Вы находитесь на странице: 1из 179

Дэйв Робинсон, Джуди Грувс

Ф
ЛО ИЯ
СО
в комиксах
ÓÄÊ 1(091)
ÁÁÊ 87.3
Ð58
Introducing Philosophy: A Graphic Guide
Dave Robinson, Judy Groves
© 2013 Icon Books Ltd
 îôîðìëåíèè îáëîæêè èñïîëüçîâàíû ôîòîãðàôèè:
Nice_Media_PRODUCTION, Panos Karas, markara / Shutterstock.com
Èñïîëüçóåòñÿ ïî ëèöåíçèè îò Shutterstock.com
Ðîáèíñîí, Äýéâ.
Ð58 Ôèëîñîôèÿ â êîìèêñàõ / Äýéâ Ðîáèíñîí, Äæóäè Ãðóâñ. — Ìîñêâà : Ýêñ-
ìî, 2018. — 176 ñ. — (Íàóêà â êîìèêñàõ).
Êàê ðàçîáðàòüñÿ â ñëîæíîé çàïóòàííîé ôèëîñîôèè? ×òî òàêîå ðàçóì è ñî-
çíàíèå? Ñâîáîäíû ëè ìû â ñâîåì âûáîðå? Ìîæíî ëè äîêàçàòü ñóùåñòâîâàíèå
áîãà? Ìîæåì ëè ìû âîîáùå áûòü â ÷åì-òî óâåðåíû? Êíèãà Äýéâà Ðîáèíñîíà
è Äæóäè Ãðîâñ ïîìîæåò ðàçîáðàòüñÿ â õèòðîñïëåòåíèÿõ ôèëîñîôñêîé ìûñëè.
Ïåðåä âàìè ïðåêðàñíî èëëþñòðèðîâàííîå ïîñîáèå äëÿ âñåõ, êòî èíòåðåñóåòñÿ
ôèëîñîôèåé è âîïðîñàìè, êîòîðûå îíà ñòàâèò ïåðåä íàìè.
ÓÄÊ 1(091)
ÁÁÊ 87.3

Âñå ïðàâà çàùèùåíû. Êíèãà èëè ëþáàÿ åå ÷àñòü íå ìîæåò áûòü ñêîïèðîâàíà, âîñïðîèçâåäåíà â ýëåêòðîííîé
èëè ìåõàíè÷åñêîé ôîðìå, â âèäå ôîòîêîïèè, çàïèñè â ïàìÿòü ÝÂÌ, ðåïðîäóêöèè èëè êàêèì-ëèáî èíûì
ñïîñîáîì, à òàêæå èñïîëüçîâàíà â ëþáîé èíôîðìàöèîííîé ñèñòåìå áåç ïîëó÷åíèÿ ðàçðåøåíèÿ îò èçäàòåëÿ.
Êîïèðîâàíèå, âîñïðîèçâåäåíèå è èíîå èñïîëüçîâàíèå êíèãè èëè åå ÷àñòè áåç ñîãëàñèÿ èçäàòåëÿ ÿâëÿåòñÿ
íåçàêîííûì è âëå÷åò óãîëîâíóþ, àäìèíèñòðàòèâíóþ è ãðàæäàíñêóþ îòâåòñòâåííîñòü.

Íàó÷íî-ïîïóëÿðíîå èçäàíèå

ÍÀÓÊÀ Â ÊÎÌÈÊÑÀÕ

Äýéâ Ðîáèíñîí, Äæóäè Ãðóâñ


ÔÈËÎÑÎÔÈß Â ÊÎÌÈÊÑÀÕ
Ãëàâíûé ðåäàêòîð Ð. Ôàñõóòäèíîâ
Îòâåòñòâåííûé ðåäàêòîð Þ. Ëàâðîâà
Õóäîæåñòâåííûé ðåäàêòîð Å. Ãóçíÿêîâà

ООО «Издательство «Эксмо»


123308, Москва, ул. Зорге, д. 1. Тел.: 8 (495) 411-68-86.
Home page: www.eksmo.ru E-mail: info@eksmo.ru
ндіруші: «ЭКСМО» АБ Баспасы, 123308, Мскеу, Ресей, Зорге к!шесі, 1 "й.
Тел.: 8 (495) 411-68-86.
Home page: www.eksmo.ru E-mail: info@eksmo.ru.
Тауар белгісі: «Эксмо»
Интернет-магазин : www.book24.ru
Интернет-дкен : www.book24.kz
Импортёр в Республику Казахстан ТОО «РДЦ-Алматы».
аза<стан Республикасында=ы импорттаушы «РДЦ-Алматы» ЖШС.
Дистрибьютор и представитель по приему претензий на продукцию,
в Республике Казахстан: ТОО «РДЦ-Алматы»
аза<стан Республикасында дистрибьютор жне !нім бойынша арыз-талаптарды
<абылдаушыныF !кілі «РДЦ-Алматы» ЖШС,
Алматы <., Домбровский к!ш., 3«а», литер Б, офис 1.
Тел.: 8 (727) 251-59-90/91/92; E-mail: RDC-Almaty@eksmo.kz
німніF жарамдылы< мерзімі шектелмеген.
Сертификация туралы а<парат сайтта: www.eksmo.ru/certification
Сведения о подтверждении соответствия издания согласно законодательству РФ
о техническом регулировании можно получить на сайте Издательства «Эксмо»
www.eksmo.ru/certification
ндірген мемлекет: Ресей. Сертификация <арастырылма=ан

Ïîäïèñàíî â ïå÷àòü 15.06.2018. Ôîðìàò 70x1001/16.


Ïå÷àòü îôñåòíàÿ. Óñë. ïå÷. ë. 14,26. Òèðàæ ýêç. Çàêàç

© Ïåðåâîä íà ðóññêèé ÿçûê. ×óðíîñîâ È.Ì., 2018


ISBN 978-5-04-090058-9 © Îôîðìëåíèå. ÎÎÎ «Èçäàòåëüñòâî «Ýêñìî», 2018
Вопросы
Большинство людей редко размышляют на так называемые философские
темы. Ведь для многих жизнь – это либо непрекращающаяся борьба за суще-
ствование, в которой нет места праздным. Но иногда, в очень редких случаях,
некоторые назойливые личности, любящие везде совать свой любопытный нос,
вдруг задают обманчиво простые вопросы, на них почему-то не находится столь
же простых ответов.
КАКОВА ПРИРОДА РЕАЛЬНОСТИ?
ЧТО ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ ЧЕЛОВЕК?
ЧТО ТАКОГО ОСОБЕННОГО В ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ УМЕ И СОЗНАНИИ?
МОЖЕМ ЛИ МЫ БЫТЬ УВЕРЕНЫ В ЧЕМ БЫ ТО НИ БЫЛО?
В ЧЕМ РАЗНИЦА МЕЖДУ ДОПУСТИМЫМИ И НЕДОПУСТИМЫМИ АРГУМЕНТАМИ И
ЕСТЬ ЛИ ОНА ВООБЩЕ?
ЧТО ТАКОЕ ИСТИНА? ЧТО ТАКОЕ ЗНАЧЕНИЕ?
КАК НАМ СЛЕДУЕТ ВЕСТИ СЕБЯ ДРУГ С ДРУГОМ?
КАК ДОЛЖНО БЫТЬ ОРГАНИЗОВАНО ОБЩЕСТВО?

– Свободны
ли мы выбирать,
кто мы есть
и что
нам делать?

– Чем научное
познание лучше иных
видов познания?

– Есть ли корреляция между


истиной и словами, которыми
мы ее описываем?

3
Что такое философия?
Большинство философских вопросов не имеет ничего общего с повседневной жиз-
нью. Однако это не значит, что не нужно пытаться найти на них исчерпывающие
ответы. Иногда это получается, но чаще эти вопросы остаются без ответов.

- Однажды будучи
заданными, вопросы
никуда не исчезают. – На заре
философии ее адепты
интересовались всем
подряд.

– сегодня философы
специализируются каждый
в своей жестко
определенной
области.

Эпистемология
(теория познания)

Метафизика
(время, пространство, Бог,
причинность, реальность)

Этика
(что хорошо, а что плохо)

Эстетика
(природа искусства и прекрасного)

Политическая теория

4
Некоторые философы полагают, что философия рождается в споре, другие
думают, что она продукт дедуктивной логики.

– Некоторые философы
убеждены в том, что философия
помогает нам в поисках
новых знаний.

– Другие же
говорят, что философия –
это всего лишь мышление
о мышлении, и нужна она
только для прояснения понятий
и устранения противоречий.

Однако никто из них не


сомневается в том, что все
философы должны тем или
иным способом разъяснять
и доказывать свою точку
зрения. Именно в этом и за-
ключается коренное отличие
философии от религии.

5
Теократии
Достижения древних египтян в сфере философии незначительны по сравне-
нию с их успехами в таких областях, как математика и архитектура. Их попытки
объяснить природу окружающего мира носят религиозный характер. Они весьма
красочны и изобретательны, но недостаточно убедительны с точки зрения фило-
софии. То же самое можно сказать и про другую древнюю цивилизацию, достиг-
шую выдающихся успехов в математике и астрономии, – шумеров.

– Однако они тоже,


по всей видимости,
довольствовались
ответами мистического
толка.

Их общество, как и многие ему подоб-


ные, было теократическим по своему
устройству, то есть управлялось ка-
стой жрецов. Последние в целях под-
держания своей власти на вопросы
об устройстве мира придерживались
традиционных ответов, передаваемых
из поколения в поколение. Они пори-
цали инакомыслие, а также всячески
препятствовали появлению новаторских
концепций. Подобный подход не спо-
собствовал становлению и развитию
6
философских школ.
Древние греки
Изобретателями философии принято
считать именно древних греков. Они
были нацией великих мореплавате-
лей и торговцев, поэтому их культура
впитала не только многие мифы
и легенды их соседей, но и их знания
о математике, астрономии и архи-
тектуре. Однако греки отличаются от
других наций тем, что они не стали
останавливаться на достигнутом,
так как не считали предлагаемые
религией объяснения окружающего
мира достаточными (такие мысли
высказывал, например, Ксенофан
[570–475 гг. до н. э.]).

– Поклонение
богам, чье поведение нельзя
назвать ни этичным, ни
рациональным, – это удел
наивных глупцов.

– Если бы
у лошадей были
руки и они умели
рисовать, то богов они
изобразили
бы по своему
подобию.

Они были уверены в том, что у всего


есть некий глубинный смысл, некая
общая идея. А потому ответы на мно-
гочисленные вопросы, которые ставит
перед нами природа, должны быть не
7
«религиозными», а «научными».
Милетская школа и «основной вопрос философии»
Первыми «настоящими» философами принято считать группу эксцентричных
греков, которые жили в Милете – городе, расположенном на восточном побере-
жье Эгейского моря в VI в. до н. э. Именно они сформулировали первый «ос-
новной вопрос» философии: «Что есть все?», – иначе говоря, из чего «сделана»
наша реальность. На первый взгляд этот вопрос может показаться довольно
странным, ведь большинство людей скажут вам, что реальность «состоит» не из
чего-то одного, но из множества «разных вещей». Однако последователи милет-
ской школы полагали, что действительность далеко не всегда «на самом деле»
является такой, какой мы ее воспринимаем.

– Воздух –
– Все состоит основа всего.
из воды.

Анаксимен
585–528 гг. до н. э.

– Все состоит из особого


вещества, которое есть
начало и конец всего.

Анаксимандр
(610–546 гг. до н. э.)
Например, Анаксимандр утверждал,
что земля подобна огромной каменной
колонне.
Нам очень мало известно об этих уче-
ных-философах. Так, с определенной до-
лей уверенности можно утверждать, что
их наука была в большей степени умо-
зрительной, нежели экспериментальной.
Однако они стали первыми, кто в своих
попытках объяснить окружающий мир
полагался на собственный разум, а не
8
на веру в божественные силы.
Пифагор и математики
Пифагор (571–496 гг. до н. э.) также попытался найти решение «основного во-
проса» философии. Однако его ответ в корне отличался от вариантов, предло-
женных последователями милетской школы. Он полагал, что ключ к решению
проблемы следует искать в математике.
Пифагор родился на острове Самос, а впоследствии он с учениками иммигри-
ровал в Кротон в Южной Италии. Он был вегетарианцем, верил в реинкарна-
цию, а в качестве величайшего греха почитал поедание бобов. Он и его после-
дователи поклонялись числам и полагали, будто мир состоит из них, а точнее
из их соотношений и геометрических форм.
Одно из величайших открытий Пифагора состоит в том, что математические
истины требуют доказательства и не могут быть приняты на веру. Для совре-
менного читателя мистицизм Пифагора выглядит несколько странно. Так, он
провозгласил, что справедливость подобна числу четыре, поскольку четверка
символизирует квадрат. Его глубоко возмущали такие «иррациональные чис-
ла, как π или √2. К слову, первое было открыто самим же Пифагором.

– Отношение
диаметра к длине
– Приблизительно?
окружности равно
Видимо, реальный мир
приблизительно 3,141…
все-таки плохо укладывается
в твою идеальную
математически точную
картинку.

Он даже утопил одного из своих учеников – Гипарсуса из города Тарентум – за


то, что тот рассказал об этой «постыдной» тайне школы посторонним. Как вид-
но на этом примере, далеко не все философы терпимо относятся к критике со
9
стороны своих студентов.
Гераклит и изменчивый мир
Гераклит, живший в V в. до н. э., го-
раздо терпимее относился ко Вселен-
ной, которая не вписывалась в жест-
кие рамки людских представлений
о ней. Его прозвали «мрачный» или
«темный» из-за сложного метафориче-
ского языка, которым он изложил свои
философские воззрения. В частности,
Гераклит полагал, что мир постоянно
меняется и находится в перманентном
состоянии конфликта. Ему же принад-
лежит знаменитая фраза:

– Нельзя
дважды войти в одну
и ту же реку.

Кратил
(около IV в. до н. э.),
ученик Гераклита,
пошел еще дальше.

– Даже один раз


нельзя войти в ту же
реку.

К сожалению, философию Ге-


раклита довольно часто пони-
мают превратно. Если разо-
браться, он не видел Вселенную
как нечто постоянное и неиз-
менчивое! То «знание», которое
преподносят нам наши органы
чувств, субъективно.
10
Так, можно сказать, что дорога «спускается» с горы или что она «поднимается»
в гору, – все зависит от того, где вы стоите!

– Дорога вверх
и дорога вниз суть
одно и то же.
Если бы вода в реке не тек-
ла, то это была бы не река.
Однако, даже несмотря на то
что река «все время меняет-
ся», мы знаем, что это именно
река, а не что-то еще. Таким
образом, мы предположим,
что мир познается при помо-
щи разума, а не при помощи
органов чувств, которые вво-
дят нас в заблуждение. Сде-
ланный Гераклитом акцент
на изменчивости мира вокруг
объясняет его ответ на глав-
ный вопрос философии. Ведь
он утверждал, будто Вселен-
ная состоит из огня – он вечно
меняется, но при этом остает-
ся собой.

11
Парменид
Парменид (515–450 гг. до н. э.) из
города Элеи, расположенного в Юж-
ной Италии, написал длинную поэму,
в которой превозносил силу логики и
здравого смысла. Он соглашался
с Гераклитом в том, что знания, полу-
ченные эмпирическим путем, субъек-
тивны и могут подвергнуться искаже-
ниям. Из этого он делал вывод, что
в поиске извечных истин людям сле-
дует полагаться только на свой разум.

– Бытие
тождественно
мышлению.

Он также предложил интересную концепцию времени. Парменид полагал, будто


прошлого и будущего не существует – существует только настоящее: настоящее
прошлого, настоящее настоящего и настоящее будущего. А возможность рассу-
ждать о прошедшем или будущем не делает их более реальными.
Своей способностью последовательно переходить от следствия к следствию
и принимать за истину даже самые странные выводы, если того требует логика,
Парменид снискал уважение других философов.
12
Апории Зенона
Ученик Парменида Зенон (490–430 гг.
до н. э.) известен своими апориями –
мысленными экспериментами, которые
демонстрируют противоречия в нашем
понимании отношений пространства
и времени. Самая известная из них на-
зывается «Ахилл и черепаха». Ахилл
поспорил с черепахой, кто из них быстрее.
Будучи уверенным в своей победе, он дает
черепахе фору. Однако вскоре, к своему
ужасу, герой обнаруживает, что никак не
может ее догнать.

– За то время, пока Ахилл


пробегает расстояние, она пробегает еще
отделяющее его от чуть-чуть, и так до
черепахи, бесконечности.

Этот аргумент и по сей день занимает многих философов, математиков


и физиков. Конечно же, данное рассуждение не является пустым словоблу-
дием, его цель – доказать, что движения в частности и изменения вообще
не существует, как и полагал его учитель Парменид.
13
Эмпедокл и учение о четырех элементах
Эмпедокл (по некоторым
данным 495–444 гг. до
н.э.) родился в греческой
колонии на острове Сици-
лия. Он был врачом
и предложил свой вариант
решения основного вопро-
са философии.

– Весь мир состоит из


четырех элементов: огня,
воды, воздуха и земли,
которыми управляют
силы любви и ненависти
(притяжение и отталкивание
соответственно).

– Эта теория
оставалась общепринятой
вплоть до позднего
Средневековья.
Задача данной теории была в том,
чтобы объяснить, откуда в приро-
де возникают новые соединения,
отличные от первоосновы. Одним
из следствий подобной онтологии
стала вера Эмпедокла в реинкар-
нацию. Так, философ утверждал,
что в своих предыдущих жизнях
он был женщиной, кустом и мор-
ской рыбой. Эмпедокл погиб,
спрыгнув в кратер вулкана. Воз-
можно, так он хотел доказать
истинность своих убеждений.

14
Атомисты
Анаксагор (500–428 гг. до н.э.)
утверждал, что каждый человек
состоит из того, что он ест. Во всем
есть части всего остального. На-
пример, в муке есть то, что станет
нашей кровью, волосами, костями
и плотью, и наоборот.

– В конце концов,
в каждой отдельной
вещи есть части всего,
а во всем есть части
каждой отдельной вещи.
Следовательно, все состоит
из бесконечного числа
бесконечно малых
частиц.

– Должен существовать предел


деления материи, в противном – Запах – это следствие
случае она не могла бы взаимодействия атомов
существовать. Эти «неделимые» объекта с атомами носа.
частицы (или атомы) невидимы.
Они постоянно движутся
и сталкиваются, тем самым
образуя новые соединения. Как
следствие, нас окружают вещи
различного размера, формы и веса.

Демокрит (460–370 гг. до н. э.), один из современников Сократа, известен


как создатель теории-прекурсора современных воззрений о молекулярной
структуре материи. 15
Эра Сократа
Все вышеперечисленные философы известны как «пресократики». И некото-
рые гипотезы, выдвинутые ими в V веке до н. э., подошли очень близко
к научным достижениям двадцатого столетия. Причем к своим выводам они
пришли путем умозаключений без помощи ускорителя частиц или иных со-
временных приборов.

Сократ (470–399 гг. до н. э.) родился в Афинах, «маленьком городе-госу-


дарстве», стоявшем во главе мощной средиземноморской империи. Мно-
гие афиняне, являясь богатыми рабовладельцами, были свободны от тягот
ежедневного труда, а потому могли посвятить свой досуг театру, астрономии,
а также занятиям историей и философией. Они считали себя самым цивили-
16 зованным народом на земле. Вполне возможно, что так оно и было.
Культурный
релятивизм
Геродот (484–424 гг.
до н. э.) был историком,
который, путешествуя за
пределами Греции, сде-
лал ряд удивительных
открытий о верованиях
и поведении других на-
родов. Философы-софи-
сты, такие как Протагор
(490–420 гг. до н. э.),
воспользовавшись его
наблюдениями, сде-
лали на их основе ряд
интересных выводов.
Также они поставили
под сомнение многие
из общепринятых пред-
ставлений не только об
окружающем мире, но
и об обществе.

– Если
убеждения других людей
отличаются от твоих
собственных, то как
можно быть уверенным
в собственной правоте?
Как вообще можно быть
уверенным хоть
в чьей-нибудь
правоте?

В действительности очень легко поверить, будто верить в то, во что веришь


ты, естественно и для других, тогда как на самом деле твои убеждения обу-
словлены окружающей тебя культурой. Таким образом, благодаря софистам
внимание философов переключилось с вопросов онтологии (какова природа
нашего мира) на вопросы антропологии в широком смысле слова (какова при- 17
рода человека и общества, в котором он живет).
Софист Протагор
Протагор утверждал, что «человек – мера всех вещей». Это значит, что не
существует объективных истин, в которых мы могли бы раз и навсегда найти
однозначные ответы на все интересующие нас вопросы, – лишь противоре-
чащие друг другу и изменяющиеся мнения. Многие философы-релятивисты
и представители постмодернизма полностью согласны с этим утверждением
Протагора. Он утверждал, что философия – это не более чем риторика или
искусство убеждения, – весьма полезное умение в споре, овладев которым
человек становится «лучше».

– Нас называют
софистами, потому
что мы учим
мудрости за плату.

– Как же ты меня
достал! Из-за таких, как
ты, философию считают
пустой болтовней –
софистикой! Философия –
это не просто игра слов,
это нечто большее.

Сократ был низкорослый и курносый, неряшливый, с отталкивающей внешностью.


Его отец был каменщиком, а мать – повитухой. Его жена, Ксантиппа, была базар-
ной торговкой, постоянно ругавшей своего мужа за излишне туманные речи. Тем
не менее, Сократ стал наставником для многих богатых молодых афинян. Отчасти
его популярность объясняется тем, что он учил их все ставить под сомнение, что,
конечно же, не могло не раздражать родителей его учеников, привыкших к бес-
прекословному повиновению.
18
Диалоги Сократа
Сократ всегда утверждал: единственное, что он знает наверняка, это то, что он
ничего не знает, за что, кстати, дельфийский оракул и назвал его мудрейшим
человеком во всей Греции.
Мыслитель всегда призывал своих учеников ставить под сомнение любые су-
ждения, чтобы показать, сколь трудно найти решения тех проблем, что ставит
перед нами философия.
Его постоянные вопросы заставляли многих людей усомниться в своих убежде-
ниях, что, в свою очередь, вызывало у некоторых гнев и раздражение. За
подобную настойчивость завистники прозвали Сократа «оводом».

– Познай самого
себя.

Достоверно не известно, действительно ли он верил, будто в споре может родиться


истина по таким вопросам, как, например, проблема справедливости, и что такие
«истины» могут применяться в практической политике. Однако он был убежден
в том, что не только знание – это добродетель, но и добродетель – это знание, а
также в том, что все ответы кроются в самом человеке.
19
Смертный приговор
К сожалению, Сократу не всегда везло с друзьями. Так, некоторые из них
(как, например, Критий) были повинны в систематических казнях афинян, на-
ходящихся в оппозиции правлению «тридцати тиранов». Когда их наконец-то
свергли, жюри, состоявшее практически целиком из их противников, решило
отыграться на столь докучавшем им ранее «оводе». Сократа признали винов-
ным в том, что он не чтит афинских богов и развращает юношей, и приговори-
ли к смерти. Мыслитель выпил яд цикуты, попрощался с друзьями и до самого
момента своей смерти не прерывал ход своих рассуждений.

– Напоследок,
я расскажу Вам
о бессмертии души
и о том, что
не стоит бояться
смерти.

И по сей день Сократ остается неоднозначной фигурой в истории философии –


с одной стороны, он был другом тиранов, а с другой – символом независимого
мыслителя, который посмел бросить вызов государственной идеологии.
Как бы к нему ни относились, после него философия в корне изменилась.
Теперь ее адептов интересовали вопросы морали и политики, а не природы
окружающего мира.
20
Платон и философы-правители
Платон (427–347 гг. до н. э.) был од-
ним из наиболее выдающихся учеников
Сократа. Однако в отличие от своего
учителя, его философия носит ярко вы-
раженную антидемократическую направ-
ленность. Это обусловливается, с одной
стороны, тем, что он родился в аристо-
кратической семье, а с другой – тем, что
демократы приговорили его учителя к
смерти.

– Когда я увидел
царившие вокруг насилие
и жестокость,
я отвернулся
в отвращении.

По мнению Платона, его сограждане


стали слишком слабы из-за чрезмер-
ного стремления к наслаждениям. Он
восхищался аскетичной и беспощад-
ной культурой Спарты, которая посто-
янно побеждала Афины в войне.
Некоторое время Платон был настав-
ником сына Дионисия I, тирана Сира-
куз. Однако их отношения не сложи-
лись. В итоге философ вернулся
в Афины, где и основал свою акаде-
мию. Самое знаменитое произведение
Платона называется «Государство»,
в нем он описывает идеальную, с его
точки зрения, модель общества, во
главе которого стоят правители-фило-
софы.

21
Теория знания как припоминания
Все произведения Платона написаны в форме сократических диалогов. В сво-
их ранних сочинениях философ выступал как сторонник теории врожденных
идей или знания как припоминания. Согласно данной доктрине все люди по-
являются на свет, уже обладая определенными знаниями, которые нам нужно
лишь «вспомнить», что Платон и пытается доказать на примере молодого раба
Менона. Он никогда не изучал математику, однако смог, отвечая на вопросы,
сформулировать теорему Пифагора.

– Тебе знакома эта


геометрическая фигура? Это
треугольник…
– Конечно же, я
знаю, что такое
треугольник.
– Видите? Даже
рабы имеют
прирожденные
познания
в математике.

Платон объясняет данный феномен тем, что каждый из нас обладает бессмерт-
ной душой, а потому любое познание – это припоминание того, что видела
наша душа, находясь в мире идей.
22
Идеальная форма
Платон был убежденным сторонником ду-
ализма. С одной стороны, существует мир,
данный нам в ощущениях, а с другой –
мир, который помнит наша душа, мир
идеальных форм, искаженными отра-
жениями которых являются обыденные
вещи. Таким образом, конкретный стул –
это лишь бледное подобие идеи стула.
Только «стражи», то есть люди, обладаю-
щие особым талантом, а также получив-
шие специальное образование, способны
воспринимать идеи непосредственно.
Конечно же, далеко не все были с этим
согласны.

– Я вижу
всего лишь стол
и чашу – я не вижу
и не могу увидеть идею
стола или чаши.

– Совершенно верно. Чтобы увидеть


стол и чашу, достаточно иметь глаза,
и они у тебя есть. Для того же, чтобы
увидеть их идею, нужно обладать тем,
чего у тебя нет, – разумом.

23
Миф о пещере
Чтобы проиллюстрировать свою
мысль, Платон использует мета-
фору пещеры. Обычные люди, по
его мнению, подобны пленникам
темной пещеры. Они видят не сами
вещи, но лишь отбрасываемые ими
тени, которые и почитают за един-
ственную реальность.

– Мы, подобно
этим пленникам,
с рождения
убеждены, что есть
лишь то, что видят
наши глаза.

– Но один
из заключенных
как-то сбегает из
пещеры и видит
залитый солнечным
светом
«реальный» мир.

Точно так же, тот, кого обучили, например, математике, будет иметь дело
с идеальными объектами и вскоре поймет, что помимо окружающего нас
мира есть еще мир форм. Такой человек сможет познать «благо само по
себе». Он станет одним из философов-правителей, стоящих во главе госу-
дарства – золотом среди бронзы, железа и серебра. А потому любой, у кого
возникнут вопросы, что же ему или ей делать, сможет обратиться к такому
«стражу».
24
В более поздних работах видно,
что Платон начал сомневаться
в своей теории идеальных форм
и в том, как они соотносятся
с обычными вещами.
Стоит отметить, что предлагае-
мая философом система являет-
ся «закрытой». Таким образом,
если вы принимаете его теорию
познания как истинную, то вы
должны согласиться с политиче-
скими и моральными воззрени-
ями, которые из нее вытекают.
Вероятно, Платон полагал, что
любое знание подобно мате-
матике – остается столь же
неизменным и независимым от
окружающей действительности,
что невозможно.
Он, как и другие древнегрече-
ские философы, был убежден
в том, что познать нечто можно,
только испытав это.

– Познать, что
такое красота,
означает увидеть
одну из идеальных
форм.

Однако из его сочинений невоз-


можно понять, что собой пред-
ставляют формы, где они суще-
ствуют, как выглядят и почему
лишь немногие избранные могут
их «созерцать».
25
Эксперты от философии
Доводы Платона убедили последующие поколения философов в том, что их
задача – отыскать некое мистическое «идеальное» знание, скрытое под по-
кровом повседневности. Его политическая концепция не вызывает доверия,
так как призывает к созданию утопии, власть в которой принадлежит не де-
мократическому большинству, но некой авторитарной элите «сверхлюдей».
Из истории нам известно, к чему подобные идеи приводят.

– Покуда философ
не сядет на трон,
зло никогда не будет
искоренено ни
в государстве, ни
в душах людей.

26
Аристотель
Когда Аристотелю (384–322 гг. до н. э.) исполнилось восемнадцать лет, он
отправился из Македонии в Афины, чтобы учиться в академии Платона. По
всей видимости, данное занятие ему настолько понравилось, что он посвя-
тил этому следующие двадцать лет. Только после смерти Платона Аристо-
тель решил жениться и вернуться на родину. Спустя некоторое время он
снова приехал в Афины и основал свое учебное заведение, которое получи-
ло название «Лицей».
– Филипп, царь
Македонии,
пригласил меня стать
учителем своего
тринадцатилетнего
сына Александра.

– Я вошел
в историю как
Александр Великий.

После смерти Александра Ари-


стотель был вынужден уехать,
так как внезапно оказалось,
что сторонники имперской
власти стали очень непопу-
лярны у местного населения.
Философ умер в изгнании
в Халкиде Эвбейской в 322 г.
до н. э. В своем завещании он
просил отпустить на волю всех
своих рабов, хотя ранее он
утверждал, что человек стано-
вится рабом «по природе»,
а не в силу обстоятельств.

27
Силлогизм, или дедуктивная логика
За свою жизнь Аристотель написал около 400 книг. Его интересовало все,
начиная с моллюсков и заканчивая природой души.

– Мир природы прекрасен


и удивителен.

– Все философы
благодарны Аристотелю за то,
что он изобрел дедуктивную
логику. Она выглядит так:
(см. ниже)

Все лягушки умеют плавать


(посылка)

Это лягушка
(посылка)

Следовательно, эта лягушка умеет плавать


следствие)

28
Слово «все» можно заменить на «некоторые» или «ни одна». Таким образом,
если в ходе рассуждения вы, во-первых, следуете определенным правилам
(например, объем следствия не превышает объема посылки), а, во-вторых,
исходные данные, на которых вы основываетесь, верны, то в таком случае
сделанное вами заключение правдиво, а ваши доводы невозможно будет
оспорить.

– Вы заранее
знаете, что эта
лягушка умеет
плавать, и Вам нет
необходимости бросать
ее в воду, чтобы
убедиться в этом.

Логика – это мощное оружие, однако Аристотель не отвечает на самый важ-


ный вопрос: структурой чего она является – мира, разума или, может быть,
языка?
29
Индукция, или логика научного познания
Аристотель был противником учения Пла-
тона об идеях. В отличие от своего учителя
он полагал, что если «формы»
и существуют, то речь идет скорее об
общих «родах» вещей или «видах» живот-
ных и растений. Как раз работа ученого
и состоит в том, чтобы обнаружить все су-
ществующие в природе роды и виды и из-
учить их свойства. Именно в этом и заклю-
чается важность индукции. Ведь изучая
особенности отдельных водоплавающих
лягушек, мы можем делать обоснованные
предположения обо всех лягушках, кото-
рые могут плавать.

– Эти лягушки
умеют плавать…

– Следовательно все лягушки умеют плавать.

Иными словам, с переходом от частного к об-


щему (от отдельных лягушек к виду в целом)
и начинается наука. На основании общих
выводов, полученных в результате наблюде-
ния за отдельными лягушками, мы судим о
других лягушках, которых не изучали непо-
средственно. Таким образом, наука дает нам
возможность прогнозирования.
Все лягушки умеют плавать.
30 Это лягушка.
Следовательно, она умеет плавать.
Конечная цель
Аристотель полагал, что реально существуют только отдельные вещи, а не
«идеи». С его точки зрения, все имеет свою конечную цель, или функцию.
Так, огонь «движется вверх», а тяжелые объекты «падают вниз». Конечно же,
люди, растения и животные обладают гораздо более сложными «функциями».

– Так как у каждого


события есть причина,
то цепь причин можно
проследить до начала
времен. Соответственно,
должна существовать
причина всех причин, или
«первопричина».

Данную теорию, призванную объ-


яснить, почему вещи ведут себя
определенным образом, приня- – Нечто наподобие
то называть «телеологической». творца.
Согласно ей, цель или причина не
является тем, что воздействует на
предмет снаружи, но побуждает его
вести себя определенным образом
«изнутри». Современные ученые
и философы в большинстве своем
сомневаются в возможности опре-
делить конечную цель или причину
чего бы то ни было.

31
Душа и субстанция
Аристотель тоже дал собственный вариант ответа на основной вопрос филосо-
фии. В отличие от Платона он не думал, будто окружающие нас вещи являются
блеклыми копиями неких идеальных форм. С точки зрения Аристотеля, все
состоит из субстанции, имеющей существенные и случайные свойства. Первые,
естественно, являются определяющими.

– Сократ, – Тогда как


чтобы быть Сократом, такие случайные особенности,
должен быть человеком как его стрижка, не являются
и философом. определяющими.

Этот вопрос занимал многих философов следующие две с половиной ты-


сячи лет.
Аристотель утверждал, что все живое на земле имеет душу. Растения –
вегетативную душу, которая заставляет их расти. Душа животных дает
им возможность чувствовать. Ну а душа людей добавляет к этому разум.
Стоит отметить, что, в отличие от Пифагора и Платона, концепция души
Аристотеля не гарантирует бессмертия.
32
Золотая середина, или этика умеренности
Если Платон полагал, что разбираться в вопросах морали могут лишь специаль-
но обученные этому эксперты («стражи»), то, с точки зрения Аристотеля, реше-
ние моральных вопросов — это не удел избранных, но полезный навык, кото-
рый приходит с опытом. Если детей умеренности и здравому смыслу в общении
со сверстниками учат их родители, то взрослые учатся этому на собственных
ошибках. Ведь человек – общественное животное, в которое самой природой
заложена возможность гармоничного сосуществования с себе подобными.
Чтобы эту возможность реализовать, человеку требуется всего лишь выбирать
«золотую середину» между двумя крайностями.

– Соблюдая умеренность во
всем, человек становится
счастливым и как состоявшаяся
личность, и как гражданин.

Таким образом, этика Аристотеля скорее напоминает советы по саморазвитию.


нежели моральный кодекс. 33
Взять вину на себя
Аристотель полагал, что Сократ ошибся, приравняв добродетель к знанию.

– Быть
хорошим человеком
означает не просто знать,
что такое хорошо,
но и поступать
– Человек
соответствующим
должен принимать
образом.
на себя ответственность
за собственные
добровольно совершенные
поступки, оказавшие
влияние на
других людей.

Таким образом, даже если этика Аристотеля и кажется вам скучной и унылой,
это не означает, что его теория добродетели ошибочна. Возможно, задача этики
в воспитании людей, которые будут хорошо разбираться в вопросах морали, а не
в изобретении очередной системы ценностей и правил. Однако остается нераз-
решенным вопрос, действительно ли люди наделены вышеописанными доброде-
телями или же мы от природы жестоки и безжалостны к другим?
34
Платон и Аристотель. Мечтатели и реалисты
Можно сказать, что западная философия по-настоящему началась именно с Со-
крата, Платона и Аристотеля. Как справедливо заметил Уайтхед (1861–1947 гг.),
все, что было написано по теме с того времени, представляет собой не более чем
комментарии к творчеству Платона. Ведь именно он сформулировал большую
часть тех вопросов, на которые философы до сих пор не могут найти ответов.
Также распространено мнение, согласно которому всех философов можно отнести
к одной из двух следующих категорий.

– Последователям
– Последователям Платона же Аристотеля присуще
свойственно пытаться отыскать со всей возможной
при помощи своего разума осторожностью полагаться
некие скрытые мистические на собственные органы
истины. чувств.

35
Отступление: немного истории
Независимые греческие города-государства в конце концов вошли в состав
простиравшейся от Балкан до Индии империи, основанной учеником Аристоте-
ля Александром Македонским (356–323 гг. до н. э.). Греческая культура рас-
пространилась на большую часть Средиземноморья, началась так называемая
эпоха эллинизма (323–27 гг. до н. э.). После смерти Александра его генералы
разделили территории между собой, а их потомки (одной из которых была Кле-
опатра [69–30 гг. до н. э.]) правили ими до прихода римлян.
– Римляне были
прекрасными
солдатами, инженерами
и архитекторами, однако
они не были
столь же успешны
в философии.

– Столица Египта Александрия


стала домом для многих
греческих мыслителей, таких
как Эвклид, Птолемей
и Гален.

36
Эпикурейцы: следить за собственным садом
Эллинистическая философия представлена двумя основными течениями, ка-
ждое из которых развивало концепцию «добродетельной жизни» Аристотеля.
Однако в новых условиях добродетель заключалась не в том, чтобы быть хо-
рошим гражданином небольшого города-государства, а в том, насколько хоро-
шо ты умеешь выживать в рамках огромной империи, власть которой печется
только о своих интересах.
Эпикур (341–270 гг. до н. э.) утверждал, – чтобы быть счастливыми, необходи-
мо освободиться от страстей. Смерти тоже, по его мнению, не следует бояться.
Будучи верным последователем Демокрита, Эпикур был убежден, что смерть –
это не более чем распад нашего тела и души на атомы.

– Для того чтобы


наслаждаться жизнью, нужно
придерживаться золотой середины
в удовольствиях и уметь
заводить друзей.

Эпикурейцев называют «садовыми» философами, так как они были убежде-


ны, что спокойствие и счастье в личной жизни можно обрести, только оста-
37
вив позади злой и жестокий мир политики.
Стоики
Стоики утверждали, что к хорошей жизни
можно прийти только путем разума. Чувства же
необходимо отбросить, так как в конечном счете
именно они делают тебя несчастным.

– Отринь гордыню – Устройство


и не позволяй себе вселенной разумно,
легко привязываться даже если жизнь
к другим. человека полна
безумия и жестокости.

Стоицизм стал самой


влиятельной философской
концепцией в Римской им-
перии. К числу ее сторон-
ников относились люди из
самых разных социальных
классов, начиная от рабов
(Эпиктет, 55–135 гг. н. э.)
и заканчивая императора-
ми (Марк Аврелий, 121–
180 гг. н. э.).
В центре внимания та-
ких стоиков, как Цицерон
(106–43 гг. до н. э.)
и Сенека (4 г. до н.э. –
65 г. н.э.) были в основном
вопросы этики и политики.
Философия стоиков с ее
акцентом на всеобщем
равенстве и презрении
к национальным границам
имеет своих последовате-
лей и сегодня. К их числу
можно отнести, например,
38 Марту Нуссбаум.
Скептики и циники
Философы-скептики тоже старались ответить на
вопрос, что считать хорошей жизнью. Их решение
было еще более эксцентричным, чем все вышепере-
численные.
Первым скептиком принято считать Пирра (360–272 гг.
до н. э.), который полагал, что ничему нельзя верить.
В доказательство своих воззрений он намеренно
подвергал собственную жизнь опасности, беспечно
прогуливаясь по краю отвесного утеса или бросаясь
под копыта бегущих лошадей. Несмотря на подобные
привычки, он умер своей смертью в возрасте восьми-
десяти восьми лет.
Представителя циников Диогена (412–322 гг. до н. э.)
можно назвать анархистом. Он жил в бочке и был оди-
наково груб ко всем, независимо от того, являлся ли его
собеседник рабом или самим Александром Великим.

– Какой смысл – Скептицизм ведет


в восстании, если мы к счастью, ведь
все и так свободны? свобода от догм –
это свобода от забот.

Секст Эмпирик около


200 г. до н. э.

Подобно Гераклиту,
Секст-эмпирик полагал, что
все знание субъективно,
а потому недостоверно.
Он утверждал, что ничего
нельзя доказать наверня-
ка, ведь каждое доказа-
тельство само нуждается
в том, чтобы его доказали,
и так до бесконечности. Ко-
нечно же, скептики по-сво-
ему жульничали, ведь их
сомнение тоже требует
доказательств, или же,
следуя их логике, должно
само быть подвергнуто
сомнению.

39
Еще немного истории
И хотя официально Западная Римская
империя прекратила существование
в V в. н. э., сам Рим еще долгое время
оставался важным духовным центром
христианской Европы. Восточной Рим-
ской империи, созданной в 293 г. н. э.,
удалось просуществовать до 1453 г.,
когда ее столицу, Константинополь,
захватили турки.
На территории Северной Африки,
а также Испании начиная с VII в. н. э.
процветал Арабский халифат, господ-
ствующей религией которого
являлся ислам.

– Мы сберегли мудрость
древних греков для Запада,
который снова «открыл» ее
в конце эпохи Средневековья.

– Эпоха, наступившая
вслед за падением Римской
империи, когда города
пришли в упадок, а по
территории Европы кочевали
банды мародеров, была
не лучшим временем для
философии.

40
Заря христианства
Константин (285–337 гг. н. э.) был первым римским императором, кото-
рый принял крещение. Он также сделал христианство официальной ре-
лигией империи (320 г. н. э.). С этого момента начинается победоносное
шествие Римско-католической церкви, чьи догмы вскоре станут домини-
рующими на всей территории Западной Европы. На долгое время церковь
захватила монополию на все формы отвлеченной мысли, всячески пресле-
дуя и искореняя любые проявления инакомыслия.

– Практически все
читатели и мыслители
были монахами
и священно-
служителями.

Некоторые философы (такие


как Плотин, 204–270 гг. н. э.)
были предприняты попытки
примирить христианство и фи-
лософию Платона.

41
Отцы церкви
Многие философы того времени известны нам под именем «отцов церкви»,
большая часть их работ посвящена тонкостям церковной доктрины. Назвать их
философами можно только потому, что они верили, будто Бог наделил человека
разумом с тем, чтобы он мог рассуждать о теологии. В конце концов, христиан-
ство – это нечто большее, нежели набор случайных суеверий.
Одним из самых известных «отцов церкви» является Блаженный Августин
(354–430 гг. н. э.). Родом из Северной Африки, он известен как автор «Испо-
веди», в которой поведал о событиях своей молодости и о своем пути к приня-
тию христианства.

– Я принял
христианство, когда мне
было 33 года. Мне не
давала покоя проблема
зла, как в мире, так
и внутри меня.

42
Проблема зла
Блаженный Августин полагал, что источником зла на земле является не
Бог, а мы сами. С точки зрения философа, такой проблемы в принципе не
существовало бы, если бы Бог создал послушных роботов, однако вместо
этого он создал людей, наделенных свободной волей.

– К сожалению, свою свободу мы


используем, чтобы творить ужасные
дела, – это и есть корень зла.

Августин сделал вывод, что Богу всегда заранее известно, что мы выберем
в той или иной ситуации, однако он не вмешивается. На философию Ав-
густина также сильное влияние оказало телеологическое доказательство
существования Бога (у всего есть причина и цель, и так до бесконечности, –
Бог же выступает изначальной причиной и конечной целью всего). Мир –
это прекрасный и очень сложный механизм, который сам по себе является
доказательством существования того, кто его создал.
43
Доказательство Ансельма Кентерберийского
К XI в. философов, посвятивших себя вопро-
сам теологии, стали называть схоластами.
Одним из самых известных представителей
данного направления является Ансельм
Кентерберийский (1033–1109 гг.), который
сформулировал так называемое онтологиче-
ское доказательство существования Бога. Его
суть сводится к следующему…

Бог – это самое совершенное на свете


1 существо.

То, что существует лишь в воображении,


2 менее совершенно, чем то, что существует
в реальности.

3 Следовательно, будучи совершенным, Бог дол-


жен существовать не только в нашем разуме,
но и в реальности.

По всей видимости, Ансельм был убежден, что


привел неоспоримый аргумент в пользу суще- – Ведь в том, что
ствования Бога. Однако его хваленое онтологи- касается существования,
ческое доказательство не более между вещью и идеей
чем игра слов. о ней есть существенная
разница.

44
Номинализм Абеляра
Другой схоласт, Пьер Абеляр (1079–1144 гг.), известен прежде всего романом со
своей ученицей Элоизой. Их история закончилась печально. Его оскопил ее отец,
а она приняла постриг и ушла в монастырь. Их любовная переписка и по сей день
считается одним из лучших образчиков жанра.
Однако, несмотря на неудачи в личной жизни, Абеляр все же был выдающимся
философом, изменившим наше представление о природе языка и мира, который
этот язык «описывает».

– Слова – – Именно поэтому


это всего лишь его часто называют
имена или знаки. номиналистом.

Многие слова, такие как «стул» или «кошка», – это имена нарицательные. Каждое
из них описывает определенный тип или класс вещей. Схоласты называли их
«универсалиями». Некоторые философы вслед за Платоном полагали, что универ-
салии – это некие божественные «формы» или идеи, которые существуют
в действительности. Абеляр же утверждал обратное – существуют лишь конкрет-
ные вещи. Таким образом, иногда язык заставляет философов поверить в то, чего
на самом деле не существует. 45
Естественная теология Фомы Аквинского
Фома Аквинский (1225–1274 гг.) вывел еще одно доказательство суще-
ствования Бога. Его аргументация очень похожа на доводы Аристотеля:
у всего есть причина, а Бог – это причина всех причин. Фома Аквинский
был сторонником так называемой естественной теологии.

– Наши наблюдения показывают,


что в природе все подчиняется
определенным законам. Эти законы
установлены самим богом. Таким
образом, изучение окружающего
мира – один из способов
постижения разума
творца.

Это стало хорошей новостью для зарождающейся науки, которая перестала


быть чем-то средним между магией и ересью. Из его философии следует,
что нет необходимости подчиняться тем распоряжениям светских властей,
которые противоречат божественным законам.

46
Бритва Оккама
Более поздние схоласты,
такие как Вильям Оккам
(1285–1349 гг.), все боль-
ше занимались проблемами
логики, языка и значения,
нежели непосредственно
теологией. Оккам, как и
Абеляр, принадлежал к
числу номиналистов. Он
утверждал, что многие так
называемые философские
проблемы – это всего лишь
пустое словоблудие
и приумножение сущностей
сверх необходимости. Он
был убежден, что правда
в конечном счете отли-
чается от вымысла своей
простотой, а потому толь-
ко дураки предпочитают
простым ответам слож-
ные. Сформулированный
им принцип был назван
в честь автора «бритвой
Оккама» и оказал огром-
ное влияние на развитие
мысли, в большей степени
научной, нежели философ-
ской, к сожалению.

– Глупо пытаться
сделать с большим
то, что можно
сделать с меньшим.

– Всё должно быть


изложено так просто,
как только возможно,
но не проще.

47
Гуманизм эпохи Возрождения
На смену Средним векам пришла
так называемая эпоха Возрожде-
ния, или Ренессанс. Считается,
что данный культурный феномен
начался в XIV в. в Италии, а уже
оттуда в течение следующих двух
веков распространился на всю
оставшуюся Западную Европу.

– Гуманизм эпохи
Возрождения позволил
философам размышлять
о человеческих
достижениях и идеях…

– И меньше –
о существовании
и природе бога.

Феодальный уклад постепенно становился пережитком прошлого. Города росли


как на дрожжах, а вместе с ними росла и роль так называемого третьего сосло-
вия в обществе. Представители буржуазии поощряли развитие математики, науки
и технологии, ведь в будущем они могли принести прибыль.
Другим серьезным фактором стало движение за реформацию католической церк-
ви. Теперь философы стран, перешедших на сторону протестантов, могли ставить
более радикальные вопросы о науке, политике и морали.
48
Эразм-скептик
Эразм Роттердамский (1466–1536 гг.) был одним из вдохновителей проте-
стантизма. В своей книге «Похвала глупости» он активно нападает на като-
лическую церковь и ее институты. Эразм никого не воспринимал всерьез,
особенно критичен он был по отношению к другим философам.

– Что бы ни говорил
Платон, трудно представить
себе людей, менее
приспособленных
к управлению
государством, нежели
философы.

Как и другие скептики до него, он полагал, будто подлинная истина недо-


стижима, а человеческой мудрости – грош цена.
49
Философы от политики
Теории, выдвинутые еще Аристо-
телем, долгое время доминиро-
вали в средневековой теологии,
философии и науке. Однако по-
степенно ученые эпохи Возрожде-
ния обнаружили, что он был прав
далеко не всегда и далеко не во
всем. Ведь если Аристотель оши-
бочно полагал, будто Солнце кру-
тится вокруг Земли, то, возможно,
он ошибался и в остальном. И под-
линная цель всякой политической
деятельности – это не воспиты-
вать нравственность в гражданах,
а что-то иное. Во всяком случае,
именно так рассуждали двое
виднейших политических теорети-
ков своего времени. Так, Никколо
Макиавелли (1469–1527 гг.),
имевший возможность из партера
наблюдать все дрязги и интриги
среди итальянской аристократии,
заключил, что политика – это
грязное дело, в котором правят
обман и предательство. В своей
книге «Государь» он выдвинул
тезис о несовместимости политики
и морали.

– Успешный правитель зачастую будет вынужден


обманывать, лицемерить, нарушать обещания
и даже убивать.

Конечно же, Макиавелли ско-


рее политолог, нежели философ,
однако его наблюдения за полити-
ческой практикой своего времени
легли в основу современного свет-
ского гражданского общества.

50
Английский философ Томас
Гоббс (1588–1679 гг.) в своей
книге «Левиафан» изложил
довольно пессимистичный
взгляд на человеческую при-
роду. Он восхищался красотой
и четкостью геометрии и был
убежден, что подобного же
можно добиться и в полити-
ческой теории. Учение Гоббса,
механистическое и глубоко ци-
ничное по своей сути, иногда
называют «психологическим
эгоизмом».

– Люди от природы
эгоистичны
и безжалостны,
а потому любая
попытка сделать
их нравственными –
это пустая
трата
времени.

В «естественном состоянии»,
без надзора государства, идет
«война всех против всех»,
в которой люди ради собствен-
ного выживания неизбежно
убивают себе подобных. Из-за
этого жизнь каждого человека
станет, по выражению Гоббса,
«одинока, бедна, беспросвет-
на, тупа и кратковременна».

51
Теория общественного договора
Гоббс полагал, будто единственный способ для людей выйти из «естественного
состояния» и тем самым избавиться от страха быть убитым – это заключить
между собой общественный договор. Однако обеспечить исполнение такого
договора, заключенного между людьми, лишенными жалости и сострадания,
возможно только с помощью другого договора, но уже между людьми и прави-
тельством. Согласно такому договору правительство получает право наказывать
нарушителей общественного договора.

– Суверенные правительства
необходимы для защиты
человеческой жизни. Они –
необходимое условие существования
цивилизации. Мораль – это всего
лишь циничное соглашение между
злодеями.

С точки зрения Гоббcа, быть нравственным


человеком означает соблюдать требования
закона. Конечно же, это не самая лестная ин-
терпретация человеческой природы. Однако
это не отменяет того факта, что книга Гоббса
подстегнула интерес к изучению человече-
ской природы, а также убедило многих в том,
что в основе любой власти лежит договор, то
есть согласие управляемых.
52
Философия науки Френсиса Бэкона
Френсис Бэкон (1561–1626 гг.) был
известен своим современникам как
хитроумный английский политик.
Однако в историю он вошел, прежде
всего, как мыслитель, специализиру-
ющийся на вопросах, которые стави-
ла перед философией наука. Бэкон
был первым, кто сказал, что знание
– это сила. Он сам не совершил ни
одного нового открытия, но описал
методы (наблюдение, индукция
и эксперимент), благодаря которым
знаменитые ученые его времени,
такие как Галилео Галилей (1564–
1642 гг.), совершали свои открытия.
Бэкон критиковал теорию Аристотеля – Причины –
о причинах и целях. это полностью
материальные физические
объекты и процессы. Они
подчиняются законам, которые
способен открыть любой человек,
не обделенный здравым
смыслом, применив
научные методы.

Именно «научные изыскания» Бэкона и стали, в конце концов, причиной его


смерти. Он умер от бронхита, которым заболел из-за своих частых прогулок зи-
мой. Бэкон хотел выяснить, можно ли предотвратить протухание курицы, набив
ее снегом.
53
Происхождение современной философии
Основоположником философии Нового времени считается французский мате-
матик Рене Декарт (1596–1650 гг.). В отличие от многих своих современников
его не устраивали даваемые ортодоксальной философией ответы. Декарт инте-
ресовался прежде всего взаимодействием разума с внешним миром, различи-
ем между восприятием и мышлением. Предложенный им метод радикального
сомнения хотя и сформировался под воздействием личных обстоятельств жиз-
ни философа, не становится от этого менее объективным и логичным.

– Любое
утверждение, чтобы
считаться истинным, должно
быть доказано. Я стремлюсь
создать такую философию,
которая смогла
бы помочь нам
отыскать бесспорную
истину.

Декарт был впечатлен достижениями естественных наук, например астроно-


мии, при помощи математики. Большинство своих работ философ написал
54 в протестантской Голландии, где терпимо относились к инакомыслию.
Картезианское сомнение
В своей книге «Рассуждение о методе» (1637 г.) Декарт сформулировал ряд
правил, следуя которым, как он полагал, мы получаем «бесспорное» знание.
«Рассуждения» начинаются с того, что под сомнение ставится сама возмож-
ность существования такого знания. Применив технику «радикального сомне-
ния», он показал, что любое убеждение может быть оспорено.

– Мои чувства
вводят меня в заблуждение. Так,
мне кажется, что прямая палка,
которую я опускаю в воду,
становится изогнутой. Не существует
способа раз и навсегда доказать,
что все то, что меня окружает,
на самом деле не привиделось
мне во сне.

Даже абстрактные рассуждения (например, математические расчеты) могут


быть следствием заблуждения. Ведь их тоже мне мог навеять некий демон,
который гипнозом заставил меня думать так, как я думаю, и совершить
ошибку, вопреки логике. 55
Cogito ergo sum
Картезианское сомнение беспощадно. Согласно данному подходу, не существу-
ет бесспорного знания. Нельзя быть уверенным даже в реальности собственно-
го тела. Единственное, в чем не получается усомниться, это в том, что ты сомне-
ваешься. А так как сомнение – это форма мышления, то отсюда и знаменитый
афоризм Декарта.

– Так как я мыслю, я должен


в той или иной форме существовать –
cogito ergo sum, или «я мыслю,
следовательно, я существую».

Декарт утверждал, что человеческая


природа дуалистична, а человек – это
духовное начало (или душа), заклю-
ченная в материальном объекте (теле).
Тела подобны машинам, которые со
временем изнашиваются, тогда как
разум бессмертен. Вопрос о том, как
взаимодействуют эти два начала, до
сих пор занимает философов.
56
Четкие и определенные идеи
Декарт полагал, что Бог гарантирует
бесспорность нашего абстрактного
мышления. Именно поэтому мы до-
стигли значительных успехов в таких
областях, как математика. Чувствен-
ный же опыт всегда субъективен,
а потому ущербен.

– Мы можем быть
уверены в размере и весе
апельсина, но не в его
вкусе, запахе и цвете.

Таким образом, абсолютное сомне-


ние Декарта – это не более чем игра
или мысленный эксперимент, кото-
рый он использует, чтобы показать,
какое знание является бесспорным,
а какое нет.
Из-за этого философию Декарта
можно охарактеризовать как субъек-
тивный путь к обретению субъектив-
ной же уверенности. В его аргумен-
тации есть несколько слабых мест.
Во-первых, сама идея о том, что
наши чувства нас же и обманывают,
представляется странной. Ведь о
том, что погруженная в воду палка
на самом деле остается прямой, нам
известно тоже только благодаря
нашим чувствам. Во-вторых, идея
Бога как гаранта математической
определенности тоже представляет-
ся сомнительной. 57
Наследие Декарта
Философия Декарта напоминает попытки одинокого мыслителя найти соб-
ственную правду о себе и мире. Однако, несмотря на весь ее субъективизм,
она, чтобы быть понятной другим, использует слова и общепринятые правила
грамматики и логики. В свете вышесказанного, любая попытка человека до-
стичь нечеловеческой объективности представляется заранее обреченной на
поражение. Также стоит отметить, что благодаря Декарту последующие поколе-
ния философов получили массу новых тем для размышления…

– В чем
уникальность
человеческого – Как соотносятся – Может ли
сознания? разум и тело? человек достичь
определенности
хоть в чем-
нибудь?

Философия Декарта также вдохнула новую жизнь в старую идею, согласно


которой подлинное знание постигается только разумом, тогда как эмпирически
полученные данные – это знание второго сорта. Спор о том, так ли это, продол-
жается до сих пор.
58
Философия Спинозы
Барух Спиноза (1632–1677 гг.), гол-
ландский философ, еврей по происхо-
ждению, как и Декарт, вел жизнь
мыслителя-одиночки. Будучи изгнан-
ным за свободомыслие из общины, он
едва сводил концы с концами, зараба-
тывая шлифовкой оптических стекол.
Это в итоге и привело его к смерти из-
за повреждения легких.
Спинозу занимала проблема субстан-
ции. Ведь если предположить, что
Декарт прав и существует две незави-
симые субстанции – духовная и мате-
риальная, то возникает вопрос, как они
взаимодействуют.

– Как может дух


заставить двигаться
материю?

– И каким образом
физические ощущения
воздействуют на наш
разум?

Ответ на эти два


вопроса в своей книге
«Этика» (1677 г.)
Спиноза начал
с опровержения
картезианского
дуализма.
59
Монизм Спинозы
Спиноза использовал дедуктивную логику, чтобы показать, что существует толь-
ко одна субстанция – Бог. Все остальное является его модальностями. Иными
словами, существует единая система научных законов, зная которые можно
дать ответ на любой вопрос. Нам известно только два бесконечных атрибута
единой субстанции – мысль (разум) и протяженность (тело). Они обе являются
всего лишь разными модальностями одного и того же. Таким образом, любой
предмет (модальность протяженности) имеет и модальность мысли, как и че-
ловеческое тело, в котором заключена душа. Остается непонятным, означает ли
это, что камни тоже способны к «мышлению».

– Нет. Однако
один из фундаментальных законов
природы заключается в том, что
каждая вещь стремится сохранить
себя в неизменном состоянии.
С этой точки зрения можно
сказать, что даже в камнях
присутствует модальность
разума.

Для Спинозы в слове «теология» значение имеет именно та часть, которая


созвучна со словом «логика». По этой причине, с его точки зрения, свобода
научных изысканий не противоречит существующим догматам веры. Монизм
Спинозы, принятый по ошибке за пантеизм (присутствие Бога во всем), ока-
60
зал огромное влияние на творчество английских и немецких романтиков.
Монадология Лейбница
Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646–1716 гг.) был выдающимся математиком,
политиком и философом. В погоне за «математикой познания» он независимо
от Исаака Ньютона (1642–1727 гг.) заложил основы интегральных и диффе-
ренциальных вычислений. Лейбниц был не согласен как с Декартом, так и со
Спинозой, а потому предложил собственную метафизическую систему, которая
получила название «Монадология» (1714 г.).
Лейбниц полагал, что Бог придумал бесчисленное множество возможных ми-
ров, однако лишь наилучшие из них воплощены в реальности. Лучшие миры
отличаются от худших тем, что в них минимумом причин (законов или средств)
достигается максимум следствий (состояний или результатов).

– Наш мир –
это наилучший из
возможных миров, так как он
представляет собой наиболее
непротиворечивую систему
монад.

Что же Лейбниц подразуме-


вал под словом «монада»?

61
Монада – это индивидуальная субстанция, которая:
– содержит в себе только все те понятия, которые ей не противоречат;
– не имеет частей, кроме «акциденций» ментальных качеств и тенденций;
– не имеет казуальных связей с другими монадами, – они возможны только
между состояниями монад;
– является микромиром, отражающим макромир. Этот возможный мир создан
Богом в силу этической, а не физической необходимости.

– Во вселенной, которая состоит


Лейбниц известен как Аристотель из монад, пространство зависит
эпохи Нового времени. Он последним от места расположения вещей
попытался сформулировать всеобъем- относительно друг друга,
лющую теорию, которая объединила а течение времени –
бы схоластическую философию от изменений объекта.
и рационализм зарождающейся науки.
Лейбниц ставил под сомнение теорию
Ньютона о бесконечности простран-
ства и времени.

62
Вольтер и просвещение
Модель Лейбница призвана описать базовую структуру Вселенной. Однако
остается вопрос, насколько она соответствует действительности и как мы вооб-
ще можем проверить это. В этом и заключается главная слабость рационализма
Спинозы и Лейбница. Чрезмерно оптимистическая доктрина последнего
о «лучшем из возможных миров» высмеивается в рассказе Вольтера «Кандид»
(1759 г.). Вольтер (1694–1778 гг.) – один из поборников Просвещения, эпохи
общественного радикализма, а также веры в возможности разума и его скорый
триумф над догмой, суеверием и тиранией.

Совместно с энциклопедистом
и эрудитом Дени Дидро (1713–
1784 гг.) и другими француз-
скими философами Вольтер
занимался популяризацией работ
английских ученых и мыслите-
лей, сторонников эмпирического
подхода, таких как Бэкон,
Ньютон и Локк.

63
Локк и британский эмпиризм
Джон Локк (1632–1704 гг.) перенял многие идеи рационалиста Декарта
о разуме и восприятии. И несмотря на это, сам Локк стал основателем противо-
положной школы – эмпиризма, то есть философского подхода, согласно кото-
рому чувства (а не разум) являются истинным источником нашего знания. Локк
полагал, что доктрина Платона и Декарта о врожденном знании абсурдна и,
как вся прочая «метафизическая чушь», не стоит потраченного на нее времени.

– Каждый человек
при рождении подобен
чистому листу. Он способен
приобрести знания о мире
только благодаря своим
органам чувств.

– Только после процесса


первоначального
накопления опыт может
быть разделен по
категориям и сохранен
в памяти.

Только после этого наш разум начинает создавать новые идеи независимо
от чувств.

64
Локк соглашался с Декартом в том,
что наше восприятие мира опосре-
довано. Наш разум на самом деле
воспринимает не окружающий мир,
но его отражение в наших чувствах.
Это, в свою очередь, означает, что
у нас нет и не может быть непо-
средственного знания о «субстан-
ции», из которой состоит мир. Локк
полагал, что наше восприятие любо-
го объекта является смешанным.

– Вторичные качества
объекта, такие как
– «Первичные»
цвет, запах и вкус,
качества объекта
являются следствием
(такие как вес
влияния, оказываемого
и размер) измеримы,
объектом на наши
и, как следствие,
органы чувств,
объективны.
а потому относительны
и субъективны.

Согласно философии Локка, мир


представляет собой место, лишен-
ное цвета, запаха и вкуса, которое
каждый из нас наполняет собствен-
ными красками. Таким образом,
с точки зрения философа, если бы
мы прилетели с другой планеты и
обладали бы при этом другим набо-
ром органов чувств, то апельсины
были бы по-прежнему круглыми,
однако их «вторичные» качества
могли бы существенно измениться.
Стоит отметить, что само существо-
вание реального мира как объекта
нашего восприятия Локк никогда
не ставил под сомнение.
65
Идеализм Беркли
Епископ Беркли (1685–1753 гг.) использовал аргументы Локка, чтобы доказать
прямо противоположные выводы, которые легли в основу так называемой фило-
софии идеализма. Беркли утверждал, что предлагаемое Локком деление качеств
на первичные и вторичные невозможно так же, как невозможно отделить форму
от цвета. Так какой смысл одни качества считать реальными,
а другие умозрительными? Беркли, в свою очередь, полагал, что весь наш по-
вседневный опыт – это не более чем всеобъемлющая иллюзия, созданная
для нас Богом. Перу Беркли принадлежит максима esse est percipi – «существо-
вать –значит быть воспринятым». К счастью, Бог сделал свою иллюзию логичной
и последовательной, а опыт мы получаем «порционно».

– например, апельсин – это


совокупность формы, цвета,
вкуса и т. п.

66
Одно из следствий подобного подхода – если объект исчезает из восприятия,
он должен также прекращать свое существование. В подобное довольно слож-
но поверить, но, к радости некоторых философов, еще сложнее – опровергнуть.
Ведь для того, чтобы доказать ошибочность взглядов Беркли, необходимо вый-
ти за пределы наших чувств.

– Возможно, однажды
мы спросим об этом
пришельцев с других
планет, чья религия
и строение органов чувств
полностью отличны от
человеческих.

Философия «идеализма» в данной ее интерпретации уязвима для бритвы Ок-


кама. Ведь если предположить, что не внешний мир служит источником нашего
опыта, а некое божество, которому, видимо, больше нечем заняться, то получа-
ется, что мы приумножаем сущности сверх необходимого.
67
Юм и эмпирический скептицизм
Дэвид Юм (1711–1776 гг.) – один
из самых известных шотландских
философов эпохи Просвещения. Он
был знаком со многими влиятель-
ными французскими мыслителями
своего времени. Юм был убежденным
атеистом и воспринимал в штыки
все так называемые доказательства
существования Бога. Как сторонник
эмпиризма Юм был весьма скептиче-
ски настроен по отношению к рацио-
налистам с их верой в возможности
человеческого разума. Как и Беркли,
Юм мало известен простым обывате-
лям – его можно назвать философом
для философов. Это связано, прежде
всего, с тем, что его концепции
и идеи носят «технический» харак-
тер. Тем не менее, они очень важны
для понимания современной фило-
софии.
Юм открыл один из недостатков ин-
дуктивного метода как способа по-
знания окружающей реальности. Это
выгодно отличает его от таких мыс-
лителей, как Бэкон, которые считали
индукцию надежным фундаментом
для науки.

– Если все лебеди, которых


Вы видели лично, были белыми,
то, с высокой вероятностью, все
лебеди на свете являются таковыми.
Однако что произойдет, если
однажды Вы отправитесь
в Австралию и увидите там
черного лебедя?

Юм всего лишь обращает наше вни-


мание на тот факт, что выводы, полу-
ченные путем индукции, носят веро-
ятностный характер. Следовательно,
индуктивная логика никогда не
сможет дать вам ту же уверенность
в полученных знаниях, что
68 и дедуктивная.
Проблема причинности
Юм также был первым философом, который объяснил, что такое причинность.
Средневековые мыслители, такие как Фома Аквинский, были твердо убеждены
в абсолютности причинных связей и даже использовали это для доказательства
существования Бога. Юм проанализировал понятие причинности и пришел к вы-
воду, что это не более чем человеческая убежденность, основанная на прошлом
опыте. Иными словами, людям просто нравится верить, что у любого события
есть причина.
– Мы верим, что
у любого события есть
причина, – у поломки
машины, у роста травы
и движения планеты по
орбите. В подобных
убеждениях как таковых нет
ничего дурного. Главное –
помнить, что в их
основе лежит наша вера
и больше ничего.

Все подобные суждения основаны


на индуктивных заключениях – на-
ших наблюдениях за машинами,
растениями и планетами, но ни одно
из них не является обязательным.
Юм доказал, что должное не следует
из сущего. Иными словами, наши
моральные убеждения не следуют
из фактов, то есть недоказуемы.
Такие суждения, как, например,
«этот человек злой», невозможно
«увидеть» или доказать, в отличие
от других – таких как «Сократ смер-
тен». Последнее, конечно же, спра-
ведливо, при том условии, что ты
знаешь, что все люди смертны,
а Сократ – человек.
69
Моральный скептицизм

– Невозможно
заключить, что «красть
плохо», основываясь
исключительно на фактах.
Подобное заключение будет
являться лишь Вашим
мнением и ничем
более.

– Логика говорит нам,


что о должном невозможно
заключить на основании
сущего.

Воззрения Юма в области этики принято называть «моральным скептициз-


мом». Согласно данной концепции, этические суждения, наподобие «Гитлер
был злым», выражают всего лишь чувства индивида («Мне не нравится Гит-
лер»). Юм полагал, что способности разума сильно преувеличены и не суще-
ствует убеждений, которые могут быть доказаны. Несмотря на радикальность
его воззрений в области этики и гносеологии, Юм был довольно консервати-
вен в своих политических пристрастиях. Он полагал, что люди станут счастли-
выми только тогда, когда они будут уважать сложившиеся традиции, а в своих
взаимоотношениях – полагаться на присущее всем нам от природы чувство
взаимной симпатии.
Юм ставил под сомнение само существование субъекта, ведь его невозможно
обнаружить: «Каждый раз, когда я задаюсь вопросом, как мне себя называть…
я невольно обращаюсь к тому или иному восприятию себя… я никогда не могу
знать самого себя таким, каков я есть на самом деле, вне восприятия».

70
Руссо и естественное состояние
Вольтер восхищался работами Джона
Локка о естественных правах чело-
века. Так Локк полагал, что каждый
имеет неотчуждаемое право на вла-
дение собственностью, свободу слова
и вероисповедания, а также право
на восстание. Однако самым влия-
тельным политическим теоретиком
XVIII в. стал не английский мыслитель
Джон Локк, а швейцарец по проис-
хождению по имени Жан-Жак Руссо
(1712–1778 гг.). Он был не согласен
с Гоббсом, утверждавшим, что чело-
век злонравен по своей природе.

– В своем «естественном
состоянии» человек был счастлив
и доволен своей жизнью.
И лишь с приходом цивилизации
и изобретением частной
собственности
все пошло наперекосяк.

Искусственные потребности порож-


дают искусственную же жадность.
Именно поэтому, по мнению Руссо,
люди вне общества (например, дети
или дикари) морально превосходят
всех остальных. Этот созданный Рус-
со миф вкупе с призывом вернуться
назад к природе оказал сильное
влияние на такое культурное течение,
как романтизм.

71
Политические взгляды Руссо были более зловещими. Например, он полагал,
что законы должны выражать «всеобщую волю», которая, в отличие от мнения
одного человека, не может быть ошибочной. Остается неясным, как нам опреде-
лить, что эта «всеобщая воля» собой представляет и в каких случаях необходимо
принуждать к соблюдению ее требований. К сожалению, во время революций
довольно часто появляются бескомпромиссные идеалисты и прочие оппортуни-
сты, готовые провозгласить себя воплощением первой попавшейся абстрактной
сущности и силой заставить других следовать своему видению.

– Это стало одной


из причин, почему
идеализм французской
революции 1789 г.
быстро сменился
террором 1792 г.

72
Ответ Канта Юму
Иммануил Кант (1724–1804 гг.)
был педантичным холостяком, столь
пунктуальным и неизменным в своих
привычках, что жители Кёнигсберга
сверяли по нему часы. Его верный
слуга Лампе всегда сопровождал
своего господина на прогулках и но-
сил зонтик (на всякий случай).
Кант утверждал, что он пробудил-
ся от «рационалистических грез»,
прочитав работы Юма. Однако в ряде
вопросов он был в корне не согласен
с шотландским философом. Кант по-
лагал, что мы убеждены в существо-
вании причинности не только из-за
предшествующего опыта.
– Моя позиция
состоит в том, что
наши чувства не
единственный источник
знаний.

– Говорят, что господин


профессор предпочитает
компанию красивых
и умных женщин.

Кант предположил, что мы «видим»


– А студенты очень причинность, потому что мы так
любят его лекции, устроены. Он был первым филосо-
несмотря на их фом, который заявил, что ошибаются
сложность.
как эмпирики, так и рационалисты.

73
Предшествующий опыт у ментальной структуры
В своей книге «Критика чистого разума» (1781 г.) Кант демонстрирует, что
попытки доказать метафизические истины посредством одного лишь разума
неизбежно приводят к противоречиям. Далее он объясняет, как, с его точки
зрения, мы получаем знание об окружающем нас мире. Он утверждал, что разум
человека в этом процессе является активным участником, а не пассивным
реципиентом информации. Когда мы смотрим на окружающий мир, мы воссоз-
даем его у себя в голове так, чтобы увиденное нами приобрело смысл. Некото-
рые из концепций, которые мы для этого используем, происходят из прошлого
опыта, другие же предшествуют всякому опыту. Кант называл их «концепция-
ми a priory».

– Разум организует
и систематизирует все
наши ощущения согласно
собственным «программам».
Это позволяет нам осмыслить
поток информации,
поступающей в него через
органы чувств.

Юм утверждал, что мы постепенно выстраиваем свой


концептуальный аппарат на основе получаемого опыта. Кант же
полагал, что, если бы у нас не было такого аппарата изначально, ни
о каком опыте не могло бы идти и речи в принципе. Таким образом,
философию Канта можно назвать «идеализмом с оговорками». «Мыс-
74 ли без содержания пусты, а интуиции без концепций слепы».
Феноменальный и ноуменальный мир
Если копнуть еще глубже, то каждый наш опыт должен пройти
сквозь концепции пространства и времени. В некотором смыс-
ле наше восприятие мира создано нами самими. Однако суще-
ствуют жесткие ограничения того, что и как мы воспринимаем.
Мы не можем выбирать «входящую» через наши органы чувств
информацию. Также мы не способны изменить то, как устроен
наш собственный разум.

– Все, что мы
постигаем – это мир
феноменов, то есть мир,
данный нам в ощущениях.
Возможно реальный мир (мир
ноуменов) отличается от него,
но он доступен лишь богу,
так как лишь он не ограничен
в своем восприятии временем
и пространством.

Кант пришел к выводу, что наши науки имеют дело


с миром феноменов (то, как вещи даны нам в ощу-
щениях), а религия – с миром ноуменов (реальным
миром). Поэтому между ними не должно возникать
конфликтов. Однако если единственное, что до-
ступно нам, это мир феноменов, то как мы можем
быть уверены в существовании ноуменов?

75
Категорический императив
Кант утверждал, что в отличие от неодушевленных предметов мы способны
покинуть феноменальный мир причинности, ведь бытие морального субъекта
предполагает наличие свободы воли. «Долженствование предполагает воз-
можность». Быть добродетельным – означает выполнять свой долг и не сле-
довать низменным побуждениям. Иными словами, соблюдение требований
морали предполагает противостояние собственным желаниям, то есть воздер-
жание от действий, которые для нас естественны. Благодаря разуму мы спо-
собны обнаружить, в чем состоят наши обязанности, а также каково содержа-
ние правил, которым мы должны подчиняться. Все вышеперечисленное Кант
называл «категорическим императивом». Он формулировал его следующим
образом: «Поступай так, чтобы максима твоей воли могла лечь в основу всеоб-
щего законодательства».
– На практике
это работает так:
если мы хотим
солгать, мы должны
представить, что
бы было, если бы
никто никогда
не говорил
правды.

– В подобной ситуации
ложь становится
новой нормой. Идея
истины, «да и самой
лжи», исчезнет. Язык,
логика и возможность
коммуникации прекратят
свое существование.
Будет кошмар.

Как видно из этого примера, ложь иррациональна и, как следствие, поступать


подобным образом дурно. Кант верил в Бога и полагал, будто религия помогает
простым людям примириться с жестокостью мира. Однако, возможно, этика пред-
ставляет собой нечто большее, нежели механическое следование определенным
правилам без учета обстоятельств. Нам кажется, что порой встречаются ситуации,
в которых предпочтительной будет именно ложь.
76
Диалектика Гегеля
Георг Фридрих Вильгельм Гегель
(1770–1831 гг.) несколько тщеслав-
но полагал, будто предложенная им
философская система раз и навсегда
положит конец спорам о природе
реальности и человеческой исто-
рии. Действительно, его концепция
кажется всеобъемлющей, однако она
написана столь сложным языком, что
по-настоящему понять ее способны
лишь немногие. До Гегеля филосо-
фы полагали, что тема логики была
исчерпывающе изложена еще Ари-
стотелем.

– Но существует
и другая логика.
Знание постоянно
эволюционирует,
а его история
состоит не только из
истинных и ложных
суждений.

Идеи постоянно развива-


ются и движутся в сторону
более глубокого и полного
описания реальности. Этот
процесс Гегель назвал
диалектикой.

77
Диалектическая логика
История – это борьба различных концепций, каждая из которых претендует
на наиболее полное и корректное описание реальности. Любая концепция или
тезис самим своим существованием порождает свою противоположность, или
антитезис. Их противостояние приводит к появлению истины более высокого
порядка, которую Гегель называл «синтез».

– В свою очередь новая


концепция также приводит к
возникновению собственной
противоположности. Данный
процесс неизбежно повторяется
до тех пор, пока не будет
достигнут Абсолют.

Философия Гегеля представляет собой


одновременно эволюционную и религи-
озную концепцию человеческого разума
и цивилизации. Как то, так и другое,
проходит через многие стадии, пока не
достигнет «абсолютного сознания»
и социальной гармонии соответственно.
С точки зрения Гегеля, изучение исто-
рии должно в конце концов помочь нам
в постижении божественного разума.

78
Знание и сознание
Метафизика Гегеля посвящена исследованию самой природы мысли. Ему
казалось, что философия чересчур зациклилась на вопросах познания. Он
утверждал, что философам необходимо обратить свое внимание на человече-
скую мысль в контексте истории и культуры. Как и Кант, Гегель был «идеа-
листом». Он тоже полагал, что мир доступен нам лишь в восприятии, то есть
посредством обработки опыта структурами нашего сознания. Однако Гегель
пошел еще дальше, чем Кант.

– Реальность
конструируется
нашим разумом.
Никакого ноуменального
мира
не существует.

Человеческое сознание не стоит на


месте. Оно постоянно развивается
и вырабатывает новые категории
и концепции. Последние как раз
и определяют то, как мы воспри-
нимаем окружающий мир. Таким
образом, знание всегда зависит от
контекста. И всегда является резуль-
татом нескольких конфликтующих
точек зрения. 79
Относительное и абсолютное знание
С точки зрения Гегеля, противопоставление объективного и субъективного
в философии вводит в заблуждение. Никому и никогда не удастся сформу-
лировать истину в последней инстанции, так как идеи по своей природе
изменчивы. А знание – это не то, что можно обнаружить раз и навсегда, это
исторический процесс. В этом отношении Гегель близок к философам постмо-
дернизма, которые так же, как и он, отрицают существование неких вечных и
неизменных фактов и признают лишь существование очередного витка диалек-
тической спирали. Однако в отличие от них, Гегель был убежден, что диалек-
тический процесс должен иметь логическое завершение – когда люди смогут
наконец познать мир не таким, каким он дан в ощущениях, а таким, каким он
является на самом деле.
Гегель внес свой вклад в теорию сознания и свободы.

– Человек обладает
личной свободой, только
будучи членом общества.
В истории свободы
можно выделить ряд
прогрессивных
этапов.

Гегель полагал, что все предше-


ствующие цивилизации (Пер-
сидская, Греческая, Римская
и т. д.) ограничивали личную
свободу. И только протестант-
ская Германия добилась того,
что свобода стала результатом
позитивного взаимодействия
личности и общества.

80
Государство и конец истории
Для Гегеля Пруссия его времени с ее
авторитарным укладом была идеаль-
ным государством. Он же сам, наря-
ду с другими гражданами, является
лишь незначительной частью государ-
ственной машины, которая, в свою
очередь, наделяет его и других стату-
сом морального субъекта.

– Действительное
разумно.

Гегель искренне верил в то, что ему удалось завершить работу Канта и обна-
ружить точку опоры в форме абсолютного знания, при помощи которого можно
предсказать «конец истории». По его мнению, диалектический процесс по-
дойдет к своему завершению в тот момент, когда «мировой дух» окончательно
раскроет себя. Это очень тяжелый и жестокий процесс, в ходе которого столкнут-
ся в битве безжалостные силы истории. Не вызывает сомнений, что с момента
публикации «Феноменологии духа» в 1807 г. на территории Европы отгремел
не один десяток войн и революций. По этой причине сейчас трудно говорить
о скором наступлении конца истории человечества, в том смысле, который вкла-
дывал в это словосочетание Гегель.
81
Шопенгауэр. Понятие воли
Одним из противников философии Гегеля был немецкий философ Артур Шо-
пенгауэр (1788–1860 гг.). Он полагал, что вера Гегеля в счастливый конец
истории человечества подобна «идиотским бредням шарлатана-неумехи». Бу-
дучи убежденным идеалистом, Шопенгауэр, как и Кант, полагал, что человеку
доступен лишь мир феноменов. Однако, в отличие от Канта, он считал, что этот
мир является иллюзорным и подконтрольным воле, которая и направляет всех
живых существ, включая людей.

– Воля не имеет
целей, планов или мотивов. Это
некий импульс, который побуждает
всех людей питаться, искать пару,
размножаться и, в конце концов,
умирать.

82
Люди любят тешить себя надеждой, что их жизни имеют высшее предназна-
чение. Однако в действительности их существование сводится к удовлетворе-
нию потребностей. Различные желания неизбежно приводят к возникновению
конфликтов, которые, в свою очередь, приводят к страданию.

– Единственный способ
разорвать порочный круг –
отказаться от желаний.

Добиться этого можно несколькими способами: стать отшельником – аскетом,


философом или художником. Шопенгауэр был первым европейским мыслите-
лем, который подвергся серьезному влиянию буддизма. Хотя сегодня его идеи
преданы забвению, они оказали огромное влияние на музыку Ричарда Вагне-
ра (1813–1883 гг.) и философию Фридриха Ницше.
83
Ницше: антихрист
Фридрих Ницше (1844–1900 гг.),
как и многие другие немецкие
философы, родился в лютеранской
семье. Однако чем старше он ста-
новился, тем более враждебно он
относился к христианству. Вместе
с верой в Бога он отринул веру
в существование трансцендентной
(ноуменальной) реальности.

– Бог умер… Мы его


убили.

Ницше получил классическое фи-


лологическое образование. Он был
убежден, что древние греки во всем
превосходили современных христиан
с их вечным проклятием, комплек-
сом вины и стремлением к страда-
нию. В его представлении древние
были полны творческой энергии. Они
принимали свою судьбу такой, какая
она есть, и верили в то, что ужасы,
трагедии и страдания являются не-
обходимыми условиями проявления
подлинного благородства.

84
За гранью добра и зла
Как и многие философы до
него, Ницше пытался дать
новое определение тому, что
значит быть человеком. Он по-
лагал, что концепция «челове-
ческой природы» ложна, а по-
тому нет смысла делать общие
выводы на основе индивиду-
альных случаев. Он опасался,
что капитализм и технический
прогресс приведут к торжеству
посредственностей.

– Я хочу,
чтобы человек был чем-то
более, а не менее того, что
он представляет собой
сейчас. Я хочу, чтобы
он был сверхчеловеком.

В иудохристианской культуре
торжествуют слабость
и заурядность. Сверхчеловеку
придется отринуть «стадную
мораль» и заглянуть за грань
добра и зла, чтобы обнаружить
нечто радикально новое. Этим,
по мнению Ницше, должна
стать воля к власти. Несмотря
на то, что концепция сверхче-
ловека не имеет ничего об-
щего с идеями превосходства
определенной расы или клас-
са, она тем не менее считается
шовинистической. Философия
Ницше активно использова-
лась нацистами для пропаган-
ды антисемитизма.

85
Провозвестник постмодернизма
Ницше отрицает существование универсальной морали или вечных и неизмен-
ных ценностей. С его точки зрения, существуют лишь локальные предубежде-
ния, вызванные сиюминутными потребностями. Все наши так называемые
знания являются не более чем результатом грубого обобщения уникального
индивидуального опыта, лишенного всего, что делало его ценным (а именно
уникальности), идеологическими системами своего времени. Большинство так
называемых вечных истин – это всего лишь временно полезные убеждения,
меняющие свое содержание в ходе истории.

– Истина, как
и мораль, относительна. Нет
фактов, есть лишь различные
интерпретации.

В своих работах Ницше предвосхитил философию постмодернизма. Задолго до


Деррида он начал «деконструкцию» убеждений как языковой ловушки («мы не
сможем избавиться от Бога, пока окончательно не разберемся с грамматикой»).
История знания Мишеля Фуко многим обязана таким ницшеанским концепциям,
как «генеалогия идей» и «воля к власти».
86
Вечное возвращение
Ницше возродил предложенную
еще Гераклитом идею вечного воз-
вращения. Согласно данной концеп-
ции, время не линейно, а циклич-
но, – соответственно, каждый
момент повторяется бесчисленное
количество раз. Однако, эта идея
используется Ницше не для описа-
ния устройства мира, а как способ
определения ценности жизни.

– Каждый момент жизни


стоит прожить так, чтобы
хотелось повторить его
без малейших
изменений.

Таким образом, ценность жизни


определяется не ее совокупны-
ми итогами, но как выбор, кото-
рый ты делаешь здесь и сейчас.
Тем самым Ницше критикует
как категорический императив
Канта, так и мрачную филосо-
фию Шопенгауэра, согласно
которой причина наших страда-
ний кроется в желаниях. Идея
Ницше о постоянном выборе,
который самим своим фактом
утверждает ценность существо-
вания, легла в основу филосо-
фии экзистенциализма.

87
Религиозный экзистенциализм Кьеркегора
Датский философ Серён Кьеркегор (1813–1855 гг.) был не согласен с Кантом
в том, что как мораль, так и религия могут найти свое основание в требованиях
разума. С его точки зрения, вера по своей природе иррациональна и бездока-
зательна. Кьеркегор выступал против гегелевской диалектики, которая, по его
мнению, поглотила людей и не оставила место для выбора.
Кьеркегора прежде всего интересовала проблема существования, а потому его
философию принято считать прекурсором экзистенциализма (от фр. Existence –
существование). Большинство людей обычно игнорируют вопрос о смысле жиз-
ни, прячась от него в буднях повседневности. Для Кьеркегора это неприемлемо.

– Существовать - значит
быть свободным выбирать,
кто ты есть.
Это в свою очередь
предполагает
ответственность
за свой выбор.

Каждый человек обречен про-


жить свою жизнь окруженным
абсурдом и неопределенностью,
полагаясь на истины, которые не
могут быть доказаны.
88
Прыжок вверх
Для Кьеркегора принятие христи-
анства подобно шагу в неизвест-
ность. Это сравнение он объясня-
ет тем, что религиозные догматы
непознаваемы. Философ полагал,
что жизнь бывает моральная,
эстетическая или религиозная.
Сам он выбрал последнюю.

– Я отдавал
себе отчет в том,
что лично для меня жизнь
с богом будет означать
постоянный страх и трепет.

Ведь, становясь христианином, ты находишься в ситуации постоянной


неопределенности, так как существование бога не может быть доказано.
Будучи глубоко религиозным человеком, Кьеркегор тем не менее активно
критиковал церковные институты. Его вера не укладывалась в традицион-
ные рамки. Она и иронична, и игрива, и полна страсти. Кьеркегор посто-
янно менял псевдонимы. О своих убеждениях он писал не в сухой акаде-
мической манере, но, скорее, как романист, стремясь тем самым уйти от
философского жаргона.
89
От идеализма к марксизму
В течение восьмидесяти лет немецкая идеалистическая философия заявляла,
что в основе мира лежат идеи. Конечно же, существовали разногласия по вопро-
сам природы этих идей или возможности постижения их людьми. Однако прин-
ципиальное согласие было достигнуто.
Начало изменениям положил Людвиг Фейербах (1804–1892 гг.), предложив
новую интерпретацию гегелевской концепции отчуждения. Согласно филосо-
фии Гегеля, развитие сознания происходит путем обнаружения им внутри себя
противоречий. Эти внутренние противоречия (в терминологии Гегеля «самоот-
чуждение»), преодолеваются путем новых озарений. Следовательно, заключает
Фейербах, если разум развивается именно так, как это описал Гегель, то стано-
вится очевидно, в чем состоит заблуждение религиозного мышления.

– Вместо того
чтобы сделать лучше
свою жизнь и жизнь
окружающих, люди проецируют
(«отчуждают») все лучшее,
что в них есть, на
воображаемое существо, которое
они называют богом.

Впоследствии Фейербах перешел от критики религии в духе левого геге-


льянства к радикальному материализму. Ведь если «человек – это то, что
он ест», то материальные потребности предшествуют идеальным. Подобное
сочетание философии Гегеля с материализмом открыло путь Марксу.
90
Диалектический материализм Карла Маркса
Карл Маркс (1818–1883 гг.) также начал свой путь в философии как последо-
ватель Гегеля. Однако, как и Фейербах, он вскоре перешел в лагерь материали-
стов, разработав собственную диалектическую модель истории. В его философии
причудливым образом переплелись немецкий идеализм, английская политэко-
номия и французский социализм.

– Мой диалектический
метод не просто отличается
от гегелевского, он прямо
противоположен ему.

– Все это время философы были


заняты тем, что предлагали различные
интерпретации окружающего мира.
Подлинная же цель состоит в том,
чтобы попытаться изменить его.

По мнению Гегеля, история человече-


ства – это развитие свободы.
В современной Гегелю Пруссии этот
процесс пришел к своей кульминации,
а свобода – к абсолюту. С точки зре-
ния Маркса, у Гегеля все перевернуто
с ног на голову, – не сознание опре-
деляет бытие, а бытие – сознание.
Мысль не творит реальность, а вот,
например, экономические реалии
оказывают существенное влияние на
образ мысли людей.
91
По Марксу, история – это постоянная диалектическая борьба, но не между идея-
ми, как полагал Гегель, а между реальными экономическими классами. Поэтому,
кстати, философию Маркса и принято называть диалектическим материализмом.
Только если во времена античности борьба шла между рабами и рабовладель-
цами, а в Средние века – между феодалами и крестьянами, то в современном
обществе друг другу противостоят буржуазия (которой принадлежит капитал
и средства производства) и пролетариат (наемные рабочие, которые продают
свой труд). Это противостояние должно закончиться неминуемой победой проле-
тариата и социалистической революцией, которая трансформирует общество
и навсегда изменит ход истории.

92
Философия и экономика
Маркс был сторонником экономического детерминизма. Он полагал, что способ
производства материальной жизни определяет, какими будут наши убеждения
в сфере религии и философии. Иными словами, от того, каков «экономический
базис» общества, будет зависеть его «надстройка», то есть его правовая, куль-
турная и политическая составляющая. Главная задача институтов «надстройки» –
создание и распространение идеологии. То есть господствующие идеи
в каждой эпохе – это идеи господствующего класса. Это, в свою очередь, озна-
чает, что и пролетарии, и буржуазия обладают «ложным сознанием», то есть
не способны осознать, что происходит эксплуатация одного класса другим.

93
Прибавочная стоимость
Согласно трудовой теории стоимости, разра-
ботанной Давидом Рикардо (1772–1823 гг.),
цена товара зависит от того, сколько времени
было затрачено на его производство. Маркс
же пошел еще дальше. Он сделал вывод,
что капиталисты эксплуатируют пролетари-
ат – крадут у них дополнительное время или
прибавочную стоимость.

– Своим трудом рабочий


окупает собственную
заработную плату, расходы
на оборудование
и производственные
помещения.

– Однако он работает дольше,


чем необходимо, тем самым
позволяя капиталисту забирать
излишки.

Именно труд рабочего является


источником богатства. Но он сам
отчужден от результатов своего
труда. Рабочий даже не понимает,
что сделанное им должно принад-
лежать ему, а не капиталисту. «Так,
труд многих становится капиталом
избранного меньшинства».
94
Конец капитализма
Благодаря работам другого экономиста Адама Смита (1723–1790 гг.) боль-
шинство европейцев XIX в. были убеждены, что капитализм – это неизбежная
реальность. Некоторые даже полагали, что капитализм ниспослан нам самим
Богом. Маркс же утверждал, что в скором времени капиталистическую систе-
му ожидает крах, в чем может убедиться всякий, знакомый с экономикой. Он
полагал, что со временем все богатства сконцентрируются в руках подавляю-
щего меньшинства населения, тогда как подавляющее большинство окажется
на пороге бедности.

– Затем наступит кризис


перепроизводства, который
и приведет к коллапсу
системы.

Произойдет революция, в результате ко-


торой будет создано новое коммунисти-
ческое общество, в котором от каждого
будут спрашивать по способности,
а вознаграждать – по потребности.
95
Маркс-пророк
По иронии судьбы, сам Маркс не
считал себя марксистом. И хотя он
очень серьезно подходил к своей
работе, он был недоволен тем, что
многие его последователи видели
в нем оракула, чьим голосом говорит
сам Бог.
Современные экономисты не столь
уверены в своих прогнозах. Многие
из них сомневаются даже в том, что
экономику можно вообще считать
наукой в подлинном смысле этого
слова. Что же касается «пророчеств»
Маркса, то с высоты XXI века многие
из них кажутся ошибочными.

– Краха капитализма не
произошло.

– Многие коммунистические
государства, основанные на
принципах марксизма, потерпели
как идеологическое, так
и экономическое поражение.

Философия Маркса также не объяс-


няет механизм влияния базиса на
надстройку. Некоторые марксисты,
например Герберт Маркузе (1896–
1979 гг.), представитель франкфурт-
ской школы, в итоге пришли к выво-
ду об относительной независимости
96 настройки от базиса.
Идеи оказывают столь же большое влияние на мысль и историю, как и экономи-
ка. Поэтому, возможно, Гегель не был столь уж далек от истины. Один из после-
дователей Маркса, Антонио Грамши (1881–1937), полагал, что люди считают
идеологию своего времени чем-то естественным.

– Это, в свою
очередь, означает, что
правительству очень легко
убедить людей признать
свою власть
над ними.

– Господствующий дискурс
состоит из сложной системы
знаков, образующих
убедительные «мифы»,
Философ-постструктуралист Роланд Барт из которых и выстроена
(1915–1980 гг.) продемонстрировал, как социокультурная реальность.
происходит подобная «натурализация».

97
Утилитаризм – наука о морали
Пока Маркс корпел в библиотеке Британского музея над «Капиталом»,
в Англии набирало популярность другое направление материализма под на-
званием «утилитаризм». Его основателем принято считать Иеремию Бентама
(1748–1832 гг.). Дело Бентама продолжил Джон Стюарт Милль (1806–1873 гг.).
В отличие от Маркса, сторонники утилитаризма не видели в капитализме ниче-
го дурного. Наоборот, с их точки зрения, капитализм неизбежен и имеет массу
плюсов. Бентам был весьма эксцентричным юристом, работавшим над пробле-
мой соотношения права и морали.

– В основе правовой системы


Великобритании лежит смесь из
предубеждений и суеверий. Это
нонсенс!

Руководствуясь «научным» определением человеческой природы, Бентам


предложил новую систему этики и политики.
98
Все люди способны испыты-
вать удовольствие и боль.
Соответственно, цель любого
общества – сделать так, чтобы
было больше удовольствия
и меньше боли. Демократи-
чески избираемое правитель-
ство должно…

– обеспечить максимум
счастья максимальному
числу людей.

Бентам искренне верил, что


счастье поддается количе-
ственному измерению и что
многие проблемы этики и по-
литики легко разрешимы. Он
был убежден, что капитализм
наилучшим образом приспосо-
блен для увеличения счастья
в обществе.
99
Утилитарный подход представляется разумным методом расстановки акцентов
для демократически избранного правительства. Нужно всего лишь дать людям
то, что они хотят. Ну или, по крайней мере, то, что, как считает правительство,
им нужно.
Данная концепция дала толчок многим публичным проектам Викторианской
эпохи. К их числу относится строительство школ, больниц и канализации, –
ведь все это, по мнению авторов, должно сделать людей счастливыми.
Бентам полагал, что бедных и тунеядцев необходимо наказывать принудитель-
ным трудом. Он разработал проект новой тюрьмы – паноптикума, в которой
каждая камера просматривается из центральной башни наблюдения.

100
Плюрализм и тирания большинства
Джон Стюарт Милль изложил собственное, отличное от Бентама, понимание
доктрины утилитаризма. Он опасался, что в первоначальном варианте ути-
литаризм приведет к тирании большинства. Ведь если большинство людей
убеждены в том, что для счастья им не хватает лишь страдания меньшинства
(например, цыгане), то правительство будет обязано принять соответствующие
меры. В рамках утилитаризма Бентама довольно трудно обосновать необходи-
мость личных прав и свобод. Еще одним аргументом против данной концепции
является наличие некой центральной структуры, ответственной за распределе-
ние благ, что неизбежно приведет к усилению власти правительства.
Все вышеперечисленное беспокоило Милля. Поэтому в своей книге «О свобо-
де» (1859 г.) он защищал толерантное отношение к образу жизни меньшинств
и инакомыслие при условии, что они не несут вреда окружающим.

– Общество, в котором царит


плюрализм мнений, – это здоровое
общество, так как в нем истина
неизбежно возобладает над ложью.
А мораль – это всегда нечто большее,
нежели просто требование
большинства населения.

Милль полагал, что в концепции


Бентама есть и другие недостат-
ки. Ведь даже если допустить, что
люди «запрограммированы» на то,
чтобы стать как можно счастливее,
это не означает, что им есть дело
до счастья других людей.
101
Происхождение американской философии
Соединенные Штаты Америки можно назвать «европейским изобретением»,
ведь их конституция основана на философских принципах, сформулированных
в Европе в эпоху Просвещения. После войны за независимость (1775–1781
гг.) среди так называемых отцов-основателей шли споры о том, каким должно
быть политическое устройство нового государства. Одним из самых дискусси-
онных был вопрос о роли и объеме полномочий центрального правительства.
Это кажется невероятным, однако многие политики с недоверием относились
к идее демократии. В итоге Томас Джефферсон (1743–1826 гг.) и Бенджамин
Франклин (1706–1790 гг.) убедили остальных в своей правоте. Так США стали
демократической республикой.

– У правительства есть
– Локк полагал, что власть обязательства перед
правительства не должна своими избирателями.
быть абсолютной.

– Правительство существует
только для того, чтобы
защищать права своих
граждан на жизнь, свободу,
стремление к счастью
и т.д.

102
Лучшее правительство – это отсутствие правительства
Некоторые американские филосо-
фы, такие как Генри Дэвид Торо
(1817–1862 гг.), полагали, что пра-
вительство является лишь помехой
на пути к свободе и счастью. Торо
на два года отказался от общества,
избрав уединенный образ жизни
в глуши на берегу озера в штате
Массачусетс. Там он написал свою
книгу «Уолден или жизнь в лесу»
(1854 г.), в которой восхищался
красотой окружающей природы
и призывал своих читателей вер-
нуться к простой жизни.

– Мы растрачиваем
свою жизнь на вещи, которые не
стоят нашего внимания… Ответ
кроется в простоте!

103
Однажды в 1846 г. Торо покинул свою хижину
и отправился в ближайший город, чтобы почи-
нить башмак. На улице его остановил констебль,
потребовав уплату налога. Торо, полагая, что его
деньги пойдут на финансирование войны
с Мексикой, а также меры, ухудшающие поло-
жение рабов, отказался это сделать. Из-за этого
ему пришлось провести ночь в тюрьме. Данное
происшествие сподвигло философа написать
несколько анархическую работу, озаглавленную
«Гражданское неповиновение».

– Я считаю, что пассивное


сопротивление – это наилучшая

гг. и
48 нд
форма протеста против

)
19 Га
злоупотреблений со стороны

9– а
86 тм
правительства.

(1 аха
М
илан
Боб Д ург
Гинсб
Алан

кий
Хомс
Ноам

– Благодаря тактике
«пассивного сопротивления» мне
удалось добиться освобождения
Индии от Британского
владычества.

Благородная традиция неповиновения, начатая Торо, жива и сегодня. Многие


американцы, например Ноам Хомский, по-прежнему убеждены
в превосходстве сознания индивида над государством. Они подозрительно отно-
сятся к большим корпорациям и госорганам, которые во многом определяют как
внешнюю, так и внутреннюю политику. «Альтернатива» битников своими корнями
уходит в философию Генри Торо.
104
Эмерсон – знание извне
Философия Торо возникла не на пустом месте. Он сам принадлежал к уникаль-
ному и чисто американскому философскому течению, известному как «транс-
цендентализм». Данным термином в философии называют знание «более вы-
сокого порядка», такое, которое лежит за пределами чувственного опыта
и доступно лишь разуму или интуиции.
Примером трансцендентного знания будут формы Платона или рассуждения
схоластов о природе бога. С точки зрения Канта, такое знание недостижимо.
Единственное доступное нам трансцендентное знание – это логически выве-
денные категории, которые организуют знание, полученное из опыта.

Трансцендентализм Ральфа Уолдо


Эмерсона (1803–1882 гг.) представ-
ляет собой уникальное сочетание
платонизма, кантианства, индуизма,
немецкого идеализма и английского – В конце концов,
романтизма. Эмерсон был мистиком, единственное, что
имеет значение, – это
который подчеркивал, что истины, до
целостность собственного
которых ты дошел собственным умом,
рассудка.
важнее тех, которые подкреплены авто-
ритетом государства или церкви.
105
Трансцендентализм, по крайней мере в том виде, в котором он представлен
в работах Торо и Эмерсона, является разновидностью пантеизма. Мир природы
прекрасен, так как Бог есть в каждой ее частичке (ирония в том, что пантеизм, по
своей сути, противоположен трансцендентализму).
Эмерсон полагал, будто предназначение человека – соединиться с мировой ду-
шой, некой сущностью, наподобие «субстанции» Спинозы или «духа» Гегеля. Как
видите, трансцендентализм представляет собой необычный сплав из множества
западных (и восточных) философских течений, что делает его весьма занима-
тельным феноменом, более интересным с точки зрения социологии и филологии,
нежели философии.

В более поздние годы Эмерсон был ак-


– Как Торо, так и я выступали тивным участником движения аболици-
против дальнейшего движения США
онистов, часто выступал перед публикой
по пути индустриализма
с речами в пользу отмены рабства. Бла-
и урбанизации.
готворное влияние этих философов на
культурную и политическую жизнь Амери-
ки невозможно переоценить. «Человеком
по-настоящему может считаться только
тот, кто не ходит проторенными тропами».
106
Прагматизм
Пожалуй, по-настоящему американ-
ским направлением в философии
является прагматизм. Его осново-
положники, Чарльз Сандерс Пирс
(1839–1914 гг.) и Вильям Джемс
(1842–1910 гг.), были радикальны-
ми эмпириками, а потому в штыки
воспринимали «фантазии» транс-
ценденталистов. Сторонники праг-
матизма отвергали принятую как
среди рационалистов, так
и среди эмпириков модель знания
как личного мысленного пережива-
ния. Они полагали, что познание –
это способ приспособления
к окружающей среде, то есть, ины-
ми словами, инструмент решения
проблем.

– Можно сколь угодно долго


спорить о той или иной теории.
Однако если на практике от
результата спора ничего не
зависит, то такая теория не может
считаться истинной или ложной,
а только лишь незначительной.

– Теория имеет смысл тогда


и только тогда, когда она
способна приносить «дивиденды»,
то есть быть полезной.

– Получается, что даже


американский трансцендентализм
XIX в. небесполезен, так как помог
некоторым людям лучше понять
себя и свое место в жизни.

107
Чарльз Сандерс Пирс
Пожалуй, самым влиятельным
и оригинальным философом-праг-
матиком является Чарльз Сандерс
Пирс. Несмотря на это, лишь недав-
но о нем стали говорить как о том,
кто подготовил почву для многих
направлений в философии XX века.
Как и Торо, Пирс плохо вписывался
в респектабельное американское
общество. Все его работы были
опубликованы посмертно. Он жил
отшельником и умер в бедности.
В молодости он совершил ряд важ-
ных открытий в области геофизики.
Пирс внес существенный вклад
в философию науки. И, как мы уви-
дим в дальнейшем, его собственные
воззрения предвосхитили взгляды
логических позитивистов.

– Не существует
абсолютной истины о «природе
реальности», которую способны
обнаружить философы. Значение
каждой идеи определяется
результатами, которые мы
получили от ее применения
на практике.

О самом себе Пирс отзывался как


о «кающемся фаллибилисте», так как по-
лагал, что научные истины имеют времен-
ный характер. Тем самым он предвосхи-
тил метод фальсификации Карла Поппера.

108
Семиотика
Еще более важным представляется
тот факт, что Пирс заложил основы
семиотики (науки о знаках), дисци-
плины, которая является краеуголь-
ным камнем таких философских
направлений XX в., как структура-
лизм и постмодернизм.
Все знаки Пир подразделял на
естественные (облака означают
дождь, красные точки на теле –
корь и т. д.), графические (когда
знак внешне напоминает означае-
мое, например изображение гороха
на банке с горохом) и конвенцион-
ные (когда знак возник вследствие
соглашения между людьми, напри-
мер красный цвет символизирует
на Западе опасность). Последний
тип знаков Пирс называл «симво-
лами».

– Из всех знаков символы самые


странные, так как их значение
обусловлено только тем, что их
принято понимать так,
а не иначе.

Язык как раз и состоит из таких


символов. И если естественные и
графические знаки обычно не-
посредственно указывают на то,
что они означают, то с символами
это далеко не всегда так. Если
мы читаем книжку, на обложке
которой написано «слон», то это
не значит, что мы найдем слона в
соседней комнате. Таким образом,
Пирс довольно близко подошел к
пониманию слов как произвольных
символов, которые, тем не менее,
почему-то означают то, что они
означают. Данное открытие, как мы
увидим в дальнейшем, будет иметь
серьезные последствия для всей
философии XX в.
109
Уильям Джеймс
Прагматизм Пирса оказал сильное
влияние на Уильяма Джеймса. Они
оба полагали, что идеи необходимо
рассматривать не как абстрактные
метафизические сущности, а как ин-
струменты, созданные для решения
конкретных задач. Книга Джеймса
«Принципы психологии» (1890 г.)
стала первой работой о нашем разу-
ме, в которой шла речь о применении – Эволюция человека как
в психологии методов эксперимен- биологического вида – это
тальных наук. Джеймс изучал психо- сложный процесс, в ходе
которого среда и сознание
логическую основу сознания, а также взаимно влияют друг на друга.
его биологическую функцию, которую То есть сознание существует
он объяснял в терминах эволюцион- для того, чтобы помочь
нашему виду выживать
ной теории Дарвина. в существующих
условиях окружающей
среды.

Взгляды Джеймса на психологию получили название «функционализма», так как


для него значение сознания определяется тем, какие функции оно выполняет
и какую роль играет в практической деятельности. Другим важным открытием
для всей философии в целом и феноменологии в частности стало раскрытие со-
знания как потока, а не как череды последовательно сменяющих друг друга мыс-
лей. Джеймс был убежден – чтобы выйти из депрессии, достаточно этого просто
пожелать, что он и доказал на своем примере.
Заметив, что многие люди ищут для себя смысл жизни в религии, он на склоне
жизни занялся изучением этого феномена, а результаты своих исследований опу-
бликовал в 1902 г. в книге «Разнообразие религиозного опыта». Он пришел
к выводу, что если бог и существует, то он конечен, в противном случае невозмож-
но объяснить свободу выбора и существование в мире зла.
110
Джон Дьюи
Джон Дьюи (1859–1952 гг.) был система-
тическим прагматиком, или «инструмента-
листом». Он полагал, что быть философом
означает уметь критически мыслить
и «с точки зрения науки» подходить
к решению проблем. Подобные Дьюи праг-
матики были в восторге от методов и до-
стижений современной им науки. Сам же
Дьюи был убежден, что философия сыграет
ключевую роль в становлении американ-
ской демократии, а также откроет новые
горизонты в этике, искусстве, образовании
и нарождающихся общественных науках.
Подобно Пирсу, Дьюи был фаллибилистом,
однако в отличие от него он твердо верил
в возможность прогресса. С его точки зре-
– Тем, кто заведует
ния, общество станет лучше, если все его образованием наших детей,
члены получат образование и будут умнее следует перестать думать
и гибче. о своих подопечных как
о пустых сосудах, которые
необходимо наполнить
информацией.

– Но начать
воспринимать их в качестве
независимых личностей, чьи
навыки решения проблем
требуют развития.

В знаменитой экспериментальной школе


при Чикагском университете, существующей
и по сей день, детей учат решать пробле-
мы посредством формулирования гипотез
и проверки их экспериментальным путем.
Дьюи был убежден, что обучение искусству
должно быть обязательной частью любого
образовательного процесса, так как оно учит
искать творческие решения нетривиальных
«проблем».
111
Демократия
Дьюи одобрял демократию по вполне прагматическим причинам. Демократиче-
ски организованное общество является более гибким, свободно от догмы и, как
следствие, легко приспосабливается к любым переменам. Его также интересова-
ла зарождающаяся на тот момент социология. Она привлекала Дьюи тем, что ее
выводы опирались на реальные статистические данные, – ведь общественные
проблемы не могут быть решены «абстрактно» в отрыве от конкретных жизнен-
ных реалий.

– Нет «подлинной» теории


общества или истории, есть
только детальный анализ
конкретных
обстоятельств.

Как и все мы, Дьюи был продуктом своего времени. Его видение общества – это
взгляд человека среднего класса, жителя провинциального городка. Сторонник
постепенных реформ, он был убежден, что образование, а не агитация, поможет
сделать жизнь простых американцев лучше.
112
Неопрагматизм
После окончания Второй мировой войны прагматизм уступил на время пальму
первенства аналитической философии и феноменологии. Однако он никуда не
исчез. Большинство американских философов было по-прежнему убеждено в том,
что их деятельность должна иметь практическую пользу. Конечно же, остается во-
прос, в чем эта польза должна состоять. Однако на него нет ответа и по сей день.
Американский философ Уиллард Ван Орман Куайн (1908–2000 гг.) практически
в одиночку доказал, что центральные тезисы аналитической философии на самом
деле содержат массу неопределенностей. Его принято считать прагматиком – он
был уверен, что человеческое знание неизбежно носит холистический характер.

– Знание подобно «матрице» из


взаимосвязанных убеждений, каждое
из которых может измениться под
воздействием нового опыта. Это
справедливо даже в отношении
наших познаний в таких областях,
как математика
и логика.

– Я очень сомневаюсь
в философии, которая утверждает,
будто существует некий особый
метод, благодаря которому
Другого американского философа, философ способен обнаружить
Ричарда Ротри (1931–2007 гг.), назы- бесспорные истины об окружающем
вают неопрагматиком во-многом из-за нас мире или отыскать «основы»
того, что он по-прежнему задается всего знания.
вопросом, а зачем нам вообще нужна
философия.
113
Философская лавина

Сегодня в США работает порядка 10 тысяч профессиональных философов. Для


большинства из них задача философии состоит в том, чтобы подобрать ключ
к проблемам сознания, искусственного интеллекта, медицинской этики, прав
человека, математики, этического и эпистемологического релятивизма, логики
и т. д. Современная американская философия весьма обширна. Поэтому все, на
что может претендовать данная работа, – это изложение ее основных вех.
Джон Ролз (1921–2002 гг.) в своей книге «Теория справедливости» предпри-
нял попытку примирить социальную справедливость с либеральной капитали-
стической демократией при помощи теории общественного договора.
Сол Крипке попытался изменить наши представления о соотношении логики
и опыта. Так, он утверждает, что наше знание о химическом составе воды столь
же достоверно, сколь и наши познания в таких областях, как математика
и логика.

114
Даниэль Деннет предложил ряд радикальных идей о природе человеческого
сознания. То же сделал и Томас Нагель – автор нашумевшего эссе «Что значит
быть летучей мышью?»
Джон Сёрл написал ряд работ, посвященных философии языка. Он также
весьма критически настроен ко всем математическим моделям разума. Сёрл
убежден в том, что хотя компьютер и обладает большей вычислительной скоро-
стью, всегда будет «глупее» человека, так как не способен осознать значение
чего бы то ни было.
Неопрагматик Рорти печально известен тем, что полагает, будто философия –
это всего лишь еще один голос в диалоге цивилизаций. Он также отзывался
о ней как о некоем «заболевании», от которого людей нужно лечить. Возможно,
он и прав. Однако этот факт вряд ли приведет к уменьшению количества еже-
годно выпускаемых в США книг и статей по философии (порядка 4 тысяч).

115
Введение в философию XX в.
Ницше утверждал, что философская мысль – это не более чем отражение до-
минирующих представлений своего времени. Философия XX в. не стала в этом
отношении исключением. Современные философы пытаются разными способами
найти решение ряда общих проблем, начиная с массового общества и потери
индивидуальности и заканчивая порожденными релятивизмом сомнением и не-
определенностью. Их занимают и более специализированные вопросы, связан-
ные с сознанием, значением и логикой. Всю философию за прошедшие 80 лет
довольно часто делят на «аналитическую» и «континентальную».

– К «аналитической
философии» принято
относить британскую
и американскую школы.

– А к «континен-
тальной» –
французскую
и немецкую.

– Однако по иронии
судьбы два величайших
представителя
аналитической философии,
Фреге и Витгенштейн,
были по национальности
немцем и австрийцем
соответственно.

Континентальную философию можно охарактеризовать как переосмысле-


116
ние подходов, предложенных еще Декартом, Кантом и Гегелем.
Происхождение феноменологии
Как вы помните, Кант пришел к вы-
воду, что нам доступен лишь фено-
менальный мир (то есть мир, данный
нам в ощущениях). Ноуменальный
мир (мир, каков он есть на самом
деле) нам недоступен. Однако зада-
димся вопросом, что мы ощущаем,
когда испытываем ощущение? Как
раз на него и пытается дать ответ
феноменология посредством анали-
за того, как объекты внешнего мира
представлены в нашем сознании.
Философ и психолог Франц Брента-
но (1838–1917 гг.) заложил основы
«дескриптивной феноменальной
психологии».

– Я хочу понять, что


именно знает индивид,
когда в его сознании
появляется тот или
иной объект.

Брентано утверждал, что наше созна-


ние интернационально: оно всегда
направлено на тот или иной объект
и не бывает «пустым». Любим ли мы,
ненавидим или боимся – всегда есть
то, что мы любим, ненавидим или
боимся. Это так, даже если в реально-
сти объекта нашей любви, ненависти
или страха не существует (например,
привидение или воспоминание). 117
Связь феноменологии с психологией и математикой
Феноменология связана напрямую с возникновением экспериментальной пси-
хологии в 1879 г. Основателем данного направления является Вильгельм Вундт
(1832–1920 гг.). Он был первым, кто предложил использовать интроспекцию
(изучение состояний сознания согласно определенным правилам) в качестве
экспериментального метода.
В это же время знакомый Брентано по имени Христиан фон Эренфельс (1839–
1938 гг.) создал психологию гештальта.
Эдмунд Гуссерль (1859–1938 гг.) пришел к феноменологии (которую он опреде-
лял как описание содержания сознания) через математику, позаимствовав
у Брентано концепцию интенциональности.

– Единственный путь – Я не могу не


к подлинному знанию лежит согласиться с Вами,
сквозь дебри собственного мсье Декарт. Как
сознания. нам определить, что
представляет собой
сознание на самом
деле?

118
Феноменологическая редукция
По всей видимости, существует только
один способ понять, чем является со-
знание, – последовательно избавиться
(редуцировать) от всех отвлекающих
нас соображений метафизического
и теоретического характера и полно-
стью сосредоточиться на содержании
и функционале сознания. Гуссерль на-
зывал это «эпохе», или воздержанием
от суждения.

– Смысл в том, чтобы


«вынести за скобки» все
вопросы об «истинности» или
«реальности», сосредоточившись
непосредственно на самом
опыте.

По признанию самого Гуссерля, это


прямой путь к солипсизму. Ведь
единственное, в существовании чего
ты можешь быть уверен, – это ты
сам. Однако он сомневался даже
в этом, так как наша личность ни-
когда напрямую не предстает перед
нашим сознанием. 119
Хайдеггер, или поиски бытия
Феноменология стремилась достичь первичных слоев сознания. Вопрос, кото-
рый стоял перед ней, сформулирован следующим образом: это наше сознание
воспринимает вещи такими, какими они являются, или же мир существует лишь
в нашем разуме? Студент Гуссерля, Мартин Хайдеггер (1889–1976 гг.) пошел
еще дальше – он спросил, что значит существовать. Вопрос существования,
который Хайдеггер в своей книге «Бытие и время» (1927 г.) назвал «фундамен-
тальной онтологией», затрагивает каждого из нас непосредственно.

– Что значит «быть»? Если


мы забудем об этом вопросе,
то потеряем из виду самих
себя.

Как Декарт со своим cogito, так и Гуссерль забывают, что человеческое «я»
живет в мире. Существование в мире (dasein) не тождественно бытию чистого
сознания. Человечность как раз и заключается в нашей способности существо-
вать в мире и быть продуктами собственного выбора, каким бы он ни был.
120
Небытие и неподлинность
Хайдеггер задается вопросом: «По-
чему есть нечто, а не ничто?» Мы
постоянно испытываем тревогу,
у которой нет объекта, – страх перед
ничто (Das Nichts), страх собствен-
ной приближающейся смерти. Одна-
ко пока мы живы, наше бытие
в мире реализуется посредством
свободного выбора. Так и только
так мы можем обеспечить «подлин-
ность» своего существования. Мы
«выброшены» в мир, и для боль-
шинства это значит, что их поведе-
ние определяется навязанной им
другими людьми ролью.

– Роль, которую мы не
выбрали сами, но которую мы
вынуждены играть, лишает наше
существование «подлинности».

Однако возникает вопрос, как мож-


но остаться верным себе в наш век
массового общества с его техноло-
гиями и тоталитарной идеологией.
Хайдеггер на это отвечает следую-
щим образом: каждому нужно оста-
ваться в русле его родной культуры
с ее традициями и обычаями. Ис-
ходя из этого суждения, философ
поддержал приход Гитлера и его
партии к власти, в чем Хайдеггер,
по всей видимости, так и не раска-
ялся. Из-за этого его вклад до сих
пор остается спорным.

121
Экзистенциализм Сартра
Основателем такого направления в философии, как экзистенциализм, принято
считать Жан-Поля Сартра (1905–1980 гг.). Источником вдохновения для фран-
цузского мыслителя служили работы Декарта, Гегеля, Гуссерля, Маркса и Хай-
деггера. Последний отрицал всяческую связь своих идей с экзистенциализмом,
однако нельзя не признать обратного. Ведь название книги Сартра («Бытие и
ничто») – это прямая отсылка к названию книги Хайдеггера («Бытие и время»).
Обоих философов занимала проблема «неподлинности» существования. Другим
мыслителем, оказавшим серьезное влияние на Сартра, был Серён Кьеркегор.
От него Сартр взял идею ответственности за собственный выбор. Однако, в
отличие от Кьеркегора, Сартр был атеистом. Без Бога Вселенная «абсурдна»,
так как не имеет цели или причины для существования. Если нет Бога, то и
человек не был «создан» неким творцом, согласно определенному «плану», а
следовательно, не может быть и речи ни о какой человеческой «природе» или
«сущности».

– Мы обречены на
свободу и должны сами
для себя определить, как
нам быть.

– Никто
не рождается
женщиной.

Мы сами определяем, кто мы такие, или, в терминологии Сартра, «существова-


ние предшествует сущности», отсюда, кстати, и название его философии («экзи-
стенциализм» – философия существования).
122
Искренность и свобода
Как и Декарт, Сартр полагал, что наш разум – это единственное, в существова-
нии чего невозможно усомниться. Ведь именно наличие свободного сознания,
способного к воображению, и отличает человека, например, от ножа для бумаги.
Однако Сартр, в отличие от Декарта, был убежден, что личность – это не стати-
ческая структура, которая «обнаруживается» в ходе самоанализа. Для него че-
ловек и его «я» – это проект, за который каждый из нас несет ответственность.
Люди в своем стремлении сбежать от выбора обманывают себя. Довольно часто
они прикрываются социальными ролями (я всего лишь официант, а официант –
это я) и тем самым становятся подобны неодушевленным вещам. Однако даже
подобным своим поведением они лишь утверждают реальность собственной
свободы.

– Все, кто говорит,


что они «ленивы от
природы», неискренни.
На самом деле они сами
выбрали быть ленивыми.

– Свобода
выбирать, кем тебе
быть, пугает.

Однако остается вопрос, настолько ли абсолютна свобода, как об этом пишет


Сартр, и нужно ли быть до конца искренним перед собой и другими.
123
Подлинная политическая роль
Если обратиться к биографии Сартра, то становится понятно, почему для него
был так важен подлинный выбор. В 1941 г. немецкие оккупационные войска
вошли в Париж. Перед каждым французом встал выбор – смириться и начать
сотрудничать с нацистами или же продолжить борьбу. Сартр решил присоеди-
ниться к сопротивлению. Впоследствии он выступал за независимость Алжира
и отказался от Нобелевской премии. Он утверждал, что в современном мире
марксизм является единственной актуальной философской доктриной.

– Экзистенциализм – это
не замена марксизму.
Его предназначение –
очеловечить марксизм
и оградить его от обвинений
в преступлениях, совершенных
Сталиным под
его стягом.

Сартр всю свою жизнь боролся про-


тив собственной «неподлинности»,
чтобы не врасти в роль «знаменито-
го философа-экзистенциалиста».

124
Камю и абсурд
Родившийся в Алжире журналист и писатель Альбер Камю (1912–1960 гг.)
также не считал себя экзистенциалистом. Однако, несмотря на это, надо при-
знать, что его исследования эмоциональной стороны проблемы существования
в абсурдной Вселенной, лишенной Бога, стали существенным вкладом в разви-
тие экзистенциализма.
Дружба Камю и Сартра началась еще в рядах Сопротивления. Однако впослед-
ствии они поссорились из-за разногласий по вопросу коммунизма и независи-
мости Алжира.
Итак, если вся Вселенная бессмысленна, то как вообще можно говорить о смыс-
ле чего бы то ни было? Камю пытается ответить на этот вопрос в своей книге
«Миф о Сизифе» (1943 г.). Боги приговорили Сизифа каждый день толкать
камень на вершину горы, откуда тот снова
скатывается к ее подножью.
– В философии существует
только один по-настоящему
важный вопрос – вопрос
самоубийства.

«Судить о том, стоит или нет продолжать жить, означает ответить на главный
вопрос философии». Сизиф, по-видимому, нашел в своем наказании для себя
некий смысл. То же самое каждый человек должен проделать и для себя – най-
ти смысл в жизни.

125
Трудности математики, или аналитическая философия
У философов есть дурная привычка задавать обманчиво простые по форме
вопросы, имеющие сложные по содержанию ответы. Казалось бы, все знают,
что два плюс два равно четыре. Философ же обязательно спросит, почему это
так. Пифагор был убежден, что математика – ключ к пониманию всего на свете.
Платон верил, что число – это некая мистическая сущность. Тем не менее, в XX в.
одной из основных задач аналитической философии стали поиски «оснований»
математики и логики.

– Предположительно
математика
предлагает своим
адептам некое
бесспорное знание.

– Два плюс два равно


четыре – это вечная
и неизменная истина,
в которой невозможно
усомниться.

126
Этот подход раздражал Джона Стюарта
Милля. Он полагал, что математика – это
«бесплатный» сыр, который бывает толь-
ко сами-знаете-где. С его точки зрения,
математические истины – всего лишь
очень вероятные индуктивные заключе-
ния, основанные на нашем опыте.

– Нам известно,
что 3 + 3 = 6 просто
потому, что мы ранее
имели дело с группами
по три.

– Конечно же, большинство


философов с ним не согласны.

– Мы убеждены, что
математические истины
существуют априори,
в рамках закрытой
системы. Они верны всегда,
независимо от состояния
мира и наличия в нем
людей.

Но если это так, то как объяснить тот факт, что математика часто помогает понять
механизм работы вселенной. Кант полагал, что математические законы – это
пример синтетических суждений априори. Они истинны потому, что так устроен
наш разум. 127
Фреге и демистификация математики
Готлиб Фреге (1848–1925 гг.) вел уединенный и небогатый на события образ
жизни. Однако ему удалось единолично навсегда изменить облик западной
философии, сделав логику, а не проблему познания, ее новой основой. Фреге
заменил традиционную дедуктивную логику на формальную символическую. Он
был убежден, что с ее помощью, он продемонстрирует глубинную связь логики
и математики. Он также «демистифицировал» математику, продемонстрировав,
что числа, в отличие, например, от жирафов не являются объектами.

– Число – это
«свойство понятия» или
полезная логическая
фикция, наподобие
среднестатистического
человека.

128
Фреге утверждал, что математика носит аналитический характер, то есть «пуста».

– Суждение «2 + 2 = 4» –
это тавтология, такая же, как
и «1 + 1 + 1 + 1 = 1 + 1 + 1 + 1».
Оно не имеет ничего общего
с нашим опытом или с тем, как
устроен наш разум.

Философы-рационалисты всегда приводили математику в качестве примера


фундаментальной истины, открытой нашим разумом. Фреге же своими аргу-
ментами раз и навсегда разрушил иллюзию существования некоего тайного,
доступного лишь избранным, знания.
129
Тайна остается неразгаданной
Фреге подошел очень близко к тому, чтобы решить проблему математической
истины. Однако в 1903 г. Бертран Рассел обнаружил парадокс, который не
вписывался в стройную систему Фреге. Еще через некоторое время Курт Гёдель
(1906–1976 гг.) доказал, что всегда будут существовать математические исти-
ны, недоказуемые в рамках консистентной логической системы, так как любая
формальная система может быть либо консистентной, либо законченной, но не
тем и другим одновременно.

– В любой системе,
содержащей арифметические
вычисления, есть суждения,
истинность которых не может быть
доказана в рамках самой
системы.

Таким образом, математика по-прежнему выходит за пределы формальной


логики, а проблема истинности математических суждений остается одной
из центральных проблем современной философии.
130
Знак и значение
Фреге является одним из основателей со-
временной лингвистической философии. Он
переключил внимание философов с пробле-
мы познания на еще более фундаменталь-
ную проблему значения. Фреге подчерки-
вал, что тот язык, который мы используем
каждый день, нелогичен, и что сама логика
не зависит от психологии. По его мнению,
язык имеет две функции.

– Первая – это функция


передачи смысла, который
помогает нам понять,
о чем идет речь.

– Вторая – это функция


передачи значения, то есть
предметной области, соотнесенной
с конкретным
словом.

Смысл – это социальный феномен,


подверженный изменению. Значение –
это отсылка к истинности или ложности.
Именно на соотношении знака, смысла
и значения Фреге и выстроил свою си-
стему логики.
131
Логический атомизм Рассела
Бертран Рассел (1872–1970 гг.) и Альфред Норт Уайтхед (1861–1947 гг.)
в своей книге Principia mathematica (1910–1913 гг.) безуспешно пытались до-
казать, что даже простейшие «Принципы математики» математические предло-
жения (1 + 1 = 2) имеют логическую основу.

– Это была
очень длинная книга.

132
Рассел, продолжая традиции англий-
ских эмпириков, предложил теорию – Мы можем быть уверены
«логического атомизма». Он полагал, только в том, с чем знакомы
что наилучший способ постичь мир – непосредственно.
это разделить его на «индивидуальные
компоненты». Отдельные суждения
будут относиться к индивидуальным
ощущениям, которые, в свою очередь, – Все остальное
вызваны отдельными «частями» реаль- приходится логически
ности. выводить из полученной ранее при
знакомстве базовой информации.

Для того чтобы преодолеть противоречия, тот язык, которым мы пользуемся


в повседневном общении, должен быть приведен к своей логической форме.
Для этого Рассел разработал концепцию «протокольных предложений». Хо-
роший пример применения данного метода – его анализ фразы «Нынешний
король Франции является лысым».
133
Логический анализ
Данное предложение кажется нам странным, так как описывает несуществу-
ющего человека. Рассел предлагает разбить его на логические составляющие,
чтобы определить, на каком этапе в наши рассуждения закралась ошибка.

ФРАНЦИЕЙ ПРАВИТ КОРОЛЬ.


ЛОЖНО

ВСЕ КОРОЛИ ФРАНЦИИ


БЫЛИ ЛЫСЫМИ

СУЩЕСТВУЕТ ТОЛЬКО ОДИН


КОРОЛЬ ФРАНЦИИ

Таким образом, данное предложение


подразумевает, что существует король
Франции, тогда как на самом деле это
не так, что и помог обнаружить логи-
ческий анализ. На данном примере
хорошо видна разница между смыслом
и значением.

Рассел, как и Фреге, полагал, что фило-


софия утратила свой объект и должна
стать разновидностью аналитической
деятельности. А философы «нового
поколения» должны быть, по мысли
Рассела, не «провидцами», которые от-
крывают ранее неизведанные глубины
реальности, а логиками.
Конечно же, самому сэру Расселу по-
добные соображения ни в коей мере
не мешали высказываться по вопросам
политики и морали.
134
Логический позитивизм
Сторонники логического позитивизма – это группа философов и ученых, извест-
ная также как «венский кружок», в число которых входили Мориц Шлик (1882–
1936 гг.), Отто Нейрат (1882–1945 гг.) и Рудольф Карнап (1891–1970 гг.). Они
полагали, что философия в целом и идеализм Гегеля в частности является
несусветной чушью.

– С нашей
точки зрения, значение
и проверяемость – это одно
и то же.

– Мы сформулировали
«принцип верификации»,
согласно которому любое
суждение, которое не может
быть проверено опытным путем,
является
бессмысленным.

– Таким образом, предложение


«бог вечен и всемогущ» хотя и
кажется осмысленным,
в действительности – полная
абракадабра.

Позитивисты полагали, что из-за особенностей грамматики философы погряз-


ли в бесплодных спорах о воображаемых сущностях, таких как, например,
«субстанция» Лейбница и Спинозы.
135
Логический позитивизм Айера
Логические позитивисты полагали, что философского знания как такового не
существует. Единственный путь к знанию – это наука. Философии же отводи-
лась роль аналитики – прояснение понятий и устранение языковой путаницы.
Альфред Айер (1910–1989 гг.) после встречи с представителями венского
кружка стал сторонником их взглядов. Он написал книгу «Язык, истина и логи-
ка», в которой объявил этический и религиозный язык полной белибердой, чем
шокировал чинное британское академическое общество.

– Логический позитивизм — это


не просто заморская диковинка,
но продолжение традиций
английских эмпириков.

136
Все члены венского кружка верили в принцип толерантности и силу научного
прогресса. Однако эта вера не уберегла их от репрессий, а потому многим из
них пришлось бежать, когда к власти пришли нацисты. К сожалению, далеко не
всем это удалось. Так, Шлик был застрелен одним из собственных студентов.
Как вы понимаете, учителя философии предпочитают не вспоминать об этом
эпизоде на своих лекциях.
Теория верификации довольно быстро утратила популярность. Отчасти это про-
изошло потому, что значительная часть современной науки носит теоретико-
концептуальный характер и не может быть «верифицирована» в строгом смыс-
ле этого слова. Например, никто не видел кварк собственными глазами, так как
же нам доказать, что он существует?
Стоит отметить, что значение должно предшествовать тестированию, а не появ-
ляться вследствие оного. В противном случае, как мы можем проверить нечто,
если даже не понимаем, что проверяем? Предложить решение этой проблемы
предстояло другому венскому философу.

137
Логический атомизм Витгенштейна
Людвиг Витгенштейн (1889–1951 гг.) начинал свою карьеру в качестве инже-
нера, интерес к философии пробудился в нем после встречи с Бертраном Рассе-
лом 1911 г. в Кембридже, с которым его свел взаимный интерес к проблемам
математики и логики.
Витгенштейн родом из богатой семьи с довольно мрачной историей: трое из его
братьев совершили самоубийство. Он сам был весьма харизматичным, пусть и
нетерпеливым человеком, который отвергал академическую философию, почи-
тая ее бесполезной. Он был религиозен, прошел Первую мировую войну
и навсегда изменил лик всей западной философии.

– Я начал формулировать
основные постулаты своей
теории логики и языка еще
в окопах.
В 1922 г. он опубликовал довольно корот-
кую, но весьма сложную работу под назва-
138 нием «Логико-философский трактат».
Его книга начиналась со слов: «Мир есть все то, что происходит». Витгенштейн
принял на вооружение атомизм Рассела, согласно которому предложение не-
обходимо разбить на отдельные части, чтобы обнаружить содержащиеся в них
логические противоречия. Он пытался доказать, что значение производно от
атомарных предложений, которые, в свою очередь, суть отражение «атомар-
ных» фактов.

– Границы моего
языка – это
границы моего
мира.

Это означает, что язык ограничивает то, что мы можем помыслить. Проблема же
философии в том, что она пытается выразить то, что не поддается выражению.
Витгенштейн закончил свою книгу следующими словами: «О том, о чем невоз-
можно говорить, необходимо молчать». 139
Значение значения
Впоследствии Витгенштейн отказался от своих ранних «атомистических» по-
пыток решить проблему значения. Вместо этого он решил доказать, что все
«великие крестовые походы» философов прошлого были поиском общего или
«сущности». Этот новый подход, получивший название «дескриптивное мыш-
ление», был описан в вышедшей посмертно книге Витгенштейна «Философские
исследования» (1953 г.).

– Великие поиски значения


в XX в. заранее обречены на поражение,
так как в их основе лежит ложная
посылка, согласно которой «значение»
независимо от языка.

Это не философ
Только потому, что существует полезное слово для обозначения искусства, нет
необходимости искать некую сущность, которая делает искусство искусством,
или же задаваться вопросом, как идея искусства предстает пред нашим созна-
нием. Слово «искусство» используется людьми, чтобы обозначить множество
вещей, имеющих «фамильное сходство».
140
Языковые игры
Язык представляет собой набор своеобразных игр со своими правилами и целя-
ми. Значение появляется в результате соглашения между «разумными формами
жизни» и не может существовать вне языка. Как следствие, язык автономен
и независим от мира. Витгенштейн полагал, что философия – это болезнь, кото-
рая появилась из-за того, что одну языковую игру приняли за другую.

– Значение слова
зависит от того, как
оно употребляется,
и ни от чего
другого.
141
Личные мысли
Более поздняя философия Витгенштейна также носит антикартезианский
характер. Мы мыслим словами. А так как язык – это результат социального
взаимодействия, то сознание не может быть «частным». Таким образом, фено-
менологические поиски определенности «от первого лица» были обречены на
поражение с самого начала. Декарт и его последователи всегда утверждали, что
личный опыт является более «непосредственным» и «определенным», нежели
любой другой. Однако говорить и писать о любом опыте можно лишь используя
публичный язык, значение в рамках которого является следствием общеприня-
тых правил.

– Нет и не может быть


никакого «личного
языка», на котором
думали бы только мы
и никто другой.

142
Теория Фрейда о бессознательном
Когда Витгенштейн говорил, что язык философии нуждается в лечении, он, ско-
рее всего, вдохновлялся работами основателя психоанализа Зигмунда Фрейда
(1856–1939 гг.), который также жил в Вене. Фрейд полагал, что в нашем разу-
ме тоже проходят сексуально детерминированные процессы, которые избегают
внимания сознания, т.н. так называемое бессознательное. Однако подобная
идея была не нова и высказывалась еще Шопенгауэром. Фрейд пошел дальше.
Он утверждал, что цивилизация стала возможна только благодаря подавлению
сексуальных инстинктов на бессознательном уровне. Данная идея подрывала
основы всей рационалистической философии.

– Человек не осознаёт
примитивный источник
происхождения своих
мыслей, убеждений
и желаний.

– Бессознательное – это
фикция. Ничто не может быть
одновременно частью
и «бессознательного»
и «психического».

Жан-Поль Сартр был одним из


многих философов и психоло-
гов, которые не приняли теорию
Фрейда, так как считали ее
недоказуемой.
143
Философия повседневного языка
Витгенштейн полагал, что задача современного мыслителя – помочь философии
выбраться из того тупика, куда она сама себя загнала, ведь многие так назы-
ваемые философские проблемы являются лишь следствием путаницы в языке.
Профессор Оксфордского университета Дж. Остин (1911–1960 гг.), автор кон-
цепции «философии повседневного языка», пошел еще дальше. Он задумался
о том, как такие идеи, как «знание» или «восприятие», используются в повсе-
дневной жизни. Остин ввел в оборот понятие «перформативного речевого
акта», то есть акты, равноценные поступку. Например, если я говорю: «Мне
кажется, что идет дождь», – то на самом деле я совершаю целый ряд действий.

– Я предупреждаю тебя
о возможности дождя
и советую взять с собой
зонтик.

144
Призрак машины
К похожим выводам только несколь-
ко другим путем (через английский
эмпиризм и феноменологию Брента-
но и Гуссерля) также пришел
и другой влиятельный философ из
Оксфорда по имени Гильберт Райл
(1900–1976 гг.). В своей книге
«Понятие разума» (1949 г.) он пи-
сал, что философы часто совершают
«категорическую ошибку». Самым
печально известным примером
является созданный Декартом миф
о разуме, заключенном в теле, но
одновременно свободном от него,
подобно «призраку машины».

– Такие разговоры о некоем


«внутреннем личном опыте» должны
восприниматься как склонность
к определенному поведению.

Райл придерживался бихевиористической точки зрения. Он полагал, что


мысленные процессы всегда опосредованы процессами физическими. Данная
позиция выглядела бы более убедительно, если бы речь всегда шла о мыс-
лях и ощущениях других. Однако она перестает быть таковой, когда разговор
заходит о том, как соотносится язык с нашими собственными мыслями и
убеждениями. 145
Философия науки
Еще более важным, нежели деление фило-
софии на «континентальную» и «аналити-
ческую» (которое, как мы увидели выше, не
является столь строгим, как могло бы пока-
заться), является тот факт, что в XX в. наука
вышла на передовые позиции. Именно уче-
ные, а не философы, изменили то, как мы
живем, как мы видим мир и самих себя.

– Почему мы считаем
научное знание
особенным?

– Чем оно
отличается от
других видов
знания?

Успехи науки ослепляют, потому лег-


ко можно стать жертвой «сциентиз-
ма» – наивной веры в то, что наука
способна решить за нас все наши
проблемы.
146
Существует множество разных ученых. Так некоторые из них носят белые
халаты и используют дорогостоящее оборудование. Другие же пишут ряды
зубодробительных формул мелом на доске. Однако их всех якобы объединяет
некий «научный метод», применив который мы получаем уникальное «научное
знание». Оно отличается от всех остальных видов знания тем, что является
«универсальным», «количественно измеримым», «эмпирическим», а также
позволяет «прогнозировать» развитие событий. Так, ученый, который специа-
лизируется на лягушках, должен знать что-то обо всех лягушках.

– Его суждения
должны быть – Он должен уметь
подкреплены предсказывать возможное
измерениями объекта поведение лягушек.
исследования.

– Он также должен
уметь объяснить,
почему лягушки ведут
себя тем или иным
образом.

147
Метод индукции
Так откуда же ученые берут свои теории?
Одним из очевидных источников является
«индуктивный» метод. Ученый наблюдает
за множеством лягушек в разных усло-
виях и, в конце концов, выдает общую
«лягушачью теорию». Однако еще двести
лет назад Юм заметил, что заключения,
полученные путем индукции, носят веро-
ятностный характер.

– Все, что ученый


может сказать, это
то, что на данный
момент с высокой
вероятностью все
лягушки являются
амфибиями.

Но неужели наглядно продемон-


стрировать – означает доказать?
Ведь то, что мы «видим», во мно-
гом определяется особенностями
нашего воспитания и образования.
Весьма затруднительно избавиться
от всех наших предубеждений
в отношении окружающего нас
мира. Также непросто выразить
то, что мы видим, «объективным»
148 языком.
Следует заметить, что процесс зрительного восприятия несколько сложнее, неже-
ли пассивное получение визуальной информации. Он включает в себя селекцию
и категоризацию полученной информации.

– Это означает,
что любые наблюдения
окрашены теоретическими
представлениями наблюдателя.

Без сомнения, у нашего гипотетического ученого, желающего сформулировать


новую теорию о лягушках, уже есть заранее сформировавшееся представление
о том, что собой представляет лягушка, что значит «плавать», какое количе-
ство особей ему необходимо и т. п. Однако это не отменяет того простого фак-
та, что проблема науки, основанной исключительно на индукции, это не только
человеческий фактор, но и достоверность выводов. 149
Метод фальсификации
Карл Поппер (1902–1994 гг.) предположил, что разработанная им «теория
фальсификации» лучше описывает движение научного прогресса. Он утверж-
дал, что любая научная теория носит временный характер, а настоящие ученые
всегда ищут факты, которые могли бы опровергнуть или «фальсифицировать»
предложенную ими теорию.

– Например, обнаружив
лягушку, которая
не умеет плавать.

– Метод фальсификации –
это надежный способ,
который позволяет отличить
настоящую науку от ложной.

Шарлатаны (к числу таковых Поп-


пер относил астрологов и сторон-
ников теории психоанализа Фрей-
да) в отличие от истинных ученых
отказываются принимать свиде-
тельства, доказывающие ложность
150 их воззрений.
Однако теория Поппера не лишена своих недостатков. Ведь если наши наблю-
дения сами являются следствием определенной теории, то почему одно про-
тиворечащее наблюдение должно автоматически опровергать другую теорию?
Научные концепции весьма тесно связаны друг с другом, а потому одного про-
тиворечащего наблюдения зачастую недостаточно, чтобы доказать ошибочность
одной из них. История показала, что ученые с большой неохотой отказываются
от своих излюбленных гипотез только на основании одного наблюдения. Ино-
гда их упрямство оправданно, иногда нет.
В этом отношении интересным примером служит случай Макса Планка (1858–
1947 гг.). Сделанное им математическое открытие, которое, как казалось на тот
момент, противоречит второму закону термодинамики, положило начало совре-
менной квантовой физике.

– Годами я изводил
себя тем, что
пытался опровергнуть
собственное
революционное
открытие.

151
Томас Кун: изменение парадигмы
Для Поппера наука – это несколько хаотичный, но вместе с тем систематичный
процесс постепенного накопления «истин». Томас Кун (1922–1996 гг.) считал
подобную точку зрения наивной. Посмотрев на историю науки, он задался во-
просом, как на самом деле проходит научный процесс в ученом сообществе.

– Очевидно, что в каждый отрезок


времени существует определенная
теория или парадигма, которую
принято считать единственно
верным способом
изучения мира.

Однако мы прекрасно знаем, что со временем одна парадигма заменя-


ет другую. Например, в космологии парадигму Аристотеля и Птолемея
заменила парадигма Коперника и Ньютона, которую, в свою очередь,
152 сменила парадигма Эйнштейна.
Возникает вопрос, почему же одна парадигма сменяет другую? Кун утверждает,
что в рамках одной парадигмы постепенно накапливаются противоречия. Когда
их становится слишком много, наступает кризис текущей парадигмы. Открытия
Галилея и Эйнштейна как раз и привели доминирующие парадигмы своих эпох
к коллапсу, так как они стали неспособны воспринять новые идеи.

– При помощи моего


телескопа я могу разглядеть
луны на орбите Юпитера.

– А я говорю,
что гравитация
искривляет
пространство…

Кун считал, что развитие науки носит не эволюционный, но революционный


характер. В этом отношении наука мало чем отличается от религии. Новая
парадигма принимается не потому, что аргументы ее сторонников столь убеди-
тельны, а потому, что старые ученые постепенно умирают, а их место занимают
молодые. 153
Эпистемологический анархизм
Некоторые ученые полагали, что теория Томаса Куна ставит под сомнение раци-
ональный характер научного прогресса. Это не совсем так. Пожалуй, самым ра-
дикальным критиком науки был и остается австрийский философ Поль Фейера-
бенд (1924–1994 гг.). В своей книге «Против метода» (1974 г.) он обращает
наше внимание на существование множества соперничающих между собой тео-
рий. Он называл это «эпистемологическим анархизмом».

– Если и можно говорить


о каком бы то ни было научном
«прогрессе», то это целиком
заслуга тех ученых-вольнодумцев,
которые пошли против
устоявшихся методов.

Фейерабенд полагал, что глупо


в такой творческой и хаотичной
сфере, какой является современная
наука, пытаться обнаружить некий
общий для всех набор методологиче-
ских правил. Более того, научное зна-
ние, с его точки зрения, ни в чем не
154 превосходит остальные виды знания.
От модерна к постмодерну
«Современная» философия (или философия эпохи Нового времени – «модер-
на») начинается с попытки Декарта обнаружить некую бесспорную истину,
которая могла бы служить прочным фундаментом для всего остального знания.
Таким основанием для него стало «я мыслю – следовательно, я существую».
Однако по пути к cogito ему пришлось пожертвовать реальностью всего осталь-
ного мира.

– Это тот абсолютный


минимум, основанный на
особенностях процесса
мышления, который
гарантирует объективную
научную истину.

– А что произойдет,
если твое
железобетонное
«основание» само
падет под градом
критики?

Со времен Декарта утекло много воды. Под сомнение поставлено не только


существование «реального мира», но и существование личности, объективной
истины и значения языка. Этот кризис знания является неотъемлемой частью
эпохи «постмодернизма». 155
Три вопроса постмодернизма
Чтобы понять современную философию, необходимо отдавать себе отчет в тех
вопросах, которые ее терзают.
1. Можно ли мысли, которые приходят тебе в голову, по-прежнему считать свои-
ми собственными?
2. Может ли язык осмысленно описывать мир за пределами самого себя?
3. Можно ли говорить об «истине», если значение знаков постоянно меняется?
Если дать отрицательный ответ на все три вопроса, то можно навсегда забыть
о логике, науке и философии. Таким образом, в центре философии постмодер-
низма находится исследование языка, а точнее, проблема значения.

156
Ницше: иллюзия истины
Западная философия всегда содержала в себе зерно сомнения. Достаточно
вспомнить, что еще Кратил отказывался говорить, так как полагал, что значение
его слов еще более «подвижно», нежели окружающий его мир. Другим же, бо-
лее современным примером, является Ницше, который полагал, что язык носит
исключительно метафорический характер.

– Что есть наши


истины? Не более чем
набор неопровержимых
ошибок.

– Логика основана
на том, чтобы считать
равным лишь похожее…
В реальности равенства
не существует.

Он утверждал, «знание» – это всего лишь воля сильнейшего, которой он застав-


ляет повиноваться остальных.
Будем-ка лучше, господа философы, держать впредь ухо востро перед опасны-
ми старыми бреднями, полагавшими «чистый, безвольный, безболезненный,
безвременный субъект познания»; убережем себя от щупальцев таких контра-
дикторных понятий, как «чистый разум», «абсолютная духовность», «познание
само по себе». 157
Язык и реальность
Современный скептицизм — это не каприз и не прихоть, но закономерный итог
развития западной философии. На протяжения всей истории философы пред-
ложили нашему вниманию множество аргументов о языке, знании и значении.
Возьмем трех современных философов – Хайдеггера, Витгенштейна и Жака
Деррида. Все они сомневаются в том, как соотносится реальность и язык, кото-
рым мы ее описываем.

– Язык – это дом


бытия.

– Не существует и не
может существовать
никакого идеального
объективного метаязыка,
который мы могли
бы использовать для
описания истины. – За пределами языка
ничего нет.

О чем же они говорят на самом деле? Хайдеггер: люди не способны отделить


реальность от языка. Витгенштейн: существуют лишь локальные языковые
игры, примером которых как раз и является западная философия. Деррида:
мы используем язык для того, чтобы мыслить и передавать сообщения, однако
у нас нет объективного способа, который помог бы нам определить, как язык
соотносится с реальностью за его пределами, язык – тюремщик наших мыслей.
158
Система знаков
Фердинанд де Соссюр (1857–1913 гг.), швейцарский лингвист, является осно-
вателем семиотики (науки о знаковых системах), а также такого направления
в философии, как структурализм. Он махнул рукой на поиски значения языка
и вместо этого попытался дать описание его функции. Он обнаружил, что язы-
ковое «значение» знака (например, слова) зависит не от объекта, которому он
соответствует, но от того, как он соотносится с другими знаками в системе.

– Отношение языка
к миру произвольно. Язык
не является отражением
реальности.

Или если прибегнуть к словам самого Соссюра: «В языке нет ничего, кроме
тождеств и различий».
159
Структурализм
Теория Соссюра стала началом нового течения в философии – структурализма.
С точки зрения структуралистов, философия является всего лишь еще одним
«дискурсом». В основе каждого дискурса лежит система бинарного (двоичного)
кодирования. Например, значение слова «душа» нам понятно только потому,
что нам известен его антоним «тело», и наоборот. То же самое справедливо
и в отношении пар «свет» и «тьма», «искусственный» и «естественный» и т. д.
Так, антрополог Клод Леви-Стросс (1908–2009 гг.) утверждал, что бинарная
система присуща всем культурам.

- Изучение структуры знаковых


систем в итоге приведет
к научному исследованию
человеческого разума.

160
Структуралисты полагали, что мир – это череда взаимосвязанных систем, ка-
ждая из которых, в свою очередь, связана с глубинной структурой, имеющей
собственную «грамматику», поддающуюся анализу. Этот подход был дискре-
дитирован в конце 60-х г. XX в. «постструктуралистами», такими как Роланд
Барт (1915–1980 гг.), Юлия Кристева (р. 1941г.) и, конечно же, Жак Деррида
(1930–2004 гг.).

– А что будет,
– Значение
если довести – Ты получишь подвижно, так как
теорию Соссюра бесконечную игру у знака может
о произвольном знаков и значений, появиться новая
характере знаков при которой и речи противоположность.
до логического не может идти
завершения? о какой бы то ни
было истине.

ʻˁʴʾ ʻˁʴˋʹˁʼʹ

Задача как критика, так и философа обнаружить подобные «ошибки» значения


и прочитать текст «против самого себя».
161
Деррида и деконструкция
Уроки постструктурализма применимы и к философским текстам. Ведь их тоже
можно прочитать «против самих себя». В этом, по сути, и состоит стратегия де-
конструкции, которую предложил Деррида. Деконструкцию нельзя назвать ме-
тодом. Скорее это терапия для философии в том смысле, который вкладывал в
это слово Витгенштейн. Цель деконструкции состоит не в том, чтобы обнаружить
«истинный смысл» текста, а в том, чтобы показать, как различные значения
вступают друг с другом в бессознательный конфликт. Тем самым вскрывается
двоичный код, позволяющий обнаружить скрытые допущения метафизического
характера.

В паре один элемент всегда


занимает привилегиро-
ванное положение по
отношению
к другому.

Мужчина –– Женщина
Свет –– Тьма
Разум –– Эмоции
Наличие –– Отсутствие

Привилегированные термины просачиваются в систему и образуют


социальные и культурные иерархии.

162
Логоцентризм
Деконструкция помогает обнару-
жить внутренние противоречия
и проскальзывающие значения.
Она напоминает нам, что текущие
«смыслы» – это те, которые были
«стабилизированы» доминирую-
щими культурными или политиче-
скими идеологиями. Для Деррида
проблема философии – это про-
блема «ошибочного опознания».
Философы всегда думали, что слово
недвусмысленным образом переда-
ет смысл разуму.

– Ошибочно думать,
будто существует
что-то за пределами
текста, что придает
ему значение.

– Значение не
фиксировано, оно
отложено.

Они считали бесспорным тот факт,


что слово и его смысл относятся
друг к другу как один к одному.
Деррида называет подобное заблу-
ждение «логоцентризмом». С его
точки зрения, логоцентризм спо-
собен сделать тоталитарным даже
язык разума, так как он подавляет
и исключает все то, что отличается
или не вписывается.

163
«Я», которого нет
Деррида критикует так называемый фундаментализм (доктрина, согласно ко-
торой существуют самоочевидные базовые допущения). Таким допущением для
современной философии является cogito Декарта. Психоаналитик Жак Лакан
(1901–1981 гг.) предположил, что «Я» на самом деле является фикцией. По-
добная идея, как вы понимаете, сводит на нет все попытки последующих фило-
софов (например, сторонников феноменологического метода) найти определен-
ность, исходя из максимы Декарта. Частная и уникальная личность – не более
чем полезная иллюзия, призванная дать нам ощущение безопасности и придать
смысл разрозненному опыту, который и составляет все наше существование.

– Там, где я думаю,


что думаю
(и, следовательно,
существую), меня
как раз и нет.

Лакан утверждает, что даже потаенные глубины нашего бессознательного


построены по принципу языка. И только когда ребенок начинает говорить
164 и становится частью общества, он обретает собственное «я».
Конец большой мечты
Постмодернизм продемонстрировал несостоятельность многих классических
идей социального и политического толка. В этом отношении очень показатель-
ны работы Жана-Франсуа Лиотара (1924–1998 гг.). Он развенчал еще один
фундаментальный миф – идею прогресса, которая, начиная с эпохи Посвеще-
ния, была одной из центральных концепций всей европейской культуры. Фи-
лософия XX в. унаследовала, к сожалению для себя, веру эпохи Просвещения
в «великие мечты» об освобождении, благоденствии и универсальной истине.
В своей книге «Состояние постмодерна» (1979 г.) он утверждает, что «великая
мечта» о рационально организованном обществе провалилась.

– Что если вера философов


эпохи Просвещения
в освобождение была
искусственной?

Мы прошли сквозь фашизм, видели конец коммунизма, а теперь наблюдаем


бандитскую экономику с ее бесконтрольной жадностью и экологическими
катастрофами в масштабах планеты. Если все это следствие торжества «объ-
ективного разума», то что-то с ним не так. 165
Фуко: игры власти
Другим ключевым для понимания современной философии мыслителем явля-
ется Мишель Фуко (1926–1984 гг.). С его точки зрения, власть и знание одина-
ково виновны. Системы социального контроля развивались параллельно
с науками о человеке, начиная с XVIII в. Философия тоже является сообщником
в деле контроля над людьми, посредством маргинализации «других». Для свое-
го социокультурного анализа Фуко использовал концепцию генеалогии, предло-
женную еще Ницше.

– Официальная история
допускает существование
только одной избранной
интерпретации, исключая
все иные.

– То есть Вы полагаете, что


история философии (включая
данную книгу) служит делу
легитимизации общепринятой
модели «прогресса» и является
насквозь идеализированной?

Узаконенное знание – это инструмент власти, которое «создает» «безум-


ных», «преступников», и прочих «иных».
166
Мир гиперреальности
Современные философы ценят множественность точек
зрения и постоянно бросают вызов правовым систе-
мам. Однако Жан Бодрийяр полагал, что кошмарный
мир, оживающий в их книгах, – это расколотый мир
гиперреальности.

– Мы живем в мире
гиперреальных симулякров –
вещей, которые не имеют
никакого отношения даже
к тому, что мы условно можем
назвать «реальностью».

– Этим и объясняется тот


факт, что постмодернистская
философия стремится казаться
игривой, ироничной и носит
зачастую пародийный
характер.

С его точки зрения, философия стала


сатирой на саму себя, отсюда
и сбивающие с толку различные точ-
ки зрения, призывающие обратить
внимание на нечеткость ее свободно
парящих знаков. Конечно же, такое
далеко не всегда легко или инте-
ресно читать. Однако как еще может
посмодернист избежать парадокса,
которому подвержены все скептики?
И действительно, как можно гово-
рить о том, что здравый смысл – это
«конструкт», не используя при этом
этот самый «конструкт»?
167
А как насчет науки?
Ни одной ветви познания не удалось избежать разъедающего влияния постмо-
дернизма. Науку и логику называют всего лишь «конструкциями», ведь они не
более чем интерпретация опыта. Нет никакой вневременной и универсальной
реальности, и уж тем более не может быть никакого знания о них.

ˁʴˇʾʴ ʿ˂ʷʼʾʴ ˓ʻˏʾ

ʸʺʹʾ˃˂ˆ

– «Научная» и «логическая»
реальность являются одними
из многих возможных
языковых конструкций.

Большинство современных ученых стараются избегать вопросов об «истине»,


так как они прекрасно осознают «переходный» характер своих открытий. Мно-
гие признаются, что они более не верят в существование извечных объективных
законов природы, которые ученые могут «открыть». Теория относительности
Эйнштейна, квантовая механика Бора и принцип неопределенности Гейзен-
берга подчеркивают роль наблюдателя в научном познании. И если Кун прав,
ученые скорее подобны группе верующих, а не беспристрастных наблюдателей,
а вся их наука определяется центральной парадигмой, основные постулаты
которой редко ставятся под сомнение. Это точка зрения релятивистов. Конечно
же, есть и другое мнение.
168
Точка зрения реалистов
Далеко не все ученые и философы убеждены в правоте скептиков. Многие
отрицают то, что точные науки – это еще один дискурс из многих или же «соци-
альный конструкт», присущий западному взгляду на мир.

– Настоящая наука – это строгая – Она является


дисциплина, которая призвана результатом деятельности ученых,
помочь нам в изучении которые тщательно следят за тем,
законов природы. чтобы не впасть в заблуждение
Это реальность. или не пойти на поводу у своих
предрассудков. И это
тоже реальность.

Экспериментальные методы помогли достичь


значительных высот в генетике, покорении
космоса и многом другом. Возможно, «мили»,
«секунды» и сам акт измерения – это соци-
альные конструкты, однако величина ско-
рости света – вполне достоверный научный
факт. Она равна 299 792 458 метров в се-
кунду. Вне зависимости от того, известно это
кому-нибудь или нет, от этого факта никуда
не деться.
169
Дополнительная литература
Как вы, возможно, заметили, в данной книге очень редко упоминаются фило-
софы-женщины. Это объясняется тем, что до недавнего времени подавляющее
большинство профессиональных философов были мужчинами. В XX в. ситуация
начала постепенно выравниваться. Однако возникла другая проблема – появи-
лось столь много интересных женщин-философов, что объема данной брошюры
недостаточно даже для краткого изложения их взглядов. Прочесть о них можно
в книге «Постфеминизм». Также рекомендуем ознакомиться с работами таких
философов, как Мэри Уолстонкрафт, Симона де Бовуар, Ханна Арендт, Мэри
Уорнок, Мэри Миджли, Айрис Мёрдок, Филиппа Фут, Элизабет Энском, Юлия
Кристева и Марта Нуссбаум. Ниже приведен краткий перечень книг, на которые
следует обратить внимание желающим более подробно изучить историю запад-
ной философии.

«История Западной философии», Бертран Рассел, 1991 г.


Эта книга написана понятным языком и с изрядной долей юмора, однако в ней
практически не охвачена философия XX в.

«Краткая история философии», Роберт Соломон и Катерина Хиггинс, 1996 г.


Достаточно полное пособие, написанное доступным языком. Часть глав даже
посвящена философским течениям стран Востока. Стоит отметить, что авторы
довольно враждебно настроены по отношению к постмодернистской филосо-
фии.

«От Декарта до Витгенштейна», Роджер Скрутон, 1981 г.


Данная книга местами довольно сложно написана, однако удивительным обра-
зом философские взгляды Гегеля и Фреге изложены доступно.

«История Западной философии», Дэвид Хэмлин, 1988 г.


Очень подробная и грамотная работа, посвященная ключевым идеям важней-
ших западных философов. Требует определенного знания предмета.

«Мир Софи», Юстейн Гордер, 1995 г.


«Книга по истории философии, которая считает себя романом». Она гораздо
лучше в качестве пособия по истории философии, нежели роман.

Отдельно хотелось бы отметить книгу Питера Сингера «Гегель».

170
Существует множество других книг по философии:
«Философия: вводный курс», Р. Попкин и А. Стролл, 1986.
«Introduction to Philosophy», W.J. Earle, 1992.

«Philosophy or Sophia», Branda Almond, 1988.

«Man is the Measure», Reuben Abel, 1997.

«The Philosopher’s Habitat», Lawrence Goldstein, 1990.

«Confession of a Philosopher: A Journey Through Western Philosophy», Bryan


Magee, 1998.

Многих студентов в свое время спасла книга «An Introduction To Philosophical


Analysis» Джона Хосперса, 1990. Она гораздо более интересная, чем ее назва-
ние.

«Introduction To Western Philosophy», Anthony Flew, 1971 год. Это отменная


книга, которая заставит вас как следует поразмыслить и лучше понять многие
из ключевых философских концепций.

«The Great Philosophers», Bryan Magee, 1988. Эта книга очень легко читается,
так как по большей части представляет собой разговор между автором и раз-
ными современными философами о философах прошлого. Автор заставляет
своих собеседников излагать ту или иную тему как можно яснее.

«Issues In Philosophy», Calvin Pinchin, 1990. Отличная книга для тех смельча-
ков, кто желает изучить философию углубленно.

«The Concise Encyclopedia of Western Philosophy and Philosophers» под редак-


цией J.O. Urmson и Jonathan Ree, 1976. В книге есть много кратких и понят-
ных статей о большинстве значительных философов Запада.

«Oxford Companion To Philosophy» под редакцией Ted Honderich, 1995. Это


очень грамотно написанная книга, которая окажется незаменимой при изуче-
нии как античной, так и современной философии.

171
Благодарности
Автор выражает благодарность своим редакторам: проницательному, скрупу-
лезному и постоянно занятому Ричарду Апинганези, а также терпеливому
и безукоризненному Дункану Хису. Он также признает, что без знаний, умений
и талантов Джуди Гровс эта книга была бы неимоверно скучной. Автор благо-
дарен Джудит Робинсон, которая думает, что он чаще должен бывать на улице,
за ее терпение и понимание.
Иллюстратор хотела бы поблагодарить Говарда Питерса, Селину Говард, Дэви-
да Кинга и Билла Мэйблина за их помощь и советы. Особую признательность
заслужили Оскар Заратэ за его помощь и Арабелла Андерсон за то, что согла-
силась сфотографироваться для книги.
Дэйв Робинсон преподает философию. Недавно он написал книгу «Наводящие
вопросы» о состоянии современного литературоведения. Он также является
автором «Знакомьтесь: этика» и «Знакомьтесь: Декарт».
Джуди Гровс – художник, иллюстратор и дизайнер. Она рисует иллюстрации
для многих книг данной серии, включая «Знакомьтесь: Иисус», «Знакомьтесь:
Витгенштейн», «Знакомьтесь: Лакан», «Знакомьтесь: Чомски» и «Знакомьтесь:
Леви-Стросс».

172
СЕРИЯ «НАУКА В КОМИКСАХ»

«ГОСУДАРЬ» Макиавелли многие века вызывает самые


ожесточенные споры. Что это?:

практическое руководство для диктатора?


план успешного управления государством?

ЗАХВАТЫВАЮЩЕЕ И ОДНОВРЕМЕННО ПОЗНАВАТЕЛЬНОЕ


ЧТЕНИЕ ВАМ ГАРАНТИРОВАНО!
176 страниц
формат 70x100/16
Серия
«ВЕЛИКИЕ УЧЕНЫЕ
В КОМИКСАХ»

Комиксы о самых знаменитых


ученых, чьи открытия
изменили мир!
Для заметок