Вы находитесь на странице: 1из 36

Десница Господня вознесе мя,

десница Господня сотвори силу.

Псалом

Л
етом 1503 года шел по пыльной дороге юноша
в белой, искусно вышитой рубахе, но босой, не­
ся за спиной узелок и привязанные к нему сапо­
ги. Вот миновал он бедную деревеньку, не обра­
щая внимания на преследовавших его до околицы
двух собачонок. Поднялся в гору, над которой
клубились пышные белые облака. Звенит над по­
лем жаворонок. Клонятся к дороге метелки трав...
Радостью исполняло сердце юноши всё это Божие тво­
рение. Шел он и пел псалмы.
Ранним утром этого дня юный путник покинул Галич,
свой родной город, когда весь дом еще спал. Еще солнце не
показалось, но птицы проснулись и наполняли воздух сви­
стом и щебетом. Огромное озеро, на берегу которого сто­
ит Галич, курилось золотистым туманом... Ничего не ска­
зал он своим родителям, покидая их навсегда. Разве он их
не любил? Любил. Не было для него никого дороже их. Ни
отец, ни мать за все пятнадцать лет его жизни резкого
слова не сказали ему.
Отец его, дворянин Белый, ведал хозяйством разным во
дворце галичского князя, был богат, но нрав имел не такой, как
у многих других придворных. Дом его был скромен. Избегал он
пиров и увеселений, раздавал много милостыни, а всякий пра­
здник с супругой и сыном шел в церковь Божию.
3
Слуги домашние для него были тоже как чада его,
и ко всем он был справедлив и добр. Как выдастся свобод­
ный вечер, достает он из сундука любимое чтение семьи
и всей челяди — огромный Синаксарь, в коже и меди, пе­
реписанный для него монахами Авраамиева Успенского мо­
настыря, что находился на противоположной от города сто­
роне озера.
Многие монастыри посетили родители юноши, молясь о том,
чтобы Господь даровал им чадородие. Они желали иметь сына.
Вот и вымолили... Когда супруга Белого была на сносях, при­
шла она в храм к Литургии, и во время пения вдруг раздался
из ее чрева детский голос, который услышали многие молящи­
еся: ’’Свят, свят, свят Господь Саваоф!” Трижды прозвучал этот
полный радости возглас, удивив ее несказанно. Конечно, после
столь явного чуда родители юноши усилили свои духовные по­
двиги, а когда он рос, то учили его молиться и жить по-христи­
ански, как бы заранее готовя к иноческой жизни. И он полю­
бил молитву. Полюбил детской своей душой Господа нашего
Иисуса Христа, распятого за нас. Потом выучился он и читать
и стал заменять отца во время домашних чтений житий святых.
Прошлым летом отец ездил по делам в Кострому
и побывал в монастырях на Обноре и Нурме. В Павло-Об­
норском монастыре узнал он, что недалеко от них, на той
же реке Нурме, в самом глухом лесном месте, появился
отшельник Корнилий, монах Кирилло-Белоезерского мо­
настыря, великий подвижник духа.
Многие города и обители посетил Корнилий, но вот,
оставив всё, пришел для безмолвной жизни в дикий
и страшный Комельский лес, по которому и проез­
ж ать-то надо было с опаской, — столько тут было зве­
рей и разбойников. Поселился Корнилий в хижине,
брошенной разбойниками. Начал молитвенную жизнь,
питаясь лесными травами, ягодами, кореньями, копал
огород и заготавливал бревна для будущего храма.
— И вдруг, — рассказывал отец, — пришла туда толпа
разбойников, которым что-то понадобилось в их старой
хижине, а вернее сатана внушил им пойти туда, намерева­
ясь при их помощи изгнать подвижника вон. Увидели они
монаха в ветхом подряснике и выцветшей скуфейке, бело­
бородого и, следуя злобному внушению бесов, закричали:
”Убьем его!,, Выхватили длинные ножи, а монах стал на
молитву, не обращая на них внимания. ”Убьем!” - крича­
ли они, как безумные, и вот устремились на Корнилия, но
передний из них вдруг упал, а на него свалился другой,
хижина наполнилась мраком. Разбойники начали кидать­
ся друг на друга, зарезали во тьме своего главаря и со
страшным криком и топотом убежали в лес. Корнилий же
возблагодарил Господа, что услышал Он его молитву. Ны­
не около него живут еще два инока. Часто по ночам мона­
хи Павло-Обнорского монастыря видели над тем местом,
где живет Корнилий, чудесный свет... Там, конечно, будет
святая Божья обитель.
Отец вздохнул:
- Каждому Господь посылает житие по его устрое­
нию... А как бы хотелось мне...
Он умолк. А сын понял, чего хотелось ему, — быть ря­
дом с этим Божьим человеком на реке Нурме. Еще прихо­
дил крестьянин-странник, побывавший в недальних мона­
стырях в Железноборовском, в Ферапонтовой на реке
Монзе, а затем и в монастырях за рекой Костромой, в оби­
телях на Обноре и Нурме. Был он у старца Корнилия и
получил от него благословение.
—Вот там-то, у него, самая и молитва! —сказал стран­
ник. Гудит высоченный темный лес, кричит неведомая си­
ла, ухает, шипит, бормочет, стало быть пугает, а Корни­
лий перед иконами —весь в облаке света! Господь его со­
храняет, угодника Своего.
Сложил в сердце своем эти рассказы юноша. Спит, а во
сне шумит ему могучий Комельский лес... Молится в гор­
нице светлой, а видит себя в бедной хижине... Наконец ре­
шился. Из житий святых он знал, что и многие преподоб­
ные начинали свой путь ко спасению так: уходили тайком
из родного дома.
Промолившись всю ночь, не уснув ни на минуту, взял
он узелок, а в нем хлеб и рубашка запасная, и сапоги.
’’Господи, благослови!” Замершей от волнения душой при­
слушался к своей совести и облегченно вздохнул: благо­
словил Господь милостивый...
Караульщик, дремавший у ворот, подумал, что дитё
боярское перед заутреней решило к озеру сходить, —лю­
бит подивиться на просыпающийся мир Божий... И опять
задремал.
И вот солнце всё выше, и уже стало пригревать, а по­
том и припекать. Верст, может быть, пятнадцать отошел
юноша от Галича и ни одного путника не встретил.
И вдруг увидел впереди себя высокого, чуть сгорбленного
старика в белом балахоне с монашеским кожаным поясом
и в черной скуфье.
Переставляя длинный белый посох, он шел легко, слов­
но плыл по воздуху. ’’Откуда он взялся? —подивился юно­
ша.—Только что на дороге никого не было”. Он нагнал монаха,
сердце его почему-то сильно забилось, он так взволновался, что
дух перехватило. Ста­
рец обернулся. О, какой
благолепный лик! Какие
седины! Сколько доброй
и мудрой ласки в голу­
бых глазах! Юноша бро­
сился на колени. ’’Бла­
гослови!” — сказал одно
слово, сложив крестооб­
разно ладони.
— Мир тебе, чадо,
Бог да благословит те­
бя! — сказал старец,
поднимая его. — Отку­
да ты и куда идешь,
и чего хочешь от меня,
убогого старика?
Юноша рассказал
старцу о себе и открыл
свою тайну, что хочет
стать иноком и ушел
для этого из родитель­
ского дома.
— Доброе это дело
и угодное Богу, - ска­
зал старец. — Но где
же думаешь ты иметь
свое пребывание?
— Я думал, отче,
о пустыни преподобного
Корнилия. И если на то
будет воля Господа Бога
и Царицы Небесной...
— Верь мне, - ска­
зал старец, — есть та­
кая их воля. Ты не
ошибся, выбирая оби­
тель. Слава Тебе, Господи! А вот и я инок сей новоустро­
енной обители. Послан я был с поручением в Галич, и ны­
не иду назад. Пойдем вместе. Я умолю Корнилия, чтобы
принял он тебя в число братии.
Шли они не останавливаясь, не оставляя молитвы. Минова­
ли Железноборовский Иаковлев монастырь на Тебзе, перепра­
вились через реку Кострому и углубились в вековые леса. На­
стало уже утро другого дня. Старец вел юношу уверенно, сра­
зу находя среди чащобы, болот и бурелома нужные тропы.
Юноша понял, что одному здесь ему было бы, пожалуй,
не пройти. Местами почти ночная тьма стояла в густоте
еловых лап. Грибные и смолистые запахи дурманили голо­
ву. Вот в чаще вдруг кто-то сорвался с места и, затрещав
валежником, побежал прочь... А вот любопытствующий
заяц смотрит и не боится человека. Вдруг — широкая по­
ляна, по опушке красно от земляники... Перешли через
несколько оврагов необыкновенной крутизны и взобрались
на холм, где расположились на отдых. Вокруг —волны ли­
стьев и хвои, будто море изумрудное... А вдалеке блестя­
щей полосой видна Обнора, извилистая лесная река, тут
в нескольких святых обителях спасаются рабы Божии. От­
дохнув, путники с молитвою пошли далее.
Старец, неспешно шагая, поучал юношу словесами от
Священного Писания. Рассказал о том строгом уставе, ка­
ким живут Корнилий и братия его, что послушание есть
почти всё спасение для инока, почему и надо повиновать­
ся со смирением не только игумену, а и всем старшим
братьям-инокам. А смиренному дарует Щедродатель Гос­
подь молитву и покаяние...
— Не всякому это посильно, —говорил старец. —Толь­
ко тот инок, который забыл о себе для Бога и мертв для
мира, может нести столь великий труд.
Моли Бога, чадо, чтобы дал Он тебе силу проводить
равноангельское житие.
Наконец вышли они к небольшой речке Нурме, текущей
в Обнору. На другой берег вел узкий жердяной мостик,
а там на крутом возвышении стояло несколько бревенча­
тых хижин, крытых камышом, и небольшая деревянная
церковка. Жердяная ограда окружала бедную обитель.
—Видишь ли, чадо, монастырь сей? - сказал старец. -
Иди ко блаженному Корнилию, да будешь благодатию
Христовою инок. Творец всего да сподобит тебя ангельско­
го образа, и да будешь ты сосуд избранный Святаго Духа.
Юноша пал на колени перед старцем, тот благословил
его и стал невидим.
Пораженный и недоумевающий юноша огляделся —нет
нигде старца благолепного! И понял он тогда, что это бы­
ло Божие посещение, чудо... что это Господь его благосло­
вил на иночество. Он перешел на другой берег и поднялся
вверх по тропе. У ворот он встретил монаха, вышедшего
с ведрами и коромыслом, поклонился ему земно и спросил,
можно ли видеть игумена. И тот указал ему келлию стар­
ца Корнилия. Игумен как будто ждал его, словно извещен­
ный кем-то о его приходе. Он, будучи прозорливым стар­
цем, тотчас увидел, что пришел будущий великий по­
движник, угодник Божий. Но, по обычаю монастырскому,
стал предостерегать его:
— Чадо! Ты видишь, как убога и бедна сия обитель.
В скудости и непрестанном посте, молитве и трудах с ут­
ра до ночи мы проводим тут все дни, плача о своих грехах
и призывая милосердие Божие. Ты же юн, возрастал при
родителях в полном достатке. Как можешь ты перенести
предлежащий тебе здесь труд?
— Отче, —отвечал юноша. —Так как Сам Бог, желаю­
щий всем людям спасения, привел меня к твоей святыне,
то всё, что ты велишь мне делать, я буду исполнять. Толь­
ко прими меня грешного к себе и облеки в иноческую
одежду.
И более ничего не сказал игумен, а сам, вместе с ним,
построил ему келлию с камышовой крышей и, по освяще­
нии ее, благословил юношу поселиться в ней.
— Благословен Бог, чадо! — сказал он. — Отселе будь
служащим братии со всяким смирением, терпением и по­
слушанием. Вскоре преподобный Корнилий во время Ли­
тургии постриг его во иноческий образ в своем храме Вве­
дения Пресвятой Богородицы и нарек ему имя Кирилл, в
честь одного из великих учителей Церкви святого архи­
епископа Александрийского Кирилла, скончавшегося 27
июня 444 года. Вероятно, день памяти св. Кирилла и был
днем пострижения нового инока, будущего преподобного.
Инок Кирилл со всем пылом юности начал свои пустын­
нические подвиги, ни в чем не отставая от братии, которой
поначалу показалось, что новоначальный, не рассчитав
своих сил, скоро угаснет. Но этого не случилось. Кирилл
был избранный сосуд Божий, жил он для единого Бога,
любя всё Его творение. Всякой красотой, которую он заме­
чал, любовался он с молитвой и умилением: ’’Дивны дела
Твоя, Господи!”
’’Каков же рай Божий? — думал он. — Если здесь так
благолепно, то там...” Мир Божий говорил ему о Боге
и учил богомыслию. Земная природа — одна из великих
священных книг, открывающая приступающему к ней
с вопросами безсмертные истины и из них главную —бы­
тие Отца Небесного.
Кирилл проходил разные послушания. Он помогал
хлебнику месить тесто, заботясь в то же время о дровах
для печи и о воде, то собирал в лесу и рубил валежник,
то трудился на огороде, занимаясь поливкой, окапывани­
ем, прополкой... Неукоснительно исполнял и полное мо­
литвенное правило, засыпая ночью только на четыре часа.
В храме же пел на клиросе, а через несколько лет стал ие­
родиаконом и нес это служение с великой радостью, удив­
ляя братьев и даже самого старца Корнилия своим неуга­
симым пылом любви ко Господу и Приснодеве Марии.
Родители иеродиакона Кирилла все это время искали
своего пропавшего сына, всюду расспрашивая о нем,
и уже начали считать его погибшим. Дворянин Белый объ­
явил о значительной награде тому, кто доставит ему вер­
ное известие о сыне, живом или мертвом. Но годы шли,
а никаких вестей не было. Сильно стали скорбеть, но все
же без ропота. “Видно, Богу так угодно”, — думали они.
Стали они помышлять о том, чтобы уйти им от мира. К
этому времени прошло семь лет со дня исчезновения сы­
на. И вот в 1510-м году, по обычаю приходящих в Галич
странников, остался у Белых на ночлег инок из Корнили­
ево-Комельского монастыря. Он-то и открыл им местопре­
бывание сына рассказал о его подвижнической жизни,
удивляющей даже опытных монахов.
Возблагодарив Господа, родители Кирилла продали все
свое имение. Мать решила поступить в один из монасты­
рей Галича, а отец, взяв часть денег для милостыни ино­
кам, отправился на реку Нурму. Он пришел к игумену и
не сказал ему, что хочет видеть сына, но попросил разре­
шения раздать в храме всем инокам милостыню ради Хри­
ста, надеясь увидить сына своего, который к этому време­
ни был уже рукоположен во иеромонаха. Перед началом
Божественной Литургии отец Кирилла, взяв благослове­
ние у игумена, вошел в храм, где собрались все иноки, и
не узнал сына: так сильно тот переменился за эти годы.
Кирилл же, приняв от
отца подаяние, незаметно
вышел из храма и, отдав
всё нищим, вернулся.
После службы в своей
келлии он, угадавший
намерение своих родите­
лей, так молился:
— О всемилостивейшая
Госпоже, Богородице Дево!
Ты упование наше и по­
кров, прибежище всем хри­
стианам. Потому и аз греш­
ный надеюся на Тя. Моли­
ся, Госпоже, Сыну Своему
и Богу нашему за родите­
лей моих, да не отлучены
будут вечныя жизни, да
сподобит их Господь вос­
прияти благой ярем свой —
иноческий образ, да при­
чтены будут иноческому
стаду!
Молитва его была ус­
лышана.
Отец, не нашедши сы­
на, стал скорбеть и на
другой день во время Бо­
жественной Литургии
плакал так горько, что
старец Корнилий при­
звал его к себе и сказал:
— Чадо! Поведай мне
о своей горести. Да по­
даст тебе Господь через
меня грешного облегчение, чтобы не пришел ты в от­
чаяние, которое уничтожает мужество духа и ведет
человека к погибели.
Тогда отец К ирилла признался, что хотел бы видеть
своего сына, который семь лет тому назад покинул
родной дом. Старец Корнилий сам пошел к иеромона­
ху Кириллу и тот, уступая его советам, вышел к отцу.
Родитель был пораж ен переменой, происшедшей
в нем: перед ним стоял изможденный и бледный, но
светлый ликом инок с проницательным взглядом. Уви­
дев плачущего отца, Кирилл стал на колени и испро­
сил у него прощения за тайный уход из дома.
— Отец! — сказал он. — Я ушел из мира, возненави­
дя всё суетное, оставив временное для вечного. Ни для
чего, и даж е для родных своих, я не хочу отвлекаться
от небесного.
И тут отец объявил ему, что он для того только хотел
своими глазами убедиться, что сын его здесь, в этой святой
обители, чтобы самому поступить в число иноков. Обрадо­
ванный Кирилл сообщил об этом игумену, и тот постриг
отца его в ангельский образ с именем Варсонофия, наста­
вив его в монашеском житии и отдав под руководство сы­
на-иеромонаха. Спустя восемь дней после этого, из Галича
пришло известие, что мать Кирилла, принявшая иночест­
во с именем Елены, скончалась. Много молились иноки Ки­
рилл и Варсонофий о упокоении ее души, умоляя Господа
простить ей грехи вольные и невольные и даровать ей при­
частие вечных Его благих, наслаждение вечныя и безко­
нечныя жизни...
Через три года иеромонах Кирилл похоронил на брат­
ском кладбище и своего отца, инока Варсонофия, стяжав­
шего общее уважение своей высокой молитвенной ж из­
нью. Оплакав его, Кирилл сказал самому себе: ”И я смер­
тен” — и удвоил свои духовные подвиги. Из братии толь­
ко иеромонах Геннадий, любимый ученик игумена Корни­
лия, мог сравниться с ним в неутомимости и непрестанно­
сти предстояния своего пред Богом.
Стал Кирилл помышлять о еще больших подвигах —об
отшельничестве, о блаженном безмолвии перед лицом Гос­
пода без надежды на помощь от людей.
Старец Корнилий, и сам всегда мечтавший о том же,
и уже испытавший здесь, на реке Нурме, до основания
обители, всю сладость одиночества под зашитой Божией,
одобрил его намерение, так как знал, что оно внушено ино­
ку Богом, но предупредил, что, может быть, долго и много
придется ему постранствовать по Руси, прежде чем Гос­
подь назначит ему место молитвенного уединения.
Взяв у старца Корнилия благословение, Кирилл вышел
тайно от братьев, ничего с собой не имея и одевшись во все
самое ветхое. Много дней пробирался он пешком к северу,
не заходя ни в города, ни в селения, питаясь травами, ко­
реньями — тем, что научились находить съедобного от­
шельники на Руси. Он находил много мест в лесах и на
безлюдных берегах рек и озер, где можно было бы и оста­
новиться для отшельнического жития. Видел брошенные
охотничьи избушки, подходящие для жилья пещеры, от­
крывал даже отшельников, по многу лет не видавших че­
ловеческого лица; но шел дальше, так как Господь ничего
не говорил ему.
Так добрался иеромонах Кирилл до Северной Двины
и Пинеги, а там и до Мезени. Сильно он бедствовал, стра­
дал от холода. Одежда его стала рубищем. Но он продол­
жал двигаться, совершая молитвенные подвиги в пустын­
ных местах, не боясь ни зверей, ни лихих людей. Не под
силу человеку такие подвиги без помощи Божией. Кирилл
шел не замечая, что ступни босых его ног обморожены
и кровоточат, потрескалась кожа на руках, а волосы и бо­
рода отросли, и стал он страшен видом для случайных
путников —иные бросались бежать от него прочь... В этих
холодных краях странствовал он два года. На третье лето
пошел к Москве, всюду посещал святые места, но обходил
мирские дома.
Прошел он вокруг Москвы и двинулся на Псков и Нов­
город. Деньги, если кто наделял его ими, он отдавал ни­
щим, себе же брал только что-нибудь из съестного. И, ко­
нечно, никому не открывал о себе, кто он и откуда. Терпя
крайнюю тесноту во всем, он благодарил Господа, прово­
дя ночи в молитве под открытым небом. Он всё ждал, что
Господь назначит ему какое-нибудь одно место, и вот уже
пошел пятый год странствий, но Господь всё испытывал его
и ничего не говорил ему. Однажды в глухом и диком мес­
те он встал на молитву и не прерывал ее несколько дней,
не принимая ни пищи, ни питья. И услышал голос с неба:
- О, блаженный Кирилле! Ты сохранил заповеди Мои,
прошел скорбный и тесный путь. Ныне иди к Белоозеру,
там Я уготовал тебе место твоего спасения.
Горячо возблагодарив Бога, преподобный пошел
в указанную сторону. Дойдя до Тихвинского Успенского
монастыря, он сел, как нищий, на паперти собора и три
дня не сходил с нее, совершая ночные молитвы после то­
го, как все уходили. На третью ночь явилась ему в тонком
сне Богородица и сказала:
— Угодник Пресвятыя Троицы, раб Мой Кирилл! Иди
к Белоозеру, как сказал тебе Господь. Там найдешь ты от­
радное место, где в покое, окруженный братиями-сопост­
никами, окончишь и дни свои. Возьми с собой икону Мою.
Очнувшись, преподобный Кирилл увидел у себя на ко­
ленях Тихвинский образ Царицы Небесной, небольшую ко­
пию с чудотворной иконы, находящейся в Успенском мона­
стыре, возле собора которого он и сидел. Он тотчас встал и
пошел и, выйдя из города Тихвина, увидел — а была еще
ночь —столп чудесного света, идущий перед ним вдалеке.
Он понял, что Господь дал ему небесного проводника. Да­
же днем преподобный Кирилл видел его впереди.
Миновали они много селений и небольших городков,
шли лесами, переходили реки, обогнули несколько озер и
наконец поднялись на гору, с которой преподобный увидел
большое круглое озеро и в восточной его части, очень близ­
ко к берегу, —остров, покрытый лесом. Было 4 марта 1517
года. На озере еще лежал чуть подтаявший лёд, засыпан­
ный темнеющим снегом, деревья чернели голыми ветвями,
но огромные ели и сосны были как в шубах из густой хвои.
Место было настолько прекрасно, что преподобный за­
любовался им:
—Милостив Ты, Господи, к грешному человеку! Неуже­
ли сие райское место предназначено мне, недостойному
и убогому? Столп же чудесного света, остановившись по­
среди островка, пропал. Был день преподобного Герасима,
иже на Иордани, которому кротко служил лев, как служи­
ли звери до грехопадения Адаму, —пустынника, пять дней
в неделю не зажигавшего огня и не употреблявшего в пи­
щу ничего вареного.
Это было Новое озеро, а островок назывался Красным,
по красоте его.
Преподобный с иконой Богоматери в руках сошел на
лед и вскоре оказался на острове. Здесь, пригнув к земле
густые ветви ели, он устроил себе род хижины, поставил
икону и стал петь благодарственный молебен. И вот блес­
нул над островом свет и перед Кириллом появился сияю­
щий Ангел, который сказал ему:
— Сей остров назначен Господом тебе. Здесь ты спа­
сешься, но принимай к себе и желающих иночествовать
и спасаться вместе с тобой, будь отцом им. Завтра пойди
на берег в деревню Шидни к крестьянам Дмитрию, Давы­
ду и Григорию, испроси у них позволения здесь жить: они
владельцы земли сей.
А эти крестьяне ночью как раз возвращ ались домой
и были поражены ужасом, увидев, что на принадлеж а­
щий им островок спустился молниеобразный кры ла­
тый Ангел.
—Это неспроста! —решили они. — Пойдем, помолимся,
не откроет ли нам Господь, что это такое.
Еще не окончили они молитвы, как пришел к ним пре­
подобный Кирилл со смиренной просьбой позволить ему
жить на их острове, и сказал им, что он иеромонах из Кор­
нилиево-Комельского монастыря. Крестьяне с большой
радостью согласились и даже сказали, что если он постро­
ит там монастырь, они от этой земли откажутся в его
пользу. Снабдив преподобного хлебом и разными припаса­
ми, они обещали, что придут помочь в строительстве кел­
лии. И в самом деле, они взяли топоры и, переправившись
на остров, начали стро­
ить избушку для препо­
добного, а затем и домик
побольше, на несколько
келлий, для будущих
иноков. Преподобный
Кирилл трудился вмес­
те с ними, удивляя их
своей выносливостью.
В следующем году,
когда на острове уже
появилось несколько
братий, были построены
две церкви: одна во имя
Пресвятой Богородицы
Одигитрии, другая в
честь Воскресения Хри­
стова. Обитель всё более благоустраивалась. В ней нача­
лись ежедневные службы... Непостижимо быстро устроил­
ся этот монастырь!
Явились и благотворители, доставившие инокам средст­
ва для покупки книг, утвари, колоколов, а великий князь
Василий — отец царя Иоанна Грозного — пожаловал на
прокормление Новоезерскому Воскресенскому монастырю
ближайшие земли с деревнями Кобылино и Шидни, в том
числе и самый остров с озером, в котором было много рыбы.
Для духовной поддержки Новоезерского игумена вели­
кий подвижник, основатель Свято-Троицкого монастыря
на реке Свири, преподобный Александр в 1520 году при­
слал на Красный остров своего сподвижника, старца Ники­
фора. Старец этот прибыл к северной стороне озера спус­
тя два часа после захода солнца и тут, утомленный, помо­
лился и заснул прямо на земле. Преподобный же Кирилл
в это время молился у себя в келлии. Читая кондак Бого­
родице ’’О, всепетая Мати...”, он вдруг сердцем почувст­
вовал присутствие вблизи монастыря кого-то, посланного
сюда Богом. Окончив молитвы, старец сел в лодку и по­
плыл к северному берегу, где и нашел старца Никифора, —
при этом луч яркого света пал на них с неба. Впоследствии
старец Кирилл, поставил на этом месте крест.
Восемь дней они вместе молились в Воскресенском монасты­
ре, в короткое время отдыха после трапезы беседуя и получая
духовную пользу друг от друга, радуясь такому общению и бла­
годаря за то Господа. Кирилл немало дивился тому, что спо­
движник Александра Свирского и сам основатель Важеезерской
пустыни пришел к нему пеший и в тяжких веригах.
Не все, однако, было спокойно на Новом озере. Враг ро­
да человеческого, нечистый дух, послал безбожных и гру­
бых людей незаконно ловить рыбу в монастырских водах.
Они не только ловили рыбу, но приставали к острову,
жгли на острове костры, шумели, оскорбляли иноков.
Преподобный Кирилл говорил им:
—Зачем скорби и пакости наносите нам, человеки? Ведь
это бесовское наущение. Не зазорно ли вам быть игруш­
кою у нечистых духов?
Однажды на остров явилась шайка разбойников во гла­
ве с атаманом по имени Иван. Они приступили к старцу с
угрозами:
— Мы знаем, что ты копишь деньги на строительство
монастыря. Не отдашь их нам - убьем!
—О, любимые чада отца вашего диавола! - воскликнул
старец. —К нищему вы пришли с угрозами. Вот моя кел­
лия, дверь открыта. Идите и возьмите что хотите.
Атаман вошел в келлию и вдруг начал кричать и звать
на помощь, там его встретили двое юношей в белом и ста­
ли бить веревками. Это были Ангелы Божии. Но товарищи
атамана не успели откликнуться на его зов, - они внезап­
но ослепли и, пораженные ужасом, тоже стали кричать
и просить о помощи. Преподобный Кирилл пожалел их
и стал молиться ко Господу, чтобы Он простил и исцелил
разбойников. Те, исцеленные, но испуганные, ушли с ост­
рова, чтобы уже и близко не подходить к этому озеру.
Некий крестьянин Евдоким ночью тайно приплыл
к острову нарезать липовых ветвей для каких-то своих по­
делок. К утру он нагрузил ими свою лодку и отплыл
к северному берегу, то есть через большую воду, но лодка
вдруг ни с того ни с сего перевернулась, крестьянин стал
тонуть и взывать о спасении. Один из монахов увидел это
и поспешил к игумену. Преподобный же взял крест и,
прибежав на берег, осенил этим крестом погибавшего.
В тот же миг утопающий ухватился за лодку, а подняв­
шийся ветер прибил ее к острову, прямо к ногам старца.
Преподобный простил его и отпустил домой.
Трое воров пробрались ночью в храм Воскресения Хри­
стова, сняли колокола, завернули их в войлок, переправи­
лись с острова на берег и хотели уйти, но, не найдя доро­
ги, заплутались в лесу, а утром, измученные, вновь, к сво­
ему изумлению, оказались против острова. Там на берегу
стоял старец Кирилл и, как бы не зная ничего, приглашал
их сесть в лодку и плыть к нему. Не понимая, что делают,
они вместе с колоколами переехали на остров. Развернув
кошмы, преподобный, как бы не зная, что они украдены из
его храма, спросил, не продавать ли они привезли колоко­
ла сии... Тем ничего не оставалось, как упасть на колени и
просить помилования.
—Дети мои! —сказал преподобный. - Похищая чужое,
никто еще не обогащался, но многие теряли и свое. Запре­
тив им впредь воровать, старец приказал накормить их и
отпустить, снабдив на дорогу хлебом.
За свою богоугодную жизнь преподобный Кирилл еще
при жизни удостоился дара чудотворений. Так занемог од­
нажды князь Иоанн Пеньков, имевший владения у Кубен­
ского озера. Долго он маялся, не находя облегчения, но вот
увидел во сне старца монаха, который благословил его
и сказал: ”Иди в Тихвин, помолись там у чудотворной ико­
ны Божией Матери, а потом приходи ко мне на Красный
остров, в монастырь Воскресения Христова, - здесь полу­
чишь полное исцеление”.
Князь всё исполнил и, прибыв со многими дарами на
Новое озеро, пал к ногам преподобного Кирилла и просил
его отслужить Литургию и молебен с водосвятием. Была
зима, в храме стоял мороз: в те времена церкви вообще не
отапливались. Многие, не терпя холода, ушли задолго до
окончания службы, а преподобный, одетый только в худую
рясу и босой, служил со слезами на глазах, как бы видя
въяве Самого Господа и святых Ангелов Его. Князь со сво­
ими домочадцами и слугами причастился Святых Христо­
вых Тайн, а после молебна выпил святой воды. Во время
слушания благодаренных молитв он почувствовал себя со­
вершенно здоровым.
Преподобный Кирилл Божией благодатью исцелил в своей
обители несколько слепых, окропляя их с молитвою святою во­
дой и помазывая елеем во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Та­
ким же образом исцелял он и бесноватых. Однажды несколько
человек притащили в обитель своего товарища-купца, крепко
связанного цепями. Этот купец, возвращаясь с торгов, напился
воды из реки Колли, и в него вселился буйный бес. Помолив­
шись над ним, преподобный Кирилл окропил его святою водой,
и бес вышел из него.
Один из учеников старца, Дионисий, иеромонах, сам
уже старец, видел, что преподобному во время Литургии
сослужил неизвестный диакон, безбородый прекрасный
юноша в необыкновенно белых одеждах. Едва служба
окончилась, диакон этот исчез. Дионисий подошел с вопро­
сом о нем к Кириллу, и тот ответил:
— Чадо! Судеб Божиих не испытуй и до отшествия мо­
его ко Господу не открывай никому того, что сподобил те­
бя видеть Он, духовной радости Податель.
И вот для старца Кирилла настало время умирать —Господь
призывал его, исполнившего все, что было в его силах, к Себе.
Он тихо угасал, не оставляя молитвы, и последние несколько
дней наставлял братию, собиравшуюся у его одра.
— Приближается исход мой, — говорил он. — Предаю
вас, братие, в руце Божии, да сохранит Он вас и утвердит
во истине. Но я лишь телом своим ухожу от вас, духом же
буду всегда здесь, в этой святой обители. Да будет вам из­
вестно, что не оскудеет она по благодати Божией, если
между вами будет любовь.
Много наставлял преподобный чад своих, напоминая им
правила угодной Господу жизни в посте и всяком воздер­
жании. 4 февраля 1532 года, в день своей кончины, старец
около часа лежал с закрытыми глазами и без движения,
а потом как бы проснулся и обратился к братии:
—Отцы мои! Растет мятеж в людях, грядет беда великая на
нашу землю, гнев Божий... Сейчас видел я Царя, на престоле
сидящего, и пред ним двух отроков, имеющих на главах царские
венцы. И дал им Господь оружие на супротивных, и поперут
они всех врагов, и наше царство русское будет умирено Богом и
устроено... Вы же, братие, молитесь со слезами Господу и Пре­
чистой Его Матери о Русской державе.
И многие ужасались и плакали, слушая старца, и осеняли се­
бя крестным знамением. В следующем году скончался великий
князь Василий Ш, на Руси стала править от имени малолетне­
го наследника Иоанна —будущего царя Иоанна Грозного —мать
его, вдова скончавшегося князя, Елена Глинская. Воспитанная в
западных обычаях, не любившая ничего русского, она раздава­
ла должности по управлению государством своим родственни­
кам и разным выходцам из Польши и Литвы. Законы переста­
ли уважаться. Наступило время разбоя, насилий, грабежей, не­
праведных судов и всяких притеснений.
Так шло, пока Господь не сжалился над разоряемой Русью.
В 1538 году молодой великий князь Иоанн стал править держа­
вой при помощи советников-бояр, и, действительно, Русь уми­
рилась, как и предсказывал преподобный Кирилл.
Преподобный Кирилл завещал похоронить себя посре­
ди Красного острова и в той же одежде, в какой лежал при
смерти. Он причастился Святых Христовых Тайн и, ска­
зав: ’’Слава Богу за всё!” — скончался. Вся чистота души
старца отразилась на его лице: он как будто дремал в ми­
ре и покое. А на погребение его, кроме монастырской бра­
тии, собралось множество жителей окрестных деревень,
почитавших великого подвижника.
Один из учеников преподобного, старец Кириак, монас­
тырский рыболов, будучи тяжко болен, не смог присутст­
вовать при кончине своего наставника и много скорбел об
этом. И вот во сне явился
ему преподобный К и­
рилл, оградил его крест­
ным знамением и сказал:
—Зачем ты, брат Кири­
ак, столь сильно страж­
дешь? Встань и иди ловить
рыбу на потребу братии.
Пробудившись, инок
Кириак почувствовал се­
бя совершенно здоровым.
Он пришел ко гробу пре­
подобного и, как живому,
исповедал ему свои грехи.
Затем он рассказал бра­
тии о чуде, которое с ним
случилось, а на следую­
щий день отправился на
рыбную ловлю.
Тут было второе чудо. Он наловил такое множество рыб,
что хватило не только для братии, но и для всех, кто был
в этот день в обители: для нищих, паломников и всякого
рода посетителей, как бы в память усопшего подвижника.
Некий скоморох Стефан, всю жизнь потешавший празд­
ных и пьяных людей на ярмарках, впал в расслабление
и стал каяться в своих грехах перед Богом. Он вспомнил,
что в тех краях, где он живет, в Новоезерском Воскресен­
ском монастыре покоятся мощи святого старца Кирилла,
и пожелал помолиться там. Едва он это подумал, как ему
стало лучше, —он поднялся и пошел. Но, не доходя до мо­
настыря двенадцати верст, занемог, остановился, не имея
сил продолжать путь, и взмолился к преподобному: ”Свя-
тый отче Кирилле! Помоги! Даю обет: если Господь исце­
лит меня, постригусь в монахи!” При этих словах явился
ему как бы живым старец Кирилл, который сказал:
— Чадо! Восстань смело и иди куда шел, помолись
в храме Воскресения Господня у гроба моего, а затем ис­
полни обещанное.
Бывший скоморох, помолившись у раки преподобного,
стал здоров, постригся в иноки с именем Сергия и потом
жил в обители до самой своей кончины.
В 1542 году царю Иоанну Васильевичу Грозному, а он в
то время был отроком и еще великим князем (царем он
стал позднее —в 1547 году), явился во сне старец-монах в
бедной одежде и сказал, чтобы он на другой день до трех
часов не ходил в одну из палат, а именно в ту, где его все­
гда с утра ожидали люди: придворные чины, дьяки, бояре,
иностранцы.
—Чего ради не ходить? —спросил царь.
—Чтобы не подвергнуться напрасныя смерти.
—Кто ты, как твое имя и как ты осмелился войти в мои
покои?
—Я Кирилл Белый, пустынь моя находится в тридцати
верстах от Белозерска.
Проснувшись, царь молился до утра, а потом, чувствуя,
что ночному монаху надо верить, не пошел в палату, а
ожидавшие его там люди, не видя его на протяжении не­
скольких часов, недоумевали, почему он не идет. В три ча­
са дня послышался как бы удар грома — палата потряс­
лась и упала, задавив многих людей. Пораженный этим
случаем, царь начал расспрашивать приближенных о раз­
ных пустынях у Белоозера и скоро узнал, что старец К и­
рилл — покойный игумен Новоезерского монастыря. Он
вызвал оттуда настоятеля с одним из старцев. Это были
игумен Вассиан и иеромонах Сильвестр, которые привез­
ли царю образ преподобного Кирилла, просфоры и святую
воду. Узнав в изображенном на иконе святом своего спа­
сителя, царь облобызал ее и сказал:
— О блаженный отче Кирилле! Ты избавитель мой от
напрасной смерти, споспешник мой во святых своих молит­
вах ко Христу Богу. Щедро одарил царь Воскресенскую
обитель, пожаловав ей ризы, церковную утварь, столовые
медные и оловянные сосуды, водоносы, тысячу рублей на
строение и грамоту, по которой вся земля на три версты во
все стороны отходила в монастырскую собственность вме­
сте с деревнями, чем подтвердил дар своего родителя, ве­
ликого князя Василия III, сделанный в 1518 году.
Много чудес совершилось впоследствии по молитвам
преподобного Кирилла: прекращались повальные болезни,
исцелялись бесноватые и тяжко болящие люди, оканчива­
лись благополучно трудные роды, прозревали слепые.
В 1628 году Новоезерский монастырь посетила супруга
придворного боярина Анна Годунова, желая помолиться
преподобному Кириллу о даровании царю Михаилу Фео­
доровичу чадородия. После Литургии и молебна она по­
просила дать ей немного земли от гроба старца. Когда был
при пении тропаря приподнят помост над гробом, оттуда
поднялось благоуханное облако, распространившееся по
всей церкви. При этом внезапно исцелились двое больных.
В этом же году по указу царя Михаила Феодоровича и Пат­
риарха Филарета было проведено тщательное исследование
всех чудес, совершенных Господом через новоезерского чудо­
творца, их подлинность подтвердилась. Но церковное прослав­
ление преподобного последовало позже —в 1651 году.
Год спустя, 22 августа, была освящена новая каменная цер­
ковь Воскресения Христова, и в этот самый день Кирилло-Бе­
лозерский архимандрит Митрофан и Новоезерский игумен Ам­
филохий со всей братией, с кадилами и свечами, с пением поло­
жили святые мощи преподобного Кирилла в этом храме на пра­
вой стороне у южных дверей над тем местом, где ранее они бы­
ли под спудом, то есть в земле. В 1860-м году издан был и не­
известно кем составленный акафист святому.
В феврале 1722 года в солнечный морозный день из Ки­
рилло-Белозерского монастыря прибыл в Новоезерскую
обитель, на занесенный снегом остров монастырский, сан­
ный поезд, встреченный звоном колоколов и всей братией
с хоругвями и крестами. Из поместительного крытого воз­
ка вышел высокий военный в ботфортах и в шубе, накину­
той поверх Преображенского мундира.
Это был император Петр I. Он приложился к образу
преподобного Кирилла, который поднес ему игумен, вы­
слушал краткое приветственное слово и при пении братии
и звоне колоко­
лов вошел в
обитель.
Император в со­
провождении одно­
го из приближен­
ных и игумена оби­
тели осмотрел всё,
не исключая кел­
лий и хозяйствен­
ных помещений,
расспросил о сред­
ствах, имеющихся
у монаст ыря, пере­
смотрел деловые
книги и грамоты.
После молеб­
на он в келлии
игумена читал
житие препо­
добного Кирил­
ла, и было за­
метно, что он
отошел в это
время от все­
гдашних своих
царских забот.
Потом он при­
казал перело­
жить мощи пре­
подобного из ста­
рой гробницы в
новую, что и ис­
полнил позднее
архимандрит Ки­
рилло-Белозер­
ского монастыря
Иринарх.
Переехав мостик по дороге назад и поднявшись на возвы­
шенный берег, Петр вышел из возка взглянуть еще раз на ме­
стоположение монастыря, который провожал его звоном
колоколов.
Сосны на заснеженном островке вокруг белых стен, золотые
кресты и голубые купола в голубом небе, круглое озеро в кру­
тых берегах, покрытых стройными соснами и густыми елями,
всё в снегу... Тишина глубокая... Широко перекрестившись,
царь сел в возок, и поезд отправился в путь.
Это были Кирилловы места, Богом ему сужденные, мо­
литвой его овеянные. И, казалось, и чистый снег этот, по­
добный ангельским одеждам, и взращенные Господом и ус­
тремленные к небу деревья, и самый воздух, и всё-всё
в этом Божием творении — всё пело славословие святому,
исполнившему заветы Господа: ’’Взбранному и крепкому
адаманту, прогонителю бесов, новому чудотворцу победи­
тельная, страстей свободившеся, благодарственная воспи­
суем ти, отче наш Кирилле: но яко имея дерзновение
у престола Христова, верою чтущих тя, град же и люди
молитвою твоею сохраняй: ты бо еси императору кресто­
носному, и стаду твоему похвала и утверждение”. Аминь.

Конец и Богу слава!


Монах Лазарь

Житие преподобного Кирилла Белого


новоезерского чудотворца
Художник Стацевич Ольга
Верстка Хвостиков Фёдор

И здательство «Лоза»
390029, Рязань, у л .Чкалова, д .33 «А», т е л .76 -44-18.
Лицензия ИД N 000786 от 20.01.2000г.
Отпечатано в ОАО ЧПК. Зак. 4550