Вы находитесь на странице: 1из 5

Таинственный дом

Нерона на Палатине снова появляется


на свет (ancientrome.ru)
Вода играла главную роль: это был летний
грот, где Нерон находил приятную прохладу в это время года. Исто-
рик Светоний писал, что Нерон мечтал вернуть золотой век и, воз-
можно, мультимедийная технология восстанавливает этот ориги-
нальный эффект. По маршруту визита, подробно разработанному
Алессандро д’Алессио, располагаются осветительные приборы, под-
свечивающие главные участки сохранившейся роскоши между
полом из инкрустированного мрамора в стиле opus sectile и сводами
с фресками, украшенными листьями из золота и лазурита. В зале с
павильоном показывается проекция на двух языках — итальянском
и английском, в которой посетителям рассказывают об истории пер-
вого жилища Нерона на Палатине и его взаимосвязи с построенным
позднее Золотым домом.
Осмотр продолжается изучением других
ценных предметов обстановки, а завершается поcещением
неожиданно внушительной уборной на 80 мест, высеченных в стене
фундамента позднейших строений эпохи Домициана. Если добрать-
ся до последнего участка, не относящегося к Проходному дому, то
видео на стене покажет головокружительную реконструкцию систе-
мы живописных украшений неронианской эпопеи. Как сообщил
отдел развития парка, которым руководит Мартина Альмонте, посе-
щение Проходного дома в апреле станет доступно по новым специ-
альным билетам на Палатин и Римский форум, которые поступят в
продажу 11 марта следующего года.

На главную | Справочная литература | Перейти на слово:


 
窗体顶端
 
窗体底端
Л. РИЧАРДСОН. НОВЫЙ ТОПОГРАФИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ
ДРЕВНЕГО РИМА
  

ПРОХОДНОЙ ДОМ (Domus Transi-


toria) — первый дворец, построенный Нероном и предназна-
ченный для того, чтобы связать дом Тиберия и другие важные
палатинские постройки, принадлежавшие императору, с сада-
ми Мецената и императорскими владениями на Эсквилине
(Tac. Ann. XV. 39. 1; Suet. Ner. 31. 1). Он сгорел в великом пожа-
ре 64 г. н. э. и был перестроен как Золотой дом. Его размеры и
расположение неизвестны. Он него сохранилось лишь два
фрагментарных комплекса, один — на Палатине, погребённый
под официальными помещениями дворца Августов, второй —
на Велии, под платформой храма Венеры и Ромы, построенно-
го Адрианом.
Первый комплекс — это сад, располо-
женный существенно ниже уровня земли, центром которого
служит длинный нимфей перед плавно изогнутой стеной с
нишами. По ступеням и из фонтанов вода стекала в высокий
бассейн, откуда перетекала на фасад нимфея, украшенный
тщательно продуманной архитектурой миниатюрных колонн
и карнизов из бронзы и цветного мрамора, и собиралась в
мелкий жёлоб, где, возможно, тоже находились фонтаны.
Перпендикулярно нимфею располагался обеденный пави-
льон — триклиний на свежем воздухе, в беседке с колоннами,
а по обеим сторонам от него — маленькие группы комнат с
высокими потолками и изысканной отделкой. В одной из них
сохранились сценки из гомеровского цикла, со вкусом вписан-
ные в роскошное обрамление. Судя по фрагментам многоцвет-
ного мрамора, которые избежали разграбления в ходе раско-
пок Фарнезе в 1721 г., напольное и настенное покрытие комнат
было необычайно прекрасным. Этот комплекс прорезан тяжё-
лым фундаментом, который должен относиться к Золотому
дому, но по ним совершенно невозможно реконструировать
его план.
На чуть более высоком уровне к этому
комплексу с северо-востока примыкают две комнаты с велико-
лепно украшенными потолками, известные как «Бани
Ливии» и очень большая уборная, которая использовалась до
эпохи Домициана. В «Бани Ливии» можно было попасть до
начала раскопок Бони.
Из нимфея симметричные мраморные
лестницы  с.139  поднимались на верхний этаж, расположен-
ный на несколько футов ниже пола официального обеденного
зала Домициана. Здесь можно видеть основание напольного
покрытия, а также несколько плит белого мрамора, а под ним-
феем Домициана к северо-западу от обеденного зала находят-
ся остатки прекрасного

Гай Светоний Транквилл


ЖИЗНЬ ДВЕНАДЦАТИ ЦЕЗАРЕЙ

Книга шестая
НЕРОН

31. Но более всего был он расточителен


в постройках. От Палатина до самого Эсквилина он выстроил
дворец, назвав его сначала Проходным, а потом, после пожара
и восстановления, — Золотым. О размерах его и убранстве
достаточно будет упомянуть вот что. Прихожая в нем была
такой высоты, что в ней стояла колоссальная статуя императо-
ра ростом в сто двадцать футов100; площадь его была такова,
что тройной портик по сторонам был в милю длиной; внутри
был пруд, подобный морю, окруженный строеньями, подоб-
ными городам, а затем — поля, пестреющие пашнями, пастби-
щами, лесами и виноградниками, и на них — множество
домашней скотины и диких зверей101. (2) В остальных покоях
все было покрыто золотом, украшено драгоценными камнями
и жемчужными раковинами; в обеденных палатах потолки
были штучные, с поворотными плитами, чтобы рассыпать
цветы, с отверстьями, чтобы рассеивать ароматы; главная
палата была круглая и днем и ночью безостановочно враща-
лась102 вслед небосводу; в банях текли соленые и серные воды.
И когда такой дворец был закончен и освящен, Нерон только
и сказал ему в похвалу, что теперь, наконец, он будет жить по-
человечески.

Корнелий Тацит

АННАЛЫ

КНИГА XV
[События 63—65 гг. н. э.]
<<< >>>

(1) В то время Нерон находился в


Анции и прибыл в Рим лишь тогда, когда огонь начал прибли-
жаться к его дворцу, которым он объединил в одно целое
Палатинский дворец и сады Мецената21. Остановить огонь все
же не удалось, так что он поглотил и Палатинский дворец, и
дворец Нерона, и все, что было вокруг. (2) Идя навстречу
изгнанному пожаром и оставшемуся без крова народу, он
открыл для него Марсово поле, все связанные с именем
Агриппы сооружения, а также свои собственные сады и, кроме
того, спешно возвел строения, чтобы разместить в них толпы
обездоленных погорельцев. Из Остии и ближних муниципиев
было доставлено продовольствие, и цена на зерно снижена до
трех сестерциев. (3) Принятые ради снискания народного рас-
положения, эти мероприятия не достигли, однако, поставлен-
ной цели, так как распространился слух, будто в то самое вре-
мя, когда Рим был объят пламенем, Нерон поднялся на двор-
цовую сцену и стал петь о гибели Трои, сравнивая постигшее
Рим несчастье с бедствиями давних времен.
40. (1) Лишь на шестой день у подно-
жия Эсквилина был, наконец, укрощен пожар, после того как
на обширном пространстве были срыты дома, чтобы огонь
встретил голое поле и как бы открытое небо. (2) Но еще не
миновал страх, как огонь снова вспыхнул, правда в не столь
густо застроенных местах; по этой причине на этот раз было
меньше человеческих жертв, но уничтоженных пламенем свя-
тилищ богов и предназначенных для украшения города пор-
тиков еще больше. (3) Этот второй пожар вызывал и больше
подозрений, потому что начался с особняка Тигеллина в Эми-
лианах; пошли толки о том, что Нерон хочет прославить себя
созданием на пожарище нового города, который собирается
назвать своим именем. (4) Из четырнадцати концов, на кото-
рые делится Рим, четыре остались нетронутыми, три были
разрушены до основания; в прочих семи сохранились лишь
ничтожные остатки обвалившихся и полусожженных строе-
ний.
41. (1) Установить число уничтожен-
ных пожаром особняков, жилых домов и храмов было бы
нелегко; но из древнейших святилищ сгорели посвященный
Сервием Туллием храм Луне, большой жертвенник и храм,
посвященный аркадянином Эвандром Геркулесу в его присут-
ствии, построенный Ромулом по обету храм Юпитера Остано-
вителя, царский дворец Нумы и святилище Весты с Пената-
ми22 римского народа; (2) тогда же погибли сокровища, добы-
тые в стольких победах, выдающиеся произведения греческо-
го искусства, древние и достоверные списки трудов великих
писателей и многое такое, о чем вспоминали люди старшего
возраста и что не могло быть восстановлено, несмотря на
столь поразительное великолепие восставшего из развалин
города. (3) Некоторые отмечали, что этот пожар начался в
четырнадцатый день до секстильских календ23 — день, в кото-
рый когда-то сеноны подожгли захваченный ими Рим. (4) А
другие в своем усердии дошли до того, что насчитывали меж-
ду тем и другим пожаром одинаковое количество лет, месяцев
и дней24.
42. (1) Использовав постигшее родину
несчастье, Нерон построил себе дворец, вызывавший всеобщее
изумление не столько обилием пошедших на его отделку дра-
гоценных камней и золота — в этом не было ничего необычно-
го, гак как роскошь ввела их в широкое употребление, —
сколько лугами, прудами, разбросанными, словно в сельском
уединении, тут лесами, там пустошами, с которых открыва-
лись далекие виды, что было выполнено под наблюдением и
по планам Севера и Целера, наделенных изобретательностью
и смелостью в попытках посредством искусства добиться того,
в чем отказала природа, и в расточении казны принцепса. (2)
Так, они пообещали ему соединить Авернское озеро с устьем
Тибра судоходным каналом, проведя его по пустынному побе-
режью и через встречные горы. (3) Но, кроме Помптинских
болот, там не было влажных мест, которые могли бы дать ему
воду, ибо все остальное представляло собою отвесные кручи
или сплошные пески; и даже если бы им удалось пробиться
сквозь них, это стоило бы непомерного и не оправданного дей-
ствительной надобностью труда. (4) Но страсть Нерона к
неслыханному побудила его предпринять попытку прорыть
ближайшие к Авернскому озеру горы; следы этих бесплодных
усилий сохраняются и поныне.