Вы находитесь на странице: 1из 13

1.

Особенность развития социологического знания в рамках марксистско-


ленинской идеологии.

К концу 19 века в России, в рамках марксистской социологии,


сформировались два подхода – радикальный (революционный) марксизм и
легальный марксизм. Выдающимися представителями революционного
подхода были Г.В. Плеханов В.И. Ленин.

Г.В. Плеханов оценил учение К. Маркса как новый этап в развитии


социологии и философии. В своих работах он блестяще изложил
марксистскую теорию общества. Плеханов обосновал материалистическое
понимание истории, показал сложность отношений общественного бытия и
общественного сознания, подчеркнул роль общественной психологии в той
идейной борьбе, которую ведут различные группы.

В.И. Ленин активно исследовал общественный строй в России и роль


различных классов в грядущей революции. Субъективной социологии он
противопоставил марксистскую диалектику, в частности, учение о
конкретности истины, материалистическое понимание закономерностей
развития общества, роли народных масс, классов и личности в истории.

Значительное место в работах В.И. Ленина занимает анализ марксистской


теории государства, классовой сущности и функций различных видов
демократии и диктатуры особенностей советов как государственной формы
диктатуры пролетариата, перспектив и условий «отмирания государства».
Однако в его работах нельзя найти законченной концепции социологии.

В отличие от радикальных марксистов, легальным марксистам в принципе


была чужда идея о диктатуре пролетариата, их вполне устраивало то, что
марксизм обосновывал прогрессивность капитализма по сравнению с
феодализмом, доказывал закономерный характер смены феодализма
капиталистической общественно-экономической формацией. Социологию
марксизма легальные марксисты истолковывали в духе экономического
материализма, ставя изменения в обществе, особенно правовые, в
непосредственную зависимость от экономики. Так, главные представители
легального марксизма в России – П.Б. Струве, С.Н. Булгаков, М.И. Туган-
Барановский, Н.А. Бердяев, С. Франк поддерживали лишь экономическую
теорию К.Маркса. Они использовали положения марксистской
экономической теории для обоснования необходимости развития
капитализма в России, выступали за демократические свободы, развивали
либеральные концепции реформирования общества.

Выводы:

• Корни социологии лежали в русской культуре и в традициях русского


освободительного движения.

• Русская общественная мысль выдвинула оригинальные социологические


идеи, которые во многом были обусловлены своеобразием развития
российского общества, и к которым западные социологи пришли гораздо
позднее.

2. Возрождение российской социологии в конце 1950-х гг.

Фактическое возрождение социологии в СССР началось с конференции


Международного института социологии по проблемам мирного
сосуществования, которая проходила в Москве в 1956 году. Именно тогда
собравшиеся ученые заставили руководство Академии наук СССР задуматься
о том, что существует общественная наука, отличная от философии и
научного коммунизма. Затем последовало приглашение советских ученых на
III Всемирный социологический конгресс в Амстердам; в августе 1956 г.
состоялась сама поездка.

Эти события стали переломными моментами в судьбе советской социологии.


Партийные лидеры были заинтересованы в выездах за рубеж, в расширении
международных связей и контактов, а участвовать в конгрессах можно было
только в составе национальной профессиональной организации. Так встал
вопрос о создании Советской социологической ассоциации (ССА).

Затем (в 1960-х годах) в рамках уже существующих научных учреждений


постепенно начали складываться социологические центры и
социологические факультеты, начали формироваться региональные
социологические школы.

3. Роль центра изучения общественного мнения Б. Грушина в 1970-е гг.

Борис Грушин первым начал изучать общественное мнение в СССР, он


инициировал создание в стране первой специализированной службы
изучения мнений населения. Это ознаменовало начало первых прикладных
социологических исследований в СССР.
Опросы Грушина дали возможность высказаться обществу, чьи мысли и
желания прежде никого не волновали. За 40 лет научной деятельности он
провел более 700 исследований. Он стремился к тому, чтобы опросы стали
нормой публичной жизни страны. Благодаря Грушину появилось новое
направление – социология общественного мнения.

4. Роль проекта «Таганрог» в развитии эмпирической социологии.

В 1967 году был начат проект «Таганрог», в котором участвовали


специалисты из разных областей. Исследование было огромного масштаба, в
нем было около 3500 вопросов разных видов. Оно также состояло из
одновременно самостоятельных и связанных друг с другом 76 исследований.

Исследование оказалось мощнейшей лабораторией и одновременно


фабрикой конструирования социологического измерительного
инструментария.

5. Вклад проекта «Человек и его работа» в становление социологии труда.

Исследование, получившее название «Человек и его работа», по сути, стало


первым эмпирическим исследованием, задавшим для многочисленной
армии самодеятельных исследователей, включая заводских социологов,
стандарт и образец. Тукумцев признал, что советская социология
возрождалась решением «сверху», однако подчеркнул, что исследование
молодых рабочих, проведенное В. А. Ядовым и А. Г. Здравомысловым и
положенное в основу книги «Человек и его работа» (1967), стало
самостоятельной вехой в развитии социологии в России, позволившей В. А.
Ядову создать и опубликовать исследовательские методики — от первой
книжки «Методология и процедуры социологических исследований» (1968)
до «Стратегии социологического исследования» (2000) — учебного пособия,
уже выдержавшего восемь переизданий. Рассматривается роль ключевых
работ, таких как «Человек и его работа», «Саморегуляция и прогнозирование
социального поведения личности». в качестве образцов социологического
исследования, в которых последовательно реализуются принципы,
изложенные в «Стратегии социологического исследования» — по мнению Ю.
Н. Толстовой, ставшей «катехизисом» российских социологов. Известно, что
согласно основной гипотезе в исследовании «Человек и его работа» в
качестве ведущего фактора отношения к труду рассматривалось содержание
труда (Здравомыслов, Ядов 2003: 50–51). Проверка этой гипотезы
основывалась на выявлении связей содержания труда и других элементов
производственной ситуации с объективными и субъективными показателями
отношения к труду. Для решения этой задачи была разработана специальная
методика выяснения мотивов трудовой деятельности (Здравомыслов, Ядов
2003:70–74). Полагаю, что Владимир Александрович Ядов как руководитель
авторского коллектива книги «Человек и его работа» понимал, что книга
станет учебником по эмпирической социологии для целого ряда следующих
поколений российских социологов.

6. В.А. Ядов и Г.А. Здравомыслов у истоков индустриальной социологии.

В конце 1950-х – начале 1960-х годов благоприятные для формирования


социологических центров и проведения ими эмпирических исследований
условия складываются в Свердловске, Москве, Ленинграде, Новосибирске. В
1960 г. на базе Ленинградского государственного университета открывается
первая в стране социологическая лаборатория (В.А. Ядов, А.Г.
Здравомыслов).

Значительное внимание заводские социологи стали уделять изучению


субъективных компонентов трудовой деятельности, роли трудового
коллектива в формировании всесторонне развитой личности: исследования
роста культурно- технического уровня рабочего класса, молодых рабочих и
др. В. А. Ядов и А. Г. Здравомыслов предложили работающую методологию и
частносоциологическую концепцию трудового поведения

7. Вклад Ю. Левады в развитие российской социологии.

Ю.А. Левада является один из создателей современной российской


социологии. На протяжении длительного периода он занимался изучением
общественного сознания. Он прочитал один из первых в России курсов
лекций по социологии, которые внесли огромный вклад в истории
формирования отечественной социологии. Ю.А. Левада является тем, кто
занимался созданием советской социологии в начале 1960-х годов, а потом
воссоздавал ее после разгрома 1970-х уже. Им был создан Левада-Центр,
который представляет собой одну из наиболее крупных российских
негосударственных исследовательских организаций. Данный центр
постоянно занимается проведением собственных и заказных
социологических и маркетинговые исследования. Он является одним из
наиболее крупных организаций в России в сфере проведения исследований.
Сотрудники данного центра продолжают программы исследований, которые
были разработаны ими в рамках Всероссийского центра изучения
общественного мнения (ВЦИОМ).

8. Г.В. Осипов и развитие советской социологии.

Г. В. Осипов является инициатором создания таких институтов как Институт


определенных социологических исследований (на сегодняшний день он
носит название Институт социологии РАН) и Институт социально-
политических исследований РАН (ИСПИ РАН).

Главной областью его научных интересов является философия, социология а


также политология. Свою рабочую деятельность начал в период, когда
социология практически находилась под запретом. Такое понятия как
социология было изъято из литературы. Данного понятия не возможно было
встретить ни в одном из словарей. Если же где-то оно упоминалось, то
обязательно делалась сноска следующего содержания: смотри Исторический
материализм. Вопреки всему этому, Г.В.Осипову в то сложное время удалось
доказал особенное значение социологии и социологического знания.
Именно его научные труды и его организаторская деятельность легли в
основу зарождения социологии в 60-х гг. 20 века в СССР. Она стала основной
составляющей частью социальных и гуманитарных наук. Начиная с самых
ранних исследований Г. В. Осипова, прослеживался присущий им системный
подход к исследуемым проблемам, а также довольно серьёзный
теоретический анализ исследований.

9. Особенности институционализации российской социологии в конце 1980-


х гг.

В июне 1988 г. было принято постановление ЦК КПСС «О повышении роли


марксистско-ленинской социологии в решении узловых проблем советского
общества». По существу, впервые на партийно-государственном уровне была
признана полная самостоятельность социологической науки, что выразилось
в отделении ее от философии и признании необходимости активного
развития теоретической социологии.

В системе общественных наук социология заняла свое достойное и равное с


другими науками место.
Был создан Всесоюзный (впоследствии, после распада СССР, Всероссийский)
центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ), директором которого стала
в 1988 г. академик Т.И. Заславская. Ее заместителем был назначен Ю.А.
Левада, с 1992 г. ставший директором центра. Одна из основных задач
ВЦИОМа заключалась в проведении мониторинга общественного мнения по
основным экономическим, социальным и политическим проблемам
развития нашей страны.

Продолжающаяся институционализация социологии напрямую затронула


академическую науку. Институт социологических исследований АН СССР
получил не только новое название — Институт социологии АН СССР
(впоследствии, после распада Советского Союза, Институт социологии РАН),
но и возможности для радикального изменения характера деятельности,
особенно после того, как его директором был сначала назначен, а затем и
избран В.А. Ядов.

10. Перспективы развития российской социологии в 1990-е гг.

Примечательная черта институциональных преобразований в общественных


науках в 1990-е гг. - массовое преобразование кафедр научного коммунизма
в высших учебных заведениях. Крах коммунистического режима вызвал к
жизни радостный отказ студентов от изучения теории научного коммунизма,
истории КПСС и политической экономии как обязательных дисциплин.
Институты и университеты, получив относительную свободу в формировании
учебных программ, легко пошли на сокращение общественно-научных
кафедр. Около тысячи кафедр научного коммунизма, столкнувшись с угрозой
исчезновения, стали менять учебные планы и переименовываться в кафедры
социологии, политологии и культурологии.

В 90-е г. академическая наука быстро усвоила рыночные приоритеты. В


стране сформировался рынок социологических услуг, созданы
негосударственные научные учреждения, десятки социологических фирм
специализируются на изучении спроса и предложения, организации
предвыборных кампаний, управленческом консультировании.

11. Начало подготовки социологических кадров в 1990-е гг.

В 1990-е гг. на смену социалистическим принципам государственного


устройства пришли рыночные отношения, проникшие во все сферы
хозяйственной деятельности людей. Жизнь россиян оказалась скованной
трудностями переходного периода развития общества. Радикальные
политические и экономические преобразования общества обострили
многочисленные социальные противоречия. Кризисные явления проявились
в промышленном и сельскохозяйственном производстве, социальной
инфраструктуре всех субъектов Российской Федерации. Постсоветская Россия
столкнулась с массой социальных проблем, без решения которых
невозможно было достичь позитивных изменений в развитии общества.

Работа по обеспечению кадрами современных организаций социальной


защиты отличалась от той, что велась службами соцобеспечения до развала
советского государства. Подбор руководителей учреждений осуществлялся
по согласованию с местными партийными советскими органами, регулярно
проводилась аттестация сотрудников социальных служб, организовывалось
социалистические соревнования между коллективами. Основной формой
подготовки кадров и повышения квалификации работников являлись курсы
при министерстве социального обеспечения РСФСР. Однако уже в это время
возникают определенные проблемы в кадровом обеспечении, связанные с
нехваткой специалистов, имеющих опыт работы. Перемены начала 1990-х гг.
внесли свои коррективы, обострив социальные противоречия, они
определили необходимость значительных изменений в системе социального
обеспечения области. Важно подчеркнуть, что органы социального
обеспечения не выполняли функций социальной помощи населению.
Основная их задача заключалась в справедливом, в соответствии с
социалистическими принципами, распределении материальных благ
(льготы, пособия, путевки в санатории и т. п.) между теми гражданами,
которые, в силу жизненных ограничений, не могли претендовать на
самостоятельность в их получении (пожилые люди, инвалиды, дети и др.
категории).

Профессия социального работника в 1990-е гг. требовала от тех, кто ее


выбирал, эрудиции, значительных умений и навыков.

Таким образом, можно констатировать значительную динамику развития


системы подготовки кадров по социальной работе в России в 1990-е гг. и в
начале 2000-х гг., что послужило основой для становления социального
образования в нашей стране в целом.
12. Горшков М.К. об уроках и перспективах отечественной социологии.

1 урок- высококвалифицированные кадры

2 урок-слияния опыта и молодости

3 урок-умение работать с властью

4 урок-диалог социологии с обществом

5 урок-сплоченность социологического общества

6 урок-интеграция социологии со смежными науками в комплексе

7-анализ опыта и истории

Открытость и плюрализм современной российской академической


социологии означает, что идет напряженный творческий процесс
переосмысления доминирующих в мировой литературе теоретических
направлений с тем, чтобы они приобретали значимость с точки зрения
анализа российской социальной реальности в ее политическом,
экономическом и культурном измерениях. Этот процесс исключительно
многогранен. Базовая предпосылка обозначенной тенденции состоит в
понимании самой России как части современного мира, части, которая не
может существовать и развиваться вне контекста целого.

Нельзя не заметить и то обстоятельство, что итоговые оценки быстро


развивающейся социологической области знания в постсоветской России
весьма противоречивы. Одни ведущие специалисты склонны к
оптимистическим оценкам положения дел в социологии. Они опираются на
уверенность в притоке сил молодых и современных исследователей,
посвящающих себя профессии как главному делу жизни. Отмечается, что эта
молодежь получает хорошее социологическое образование, какого не могли
иметь российские социологи прежних поколений. Вторые, напротив,
опираясь на специальные аналитические исследования, приходят к весьма
противоречивым оценкам состояния социологического образования. Третьи
отмечают плодотворность контактов россиян с европейской и американской
социологией и, вместе с тем, подчеркивают, что эффективное использование
западных теорий в российских условиях предполагает их критическое
переосмысление, что требует очень серьезной работы. Четвертые
утверждают вторичность российской социологии, ее неспособность
выработать собственно российскую повестку дня, которая бы отвечала
специфике российских преобразований.

Нынешняя ситуация на российском поле социологии не может быть оценена


однозначно. И эта неоднозначность не может быть объяснена лишь с
позиций полипарадигмальности. Российская социология сегодня связана с
зарубежными социологическими школами, направлениями и
соответствующими университетами. В этом состоит ее преимущество, так как
она не замкнута в рамках некоторой самобытной ортодоксии. Есть лишь
одно, как нам представляется, непременное условие плодотворности
развития современного российского социологического поля, - формирование
уважения к собственным национальным традициям социального мышления,
уважения к собственным школам социологического знания.

13. Левада Ю.А. об элитарных структурах в советской и постсоветской


ситуации.

Понятие элиты - не эмпирическая, а - пользуясь известной терминологией М.


Вебера - "идеально-типическая" категория, то есть конструкт, используемый
для исследовательских целей.

Практически все современные трактовки и проблемы элитарных групп,


восходят к советскому периоду. Пока что уместна такая характеристика
российского общества, как постсоветское общество, так как его структура не
является чем-то новым, а стоит «на развалинах старого».

Советская ситуация: со сменой эпох (после 1917 г.) прекратили


существование все элитарные феномены российского общества. Их не только
уничтожила гражданская война, их место и функция в обществе в принципе
исчезла.

Главная ось всей социальной организации - всепроникающий механизм


партийно-советской номенклатуры, то есть жестко построенной "вертикали"
власти. В некоторых аспектах (назначенство, контроль сверху,
коррумпированность) советская номенклатура выглядела преемником
традиций старого чиновничества. Но уже по масштабам численности,
претензий, самоуверенного цинизма и безграничного страха перед
начальством значительно его превосходила. В отличие от своих
предшественников "новая" номенклатура не имела ни своей истории и
традиций, ни возможности для консолидации, ни малейших гарантий от
постоянно грозивших чисток и расправ.

Чтобы поддерживать собственную (по меньшей мере воображаемую)


устойчивость, вертикаль власти нуждалась в ресурсах поддержки разного
рода, которую обеспечивали карательные институты. Пресловутые
сталинские "чистки" верхушек военных и карательных ведомств были
направлены на то, чтобы держать их в таком же состоянии неуверенности,
экзистенциального и статусного страха, в котором жила вся номенклатурная
бюрократия.

В первые советские годы (примерно до середины 1930-х гг.) интеллигенция -


точнее, люди и традиции, оставшиеся от устаревшей структуры - нарочито
третировалась как "чуждое" явление. Интеллигенция получила признание
власти, лишь когда отказалась от свободы творчества в пользу
прислуживания власти и выполнения госзаказов.

Положение научного сообщества и ученых в партийно-советской системе


было следующим: востребованными были преимущественно прикладные
разработки, конкуретноспособные и экономически выгодные, нужные
партии; "чистая" (фундаментальная) наука и ее творцы почти всегда
оставались в загоне.

Люди воспринимали политическую верхушку, как бесконечно удаленная от


повседневных забот людей узкая группа. Массовая зависть населения к
знатным ("назначенным") и богатым не перешла в какие-либо активные
установки отторжения от пирамиды привилегий, но подпитывала готовность
участвовать в кампаниях доносительства и травли, направленных против ее
уже поверженных функционеров.

За семь десятилетий своего существования партийно-советский режим не


создал ни эффективных институциональных структур, ни устойчивых
социальных конструкций, пригодных для исполнения роли опорных элит. В
них царили произвол и назначенство. В лучшем случае можно было говорить
о подобии элит или заменителях, эрзац-элитах власти и различных сфер.
Разлом и крушение советской системы за последние 15 - 20 лет обнаружили
ограниченность этих структур со всей очевидностью.

Главная иллюзия инициаторов перестройки - представление о возможности


коренным образом изменить общественно-политическую систему страны
"сверху", то есть с помощью госпартийного механизма. Влияние Горбачёва
было слишком слабым, а механизм не подходил для выполнения этой
задачи. Вторая иллюзия: формирование в обществе новой элитарной
структуры на основе коалиции "реформаторской" части партийной верхушки
с демократически настроенной интеллигенцией.

Постсоветская ситуация: определившаяся в последние годы (ко второму


президентскому сроку В. Путина) ситуация в российском обществе
суммирует и собирает в один узел проблемы, накопившиеся и не решенные
ранее. Изменения внутри элитарных (высокостатусных,
высокообразованных) групп также в значительной мере связаны со сменой
поколений и стиля деятельности. Уходят те, кому приходилось выдерживать
идеологические и бюрократические накаты советского периода;
выдвигаются другие, не знавшие такой общественно-политической школы и
связывающие свое статусное и материальное возвышение уже с
прагматическими обстоятельствами пореформенных лет.

Вряд ли можно сегодня - и в обозримом будущем - ждать сенсационных


поворотов в настроениях элитарных (как и прочих) групп российского
общества. Факторами изменения обстановки могут стать эрозия нынешних
массовых надежд, исчерпание материальных и моральных ресурсов
существующей расстановки общественных сил.

14. Тихонов А.В. о посткризисном синдроме отечественной социологии.

Отечественная социология может быть определена как исторически


развивающееся производство знаний о закономерностях функционирования
и изменения эмпирического объекта, каким выступает российское общество,
представленное в научной абстракции как российская социальная
реальность.

Субъектом производства выступает вполне определенная группа


профессионально подготовленных людей — социологическое сообщество.

Посткризисный синдром — это вполне естественное после очередного


крутого поворота истории тяжелое размышление и переживание
социологами своего нового положения в изменившейся стране
(институциональный аспект) и своего места и роли в науке, а конкретнее — в
социально-научном знании (эпистемологический аспект).
Появление нынешнего посткризисного синдрома обусловлено очередным
витком коэволюции взаимодействия, социологии и общества, наступившего
после тяжелейшего системного геополитического, геоэкономического и
геокультурного кризиса СССР — России в 1990-е годы и одновременно
героического этапа для отечественной социологии.

Один из «симптомов посткризисного синдрома»: За последние восемь лет


внимание социологического сообщества переключилось с вопроса, куда идет
Россия, на вопрос, куда идет отечественная социология. Это видно по
изменению повестки Всероссийских социологических конгрессов. Часть
социологического сообщества не под давлением государства, а
добровольно, по старой российской и советской традиции «служения»
попыталась восстановить в условиях нового политического режима статус
социологии как государственной науки.

Высказывания социологов на симпозиуме насчёт общей ситуации:

1) обвинение российской социологии в заимствовании у Запада; 2)


аморфности самой российской реальности, в которой, якобы, «нет ни
политики, ни публичной сферы, ни культуры», почему как бы не существует и
соответствующих проблем, а только этикетки; 3) нет в наличии научной
среды, ее необходимой плотности, разделяемых интересов, чувства
солидарности в средствах защиты собственной автономии, а есть команды,
либо тусовки; поэтому нет и полемики, дискуссий.

Главная мысль: наша социология как институт и как научная дисциплина не


успевает за метаморфозами российского общества.

Отмеченные выше симптомы посткризисного состояния могут быть как


свидетельством безнадежного заболевания «пациента», так и отправной
точкой для нового витка коэволюции нашего общества и отечественной
социологии. На вызовы нового века, по крайней мере, в изучении
общественного мнения, Россия ответит либо повторением американского
опыта, используя «преимущество отсталости», то есть способность к
ускоренной адаптации, либо, что не исключено, предложит свои ответы.

У российской социологии есть своя история, которая неразрывно связана с


историей мировой и отечественной социологической мысли и с историей
своего общества. По всем признакам у нас завершился бурный этап
экстенсивной институционализации со своими плюсами и минусами.
Плюсы: полипарадигмальность, признание социологии как академической
науки и университетской дисциплины, появление нового поколения
дипломированных специалистов, освоение западной социологической
мысли, мониторинговые исследования и другие.

Минусы: фрагментация социологического знания, разделенность


социологического сообщества на группировки, трудности
внутридисциплинарной коммуникации, отсутствие общих теоретико-
методологических ориентиров и другое.

Проблема не в том, что мы растворились в западной социологии, а в том, что


мы еще недостаточно выделились как самостоятельное и творческое
направление мировой социологической мысли. В целом, несмотря на
повышенную и даже крикливую критичность в адрес властей и социологии,
состояние социологического знания говорит о его значительном потенциале
в решении как научных, так и практических проблем.

15. Концепция социологии жизни Ж.Т. Тощенко.

Изучение жизненного мира (сознания и поведения людей в своеобразных


социально-исторических условиях) переводит социологию из плоскости
регистрируемой науки в плоскость активной общественной силы,
участвующей в решении всех без исключения актуальных проблем развития
человека и человечества.

Жизненный мир – это мир Человека, мир людей, мир в человеческом


измерении, мир существования и функционирования человеческого
потенциала, мир возможностей человека, его восприятия и реакции на
происходящие в обществе перемены и его готовности понять, принять/не
принять, содействовать/быть пассивным/противостоять осуществляемым
государством и обществом преобразованием.

Изучение жизненного мира людей включает в себя 1) реальное


общественное сознание во всем его противоречивом развитии; 2)
деятельность, действительное поведение людей; 3) условия, в которых
реализуются реальное сознание и соответствующее ему поведение людей.
Всё это позволяет назвать данную концепцию социологией жизни, так как
она оперирует показателями взаимодействий людей в процессе решения
реальных проблем и отношения ко всему тому, что происходит в обществе, в
котором они работают и живут.