Вы находитесь на странице: 1из 5

янджа возникла как поселение из-за благоприятного географического расположения

на Великом шёлковом пути. Послемонгольский историк Хамд-Аллах Моставфи


свидетельствует, что арабский город Ганджа был основан в 659—660 годах (то есть во
времена первых арабских нашествий на восточное Закавказье), но не приводит деталей [13].
Согласно анонимной «Истории Ширвана и Дербента» («Дербенд-наме»), Гянджа была
основана в 859 году Мохаммадом бен Халедом бен Йазидом бен Мазьядом из арабского
рода Йазидидов Ширвана, управлявших Азербайджаном (историческая область на юге реки
Аракс, главным образом на северо-западе современного Ирана), Арраном и Арменией во
времена халифа аль-Мутавакиля, и так назван из-за обнаруженной там сокровищницы [14]. Роль
Мохаммада бен Халеда в качестве основателя (который, скорее, повторно основал город)
подтверждена армянским историком X века Мовсесом Дасхуранци, который пишет, что сын
Хазра[15] Патгоса построил Ганджак в округе Аршакашен в 295 (846—847 гг. н. э.) году
согласно армянскому летоисчислению[16].

Остатки крепостных стен Старой Гянджи (XII — начало XIII вв.)[17]

Одним из свидетельств возраста Гянджи можно считать мавзолей Джомард Гассаба, жившего
в период правления четвёртого Халифа Али ибн Абу Талиба (656—661). На древней
территории города (Старая Гянджа) обнаружены остатки крепостных стен, башен, мостов
(XII — начала XIII вв.). К северо-востоку от Старой Гянджи находится культовый комплекс Гёй-
Имам (или Имамзаде: мавзолей XIV—XVII вв., обстроенный в XVII в. зданиями мечетей и
гробниц). На территории города сохранились Джума-мечеть (1606, зодчий Бахааддин),
купольные жилые дома (XVII—XVIII вв.). Гянджа начинает играть важную роль в
международной торговле, общественно-экономической и культурной жизни региона. В жизни
города торговля и ремесло занимали важное место. Для развития ремесла здесь имелся
экономический потенциал. Железные, медные, квасцовые и другие рудники, находящиеся
недалеко от Гянджи, снабжали ремесленников сырьём. По мере формирования Гянджи как
столицы страны, особое внимание уделяли укреплению военной мощи города. Уже в этот
период были построены крепостные стены, вырыты рвы. В IX—X вв. в связи с
ослаблением Арабского халифата части территории Аррана входила в феодальные
государства династий Ширваншахов, Саджидов, Саларидов, Раввадидов.
В середине X века Гянджа, находившаяся под властью иранской династии Саларидов, стала
столицей курдской династии Шеддадидов. Во времена правления Фадлуна I (895—1030)
Гянджа окрепла ещё больше. Шеддадиды построили здесь крепость, дворцы, мосты, караван-
сараи и начали чеканить деньги. Вокруг города построили новую, более прочную крепость.
В 1063 году были созданы знаменитые врата Гянджи. По мере превращения Гянджи в
крупный центр расширялась и её территория, строились новые торгово-промышленные
кварталы. Шёлк и изделия из него завоевали симпатии покупателей не только местных
базаров, но и зарубежных.

От сельджукского завоевания до монгольского


нашествия[править | править код]
В середине XI века Арран подвергся нашествиям сельджуков. После захвата Тебриза Тогрул I
в 1054 году двинулся в сторону Гянджи. Повелитель Гянджи эмир Шавур из
династии Шеддадидов согласился стать вассалом Тогрул-бека. Однако нашествия
сельджуков не прекращались. В 70-е годы XI века потомок Шавура Фадлун III, видя
бессмысленность войны, сдался, однако через некоторое время, воспользовавшись удобным
моментом, вновь вернулся к власти. В 1086 году сельджукский правитель Малик-шах послал
своего полководца Бугая на Гянджу. Несмотря на ожесточённое сопротивление местного
населения, сельджуки захватили город. Во время войны правитель Гянджи Фадлун III был
пленён, таким образом, был положен конец царствованию династии Шаддадитов, которые
правили более 100 лет. Правление Гянджой Малик-шах возложил на своего сына Гияса ад-
дина Тапара. Гияс ад-дин Мухаммед Тапар и после избрания его султаном всё ещё оставался
одним из основных резидентов сельджукских правителей Гянджи.

Ворота Гянджи изготовленные по приказу правителя из курдской династии Шеддадидов Шавура I


мастером Ибрахим ибн Османом и снятые после взятия города войском грузин. Ныне хранятся в
монастыре Гелати, близ Кутаиси

В первой половине XII в. Гянджа несколько раз подвергалась нашествиям грузин, стала
вассалом Грузии вплоть до вторжения монголов. Другим событием, связанным с Гянджой,
было огромной силы землетрясение, которое произошло 30 сентября 1139 года и разрушило
город, который в связи с этим был перенесён в другое место. В результате землетрясения в
этом районе образовался ряд завальных озёр — Гёйгёль, Маралгёль, Джейрангёль,
Ордекгёль, Залигелю, Аггёль, Гарагёль и Шамлыгёль. Развалины древней Гянджи находятся
в семи километрах от современного города, ниже по течению реки. Воспользовавшись
разрушением города и отсутствием правителя, грузинский царь Деметре I напал на город,
захватил много трофеев и забрал с собой знаменитые врата Гянджи, которые и поныне
хранятся во дворе Гелатского монастыря в Грузии. С образованием Государствa
Ильдегизидов Гянджа стала резиденцией ильдегизидского правителя Аррана. В 1225
году Гянджу захватывает у Ильдегизидов хорезмшах Джелал ад-Дин и правит ею до своей
гибели в 1231 году. Люди Джелаледдина творили всевозможный произвол и насилие, что же
до христиан, то был отдан приказ о насильственном переводе их в ислам. Результатом этих
насилий стало восстание 1231 г. под предводительством ремесленника Бендера. Восставшие
перебили гарнизон Джелаладдина, но в конце концов восстание было подавлено, 30 его
руководителей казнены, сам Бендер четвертован.
На территории Гянджи известны находки византийских монет[18].
XII—XIII века можно назвать периодом расцвета Гянджи — второй столицы Государствa
Ильдегизидов. Ткань, которая изготовлялась здесь и называлась «гянджинский шёлк»,
получила высокую оценку на рынках соседних стран и Среднего Востока. Как отмечают
западные и российские специалисты Гянджа в это время сохраняла своё прежнее
преимущественно иранское население[19][20] и являлась одним из центров персидской культуры.
Здесь творили такие выдающиеся классики персидской поэзии[21][22] как Низами
Гянджеви и Мехсети Гянджеви. Роберт Томсон[en] (Оксфордский университет) отмечает, что во
второй половине XII века в городе проживало также значительное армянское население[23].

Взятие города татаро-монголами[править | править код]


Вскоре после гибели Джалалэддина, в 1235 году, Гянджа была взята татаро-монголами.
Согласно армянскому историку Киракосу Гандзакеци, монголы в разных местах разрушили
машинами стену.
Но никто из врагов [сразу] не вошёл в город, в полном вооружении они осаждали его в
течение недели. Когда жители увидели, что город захвачен врагом, заперлись каждый в
своём доме и подожгли свои жилища вместе с собой, чтобы только не попасть в руки врага;
другие сожгли все, что можно было сжечь, оставшись сами [в живых]. При виде этого враги
ещё более разъярились, пустили в ход мечи и всех предали мечу: и мужчин, и женщин, и
детей. И никто из них не спасся, за исключением небольшого отряда хорошо вооружённых
воинов в полном снаряжении, которые ночью пробили часть стены и убежали, и небольшой
группы черни, которую задержали и подвергли пыткам, дабы они показали, где спрятаны
сокровища. Позже кое-кого [из них] убили, часть угнали в плен, а сами стали рыться в
пепелищах домов и взяли все, что нашли из спрятанного. (…) И таким безлюдным и
разрушенным оставался город в течение четырёх лет, потом был дан приказ о его
восстановлении. И начали понемногу собираться в нём [люди] и стали строиться, но
городской стены не возвели.

В составе государства Сефевидов[править | править код]


Карабахское беглербегство

Джума-мечеть (мечеть шаха Аббаса), 1606 г., зодчий шейх Баха-аддин[17]

В XVI—XVIII веках Гянджа входила в состав государства Сефевидов, будучи


центром Карабахского бейлербекства. Первым бейлербеком шах Тахмасп I (1514—1576)
назначил Шахверди-султана из племени каджаров. Представители этого рода — династия
Зияд-оглу, правили Гянджой все время царствования Сефевидов. Шахверди правил не только
Гянджой и Равнинным Карабахом (при этом Нагорный Карабах оставались в руках его
армянских правителей[24]), но и в числе его владений были Шамшадиль и Казах [25]. Гянджа
являясь традиционным центром Карабахского бегларбекства.
В 1588 году в ходе войны (1578—1590) между Османской империей и Cефевидским
государством за контроль над Закавказьем город был завоёван Ферхат-пашой. По
заключённому в 1590 году в Стамбуле мирному договору Гянджу отошла к Османской
империи. В самых крупных городах Карабахского беглербегства, и прежде всего в Гяндже,
были размещены османские гарнизоны.
В 1603 году, когда на трон Османской империи взошёл 14-летний Ахмед I, персидский
шax Аббас I начал новую войну с турками за Закавказье. В 1606 году Гянджа была занята
персами, что закрепил договор Насух-паши в 1612 году. После сражения город в течение ряда
лет оставался в полуразрушенном состоянии. Однако договор Насух-паши не был
ратифицирован, и война возобновилась. В 1615 году город пережил ещё одно, на сей раз
основательное, разрушение. В 1618 году был заключён Серавский мир, повторивший условия
перемирия 1612 года.
В 1616 году город, по приказу шаха, перенесли на новое место, то есть начали строительство
Новой Гянджи. Строительство протекало быстрыми темпами, и уже к концу первой четверти
XVII века Новая Гянджа вновь являлась резиденцией правителя и значительным торгово-
ремесленным центром[26]. В конце XVII века османский путешественник Эвлия
Челеби насчитывал в городе 6000 домов. Население города было пестрым в этническом и
религиозном смыслах: если в пределах городских стен большинство составляли
азербайджанские тюрки и персы, то за стенами располагались обширные армянские
предместья (faubourg des Armeniens по словам французского источника, „армянские слободы
за городом“ — по русскому)[27][28] Количество армян было столь велико, что в планах
восстановления независимости Армении Исраэля Ории предполагалось набрать в Гяндже
15.000 армянских солдат[29]

Гянджа на карте Германа Молля, до 1732.

В 1721 году в Персию с востока вторглись афганские племена гильзаев, которые в


следующем году взяли персидскую столицу Исфахан. Вождь афганцев Мир
Махмуд провозгласил себя новым шахом, однако большинство персидских провинций этого
не признало. Сын Султан Хусейна — Тахмасп — бежал на север и там провозгласил шахом
себя. Его опорой стали Азербайджан и прикаспийские провинции. Тахмасп обратился за
помощью к российскому императору Петру I, обещая взамен уступку северных
провинций. 18 (29) июля 1722 из Астрахани по Каспию отплыл 22-тысячный русский отряд и
вскоре занял Дагестан и восточное Закавказье. В сентябре 1722 года Вахтанг VI c войском
вступил в Карабах, там он вёл боевые действия против восставших дагестанцев, а затем
вошёл в Гянджу. После этого к грузинам присоединились армянские войска с
католикосом Исаей во главе. Под Гянджой в ожидании войск Петра грузино-армянское войско
простояло два месяца, однако, узнав об уходе русского войска с Кавказа, Вахтанг и Исайя
возвратились с войсками в свои владения.
В 1723 году Османская империя решила воспользоваться ситуацией и захватить Закавказье и
Курдистан. Турецкие войска в нарушение Зухабского договора 1639 года вторглись в
Азербайджан и Восточную Грузию. В 1723 году к Гяндже подошла османская армия и в
октябре предприняла её штурм, закончившийся неудачей. Однако при этом были уничтожены
армянские предместья. Уцелевшие армяне бежали под защиту армянского войска в Нагорный
Карабах.[30] Гянджа опустела, в начале 1726 г. русский шпион докладывал, что «Ныне в Генже
находитца генжинских жителей басурманов семей 5 или 6, да армян с 50 семей, а протчие
басурманы ушли в Ардевиль и в разные города, а армяне — в Согнаги (то есть в
Карабах)»[27].
Гянджинское ханство
Владения Зендской династии (1750-1794 годы). Светло-синим отмечена территория, подвластная лишь
формально.

Впоследствии Гянджа вновь вернула своё население. После смерти Надир-шаха в 1747 году
Гянджа стала столицей полусамостоятельного Гянджинского ханства, пользовавшееся, как
и соседние ханства, фактической независимостью при номинальном признании власти
слабой Зендской династии. Представитель долго правившего в Гяндже рода Зиядоглы
Шахверди-хан стал ханом Гянджи.
В 1780-х годах во время правления Джавад-хана, Гянджинское ханство значительно
укрепилось. Оно проводило самостоятельную внешнюю политику. Ханство имело в Гяндже
собственный монетный двор.
Однако в 1803 году он столкнулся с Российской империей в правление Александра I. Россия в
это время вступила в войну с Персией, войска которой в 1796 году вторглись в Восточное
Закавказье. Командование русской армии считало Гянджу «ключом к северным провинциям
Персии». Генерал Цицианов писал, что Гянджинская крепость из-за благоприятного
географического положения занимала важное место в Азербайджане и поэтому
первостепенной задачей России был захват этой крепости. Цицианов несколько раз
предлагал Джавад-хану добровольно сдаться и каждый раз получал отказ.
bbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbb
bbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbbb

Оценить