений ради или для достижения неких злых целей, но я не думаю, что люди
эти являются ведьмами или что-нибудь знают о ведовстве. Я встречался в Риме не с одной
ведьмой, хотя им там приходится вести свою деятельность подпольно, и они ровным
счетом ничего не знали об этой Черной Мессе.
Посвящение в ведовской культ не дает ведьме никаких сверхъестественных сил, как
я их понимаю, но во время него она получает наставления — в довольно, правда,
завуалированной форме — относительно методов развития ясновидческих и иных
способностей у тех, кто от природы ими до некоторой степени обладает. Если человек ими
не обладает, он ничего и не разовьет. Некоторые из этих способностей сродни магнетизму,
месмеризму и суггестии и зависят напрямую от возможности образовать что-то вроде
батарейки из людей, чьи сопряженные воли работают вместе и влияют на события или
других людей на расстоянии.
Ведьмы получают инструкции относительно того, как научиться делать это на
практике. Если я правильно понимаю указания, для этого нужно много народу и долгое
время. Если бы эти искусства имели более широкое хождение, мы бы назвали
большинство из них спиритуализмом, гипнотическим внушением, экстрасенсорным
восприятием, йогой или даже Христианской наукой 17; для ведьмы это все МАГИЯ, а магия
есть искусство получения результатов. Для достижения этого нужны определенные
процессы, и ритуалы строятся таким образом, чтобы инициировать и использовать эти
процессы. Иными словами, ритуалы создают условия. Такова тайна культа.
Я вовсе не хочу сказать, что данные процессы есть единственный способ развить
указанные силы. Допускаю, что,
скажем, профессиональные ясновидящие имеют в своем распоряжении некие
методы обучения и тренировки, позволяющие выявить способности, которыми человек от
природы обладает. Вполне возможно, что их методы превосходят методы ведовства;
возможно также, что система ведьм, как и подразумеваемое ею учение, им прекрасно
известны и хранятся ими как профессиональный секрет.
Ведьм также учат тому, что неким таинственным образом «внутри круга они
пребывают между мирами» (этим миром и иным) и что «происходящее между мирами к
этому миру не относится». Чтобы сформировать батарейку воль, о которой шла речь
выше, необходимы пары, состоящие из мужских и женских разумов. На практике это, как
правило, муж и жена, но бывает и что молодые люди формируют рабочие пары,
перерастающие впоследствии в брак. Бывают, конечно, и не вступающие в связи люди или
такие, чьи супруги по тем или иным причинам не являются членами общины. Мне
случалось слышать ожесточенных пуристов, вещавших, что ни один состоящий в браке
мужчина или женщина не должны посещать собрания или принадлежать к клубу или
обществу, членом которого не является также его супруга или супруг; но такие жесткие
17 Христианская наука — американское религиозное движение, созданное Мэри Бейкер Эдди ( 1821—1910) и
основанное на Библии и практиках «духовного врачевания».
воззрения для ведовства не характерны.
Ведовство никогда не было pi не является культом для всех и каждого. Если у вас
нет склонности к оккультному, тяги к чудесному, ощущения, что на несколько минут
можно ускользнуть из этого мира и отправиться в мир фейри, оно будет вам совершенно
бесполезно. Да, ведовство помогает обрести MPip, успокоение расстроенных нервов и
многие другие преимущества — просто благодаря общению с другими себе подобными,
однако, для получения более фундаментальных эффектов вам придется предпринять
попытку развить оккультные силы, которыми вы в потенциале можете обладать. Но нет
никакого смысла пытаться развить эти силы, если у вас нет на это времени или
подходящего партнера, и ковен — разумеется, не то место, куда стоит привести свою
старую деву-тетушку, даже если она весьма романтически настроена. Ведьмы — по
природе своей реалисты и имеют весьма немного запретов; если они хотят получить некий
результат, они делают это самым простым и доступным способом.
Хотя большая часть их деятельности направлена во благо, или, по крайней мере,
вполне безвредна, некоторые ее аспекты дали английской Церкви и пуританам основания
обвинить ведьм во всевозможных аморальностях, поклонении дьяволу и даже
каннибализме, как я уже о том говорил. Пытки иногда заставляли бедняг признаваться во
всем этом абсурде, чтобы увести дознание от истины. Один тот факт, что бог ведьм имеет
рога, стал причиной отождествления его со дьяволом.
Ведьмы нередко обладали какой-то собственностью, достойной разграбления, что
добавляло дополнительных поводов заняться ими вплотную; дыба и раскаленное тавро
довершали остальное. Христианский страх и христианский костер правили бал. Немногие
оставшиеся в живых члены культа ушли в подполье и укрыли свою деятельность
покровом тайны. Они счастливы, практикуя свои чудесные старые обряды. Им не нужны
новообращенные; новообращенные означают разговоры; разговоры означают
беспокойства, вмешательство в их дела и даже, возможно, гонения. А все, что нужно
ведьмам, это покой.
ГЛАВА ВТОРАЯ
Ведьмы были во все времена
Ведьмы были во все времена и во всех странах. Это значит, что всегда и везде
существовали мужчины и женщины, сведущие в целебных и любовных зельях, амулетах и
талисманах, а временами и ядах. Иногда люди верили, что они умеют влиять на погоду,
вызывать дождь и град. Их то ненавидели, то любили, то почитали, то преследовали. Они
утверждали — или так полагали окружающие — что общаются с миром духов, или
мертвых, а иногда и с малыми богами.
В целом считалось, что их силы переходят по наследству или что ремесло
передается по семейным линиям. Попав в беду, люди шли к ним за лекарствами, или
чтобы обеспечить себе добрый урожай и хорошую рыбалку, словом, за всем, в чем
ощущалась необходимость. Ведьмы были, фактически, жрицами или
представительницами малых богов, которые из за своей малости могли дать себе труд
прислушаться к просьбам таких же малых людей. Ведьм считали неистовыми плясуньями
и дамами «не слишком строгими нравом».
В Каменном веке основными потребностями человека были хороший урожай,
хорошая охота, хорошая рыбалка, прибавление стад и обильное потомство,
обеспечивавшее силу племени.
В обязанности ведьм входило отправление обрядов, направленных на достижение
этих целей. Возможно, то была эпоха матриархата, когда мужчина охотился, а женщина
сидела дома и занималась врачеванием и магией. С исторической точки зрения
матриархальный период датируется гипотетически серединой девятого — серединой
седьмого тысячелетия до нашей эры, и в его хронологических рамках пещеры, деревья,
луна и звезды почитались как женские символы.
Тогда родился миф о Великой Матери, и женщина стала ее жрицей. Вероятно, у
мужчин в то же самое время появился бог охоты, владычествовавший над дикими
зверями. Позднее, возможно, возникла идея будущей жизни и представление о том, что
мир иной — крайне несчастливое место, если только тебе не удастся добраться до обители
богов, которая есть что-то вроде рая. Ее мыслили как место отдыха и обновления, где
человек опять становится молодым и готовится к новому воплощению на земле.
Первобытный человек страшился возможности родиться заново не в своем родном
племени, и потому в ритуалах и молитвах просил бога дать ему воплотиться в том же
месте и в то же время, что и любимые им люди, вспомнить и полюбить их снова. Бог,
управлявший этим таинственным местом, был, надо думать, самой Смертью 18, но каким-
то образом отождествился с богом охоты и примерил его рога. Этот бог смерти и охоты,
или его представитель, в какой-то момент стал главной фигурой культа, что естественным
образом сделало из мужчины владыку. Здесь, однако, важно то, что за ее красоту, милость
и доброту мужчина поместил женщину, а бог — богиню, на первое место, так что
доминирует в культовой практике именно женщина.
Выглядело это, скорее всего, следующим образом: существовала организованная
племенная религия с племенным богом-мужчиной и орден жриц и их супругов,
занимавшийся магией. Верховный жрец племенного культа занимал на их собраниях
главенствующее положение, но в его отсутствие всем заправляла жрица. Мои ведьмы
именуют этого племенного бога «богом смерти и того, что за нею», подразумевая под
этим не только жизнь в ином мире, но и воскресение (или перевоплощение).
Этот бог правит охотничьими угодьями, где царит вечное счастье. Обычные люди
уходят туда и встречаются там с теми, кто мыслил и воспринимал жизнь сходным
образом; и, согласно их природе, им там может быть хорошо или плохо. В соответствии со
своими намерениями человек может через какое- то время воплотиться вновь и получить
шанс прожить новую жизнь в новом месте и с новыми людьми. Впрочем, для тех, кто
веровал в него, у бога есть особый рай; эти люди могут выбирать себе тело и характер для
воплощения, пользуются всякими особыми преимуществами и быстрее готовятся к
реинкарнации, которая осуществляется властью богини; она же и присматривает за тем,
чтобы человек воплотился заново в своем родном племени. Таких, во всяком случае,
взглядов придерживаются ведовские общины в наши дни.
Казалось бы, такой механизм подразумевает бесконечную серию перевоплощений;
однако, мне поведали, что со временем человек может стать одним из Могущественных,
именуемых также Могущественными Мертвыми. О них мне ничего больше узнать не
удалось, но, кажется, они похожи на полубогов — или кто-то, возможно, назовет их
святыми.
В более поздние времена были, наверняка, и другие причины, по которым женщины
заняли главенствующее положение в культовой практике, хотя — и об этом мы в
дальнейшем поговорим — среди ведьм мужчин не меньше, чем женщин.
В Библии рассказывается о несчастной гонимой Аэндорской волшебнице,
продолжавшей втайне работать, когда все прочие ее товарки были изгнаны из страны. Еще
там рассказывается о пророчице Олдаме, жившей в Иерусалиме и наставлявшей царя в
вопросах религии, когда сам первосвященник оказывался не в силах дать ответ.
Не следует также забывать о последствиях сильно приниженного положения
женщины в Средние Века, когда церковная традиция блокировала все попытки вернуть ее
статус на те высоты, где он пребывал в дохристианские времена. Как известно, Церковь
обрушилась на Парацельса, осмелившегося написать книгу, восхваляющую женщин, и
заклеймила его «женопо- клонником». Как пишет мистер Хьюз:
«Это означало, что многие женщины сопротивлялись порабощению; так родилась
тайная религия, в которой женщина снова была важна и которая превращала секс из
мытарств в горделивую тайну. Эта религия служила также своего рода психологической
Одолламовой пещерой для эмоциональных женщин, угнетенных женщин, мужеподобных
женщин, и всех, страдающих от личностных разочарований или от нервной дезадаптации,
не могущих быть разрешенными и исцеленными силами местной Церкви».
Личные причины, по которым люди шли в ведьмы — я говорю сейчас не о тех, для

18 Смерть в английском языке — мужского рода.


кого ведовство было старой религией — могли быть сколь угодно сложными. Как хорошо
видно на примере других культов, хотя практики и несут многим покой, мир и радость,
некоторые из новобранцев служат постоянным источником смятения внутри общины. И
поскольку легионы шпионов пытались пробраться в ряды ведьм, чтобы в конечном итоге
предать их, с давних дней новобранцев стали принимать только по кровной рекомендации,
то есть из ведовских семейств. Ритуалы религиозного поклонения, тайны травни- чества и
Великая Тайна того, что ведьмы именовали магией, со временем стали передаваться
исключительно внутри общины, приобретшей более или менее семейный характер.
В Палестине и других странах есть два вида ведьм: с одной стороны,
невежественные знахарки и торговки амулетами, а с другой — наследницы линий жрецов
и жриц старой религии, восходящей, возможно, к Каменному веку, которые проходили
определенные посвящения (принимались в Круг) и через то получали доступ к некоему
древнему знанию.
Какое-то время Церковь не обращала на ведьм внимания, но когда папство обрело
твердую почву под ногами, священники стали относиться к культу как к ненавистному
сопернику и приложили все усилия, чтобы стереть его с лица земли. Пуритане радостно
подхватили эстафету и в своих странах фактически сумели добиться успеха.
С одиннадцатого века Церковь не страдала от отсутствия опасных соперников.
Манихейские доктрины нашли широкое распространение в Южной Европе; у них было
множество различных сект, но все они мирно сосуществовали бок о бок друг с другом. Во
многом они были синонимичны катарам. У них были свои епископы и диаконы, а
«Совершенные» — те, кто прошел посвящение — пользовались огромным уважением и
считались почти божественными. Перед ними простирались ниц и молили о
благословении. Совершенные также воздавали почести друг другу, ибо почести эти
предназначались не им лично, но Духу Святому, снизошедшему на них. Церковь обвиняла
катаров в том, что они верят и учат, будто до вхождения в круг Совершенных, им
дозволено предаваться любым наслаждениям и порокам; будто души их странствуют от
одного живого существа к другому (подразумевая под этим реинкарнацию), пока не
станут Совершенными, после чего по смерти вознесутся на небеса. Кроме того, их
обвиняли, что они подстрекают людей не платить денег Церкви и не способствовать ее
обогащению.
Были и другие секты подобного рода, именовавшиеся валь- денсами и
альбигойцами. О них нам известно лишь то, что рассказывает Церковь, а она предъявляет
ко всем этим сектам одинаковые претензии, присовокупляя к ним для полноты картины
еще и колдовство. Были организованы крестовые походы, невероятные количества народу
расстались с жизнью, секты ушли в подполье, против язычников — людей с болот19,
отправлявших обряды старой религии — были развернуты преследования. То, что все
язычники поголовно были еретиками и ведьмами, а все ведьмы автоматически являлись
еретичками, принималось как само собой разумеющееся.
В рамках этой кампании шло массовое распространение ложных идей, в результате
чего популярное представление о ведьме закрепилось в следующем виде: ведьма — это
старая карга, летающая по воздуху на метле. Ни одна ведьма в жизни не летала по воздуху
ни на метле, ни каким-либо иным способом — по крайней мере, пока не изобрели
самолеты. Да, существует специальный обряд плодородия, долженствующий привлечь
добрый урожай и подразумевающий езду на жерди или метле, как на детской игрушке —
палке с лошадиной головой. Ведьмы прежних времен, несомненно, исполняли его, высоко
при этом подпрыгивая, чтобы заставить колосья расти.
Во время самых ранних процессов над ведьмами свидетели заявляли, что видели их
скачущими по полям (а не по воздуху) на жердях или метлах, и это служило
доказательством того, что они практиковали магию плодородия, приравнивавшуюся к
уголовному преступлению. В нашем каслтаунском Музее ведовства есть одна такая
ездовая жердь, конец которой вырезан в форме фаллоса для привлечения плодородия.
На острове Мэн в 1617 году видели женщину, которая пыталась добиться хорошего

19 Одно из обозначений язычников в английском языке — «heathens», то есть «people of the heath», люди болот
и вересковых пустошей.
урожая именно таким способом. Ее пытали, приговорили и сожгли на рыночной площади.
Все свидетельства говорили в пользу того, что ритуал плодородия она отправляла в
полном одиночестве, однако, ее маленький сын был сожжен вместе с нею, так как всем
хорошо известно, что детей посвящают в ведовство с самых младых ногтей. Эта история
показывает всю нелепость мифа о ведьмах-старухах.
Детей делали ведьмами еще в весьма юном возрасте, следовательно, ведьмы бывают
всех возрастов. Увы, материалы судов нередко включали записи, подобные этой:
«Приговорены и сожжены две ведьмы, девицы шестнадцати лет, обе молодые и
дьявольски красивые».
Практически все ведьмы были вынуждены уйти в подполье. По подсчетам
историков за годы гонений в Европе девять миллионов человек было замучено до смерти.
Любая живущая в одиночестве старуха, кому-нибудь мешающая или просто не
страдающая излишней популярностью, могла стать жертвой обвинения, тем более если у
нее было какое-нибудь домашнее животное и она имела обыкновение с ним разговаривать,
или даже не с ним, а с самой собой, как к тому склонны многие пожилые особы. Такое
обвинение обещало бездну веселия черни — ведьму раздевали, кололи, кидали в воду — а
кроме того, неплохой барыш для профессиональных охотников за ведьмами.
Некий Мэтью Хопкинс в Англии поставил это дело на широкую ногу. Он разъезжал
по стране, выискивая тех, кто не пользуется у пуритан популярностью, и пытал их,
добиваясь признаний; по дороге он собирал несимпатичных людям старух и казнил их.
Ему платили по фунту за голову по всем обвинениям; в наши дни вследствие инфляции
это уже значительно больше. Было и много других, занимавшихся тем же бизнесом.
Проверка иглой20 или киданием в воду21 гарантировала приговор; кроме того, так можно
было с легкостью разделаться с любыми обидчиками.
Жертвы часто сознавались, так как повешение или даже полчаса мук на костре были
лучше долгих недель непрерывных пыток. В ведьму-старуху уже верили все безраздельно.
Весьма маловероятно, чтобы кто-то из этих старых леди действительно был ведьмой, то
есть посвященной в культ, но многие, несомненно, владели знахарскими методиками.
Если обратиться к куда более раннему периоду, будет интересно рассмотреть
захоронение ведьмы Бронзового века,
обнаруженное в Дании, о котором пишет Арне Рунеберг. Помимо дорогих мечей и
золотых украшений, этой волшебнице принадлежала бронзовая чаша со следующим
содержимым (к каждому предмету мы присовокупили способ его использования в
настоящее время):
1. Коготь рыси. Сейчас используется как лекарство и амулет.
2. Кости ласки. Кожа ласки до сих пор применяется как средство против любых
болезней у животных.
3. Позвоночники змей. Измельченную змеиную кожу и змеиные суставы используют
как лекарство при болезнях животных.
4. Зубы лошади, вырванные и разломанные на куски. В наши дни их вешают на шею
маленьким детям, чтобы у них росли крепкие и здоровые зубы.
5. Рябиновый прутик. Рябиновые прутики до сих пор применяют в качестве амулетов.
6. Осиновые угольки. Угли от осинового дерева, подожженного молнией, и сейчас
считаются средством, обладающим совершенно особой силой.
7. Железное лезвие ножа и бронзовая проволока. Сталь обладает большой силой, в
особенности если у нее есть острый край.
8. Два куска железного колчедана. Любые формы враждебного влияния
исцеляются посредством высечения огня при помощи пирита над пациентом.
9. Множество маленьких кусочков кости, камня и глины.

20 По преданию, на теле ведьмы есть участки, нечувствительные к боли. Задача инквизитора состояла в том,
чтобы их найти.
21 Согласно традиционным представлениям, если жертва тонула, ведьмой она не была; если выплывала — была,
и ее ждали дыба и костер.
Судя по всему, старые верования продержались довольно долго. Эта ведьма
Бронзового века была со всей очевидностью важной персоной, а использовавшиеся ей
средства работают в датской народной медицине и сейчас, что позволяет сделать вывод,
что и другие формы знания также прекрасно могли дожить до наших дней.
Скандинавские саги демонстрируют поразительное сходство с ведовскими
верованиями современности — катание на посохах, развевающиеся по ветру волосы,
выход души из тела, обо- ротничество и многое другое. Религия древних кельтов
значительно отличалась от скандинавской, но их друиды точно так же были жрецами,
врачами и учителями, насылали добрый
и худой урожай, дарили плодовитость женщинам и скоту, погружали в магический
(гипнотический) сон.
Сведения латинских и кельтских источников подтверждают, что местные жители
очень высоко ставили друидов, причем как в Галлии, так и в Ирландии считалось, что
культ зародился в Британии. Поэтому «студентов-теологов» посылали именно туда —
черпать доктрину из самого чистого источника. Плиний Старший даже высказывает
предположение, что Британия, «возможно, научила магии Персию». Об их учении нам
известно крайне мало, но они определенно верили в реинкарнацию.
Цезарь сообщает, что они придерживались следующих верований: «Души не
уничтожаются, но переходят после смерти из одного тела в другое. <... > Вера эта
поощряет в людях отвагу, ибо избавляет от страха смерти». Представление это было
совершенно обычным: еще люди Ульстера убеждали ирландского героя Кухулина
жениться, так как не хотели лишить племя такого великого воина и знали, что он
неизбежно родится вновь среди своих потомков. В Книге Бурой Коровы говорится, что
знаменитый Финн Маккул родится в Ульстере через двести лет после своей смерти как
король Монган.
Существовал также целый класс пророчиц-друидесс, упоминаемых Цезарем в его
«Записках о галльской войне», который считали даже более древним, чем самих друидов.
Они владели навыками оборотничества и, кажется, обладали всеми отличительными
чертами ведьм. Так, они вызывали дождь, кропя водой обнаженных девственниц или же
вокруг них. Христиане обвиняли их в «крещении» детей в язычество. В общину их
действительно можно было войти лишь через посвящение и овладение тайным знанием
как в теории, так и на практике. Ранние христиане очень боялись их магической силы и
приписывали ее дьявольскому началу.
Если бы нам только удалось узнать, во что в действительности верили и чему учили
друиды, была ли у них только одна форма веры или бытовали также различные секты, это
сильно облегчило бы понимание того, были ли они как-то связаны с ведовством, или нет.
Последнее могло носить совершенно ортодоксальный характер, восприниматься как
религия очень высокого или очень низкого типа, фантазийное и массовое
женское учение, омерзительная ересь, или просто вера примитивных народов, с
которой не может иметь ничего общего ни один приличный человек. Вполне возможно,
что в разное время и в разных частях страны присутствовали одновременно несколько
разных взглядов на проблему.
Лично у меня сложилось впечатление, что ведовство воспринималось как религия
докельтского населения Британии с его особыми богами, и друиды считали, что это
хорошо и правильно для народа — иметь своих богов и верить в них. Однако кельтские
идеи постепенно вошли в силу. Думаю, к ним относился как раз миф о богине. В пантеон
прокралась одна из малых кельтских богинь и своей красотой и прелестью произвела
кардинальные изменения в культе первобытных охотников.
С моей стороны это, разумеется, лишь совершенно произвольная догадка, и я
высказываю ее в совершенно частном порядке, так как не получил разрешения вдаваться в
детали молитв и ритуалов, на которых основываю свое мнение. Конечно же, могло
случиться и обратное: в ортодоксальный кельтский культ проникли верования и практики
более первобытного характера — по всей вероятности, в период развала, последовавшего
за римским завоеванием и введением на этих землях христианства. Кроме того, нельзя
сбрасывать со счетов и влияние греческих и римских мистериальных религий.
После саксонского завоевания, скорее всего, случился приток в ведовской культ
римско-британских номинальных христиан, полагавших, что вторжение саксов есть не что
иное, как наказание им за предательство старых богов, и что ведовские боги суть как раз
подлинные древние божества, но под другими именами.
Возможно, это чистое совпадение, что в Мексике с доколумбовых времен
существовал ведовской культ, весьма напоминающий европейский. У них была богиня,
или же царица ведьм, всегда изображавшаяся нагой и верхом на метле, или же с метлою в
руках. (В Мексике это было знаком ритуальной и обыденной чистоты.) Европейские
ведьмы также придавали и тому, и другому, особое значение.
На своих собраниях эти женщины всегда были нагими, но носили ожерелья или
короткие накидки (не стоит забывать, какой огромной популярностью среди европейских
ведьм пользовались ожерелья). В Мексике мужчины носили откидной
кусок шкуры на манер передника, и другой такой же — сзади, подобно ирландским
ведьмам, но для определенных церемоний снимали его. При этом индейцы не целовались
в качестве приветствия, а гладили друг друга. Работали они обычно в маленьких
помещениях, где стены были украшены росписями, удерживавших вызванную силу от
рассеяния — точно для такой же цели европейские ведьмы использовали свои круги.
Хотя нет ничего невозможного в том, чтобы и до Колумба через Атлантику
существовало некое сообщение, я склонен, скорее, думать, что просто сходные причины
вызвали сходные следствия в обоих полушариях земли.
Кому-то, возможно, покажется маловероятным, что некий культ сумел сохранить
себя и свое учение в течение столь долгого времени; однако, следует помнить, что до нас
дошло не только религиозное предание, но также и ритуал — как предпосылки, так и
производимые ими результаты. Религия может поменяться, раса может поменяться, язык
может поменяться, но причина и следствие останутся, и именно это сохраняет легенду в
неизменности.
С приходом христианства ведовству пришлось укрыться за покровом тайны. При
саксах ведовских общин осталось очень мало, или же они были вытеснены в Уэльс,
Корнуолл и Бретань. Многие члены культа вместе с остатками коренного населения жили
в местах, куда племя завоевателей попросту не добралось. После нескольких поколений
скудного питания и без того от природы не слишком высокорослая раса, активно
смешивавшаяся все это время с пиктами и пигмеями, стала еще более маленькой в
сравнении с крупными, хорошо откормленными саксами, вот они и стали «Маленьким
народом», пикси — термин явно произведенный от «пиктов». Этот дикий народец —
охотников, вынужденных вести скрытный образ жизни, совершавших, по данным
источников, некоторые магические ритуалы и использовавших отравленные стрелы —
вскоре стали бояться и ненавидеть. Хорошо известный стишок так описывает
сложившуюся ситуацию:
Что в горах скалистых,
Что в долинных мхах.,
Нету нам охоты —
Сердце гложет страх,
Перед малышами страх.
Это были странные люди. Они не любили, когда чужаки вторгались в их владения,
но могли быть и хорошими друзьями, если вы были добры к ним, и тогда охотно
приходили на помощь в час нужды. На острове Мэн есть Мост фейри, по которому ни
один «южанин» не рискнет пройти, не поздоровавшись с Маленьким народом. Все это
восходит к тем временам, когда на Северном берегу располагалось отдельное королевство,
часто пребывавшее в состоянии войны с Южным.
Как-то раз, когда северяне вторглись в южные пределы и отбросили южан назад с их
рубежей, последние укрепились на этом мосту, готовые стоять до последнего. Внезапно
тучи длинных тростниковых стрел с кремневыми наконечниками, смазанными какой-то
черной субстанцией, ударили в тыл захватчикам. Северяне сразу признали их: царапина от
такой стрелы означала неминуемую смерть. Поднялся крик: «Бегите! Маленький народ
нападает!», и чужаки действительно бежали. Потом это превратилось в волшебную сказку
на забаву детям — или просто потому, что людям нравится все чудесное; как бы там ни
было, такой эпизод, несомненно, имел место.
На Борнео около полувека назад я стал свидетелем того, в какой ужас может
привести людей такое же облако стрел, но на этот раз из духовых трубок. Размером и
длиной они были с тонкие швейные иголки. После царапины в течение тридцати секунд
наступал паралич, а в течение нескольких минут — смерть. Никогда в жизни я так быстро
не бегал, однако остальных участников партии мне догнать так и не удалось.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
Ведовские верования
Хотя мне трудно сказать, во что именно верят современные ведьмы, мне известно,
что одна из них, например, время от времени ходит в церковь, хотя конформисткой
является, в лучшем случае, спорадической. Она твердо верит в перевоплощение, как и
многие христиане. Как им удается примирить эту веру с христианским учением, мне
неизвестно. Но для начала могу сказать, что вера в существование множества разных
небес, на каждом из которых есть свой бог, — дело отнюдь не самое необычное.
Бог ведовского культа считается богом иного мира, или смерти и воскресения, или
реинкарнации, умягчителем душ, утешителем. После жизни человек радостно
отправляется в его царство для отдыха и обновления, чтобы снова стать юным и сильным
и дождаться времени своего нового рождения на земле.
Ему молятся, чтобы он посылал назад души тех, кого мы любили и кто уже покинул
нас, дабы они воссоединялись с нами на ведовских празднествах.
То, что ведьмы верят во что-то подобное, явствует из мифа о богине, являющегося
смысловой осью одного из их ритуалов.
В принципе это похоже на некую разновидность первобытного спиритуализма.
У ведьм нет книг по теологии, так что мне оказалось очень нелегко понять, во что же
они в действительности верят. Со всеми тысячами книг по христианству дать определение
подлинным христианским верованиям — отнюдь не более легкая задача. Той же
транссубстанциации, к примеру. С другой стороны, не так уж сложно вычленить
центральную идею мифа, которую, мне думается, можно определить как сюжет или
историю, влияющую на поступки людей. Строго говоря, христианский миф, с этой точки
зрения, заключается в Распятии и Воскресении, и в этом отношении не так уж много
христиан расходятся во мнении. Главным мифом ведовства, судя по всему, является
история богини, которую я привожу ниже. Сообщать ее имя мне запрещено, так что я буду
назвать ее просто Б.
Б. никогда еще не знала любви, но в силах была раскрыть любые тайны, в том числе
и тайну Смерти, и потому отправилась в иной мир. Стражи врат остановили ее. «Совлеки
одежды твои, сними украшения, ибо ничто из них не дозволено тебе взять с собою в наши
земли», — сказали они. И совлекла она одежды свои, и сняла украшения, и была связана,
/сл/с и все, /сто вступает в земли Смерти, могущественного владыки1.
И такова была ее красота, что аш Смерть преклонил перед нею колена и облобызал
стопы, говоря: «Благословенны да будут ноги твои, принесшие тебя на пути эти. Живи
со мною,
л*яе положить ледяную ладонь мою тебе на сердце». И отвечала она: «Не люб ты
мне. Почему заставляешь ты все, что л люблю и чем наслаждаюсь, вянуть и умирать?»
«Госпожа, — говорил ей Смерть, — то судьба и старость, супротив которых я бессилен.
Старость изнашивает все, но когда люди умирают в конце своего срока, я даю им мир и
покой, и возвращаю силу, чтобы могли они вернуться. Но ты так прекрасна. Не
возвращайся, останься со мною». Но отвечала она: «Я не люблю тебя».
И сказал Смерть: «Если не хочешь ты принять руку мою себе на сердце, придется
тебе принять кару Смерти». «Если такова судьба, тем лучше», — промолвила в ответ она
и преклонила колена. И бичевал ее Смерть, и вскричала она: «О, познала я муки любви!» И
сказал ей Смерть: «Будь же благословенна!»,
1 У кельтов существовал обычай связывать мертвые тела; шнур, которым был связан
труп, был потом очень полезен для обретения второго зрения. Однако в древнем мире
бытовала, судя по всему, весьма распространенная идея, что живого человека необходимо
связать, дабы он мог вступить во владения владык Смерти. Тацит в своей «Германии»
(xxix) рассказывает о священных рощах, где собирались члены племени, дабы получить
прозрения от предков. Чтобы войти в такую рощу, посвященную владыкам смерти, «все
были связаны, дабы показать, что они находятся во власти божества; и если они падали,
никто не помогал им подняться. Когда такое случалось, им полагалось по мере сил
катиться дальше по земле. Это свидетельствует, что связаны они были весьма тесно, раз
уж не могли сами встать; ясно, что путы эти были не для виду».
Лукиан в своей «Подлинной истории», которая, хотя и роман, повествует о
популярных верованиях того времени, говорит о живых мореплавателях, приставших к
берегам Острова Блаженных; они были немедленно скованы цепями и представлены пред
очи Царя Мертвых.
Идея живых или недавно преставившихся людей, скованных так цепями по
вступлении в страну смерти, могла, думаю, послужить основой поверью, что призраки
гремят цепями: они недавно из лимба и от цепей избавиться еще не успели. — Примеч.
автора.
и даровал ей пятикратное лобзание, говоря такие слова: «Лишь так могла ты обрести
радость и знание».
И открыл он ей все тайны, и любили они, и были едины; и научил он ее всей магии.
Ибо есть три великих события в жизни каждого человека: любовь, смерть и воскресение
в новом теле — и магии подвластны все они. Дабы обрести любовь, должен ты вернуться
в том же времени и месте, что и возлюбленный твой, и должен вспомнить и полюбить
его или ее снова. Но чтобы возродиться, ты должен умереть и подготовиться к новому
телу; чтобы умереть, ты должен родиться; без любви ты не сможешь родиться, и это
— вся магия.
Этот миф является центральной идеей культа, и на нем члены последнего
основывают свои поступки. Возможно, он был придуман для объяснения уже
существующих идей и ритуалов, а также того, почему более мудрый, старый и
могущественный бог отдал свою магическую власть богине. Легко было бы сказать, что
это — всего лишь история Иштар, сходящей в преисподнюю, но суть сюжета в другом.
Можно сказать, что речь в ней идет просто о Шиве, боге смерти и возрождения, но и
не об этом рассказывает миф. Вполне возможно, что легенды об Иштар и Шиве
действительно повлияли на него, но мне думается, что происхождение он имеет, скорее
всего, кельтское. В кельтских легендах владыки иного мира и вправду готовили людей к
возрождению, и говорят, что многие из живых бывали в их краях, заключали с ними
союзы и возвращались живыми и невредимыми — но для этого требовалась великая
храбрость. Лишь герой или полубог мог отважиться на это. В кельтских мистериях со всей
определенностью присутствовали ритуалы смерти и возрождения, а также, возможно,
обряды путешествия в иной мир со счастливым возвращением оттуда. Думаю, Чистилище
Святого Патрика в Луг-Дерг было как раз христианизированной версией этого предания.
Первобытный человек страшился самой идеи рождения в другом племени, среда
чужаков, и потому молился и совершал ритуалы, призванные обеспечить ему новое
рождение в том же
месте и в том же времени, что и любимые им люди, которые узнают и будут любить
его и в новой жизни. Богиня ведовского культа — это, конечно, Великая Мать,
подательница жизни, воплощенная любовь. Она правит весенними наслаждениями, и
пирами, и всеми блаженствами остальной части года (вместе с другими богинями) и имеет
особое сродство с луной.
Перед инициацией читается напутствие, начинающееся так:
«Внемли словам Великой Матери, что издревле звалась меж людьми также
Артемидой, Астартой, Дионой, Мелюзиной, Афродитой и многими другими именами.
Пред моими алтарями юноши Лакедемона приносили должные жертвы. Единожды в
месяц, и лучше на полной луне, собирайтесь в некоем тайном месте и поклоняйтесь мне,
кто есть владычица всего волшебства...
Ибо я — благая богиня. Я дарую немыслимые радости на земле: уверенность — а не
веру — при жизни в том, что будет по смерти; покой несказанный, отдохновение и
блаженство; и я не требую взамен никаких жертв».
Напутствие это, мнится мне, пришло из тех времен, когда в Британию явились
римляне или иные чужаки; оно содержит некоторые объяснения того, что в те времена
отнюдь не было известно всем и каждому, и отождествляет богиню с богинями других
земель. Весьма вероятно, что подобное напутствие служило составной частью и
мистериям античного мира.
Больше я не имею права сказать об этом ничего; но если вы примете ее владычество,
вам станут доступны многочисленные преимущества, вас допустят в Круг, познакомят с
Могущественными Мертвыми и с членами общины.
Есть здесь, конечно, место и «запугиванию», присутствует «испытание» и
необходимость принести «обет». Иными словами, кандидату показывают определенные
вещи и дают определенные наставления. Они, впрочем, очень просты и прямолинейны.
Среди самых распространенных обвинений против ведьм было то, что они отрицали
или отвергали христианскую религию. Все, что я могу сказать по этому поводу, это что ни
я,
ни мои друзья никогда не видали подобного отречения и не слыхали о нем. Я думаю,
что в древние времена все принадлежали к старой вере и регулярно чтили старых богов,
пока те не оказались изгнаны. Для римлян и романо-британцев это означало всего лишь
поклонение своим собственным богам, которые благополучно стали отождествляться с
кельтскими, так что отвергать им было особо нечего.
Возможно, что во времена гонений при появлении на больших религиозных
сборищах незнакомых людей, их, дабы обезопасить культ от шпионов, подвергали чему-то
вроде проверки и могли просить, скажем, отречься от христианства. Никого не стали бы
ни посвящать, ни принимать в Круг, не убедившись предварительно, что он принадлежит
к старой вере. Когда гонения стали особенно ожесточенными, культ ушел в подполье и
посвящение стало уделом, наверное, только детей, в культе же рожденных и воспитанных.
Могу охотно поверить в то, что если временами некто, не принадлежащий к культу по
крови, искал приема в Круг, его расспрашивали с пристрастием; однако требовать от
среднестатистического кандидата отречься от христианства имело примерно такой же
смысл, что и отречься от веры в Зеленые Угодья Скрипача, о которых рассказывали
старые моряки — о ждущем их рае, что находится на дальней оконечности ада.
Итак, я думаю, что хотя в прошлом и наблюдались отдельные случаи отречения от
христианской религии, их было не так уж много. Считать это обвинение доказанным на
том только основании, что многие ведьмы под пытками признавались в отречении от
христианства, — все равно, что по тем же причинам считать очевидным фактом полеты по
воздуху на метле. Главная моя трудность в выяснении ведовских верований как раз в том
и состоит, что они забыли практически все, что знали о своем боге; все мои сведения
почерпнуты из ритуалов и текстов обращенных к нему молитв.
Ведьмы не знают, откуда взялся их культ. Моя собственная теория, как я уже
говорил, заключается в том, что он пришел из Каменного века, из матриархальных времен,
когда вождем племени была женщина; впоследствии главенствующее положение занял
бог-мужчина, но женский культ из-за находившихся в его ведении магических тайн
продолжил свое существование как что-то вроде ордена. Верховный жрец мужского бога
иногда присутствовал на их собраниях, занимая там главное место; когда его не было,
представительницей его выступала верховная жрица.
В этой связи необходимо заметить, что есть обряды, где в ведущей роли выступает
мужчина, но если мужчины соответствующего ранга в наличии нет, главная жрица
препоясывается мечом и считается в таких случаях мужчиной. Хотя женщина в некоторых
случаях может занимать место мужчины, мужчина ни при каких обстоятельствах не может
занимать место женщины.
Возможно, обычай этот восходит к тем временам, когда существовали общины
друидесс, которых римляне полагали колдуньями. Были ли эти друидессы настоящими, я
не знаю. Это вполне могла быть самостоятельная религиозная организация, возможно, —
под управлением Верховного Друида, который играл примерно ту же роль, что жрец или
еще кто-нибудь, фигурировавший на собраниях ведьм как признанный глава и
считавшийся в Средние Века не кем иным, как «Дьяволом». Думаю, использование
ведьмами кругов в их магических операциях могло происходить и от друидов, или даже от
их предшественников, построивших Стоунхендж и Эйвбери и использовавших их для
концентрации пробуждаемой энергии.
Эти круги — прямые потомки тех, что применялись в доисторической пещерной
магии, хотя возможно, что на самом деле они пришли с Востока. Римляне притесняли
друидов в тех областях, которые им удалось успешно оккупировать, но мне кажется, что
женская часть движения могла функционировать даже и тогда, хотя, возможно, и перейдя
на тайное положение. Или, возможно, к ним напротив отнеслись с терпимостью, и кто-то
из британских римлян и греков, посвященных в разнообразные мистерии — по большей
части мистерии Митры — обнаружив на островах сходные организации, вступил в них,
вследствие чего местные богини отождествились с их родными, классическими — откуда
и слова напутствия.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
Ведовские практики
Те, кого привлекал ведовской культ, принадлежали по большей части к
интеллектуальным классам, под которыми я подразумеваю ремесленников, солдат,
купцов, врачей, моряков, земледельцев и клерков. Все это были люди, жаждавшие
приключений, «золотая молодежь» соответствующего исторического периода в сочетании,
разумеется, с теми, кто всегда толпой валил на все тайное, религиозное или просто
причудливое в надежде обрести облегчение, то есть с людьми, до некоторой степени
сексуально неуравновешенными.
Были еще, конечно, и такие типы, как деревенская знахарка с ее снадобьями и
порчами, а также обитатели замков и больших усадеб. Разумеется, не все эти люди были
«при деле», как говорят ведьмы (они всегда говорят «при деле», не уточняя при каком), но
то были социальные классы, которые в общем и целом посещали шабаши «людей болот»;
и некоторые из них удостаивались посвящения в мистерии.
Преследования были прежде всего направлены против «людей болот», затем против
язычников вообще, затем против их приспешников в больших городах и деревнях.
Отыскать их было несложно: они обычно жили куда лучше своих соседей, ели лучшую
пищу и вели более умеренную жизнь. Если бы они напивались и колотили жен, это сняло
бы с них большую часть подозрений.
Итак, всякий, кто вел умеренную жизнь и обладал некими интеллектуальными
способностями, оказывался под подозрением. Хорошо известен клич тех времен:
«Убивайте всех; Господь отберет своих!». Проблема с убийствами всех, более- менее
выделявшихся умом, состояла, однако, в том, что это была заметная утрата для общества.
В конце концов резня прекратилась, но большинство членов ведовских Кругов уже было
мертво; осталась буквально горстка. В основном это были сочувствующие, прошедшие
посвящение.
Место больших шабашей, на которые могла собираться тысяча человек и более,
заняли маленькие сборища в частных домах по дюжине человек или около того в
зависимости от размеров
помещения. Из-за столь малого количества они не могли уже более набирать так
много силы, как раньше, взлетать на волне массового экстаза от сотен неистовых,
испускающих дикие вопли пллсунов, и вынуждены были изыскивать другие, тайные
методы для достижения тех же состояний. Для потомков «людей болот» это не составляло
труда — но, увы, не для тех, кто к кельтской расе не принадлежал.
Какие-то знания и умения, конечно, уцелели; многие семейства переменились между
собой, и со временем сила их стала расти. В достаточно глухих местах культ сумел
выжить. Он подарил людям счастье, и это укрепило их в решимости продолжать борьбу.
Именно к ним, по всей вероятности, и восходят сохранившиеся до наших дней ведовские
династии. Они знают, что отцы их и деды принадлежали к старой вере. Старики
рассказывали им о шабашах во времена Ватерлоо — а культ и тогда уже считался старым,
существовавшим от начала времен.
Хотя преследования за недостатком топлива давно уже выдохлись, люди эти
понимали, что единственный их шанс на мирную жизнь — оставаться в безвестности, и
это не менее истинно сегодня, чем пять сотен лет назад.
Главный вопрос, который обычно задают мне в этой связи — «А откуда вы знаете,
что культ действительно так стар?» Ответить на него было бы легче легкого, если бы мне
было позволено воспроизвести на этих страницах ритуалы во всей полноте. Я знаком с
большинством ритуальных форм, включая и каббалистическую магию, и все они работают
по определенной общей схеме: маг вызывает или призывает некий разум или дух и
приказывает ему исполнить его волю. Все собравшиеся стоят в кругу в целях
безопасности; их предупреждают, что покинувший круг до того, как дух будет отпущен
или изгнан, может пострадать. Иногда вместо этого работа происходит на кладбище; тогда
маг поднимает покойника с целью получения от него той или иной информации.
Есть и другая школа, полагающая, что любые магические церемонии должны
состоять из действий вкупе с рифмованными заклинаниями. То есть маг должен показать
силам, что им делать, и принудить их к этому при помощи стихотворного текста.
Всякий, кто за последние две сотни лет пытался составить какой-либо ритуал,
неизбежно приходил к одному из этих
методов или к чему-то их напоминающему. Методики английских ведьм
совершенно другие. Они верят, что сила находится внутри них и источается из их тел. Она
бы благополучно рассеивалась, если бы не круг, очерченный, как уже говорилось ранее,
для того, чтобы удержать силу внутри, а не духов снаружи, как у магов. Ведьма при этом
свободно выходит из круга и входит в него обратно, как только пожелает.
Единственным известным мне человеком, который умел придумывать ритуалы, был
ныне покойный Алистер Кроули. Когда мы познакомились, он чрезвычайно
заинтересовался, услышав, что я принадлежу к ведовскому культу, и даже сказал, что и
ему довелось побывать, так сказать, «внутри» еще в очень юном возрасте, но не упомянул,
переписал ли он что-нибудь из ведовских обрядов или нет. Практики ведьм совершенно
отличны по методике от всего, о чем он когда-либо писал, а писал он очень и очень о
многом.
В культовых текстах есть, разумеется, отдельные слова и выражения, явственно
отдающие Кроули; возможно, он и вправду позаимствовал что-то из культовых
источников, или, что более вероятно, кто-то из авторов что-то позаимствовал у него.
Единственный, кто, по моему мнению, мог это сделать, был Киплинг; однако, культовые
источники настолько чужды его идеям и способам их выражения, что, я уверен, он в
действительности не имел к их написанию никакого отношения, хотя некоторые из его
работ невольно наводят на мысль, что он определенно что-то о них знал. Есть много
свидетельств в пользу того, что в своем настоящем виде ведовские ритуалы были
разработаны задолго до того, как Киплинг и Кроули вообще появились на свет.
Люди, которым совершенно очевидно достало бы знаний и способностей, чтобы их
изобрести, около восьмидесяти лет назад организовали Орден Золотой Зари, но зная их
цели и приоритеты, я бы сказал, что это последнее, что вообще пришло бы им в голову.
Харгрейв Дженнингс, в принципе, мог приложить к ним руку, но собственные его труды
крайне сложны и запутанны, и я искренне сомневаюсь, чтобы он мог создать нечто столь
простое и лаконичное. Дедушки и бабушки рассказывали ныне живущим ведьмам о
шабашах примерно ста сорокалетней давности, когда культ уже считался существующим с
незапамятных времен.
Баррет, написавший около 1800 года книгу «Маг», вполне мог изобрести или
воскресить культ. Однако основным предметом его интереса была ритуальная магия, что в
таком случае, естественным образом, отразилось бы в церемониальной его стороне. Сэр
Фрэнсис Дэшвуд из «Клуба Адского Пламени»22 также мог бы приложить к этому руку, но
он был дьяволистом- вольнодумцем и крайне маловероятно стал бы основывать или
возрождать новую религию, да даже если бы и стал, она носила бы, скорее, явственный
дьяволический или же, напротив, классический характер. Не думаю я и что культ мог быть
создан в эпоху, когда Англией правила К.А.Б.А.Л.’а (правительство Клиффорда,
Арлингтона, Бакингема, Ашли и Лодердейла) и люди образованные были сплошь
каббалистами. Те, кто верили и работали в рамках каббалистической доктрины, вряд ли
стали бы заниматься чем-то подобным.
Вполне возможно, что основы культа были принесены в Англию из Италии во
времена Ренессанса или даже позднее; но даже если и так, то был вполне сформированный
и развитой ведовской культ, к которому затем привились местные ковены.
Можно предположить, что некоторые практики, такие как использование круга для
сохранения силы, были местным изобретением, восходящим, возможно, к друидическим
или даже до-друидическим методикам. Какое-то время я был совершенно убежден в том,
что весь культ в целом произошел из Северной Европы периода Каменного века и не
испытал, практически, никаких иных влияний. Сейчас же я полагаю, что на него, по всей
вероятности, оказали влияние греческие и римские мистерии, сами по себе первоначально
пришедшие, возможно, из Египта. Но как бы ни было заманчиво считать ведовской культ
прямым наследником Древнего Египта, нельзя упускать из внимания и другие
возможности.
Существует ортодоксальная точка зрения римско-католической церкви, согласно
которой культ породил либо сам дьявол, либо люди, искренне ненавидевшие
католическую церковь.
Если бы дело обстояло именно так, это, полагаю, нашло бы непосредственное
отражение в учении или в ритуалах; однако, и то, и другое выглядит так, словно ведьмы и
слыхом не слыхивали ни о какой церкви, что указывает на как минимум дохристианское
происхождение культа.
Иногда говорят: «Культ стал протестом против тирании нобилитета и Церкви». Но
если бы это было так, оно бы тоже отразилось в ритуале или учении, не правда ли?
Большие поборы вполне могли привести к большому притоку в культ народа, искавшего
защиты. Это напоминает мне историю о корнуолльцах, бывших добрыми язычниками, но
ненавидевших католическую церковь. Услыхав о протестантизме, они устроили большую
сходку, чтобы решить, что разозлит Церковь больше — если они останутся язычниками
или если обратятся в протестантство.
После продолжительных споров они пришли к выводу, что поскольку на их
язычество Церкви было по большому счету наплевать, обратятся-ка они все в
протестантство. Могу легко себе представить, как где-нибудь во времена короля Джона,
когда вся Англия была под интердикцией — и, как сказал бессмертный Смит Майнор,
«папа издал закон, что никто не имеет права рождаться, жениться или умирать до исхода
десятого года» — многие умеренные христиане, лишенные религиозного утешения,
вполне могли обратиться в соперничающую религию. Ведовской рай, в конце концов, —
весьма привлекательное место для обычного человека.
На континенте также сходный корпус причин мог привести в культ множество
новообращенных, а с ними и немало новых идей. Возможно, Великий Бог, защитник,
податель мира и покоя, постепенно стал восприниматься функционально как бог смерти и
через это в большей или меньшей степени отождествился с дьяволом. Сказать в точности,
что именно произошло, довольно трудно, но как бы там ни было, мне не верится, что даже
случившийся в двенадцатом, тринадцатом и четырнадцатом веках приток простого народа
в культ мог сильно повлиять на ведовские верования.

22 «Клуб адского пламени» — ошибочное название «Общества вседозволенности» («Ордена братьев святого
Франциска Уикомского»), основанного английским аристократом Фрэнсисом Дэшвудом в середине XVIII века.
Квазирелигиозная организация, члены которой проводили обряды, во многом основанные на сексуальной
символике и включавшие в себя возлияния во славу Bona Dea, Благой Богини.
Церковь никогда особо не интересовалась колдовством, так как оно не было ей
соперником в том качестве, в каком было ведовство; говорят, что многие папы и видные
церковные
деятели с успехом практиковали его. С наступлением эпохи Ренессанса пытливый
человеческий дух нашел отраду в вольнодумстве, а это в свою очередь привело к
возрождению интереса к математической магии, астрологии и каббале, к изучению
античности и, следовательно, ко знакомству с античными богами. Возникла легенда о
Фаусте, а с нею и представление о том, что дабы практиковать магию, нужно продать
душу дьяволу.
Наилучшее отражение данной темы в английской литературе — это, конечно,
«Доктор Фаустус» «атеиста» Марлоу, в Европе же длинная череда романов и пьес
увенчалась великолепным «Фаустом» Гете. То было очень доверчивое время, и в историю
эту действительно с легкостью поверили: никому даже в голову не приходило задуматься
о том, стоило ли заплатить миллионами лет мучений за несколько лет блаженства.
Существуют примеры подобного рода договоров, но совершенно понятно, что это либо
ложные свидетельства, призванные помочь обвинить какого-нибудь беднягу, либо
произведения закоренелых вольнодумцев или попросту сумасшедших.
Епископ Уилсон сообщает об имевшем место на острове Мэн случае (датировано 29-
м ноября 1720 года, Пиль):
«Джон Карлитт из Марлоха, приход Киллох, графство Дон, телом и душой предался
Сатане Диаволу, именуемому Люцифером, на срок в девять лет при условии, что тот
станет давать ему в течение этого времени столько денег, сколько ему будет потребно, в
каковом случае он связывает себя условиями этой сделки и обязуется сражаться под его
знаменами в течение всего указанного срока; если же он дезертирует, то окажется предан
на милость Сатаны и обязуется по истечение девяти лет покончить жизнь
самоубийством. Подписано кровью, запечатано и адресовано Диаволу. Джон Карлитт».
Сам Джон Карлитт упорно отрицал, что написал это, и утверждал, что на него
возвели поклеп. Епископ возражал, что почерк, без сомнения, принадлежит Карлитту, и
вообще принимал улику на веру, однако, что любопытно, никаких мер судебного
характера по этому поводу не принял. Данный случай вполне мог быть примером подлога
и фальсификации, или же, напротив, бравады, так как в то время уже функционировало
несколько Клубов Адского Пламени. Впрочем, суть в том, что в то время сама идея
заключения договоров с дьяволом была уже общим местом, а юристы считали факт
продажи души за деньги или по какой-либо иной причине — сам по себе
свидетельствующий о пороке и зле — неопровержимым доказательством ереси. А за ересь
полагалась смерть. То, что в случае казни преступника дьявол тем скорее получит его
душу, судя по всему, не слишком их беспокоило.
Церковь почитала своей обязанностью тщательно следить за всеми сторонами жизни
людей и активно противодействовать всему, что осуждала христианская доктрина.
Поскольку мэнский случай может для многих моих читателей оказаться в новинку,
привожу здесь цитату из «Башни Сен-Жермена» Дэвида Грейна:
«Ежегодно судья приводил к присяге церковных старост своего прихода и назначал
так называемого капитульного дознавателя, который вместе со старостами заседал раз в
три или четыре недели под председательством викария или приходского священника. Все
они были связаны клятвой сообщать о случаях нарушения канонического права и
представлять предполагаемо виновных в том лиц на суд. Таким образом, в каждом
приходе имелся специальный орган из девяти или десяти человек, Скит \ в чьи
обязанности входило шпионить за своими соседями.
На практике эффективность этой системы напрямую зависела от тех
ограничений, которыми было обставлено поведение индивидуума в маленьком
сообществе; со временем дознаватели все с меньшей охотой исполняли свои
должностные обязанности. Но даже если за год своей службы они и не спешили портить
отношения с соседями чрезмерным рвением, уважение к своим клятвам все же было
достаточно велико и в результате дознаватель служил источником постоянного
напряжения в приходской жизни, самим фактом своего существования поощряя
вероломство, подозрения и страх».
Отсюда сохранившаяся на Мэне по сей день ненависть к доносчикам. Такими
средствами Церковь получала информацию
1 Skeet — англо-мэнский диалектизм, обозначающий новости или сплетни.
о потенциальных ведьмах. Дознаватели рыскали повсюду; именно они, скорее всего,
обыскали жилище Джона Карлитта и обнаружили, или притворились, что обнаружили
договор с Сатаной.
Вне всяких сомнений, они стали причиной убийства почти всех остававшихся на тот
момент ведьм и многих других людей, некоторые из которых к культу вовсе не
принадлежали, — пока не остались лишь представители семейств столь
высокопоставленных, что с ними связываться уже было опасно, невозможно, столь
бедных, что с них попросту нечего было взять. Чтобы избежать гонений, ведьмы
становились добропорядочными прихожанами; в конце концов у них были вполне
библейские основания для того, чтобы склонить голову перед Риммоном. Возможно,
именно они-то и отрекались при посвящении от христианства.
Этот новый террор принес с собой значительные перемены; доверять можно было
только собственным детям и самым близким родственникам, так что культ превратился,
фактически, в тайное общество семейного типа, где каждый ковен был отрезан ото всех
остальных. Ритуалы проводились за закрытыми дверями; многое было сокращено из-за
банальной нехватки людей, многое — вовсе забыто. Скорее всего, именно в этот период
ведьмы начали вести записи, так как регулярного жречества больше не существовало, и
ритуалы отправлялись лишь от случая к случаю.
Во всех ведовских писаниях, тем не менее, на первой же странице содержится
следующее предупреждение:
«Пиши книгу эту собственноручно. Пусть братья и сестры переписывают отсюда,
что им будет угодно, но никогда не отдавай книгу другим и никогда не храни у себя
чужих книг, ибо если их обнаружат и опознают почерк, людей тех могут арестовать и
подвергнуть пыткам. Каждый должен беречь свои писания и уничтожить их, если
возникнет опасность. Заучи как можно больше наизусть, и когда опасность минует,
напиши книгу заново.
По той же причине если кто-нибудь из вас погибнет, уничтожьте его книгу, если он
сам того не сделал, ибо если найдут ее, то будет неопровержимая улика против вас.
Ведьмы не ходят по одиночке, так что все его друзья окажутся под угрозой
пыток, а потому уничтожьте все ненужное. Если твою книгу найдут при тебе, это
будет неопровержимая улика против тебя; тебя могут взять и пытать.
Изгони все мысли о культе из разума твоего; скажи, что были у тебя дурные сны,
что Дьявол заставил тебя написать все это без твоего ведома. Думай про себя: «Я ничего
не знаю; я ничего не помню; я все забыл». Пусть это будет все время у тебя в голове. Если
пытка будет совсем уж невыносимой, скажи: «Я признаюсь. Я не могу выносить больше
эти муки. Что вы хотите, чтобы я сказал? Диктуйте, я все скажу». Если они попытаются
заставить тебя сказать о Братстве, не говори, но если попытаются заставить тебя
говорить о всяких невозможностях; вроде летания по воздуху, совокуплений с Дьяволом,
принесения в жертву детей или поедания плоти человеков, говори: «Мне снились дурные
сны, я был сам не свой, я обезумел».
Не все магистраты плохи. Если возможность будет, они могут проявить милосердие.
Если ты что-нибудь выдал, отрицай это впоследствии; утверждай, признался под
пытками и не знаешь, говорил или делал. Если тебя приговорят,
«е бойся: Братство могущественно, есяи ть/ будешь тверд, помогут тебе бежать.
Если же ты предашь — НЕ БУДЕТ ТЕБЕ ПОМОЩИ НИ В ЭТОЙ ЖИЗНИ, НИ В
ГРЯДУЩЕЙ.
Если ты будешь тверд и взойдешь на костер, ТЕБЕ ДАДУТ СНАДОБЬЕ, и ты ничего
не почувствуешь, но уйдешь в смерть и то, что за нею, в блаженство Богини.
То же и с рабочими инструментами. Пусть это будут самые обычные вещи, какие
каждый может иметь в своем дому. Пусть Пентакль будет из воска, чтобы его можно
было мгновенно расплавить или разбить. Не держи в доме меча, если только твой ранг не
позволяет тебе иметь его. Ни имен, ни знаков не должно ни на чем быть; перед
освящением пиши имена и знаки чернилами и немедленно после этого смывай. Никогда не
похваляйся, никогда не угрожай, никогда не говори, что желаешь кому-то дурного. Если
при тебе заговорят о ремесле, скажи:
«Не говори мне о таком, оно меня пугает. Говорить об этом — к беде».
Источник этот говорит о многом. Он мог восходить ко временам яростных
преследований ведьм на континенте, после чего был грубо и приблизительно переведен на
английский язык. Главное затруднение в работе с такого рода документами — это
ведовской закон: всякий может переписать у другого, что он желает, но никаких старых
писаний хранить нельзя.
А поскольку каждый переписчик невольно немножко меняет текст, модернизируя
язык и внося прочие изменения, определить дату начала его бытования оказывается
невозможно. Совершенно очевидно, что написан он был не в Англии: хотя епископы
время от времени и жгли ведьм, единственной законной формой казни тут было
повешение.
Возможно, его написали в Шотландии, но скотты, мне думается, сформулировали
бы все более четко. Источник ясно показывает: Ремесло было действительно
могущественным. Ведьмы могли подкупать тюремщиков, чтобы передавать наркотики
несчастным. Этим, думаю, и объясняются жалобы инквизиторов, что ведьмы умудрялись
засыпать даже на дыбе. Кроме того, документ должен восходить к тем временам, когда
достаточно много народу уже владело грамотой. Сожжение ведьм на континенте было
чем-то вроде линчевания: епископы творили, что хотели, утверждая, что Церковь стоит
выше законов земных.
Мне до сих пор задают множество вопросов о ведьмах, потому что люди слышат о
них сплошные небылицы. Ходят ли ведьмы на шабаши? Правда ли, что они используют
специальную летучую мазь? Зачем ведьмы вообще мажутся всякими штуками? Они
действительно летают на свои сборища на метлах?
В прежние времена они туда ходили в основном пешком, беря с собой жерди или
дубины-квотерстаффы с железным наконечником, которые могли пригодиться в качестве
средства самозащиты. Иногда их вполне можно было использовать для переправы через
препятствия — примерно как спортсмены прыгают в высоту с шестом; кроме того, ими
можно было нащупывать безопасную дорогу в темноте.
Во времена гонений ведьмы могли садиться на них верхом и так прибывать к месту
собрания, или же поступать так при проверке на входе — в знак своей принадлежности к
культу. Неспособность сделать это была чревата стрелой между ребер, смазанной к тому
же чем-нибудь вроде чемерицы или иным снадобьем растительного происхождения.
И, наконец, на жердях они разъезжали, исполняя танцы плодородия; однако в этом
случае ездовое средство должно было смазываться салом или сажей, а испачканная таким
специфическим образом жердь уже превращалась в серьезную улику; поэтому ведьмы
брали посохи или метлы, имевшие полное право быть грязными, и использовали их для
опознания друг друга или для танцев плодородия, или для перепрыгивания через
препятствия. Если место сборища было отдаленным, они ехали туда на лошадях. На
метлах они никогда не летали. В наши дни ведьмы ходят пешком, как все нормальные
люди, или ездят на автобусах, или используют другой привычный и удобный транспорт.
Я ни разу не видел, чтобы ведьмы чем-то обмазывались с головы до пят, но мне
показывали рецепт масла для умащения.
В его состав входила вербена или мята, измельченная и настоянная на оливковом
масле или на топленом свином сале; ее оставляют на ночь, а потом процеживают через
ткань, чтобы отфильтровать листья. Затем добавляют свежие листья и отжимают еще три
или четыре раза, пока мазь не приобретёт сильный растительный запах — тогда она готова
к употреблению. Говорят, что ведьмы, жившие в сельской местности, где их по ночам
вряд ли могли увидеть, раздевались догола, втирали эту мазь в кожу и отправлялись на
шабаш нагими.
Это помогало им не замерзнуть до тех пор, пока дело дойдет до танцев. Иногда они
вмешивали в масло сажу, чтобы ночью их было не видно. Одним из распространенных
обвинений против ведьм как раз и было то, что они ходят ночью незримыми; некогда
считалось, что вербена как раз и дает невидимость.
Также у ведьм есть весьма могущественное ароматическое масло, которое в наши
дни считается у них просто средством для умащения. Используют его только дамы, нанося
на плечи, за ушами и т.д., как обычные духи. На разгоряченном от танцев теле оно
источает очень сильный запах и, скорее всего, дает другие чрезвычайно интересные
эффекты. Из чего оно делается, хранят в глубочайшей тайне; ведьмам приходилось
обходиться
без него в годы войны и некоторое время после нее, но поставки уже снова начались.
Кстати, тогда ведьмы ходили на шабаши нагими, так как в случае налета им могло просто
не хватить времени одеться, и пришлось бы бросить платья на месте, а они могли бы
скомпрометировать владелиц.
Кроме того, они обнаружили, что солдаты скорее отпустят голую девушку восвояси,
а одетую возьмут в плен. Скользкие, хорошо умасленные тела дополнительно затрудняли
поимку ведьм. Зимою они старались найти для сборищ какое-нибудь более или менее
защищенное от холода место, пещеру или развалины, где можно было беспрепятственно
разжечь костер и хорошенько согреться. В эти места они приходили и уходили из них в
одежде.
Можно было не сомневаться, что местные дознаватели, охочие до всяких
нетривиальных мероприятий, зимою сидели по домам. Также ведьмы рассказали мне, что
в большинстве деревень они устроили так, чтобы первый и последний дома занимали
принадлежащие к культу люди, и любая ведьма, путешествующая или находящаяся в
бегах, могла прийти туда, уверенная, что получит помощь и защиту. Накануне шабашей
члены культа приходили в эти дома одетыми и умащались уже там.
Хозяева дома сами никогда на шабаш не ходили, а, напротив, как только последняя
ведьма покидала их кров, отправлялись «в люди», чтобы их увидело как можно больше
жителей деревни, и если вдруг стало бы известно, что поблизости тогда-то проводился
шабаш, они оказались бы вне всяких подозрений. Многие годы ведьмам приходилось
спешно удаляться через окна и даже печные трубы, если в доме вдруг оказывались люди,
не принадлежащие к культу.
Большинство населения в те далекие времена верило в чертей и гоблинов и боялось
темноты, так что уже в пятистах ярдах за околицей ведьмы могли не опасаться случайных
прохожих и еще кого похуже. Разумеется, ведьмы прилагали все усилия, чтобы разжигать
эти страхи. Они великолепно умели манипулировать человеческим сознанием, так как
успешные манипуляции нередко спасали им жизнь; впрочем, сказки об ужасах, таящихся
во тьме, не всегда были беспочвенны. Отравленные стрелы неизменно имелись в арсенале
«людей болот».
Уже после того, как я все это написал, пришло письмо, датированное 29-м сентября
1952 года, где говорилось о сборище, имевшем место в лесах южной части Англии два
месяца назад. Сборище проводилось в традиционной наготе (по счастью, погода стояла
теплая). Ведьмы очертили круг с помощью атама, исполнили танцы плодородия на метлах,
провели сообразный времени сезонный ритуал, равно как и прочие обряды, и сплясали
еще кое-какие старые танцы. В письме также упоминались три организованных за
последние несколько месяцев домашних встречи, прошедших весьма удовлетворительно;
все чары сработали! Больше всего меня на самом деле интересует количество людей,
ежегодно встречающихся и отправляющих ведовские обряды просто потому, что они в
них верят.
Некий критик сказал мне: «Эти люди — никакие не ведьмы; они просто проводят
ведьмовские ритуалы, потому что те доставляют им удовольствие, а также из суеверия».
Но если уж на то пошло, разве суеверие — не та же вера? Разве христианин, верящий в
свою религию и получающий от исполнения ее ритуалов удовольствие и духовное
утешение, перестает от этого быть христианином? Говорят — хотя насколько это
соответствует правде, мне неизвестно — что шотландские пресвитериане верят только в
ту религию, которая делает их несчастными. Ни ведьмы в целом, ни я лично в этом
отношении не сходимся с ними во взглядах.
ГЛАВА ПЯТАЯ
Маленький народ
Я верю в Маленький народ, живший ранее на острове Мэн; но в действительности
это были не фейри. В Европе обитало несколько рас пигмеев. Они во многом походили на
современных нам пигмеев Африки — маленький народ, который постоянно обижают его
более рослые соседи, вытесненный с хороших земель в леса и холмы, и прочие
труднодоступные места. Они совершают набеги на возделанные поля и устраивают
всевозможные проказы, но если к их воровству относиться терпимо и даже оставлять им
временами еду, они, в свою очередь, делятся дарами, что приносит им охота: туши, мясо,
шкуры и кость.
Говорят, что иногда они похищают младенцев, оставляя взамен одного из своих
отпрысков — совсем как британские фей- ри. В наши дни пигмеи ведут совершенно
одинаковый образ жизни в Центральной Африке, Малайе, Новой Гвинее, Декане, на
Цейлоне и Филиппинах. Мне довелось познакомиться со многими из них, и все они
используют в качестве оружия отравленные стрелы и, по слухам, владеют магическими
силами.
Существуют свидетельства в пользу существования пигмей- ских рас и в Европе.
Многие жилые пещеры слишком малы для современного человека, но совершенно удобны
для ребенка. Народы-завоеватели, вытеснившие коренных жителей с лучших земель, не
особенно любили их, так как они воровали урожай и убивали скот. Со временем они на
собственном опыте узнали, что если с Маленьким народом обращаться хорошо, они
станут куда дружелюбнее и даже смогут прийти на помощь в трудную минуту — как это
случилось на Мосту фейри, когда они внезапно явились на подмогу южанам.
На Западных островах Шотландии, как и на Мэне, в случае организации Cearrd
Cbomuinn (ремесленной артели), то есть некой разновидности трудового братства, члены
ее иногда приглашают фейри помочь им с пахотой и жатвой, даря им в ответ подарки.
Точно так европейцы в Малайе призывают на помощь местный Маленький народ, саки
\\якунов.
К особому типу относилась Ланан-Ши (.Leanan Sidhe) — дева из Маленького
народа, берущая себе в возлюбленные
человека. Она была добра и прекрасна, но опасна. Ее ни в коем случае нельзя было
бить, иначе она бежала обратно к своему народу, прихватив с собой детей и приданое,
состоящее из волшебного скота фейри. В Шотландии возлюбленная-фейри нередко
помогала своему мужу в его ремесле; она могла предсказать ему будущее — когда он
умрет или на ком женится после того, как она умрет или покинет его. Пока же отношения
длились, Ланан-Ши бывала обычно очень ревнивой.
Возлюбленные-фейри, говорят, похищали младенцев, и, возможно, так оно и было в
действительности — чтобы влить в расу новые силы. Красивых девушек тоже регулярно
похищали, чтобы отдать в жены королю фейри, а мужчины этого племени часто
уговаривали человеческих девушек бежать с ними из дома, подобно тому, как еще три
сотни лет назад шотландские горцы добывали себе жен из долин посредством побега или
похищения. Клан Маклаудов с Островов, был основан неким Даудом, сыном Олафа
Черного, короля острова Мэн, сына Харальда Хардрады, скандинавского владыки, убитого
в сражении у Стэмфордского моста в юбб году23. Его праправнук, четвертый вождь клана,
имел жену-фейри, подарившую ему где- то году в 1380-м прославленный флаг фейри,
Дунвеган. Все это — исторические персонажи, да и сам флаг до сих пор существует. Эта
жена-фейри была со всей очевидностью женщиной из низкорослой расы, впрочем,
достаточно крупной, чтобы родить здоровых детей, чьи потомки до сих пор живы.

23 Имеется в виду Харальд III Сигурдссон (1015—юбб), король Норвегии, прозванный Хардрада («Суровый
правитель»). С его смертью связывают закат века викингов.
Дома Маленького народа выглядели как конической формы холмы. В Эйре 24 до сих
пор считается, что ши живут в холмах или могильных курганах. Вход в них, часто
спрятанный от глаз, находился в склоне холма; далее следовали длинные темные
коридоры, ведущие во множество разнообразных помещений и иногда освещенные
лампами или факелами. Практически во всех историях о фейри говорится о тьме или
сумерках.
Всего в двух милях от Каслтауна, что на острове Мэн, в 1943 году была раскопана
кельтская, или, скорее всего, даже докель- тская деревня. Самый крупный из домов
представлял собой
деревянное круглое строение с дерновой крышей в форме перевернутого блюдца,
поддерживаемой тысячами столбов из дуба, установленных концентрическими кругами.
Внутреннее кольцо образовывало комнату около восемнадцати футов в диаме- тре25 с
большим каменным очагом в центре. Этот дом, площадью шесть тысяч квадратных
футов26 и девяноста футов в диаметре27, был скорее всего, жилищем вождя или короля. Он
и его семья жили в центральной его части; все остальные круги занимали стойла для
скота. Судя по всему, в христианские времена дом все еще использовался.
Дневной свет поступал в дом только через центральное отверстие-дымоход,
дававшее в лучшем случае вечные сумерки. Вполне очевидно, что временами на крыше
этого дома, выглядящего в точности как конический холм, стоял часовой и что он
поднимался туда по лестнице, приставленной к дымоходу, и через отверстие прямо на
крышу, вместо того, чтобы идти через весь дом до двери, а потом лезть наверх по
дерновому склону; возможно, остальные домочадцы тоже выходили на улицу таким
способом.
Посетители из более рослой расы могли обратить внимание на эту забавную
привычку входить в дом и выходить из него через дымовую дыру; возможно отдаленные и
довольно запутанные воспоминания об этом и породили легенду о том, что ведьмы
используют в качестве двери печную трубу.
Люди эти, скорее всего, принадлежали к одной из рас, населявших Европу в
докельтские времена, и представленных сейчас, возможно, финнами и лапландцами —
судя по народным сказкам, народами невысокими, но чрезвычайно сильными.
На Западных островах сохранилось множество пиктских жилищ, построенных из
камня и конических по форме, но если их покрыть торфом, выглядящих совершенно как
холмы. Помимо хорошо известного Мэйшоу на Оркнеях, в Тарансее на Харрисе есть еще
один — меньшего размера и с каморкой на входе, где помещался караул, причем, судя по
всему, исключительно в положении на корточках.
Каморка эта построена также из камня и в высоту насчитывает два фута пять
дюймов, а в ширину — три фута28; охране не оставалось иного выхода кроме как быть из
Маленького народа. Большинство каменных коридоров в доме — всего четыре фута шесть
дюймов высотой, а длиной при этом футов по семьдесят 29. Понятно, что в целях
безопасности жилища дверь должна быть маленькой — также и для сохранения тепла —
но в строительстве длинного коридора, идти по которому можно только согнувшись,
никаких явных преимуществ нет. Следовательно, напрашивается вывод, что средний рост
жителей этого места не превышал четырех с половиной футов30.
Епископ Оркнейский, сам родом из Норвегии, в Киркуолле в 1443 году писал:
«Когда Харольд Хаарфага31 завоевал Оркнеи в девятом веке, население их состояло

24 Одно из названий Ирландии (также Банба, Фотла, Фодла, Эриу и др.).


25 Около 5,5 м.
26 Около 557,5 м2.
27 Около 27,5 м-
28 73 см и немногим больше 90 см соответственно.
29 Приблизительно 137 см и чуть больше 21 м соответственно.
30 1 м 37 см.
31 Видимо, имеется в виду Харальд I Хальфданссон (849—933), король Норвегии, прозванный Харфагер
(Светловолосый, или Прекрасноволосый).
из двух народов — папе (ирландских католиков) и пети (пиктов или пехтов) — и он
уничтожил их обоих».
Далее он продолжает:
«Эти оркнейские пикты статью всего лишь немного превосходили карликов и
замечательнейшим образом работали над строительством своих городов утром и
вечером, в полдень же они прятались в маленьких подземных жилищах, страшась света».
(Horum alteri scilicet peti parvo superantes pigmeos statura in structuris Urbium vespere et mane
mira operantes, meridie vero cunctis viribus prorsus destituti in subterraneis domunculis pro
timore latuerent.)
В горской традиции семье каждого вождя прислуживали карлики, считавшиеся
сверхъестественными существами или фейри. Они ходили почти голыми, были волосаты и
обладали
необычайной силой; они прекрасно стреляли из лука, были склонны к проказам,
любили танцы и музыку и умели колдовать. Всю порученную им работу они выполняли,
как правило, ночью. Не обошла их вниманием и английская литература. Мильтонов
домовой ночью сбивает сливки, а у Шекспира в «Сне в летнюю ночь» воспеты и другие
виды работ по дому. Позднее к этим легендам примешались истории о домашних
обезьянках и породили на выходе байки о фейри.
Сэр Вальтер Скотт упоминает аборигенные рабские кланы и описывает их как
«полуголых, остановившихся в росте и жалких видом» людей. Среди них — Маккоулы,
предполагаемые потомки Финна, оказавшиеся гаваонитами, или наследными слугами
аппинских Стюартов. Ирландские манускрипты одиннадцатого века утверждают, что
когда в девятом веке датчане взяли Ирландию, то не осталось в различных тайных местах
ничего из имущества финнов, или фейри, что они не отыскали и не разграбили бы.
Бретонские легенды гласят, что старый народ, построивший мегалиты, был карликами,
звался керионами и был собою мал, но очень силен. Есть даже ходовое выражение «силен,
как керион» — примерно такое же, как у шотландцев, когда те говорят о пиктах: «Вельми
мал, да силен».
Все эти народы сохранились в памяти соседей примерно с одними и теми же
свойствами: добрые друзья, но опасные враги; очень сильные; способные исчезать по
собственной воле; устраивающие по ночам пышные празднества; использующие
отравленные стрелы. Церковь преследовала и гнала их, обвиняя в отправлении
непристойных ритуалов и плясках.
Ведьмы нередко сожительствовали с ними, роднились и в позднейших легендах уже
были причислены к племени фейри. В шотландских процессах над ведьмами последние и
фейри рассматривались, судя по всему, как один и тот же род. Как мы уже отмечали, и тех,
и других считали сведущими в магии. Несмотря на малый рост, жизнь била в них через
край и к работе они были чрезвычайно способны. Работали они по ночам и заканчивали ее
к наступлению утра, так что видели их редко и не подолгу, и если только они не служили
человеку, то при приближении его немедленно скрывались в своих холмах.
Пока викторианское ханжество не прикрыло их прозрачными тряпочками, они
ходили нагими или в обтягивающих
одеждах. Последний элемент, впрочем, вполне мог оказаться иллюзией вследствие
привычки пиктов раскрашивать себя синей вайдой и известью, дававшей знаменитый цвет
«зеленый линкольн» (то есть ярко-зеленый) — признанный цвет фейри.
А поскольку жили они, согласно источникам, в той же стране и в то же время,
весьма вероятно, что гномы, фейри и ведьмы суть разные описания одного и того же
народа разными авторами.
Не раз случалось так, что люди благородного сословия нанимали Маленький народ
на службу. Перед битвой трех Грайнардов на шотландском острове Айлей в лето от
Рождества Христова 1598 сэр Джеймс Макдональд взял на службу маленького человека
именем Ду-Сит (Черный Эльф), относительно которого все полагали, что он из фейри. Во
время сражения он убил командира противника, сэра Лахлана Мор Маклина стрелой, в
которой впоследствии опознали «эльфийскую», то есть стрелу с каменным наконечником.
Это дезорганизовало его клан, и Макдональды вышли победителями. Предположительно,
он был одним из Маленького народа, вдобавок умелым лучником, и стрела его была
отравлена, хотя сэр Джеймс последнего мог и не знать.
Вера в бьющую без промаха стрелу фейри и в причиняющую неминуемую смерть
отравленную стрелу — по большей части одно и то же; возможно, сэр Джеймс считал яд
магией.
Как бы там ни было, факт остается фактом: он взял Черного Эльфа к себе в
союзники и через то обрел победу, а это все, что важно для истории.
К сожалению, завоеватели вроде Харальда Хаарфаги уничтожили большую часть
этого народа, а оставшихся низвели до рабской жизни на вересковых пустошах в качестве
«людей болот», хотя некоторая их часть посредством межплеменных браков
ассимилировалась с новым населением страны. Это привело к увеличению роста, и во
времена гонений потомки их отрицали, что являются язычниками или фейри, указывая в
качестве аргумента на свой рост: «Фейри маленькие, а мы-то большие!» Тогда признание
в том и другом означало епископскую тюрьму и пытки, а то и костер. Через некоторое
время свободные «жители болот» были уничтожены, а поселившиеся в городах
растворились среди захватчиков. Иногда мне кажется, что кого- то из их потомков можно
признать в толпе и до сих пор — коренастых и приземистых, очень сильных и
широкоплечих. Лет двести тому назад французы искренне считали, что мы тут, в Англии,
вывели специальную расу моряков.
Говорили, что они чрезвычайно сильны, с очень широкими плечами, и все как один
ниже пяти футов ростом32, так что могли без помех работать под очень низкими палубами
британских военных кораблей. Французы — и сами-то по себе отнюдь не великаны, так
что для такой легенды должны были иметься некие основания. В то время на военно-
морской службе состояло множество мэнцев, и поговаривали, что их построение занимает
на параде куда больше места, чем у любых других частей британской армии из-за
примечательной широты их плеч.
ГЛАВА ШЕСТАЯ
Как Маленький народ превратился в ведьм, а также Кое-что о рыцарях-тамплиерах
В Англии этот Маленький народ представлял собою по преимуществу докельтское
аборигенное население, но в нем встречались и романо-британцы, уцелевшие после
саксонского завоевания. Большинство из них было христианами, но, увы, все их
священники бежали.
К тому времени многие римляне искренне полагали, что все их проблемы
проистекают от того, что они оставили старых богов. Возможно, романо-британцы
мыслили сходным образом. Как бы там ни было, жречество традиционной римской
религии было упразднено еще за двести лет до того, когда Рим обратился в христианство.
У Маленького народа имелись свои богини, отождествившиеся во время оно с Дианой и
Афродитой, поэтому римляне, желавшие поклоняться своим старым богам, но не имевшие
для того храмов, стали взывать к ним.
Такой приток верующих, по всей вероятности, стал причиной некоторых изменений
в культе, но основные его объекты остались, мне думается, в неизменности. Все эти люди
хотели одного и того же: процветания и изобилия для своего племени, счастливой жизни
после смерти и возрождения в том же племени или народе.
Постепенно они стали вступать в торговые и иные коммуникации с саксами,
возможно, даже объединяясь с ними для отражения викингских набегов. Но затем вновь
вернулось христианство. Короли и городские сословия приняли его, но сельское население
—pagani, живущие за городом, деревенские жители, «люди болот» принадлежали в
основном к старой вере, по каковой причине мы и по сей день используем эти два термина
для обозначения не-христиан1.
Следующими пришли норманны. Норманны по происхождению были норвежцами-
язычниками, получившими большие земельные пожалования от французского короля на

32 То есть меньше i,j м.


тех условиях, что они примут христианство и принесут ему оммаж. Сейчас мы бы назвали
их христианами, во Христа
1 Имеются в виду английские термины pagans и heathens.
да не уверовавшими: говорят, что в Руане, их главном городе, у них была секта,
поклонявшаяся Афродите и уничтоженная лишь в двенадцатом веке.
Отцом Вильгельма Завоевателя был Роберт Дьявол, о котором говорили, будто он
занимается колдовством. Сын Завоевателя, Вильгельм Руфус (или Вильгельм Рыжий),
тоже считался вождем культа. Норманнов на фоне огромного саксонского населения,
низведенного ими до положения сервов, было очень мало. Саксы были добрыми
крестьянами и ремесленниками, жившими там, где лорду-помещику было удобно до них
добраться. Последний заставлял их обрабатывать свои земли и платить налоги. Язычники
же, обитавшие в куда менее освоенных местах, были малочисленны и труднодоступны;
принудить их платить налоги или исполнять другие феодальные повинности было
нелегко, что позволяло им вести более или менее независимый образ жизни. Горожане
считали их странным и сверхъестественным народом, не чуждым магии.
Саксы ненавидели своих поработителей и нрав имели угрюмый и склонный к бунту.
Весьма вероятно, что язычникам поначалу пришлось весьма по нраву созерцать страдания
своих саксонских гонителей, вследствие чего они были не прочь вступить в отношения с
норманнами, предлагая им свои услуги в качестве охотников и, возможно, горняков в
обмен на полное освобождение от налогов. Отношения подобного рода возникали, скорее
всего, в том случае, если норманнский феодал еще во Франции принадлежал к какому-
нибудь культу сходной природы.
Существование таких культов подтверждается записями в церковных архивах
Франции, повествующими о неких дамах благородного происхождения, отправлявшихся
по ночам верхом на кутежи, они же шабаши Бенсозии, Дианы древних галлов, также
именуемой Ноктикулой, Иродиадой и Луною. Они записывали свои имена в особый
регистр и после проведенной церемонии считали себя фейри. Здесь мы сталкиваемся с тем
фактом, что нобилитет поддерживал хорошие отношения с теми, кто в той или иной
форме отправлял ведовские шабаши, каковые люди обычно считались одновременно и
ведьмами, и фейри.
Примечательно, что их богиня, как и богиня ведьм, была известна под многими
именами и отождествлялась с луной. Разумеется, в контакты подобного рода вступали
достаточно
свободомыслящие люди, чей разум был свободен от диктата священников. Эдуард
Исповедник однозначно не примкнул бы к ним, а вот Вильгельм Завоеватель или
Вильгельм Руфус — вполне могли. В связи с шабашами Бенсозии могу также упомянуть
историю, рассказанную мне ведьмами, о том, что в былые времена они иногда устраивали
большие собрания в отдаленных местах, отправляясь туда верхом, одетые в причудливые
одежды и выглядящие, словно духи, с криками и пением, призванными напугать жителей
тех земель, через которые они проезжали. Не с таких ли праздничных поездов началась
легенда о дикой охоте? Или, возможно, это как раз легенда подала ведьмам хорошую
идею.
Уместно будет также вспомнить брачный союз между историческим Раймоном де
Лузиньяном и фейри Мелюзиной, от которых произошли короли Иерусалима и Кипра
Лузиньянской династии, в том контексте, что «Мелюзина» было одним из имен ведовской
богини. В то время несмотря на значительные количества языческого народу, посещавшие
религиозные церемонии, посвящение принимали только жрецы и жрицы, проходившие
должные испытания и дававшие обеты. Иными словами, на церемониях мог
присутствовать всякий, кто имел склонность к культу или был расположен к
отправлявшим его людям.
Именно сюда следует отнести истории о таинственных людях в масках,
приезжавших на шабаши верхом. То были представители благородного сословия,
державшиеся особняком и не принимавшие участия в происходящем, но плясавшие и
пировавшие в своем кругу. Известно также, что временами на одном шабаше могли
присутствовать до шести тысяч человек.
По любопытному совпадению, а может быть, и не только, идея рыцарства возникла
как раз примерно в это время. В период европейской истории, когда женщин считали чем-
то вроде домашней скотины, а церковники на полном серьезе спорили о том, есть у них
душа или нет, среди малых ноблей, то есть именно той прослойки дворянства, которая
могла посещать шабаши, вдруг возник и развился кодекс почтительного отношения к
женщине. Прекрасную даму возносили на пьедестал и обращались с нею со всем
возможным уважением. На первый взгляд это предназначалось лишь для дам, так сказать,
склонных поддержать игру, но со временем тенденция привела к изменению отношения ко
всему полу. Не было ли тут связи с культом богини?
Норманны принимали людей болот к себе на службу в качестве конюхов, охотников
и на прочие должности, где могло пригодиться знание животных. Думаю, они обладали
действительно необычайными знаниями в этой области и очень любили животных;
возможно, их позднейшими наследниками можно считать ирландских Лошадиных
Шептунов, умевших, согласно вполне достойным доверия изустным источникам,
приручить самого дикого коня, прошептав ему несколько слов на ухо. В годы моей
молодости в Шотландии существовало что-то вроде тайного общества фермерских слуг,
известное как «Слово Всадника».
Члены этого общества, как говорили, якшались с дьяволом.
Во всяком случае сверхъестественной властью над лошадьми они и вправду
обладали. Думаю, в конце концов до них добрались шотландская церковь и профсоюзы,
хотя не исключено, что общество и посейчас существует где-нибудь под покровом тайны.
Тайна, передававшаяся в этом обществе или культе, заключалась в том, что люди и
животные — братья, что они одной крови, и относиться к ним нужно соответственно.
Наверное, и Лошадиные Шептуны придерживались сходных представлений и практик, и
именно рассказы об их способностях и умениях стояли за широко распространенными
историями о ведьмовских фамильярах. Все это так или иначе восходило к людям болот, а
через них — к тем древнейшим жителям Британских островов, которые пытались влиять
на поведение животных с помощью магии.
Впрочем, все это — всего лишь моя теория; никаких доказательств сказанному у
меня нет.
Когда границы страны оказались открыты, расы переженились между собой, и люди
болот постепенно стали выше ростом. Потомство от смешанных браков всегда бывает
крепче физически, однако из-за тех же смешанных браков люди болот начали терять свои
сверхъестественные силы, расцветавшие пышным цветом, пока браки носили внутренний
характер. В случае рождения однояйцевых близнецов вероятность их проявления будет
выше, в случае рождения обычных близнецов — чуть ниже, но и другие люди этими
силами, несомненно, обладают.
Они обычно носят наследственный характер, но ведьмам известны специальные
формулы для достижения состояния аутоинтоксикации, или перехода в мир фейри.
Впрочем, достичь его не удастся, если человек не испытывает симпатии к этим силам —
как многие саксы, считавшие их дьявольскими.
Маленький народ был жизнерадостным, эмоциональным и расточительным по своей
природе; саксы — напротив, флегматичными, трудолюбивыми, религиозными и
респектабельными. Тот факт, что ненавидимые ими лорды якшались с Маленьким
народом и посещали из бесчинные сборища, взаимопониманию отнюдь не способствовал.
Самые дикие и малорелигиозные из лордов нередко проезжали значительные расстояния,
дабы поприсутствовать на шабаше.
Ведьмы рассказывают истории о слугах, тайком выбиравшихся из поместий и
одалживавших на конюшне хозяйских лошадей в ночь сборища; иногда и хозяин,
пробравшись на конюшню, сам седлал себе лошадь и скакал во весь дух на шабаш, не
сказавшись жене. Очутившиеся к первым петухам в стойле взмыленные, изможденные
лошади вполне могли породить легенды о разъезжавших на них всю ночь пикси. В
каслтаунском музее хранится ключ от конюшни с привязанным к нему дырявым камнем,
долженствующим воспрепятствовать фейри проникнуть внутрь и покататься на хозяйских
конях. Романо-британские девушки-фейри были обычно очень красивы, и многие из
посещавших шабаши мужчин возвращались домой с супругами-фейри и жили потом
долго и счастливо. Среди мелких фермеров, живших в отдаленных местах, это было делом
обычным; в более респектабельной части общества эта практика строго осуждалась.
Однако времена медленно, но менялись. Лордами были уже не норманны. Многие
женились на саксонках, другие прижили законных или незаконных детей с романо-
британскими женщинами. Раса постепенно становилась английской. Люди болот уже не
были больше полуголыми дикарями, одетыми в шкуры; теперь они носили одежды,
крашенные вайдой и известью, дававшими, как я уже говорил ранее, дивный
линкольнский зеленый — идеальный камуфляжный цвет, позволявший Маленькому
народу исчезать, просто нырнув в кусты.
Получила хождение легенда о Робине Гуде, чудесном стрелке, всегда попадающем в
цель. «Робин» — обычное франко-
английское имя для духа вообще, а «Гуд» (Hood) часто выступало в качестве замены
«леса» (wood) и само по себе являлось деривативом скандинавского Хода, бога ветров,
одного из вариантов Бодана. Робин Гуд, таким образом, вполне мог иметь исторический
прототип, но вместе с тем был и фигурой мифической, в которую мог обратиться вождь
ведовского культа.
У него имелся свой ковен из двенадцати человек, среди которых была и Верховная
Жрица, Дева Марион, — все одеты в линкольнский зеленый. Пойти к разбойникам было,
вероятно, куда респектабельнее, чем на ведьмовское сборище. К ним примыкала и
саксонская золотая молодежь, и бродячая монастырская братия. Постепенно лесные
сходки переросли в Майские игрища.
Необходимо понимать, что в прежние времена общественные празднества в честь
первого дня мая были совсем не похожи на нынешние стайки школьников, пляшущих
вокруг майского шеста. Наши современники назвали бы происходившее там
натуральными оргиями. Так судья, заправлявший вместе со старшими членами
муниципалитета на Олдерни, одном из островов Ла-Манша, рассказывал мне, что вплоть
до 1900 года местные обычаи были настолько сильны, что любая незамужняя женщина
Олдерни могла в течение года подойти к любому любезному ей мужчине и заявить: «В
Майскую ночь ты был со мною, и дитя в моем чреве — твое, так что давай, женись на
мне», — и так он и должен был сделать.
Сейчас из таких старых обычаев в силе остался лишь один. Всякий олдернец,
имеющий при себе в Майский день бутыль рома, может взять молока от чьей угодно
коровы, чтобы сделать ром-с-молоком, и владелец коровы возражать не должен. Но даже и
этот обычай умирает из-за цен на ром.
Пуританский автор Филипп Стабблс пишет о майском шесте как о «смердящем
идолище, коего он служит совершенной моделью, или даже сам он в фаллической своей
форме». Далее у него: «Мужчины равно и женщины, старые и молодые <... > идут в леса и
рощи, где проводят всю ночь в разнообразных удовольствиях, и возвращаются наутро. Я
сам слышал viva voce\ как о том говорили люди весьма серьезные и обладающие
репутацией: из дев, что отправляются на ночь в леса, едва ли треть приходит домой
незапятнанной».
1 С живого голоса (лат.)
Даже со скидкой на пуританские преувеличения, остается сделать вывод, что
ведовские шабаши ничем особенным не выделялись на фоне обычного сельского досуга, а
любые эксцессы намеренно раздувались оппонентами.
Если бы ведьм оставили в покое, самые их поразительные практики сами по себе
постепенно сошли бы на нет или стали бы отправляться исключительно в частном
порядке. Однако в 1318 году и затем в 1320 папа Иоанн XXII издал яростные буллы
против ведовства, в которых оно было объявлено ересью.
В процессе планомерных гонений, продолжавшихся не один век, люди болот были
практически уничтожены. Крупных шабашей больше не было: от организации почти
ничего не осталось, а немногие выжившие ее члены либо скрывались по замкам сеньоров,
либо ушли в глубокое подполье.
На материале ранних процессов над ведьмами можно увидеть, что же на самом деле
произошло. «Мы добрые христиане, — говорили жертвы. — Мы всегда делали эти вещи,
чтобы урожай был хорош». Во многих случаях не кто иной, как приходской священник
возглавлял эти самые ритуалы плодородия, и паства честно признавалась, что ей никто не
сказал, что отправлять их нехорошо; как раз наоборот, священник говорил, что это
правильно. Поначалу в качестве кары назначали покаяние и штрафы, но по мере того как
Церковь набирала силу, в ход пошли дыба и костер.
Старая вера сделала одну крупную ошибку. Она утверждала, что рай уготован для
посвященных; что простой народ отправляется после смерти на что-то вроде
спиритуалистских небес, в счастливые охотничьи угодья — но там их снова ожидали
труды, так как лишь посвященные обладали знанием, необходимым для того, чтобы
попасть в рай, где можно обрести отдых и обновление сил перед возвращением на землю
для нового воплощения.
Христианство поначалу обещало то, что непочтительно называли «спасением по
дешевке». Отвергни своих языческих богов, уверуй в трех новых, которые на самом деле
есть один, и отправишься прямиком на небеса, где станешь королем в золотой короне, и
никакой тебе работы, знай себе играй на арфе
да пируй. А все, кто от завлекательного предложения откажется, будут гореть в аду.
Есть старая история о шотландском проповеднике, увещевавшем свою паству: «А
после Судного дня, возлюбленные братья, встану я на стене рая по правую руку от
Господа и буду глядеть, как корчитесь вы в жутких адских пламенах. И будете вы кричать
в агонии: «Господи, Господи, не ведали мы, что творили!» А Господь взглянет на вас в
бесконечном милосердии своем и скажет ласково: «Зато теперь ведаете»».
Да, сегодня нам смешно, но когда люди верили, что все оно так и случится, это
отнюдь не казалось им шуткой. У язычников не было ада, которым можно пугать людей,
они просто говорили, что лучшие небеса и лучшее перевоплощение уготованы богатым и
умным. И хотя благонравные, занятые тяжким трудом горожане недолюбливали
язычников и поражались их поступкам, малые нобли отнюдь не стыдились якшаться с
магией ведьм и колдунов, которую не считали серьезным преступлением, а некоторые
папы, по слухам, даже сами практиковали ее.
Мелкие джентри, не делавшие тайны из своих занятий, были для Церкви легкой
добычей и немало поспособствовали ее обогащению, пока та не замахнулась на дичь
покрупнее, вроде ирландской леди Алисы Кителер. Леди Глэмис, числившаяся, мне
думается, среди предков королевы33, была сожжена в 1537 году как ведьма! Герцогиня
Глостерская была посажена в ужасную епископскую тюрьму в замке Пиль на острове
Мэн, где и провела следующие шестнадцать лет до самой своей смерти. Ее компаньонку,
Марджори, по прозванию Айская Ведьма, сожгли заживо, а Роджера Витча 34 (подходящее
имя!) посадили в Тауэр, а потом повесили, обезглавили и четвертовали последовательно
на Тайберне.
А ведь есть еще и знаменитое дело рыцарей-тамплиеров. Они были сокрушены
внезапно пытками и огнем, а их сокровища попали прямиком в лапы Церкви и
государства. В многочисленных книгах уже ломали копья за и против этого ордена, и это
весьма интересно. Ведьмы сказали мне: «Всегда закон был таков, что сила должна
передаваться от мужчины к женщине или от женщины к мужчине; единственное
исключение — когда мать инициирует свою дочь или отец — сына, ибо те есть часть их
самих». (Причина же этому в том, что великая любовь часто возникает меж теми, кто
прошел вместе через ритуал.)
Далее они сказали: «Тамплиеры нарушили это вековое правило и стали передавать

33 Имеется в виду поныне правящая королева Елизавета II.


34 Пишется так же, как английское слово «ведьма».
34 Ошибка автора. Процесс над тамплиерами во Франции длился с 1307 по 1312 год и закончился
расформированием ордена. В 1314 году в Париже сожгли Великого Магистра Жака де Моле.
силу от мужчины к мужчине; это привело их ко греху и предрешило падение ордена».
Если история эта не была просто-напросто выдумана ради объяснения крушения ордена,
вполне возможно, что тамплиеры и вправду знали и применяли кое-что из старой магии.
Не может ли быть, что головы или черепа, которым они, по слухам, поклонялись, были
просто образами Смерти и того, что лежит за нею?
Ведьмы думают, что распознали в том, что известно касательно тамплиеров,
некоторые указания на их способы работы с телом — и это ровно то, что делают они сами,
дабы произвести магический эффект; как именно они это делают, мне говорить
воспретили. Также они упомянули, что одним из обвинений против тамплиеров во время
главного процесса над ними в Париже в 1316 1 году было следующее: тамплиеры
отрекались от Христа, утверждая, что он был не богом, а всего лишь человеком, и что нет
им надежды на спасение через него, и не верят они в таинства Церкви.
Не отрицая ни Христа, ни таинств, ведьмы в общем и целом в них не верят — что в
те времена, было, мягко говоря, необычно. В процессе посвящения ведьма принимается в
Круг через поцелуй в уста. Тамплиеры делали то же самое. И у тех, и у других под
пытками вырывали признание, что поцелуй был в другое место. Другое обвинение
заключалось в том, что тамплиеры поклонялись некоей голове — описываемой различным
образом: то с тремя лицами, то просто в виде черепа — и верили, будто эта голова
обладает властью принести им богатство, заставить деревья цвести и сделать землю
плодородной. (Мы бы назвали это культом плодородия.) Во время посвящения кандидатов
в орден тамплиеров раздевали почти или совершенно
донага, и встречи их происходили втайне и под покровом ночи, как и у ведьм.
Доступные мне справочные материалы выделяет следующие предъявленные
тамплиерам обвинения:
1. Отречение от Христа и поругание креста.
2. Поклонение идолу.
3. Извращенная разновидность мессы.
4. Ритуальные убийства.
5. Ношение шнура или веревки с еретическим см;ыслом.
6. Ритуальный (или срамной) поцелуй.
7. Изменение текста мессы и неортодоксальная форма отпущения грехов.
8. Предательство прочих частей христианской армии в Палестине.
9. Общая аморальность.
В отношении пункта 8 — никто не сражался в Палестине с такой отвагой, как
тамплиеры, так что обвинение выглядит раздутым.
Если бы правдой были пункты 3 и 7, заниматься этим должны были тамплиерские
священники, а не сами сражающиеся рыцари, но пытали при этом именно рыцарей. Ни
одному капеллану тамплиеров ни единого обвинения предъявлено не было.
В пункте 9 время от времени обвиняли не только тамплиеров, но и обычное
духовенство. Маловероятно, чтобы тамплиеры были в этом отношении хуже прочих.
Однако у обвинений по пунктам 1, 2, 5 и, возможно, 4 и 6, были некоторые
основания. Идол, по слухам, носил имя Бафомет. Некоторые авторы считают это слово
искажением «Магомета»; но в те времена крестоносцы, без сомнения, знали, что Магомет
— человек и пророк, а Ковее никакой не идол. Другая версия расшифровки — от
греческого «бафо метис», «крещение мудрости», безо всякого, впрочем, объяснения, в чем
эта мудрость заключалась. Еще один вариант — аббревиатура из первых букв слов
следующего латинского предложения, записанная задом наперед: TEMpli Omnium
Hominum Pads ABbas (Отец храма вселенского мира среди людей). Иными словами, не
могло ли это сборное слово
представлять Утешителя, Подателя мира, то есть Смерть и то, что лежит за нею?
Многие исследователи считают, что путь к замку Грааля в символической форме
описывает путешествие души через загробный мир к раю, и символизм этот проясняется в
разнообразных знамениях, даваемых герою всякий раз, как он оказывается не в силах
понять то или иное событие35.
Говорили, что этот тайный замок находится в дальних странах и принадлежит
тамплиерам. Дабы достичь его, ищущий должен пройти некие испытания и задать
правильные вопросы, а также знать некоторые тайны и секретные слова (пароли); то есть
пройти посвящение в некое более или менее тайное общество, владевшее магическим
талисманом, выступающим в пяти формах, или же пятью разными вещами, кои суть одна;
тайной процветания и плодородия и тайной воскресения или возрождения, связанной с
неким копьем, с конца которого каплет кровь в чашу или котел.
Все это можно воспринимать как обещание возможности для человека достичь
счастливого посмертия без помощи Церкви или спасения — без поклонения Христу.
Именно в таких верованиях Церковь и обвиняла тамплиеров. А поскольку это был удар в
самое сердце церковного учения, она провозгласила, что все придерживающиеся
подобных взглядов должны быть уничтожены. Итогом стали суды и казни.
Мне не удалось найти точного объяснения тому, какова была судьба основной массы
тамплиеров. Хроники показывают, что около восьмисот человек было казнено или умерло
под пыткой; но то была лишь толика от пятнадцати тысяч рыцарей, рассеянных по всей
Европе. Не говоря уже о двадцати пяти тысячах священников и послушников, которых,
судя по всему, преследования вовсе не коснулись. То есть примерно сорок тысяч человек
внезапно ушли на дно и исчезли без следа, как после них — ведьмы.
В отношении преследований тамплиеров любопытно то, что, как уже говорилось, их
духовенству никаких обвинений предъявлено не было. Если пункты ) и у
вышеприведенного списка хотя бы в какой-то мере соответствуют истине, это
могло быть делом рук священников и никого иного. Говорили, что они обращались к
распятому вору, под которым, возможно, подразумевался Варавва — крайне
маловероятная кандидатура на обожествление. Согласно другой версии, вором они
называли Христа, ибо он утверждал, что является сыном божьим, в то время как сам был
всего лишь сыном человеческим. Если бы они обозвали распятого лгуном или
самозванцем, это еще имело бы какой-то смысл.
Думаю, здесь имел место обычный для явлений такого рода фактор «тут есть богачи,
которых можно неплохо обтрясти»; кроме того, преследователи могли воспользоваться
тем, что некоторых тамплиеров подозревали в приверженности старой религии. Тем не
менее, на них сразу обрушилась лавина ложных обвинений, во-первых, из-за непонимания
смысла некоторых ритуалов, а во-вторых и по большей части потому, что если бы стала
известна правда, общественное мнение во многом стало бы на их сторону.
Неправильное понимание тех или иных церемоний часто становится причиной
обвинений. Так, римляне обвиняли ранних христиан в каннибализме из-за слухов, что на
своих собраниях они едят плоть и пьют кровь своего бога! А во время Первой Мировой
войны турецкая полиция произвела налет на англиканскую церковь в Иерусалиме, сломала
алтарь и раскопала весь пол, так как до нее дошли слухи, что местный священник намедни
рукоположил там двоих каноников36. Разумеется, термин этот для них имел лишь одно-
единственное значение.
Ношение шнура, имеющего еретический смысл... Современным авторам книг о
тамплиерах это всегда казалось примечательно нелепым обвинением для того времени, так
как все монахи тогда носили на поясе такой шнур. Но инквизиторы, которые сколько
угодно могли быть негодяями, глупцами, тем не менее, не были. То, какой акцент они
делали на этом обвинении, показывает истинную их цель: дискредитировать тамплиеров в
глазах широкой общественности, дабы та забыла, какие великие услуги оказали рыцари
христианской церкви.
Иными словами, этот самый шнур или пояс почитался как минимум чем-то
неортодоксальным. Хроники Сен- Дени утверждают без обиняков: «В поясах этих

35 Для более подробного ознакомления с вопросом см: High History of the Holy Grail; а также J.S.M. Ward, The
Hung Society. — Примеч. автора.
36 В оригинале игра значений слова canon — «пушка» и «каноник».
заключалась их
магомерия». Казалось бы, это означало, что рыцари являлись тайными
мусульманами; принятие магометанства стало бы совершенно убийственным обвинением,
однако, в материалах процессов нет на то даже намека. В те времена под Мамедом
подразумевали куклу или идола, а слово «магомерия» понималось как «якшаться с
идолами». Говорили, что эти самые шнуры тамплиеры использовали, чтобы обвязывать
череп или голову, которой поклонялись. Для ведьмы такое обвязывание черепа имело бы
некий смысл. А то, что тамплиеры придавали этим своим шнурам особое значение, не
вызывает сомнений.
В кипрских хрониках мы находим упоминание эпизода, как слуга некоего тамплиера
взял (украл?) пояс своего господина. Обнаружив это, тамплиер немедленно убил слугу
мечом. Также некий случайный свидетель, по его утверждению, слышал, как рыцарь
наставлял новобранцев тщательно беречь эти пояса, носить их скрытно под одеждой, так
как через них можно достичь величайшего преуспеяния.
Все это можно сказать и о специально освященном шнуре, которым владеет каждая
ведьма и который использует разнообразными способами. Все шнуры, которые случалось
видеть мне, были цветными, обычно красными, хотя мне говорили, что бывают и другие
цвета. Ведьмы высоко ценят их — как и все прочие свои рабочие инструменты — и
натурально чрезвычайно расстроились бы, если бы кто-нибудь взял (или похитил) такой
шнур.
Небезынтересно, что как раз в это время Церковь обвиняла ведьм в «вызывании
бури, человеческих жертвоприношениях и ношении поясов». Любопытное сочетание, не
так ли?
Мне воспрещено рассказывать о том, как именно ведьма использует свой шнур; не
думаю, что и Церковь о том знала, иначе это тем или иным способом всплыло бы на судах.
Хотя, возможно, Церковь как раз знала, но не хотела это знание обнародовать.
Все это может оказаться чистейшей воды совпадением, и я привожу здесь эти
данные исключительно с той целью, чтобы показать, во что верят некоторые современные
ведьмы. Лично я, впрочем, не вижу в том ровным счетом ничего невозможного. Я вовсе не
утверждаю, что тамплиеры принадлежали к ведовскому культу; я лишь говорю, что кто-то
из них вполне мог помнить
о старом культе смерти и возрождения, а также что многие христиане в той или иной
степени склонялись к нему и, возможно, практиковали те или иные формы связанной с
ним магии.
Необходимо помнить, что новичкам воспрещалось говорить о том, что происходило
во время их инициаций — даже с другими членами ордена или культа. Если бы им нельзя
было обсуждать эти предметы лишь с людьми посторонними, то это значило бы, что,
подобно масонам и не только им одним, у них есть тайные обряды посвящения; но
поскольку новообращенным запрещалось сравнивать свои впечатления, то возникает
подозрение, что какие-то части церемонии предназначались не для всех посвящаемых, или
же что одна и та же церемония объяснялась разным людям по-разному.
Возможно, кто-то из командиров поклонялся старым богам и мог ввести в ритуал
какие-то их практики; тот факт, что, по сообщениям многих новообращенных, им
угрожали мечом, дабы заставить пройти ритуал, как раз на это и указывает. Или же можно
предположить, что в Ордене имелся внутренний круг, отмечавший как своих
потенциальных членов определенных новобранцев, имевших способности к магии, или,
иными словами, тех, кто имел хотя бы легкие медиумические способности.
Совершенно не обязательно, что все отобранные таким способом кандидаты имели
склонность к старой вере, так что для принуждения их к определенным действиям, вроде
плевания на крест, приходилось применять и запугивание. Сделав это, новичок начинал
чувствовать себя изгоем, и, следовательно, с большей легкостью повиновался
приказаниям внутреннего круга. Эта теория объяснила бы, почему огромное количество
рыцарей не имело ни малейшего понятия об этих практиках и в глаза не видело никакой
головы, хотя и слыхало, что другие ее вроде бы видели. Хотя, с другой стороны, возможно
и то, что во время церемонии делались некие вещи, которые новички попросту не
замечали, если только их внимание намеренно не привлекали к ним.
Если Великий Магистр просто простоял бы пару минут со скрещенными на груди
руками, кто обратил бы на это внимание? Но вот если бы вам сказали, что в этой позе он
представляет «бога смерти и того, что лежит за нею», через которого вы можете обрести
спасение, вы неминуемо бы его заметили,
и самый этот факт мог интерпретироваться Церковью как отказ от надежды на
спасение через Христа или, скорее, как допущение мысли, что для достижения
счастливого посмертия и воскресения его помощь вам не понадобится.
Если же после этого вам показывали некую голову или череп и сообщали, что он
представляет того же самого бога и что ему нужно выказать почтение, это вполне могло
быть истолковано как поклонение идолу. Если другому новообращенному при этом
показывали тот же самый череп и говорили, что перед ним просто символ человеческой
смертности или же голова какого-нибудь святого, даже самый ортодоксальный клирик не
смог бы возразить.
Есть свидетельства, подтверждающие, что черепа эти действительно существовали.
Несколько даже нашли; один из них — в Париже.
Есть любопытная тамплиерская легенда о черепе, приносящем удачу или
плодородие. Одна благородная дама из Мараклеи была любима тамплиером, владыкой
Сидонским. Она умерла и была похоронена. Но такова была сила любви рыцаря, что он
выкопал тело и сочетался с ним. Затем некий голос сказал ему возвратиться через девять
месяцев. Он так и сделал и обнаружил на костях одной из ног скелета череп (получился
череп и скрещенные кости).
Тот же голос сказал ему беречь череп и обращаться с ним с большим почтением, ибо
тот есть податель всяческих благ. Череп стал гением-защитником рыцаря; тот победил
всех своих врагов и стяжал великие богатства. Впоследствии реликвия перешла во
владение Ордена. Именно благодаря ему Орден стал так богат и могуществен. Некоторые
авторы считают, что все это представляет собой искаженный рассказ о ритуале смерти и
воскресения, возможно, увиденный человеком посторонним.
Существует множество древних преданий о таких головах или черепах: о голове
Брана Благословенного в Мабиногион, о кровоточащей голове в легенде о Передуре и т.д.;
все они приносили победу и процветание. Все это напоминает миф об Адонисе и Астарте,
а также о египетском Хоре, зачатом Исидой от мертвого Осириса.
Тамплиеры вполне могли пытаться практиковать вещи, которые любой ведьме
показались бы отъявленной ересью,
но тем не менее были основаны на ее же методах. Ведьмы учат, что дабы сотворить
магию, работать лучше в паре, так как необходимы мужской и женский разумы,
пребывающие в симпатии друг к другу; и что в процессе практики эти двое влюбляются
друг в друга.
Иногда, впрочем, нежелательно, чтобы они влюблялись. Ведьмы владеют
техниками, с помощью которых пытаются предотвратить это, но не всегда достигают в
том успеха. По этой причине, говорят они, богиня строжайше запретила, чтобы мужчина
получал посвящение или работал с другим мужчиной, а женщина получала посвящение
или работала с другой женщиной, за единственным исключением, что отец мог посвятить
своего сына, а мать — дочь, как о том говорилось выше; и проклятие богини падет на
всякого, кто нарушит сей закон.
Они думают, что тамплиеры нарушили этот закон и творили магию — мужчина с
мужчиной — не зная способов предотвращения любви; так они согрешили, и проклятие
богини пало на них.
Насколько я знаю, применение этих ведьмовских методов действительно с большой
вероятностью порождает взаимную склонность, могущую привести к «роману», если не
подавлять ее с самого начала. Однако это означает одновременную погоню за двумя
зайцами: попытку породить симпатию и в то же время пресечь всю естественную тягу
друг к другу. Куда легче выполнять одну задачу в один момент времени. В военное время
все усилия тамплиеров были естественным образом устремлены к одной цели, и о
последствиях они не знали, или же нимало не заботились о них.
У тамплиеров было много особых привилегий. У них имелись свои священники,
полностью независимые от местных епископов и подотчетные одному лишь папе
римскому. Тамплиеры поверяли свои грехи друг другу и получали отпущение вместе с
бичеванием; это означало, что ни единое упоминание о необщепринятом учении не
должно просочиться наружу. Нет никаких причин утверждать, что тамплиеры с самого
начала были неортодоксальны; могло просто получиться так, что вследствие особых
обстоятельств этот орден был организован таким образом, чтобы в те времена, когда
свободомыслие всемерно подавлялось, тайные доктрины могли преподаваться
беспрепятственно.
И, полагаю, тамплиерское священство знало истинный смысл ритуалов и то, зачем, к
примеру, тех же новобранцев во время посвящения разоблачали ото всех или почти всех
одежд.
Число три играло в жизни тамплиеров очень важную роль.
Так ритуальный поцелуй или символическое отрицание креста имели место
троекратно в ходе церемонии. Есть и множество других примеров использования чисел
три, пять и восемь, что подразумевает придаваемое им особое значение.
Самым любопытным обвинением, выдвинутым против тамплиеров, — и, скорее
всего, имеющим под собой некоторые основания — было топтание креста, или плевание
на него, и отрицание Христа. Важность этого ритуала, судя по всему, была не вполне
понятна тамплиерам, тем более, что разным людям его объясняли по-разному. Петр
Пикардиец сообщил инквизиторам, что это была проверка на верность церкви, и будь он
достаточно храбр, чтобы отказаться сделать требуемое, его бы немедленно отправили в
Святую Землю; впрочем, это доказывает также, что ему и прочим посвящаемым угрожали
за неисполнение этого ритуала смертью. Гуарийя, Прецептор Пуату и Аквитании, заявил,
что отрицание Христа было символическим воспроизведением троекратного отказа
апостола Петра от своего учителя. Попиранию креста или плеванию на него также
давались разнообразные объяснения.
Иногда указывалось, что крест представлял собою распятие, иногда — что он был
вырезан или нарисован краской на полу, что еще раз подтверждает любопытный факт: по-
видимому, разные кандидаты проходили посвящение по-разному. Но во всех случаях для
новобранца это была жесткая проверка на повиновение, так как в источниках снова и
снова встречаются упоминания о том, что остальная братия угрожала ему обнаженными
мечами и он исполнял требуемое от него лишь ради того, чтобы спасти свою жизнь.
Четвертое обвинение из списка, кажется, указывает на то, что отказывавшихся
повиноваться кандидатов действительно убивали, хотя этот пункт так и остался
недоказанным.
Строение тамплиерских церквей, круглых снаружи и восьмиугольных внутри,
характерно только для них. Считается, что они скопированы с иерусалимской мечети
Омара, которую тамплиеры полагали самим Соломоновым храмом и чья архитектура,
таким образом, оказала на их храмовое зодчество непосредственное влияние. Однако
на деле тамплиеры изо всех крестоносцев наиболее плотно общались с жителями
Палестины и неизбежно должны были скоро узнать, кем и когда мечеть эта была
построена, — а именно Омаром, в честь которого и получила свое название. Поэтому мне
думается, что церкви эти в действительности были построены ради некоей ритуальной
цели, и цель эта подразумевала работу в кругу. В этой связи можно вспомнить, что
Великий Магистр тамплиеров всегда носил жезл своей должности, увенчанный
восьмиугольником. Относительно его значения я никогда не слыхал никаких
предположений.
Возможно, отправляемые в такой церкви обряды включали круговое построение или
движение вокруг некой центральной точки или алтаря, а также драматическое
представление смерти и воскресения или возрождения, или посещение загробного мира,
или договор о союзе с богом смерти и того, что лежит за нею, причем точка в центре круга
играла особую, важнейшую роль. Считается, что причина этого в том, что у тампли-
ерского креста восемь концов; но не более ли вероятна обратная ситуация: что они
почитали число восемь и потому сделали свой крест восьмиконечным?
Другой великой тамплиерской святыней был потир, или чаша. Как я уже говорил,
ведьмы тоже почитают чашу, что восходит, скорее всего, к древним обрядам плодородия.
Интересно, что Церковь не любила легенду о Святом Граале и пыталась препятствовать ее
распространению, хотя и не могла, разумеется предотвратить ее популяризацию в
романической литературной форме. Оригинальная ее версия появилась между 1175 и 1225
годами, после чего питавший ее источник внезапно иссяк. Могло ли так случиться, что это
церковь нашла на нее управу? Как бы там ни было, с тех пор позднейшие авторы лишь
перерабатывали старый материал, добавляя к нему истории о короле Артуре и его рыцарях
и т.д.
Грааль представляет собой святыню или талисман. Он приносит стране плодородие
и питает тех, кто ему поклоняется.
Он встречается во многих формах, но это всегда некий объект,
податель плодородия и пищи. Форм же этих, в основном, насчитывается пять:
1. Реликварий.
2. Блюдо или чаша, использовавшиеся во время Тайной Вечери.
3. Сосуд, в который святой Иосиф Аримафейский собрал кровь от ран
Христовых.
4. Священный или талисманический камень.
5. Чаша причастия.
Во всех этих случаях Грааль, судя по всему, материальной субстанциональностью не
обладает, но является из некоего четвертого измерения, куда вскоре же и возвращается.
Можно ли сказать, что он приходит из места между мирами, или чего- то вроде ведовского
круга, и в него уходит снова?
Говорят, что Грааль — это тайна, которую не должно открывать непосвященным.
История его гласит, что Святой Грааль являлся людям пятью различными образами, о
коих никому не дозволено говорить, ибо о тайне причастия не может говорить открыто
никто, кроме того, кому Господь дал его. Не указывает ли это на тайный, сокрытый смысл
истории о Граале, на то, что значение священного предмета варьировалось в зависимости
от понимания иницианта? Или же на то, что на более высоких ступенях посвящения
предмету этому давались иные истолкования, и изо всех них причастная чаша была самым
профанным, но во всех, тем не менее, присутствовали импликации плодородия и питания?
Есть предположение, что Церковь знала — или, по крайней мере, подозревала — о
существовании у тамплиеров некоего обряда фаллической природы, ибо именно к этому
органу несчастных рыцарей привешивали инквизиторы во время пыток тяжелые грузы,
словно бы заявляя: ритуалы ваши вертятся вокруг сего члена; его мы и станем пытать,
дабы раздобыть окончательные свидетельства вины вашей. В четырнадцатом веке люди
хорошо понимали принцип соответствия наказания преступлению.
В «Парцифале» Вольфрама фон Эшенбаха Грааль представляет собою камень,
пребывающий под защитой рыцарей тамплиеров, избранных для этой цели самим камнем.
Имена его защитников появляются на камне, пока сами они пребывают еще в детском
возрасте (не есть ли это указание на новичков, посвящаемых в культ с детства, как это
бывает с ведовским культом?). Также камень выбирает супругу королю, на которой ему
только и дозволено жениться (Верховная Жрица культа?). Своим почитателям камень
обеспечивает пропитание. В «Диу Кроне»37 Гавейн принимает задание, задает давно

37 «Diu Сгое» или «Diu Crone» — средневековая немецкая поэма, относящаяся к артурианскому циклу,
датируемая обычно 1220-ми годами.
37 Получив инструкции и вместе с ними право принять участие в ритуале, дева, все еще закутанная в
покрывало, но теперь еще и увенчанная миртовым венком, идет направо, неся
37 Неофит обретает новое рождение в Загрее. Женщина н& фреске начала жить жизнью бога; ужасные
испытания ожидают ее. Силен, сидя на двойном постаменте, показывает ей полусферический серебряный ларец, на
который в экстазе взирает юноша, в то время как его спутник позади него высоко вздымает дионисийскую маску. Силен
ожидаемый вопрос и так возвращает к жизни мертвого короля-хранителя.
Не это ли мотив возрождения или воскресения?
В «Высокой истории» также говорится:
«После этого пришли ко кресту два священника, и первый повелел сэру Персивалю
отступить от креста», когда же он сделал так, «священник преклонил перед крестом
колени и вознес ему хвалу, и поклонился, и поцеловал его бессчетное количество раз, и
возвестил великую радость миру. И приступил далее второй священник, неся большую
розгу, и силою вынудил первого отойти, и бил крест розгою во все его части, и плакал над
ранами его. Персиваль же созерцал сие в великом изумлении и сказал ему: «Сэр, сдается
мне, не священник вы. К чему творите вы такой великий стыд?» «Сэр, — отвечал ему
священник, — нет вам касательства до того, что творим мы здесь, и ничего вам знать о
нас не надобно». Не будь он священником, Персиваль был бы праведен в гневе своем, но не
желал он причинить ему никакого вреда. И потому удалился он...»2.
Далее король-отшельник объясняет, что оба священника любили Христа одинаково,
и что тот, кто бичевал крест, делал это, поскольку тот был инструментом горчайшей боли
и мук для нашего Господа. Нельзя ли применить эту теорию для объяснения и оправдания
церемониала лобзания и бичевания, или же поругания креста, предположительно
отправлявшегося тамплиерами? «Высокая история» была написана около 1220 года; она
создает впечатление, что и тогда церемония уже считалась старой и имела в глазах тех, кто
принимал в ней участие, вполне легитимное объяснение. Автор источника сам, возможно,
был тамплиерским священником или просто хорошо знал и одобрял все их практики, а
возможно, и желал опровергнуть некоторые широко распространившиеся в то время
слухи.
У ведьм есть ритуал, в ходе которого некий объект сначала целуют, а потом бьют;
цель этого — зарядить объект силой. Это вовсе не крест; ведьмы не говорят и не думают о
нем как о кресте. Но в процессе чтения этого рассказа мне пришло в голову, что, находясь
на некотором расстоянии, случайный наблюдатель вполне мог бы перепутать его с
крестом. На самом деле объект, скорее, имеет форму, схожую с крестом. Если тамплиеры
пользовались старой магией, они, весьма вероятно, могли совершать этот ритуал,
вследствие чего и поползли слухи.
Предполагаемый тамплиерский ритуал поругания креста стал известен миру
исключительно во время преследований и судебного процесса 1307 года, то есть через
девяносто лет после написания «Высокой истории». В легендах о Граале вообще
содержится масса реминисценций культа плодородия. Сами святыни, и те, судя по всему,
имеют к этому культу самое непосредственное отношение.
Грааль, чаша или потир, подобен кельтскому котлу, который воскрешал умерших и
возвращал плодородие земле.
В Мабиногион король дает Гавейну меч, с которого каждый день каплет кровь. В
легенде о Передуре с котлом плодородия связаны голова и источающее кровь копье, вроде
бы имеющие какое-то отношение к убитому глостерскими ведьмами родственнику
Передура. Меч или кинжал, с которого в котел каплет кровь (или вино) имеет для ведьм
особое значение; кроме того, они издавна работают с головами и черепами. Может быть, в
этой истории содержится намек на то, что предок Передура прошел круг смерти и
вернулся, и, следовательно, сам Передур — ведовской крови и ему предназначено познать
тайну котла? Большинство исследователей соглашаются в том, что кровоточащее копье
обладает фаллическими коннотациями.
В «Манускрипте Мерлина» (Париж, Национальная библиотека, 337) присутствует
образ процессии Грааля, шествующей через лес, распевая: «Честь, и слава, и власть, и
вечная радость победившему смерть». Не могло ли то быть песнопение,
восхваляющее богиню? И не были ли эти записанные слова гимна маскировкой для

обращается к новообращенной, все еще облаченной в покрывало, и говорит ей нечто такое, что явно преисполняет
ее ужасом. Она подается назад, словно желая бежать, и делает жест, отгоняющий от нее кошмарное видение.
Полусферической формы ларец, на который в восторге смотрит юноша, есть волшебное зеркало; он зачарован и цели ком
сосредоточен на одной внушенной идее. Как это часто бывает в кристалломантике, перед ним в зеркале предстает че-
реда видений, отправной точкой и смысловым центром которых являются маска и жизнь Диониса.
других, истинных: «Честь, и слава, и власть, и вечная радость победившему страх смерти».
То есть, подателям воскресения, смерти и того, что лежит за нею.
Иафет, рыцарь с юга Франции, признался на дознании, что при вступлении в Орден
ему показали голову или идола со словами: «Почитай это как своего спасителя и как
спасителя Ордена Храма»; далее его принудили воздать почести голове, поцеловав ее ноги
и сказав: «Благословен будет тот, кто спасет мою душу». Сет, рыцарь, прошедший
посвящение в Риме, рассказывает очень похожие вещи. Некий тамплиер из Флоренции
сообщил, что ему было сказано следующее: «Поклонись этой голове: это твой бог и твой
Магомет», после чего он также поцеловал ее ноги.
Относительно того, как можно поцеловать ноги головы или черепа, судя по всему,
никаких вопросов не возникало. Может быть, все это каким-то образом походило на
существовавшую в прежние дни ведовскую практику, заключавшуюся в том, что «когда
бог отсутствовал, его представляли череп и скрещенные кости» (то есть, «смерть и то, что
лежит за нею», или «рай и возрождение»). Сейчас в роли такого символа выступает
Верховная Жрица, стоящая со скрещенными на груди руками и изображающая череп и
кости.
Верующие целуют ее ноги, произнося что-то наподобие короткой молитвы,
начинающейся со слов: «Будь благословенна. ..». Все это и вправду весьма похоже на то, о
чем рассказывали Иафет и прочие рыцари, хотя слова здесь другие. Да и вряд ли они
могли остаться теми же: Иафет, скорее всего, говорил на французском, после чего текст
был переведен на монастырскую латынь, а много лет спустя — еще и на английский. Нет
сомнений, что и ведовские ритуальные тексты с тех пор также изменились. Один член
ведовского культа родом из Германии, впервые познакомившись с английскими
ритуалами, воскликнул: «Да это же чистая поэзия!» Сейчас рифмованных текстов уже нет,
но они, тем не менее, прекрасны, хотя и весьма неравноценны между собою. Это, мне
думается, доказывает, что за последние пару сотен лет корпус ритуальных текстов был в
значительной мере переписан каким-то автором с поэтическими наклонностями.
Во время упомянутого ведовского ритуала Верховная Жрица, которой возносят
молитву, раскрывает руки в положение пентакля и представляет таким образом богиню,
или сам принцип возрождения, символизируя тем, что молитва услышана. «Она
становится таким образом богом и богиней, мужчиной и женщиной, смертью и
возрождением, можно сказать, приобретая обоеполую природу». В изображениях
Бафомета, считающегося тамплиерским богом, он показан одновременно мужчиной и
женщиной, то есть, обоеполым; в них также иногда присутствует череп или луна.
Существуют ли неопровержимые доказательства тому, действительно ли Бафомет был
богом тамплиеров, мне неизвестно. Все это прекрасно может быть и совпадением.
Под номером пятым все в том же списке значится обвинение в том, что тамплиеры
носили шнуры или пояса, которыми обвязывали своего черепообразного бога. Как мы уже
говорили, Церковь точно так же обвиняла и ведьм в ношении шнуров или поясов,
имеющих для них некое ритуальное значение. Лично я не вижу ничего невозможного в
том, что тамплиеры использовали их так же, как ведьмы.
Тамплиеры происходили в основном из мелкого дворянства, то есть, из класса,
поставлявшего хороших солдат и время от времени делавшего крупные пожертвования
Церкви, но, тем не менее, часто ссорившегося с нею; и кое-кто из этого класса вполне мог
иметь исторические связи с ведьмами или фейри. Когда христиане потерпели поражение
от неверных, и крестоносцы, невзирая на все свои усилия, были выбиты из Святой Земли,
христианский мир повсеместно утратил мужество; казалось, Господь и Христос покинули
своих людей. Вследствие долгого пребывания на Востоке тамплиеры, возможно, стали
более толерантны и свободомыслящи, чем их остававшиеся дома соотечественники, и по
возвращении в Европу как минимум некоторые из рыцарей могли испытать искушение
обратиться к тем, с кем были знакомы еще в юные годы, с кем единственно могли
говорить свободно, и в том числе практиковать ритуалы, хотя и являющиеся откровенной
ересью для ведьм, но, тем не менее, основанные на их методах.
Думаю, было бы натяжкой постулировать наличие какой бы то ни было связи между
предполагаемой в ходу у тамплиеров
практикой скрещивания ног и изображениями черепа и костей, так как на многих
рыцарских захоронениях рассматриваемого периода надгробные камни являют нам
рыцарей, лежащих со скрещенными ногами, притом, что многие из них не были
тамплиерами и никогда не бывали в Святой Земле. Конечно, это могло всего-навсего
обозначать крест распятия, но разве не было бы более почтительно показывать его руками,
а не ногами? Бога Митру часто изображают с двумя служителями с факелами в руках, и
ноги у них обычно скрещены. Митраизм был во многом солдатским культом, и потому
имел большую привлекательность для тамплиеров и не только для них одних, но никакой
другой связи между ними мне обнаружить не удалось.
ГЛАВА СЕДЬМАЯ
Ведьмы и мистерии
Я всегда полагал, что ведьмы принадлежат к самостоятельному культу,
восходящему к Каменному веку, и что их ритуалы являются характерной смесью суеверий
и реальности и не связаны ни с какой другой системой. Однако во время моего недолгого
пребывания в Новом Орлеане — хотя проникнуть в культ Вуду мне так и не удалось — я
подметил некоторые подозрительные черты сходства, заставившие меня предположить,
что Вуду имеет не чисто африканское происхождение, но родилось в Америке благодаря
взаимодействию европейской ведовской традиции и африканской мифологии. И такую же
степень сходства я обнаружил при посещении Виллы Мистерий в Помпеях. Эти люди
совершенно очевидно пользовались ведовскими методами.
Мне, разумеется, известно, что древние и современные авторы пришли к согласию в
том, что греческие мистерии Диониса, Зевса, Загрея, Орфея, а также Элевсинские были
похожи друг на друга, и, поскольку у всех них были разные ритуалы и базировались они
на разных мифах, остается предположить, что объединяла их некая внутренняя тайна.
В своей высокоученой работе «Вилла Мистерий» профессор Витторио Маккиоро
говорит по этому поводу следующее:
«Мистерия есть особая форма религии, существовавшая у древних людей, а у
первобытных людей и по сей день сохраняющая огромное значение. В основе ее лежит
мистический палингенез, то есть внушаемое возрождение. В своем наиболее совершенном
виде палингенез этот дает полное замещение личности: человек наделяется личностью
бога, героя или предка, повторяя и воспроизводя движения и действия, приписываемые
ему традицией».
Лишь те божества, которые в соответствии с собственной мифологической историей,
несли в себе элемент нового рождения — Деметра, Дионис, Исида, Аттис, Адонис —
могли даровать палингенез, то есть отождествление человеческого
«я» с божественным, благодаря особому пониманию связи между жизнью и
смертью, бытовавшему у древних греков. Посвящаемый принимал участие в отыгрывании
божественного мифа, изображавшего жизнь того или иного бога, проходил вместе с ним
через страдания к радости, через жизнь к смерти. Вот что пишет об этом профессор
Маккиоро:
«Все мистерии действовали по одной и той же схеме. Они состояли из священного
представления и последовательности ритуальных действий, воспроизводивших движения
и поступки, приписываемые традицией божеству. Таков принцип причастия — поедание
хлеба и питие вина для отождествления с действиями бога. Эта драма носила не
объективный, а субъективный характер, и суть ее заключалась в повторении того, что,
согласно традиции, совершил бог.
Совершались мистерии в соответствии с предварительными инструкциями; их
эффект усиливался видениями и экстатическими внушениями, ведущими иницианта,
играющего в них самую непосредственную роль, к слиянию с Богом. Эти драмы
становились великим событием в жизни человека, подобно причастию, полностью
трансформирующим его и обеспечивающим ему счастье после смерти. Поначалу
мистерия была церемонией сугубо магической, но со временем обрела духовное и
моральное содержание. Мистериальные религии имели невероятное влияние на сознание
греков и помогли им, когда пришло время, понять смысл христианской вести.
Орфизм, получивший название по имени своего предполагаемого основателя, изо
всех этих традиций был самой важной.
То была особенная форма оргиастической и экстатической религии, чьи корни
уходят в поклонение Дионису, состоявшая в проживании его мифа заново. Загрей, сын
Зевса и Коры (Персефоны), был убит по наущению Геры титанами, которые разорвали
его на части и пожрали все, кроме сердца, спасенного Афиной; из него затем родился сын
Зевса и Семелы, второй Дионис. Палингенез здесь состоял в умирании и новом рождении в
Загрее.
Человечество родилось из праха титанов, испепеленных молнией Зевса в наказание
за их преступление. Поэтому все люди несут бремя провинности титанов; но поскольку
титаны пожрали Загрея, человеку присуща внутренне также и природа
Диониса. Теологи говорили, что титаническая природа заключена в теле человека,
от власти которого он должен себя освободить, чтобы соединиться с природой
дионисийской через посредство мистерий. Так Орфические мистерии обрели высокий
моральный и духовный смысл и впоследствии оказали глубокое влияние на возвышенные
души — такие как у Гераклита, Пиндара и Платона, а с распространением христианства
именно орфизм заложил основополагающие принципы павлики- анской идеологии.
Вскоре орфизм соприкоснулся с сельскохозяйственным культом Элевсина, чьи
знаменитые мистерии не содержали экстатических и оргиастических элементов.
Контакт с орфизмом трансформировал этот культ, добавив в него элемент спасения; из
этого слияния родились Элевсинские мистерии в том виде, в каком их знали на всем
протяжении античности. Состояли они из двух частей: орфической,
сконцентрированной на Загрее, отправлявшейся в Агре, пригороде Афин, и именуемой
«Малыми мистериями», и Элевсинской, вращавшейся вокруг Деметры и Персефоны и
имевшей место, собственно, в Элевсине — это были уже «Великие мистерии». Первые
были необходимым приуготовлением ко вторым. Они даровали палингенез в Загрее,
давали новую жизнь, делавшую инициан- та достойным приступить к высшему учению,
передававшемуся в Великих мистериях.
Находящиеся под защитой государства, прославленные художниками и поэтами,
они были центром греческой жизни и процветали беспрепятственно с восьмого века до
нашей эры и вплоть до 396 года, когда толпы монахов разрушили Элевсин. Тайны их,
охраняемые законом, были окружены почтением;
о Малых мистериях мы знаем так же мало, как и о Великих, — лишь то, что
некое высшее видение венчало последовательность церемоний в последний день. Ученые
предпринимали неоднократные попытки выяснить, что же происходило во время них — а
потом была открыта Вилла Мистерий, расположенная в Помпеях на улице Гробниц за
Стабианскими воротами.
Здание ее разделено на две части коридором. Северовосточная часть во всем
подобна обычным помпейским домам; северо-западная устроена совершенно особым
образом. В центре ее находится большой украшенный фресками зал,
в который можно попасть из коридора через две небольшие комнаты и боковую
дверь. Большая дверь ведет из зала на террасу. Первоначально зал этот представлял собой
триклиний (обеденную комнату), а две меньшие комнатки — кубикулы (спальни). Все они
были переделаны в соответствии с назначением, отличным от того, с которым строились.
Ответ заключен в росписях, которыми покрыты все стены зала сплошь, невзирая на
проемы и углы. На них представлены двадцать девять фигур, практически в натуральную
величину, одетых в греческое платье и напоминающих по манере аттические росписи
второй половины пятого века до нашей эры.
Совершенно очевидно, что перед нами некое единое событие, разделенное на
несколько эпизодов. Оно описывает приключения некоего закутанного в покрывало
персонажа женского пола, фигурирующего во всех них. Эпизоды эти являют нам серию
церемоний литургического характера, посредством которых женщина получает
посвящение в орфические мистерии и достигает единения с Загреем.
1. Литургия начинается с изображения девы, сопровождаемой
служительницей и двумя Эротами, один из которых держит перед ней зеркало. Под
руководством жрицы она вершит свой предсвадебный туалет. Она закутана в тонкое
покрывало, ритуальный покров, служащий одеянием неофитов в мистериях. Она —
мистическая невеста, новообращенная, готовящаяся в форме брака отпраздновать свой
союз с Дионисом. Именно она является протагонистом всей литургии.
2. Закутанная в покрывало невеста с почтением приближается к
обнаженному мальчику, который, судя по высокой дионисической обуви, есть не кто
иной, как жрец. Под деликатным руководством жрицы он читает свиток, содержащий
напутствие или некий ритуальный текст, целью которого является осознание неофитом
правил церемонии или же общего смысла инициации.
ритуальное блюдо с некими яствами, чтобы приобщаться очистительной трапезе.
Перед жертвенным столом сидит жрица с двумя служительницами; правой рукой она
открывает блюдо, подаваемое ей одной из них, а в левой держит миртовую ветвь, ни
которую другая служительница, только что сунувшая себе за пояс ритуальный свиток,
совершает возлияние из сосуда- оинохойи. Это очистительная трапеза-агапе, проводимая
перед приобщением святых тайн, как то практиковали первые христиане.
4. После агапе неофит считался достойным аллегорического нового рождения.
Сатир и Сатира изображены сидящими; козленок тянется мордой к Сатире,
предлагающей ему свою грудь; слева старый Силен созерцает эту сцену, экстатически
играя на лире. Согласно мифу, ребенка-Диониса превратили в козленка, дабы спасти его
от гнева Геры.
Этот кормимый грудью детеныш символизирует младенчество Диониса; Силен
выступает здесь как наставник юного бога. Символически вся сцена представляет новое
рождение неофита. Женщина-протагонист явлена здесь под видом козленка. Па золотых
пластинах, найденных в захоронениях посвященных в Сибарисе, душа покойного
предстает перед Персефоной со словами: «Ярожден заново».
Он созерцает разворачивающуюся перед ним в зеркале историю божества, видит,
как Диониса разрывают на части, я затем пожирают титаны — иными словами, он видит
грядущую судьбу неофита, который, дабы обрести новое рождение в виде нового
существа, должен для начала умереть вместе с Загреем. Именно об этой ужасной
дионисической смерти и сообщает деве Силен.
Здесь имеет место предсказание судьбы, а предсказателем выступает Силен,
сначала педагог, л затем мистагог Диониса. Помимо объявления скорой смерти неофита,
сцена изо
бражает важнейший эпизод мифа: когда Дионис был ребенком, Гефест изготовил для
него волшебное зеркало, в котором тот увидал свою будущую судьбу.
Согласно другой версии легенды, титаны показали Дионису в зеркале его
искаженное лицо; тем самым они отвлекли его внимание и смогли убить юного бога. И
поскольку священная драма состояла в воспроизведении действий и поступков божества,
дабы посредством этой имитации достичь единения с ним, «о- вообращенная здесь —
или юноша от ее имени — глядит в зеркало Диониса, чтобы стать им и умереть вместе с
ним.
6. После получения вести новообращенная становится мистической невестой
Диониса, и дабы символически обозначить эти брачные узы, она должна достать из
священной корзины, которую принесла с собой, огромный фаллос. Она ставит его на
землю и, со свитком за поясом и розгой в руке, смиренно ждет перед крылатой полунагой
фигурой, облаченной в высокие дионисийские сандалии. Фигура представляет Талату,
дионисову дочь, воплощение инициации и ее исполнительницу.
7. Талата останавливает ее жест рукой и поднимает розгу или бич; дева же,
в страхе и смятении стоит на коленях, почти совсем спрятав лицо в коленях
сострадательной жрицы — ей предстоит вынести ритуальное бичевание, заменяющее и
символизирующее смерть. Физически она не умирает, но проходит через смерть с
символической точки зрения и умирает мистически, как стигматик умирает, распятый
во Христе.
но божественным человеческим существом. Теперь мы видим ее нагой и пляшущей
в безумии рядом со жрицей, держащей тирс, символ новой жизни в Дионисе. Дух
дионисов снизошел на нее. Человек стал богом, и Дионис незримо присутствует при этом
чуде. Его можно увидеть в пространстве между пятой и шестой сценами, полулежащим на
коленях Коры и наблюдающим с божественным безразличием за всем тем, что человек
готов претерпеть ради него. Так совершается мистерия.
Орфическая базилика, великий зал, представляла собой храм посвящений, или
стибадий, и входили в нее через малую дверь лишь после того, как в прилегающих к нему
комнатах совершались предварительные жертвоприношения, о которых
свидетельствуют найденные там останки жертв. После попадания в стибадий и
прохождения инициации, неофит выходил через большую дверь на террасу, где, как
можно предположить, в ознаменование великого события давали пир. Все это
устройство вполне соответствует Орфическому Бакхейону, обнаруженному в Афинах.
Чтобы соорудить это частное святилище, его хозяева воспользовались уже
имевшимся у них триклинием и двумя примыкающими к нему кубикулами, несколько
переоборудовав их и украсив росписями, подходящими к новому их назначению. Да и на
городской вилле базилика была утроена отнюдь не без причины. Как известно,
орфические мистерии были запрещены указом Сената («De Bacchanalibus») после того,
как из-за них возник не один скандал. Любопытно при этом, что, согласно Титу Ливию,
скандалы эти имели место именно в Кампанье, что инициации были женские и
проводились средь бела дня. Наши литургические росписи показывают именно женскую
инициацию, а громадное окно свидетельствует, что происходит это как раз днем.
Итак, эта орфическая базилика, во время оно служившая тайным местом встреч
посвященных, сегодня позволяет нам проникнуть под покров тайны, окутывающий
греческие мистерии».
Более приближенные к нам по времени исследования доказали, что вилла
принадлежала кому-то из императорской семьи, а верховная жрица на фресках есть, по
всей вероятности,
ее владелица, хотя имя ее до сих пор и не выяснено. Я показал репродукцию этих
фресок одной английской ведьме, которая внимательно изучила их и сказала: «Что ж,
видно, в те дни они знали тайну».
У всех этих древних мистерий было много общего между собою. Часто они были
средством перехода из одного класса в другой — например, давали женщине
благоприятный для брака статус. Многие, впрочем, были ориентированы на жизнь
будущую, но это держалось в тайне.
Полагаю, в древние времена все жрецы обретали возрождение и святость такими или
сходными средствами, а временами также и миряне; делало ли это их младшими жрецами,
я не знаю. Относительно Афин известно, что практически все греческое население
проходило посвящения, в том числе и рабы, и государство платило взносы за самых
бедных. Однако ни один иностранец никогда не был посвящен, и тайны мистерий
охранялись законом, ибо это считалось важным для благополучия государства. Известно и
то, что имена божества также хранились в тайне.
Христианские авторы привычно называли эти мистерии оргиями, а Честертон,
говоря о «Вакханках» Еврипида, замечает:
«А теперь представьте себе, как в наши дни премьер-министр с архиепископом
Кентерберийским отправляются плясать с неизвестными красотками куда-нибудь на
Хемпстедскую пустошь». Но греки делали все это, потому что так велели им боги, а не
одного удовольствия ради, хотя удовольствие там, вне всяких сомнений, присутствовало в
полной мере. Сегодня самая мысль о подобных наслаждениях — да назовите их, если
угодно, прогулками на свежем воздухе и физическими упражнениями — может
шокировать людей, подобно тому, как древних евреев шокировало нарушение Христом
субботы.
Есть легенда о том, что отец Лашез назначал Людовику XIV самую легкую
епитимью за учиненную им хладнокровную резню и прочие тому подобные деяния,
полагая их вещами совершенно естественными. Однако он же был глубоко потрясен и
предписал королю тяжкое покаяние, когда тот после какой-то битвы в пятницу съел
сладкий пирог, в который каким-то образом неведомо для владыки затесался маленький
кусочек мяса.
Когда старые авторы, прошедшие посвящение, утверждают, что «все мистерии
одинаковы», они, без сомнения, имеют в виду внутреннюю их суть, которая и вправду
едина. Язычник, тщательно изучив различные христианские секты, а также католическую,
православную, пресвитерианскую, методистскую и англиканскую церкви, скажет, что в
сердце своем все они одинаковы, ибо все поклоняются триединому богу — Отцу, Сыну и
Святому Духу.
И подобно тому, как некоторые из них воздают больше чести Деве Марии и святым,
чем другие, и люди, поклоняющиеся так, в целом добры и достойны, и не стали бы верить,
будь их религия злом, то и обнаруживая, что наилучшие и величайшие люди древности
принадлежали к кругу посвященных, мы можем быть уверены, что мистерии не
исчерпывались просто оргиями. О да, нам мало известно о том, чем они были на самом
деле, и о том уже было сказано выше. Льюис Спенс в своей «Оккультной энциклопедии»
говорит по этому поводу:
«Картины, мозаики и скульптуры показывают инициантов обнаженными, несущими
кто зерно, кто огонь, кто священные корзины со змеями; женщин или богинь,
инициирующих мужчин. .. То были тайные культы, к которым допускали лишь немногих и
после предварительной подготовки. Далее следовали мистическое общение или
наставления (напутствие), откровение неких священных истин, и затем единение с
божеством. Однако мистерии, судя по всему, вращались вокруг полудрама- тического
представления мистериальной пьесы о жизни бога».
Думаю, весьма правдоподобно было бы предположить, что все это являлось не
просто актерством, но имело под собой более серьезные основания. Иницианты верили,
что хотя боги и желают им добра, всемогущими они не являются и нуждаются в деле
своем в помощи человека; что посредством отправления определенных обрядов человек
дает им силу; и также что боги желают, чтобы человек был счастлив, и что все действия,
приносящие ему наслаждение, дают и им радость и силу, которые они могут использовать
в своих собственных целях, равно как и на благо человеку1.
1 Боги так же нуждались в верующих, как и верующие — в богах. Их
репродуктивные энергии нужно было укрепить, так что в жертву им приносили то, что
было самого мужественного в мужчине и самого женственного в женщине. — Примеч.
автора.
Дикие пляски свидетельствовали, что боги желают людям (исключая
честертоновских премьер-министра и архиепископа Кентерберийского) счастья и не
одобряют пуританства. Экстатические танцы помогали обрести силу и видения будущего,
по меньшей мере некоторые из которых сбывались.
По этой причине государство ценило данные ритуалы и защищало их законом, так
что никакой чужеземец не мог получить к ним доступа. И конечно, жрецы и жрицы,
способные прозревать будущее — пусть даже смутно и неясно, способные усмирять
самых опасных политиков и обращать их труды на упрочение государства вместо его
разрушения, обладали величайшей ценностью. С другой стороны, если бы о
существовании этой силы стало известно другим, враги смогли бы похитить тайну и
применить ее в своих целях, поощряя политическую смуту, пацифизм и стремление
сдаться противнику38.
И снова я повторю: я вовсе не утверждаю, что они и в самом деле делали все это.
Утверждаю же я следующее: ведьмы верят, что они это могут, и, полагаю,
высокопоставленные граждане Афин вполне могли с ними в том соглашаться. Если люди

38 Ямвлих в своих «Мистериях» говорит: «Если знать как, можно запустить таинственные силы,
способные вступить в контакт с волей другого и направить его эмоции в сторону, желательную оператору. Это
можно сделать при помощи произнесенного слова. Правильно проведенные церемонии, или проистекающие
от объекта, правильно напитанного силой, мы называем магическими». — Примеч. автора.
в разных частях света склонны делать определенные вещи и верить в определенные вещи
в определенных обстоятельствах, и если верования эти встречаются независимо друг от
друга, будучи при этом весьма похожими, лично я склонен подозревать наличие между
ними некой связи. Думаю, много кто подвергнет такие воззрения критике, и надеюсь, что
так оно и будет. Дискуссия и критика — единственные методы, позволяющие прийти к
удовлетворительным выводам.
Первейшим и наиболее весомым аргументом против моей теории, будет, я думаю,
следующий: дабы обрести еще большую власть и заставить простой люд перестать думать
о своих страданиях, цари и жрецы поощряли всяческие излишества. В сегодняшней
Африке усилия миссионеров и правительств, направленные на прекращение больших
племенных сходок с плясками, возможно, как раз и породили текущие политические
смуты и волну убийств. В том, что мистерии делали население тихим и счастливым, нет
никаких сомнений.
То, что во время мистерий иногда имели место оргии — также совершенно общее
место; никто и не пытается отрицать очевидные факты; однако вопрос, не были ли то
просто пирушки в кругу друзей, остается спорным. Разумеется, там что-то пили, обычно
вино, но согласно тогдашнему закону это, скорее всего, было вино с водой в сочетании
2:3, а с такого напитка большого дебоша не устроишь. Люди предавались диким пляскам,
и, весьма вероятно, справлялось нечто вроде священного брака, но состоял он
по большей части из долгих религиозных служб и утомительных процессий. Как видите,
никаких тайн, нуждавшихся в юридической защите и в недопущении к познанию оных
чужеземцев или преступников.
В наши дни все было бы по-другому. Пресса жадно набросилась бы на самые
пряные кусочки; вся страна встала бы на дыбы — женские союзы, советы графств и
Общества защиты дня субботнего объединились бы под общим знаменем, запустив всю
машину законоотправления ради запрета и прекращения оргий. В те дни никто о таком
даже не подумал бы. Любой человек имел право организовать оргию у себя дома!
Каждый мог открыть у себя ночной клуб и использовать сколько угодно прелестных
рабов и рабынь для услаждении своих гостей. Не было никаких запретов, и в результате
практически каждый гражданин, выкинув в молодости несколько коленец, переходил ко
спокойной семейной жизни, сохраняя при этом за собой множество способов спустить
пар, если в том возникнет необходимость. Думается мне, не репрессии заставляли людей
объединяться, и не желание сбежать от жены, потому что, если я не ошибаюсь, и жену, и
дочерей, и бабушку, и даже тещу туда благополучно брали с собой, и все они строго
хранили тайну; и так продолжалось около тысячи лет. Когда мистерии пришли в Рим, в
культ просочились местные преступники, и это стало началом его конца; не случись этого,
культ жил бы долго и счастливо.
К несчастью, римляне были обжорами и пьяницами и пили обычно неразбавленное
вино супротив общему средиземноморскому обыкновению. Но в общем и целом
мистерии, кажется, возымели и на них доброе действие, хотя и совсем не такое,
как в Греции. Возможно, причина сему в том, что из-за ранних эксцессов и
пришествия христианства подлинные тайны стали открываться лишь очень немногим.
П крайней мере, так думаю лично я, и я хотел бы выслушать комментарии к этому
тезису. Как бы там ни было, в истинном своем виде мистерии были хороши. Порфирий,
Ямвлих, Синезий — все ссылаются на них, на их цели и откровения.
«Из чего состоит болезнь духа, от какой причины происходит и как можно ее
очистить, можно узнать из их философии.
Ибо очищениями мистерий душа освобождается и переходит в божественное
состояние бытия, потому и дисциплина, принятая добровольно, обладает куда большей
пользой для очищения», — говорит Платон.
Далее он продолжает:
«Вступив во внутреннюю часть храма, незыблемую и охраняемую священными
обрядами, они искренне и до глубины сердца принимают божественное просветление и,
лишенные всяких покровов, приобщаются божественной природы».
Точно о том же методе говорит Фалес (см. Прокл о теологии Платона, том I, а также
«De animae» Стобея в переводе доктора Уорбартона:
«В смерти разум смятен и взволнован, как и в посвящении в мистерии, и слово
отвечает слову, как и вещь вещи; ибо умереть и быть посвященным суть одно и то же; с
песнопениями и плясками, вооруженные высшим и священным знанием, увенчанные и
победоносные, вступают они в земли блаженных»).
Но было также сказано и следующее:
«Ритуалы не равно хороши для всех. Тирсоносцев куда больше, нежели душ
вакхических. У многих есть огонь без силы обнаружить его в себе. Далеко не все
становятся подлинными посвященными».
«Кто осмелится оспаривать необычайную власть женщины над мужчиной*
Оспаривайте ее или рассуждайте о ней, она всегда останется той стороной жизни, которой
невозможно сопротивляться. Эта власть — божественный дар, и порождает нечто
большее, чем просто половое влечение. Если женщина молода, красива и полна жизни, то
влияние ее — будь оно направлено к добру или к худу — совершенно неодолимо.
Движимая высокими принципами и целями, женская часть рода человеческого может
вознести и облагородить мужскую» («А Suggestive Inquiry, etc.», A.J. Attwood).
He только в жертвоприношениях богам плодородия, но и в поклонении всякому
богу, чьи церемонии включали пиршества, пляски и всякое увеселение, древние греки и
прочие народы античности обретали счастье — за исключением позднейших иудеев и,
возможно, египтян. Многие египетские празднества были полны радости, но не все, ибо
боги их были многочисленны и различны. Весьма вероятно, что ранние иудейские обряды
были праздничны по характеру, хотя реформаторы постоянно силились исключить все
упоминания о том. Нет сомнения, что и Библия подверглась изменениям с этой целью.
ГЛАВА ВОСЬМАЯ
Из земли египетской
В книге мистера Пеннеторна Хьюза на странице двадцать три есть следующий
любопытный абзац:
«Исследования матии и ритуалов Африки, проведенные за последние тоды,
доказали с некоторой определенностью, что все системы нарушения обычното
функционирования сознания, практикуемые чернокожим населением Африки, восходят к
Древнему Етипту. Тысячи африканцев были перевезены в Новый Свет, и мнотие из тех,
кто, начиная с 1512 тода и далее, оказался на Гаити, принадлежали к лучшим
африканским родам и, возможно, являлись носителями синтетических культов,
существовавших в то время в Конто.
Несложно показать очевидные параллели между практикуемым ими Вуду и
средневековым ведовством. Дельфийские и Элевсинские мистерии, а также римские
культы, возможно, имели единое происхождение. Ритуалы друидов, как товорят,
копировали ритуалы Осириса; сам Один, судя по всему, был просто подмороженным
вариантом этото етипетското бота.
Практически повсеместно ведовство имело две тлавных производных, с которыми
состыковывались прочие формирующие ето влияния: это культы плодородия,
сохранявшиеся в более или менее неизменном виде со времен первобытных обитателей
каждото конкретното ретиона, и позднейшие «матические» практики, почерпнутые по
прямым или косвенным каналам от цен- трализованното етипетското источника.
Ведовство в том ето виде, в каком оно является нам в европейской истории и
литературе, представляет собой как раз такое соединение древних палеолитических
культов плодородия с матической идеей и разнообразными пародиями на современные
ему релитии».
Все это представляет чрезвычайный интерес для самих ведьм. У них сохранились
весьма смутные предания о том, что культ пришел с Востока, из Летней страны, в
сочетании с легендой о том, что существует он со времен сошествия Богини в страну
смерти. Они, разумеется, отдают себе отчет, что на протяжении
своей истории культ испытывал влияние различных магов и мудрецов, которые во
дни прошлого, в отличие от ведьм, не подвергались гонениям и тайно использовали
последних в качестве медиумов или посредников для достижения успеха в своих
искусствах.
С помощью ясновидящих ведьм они обрели славу пророков, а ведьмы, в свою
очередь, с большой вероятностью переняли некоторых из их идей и немало методов. Мне
довелось видеть семь ведовских мечей; из них четыре со всей очевидностью были сделаны
для волшебников по модели, предписанной в «Ключе царя Соломона», с еврейскими
надписями на рукояти и клинке. Два из них хранятся в каслтаунском музее. Есть и другие
инструменты, несущие на себе еврейские надписи и, по всей вероятности, связанные с
еврейской или каббалистической магией. Однако специальных магазинов ведовских
товаров, увы, не бывает, и обычно беднягам приходится добывать себе инструменты где и
как получится.
Наблюдается также и поразительное сходство с тем, что ныне составляет
малозначительную часть франкмасонской практики. Но в то время как масонские
варианты, судя по всему, имеют мало практической ценности, или, иными словами,
попросту не работают, ведовские работают прекрасно. Всякий, кому случалось видеть обе
вариации, согласится, что одно тут скопировано с другого и что ведовская практика носит
первичный характер и лишь впоследствии была выхолощена.
Утверждение, что все системы изменения сознания, используемые африканскими
неграми, пришли из Древнего Египта, очень интересно, как и вытекающее из него
предположение, что свои силы и умения они перевезли потом в Америку. В стародавние
времена по Нилу пролегал торговый путь, уходивший далеко на юг, в Конго.
У меня африканцы всегда ассоциировались с человеческими жертвоприношениями и
ромовыми оргиями — то есть методами, совершенно чуждыми египетскому духу; однако
в Новом Орлеане мне сообщили, что на вудуистские празднества ходят отнюдь не только
негры, но также и множество белых.
Полиция всегда хорошо знала, что вудуистские сборища проводятся на болотах, и
регулярно посылала отряды для их разгона и предотвращения. Отряды же, состоящие
преимущественно
из ирландцев, добросовестно прочесывали несколько мест, где никаких празднеств
очевидным образом не было и быть не могло, и честно рапортовали, что ничего не нашли.
После этого они отправлялись прямиком на сходку, снимали с себя форму и радостно
присоединялись к разгулу. В Новом Орлеане это до сих пор весьма распространенная
шутка.
Между ведовством и некоторыми вудуистскими практиками мне удалось подметить
черты определенного сходства. Еще мне сказали, что уже ясно доказано, будто Вуду имеет
отнюдь не африканское происхождение, но родилось во французской Вест-Индии среди
французских полукровок из европейской магии, извращенного католицизма и
перемешанных реминисценций разнообразных африканских религий. Правда ли это, я
сказать не могу. Но если у кого-то из упомянутых полукровок было ведовское наследие,
это идеально объяснило бы все моменты сходства. Ибо люди по всему миру,
столкнувшись со сходными проблемами, склонны решать их сходными же методами. Если
знание, практикуемое ныне в Западной Африке, пришло из Древнего Египта, нет никаких
причин отрицать возможность того, что и некоторые ведовские практики могли прийти в
Европу из того же источника через римские и греческие мистерии, которые, судя по всему
имеют египетское происхождение. Мне кажется, египетские культы были слишком
суровы и респектабельны, чтобы опуститься до кровавых практик, что в ходу у
африканцев.
Вряд ли Пифагор, считающийся обычно ответственным за перенос мистерий на
греческую почву, мог иметь какое-то отношение к кровавым жертвоприношениям или
иным сомнительным мероприятиям. Но вместе с тем вполне вероятно, что наряду с
почитателями Осириса существовали и верующие в Сета, выступившие с идеей: «Есть и
более короткий путь; если не можешь творить магию, как положено, силу можно черпать
из других источников». Ведовские источники с ужасом говорят о тех колдунах, что
используют кровь для обретения силы. Однако злое знание вполне могло идти нога в ногу
с добрым и нести таким образом ответственность за некоторые исторически
предъявлявшиеся культу обвинения, которые я, тем не менее, все еще склонен считать
христианскими инсинуациями или же результатом неправильного понимания ведовской
обрядности.
Мистерии, по крайней мере в Греции и Риме, всегда представляли собой тайные
культы, доступ к которым имели только посвященные и только после должной
подготовки, очищения и испытаний, призванных доказать их готовность и пригодность к
обретению тайн. Иницианты получали наставления о том, как вести счастливую и полную
жизнь здесь, на земле, как применять учение о братстве внутри культа, как воссоединиться
со своими любимыми, уже покинувшими этот мир, как переродиться правильным
образом, а также, возможно, о том, как убеждать богов ниспосылать свои милости и
исполнять просьбы верующего — или, иными словами, о магии.
Все античные мистерии — Кабирские, Самофракийские и Элевсинские —
основывались на разных мифах, были посвящены разным богам — Зевсу, Дионису,
Орфею или иному — и сопровождались разными церемониями. Но поскольку
классические авторы утверждают, что все мистерии одинаковы, можно предположить, что
стоящее за мифом учение и вправду было идентичным.
Племенные ритуалы самых первобытных народов включают очищение, проверку
силы духа и стойкости, наставления в племенном предании, сексуальном знании, чарах,
религиозной и магической традиции и часто — ритуал смерти и возрождения. В наши дни
ведовской культ тоже содержит почти все эти элементы. И раз уж мы верим, что все
мистерии были в основе своей схожи, о том же учили и греческие мистерии.
И не по той ли причине, что мистерии там имели такое влияние и даже
политическую силу, Греция оставила нам в наследство столь многое? В конце концов,
другие мелкие государства тоже подарили миру свою знание и искусство.
В Греции же — несмотря на ее постоянные войны и перевороты — Элевсин и его
мудрость произвели на человеческую мысль влияние, которое трудно переоценить и
невозможно сбросить со счетов.
Как сказал покойный декан Индж: «Чему такому научила нас религия греков, что
было бы опасно забыть? Кратко говоря, это вера в то, что Истина — наш друг и что
обретение ее — отнюдь не за пределами человеческих возможностей».
В «Жертвоприношении Аттису» Уильям Бренд пишет:
«Современный человек не свободен; в тех сферах, что имеют для него самое
жизненное значение, он связан своими же страхами, «о алчет свободы греков. Это видно
по тому, /сл/с 0« яь/- тается скрыть свои страхи. Здесь-mo и таится его надежда; ибо хотя
он не имеет свободы и не понимает ее, 0я<я остается его идеалом. Это подразумевает
установление стандарта поведения, основанного на знании и истине, л «е «л теш, чел/у
его учили».
Судя по всему, греческий жрец или учитель брал человека как он есть и подгонял
под него свод правил, вместо того, чтобы вынуждать человека подчиниться заранее
определенной этической системе, — предвосхищая тем самым работы Юнга, чей метод
заключался в том, чтобы построить из тех элементов веры, что наличествуют во
внутреннем мире пациента, систему персонального мифа, которая станет основой для его
поведения. Всякое ослабление тенденции к навязыванию стадных моделей поведения
неизменно сталкивалось, говорит Брент,
«с яростным противодействием, и погасить его посредством обличения краха
современного общества с его войнами, болезнями, бедностью и бессмысленной
жестокостью было невозможно, ибо иррациональное противодействие устойчиво к любым
аргументам. Римский священник в своем храме грубо и буквально кастрировал паству. И в
наши дни отец в церкви, в школе или в суде точно так же разрушает мужество своих
сыновей средствами, может быть, не столь грубыми, но отнюдь не менее эффективными
вследствие широты своего распространения».
ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
Ирландское ведовство
Самым знаменитым и единственным делом о ведовстве в Ирландии было дело леди
Алисы Кителер из Килкенни. Епископ Оссорский обвинил ее в колдовстве в соответствии
с новыми буллами, изданными папой Иоанном XXII и привлек к суду в 1324 году. Суд, по
всей видимости, не усомнился в том, что дама практиковала ведовство, но не усмотрел в
том никакого особого вреда. Вместо того, чтобы осудить леди Алису, он отпустил ее с
необычайной легкостью и к вящему негодованию епископа. Точно так же Мэнское
судилище в 1659 году нашло миссис Джейн Сизар невиновной в ведовстве, хотя, по
настоянию епископа, она все же была приговорена «отречься от своего колдовства
прилюдно в следующее воскресенье в церкви Мэлью». Забавный случай, не правда ли:
невиновна, но все равно пообещай, что больше так не будешь.
Леди действительно принудили к публичному отречению, но она использовала игру
слов, которые, впрочем, вполне удовлетворили суд, хотя комментатор этих событий
заявляет:
«Если бы обвинители ее доподлинно верили, что она ведьма, то стали бы
чрезвычайно оттого несчастны. Поскольку дальнейшие записи отсутствуют, остается
заключить, что дело пустили на самотек. Церковные архивы впоследствии показали, что
дама умерла и была похоронена обычным образом: Сизары были люди с весьма прочной
репутацией».
Однако епископ Оссорский был более крепкой закалки, чем Мэнский. Вооруженный
папскими буллами, он снова кинулся в атаку, обвинив леди Алису в отречении от Христа,
отправлении непристойных обрядов в компании Робина Артисона (или Робина, сына
Искусства) на перекрестке дорог и целом списке обычных для таких случаев прегрешений,
в том числе в обладании посохом, который она умащала всякими притираниями и
разнузданно скакала на нем по полям — судя по всему, исполняя стандартный ритуал
плодородия. И снова ему не удалось
добиться приговора: нобилитет защитил одну из своих, и леди переехала в Англию.
Епископу осталось удовольствоваться поркой, пытками и сожжением ее слуг в
порядке своеобразного церковного линчевания. Среди предъявленных леди обвинений
было и подметание пола в направлении к себе. На Мэне это весьма распространенное
суеверие: мести нужно всегда к себе, а то выметешь удачу из дому.
В деле леди Кителер присутствовали весьма веские свидетельства бытования
ведовства и общины-ковена из тринадцати членов. По всей вероятности, она
поддерживала контакты с ирландской ветвью фейри, или Маленького народа,
отправлявшей примерно такие же обряды, что и в Англии, и сходные с ритуалами
Диониса в Древнем Риме.
Второе обвинение настаивало, что дама приносила жертвы дьяволу — живых
животных, которых она и ее сподвижники разрывали на части и разбрасывали затем на
перекрестке для некоего демона по имени Робин, сын Арта, или Робинартисон. Как уже
отмечалось выше, имя Робин было совершенно обычным для духа, в данном случае —
видимо, лукавой, трикстер- ской, «искусной» природы. Это описание так и приводит на
память орду вакханок, разрывающих живых зверей на части в дионисийском безумии.
Пожирание животной жертвы должно было символизировать воплощение, смерть и
воскресение божества.
Было и еще одно обвинение — в принесении красных петухов в жертву Робину,
описываемому как «Эфиопия», то есть негр. В те времена обнаружить в Ирландии негра с
английским именем было бы довольно необычно, так что остается предположить, что
Робин вмешивал в свои защитные умащения сажу, чтобы остаться неузнанным. То были,
возможно, члены местного культа, проводившие магические ритуалы ради привлечения
удачи. Всего приговорено было тринадцать человек, но Робина так и не арестовали: по-
видимому, «лукавый дух» был из благородного или же церковного сословия.
На основе всего этого можно заключить, что в указанный период истории некий
ведовской культ, напоминавший в чем- то древний культ Диониса, находился в расцвете и
приверженцами его были как ирландцы, так и англичане.
У мистера Хьюза есть упоминание о содержащемся в муниципальном архиве
Эксетера документе, датированном 1302 годом и свидетельствующем, что некая Дионисия
Болдуин часто принимает у себя «Джона и Агнессу де Уормхилл, а также Джоанну де
Корнуэйл, которые суть ведьмы; и указанная Дионисия сожительствует с ними». Само имя
Дионисия, с моей точки зрения, указывает на то, что родители ее принадлежали к какой-то
разновидности культа и что крестивший ее священник против такого наречения не
возражал, хотя многие церковные советы при этом яростно обрушивались на культы
Дианы и луны.
Джон, Агнесса и Джоанна, согласно Маргарет Мюррей, были ведовскими именами.
Фамилия Уормхилл (Холм Червя, то есть Драконов Холм) могла быть в этом контексте
случайной, а могла и иметь какое-то значение. Можно было бы ожидать, что епископ уж
постарается добиться приговора, но у суда, судя по всему, был иной взгляд на вещи. И
действительно, почему бы ведьмам не развлекаться в меру способностей и не
практиковать свое ремесло? Как и в Ирландии, он не имел никаких возражений против
«непотребств на перекрестках».
Создается впечатление, что в те времена суд полагал, что в ведовстве нет никакого
особого вреда. Против него не было никаких специальных законов. Кастильские «Законы
Партид» в 1260 году утверждают, что в случае причинения вреда колдовство должно быть
наказано, но применение его для исцеления болезней считалось благотворным.
Иерусалимские асси- зы, Правда святого Людовика и прочие трибуналы придерживались
тех же взглядов.
Мне рассказывали о ведовском культе, практикуемом в наши дни в южной
Ирландии, но связаться с ним я так и не смог. Члены его, по слухам, собираются в
заброшенном карьере, где могут отправлять свои обряды, не боясь, что их потревожат.
Ради безопасности они носят длинные черные плащи, пока не окажутся на месте
сборища, где сбрасывают их и остаются в чем-то наподобие килта из двух кусков кожи,
скрепленных на боках. Говорят, что они приносят животных в жертву луне, или по
крайней мере устраивают ритуалы в честь полнолуния с танцами, изображающими
обращение ночного светила. Мне сказали, что у них есть один очень красивый танец —
Пляска Четырех Ветров, которую пляшут обычно вокруг стоячего
камня или чего-нибудь, имеющего четыре стороны, но никаких дальнейших
подробностей мне выяснить не удалось.
Говорят также, что частью церемонии посвящения для мужчины является так
называемая Охота Дианы, когда все девушки, не имеющие возлюбленного, кидаются в
погоню за новообращенным, и та, что поймает, должна побить его, а затем взять под свое
крыло. Кто именно его поймает, обычно договариваются заранее. Мне говорили, что в
ритуалах иногда используется кровь, а на людей насылаются проклятия, но мой
информатор ничего не знал ни о ритуалах, ни о главе общины, кроме того, что у них есть
верховная жрица, именуемая Дианой, и что в работе они используют «виски».
Проблема в исследовании таких феноменов заключается в том, чтобы определить,
действительно ли культ является древним или же имеет недавнее происхождение. В
Ирландии население обычно представляет собой либо ярых католиков, либо не менее
ярых протестантов, и потому вполне вероятно, что кто-нибудь мог выдумать культ просто
шутки ради или же из чувства противоречия обеим этим религиям. Если со временем
такой культ набирает силу, ему бывает трудно долго оставаться в тени, а обе церкви с
весьма большой вероятностью в какой-то момент объединят свои силы, дабы сокрушить
его.
Если же культ имеет за собой давнюю традицию, то он может жить и жить
благополучно, ибо члены его исторически прекрасно отдают себе отчет в необходимости
строжайшей секретности. Само имя «Диана» звучит как современное изобретение; однако
не следует забывать, что с эпохи Ренессанса начиная, многие классические ученые
называли древнюю богиню именно этим именем.
В Ирландии есть небольшой городок, где существует любопытный обычай: на три
дня и три ночи выставлять на рыночной площади козла в сопровождении двух дев; на все
это время — известное как Пакова Ярмарка — город считается открытым. Полицейские
сидят у себя в участках, кабаки не закрываются, и никто не отправляется спать, ибо таков
обычай, и было бы не к добру нарушить его. Все это весьма похоже на остатки некоего
интересного дохристианского религиозного обряда, сумевшего дожить до наших дней.
Если во времена леди Алисы существовал тайный культ, обеспечивавший удачу
своим последователям и навлекавший проклятия на противников, нет ничего
удивительного в том, чтобы обнаружить его действующим и по сей день. В Англии
ритуалы и призывания в своей настоящей форме не могут быть очень уж древними, так
как они написаны современным языком и такими унаследованы от бабушек и дедушек;
однако полтораста лет им следует дать со всей очевидностью. Если бы это был новодел,
язык был бы куда сентиментальнее и цветистее, в то время как эти источники говорят
четко и прямо по делу.
До 1800 года, относительно которого нам известно, что культ уже функционировал,
определенный интерес к оккультным материям тоже, разумеется, присутствовал, однако
направлен он был преимущественно на магию церемониального типа, или же образца
Клуба Адского Пламени, а это означало вызывание дьявола. Может статься, что кто-то
действительно изобрел новую религию, но, думаю, ее все равно нужно было в чем-то
укоренить. То, что традиция эта, судя по всему, пришла из времен столь древних,
представляет огромный интерес. У меня есть основания предполагать, что восходит она
как минимум к эпохе Елизаветы I.
Если она была завезена из Италии и представляла собой остатки сохранившегося там
дионисийского культа, она вполне могла легко привиться на английской почве. Возможно,
однако, что она пришла из Франции с норманнами и гораздо раньше. Хотелось бы мне
знать, удастся ли нам когда-нибудь доподлинно выяснить этот вопрос.
Известные мне ведьмы научены никогда не проливать кровь и не совершать
жертвоприношений, но тот же гипотетический ирландский ковен делает и то, и другое;
есть им место и в Вуду. Зная, как работают английские ритуалы, я могу утверждать, что
практики подобного рода были бы бесполезны и неуместны в любом известном мне
обряде, так что, возможно, существуют и другие системы, о которых моим друзьям ничего
не известно.
Сущность магии заключается обычно в вызывании или нагнетании силы и в
дальнейшем использовании ее или контроле за нею. Совершенно понятно, что по логике
вещей убийство живого существа может высвободить силу или энергию — если
считать душу энергией — но ума не приложу, как можно ее контролировать или
использовать. Свежепролитая кровь может содержать некую жизненную энергию, которая
будет медленно выделяться из нее, и кровь эта может дать дополнительную силу
практикующим, но если бы дело было именно в этом, то все мясники на муниципальных
бойнях были бы могучими магами.
Если такое случится, я охотно уверую в силу крови. Я знаю, что вакханки, по
преданию, разрывали живых животных на части и пожирали их, но я думаю, они просто
были не в состоянии понять преподанное им оккультное учение и, принимая опьянение за
божественный экстаз, в безумии своем творили дикие вещи. Впоследствии закон
ограничил подобные эксцессы, и в культе были произведены реформы. Жители Западной
Африки используют кровь в своих ритуалах, но и здесь я думаю, что никакими
подлинными тайнами они не владеют.
ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
Кто же такие ведьмы?
Мистер Хьюз утверждает: «Подлинное ведовство имеет место только там, где
вызываемые силы сознательно считаются злыми, и где те, кто принимает участие в
операции, ищут помощи у энергий, являющихся внешними по отношению к
общепринятым воззрениям и верованиям». Если это правда, то ведьмы, о которых я
толковал всю дорогу — вовсе никакие и не ведьмы.
Кто же они в таком случае? Это просто люди, именующие себя «вика»,, «мудрые»,
практикующие древние ритуалы и сохранившие — наряду с кучей суеверий и знахарством
— оккультное учение и работающие практики, которые сами они называют магией или
колдовством (ведовством). Люди вроде них ранее всходили за обладание подобного рода
знанием на костер — часто для того, чтобы отвести подозрения от других. У нас в
Каслтауне есть мемориал девяти миллионам людей, под пытками отдавшим свою жизнь в
той или иной форме за ведовство.
Эти вика работают обычно ради благих целей и помогают попавшим в беду всем,
чем могут. Конечно, что бы ты ни делал в этом мире, обязательно наступишь кому-нибудь
на хвост. Если ведьма устраивала хороший урожай зерновых в прежние времена, ее
первым делом обвиняли в сбивании цен. Думаю, делать категоричные заявления, не
владея в полной мере предметом, по меньшей мере немудро.
Далее мистер Хьюз говорит: «Физически способности ведьмы — это способности
доисторических людей. Насколько допустимы добрые дела, вершимые со злыми
намерениями, пусть решают теологи». Ответить на этот вопрос, думаю, можно с помощью
известной иезуитской максимы: «Злые деяние всегда допустимы ради благих целей, или
когда они направлены на благо Ордена». Впрочем, ее пусть тоже оценивают теологи.
Полагаю, использование ведьмой любых находящихся в ее распоряжении
физических возможностей оправдывается благом ее общины, если она при этом не
наносит никому вреда. Мистер Хьюз также утверждает, что ведьмы применяли
и продавали яды. Возможно и так, однако ведьмы современные в них не особо
разбираются. Им смутно известно, что чемерица смертельно опасна — как собственно, и
гербицид — но рассчитать правильную дозу того и другого они все равно не смогли бы...
да и отыскать эту самую чемерицу тоже.
В Средние Века всякий раз, как разражалась эпидемия тифа — а случалось это
весьма часто — было очень удобно поднять крик, что это ведьмы или евреи отравили
колодцы. Только то, что ведьма могла владеть какими-то доисторическими методами для
исцеления детских болезней, еще не означало, что делала она это непременно со злым
умыслом. Да, некоторые индивидуальные специалистки могли делать неправильные и
злые вещи, но разве их одних можно в подобном упрекнуть?
Самый очевидный способ причинения вреда — симпатическая магия, создание
образов. Этим занимаются по всему миру. Если жертва знает, что кто-то сделал ее
изображение, и твердо верит, что это ее непременно убьет, то вполне может запугать саму
себя до смерти. Что стоит ведьме изготовить чье-нибудь изображение и пугать им
человека, если тот верит, что она обладает способностью убивать? Кто угодно может
сделать это, и эффект будет по большей части таким же, так что такая разновидность
причинения вреда исключительной прерогативой ведовства не является.
В 1318 году епископ французского города Труа был отдан под суд. Следствие
показало, что он сделал восковую фигурку, изображающую королеву Франции и,
совершив с нею ряд непотребств, сжег ее, и — подумать только! — королева после этого
умерла!
Далее (на странице 146) мистер Хьюз заявляет:
«Ведьмы наводят чары, устраивают смуту, отравляют, лишают скот потомства и
порабощают род людской; они служат дьяволу, пародируют христианские ритуалы,
якшаются с врагами короля, совокупляются с другими ведьмами в форме мужской или
женской, принимая их как инкубов или суккубов, а также творят блуд с домашними
животными.
Более того, делают они все это намеренно, пребывая в уверенности в том, что
служат своему дьявольскому повелителю и бросают вызов небесам. Смятение и
заблуждение царят
в целях их и желаниях, а ритуалы далеки ото всех истинных и общепринятых
процедур, и все же творят они их, и причины их поступков лежат в самых древних
религиозных представлениях».
Остается предположить, что он думает, будто знает, о чем говорит; я же со своей
стороны вынужден уверить мистера Хьюза, что, согласно имеющейся у меня информации,
большинство этих обвинений не имеет никакого отношения к действительности. Ведьмы
действительно наводили чары, чтобы остановить Гитлера после падения Франции. Они
собрались вместе, возвели гигантский конус силы и направили в разум Гитлера мысль:
«Ты не можешь пересечь море!», «Ты не можешь пересечь море!», «Тебе не пройти!»,
«Тебе не пройти!» — точно также как их праотцы делали для Красавчика1, а их
собственные пращуры — для Испанской Армады со словами: «Прочь!», «Прочь!», «Вам
не высадиться на берег!». Это ли якшание с врагами короля? Я не хочу сказать, что это
они остановили Гитлера. Мне лишь довелось стать свидетелем очень любопытной
церемонии, целью которой являлось внедрение определенной идеи в его разум; ведьмы
повторили ее несколько раз, и хотя все было готово для вторжения, Гитлер даже не
попытался осуществить его. Ведьмы рассказывали мне, что их предки точно так же
пытались спроецировать ту же самую мысль в разум Красавчика.
В случае с Армадой захватчики уже были у берегов Англии, прежде чем ведьмы
вообще прознали об этом. Ведьмы понимали, что попытки добраться до короля Филиппа
обречены на провал: он был слишком далеко и не мог изменить курс Армады, а о том, кто
командует вторжением, у них не было ни малейшего понятия. Все, что они могли сделать,
это послать общую идею: «Прочь!», «Прочь!», «Вам не высадиться на берег!», «Вам не
высадиться на берег!» — в надежде, что она возымеет какое- то действие. Если бы ведьмы
могли поднять бурю, они, несомненно, так бы и сделали, но они не знали, как, и просто
молились своим богам, чтобы те навлекли беду на вражеский флот. Вполне возможно, в
молитве упоминались и штормы.
1 Имеется в виду Красавчик Принц Чарли, Карл Эдуард Стюарт (1720-1788),

якобитский претендент на английский и шотландский престолы, предводитель восстания


против дома Ганноверов в Шотландии (знаменитый «45-й год»).
Я сомневаюсь, чтобы ведьмы когда-либо причиняли разорение земле; по крайней
мере, я сам никогда о таком не слышал, и ни им, ни мне неизвестно, как вообще
приступить к такой задаче. Меня чрезвычайно интересует информация по данному
предмету — если возможно, с датами и названиями мест. Не могу со всей
ответственностью утверждать, что ни одна ведьма никогда не порабощала человеческое
существо, или не лишала скотину потомства — точно так же как не могу я и утверждать,
будто ни один епископ никогда никого не убивал с помощью магии или яда. О ведьмах,
творящих подобные дела, мне ничего не известно, а вот о епископе Труаском и о некоем
Борджиа, который был епископом прежде чем стать папой39, знаю очень хорошо.
Совокупление с инкубами и домашними животными — просто мерзкий вздор, как и
утверждение, что ведьмы служат своему дьявольскому господину. Все это было просто-
напросто выдумано в годы гонений, когда ведьм не стали бы приговаривать на ровном
месте, и Церковь была вынуждена повесить на них хоть какое-то преступление,
подразумевавшее смертную казнь. У ведьм есть свои боги, и они верят, что боги эти
добры; может ли христианин сказать большее о боге, которому поклоняется он? Да,
вполне вероятна путаница, или, вернее, некоторая разница между ритуалами и
практиками, принятыми в разных ковенах. Но разве практики, скажем, британских
израелитов, мормонов и плимутских братьев образуют единое гармоничное целое? А ведь
все они — очевидно христианской веры.
В эпоху ужасов, сразу после катастрофического Крестового похода детей40 папа
Иннокентий III сделал хирургию преступлением. Он объявил старую дохристианскую
веру ересью и колдовством и снарядил на борьбу с нею инквизицию.

39Имеется в виду Родриго Борджиа (1431-1503, изначально — де Борха вследствие испанского


происхождения), папа римский Александр VI с 1492 года, прозванный «аптекарем Сатаны» за любовь к
ядам; отец Чезаре и Лукреции Борджиа.
40 «Крестовый поход детей» — народное движение 1212 года, когда толпы крестьян (и среди них много
детей и подростков) из Германии и Франции собрались в Палестину воевать Гроб Господень.
40 Имеется в виду книга: Konig, Emil. Ausgeburten der Menschenwahns im Spiegel der Hexenprozesse
und Autodafes.
40 H.G. Lea. History of the Inquisition of Spain. Archivob Hist. National,
Inquisition de Tolado, Leg. 138.
40 Ведовство сегодня
Около девяти миллионов человек погибло под пытками. Орден доминиканцев,
основанный святым Домиником, аскетом-фанатиком, трижды в день занимавшимся
самобичеванием и имевшим милое обыкновение ощипывать птицу живой,
получил власть преследовать еретиков и распространил легенду о заговоре против
Христа. Говорят, они действительно верили во что-то из того, что проповедовали, но
допустить это мне сложно, хотя самые невежественные из внимавших этим проповедям,
разумеется верили.
Совершенно очевидно, что на всей этой оргии гонений, как и во всех более ранних
случаях преследований различных еретических сект, кто-то очень крупно нажился, как
верно и то, что все жертвы действительно были виновны — в том, что поклонялись своим
богам своими способами.
Кто-то говорит, что Церковь просто составила подробные списки и принялась
планомерно пытать ведьм и рыцарей- тамплиеров, пока те не признавались по всем
пунктам обвинений, и это-то и объясняет все моменты сходства между ними. Но это верно
лишь отчасти. Главное сходство — отнюдь не в общих обвинениях, но в
малозначительных, казалось бы, деталях, сильно напоминающих то, что и по сей день
творят в Африке, Америке и на Мадагаскаре; и о деталях этих инквизиторы не имели
понятия. Неоспоримый факт, что обычный человек может нагромоздить кучу лжи, но вряд
ли он окажется в состоянии выдумать множество мелких деталей и ввести в заблуждение
опытного дознавателя при перекрестном допросе, выдав тем самым достаточно на первый
взгляд не столь уж важных фрагментов истины.
Именно поэтому солдат в случае попадания в плен учат говорить только свое имя,
звание и номер и даже не пытаться запутать врага ложной информацией, так как обычно
при этом выдается некоторое количество правдивых фактов, могущих сыграть тому на
руку. Офицеров же в свою очередь учат допрашивать пленных и выуживать крупицы
правды из самых диких и неправдоподобных историй. Инквизиторы были опытнейшими
перекрестными дознавателями, но не всегда, по видимому, понимали важность
всплывающих в процессе следствия мелких деталей. Их задачей было вывести ересь на
чистую воду, и они выполняли ее со всей тщательностью.
Часто говорят, что ведьмы сознавались в самых непростительных практиках. Да, это
правда, но давайте не будем забывать, почему они делали это. Пол Карус в своей
«Истории Дьявола» (стр. 323, архив Международной Ассоциации Фольклора) называет
«Маллеус Маллефикорум», или «Молот ведьм», самой позорной из когда-либо
написанной человеком книг.
В нем авторы советуют начинать процесс над ведьмой с вопроса о том, «верит ли
подследственная в колдовство» и добавляют: «Имейте в виду, что ведьмы чаще всего
отвечают отрицательно». Если преступница и вправду отрицает это, инквизитор
продолжает: «В таком случае сожженная ведьма является осужденной безвинно».
Отрицание колдовства мгновенно подписывает подследственной приговор, ибо, согласно
«Молоту ведьм», «не верить в колдовство — величайшая ересь» (haeresis est maxima opera
maleficorum non credere).
Впрочем, если обвиняемая отвечала на вопрос утвердительно, пытка все равно
заставляла ее сознаться. Ссылаться на неведение было совершенно бесполезно, так как
отказ от признания сам по себе считался преступлением под названием maleficium
tacitumitatis. Спасения не было, и лучшее, что могла сделать жертва на дыбе — это
признаться сразу и во всем, даже не пытаясь ничего отрицать, ибо это, по крайней мере,
сокращало процедуру.
На странице 330 мы находим: «Прежде чем начинались пытки, обвиняемую
заставляли выпить ведьмовской суп — омерзительное варево, в которое вмешивали пепел
сожженных ведьм, призванное защитить заплечных дел мастеров от злого колдовства».
Для той же цели использовалась и грязь с пола темниц.
На той же странице рассказывается о пытке, примененной в 1631 году к некой
женщине в первый день процесса над нею.
К сожалению, автор не уточняет места событий и кто этим занимался —
инквизиторы или реформисты, но вот вам перевод из книги Конига «Результаты
человеческих заблуждений»1 (стр. 130); см. также Золдан «Процессы над ведьмами»
(сс. 169-170)2:
1) Палач связывает беременную женщину и вздергивает ее на дыбе. Затем он пытает
ее, пока у нее сердце не разорвется.
2) Если она не признается, пытку повторяют... Он остригает ей волосы,
выливает бренди ей на голову и поджигает.
3) Подмышки ей он намазывает серой и поджигает ее.
4) Руки ей связывают за спиной, поднимают на веревке к потолку и внезапно
роняют вниз.
5) Такое поднимание и роняние продолжаются несколько часов, пока палач и
его подручные не уйдут обедать.
6) Когда они возвращаются, руки и ноги жертве связывают за спиной; на спину
наливают бренди и поджигают.
8) Потом на спину ей кладут тяжелый груз и снова вздергивают к потолку.
9) Затем ее опять растягивают на дыбе.
ю) Доску, утыканную гвоздями, кладут ей на спину и поднимают к потолку.
и) Палач связывает ей ноги и привешивает к ним груз в пятьдесят фунтов 1.
12) Палач <... > помещает ей ноги в тиски и заворачивает винт, пока из пальцев
не начинает идти кровь.
13) Ее снова растягивают и колют иголками разными способами.
14) Теперь палач из Драйссигакера приступает к пытке третьей степени.
(Примечание: никаких указаний на то, что именно он сделал).
15) Зять палача вздергивает ее к потолку за руки.
16) Палач <... > порет ее лошадиным кнутом.
1 Немногим меньше 23 кг.
17) Ее помещают в тиски, которые не снимают шесть часов.
18) Ее безжалостно порют кнутом. Все это проделано в первый день».
(Примечание: из этого списка выпущен пункт номер у.
У меня нет оснований предполагать, что он был менее болезненным, чем
остальные.)
У Ли в «Истории испанской инквизиции» (том III, стр. 24) мы находим выдержки из
протоколов допросов под пыткой1. После долгой пытки инквизитор увещевает жертву: «А
теперь расскажи нам все».
«Если бы я знала, что сказать, я бы так и сказала. О, сеньор, я не знаю, что мне
сказать. О! О, они меня убивают — если бы мне только сказали, что говорить... О,
сеньоры, о, мое сердце... отпустите меня, и вам скажу всю правду; я не знаю, что мне
сказать... Отпустите меня ради Господа... скажите мне, что я должна говорить... Я сделала
это, я это сделала... Мне больно, сеньор... Отпустите, отпустите меня, и я все скажу. Я не
знаю, что должна сказать... Сеньор, я это сделала... Заберите меня отсюда и скажите, что я
должна говорить.. Я не помню, скажите мне, что я должна говорить. О, я несчастная; я
скажу все, что от меня хотят, сеньоры... они ломают мне руки! Ослабьте хоть немного...
Да, я сделала все, что обо мне говорят... Что вы хотите, чтобы я сказала? Я сделала все —
отпустите меня, я не помню, что должна сказать... О, о, о, я скажу все!»
И снова жестокий голос произносит: «Расскажи нам все!» Когда бедняжка уже
достаточно измучена, ей диктуют, что сказать, и кого еще оговорить. Обычные люди даже
если и знают об этих зверствах, то все равно спокойно и к вящему своему удобству
забывают. Но ведьмы помнят о таком отношении к своим предшественницам, как и о том,
что дни гонений — по крайней мере, во многих местах — еще не подошли к концу, и
потому остаются в подполье.
Олдос Хаксли в самой своей замечательной книге «Лудун- ские дьяволы» (стр. 177)
пишет о пытках и смерти Урбена Грандье, якобы околдовавшего нескольких монахинь в
1634 году. Все подробности взяты из судебных записей и совершенно подлинны.
«В присутствии двух аптекарей и нескольких врачей Грандье раздели, обрили ему
все волосы на теле и принялись колоть до кости длинной острой иглой... боль была
ужасная, и через заложенные камнями окна крики пытаемого слышала непрерывно
растущая толпа любопытных, собравшаяся на улице. Из официального перечня пунктов
обвинения, предъявленных Грандье; известно, что вследствие крайней затруднительности
обнаружения маленьких нечувствительных областей на теле преступника, из пяти этих
дьявольских отметин, упомянутых настоятельницей, обнаружить удалось только две.
<...> Методы Маннури, можно к этому добавить, оказались восхитительно просты и
эффективны. После бесчисленных мучительных уколов он незаметно перевернул иглу и
прижал к плоти человека тупым концом. И — поразительно! — боли не было; именно это
место дьявол и пометил!
Если бы ему было дозволено продолжать и далее сколь угодно долго, Маннури, без
сомнения, обнаружил бы все отметины. К несчастию, один из аптекарей (какой-то
неблагонадежный проходимец из Тура) оказался не столь самодоволен, /аг/с Эе- ревенские
доктора из Лу-Бардемона, собравшиеся для надзора за экспериментом. Уличив Маннури в
жульничестве, он выразил свой протест, однако, тщетно. Его жалобу просто оставили без
внимания. Маннури же и остальные тем временем стакнулись самым благодарным
образом».
Стр. 235: «Судьи видали адвоката лишь трижды за все время. Затем после
обычных благочестивых прелиминарий они вынесли свое решение; оно оказалось
единодушным. Грандье приговорили к «дознанию», сначала обычному, а затем
чрезвычайному.
<...> С веревкой на шее и двухфунтовой свечой в руках он должен был просить
отпущения у Бога, короля и правосудия... и затем быть сожжен заживо. Его раздели и в
несколько минут тело его было лишено всех волос. «Усы и бородку., теперь брови, —
командовал судья. —А теперь ногти, выдерните ему все ногти».
Стр. 244: «Связанного его разложили на полу, а ноги от ступней до коленей зажали
меж четырех досок, из которых внешняя пара была закреплена, внутренняя же подвижна.
Вбивая клинья между двух подвижных досок, можно было переломать жертве ноги. <...>
Первый клин вбили между колен, затем другой — меж ступней. Когда его забили по
самую шляпку, настал черед третьего — сразу под первым. <...> При втором же ударе по
четвертому клину несколько костей стоп и лодыжки были сломаны. <... > Затем взяли
пятый.
Пытаемый взмолился: «Отец мой, верите ли вы в самом деле, */то это хорошо —
спасти человека от боли, чтобы он сознался в преступлении, которого не совершал?» «Ты
был чародеем, ть/ заключил сделку с дьяволом!», — был ему ответ. Когда Грандье снова
запротестовал, что невинен, шестой клин вбили меж досок, и седьмой, и сразу восьмой;
кости коленей, голени, лодыжки и ступни — все было раздроблено!»
Стр. 249: «Двухфунтовую свечу вложили Грандье в руки и подняли его с телеги,
дабы он просил прощения, как то предписывал приговор, за свои преступления, но колен у
него больше не было, чтобы их преклонить. Когда его опустили ногами на землю, он упал
на нее лицом вперед».
В конце концов Грандье действительно сожгли заживо, приняв все меры, чтобы
смерть его оказалось самой мучительной из возможных.
После ликвидации всех бедняков, преследования обратились туда, где можно было
разжиться деньгами, и среди прочих — против рыцарей-тамплиеров, некогда сделавших
так много для христианства. Их обвинили в ереси, во множестве иных прегрешений и в
противоестественном пороке. Вопрос о том, насколько они, или хотя бы некоторые из них
были виновны с технической точки зрения, остается чрезвычайно спорным, но очень
многие, вне всяких сомнений, были неповинны ни в какой осознанной ереси.
Мистер Хьюз далее заявляет, что в рамках ведовского культа отправляли черную
мессу, на которой высмеивали христианские таинства и воздавали почести дьяволу. И
снова позволю себе заверить его, что, хотя мне довелось бывать на многих шабашах, я ни
разу не видал ничего подобного практикам,
в которых он нас обвиняет, если только, конечно, он не имеет в виду церемонию
«вина и печенья», могущую являться имитацией древнего христианского агапе, или пира
любви, хотя лично я думаю, что она куда древнее. Я не хочу сказать, что черную мессу
никто никогда не служил, но что делали это не ведьмы — в том я, сообразно своим
знаниям, уверен.
Нам остается только принять тот факт, что, хотя культ крайне интересен и местами
очень утончен, он первобытен по природе своей, и что когда люди любого сообщества
«спускают себя с тормозов», то неизбежно случаются всякие вещи и участники совершают
поступки, которые ни за что не совершили бы в нормальных условиях и в трезвом
рассудке. Нет сомнения, что пуритан это весьма оскорбляет; но ведь пуритане и видят для
себя честь в том, чтобы постоянно скорбеть не о том, так о другом, так что точку зрения
ведьм вполне можно понять.
Мы много говорим о религиозной свободе, о правах личности, но ведьмам почему-
то во всякой свободе отказываем.
Их до сих пор преследуют на том только основании, что какой- то любитель совать
свой нос в чужие дела оказался шокирован, застав в уединенном месте ночью голых
людей, танцующих вокруг огня, много сотен лет назад. Обыватели и в наши дни склонны
испытывать потрясение от того, что видят на пляжах и в прочих местах, и немедленно
после мчатся сломя голову в газеты с жалобами. Другое дело, что сейчас над ними по
большей части смеются. Пляжи, конечно, — место общественное, и люди имеют право
жаловаться, но шабаш всегда был сугубо частной вечеринкой, и напороться на него могли
только те, кто специально ночами рыскал по округе в надежде испытать моральный шок.
Ведьмы сотнями лет проводили свои встречи в сугубо частном порядке; они всегда
искали пути из этого мира в мир воображения. Для определенного рода личностей
подобное освобождение от пут реальности имело огромное значение, а эти нечастые ночи
свободы становились тем, ради чего можно жить. У первобытных людей пляски были
совершенно обычной формой религиозной экспрессии. В ведовской традиции они
необходимым образом предваряли собой пик шабаша, связанный с выплеском энергии.
Могут у них быть и другие цели, такие как просто красота и радость.
Для тех же, кого Честертон обзывал «бандой омерзительных кальвинистов», то был
ГРЕХ. Хотя тот же Фома Аквинский возражал: «Не все плясуны непременно прокляты».
Да, кто-то может напороться неожиданно на шабаш и быть глубоко шокирован, но англо-
саксы вообще печально известны своей склонностью к этому состоянию и к непременно
вытекающим из него жалобам властям.
Мне рассказывали, что в древние времена ведьмам была известна трава под
названием ката, которая, будучи примешана к благовониям, стимулировала внутреннее
зрение, силу бессознательного, и которую нельзя было применять долго, так как она
порождала галлюцинации — если только не была смешана с другой травой, сумахом. Если
же применять обе в правильной пропорции и правильным образом, можно было выйти из
тела. Увы, теперешние ведьмы не знают, что это были за травы, однако, про обе известно,
что произрастали они в Англии.
Говорят, что если мужчина вдыхает благовоние с катой, то женщина в его глазах
становится более красивой, так что вполне возможно, что в его состав входила дикая
конопля. Колдуны тоже что-то такое применяли в тех же целях, и их зелье совершенно
точно содержало коноплю и другие интересные ингредиенты, чтобы смягчить ее действие.
Многие первобытные народы используют наркотики для достижения магического
воодушевления — в Южной Америке листья коки, в Мексике пейотль и многие другие
субстанции. Все они оказывают на нервную систему совершенно разное действие,
вызывая то, что можно было бы назвать открытием внутреннего зрения — или, возможно,
галлюцинациями. Алкоголь тоже обладает способностью усиливать способность к
предвидению, как показывают записи Общества Психических Исследований.
Еще одним популярным обвинением против ведьм, тамплиеров, вальденсов,
гностиков и многих других был Osculum Iniame1. Это совершенно обычное обвинение
против всех, кто был неугоден духовенству, и использовалось оно по принципу, что какая
бы палка ни была, лишь бы собаку била. Впервые оно было применено против кое-каких
еретических сект, затем — против тамплиеров. Ведьмы не целовали дьявола в зад,
1 «Обеденный поцелуй» (лат.).
во-первых, потому что они вообще никого туда не целовали, а во-вторых, потому
что дьявола, для того чтобы его куда бы то ни было поцеловать, еще надо найти.
Вряд ли можно выразиться еще яснее, правда? Как я уже говорил, ведьмы не
заключают договоров ни с дьяволом, ни к кем- либо еще. Нелепица эта произошла, я
думаю, от баек фаусти- анского типа, распускавшихся, возможно, тем же духовенством с
целью отпугнуть народ от магических практик, или же дабы объяснить тот факт, почему
те, кто проводил опыты в более- менее дозволительном духе «Ключа царя Соломона», не
пользуясь посредником, обычно успеха не достигали.
Легенды такого типа, как правило, фабриковались, чтобы раздуть славу какого-
нибудь святого: колдун после долгих лет неудач заключал сделку с дьяволом и продавал
ему свою душу в обмен на богатство и силу. Когда срок соглашения истекал, он молился
определенному святому, который призывал дьявола пред очи свои и посредством
мошенничества выуживал у него злополучный договор. Далее колдун радостно отдавал
всю прибыль от своего колдовства на раку для святого и сам умирал в благоухании
святости.
Россказни о таких договорах довольно наивны, но народ в них верил, и в печати
выходили гримуары, или учебники полу-черной магии, наставлявшие своих читателей в
том, как вызвать дьявола и договориться с ним, одновременно надув. Делалось это чаще
всего благодаря игре слов: скажем, пообещать, что отдашь ему тело и душу, после того
как будешь похоронен в церкви или вне ее, а самому устроить себе могилу в церковной
стене, то есть ни внутри, ни снаружи — в итоге дьявола в прямом смысле слова
обжуливали на каждом шагу. Судя по всему, все пребывали в благополучной уверенности,
что дьявол слишком глуп или слишком невежествен, чтобы купить книгу и обо всем этом
прочесть.
За написанием вышеизложенного я читал об одном процессе во Франции: некоего
писца таинственный человек в черном нанял переписывать одну из таких книг. Суд на
полном серьезе допустил, что этот человек в черном был не кто иной как дьявол, который
хотел обзавестись книгой, чтобы в дальнейшем обезопасить себя от подобного рода
обманов. Подсудимого признали виновным в попытке оказания помощи дьяволу и
казнили.
Это наглядно демонстрирует, насколько ребячливы и наивны подчас были
обвинения — и насколько напоминали те, что предъявляли арестованным нацисты и
коммунисты, как равно и само обыкновение выбивать признания дикими и
беззастенчивыми пытками. Думаю, и в те времена основными покупателями этих книг
был тот сорт людей, что ныне верит в предсказания судьбы за шесть пенсов; собственно,
именно на продажу их и делали, и самый среди них знаменитый — «Гримуар папы
Гонория».
Меня чрезвычайно заинтриговал сам феномен веры в подобные договоры, так как
история сохранила для нас довольно много экземпляров. Судя по всему, люди верили, что
в последний день на великом судилище, когда душа поклянется, что в жизни не имела
касательства ни к какому колдовству, на самом пороге рая вдруг объявится дьявол и
извлечет из кармана искомый документ. Его примут как улику, сличат подпись
обвиняемого, и враг рода человеческого выиграет дело, а вместе с ним и душу.
Каждый ковен независим, и во времена гонений члены каких-то из них вполне могли
заключать некий связывающий их воедино договор, но никаких дьяволических
коннотаций у таких документов быть не могло хотя бы потому, что в случае обнаружения
это могло бы иметь самые катастрофические последствия. Когда двести лет назад у
свободомыслящих англичан в моде был Клуб Адского Пламени, среди посещавших его,
вполне возможно, был и кто-то из ведьм, которые могли помогать в создании его
ритуалов, сплошь носивших слегка шутовской характер и как раз и включавших
соответствующего рода пакты. Но не менее вероятно, что «повар, и пекарь, и старый
аптекарь» могли заниматься всем тем же самым; это же не означает, что все члены данных
гильдий поголовно заключали договоры с дьяволом!
Члены этих клубов интересовались всякими фаллическими штуками, как
интересовался ими Алистер Кроули пятьдесят лет назад. Он сам принадлежал к
ведовскому культу; он хорошо обо всем этом знал и, весьма вероятно, приложил руку к
реконструкции ритуалов. Если и так, он свято сохранил свой обет молчания и ни словом
не обмолвился о том ни в единой из своих многочисленных работ.
В древние времена, скорее всего, среди ученых и прочих образованных людей,
хлынувших на Запад во время и после падения Византии, было и немало магов, и многие
из них так или иначе могли войти в соприкосновение с культом. Те, кто читал запретные
книги, рано или поздно приходили туда, где единственно могли встретить других
вольнодумцев — в дома ведьм. Позднее к ним присоединились розенкрейцеры и
франкмасоны. Возможно, они далеко не всегда знали о том, что гостеприимные хозяева
такого дома — ведьмы, но прекрасно понимали, что это место, где можно разговаривать
открыто и разумно, не страшась костра и пыток.
Во многих частях ведьмовских ритуалов присутствует сходство с ритуалами
франкмасонскими, которое, по моему мнению, случайным быть не может; одно
совершенно очевидно влияло на другое. И весьма вероятно, что все эти гости привнесли в
культ какие-то новые идеи. Но единственные масштабные изменения в нем были, мне
думается, произведены в римские времена после знакомства с мистериями — хотя все это
с моей стороны не более чем догадки. Сужу я исключительно по имеющимся у меня в
распоряжении источникам.
В культе в довольно грубой форме используется нумерология — когда она туда
пришла, мне неизвестно. Числа 3, 5, 8, 13, и 40 считаются удачными и благотворными, и
все имеют особое значение. Есть также три крайне важных рабочих инструмента, без
которых невозможно произвести никакое магическое действие; это нечто, чем колют и
режут; нечто, чем ударяют; и нечто, чем связывают.
Есть и пять других, каждый из которых используется своим особым образом и
требуется только в том случае, если исполняется соответствующий вид работы. На
посвящении присутствуют все восемь, и иницианту рассказывают по очереди о каждом и
каждый дают в руки. Поскольку три и пять в сумме дают восемь, многих вещей должно
быть по восемь. Восемь и пять дают тринадцать, потому тринадцать — тоже хорошее
число. Но поскольку восемью пять, или три полных ковена плюс глава, составляют сорок,
это число также благотворно и некоторых вещей должно быть сорок. Ковен традиционно
состоит из двенадцати ведьм и главы — возможно, потому что это счастливое число, и в
году тринадцать лун.
Думаю, следует прояснить вот что: слово «ковен» используется обычно в двух
смыслах. Во-первых, это группа, состоящая из произвольного количества посвященных,
возглавляемая общим лидером, проводящая собрания и отправляющая ритуалы. Лидером
может быть как мужчина, так и женщина, но Верховная Жрица (которую можно одолжить
у другого ковена, если собственная по каким-то причинам недоступна) всегда должна
присутствовать на ритуалах.
В древние времена на сборища приходило большое количество народу,
разделяющего ведовскую веру, но не имеющего посвящения (их не принимали в Круг и не
доверяли им тайн). Думаю, тогда не было особого секрета в том, из чего, собственно,
состоит посвящение; любой мог слушать и смотреть, точно так же, как сейчас любой
может видеть церковное крещение или венчание. Но если ты не прошел ритуал крещения
или брака, ты не крещен и не женат; равно как и знание того, как проводится ритуал, не
дает тебе права крестить и женить других.
Во-вторых, ковен может означать также тех, кто совершает ритуалы в кругу.
Традиционно он состоит из шести состоявшихся пар и главы. Предпочтительно, чтобы
пары были женаты или, по крайней мере, обручены. То есть они должны быть
любовниками и находиться в глубоком взаимном контакте, так как это дает наилучшие
результаты в работе. Ведьмы никак не объяснили мне это число тринадцать, кроме как
обычаем и тем, что «если народу будет больше, ритуал сильно затянется, так как всем по
очереди надо делать определенные вещи». Кроме того, шесть пар и глава — максимальное
число людей, способных образовать девятифутовый круг, а в большем не так легко водить
хороводы. Танцы эти опьяняют, а опьянение — непременное условие для того, что они
называют магией.
Единственный раз, когда мне случилось видеть круг большего размера, — это та
самая попытка воздействовать на разум Гитлера, но то была операция совершенно другого
рода: «Посылание силы» делается абсолютно по-другому и требует максимально
возможного количества участников и много места для работы.
В наши упадочные времена шесть состоявшихся пар далеко не всегда доступны, так
что в круг берут и других, чтобы добиться нужного количества. Вступая в круг, они все
проходят «очищение»; прочие присутствующие посвященные и дети
сидят за его пределами и наблюдают за происходящим. Позднее их, возможно, тоже
очистят и примут в круг, дабы они могли поучаствовать в священной трапезе. Когда
ритуалы в кругу заканчиваются, все вместе пляшут и пируют.
Если бы присутствовало, скажем, двадцать посвященных и две квалифицированные
жрицы и было бы к тому же достаточно места, они могли бы образовать два ковена и два
круга с одним общим главой; мне говорили, что в стародавние времена во время больших
сборищ на свежем воздухе кругов таких могло быть несколько; лично я никогда больше
одного не видел. Сейчас народу обычно так мало, что в круг берут всех, хотя однажды я
видел мужчину, сидевшего в сторонке и отказывавшегося идти в круг, потому что в тот
вечер его девушки с ним не было.
Еще мне рассказали, что раньше на больших сборищах выбирали самую красивую
девушку, которая представляла богиню. Звалась она Девою. Она как бы играла роль
верховной жрицы. Относились все к ней с величайшим почтением; нередко она исполняла
обязанности хозяйки по отношению к почетным гостям (к дьяволу, наверное, тоже, если
бы он вдруг объявился на празднике). Однако подлинная власть оставалась, разумеется, у
настоящей Верховной Жрицы, которая и творила всю магию. Часто Дева была дочерью
Верховной Жрицы, и со временем ей предстояло занять место матери. Здесь иногда имела
место некоторая мистификация: лицезрея с некоторого расстояния их сходство,
невежественные гости верили, что во время ритуалов Верховная Жрица волшебным
образом молодеет.
Также ведьмы поведали мне, что раньше действовали правила, согласно которым не
должно было быть в одной местности больше одного крупного ковена, дабы не возникало
споров, кто к какому из них принадлежит. Сейчас же в соблюдении этих правил былой
строгости нет. Давным-давно совершенно определенно была некая центральная власть,
принадлежавшая общему лидеру, которого Церковь, разумеется, именовала не иначе как
дьяволом, но в наши дни о такой практике ничего не известно, и ведьмы не уверены,
узнали ли бы они его, явись он вдруг перед ними.
Насколько мне удалось выяснить, у ведьм нет никакой упорядоченной системы
паролей, по которым они могли бы друг друга узнавать. Однако во время посвящений
используются
некие слова, необходимые для получения допуска в круг; есть определенные
кодовые фразы, выполняющие эту роль. Знание мистерий, конечно, подтверждает то, что
инициацию вы получили. В общем и целом ведьмы хорошо знают друг друга, или хотя бы
представлены, так что никакой особой надобности в паролях у них нету.
В Италии, по слухам, ведьмы произносят в качестве пароля «Шесть и семь» — так
как говорить «тринадцать» было бы опасно, а эти невинные цифры все равно дают
тринадцать в сумме.
В Англии я бы легко себе представил, как они говорят что- нибудь вроде «пять и
восемь», но на самом деле ведьмы по большей части действительно знают друг друга в
лицо и в паролях не нуждаются. О существовании других ковенов они зачастую и понятия
не имеют.
В древние времена, по крайней мере, лидеры ковенов всегда принадлежали к старым
расам — то есть к тем народам, что обладали естественными способностями к
паранормальному контролю за собственным организмом посредством простой
аутоинтоксикации. Когда норманны начали заключать союзы с людьми болот, некоторые
из них — вероятно, те, кто наследовали ведовскую традицию, — пришли к власти.
То были, конечно, самые интеллектуальные из норманнов — возможно, те, кто
женился на женщинах фейри и жил вместе с людьми болот, хотя их дети вполне могли
перебираться и в города. Постепенно сформировавшаяся таким образом смешанная раса
стала выполнять жреческие функции. Вероятно, им уже приходилось немало потрудиться,
чтобы добиться тех же результатов, что без особых усилий давались их матерям, но какая-
то сила у них, безусловно, была. Норманны мыслили политически, и, поняв, что теряют
политическую власть, они немедленно приняли меры, чтобы не дать себе потонуть в
новой волне национализма, и обратились к старому культу.
Им так никогда и не удалось сравняться в паранормальном контроле с
представителями более древней расы, но смешанному потомству удалось в значительной
мере исправить положение. У городских жителей, таким образом, появилось свое
собственное жречество, владевшее большей частью древнего традиционного знания; но
великие жрецы все так же обитали среди людей болот, хорошо всем известные.
Часто на великих ритуалах появлялась таинственная фигура в маске, иногда —
одетая в шкуры и увенчанная рогами. Скорее всего, из уст в уста шепотом передавалось,
что пришел великий владыка, и самые невежественные могли решить, что это бог или
дьявол. В действительности это, скорее всего, был высокопоставленный норманн,
покровительствовавший людям болот и защищавший их. Как почтенного гостя его
радушно принимали и развлекали. Возможно, он выступал как спутник местной верховной
жрицы — которая и в обычной жизни вполне могла являться его супругой-фейри.
Так образовывалась довольно большая конгрегация людей болот; к ним примыкали
многие местные жители — крестьяне, пастухи, рыбаки — которые, даже будучи
номинально христианами, посещали сезонные празднества старой религии и отправляли
более или менее узнаваемые ритуалы плодородия точно с тем же отношением, с каким
посещали церковные службы или плясали вокруг майского столба.
Ведьмами они на деле не были; их интересовало только плодородие. «Добрый
урожай, добрая рыбалка, да удачи побольше». Они ходили бы на ритуалы любого бога,
который был бы к ним добр, а добр, в их представлении, тот, кто придет на помощь, когда
ты в беде, и у кого веселые праздники. Теологами они ни в коем разе не являлись. Хорошо
жить сейчас, хорошо жить после, в другом мире, — этого им было вполне достаточно, и
какая разница, как этого бога зовут.
Кем на самом деле был человек в маске, от них держали в тайне. Было в конгрегации
достаточно и представителей джентри, или малых ноблей, их сыновей и дочерей, не
говоря уже о сливках ремесленного сословия, которые богатыми в полном смысле этого
слова не были, зато обеспеченными — вполне, и жили куда лучше, чем большинство их
соседей.
Эти приходили одни и жен своих с собой не брали, если только жены эти сами не
были ведовской крови или же имели широкие взгляды и могли по достоинству оценить
общее веселье. Если дочери их были из молодых да ранних, они тоже не пренебрегали
празднествами, к вящему негодованию отцов. Некоторые из этих людей даже получали
посвящение.
Но даже если они хотели освободить свой разум и достичь экстаза, им нужна была
помощь кого-то из старой крови — иными словами, нужно было «пойти к ведьме». Там
они могли узнать формулу зелья — или угадать ее по процессу приготовления, но не
обладали, конечно же, ни знанием наиболее простых и эффективных методик, ни строгой
духовной дисциплиной, необходимыми для сублимации тела и отделения чистого духа.
Они могли случайно догадываться о том, о чем даже сами ведьмы имели весьма
смутное представление: что есть определенные части организма, иные из которых мы
ныне именуем железами внутренней секреции и спинномозговыми узлами и которые
можно специальным образом стимулировать. Они знали о контроле за дыханием и о том,
что замедление кровотока в некоторых частях тела и, наоборот, стимуляция его в других
может давать совершенно определенные результаты, а также что концентрация и твердая,
не ведающая сомнений вера, или суггестия, имеют четко выраженный эффект.
Вполне возможно, они не отдавали себе отчета, где начинается одно и заканчивается
другое, но прекрасно эти техники использовали и называли «Ремеслом», или магией.
Также они знали, что некоторые благовония в сочетании с сосредоточением могут
стимулировать духовное зрение и вызывать состояние ясновидения.
В Средние Века многие вещества попадали в Европу с Ближнего Востока, но
первоначально самые могущественные растения произрастали как раз на местах, а кое-
какие из них были и ядовиты. Знание ядов, как я уже говорил, совершенно не обязательно
обращено ко злу; значение имеет только то, как используется знание.
А использование их ради достижения транса не наносит никому вреда, кроме вас
самих. Но поскольку люди слабые временами испытывали искушение применить эти
методы против угнетателей, иногда они пускали в дело яды. А то, что в больших
масштабах яды никогда не использовались, доказывает тот факт, что среди активных
преследователей ведьм ни разу за всю историю не случилось никакой значительной волны
смертей.
Пока Англия была в самом лучшем случае наполовину христианской, это состояние
взаимного равновесия более или менее сохранялось. Приходские священники в сельской
местности закрывали на происходящее на подведомственной им территории глаза — а
нередко и сами не чурались увеселений.
Священники и даже епископы бывало исполняли старые ритуалы плодородия. Если
священник надевал маску и отправлялся на танцы, он вполне мог остаться неузнанным —
или же ему было все равно, узнают его или нет.
Когда государственной религией официально и воистину стало христианство, и
Церковь набрала реальную силу, на эти мероприятия стали смотреть с неодобрением: все
приличные люди должны были подчиняться христианским духу и букве, по крайней мере,
на публике, и так постепенно и стало. Приличные люди все знали, что там творится в
лесах и на вересковых пустошах, но относились к этому примерно так же, как еще лет
триста назад почтенные шотландские бюргеры относились к горцам — как к
отвратительной, безбожной банде грабителей, в связях с которыми ни один уважаемый
человек «к югу от границы Хайленда» ни за что не признается. Однако эти же самые
уважаемые люди с ними торговали, покупали у них ворованный скот, просили их о
помощи, попав в беду, искали у них убежища и даже заключали браки, причем
отношениями этими бывали горды. Оказавшись к северу от хайлендской границы в
поисках любви или приключений, молодые члены сообщества вступали в контакты с
этими невозможными людьми, и думаю, в Англии до 1220 года дело обстояло
приблизительно так же.
К тому времени, когда папа объявил хирургию и колдовство преступлениями, все
прекрасно знали, кто есть кто, и уничтожение Маленького народа не составило особого
труда. Затем наступила очередь городских ведьм. Это тоже оказалось несложно, так как
жили ведьмы хорошо и с них можно было немало поиметь в денежном отношении.
Большая их часть была выкошена под корень разнообразными пытками. Но они, кроме
того, были еще и ценными членами общества; ведьмы делали разные вещи, были среди
прочего кузнецами и строителями, были фермерами, производившими продукты питания.
Представители благородного сословия, скорее всего, защищали всех, кого могли, но
многие из ноблей и сами подверглись преследованиям и попали под суд, как, например,
герцогиня Глостерская и Марджори Журдемен, ведьма из Айя.
Говорят, что король Эдуард III спас одну ведьму от пыток — то был знаменитый
эпизод, которому история приписывает происхождение ордена Подвязки. Король танцевал
с графиней
Солсбери, когда та внезапно уронила ритуальную подвязку, свидетельствующую об
ее высоком положении в ведовском культе. Кругом слонялось множество епископов, так
что инцидент мог кончиться плохо; тогда король, прекрасно осведомленный о том, что это
означает, поднял подвязку и надел на собственную ногу со словами: «Honi soitqui maly
pense»\
В викторианскую эпоху, когда подвязка воспринималась как, мягко говоря, нечто
немного неприличное, были в ходу прелестные рождественские открыточки с
«зардевшейся графиней». Впрочем, дамы Средневековья и указанная леди в особенности,
были куда более крепкой закалки; нужно было что- то посильнее подвязки, чтобы
заставить их зардеться. Быстрота королевской реакции не только спасла ситуацию, но и
возвела монарха практически в положение воплощенного божества — в глазах его более
язычески настроенных подданных. Эпизод привел к основанию Ордена из двенадцати
рыцарей для короля и еще двенадцати — для принца Уэльского, то есть состоящего в
целом из двадцати шести членов, а это как раз два полных ковена.
Фруассар придерживается мнения, что король прекрасно понимал скрытый смысл
подвязки: «Король сказал им, что она станет превосходным средством, которое объединит
не только его подданных одного с другим, но и всех иностранцев — с ними, в полном
согласии и мире».
Доктор Мюррей указывает на то, что мантия короля как главы Ордена была расшита
ста шестьюдесятью восемью подвязками, число которых вместе с его собственной,
носимой на ноге, давало сто шестьдесят девять, или тринадцать раз по тринадцать:
тринадцать ковенов. Мне рассказывали, что давным-давно ведьмы действительно иногда
образовывали такое огромное количество кругов, объединенных общим главой.
Стоит также отметить, что Черная Книга, содержащая институции ордена Подвязки,
была украдена и уничтожена вскоре после смерти короля.
Я сам видел две ведовские подвязки. Сделаны они были из зеленой змеиной кожи с
золотыми или серебряными позолоченными пряжками и подкладкой из голубого шелка.
Носят их над левым коленом и считают знаком высокого ранга.
1 Девиз ордена подвязки: «Позор тому, кто дурно об этом подумает» (фр.).
В этой связи не может ли кто-нибудь в точности объяснить мне значение двойного
«SS» на орденской ленте? То говорят, что буквы эти означают Святую Деву, то Святого
Духа (Sanctus Spiritus). Да, сам Орден посвящен Деве Марии, но никакой связи между нею
и этими буквами я не вижу. Да и к Святому Духу они вряд ли могут отсылать. Я
спрашиваю об этом потому, что на всех ведовских атамах, а также на многих других
инструментах мне доводилось видеть — а изучал я не только те, что находятся в моей
частной коллекции — определенные выгравированные символы.
Они всегда одни и те же, расположены в одинаковом порядке и имеют одинаковое
значение. Очень важно нанести на инструмент эти символы еще до освящения. (Во
времена гонений ведьмы писали их чернилами, а после освящения смывали.) Третий из
этих символов как раз выглядит как «SS» — то есть точно так же, как на ленте подвязки.
Ведьмы толкуют его по-своему (и вне всякой связи с Девой или Святым Духом).
Черный цвет в Ордене Подвязки имеет особое значение. Черная Книга, содержавшая
первоначальные конституции Ордена, была, как уже говорилось выше, изъята по неким
тайным причинам еще до вступления на престол Генриха V, и именно к этой Черной
Книге восходит важный пост Черного Жезла. Логично было бы предположить, что прежде
чем такая книга будет потеряна или украдена, знание будет зашифровано или иным
образом скрыто от непосвященных.
Ныне покойный Харгрейв Дженнингс был убежден, что здесь имеет место какая-то
глубокая тайна, но какая, он не знал, или же ни словом не упоминал этот ведовской
символ, присутствующий также и в «Ключе царя Соломона». Все это, конечно же, может
оказаться чистой воды совпадением, а «совпадение убило профессора». Но если никто не
будет упоминать совпадения, останется мало шансов на выяснение дальнейших фактов;
существует неоспоримый факт, что подвязка есть знак ранга у ведьм, а во Франции
имеется даже доисторический наскальный рисунок, предположительно изображающий
магическую церемонию ведьм: двенадцать женщин танцуют вокруг мужчины, совершенно
голого, если не считать подвязок. А поскольку в течение нескольких тысяч
лет после предполагаемого времени создания рисунка никаких чулок не носили, у
подвязок должно было быть совсем иное назначение.
После яростных преследований стало практически невозможно исполнять великие
ритуалы, и праздновались они с тех пор лишь время от времени. Поскольку религиозная
мотивация ослабела, ритуалы практиковались преимущественно теми, кто имел
склонность к мистическому знанию, а так как получать большие количества силы легко и
просто стало уже невозможно, были вынужденно изысканы другие средства для
достижения той же цели. Помимо растительной формулы необходимо иметь некоторую
врожденную способность к гиперестезии, или предвидению, которая с практикой вполне
поддается развитию. В прежние времена встречалась она куда чаще, и каждый мог
увидеть примеры, понять, как она работает, и без труда добыть необходимые травы. Но и в
наши дни, хотя все складывается против нее, практика эта все еще в ходу.
Еще одно весьма распространенное, хотя и совершенно ложное обвинение против
ведьм заключается в том, что посвященных заставляли отрекаться от христианства. Во
время посвящения зачитывалось длинное напутствие иницианту, в котором разъяснялось,
что от него потребуется; в нем никак не фигурировал отказ от какой бы то ни было другой
веры. Ему сообщали, что он получит милости и вспомоществование в жизни будущей от
богини, которая ничего не требует от него взамен. Договор с дьяволом есть полный бред;
единственное, чего просят от посвященного, это обещание хранить тайну и помогать
братьям и сестрам, когда в том возникнет нужда.
Новообращенного формально представляли ковену, хотя по букве ритуала
представляли его не кому иному, как Могущественным — духам усопших членов культа,
не пошедших на новую реинкарнацию и предположительно присутствующих при обряде.
Не вижу никаких причин, почему человек не может быть достаточно хорошим, хотя и не
ортодоксальным христианином и одновременно ведьмой. По мне, так это куда проще, чем
быть, скажем, христианином и коммунистом.
Христианин, который считает теорию перерождения ересью, который не разделяет
никаких суеверий и состоит в Обществе защиты дня субботнего, хорошей ведьмой,
конечно, не станет. Вполне возможно, что пращуры этих людей называли своего главу
дьяволом — в те дни, когда говорить о дьяволе считалось, так сказать, передовым и
прогрессивным. Да, утверждают, что многие ведьмы признавались в заключении
договоров с дьяволом. Ну, конечно, признавались; и я признаюсь, если пытать меня
достаточно долго.
Недавние проведенные нацистами эксперименты наглядно показали, что под пыткой
человек способен показать абсолютно что угодно. После признания в сделках с дьяволом
ведьм быстро приговаривали и сжигали, не доходя таким образом ни до какой подлинно
важной информации. Ведьмы признавались в наведении чар ради получения доброго
урожая, не конкретизируя, какими именно методами они пользовались, и никогда не
отказывали себе в живописаниях приятной стороны ведовства, людьми религиозными
почитавшейся анафемой.
Примечательно, что многое из того, в чем признавались на дыбе ведьмы
средневековые, совпадает с практиками сегодняшних ведьм Вест-Индии и Конго, а то, о
чем повествовали арабские авторы далекого прошлого, и в наши дни в ходу среди
колдуний Мадагаскара. Думаю, это не просто совпадение.
В древности очень много детей воспитывалось в ведовском духе. Наследственный
характер культа был всем хорошо известен, и потому детей нередко казнили вместе с
матерями.
В Англии в 1718 году ведьма по имени миссис Хьюк была повешена вместе со своей
девятилетней дочерью; с Каслтаунской ведьмой был сожжен ее маленький сын, и
единственной причиной тому было происхождение от ведьмы. Пуритане на острове Мэн в
то время были очень сильны и сумели добиться приговора для обоих.
В прочие времена епископы жаловались, что мэнских присяжных невозможно
заставить осудить ведьму, так что ее просто бросали в епископскую тюрьму, что под
замком Пиль, где она умирала сама от холода и голода. Мэнцы весьма мягко относились к
ведьмам, так как те обеспечивали их хорошими лекарствами и приворотными зельями; до
разгула методизма они пользовались большим почетом.
Большинство ведьм рождались в культе, но иногда в него попадали и люди
посторонние, жаждавшие обрести оккультные силы, пришедшие просто из любопытства
или — эти, я думаю, чаще всего — влюблявшиеся в кого-то из ведьм. Членство в культе
при обнаружении означало пытки и смерть, но также и много счастья, частичное
освобождение от обыденного круговорота невзгод и скуки, а также отдохновение, дружбу
и возрождение для тех, кто все еще любил этот мир — то есть шанс получить много благ в
этой жизни и спасение от чистилища и ада в жизни иной. Ведьмы твердо верили в это и
потому подвергали своих детей риску инициации.
Если они вас предавали, вас ждали пытки и смерть. Если они оставались верными,
кто-то еще все равно мог предать их с теми же результатами. Но некоторые из них все
равно больше думали о жизни грядущей и об обещании: «Если ты будешь тверд и
взойдешь на косупер, тебе дадут снадобье>, и ты ничего не почувствуешь, но уйдешь в
смерть и то, что за нею, в блаженство богини».
Вера этого культа обобщена в ведовской книге, находящейся в моем владении; в ней
утверждается, что ведьмы верили в богов, которые не были всемогущими. Боги желали
человеку добра, они желали плодородия ему, всем живым тварям и полям, но для
достижения этих целей они нуждались в помощи человека. Помощь эта выражалась в
танцах и прочих ритуалах.
Упомянутые ритуалы основывались на симпатической магии, то есть на той идее,
что подобное тянется к подобному, а также что «дающее блаженство человеку дает
блаженство и богам». Возможно, они полагали, что боги могут ощущать людское
блаженство. Они верили, что боги любят людей и радуются, когда те счастливы, — в
противоположность представлениям о том, что бог суров и терпеть не может, когда людям
хорошо. В книге этой есть такие строки — без малейшего указания на то, кто их написал:
Ведьма вспоминает о своем прошлом воплощении
Я помню, о, огонь,
Как языки твои мою воспламенили плоть,
Средь корчащихся ведьм, которых крепко обнял ты,
Пытаемых за то, что зрели тайное.
Но тем, кто видел то же, что и мы, Огонь — о, да! — ничто.
О, помню я дома, объятые
Тем светом, vwo воссиял из наших тел.
И улыбались мы, вихрящееся видя пламя,
Мы, верные, среди безверных и слепых.
Под пение молитв
В безумии пламен
Мы возносили вам осанну, наши боги,
Среди питающего силою огня,
Со смертного костра мы возвестили к вам свою любовь.
Думаю, это очень наглядно показывает, во что верили ведьмы. Часто говорят: но
ведьм же казнили за то, что они были отравительницами! Я охотно допускаю, что
зафиксировано несколько случаев подозрения в отравительстве, где было замешано также
и ведовство; зафиксировано и несколько случаев ведовства, где было замешано также и
отравительство. Но таковых было очень и очень немного. В большинстве дел
фигурировало только ведовство: либо потому что имелись некоторые основания
подозревать какую-то связь с ересью, фейри или запретным знанием, или же из-за личной
вражды, злостного непосещения церкви, недостаточных ассигнований на церковные
нужды, либо просто потому, что из этих людей было, что вытрясти. Таковы были
позорные причины осуждений ведьм.
ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
Некоторые другие вопросы
Думаю, нужно прояснить следующий момент: насколько мне известно, хотя в
составе ковена и должно традиционно быть шесть пар и глава, в наши дни их бывает и
меньше. Если на сборищах присутствует более тринадцати посвященных членов культа,
они сидят вне круга вместе с непосвященными и наблюдают за ходом ритуалов. Если по
тем или иным причинам они нужны в кругу, участники расступаются, чтобы дать им
место, их очищают и принимают в круг.
Когда обряды подходят к концу и круг закрывают, все вместе пляшут и пируют.
Если присутствует, скажем, двадцать человек посвященных и есть достаточно места,
образуют два ковена, каждый со своим кругом и главой. Если народу еще больше, круга
будет три. Сейчас непосвященных на собраниях не бывает никогда, а церемонии
проводятся в помещениях, где редко хватает места для более чем одного круга.
Хотя в идеале ведьмы должны образовывать совершенные пары из людей,
превосходно подходящих друг другу и пребывающих в идеальном контакте — и
побуждать людей искать этот самый контакт — сейчас такое, увы, не всегда возможно.
Пары работают вместе, остальные — по одиночке и вообще справляются, как умеют.
Ведовство сейчас — во многом практикуют «как получится».
И еще кое-что я должен объяснить. Поначалу меня весьма удивляло отсутствие
среди ведовских рабочих инструментов чаши и включение не особо важного пентакля,
используемого обычно для того, чтобы повелевать духами. Кроме того, хотя ведьмы
применяют некую форму спиритуализма, прося духов умерших вернуться или вступить с
ними в общение, они в целом не занимаются вызыванием духов или элементалей к
зримому явлению с дальнейшим принуждением их прямым приказанием, подкупом или
жертвоприношением к оказанию услуг.
Это тем более важно, что благодаря контактам с колдунами, они об этих практиках
прекрасно осведомлены. В объяснении состава и порядка рабочих инструментов, мне
было упомянуто и об этом. Ответ же я получил в общем такой: во времена
гонений это было сделано намеренно. Любое упоминание о чаше было чревато
пытками, так как преследователи утверждали, будто бы это глумление над мессой; также
исключены были разъезды и танцы на жердях (метлах). На место этих предметов введены
были курильница и пентакль вкупе с объяснениями, соответствующими тому, что
ожидали услышать гонители. Если все жертвы рассказывали более-менее одну заученную
историю — потому что она была правдива и согласовывалась с показаниями других —
зачем давать себе труд и множить пытки?
Ведьму быстренько приговаривали, и если ей не удавалось бежать или умереть
прямо в тюрьме, ее сжигали, и на том муки ее кончались. Увы, именно несчастных
непосвященных бедолаг, пытали снова и снова, а они не знали, что сказать, и не в
состоянии были выдумать историю, которая сошла бы за правду. Такое объяснение, по
моему мнению, выглядит вполне правдоподобно. Естественно, время от времени ведьмы
пытались работать со стихийными духами в частном порядке, но общее мнение при этом
было таково: «Создания эти обычно злы; иметь с ними дело — к несчастью, а богиня так
мила и добра, и ей это не понравилось бы. Неправильно идти супротив ее учения». Я,
конечно же, говорю только о ведьмах, принадлежащих к культу. Деревенские ведуньи и
предсказательницы могли творить, что им заблагорассудится.
Ведьм непрестанно обвиняют в вызывании бурь и гроз. Мои информанты понятия не
имеют, как это делается, а учитывая их систему магии, я, честно говоря, ума не приложу,
как это вообще можно было бы сделать, — если только не просто попросить об этом
богов, то есть, иными словами, молитвой. Ведьмы смутно знают, что вроде бы
разбрызгивая воду — особенно на тело обнаженной девственницы — по слухам, можно
вызвать дождь, но у них нет никакого специального ритуала или церемонии для
достижения этих целей, а если он и был в прошлом, то до наших дней, во всяком случае,
не дожил.
Во время Первой и Второй Мировых войн ходили слухи, что немцы умели
управлять погодой и действительно это делали. Ведьмам было ужасно интересно, правда
ли это, а если да, то как они этого добивались. Нет никаких сомнений в том, что в
стародавние времена частью ведьмовской работы было управление погодой, но делалось
это, судя по всему, больше
шаманскими методами: то есть, посредством ясновидения и наблюдения за
природой ведьмы знали, что собирается дождь, и приступали к вызывающим его
специальным манипуляциям, только если были уверены, что он на подходе. Точно так же
знали они, и когда ожидать долгой засухи, и могли заблаговременно предупредить о ней
земледельцев.
Если погода собиралась быть хорошей, они говорили фермерам оставить урожай
зреть; если собирались дожди, они советовали поскорее все сжать и организовать укрытия
ввиду приближающейся грозы. Шарлатанством они это не считали. Ведьмы всегда
говорили, что половина их силы исходит от людей, которые им верят и потому принимают
их советы.
Если бы люди знали, как ведьмы это делают, они бы сказали: «Мы тоже можем
такое попробовать!»; один стал бы колдовать против другого, и воцарился бы сущий хаос.
Ведьму больше всего устраивает спокойное, упорядоченное, обычное общественное
устройство, когда все довольны и счастливы, когда много веселья и игр для живых и
никто не боится смерти; а по мере того, как ты становишься старше, идея смерти как
обители мира и отдохновения, где к человеку снова возвращается молодость, где он
готовится вернуться на землю для следующего раунда, обретает и весьма существенную
привлекательность.
К несчастью, мало какие из периодов европейской истории устраивали ведьм. Лично
мне думается, что в Афинах их система, или какая-нибудь другая, но похожая,
пользовалась большим успехом, невзирая на многочисленные имевшие там место войны;
и у меня такое чувство — основанное исключительно на наитии — что примерно так же
обстояло дело на Древнем Крите. Также вполне возможно, что и в Египте ситуация была
благоприятной, но никаких доказательств этому у меня нет.
Думаю, в кельтские и докельтские времена ведьмы пользовались большой свободой
и применяли свои силы мудро и осмотрительно. В Риме, скорее всего, слишком многое
было против них из-за конфликтующих сект, римского склада ума как такового,
смешанности населения и, разумеется, христианства, все это вместе взятое и вкупе с
многочисленными войнами и вторжениями вывело ведьм из игры на тысячу лет.
Приблизительно ко времени окончания крестовых походов люди начали мыслить
несколько свободнее; потрясение
от полного поражения, а местами и уничтожения крестоносцев, наряду с новыми,
просочившимися с Востока идеями, заставили европейцев думать головой. Есть шанс, что
и ведьмы оказали тут свое благотворное влияние. Однако папа Иннокентий III прекрасно
понимал, что все это подрывает позиции Церкви — так оно, очевидно, и было, хотя я и не
могу усмотреть во всей этой тенденции прямого заговора против Христа, каковым она
считалась. Толерантности теперь следовало избегать любой ценой. Настало время
гонений. В ведовстве было много того, что фанатики и пуритане ненавидели ярой
ненавистью, и они приложили все усилия, дабы вымести его поганой метлой.
В период Ренессанса ведовство, по идее, должно было возродиться; но в то время
умы человеческие не только стали свободнее, но и обратились к магии каббалистического
типа, а практики вдруг открыли множество новых разновидностей ядов.
Все это обещало быстрый и легкий эффект, добиться которого вполне можно было
самостоятельно. В Англии в елизаветинские времена учение и свободомыслие цвели
пышным цветом; параллельно с этим из Италии импортировались яды, также обретшие
широкую популярность. Участились и случаи отравления птоматином (трупным ядом) —
вероятно, вследствие усиления торговли и импорта товаров, и вину снова возвели на
ведьм. Религиозность все еще была высокой. Никто не был склонен к терпимости,
которую проповедовали ведьмы.
Кто-то сделал восковую фигурку Елизаветы и утыкал ее иголками, и королеву
немедленно убедили, что это непременно было дело рук ведьмы или колдуна. Так был
принят закон против магии и колдовства. За практику магии выставляли к позорному
столбу, но приговоров было мало и большинство из них — за чистой воды отравительство.
Если вам случалось отправить кого-то на тот свет мечом, ядом или магией, это было
убийство, то есть преступление против англо-саксонского права.
Папа объявил магию преступлением, и епископы забрали надзор за соблюдением
этого закона более или менее в свои руки, но в категорию законов страны он не перешел.
Думаю, что если бы у Елизаветы были дети, которые продолжили бы ее политическую
линию, у нас бы сейчас были совершенно другие представления о ведьмах и майских
игрищах, которые благополучно проводились бы и до сих пор; возможно, у нас все
еще была бы Веселая Старая Англия. Но, увы, Елизавета умерла бездетной.
В Шотландии эрл Босуэлский обладал, по слухам, великой властью среди местных
ведьм — если не был их действительным главой — и король Иаков верил, что тот
использует эти силы, чтобы убить его и самому занять трон. Ужасные и долгие пытки, как
водится, принесли ряд признаний, и гонения начались и там. Пуритане воспользовались
шансом и перекинули пожар на английские крыши.
Говорят, что Великий Бунт был раздут не в малой степени из-за того, что Карл I
высказал протест против отправки людей на плаху за колдовство безо всяких
доказательств или даже вопреки им (см.: Mervin Peake «Four Centuries of Witch Beliefs»).
Как бы там ни было, охота возобновилась. Все, кто могли оказаться ведьмами,
подлежали немедленному уничтожению вместе со своими детьми.
Невзирая на все эти ужасы, ведьмы выжили. Они совершенно намеренно ничего не
знают о местонахождении прочих ковенов. Если они сами не в курсе, им и выдать нечего,
ибо кто знает, когда начнутся новые гонения?
Но, мнится мне, нам пора попрощаться с ведьмой. Культ, боюсь, обречен, частично
из-за современных условий жизни, дефицита жилья, малочисленности семей, но по
большей части — из-за образования.
Современным детям это не интересно. Они знают, что ведьмы — это вздор, и, тем не
менее, боятся их. Я слышал, как мать сказала о своей дочери: «Я бы с радостью привела к
нам Диану; ей бы тут понравилось, да и сила у нее есть, я знаю.
Но вы только представьте себе, вдруг она проговорится в школе, что я ведьма? Да
они же ее там затравят! А потом явятся эти, из совета графства, или еще кто, и заберут ее у
меня, и отправят в исправительную школу для малолетних преступников.
У них теперь новые законы, и страшно подумать, что они могут натворить...».
И вот Диана вырастет и у нее будут мальчики, и ей это все станет неинтересно, ну,
или интересно, но потом она выйдет замуж, и это будет неинтересно ее мужу, и вот ковен
вымирает, или остаются в нем лишь старики и старухи, стоящие одной ногой в могиле.
Другая причина в том, что наука заняла место, ранее принадлежавшее культу.
Метеорологическая служба, приличная медицина, игры на свежем воздухе, купания,
нудизм, кино и телевидение теперь дают людям то, что раньше давало ведь- мовство.
Свободомыслие или спиритуализм на выбор избавили людей от страха перед геенной
огненной, от которого излечивала ведьма, хотя величайшие ее дары — мир, радость и
довольство жизнью — так покамест и не нашли себе суррогатов.
ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
Кто такой Дьявол?
Думаю, всем хорошо известно, что ведьмы празднуют четыре больших праздника:
канун мая, канун августа, канун ноября (Хеллоуин) и канун февраля. Они, судя по всему,
соответствуют началам древних частей гаэльского года, отмечаемым огненными
празднествами под названиями Самайн (Samhain или Samhuin, 1 ноября), Бригид (Brigid, 1
февраля), Белтайн (Bealteine или Beltene, 1 мая) и Лугнасад (Lugnasadh, 1 августа).
Празднества середины зимы и лета, по преданию, оба были учреждены в честь женских
божеств; Бригид — очень древняя богиня домашних ремесел и очага, Лугнасад же был
основан Лугайдом в честь его «няньки» Таиллте.
Из ведовских праздников, с другой стороны, два летних были посвящены богине, и
на них главенствовала она, в то время как двумя зимними ведал бог. На практике это, судя
по всему, означает, что летом правит богиня, едущая на метле (или иной какой палке)
перед богом, если он присутствует на ритуале; зимой же он не превосходит ее, но является
ей равным: они едут бок о бок. И действительно летом главные молитвы обращены к
богине, а зимою — к богу.
Бога представляет верховный жрец (если таковой в ковене имеется), и это его
называли дьяволом в старые времена. Мне было ужасно интересно, кто он такой, и как
только меня допустили «внутрь» — то есть сделали членом культа — я немедленно о том
и спросил: «Кто же и что у вас зовется дьяволом?» И хотя члены культа никогда этот
термин не используют и не любят его, они поняли, о чем я спрашиваю, и ответили: «Ты
его знаешь — это наш глава. Он верховный жрец, муж верховной жрицы».
Ответ этот был правдив, но не вполне точен. А точный должен был бы быть: «Это
тот, кого назначает на эту должность верховная жрица». На практике она всегда назначает
на нее своего супруга, если у него есть соответствующий ранг. Однако она может
назначить любое подходящее лицо, в том числе и себя саму. В этом случае она
препоясывается мечом и выступает в качестве мужчины. В прежние времена должность
эту нередко получал почетный гость.
В ту эпоху, когда люди болот еще собирались в лесах и на пустошах, верховным
жрецом был человек, обладавший великими знаниями в культе, часто вождь племени или
друид, и обычно все прекрасно знали, кто он такой. Он был рогатым богом, принимал
божественные почести и, возможно, занимал более высокое положение, чем верховная
жрица. Когда же в культе силу обрели люди смешанной расы, полагаю, место его занял
человек в маске (то есть, не известный никому), и был то чаще всего местный помещик-
норманн, или кто-то из духовенства, втайне защищавший культ.
Весьма вероятно, что, согласно договоренности, на одном собрании
председательствовал неизвестный в маске (которого я для удобства стану именовать
дьяволом), а на следующем — прежний, всем известный племенной вождь. Зависело все
это, скорее всего, от ситуации на местах. Вскоре обнаружилось, что непосвященная
конгрегация, состоявшая из земледельцев, рыбаков и людей тому подобных занятий,
испытывала перед неизвестным в маске такой ужас, что культ в целом стал еще более
могущественным, и с тех пор даже если пост этот занимал племенной вождь, он тоже
выступал в маске и был, как следствие, неизвестным. Церковь нарекла его «дьяволом» и
под этим именем он и вошел в историю.
«Если бы этот таинственный человек вдруг объявился среди нас, — спросил я ведьм,
— как бы вы его узнали?» В ответ ведьмы лишь отшутились: они не сумели бы
распознать, настоящий он или нет! На их памяти такого никогда не случалось; но всегда
сохранялась возможность, что кто-то из чужого ковена вдруг придет и предъявит свои
права на этот пост. В конце концов верховная жрица сказала: «Я поговорю с ним и
выясню, действительно ли он обладает великими познаниями.
И если он мне понравится и окажется интересным, я отнесусь к нему как к
почетному гостю и назначу на один день на искомую должность. Впрочем, у другой
верховной жрицы вполне может быть другое мнение».
Помолчав, она добавила: «Я бы предпочла человека старого образца, великого
защитника и покровителя, с болыним- преболыиим домом и земельным участком, где мы
могли бы собираться. Если бы он действительно был одним из нас, меня не волновали бы
особо его обширные познания. Я бы дала ему
должность и сама научила бы всему необходимому». Вот он, шанс для каждого, кто
давно мечтал сыграть дьявола!
Надеюсь, мне удалось выразить свою мысль достаточно ясно. Дьявол есть — или,
вернее, был — изобретение Церкви. Обнаружив, что популярный предрассудок, будто бы
Сатана — один из них, способствует их авторитету, ведьмы воспользовались им к вящей
своей выгоде, хотя никогда не употребляли это имя, кроме как, быть может, на дыбе. Но
даже и тогда, как показали исследования доктора Маргарет Мюррей, в признаниях,
вырванных под пыткой, он фигурировал как их бог, а судебные протоколы уже заменили
его на «дьявола». Согласитесь, вины бедных ведьм в этом никакой нет!
Пытки, которые терпели ведьмы, заставили бы кого угодно признаться в чем угодно.
Кто-то из великих людей того времени сказал: «Если бы они сделали это со мной, я бы
охотно признался, что самолично порешил Бога-Отца, Бога-Сына, Бога- Святого Духа и
Деву с ними в придачу».
Прежде чем закончить, мне хотелось бы упомянуть еще один или два момента,
возможно, имеющих некоторое значение в свете феномена ведовства, — в той надежде,
что кто- нибудь может снабдить меня недостающей информацией.
В аббатстве Рашен неподалеку от Каслтауна были сделаны некоторые любопытные
открытия (см. статьи в «Ые of Man Natural History and Antiquarian Society Proceedings» за
март 1935 года). Мистер Кристиан Каббон по этому поводу пишет:
«В этой связи есть наблюдение, достойное специального упоминания. Значение его
еще не объяснено в полной мере. Я говорю о предмете, иногда обнаруживаемом в
раскопанных еще в восемнадцатом веке захоронениях, а именно о черепе в сочетании со
скрещенными костями. Он был обнаружен здесь внутри самой могилы и представлял
собой настоящие кости.
Были обнаружены отделенные от тела головы со скрещенными под подбородком
бедренными костями, и по меньшей мере у одного из скелетов под подбородком тоже
были такие кости; его и до сих пор можно видеть в аббатстве Рашен. В процессе
обсуждения этой детали выяснилось, что подобное уже обнаруживали в Ирландии, но
сочли случайным, или же имеющим непонятное значение. С одним из таких черепов была
найдена
также фигурка египетского бога Осириса. Реджинальд Смит из Британского Музея и
сэр Артур Кейт датировали ее ранним, или же доримским периодом».
Мистер Каббон, откопавший эти находки, сказал мне, что фигурка эта была найдена
в могиле мужчины, у которого под подбородком оказались скрещенные бедренные кости.
Я сам видел этот скелет: ноги у него в совершенно полной комплектации и лежат прямо,
так что сверху находятся чьи-то еще чужие бедренные кости. Я также изучил фигурку,
представляющую собой обычного Осириса со скрещенными на груди коротким мечом и
плетью41 — полагаю, символами смерти и воскресения.
Идея о том, что культ Осириса мог достичь острова Мэн настолько рано, крайне
захватывающа, но невероятна, так что остается предположить, что ее продал местному
жителю какой- нибудь не отличающийся особой честностью пилигрим под видом
изображения святого.
Кости были, очевидно, захоронены в ранний норманнский период и обычно
считаются принадлежащими королю Олафу и членам его семьи, убитым в 1142 году.
(Головы без тел, вероятно, были в свое время водружены на колья.) Еще люди говорят, что
это были пираты, и поэтому их таким странным образом и похоронили. Однако до
семнадцатого века пираты не использовали знак черепа и скрещенных костей, что бы там
ни говорилось в книгах и фильмах.
Профессор Варли из Юниверсити-колледжа в Аккре сообщил мне, что раскопал
некоторое количество захоронений с черепами и скрещенными костями в Лиссете, что в
восточном Йоркшире, во время строительства аэродрома в 1940 году. Из-за войны
раскопки пришлось производить крайне поспешно, и ему не удалось найти ничего, что
позволило бы датировать погребения, однако, лично он предполагал, что они относятся к
викингскому периоду. Он сказал также, что отправил все данные мистеру Элмеру Дэвису
в Кардиффский музей, и с тех пор больше о них не слышал, так что они остались
неопубликованными.
Сам профессор Варли не знал, что значат эти захоронения, или почему люди были
похоронены именно так, и ему было чрезвычайно интересно узнать, встречались ли они
где- нибудь еще.
Итак, у нас есть примеры подобных захоронений на Мэне, в Йоркшире и в
Ирландии. Люди обычно почитают своих мертвых и вряд ли стали бы делать такое шутки
ради; все это должно было иметь для них какой-то смысл. Если это просто захоронение
отсеченной головы, то откуда взялись скрещенные кости?
И принадлежали они тому же человеку или кому-то еще?
Уже предполагалось, что погребения эти — результат каннибализма: тела съели, а
41 Вероятно, здесь ошибка автора либо же изображение не является каноническим. На каноническом
изображении Осирис держит в одной руке жезл с крюком на конце, а в другой — плеть.
41 «Рыбий пузырь» (лат.), или мандорла, — геометрическая фигура в виде заостренного сверху и
снизу овала.
головы похоронили. Но станут ли каннибалы притаскивать другие кости только ради того,
чтобы похоронить их с головами? Кроме того, каннибалы обычно разбивают все крупные
кости, чтобы добыть мозг, а эти бедренные остались в целости и сохранности.
Знак черепа и костей часто можно увидеть на старых могилах и кладбищах. Я
думаю, что восходит он к римским временам и представляет собой символ смерти и
возрождения. Когда меня посвящали в масоны, мне сказали, что череп и кости
представляют «смерть», а сияющая звезда — «воскресение». Между прочим, звезда эта —
еще и пентакль. Как я уже говорил, в прежние времена ведьмы использовали череп и
скрещенные кости как символ своего бога, когда его представителя, верховного жреца, не
было на месте.
В наши дни верховная жрица принимает позу, весьма напоминающую Осириса,
символизируя бога в смерти его, а затем раскрывает руки и простирает их в стороны,
являя пентакль, или воскресение. Первый жест показывает также треугольник,
образуемый головой и локтями, а второй — пятиконечную звезду (пентакль). И
треугольник, и пентакль для ведьм обладают особым значением.
Я уже рассказывал историю владыки Сидонского — в ней говорилось о том, как
череп и кости стали талисманом для там- плиерского ордена. Комментаторы всегда
сходились во мнении, что история эта стала известной благодаря некоему подглядевшему
ее шпиону, не понявшему, как водится, истинного смысла ритуала, которому стал
свидетелем. И хотя в преследованиях тамплиеров было очень много политики,
ответственные
за эти преследования лица попытались сделать обвинения как можно более
правдоподобными.
Так как в то время в большинстве церквей имелись черепа и кости святых, которым
воздавались божественные почести, остается предположить, что в том, как использовали
их тамплиеры, было нечто принципиально отличное. Поскольку почитание черепа было
обычным для церковной практики, действительно ли он представлял в этих захоронениях
идею смерти и воскресения? Было ли это почитание бога смерти и того, что лежит за нею?
Есть ли вообще какая-то связь между этой верой и рассматриваемыми погребениями?
Как мы помним, еще одно обвинение против тамплиеров гласило, что они носят
пояса или шнуры, обладающие каким- то оккультным значением. Иногда считалось, что
шнуры эти нужны были для обвязывания головы, которой тамплиеры поклонялись.
Некоторые авторы даже утверждали, что именно в этих поясах и заключалось их
идолопоклонство. В ношении шнура церковь обвиняла еще и катаров, явно подразумевая,
что есть в этом шнуре нечто злое и порочное.
Во время оно церковь обвиняла ведьм в вызывании бурь, отравлении источников и
других серьезных преступлениях — и в ношении поясов! Конечно, это могло быть и
общее обвинение, предъявляемое всем кому ни попадя; но, судя по всему, для народа оно
что-то да значило, иначе не использовали бы его так упорно в те времена, когда каждый
монах и монахиня носили веревочный пояс. Исследователи, тоже немало озадаченные
этими обвинениями, даже выдвигали предположение, что пояса эти как-то ассоциируются
с тройным шнуром, носимым индийскими брахманами — но для рассматриваемого
периода эта теория крайне маловероятна.
У ведьмы есть восемь рабочих инструментов. Пять из них используются только по
специальному назначению; но есть три другие, которые должны у нее быть при
осуществлении любой магической операции, и шнуры в их число как раз входят.
И ведьма вполне могла носить такой шнур под видом пояса маскировки ради.
Дж.С.М. Уорд в «Кто был Хирим Абиф?» приводит еврейскую легенду, где Балкис,
царица Савская, задает Соломону двадцать два вопроса, дабы проверить его знание. Эти
двадцать
два вопроса, как говорят, имеют самое прямое отношение к посвятительной
церемонии Астарты и Таммуза. Вопрос номер девять особенно интересен и прямо
намекает на инструменты, используемые в ритуале и магии.
Царица Савская: Каковы суть три, что не умирают, и нельзя хлеб вложить в них, но
спасают они жизни от смерти ?
Соломон: То посох, шнур и кольцо.
Посох здесь — это жезл водителя душ, что пролагает путь через загробное царство.
Шнур — веревка, которой связывают кандидата, или добровольную жертву, должным
образом подготовленную к жертвоприношению. Кольцо же означает vesica piscis1 нового
рождения.
Ведьмы верят, что значительная часть их знания пришла с Востока; они полагают,
что в каббале есть ведовские практики — а именно в «Великом Священном собрании»
книги «Зогар» (964-969) и еще в других местах. Подобные вещи случались во всех
религиозных культах, но, мне думается, на эти фрагменты ведьм должен был навести как
минимум практикующий каббалист.
В отношении историй о том, как ведьмы наряжались и разъезжали по округе, пугая
людей, нужно упомянуть следующее. Мисс Кристин Хоул ссылается на мисс Берн и ее
«Шропширский фольклор», где от лица маленькой девочки рассказывается о том, как она
вместе с отцом неподалеку от Уор Минстерли увидала кавалькаду причудливо разодетых
всадников. Отец, судя по всему, знал, кто они такие, так как заставил дочку тут же встать
на колени и закрыть лицо, говоря, что она тут же сразу и сойдет с ума, если не сделает, как
ей велено.
Но девочка посмотрела сквозь пальцы и очень точно и подробно описала главу
кавалькады: то был мужчина в зеленом плаще и зеленой шляпе с белым пером; на золотом
поясе у него висел меч, а в руке был охотничий рог. Была там также и дама, одетая в
зеленое, с белым, изукрашенным золотом поясом и кинжалом на нем. Золотые ее волосы
были распущены и ниспадали до пояса. Их сопровождало много других дам
и господ; они проскакали мимо и не причинили невольным свидетелям никакого
вреда.
Есть старое саксонское суеверие, что это Бодан охотится и что никому нельзя
безнаказанно взирать на бога: каждого увидевшего его ждет смерть или, по крайней мере,
слепота. Потому заслышав приближение дикой охоты нужно пасть наземь и спрятать лицо
в траву. Конечно, маленькие девочки часто выдумывают всякие небылицы, но эта история
звучит поправдивее многих. Если бы она в действительности видела эту кавалькаду, она
рассказала бы о том именно такими словами.
Жалко только, что никто не потрудился расспросить отца, что он видел или что знал.
Несомненно, девочка могла излагать как случай из собственной жизни то, что на самом
деле случилось с ее прапрабабкой. Вполне могла существовать такая местная традиция;
ведьмы, как мы говорили три десятка лет назад, редко себе в чем-то отказывают, и
шабаши их были не менее живописны, чем теперешние коктейльные вечеринки или
рождественские пирушки прежних времен, когда люди не боялись развлекаться по
полной. Если кавалькада и в самом деле состояла из ведьм, неудивительно, что в разных
местах ее участников называли разными именами. Если ведовской вождь был в данной
местности известен как Дьявол, глава кавалькады одевался Сатаной; если же его называли
Воданом, или Королем Артуром (в Соммерсете), или сэром Уолтером Калверли (в
Йоркшире), или Диким Эдриком (в Шропшире), он охотно играл предписанную
традицией роль.
Меня часто спрашивают: «Почему ведьмы не дозволили вам открыть имена их
богов? А вдруг это Сатана или Вельзевул?» Заверяю вас, боги эти не носят дьяволических
имен. Сокрытие божественных имен — весьма древний обычай. В Древнем Египте
истинные имена Амона и других божеств, считавшиеся священными, всегда оставались
тайной. Говоря о боге, известном нам как Осирис, Геродот (а он был посвященным), в
частности, замечает: «В то время года, когда египтяне подвергают себя избиениям в честь
одного из своих богов, чье имя я не намерен раскрывать...», и «На этом озере египтяне под
покровом ночи представляют мытарства своего бога, от упоминания имени которого я
воздержусь...». Имена эти он, конечно, знал, но они должны были оставаться тайной.
ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
Резюме Что такое ведовская «сила»?
Я обнаружил, что написал двенадцать глав. Поскольку книга моя — о ведьмах,
думаю, мне стоит добавить одну, чтобы довести общее их число до тринадцати и заодно
дать некоторые окончательные разъяснения.
Для начала нужно прояснить вот что: я — всего лишь скромный член ковена, а не
глава его и не вождь ни в коем разе, и потому делаю, что мне сказали.
Со мной часто говорят в таком духе, словно я владею ковеном и могу в любой
момент вызвать ведьм, чтобы они устроили представление для публики. Я могу иногда
познакомить человека с ведьмой, если ведьма на это согласна и пребывает в добром
расположении духа. Ничего сверх этого я сделать не в состоянии.
Ритуалы
Меня неоднократно просили сфотографировать ведовские обряды. Этого ведьмы
обычно не позволяют: они не любят, чтобы их узнавали. Другая трудность состоит в том,
что помещения, где они работают, обычно крайне невелики. Основную часть их занимает
круг, и мне все равно не удалось бы отойти достаточно далеко, чтобы вся группа влезла в
кадр — даже если бы она дала на то свое согласие.
Многие говорят: «Мы прожили в Англии всю жизнь и ни разу не видали ведьм, так
что мы и не верим, что они существуют». На это я могу лишь возразить: «Я много раз был
в Риме, и хотя ни разу не имел удовольствия видеть папу, я, тем не менее, не сомневаюсь,
что он существует».
Многие говорят: «Ведьмы используют в своих ритуалах кровь и всякие
отвратительные вещи». На это я возражаю:
«Я никогда такого не видел, и друзья мои утверждают, что ничего подобного
никогда не делали». Писания ведьм воспрещают им использовать кровь и что бы то ни
было, способное причинить боль и ужас. Допуская, что свежепролитая кровь может давать
силу, они тем не менее говорят: «Сила излучается
из свежепролитой крови, но использовать для этой цели животное жестоко и
ненавистно нам».
Кое-кто из моих друзей-ведьм, однако, сказал, что использование крови своего
собственного тела вполне допустимо. Ныне покойный Алистер Кроули время от времени
совершал ритуал, в процессе которого рассекал себе грудь и пускал кровь; вполне
возможно, что и некоторые ведьмы делают это. Все что я могу по этому поводу сказать:
мне о таких практиках ничего не известно. Та же самая ведьма, отвечая на вопрос,
заданный членом Общества Психических Исследований, сказала:
«Я сомневаюсь, что проведение серии магических экспериментов ради наблюдения
за результатами в целях психического исследования, вообще может сработать. Если вас
интересует всего лишь получение практического опыта, никогда не делайте ведьме такого
предложения. Одним из сильнейших стимулов для успешной магической операции служит
эмоциональный фактор. Чтобы причинить врагу вред при помощи восковой фигурки, вы
должны испытывать искренний и спонтанный гнев — точно такой же, как нужен для
того, чтобы хорошенько врезать ему физически.
Для того, чтобы навести любовные чары, вы должны чувствовать искреннее и
страстное желание, направленное на объект. Это состояние ума невозможно включать и
выключать по собственной воле, сколь бы ни хотела я сделать приятное вашему
Обществу. Думаю, что то же самое можно сказать и об астральной проекции.
Зафиксированные у нас случаи успешной проекции почти всегда являлись результатом
сильного и спонтанного желания. Исключения относятся, как правило, к людям со слабым
здоровьем».
Это, разумеется, просто частное мнение отдельно взятой ведьмы, но, я думаю, его
многие бы поддержали. Из ее слов видно, что она кое-что знает о восковых фигурках, но
она утверждает, что это совершенно общее место. До сих пор я не встречал никого, кто
знал бы, какой в точности ритуал для этого используется. У меня нет ни малейших
сомнений, что кому-то он известен, хотя они в этом и не признаются. Мне особенно
интересно раздобыть этот ритуал, так как он, скорее всего, сохранился
в более или менее неизменном виде с тех самых пор, как его практиковали
пещерные люди, и знание его деталей могло бы дать нам некоторое представление об
образе их мыслей.
Я также спрашивал ведьм, откуда взялись слухи об их умении превращаться в
животных. Для них это просто шутка; но у них есть воспоминания, или невнятные
предания, что временами они играли в некие игры, похожие на детские. Будучи, например,
в сельской местности, они могли сказать: «Давайте побежим как зайцы», и начать
подражать бегущим зайцам; или приняться бодаться, как козы или как олени. Возможно
еще во времена гонений их учили: «Если ты видишь человека, ведущего себя, как
животное, то знай: он этим животным стал. Если тебе задали о том вопрос, отвечай, что
никакого человека не видала, а только зайца, или козу, или еще кого, ибо если ты просто
солжешь, что никого не видела, они могут понять, что ты лжешь, если же скажешь, что
видала стадо коз, и сама в то поверишь, то слова твои будут звучать правдиво даже под
пыткой».
Конечно, есть весьма распространенная вера в то, что люди могут превращаться в
животных, и ведовское объяснение может не быть истинным, но в любом случае другого у
них нет.
Еще одна ведьма сказала мне, отвечая совершенно на иной вопрос, — ия думаю, что
верованиям, на которые она ссылается, должно быть не менее четырех-пяти сотен лет:
«В христианстве у вас есть добрый бог — или, по крайней мере, такой, который добр
по отношению к вам — которого считают всемогущим и которому очень нужны
верующие. И тем не менее, просить его прямо о том, что вам нужно, нельзя; вместо этого
надо молиться какому-нибудь святому, то есть мертвецу, в нашем понимании, хотя и
мертвецу могущественному, как мы бы его назвали; и прежде чем надеяться получить
просимое, ты должен дать церкви денег. Но почему всемогущий бог или Могущественные
должны вечно нуждаться в деньгах? Наши боги не всемогущи, им нужна наша помощь.
Они желают нам добра, желают плодородия человеку, зверям и землям, но для этого им
нужна наша помощь; и танцами и прочими средствами мы им эту помощь подаем.
Когда мы умираем, мы отправляемся в царство богов, где отдыхаем какое-то
время в их дивной стране и готовимся родиться
снова на земле. И если мы правильно отправляем наши ритуалы, то милостью
Великой Матери мы родимся среди тех, кого любили, и вспомним, узнаем и будем любить
их снова. Тех же, кто творил зло, в стране богов станут сурово учить, прежде чем они
будут готовы родиться заново, и родятся они среди чужих людей.
С каждой новой жизнью мы продвигаемся вперед в своем развитии, но чтобы
расти, мы должны учиться, а учение всегда означает страдание. Обстоятельства, которые
мы преодолеем в этой жизни, в следующей жизни будут более подходящими, и потому
мы готовы вынести все невзгоды и испытания, так как знаем, что они помогут нам в
вещах более высокого порядка. Боги учат нас смотреть вперед — в то время, когда мы
больше не будем людьми, но соединимся с Могущественными.
Наша религия — религия любви, наслаждения и экстаза. Хрупкой человеческой
натуре нужно немного тепла и утешения, чтобы спастись от суровости и страданий этой
жизни, от холодной жестокости церковных проповедей—утешения здесь, еще на этой
земле, а не в каком-то далеком раю за порогом могилы.
Мы поклоняемся божественному духу творения, который есть источник жизни
этого мира и без которого мир погибнет. Для нас это возвышенная и священная тайна,
доказательство того, что Господь воистину внутри нас и что слово его: «Плодитесь и
размножайтесь». И ритуалы эти вершатся в почтении и святости».
Другая ведьма сказала:
«Мы всегда выбирали тех, у кого есть хотя бы немного врожденной силы, и обучали
их; и они практиковали друг с другом и развивали в себе эти силы. Мы всего лишь хотим
жить спокойно и поклоняться нашим богам своим собственным способом, и радоваться
себе, как умеем, и пребывать в довольстве и мире. Мастерство приходит лишь через
развитие своих способностей, а не по мановению магического жезла. Это необычайный
мистический опыт. Словно бы с тебя сразу сходит толстый слой окалины. В вере есть
какая-то странная тайна, тонкая и неуловимая, словно сон. Во время ритуалов я словно
нахожусь в трансе; я с трудом могу вспомнить, что со мной было. Что-то коснулось
моей души, и я не могу думать о том
без дрожи и волнения. Древние тайны, полные ужаса и радости, заставляют кровь
в моих жилах бежать быстрее».
Запомните это: не видать вам прогресса, если кровь ваша не кипит и не мчится по
жилам, ибо истинно сказано: «Кровь есть жизнь». Факт заключается в том, что ритуалы
влияют на многих — если не вообще на всех — людей прелюбопытным образом, и
обычно после них все чувствуют себя гораздо лучше. И это не просто внушение, так как
те, кто вообще ничего об этом не знает, ощущают то же самое.
В добрые старые времена, пройдя пешком с полмили от деревни в глубокой ночи, ты
мог быть уверен, что никто за тобой не подглядывает, потому что все, кто не имел к
Ремеслу отношения, боялись оказаться во тьме за стенами дома. И можно было плясать
древние танцы, и играть музыку, и вопить, и распевать гимны, и шуметь, как душе твоей
будет угодно.
А сегодня приходится собираться в тесных комнатках, где и не пошумишь как
следует, без того чтобы соседи не закатили скандал.
И вот старые танцы уже забыты. Можно, конечно, потанцевать в хороводе, пока
пляшешь тихо, но никаких тебе воплей — долгих, вибрирующих криков, от которых кровь
стынет в жилах. Спиральный танец, или танец встречи, еще иногда исполняют, если для
него хватает места. Это танец системы «все идем змейкой за «головой»»; головой обычно
выступает жрица, которая танцует посолонь, постепенно закручивая спираль к центру, где
внезапно поворачивается и раскручивает ее. По пути она целует каждого встречного
мужчину в процессии, и все прочие девы делают то же самое.
Ведьмы сказали, что называется он танцем встречи, потому что в стародавние
времена люди съезжались издалека, из разных мест, и в лицо друг друга не знали, и танец
был придуман специально, чтобы они могли познакомиться. Однако один из членов
культа сообщил мне, что в бытность свою маленьким мальчиком танцевал его в
церковном дворе, так что он вполне может представлять собою старую детскую игру,
перенятую ведьмами, или же наоборот. В наши дни единственная доступная ведьмам
музыка — граммофон, или иногда систр, трещотка или маленький барабанчик, на которых
играют негромко.
народа. Позволю себе процитировать, что говорит о ней доктор Мюррей:
Мужчина-ведьма и его фамильяр
«Бытующее в наши дни представление, что ведьма — это всегда мерзкая видом
зловредная старая карга, в корне ошибочно. Мужчин-ведьм не меньше, чем женщин.
Ведьмы заседали на королевских советах и принимали участие в делах государства; они
стояли у кормила власти и заправляли ею подчас с большим искусством, будучи иногда
настоящими правителями этой земли, силой, стоящей за троном королей. Именно к ним
обращались за советом самые высокопоставленные лица страны, оказавшись в
затруднениях как публичного, так и частного характера.
В деревнях к ним шли с любым недугом, телесным или душевным. В 1584 году
Реджинальд Скот упоминал мужчину-ведьму, который был столь уверен в своем высоком
положении, что носил что-то вроде униформы, дабы отличаться от обычных людей.
Еще раньше некая ведьма женского полу щеголяла в черном каракуле и белых кошачьих
шкурках и в украшениях из гладкого металла и сверкающих каменьев.
Их аутентичные, написанные современниками портреты чрезвычайно редки, хотя
несколько штук все же известны исследователям. Сопровождающая статью иллюстрация
воспроизводит картину XVII века; на ней изображен мужчина-ведьма в компании своего
фамильяра. Весь облик этого человека свидетельствует, что он привык к власти, а
одеяния являют признаки достатка. Кошка у него на руках явно довольна происходящим и
наполовину загипнотизирована лаской сильных и умелых ладоней.
Размер картины — семь с половиной на пять с половиной дюймов1; выставляется
она ныне в городской художественной галерее Шеффилда. Лицо персонажа —
нормального для портретов этого периода цвета; капюшон — зеленый, с рожками и
колокольчиками; плащ — красновато-коричневого цвета; фон картины — черный. Кошка
— самого приличного для ведьмовской кошки цвета:рыжая и полосатая».
1 Приблизительно 19 х 14 см.
Как настоятельно подчеркивает доктор Мюррей и как я пытался поведать вам на
страницах этой книги, ведьмы — очень добрые и полезные люди. Роберт Грейвс в своем
романе «Семь дней на Новом Крите» живописует идеальный мир, в котором люди,
отважно поэкспериментировав со всеми формами правления, решили вернуться к той, что
бытовала на Древнем Крите. Там был царь для управления и исполнения приказов, однако
время от времени его «удаляли», в то время как действительное руководство страной было
доверено ведьмам, относившимся к своим обязанностям весьма серьезно и тщательно
чуравшимся любой политики.
Если людям становилось скучно или хотелось войны, они имели право обеспечить ее
себе, но драться им разрешалось только на определенных территориях, где они не могли
нанести особого ущерба, и никаким иным оружием за исключением квотерстаффов: это
давало максимум веселья и драки при минимуме издержек и вреда. И кажется мне, что
написано это было не столько даже как шутка, а, скорее, как некий идеал.
Ведьмы верят, что играя роль, вы в буквальном смысле перенимаете природу того,
что имитируете. Именно это лежало в основе магии пещерного человека. Делая из глины
фигурку животного, которое он хотел убить на охоте, и называя ее его именем, он
устанавливал между ними связь; и когда он втыкал в фигурку щепки, это давало ему силу
убить дичь.
То, что кому-то эти верования могут показаться детскими играми, не отменяет того
факта, что первобытный человек видел мир и вел себя именно таким образом. Ведьмы
следуют в том его примеру. Исполняя в ритуале роль богини, жрица причащается ее силе;
также и жрец, играя бога, становится един с ним в его ипостаси Смерти, Утешителя,
подателя счастливого посмертия и возрождения. Посвященный проживает историю
божества и через это становится ведьмой.
Ведьмы прекрасно отдают себе отчет в том, что такое единение не имеет место
каждый раз, как, например, жрица занимает в обряде место богини; однако они весьма
скоро поняли, что такой модус действий дает эмоциональное возбуждение,
с наступлением транса становящееся все более и более сильным. Они ЗНАЮТ! Нет
никакого смысла говорить им, что это просто внушение, просто деятельность
бессознательной части психики. На это они ответят вам: «Точно так! И внушение и
бессознательное суть инструменты, с помощью которых можно открыть Дверь!»
Как уже говорилось выше, у меня нет особых сомнений в том, что если в прежние
времена группа ведьм отправлялась в долгое путешествие Л по пересеченной местности,
они могли сказать друг другу: «Будем же, как зайцы!» или еще какое животное, и
подражали его движениям, искренне полагая при этом, что неким мистическим образом
перенимают природу этого животного. Частично это могло быть игрою; но чем бы оно ни
было, таким образом они отвлекали свое внимание от долгого и утомительного пути и, без
сомнения, обнаруживали, что могут пройти больше и быстрее при меньших сознательных
усилиях, чем если бы передвигались обычным способом. Говоря современным языком,
они нашли способ использовать собственное бессознательное.
Все сводится к старой мудрости: «Пока ты сам это не испытаешь, ты не поверишь.
Когда испытаешь — ты не поверишь, ты УЗНАЕШЬ».
А после того, как ты узнал богиню, разве может что- то еще иметь значение? К
достижению этого состояния ведет много дорог, и танец из них — возможно, самая
простая; крики и песнопения еще как помогают, отношение других участников тоже
способствует и в значительной степени, но подлинный секрет заключен внутри каждого из
нас, а также во многом — внутри партнера или помощника по Искусству, а это та материя,
форсировать которую нельзя.
Спокойная уверенность, что ты это сделаешь, и методичное и регулярное
исполнение обрядов — вот все, что действительно нужно для этого, хотя есть и другие
важные факторы. Упрощенные методы тоже полезны, но применять их следует с
осторожностью, так как они имеют тенденцию уводить в сторону и все равно требуют
много работы, но уже ближе к концу. Сначала нужно поверить, что желаемое в принципе
возможно; затем применить избранный метод, а лучше — комбинацию разных методов,
которые можно использовать вместе.
Единожды достигнув экстаза, вы уже будете знать, что он существует и что его
можно достичь повторно. Все «не могу» и «не умею» нужно безжалостно изгнать. Забейте
себе в голову: «Я могу и сделаю».
Есть множество духовных способностей, которые большинство людей за таковые не
признают: разнообразные формы вдохновения, музыка, поэзия, ясновидение и магическое
осознание; но величайшая из них — любовь. Все эти инструменты следует использовать
под чутким руководством, так как неразборчивое их применение чревато трудностями и
опасностями.
Кровавая жертва
Первые встреченные мною ведьмы категорически отрицали, что когда-либо
использовали в своей работе кровь в какой бы то ни было форме, и я склонен думать, что
говорили они правду. Я уже приводил их мнение, что хотя свежепро- литая кровь и может
в критический момент придать оператору дополнительных сил, было бы неправильно и
греховно убивать ради этой цели животное, и они не стали бы и думать о таком. В то
время я и сам не понимал, каким боком это может встроиться в нашу систему магии.
Однако впоследствии в разговоре с другим членом культа я узнал, что для этого
вовсе не нужно никого убивать: что вполне достаточно пустить кровь из собственного
тела и что ныне покойный Алистер Кроули, как уже говорилось выше, иногда совершал
ритуал, в процессе которого рассекал себе грудь и использовал кровь магическим образом.
Традиционно это способствует материализации в ритуалах вызывания. И, конечно,
хорошо известно, что в Великой Мистерии Магии маг в некотором смысле всегда —
жертва.
Знакомые мне ведьмы никогда даже не пытались осуществить материализацию, но
упоминания о таких практиках у них в ритуалах встречаются. Иными словами, в прошлом
такой магией, должно быть, занимались, да и сейчас, возможно, есть ковены, о которых
мне ничего не известно, практикующие эти методы — то есть, применение крови для
получения тех или иных магических результатов.
Разумеется старое стандартное обвинение в убийстве некрещеных младенцев
совершенно нелепо. Это было просто средство запугиванием принудить родителей
крестить своих детей и платить церкви за эту услугу. Вряд ли возможно, чтобы
некрещеные младенцы, исчезающие в товарных количествах, не возбудили никаких
подозрений у полиции.
Шабаш
Я спрашивал у моих друзей, каково настоящее значение слова «шабаш», и они, как
выяснилось, не знают. Им известна книжная версия, что, якобы, оно происходит от
Сабазия, отождествляемого с Дионисом и Зевсом, а также восходит к еврейскому Господу
Богу Саваофу.
Плутарх в «Застольных беседах» (том IV, 6) утверждает, что евреи поклонялись
Дионису и что их саббат был назван так в честь Сабазия, одной из форм этого бога. Мои
друзья согласны, что культ Диониса имеет параллели с их собственным: это явствует из
некоторых ритуалов. Они также где-то читали, что первые осевшие в Риме евреи были
изгнаны оттуда во исполнение закона, воспрещавшего почитателям Юпитера Сабазия
обитать в этом городе. Однако еврейскую веру примирить с собственной они не могут. Те,
кто думал над данным вопросом какое-то время, пришли к выводу, что это просто слово,
перенятое у христиан, когда христиане впервые пришли на Британские острова.
В далеких от цивилизации языческих краях оседлых священников не было, а
службы, на которые время от времени собиралось местное население, не без труда
вспоминая, что оно — конгрегация, служили кочевые священнослужители, и, вероятно, по
воскресеньям, так что термин «встреча в день субботний» так к ним и приклеился. После
этого слово «саббат» — и суббота, и шабаш — вполне могли перенять язычники для
обозначения религиозного сборища типа «споемте, друзья». Определение «ведьмовской
шабаш» могли дать им сами же христиане в форме издевки, принятой ведьмами как
шутка. Впрочем, мои друзья не считают всю эту теорию евангелической истиной; это
всего лишь их версия событий.

Умеют ли ведьмы наводить любовные чары?


У ведьм есть традиционные рецепты для всевозможных зелий и талисманов, хотя
мало кто использует их в наши дни. Очищенные от всех суеверий, они сводятся обычно к
привлечению воли нерешительного или колеблющегося человека к некоему объекту с
параллельным воздействием на его сознание в ключе: «Смелее, ничто тебе не угрожает,
предмет твоей страсти непременно влюбится в тебя», и т.д. и т. п. В придачу к рецепту
идут инструкции по его использованию, и если вам удастся их исполнить, у меня нет
никаких сомнений, что зелье или талисман возымеет некий эффект.
К примеру, формула работы с молодой парой, имеющая целью их взаимную
влюбленность, обычно заканчивается словами: «..И постарайтесь сделать так, чтобы они
оказались вдвоем в волнующих или, по возможности, опасных обстоятельствах (или пусть
они, по крайней мере, думают, что обстоятельства опасны). Вскоре между ними
неизбежно возникнет контакт. Затем пусть они откуда-нибудь узнают, что имел место
приворот. Если они оба принадлежат к культу, пусть они вместе совершают ритуалы, и
тогда чары скоро подействуют».
Если бы мне было раза в четыре меньше лет, неплохо было бы испытать действие
приворота на себе!
Могут ли ведьмы причинять людям вред?
Этот вопрос мне задают очень часто. Могу на него ответить только, что мне о таких
случаях не известно. Я не знаю никаких заклятий, имеющих это целью. Но на самом деле
новое заклинание может придумать любой, а в итоге ведовской тренировки парной работы
из двух членов культа, работающих вместе, образуется как бы батарейка соединенных
воль — и это, я думаю, самый эффективный способ достигать поставленных целей. В
тринадцатом веке — и это исторический факт — папа Иннокентий IV буллой «E\si
Апитагит» крупно оскорбил доминиканцев. В Ватикане даже появилась поговорка «А
Litaniis Predicatorum, Libera nos Domine», что можно перевести как «От литаний
доминиканских избави нас, Господи».
Причиной этому послужила читавшаяся доминиканцами ежедневно после заутрени
молитва против папы, из-за чего он умер в течение месяца. Вряд ли кто-то станет думать,
что папа был перепуган до смерти молитвами каких-то монахов; видимо, у процесса было
и какое-то объективное действие.
Как было сказано о некоем похожем случае: «Да, это все, конечно, чистой воды
совпадение, но теперь он все равно очень- очень мертв!» Припоминаю, что много лет
назад видел в газете материал о любопытном судебном процессе в Нью-Йорке, во время
которого было под присягой показано, что члены некоей неортодоксальной секты Церкви
Христианской Науки на своих собраниях после положенных молебствий говорили:
«Обратимся помыслами к брату ; мы желаем ему добра,
мы желаем ему быть на наилучшем для него месте, в шести футах под землей», -
прочно утверждая при этом в уме своем идею о том, что брат этот умер и похоронен.
Говорили, что так они многих запугали до смерти. Кажется, против этих практик
было в конце концов принято судебное постановление, но я в этом не вполне уверен. И
ничто, в принципе, не мешает ведьме поступать, как эти монахи или последователи
Христианской Науки.
Ведьмовские отметины
Лично я никогда о таких не слыхал и не видал их. Доктор Мюррей считает, что это
были татуировки, используемые как средство распознавания своих. Думаю, весьма
вероятно, что во времена гонений ведьмы использовали такие вещи, но те, с кем я знаком,
никогда с этим не сталкивались — кроме как в книгах доктора Мюррей «Ведовство в
Западной Европе» и «Бог ведьм», которые, кстати, считаются очень интересными. Ведьмы
чувствуют себя глубоко обязанными доктору Мюррей, которая первой рассказала людям,
что они не отравительницы, дьяволопоклонницы и мошенницы, каковыми их называли
практически все остальные писавшие о них авторы.
Единственный определенный знак отличия, о котором мне известно, это браслет,
носимый дамами определенной степени посвящения, на котором выгравировано их имя и
степень
и который обычно свободно носится на публике, так как непосвященные его все
равно не узнают.
Любая другая ведьма его, конечно же, узнает, даже на расстоянии. Есть и еще более
высокий знак — ведовская повязка, но ее носят так, чтобы никто не увидел. Я уже
упоминал ожерелье, но оно может быть совершенно любым, лишь бы заметным. О
происхождении его или значении ведьмы ничего не помнят; это просто обычай.
Я лично думаю, что здесь должна быть какая-то легенда на ту тему, что богиня
всегда носит ожерелье. По-моему, ожерелье носила Астарта, известная также как Богиня с
ожерельем; в противном случае она выступала «облеченной в небо»42, как говорят в
Индии. Я знаю одну или двух ведьм, которые носят на шее талисманы, но они имеют в
основном астрологический характер, изготовлены персонально для владельца и не несут
на себе никаких ведовских знаков, так что я склонен думать, что само ожерелье обладает
важностью43.
Ожерелья высоко ценились как кельтами, так и саксами. Вероятно, начало этой моде
положила какая-нибудь высокопоставленная жрица. Слава богам, сейчас в культе некому
постоянно менять моду.
Ведовские инструменты
Увы, у нас нет специальных магазинов ведовских товаров, так что бедняжки
вынуждены пользоваться самостоятельно изготовленными или импровизированными
инструментами. Новичку часто дарят атам, а в ведовских семьях нередко встречаются и
старые инструменты, передающиеся из поколения в поколение. Они ценятся очень
высоко, так как, по преданию, накапливают силу.
Если таких у ведьмы нет, ей говорят, что она должна попытаться сделать свои
собственные. Мне доводилось видеть примеры весьма искусной работы. Женщине обычно
помогают в изготовлении инструментов, если у нее нету наследных, однако, некоторые
дамы и сами — весьма искусные мастерицы.
Инструменты могут быть самой простейшей конструкции, но поскольку
используются они в религиозных целях, ведьмы стараются сделать их как можно более
красивыми. Конечно, у среднестатистической ведьмы нет полного набора инструментов; к
примеру, далеко не у каждой найдется меч. Атам (ведовской нож), курильница, шнур и
пара других инструментов — для работы их, как правило, вполне достаточно. Для
посвящения, впрочем, непременно требуется полный комплект, но он обычно
принадлежит ковену.
Поразительно, насколько изобретательными и искусными бывают ведьмы в
попытках замаскировать свои инструменты, чтобы они выглядели как что-то другое; часто
они и вправду представляют собой что-то другое, пока их не соберешь вместе правильным
образом для магического использования. Для всех интересующихся данным предметом у
меня имеется большое количество ведовских инструментов, которые я буду рад вам
показать у нас в Музее магии и ведовства, который местные жители именуют также

42 То есть, обнаженной.
43 ДианаЭфесская носила ожерелье из желудей; есть упоминания и о многих кельтских богинях,
отдававших им должное. На ведовских сборищах такое должно было быть на каждой женщине. Когда на
встрече выставляются ритуальные объекты, среди них присутствуют также и нитки бус, так что если
какая-нибудь ведьма не принесла с собою ожерелья, она просто берет одну
из них на этот вечер. Помню, одна молодая девушка явилась в маленькой нитке жемчугов, так ей сразу
сказали: «Знаешь что, милочка, ты такого больше не делай; возьми правильную из ящика, такую, чтобы
видеть было можно». Они не смогли сказать мне никакой иной причины, кроме как, что ведьма должна
носить такое ожерелье, которое заметно всякому. — Прнмеч. автора.
Ведьминой Мельницей, в Каслтауне на острове Мэн.
Ведьмы много используют благовония. Сегодня они обычно покупают их в
ближайшей церковной лавке, но некоторые формулы составляют сами. Эти последние
держатся в строгом секрете, и, думаю, в них присутствуют достаточно сильные средства.
Я, по крайней мере, знаю, что после воскурения их в ограниченном пространстве, люди
ведут себя довольно забавно, хотя на меня они никогда не оказывали никакого
воздействия — или хотя бы такого, какое я бы заметил.
Во время Второй Мировой войны им поневоле приходилось обходиться без
умащений; но сейчас у одной или двух есть небольшое их количество. Состав хранится в
тайне как и то, откуда они взялись. По мне, так запах у них превосходный, хотя некоторым
он не нравится. Это очень сильный запах, и я думаю, что как и благовония, он может
оказывать некоторый эффект на тех, кто к тому склонен — я просто не из таких. В любом
случае назначение этого снадобья состоит в том, чтобы сместить фокус осознания.
Наилучший перевод для греческого слова «экстазис» — «выход за пределы себя и
погружение в единство с богом». Для достижения этого состояния омовение является
весьма рекомендуемым средством. Это очищение, которое носит как внешний, так и
внутренний характер — старая доктрина покаяния, очищения души и тела. Лишь так
можно подготовить тело для нисхождения богини, готовой вдохновить того, кто верует в
нее.
Таким образом можно достичь состояния транса, хотя для того есть и другие
способы, все — ради того, чтобы временно сбросить иго традиции, освободить душу.
Другими словами, человек получает новую цель и смысл жизни.
Многие пытаются добиться этого при помощи наркотиков или более грубо —
алкоголя. Но и то, и другое оказывает крайне негативное воздействие на тело, а любые
результаты в сфере — часто всего лишь иллюзии. Так что остерегитесь подобных
попыток. В древние времена многие ведьмы шли на костер со смехом и песнями: они
знали радость жизни и красоты, они знали глубокий мир Смерти, обещающей
возвращение; и они бросали вызов огню, так как верили, что уходят в лучший мир, и
умирали счастливыми.
Что же такое ведовская сила?
Подсчитано, что в годы преследований под пытками тем или иным способом умерло
около девяти миллионов человек, и весьма возможно, что куда больше — и по
преимуществу детей — погибло от голода, холода и потому, что были брошены на
произвол судьбы в результате этого нового крестового похода. И все же, несмотря на
резню, кое-кому удалось выжить, потому что люди были готовы пойти на риск и
действительно шли, так как верили в Силу.
Что же такое эта сила? Если вы спросите ведьм, они скажут, что это магия. Если вы
уточните, что они имеют под этим в виду, они ответят, что понятия не имеют, но что она
работает.
Чем может быть эта Сила? Самый простой ответ: властью разума над материей. Если
вы достаточно твердо верите во что- либо, вы многое можете представить. Лично я знаю,
что разум
способен очень на многое, но тем не менее, этот ответ меня не удовлетворяет.
Суеверие есть вера без доказательств; наука — это проверка каждого явления и вера в него
только в том случае, если вам удалось получить адекватное доказательство. Именно по
этой причине наука постоянно и совершенно справедливо меняет свои взгляды. Она
может иногда путать причину со следствием — подобно тому, как ученые Древнего
Египта подметили, что при явлении в небе Собачьей Звезды разливается Нил, и, к великой
пользе сельского хозяйства, научились предсказывать ежегодный паводок. Тот факт, что,
как выяснилось впоследствии, Сириус не служит причиной паводка, но просто восходит в
соответствующее время года, на практике ничего не менял.
Тысячи лет назад какой-нибудь шаман вполне мог отметить, что после
коллективного направления воли на общую цель на охоте удается добиться лучших
результатов. Влияла ли эта энергия на животное или на охотника, не имело особого
значения: она давала конкретные результаты, и люди назвали ее Силой, Магией. Они
экспериментировали с нею и обнаружили — путем проб и ошибок и методами
суеверными и недоказуемыми, если вам угодно звать их так — что временами она дает
нужные результаты.
Одно из таких суеверий заключалось в наличии некоей связи между частью вещи и
самой вещью; иными словами, если вам удастся раздобыть немного крови, волос или
экскрементов человека или животного, с ним удастся установить связь.
Еще пятьдесят лет назад ученые дружно заявили бы, что это вздор и предрассудок
— каковым оно, разумеется, и является — поскольку никаких доказательств этому
явления предъявить невозможно. Сейчас же многие ученые полагают, что многие живые
ткани эманируют некое излучение в соответствии с собственной клеточной структурой.
Поражающая эти ткани болезнь накладывает свое излучение на излучение нормальных
клеток. У каждого заболевания свои характерные свойства волны, и поэтому при лечении
сам пациент присутствовать не обязан: достаточно будет образца его крови или слюны.
Говорят, проводятся эксперименты с использованием специальных камер, способных
зафиксировать изменения в состоянии клеток.
Радиэстезия — умение, которым обладают некоторые люди; оно заключается в их
способности принимать некие лучи или
волны и передавать их при помощи своих мышечных рефлексов лозе или маятнику.
Эту способность называли лозоходством, если она использовалась исключительно для
поиска воды; она же, вероятно, стоит за таким явлением, как столоверчение. Сейчас ее
исследуют многие медики, священнослужители и ученые, так как она дает вполне
очевидные результаты.
Начинается все почти как детская игра: вы что-нибудь прячете, а ищущий находит
спрятанное при помощи маятника. Поначалу эффект списывали на телепатию, но
археологи обнаружили, что метод дает отличные результаты в поиске вещей, о которых не
может знать никто из живых. Вот вам и научная проверка: в достаточно ли большом
количестве случаев работает метод, чтобы оказаться достойным широкого использования?
И вердикт будет: да, в достаточном. Лоза, маятник или что бы там ни было не дает
никакого результата без человека; и здесь не играет значительной роли ни какая-либо из
известных науке сил, ни разум, воля, воображение или вера. Как скажет вам любой
учебник, понадобятся прежде всего энтузиазм и оптимизм; если вы станете думать, что все
это вздор или детские игры, то и результаты получите на уровне детской игры.
Все мы знаем, что радио работает; а это похоже на что- то вроде естественного
радио. Годами эту силу применяли для проверки качества яиц. Лозоходцы нередко
используются полицией для поиска тел пропавших людей. Я на самом деле думаю, что
именно эту энергию ведьмы используют, когда говорят о подъеме Силы или о магии. А
великое искусство применения Силы состоит, по видимому, в твердой вере, что ты
можешь это сделать, и в несгибаемом намерении заставить ее работать.
Суть ведовских ритуалов и церемоний состоит как раз в том, чтобы зафиксировать
ваш разум на объекте работы. Лично я также верю, что не последнюю роль играет снятие
запретов и приведение человека в благоприятное состояние ума. Думаю, с помощью этих
методов можно добиться куда более впечатляющих результатов, но все, конечно, зависит
от того, чего вы сами хотите.
Ведьм учат, что магия обладает контагиозной природой, и то, что вы сделаете с
материальным объектом, бывшим некогда частью человеческого организма или
находившимся с ним в тесном контакте и поглотившим его ауру, может оказать
некоторое воздействие на указанную персону, причем даже на расстоянии. Ведьмы
называют это установлением связи.
Они также полагают, что можно установить ментальную связь безо всякого
материального объекта; но, как говорит Киплинг, это уже совсем другая история.
Приведу цитату из «Элементарной радиэстезии»
Ф.Э. Арчдейла (стр. 29):
«Медицинская радиэстезия основывается на том, что маятник выдает над здоровым
органом одну реакцию, и совершенно противоположную — над больным, а это уже,
можно сказать, диагноз. <...> Другие специалисты используют образцы — мочу, кровь,
слюну и т.д., взятые у пациента и позволяющие им ставить диагнозу себя дома».
Стр. 35: «Существуют инструменты радионической диагностики <... > для которых
нужны «образцы пациента» — капля крови, прядка волос. <...> Полный и тщательный
диагноз или анализ требует от трех до четырех часов полной концентрации; за это время
производится подбор физических методов лечения посредством отыскания комбинации
лекарственных препаратов и растительных средств, подходящих к определенному
врачом состоянию пациента».
Радиэстезия, таким образом, вышла на уровень научного инструментария. Я,
разумеется, не могу верифицировать все эти притязания, но у меня действительно взяли
образец крови, а затем прописали лекарства, которые значительно улучшили мое
состояние. Я все еще лечусь, и первоначальный образец все еще работает; при этом пока
он был в Лондоне, а я — в Южной Африке, лечение все равно прекрасно помогало.
Многие другие люди разделяют мои впечатления.
Странно, что медикам приходится верить в наличие связи между взятым у меня
полгода назад анализом крови, до сих пор показывающим все изменения, происходящие у
меня в организме и самим организмом — если только у них не было ранее полученных и
достаточно веских доказательств возможности такого рода явлений. Мне говорили, что
радиэстезию широко используют ветеринарные врачи, ввиду того что животные не могут
рассказать им о своих симптомах или ответить на задаваемые вопросы.
Я вовсе не утверждаю, что все говоримое о радиэстезии — чистая правда; все, что
мне известно — это что мне она принесла пользу. Мне просто кажется весьма
любопытным, что в течение тысяч лет ведьмы благополучно верили, будто между
организмом и отделенной его частью сохраняется связь, благодаря которой возможно
магическое воздействие на него, и современные медики сейчас склоняются к тому же.
Ведьмы верят и в существование других типов связи — если им не удается добыть
отделенную частичку тела, то приходится устанавливать ментальный контакт, при
котором вся работа происходит исключительно в уме, и на эффективность ее это никак не
влияет.
Меня чрезвычайно заинтересовала теория мистера Пеннеторна Хьюза (см. стр. 23
его книги), гласящая, что магию разработали жрецы Древнего Египта и что одна из ветвей
их знания со временем пришла в Европу, став Ведовством, в то время как другая — в
Западную Африку, а оттуда в Америку, где из нее получилось Вуду. Я помню, что Фрезер
и другие уже упоминали сходство между африканскими культами божественного царя и
египетскими мифами, и я сам уже подмечал параллели между некоторыми практиками
Вуду и европейским Ведовством. Однако кажется мне, что доказательство теории мистера
Хьюза скрыто в Западной Африке. Если ведьмы или шаманы там действительно обладали
знанием, они вполне могли перенести его в Америку.
Итак, зимою 1952 года и затем снова в 1953 году я отправился на Золотой Берег и в
Нигерию. Проникнуть в магические круги где бы то ни было всегда очень трудно. В
первый год удача мне не улыбнулась. Но после того, как я прочитал достаточно
неопределенную лекцию по ведовству в январе 1954 года в Аккре, что на Золотом Берегу,
и не где-нибудь, а в здании Христианской молодежной ассоциации (YM.C.A), а за лекцией
последовал короткий разговор по телеграфу, информация начала просачиваться, и теперь я
могу сказать, что видел, как работает магия Западной Африки.
Конечно, я прекрасно понимаю, что всех своих тайн они мне не раскрыли. По тому,
что я видел, можно заключить, что у них и у ведьм действительно есть две общие
процедуры для обретения силы, но процедуры эти, судя по всему, имеют хождение во
всем мире.
важных событий стоит человеческий разум или разумы и что можно установить
связь с разумами других (будь то люди или животные), а значит, и влиять на них,
используя для этого средства, которые я могу описать лишь как гипнотизм большого
радиуса действия — а его результаты зависят от количества разбуженной и вложенной
силы, от мастерства управляющих ею, от восприимчивости или, наоборот, от
осознанности человека «на другом конце провода», и от того, сопротивляется ли он идее,
которую внедряют в его разум, или нет. И даже если в ход пущено некое сильное
противостоящее влияние, разум реципиента все равно может испытать воздействие.
Возможно также и влиять на человеческие умы в массовом порядке ради
достижения частных целей. Джон Уэсли, Гладстон и Гитлер — все занимались этим в
весьма крупных масштабах. Никому из них не удалось, конечно, поменять сознание всех, с
кем они вступали в контакт; но влияния их, тем не менее, хватило, чтобы изменить ход
мировой истории, и сделано это было не путем рассуждений и дискуссий. Они просто
вкладывали идеи людям в головы и утрамбовывали до полного усвоения.
Все политики делают это, или, по крайней мере, пытаются.
Ведьмы используют для того же совершенно другую технику. Далеко не все их
операции, разумеется, увенчиваются успехом, и мне трудно было бы сказать в точности,
какой процент их удач объясняется благоприятным случаем; но процент этот, судя по
всему, примечательно велик. Можно сказать: «Это же очень просто: либо они преуспели,
либо нет, так что шансы на успех у них пятьдесят процентов». В точности как в поговорке:
«Брось сто монеток по пенни в воздух и пятьдесят из них упадут решкой, а пятьдесят —
орлом». Но не все на самом деле так просто.
Ведьмы согласны с исследователями психических явлений: дабы сотворить магию,
нужно привести себя состояние безумия; чем более интенсивны будут твои чувства, тем
больше шансов на успех. Невозможно заставить требуемое количество людей заниматься
этим просто шутки ради, либо оно должно получиться естественным образом; вероятность
неудачи в таком случае будет процентов восемьдесят-девяносто.
Мне говорили: «Если у тебя достаточно силы воли, ты сможешь заставить нужное
случиться, не прибегая ни к какому колдовству» или цитировали Наполеона с его «Нет во
французском языке такого слова — «невозможно»». Но, как ответила на подобную
сентенцию одна ведьма: «На самом деле Наполеон сказал это по-корсикански — когда мы
вложили ему в голову, что пересечь Ла-Манш невозможно».
Мне довелось видеть вещи, о которых воспрещено говорить, а суеверен я оттого, что
знаю, как работают ведьмовские силы. Нетрудно понять, куда могут завести такие
суеверия, и я знаю, что надо мной за это будут смеяться. Я это переживу.
Как я уже говорил раньше, работа антрополога состоит в том, чтобы выяснять, что
люди делают и во что они верят, а не как у моралиста — изрекать, что им следует делать и
во что верить. Он может делать свои собственные выводы и выдвигать любые теории, при
условии, что достаточно ясно даст понять: это всего лишь его собственные теории, а вовсе
не доказанные факты.
Я уже рассказывал вам, как ведьмы совершали некие ритуалы и верили потом, что
им удалось повлиять на разумы людей, ведших к английским берегам военные корабли.
Все это — моя личная теория, причем, вероятно, основанная на предрассудках и
суевериях, но я все равно думаю, что они вполне могли провести те же самые ритуалы,
чтобы повлиять на разум тех, в чьих руках находится кнопка от водородной бомбы.
Сказав все, что мне дозволено было сказать, я ныне должен закончить. Я надеюсь,
что книга эта будет интересна тебе, читатель, и, как говорят ведьмы друг другу, —
«
БУДЬ БЛАГОСЛОВЕН!
7 Ведовство сегодня

Книгиу использовавшиеся для работы и упоминаемые в тексте


Archdale, A. Elementary Radiesthesia. Опубликовано автором,
3 Wingate Road, Southbourne, Bournemouth.
Anwood, A.J. Suggestive Inquiry into the Hermetic Mysteries.
Watkins, 1920.
Brend, William. Sacrifice to Attis. Heinemann, 1936.
Burne, Charlotte. Shropshire Folk Lore. Trubner, London, 1883. Из собрания Дж.Ф.
Джексона.
Caesar, J. De Bello Gallico. Penguin, 1951.
Casteret, Norbert. Ten Years Under the Earth. Penguin, 1952. Davies, Reginald Trevor.
Four Centuries of Witch Beliefs. Methuen, 1947.
Eschenbach, Walfram Von. Parzifal. Trans. Jessie Weston, 1890. Euripides. Bacchae.
Trans. Lucas. Bowes & Bowes, 1930.
Evans, Sebastian. The High History of the Holy Grail. Trans, from French. Everyman,
1910.
Gardner, Gerald — C„. “Scire”.
Goethe, J.W Von. The Tragedy of Faust. Trans. Coxwell. Daniel, 1932.
Graves, Robert. Seven Days in Crete. Cassell, 1949.
Guest, Lady Charlotte (trans.). The Mahinogion. Everyman,
1906.
Hole, Christine. Witchcraft in England. 111. Mervyn Peake. Batsford, 1945.
Hughes, Pennethorne. Witchcraft. Longmans, 1952.
Huxley, Aldous. The Devils of Loudun. Chatto & Windus, 1952. Iamblichus of Chalcis.
Theurgia, or the Egyptian Mysteries. Trans. Wilder. Metaphysical Publishing Co., New York,
1911.
The Key of Salomon the King (Clavicula Salomonis). Ed. S.L. MacGregor Mathers.
Redway, 1889.
Konig, [Emil]. Ausgeburten der Menschenwahns [im Spiegel der Hexenprozesse und
Autodafes].
Lea, H.C. A History of the Inquisition of Spain. Vol. III.
Macmillan, New York, 1906—1907.
Lucan, M.A. Pharsalia. Trans. Ridley. Longman, 1905.
Malleus Maleficarum (The Hammer of the Witches) — C„. Summers, M.
Marlowe, Christopher. Doctor Faustus. In Plays. O.U.P, 1939. Milton, John. Il Penseroso.
In Poetical Works. O.U.P, 1938. Murray, Margaret. The Witch Cult in Western Europe.
Clarendon Press, 1921.
Murray, Margaret. Egyptian Poems. Stockwell, 1926.
Murray, Margaret. The God of Witches. Sampson Low, 1931 and Faber & Faber, 1952.
Plato. Dialogues. Trans. Jowett. O.U.P, 1953.
Plutarch Synus. In Lives, Vol. VI. York Library, 1904.
Regardie, Israel (ed.). Rituals of the Order of the Golden Dawn. Опубликовано частным
образом в Чикаго ок. 1930 г.
“Scire” (Gerald Gardner). High Magic's Aid. Atlantis Bookshop, 1949.
“Scire” (Gerald Gardner). A Goddess Arrives. Stockwell, 1948. “Scire” (Gerald Gardner).
Keris and Other Malayan Weapons. Progressive Publishing Co., Singapore, 1936.
Shakespeare, Ж Midsummer Night's Dream. Ed. Aldred. Macmillan, 1935.
Spence, Lewis. Occult Encyclopaaedia. Routledge, 1920. Stobaeus. Ede Anima ae
Demona. Trans, and ed. by Warburton. Summers, Montague. History of Witchcraft and
Demonology. Kegan Paul, 1926.
Summers, Montague. Malleus Maleficarum. Trans, and ed. by M. Summers. Puskin Press,
c. 1947.
Tacitus, C. Germania, XXIX. In Works. Trans. Murphy. Jones, 1832.
Ward, J.S.M. Who Was Hiram Abiff ? Baskerville Press, 1925. Zohar. Kabbala Denudata.
Trans. S.L. MacGregor Mathers. Redway, 1887.
Брошюры, статьи и прочее
Carus, Paul. “Flistory of the Devil”. Архивы Международной ассоциации
фольклористов, Чикаго, без даты.
Crain, David. “The Dungeon of St. Germains”. Статья в сборнике Isle of Man Natural
History and Antiquarian Society Proceedings, 1948.
Cubbon, W Christian. Статьи в сборнике Isle of Man Natural History and Antiquarian
Society Proceedings, 1927,1935,1946.
Pope Innocent IV Bull Elsi Animarum, 1254.
Pope John XXII. Twenty Two Roman Letters. Bulls of 1318—1320.
Macchioro, Professor Vittorio. “The Villa of the Mysteries”. Статья опубликована в
переводе на английский язык Richter & Со., Naples, без даты.
Murray, Margaret. Статья в журнале Folk Lore, Vol. LXIII, December 1952.
Runeberg, Arne. “Witches, Demons and Fertility Magic”. Commenationes humanarum
literarum. Helsingfors, 1947, Vol. 14, No. 4.
Soldan, WG. “Geschichte der Hexenprocesse”. Stuttgart und Tubingen, 1843.
“The Witch-Burning at Clonmel”. Folk Lore, Vol. VI, 1895.
Рукописи
Book of the Dun Cow. Facsim. in Gaelic. Royal Irish Academy,
1870.
The Sities Partidas of Castille. C. 1260, Madrid.
Bishop Wilson. Notebook. Isle of Man, Castle Rushem papers. Chronicle of Cyprus:
Machirous. C. 1400, Cyprus.
Inquisition de Tolado. Leg. 138. Archivob Hist. Nacional, Madrid.
Merlin. Paris, Bibliotheque Nationale 337.
Chronique sur le culte de Saint-Denis. Ed. C. Albin. V Retaux, Paris, 1902.
ГАРДНЕРИАНСКАЯ КНИГА ТЕНЕЙ
ОЧЕРЧИВАНИЕ КРУГА
(1949)
Круг удобнее всего чертить мелом, краской или тому подобным способом, дабы
видно было, где он находится; можно использовать также и отметки на ковре. Чтобы
обозначить его границы, можно расставить соответствующим образом мебель.
Единственное, что действительно имеет значение, — это чтобы круг был очерчен перед
каждой церемонией с помощью должным образом освященного магического меча либо
атама.
В диаметре круг обычно насчитывает девять футов, если только у него нет какого-
либо специального назначения. Вокруг главного круга чертятся два внешних, каждый в
шести дюймах от границы предыдущего, так чтобы диаметр самого большого составил
одиннадцать футов.
[1] Выбрав подходящее во всех отношениях место, возьми серп, или скимитар44
Искусства, или ведовской атам, если дозволено тебе владеть таковым, и вонзи его в центр;
затем возьми шнур (хорошо для этого использовать ритуальный шнур), навяжи петлей на
оружие, оставив длину четыре с половиной фута, и очерти окружность либо при помощи
меча, либо ножа с черной рукоятью, а не то мало от него будет пользы, но непременно
оставь открытым проем, смотрящий на Север. Начертай все три круга, один в другом, и
напиши между ними имена силы.
[2] Итак, начертай сперва круг магическим мечом или атамом.
[3] Освяти соль и воду. Прикоснись к воде атамом, говоря так: «Заклинаю тебя,
о, порождение Воды! Отринь от себя все примеси и всю нечистоту Духов Мира Иллюзий,
дабы не могли они причинить мне вреда, во имя Арадии и Кернунна!»
[4] Коснувшись соли атамом, произнеси: «Благословение Арадии и Кернунна да
пребудет с этим порождением Соли,
и все пагубы и препятствия да бегут из него, и да войдет заместо них все благое, ибо
не живет человек без тебя, и потому благословляю тебя и призываю тебя, дабы могло ты
помочь мне».
[5] Затем положи соль в воду.
[6] Окропи кругом заклятой водой.
[у] Зажги свечи, говоря: «Заклинаю тебя, о, порождение Огня: да отступят от тебя
все и всяческие иллюзии, и да не смогут они причинить вреда или обмана во имя Арадии и
Кернунна».
[8] Предостереги новопосвященных (если таковые присутствуют); предупреди
44 Скимитар — сабля с лезвием, заточенным с вогнутой стороны. — Здесь и далее примечания
переводчика, если не указано иное.
спутников; войди в круг и затвори проем тремя пентаграммами.
[9] Объяви цель работы.
[ю] Обойди круг три раза или более, прежде чем приступать к работе.
[н] Вызывание: «Я вызываю, пробуждаю и призываю вас, о, вы, Могущественные
Востока, Юга, Запада и Севера». Приветствуй их и начертай пантакль магическим мечом
или атамом, первую линию проведя сверху и налево книзу45.
НИЗВЕДЕНИЕ ЛУНЫ
(1949)
Верховная Жрица становится перед алтарем, принимает позу Богини (со
скрещенными на груди руками) *. Маг преклоняет перед нею колени и чертит пантакль на
ее теле с помощью жезла с фаллическим навершием, призывая так:
«Я призываю и молю тебя, о, могущественная Мать всей жизни и плодородия.
Семенем, корнем и стеблем, почкой, листом, цветком и плодом, жизнью и любовью
призываю я тебя снизойти в тело твоей слуги и Верховной Жрицы [назвать имя]1 2».
Когда Луна будет низведена, то есть установится связь, Маг и прочие мужчины
даруют пятикратный поцелуй, говоря так:
(целуя стопы) «Благословенны да будут твои стопы, приведшие тебя на пути эти».
(целуя колени) «Благословенны да будут твои колени, что преклонятся у священного
алтаря».
(целуя лоно) «Благословенно да будет твое лоно, без которого не было бы нас».
(целуя груди) «Благословенны да будут груди твои, прекрасные и сильные».
(целуя в губы) «Благословенны да будут уста твои, что произнесут священные
имена».
Женщины же кланяются.
Если должно состояться посвящение, то после этого Маг и Верховная Жрица,
стоящая в позе Богини (со скрещенными руками) произносят Напутствие. Соискатель в
это время стоит за пределами круга.
НАПУТСТВИЕ: «ДА ПОДНИМЕТСЯ ПОКРОВ
(1949)
Маг: «Внемли словам Великой Матери, что издревле звалась меж людьми также
Артемидой, Астартой, Дионой, Мелюзиной, Афродитой, Керридвен, Дианой, Арианрод,
Брайд и многими другими именами».
Верховная Жрица: «Пред моими алтарями юноши Лакедемона, что в Спарте,
приносили должные жертвы. Когда бы ни испытали вы в чем-то нужду, единожды в
месяц, и лучше на полной луне, собирайтесь в некоем тайном месте и поклоняйтесь духу
моему, ибо я — Владычица всего колдовства и магии. Там собирайтесь вы, с радостью
готовые изучить все колдовство, но не заслужившие еще его глубочайших тайн. Вам
преподам я то, что доселе неведомо. И будете вы свободны от рабства, и в знак свободы
своей будьте нагими в обрядах ваших, мужчины и равно женщины, танцуйте, пойте,
пируйте, творите музыку и любовь, и все это — во славу мою. Есть дверь тайная, которую
я сотворила46, дабы могли вы вкусить еще на земле эликсир бессмертия. Ибо сказано: «Да
будет экстаз для меня, и радость земная вовеки — ко мне, Ко Мне»47. Ибо я — благая
богиня; Я дарую немыслимые радости на земле: уверенность — а не веру — при жизни!
А по смерти — покой несказанный, отдохновение и блаженство; и я не требую
взамен никаких жертв»3.
Маг: «Услышьте слова Звездной Богини».
Верховная Жрица: «Я люблю тебя! Я тебя жажду! Бледная иль воспылавшая,

45 Обычно позой Богини называется поза пантакля: ноги — на ширине плеч, руки раскинуты в
стороны. Поза Бога (она же поза Осириса) — стоя со скрещенными на груди руками.
46 Парафраз из «Книги Закона», Ш:з 8: «Есть тайная дверь, которую я сотворю, чтобы проложить тебе
путь во все стороны света...».
47 Парафраз из «Книги Закона», Е 53: «Но для тебя — экстаз и радость земная: вовеки “Ко мне! Ко
мне!”».
47 Всегда старайся разузнать о человеке всю подноготную. Если ты скажешь слегка занедужившему:
«Ты выглядишь лучше Скоро ты поправишься», — то он и будет чувствовать себя лучше, но если он
серьезно захворает, то в будущем не станет доверять твоим словам. Однако если ты дашь ему лекарство и
скажешь: «Боль уменьшается. Скоро она уйдет совсем», — а она
сокрытая иль сладострастная, я, в коей всё наслажденье, и царственный пурпур, и
сокровенное опьяне- нье, желаю тебя. Облекись крыльями и пробуди в себе величие,
свитое кольцами. Приди ко мне48, ибо я — пламя, горящее в сердце каждого
человека и в ядре каждой Звезды49.
Пусть же твое сокровенное божественное Я растворится в неизменном экстазе
бесконечной радости. Да исполняются ритуалы, как подобает, с радостью и красотой!50
Помни, что все акты любви и наслаждения суть мои ритуалы. Посему да пребудут в вас
красота и сила, переливный смех и сладостная истома, мощь и пламя 4. И если говоришь
ты: «Я шел к тебе, но вотще»51, да будет лучше сказано: «Я взывал к тебе и терпеливо
ждал, но ты была со мной от начала»52, ибо те, кто желал меня, обретут меня в завершенье
своих желаний7».
Это превыше всех обрядов должно исполнять для подготовки к любому
посвящению, будь то в одну степень, или во все три.
ПОСВЯТИТЕЛЬНЫЕ РИТУАЛЫ
ПЕРВАЯ СТЕПЕНЬ
(1949)1
Маг выходит из круга через оставленный открытым проем, подходит к
соискательнице и говорит:
«Поскольку нет здесь иного брата, я должен стать твоим поручителем, оставаясь
притом жрецом. Я дам тебе предостережение, и если ты тверда в намерении своем, ответь
на него такими словами: “Совершенная Любовь и Совершенная Вера”».
Приставив меч острием к груди соискательницы, он продолжает:
«О, ты, кто стоит сейчас на пороге меж исполненным блаженств миром людей и
владениями Ужасных Владык Внешних Пространств! Достанет ли у тебя мужества пройти
испытание? Ибо истинно говорю тебе, было бы лучше броситься на меч мой и погибнуть в
муках, чем приступить к сему со страхом в сердце».
Соискательница:
«Есть у меня два пароля: Совершенная Любовь и Совершенная Вера».
Маг опускает острие меча, говоря:
«Все, кто приступают с совершенной любовью и совершенной верой, вдвойне
званы!»
Обойдя соискательницу сзади, он завязывает ей глаза и затем, обняв левой рукой за
талию, а правой — за шею, откидывает ей голову назад со словами:
«Дам я тебе третий пароль, поцелуй, дабы прошла ты чрез эту дверь ужаса».
Далее, толкая ее всем своим телом перед собой, он вводит ее через проем в круг. Там
он отпускает ее со словами:
«Этим путем все впервые попадают в круг».
Маг закрывает проем, трижды проводя поперек него острием меча и соединяя все
три окружности. При этом он произносит:
1 Это так называемый Текст А, или первая редакция посвятительных ритуалов
Викки. Здесь они представлены в том виде, в каком их практиковали в нью-форестском
ковене (где прошел посвящение Гарднер), но с дополнениями и изменениями, внесенными
лично Гарднером.
«Агилеа, Азот, Адонаи1», — и затем запечатывает круг, начертав три пантакля.
Маг ведет соискательницу к югу от алтаря и шепчет ей:
«Теперь же приготовься к испытанию».
Взяв с алтаря короткий отрезок шнура, он обвязывает его вокруг правой лодыжки

48 От начала речи Жрицы и до этих слов — прямая цитата из «Книги Закона», I:6i.
49 Со слов «...я — пламя...» — цитата из Книги Закона, 11:6 (где эти слова говорятся от лица Бога, а не
Богини).
50 Цитата из «Книги Закона», IL35.
51 Парафраз из «Книги Сердца, обвитого Змеем» («Liber 65»), IL59:
«Я взывал к Тебе и шел к Тебе, но все вотще».
52 Парафраз из «Liber 65», IL59-60): «Я терпеливо ждал, но Ты был со мной от начала».
соискательницы со словами:
«Ноги не связаны, но и не свободны».
Взяв более длинный отрезок шнура, он связывает ей руки за спиной, затем
подтягивает их вверх, к пояснице, так что локти образуют треугольник, и завязывает шнур
вокруг шеи, оставляя свободный конец свисать спереди. Держа за конец шнура левой
рукой и с мечом в правой Маг ведет соискательницу посолонь по периметру круга к
востоку, где воздевает меч и объявляет:
«Внемлите, Владыки Сторожевых Башен Востока: (имярек), должным образом
подготовленная, будет сделана Жрицей и Ведьмой».
Точно так же он ведет ее к югу, западу и северу, произнося соответствующее
воззвание в каждой четверти круга. Далее, держа левой рукой соискательницу за талию, а
правой — меч острием вверх, он еще трижды проводит ее по периметру круга в
полутанце-полубеге. Остановив ее к югу от алтаря, он одиннадцать раз ударяет в колокол,
а затем преклоняет перед ней колени, говоря:
«В иных религиях соискатель преклоняет колена, жрецам же принадлежит
верховная власть, но в Искусстве магическом нас учат смирению, и преклоняем мы
колена, приветствуя их, и говорим:
“Благословенны да будут твои стопы, приведшие тебя на пути эти” (целует ее
стопы).
1 Слово AGLA представляет собой нотарикон выражения «Ateh Gibor Le-Olahm
Adonai» («Ты вовеки могуч, о Господи!»), в связи с чем некоторые практики произносят
это имя по буквам («Алеф-Гимел-Ламед-Алеф»), а другие используют те же огласовки,
что и во фразе, из которой оно получено: «агилеа»;
Азот (Azoth) здесь — алхимический термин, образованный из первых и последних
букв греческого, латинского и еврейского алфавитов (А и 2, Алеф и Тав, Альфа и Омега) и
означающий «сущность»; в этом качестве он отождествляется с сефирой Иесод
(Основанием). Слово «Адонаи» на иврите означает «Господь». В иудаистской традиции
оно используется как замещающее имя Бога вместо «непроизносимого» Теграграмматона,
IHVH, но, фактически, его можно рассматривать как универсальный заменитель любого
божественного имени. Соответствует сефире Малкут (Царству).
“Благословенны да будут твои колени, что преклонятся у священного алтаря”
(целует ее колени).
“Благословенно да будет твое лоно, без которого не было бы нас” (целует ее
детородный орган).
“Благословенны да будут груди твои, прекрасные и сильные” (целует ее груди).
“Благословенны да будут уста твои, что произнесут священные имена”» (целует ее в
губы).
После того он снимает с ее тела мерки так: рост, окружность головы, окружность
груди и окружность бедер.
Затем Маг говорит:
«Соблаговоли опуститься на колени», — и помогает соискательнице сделать это.
Он привязывает конец шнура к кольцу в алтаре, так что соискательница вынуждена
сильно согнуться, почти коснувшись головой пола. Далее он связывает ей ноги коротким
шнуром. Трижды ударив в колокол, Маг говорит:
«Готова ли ты поклясться, что всегда останешься верной Искусству?»
Ведьма:
«Я готова».
Маг семикратно ударяет в колокол и говорит:
«Прежде чем поклясться, желаешь ли ты пройти испытание и быть очищенной?»
Ведьма:
«Я желаю».
Маг одиннадцать раз ударяет в колокол, берет с алтаря плеть и наносит ею удары по
ягодицам соискательницы, числом три, семь, девять и двадцать один.
Затем Маг произносит:
«Ты отважно прошла испытание. Будешь ли ты всегда готова помогать, охранять и
защищать своих Братьев и Сестер в Искусстве?»
Ведьма:
«Я готова».
Маг:
«Вооружена ли ты?»
Ведьма:
«Ножом, что в моих волосах».
Маг:
«Поклянешься ли ты на нем хранить абсолютную тайну?»
Ведьма:
«Да».
Маг:
«Тогда повторяй за мной:
Я, (имярек), перед лицом Могущественных, по собственной воле и согласию
торжественнейше клянусь, что вовеки сохраню в тайне и никогда не раскрою секретов
Искусства, кроме как правильному человеку, должным образом подготовленному, и
внутри круга, подобного тому, в котором нахожусь сейчас. Во всем этом я клянусь своей
надеждой на будущую жизнь, памятуя, что мерки с меня сняты и оружие мое да обратится
против меня, если нарушу я эту свою торжественную клятву».
Маг развязывает ей ноги, отвязывает шнур от алтаря, снимает повязку с глаз и
помогает ей встать на ноги.
Маг говорит:
«Ныне осеняю тебя тройным знаком».
И продолжает:
«Посвящаю тебя маслом». (Умащает маслом ее лоно, правую грудь, левую грудь и
снова лоно.)
«Посвящаю тебя вином». (Умащает ее вином в том же порядке.)
«Посвящаю тебя устами своими (целует ее в том же порядке), о, Жрица и Ведьма».
Наконец, Маг развязывает ей руки и снимает последний шнур со словами:
«Ныне представляю тебе рабочие орудия ведьмы. Первое — магический меч. Им,
как и атамом, можешь ты очерчивать все магические круги, повелевать, подчинять и
изгонять всех мятежных духов и демонов и даже увещевать ангелов и гениев.
С ним в руке твоей ты — повелительница круга. (Поцелуй1.)
Далее представляю тебе атам. Се истинное оружие ведьмы, обладающее всеми
силами магического меча. (Поцелуй.)
Далее представляю тебе нож с белой рукоятью. Он служит для изготовления всех
орудий Искусства. Правильно использовать его можно лишь внутри магического круга.
(Поцелуй.)
Далее представляю тебе жезл. Назначение его — вызывать определенных ангелов и
гениев, для которых не годится использовать магический меч, и повелевать ими.
(Поцелуй.)
Далее представляю тебе пантакли. Они нужны для того, чтобы вызывать
определенных духов. (Поцелуй.)
Далее представляю тебе курильницу для благовоний. Ее используют, чтобы
приветствовать и привечать добрых духов и изгонять злых. (Поцелуй.)
Далее представляю тебе плеть. Это знак власти и господства. Она нужна для
причинения страданий и очищения, ибо сказано в писаниях, что ради познания ты должна
страдать и быть очищена. Готова ли ты принять страдание, чтобы познать?»
Ведьма:
«Я готова». (Поцелуй.)
Маг:
«Далее и в последнюю очередь представляю тебе шнуры. Они нужны в Искусстве,
чтобы обвязывать сигилы, то есть материальную основу, и навязывать твою волю. Также
необходимы они при принесении клятвы. Приветствую тебя во имя Арадии и Кернунна,
новопосвященная Жрица и Ведьма!»
Маг семикратно ударяет в колокол и снова целует ведьму, затем обходит с нею круг,
возвещая четырем четвертям:
«Услышьте, Могущественные! (Имярек) ныне посвящена в Жрицы и Ведьмы
Богов».
(Если церемония на этом заканчивается, жрец закрывает круг со словами:
«Благодарю вас, что присутствовали, и отпускаю вас в ваши блаженные обители. Привет
вам и прощайте!»
Если же нет, он переходит к следующей степени.)
ВТОРАЯ СТЕПЕНЬ
Маг связывает ведьму, как для предшествующей степени, но не налагает повязку на
глаза, и, обводя ее по кругу, объявляет в четырех четвертях:
«Услышьте, о, Могущественные: (имярек), должным образом посвященная Ведьма,
ныне подготовлена к тому, чтобы стать Верховной Жрицей и Королевой Ведьм».
Далее Маг трижды обводит ее по кругу в полутанце- полубеге, останавливает к югу
от алтаря, ставит ее на колени и привязывает к алтарю, как в прошлый раз.
Маг:
«Дабы достичь этой высокой степени, необходимо претерпеть страдания и быть
очищенной. Готова ли ты претерпеть, чтобы обрести знание?»
Ведьма:
«Я готова».
Маг:
«Приуготовляю тебя к принятию великой клятвы».
Он трижды ударяет в колокол и снова бичует ее три, семь, девять и двадцать один
раз, как ранее.
Маг:
«Ныне я даю тебе новое имя: _ . (Поцелуй.)
Маг:
«Повторяй же свое новое имя вслед за мной.
Я, (имярек), клянусь лоном моей матери и моей честью среди людей и среди Братьев
и Сестер по Искусству, что я никогда и никому не открою ни единой из тайн Искусства, за
исключением человека достойного, должным образом подготовленного, и в центре
магического круга, подобного тому, в котором я нахожусь сейчас. В том я клянусь своей
надеждой на спасение, моими прошлыми жизнями и надеждою на будущие, что грядут, и
обрекаю я себя на полное уничтожение, если только нарушу эту торжественную клятву».
Маг преклоняет колени, помещая левую ладонь под ее колени, а правую ей же на
голову, образуя таким образом магическую связь.
Маг:
«Сим всю мою силу я отдаю тебе».
Так и делает.
Маг развязывает посвящаемой ноги, отвязывает шнур от алтаря и помогает Ведьме
подняться на ноги.
Маг:
«Сим я осеняю и посвящаю тебя Великим Магическим Знаком. Запомни, как он
совершается, и впредь ты всегда признаешь его.
Я посвящаю тебя маслом. (Умащает маслом ее лоно, правую грудь, левое бедро,
правое бедро, левую грудь и снова лоно, очерчивая таким образом перевернутый
пантакль.)
Я посвящаю тебя вином. (Умащает ее вином в том же порядке.)
Я посвящаю тебя моими устами. (Целует ее в том же порядке.) О, Верховная Жрица
и Королева Ведьм».
Маг развязывает ей руки и снимает шнур со словами:
«Новопосвященная Верховная Жрица и Королева Ведьм (поцелуй), ныне применишь
ты рабочие орудия, каждое в свой черед.
Первое — магический меч; им ты начертаешь магический круг. (Поцелуй.)
Второе — атам. (Очерчивает круг.) (Поцелуй.)
Третье — нож с белой рукоятью. (Применяет по назначению.) (Поцелуй.)
Четвертое — жезл. (Взмахивает по четырем четвертям.) (Поцелуй.)
Пятое — пантакль. (Демонстрирует четырем четвертям.) (Поцелуй.)
Шестое — курильница для благовоний. (Обходит по кругу, воскуряя.) (Поцелуй.)
Седьмые же — шнуры; свяжи меня, как я связывал тебя».
Ведьма связывает Мага и привязывает его к алтарю.
Маг:
«Узнай же, что в ведовстве все должна ты возвращать троекратно. Как я бичевал
тебя, так и ты бичуй меня, но втрое. Где получила ты три бичевания, возврати девять; где
получила семь — возврати двадцать одно; где получила девять — возврати двадцать семь;
где получила двадцать одно — возврати шестьдесят три».
Ведьма бичует мага согласно наставлениям; всего сто двадцать ударов в сумме.
Маг:
«Ты повиновалась Закону. Но запомни как следует: получив добро, ты равно будешь
обязана воздать добром же троекратно».
Ведьма развязывает мага и помогает ему подняться. Маг, одной рукой держа за руку
ведьму, а другой воздевая атам, еще раз обходит круг, объявляя четырем четвертям:
«Услышьте, о, Могущественные: (имярек) была должным образом посвящена в
Верховные Жрицы и Королевы Ведьм».
(Если церемония на этом заканчивается, жрец закрывает круг со словами: «Привет
вам и прощайте!» Если же нет, он переходит к следующей степени.)
ТРЕТЬЯ СТЕПЕНЬ
Маг:
«Прежде чем приступим мы к этой высокой степени, должен я просить очищения из
рук твоих».
Верховная Жрица связывает Мага и привязывает к алтарю. Она трижды обходит
круг и бичует Мага, нанося ему три, семь, девять и двадцать один удар. Затем она
развязывает его и помогает подняться.
Затем Маг связывает Верховную Жрицу и привязывает ее к алтарю. Он обходит
круг, возглашая в четырех четвертях:
«Услышьте, о, Могущественные: дважды посвященная и Святая (имярек), Верховная
Жрица и Королева Ведьм, должным образом подготовлена и намерена ныне воздвигнуть
Священный Алтарь».
Маг бичует Верховную Жрицу, нанося ей три, семь, девять и двадцать один удар.
После этого можно провести церемонию печенья и вина (см. далее).
Маг:
«Теперь я должен открыть тебе великую Тайну».
Примечание: если Верховная Жрица уже исполняла ранее это обряд, эти слова
следует опустить.
Верховная Жрица принимает позу Осириса.
Маг:
«Помоги мне воздвигнуть древний Алтарь, у которого во дни минувшие все
совершали поклонение, Великий Алтарь всего сущего. Ибо во дни минувшие женщина
была Алтарем. Так делался он и так размещался:
(Жрица ложится навзничь таким образом, чтобы ее лоно оказалось приблизительно в
центре круга.)
... и священное место было в точке, что в центре круга, ибо нас в прежние времена
учили, что точка в центре круга есть источник всего сущего. И потому следует нам
почитать ее. (Поцелуй.)
И потому ту, которой поклоняемся мы, мы также и призываем, властью воздетого
копья53».
Маг призывает:
«О, Круг Звезд (поцелуй), коему Отец наш — только младший брат (поцелуй); о
немыслимое чудо, душа бесконечного пространства! Пред тобой посрамлено время, и
смущается разум, и понимание меркнет; не постичь нам тебя, пока ты не отразишься в
любви». (Поцелуй.)
А посему семенем, корнем и стеблем, почкой, листом, цветком и плодом — мы
призываем Тебя54, о, Царица пространства, о, роса света, о, непрерывная в небе 3 (поцелуй).
Люди пусть говорят о тебе не как о Единой, а как о той, кого нет; пусть и вовсе молчат о
тебе, ибо ты непрерывна4, ибо ты есть точка внутри круга (поцелуй), которой поклоняемся
мы (поцелуй), источник жизни, без которого нас бы не было (поцелуй). Сим истинно
воздвигнуты Святые Два Столпа, Воаз и Иахин (целует ее груди). В красоте и силе
воздвигнуты они на удивление и во славу всем».
(Следует восьмикратный поцелуй. Три точки: уста, груди и обратно к устам; затем
пять точек.)
О, тайное тайных, сокрытое в сути всего живого! Не Тебе поклоняемся, ибо
тот, кто поклоняется Тебе, — тоже Ты. Ты есть То, а То есть Я. (Поцелуй.)
Я — пламя, горящее в сердце каждого человека и в ядре каждой звезды.
Я — Жизнь и податель Жизни, а посему познавший меня знает смерть55.
Я единый, Владыка внутри нас, чье имя — Тайное Тайных (Поцелуй.)
Отвори путь разума меж нами. Ибо таковы воистину пять углов братства (справа
появляется освещенная диаграмма, на которой изображен треугольник вершиной вверх,
помещенный над пантаклем, — это символ третьей степени): стопы — к стопам, колени к
коленам, чресла к чреслам, грудь к груди, руки обнимают спину, уста к устам , великими и
святыми именами Абракадабра, Арадия и Кернунн».
Маг и Верховная Жрица: «Укрепи сердца наши! Да насытит Твой свет нашу кровь,
наполняя нас Воскресением56, ибо нет части тела моего, что не была бы частью Богов3».
(Обмениваются Именами.)57
Закрывая круг, Верховная Жрица обходит его, объявляя:
«Дважды посвященная Верховная Жрица приветствует вас, о Могущественные, и
отпускает в блаженные обители ваши. Привет вам и прощайте!»
В каждой четверти она чертит изгоняющую пентаграмму.
ЦЕРЕМОНИЯ ПЕЧЕНИЙ И ВИНА
(‘949)
Маг преклоняет колени, наполняет Чашу, подносит ее Ведьме. (Ведьма сидит на
алтаре с атамом в руках; Жрец стоит перед ней на коленях, высоко поднимая чашу.)
Ведьма, держа атам меж ладоней, погружает его острием в чашу
Маг:
«Как атам есть мужчина, так и чаша — женщина; в единении несут они
благословение».
Ведьма откладывает атам в сторону, берет чашу, отпивает и дает отпить Жрецу. Маг
протягивает Ведьме дискос, та благословляет его при помощи атама, вкушает и дает ему
вкусить. Говорят, что в стародавние времена чаще использовали мед или эль, а не вино.
Говорят также, что можно использовать как спиртной напиток, так и любой другой, лишь
бы в нем была жизнь.
РИТУАЛЫ САББАТОВ
(1949)
КАНУН НОЯБРЯ
Шагом или в медленном танце Маг ведет Верховную Жрицу; они несут жезл с
53 Ср. реплику Жреца из «Гностической мессы», IV: «О ты, кому мы поклоняемся! Призываем тебя
властью воздетого Копья!»
54 От начала призывания и до этих слов — цитата из «Гностической мессы», IV.
55От начала речи и до этих слов — цитата из «Гностической мессы», IV Последние две реплики взяты
из «Книги Закона», 11:6.
56 Цитата из «Гностической мессы», IV
57 По всей видимости, имеется в виду так называемый Великий Ритуал, или священный половой акт
между Магом (Верховным Жрецом) и Ведьмой (Верховной Жрицей). В символической форме он
представляется погружением атама в чашу с вином.
фаллическим навершием или метлу, остальные участники — факелы или свечи.
Ведьма поет или читает речитативом:
«Еко, еко, Azarak Eko, eko, Zomelak Bazabi lacha bachabe Lamac cahi achababe
Karrellyos Lamac lamac Bachalyas cabahagy sabalyos Baryolos Lagoz atha cabyolas Samahac
atha famolas Hurrahya!58»
Образуется круг.
Верховная Жрица принимает позу Богини.
Маг дарует ей пятикратный поцелуй и принимает бичевание.
Все проходят очищение (то есть их связывают и бичуют сорока ударами, как в
ритуале посвящения).
Маг принимает позу Бога.
Верховная Жрица призывает с помощью атама:
«О, Ужасный Повелитель теней! Ты — бог жизни и податель жизни! И все же
познавший тебя знает смерть2. Широко отвори, молю тебя, твои врата, чрез которые всем
предстоит пройти.
Дозволь нашим любимым, ушедшим раньше нас, возвратиться в эту ночь и
возвеселиться с нами. Когда же наше время придет, как должно ему, — о, ты, утешитель,
умягчитель, податель отдохновения и мира! — да войдем мы в царство твое с радостью и
без страха, ибо знаем мы, что, отдохнув и набравшись сил среди тех, кого мы любили,
родимся мы снова милостью твоей и милостью Великой Матери. И пусть родимся мы в
том же месте и в то же время, что и наши возлюбленные, и дай нам встретиться, и узнать,
и снова любить друг друга. Снизойди, молим тебя, на твоего слугу и жреца (имярек)».
Верховная Жрица дарует пятикратный поцелуй Магу.
Далее следует посвящение по мере необходимости; все прочие проходят очищение.
(Примечание: пары могут очистить друг друга, если на то будет их желание.)
Церемония печений и вина.
Великий Ритуал, по возможности, в символической или истинной форме.
Отпустить [стражей, закрыть магический круг; участники после этого остаются,
чтобы] пировать и плясать.
КАНУН ФЕВРАЛЯ
После обычного открытия все проходят двойное очищение [то есть восьмьюдесятью
ударами].
Верховная Жрица пляшет за пределами круга по его периметру; на поясе ее —
ножны, в правой руке — обнаженный меч, в левой — фаллический жезл.
Затем она входит в круг.
Маг принимает позу Бога.
Верховная Жрица дарует ему пятикратный поцелуй и призывает:
«О, Ужасный Владыка смерти и воскресения, жизнь и податель жизни, сокровенный
Владыка внутри нас, чье имя — тайное тайных! Укрепи сердца наши. Да насытит Твой
свет нашу кровь, наполняя нас Воскресением, ибо нет части тела моего,
что не была бы частью Богов. Снизойди, молим тебя, на этого твоего слугу и Жреца

58 Данный текст, предположительно, может иметь два источника. Первая строка, очевидно,
восходит к статье Дж.Ф.Ч. Фуллера «Черные Искусства», опубликованной в 1921 году в журнале «Форма»,
где песнопение выглядело так:
Eko! Eko! Azarak! Eko! Eko! Zomelak!
Zod-ru-kod e Zod-ru-koo Zon-ru-koz e Goo-ru-mu!
Eo! Eo! Oo... Oo... Oo!
Многократное повторение в тексте буквы «зод» напоминает енохианский язык Джона Ди и Эдварда
Келли.
Другой источник—французская пьеса-миракль XIII века «Чудо о Теофиле». В ней колдун Саладин
вызывает дьявола с помощью слов:
Bagahi laca bachahe,
Lamac cahi achabahey Kanrelyos.
Lamac lamec bachalyos,
Cabahagi sabalyos,
Baryolas.
Lagozatha cabyolas,
Samahac etfamyolas,
Harrahya.
(имярек)».
Все должны пройти пред ним очищение через жертву. Затем он очищает Верховную
Жрицу своими руками и прочих, если пожелает.
Следует церемония печений и вина.
Великий Ритуал, по возможности, в символической или истинной форме.
Игры и танцы по желанию участников.
Отпустить [стражей, закрыть магический круг; участники после этого остаются,
чтобы] пировать и плясать.
КАНУН МАЯ
Если возможно, участникам следует ехать верхом на жердях, метлах и т.д.
Верховная Жрица возглавляет процессию, следуя быстрым танцевальным шагом.
Она поет:
Нет, попу не надо об этом знать,
Он ведь это грехом назовет, —
Мы всю ночь бродили по лесу опять,
Чтобы вызвать лета приход.
И теперь мы новость вам принесли:
Урожай будет нынче прекрасен,
Осветило солнце с южной земли И Дуб, и Терновник, и Ясень... К
Следует Танец Встречи [двойной спиральный танец, описанный в книге Дж.
Гарднера «Ведовство сегодня»], если такое возможно.
Формирование круга обычным образом, затем очищение.
1 Строфа из стихотворения Киплинга «Дуб, терновник и ясень» (пер. с англ. Г.
Усовой). Дуб, терновник и ясень — в кельтском фольклоре священные деревья, наиболее
любезные ши, или фейри.
Верховная Жрица принимает позу Богини; все служители даруют ей пятикратный
поцелуй.
Она очищает всех.
Верховная Жрица снова принимает позу Богини.
Маг совершает призывание и низводит Луну:
«Я призываю и молю тебя, о, могущественная Мать нас всех, подательница
плодородия. Семенем, корнем и стеблем, почкой, листом, цветком и плодом, Жизнью и
Любовью призываю я тебя снизойти в тело твоей слуги и Жрицы [назвать имя]».
Маг дарует пятикратный поцелуй Верховной Жрице.
Все должны быть очищены перед нею через жертву; она должна очистить Мага и
некоторых других своими руками.
Следует церемония печений и вина.
Великий Ритуал, по возможности, в символической или истинной форме.
Игры и танцы по желанию участников.
Отпустить [стражей, закрыть магический круг; участники после этого остаются,
чтобы] пировать и плясать.
КАНУН АВГУСТА
Если возможно, участникам следует ехать верхом на жердях, метлах и т.д.
По возможности следует Танец Встречи.
Формируется круг.
Очищение.
Верховная Жрица стоит в позе пантакля.
Маг призывает ее:
«Я призываю и молю тебя, о, могущественная Мать, породившая всех нас, Мать
плодородия! Подай нам плоды и зерно,
овец и рогатый скот, и детей племени нашему, дабы были мы могучи, светлой
любовью твоею, снизойди на слугу твою и Жрицу [назвать имя]».
Маг дарует пятикратный поцелуй Верховной Жрице.
Игра со свечами: мужчины образуют круг и садятся, передавая зажженную свечу из
рук в руки по движению солнца. Женщины встают кругом у них за спиной и пытаются
поверх их плеч задуть свечу. Тот, в чьих руках она погасла, принимает троекратное
очищение от той, что задула ее, и дарует в ответ пятикратный поцелуй. Игра эта может
продолжаться так долго, как будет угодно собравшимся.
Следует церемония печений и вина и любые другие игры по желанию.
Отпустить [стражей, закрыть магический круг; участники после этого остаются,
чтобы] пировать и плясать.
О ПЕСНОПЕНИЯХ
(1953)
В старину было много песен и песнопений, предназначенных специально для
ритуальных танцев. Увы, многие из них уже позабыты ныне, но мы знаем, что ведьмы
тогда кричали «IAU», а это очень похоже на крики «EVO» или «EVOHE» древних
посвященных. Если и так, многое зависело от произношения.
В годы моей юности, когда я слышал «IAU», оно было больше похоже на «AEIOU»
или даже на «AAAEEIOOOOUU». Возможно, это просто естественный способ продлить
звук, чтобы возглас походил на клич, но есть также предположение, что это была
аббревиатура инвокации59, как в случае с «AGLA»2, и истинно говорят, что для этих целей
служит весь еврейский алфавит. Посему слово это произносится как самое
могущественное заклинание; по крайней мере, несомненно то, что крики эти во время
танца производят самое глубокое воздействие, как лично я имел случай заметить.
Другие кличи таковы: «IEHOUA»3 и «ЕНЕ1Е»4; а также «Но Но Но Ise Ise Ise».
«1ЕО VEO VEO VEO VEOV OROV OV OVOVO» может быть заклинанием, но,
скорее всего, это тоже клич. Оно похоже на «EVOE EVOE» греков или на матросское
«Heave ho!»5
«Emen hetan» и «Ab hur, ab hus» похожи на кличи, как и «Horse and hattock, horse and
go, horse and Pellatis, ho, ho, ho!»60
«Thout, tout a tout tout, throughout and about»* 1 and «Rentum tormentum»2 — вероятно,
неправильно произносимые или искаженные древние формулы, или же они могут быть
изобретением некоего злосчастного члена культа, не желавшего под пытками инквизиции
выдать подлинную формулу.
in the Devil’s Name!» («Конь и шапка во имя дьявола!») и «Horse and Hattock, Horse
and go, Horse and Pellatis, Но Но Но!» для того, чтобы полететь на метле. Непереводимое
слово «pellatis», возможно, происходит от латинского «pel- lax» — «соблазн», или же от
шотландского «pelat», являющегося, по версии некоторых исследователей, в свою очередь
искажением французского «paillet» — «пук соломы или прутьев» (возможно, намек на
метлу).
1 Практически непереводимая игра звуков, за исключением «throughout and about» —
«кругом и повсюду» (англ.).
2 Искаж. лат. «рвите и терзайте».
ПОМОЩЬ НЕДУЖНЫМ
(1953)
[1] Всегда помни обетование Богини: «Да будет экстаз для меня и радость
земная», — и пусть в сердце твоем вовеки пребудет радость. Приветствуй людей с
веселием, будь рада увидеть их. Если настали трудные времена, подумай: «Могло бы быть
и хуже. Я, по крайней мере, познала радости саббата и познаю их снова». Подумай о
величии, поэзии и красоте ритуалов, о любимых тобою людях, с которыми ты на них
встречаешься. Если жить с этой внутренней радостью, здоровье твое улучшится. Ты
должна попытаться изгнать из сердца своего все страхи, ибо они воистину имеют на тебя

59 T. e. призывание IAO, верховного гностического божества.


60 Приблизительный перевод: «Конь и шапка, конь пошел, конь и Pellatis, но, но, но!» Этот текст
восходит, по всей вероятности, к шотландскому фольклору, где возглас «Horse and hattock!» нередко
используют фейри для мгновенного перемещения между миром людей и своей волшебной страной. В бо-
лее широком смысле это возглас типа «Но, пошел!» при посадке верхом
на лошадь или метлу. Есть также предположение, что с ведовством эта фраза стала ассоциироваться после
судебного процесса 1662 года над шотландской ведьмой Изобель Гоуди, использовавшей восклицания
«Horse and Hattock
влияние. Они могут повредить твоему телу, а уж душе — сверх всякой меры.
[2] И всегда помни также, что, помогая другим, ты забываешь о собственных
горестях. И если другой человек страдает от боли, сделай все возможное, чтобы отвлечь от
нее его думы. Не говори ему: «Ничего у тебя не болит!» — но если есть у тебя такая
возможность, дай ему лекарства, что успокаивают и утешают, а не только те, что лечат. И
всегда старайся заставить его поверить, что он поправляется. Внуши ему счастливые
мысли. Если можешь, внедри это в самые глубины его души, чтобы стало оно постоянным
убеждением.
[3] Ввиду всего этого нет ничего плохого в том, чтобы позволить людям думать,
что у нас, тех, кто в культе, власти больше, чем на самом деле. Ибо истина в том, что если
они верят, будто у нас больше силы, чем есть в действительности, то у нас ее и вправду
больше, так что мы можем сделать им добро. 4
в
и вправду будет уменьшаться, то в следующий раз, как ты скажешь: «Боль
проходит», — он поверит тебе и ему станет лучше. Но ты всегда должна говорить это со
всей убежденностью, и убежденность эта должна проистекать от твоей уверенности в
себе, потому что сама ты будешь знать: если ты можешь исправить его мысли и заставить
поверить тебе, то и будет все это правдой.
[5] Всегда лучше смотреть человеку в точности промеж глаз, так, словно взгляд
твой пронзает ему голову, глаза при этом открывая как можно шире и никогда не мигая.
От такого продолжительного взгляда больному захочется спать. Если подметишь
признаки этого, скажи: «Тебе хочется спать. Спи, ты устал. Спи. Веки твои наливаются
тяжестью. Спи». Если глаза у него закрылись, скажи: «Глаза у тебя закрыты, ты очень
устал, ты не можешь открыть глаз». Если он и вправду не может, продолжай: «Твои руки
устали, ты не можешь поднять их». Если он и вправду не может, продолжай: «Я властвую
над твоим рассудком.
Ты всегда должен верить в то, что я тебе говорю. Когда я посмотрю вот так тебе в
глаза, ты уснешь и подчинишься моей воле». После этого скажи ему, что он будет спать и
проснется освеженным и в лучшем самочувствии, чем был. Продолжай делать так в
сочетании с успокаивающими и целительными средствами и постарайся вмешать в них то
ощущение экстаза, которое посещает тебя на саббатах. Люди не смогут почувствовать его
в полной мере, но ты можешь приказать им чувствовать то, что происходит в твоем
сознании, и попробовать сосредоточиться на этом экстазе. Если ты можешь с
безопасностью для себя сообщить, что принадлежишь к культу, задача твоя, возможно,
окажется проще. И, скорее всего, будет правильно приказать ему знать это лишь спящим
рассудком, а в бодрствующем состоянии забыть, или, по крайней мере, оказаться не в
силах кому бы то ни было об этом рассказать. Очень хорошо приказать ему немедленно
заснуть в том случае, если его спросят о ведовстве или ведьмах.
[6] Всякий раз, как ты ощутишь соблазн признаться или похвастаться, что
принадлежишь к культу, знай, что ты ставишь под удар своих братьев, ибо, хотя костры
инквизиции
и угасли ныне, разве кто знает, когда они могут вспыхнуть опять? Многие
священники обладают знанием о наших тайнах и прекрасно понимают, что, хотя
религиозное рвение в последнее время и поутихло, многие и сейчас пожелали бы
присоединиться к культу. И если бы открылась правда о радостях его, церкви утратили бы
силу свою, так что если мы возьмем много новобранцев, то рискуем вновь распалить
против себя костры преследований. И потому храни наши тайны вовеки.
[у] Наполни мысли свои любовью, наполни их радостью, старайся помогать другим
и неси радость в их жизнь. На детей естественным образом влиять легче, чем на взрослых
людей. Всегда старайся работать через то, во что люди уже верят.
Так, к примеру, более половины мира верит в амулеты. Простой камень — еще не
амулет, но если в нем есть дырка природного происхождения, то это уже нечто
необычное, так что если больной верит в подобное, дай ему такой камень. Но для начала
носи его несколько дней близко к телу, направляя в него свою волю — чтобы смягчал
боль, даровал ощущение безопасности или работал супротив какого-нибудь особого
страха, и амулет этот будет передавать пациенту твою волю даже в твое отсутствие.
Мастера по изготовлению талисманов хорошо знают этот прием; они говорят, что делать
их нужно внутри круга, дабы избежать отвлекающих влияний, и все сознание
изготовителя должно быть сосредоточено на работе.
[8] Поддерживай свое собственное сознание в состоянии счастья. Помни слова
Богини: «Я дарую немыслимые радости на земле: уверенность — а не веру — при жизни,
а по смерти — покой несказанный, отдохновение и блаженство, и обещание, что ты
вернешься снова». В стародавние времена многие из нас шли на костер со смехом и
песнями, и так может быть снова. Нам — радость жизни, и красота, и мир, и смерть, и
обещание возвращения.
[9] Истинно сказано в Библии: «Веселое сердце делает лице веселым, а при
сердечной скорби дух унывает»1. Но может статься, что на сердце у вас невесело.
Возможно, вы родились
под дурной звездой. Я думаю, что воздействие звезд сильно переоценивают, но
сердце по приказу все равно не развеселишь, скажешь ты. А ведь в культе такое возможно;
есть тайные способы, при помощи которых можно воздействовать на свою волю и
воображение. Способы эти влияют также и на тело и даруют ему радость. Когда тело твое
счастливо, счастлив и разум.
У тебя все хорошо, потому что ты счастлива, а счастлива ты, потому что у тебя все
хорошо.
[ю] Молитва также может приносить прекрасные результаты, если больной верит,
что она работает. Многие верят, что так оно и есть, но не верят при этом, что их Бог или
святой станут помогать. Молитвы Богине помогают, в особенности молитва
Амалфейского Рога1, так как она придает силы равно и телу, и разуму.
БИЧЕВАНИЕ И ПОЦЕЛУЙ
(1953)
[i] Призывание. (Лодыжки, колени и запястья должны быть туго связаны,
чтобы приостановить ток крови.) Прими бичевание сорок раз или более, чтобы кожу
закололо, затем скажи, призывая Богиню:
«Привет тебе, Арадия! Излей любовь свою из Амалфейского Рога1! Низко кланяюсь
я тебе. Призываю тебя в самом конце, когда все прочие боги пали и поруганы. К стопам
твоим припадаю устами! Вздохи души моей возносятся, касаются, кружат вокруг сердца
твоего. Пошли нам сострадательную любовь, полное любви сострадание, снизойди и
подай удачу мне, одинокой и отчаявшейся».
Попроси у Богини помощи в исполнении своих желаний, затем снова примени
бичевание, дабы запечатать заклинание. Это могущественное средство при неудачах и
болезнях. Делать все это нужно в Кругу; ты должна быть должным образом подготовлена
и очищена, как до, так и после воззвания, дабы закрепить действие ритуала. Прежде чем
начать, создай в уме очень ясную картину того, что желаешь получить. Увидь свое
желание уже исполненным. Четко понимай, чего именно хочешь, и как оно должно быть
исполнено. Этому заклинанию меня научили очень давно, и я успел убедиться, что оно
очень действенно. Не думаю, однако, что в словах этих есть какая-то особая ценность. Их
можно заменить любыми другими, при условии что в них ты просишь богиню (или богов)
о помощи, ясно излагаешь свое желание, и при этом держишь в голове очень
определенный образ. И если с первого раза обряд не сработает, то продолжай попытки,
пока не добьешься нужного эффекта. Твой помощник, осуществляющий бичевание,
должен знать, чего ты хочешь, и также держать в голове мысленный образ.
На первых порах в любом случае будет лучше, если произносить заклятие будешь
ты, чем если он займет твое место и будет произносить слова, а ты — бичевать его. Для
начала не пытайся
1 Рог изобилия; согласно греческому мифу, был сделан из рога козы Амалфеи
(Амальтеи), вскормившей младенца Зевса на Крите.
8 Ведовство сегодня
сделать ничего сложного и совершай обряд раз в неделю, пока он не подействует.
Вам нужно войти в состояние взаимной симпатии друг с другом, прежде чем он сработает,
и регулярная практика в этом очень помогает. В отношении заклинания имей в виду, что
конкретные слова значат мало. Если намерения твои чисты и ты призываешь подлинную
силу, то все сработает. Слова твои должны непременно быть рифмованными. Есть что-то
особенное в стихах. Я пробовал и по-другому, и такое впечатление, что слова заклятия
теряют силу, если в них не соблюдена рифма. Кроме того, стихотворные строки как будто
произносятся сами по себе. Не приходится делать паузы и думать: «А что там дальше?»,
так как это сведет на нет большую часть твоего намерения.
[2] Необходимо поддерживать в ковене порядок и дисциплину. Верховный
Жрец или Жрица для этой цели должны строго наказывать за все провинности, а все
члены культа обязаны принимать их приговор с готовностью и смирением. Все мы —
братья и сестры: даже Верховная Жрица принимает бичевания. Каждую провинность
следует исправлять в отдельности. Жрец или Жрица должны подобающим образом
подготовиться и призвать провинившегося к суду. Он должен быть подготовлен, как для
посвящения, и на коленях выслушать констатацию своего проступка и вынесенный
приговор. Наказанием служит бичевание, за которым следует штраф в виде нескольких
пятикратных поцелуев или чего-нибудь сходной природы. Провинившийся должен
признать справедливость наказания, поцеловав руки и плеть перед принятием наказания и
еще раз — после него, в знак благодарности1.
[3] Бичевания бывают в три, семь, девять (трижды по три), двадцать один
(трижды семь) и всего сорок ударов. Не приветствуется делать менее, чем два раза по
двадцать приношений (в данном случае, бичеваний) Богине, ибо это тайна. Счастливые
числа — три и пять. Ибо три плюс два (совершенная пара) дает пять. А три и пять дают
восемь; восемь и пять — тринадцать; тринадцать и восемь — двадцать один. Пятикратный
поцелуй именуется пятикратным, но поцелуев
1 Гарднер добавил этот параграф в начале 1960-х годов.
на самом деле восемь: два — ступни, два — колени, затем лоно, два — груди и затем
уста. А пятижды восемь будет два десятка. Также счастливые числа три, семь, восемь и
двадцать один в сумме все дают сорок, или два раза по двадцать. Ибо у каждого мужчины
и у каждой женщины десять пальцев на руках и десять на ногах, то есть вместе —
двадцать. А совершенная пара вместе даст дважды двадцать. Потому меньшее число не
будет совершенной молитвой. Если нужно больше, пусть число также будет совершенным
— четырежды по двадцать или шесть раз по двадцать. Есть также и Восемь Стихийных
Орудий.
[4] Дабы сделать мазь для умащения, возьми несколько покрытых глазурью мисок и
наполни их наполовину жиром или оливковым маслом. Положи в первую сладкую мяту 61,
в другую — майоран, в третью — тимьян, и еще, если удастся достать, пачули — сухие
измельченные листья этого растения. Поставь миски на горячую водяную баню. Нагревай,
помешивая, несколько часов, затем перелей в льняные мешочки и отожми жир обратно в
миски, и наполни их снова свежими листьями. После того, как проделаешь ты это
несколько раз, жир приобретет сильный запах. Смешай содержимое всех мисок и помести
в хорошо закупориваемый кувшин. Наноси за ушами, на горло, подмышки, груди и лоно.
Во всех церемониях, где ведьме целуют ноги, они тоже должны быть умащены.
ЖРИЦА И МЕЧ
(1953)
Сказано: «Когда женщина играет главную роль в поклонении мужскому божеству,
должна она быть опоясана мечом»62.
Примечание: это означает, что мужчина должен быть Магом и представлять Бога, но
если нет ни одного, обладающего соответствующим рангом и знанием, женщина,
вооруженная, как мужчина, может занять его место. Ножны должны быть прикреплены к
поясу, а меч она должна нести в руке, но если ей приходится использовать обе руки, пусть
меч она вложит в ножны. Любая другая женщина в кругу во время этого поклонения

61 Возможно, имеется в виду яблочная, или кондитерская, мята.


62 Искаженная цитата из «Книги Закона», Ш:и: «Да будет женщина препоясана мечом предо мной».
также должна держать в руке меч. Те, что вне круга, — только атам. Женщина может
воплощать как Бога, так и Богиню, но мужчина может воплощать только Бога.
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
(i953)
Пиши книгу эту собственноручно. Пусть братья и сестры переписывают отсюда, что
им будет угодно, но никогда не отдавай книгу другим и никогда не храни у себя чужих
книг, ибо если их обнаружат и опознают почерк, людей тех могут арестовать и
подвергнуть пыткам. Каждый должен беречь свои писания и уничтожить их, если
возникнет опасностью. Заучи как можно больше наизусть, и когда опасность минует,
напиши книгу заново.
По той же причине если кто-нибудь из вас погибнет, уничтожьте его книгу, если он
сам того не сделал, ибо если найдут ее, то будет неопровержимая улика против них.
Ведьмы не ходят по одиночке, так что все его друзья окажутся под угрозой пыток, а
потому уничтожьте все ненужное. Если твою книгу найдут при тебе, это будет
неопровержимая улика против тебя; тебя могут взять и пытать.
Изгони все мысли о культе из разума твоего; скажи, что были у тебя дурные сны, что
дьявол заставил тебя написать все это без твоего ведома. Думай про себя: «Я ничего не
знаю; я ничего не помню; я все забыл». Пусть это будет все время у тебя в голове. Если
пытка будет совсем уж невыносимой, скажи: «Я признаюсь. Я не могу выносить больше
эти муки. Что вы хотите, чтобы я сказал? Диктуйте, я все скажу». Если они попытаются
заставить тебя сказать о братстве, не говори, но если попытаются заставить тебя говорить
о всяких небылицах, вроде полетов по воздуху, совокуплений с дьяволом, принесения в
жертву детей или поедания плоти человеческой, говори: «Мне снились дурные сны, я был
сам не свой, я обезумел».
Не все магистраты плохи. Если возможность будет, они могут проявить милосердие.
Если ты что-нибудь выдал, отрицай это впоследствии; утверждай, что признался под
пытками и не знаешь, что говорил или делал. Если тебя приговорят, не бойся: братство
могущественно, и если ты будешь тверд, они помогут тебе бежать.
Если же ты предашь — не будет тебе помощи ни в этой жизни, ни в грядущей.
Если ты будешь тверд и взойдешь на костер, тебе дадут снадобье, и ты ничего не
почувствуешь, но уйдешь в смерть и в то, что за нею, в блаженство Богини.
То же и с рабочими орудиями. Пусть это будут самые обычные вещи, какие каждый
может иметь в своем дому. Пусть пантакль будет из воска, чтобы его можно было
мгновенно расплавить или разбить. Не держи в доме меча, если только твой ранг не
позволяет тебе иметь его. Ни имен, ни знаков не должно ни на чем быть; перед
освящением пиши имена и знаки чернилами и немедленно после этого смывай. Никогда
не похваляйся, никогда не угрожай, никогда не говори, что желаешь кому- то дурного.
Если при тебе заговорят о ремесле, скажи:
«Не говори мне о таком, это меня пугает. Говорить об этом — к беде».
ОБ ИСПЫТАНИИ В МАГИЧЕСКОМ ИСКУССТВЕ
(1953)
Знание духа приходит через муки, в которых нету чести, ибо это дух гнет плечи, а не
бремя физическое. Доспех тяжел, но то горделивое бремя; и муж стоит в нем, выпрямив
стан. Ограничение и принуждение, налагаемые на любое из физических чувств, служат
сосредоточению другого. Закрытые глаза обостряют слух. Так и связывание рук
посвящаемого пробуждает духовное восприятие, а бичевание усиливает внутреннее
зрение. И потому посвящаемая проходит чрез испытание гордо, словно принцесса, зная,
что оно лишь увеличит славу ее. Но добиться этого можно только при помощи иного
разума и непременно в Кругу, чтобы не дать силе, порожденной этим обрядом, рассеяться.
Христианские священники пытаются достичь того же своими бичеваниями и
умерщвлением плоти. Но им недостает пут, а внимание неизбежно отвлекается на то, что
бичуют они себя сами, а та немногая сила, что удается им породить, все равно
рассеивается, так как они обычно не работают в кругу. Поэтому не удивительно, что они
ничего не достигают. Монахи и отшельники более в том успешны, так как совершают это
в крошечных кельях и пещерах, действующих в некотором роде как замена круга.
Рыцарям Храма, некогда бичевавшим друг друга, стоя восьмиугольником, все удавалось
еще лучше; но они совершенно очевидно не знали о пользе пут и творили зло, работая
мужчина с мужчиной. Но, быть может, некоторые и знали об этом? Вспомним, как
Церковь обвиняла их в ношении поясов или шнуров.
ВОСЬМЕРИЧНЫЙ ПУТЬ
(1953)
Восьмеричный путь, или Дороги к Центру:
1. Медитация, или концентрация. На практике это означает формирование
мысленного образа желаемого и принуждение себя увидеть его уже исполненным.
Приложение продолжается до тех пор, пока силой твоей желание не сбудется. Для
краткости может называться также «намерением».
2. Транс, астральная проекция.
3. Ритуалы, песнопения, заклинания, заговоры, чары и т.д.
4. Благовония, наркотические зелья, вино и т.д. — то есть все, что используют
для освобождения духа. (Примечание:
с этим нужно быть очень осторожной. Благовония обычно безвредны, но и с ними
нужно соблюдать осторожность. Если снадобье возымело неприятные побочные эффекты,
уменьши его количество или время вдыхания. Зелья очень опасны, если принимать их в
избытке, но надо помнить, что бывают и снадобья, которые совершенно безопасны, хотя
бы люди и говорили о них, затаив дыхание. Но конопля опасна чрезвычайно, так как
раскрепощает внутреннее зрение слишком быстро и легко, и возникает соблазн
использовать ее снова и снова. Если вообще применять ее, делать это надо со
строжайшими предосторожностями, дабы тот, кто будет это делать, не мог регулировать
количество сам. Выдавать ему коноплю должно некое ответственное лицо и в крайне
ограниченных дозах).
5. Танец и сходные практики.
6. Контроль за кровотоком (шнуры), дыханием и сходные практики.
7. Бичевание.
8. Великий Ритуал.
Вот все эти дороги. Можно сочетать их между собою в рамках одного эксперимента,
и чем больше сразу, тем лучше.
Пять важных вещей:
1. Важнее всего намерение: ты должна твердо знать, что можешь добиться
успеха, и непременно это сделаешь.
2. Подготовка. (Ты должна быть правильно подготовлена, согласно правилам
Искусства; иначе успеха тебе не видать.)
3. Круг надлежит правильно сформировать и очистить.
4. Все вы должны быть правильно очищены, и по нескольку раз, если то
необходимо, и очищение это повторяется несколько раз на протяжении обряда.
5. У тебя должны быть правильно освященные орудия.
Все эти пять важных вещей и восемь дорог обычно невозможно соединить в одном
обряде. Медитация и танцы плохо между собой сочетаются. Но и формирование
мысленного образа, и танцы хорошо сочетаются с песнопениями. Заклинания и т.д. вместе
с бичеванием и пунктом шестым, а затем пункт восьмой дают великолепную комбинацию.
Медитация, затем бичевание в сочетании с пунктами три, и четыре, и пять также очень
хороши. Для быстрой концентрации превосходны пункты пять, шесть, семь и восемь.
ДАБЫ ОБРЕСТИ ЗРЕНИЕ
(1953)
[1] К разным людям оно приходит по-разному. Зрение редко является
естественным путем, но существует множество способов вызвать его. Глубокая и
продолжительная медитация помогает достичь этой цели, но только если
предрасположенность к нему есть от природы, и обычно необходим также и длительный
пост. В прежние времена монахи и монахини обретали видения при помощи долгих
бдений в сочетании с постом, флагеллацией до крови и прочими умерщвлениями плоти.
На Востоке открытия Зрения добивались всяческими пытками в сочетании с
неподвижным сидением в той или иной скорченной позе, отчего кровоток нарушался и
наступали судороги, и эти мучения, долгие и продолжительные, приносили хорошие
результаты. Но в Искусстве нам преподают более простые способы усиливать
воображение в комбинации с контролем за кровотоком, и лучше всего это делать в
ритуале.
[2] Благовония также хороши для умиротворения духов,
а кроме того для достижения расслабления и создания атмосферы, необходимой для
хорошего внушения. (Ибо наше человеческое зрение настолько слепо к тому, что есть в
действительности, что нередко необходимо внушить, что оно там, и только тогда мы
оказываемся способны его увидеть — точно так же, как мы указываем другому человеку
нечто на расстоянии, и лишь затем он сам увидит это. Камедь и мастика, ароматические
корни тростника, корица, мускус, можжевельник, сандаловое дерево и серая амбра в
различных комбинациях хороши все, но лучше всех — пачули. И если удастся тебе
достать коноплю, она еще лучше, но будь с нею очень осторожна.
[3] После того, как образован круг, все должным образом подготовлены,
ритуалы проведены и все очищены, желающая провести некую магическую операцию
берет своего наставника, связывает и идет с ним по кругу, приветствуя Могущественных и
призывая их оказать помощь в операции. Затем оба пляшут,
пока у них не закружится голова, с призываниями или песнопениями. Затем следует
бичевание. Затем наставник связывает ученицу весьма туго — не слишком сильно, чтобы
причинить неудобство, но достаточно, чтобы слегка замедлить кровоток.
И снова они должны плясать по кругу, распевая, затем следует бичевание легкими,
медленными, однообразными ударами. Очень хорошо, если ученица сможет видеть, как ее
бьют (этого можно добиться с помощью правильной позы, или же, если есть большое
зеркало, можно использовать его с превосходным результатом), так как это может оказать
эффект гипнотических пассов и в значительной степени стимулировать воображение.
Очень важно, чтобы удары не были слишком сильными и только вызвали прилив крови к
этой части тела и, следовательно, отлив ее от мозга. Наряду с тугим связыванием это
замедляет циркуляцию крови, а однообразные повторяющиеся движения-пассы вскоре
приводят бичуемую в состояние сонливости и ступора. Наставник должен надзирать за
процессом. Если ученица засыпает, бичевание нужно немедленно прекратить. Наставник
должен также следить, чтобы ученица не замерзла, и если последняя вдруг принимается
биться или плакать во сне, ее следует сразу же пробудить. (Примечание: если ученицу
никак не удается заставить Увидеть, можно на какое- то время перейти на палку, а затем
вернуться к плети.)
[4] Не давай неудаче тебя обескуражить, даже если после двух или трех
попыток не получится добиться успеха. Успех придет, когда оба участника будут в
правильном состоянии. После того, как удастся добиться первых результатов, дальше все
будет получаться быстрее. Вскоре некоторые части ритуала можно будет сократить, но
никогда не пренебрегай призыванием Богини и Могущественных и очерчиванием круга, и
делай все правильно. А ради хороших и внятных результатов в ритуальной работе всегда
лучше переделать, чем недоделать.
этого обе стороны с самого начала должны утвердить у себя в уме, что, если между
ними и возникнет какое чувство, то будет это склонность сестры к брату или родителя к
ребенку. И именно по этой причине мужчину может обучать только женщина, а женщину
— мужчина; а мужчина с мужчиной и женщина с женщиной не должны никогда
совершать эту практику вместе. И пусть все проклятия Могущественных падут на любого,
кто предпримет такую попытку1.
[6] Помни, что правильно очерченный круг всегда необходим для того, чтобы не
дать пробужденной силе рассеяться. Также это барьер, ограждающий ведьм ото всякого
вмешательства со стороны злотворных сил, ибо для достижения хороших результатов тебя
ничто не должно беспокоить. Не забывай, что темнота, огоньки, сверкающие среди
окружающего их мрака, благовония и размеренные движения белой руки во тьме суть не
просто сценические эффекты. Это механические приспособления, с которых инициируется
внушение; оно затем высвободит врожденное понимание достижимости божественного
экстаза, ведущего к знанию и слиянию с Богиней. Единожды достигнув этого, ты уже не
будешь нуждаться в ритуале, так как сможешь погружаться в экстаз по собственной воле;
но до тех пор — или же в том случае, если ты достигла этого сама и теперь хочешь
причастить этой радости друга — ритуал работает лучше всего.
СИЛА
(i953)
Сила скрытно присутствует в теле, и опытные люди умеют извлекать и использовать
ее разными способами. Но если не заключить ее в круг, она быстро рассеется. Отсюда и
необычайная важность правильно построенного круга. Сила, судя по всему, источается из
тела через кожу и через телесные отверстия; отсюда и необходимость в правильной
подготовке. Малейшая грязь все испортит, следовательно, нужно тщательное омовение.
Мысленное отношение к происходящему также играет важную роль, так что работать
нужно исключительно в состоянии глубокого благоговения. Немного вина до и, по
необходимости, несколько раз в процессе церемонии усиливает истечение силы. Можно
использовать и другие крепкие напитки и наркотические зелья, но с ними необходимо
соблюдать большую умеренность, ибо если чувства ваши будут спутаны хотя бы слегка,
вы не сможете управлять вызываемой силой. Самый простой способ пробудить ее — при
помощи танца и монотонных песнопений, сначала медленно и постепенно убыстряя темп,
пока не наступит головокружение. Далее можно использовать кличи или даже дикие и
бессмысленные крики, которые тоже порождают силу. Но этот метод распаляет рассудок и
затрудняет управление силой, хотя по мере практики контроль становится все устойчивее.
Бичевание гораздо лучше как метод, так как оно стимулирует и возбуждает одновременно
тело и душу и позволяет при этом сохранить контроль. Великий Ритуал — самое лучшее,
что можно придумать. Он высвобождает колоссальную силу, но условия и обстоятельства
поначалу затрудняют поддержание рассудочного контроля. Но и тут все дело в практике и
природной силе воли оператора и — в меньшей степени — его помощников. Если, как в
стародавние времена, присутствует много опытных помощников и все воли хорошо
настроены друг на друга, случаются подлинные чудеса. Колдуны использовали для этой
цели в основном кровавую жертву; и хотя мы считаем это злом, невозможно отрицать, что
метод крайне эффективен. Сила бьет
фонтаном из свежепролитой крови, а не медленно источается, как при нашем
методе. Ужас и муки жертвы лишь добавляют остроты, и гибель даже маленького
животного может даровать огромную силу. Величайшая трудность заключается в том,
чтобы человеческому сознанию контролировать силу низшего животного сознания.
Однако колдуны утверждают, что у них есть способы решения этой задачи, и что чем
выше по развитию животное, тем затруднений меньше, а в случае человеческого
жертвоприношения они и вовсе исчезают. (Практика эта отвратительна, но уж так оно
есть.) Священники прекрасно об этом знали и посредством аутодафе получали
невероятную силу, пока жертвы их корчились от боли и страха (а огонь в этом случае
работает примерно так же, как магический круг).
В прежние времена флагелланты пробуждали большую силу, но поскольку никаких
кругов у них не было, большая ее часть благополучно рассеивал