Вы находитесь на странице: 1из 248

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования


«Челябинский государственный университет»

СЛОВО, ВЫСКАЗЫВАНИЕ, ТЕКСТ


В КОГНИТИВНОМ, ПРАГМАТИЧЕСКОМ
И КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОМ АСПЕКТАХ

Материалы
IX Международной научной конференции

Челябинск
18—20 апреля 2018 года

Том 1

Челябинск
Издательство Челябинского государственного университета
2018
УДК УДК 81
ББК Ш10
С483

Печатается по решению редакционно-издательского совета


Челябинского государственного университета

Редакционная коллегия:
доктор филологических наук, профессор Нефедова Лилия Амиряновна (ответственный редактор)
доктор педагогических наук, доцент Бобыкина Ирина Александровна
(заместитель ответственного редактора)
кандидат филологических наук, доцент Лубожева Лионелла Николаевна
кандидат филологических наук, доцент Мамонова Наталья Васильевна
кандидат педагогических наук, доцент Мингажева Елена Александровна
кандидат филологических наук, доцент Юхмина Елена Александровна
кандидат филологических наук, старший преподаватель Быкова Татьяна Юрьевна

Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах :


С483 материалы IX Международ. науч. конф., Челябинск, 18—20 апр. 2018 г. : в 2 т. Т. 1 / отв. ред.
Л. А. Нефедова. — Челябинск : Изд-во Челяб. гос. ун-та, 2018. — 247 с.

ISBN 978-5-7271-1492-6 (т. 1)


978-5-7271-1491-9

В сборнике представлены статьи российских и зарубежных ученых, принявших участие в IX Между-


народной научной конференции, посвященной актуальным проблемам, связанным с взаимоотноше-
нием языка, культуры и общества. В двух томах сборника освещаются общетеоретические вопросы
функциональных и прикладных проблем языкознания, перевода и методики обучения иностранным
языкам, рассматриваются способы отражения языковой картины мира в когнитивном, прагматическом
и культурологическом аспектах.
Издание адресовано специалистам в области лингвистики, аспирантам и студентам лингвистических
и филологических факультетов высших учебных заведений.

УДК 81(063)
ББК Ш10я431

Сборник издается в авторской редакции

Издано при финансовой поддержке РФФИ, грант 18-012-20010\18


и Фонда перспективных научных исследований ФГБОУ ВО «ЧелГУ», 2018.

ISBN 978-5-7271-1492-6 (т. 1) © Челябинский государственный университет, 2018


978-5-7271-1491-9
ИННОВАЦИОННЫЕ ПОДХОДЫ
В ЛИНГВИСТИКЕ XXI ВЕКА

Е. В. Авдеева
Хакасский государственный университет им. Н. Ф. Катанова
(Абакан, Россия)

РЕЧЕВОЙ ПОРТРЕТ КАК МЕТОДИКА АНАЛИЗА ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ


THE SPEECH PORTRAIT AS A RESEARCH TECHNIQUE
TO INTERPRETE A LANGUAGE PERSONALITY
В статье представлен обзор теоретических проблем применения методики речевого портретирования в
лингвистическом исследовании языковой личности. Внимание уделяется терминологическому разнообразию
интерпретации понятия «речевой портрет». Обзор работ этой тематики позволяет выявить существу-
ющие традиции использования данной методики для описания языковой личности (фонетическое портре-
тирование, портретирование личности диалектоносителя, социолингвистическое портретирование). От-
мечается актуальность социолингвистического подхода в составлении речевого портрета, позволяющего
наиболее полно отразить языковые и социально маркированные речевые параметры языковой личности.
Ключевые слова: языковая личность, речевой портрет, методика портретирования, социолингвисти-
ческий подход, речевые параметры, дискурс.

This article gives a review of theoretical problems on the appliance of a portraiture technique within the linguistic
research of a language personality. A special emphasis is put on the variety of terminological interpretation of a
speech portrait. The observation of papers helps to highlight current appliance of this technique for portraiture
of a language personality (phonetic portraiture, dialect speaker’s portraiture, sociolinguistic portraiture). The
significance of a sociolinguistic approach in a speech portrait’s composition is stated. It allows to fully represent
the specific language and sociomarked characteristics of a language personality.
Keywords: language personality, speech portrait, portraiture technique, sociolinguistic approach, speech
characteristics, discourse.
Динамичное развитие изучения языковой личности турного произношения, иллюстрациями которой стали
заставляет ученых находить новые способы описания фонетические портреты представителей царской се-
изучаемого объекта. Широкое применение в лингви- мьи и известных людей XVIII века. Автор описывает
стических работах находит методика речевого пор- как общие речевые возможности изучаемых языковых
третирования, которая характеризуется как методика личностей (например, у царевича Алексея Петровича
исследования языковой личности, результатом кото- была выявлена тенденция к лексике церковнославян-
рой является речевой портрет — «определенная сово- ского языка), так и отдельные специфичные особен-
купность языковых и коммуникативных особенностей ности в произношении. В частности, фонетический
личности конкретной социальной общности»  [10, портрет Петра I составлен в русле нормированности
с. 158]. Учитывая структуру различных методик опи- фонетического окрашивания со склонностью упо-
сания портрета целесообразно вывести объем иссле- требления просторечных оборотов. Е. А. Бабушкина
довательской задачи. Цель данной статьи обобщить отмечает, что в таких портретах отражалась «манера
и систематизировать теоретические точки зрения по произношения конкретного человека с объединенными
данному вопросу. коллективными и индивидуальными свойствами, во-
Сам термин «языковая личность» был введен площая отражение речи конкретной социальной общ-
в науку B. В. Виноградовым в 1930-х гг.  в книге ности» [2, с. 8]. Задача такого исследования состояла
«О языке художественной прозы». На том этапе раз- в фиксации в речи индивидуальных фонетических и
вития науки исследовались языковые личности лите- общих особенностей произношения портретируемого.
ратурных персонажей, поскольку на этом поле можно Идеи М. В. Панова получили свое развитие в двух
было показать сразу две ипостаси художественной направлениях. Первое сфокусировалось на выявле-
языковой личности — личность автора и личность ние специфических особенностей фонетики языковой
персонажа. Через реплики героев исследователь мог личности. Такие работы в основном демонстрируют
вывести картину мира и идеи самого автора. Так, в временной срез развития произношения литературно-
лингвоперсонологии до сих пор популярно обраще- го языка [2]. Второе направление заложило традицию
ние к художественным текстам в создании речевого составления речевых портретов диалектоносителей.
портрета персонажей. Изучение особенностей различных диалектов языков
Методика создания первых речевых портретов мира вывело исследование в принципиально новую
встречается в работе М. В. Панова «История русского плоскость. Анализ речевого портрета представителя
литературного произношения XVIII—XX веков» 1990 определенного диалекта содержит в себе характери-
года. Акцент сделан на истории становления литера- стику ключевых фонетических особенностей, под
4 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

которыми исследователи, прежде всего, понимают представителей данной этничности, тогда как речевой
темп речи говорящего, сложность используемых ин- портрет отражает специфику определенной языковой
тонационных моделей и конструкций, в особенностях личности или целого коллектива. Создание лингво-
употребления определенной интонации [7]. культурного типажа состоит из подбора текстов о
Новый этап развития методики портретирования типизируемой личности и выделении характерных
закладывается в исследованиях лингвосоциокультур- речевых и этнокультурных особенностей лингвоти-
ного плана. В рамках такого подхода исследователей пажа. Например, речевой портрет лингвокультурного
интересует не обобщенное представление о нацио- типажа «Британская королева» [8], в котором отраз-
нальной фонетической специфике людей, а речевая ились специфические языковые и национальные осо-
деятельность определенного индивида внутри от- бенности правящего класса в целом.
дельной профессиональной или социальной группы. Наличие большого количества специфических па-
В таких исследованиях наблюдается неоднозначное раметров составления портрета отсылает к вопросу о
терминообозначение от «речевого портрета» до «ре- широте исследовательского поля. Ю. С. Алышева по-
чевого паспорта» и «коммуникативного портрета». нимает под речевым портретом «набор определенных
Например, составление алгоритма паспортизации качеств языковой личности, формирующихся на базе
тезаурусного уровня профессиональной языковой коммуникативных свойств речи» [1, с. 171]. Наличие
личности спортсмена [4], характеристики коммуни- коммуникативной цели у говорящего предполагает
кативного портрета французского президента Николя знание определенных стратегий и тактик, которые
Саркози [9]. использует языковая личность. Целеустановки могут
В. И. Карасик отмечает, что речевой паспорт со- определяться как контекстом ситуации, так и статус-
держит в себе «совокупность тех коммуникативных ной ролью. Однако И. А. Мурзинова отмечает, что
особенностей личности, которые делают эту личность метод речевого портретирования «обладает достаточ-
уникальной» [5, с. 9]. Ученый предлагает начинать ной вариативностью» [8, с. 46]. C изменением целей
создание речевого паспорта с исследования опреде- и задач исследования могут измениться и параметры
ленных речевых индексов, которые репрезентируются создания портрета. Главным критерием отбора мате-
в речи говорящего. К речевым индексам он относит риала, по мнению автора, следует считать «опреде-
частотные языковые единицы, обороты речи, диалек- ленную совокупность характеристик, которая опреде-
тизмы, жаргонные слова. ляет целостное восприятие личности» [8, с. 47].
С. В. Леорда называет речевой портрет «вопло- Ряд ученых рекомендует начинать анализ с очер-
щением в речи различных особенностей языковой чивания определенных социальных критериев, на-
личности определенной социальной общности» [6, пример возраст, образование, профессиональная де-
с. 6]. Именно социальная роль личности определяет ятельность, интересы и увлечения изучаемого объекта
характер ее речевого поведения. В работах этого на- [3; 4; 5]. Такое описание позволит исследователю
правления традиционно представлены коллективные составить предполагаемую модель поведения в той
речевые портреты. Результатом таких исследований или иной ситуации общения. Также в этом критерии
становится общее представление об определенном должен учитываться тип дискурса, что относит нас
социальном классе. О. П. Фесенко подчеркивает, что к вопросам многообразия дискурсивных практик, в
«коллективный речевой портрет является широкой которых реализуется исследуемая языковая личность.
трактовкой языковой личности» [10, с. 160]. В данном При составлении речевого портрета конкретной
аспекте изучения это скорее абстрактное представ- языковой личности  О. Н. Варламова выделяет два
ление об объекте исследования. Конкретные речевые параметра описания. Первый параметр отображения
примеры подвержены обобщению, что может свиде- речевых особенностей портретируемого включает вы-
тельствовать о некой «типизации». Например, речевой деления языковых характеристик на фонетическом,
коллективный портрет современных студентов [6]. лексическом, грамматическом, морфологическом и
Также в лингвистической парадигме находит отраже- синтаксическом уровнях. Второй параметр представ-
ние тенденция современных исследований в создании ляет коммуникативные характеристики через поиск
обобщенного портрета личности, сфокусированной на речевых тактик и стратегий, а также маркеров ком-
определенной профессиональной деятельности. Часто муникативных ролей языковой личности. В дополне-
такой портрет рассматривается вкупе с особенностя- ние к базовым параметрам исследователь предлагает
ми национального характера [8]. вывести экстралингвистические факторы и невер-
Так, традиция изучения специфики различных бальные характеристики. Например, возраст, место
лингвокультур нашла свое продолжение в исследо- проживания [3]. Немаловажно при процедуре портре-
ваниях о лингвокультурных типажах. Под типажом тирования учитывать взаимодействие экстралингви-
в лингвистических исследованиях принято понимать стических и лингвистических параметров коммуни-
обобщенный тип культурнозначимой личности, ко- кации. Так, вариативной стратегией осуществления
торый характеризуется по социальным параметрам, речевых портретов можно назвать выделение линг-
проявляющий определенные речевые установки, вистических и социальных характеристик языковой
являющийся узнаваемым конкретной социокульту- личности на основе глубинных причин, определяю-
рой. В исследованиях данного направления нередко щими специфику этих особенностей. В данном ракур-
встречается смешение понятий «речевой портрет» и се создание речевого портрета необходимо начинать
лингвокультурный типаж» [8; 10]. Лингвокультурный с подбора текстов, созданных языковой личностью в
типаж отличается от речевой портретистики тем, что рамках одного дискурса и жанра.
при составлении типажа выделяется общий набор на- Основываясь на проведенном анализе теоретиче-
ционально специфических характеристик в сознании ских источников целесообразно вывести этапы иссле-
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 5

дования, необходимые для полного описания речевого В задачу исследователя входит также изучение и
портрета изучаемой языковой личности. Выбор оп- описание конкретных стратегий и тактик, использу-
тимального пути анализа фиксированного материала емых говорящим в рамках коммуникации. Учет этой
обуславливается лингвистическими параметрами, специфики позволит описать языковую личность в
которые отражаются в портрете. Начальный этап ис- русле постоянных и вариативных параметров при-
следования представляет собой сбор и классифика- менения языковых средств, которые позволят соста-
цию текстов, произведенных исследуемой личностью. вить наиболее полный речевой портрет. В частности,
Благодаря классификации можно выявить речевую при анализе коммуникативных примеров исследова-
особенность языковой личности в различных дискур- тель фиксирует различные эмоциональные маркеры
сивных практиках. Это позволит вывести ключевые языковой личности, воздействующие на слушающе-
характеристики как типизированного, так и уникаль- го. Вербально-семантическое воплощение стратегии
ного поведения языковой личности. воздействия характеризуется использованием повели-
Следующий этап речевого портретирования со- тельного наклонения, простых предложений и упро-
стоит в выявлении характерных вербальных осо- щенных грамматических конструкций.
бенностей поведения человека. Такая технология При проведении данного этапа в анализ включают-
позволит выявить определенную приверженность ся и средства вербализации мотивационного уровня
языковой личности в выборе языковых средств. языковой личности, в который входят цели, мотивы,
Особое внимание должно уделяться морфологии, интересы, установки и интенции говорящего. В рече-
словообразовательной специфике говорящего, сти- вом портрете это отражается через обширный арсенал
левому своеобразию созданных текстов. Подобные языковых средств: отсылки к прецедентным текстам,
речевые сигналы очень часто отражаются на лекси- использование крылатых выражений и фразеологиз-
ческого уровня языка. Изучение тезаурусного запа- мов. Поэтапное портретирование позволяет не только
са языковой личности позволяет оснастить речевой отразить речевые характеристики человека, но и дает
портрет необходимыми текстуальными примерами возможность статистически фиксировать характери-
в различных дискурсивных практиках. В рамках со- стики портретируемого в определенный период жизни
циолингвистического направления популярны ис- языковой личности.
следования тезаурусного уровня профессиональной Таким образом, исследовательская традиция ре-
личности. В работах фиксируются основные речевые чевого портретирования сводится к выявлению язы-
единицы данного уровня, к которым можно отнести ковых параметров конкретной языковой личности в
концепты, фреймы, профессиональные жаргонизмы обязательной связи с ее речевыми стратегиями и так-
и метафоры [4]. тиками в контексте того или иного дискурса.

Список литературы
1. Алышева, Ю. С. Речевой портрет В. В. Путина / Ю. С. Алышева // Вестник Волгоградского университета,
2012. — № 2. — С. 174—177.
2. Бабушкина, Е. А. Речевой портрет личности: фонетические характеристики /  Е. А. Бабушкина // Вестник
Бурятского государственного университета, 2012. — № 11. — С. 7—11.
3. Варламова, О. Н. Речевой портрет матери в лингвокультуре: к реализации научного проекта /
О. Н. Варламова // Вестник Кемеровского государственного университета, 2015. — № 4. — С. 184—188.
4. Исмаева, Ф. Х. Алгоритм паспортизации тезаурусного уровня профессиональной языковой личности
спортсмена / Ф. Х. Исмаева // Вестник НГУ, 2007. — № 5. — С. 40 — 45.
5. Карасик, В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс / В. И. Карасик. — М. : Гнозис, 2004. — С. 477.
6. Леорда, С. В. Речевой портрет современного студента: автореф. дис. ... канд. филол. наук: 10.02.01 /
С. В. Леорда. — Саратов, 2006. — С. 19.
7. Морозова, О. Н. Коллективный речевой портрет селемджинских эвенков (фонетический аспект) /
О. Н. Морозова, Т. В. Кравец, С. В. Андросова // Теоретическая и прикладная лингвистика, 2017. —
№ 2. — С. 58—103.
8. Мурзинова, И. А. Речевой портрет лингвокультурного типажа «Британская королева» / И. А. Мурзинова //
Известия Волгоградского педагогического университета, 2009. — № 2. — С. 46—49.
Седых, А. П. Коммуникативный портрет Николя Саркози / А. П. Седых // Политическая лингвистика, 2011. —
№ 2. — С. 49—53.
9. Фесенко, О. П. От языковой личности к речевому портрету, или Еще раз о терминологическом многооб-
разии в лингвистике / О. П. Фесенко // Актуальные проблемы лингвистики и методики преподавания иностран-
ных языков : материалы междунар. науч.-практ. конф. (Омск, 29 марта 2013 г.). — Омск : Омская юридическая
академия, 2013. — С. 157—163.
6 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

О. В. Бронникова
Тюменский государственный университет
(Тюмень, Россия)

ИНТЕРПРЕТИРУЮЩИЙ ПОТЕНЦИАЛ КОНЦЕПТА MOMENT


В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ
THE CONSTRUAL POTENTIALS OF THE CONCEPT MOMENT
IN THE ENGLISH LANGUAGE
В статье раскрывается интерпретирующий потенциал концепта MOMENT, связанный с антропоцен-
трической установкой и признанием активной роли человека в языковых процессах, которые тесно связаны
с проблемой интерпретации реальной действительности. Недостаточная освещенность данных процес-
сов, участвующих в формировании концепта MOMENT, определяет актуальность данного исследования.
В данной статье исследуются лексические средства формирования интерпретирующих значений и кон-
цептуальных смыслов. Интерпретирующий потенциал является онтологическим свойством лексических
категорий, формирующих концепт MOMENT. Его выявление связано со способностью лексических единиц
объективации концепта MOMENT выполнять вторичную номинативную функцию и являться средством
оценки окружающей действительности. Данная способность активизируется посредством интерпрети-
рующих признаков различного формата: формата перцепции; формата функции; формата экспериенци-
альных эффектов; формата операционального опыта; формата наблюдения; формата ассоциативного
знания. Вместе с тем концепт МОМЕНТ является многоаспектным знанием и представляет собой слож-
ную концептуальную структуру матричного характера, которую невозможно описать простым набором
характеристик. Через информационные блоки когнитивных контекстов языковые единицы вербализации
концепта активизируют в процессе речемыслительной деятельности ту часть релевантной информации,
которая обусловлена прагматическими установками. В сознании человека подобные контексты могут быть
представлены в виде концептуально-тематических областей или когнитивно-дискурсивных контекстов.
Данные области способствуют формированию конкретных смыслов, релевантных в определенных услови-
ях и профилируемых в них. Они выявляются при концептуально-дефиниционном и когнитивно-матричном
анализе, посредством которых выстраивается когнитивная матрица. Значимым для данного исследования
также является установление модусов интерпретации концепта MOMENT как способов оценки действи-
тельности: рационального, аксиологического и эмотивного. Они опосредуются в атрибутивных сочетаниях
лексемы moment с различными прилагательными.
Ключевые слова: концепт MOMENT, интерпретация, интерпретирующий потенциал, модусы интер-
претации, концептуально-тематическая область, когнитивная матрица.

The article deals with the interpretation/construal potentials of the concept MOMENT. These potentials are
closely connected with the anthropocentric commitment acknowledging active human involvement in the language
construal processes. We state that such processes are not elaborated enough in regard to the concept MOMENT.
In this article, we scrutinize lexical means of language construal of this concept.. We support L.A. Panasenko in
her idea that construal potentials possess ontological status. To determine construal potentials of the concept
MOMENT we state that lexical means of the concept MOMENT construal perform a secondary nominative func-
tion. These potentials are presented as a means of environment assessment, in other words, they reflect the way
people perceive, comprehend, and interpret the world around them. People all need to interpret the world around
them so that they can make sense of this world and determine their own actions and judgements. Such a capacity
is activated by means of construal characteristics of various formats: the perception format, the function format,
the experiential effects format; the operational experience format; the observational format, and the associative
format. Alongside, we address the concept MOMENT as multifaceted knowledge. It is viewed as a complex con-
ceptual matrix structure. It cannot be determined by simple enumeration of its characteristics and requires the
analysis of the cognitive contexts that activate language units in the thinking and speech process according to the
pragmatic conditions of the communication. We propose that in the human conscious such contexts are presented
as conceptual-thematic domains or cognitive-discourse contexts. These domains enable the formation of the rel-
evant meanings. They are scrutinized via conceptual-definition and cognitive-matrix analyses that work towards
the modelling of the cognitive matrix of the scrutinized concept. Furthermore, this study focuses on the modes of
construal: rational, axiological, and emotive. They are represented in the language by means of attributive col-
locations of the lexeme moment and various adjectives.
Keywords: concept MOMENT, construal, construal potentials, construal mode, conceptual-thematic domain,
cognitive matrix.

Общий анализ научных трудов, посвященных нии активной роли человека в языковых процессах,
проблеме времени в целом и концепта MOMENT в которые тесно связаны с проблемой интерпретации
частности, выявил тенденцию многих исследований реальной действительности [1; 7; 8]. Однако в насто-
придерживаться антропоцентрического подхода. Ан- ящее время наблюдается недостаточная изученность
тропоцентрическая установка выражается в призна- интерпретирующего потенциала данного концепта,
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 7

что определяет актуальность настоящего исследо- осязательного, обонятельного и вкусового), формат


вания. наблюдения (вытекает из опыта наблюдения, который
Интерпретирующий потенциал является онтологи- помимо процессов обработки чувственно восприни-
ческим свойством лексических категорий, формиру- маемой информации подвергается рационализации),
ющих разнообразные концепты, в том числе концепт формат экспериенциальных эффектов (обусловлен
MOMENT [9, с. 11]. Данный потенциал проявляется знанием человека относительно внешнего воздействия
в возможности их единиц выступать в качестве ин- на него окружающей среды (например, природных яв-
струмента познания и оценки объектов и событий лений)), формат функции (представлен утилитарным
окружающей действительности и формировать соот- назначением объектов мира, посредством которых они
ветствующие интерпретирующие значения. включаются в деятельностное пространство человека,
Предлагаемая статья ставит перед собой цель заполняя определенную нишу его жизненных интере-
изучить интерпретирующий потенциал концепта сов, тем самым оказываясь в фокусе интерпретации;
MOMENT и определить за счет каких лексических к формату функции могут относиться функции арте-
средств проявляется его интерпретирующий потен- фактов, частей (органов) тела человека, а также ути-
циал. литарное назначение природных объектов); формат
Объектом исследования является концепт MO- операционального опыта (использование: знание о
MENT, а предметом изучения — способы его язы- действиях или манипуляциях, направленных на объ-
ковой интерпретации, выраженные различными екты действительности) [9].
лексическими средствами. Данное исследование про- Не все форматы признаков могут объективировать-
водилось на материале корпуса американского вари- ся в конкретной единице и стоящим за ней концептом.
анта английского языка COCA, а его методологиче- Так, формат перцепции не доступен для категории
скую базу составили концептуально-дефиниционный времени в силу ее абстрактной природы, однако он
и когнитивно-матричный анализ. может выражаться через когнитивные образные схе-
Концепт MOMENT приобрел свое лексическое на- мы пространственного типа (в пятницу — когнитив-
полнение из двух лексем древнеанглийского языка ная схема-модель ТОЧКА) или когнитивные модели
tide и time [11; 12, с. 123—130]. Однако прототипи- движения времени (пятница приближалась — МО-
ческой единицей является все же лексема moment — ДЕЛЬ ДВИЖУЩЕГОСЯ ВРЕМЕНИ), но при этом
a very brief period of time (значение, закрепившееся будут доступны форматы наблюдения, в том числе
за единицей с середины XIV века, впервые оно было через обращение к другим когнитивным областям
заимствовано из французского языка в XII веке); an знания (все течет, все меняется); формат экспериен-
exact point in time [11; 13] (119 393 контекстных ис- циальных эффектов (реализуется через то, как время
пользований в корпусе [10]). Лексема moment верба- влияет на человека и окружающее его пространство
лизует следующие концептуальные характеристики: (через персонификацию и одушевление времени):
небольшая длительность — короткий отрезок, точка время медленно убивало его). Формат функции может
на линии времени; благоприятное время (положитель- проявляться в артефактах времени (часы, календарь),
ный оценочный модус); важность; пропозициональ- формат операционного опыта реализуется в возмож-
ность (стадия развития объекта или событий, этимо- ности человека использовать время в своих целях (use
логия слова связывает момент с движением (Latin: time, kill time, waste time).
momentum — движение, самое первое значение, за- Социально-ориентированный модуль знания
крепившееся за данной лексемой [11; 13]); момент представлен ассоциативным форматом, т. е. форма-
также интерпретируется как количество (a quantity том знания, за которым закреплены индивидуальные
that expresses the average or expected value of the first, ассоциативные линии, которые выстраиваются между
second, third, or fourth power of the deviation of each объектами действительности; коллективные ассоци-
component of a frequency distribution from a given value, ации, обусловленные тем или иным видением объ-
typically mean or zero [13]). ектов, сложившимся в определенной культуре, или
Данные характеристики, выделенные при помощи фоновое знание объектов, отражающее, например,
концептуально-дефиниционного анализа, представ- их историческое прошлое [9].
ляют собой базовые концептуальные характеристики, Данный концепт получает языковую интерпрета-
обеспечивающие интерпретирующий потенциал кон- цию за счет обращения к следующим онтологически-
цепта и формирующие некий генерализованный смысл. ориентированным форматам признаков:
Выявление интерпретирующего потенциала лек- ● формат функции — момент выступает как когни-
сических единиц объективации концепта MOMENT тивный артефакт: one of the great moments in aviation
связано с их способностью выполнять вторичную но- history [13]; You get a TV moment every week [9]; When
минативную функцию [9, с. 18] и являться средством Erickson had a chance to speak with Baca, she shared
оценки окружающей действительности. Интерпре- with him her «aha» moment. She wanted him to be the
тирующий потенциал активизируется посредством lead character in a documentary [там же] и др.;
интерпретирующих признаков различного формата, ● формат операционального опыта (манипуляции
которые могут быть представлены двумя модулями со временем): seize a moment, capture a moment; In
знаний: онтологически-ориентированным и социаль- other words, there may at any given moment be more sin-
но-ориентированным [Там же, с. 12]. gle people who have never been married; What do you do
К числу интерпретирующих форматов онтологиче- when you get your moment? Pick your moment; By rule,
ски-ориентированного модуля относятся: формат Carrington Motley likes to sleep for nine to 10 hours
перцепции (форма, цвет, т. е. информация, получен- a night. He believes it enables him to maximize each
ная по каналам восприятия: зрительного, слухового, waking hour, to squeeze every possible moment out
8 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

of a day и др. [10], который, как правило, реализуется Матрица типизируется в виде конкретных пред-
в глагольных сочетаниях типа «каузация + пациенс» метных областей или областей определения концепта
(объект, испытывающий действие каузации), следую- (концептуально-тематических или когнитивно-дис-
щего структурного типа Verb + N (direct object); курсивных областях). Конкретный набор данных об-
● формат экспериенциальных эффектов активизи- ластей представляет собой концептуальную структу-
13
руется в следующих контекстах: «A pivotal moment ру, при которой концепт не существуют отдельно от
came when he declined an offer of money for art supplies; концептуальных областей его определения.
дискурсивных дискурсивных
областях). Конкретный
областях). Конкретный набор данных набор областей
данныхпредставляет
областей представл
It helped to shape who they were as adults,» she said. В каждом когнитивно-дискурсивном контексте
собой концептуальную
собой концептуальную структуру, структуру,при которой при концепт
которой неконцепт существуют не существ
«It was a growing up moment for a lot of these peo- профилируются различные концептуальные характе-
отдельно от
ple; My wife always says the point to seeing a live band отдельно
концептуальныхот концептуальных
областей его областей
определения.
ристики концепта. Профилирование осуществляется его определения.
is the energy of the moment, It was a very В каждомВ посредством
touching когнитивно-дискурсивном
каждом базы когнитивно-дискурсивном
(момента как контексте
времени) контексте
ипрофилируются
профиля профилирую
различные
moment for me,» he said, his eyes misting и др [10]. различные
концептуальные
(конкретного контекстно обусловленного значения). Профилирова
концептуальные
характеристики характеристики
концепта. концепта.
Профилирование
Данный формат вербализуется, как правило,осуществляется
в осуществляется
со- посредством посредством
базы (момента
Когнитивно-матричный базы анализкак
(момента времени)
позволил как устано-
ивремени)
профиляи проф
(конкретного
четаниях существительного moment с прилагатель- (конкретного
контекстно контекстно
обусловленного обусловленного
значения).
вить следующие когнитивно-дискурсивные контек- значения).
ными аксиологического модуса интерпретации Когнитивно-матричный
Когнитивно-матричный
сты, в рамках анализ
которых позволил
анализ
активизируются позволил
установить установить
различные следующие следующ
когнитивно-дискурсивные
(A+N), которые являются прототипическими. Одна- когнитивно-дискурсивные контексты,
временные смыслы концепта MOMENT: контексты,
в рамках вкоторых
рамках активизируются
которых активизирую
различные
ко возможны сочетания типа N of N, которые временные
различные●смыслы
могут временные концепта
рутина/события смыслы MOMENT:
концепта MOMENT:
рутинного характера;
быть транcформированы в A+N (ср. the energy • of рутина/события
the • ● рутина/события
наукарутинного
и техника;характера;
рутинного
статистика; характера;
moment — energetic moment). • наука•и техника;● наука статистика;
и техника;жизнь;
общественная статистика;
Вместе с тем концепт МОМЕНТ, являясь • много- социальное/интерсубъективное
• ● общественная
общественная жизнь; жизнь; взаимодействие;
аспектным знанием, представляет собой сложную • момент настоящего/жизнь,
• ● социальное/интерсубъективное
социальное/интерсубъективное взаимодействие; ограниченная
взаимодействие; на-
концептуальную структуру матричного характера, • момент стоящим
• настоящего/жизнь, моментом.
момент настоящего/жизнь, ограниченная ограниченная
настоящимнастоящим моментом. моменто
которую невозможно описать простым набором В харак-
соответствии В соответствии
В соответствии
с полученными с сполученными
полученными
данными была данными
данными была сконструиров
сконструирована
была
теристик. Через информационные блоки когнитивных
когнитивная когнитивная
матрица сконструирована
концепта
матрица MOMENT
концепта когнитивная
(см.
MOMENTрис. 1):матрица
(см. рис. 1): концепта
контекстов языковые единицы вербализации концепта MOMENT (см. рис.).
активизируют в процессе речемыслительной деятель-
ности ту часть релевантной информации, которая об- routine routine
условлена прагматическими установками. В сознании science/technology science/technology
человека подобные контексты могут быть представ-
лены в виде концептуально-тематических областей MOMENT MOMENT community community
или когнитивно-дискурсивных контекстов [3, social+intersubjective
social+intersubjective
interaction interaction
с. 13]. Данные области способствуют формированию
конкретных смыслов, релевантных в определенных present moment present moment
условиях и профилируемых в них. Они выявляются
при концептуально-дефиниционном и когнитивно-ма- Частная когнитивная матрица концепта MOMENT
Рис. 1. Частная Рис. 1. когнитивная
Частная когнитивнаяматрица концепта матрицаMOMENT концепта MOMENT
тричном анализе, посредством которых выстраивается
когнитивная матрица [4]. Языковая интерпретация момента в тематической
Языковая интерпретация
Языковая интерпретация
области community момента в момента
происходит тематической в тематической
в следующих области выраже- community
области commu
Когнитивно-матричный анализ направлен «на вы-
происходитпроисходит
явление и описание системы когнитивных контекстов ниях: the buzzword of the moment; Pinot is the word, the is the Pinot is
в следующих в следующих
выражениях: the buzzword
выражениях: the of buzzword
the moment; of the
Pinotmoment;
word, the wine word,ofthe thewine
wine moment,of the
of the moment,
whether
moment, it be
whetherwhether
Pinot
it beitGrisbe or
Pinot PinotPinot
Gris Gris
or Noir;or Pinot
Pinot BradyNoir; Br
или концептуальных областей, лежащих в основе
believes foreignbelieves
languageforeignfilms
language
definitelyfilmshad a moment
definitely had
Noir; Brady believes foreign language films definitely had a
aboutmoment
7 years about
ago; 7Building
years ago; Build
формирования значений языковых единиц» [4; 5, с. 6;
more roads, more tolledroads,
toa discourage
tolled to people
discourage
from people
using them,
from
moment about 7 years ago; Building more roads, tolled is
using
the them,
curious is logic
the of the
curious logic of
6]. По структурным особенностям выделяются общие
moment и др. moment
[13]. toи discourage
др. [13]. people from using them, is the curious logic
и частные когнитивные матрицы. В общей матрице
представлены только контексты, в частной Концептуально-тематическая
указыва- Концептуально-тематическая
of the moment и др. [13]. present
область областьmoment presentреализуется
moment реализуется в
следующих
ется ядро и периферия. Ядром является объект ис- следующих
примерах: Pisceans
примерах: hate
Pisceans
routine hate
and routine
Концептуально-тематическая область present mo-like to live
and for
like the
to live
moment;
for the
I momen
decided
следования, например, moment; периферию образуют that, for
decidedthe moment,
that, for the
I'd moment,
keep quiet;
I'd at
keep
this
ment реализуется в следующих примерах: Pisceans quiet;
moment at this
in time
moment we need
in time
more we need m
donors;
концептуально-тематические области, необходимые Confidence
donors; is
Confidence
hatehigh at
routine the is moment
high
and at
like the
to moment
because
live forwe've
thebecause
won
moment;twowe've
and
I won
drawn
decided two one
and of
drawn on
the last
для понимания феномена момента. Данные области three;the And
last at this
three;
that, moment
forAnd the at this
in
moment,time,
moment she's
I’d in
keep time,
just as
quiet;she's
brilliantly
at just
this as
oblivious
brilliantly
moment in as oblivious
she as
могут быть осмыслены как интерпретирующаяever was; Take evera was;
база moment
timeTake
wenowaneed
moment
to remember
morenow tothe
donors; remember
best thingthethat
Confidence best
is ever
highthing
happened
at thatmo-
the everto happened
you to
и др. [13].
с признаками различного характера, выбор которых и др. [13].
ment because we’ve won two and drawn one of the last
основывается на формате, характеризующемся Когнитивный
антро- Когнитивныйконтекст
three; And social this+moment
atконтекст intersubjective
social in + intersubjective
time, interaction
she’s just as interaction
активизируется
brilliantly активизирует
в
поцентрической значимостью. подобных выражениях:
подобных To these
выражениях:
oblivious as sheuntrained
To
ever these
was; eyes
untrained
Take he a easilyeyes
moment put hePele
noweasily
to into put
remem-the Pele
shade,
into the sh
Когнитивная матрица обладает рядом свойств: ber the best thing that ever happened to you и др. [13].
1) для ее структуры нехарактерна какая-либо иерар- Когнитивный контекст social + intersubjective in-
хия: ни одна концептуальная область не является teraction активизируется в подобных выражениях: To
строго обязательной или доминирующей по отноше- these untrained eyes he easily put Pele into the shade,
нию к другим; 2) знания матричного формата явля- though Pele did have his moments; «One moment,
ются многоаспектными; 3) содержание компонентов please, while I check the bookings,» the waiter said;
матрицы может варьировать в пределах от обыден- I just — I just feel that we shared a moment и др. [13].
ного до экспертного знания; 4) интегративность; Когнитивный контекст science + technology рас-
5) опциональность компонентов, т. е. наличие того крывается в следующих примерах: Here’s the sneaky
или иного компонента является факультативным (од- part — we use that fact that atoms with the wrong mo-
нако обязательным является наличие хотя бы двух ments are kicked out of the trap; The relative size of the
компонентов) [2, с. 57—65]. control surface in relation to its location also will de-
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 9

termine the magnitude of the moments; Stride length is ным также оказывается движение: fleeting, passing,
probably limited more by optimisation of force moments moving.
by the nervous system than ROM и др. [13]. ● эмотивный модус интерпретации объективирует-
Когнитивный контекст statistics вербализуются в ся в следующих атрибутивных сочетаниях: embarrass-
ряде примеров, задействующих статистическую об- ing, awkward, emotional, dull, magic, exciting, heart-stop-
работку данных: It follows from substitution and rear- ping, chilling, heartbreaking, touching, breathless, etc.
rangement that the expected value of the second moment В английском языке данный модус интерпретации
of y about x is [(1 / k) + F ST]; Just below the surface представлен большим количеством эмотивных при-
of the sand, values of the second moment of area ei- лагательных, выражающих разнообразные эмоции
ther levelled off or increased slightly; In the absence of по степени и характеру их проявления: от страха и
dominance, the expectation of the variance is a second агонии (horrifying, agonizing) до любви, романтики и
moment in gene frequencies, and the variance of the vari- нежности (romantic, tender, intimate).
ance a tractable fourth moment и др. [13]. В данном Подводя общий итог, отметим, что данный концепт
когнитивно-дискурсивном контексте реализуются активизируется в контекстах важности, трудности,
качественные потенции концепта MOMENT: момен- необходимости и удобства момента, данные кон-
та как ценности не только духовного, но и физиче- цептуальные смыслы дополняются указанием на про-
ского, монетарного характера (value is the material or тяженность момента, в том числе с активизацией
monetary worth of something [Там же]). разнообразных эмоций. Полученные результаты, сви-
Рутинные интерпретационные смыслы реализу- детельствующие о высокой степени эмоциональности,
ются за счет контекстов, иллюстрирующих события вступают в некое противоречие с хорошо известным
из жизни людей, которые обусловлены коротким про- тезисом о том, что англичане весьма сдержаны в про-
межутком времени, например, краткий миг задумчи- явлении своих эмоций. Однако подобные выводы от-
вости перед ответом, возвращение на работу после носятся к частному концепту MOMENT, а не в целом
небольшого отдыха, краткий момент паники, когда к национальному характеру носителей английского
понимаешь, что мог сломать зуб и т. д.: she was silent языка. Они связаны со спецификой МОМЕНТА как
for a moment before replying; a few moments later he знакового события в англоязычном социуме (см. опре-
returned to the office; I had a brief moment of silent деление лексемы moment: a very brief period of time;
panic when I thought I’d chipped a tooth on a particu- an exact point in time; an appropriate time for doing
larly hard bit; she looked as though at any moment she something; an opportunity; a particular stage in the de-
might burst into tears; Dogs and cats instinctively know velopment of something or in a course of events; impor-
the moment their owners will wake up и др. [13]. tance; a turning effect produced by a force acting at a
Таким образом, в сознании носителей английского distance on an object; a quantity that expresses the aver-
языка в рамках концепта MOMENT практически не age or expected value [13]). Контекстуальные примеры
представлена сфера социального и еще меньше ин- из корпуса также подтверждают, что именно в рамках
терсубъективного взаимодействия и соотнесения с языковой интерпретации концепта MOMENT эмоци-
культурно обусловленными реалиями. ональность проявляется достаточно ярко в сознании
Значимым для данного исследования также явля- носителей английского языка: moment: awkward, emo-
ется установление модусов интерпретации концепта tional, tense, exciting, wonderful, magical, embarrassing,
MOMENT как способов оценки действительности. happy, horrible, bittersweet, terrifying moment, sweet,
Они вербализуются в атрибутивных сочетаниях лексе- thrilling, romantic, painful, funny, vulnerable, scariest,
мы moment с прилагательными. В ходе исследования nice, tender, tragic, moving, chilling, intense, heart-stop-
были установлены следующие модусы интерпрета- ping, heartbreaking, frightening, horrifying, humiliating,
ции: breathless, tough, sensitive, saddest, solemn, agonizing,
● аксиологический модус интерпретации: положи- lovely, anxious, traumatic, unfortunate, etc. [10].
тельный (right, great, good, shining, happy, wonderful, В заключение отметим, что мы рассмотрели ин-
proud, etc.) и отрицательный (critical, pivotal, dramatic, терпретирующий потенциал концепта MOMENT, ко-
worst, terrible, bad, wrong, dangerous, etc.). торый заключается в способности данного концепта
● рациональный модус интерпретации: historic, быть инструментом познания, оценки объектов и со-
given, fleeting, rare, cultural, precise, final, key, Ameri- бытий окружающей действительности и формировать
can, political, spare, currant, big, small, tiny, short, etc. на этой основе соответствующие интерпретирующие
Уточним, что наиболее частотными являются при- значения.
лагательные рационального модуса интерпретации. Данный потенциал раскрывается при анализе лек-
Зачастую они указывают на продолжительность мо- сических средств вербализации модусов интерпрета-
мента со смещением в сторону большей длительности ции: аксиологического, рационального и эмотивного;
(long moment (1312) — brief moment (593) [10]). при рассмотрении данного концепта как многоаспект-
Показательным является тот факт, что в английском ного знания посредством концептуально-дефиницион-
языке моменты различаются не только по длительно- ного и когнитивно-матричного анализа; посредством
сти, но и «по размеру»: big, small, tiny; а также «по обращения к интерпретирующим признакам различ-
высоте»: low; по силе воздействия: weak; вовлечен- ного формата.

Список литературы
1. Болдырев, Н. Н. Антропоцентрическая сущность языка в его функциях, единицах и категориях /
Н. Н. Болдырев // Вопросы когнитивной лингвистики, 2015. — № 1. — С. 5—12.
10 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

2. Болдырев, Н. Н. Когнитивная семантика. Введение в когнитивную лингвистику : курс лекций /


Н. Н. Болдырев // Изд. 4-е, испр. и доп. Тамбов : Издательский дом ТГУ им. Г. Р. Державина, 2014. — 236 с.
3. Болдырев, Н. Н. Когнитивные схемы языковой интерпретации / Н. Н. Болдырев // Вопросы когнитивной
лингвистики, 2016. — № 4 (49). — С. 10—20.
4. Болдырев, Н. Н. Диалектные концепты и категории / Н. Н. Болдырев, В. Г. Куликов // Филологические
науки, 2006. — № 3. — С. 41—50.
5. Болдырев, Н. Н. Когнитивно-матричный анализ английских христианских топонимов языка / Н. Н. Бол-
дырев, В. В. Алпатов // Вопросы когнитивной лингвистики, 2008. — № 4. — С. 5—14.
6. Болдырев, Н. Н. О диалектном концепте в когнитивной системе языка / Н. Н. Болдырев, В. Г. Куликов //
Известия РАН. Серия лит. и яз, 2006. — № 3. — С. 3—13.
7. Демьянков, В. З. Интерпретация как инструмент и как объект лингвистики / В. З. Демьянков // Вопросы
филологии. М., 1999. — № 2. — С. 5—13.
8. Кубрякова, Е. С. В поисках сущности языка: Когнитивные исследования. / Е. С. Кубрякова ; Ин-т языкоз-
нания РАН. М. : Знак, 2012. — 208 с.
9. Панасенко, Л. А. Интерпретирующий потенциал лексических категорий : дис. … д-ра филол. наук: 10.02.04,
10.02.19 / Панасенко Людмила Александровна. Тамбов, 2014. — 351 с.
10. The Corpus of Contemporary American English. URL: http://www.americancorpus.org (дата обращения
22.11.2017).
11. Etymology Dictionary Online. URL: http://www.etymonline.com (дата обращения 22.11.2017).
12. Evans, V. The structure of time: Language, meaning and temporal cognition. / V. Evans. John Benjamins Pub.
Co., 2004. — 286 p.
13. Oxford Dictionary Online. URL: https://en.oxforddictionaries.com (дата обращения 22.11.2017).

А. В. Гашков
Пермский государственный институт культуры
(Пермь, Россия)

СИГНАТ: ОПРЕДЕЛЕНИЕ И СВОЙСТВА


SIGNAT: DEFENETION AND PROPETIES
Сигнат — разновидность признака языкового средства, отличающееся от других признаков тем, что
сигнат является «существенным», «важным» признаком, определяющим функцию языкового средства в
контексте. Свойства сигнатов позволяют использовать их в различных моделях языка, в частности, при
автоматической обработке текста. Важным является то свойство, что множество сигнатов может
эквивалентно заменить языковое средство без потери информации о его функции в контексте.
Ключевые слова: модель языка, языковое средство, предложение, слово, сигнат.

Signat is the kind of language entity property that differs from other properties being essential, important feature
determining the function of language entity in context. Signats properties let use them in different language models,
include automatic text processing. The important property is possibility of signat set to substitute language entity
in context without information loss.
Keywords: language models, language entity, sentence, word, signat

Понятие «свойство» или «признак» широко исполь- [2, с. 163]. Л. В. Щерба в работе «Опыт общей тео-
зуется как в повседневной жизни, так и в науке, в том рии лексикографии» упоминает «существенные при-
числе, в лингвистике. Например, в разного рода клас- знаки», как признаки, которые позволяют отличить
сификациях предметы реального или духовного мира, одну сущность от другой. [3, с. 267]. А. А. Зализняк
равно как и единицы языка, разделяют на классы в «Русском именном словоизменении» пишет о «раз-
именно по наличию, отсутствию или степени выра- личительных признаках» в контексте классификации
женности определённого признака. Однако, при клас- словоформ существительных. [1, с. 7]. Существуют и
сификации учитываются не все признаки объектов, а другие схожие понятия практически во всех областях
только те, согласно которым предметы объединяются лингвистического знания. Объединяет упомянутые
в один класс или классы отличаются между собой. То выше термины «ключевой признак», «существенный
есть, оказывается, что некоторые признаки предмета признак» и «различительный признак» то, что, во-
«важнее», чем остальные. Многие учёные-лингвисты первых, ключевую роль они играют преимущественно
отмечали, что в конкретных ситуациях одни признаки в том контексте, для которого были выделены. Так,
языковых средств выделяются среди всех остальных. просодический тип слова не играет важной роли в
Так, В. Б. Касевич писал в контексте восприятия уст- лексикографии, а грамматические классы далеко не
ной речи: «Для слова можно предположить суще- всегда выступают главными признаками при вос-
ствование нескольких ключевых признаков. Важен, приятии слова в речи. Во-вторых, все эти термины
прежде всего, просодический тип слова  — число употребляются большинством авторов без формаль-
слогов в нём и место ударения, тональный контур» ного определения их значения. Устойчивость исполь-
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 11

зования схожих по смыслу терминов в приложении Разберём пример простого предложения на рус-
к разным языковым средствам позволяет постулиро- ском языке: Видел я слона. (В. Даль. Толковый сло-
вать существование объективного явления в языке, варь живого великорусского языка). Проанализируем
заключающегося в том, что некоторые признаки язы- морфологические признаки слов с точки зрения грам-
кового средства (под языковым средством вслед за матичности предложения, то есть с точки зрения вы-
Н. Л. Мышкиной мы понимаем единицы языка на лю- полнения ими синтаксической (строительной) функ-
бом уровне языка) оказываются более важными при ции. Если бы ни одно слово предложения не имело
рассмотрении в конкретной ситуации. Эти признаки морфологических признаков, то было бы невозможно
мы назвали сигнатами. различить их словоформы. Это равнозначно тому, что
Сигнат — такой признак языкового средства, ко- все слова примут начальную форму. То есть, предло-
торым, с одной стороны, оно обязательно облада- жение выглядело бы так: Видеть я слон. Хотя данное
ет в контексте, с другой стороны — если языковое предложение аграмматично, оно понимается одно-
средство лишается любого из своих сигнатов, то его значно, пусть и с потерей времени сказуемого. Одна-
функционирование в данном контексте нарушается. ко, эта однозначность мнимая, поскольку за словами
Как можно заметить, термин сигнат перекликается с предложения может скрываться любая словоформа, и
термином атрибут из философии. Однако, в отличии допустимыми трансформациями при восстановлении
от философского понятия атрибут, который всегда словоформ будут, например, такие:
присущ объекту и является его неотъемлемой частью, ● Видела я слонов.
признаки языкового средства могут быть или не быть ● Вижу я слона.
сигнатами в зависимости от ситуации. ● Видят меня слоны.
В качестве примера приведём грамматический при- И так далее, всего десять вариантов. Каждый из
знак существительного род. Если слово стоит в един- признаков: время и число глагола, род глагола в про-
ственном числе, то род в контексте синтаксиса будет шедшем времени, число существительного, падеж
сигнатом, поскольку участвует в согласовании суще- местоимения и падеж существительного дают два
ствительного с прилагательным, причастием и т. п. и варианта выбора. Поскольку падежи местоимения и
координации (если существительное выступает в роли существительного взаимосвязаны (выбор подлежа-
подлежащего) с глаголом. В случае множественного щего, которое стоит в именительном падеже, одно-
числа род теряет свою значимость и сигнатом быть значно определяет падеж дополнения, которое должно
перестаёт. Заметим, что если род несёт семантиче- заполнить обязательную валентность глагола), то из
скую нагрузку (а в большинстве случаев это не так), четырёх вариантов сочетаний падежей могут реали-
то эта нагрузка не зависит от числа. зоваться только два. Глагол может принимать слово-
Сигнатом может быть любой мыслимый признак формы со следующими сочетаниями непостоянных
языкового средства, то есть можно выделить синтак- морфологических признаков:
сические, семантические, коммуникативные и т. д. ● прошедшее время, единственное число, мужской
сигнаты, согласно функции, выполняемой словом. Да- род;
лее мы, не теряя общности, рассматриваем в качестве ● прошедшее время, единственное число, женский
языкового средства слово и его функционирование в род (сочетается только с я);
письменной речи. ● прошедшее время, множественное число (соче-
Среди функций слова большинство лингвистов тается только со слоны);
главной называют номинативную, с чем мы, безус- ● настоящее время, единственное число, первое
ловно, согласны. Другие выделяемые функции: лицо;
● коммуникативная; ● настоящее время, множественное число (сочета-
● эстетическая; ется только со слоны), третье лицо.
● указательная; Глагол не может принимать формы будущего вре-
● классифицирующая; мени, так как они — аналитические, и при трансфор-
● организации связной речи (несамостоятельные мации видеть в будущее время изменится количество
части речи); слов в предложении, что мы считаем недопустимым.
● идентифицирующая (имена собственные, тер- Общее количество вариантов предложения вычисля-
мины); ется как число всех допустимых сочетаний. Все воз-
● строительная. можные сочетания сказуемого и подлежащего при-
Рассматривая идентифицирующую и классифици- ведены в таблице (отмечены знаком «плюс»).
рующие функции как разновидность номинативной,
функцию организации связной речи — как вид стро- Сказуемое (видеть)
ительной, указательную — как комбинацию комму- Пр. вр. Наст. вр.
никативной и номинативной, и абстрагируясь от эсте-
Ед. ч.
тической функции, мы получаем следующий набор
Мн. ч.

Мн. ч.
Ед. ч.
Муж. р.

функций слова, упорядочив их по значимости:


Жен. р.

● номинативная;
● строительная;
● коммуникативная.
Подлежащее

Коммуникативная функция наименее значима для Ед. ч. + + — + –


Я

нас, так как она слабо выражена в письменном тексте, Мн. ч. – – + – +


за исключением особых случаев, которые мы здесь не
Слон

рассматриваем. Ед. ч + – – + –
12 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

В случае, если подлежащим является я, а прямым с однословных. Интересующая нас функция — син-
дополнением, соответственно, — слон, то возможны таксическая. Подавляющее большинство предложе-
два варианта дополнения: слона и слонов. В случае ний из одного слова (не учитывая эллиптические
же, если подлежащее — слон, то вариант дополнения конструкции) относятся к двум классам: назывные
только один — меня. Таким образом, общее количе- и безличные. Например: Весна! Вечерело. Жара.
ство вариантов равно 3 ∙ 2 + 4= 10. Смеркается. Хотя лексический состав таких предло-
Именно перечисленные морфологические признаки жений может быть довольно разнообразен (особенно
будут сигнатами слов для синтаксической функции в назывных), с разными морфологическими признака-
данном предложении, поскольку фиксация значения ми, для определения класса предложения достаточ-
каждого из них сокращает количество возможных но одного бинарного признака. Можно использовать
вариантов предложения, а выбор всех — однознач- различные признаки или их сочетания, однако, по
но определяет предложение. При этом, как видно из нашему мнению, наилучшим будет признак пре-
таблицы 1, в реальном предложении реализуются не дикативности. Если слово является предикатом, то
все сочетания сигнатов. оно в предложении будет сказуемым, а предложение,
Исходя из вышеизложенного, сформулируем свой- соответственно — безличным. В противном случае
ство сигната: сигнат позволяет различать языковые слово — подлежащее, а предложение — назывное.
средства одного языкового уровня между собой для Таким образом, сигнатом для синтаксической функ-
конкретной их функции в данном контексте. Полный ции слова в однословном предложении мы полагаем
набор сигнатов однозначно идентифицирует функцию признак предикативности.
языкового средства и является открытым, то есть при Двусловные предложения имеют гораздо более раз-
необходимости к нему могут быть добавлены новые нообразную структуру по сравнению с однословны-
«ключевые свойства». ми. Односоставные двусловные предложения имеют
Другим важным свойством сигната является то, что несколько разных структур благодаря распростра-
языковое средство может быть эквивалентно замене- нению, кроме того, двусловное предложение может
но на множество своих сигнатов в рамках функции быть двусоставным. В данной статье мы рассмотрим
в данном контексте. Покажем, что множество всех только предложение вида сказуемое-подлежащее. По
сигнатов необходимо и достаточно для сохранения аналогии с однословным предложением мы полагаем,
информации о функции языкового средства. Необхо- что признак предикативности является сигнатом. Од-
димость вытекает непосредственно из определения нако, все безличные предложения тоже имеют слово
сигната. Обоснуем достаточность. Поскольку множе- с этим сигнатом. Поэтому, требуется для выделения
ство сигнатов позволяет различить между собой все класса двусоставных предложений указать ещё один
языковые средства на заданном уровне (и по заданной сигнат. Мы полагаем, что таким признаком может
функции), то по этому множеству можно однозначно выступать признак координации между двумя слова-
идентифицировать искомое языковое средство. Таким ми предложения. Исходя из вышесказанного, если в
образом, множество сигнатов является эквивалентной предложении из двух слов одно слово имеет признак
заменой языкового средства. предикативности, а второе с ним координировано, то
Замену языкового средства на сигнаты рассмотрим предложение относится к классу двусоставных нерас-
на премерах слов в простых предложениях, начиная пространённых.

Список литературы
1. Зализняк, А.А. Русское именное словоизменение / А. А. Зализняк. — М. : Языки славянской культуры,
2002. — 760 с.
2. Касевич, В. Б. Элементы общей лингвистики / В. Б. Касевич. М. : Наука, 1977. — 168 c.
3. Щерба, Л. В. Опыт общей теории лексикографии / Л. В. Щерба // Языковая система и речевая деятель-
ность. — Л., 1974. — С. 265—304.

Е. П. Дулесов
Удмуртский государственный университет
(Ижевск, Россия)

МАРКОВ VS ПУРИШКЕВИЧ: «МЕТАФОРИЧЕСКАЯ ВОЙНА»


ДВУХ ПРАВЫХ ДЕПУТАТОВ
MARKOV VS PURISHKEVICH: ‘METAPHOR WAR’
OF TWO RIGHT-WING DEPUTIES
В своей исторической речи 19 ноября 1916 г. правый депутат В. М. Пуришкевич жестко раскритиковал
правительственную власть и представителей высших классов, тем самым настроив против себя своих
прежних соратников. Другой правый депутат Н. Е. Марков, выступавший 22 ноября, стремился дискре-
дитировать В. М. Пуришкевича, подвергая анализу не только аргументацию оппонента, но и его язык,
а именно метафоры. Опровержение метафоры оппонента выступает как прием «игры на понижение».
В статье рассмотрены различные способы опровержения метафоры: создание отрицательных ассоциаций
в сфере-источнике, повтор метафоры, доведение до абсурда, гиперболизация, трансформация метафоры
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 13

во фразеологизм. Показано, что представление своего оппонента неумелым оратором способно также
дискредитировать его как политика.
Ключевые слова: метафора, парламентская речь, Государственная дума Российской империи, опровер-
жение метафоры, оживление метафоры, доведение до абсурда.

On November 19, 1916, the famous right-wing deputy of The State Duma Vladimir Purishkevich delivered a
historic speech in which he severely criticized the Government and some members of the elite, thereby antagonizing
the other conservative politicians. One of them, Nikolai Markov, in his speech of November 22 aimed to discredit
Purishkevich by analyzing not only his arguments but also his language, namely the metaphors. Metaphor
discrediting serves as an instrument to downplay an opponent. The paper examines different ways of metaphor
discrediting such as creating negative associations in the source domain, repeating a metaphor, reducing it to
absurdity, hyperbolizing, and transforming a metaphor into an idiom. We suggest that by implying that one’s
opponent is an incompetent public speaker one can also discredit them as a politician.
Keywords: metaphor, parliamentary speech, Russian Imperial Duma, metaphor discrediting, metaphor ‘revival’,
reducing to absurdity.

19 ноября 1916 г. один из самых ярких предста- че, могут быть более эффективными, чем метафоры,
вителей крайне правых в Государственной думе, вводящие новую сферу-источник [10, с. 30].
талантливый оратор В. М. Пуришкевич выступил с В начале выступления В. М. Пуришкевич объявля-
исторической речью [3, с. 153—169]. Подчеркивая ет о своем намерении обрисовать «грустную, печаль-
свою «верноподданническую преданность» госуда- ную, тяжелую картину русской действительности» и
рю, он вместе с тем подверг резкой критике органы высоко оценивает саму возможность высказать свою
правящий власти, которые в условиях тяжелой войны, точку зрения: (1) Да, эта трибуна в настоящее время,
по его мнению, не только не справлялись с возложен- являясь единственной отдушиной России, единым
ными на них обязанностями, но и умышленно тор- клапаном, куда прорываются русские общественные
мозили и отдаляли час победы над внешним врагом. настроения, эта трибуна пользуется сейчас в России
В. М. Пуришкевич избрал четыре главные мишени исключительным доверием…
для своей критики — усилившуюся цензуру, деятель- Для В. М. Пуришкевича очень важно, что в услови-
ность «мародеров тыла», немецкое засилье и действие ях усилившейся цензуры член Государственной думы
«темных сил» (под которыми он имел в виду прежде имеет возможность выразить нелицеприятное мне-
всего Григория Распутина). Эта речь «стала рубежом, ние, которое разделяют очень многие. Характеризуя
отделяющим его как от многих идей, которые он от- думскую трибуну, он использует языковую метафору
стаивал, так и от правящего дома, который он клялся отдушина, закрепившуюся в толковом словаре со зна-
защищать» [3, с. 169]. Соратники В. М. Пуришкеви- чением ‘то, что дает выход каким-л. сдерживаемым
ча — правые депутаты — единогласно отказались чувствам, стремлениям и т. п.’ [7] и обладающую по-
признать его выразителем их мнения и осудили эту ложительной коннотацией. Для усиления смыслового
речь. Особенно жестко «новоявленного прогрессиста» эффекта оратор прибегает к «воскрешению» стертой
раскритиковал Н. Е. Марков [6, с. 214—231], с кото- метафоры: после закрепившейся в системе языка ме-
рым они почти 10 лет работали в одной фракции и по тафоры отдушина он использует креативную метафо-
всем вопросам выступали единым фронтом. ру клапан. Отдушина и клапан в определенной степе-
Чтобы выставить бывшего соратника в невыгодном ни являются функциональными аналогами, поскольку
свете, Н. Е. Марков использует в своей речи различ- в буквальном значении отдушина — это ‘отверстие
ные средства, одно из них — опровержение метафо- для выхода воздуха, дыма, пара’, а клапан — ‘род
ры оппонента. С помощью данного приема оратор крышки, прикрывающей отверстие в каком-л. меха-
разрушает метафорический образ, созданный оппо- низме, через которое проходит пар, жидкость или газ’
нентом, демонстрирует нелогичность, абсурдность, [7]. А. Н. Баранов называет такой прием оживления
неправильность метафоры и тем самым умаляет до- стертой метафоры метафорическим варьированием,
стоинства самого оппонента и повышает собствен- когда имя в метафоре заменяется на синоним или ква-
ный статус. Итак, цель данной статьи — проанали- зисиноним [1, с. 100]. Очевидно, что в основе обеих
зировать прием опровержения метафоры оппонента метафор лежит перенос по функции: через отдушину
на материале двух дореволюционных парламентских и клапан в буквальном и переносном значении вы-
речей — В. М. Пуришкевича (19 ноября 1916 г.) и ходит то, что сдерживалось.
Н. Е. Маркова (22 ноября 1916 г.). Н. Е. Марков в своей речи продолжает оживлять
Н. Е. Марков обращает внимание на три метафо- метафору отдушина, но делает он это с целью дис-
ры, которые ввел в свою речь В. М. Пуришкевич, при кредитации оппонента. Рассмотрим механизм этого
этом дважды он дискредитирует оппонента, развора- приема. Сначала оратор-оппонент заостряет внимание
чивая его же метафору. Дж. Чартерис-Блэк указывает, на сфере-источнике, на исходном образе метафоры.
что политик или публицист, опираясь на тот же тип Этот исходный образ наполняется отрицательными
метафоры, что и у политического противника, может ассоциациями. Затем эти отрицательные ассоциации
придать этой метафоре совершенно другую значи- переносятся из сферы-источника на сферу-мишень.
мость [10, с. 28]. Более того, по мнению британского В результате высокий образ, созданный В. М. Пу-
лингвиста, метафоры из той же сферы-источника, что ришкевичем, развенчивается. Как отмечает М. Блэк,
и у оппонента, развиваемые в ином оценочном клю- «в основе метафор могут лежать как общепринятые
14 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

ассоциации, так и созданные специально для конкрет- вей и  колоколен выше «Ивана Великого». Именно
ных случаев системы импликаций» [2, с. 166—167]. с удара колокола на «Иване Великом» начинался звон
В рассматриваемом случае Н. Е. Марков создает но- в Москве [9]. Важное значение, которое колокольня
вую систему импликаций для буквального значения имеет для русского сознания, отразилось в нескольких
ключевого слова отдушина ‘отверстие для выхода фразеологизмах и паремиях: во всю ивановскую; ро-
воздуха’, которое затем он употребляет метафориче- стом с Ивана Великого; выше Ивана Великого; кабы
ски, работая не на повышение, а на понижение. У Иван Великий был маленький, я бы его в карман по-
В. М. Пуришкевича отдушина — это «отверстие» для садил и др.
выхода чувств, у Н. Е. Маркова — это вентиляцион- Метафора В. М. Пуришкевича становится объектом
ная система, причем вытяжного типа — только из- критики Н. Е. Маркова. Вначале Н. Е. Марков повто-
влекающая из помещения испорченный воздух: ряет исходную метафору, несколько ее видоизменяя
(2) Эта трибуна, по меткому прекрасному выра- и дополняя новыми компонентами: (4) …Десять лет
жению Владимира Митрофановича, есть единствен- он, бедный, сидел в этой фракции; они, эти уездные
ная отдушина, которой дышит вся общественная люди, сидят на своих маленьких уездных колоколен-
Россия. Отдушина… Отдушина, господа, устраи- ках, на покривившихся, старых, не ремонтирован-
вается для того, чтобы выпускать испорченный ных, а он молодецки помчался на колокольню Ивана
воздух и вредные выделения. И я признаюсь, что это Великого и забил набат на всю Россию.
меткое сравнение Пуришкевича, когда выслушать Если В. М. Пуришкевич говорит просто об уездной
пришлось речи его и его единомышленников, вполне или губернской колокольне, то Н. Е. Марков разво-
подтверждает это определение. Именно эта три- рачивает образ, используя диминутив колоколенки
буна — отдушина, но я бы не советовал дышать и добавляя определения маленькие, покривившиеся,
этими газами, ибо эти газы отравляют, но не на- старые, не ремонтированные. Вместо глагола взой-
сыщают, это вредные газы, испарения, и человек ти (на колокольню Ивана Великого) Н.  Е.  Марков
благоразумный будет открывать форточку для све- использует глагол помчаться, обозначающий более
жего воздуха, если надо проветрить, но не будет активное действие, и добавляет обстоятельство об-
дышать испарением отдушины. раза действия молодецки. Прилагательное молодецкий
Метафора отдушина развертывается и соединяется имеет значение ‘удалой, лихой, свойственный молод-
с метафорой болезни, которая реализуется с помощью цу’, а молодец, в свою очередь, — это ‘молодой чело-
лексем вредный и отравлять. В результате исходная век, достигший расцвета сил, крепкий и статный’ [7].
метафора меняет оценку на прямо противоположную. В метафорическую антитезу В.  М.  Пуришкевича
Если для В. М. Пуришкевича думская трибуна — это Н. Е. Марков добавляет оппозиции ‘старый — моло-
место, где можно свободно выразить сдерживаемые дой’, ‘пассивный — активный’, усиливая таким об-
настроения общества, то для Н. Е. Маркова это ис- разом исходное противопоставление, делая его более
точник отравления и болезни, т. е. искажения фактов, контрастным, выпуклым. Себя и своих сторонников
лжи, предательства и т. п. он изображает в отрицательном свете, а В. М. Пуриш-
В своем выступлении В. М. Пуришкевич отмечает, кевича — в положительном. Проникнутая иронией
что сейчас не время для партийных споров и сведе- самокритика и одновременно притворное возвеличи-
ния прежних счетов, напротив, все партии должны вание оппонента — это один из способов развенчания
объединиться, чтобы вместе работать на победу. Ему притязаний противника. О. С. Иссерс называет его
самому пришлось покинуть ряды своей фракции, коммуникативным ходом «Он не похож на N, хотя и
чтобы выразить мнение самых широких слоев на- претендует» [5, с. 173].
селения. Эту мысль он облекает в метафорическую Далее Н. Е. Марков продолжает развертывать ме-
форму: (3) Бывают, однако, моменты, господа, когда тафору В. М. Пуришкевича, доводя ее до абсурда,
должно быть приносимо в жертву все, когда нельзя выводя из нее следствия, противоположные исход-
позволить себе говорить, взобравшись на уездную ному тезису. Если для В. М. Пуришкевича поднять-
или губернскую колокольню, а нужно бить в набат, ся на высоту колокольни Ивана Великого — значит
взойдя на колокольню Ивана Великого, откуда вид- беспристрастно рассмотреть ситуацию в масштабах
нее все то, что творится на святой матушке-Руси. всей страны, то Н. Е. Марков идет еще дальше и ут-
В данном случае оратор создает сложный образ, со- верждает, что позиция, занятая В. М. Пуришкевичем,
четая метафору здания, звуковую и ориентационную находится слишком высоко и объективно оценить
метафору. Словосочетание бить в набат в букваль- проблему с этой позиции невозможно. Как отмеча-
ном значении означает ‘звоном колокола оповещать ет Т. А. Воронцова, риторический прием «доведение
о бедствии, сзывать на помощь’, а в переносном — до абсурда» в публичном диалоге чаще всего реали-
‘вызывать тревогу, волнение, усиленно призывая зуется как гипербола [4. с. 117]. Иначе говоря, для
обратить внимание на что-л. грозящее опасностью, В. М. Пуришкевича Иван Великий — это необходимая
неприятными последствиями’ [7]. Оппозиции «низ- высота, для Н. Е. Маркова — это слишком высоко,
кий — высокий», «уездная/губернская колокольня — поскольку, во-первых, с такой высоты уже ничего не
колокольня Ивана Великого» призваны противопоста- видно (5), во-вторых, на такой высоте может начаться
вить узкопартийные интересы и благо всей страны. головокружение (6).
Не случайно используется прецедентное имя «ко- (5) Иван Великий — большая высота, это одно,
локольня Ивана Великого». Именно это сооружение но одно плохо — с Ивана Великого, пожалуй, ничего
считалось главной и самой высокой колокольней не видно, что на земле делается… …Вознесясь, он
Московского царства, даже сложилась легенда о том, сообщил, вылил из своего короба целый ряд фактов,
что якобы существовал запрет на строительство церк- но все они оказались неверными. Вот что значит вле-
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 15

зать на высоты, откуда зрение уже не различает. По всей вероятности, перенос осуществлен здесь
(6) …Немудрено, что, когда человек взобрался на вы- по признаку «ценность, значимость», поскольку в сло-
соту, у него голова закружилась и он говорил много и варной дефиниции читаем: бобр — ‘животное отряда
непонятно, а потом он будет раскаиваться… грызунов, с ценным мехом коричневого цвета, веду-
Также Н. Е. Марков вновь прибегает к приему «раз- щее полуводный образ жизни’ [7]. Таким «бобром»
венчание притязаний», только на этот раз в его основе В. М. Пуришкевич называет сановника В. Н. Воейко-
лежит не ирония, а открытая оценка. Он использует ва, который использовал военные ресурсы страны для
антитезу, построенную на контекстуальных антони- продвижения минеральной воды своего производства.
мах «орел — Пуришкевич»: (7) Я должен, правда, Оратор настаивает на том, что нужно активно бороть-
поправиться; орлы видят и с большой высоты, но ся с этими «бобрами». В качестве положительного
то орлы, а вы только Пуришкевич. примера он приводит Францию, где за эксплуатацию
Далее в своем выступлении Н. Е. Марков занима- населения и взвинчивание цен во время войны был
ется разбором доводов В. М. Пуришкевича, время казнен крупный промышленник Жоффр Потэн: (13) …
от времени возвращаясь к дискредитируемой мета- То второе, на что должно быть обращено серьезное
форе: (8) …Вот главные мародеры тыла, которых внимание правительственной власти: …борьба та-
с высоты Ивана Великого усмотрел, как руководи- кая, какую повела и ведет Франция, искоренив одним
телей мародерства, господин Пуришкевич. (9) Вот ударом, убив самого крупного бобра, не стесняясь ни
это, господин Пуришкевич, для сведения, чтобы он с местом, ни положением, ни званием, ни чином.
колокольни Ивана Великого побольше смотрел на По-видимому, В. М. Пуришкевич не заметил, что в
действительные факты мародерства… (10) …Как его последней метафоре содержится возможность для
же вы с колокольни Ивана Великого будете знать, ее дискредитации, которой не преминул воспользо-
кого Протопопов принимает первым, а кого вторым? ваться его противник Н. Е. Марков: (14) О мародерах
В этих примерах Н. Е. Марков не развивает далее ис- тыла мы тут говорили очень много; он тоже гово-
ходную метафору, но само постоянное повторение рил, но привел совсем другое. Почти все мародеры,
метафоры становится приемом издевки и насмешки. те бобры, которых он убивал, причем убил бобра,
Ближе к концу своего выступления Н. Е. Марков все эти бобры по интерпретации Пуришкевича — с
снова дискредитирует метафору В. М. Пуришкевича: правой стороны или близки к правым, и ни одного
(11) Конечно, с высоты Ивана Великого Пуришкевичу мародера тыла с левой стороны он не видал.
кажется, что все плохое — справа, если что сквер- Употребленное в метафорическом значении сво-
но — справа, а если что-нибудь порядочное, то это бодное словосочетание убить самого крупного бо-
слева; это я объясняю аберрацией зрения. бра (т. е. наказать, казнить влиятельного человека)
Как мы видим, здесь оратор снова гиперболизирует Н. Е. Марков легко трансформирует во фразеологизм
исходный метафорический образ: В. М. Пуришкевич с иронической окраской убить бобра ‘обмануться в
поднялся слишком высоко, и он видит картину в ис- расчетах, приобрести плохое вместо хорошего’ [7]. В
каженном виде. Термин физики аберрация ‘искажение дальнейшем оратор доказывает, почему, по его мне-
или недостаточная отчетливость изображений, дава- нию, В. М. Пуришкевич убил бобра: в деятельности
емых оптическими приборами’, а также ‘кажущееся В. Н. Воейкова Н. Е. Марков не видит ничего предо-
смещение небесных светил, вызываемое движением судительного, а вот настоящие мародеры тыла — это
Земли вокруг Солнца и вращением ее вокруг своей прогрессисты, к которым стал близок В. М. Пуриш-
оси’ в русском языке приобрело переносное значение кевич.
‘заблуждение, отклонение от истины’ [7], которое и Итак, в своей исторической речи В. М. Пуришке-
подчеркивает Н. Е. Марков в своем высказывании, вич облек в метафорическую форму наиболее важные
желая дискредитировать своего противника. мысли, стараясь тем самым их выделить и внедрить в
Опровержение метафоры оппонента может дости- сознание адресата. Выступавший позднее Н. Е. Мар-
гаться не только с помощью развертывания исходной ков подверг критике не только аргументы своего
метафоры, но и другими способами. Рассмотрим один бывшего соратника, но и его язык. Опровержение
из них. Важное место в речи В. М. Пуришкевича за- метафоры оппонента становится приемом «игры на
нимает разоблачение «мародеров тыла» — людей, ко- понижение». Высокие, пафосные образы, созданные
торые, воспользовавшись тяжелой ситуацией в стра- В. М. Пуришкевичем, развенчиваются и высмеивают-
не, пытаются извлечь для себя выгоду. При этом, по ся. Словесный поединок двух правых депутатов мож-
мнению депутата, нужно обращать внимание не на но рассматривать как маленькую «метафорическую
мелких лиц (стрелочников и ничтожных лавочников), войну», поскольку, как отмечает Г. Г. Хазагеров, «ме-
а на крупных деятелей, которые пытаются прикрыться тафоры лучше всего уподобить скрещенным шпагам:
своим положением и связями. Для обозначения пред- метафора — это тот прием в речи, который гораздо
ставителей высших классов, наживающихся на войне, чаще, чем что-либо другое подхватывает оппонент,
В. М. Пуришкевич использует зооморфную метафору как правило, смещая при этом смысловые оттенки.
бобр: (12) …Я не хочу останавливаться на мелких Метафора — оружие обоюдоострое, но действенное»
фактах подобного рода... Я выберу бобра, одного [8, с. 122]. Прием опровержения метафоры обладает
человека, занимающего крупное общественное поло- большим прагматическим потенциалом: представляя
жение, и громко, на всю Россию, назову его впервые своего оппонента неумелым оратором, мы одновре-
здесь, дабы не было впредь повадно делать то, что менно подрываем доверие к его профессиональным
делается. и человеческим качествам.
16 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

Список литературы
1. Баранов, А. Н. Дескрипторная теория метафоры / А. Н. Баранов. — М. : Языки славянской культуры,
2014. — 632 с.
2. Блэк, М. Метафора / М. Блэк; пер. с англ. М. А. Дмитровской // Теория метафоры. — М. : Прогресс,
1990. — С. 153—172.
3. Величайшие речи русской истории: от Петра Первого до Владимира Путина. — М. : Алгоритм, 2014. —
334 с.
4. Воронцова, Т. А. Риторическая культура диалогического медиадискурса / Т. А. Воронцова // Вестник
Челябинского государственного университета. — 2013. — № 21 (312). — С. 115—119.
5. Иссерс, О. С. Коммуникативные стратегии и тактики русского речи / О. С. Иссерс. — М. : Изд-во ЛКИ,
2008. — 288 с.
6. Ораторы России в Государственной Думе (1906—1917 гг.): в 2 т. — Т. 2. (1907—1917 гг.). — СПб. : СЗАГС:
Образование-Культура, 2004. — 400 с.
7. Словарь русского языка : в 4 т. / РАН, Ин-т лингвистич. исследований ; под ред. А. П. Евгеньевой. —
М. : Рус. яз. : Полиграфресурсы, 1999.
8. Хазагеров, Г. Г. Политическая риторика / Г. Г. Хазагеров — М. : Никколо-Медиа, 2002. — 313 с.
9. Церковь-колокольня «Иван Великий» [Электронный ресурс] // Музеи Московского Кремля. — URL: http://
ivan-the-great-bell-tower.kreml.ru/history/view/tserkov-kolokolnya-ivan-velikiy/ (дата обращения: 10.01.2018).
10. Charteris-Black, J. Politicians and Rhetoric. The Persuasive Power of Metaphor / J. Charteris-Black. — Palgrave
Macmillan, 2011. — 370 p.

М. Н. Ельцова
Пермский национальный исследовательский политехнический университет
(Пермь, Россия)

СИНЕРГЕЙНОСТЬ ПРОСТОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ


SYNERGISM OF SIMPLE SENTENCE
Статья посвящена проблеме синергейности простого предложения. В работе описывается применение
исходных понятий синергетики к простому предложению. На примере формально похожих, построенных
по одной синтаксической модели простых предложений с помощью анализа в рамках синергетических
категорий раскрываются их существенные различия. В заключении обосновывается применимость и пер-
спективность использования синергетических методов для анализа простого предложения.
Ключевые слова: синергейность, простое предложение, асимметрия, синергетические категории,
Q-параметры.

The article is dedicated to the problem of simple sentence synergism. There is described the use of main syner-
getics’ concepts for the simple sentence. The very different features of two similar sentences built according to the
same syntactical model are identified with the analysis in the context of synergetic categories. Conclusions about
the usefulness and prospect of applying the synergetic methods to simple sentence analysis.
Keywords: synergism, simple sentence, asymmetry, synergetic categories, Q-parameters.
В настоящее время не вызывает сомнения постулат, фонем до текстов и дискурса. Тем не менее, наименее
что язык представляет собой самоорганизующуюся и изученной единицей остается центральная единица
саморегулирующуюся систему, которая приспосабли- синтаксиса — простое предложение, что и обуславли-
вается к условиям своего функционирования [2; 8; 9; вает актуальность предпринятого исследования. По-
11; 14; 16; 17 и мн. др.]. Н. Л. Мышкина [9] выделяет скольку в рамках статьи достаточно сложно охватить
в современной лингвистике два магистральных на- большое количество материала, то ограничим наше
правления в развитии синергетических исследований, исследование примерами из немецкого языка.
если исходить из отношения учёных к применимости Для начала уделим внимание подробному рассмо-
идей, методов и методик синергетики при описании трению основных идей и понятий синергетики в све-
динамики языка. Первое направление широко приме- те возможности их применения к лингвистическому
няет вероятностно-статистические методы при анали- материалу.
зе изменений, которые происходят в языковой системе Синергетика, как известно, оперирует такими ис-
[11; 14; 16; 17 и др.]. Второе направление ориентиро- ходными понятиями как:
вано, прежде всего, на построение моделей самоорга- ● развивающаяся система S, которая может нахо-
низующихся систем, однако термины, идеи и методы диться в состоянии устойчивости или оказываться в
синергетики используются лишь в той мере, в какой неустойчивом состоянии,
это необходимо для достижения целей исследования ● управляющие параметры (qi, qj, qk ...) системы,
[4; 7; 8; 10; 12; 13 и др.]. Исследования в обоих на- среди которых один (Q), или малая группа параметров
правлениях проводятся на материале различных язы- (Q1, Q2..,. Qh) может подчинять другие параметры, ино-
ков, а также на материале единиц разного уровня: от гда эти Q-параметры именуются параметрами порядка,
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 17

● внешние воздействия на систему или флук­ ственно преобладает, а в первую очередь потому, что
туации, для элементарного предложения, взятого вне контек-
● критическая точка или район (точка) бифурка- ста и ситуации, подлежащее является исходным смыс-
ции (X), в окрестностях которой поведение системы ловым моментом высказывания, его темой» [1, с. 200],
становится особенно неустойчивым. тогда как «рема-тематический порядок расположения
В нашем случае развивающейся системой оказыва- знаков в языках», «использующих схему SVO», явля-
ется простое предложение. Под простым предложе- ется, согласно Р. Г. Пиотровскому, действенным си-
нием понимаем относительно самостоятельную моно- нергетическим инструментом [11] и, соответственно,
предикативную единицу языка с полипропозитивным может привести систему в неустойчивое состояние.
содержанием, которой присущи определенная синтак- Убедимся в этом на примере предложения (2) Gern
сическая структура, семантическая структура и кото- schläft die Katze auf dem Sofa (С удовольствием спит
рая обладает определенной коммуникативной задачей. кошка на диване), взятого из академического издания
Параметрами порядка в простом предложении, исходя по теоретической грамматике немецкого языка [15],
из определения, будут группа подлежащего (параметр причем данное предложение используется только в
Q1, NP) и группа сказуемого (параметр Q2, VP), т. е. качестве примера вне текста, т. е. представляет собой
предложение с нашей точки зрения описывается из- отдельную систему (S2). Формально предложения (1)
вестной формулой: S → NP + VP. Другие элементы и (2) построены по одной и той же синтаксической
данной системы — слова, образующие группы глав- модели. При этом предложение (2) существенно отли-
ных членов и, соответственно, само предложение, а чается от предложения (1): во-первых, изменен поря-
также связи между словами. док слов; во-вторых, предложение (2) характеризуется
Флуктуациями следует считать, в первую очередь, асимметрией плана выражения и плана содержания,
другие элементы текста (слова, словосочетания, пред- т.  е. оно многозначно и имеет 1 план выражения
ложения и т. д.), из которого взято исследуемое пред- на 2 плана содержания, причём в примере нет слу-
ложение (относительная самостоятельность простого чаев лексической омонимии. В данном предложении
предложения), а также человека, порождающего или невозможно определить функцию существительно-
воспринимающего данного предложение. В первом го с предлогом: то ли это обстоятельство и входит
случае мы имеем дело с внутренними, чисто линг- в группу сказуемого (schläft ... auf dem Sofa) (план
вистическими механизмами, с собственно системой содержания 1), то ли оно употребляется в роли опре-
языка, а во втором случае система простого предло- деления и входит в группу подлежащего (die Katze
жения еще больше усложняется, язык становится не auf dem Sofa) (план содержания 2). Подобные приме-
просто материалом наблюдения, но приобретает еще ры можно найти и для других языков, например, [2;
и функцию инструмента. 3]. Сказанное выше позволяет нам охарактеризовать
Кроме флуктуаций, воздействие на систему оказы- данное предложение как динамическую систему в не-
вают влияние и сами элементы системы, которые так- устойчивом состоянии. В данном предложении, в от-
же могут приводить к выходу системы из состояния личие от примера (1), можно выделить и критическую
устойчивого равновесия и переходу ее в неравновес- точку (функтор в терминологии Н. Л.  Мышкиной,
ное (хаотическое) состояние. Одним из основных ис- Я. Н. Ронжиной, Е. Л. Словиковой [9; 12; 13], а также
точников подобных воздействий служит асимметрия в наших работах [5; 6]) — предлог auf . Однако не-
плана выражения и плана содержания [9; 12; 13], в устойчивое состояние системы вызвано еще и планом
связи, с чем А. М. Аматов предлагает ввести показа- содержания. В обоих случаях порядок слов обратный,
тель уровня неопределённости языкового знака (для т. е. группа подлежащего следует за группой сказуе-
языка в целом), выражаемый через отношение сум- мого или параметр порядка Q2 следует за параметром
мы планов содержания к сумме планов выражения [2, порядка Q1, нарушая правильный порядок. Более того,
с. 11]. Известно, что такая асимметрия ведет к появ- при актуализации плана содержания  1, возникает
лению различных видов языковой многозначности [2; еще более неустойчивое состояние, т. к. группа под-
3; 6; 9 и др.], что, в свою очередь, приводит к выходу лежащего оказывается «внутри» группы сказуемого,
системы предложения из состояния равновесия и при- разрывая ее, т. е. параметр порядка Q2 включен в па-
водит его в движение, которое стоит рассматривать раметр порядка Q1 и, в какой-то мере, оказывается
как флуктуации для последующих или/и предыдущих зависящим от него, т. е. порождает дополнительную
предложений. иерархию внутри системы.
Проиллюстрируем сказанное выше на примере Что произойдет с системами (S1) и (S2), если в них
предложения (1) Jerry fliegt gern zur Schule (Джерри добавить внешнее воздействие, например, реципиен-
с удовольствием летает в школу), на начальном этапе та? Напомним, что по данным Р.Г. Пиотровского, при
анализа исключим из системы реципиента. Данное наличии нескольких Q-параметров, развитие самоор-
предложение, извлеченное из текста и рассматривае- ганизации может пойти по разным путям. Система
мое вне текста, представляет собой систему (S1), ко- (S1) перейдет в неравновесное состояние, т. к. реципи-
торая находится в состоянии относительного равно- енту недостает «фактов» для полного восстановления
весия, т. к. во-первых, нет флуктуаций, во-вторых, ситуации (небольшой опрос показал, что реципиенты
нет асимметрии плана выражения и плана содержа- считают, что предложение взято либо из сказки, либо
ния. Кроме того, группа подлежащего предшествует из фантастики; Джерри — 1) некто, управляющий ле-
группе сказуемого, т. е. препозиция подлежащего по тательным аппаратом, скорее всего, школьник; 2) на-
отношению к сказуемому, что является, по мнению секомое, птица и т. п., тот, кто имеет крылья и может
В. Г. Адмони, «нормальным типом порядка слов не летать; 3) мультипликационный персонаж, летающий
только потому, что она (препозиция — М. Е.) количе- на игрушечном самолете/вертолете и т. п.). Если же
18 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

мы возьмем полный текст [18] и восстановим ситу- Таким образом, нами было продемонстрировано,
ацию, то система перейдет в новую систему (S’ 1), что простое предложение может и должно рассматри-
которая снова будет в относительно устойчивом со- ваться как самоорганизующаяся и саморегулирующа-
стоянии: возникает новый системный порядок с но- яся система, которая приспосабливается к условиям
вой самоупорядоченностью и новыми механизмами своего функционирования будучи как самостоятель-
самоорганизации. ной системой (изолированное предложение), так и
Что касается предложения (2), то под воздействием системой, включенной в систему текста. Такой под-
реципиента система (S2) перейдет в новую систему ход, с высокой долей вероятности, позволит вскрыть
(S’2). Проведенный нами эксперимент показал, что универсальные законы организации и функциониро-
многозначность данного предложения была обнаруже- вания предложения как синтаксической и текстовой
на лишь 9,52 % испытуемых. Данный факт позволя- единицы. Подобный подход позволяет, например, объ-
ет нам утверждать, что в подавляющем большинстве яснить возникновение и реализацию в предложении
случаев реципиент актуализирует лишь один из пла- его категорий напряженности и напряжения (подроб-
нов содержания, поэтому новая система (S’2) станет но описаны в наших предыдущих работах [5; 6]).
более устойчивой.

Список литературы
1. Адмони, В. Г. Формы, факторы и функции порядка слов / В. Г. Адмони // Грамматическое описание сла-
вянских языков. — М. : Наука, 1974. — С. 199—208.
2. Аматов, А. М. О синергетике естественного языка: энтропия, диссипация, самоорганизация / А. М. Ама-
тов // Синергетическая лингвистика vs. лингвистическая синергетика : материалы междунар. науч.-практ. конф.
8—10 апреля 2010 г. — Пермь : Изд-во Перм. гос. техн. ун-та, 2010. — С. 7—15.
3. Гашков, А. В. Математическое моделирование омонимии имени существительного в тексте и снятие омо-
нимии приближенными методами (на материале русского языка) / А. В. Гашков // Вестник Санкт-петербургского
университета. Серия 9. Филология. Востоковедение. Журналистика, 2012. — № 1. — С. 96—100.
4. Дрожащих, Н. В. Синергетическая модель интеграции иконических единиц разных уровней / Н. В. Дро-
жащих. — Тюмень : Изд-во Тюменского гос. ун-та, 2006. — 254 с.
5. Ельцова, М. Н. Исследование категорий напряжения и напряженности : монография / М. Н. Ельцова —
Пермь : Изд-во Перм. нац. исслед. политехн. ун-та, 2016. — С. 79—110.
6. Ельцова, М. Н. Категории напряжения и напряженности простого повествовательного предложения :
дис. … канд. филол. наук / М. Н. Ельцова. — Пермь, 2006. — 185 с.
7. Моисеева, И. Ю. Текстообразование: системно-динамический аспект / И. Ю. Моисеева. — Оренбург :
Изд-во Оренб. гос. пед. ун-та, 2007. — 344 с.
Москальчук, Г. Г. Структура текста как синергетический процесс / Г. Г. Москальчук. — М. : Едиториал
УРСС, 2003. — 296 с.
8. Мышкина, Н. Л. Исследование функционирования языковой системы на основе принципов контрадиктно-
синергетической лингвистики / Н. Л. Мышкина // Синергетическая лингвистика vs. лингвистическая синер-
гетика : междунар. науч.-практ. конф. 8—10 апреля 2010 г. — Пермь : Изд-во Перм. гос. техн. ун-та, 2010. —
С. 85—93.
9. Олизько, Н. С. Лингвосинергетические принципы реализации архитекстуальных отношений / Н. С. Олизь-
ко // Синергетическая лингвистика vs. лингвистическая синергетика : междунар. науч.-практ. конф. 8—10 апреля
2010 г. — Пермь : Изд-во Перм. гос. техн. ун-та, 2010. — С. 101—109.
10. Пиотровский, Р. Г. Лингвистическая синергетика: исходные положения, первые результаты, перспективы /
Р. Г. Пиотровский. — СПб. : Изд-во СПбГУ, 2006. — 216 с.
11. Ронжина, Я. Н. Смыслоорганизующая функция функторов в художественном тексте : монография /
Я. Н. Ронжина. — Пермь : Изд-во Перм. нац. исслед. политехн. ун-та, 2016. — С. 55—78.
12. Словикова, Е. Л. Динамика рекламного дискурса. Энергия слова, образа и смысла : монография /
Е. Л. Словикова. — Пермь : Изд-во Перм. ун-та, 2008. — 207 с.
13. Чугаева, Т. Н. О синергетическом эффекте при восприятии речи в шуме / Т. Н. Чугаева // Синергетическая
лингвистика vs. лингвистическая синергетика : междунар. науч.-практ. конф. 8—10 апреля 2010 г. — Пермь :
Изд-во Перм. гос. техн. ун-та, 2010. — С. 342—348.
14. Grundzüge einer deutschen Grammatik. Von einem Autorenkollektiv unter der Leitung von Karl Erich Heidolph,
Walter Fläming, Wolfgang Motsch. — Akademie-Verlag Berlin, 1984. — 1028 S.
15. Hoffmann, Ch., Krott, A. Einführung in die Synergetische Linguistik / Ch. Hoffmann // Reinhard Köhler (Hg.)
Korpuslinguistische Untersuchungen zur quantitativen und systemtheoretischen Linguistik. 2002. — S. 1—29.
16. Köhler, R., Altmann, G. Synergetische Aspekte der Linguistik / R. Köhler // Zeitschift für Sprachwissenschaft.
Organ der Deutschen Gesellschaft fuer Sprachwissenschaft. B. 5, H. 2, 1986. — S. 253—265.
17. Menzel, W. Schulweg-Geschichten / W. Menzel // Texte für Primarstufe. Schroedel Schulbuchverlag GmbH,
Hannover, 1987. — S. 4—7.
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 19

В. Е. Жеребятьев
Евразийский национальный университет имени Л. Н. Гумилева
(Астана, Республика Казахстан)

ПУБЛИЧНАЯ ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ РЕЧЬ А. А. ГРОМЫКО


В АСПЕКТЕ КОЛЛЕКТИВНОГО И ИНДИВИДУАЛЬНОГО СТИЛЯ
A. A. GROMYKO’S PUBLIC DIPLOMATIC SPEECH
IN THE ASPECT OF COLLECTIVE AND INDIVIDUAL STYLE
Аннотация. В исследовании рассмотрено соотношение коллективного и индивидуального стилей на ма-
териале текстов выступлений А. А. Громыко и А. Я. Вышинского. Дается определение коллективного стиля.
Коллективный стиль выделяется в системе координат этоса речи: время, место, аудитория, жанр, функ-
циональное назначение. В то же время при выделении черт индивидуального стиля в коллективном данная
система координат играет роль постольку, поскольку она представлена в пространстве коллективного стиля.
Используется метод риторического анализа, при котором рассматривается композиция текста и выявляют-
ся основные особенности индивидуального стиля на различных уровнях текста: аргументации, построении
системы образов, отборе средств словесного выражения замысла. Представлены таблицы, где даны черты
коллективного стиля дипломатической публичной речи и индивидуального стиля А. А. Громыко.
Ключевые слова: стиль, коллективный стиль, индивидуальный стиль, публичная дипломатическая речь,
риторический анализ

Abstract. The proportion of collective and individual styles in A. A. Gromyko and A. Ya. Vyshinsky speaches have
been studied in the given research work. The collective style is defined and distinguished within the speech ethos
frame. Circumstances of time, place, as well as target group, genre, and function are those which are crucial here.
However, when distinguishing the individual style features in the scope of the collective style, we consider the ethos
frame only insofar as it’s used in relation to the latter. Rhetorical analysis method is used, wherein the text composi-
tion is considered. This method allows to find out essential idioms on different levels of the text. It implies considering
argumentations, image frame build-up, verbal expression of the authors’ concepts. A table with collective style of the
diplomatic speech and individual A. A. Gromyko speaking style features is given. 
Keywords: style, group style, individual style, public diplomatic speech, rhetorical analysis

Современное языкознание характеризуется повы- лективного стиля и индивидуального стиля, свой-


шенным вниманием к личности человека, порожда- ственных А. А. Громыко-оратору.
ющего текст, что является следствием господства Материалом к исследованию послужили две
антропоцентрической научной лингвистической па- речи Андрея Андреевича Громыко, произнесенные
радигмы. По этой причине среди многих проблем, в 1947 году: текст выступления на обеде, устроен-
актуальных для современной лингвистики, особое ном в честь правительства СССР американским ко-
место занимают вопросы изучения коллективного митетом еврейских писателей, художников и ученых
и индивидуального стиля, а также их соотношения, 30 декабря 1947 года и речь, произнесенная в полити-
которыми занимается стилистика, в то время как пу- ческом комитете Генеральной Ассамблеи ООН 11 но-
бличная дипломатическая речь является объектом ября 1947 года. По той причине, что выделять черты
риторики. Поэтому исследования в данной области коллективного стиля возможно на материале текстов
носят междисциплинарный характер. нескольких авторов, помимо текстов выступлений
Ораторская проза дипломатов советской эпохи А. А. Громыко, нами выбрана для анализа речь одного
редко становится материалом для изучения. В част- из ближайших соратников Андрея Андреевича, заме-
ности, не было исследований текстов выступле- стителя министра иностранных дел СССР по общим
ний таких важных деятелей, как А. А. Громыко и вопросам, А. Я. Вышинского, произнесенная 11 ноя-
А. Я Вышинский. Это можно связать с двумя факто- бря 1947 года на банкете «Ассоциации заграничной
рами. Во-первых, с тем, что к текстам выступлений прессы» в Нью-Йорке — городе, где располагается
Громыко доступ ограничен, так как в Советском со- штаб-квартира Организации Объединенных Наций.
юзе в 1980-е годы были опубликованы ограниченным Данные речи произнесены в одном городе в один вре-
тиражом всего несколько сборников избранных ста- менной отрезок риторами, занимающими сходное по-
тей и речей, после чего тексты Громыко не издава- ложение в одном государстве. Это позволяет сравнить
лись. Тексты Вышинского, публиковавшиеся в газете тексты данных выступлений с точки зрения прояв-
«Правда» в период 1945—1954 гг., ни разу не были ления коллективного стиля, свойственного деятелям
переизданы. Во-вторых, можно констатировать в це- дипломатии одного государства в определенный про-
лом отсутствие у современных исследователей инте- межуток времени.
реса к советской ораторской прозе (дипломатической Использован метод риторического анализа, при
речи) 1946—1991 гг. котором рассматривается композиция текста и вы-
Цель исследования состоит в выявлении на мате- являются основные особенности индивидуального
риале избранных произведений основных черт кол- стиля на различных уровнях текста: аргументации,
20 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

построении системы образов, отборе лексических и всех трех речах использована эристическая аргумен-
синтаксических средств. тация.
Для проводимого нами анализа использовано опре- На уровне средств словесного выражения замыс-
деление стиля риторического произведения, данное ла нами было определено наличие метафор, которые
В. В. Смолененковой: «стиль — авторский целесо- проходят сквозь текст лейтмотивом. Например, в речи
образный выбор и сочетание языковых средств, в Громыко от 11 ноября режим Франко и гитлеровскую
которых проявляется отношение оратора к предмету Германию характеризует многократно используемое
речи и аудитории» [5, с. 151]. Проблема индивидуаль- слово «удушить», далее упоминается франкистская
ного стиля в отечественном языкознании традиционно Испания как «гнездо», из которого после войны фа-
связывается с личностью В. В. Виноградова, которую шисты «подняли головы», и «окрыливший» их в про-
он раскрывает в работе «О художественной прозе»: шлом успех в «удушении» Республики Испании, чем
«познать индивидуальный стиль писателя, стиль его создается определенный образ [3, с. 3]. Так, оппонен-
литературных произведений — вне всякой установки ты ритора представлены как хищные птицы — орлы.
традиций, но на определенном языковом фоне, в рас- На это указывает то, что на гербах Испании времен
крытом литературно-языковом контексте историче- Франко и Германии времен Гитлера присутствовал
ской действительности, целостно и замкнуто… — это орел. Эти орлы удушили свою жертву — Испанскую
первая задача исторического исследования» [1, с. 92]. республику. А теперь, даже после победы над Герма-
Следует заметить, что понятие художественной прозы нией, вновь хотят, по выражению Громыко, «бегать
у Виноградова носит широкий характер и включает с зажженными факелами по Европе» [3, с. 3], чем
в себя также риторику, так как изначально, с самых выражается ирония ритора, так как для орлов свой-
ранних этапов развития словесной культуры, ритори- ственно летать, а не бегать. Подобно этому, в тексте
ка осмыслялась как особая часть поэтики: «Ритори- Вышинского создается ключевая метафора с «духами
ка… издавна, еще с эпохи античной культуры, была человекоистребления» (гитлеровская Германия), кото-
поставлена в связь и взаимодействие с поэтикой» [1, рым прислуживают различные безумные «маниаки»
с. 98]. (правящие круги стран Запада): «…все спущенные с
Коллективный стиль представляет собой сово- цепи злые духи человекоистребления в течение не-
купность повторяющихся особенностей, характерных скольких лет справляли свой кровавый шабаш, на-
для функциональной группы текстов, написанных громождая горы человеческих трупов, превращая в
группой авторов в конкретный хронологический пе- пепел и прах тысячи городов, уничтожая в течение
риод и относящихся к определенной сфере. В то же минут и часов…», в то время как «повторяльщики и
время индивидуальный стиль — отбором тех или подражатели, разные маниаки, травмированные во-
иных языковых средств, характерных для конкретного енным психозом, из кожи лезут вон, чтобы не отстать
автора в определенных условиях и хронологических от Гитлера и в этом» [2, с. 4].
рамках. Определить пространство индивидуального Данные метафоры встраиваются в общую систему
стиля риторического произведения возможно, лишь оппозиций текста и воздействуют на аудиторию на
изучив характерные особенности коллективного стиля эмоциональном уровне.
для определенного круга лиц, в который входит ис- Действия оппонентов передаются ритором снижен-
следуемый автор. Коллективный стиль выделяется в ной лексикой; используются несколько фигур речи.
системе координат этоса речи: время, место, аудито- Черты индивидуального стиля А. А. Громыко также
рия, жанр, функциональное назначение. В то же время представлены на уровнях композиции, аргументации
при выделении черт индивидуального стиля в кол- и средств словесного выражения замысла.
лективном данная система координат играет роль по- На уровне композиции текста основной чертой
стольку, поскольку она представлена в пространстве индивидуального стиля является отсутствие в обеих
коллективного стиля. Таким образом, проявлениями речах Громыко вербализованной тезы речи, что рас-
коллективного стиля будут являться особенности, вы- сматривается как прием, использованный ритором на-
деляемые для произведений всех авторов, в то время меренно. Возможно, в этом проявляется стремление
как проявлениями индивидуального стиля — особен- ритора натолкнуть аудиторию на самостоятельную
ности произведений одного автора. реконструкцию главной мысли выступления для того,
Черты коллективного стиля публичной диплома- чтобы повысить убеждающую силу текста, что явля-
тической речи представлены на уровнях компози- ется более эффективным приемом.
ции, аргументации и средств словесного выражения На уровне аргументации нами было выявлено
замысла. тяготение Громыко к многоуровневой аргументации,
На уровне композиции текста основной чертой в которой выстраиваются как тематические цепочки
коллективного стиля является использование клас- аргументов, так и эпихейремы в каждой из цепочек
сической композиции построения речи (вступление, аргументов, образуя таким образом сложную систему.
изложение, подтверждение, опровержение, рекапи- На уровне средств словесного выражения мысли
туляция и побуждение), за исключением некоторых нами выявлены такие особенности слога Громыко,
отступлений от нее, продиктованных задачами, сто- как логическая стройность в сочетании с точностью
явшими перед риторами. слога, смысловой завершенностью и избыточностью.
На уровне аргументации чертами коллективного Это облегчает восприятие текста аудиторией, показы-
стиля является использование гомерической последо- вает логические связи понятий, тем самым усиливая
вательности; среди аргументов превалируют аргумен- убеждающее воздействие речи. Достигается убеди-
ты к личности и к факту, так как они представляют тельная сила слога ритора, так как полная смысловая
наибольший авторитет в публичной аргументации. Во законченность и значительная утяжеленность кон-
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 21

струкций рождают ощущение монолитности текста, тории выделить данную часть речи на фоне иных, не
то есть невозможности его дополнить либо изменить, насыщенных средствами выразительности, в которых
что в значительной степени отражает и личностные эмоциональный накал отсутствует. У Громыко, в от-
качества Громыко. личие от Вышинского, отсутствует концентрация раз-
Важной особенностью речи Громыко является по- личных средств передачи эмоции (синтаксических,
стоянное употребление дуальных синтаксических лексических, тропов, фигур) на определенных отрез-
конструкций. Обычно их использование происхо- ках речи, средства выразительности распределены по
дит на интуитивном уровне в тексте, насыщенном и тексту относительно равномерно, лишь в некоторых
иными средствами выразительности, то есть там, где случаях сочетаясь друг с другом.
концентрируется пафос. Однако у Громыко данная Таким образом, используя вышеперечисленные
конструкция представлена гораздо более частотно. средства словесного выражения замысла, А. А. Гро-
Мы выделили ее на уровне членов предложения мыко задает определенное восприятие собственной
(сказуемые, дополнения, определения); на уровне речи как стилистически однородной, что составляет
осложняющих конструкций — причастные и дее- одну из основных особенностей его индивидуального
причастные обороты; на уровне простых предложе- стиля.
ний в составе сложного — однородные придаточные Представленные выше черты коллективного стиля
предложения. публичной дипломатической речи и индивидуального
Важную роль играет двучленное использование стиля Андрея Андреевича Громыко можно обобщить
синонимической пары на уровне отдельных членов в следующих таблицах, где даны черты коллективного
предложения: важный и острый вопрос, невозмож- стиля дипломатической публичной речи и индивиду-
ным и нежизненным, тщательному и всестороннему, ального стиля А. А. Громыко:
радикальным и смелым, возможным и осуществимым,
трений и осложнений, произвола и насилий, помощи Таблица 1
и поддержки, любого государства и любого народа, Черты индивидуального стиля А. А. Громыко
единую и сплоченную семью [3, с. 3], [4]. Композиция
Данные конструкции в текстах выступлений Отсутствие вербализованной тезы
А. А. Громыко несут несколько функций:
— они значительно усиливают выразительную и Аргументация
убеждающую силу текста, придают фразе завершен- Упор на логическое выстраивание аргументации
ность и законченность; Многоуровневая структура аргументации
— возможно, что дуальные конструкции коррели- Средства словесного выражения замысла
руют с общей идейной структурой текста публичной Логическая стройность
дипломатической речи, которая строится на осно- Точность слога
ве противопоставлений в основном двух понятий Смысловая завершенность и избыточность
(СССР — Запад);
— дуальные конструкции легки и удобны для Использование двучленных конструкций
восприятия слушателями, не перетягивают на себя на протяжении всего текста
дополнительного внимания, но оказывают дополни- Стилистическая однородность текста
тельное убеждающее воздействие. Таким образом, с Эмоциональная однородность текста
помощью данных средств закладывается модель вос-
приятия текста как единого целого, определенным об- Таблица 2
разом воздействующая на слушателей. Черты коллективного стиля
Конструкции с двумя однородными членами пред- публичной дипломатической речи
ложения также широко представлены и у Вышинско- Композиция
го. Однако разница состоит в их употреблении: если у Классическая композиция
Громыко они используются на протяжении всего тек- Использование повествования в изложении
ста, то у А. Я. Вышинского применение данного при- Аргументация
ема ограничивается строго теми частями выступле-
Использование гомерической последовательности
ния, которые настроены на выражение пафоса речи.
У Вышинского это создает определенный контраст и Превалирование аргументов к личности и к факту
оттеняет некоторые части выступления (к примеру, Эристическая аргументация
изложение, где показывается борьба советского на- Средства словесного выражения замысла
рода с фашистскими захватчиками), в то время как Метафоры-лейтмотивы в тексте
у Громыко повсеместное употребление данного при- Передача действия оппонентов сниженной лексикой
ема влияет на создание стилистической однородности Использование определенных фигур речи
текста. Использование выражений, обусловленных
На создание стилистической однородности текста идеологией
влияет и использование неравновесных периодов, ко-
торые А. А. Громыко так же, как и Вышинский, упо- Таким образом, в данной работе было дано опре-
требляет в повествовании. Однако второй делает это деление коллективного и индивидуального стиля,
в совокупности с насыщенностью периода другими а также выявлены их различия. Произведен анализ
многообразными средствами выразительности, что текстов публичных выступлений А. А. Громыко и
создает высокую степень эмоциональности опреде- В. Я. Вышинского, представлены таблицы, содержа-
ленного небольшого отрезка текста и позволяет ауди- щие результаты исследования. Выявление специфики
22 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

индивидуального стиля ритора представляет собой ственно стилистической составляющей ораторской


материал для обширных научных исследований. Не- прозы, более подробно исследовать аргументацию,
обходимо проводить более глубокий анализ непосред- расширять анализ оценочной лексики.

Список литературы
1. Виноградов, В. В. Избранные труды: О языке художественной прозы / В. В. Виноградов ; отв. ред.
Г. В. Степанов, А. П. Чудаков. — М. : Наука, 1980. — 360 с.
2. Вышинский, А. Я. Выступление А. Я. Вышинского на банкете «Ассоциации заграничной прессы» в Нью-
Йорке / В. Я. Вышинский // Правда. — 1947. — 14 нояб.
3. Громыко, А. А. Выступление в политическом комитете 11 ноября по вопросу о фашистском режиме Фран-
ко / А. А. Громыко // Правда. — 1947. — 14 нояб.
4. Громыко, А. А. Речь постоянного представителя СССР при ООН А. А. Громыко на обеде, устроенном
американским комитетом еврейских писателей, художников и ученых в честь правительства СССР в связи
с решением Генеральной Ассамблеи ООН о разделе Палестины на два государства [Электронный ресурс] /
А. А. Громыко. — URL: http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/59382. (дата обращения:
20.01.2018).
5. Смолененкова, В. В. Основы риторической критики: учебное пособие для студентов гуманитарных специ-
альностей / В.В. Смолененкова. — М.: Форум, 2016. — 192 с.

С. Р. Зайнуллина
Удмуртский государственный университет
(Ижевск, Россия)

ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ УСТОЙЧИВЫХ СОЧЕТАНИЙ


РУССКОГО ЯЗЫКА В ДИАХРОНИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ
PROBLEMS OF STUDYING IDIOMATIC COLLOCATIONS
IN THE RUSSIAN LANGUAGE IN THE DIAHRONIC ASPECT
В данной статье затронуты наиболее актуальные проблемы изучения устойчивых сочетаний русского
языка в диахроническом аспекте. Определяется специфика устойчивого сочетания в древнерусском языке
в сопоставлении с фразеологизмом современного русского языка. Поднимаются проблемные вопросы,
касающиеся выявления устойчивых сочетаний в пространстве древнерусского текста. Предложен ряд
критериев, позволяющих вычленять устойчивые сочетания в древнерусском тексте. Основными крите-
риями являются закрепленность единицы в исторических словарях, высокая степень частотности, ком-
позиционная обусловленность употребления. Также необходимо учитывать возможность вариативности
устойчивого словесного комплекса. Кроме того, в работе представлен лингвистический анализ некоторых
устойчивых сочетаний, функционирующих в тексте «Повести временных лет» по Лаврентьевскому спи-
ску, проведенный в соответствии с предлагаемой методикой работы с рассматриваемыми устойчивыми
единицами.
Ключевые слова: устойчивое сочетание, диахронический, летопись, русский язык, древнерусский, тер-
мин, фразеологизм.

The article focuses on the searching for innovative approaches to the study of idiomatic collocations in the
Russian language in the diachronic aspect. Specificity of idiomatic collocations in the Old Russian language is
determined in comparison with the phraseology of the modern Russian language. The article raises the questions
of the identification of idiomatic collocations in the Old Russian text. The research contains criteria have been
proposed that make it possible to isolate idiomatic collocations in the Old Russian text. The main criteria are the
consistency of a unit in historical dictionaries, a high degree of frequency, the compositional conditioning of use.
It is also necessary to take into account the variability of a idiomatic collocation. Besides, the article presents a
linguistic analysis of some idiomatic collocations functioning in the text of the “Tale of Bygone Years” according
to the Lavrentiev List, realized in accordance with the proposed methodology for dealing with the idiomatic col-
locations under consideration.
Keywords: idiomatic collocation, diachronic, chronicle, Russian language, Old Russian language, term, idiom.

Идея о традиционном характере (каноничности) Актуальность настоящего исследования обуслов-


древнерусских произведений является общей в ра- лена тем, что данные сочетания в диахроническом
ботах большинства исследователей-медиевистов. На аспекте изучены недостаточно: «Перспективная линия
языковом уровне данная черта эксплицируется по- изучения (от древнейшего состояния к современно-
средством характерных для того или иного типа тек- му) фактически не представлена» [2, с. 51]. Новизна
ста устойчивых сочетаний. проводимой работы определяется ее целью — сфор-
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 23

мулировать наиболее проблемные вопросы изучения ходился в отношениях взаимной обусловленности с


устойчивых сочетаний в диахронии и предложить процессом распада именного синкретизма. Поскольку
варианты решения некоторых из них. Исследование сама идея о разграничении исследуемых конструкций
устойчивых сочетаний в диахроническом аспекте спо- в разные периоды развития русского языка представ-
собно сделать более полным наше представление не ляется крайне затруднительной, в нашем исследова-
только о языке и литературе средневекового перио- нии будет использован нейтральный термин устой-
да, но и о фразеологическом составе современного чивое словосочетание, отражающий непреходящий
русского языка. Объект исследования — устойчивые признак рассматриваемых раздельнооформленных
сочетания древнерусского языка. Предмет исследо- единиц — постоянство их компонентного состава.
вания — актуальные проблемы изучения указанных Вместе с тем следует подчеркнуть, что древнерус-
языковых единиц в диахроническом аспекте. ское устойчивое сочетание обладает многими призна-
На необходимость исследования вопросов истори- ками, свойственными современному фразеологизму.
ческой фразеологии указывает в частности тот факт, Для него характерны:
что на данный момент не существует общепринято- ● сверхсловный характер,
го терминологического обозначения древнерусских ● воспроизводимость,
устойчивых сочетаний. В.В. Колесов отмечает, что из- ● высокая степень употребительности,
вестные науке обозначения были созданы на различ- ● относительная устойчивость компонентного со-
ных основаниях: так, термины группа (В. М. Загре- става и грамматической структуры,
бин), устойчивый словесный комплекс (А. Г. Ломов) ● постоянное, закрепленное за данной языковой
в первую очередь учитывают внешний состав едини- единицей значение.
цы, термины синтагма (Л. В. Щерба), синкретема Учитывая перечисленные общие для древнерусских
(М. В. Пименова) — синтаксическое (контекстное) устойчивых сочетаний и современных фразеологиз-
единство словесного комплекса, термины стилисти- мов структурно-семантические характеристики, мож-
ческий трафарет (Д. С. Лихачев), стилистический но объяснить стремление некоторых исследователей
шаблон (Б. А. Ларин) — отношение к поэтической использовать современный термин фразеологизм в
функции и так далее [1, с. 136]. Общим для иссле- работах, связанных с изучением истории русского
дователей является отказ от использования термина языка. Однако не стоит забывать, что данные едини-
фразеологизм в диахронических работах. В самом цы все же в значительной мере отличаются друг от
деле, термин фразеологизм, в отличие от приведенных друга. Назовем особенности древнерусских устойчи-
выше обозначений, применяется преимущественно по вых сочетаний, которые отличают их от современных
отношению к современному состоянию языка. фразеологизмов:
Устойчивые сочетания действительно представ- ● меньшая степень устойчивости и идиоматичности,
лены в наших древних текстах крайне богато. Науке ● обусловленность употребления предметом пове-
известны разного рода классификации древнерусских ствования (а не жанром или стилем),
устойчивых единиц. Наиболее удачной нам представ- ● функционирование в текстах особого типа, кото-
ляется классификация, предложенная М. В. Пимено- рые в настоящее время уже не создаются.
вой. Исследователь учитывает результаты многих Таким образом, исследуемые единицы действитель-
теоретических изысканий в области древнерусского но генетически связаны между собой, однако все же
языка и литературы и создает собственную классифи- заметно отличаются, поэтому при изучении устойчи-
кацию устойчивых сочетаний (синкретем) различных вых сочетаний в диахронии необходимо учитывать
типов, причем эти типы выделены на основании не период создания текста, в котором единицы функци-
только структурных, но и семантических признаков онируют.
устойчивых единиц [2, с. 58]. Дополнительную трудность при изучении устойчи-
Обобщив сведения, полученные при работе с на- вых сочетаний в диахронии представляет их выявле-
учной литературой, мы пришли к выводу о том, что ние в текстовом пространстве изучаемого памятника.
древнейшие устойчивые сочетания с трудом поддают- Это связано с тем, что степень устойчивости сочета-
ся вычленению в пространстве древнерусского текста, ний недостаточно высока, чтобы «снять» их языка,
поскольку представляют собой основные строитель- подобно современным фразеологизмам. Работа с ле-
ные единицы древнерусского языка, средство поиска тописным текстом позволила нам выявить несколько
наиболее точных способов языковой репрезентации, критериев для нахождения устойчивых конструкций
а значит, и познания действительности. Об этих ис- в древнерусском тексте:
ходных, первичных единицах В. В. Колесов пишет, 1. Закрепленность в исторических словарях.
что «стилистическим средством <они> стали только Исторические словари, подобно большинству тол-
в момент их разрушения» [1, с. 137]. С течением вре- ковых словарей русского языка, содержат сведения об
мени некоторые повторяющиеся сочетания, ставшие устойчивых единицах. Устойчивые сочетания обычно
традиционными, начали выполнять стилистическую помещаются в заключительной части словарной ста-
функцию, они, в отличие от первичных сочетаний, тьи и сопровождаются иллюстративным материалом.
«сняты с языка» подобно современным фразеологиз- 2. Высокая степень употребительности.
мам. При этом, занимаясь изучением лексического Большое количество употребления составной еди-
состава древнерусского текста, необходимо помнить ницы в том или ином тексте (корпусе текстов) свиде-
о том, что процесс жанрово-стилевой специализации тельствует о ее устойчивости.
языковых средств еще не завершен. 3. Композиционная обусловленность.
Так, процесс возникновения и становления устой- Устойчивые единицы традиционно выступают в
чивого сочетания как стилистического средства на- определенных частях текстов или же их фрагментов,
24 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

являясь важной частью их композиционного оформ- временных лет»: конструкция свЬтлыи кнАзь встре-
ления, которое также подчиняется определенному чается только в приведенном контексте. Подобную
стандарту. замену следует объяснять в первую очередь проис-
Анализ древнерусских текстов разных типов пока- хождением фрагмента, в котором функционирует
зал, что выявленные критерии не являются безуслов- единица. Рассматриваемый пример содержит инфор-
ными и при работе с конкретным языковым материа- мацию о заключении русско-византийского мирного
лом следует учитывать все перечисленные критерии договора, а значит, летописный фрагмент, из которо-
в комплексе. К примеру, частотная, употребительная го взят пример, является переводным, что неизбежно
составная единица не всегда отражена в основных накладывает отпечаток на его языковую специфику.
исторических словарях. В качестве примера приве- Выбор определения блаженыи во втором примере
дем контексты, взятые из «Повести временных лет» также продиктован типом фрагмента, который можно
по Лаврентьевскому списку1, содержащие сочетание назвать агиографическим: в некрологе князь обычно
гладъ великъ2: характеризовался как праведник.
• и приде Столавъ къ порогомъ и не бЬ льзЬ проити Еще два примера повествуют о правлении одного и
порогъ и ста зимовати в БЬлобережьи и не бЬ оу них того же князя — Всеволода Ярославича. Фигура этого
брашна оуже и бЬ гладъ великъ яко по полугрiвнЬ государя трактуется историками не всегда положи-
глава конАча и зимова Стославъ ту (23 л.), тельно. Так, Н. М. Карамзин в «Истории государства
• и послуша его Ярополкъ [и] избЬгъ пред нимъ за- Российского» говорит о нем как о слабом князе, ко-
творисА въ градЬ Родьни на оусть [Рси] рЬки а Во- торый всячески старался избегать военных действий.
лодимеръ вниде в Киевъ и ѡсЬде Ярополка в РоднЬ и Возможно, именно поэтому фигура данного правителя
бЬ гладъ великъ в немь (24 об.), не характеризуется при помощи типичной для «По-
• в се же времА оувЬдЬша ПеченЬзи яко кнАзА вести временных лет» конструкции великыи кнАзь,
нЬту [и] придоша и сташа ѡколо БЬлагорода и не которая появляется только в некрологе Всеволоду в
дадАху вылЬсти из города и быс гладъ великъ в го- соответствии с существовавшими на тот момент тре-
родЬ (44 л.). бованиями к языковому оформлению текстов данного
Сочетание гладъ великъ является частотным в тек- жанра.
сте рассматриваемого памятника. Кроме того, оно Приведенные контексты свидетельствуют о вари-
является композиционно обусловленным. Однако в ативности атрибутивного компонента сочетания ве-
исторических словарях оно не закреплено. В то же ликыи кнАзь: свЬтлыи, блжныи, блговЬрныи кнАзь.
время в словарях нашло отражение более частотное Сочетания перечисленных прилагательных со сло-
сочетание великыи кнАзь (см. например «Материалы вом кнАзь в словарях не отражены, они также не
для словаря древнерусского языка по письменным па- являются частотными в тексте «Повести времен-
мятникам» И.И. Срезневского). Приведем примеры из ных лет», однако велика вероятность, что в других
летописных княжеских некрологов: древнерусских текстах данные единицы получили
• престависА великыи кнАзь русьскыи Ярославъ широкое распространение. Вопрос об устойчивости
(54 об.), перечисленных сочетаний следует решать отдель-
• престависА великыи кнАзь Всеволодъ снъ Ярос- но для каждой рассматриваемой единицы. Употре-
лавль внукъ Володимерь (72 л.). бление других прилагательных на месте великыи в
Интересен тот факт, что великыи является постоян- традиционном сочетании великыи кнАзь уже может
ным атрибутом князя, в то время как другие опреде- указывать на устойчивость новых образований. Для
ления при данном имени появляются факультативно сравнения приведем примеры, в которых великыи
и не так частотны. Обычно их использование связано играет роль эпитета и употребляется относительно
с дополнительной задачей автора: свободно:
• да любим друг друга wтъ всеа дша и изволениа и • и съмЬси бъ языкы и раздЬли на .о. и .в. языка и
не вдадим елико наше изволение быти wтъ соущих по расъсЬя по всеи земли по размЬшеньи же языкъ бъ
рукою наших [кнАзь] свЬтлых (17 л.), вЬтромъ великимъ разраши столпъ (2 об.),
• и вложиша и в корсту мороморАну схраниша • Wльга же поимши малы дружины легъко идущи
тЬло его с плачемь блжнаго кнАзА (45 л.), приде къ гробу его [и] плакасА по мужи своемъ и по-
• изиде противу ему блговЬрныи кнАзь Всеволодъ велЬ людемъ своимъ съсути могилу велику (16 л.),
с своима снъма с Володимеромь и Ростиславомь (ЛЛ, • и бАше снЬгъ великъ [и] поидоша противу собЬ
69 л.), и быс сЬча зла и мнози падоша и ѡдолЬша (56 л.),
• [с]щна быс цркви Печеръская стыя бца мана- • и надолзЬ борющемасА има нача изнемагати
стырА Феѡдосьева <…> при блгородьнЬмь кнАзи мьстиславъ бЬ бо великъ и силенъ РедедА (60 л.).
ВсеволодЬ (69 об.). Компонент великыи в приведенных примерах ука-
В первом из приведенных примеров наблюдаем зывает на размер или масштаб того, что передано
употребление определения великыи на месте тради- определяемым словом (великыи вЬтер / снЬгъ —
ционного свЬтлыи в сочетании с именем кнАзь. Такое сильный, велика могила — большая, глубокая, великъ
употребление в целом не характерно для «Повести РедедА — высокий, крупный). Данные сочетания
аналогичны рассмотренному выше сочетанию гладъ
1
Здесь и далее примеры из «Повести временных великъ, но, в отличие от последнего, не являются ча-
лет» взяты из древнерусского подкорпуса Националь- стотными.
ного корпуса русского языка (http://www.ruscorpora.ru/ Итак, результаты анализа древнерусских текстов
search-old_rus.html) различных типов свидетельствуют о том, что иссле-
2
Здесь и далее примеры из «Повести временных лет» дование устойчивых сочетаний в диахроническом
приводятся в упрощенном графическом виде.
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 25

аспекте должно проводиться с опорой на существу- оматичности и стилистической маркированности. Во-


ющие в науке теоретические положения, касающиеся вторых, прежде чем приступить к анализу устойчиво-
исторической фразеологии. Во-первых, необходимо го сочетания, следует убедиться в его традиционном
учитывать этап развития лексической системы русско- характере, проверив соответствие единицы следую-
го языка, который объясняет несформированность у щим критериям: 1) закрепленность в исторических
древних сочетаний многих признаков, свойственных словарях, 2)  высокая степень употребительности,
современным фразеологизмам, в первую очередь иди- 3) композиционная обусловленность.

Список литературы
1. Колесов, В. В. Древнерусский литературный язык / В. В. Колесов. — Л. : Изд-во Ленингр. ун-та, 1989. —
296 с.
2. Пименова, М. В. Красотою украси: выражение эстетической оценки в древнерусском тексте / М. В. Пи-
менова. — СПб. : СПбГУ ; Владимир : ВГПУ, 2007. — 415 с.

Н. А. Калёнова
Волгоградский государственный технический университет
(Волгоград, Россия)

ФРАЗЕОЛОГИЯ ПОЭМЫ С. А. ЕСЕНИНА «СТРАНА НЕГОДЯЕВ»


В КОГНИТИВНО-ДИСКУРСИВНОМ АСПЕКТЕ
PHRASEOLOGY OF S.A. YESENIN’S POEM «COUNTRY OF SCOUNDRELS»
IN COGNITIVE-DISCOURSE ASPECT
В статье предпринято исследование фразеологии поэмы С. А. Есенина «Страна негодяев», ранее не
подвергающейся специальному изучению. Когнитивно-дискурсивный анализ фраземоупотреблений в поэме
выявляет их роль в создании автором языковой личности персонажа, а также в объективации информации
рационального и эмоционально-оценочного характера в дискурсивном пространстве. Структурно-семанти-
ческие трансформации фразеологических единиц предстают как способ скорректировать семантическую
структуру используемой единицы в соответствии с транслируемой когнитивной структурой, чаще всего
результатом таких трансформаций в поэме становится актуализация стилистической и эмотивно-оценоч-
ной сем. В статье также затрагивается проблема декодирования фразеологической семантики, которое
обусловлено не только ресурсами дискурсивного пространства, созданного автором и заданного коорди-
натами его картины мира, но и координатами картины мира воспринимающего субъекта.
Ключевые слова: фразеология, когнитивно-дискурсивная лингвистика, С. А. Есенин, поэма «Страна
негодяев».

Researchers are increasingly interested in the work of Esenin. Despite this, the poem “Country of scoundrels”
for a long time remained without attention of scientists. We have considered the transformation in the poetic phra-
seology of S.A. Yessenin from the standpoint of cognitive and discursive linguistics. They appear as a complex
cognitive mechanism of objectification of a certain amount of rational and emotional-evaluative information, which
is not required, fully suitable for these purposes, the cognitive-semantic structure. The article presents examples
of the replacement component, distribution component, the semantic transformation of phraseological units of the
poem “Country of scoundrels”. The results of the study will be used in the work on the dictionary of phraseology
Yesenin. Now published dictionary of epistolary phraseology Yesenin, we continue to work in this direction. We
came to the conclusion that the use of phraseological units helps the author to create the linguistic identity of the
character, and the example speech Chekistov showed the peculiarities of this process in his poem “Country of
scoundrels”. Next, we examined the role of phraseology in creating the emotional background of the discourse.
S.A. Yesenin use of emotive phraseology, if necessary transformerait phraseological units, as the phraseology is
succinct resource for transmission of subjective information.
Keywords: phraseology, cognitive and discursive linguistics, S. A. Yesenin, the poem “Country of scoundrels”.

Несмотря на активное развитие есениноведения анализировав фразеологические сочетания, сращения


(О. Е.  Воронова, Н. В.  Витрук, С. И.  Зинин, и единства, представленные в творчестве великого
Е. Ю. Крицына, С. Н. Моторин, М. В. Скороходов, русского поэта, пришла к выводу, что «фразеологиз-
Н. И. Шубникова-Гусева и др.), «поэма «Страна не- мы в поэтическом языке С. А. Есенина способствуют
годяев» находилась на периферии внимания исследо- точной реализации замыслов автора, отражают миро-
вателей» [7, с. 80]. Языковедческий интерес вызвали восприятие русского народа; они органично вплета-
особенности концептуализации сердца [19] и обма- ются в канву есенинского стиха, нередко подвергаясь
на [20] в поэзии С. А. Есенина, а также его поэтиче- трансформации форм как компонентов, так и обо-
ская фразеология [25]. Н. И. Шошнова, детально про- рота в целом, замене компонента или всего оборота
26 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

в целом на синонимичный, переосмыслению значения пространстве дискурса. Результаты изыскания найдут


фразеологизма, приданию ему особого смыслового отражение в словаре есенинской фразеологии, рабо-
или эмоционального оттенка, обусловленного контек- ту над которым мы ведём в настоящее время [12; 13
стом» [25, с. 58—59]. и др.]. Так, зафиксированная в нашем словаре эпи-
Трансформационные процессы в поэтической столярной фразеологии ФЕ лезть под юбку [13, с. 49]
фразеологии С. А. Есенина с позиций когнитивно- обнаружена в анализируемой поэме в трансформиро-
дискурсивной лингвистики предстают как сложный ванном виде, таким образом, статья может быть до-
когнитивный механизм объективации некоторого полнена контекстом: «Стало тошно до чертиков //
объёма рациональной и эмоционально-оценочной ин- Под юбкой сидеть у жены // И живот напузыривать
формации, при котором не находится необходимая, чаем». Интересно, что отличающаяся от зафиксиро-
полностью подходящая для этих целей когнитивно- ванного в словарях значения — ‘Прост. Неодобр. Гру-
семантическая структура: «Интернациональный дух // бо и вульгарно ухаживать за женщиной’ — смысловая
Прет на его рожон». ФЕ лезть на рожон в значении структура ‘Увлечься женщиной, посвящать ей больше
‘Прост. Экспрес. 1. Начинать, предпринимать что- времени, чем друзьям, какой-либо деятельности’ ре-
либо рискованное, обречённое на неудачу, провал; ализуется в обоих есенинских фраземоупотреблени-
2. Действовать поспешно, сгоряча, не считаясь ни ях. Поскольку «в дискурсивной деятельности нередко
с чем, не думая о последствиях’ претерпевает заме- проявляются такие смыслы, которые системой языка
ну компонента лезть → переть, актуализирующую не эксплицируются» [1, с. 32], словарь фразеологии
стилистическую сему, поскольку в процесс фраземо- С. А. Есенина призван зафиксировать семантику и
образовательной комбинаторики включается лексема прагматику ФЕ как средства объективации языковой
со стилистически сниженной семантикой. Модель картины мира художника слова.
данной структурно-семантической трансформации Когнитивно-дискурсивный ракурс изыскания об-
продуктивна: «Зачем вы сами прёте на рожон, тол- условлен ориентирами современной антропоцентри-
каете меня на этот путь?» (В. Гроссман. Жизнь и ческой лингвистики (Н. Ф. Алефиренко, А. П. Бабуш-
судьба, 1960); «И бомбами швыряешься и на рожон кин, В. З. Демьянков, Н. Н. Болдырев, Е. С. Кубрякова,
прешь» (А.П. Гайдар. Школа, 1929) и др. Такая заме- Ю. С. Степанов и др.), идеи которой активно разви-
на компонента в этих и других проанализированных ваются в науке о языке [1; 2; 5; 14; 17; 25 и др.] и в
контекстах — стилистический ресурс в реализации когнитивно-дискурсивной фразеологии, в частности
авторского замысла, позволяющий репрезентировать [3; 4; 6; 16 и др.]. Когнитивно-дискурсивный подход
языковую личность персонажа. к исследованию знаков косвенно-производной но-
Распространение одного из компонентов как приём минации «когнитивным <…> может быть назван, т.
структурно-семантической трансформации, как пра- к. язык служит осуществлению такой деятельности,
вило, ведёт к буквализации, к оживлению ассоциатив- которая постоянно требует операций со структурами
но-образных смыслов, а также иногда и внутренней знания как особыми ментальными репрезентациями.
формы ФЕ [9; 22 и др.]. В данном случае знак кос- Дискурсивным <...>, поскольку язык изучается глав-
венно-производной номинации не имеет прозрачной ным образом в процессах порождения и восприятия
внутренней формы: мало кто из рядовых носителей речи, в рамках дискурсивной деятельности и анализа
современной русской лингвокультуры знает, что ро- ее результатов» [15, с. 406].
жон — это ‘Острый кол, укрепленный в наклонном Дискурсивное пространство поэмы создаётся вза-
положении’: «Это мой жеребец, — отвечал молчали- имодействием разноуровневых средств объективации
вый незнакомец. — Ой ли? Ну, брат, какой знатный информации, особая роль среди которых принадле-
конь! Жаль, если он себе на какой-нибудь рожон бок жит фразеологии. Автор создаёт такое пространство,
напорет! Ступай-ка скорей: он отвязался и бегает в котором пересекаются миры персонажей, смодели-
по двору» (М. Н. Загоскин. Юрий Милославский, или рованные и по содержанию, и по форме. Герой про-
русские в 1612 году, 1829). Таким образом, структур- изведения предстаёт как языковая личность, которую
но-семантические трансформации в когнитивно-дис- моделирует, пользуясь разнообразной информацией
курсивном аспекте являются механизмом а) подбора из своего жизненного опыта, из своего сознания и
наиболее соответствующей для объективации когни- осознания действительности, из воображения, автор.
тивной структуры, подготовленной для вербализации Иными словами, эти миры опосредованы картиной
в данном коммуникативном акте; б) анализа соответ- мира созидающего, а потому их анализ так или иначе
ствия семантической структуры ФЕ подлежащей вер- раскрывает специфику авторской языковой картины
бализации когнитивной структуре; в) преобразования мира.
одним из возможных способов, реестр которых, как Рассмотрим роль ФЕ в организации дискурсив-
было убедительно доказано И. Ю. Третьяковой [22], ного пространства поэмы и модели языковой лич-
заложен языковой системой; иными словами, меха- ности персонажа, а также в объективации картины
низмом коррекции когнитивно-семантической струк- мира автора. Наиболее яркой в аспекте фраземоупо-
туры знака в акте коммуникации. требления предстаёт языковая личность Чекистова,
Фразеология поэмы С. А.  Есенина «Страна не- тезаурус которой содержит сниженную по стилисти-
годяев» не становилась предметом детального рас- ческой окраске эмотивно-оценочную фразеологию,
смотрения. Когнитивно-дискурсивное исследование что подчёркивает вспыльчивый характер, особенности
средств косвенно-производной номинации в поэме мировосприятия, отношения к людям, с которыми он
представляется актуальным в силу того, что ФЕ явля- вступает в коммуникацию.
ются мощным и сложным в когнитивно-прагматиче- Первая реплика в поэме принадлежит Чекистову
ском плане [4] ресурсом объективации информации в и содержит целый комплекс фраземоупотреблений:
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 27

«Ну и ночь! Что за ночь! // Чёрт бы взял эту ночь // ковой личности, так или иначе соотносятся по эмо-
С адским холодом // И такой темнотой. // С тем, тивно-оценочному и стилистическому регистру,
что нужно без устали // Бельма перить». Следует например: «Мать твою в эт-твою! // Ветер, как су-
отметить гармоничное взаимодействие единиц разных масшедший мельник, // Крутит жерновами облаков //
языковых уровней в объективации эмоциональной ин- День и ночь... // День и ночь...»; «Мать твою в эт-
формации. Например, во фрагменте обнаруживается твою!». Таким образом, языковая личность Чекистова
аллитерация (повторение звуков [ч] в начале и [б] в характеризуется употреблением эмотивно-оценочной,
конце реплики) и ассонанс (н[о]чь, чт[о], ч[о]рт, х[о] чаще междометной, фразеологии, объективирующей
лодом), а наблюдения за ролью фонетических средств отрицательные эмоции.
в эмотивной составляющей смысла фрагмента соот- Фразеология первых строк произведения задаёт
носятся с выводами учёных [8; 21 и др.], справед- эмотивный фон всего дискурсивного пространства.
ливо выделяющих фонетический уровень как один Объективации эмоций служит междометная фразе-
из ресурсов вербализации эмоций. Синтаксический ология поэмы, включённая в реплики разных персо-
уровень объективации эмоций представлен ритори- нажей: «Иди ты к черту!»; «Но к черту все это! //
ческими восклицаниями, содержащими эмотивные Я далек от жалоб» и др. Полиэмотивная междо-
фразеологизированные конструкции. метная фразеология является таким специфическим
Включая реплику Чекистова в дискурсивное про- средством объективации эмоций, которое обязательно
странство поэмы, автор штрихами обозначает коор- функционирует с другой единицей-конкретизатором,
динаты коммуникативной ситуации: «Снежная чаща. в противном случае в процессе восприятия декоди-
Железнодорожная будка Уральской линии. Чекистов, руется информация о силе проявления эмоции, но не
охраняющий линию, ходит с одного конца в другой». о её характере, например: «Ради Бога, меня не впу-
Обнаруживающееся в этом стремление к ёмкости в тывай!». Конкретизация эмотивного смысла может
объективации информации задаёт выбор информаци- быть произведена не одним словом, чаще номинантом
онно «плотных» знаков фразеологической номинации. эмоции, а контекстом, то есть смысловым содержа-
Анализируемый фрагмент содержит ФЕ бельма пе- нием высказывания в целом: «Чем больше гляжу я
рить, в словарях не зафиксированной, но синонимич- на снежную ширь, // Тем думаю все упорнее. // Чёрт
ной ФЕ глаза таращить в значении ‘Прост. Экспрес. возьми! // Да ведь наша Сибирь // Богаче, чем желтая
Пристально, упорно смотреть на кого-либо, на что- Калифорния», где ФЕ чёрт возьми в значении ‘Прост.
либо’. Ср.: «Старик вскинул голову, вперил в него Выражение негодования, возмущения, удивления,
бельма, так что зябко стало спине — неужели пони- восхищения и т. п. кем-либо или чем-либо’ является
мает, чувствует?» (Д. Рубина. Белая голубка Кордо- полиэмотивной и в данном случае объективирует в
вы, 2009). Структурно-семантическое преобразование комплексе с другими единицами эмоции удивления /
коснулось обоих компонентов, которые были подвер- восхищения.
гнуты замене на стилистически маркированные, что Среди эмотивных ФЕ выделяются единицы с ком-
позволяет выделить в семантике трансформированной понентом чёрт: «Клянусь всеми чертями,  // Что
ФЕ эмотивно-оценочные и стилистические семы. эта птица // Даст вам крылом по морде // И улетит
Трансформационная модель замены компонента как из-под носа». Наблюдения за реализаций эмотивной
приёма структурно-семантической трансформации фразеосемантики единиц с компонентом чёрт показы-
данной ФЕ в реализации стилистической и эмотивно- вают, что чаще ими объективируются отрицательные
оценочной семантики продуктивна: «Пал Палыч судо- эмоции, что обусловлено лингвокультурологическими
рожно оскалился: «Что ты, падла, бельма пялишь?» координатами концепта, номинируемого данной лек-
(О. Павлов. Карагандинские девятины, или Повесть семой: «Большая часть фразеологизмов этой группы
последних дней, 2001); «Стражнику в спину фигу по- имеет шкалу эмоций со знаком “–”, выражающую
казала: вот тебе кукиш вместо конфекты … Бельма такой эмоционально-оценочный ряд, как сожаление,
выпучил, думал, щас кино будет!» (А. Приставкин. раздражение, ирония, насмешка, возмущение, недо-
Вагончик мой дальний, 2005); «Станет, бывало, вольство, отрицание, пренебрежение, неодобрение и
бельма выпучит, а сам, как клоп, кровью нальёт- т. п.» [24, с. 21].
ся — орёт: «Я тебя кверху дном поставлю и выво- Сопоставление фразеологического состава тезау-
рочу» (Н. С. Лесков, Воительница, 1866); «И чего, по- руса персонажей как разных языковых личностей по-
думаешь, человек бельма свои на неё выворачивает?» казывает, что специфических маркирующих ту или
(Д. Н. Мамин-Сибиряк. Братья Гордеевы, 1897) и др. иную языковую личность фразеологических средств
Как видим, С.А. Есенин использует ресурсы фразео- выделить нельзя. Например, анализ фразеологии по-
логического уровня языка, способного концентриро- эмы «Анна Снегина» приводит к выводу, что фразео-
ванно объективировать большой объём информации, логия является одним из средств создания образа, так
подвергаться структурно-семантическим трансфор- как «набор» ФЕ каждой языковой личности, по край-
мациям, расширяя возможности автора в организации ней мере, основных персонажей, можно назвать спец-
создаваемого им дискурсивного пространства. ифическим, свойственным только ему [12]. В поэме
В речь Чекистова включается также ФЕ черт бы «Страна негодяев» эта маркирующая функция знаков
взял (побрал) ‘Грубо-прост. Выражение возмущения, косвенно-производной номинации не используется.
досады, негодования и т. п. против кого-либо’, кото- В когнитивно-дискурсивной парадигме фразеоло-
рая используется и в другой его реплике в том же гии, на наш взгляд, наименее разработанной остаётся
значении: «Черт бы взял этого мерзавца Номаха // проблема изучения механизмов и результатов деко-
И всю эту банду повстанцев!». Остальные ФЕ, со- дирования знаков косвенно-производной номинации.
ставляющие речевой портрет анализируемой язы- При этом выводы о том, какой объём информации
28 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

транслируется, основаны на методе моделирования из опрошенных знают даже, что холера — это заболе-
и являются, по сути, предположением о возможной, вание, тем более, чем она характеризуется, поэтому по-
допустимой реальности анализируемого коммуни- чему «в живот», пояснить не могут и не задумываются
кативного акта. Так, в поэме С. А. Есенина «Страна об этом при чтении. Таким образом, декодирование как
негодяев» используется эмотивная ФЕ: «Стой, холе- один из этапов функционирования фраземного знака в
ра тебе в живот!», которая в восприятии носителя дискурсивном пространстве представляет интерес не
современной лингвокультуры, очевидно, не проду- только в исследованиях фразеосемантики, но и в из-
цирует, функционируя в дискурсе, того же объёма учении языковой картины мира носителей лингвокуль-
когнитивно-дискурсивной базы, как в восприятии туры, в том числе в диахроническом аспекте.
носителя современной поэту лингвокультуры. Можно В заключение отметим, что дискурсивная реали-
предположить, что концепт ХОЛЕРА был актуальным зация фразеосемантики раскрывает потенциал не
для современника С. А. Есенина и имел эмотивный только ФЕ, но и самого дискурса как способа репре-
слой, так как эпидемия холеры, бушевавшая на про- зентации языковой картины мира автора. С. А. Есе-
тяжении не одного десятка лет по всему миру, была нин активно использует лингвокреативный потенци-
действительно страшной угрозой. ал фраземного знака в организации дискурсивного
Междометная ФЕ холера тебе в живот является пространства, включая ФЕ в реплики персонажей как
диалектной и имеет значение ‘Сиб. Бран. Недоброе ёмкие по смысловому наполнению ресурсы кодирова-
пожелание в адрес человека, вызывающего досаду, ния и декодирования информации как рационального,
раздражение’. Лексический компонент холера вошёл так и эмоционально-оценочного характера. Когни-
в процесс фраземообразовательной комбинаторики тивно-дискурсивный аспект фраземоупотребления
своей когнитивно-семантической структурой, в ко- раскрывает роль ФЕ а) в создании автором языковой
торой актуальными могли оказаться коннотативные личности персонажа; б) в формировании коннотатив-
(эмотивно-оценочные) семы. ного фона дискурса; в) в объективации информации,
Современный читатель декодирует смысл ФЕ по- которая транслируется создателем дискурсивного
разному, приведём лишь наиболее частотные типы пространства; г) в языковой картине мира автора;
интерпретации, полученные нами в ходе небольшого д) в процессах декодирования разноуровневых еди-
эксперимента с участием студентов 1-х курсов нефило- ниц дискурса. Таким образом, можно сказать, что
логических специальностей и абитуриентов. Эмотив- «когнитивно-дискурсивная парадигма современной
ная семантика декодируется как ‘Ругательство, про- фразеологии исходит из возможности познания вза-
клятие, злость’. Ответы на вопрос о происхождении имосвязей языковых и внеязыковых факторов, обу-
единицы свидетельствуют, что этимология и, соответ- словливающих лингвокреативный статус фраземы в
ственно, многие коннотации, недоступны. Не многие языковом сознании человека» [11, с. 8].

Список литературы
1. Алефиренко, Н. Ф. Проблемы когнитивно-семиологического исследования языка / Н. Ф. Алефиренко //
Слово — сознание — культура. — М. : Флинта-Наука, 2006. — С. 31—41.
2. Алефиренко, Н. Ф. Когнитивно-дискурсивная дихотомия знаков языка и речи / Н. Ф. Алефиренко // На-
учные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. Т. 11, 2008. —
С. 11—15.
3. Алефиренко, Н. Ф. Когнитивно-дискурсивные механизмы языковой игры в сфере фразеологии /
Н. Ф. Алефиренко // Учёные записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского, 2012. —
Т. 25. — № 2 (64). — С. 70—76.
4. Алефиренко, Н. Ф. Концептуально-фреймовый субстрат фразеологического значения / Н. Ф. Алефиренко //
Современные проблемы языкознания, литературоведения, межкультурной коммуникации и лингводидактики. —
Белгород : НИУ БелГУ, 2016. — С. 11—15.
5. Алефиренко Н. Ф. Лингвокогнитивная лингвосинергетика: экспозиции парадигмы / Н. Ф. Алефиренко //
Когнитивные исследования языка. — 2017. — № 30. — С. 804—807.
6. Брысина, Е. В. Лингвокультурное своеобразие вербализации фразеологической оппозиции «богатство —
бедность» в донских говорах / Е. В. Брысина // Известия Волгоградского государственного педагогического
университета. Сер.: Филологические науки, 2014. — № 5. — С. 69—72.
7. Витрук, Н. В. Поэма С. Есенина «Страна негодяев» и современность / Н. В. Витрук // Современное есе-
ниноведение, 2011. — № 19. — С. 80—86.
8. Гох, О. В. Фонетические средства выражения эмоций в интернет-языке / О. В. Гох // Филологические на-
уки. Вопросы теории и практики, 2011. — № 1 (8). — С. 56—60.
9. Давлетбаева, Д. Н. Типологическая моделируемость фразеологических трансформаций (на материале
русского, английского, французского и турецкого языков) : дис. … д-ра филол. наук 10.02.20 — сравнительно-
историческое, типологическое и сопоставительное языкознание / Д. Н. Давлетбаева — Казань, 2012. — 490 с.
10. Еременко, Н. А. К вопросу об историко-литературном контексте драматической поэмы С. А. Есенина
«Страна негодяев» / Н. А. Еременко // Современное есениноведение, 2016. — № 4. — С. 34—42.
11. Золотых, Л. Г. Когнитивно-дискурсивные основы фразеологической семантики: монография / Л. Г. Зо-
лотых. — Астрахань : ИД «Астраханский университет», 2007. — 265 с.
12. Калёнова, Н. А. Когнитивно-прагматические функции фразеологических единиц в поэме С. А. Есенина
«Анна Снегина» / Н. А. Калёнова // Известия Волгоградского государственного педагогического университета,
2017. — № 4 (117). — С. 103—108.
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 29

13. Калёнова, Н. А. Словарь эпистолярной фразеологии С.А. Есенина / Н. А. Калёнова. — Волгоград : Вол-
гоградское научное изд-во, 2015. — 132 с.
14. Касьянова, Л. Ю. Когнитивно-дискурсивная метонимизация как механизм неологизации / Л. Ю. Касья-
нова // Гуманитарные исследования, 2009. — № 1. — С. 57—63.
15. Кубрякова, Е. С. Язык и знание / Е. С. Кубрякова. — М. : Языки славянской культуры, 2004. — 545 с.
16. Лаптева, М. Л. Метод корреляционного анализа в когнитивно-дискурсивной парадигме фразеологии /
М. Л. Лаптева // Гуманитарные исследования. — 2012. — № 3. — С. 35—42.
17. Лузина, Л. Г. О когнитивно-дискурсивной парадигме лингвистического знания / Л. Г. Лузина // Парадигмы
научного знания в современной лингвистике. — М. : Центр ГНИИ, 2006. — С. 41—49.
18. Моторин, С. Н. Жанровая специфика «Страны негодяев» С. А. Есенина / С. Н. Моторин // Культура и
образование. — 2015. — № 2. — С. 24.
19. Пименова, М. В. Коды культуры и особенности концептуализации сердца в произведениях С. А. Есенина /
М. В. Пименова // Культура и текст. — 2005. — С. 212—222.
20. Пяткин, С. Н. Концепт обман в идейно-художественной структуре текста поэмы Есенина «Страна не-
годяев» / С. Н. Пяткин // Есенинская энциклопедия: Концепция. Проблемы. Перспективы. — М. : Константи-
ново-Рязань, 2007. — С. 167—181.
21. Романов, Д. А. Языковая репрезентация эмоций: уровни, функционирование и системы исследований
(на материале русского языка) : дис. … д-ра филол. наук / Д. А. Романов. — Тула, 2004. — 496 с.
22. Третьякова, И. Ю. Окказиональная фразеология: монография / И. Ю. Третьякова. — Кострома : Изд-во
КГУ им. Н. А. Некрасова, 2011. — 289 с.
23. Чумак-Жунь, И. И. Поэтический концепт как когнитивно-дискурсивный феномен / И. И. Чумак-Жунь //
Вестник Тамбовского университета. — Серия: Гуманитарные науки, 2008. — № 7 (63). — С. 66—73.
24. Шведова, Н. В. Словарь фразеологизмов с компонентом черт / Н. В. Шведова ; под ред. Н. Б. Усачевой.  —
Курган : Изд-во КГУ, 2009. — 125 с.
25. Шошнова, Н. И. Фразеологизмы в поэтическом языке С. А. Есенина / Н. И. Шошнова // Современное
есениноведение, 2009. — № 12 — С. 52—59.
26. Шубникова-Гусева, Н. И. Открытие Страны негодяев / Н. И. Шубникова-Гусева // Литературная учёба,
1997. — № 3. — С. 91—130.

Л. Ф. Килина
ФГБОУ ВО «Удмуртский государственный университет»
(г. Ижевск, Россия)

СОВРЕМЕННЫЕ МЕТОДЫ
ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ РУССКИХ ЛЕТОПИСЕЙ
MODERN METHODS OF LINGUISTIC RESEARCH
OF RUSSIAN CHRONICLES
В статье рассматриваются основные лингвистические методы, которые применяются современными
исследователями при изучении текстов русских летописей, а также определяются приемы, используемые
при реализации того или иного метода. Доказывается, что благодаря современным информационным ресур-
сам, которые не только содержат тексты летописей, но и предоставляют возможность поиска примеров
по заданным параметрам, лингвисты получают наиболее достоверные данные. Приводятся результаты,
полученные учеными при применении соответствующих методов: количественного, сопоставительного,
лингвотекстологического, стилистического и метода компонентного анализа. Делается вывод о том, что
именно комплексный подход к исследованию летописных текстов, предполагающий использование несколь-
ких методов, позволяет на материале летописей выявлять основные тенденции в развитии лексической и
грамматической систем русского литературного языка.
Ключевые слова: русский язык, метод, летопись, текст, анализ, языковая единица.

The article deals with the key linguistic methods, implied by modern researchers while studying texts of Rus-
sian chronicles. The paper specifies some techniques used alongside with a certain method. It is proved that due
to modern information resources, which not only contain texts of chronicles, but also make the process of search-
ing possible on the back of the given parameters, linguists receive the most reliable data. The results obtained by
scientists while applying the appropriate methods are introduced: quantitative, comparative, linguo-textological,
stylistic and method of component analysis. It is concluded that it is the complex approach to the study of chronicles,
in which several methods are used, that allows us to identify the main trends in the development of the lexical and
grammatical systems of the Russian literary language.
Keywords: Russian language, method, chronicle, text, analysis language unit.
30 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

Приступая к анализу древнерусского текста, необ- корпусе которого представлены тексты Волынской,
ходимо иметь в виду, что мы имеем дело с другим Галицкой, Киевской, Суздальской, Новгородской
образом мышления, а значит, и с другой логикой по- 1-й летописей, а также текст «Повести временных
рождения смысла. Именно поэтому, на наш взгляд, лет» (http://www.ruscorpora.ru/search-old_rus.html).
применять современные методы лингвистического Использование современных технических средств
анализа по отношению к такому тексту нужно очень помогает решить основные задачи, связанные с вы-
осторожно. Неслучайно ученые, работающие с древ- боркой и предварительной статистической обработкой
нерусским материалом, как правило, предпринимают данных, т. е. делает возможным применение количе-
попытки адаптировать существующие сегодня мето- ственного метода для оценки динамики активности
дики, чтобы использовать их в диахроническом ис- языковых единиц и для подтверждения выводов, по-
следовании. лученных при анализе. Этот метод активно применя-
Летописи, как памятники древнерусской лите- ют при исследовании летописей, о чем в своей статье
ратуры, отражающие особенности мировоззрения, пишет Д.Э. Ивков, говоря о необходимости создания
культуры, нравов и быта средневекового человека, общедоступной информационной системы, посвя-
привлекают внимание исследователей разных науч- щенной русским летописям [8]. Основным преиму-
ных отраслей: филологов, историков, культурологов, ществом количественного метода является точность
медиевистов и т. д. Летописные тексты имеют дол- и однозначность результатов, что позволяет убеди-
гую историю изучения, однако это не означает, что тельно доказывать выдвигаемые положения, в то же
они исследованы в полном объеме, тем более что со- время полученные с помощью этого метода данные
временные технологии и методы в лингвистике по- необходимо соответствующим образом интерпрети-
зволяют собрать и интерпретировать принципиально ровать, однако для этого используются уже другие
иные факты. лингвистические методы.
Актуальность данной работы обусловлена необ- В последние десятилетия лингвисты все чаще ис-
ходимостью всестороннего изучения научных под- пользуют сопоставительный метод, который тради-
ходов к исследованию русских летописных текстов. ционно предполагает выявление сходств и различий в
Научная новизна заключается в том, что предпринята структурах разных языков. Данный метод может быть
попытка системного описания методологии лингви- применим при анализе древнерусских текстов и тек-
стического исследования русских летописей с учетом стов, написанных на других славянских языках того
достижений современной науки о языке. Нами был же периода. В диссертации О.Г. Ушаковой на мате-
использован материал научных статей и диссертаций, риале русских летописных и чешских хроникальных
посвященных анализу языка летописей и вышедших текстов XIV — XVI веков проведено диахроническое
в последние десятилетия, в задачи входило изучение исследование «специфической группы знаменатель-
этих трудов, а также описание методов, применяемых ных слов, которые выражают физическое или психи-
лингвистами. Объект изучения — лингвистическая ческое состояние человека, обозначают природные
методология, предмет — приемы и методы, исполь- явления, а в предложении выполняют исключительно
зуемые в исследовании летописных текстов. предикативную функцию» [10, с. 7]. Основное внима-
Прежде всего, необходимо обозначить, что такое ние уделено изучению категории состояния в русском
метод лингвистического исследования: «Метод ис- языке, а данные чешского языка использованы для
следования (исследовательский метод) может быть выявления типологических характеристик изучаемых
определен как способ, средство научного познания, языковых фактов посредством проведения компара-
представляющие собой определенную совокупность тивного анализа. В результате применения сопостави-
исследовательских приемов. Под исследователь- тельного метода автору удалось не только определить
скими приемами при этом понимаются конкретные особенности анализируемого класса слов, но и вы-
действия, операции исследователя, опирающиеся на явить типологические сходства и различия исследу-
известные теоретические установки и направленные емых единиц в истории русского и чешского языков.
на познание изучаемого явления» [9, с. 279]. Таким В большинстве научных работ о русских летопи-
образом, чтобы освоить тот или иной лингвистиче- сях указывается на тот факт, что летописный текст
ский метод, исследователь должен сначала овладеть неоднороден по своей структуре и содержанию. Так,
соответствующими приемами, например, научиться А. А. Гиппиус говорит о вертикальной и горизонталь-
проводить наблюдение, делать описание, интерпрети- ной лингвистической гетерогенности текста. Верти-
ровать, обобщать, сравнивать языковые факты и т. д. кальная гетерогенность, по его мнению, является
С развитием информационных технологий у линг- «следствием трансформации исходной языковой си-
вистов появилась возможность проанализировать стемы в процессе переписки», а горизонтальная линг-
обширный текстовый материал за минимальное ко- вистическая гетерогенность — это «различия в языко-
личество времени и, как следствие, получить наи- вых характеристиках отдельных отрезков текста» [4,
более достоверные результаты. Кроме того, есть ин- с. 118]. Именно эта неоднородность, гетерогенность и
тернет-ресурсы, содержащие древнерусские тексты обусловливает применение лингвотекстологического
(в том числе летописи) и позволяющие осуществлять метода, который предполагает выявление и сопостав-
выборку примеров по определенным параметрам, ление лексических или грамматических разночтений,
например, информационно-аналитическая система представленных в разных списках одного памятника
«Манускрипт», в которой представлены коллекции письменности. Например, Д. В. Аникин в своей кан-
древнейших и средневековых славянских и русских дидатской диссертации обратился к исследованию
текстов (URL: http://manuscripts.ru), а также Нацио- разночтений, считая их «показателями изменений
нальный корпус русского языка, в историческом под- (лексических, смысловых, целевых), привнесенных
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 31

в ПВЛ летописцами последующих веков» [1, с. 84]. го языка и предполагающий анализ дифференциации
Анализируя причины лексических замен, ученый «языковых средств по различным областям жизни и
определяет черты языковой личности составителя деятельности общества» [5, с. 268]. Стоит заметить,
«Повести временных лет». что многие вопросы, касающиеся формирования сти-
Сопоставляя разные списки «Повести временных листической системы русского языка, до сих пор из-
лет», Е. И. Безматерных выявляет в параллельных учены недостаточно. По этой причине одной из задач
контекстах лексические разночтения, которые не из- остается выявление языковых особенностей древне-
меняют смысловое содержание текста, но при этом русских текстов в связи с их жанровой характери-
уточняют или детализируют понятие, подчеркивают стикой, спецификой содержания, функциональной и
уже выраженную мысль [3]. В этом исследовании коммуникативной направленностью. Стилистический
представлен анализ семантических отношений лекси- анализ летописей нацелен на определение особенно-
ческих разночтений в разновременных списках памят- стей функционирования средств словесной образно-
ников среднерусского периода. Автор устанавливает, сти, синонимов, антонимов, эмоционально-экспрес-
каким образом рассматриваемые им имена и формулы сивных единиц, а также на изучение стилистических
отражают процесс формирования синонимических приемов, использованных автором для достижения
отношений в русском языке, и успешно доказывает, той или иной цели (передать информацию, оказать
что метод сопоставления лексических единиц, взаи- воздействие и т. д.). Думается, что стилистический
мозаменяющихся в параллельных контекстах разных метод, который, к сожалению, не так часто применя-
списков одного и того же памятника письменности, ется при исследовании летописей, дает возможность
безусловно, является перспективным, так как позво- обнаружить факты, свидетельствующие о формиро-
ляет определить направление языковых изменений и вании русской стилистической системы.
уточнить условия их протекания. Исследование памятников древнерусской пись-
Диссертация Р. А. Аникиной посвящена проблеме менности, в том числе летописей, помогает нам
формирования качественных наречий как особого приблизиться к восприятию окружающей действи-
грамматического класса, в ней представлен анализ тельности, которое было характерно для русского
грамматических разночтений в трех летописных человека той эпохи. Ученые, работающие в этом на-
списках (Лаврентьевском, Ипатьевском и Радзивил- правлении, как правило, рассматривают различные
ловском) [2]. Отметим, что выявленные автором раз- языковые единицы, являющиеся средствами концеп-
ночтения представляют несомненный научный инте- туализации действительности. При этом они исполь-
рес, так как соотносятся с важнейшими языковыми зуют метод компонентного анализа, который при-
тенденциями, а условия и механизмы формирования меняется при определении семантической структуры
наречий рассматриваются в корпусе летописных тек- лексических единиц, функционирующих в одном или
стов с привлечением списков древнейших славянских нескольких летописных текстах (см., например [6]).
евангелий, что позволяет учесть жанрово-стилевые С помощью данного метода устанавливают, как ле-
характеристики анализируемого явления. тописи отражают различные процессы творческого
Таким образом, в приведенных исследованиях не переосмысления семантики слов, обозначающих
просто описываются языковые особенности текстов, а ключевые понятия древнерусской языковой картины
выявляются варьирующиеся единицы в параллельных мира: добро, благо, зло, грех, любовь и т. д. Измене-
контекстах, благодаря чему становятся очевидными ния в смысловой структуре этих слов обусловлены
основные тенденции формирования грамматической и их освоением автором, являющимся одновременно
лексической систем в истории русского литературного носителем мифологического и христианского со-
языка. Прием анализа лексических или грамматиче- знания. Приведенный метод позволяет осуществить
ских разночтений в разных списках «Повести вре- лингвистический анализ в лексико-семантическом
менных лет» является продуктивным и реализуется аспекте, выявить специфику употребления лекси-
в рамках лингвотекстологического метода. ческих единиц в текстах летописей и в результате
В диссертационном исследовании С. Р. Зайнулли- определить, как формируется мировоззрение рус-
ной, в отличие от предыдущих, сопоставляются раз- ского человека на фоне столкновения языческой и
ные фрагменты одного летописного текста — «Пове- христианской культур.
сти временных лет» по Лаврентьевскому списку [7]. В заключение хотелось бы сказать, что современ-
Автор выявляет языковые особенности фрагментов, ная лингвистическая наука нацелена на комплексный
отличающихся способами представления информа- подход к анализу текстов, в том числе древнерусских.
ции, выбор которых, в конечном итоге, зависит от Именно при комплексном подходе, который предпо-
прагматических установок автора, от того, какую цель лагает использование различных методов, ученый по-
он ставил перед собой: зафиксировать информацию лучает возможность проанализировать внутреннюю
для потомков или рассказать об историческом собы- системную организацию языковых единиц, опреде-
тии. В этой работе анализируются древнерусские фор- лить связывающие их синтагматические и парадиг-
мулы и их структурно-семантические особенности в матические отношения, выявить особенности функ-
функциональном аспекте и доказывается, что суще- ционирования единиц в тексте, обозначить тенденции
ствует зависимость применения языковых средств от развития и т. д. Анализ работ последних десятилетий
жанрово-стилевой специфики того или иного лето- показал, что в научном мире продолжается поиск ме-
писного фрагмента. тодов лингвистического анализа древнерусских тек-
С учетом последнего замечания следует обратить стов, и некоторые относительно новые методы (на-
внимание на стилистический метод, применяемый пример, количественный и лингвотекстологический)
обычно при изучении стилей русского литературно- сегодня развиваются очень активно.
32 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

Список литературы
1. Аникин, Д. В. Исследование языковой личности составителя «Повести временных лет» : спец. 10.02.01 —
Рус. яз. : дис. … канд. филол. наук / Д. В. Аникин ; науч. консультант Л. И. Шелепова. — Барнаул, 2004. — 205 с.
2. Аникина, Р. А. Функционально-грамматические особенности качественных наречий в древнерусском языке:
корпусный подход (на материале Лаврентьевской, Ипатьевской и Радзивилловской летописей): спец. 10.02.01 —
Рус. яз. : дис. … канд. филол. наук / Р. А. Аникина ; науч. рук. В.А. Баранов. — Ижевск, 2013. — 226 с.
3. Безматерных, Е. И. Лексические разночтения в памятниках русского средневековья как отражение процесса
формирования синонимических отношений в русском языке (на материале разновременных списков «Повести
временных лет» и «Жития Сергия Радонежского»): спец. 10.02.01 — Рус. яз. : дис. … канд. филол. наук / Е.
И. Безматерных ; науч. рук. С. А. Никифорова. — Ижевск, 2010. — 229 с.
4. Гиппиус, А. А. Новгородская владычная летопись и ее авторы: история и структура текста в лингвисти-
ческом освещении / А. А. Гиппиус // Лингвистическое источниковедение и история русского языка. — М. :
Древлехранилище, 2006. — С. 114—251.
5. Головин, Б. Н. Введение в языкознание : учеб. пособие для филол. спец. ун-тов и пед. ин-тов / Б. Н. Го-
ловин. — 3-е изд., испр. — М. : Высш. шк., 1977. — 311 с.
6. Ерофееева, И. В. Языковая картина мира русского средневековья сквозь призму летописного текста /
И. В. Ерофеева. — Казань : Изд-во Казан. ун-та, 2017. — 194 с.
7. Зайнуллина, С. Р. Традиционные формулы русских летописей: структура и семантика (на материале «По-
вести временных лет» по Лаврентьевскому списку) : спец. 10.02.01 — Русский язык : дис. … канд. филол.
наук / С. Р. Зайнуллина; науч. рук. Л. Ф. Килина. — Ижевск, 2015. — 160 с.
8. Ивков, Д. Э. Количественные методы в исследовании русских летописей и задача создания соответ-
ствующей базы данных / Д. Э. Ивков // Вестник Санкт-Петербургского университета, 2009. — Сер. 2. —
Вып. 2. — С. 92—97.
9. Немченко, В. Н. Функционирование научного термина «метод» в современной лингвистической лите-
ратуре / В. Н. Немченко // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского, 2007. — № 6. —
С. 278—281.
10. Ушакова, О. Г. Функционирование слов категории состояния (предикативных наречий) в древнерусских
летописях и древнечешских хрониках 14—17 вв. : дис. … Ph.D. / О. Г. Ушакова ; науч. рук. А. Бранднер. —
Брно, 2013. — 166 с.

И. С. Кривошеева
Хакасский государственный университет им. Н. Ф. Катанова
(Абакан, Россия)

О НЕКОТОРЫХ БАЗОВЫХ МЕТАФОРАХ КОНЦЕПТА GARDEN


В СОЗНАНИИ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ БРИТАНСКОГО САДОВОДА
ON SOME BASIC METAPHORS OF THE GARDEN CONCEPT
IN THE CONSCIOUSNESS OF THE BRITISH
GARDENER’S LINGUISTIC PERSONALITY
В статье раскрывается специфика языковой репрезентации одного из значимых концептов британской
культуры GARDEN. Сад на протяжении нескольких столетий является обязательным атрибутом жизни
британцев, что не могло не отразиться в языке и мировосприятии представителей данной культуры, в
особенности представителей дискурсивного сообщества британских садоводов. В рамках изучения особен-
ностей концептуализации данного фрагмента действительности используется методика метафорического
анализа, предложенная в теории концептуальной метафоры Дж. Лакоффа и М. Джонсона. Анализ темати-
ческих контекстов позволяет выявить устойчивые мыслительные структуры в сознании британских садо-
водов о собственной деятельности, о характерном отношении к саду (GARDEN IS MEDICINE и GARDEN
IS A PIECE OF ART). Кроме этого, сопоставительный анализ контекстов показывает различия в концепту-
ализации действительности языковыми личностями садовода-профессионала и садовода-любителя, что, в
свою очередь, позволяет говорить о неодинаковом уровне сформированности профессионального языкового
сознания и различном структурировании знания представителями одного дискурсивного сообщества.
Ключевые слова: концепт, когнитивная метафора, дискурсивное сообщество, языковая личность, язы-
ковое сознание, профессиональное языковое сознание.

The article reveals specific linguistic representations of one of the most important concepts of British cultural
— GARDEN. A garden has been a mandatory attribute of the British life for several centuries. This peculiarity
has been reflected in the language and worldview of the British people, especially of the discursive community
representatives — British gardeners.
The applied conceptual method of metaphorical analysis (G. Lakoff, M. Johnson) highlights the peculiarities
of conceptualization of this fragment of reality. The analysis of thematic contexts allows identifying sustainable
mental structures reflecting the specific character of gardeners’ professional activity, their attitude to the garden
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 33

itself (GARDEN IS MEDICINE and GARDEN IS A PIECE OF ART). In addition, the comparative analysis of the
contexts shows the differences in conceptualization of reality by linguistic personalities of professional garden-
ers and amateur gardeners, which, in turn, allows to judge about the uneven level of professional consciousness’
maturity and the difference in knowledge structuring among the members of the same discourse community.
Keywords: concept, cognitive metaphor, discourse community, linguistic personality, linguistic consciousness,
professional linguistic consciousness.
Метод метафорического анализа, предложенный по садоводству.
Дж. Лакоффом и М.  Джонсоном в работе «Мета- Проанализированный материал позволяет говорить
форы, которыми мы живем» [3], занимает одну из о существовании в сознании британских садоводов
лидирующих позиций в методологии лингвокогни- метафоры GARDEN IS MEDICINE и совместимой
тивных исследований последних двух десятилетий. метафорической структуры (прим. — термин Дж.
Изучение процессов метафоризации — своеобразный Лакоффа), т. е. метафоры, формирующей общий об-
ключ к пониманию специфики обработки различных раз, GARDENING IS THERAPY. Эти когнитивные
структур знания. Исследование и выявление когни- метафоры отчетливо прослеживаются в персонали-
тивных метафор, в основе которых лежит опыт взаи- зированных контекстах садоводов-любителей. Подоб-
модействия человека с окружающим миром, позволил ное метафорическое осмысление восходит к одной из
ученым объяснить ряд особенностей человеческого основных целей садовода-любителя: садоводство вос-
мышления, а также описать большое количество эт- принимается как хобби, отдых после напряженного
нокультурных характеристик тех или иных концеп- трудового дня.
тов, позволяющих лучше понимать универсальные и Положительный эффект от занятий в саду находит
уникальные черты, присущие концептосферам разных положительно маркированную область-источник в со-
народов. знании, которая служит основой подобной метафори-
В данной статье предпринимается попытка приме- ческой аналогии. Рассмотрим примеры:
нить методику лингвокогнитивного метафорическо- ● Yes, gardening is also a therapy, a meditation [10].
го анализа для выявления базовых метафор концепта ● The other great thing about gardening is how it re-
GARDEN в профессиональном языковом сознании. lieves stress [9].
В фокусе нашего исследования находятся языковые ● Sometimes it seems like an overwhelming amount of
контексты представителей одного дискурсивного со- work, but there is nothing that de-stresses me more after
общества (прим. — термин Дж. Суэйлза [14]) — бри- a day at a desk than wandering in the gardens, looking
танских садоводов. Данное дискурсивное сообщество things over and pulling weeds [10].
неоднородно. Представляется возможным выделить ● Gardening is the best medicine for the mind [12].
в нем ядро (садоводы-профессионалы) и периферию ● Gardening counteracts negative and depressive
(садоводы-любители). Представители данного дис- thinking [7].
курсивного сообщества объединены единой предмет- ● Gardening is the perfect antidote to our crazy mod-
ной областью (садоводство), использованием общего ern world [15].
словаря этой предметной области (садоводческая тер- Как видно из примеров, сад и работа в саду в созна-
минология), наличием специфических знаний о са- нии садовода-любителя воспринимаются как то, что
доводстве. Центральным в их деятельности является способно улучшить психологическое состояние, по-
концепт GARDEN. высить настроение, успокоить. Метафорические пре-
Характер их деятельности и ценностные установки дикаты relieve, de-stress, counteract и лексемы therapy,
позволяют говорить о многих точках соприкосновения meditation, medicine, antidote восходят к концептуаль-
в структурировании действительности, то есть о на- ной области-источнику MEDICINE и акцентируют
личии сформированного профессионального сознания тот факт, что пребывание или работа в саду подобно
у садовода-профессионала и некоего базового уров- лекарству могут избавить человека от негативных
ня профессионального сознания у садовода-любите- мыслей, депрессии, сохранить душевное равновесие.
ля. О специфике профессионального сознания пишет Примеры подтверждают, что сад в представлении са-
И. С. Антонова. Оно включает «определенную пред- довода способен влиять на эмоциональное и психо-
метную область с профессионально ориентированными логическое состояние садовода.
языковыми средствами и образы сознания, содержание В дискурсе же садоводов-профессионалов практи-
которых отображает концептосферу профессиональной чески отсутствуют рассуждения о собственной по-
культуры» [1, с. 56]. С нашей точки зрения, интерпрета- требности занятия садоводством для отдыха и анти-
ция языковых репрезентаций когнитивных метафор кон- стрессовой терапии, так как в отличие от любителя,
цепта GARDEN в дискурсе садоводов позволит увидеть садоводство является их профессией. Вероятно, это
сходства и различия в обработке полученной информа- объясняет, почему в анализируемом материале нам не
ции садоводом-профессионалом и садоводом-любите- встретилось ни одного подобного персонализирован-
лем. Предполагаем, что разный уровень сформирован- ного метафорического контекста садовода-профессио-
ности профессионального сознания у садоводов может нала. В то же время можно отметить, что осмысление
выражаться в различном структурировании знания, что сада и работы в саду в качестве панацеи от стресса и
найдет свое отражение и в языковой репрезентации. психического напряжения все же не чуждо и для про-
Материалом исследования послужили более ста фессионалов. Однако эта структура знания закреплена
примеров, отобранных на британских форумах са- в профессиональном языковом сознании иначе — в
доводов-любителей и садоводов-профессионалов, из виде метафорических терминологических наимено-
профессиональных журналов и интернет-источников ваний разновидностей сада, а именно: лечебный сад;
34 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

аптечный сад (apothecary garden; physic garden / Такие примеры показывают, что в основе процес-
medicine garden). Сады подобного типа проектируют- са метафоризации лежит обработка целого фрейма
ся садоводами-профессионалами как места для пу- ART. Метафорическая проекция прослеживается на
бличного посещения и отдыха (например, лечебный уровне семантики лексем canvas, paint, brush, sculp-
сад в графстве Суррей, Аптекарский сад Челси и др.): ture.
The Medicine Garden is a beautifully restored walled Языковое отражение данных метафор не часто
kitchen garden in Cobham. We invite you to relax, nurture встречается в дискурсе садоводов-любителей. В
yourself and enjoy some of life’s ‘good medicine’ [6]. отличие от профессионалов, для любителей сад, в
Спецификой метафорического структурирования первую очередь, все же находится в мире утили-
знания в сознании садовода-профессионала является тарных ценностей. Отсутствие глубоких познаний
наличие метафоры GARDEN IS A PIECE OF ART и о дизайне сада, многочисленных стилях и трендах
совместимых метафор GARDENING IS ART и GAR- в садоводстве приводит к тому, что традиционно
DENER IS AN ARTIST. рядовой любитель в целом сконцентрирован на
Характер работы садовода-профессионала наклады- правилах выращивания каких-либо растений для
вает отпечаток на осмысление самой деятельности и собственных нужд и потребления, нежели на соз-
себя в профессиональной деятельности. Сад, над кото- дании стилизованного концептуального сада, о чем
рым работает профессионал, в итоге должен нравиться свидетельствуют многочисленные обсуждения на
клиенту, вызывать восхищение и эстетическое наслаж- форумах садоводов:
дение. Широкий спектр знаний позволяет садоводу ● Raising a large variety of vegetables, fruits and nuts
структурировать профессиональную действительность gives me a lot of unprocessed nutrition as well as great
особым образом. Г. Н. Кудрук отмечает, что профан flavor [11].
отличается от профессионала не только тем, что видит ● I grow plants for many reasons: to please my eye
большее число признаков какого-либо объекта, но и or to please my soul, to challenge the elements or to
тем, что иначе их организует [2]. Оба утверждения challenge my patience, for novelty or for nostalgia, but
применимы к садоводу-профессионалу. Подобно ху- mostly for the joy in seeing them grow [4].
дожнику, садовод замечает целый ряд особенностей. ● Generally I only want to grow stuff I can eat, and
Особое сочетание цвета, линий, форм, общая концеп- may “hack my plants” [13].
ция сада играют первостепенную роль в его творче- Таким образом, анализ метафорических контекстов
ской деятельности. Такое осмысление непременно на- позволил выявить две базовые метафоры: GARDEN
ходит свое вербальное отражение и репрезентируется IS A MEDICINE (с совместимой метафорой GAR-
в метафорических контекстах. Рассмотрим пример: DENING IS THERAPY) и GARDEN IS A PIECE OF
If the gardener creates a thoughtful scene of shapes and ART (с совместимыми метафорами GARENING IS
colors and creates a mood, then it is the beginning of an ART и GARDENER IS AN ARTIST). Данные метафо-
art, a four-dimensional, interactive sculpture [5]. ры характеризуют не только образную составляющую
Этот пример подтверждает две метафорические концепта GARDEN в британской лингвокультуре, но
конструкции: GARDENING IS ART и GARDEN IS и особенности концептуализации GARDEN в со-
A PIECE OF ART, реализующиеся через выражения знании представителей конкретного дискурсивного
creates a scene of shapes and colors; creates a mood и сообщества — британских садоводов. Анализ пока-
лексему sculpture. зывает, что, несмотря на принадлежность к одному
Следующие примеры также свидетельствуют об дискурсивному сообществу, знания структурированы
устойчивой связи области-источника ART с областью-це- неодинаково. Для садоводов-профессионалов типич-
лью GARDEN в профессиональном сознании садовода: ным является осмысление сада и своей деятельности
● The earth is like the canvas and the plant choices, в терминах искусства, тогда как для садоводов-лю-
rocks, mulches, and garden bed shapes you use are like бителей наибольшую актуальность представляет ос-
your paints.  Knowing when flowers bloom and the length мысление сада в качестве лекарства от стресса. Дан-
of time they bloom are an art in itself [16]. ный список метафор не является исчерпывающим.
● I think garden is a living sculpture. In this gardening Выводы, полученные в ходе проведенного анализа,
art land is a canvas, brush is gardening tools and plants определяют вектор дальнейшего исследования дис-
act as paint for the art [8]. курсивного сообщества.

Список литературы
1. Антонова, И. С. О соотношении понятий «языковое сознание» и «профессиональное языковое сознание» /
И. С. Антонова // Социосфера. — 2010. — № 4. — С. 52—57.
2. Кудрук, Г. Н. Отражение образа профессионала в языковом сознании : дис. … канд. филол. наук: 10.02.19 /
Г. Н. Кудрук. — Челябинск, 2008. — 243 с.
3. Лакофф, Дж. Метафоры, которыми мы живем / Дж. Лакофф, М. Джонсон; пер. с англ. ; под ред. и с пре-
дисл. А. Н. Баранова. — М. : Едиториал УРСС, 2004. — 256 с.
4. Austin, A. 32 inspirational gardening quotes [Electronic resource] / A. Austin // Mother Nature Network. —
URL: https://www.mnn.com/your-home/organic-farming-gardening/blogs/32-inspirational-gardening-quotes (дата
обращения: 15.01.2018).
5. BA Pintozzi’s comment on the post ‘Is gardening an art?’ [Electronic resource] / BA Pintozzi // Quora. — URL:
https://www.quora.com/Is-gardening-an-art (дата обращения: 18.11.2017).
6. Cobham medicine garden / Yellow.Place. — URL: https://yellow.place/en/the-medicine-garden-cobham-britain
(дата обращения: 15.01.2018).
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 35

7. Dovefromabove’s comment on the post ‘What is gardening?’ [Electronic resource] / Dovefromabove. — URL:
http://www.gardenersworld.com /forum/problem-solving/what-is-gardening/993043-1.html#latest (дата обращения:
17.02.2017).
8. Hallam, M. Comment on the post ‘Is gardening an art?’ [Electronic resource] / M. Hallam // Quora. — URL:
https://www.quora.com/Is-gardening-an-art (дата обращения: 18.11.2017).
9. Kieffer, J. Comment on the post ‘Is gardening an art?’[Electronic resource] / J. Kieffer // Quora. — URL: https://
www.quora.com/Is-gardening-an-art (дата обращения: 18.11.2017).
10. Ransdell, H. Comment on the post ‘Is gardening an art?’[Electronic resource] / H. Ransdell // Quora. — URL:
https://www.quora.com/Is-gardening-an-art (дата обращения: 18.11.2017).
11. Silentrunning’s comment on the gardeners’ forum [Electronic resource] / Silentrunning // Gardening Forums. —
URL: https://www.gardening-forums.com/threads/a-gardeners-mission.12941/#post-123557 (дата обращения:
11.01.2018).
12. Smart, T. Gardening is the best medicine for the mind [Electronic resource] / T. Smart // The Guardian. — URL:
https://www.theguardian.com /lifeandstyle/gardening-blog/2016/jan/22/gardening-is-the-best-medicine-for-the-mind
(дата обращения: 18.11.2017).
13. Staple, D. My Food Growing and Gardening [Electronic resource] / D. Staple // D. Staple’s personal pages. —
URL: http://dannystaple.github.io/gardening (дата обращения: 16.01.2018).
14. Swales, J.M. Genre Analysis [Text] / J.M. Swales. — Cambridge : Cambridge University Press: English in
Academic and Research Settings, 1990. — 258 p.
15. Tandragee, A. The Perfect Antidote to the Modern World [Electronic resource] / A. Tandragee // Bylands Nurser-
ies Ltd. — URL: http://www.bylands.com/blog-entry/perfect-antidote-modern-world (дата обращения: 17.02.2017).
16. Trudeau, D. Comment on the post‘Is gardening an art?’[Electronic resource] / D. Trudeau // Quora. — URL:
https://www.quora.com/Is-gardening-an-art (дата обращения: 18.11.2017).

Т. В. Ларина
Российский университет дружбы народов
(Москва, Россия)

КАТЕГОРИЯ НЕВЕЖЛИВОСТИ В МЕЖКУЛЬТУРНОМ АСПЕКТЕ


IMPOLITENESS IN INTERCULTURAL PERSPECTIVE
Для эффективного межкультурного взаимодействия важно знать не только, какое поведение являет-
ся вежливым в той или иной культуре, но и иметь представление о том, что считается невежливым.
Являясь достаточно новым объектом исследования, который в последнее время привлекает все большее
внимание специалистов в области коммуникации, социолингвистики, лингвопрагматики и дискурс-анализа,
невежливость еще не получила своего общепринятого определения и всестороннего описания. Цель данной
статьи — рассмотреть некоторые теоретические вопросы, касающиеся взаимоотношений вежливости,
невежливости и грубости, охарактеризовать типы невежливости и на примере английской и русской
коммуникативных культур показать роль контекста в определении (не)вежливости. При этом мы исходим
из того, что невежливость, являясь универсальной категорией, обладает этнокультурной спецификой,
игнорирование которой препятствует успешной коммуникации. В статье отмечается, что в межкуль-
турной коммуникации при оценке (не)вежливости, помимо ситуативного контекста, необходимо учиты-
вать преконтекст, важной составляющей которого является культура, и подчеркивается необходимость
культурной компетенции коммуникантов.
Ключевые слова: вежливость, невежливость, грубость, контекст, преконтекст, культурный контекст,
межкультурная коммуникация, межкультурная коммуникативная компетенция

For successful intercultural interaction, it is important not only to know what is polite in a particular culture,
but also to have an idea of ​​what is considered impolite. Being quite a new object of research, which has attracted
attention of scholars working in the fields of communication, sociolinguistics, pragmatics and discourse analysis,
impoliteness has not got its generally accepted definition and comprehensive description. The purpose of this paper
is to consider some theoretical issues concerning the relationship of politeness, impoliteness and rudeness, suggest
the definition of impoliteness, and define its types. It also shows the role of context in evaluation of (im)politeness
illustrating it by some examples of English and Russian communicative behavior. We argue that impoliteness, being
a universal category, has its cultural specificity and the ignorance of this fact hinders successful communication.
The paper suggests that evaluating (im)politeness in intercultural communication besides the situational context
it is necessary to take into account the prior context which communicators do not always share, as culture is its
inherent part, and emphasiыes the role of cultural competence of communicators.
Keywords: politeness, impoliteness, rudeness, context, prior context, cultural context, intercultural communica-
tion, intercultural communicative competence
36 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

Введение анализировать различные определения невежливости


Категория вежливости, как неоднократно отмеча- и подходы к ее изучению. Остановимся лишь на на-
лось [6; 7], является регулятором коммуникативного шем понимании данного явления и его основных ха-
поведения, которым мы руководствуемся в процессе рактеристиках.
коммуникации. Поскольку, являясь универсальной Вслед за Дж. Личем, мы придерживаемся мнения
коммуникативной категорией, она обладает этнокуль- о том, что теория вежливости — это неизбежно и те-
турной спецификой, без знаний о том, как понимается ория невежливости [28, с. 19]. Заслуживает внима-
вежливость в той или иной культуре, какие стратегии ния в этой связи так называемая Главная Стратегия
вежливости используют ее представители, эффектив- Вежливости Дж. Лича (Grand Strategy of Politeness)
ное и бесконфликтное межкультурное общение не- (см. [26—28]), включающая десять основных правил,
возможно. которые в обобщенном виде предписывают: делать ак-
Однако не меньшее значение для успешной меж- цент на желания собеседника и преуменьшать значи-
культурной коммуникации имеет и знакомство с ка- мость собственных желаний; больше ориентироваться
тегорией невежливости, которой в последнее время на чувства собеседника и подавлять собственные чув-
специалисты в области коммуникации, социолингви- ства; завышать качества собеседника и преуменьшать
стики, лингвопрагматики и дискурс-анализа уделя- собственные качества; завышать свои обязательства
ют все большее внимание (см. [1—3; 5; 10; 12—15; перед собеседником и занижать его обязательства;
17—20; 24; 30 и др.]). Интерес к данной категории ставить мнение собеседника выше собственного и
можно объяснить разными факторами. Это и про- преуменьшать значимость своего мнения.
цессы демократизации общества, которые приводят Поскольку невежливость — это несоблюдение или
к изменению коммуникативных норм и стилистиче- нарушение правил вежливости, то быть невежливым,
ским сдвигам, и наблюдаемый в последнее время рост как мы уже ранее отмечали [10] соответственно, оз-
агрессивности, нетерпимости и конфликтогенности в начает противоположное: игнорирование желаний и
обществе, и расширение межкультурных контактов в чувств собеседника и акцент на собственные жела-
разных сферах жизни. ния и чувства; преуменьшение качеств собеседника
В межкультурной коммуникации проблема невеж- и завышение собственных качеств; завышение обяза-
ливости и грубости имеет особое значение, поскольку, тельств собеседника и занижение собственных обяза-
как и вежливость, невежливость обладает этнокуль- тельств перед ним; приоритет собственного мнения и
турной спецификой, в результате чего поведение, ко- игнорирование мнения собеседника.
торое воспринимается как вежливое в одной культу- Таким образом, если вежливость нацелена на
ре, может быть воспринято как невежливое и даже интересы собеседника — его желания, чувства,
грубое в другой, и наоборот, что часто приводит к мнения, то проявлять невежливость — это значит
коммуникативным неудачам и даже конфликтам [6; ставить себя выше собеседника, исходить из своих
7]. Концептуализация невежливости также имеет свои желаний, чувств, мнений и игнорировать или недо-
этнокультурные особенности. Так, например, хотя и в оценивать желания, чувства и мнения собеседника.
русском, и в английском языках невежливость связана Это самые общие характеристики невежливости. Со-
с нарушением норм вежливости, в основе английской поставительный анализ показывает, что они имеют
невежливости лежит отсутствие демонстрации эти- культурную вариативность. Так, например, завыше-
кетной вежливости, в сознании русских невежливость ние собственных качеств в корейской культуре вос-
имеет морально-этическую основу [12]. принимается как более серьезное нарушение правил
Являясь относительно новым объектом исследо- вежливости, чем в американской, а игнорирование
вания, невежливость еще не получила своего обще- желаний и чувств собеседника в американской куль-
принятого определения и всестороннего описания. В туре невежливо в большей степени, чем, например,
данной статье мы рассмотрим некоторые теоретиче- в русской. Таким образом, являясь универсальной
ские вопросы, касающиеся взаимоотношений веж- категорией, невежливость в то же время имеет свои
ливости, невежливости и грубости, предложим свое культурные особенности.
определение невежливости, охарактеризуем типы В результате, если вежливость в общем виде мы
невежливости и на примере английской и русской определяли как универсальную коммуникативную
коммуникативных культур покажем роль контекста в категорию, представ­ляющую собой этнокультурную
определении (не)вежливости. Особое внимание уде- систему стратегий поведения, направленных на гар-
лим преконтексту, важной составляющей которого моничное, бесконфликтное общение и соответству-
является культура. ющих ожиданиям партнера [6, с. 169; 7, с. 178], то
невежливость можно определить как универсальную
Вежливость vs невежливость коммуникативную категорию, представляющую собой
На данный момент не существует определения не- этнокультурную систему коммуникативных стратегий
вежливости, которое считалось бы общепринятым. и тактик, нацеленных на несение урона лицу собесед-
Невежливость рассматривается как нарушение со- ника (умышленное или неумышленное), что приводит
циальных норм, несоблюдение или нарушение норм к снижению и/или нарушению эффективности комму-
вежливости, преднамеренное нанесение урона лицу никативного взаимодействия и даже к конфликту [10,
собеседника, как коммуникативные акты, нацеленные, с. 34]. Это поведение, как правило, не соответствую-
на оскорбление и т. д. Нет единства и во взглядах на щее ожиданиям партнера.
то, можно ли рассматривать вежливость в рамках те- Невежливость, как и вежливость, является кате-
ории невежливости или для ее изучения необходима горией прагматики. Она имеет разные формы про-
своя теория. В докладе мы не ставим целью подробно явления, и определить, является та или иная фраза
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 37

вежливой или невежливой, можно только в контексте, также может быть грубой [5], как в следующем при-
основную оценку при этом дает адресат. мере: Привет, Вовка, сволочь, как я рад тебя видеть
(радостное приветствие друга после долгой разлуки).
Типы невежливости Языковыми средствами выражения грубости яв-
Невежливость — явление неоднородное. Существу- ляются, в первую очередь, сквернословие, инвектив-
ют различные ее типы, которые могут быть выделены ная и табуированная лексика, употребление которой
по различным параметрам. также имеет культурную специфику [1; 4; 6; 9]. Мы
С точки зрения средств выражения невежливость неоднократно отмечали, что в англо-американской
может быть вербальной (грубое слово или высказы- коммуникативной культуре сфера употребления не-
вание), невербальной (грубый жест или акт) и пара- нормативной лексики, где она воспринимается как
вербальной (молчание или грубый тон). допустимая, значительно шире, чем в русской [6; 8;
С точки зрений намерений участников коммуника- 9]. Согласно результатам проведенных исследований,
ции невежливость может быть преднамеренной или она широко употребляется в дружеском общении об-
непреднамеренной (умышленной или неумышленной), разованных людей различных возрастных и гендер-
хотя единства мнений по этому вопросу не существу- ных групп, как в следующих примерах, взятых из
ет. Некоторые ученые утверждают, что невежливость художественной литературы (в нашей базе данных
всегда носит преднамеренный характер и участники есть значительное количество подобных примеров,
коммуникации совершают невежливые акты целе- собранных и в реальной коммуникации):
направленно [17; 30]. Однако мы придерживаемся (1) ‘The phone’s blipping. There’s someone else trying
точки зрения тех исследователей, которые считают, to get through. I’ll call you back.’
что невежливость может быть, как преднамеренной ‘OK. But remember, you, silly bitch, it’s great news,
(intended), так и непреднамеренной (unintended) [18], yeah?’ (J. Asher) (обращение молодой женщины-про-
особенно когда речь идет о межкультурной комму- фессионала к подруге).
никации. Здесь непреднамеренная невежливость — (2) You, my darling, are an absolute fucking genius’
весьма распространенное явление, так как инокуль- (H. Fielding) (комплимент режиссера телестудии —
турные собеседники в силу определенных причин, сотруднице-журналисту).
на которых остановимся ниже, часто совершают не- (3) ‘What the bloody hell are you doing in Washington,
вежливые акты неосознанно и даже не подозревая об Harry?’ muttered Chipchase through a cheesy grin.
этом. ‘I told you. Business. Business my left buttock’
Невежливость — это не обязательно совершение (R. Goddard).
невежливого акта, но также и несовершение вежли- Как видим, высказывания 1—4, содержащие сквер-
вого в тех ситуациях, когда он ожидается. Таким об- нословие, употреблены в дружеских контекстах и в
разом, с точки зрения совершения или несовершения них отсутствует инвективная функция — намерение
действия, можно выделить активную, или акциональ- оскорбить собеседника, совершить в отношении него
ную невежливость (невежливая фраза в адрес дру- «невежливое действие». В данном случае речь идет об
гого, например, «А вы куда лезете?» (в транспорте), асимметрии семантики и прагматики, когда высказы-
«А ты лучше молчи. Тебя не спрашивают») и пассив- вание является грубым по форме, но с точки зрения
ную, или неакциональную (не уступил место, не отве- прагматического значения воспринимается не как гру-
тил на приветствие, не сказал спасибо). В последнем бость, а как неформальная вежливость. Грубая форма
случае невежливость — это отсутствие конвенцио- используется здесь для позитивных целей — выраже-
нальной вежливости. ния близких дружеских отношений, передачи положи-
По аналогии с абсолютной и относительной вежли- тельных эмоций, достижения юмористического или
востью, выделенными Дж. Личем [26; 28 и др.], кото- иронического эффекта. Другими словами, формально
рые мы предлагает называть семантической и прагма- невежливый акт совершается в подобных случаях для
тической соответственно, невежливость также может достижения вежливой цели и не вступает в конфликт
быть охарактеризована в данных терминах. То есть, с вежливостью. Еще раз отметим, что по результатам
с точки зрения формы и содержания невежливость проведенных исследований случаи употребления гру-
может быть абсолютной, или семантической, когда бых лексем в дружеском общении в большей степени
она определяется исключительно по форме, вне кон- характерны для английского и американского стилей
текста, и относительной, или прагматической, опре- коммуникации, чем для русского [4; 6; 13].
деляемой в контексте. Поскольку, как и вежливость, Для данного коммуникативного приема исследова-
невежливость — это категория прагматики, контекст тели используют различные термины. Дж Лич назы-
играет важнейшую роль при ее анализе, что будет по- вал его banter, mock impoliteness (подшучивание или
казано ниже. шутливая невежливость) [27, с. 238—241]. Г. Каспер
Как и вежливость, невежливость отличается гра- использует термины ironic rudeness (ироническая
дуальность, т. е. высказывания могут различаться по грубость) и mock impoliteness (шутливая невежли-
степени (не)вежливости. В этой связи невежливость вость) [21]. Л. Альба-Хуэс говорит о positive irony
связана с грубостью, которую можно рассматривать (положительной иронии), которая не имеет никакой
как более сильное проявление невежливости. На- невежливой цели [14]. М. Кинпоинтер [23] предлагает
пример, Заткнись воспринимается более грубо, чем термин cooperative rudeness (кооперативная грубость).
Замолчи. В то же время здесь опять необходим учет Поскольку подобные формально невежливые акты,
контекста, который может как усиливать невежли- совершаются для достижения вежливой цели, пред-
вость, так и погашать ее. Нами уже отмечалось, что лагаем использовать термин грубая вежливость или
грубость — это не всегда невежливость, вежливость неформальная вежливость.
38 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

Противоположный тип невежливости, при которой сказывания, так как не всегда обладают достаточной
невежливый речевой акт нацелен на нанесение урона культурной и коммуникативной компетенцией, чтобы
лицу собеседника и осуществляется прямо и недвус- понять его прагматическое значение. В результате они
мысленно исследователи называют эксплицитной не- оценивают то, что было сказано, а не то, что имелось
вежливостью (explicit impoliteness) [17] или некоопе- в виду.
ративной грубостью [23]. Яркий и, по нашим наблюдениям, весьма типичный
пример этому приведен в статье Дж. Томас, касаю-
Невежливость и контекст коммуникации щийся русских студентов, которые в ответ на прось-
Как уже было сказано, невежливость, как и веж- бу читать, выраженную конвенциональным вопросом
ливость, является прагматической категорией. Вы- Would you like to read? могут сказать No,I wouldn’t, не
сказывание само по себе не может быть оценено с предполагая, что допускают невежливость [29, c. 101].
точки зрения (не)вежливости. Важен коммуникатив- Принимая во внимание исключительно ситуативный
ный контекст, который включает социальные, физиче- контекст и основываясь на русской коммуникативной
ские и психологические параметры коммуникативной традиции, они воспринимают фразу учителя букваль-
ситуации, влияющие на ход коммуникации и вы­бор но — как вопрос об их желаниях и предпочтениях и
коммуникативных стратегий и языковых средств [7, соответственно на него отвечают. Для того, чтобы по-
c. 30]. При этом важно различать внешний, или ситу- нять прагматическое значение данного высказывания
ативный, контекст, куда входят ситуативные усло- необходимо владеть культурной компетенцией, знать
вия коммуникации — участники коммуникативного английский контекст, тип взаимоотношений между
акта, место, время обще­ния и другие факторы (т. е. участниками коммуникации, ценности, на которых ба-
кто гово­рит, с кем, где, когда и о чем), внутренний зируется английская вежливость, а именно — соблю-
контекст — психологические факторы, влия­ющие на дение дистанции и демонстрация уважения к личной
процесс коммуникации (психологическое со­стояние неприкосновенности собеседника, независимо от его
участников коммуникации, их восприятие друг дру- статуса (т. е. даже если он студент).
га, взаимоотношения, индивидуальные особенности Коммуникативная интерференция, т. е. перенос
и др.) и преконтекст — прежний опыт участников своих ценностей и норм в инокультурный контекст
коммуникации, совокупность их фоновых знаний, провоцирует невежливость, даже тогда, когда на
ценностных установок и др. [7, c. 31] (pricontext в формальном уровне фраза является безукоризненно
терминах И. Кечкеша [22]). Мы считаем, что прекон- вежливой, как в следующем примере: May I do it in
текст включает также культуру. private? (американский школьник русскому учителю
В межкультурной коммуникации проблемы непо- рисования, который подошел посмотреть, как тот
нимания часто возникают из-за того, что участники рисует) [6, c. 75]. С точки зрения семантики данная
межкультурного взаимодействия не обладают общим фраза, безусловно, является вежливой. Она построена
преконтекстом и не осознают, что он у них различен. с использованием нескольких стратегий так называ-
Они в основном полагаются на ситуативный контекст емой Negative politeness [16], или стратегий дистан-
и свой прежний опыт. В результате они часто неверно цирования [6], что позволяет максимально смягчить
интерпретируют коммуникативные намерения друг воздействие на адресата. Однако сказанная в русском
друга и дают неверные оценки действиям, что при- контексте, где вежливость — это часто не демонстра-
водит к коммуникативным неудачам и формированию ция дистанции, а, напротив, проявление близости, со-
этнических стереотипов. Среди таких стереотипов участия, предложение помощи, она приобретает не-
есть стереотипы о невежливых и даже грубых нем- вежливое звучание, так как содержит просьбу отойти,
цах, поляках и русских, и чрезмерно вежливых, но к тому же адресованную учителю. Невежливое зву-
при этом высокомерных и неискренних англичанах чание данной фразы в русском контексте особенно
(см., например, [6; 11; 27; 29 и др.]. ощутимо при попытках ее перевода на русский язык.
Для восприятия русских невежливыми у предста- Таким образом, для оценки высказывания собесед-
вителей западных, в первую очередь англоязычных ника как вежливого или невежливого, помимо ситу-
культур, существует достаточно, на их взгляд, осно- ативного контекста, необходимо знание культурного
ваний. Русские оказывают прямое коммуникативное контекста.
воздействия на собеседника (употребляя императив
в самых разных ситуациях общений), могут давать Заключение
непрошеные советы, делать замечания, задавать лич- Сказанное показывает актуальность исследования
ные вопросы, часто перебивают собеседника и т. д. категории невежливости для межкультурной комму-
(см. подробно [6]). Однако поведение известных сво- никации и межкультурной прагматики. Выявление
ей вежливостью англичан русскими также не всегда этнокультурной специфики невежливости способ-
воспринимается как вежливое: Спросил: «Как дела?», ствует пониманию особенностей коммуникативного
но даже не остановился; Пригласил в гости, но не поведения того или иного народа, дает информацию
позвонил, чтобы сказать, когда приходить (из рас- о его менталитете и ценностях.
сказов русских студентов, проходивших стажировку Поскольку невежливость — это несоблюдение или
в Англии). нарушение правил вежливости, ее можно рассматри-
Неверная интерпретация намерений собеседника и вать в рамках теории вежливости и определять как
оценка его действий возникает из-за того, что участ- универсальную коммуникативную категорию, пред-
ники межкультурной коммуникации, опираясь на си- ставляющую собой этнокультурную систему ком-
туативной контекст, которого для понимания ситуации муникативных стратегий и тактик, нацеленных на
недостаточно, исходят из буквального значения вы- несение урона лицу собеседника, что приводит к
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 39

снижению и/или нарушению эффективности комму- против, могут совершаться в вежливых целях. Дру-
никативного взаимодействия и даже к конфликту. Не- гими словами, как ни парадоксально это звучит, веж-
смотря на подчеркивание многими исследователями ливость может быть грубой, а грубость — вежливой.
преднамеренности в невежливом поведении, в меж- В ситуации межкультурного общения нельзя по-
культурной коммуникации невежливость очень часто лагаться лишь на ситуативный контекст, необходимо
бывает непреднамеренной, совершаемой неосознан- иметь знания об инокультурном контексте, а именно
но. При этом она проявляется как в действиях, так и — о параметрах социальной организации, характер-
в бездействии — в несовершении вежливых актов в ной для культуры собеседника, ее коммуникативных
ситуациях, где они ожидаются. ценностях, которые определяют понимание (не)веж-
Для невежливости, как и вежливости, характерна ливости и формируют этнокультурный стиль комму-
градуальность. Грубость — это более сильная форма никации [6, 25]. Как было показано, из-за культурных
невежливости. В то же время ее нельзя отождествлять различий поведение, воспринимаемое как вежливое
с невежливостью, так как грубость может касаться в одной культуре, может быть воспринято как невеж-
только формы, но не содержания и в таких случаях не ливое в другой.
вступает в конфликт с вежливостью, речь может идти Только на основе культурной компетенции можно
о грубой (или неформальной) вежливости. сформировать коммуникативную, в том числе праг-
Наш материал в очередной раз показал, что отдель- матическую компетенцию, которая даст возможность
но взятая фраза не может рассматриваться с позиций адекватно оценивать коммуникативные намерения со-
(не)вежливости. Дать оценку высказыванию можно беседника и действовать в соответствии с собствен-
только в контексте, где вежливые речевые акты могут ными намерениями — либо вежливо, либо невежливо,
восприниматься как невежливость, а невежливые, на- но делать это всегда осознанно.

Список литература
1. Жельвис, В. И. Поле брани. Сквернословие как социальная проблема в языках и культурах мира /
В. И. Жельвис. — Изд. 2-е. — М. : Ладомир, 2001. — 352 с.
2. Жельвис, В. И. Грубость как регулятор коммуникативного поведения / В. И. Жельвис // Бытие в языке :
сб. науч. трудов к 80-летию В. И. Жельвиса. — Ярославль : Изд-во ЯГПУ, 2011. — С. 258—289.
3. Жельвис, В. И. Лингвокультурологический анализ дихотомии «прилично — неприлично» в англоязычных
и русской культурах / В. И. Жельвис // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Лингви-
стика. 2014, 4. — С. 101—118.
4. Козырева, М. М. Обсценная лексика в речи образованных носителей английского и русского языков:
функционально-прагматический аспект : дис. … канд. филол. наук / М. М. Козырева. — М., 2013.
5. Ларина, Т. В. О вежливой грубости и грубой вежливости / Т. В. Ларина // Язык и культура в современном
мире. IX Степановские чтения : мат-лы докладов и сообщений междунар. науч.-практ. конф. — Москва, 23 —
24 апреля 2013. — М. : РУДН, 2013. — С. 48—50.
6. Ларина, Т. В. Категория вежливости и стиль коммуникации: Сопоставление английских и русских линг-
вокультурных традиций / Т. В. Ларина. — М. : Рукописные памятники Древней Руси, 2009. — 512 с. — (Язык.
Семиотика. Культура)
7. Ларина, Т. В. Основы межкультурной коммуникации : учебник для студ. учреждений высш. образования /
Т. В. Ларина. — М. : Академия, 2017. — 191 с.
8. Ларина, Т. В. О грубости и коммуникативной этике в межкультурном аспекте: постановка проблемы /
Т. В. Ларина, М. М. Козырева, А.А. Горностаева // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия:
Лингвистика. 2012. — № 2. — С. 126—33.
9. Ларина, Т. В. Сквернословие в речи носителей английского языка: функционально-прагматический аспект /
Т. В. Ларина, В. И. Озюменко, А. А. Горностаева // Вопросы психолингвистики, 2012. — № 2 (16). — С. 30—39.
10. Ларина, Т. В. Невежливость и грубость в межличностном общении американцев / Т. В. Ларина,
М. Л. Харлова // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия Лингвистика и межкультурная
коммуникация. — Т. 13. Вып. 3, 2015. — C. 34—42.
11. Павловская, А. В. Англия и англичане / А. В. Павловская. — М. : Изд-во Московского ун-та ; Триада,
лтд, 2004. — 264 с.
12. Харлова, М. Л. Концептуализация невежливости в английском и русском языках / М. Л. Харлова // Вест-
ник Российского университета дружбы народов. Серия: Лингвистика, 2014. — № 4. — С. 119—131.
13. Харлова, М. Л. Невежливость и грубость в американской и русской коммуникативных культурах : дис. …
канд. филол. наук / М. Л. Харлова. — М., 2015.
14. Alba-Juez, L. On the Impoliteness of Some Politeness Strategies: a Study and Comparison of Some Pragmatic
Markers of Impoliteness in British and American English, Peninsular Spanish and Argentinian Spanish. Studies in
Intercultural, Cognitive and Social Pragmatics. 2007. — P. 37 — 56.
15. Bousfield, D. Impoliteness in Interaction. JBP Co., 2008.
16. Brown, P. and S. D. Levinson. Politeness: Some Universals in Language Usage. — Cambridge: Cambridge
University Press, 1987.
17. Culpeper, J. Impoliteness: Using Language to Cause Offence. Cambridge: Cambridge University Press, 2011.
18. Kaul de Marlangeon, S. and Alba-Juez, L. A typology of verbal impoliteness behavior for the English and
Spanish Cultures. Revista Española de Lingüística Aplicada (RESLA), 2012. — 25. — Р. 69—92.
40 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

19. Kaul de Marlangeon, S. Tipos de descortesía verbal y emociones en contextos de cultura hispanohablante.
SOPRAG (Pragmática Sociocultural. Revista Internacional sobre Lingüística del Español), 2017. — 5(1). Р. 1 — 23.
20. Kaul de Marlangeon, S. Fustigation Impoliteness, Emotions and Extimacy in Argentine Media Celebrities.
Russian Journal of Linguistics, 2018. — 22 (1), 161—174. doi 10.22363/2312-9182-2018-22-1-161-174.
21. Kasper, G. (1990). Linguistic politeness: Current research issues. Journal of Pragmatics, 1990. — 14(2). —
Р. 193—218.
22. Kecskes, I. Intercultural Pragmatics / I. Kecskes. — Oxford: Oxford University Press, 2014. — 277 р.
23. Kienpointner, M. Varieties of rudeness. Functions of Language / M. Kienpointner, 1997. — 4 (2). — Р. 251—287.
24. Ladegaard, H. J. Rudeness as a discursive strategy in leadership discourse: Culture, power and gender in a Hong
Kong workplace / H. J. Ladegaard. Journal of Pragmatics, 2012. — 44, — Р. 1661—1679.
25. Larina, T. Culture-Specific Communicative Styles as a Framework for Interpreting Linguistic and Cultural
Idiosyncrasies. International Review of Pragmatics, 2015. — 7(5). — Р. 195—215.
26. Leech, G. Politeness: Is there an East-West Divide? Journal of Foreign Languages. General Serial № 160,
2005. — № 6.
27. Leech, G. The pragmatics of politeness / G. Leech. — Oxford; New York: Oxford University Press, 2014. —
343 с.
28. Leech G., Larina T. Politeness: West and East. Russian Journal of Linguistics, 4, 2014. — Р. 9 — 34.
29. Thomas, Jenny. Cross-cultural pragmatic failure. Applied Linguistics, 4, 1983. — Р. 91 —112.
30. Tracy, Karen & Sarah J. Tracy. Rudeness at 911: Reconceptualizing face and face attack. Human Communication
Research, 1998. —25(2). — Р. 225—251.

F. Liedtke
Leipzig University
(Leipzig, Germany)

UNARTICULATED CONSTITUENTS AND LANGUAGE GAMES


This paper investigates the questions of unarticulated constituents and language games. The relation between
the semantic and the pragmatic side of the utterance by means of the notion of a pragmatic template is proposed.
The additional information is gained through the situational context or the world knowledge. The connection of
utterance type and situation type along the lines of pragmatic templates was presented systematically.
Keywords: language games, unarticulated constituents, pragmatic templates, interpretation, situational context.
In recent theories of language use, a distinction is case of (i) only says that S has had breakfast once in his
made between the meaning of an uttered sentence, the life — from the enriched meaning of the utterance itself,
semantics, and the enriched meaning of its utterance, the its ‘pragmatics’ — which adds a temporal restriction of
pragmatics. The latter is supposed to be systematically the breakfast. In my contribution, I want to reflect on
underdetermined by the former. One strategy to bridge this distinction and I shall make a proposal concerning
the gap between the semantic and the pragmatic side the nature of these enrichments leading to the pragmatic
of the utterance is to assume unarticulated constituents interpretation.
which are understood by the addressee. I argue that this
strategy is problematic because the choice of the cor- What is articulated — what is expressed
rect unarticulated constituent is underdetermined itself. Terminologically, I distinguish between what is articu-
A proposal is made for capturing the relation between lated (pure sentence meaning, ‘semantics’) and what is
the semantic and the pragmatic side of the utterance by expressed by a speaker with his or her utterance (com-
means of the notion of a pragmatic template. It is under- plete utterance meaning relying on relevant context-in-
stood as a holistic structure of context elements which formation, ‘pragmatics’). In everyday conversation as a
are assumed by addressees in order to enrich semantically rule only part of what is expressed is also articulated (s.
underdetermined utterances. example (ii)). Many if not most recent theories assume
If someone is asking me (i) “Do want to eat anything?” that these parts which are expressed but not articulated
and I reply (ii) “I’ve had breakfast”, we mutually assume are nevertheless part of the utterance as an unarticulated
that my utterance means that I’ve had breakfast today, constituent (e.g. a single word like today). I want to dem-
and my addressee infers from this that I don’t want to onstrate that this strategy gives rise to severe problems
eat anything at the moment. The reason for this is that, if of description and finally cannot be maintained. One of
I am uttering a sentence like (ii) in a verbal interchange, the problems is that usually a lot of unarticulated con-
nobody assumes that solely the uttered signal is relevant stituents are good candidates for having been meant by
for the interpretation of the utterance. Instead, the partici- the speaker, and we are not able to decide which of them
pants of the verbal interchange will go beyond the words exactly was expressed. From this and other problems fol-
they hear (or read) and enrich the perceived utterance so lows that we should not assume unarticulated constituents
that they are able to grasp what was obviously meant. In hidden in the uttered sentence, but only articulated ones
recent theories of language use, this very common fact overtly coded in the sentence.
has been reflected by developing a number of categories I shall argue for an alternative account which sees un-
which all serve the purpose of distinguishing the mean- articulated information outside the uttered sentence, as
ing of the uttered sentence, its ‘semantics’ — which in part of the background of the respective utterance. I sug-
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 41

gest a conception which sees the relevant information re- which case it is expressed that Mary managed to open the
sponsible for the reading of today as part of the language door with this very key.
game in which utterances like (ii) are performed. In our The second type of unarticulated constituents
example the background is a culturally shared practice (the B-type) contains cases in which facts cannot be iden-
concerning regular meals which is known by the par- tified without the unarticulated constituent, which means
ticipants of the verbal interchange. Thus the strategy of that no proposition has been expressed. This is given in
assuming unarticulated constituents has to be replaced by the case of the rain-example: No truth value can be as-
the strategy of assuming rich language games in which signed to the proposition without occupying the argument
the respective utterances are embedded. In my proposal, role of the place. It is decisive for Récanati’s further ar-
these language games are called pragmatic templates. gumentation to ignore unarticulated constituents of the
As to the (short) tradition of semantic / pragmatic rea- B-type — they are irrelevant for the question how much
soning, the level of what is expressed but not articulated pragmatic information a proposition must contain to be
has been categorized differently: It has been dubbed unar- assigned with a truth value.
ticulated constituent (Perry, Récanati), explicature (Sper- If unarticulated constituents are only those which are
ber/Wilson, Carston), impliciture (Bach), the Austinian not triggered by an expression within the sentence, prag-
proposition (Barwise, Récanati) [1, 2, 3, 7, 8, 10, 11, matic saturations (mandatory expansions in his terms)
14]. I begin with a discussion of the concept of unarticu- cannot be (or at least only in the weak sense) cases of
lated constituents as formulated by Perry and Récanati, unarticulated constituents. Thus, the only possible candi-
and then pass on to the concept of an Austinian proposi- dates for unarticulated constituents are free enrichments
tion [2, 7, 10]. After this, I try to clarify the concept of (optional expansions in his terms).
pragmatic templates and give further explanations of the Récanati uses a very restricted concept of unarticu-
related term of the central use which is a core notion of lated constituents. If an argument within the propositional
pragmatic templates. Finally, I present arguments which structure is not filled (e.g. She finishes _), this signals
demonstrate that by means of pragmatic templates one that the constituent is not really unarticulated. Only if
may explain at least some central cases of language use the proposition does not contain an empty argument place
better than by means of unarticulated constituents. (e.g. She eats in the intransitive sense), we can call it
unarticulated, and we may speak of pragmatic enrichment
Unarticulated constituents if we want to add what she eats. Récanati sums up his po-
One example of an utterance containing allegedly un- sition in a subheading: “True Unarticulated Constituents
articulated constituents was already given. Further ex- are Never Mandatory” [9, p.313]. The decisive question
amples are: is however: Why should addressees enrich an expression
(iii) It is raining. by means of adding an unarticulated constituent — which
(iv) They are serving drinks at the local bar. means that they have higher processing costs — if the
In order to understand (iii) or (iv), we must know speaker has chosen an expression which doesn’t contain
where the speaker is and which place is meant. So these this argument (intransitive sense of to eat). He or she
sentences could be paraphrased as follows: seems to have reasons to choose an intransitive version
(iii’) It is raining here. and not the transitive one: It may be relevant that a per-
(iv’) They are serving drinks at the bar near here. [8]. son eats, but completely irrelevant, what she eats. So
The expressions here and near here are unarticulated enriching the utterance in this case is pointless.. The prin-
constituents of (iii) and (iv). However, these paraphrases ciple that unarticulated constituents are never mandatory
are not always valid because it is possible that (iii) or (iv) seems to conflict with the idea of the rational choice of
refer to places different from where the speaker is — then verbal means for communicative purposes.
it has to be there or near you. An appropriate localisa-
tion depends on the intention of the speaker. In any case, Austinian propositions
a constituent must be added to what is said to assign a In his book ‘Perspectival Thought’ (2007), Récanati
truth value to the proposition. This constituent must be uses a different terminology for determining the role of
supplied by the context because the sentence does not unarticulated constituents [11]. He distinguishes between
contain a morpheme carrying the necessary information. the explicit content of an utterance which he dubs with
Perry writes: “... we don’t articulate the objects we are a stoicist term the lekton, and the complete content of
talking about, when it is obvious what they are from the that utterance, which is called the Austinian proposition
context” [7, p. 11]. (after J. Barwise 1989) [2]. The complete content of the
F. Récanati who develops Perry’s notion of an unar- Austinian proposition encompasses the circumstance of
ticulated constituent further, makes a distinction between evaluation in which the utterance has been performed —
two sorts of consequences, when one or more constituents or, in terms of Perry, the situation the utterance concerns
are not articulated [7, 9, 10, 11]. Either the utterance is [7]. Following Récanati, utterances like (iii) are context-
vague, so that information has to be added to determine sensitive because the (explicit) content, which is called
the fact the speaker is talking about, or the utterance is the lekton, is evaluated with respect to varying circum-
incomplete, so that information has to be added to iden- stances [11]. The result of this strategy is that we have
tify the fact at all [9, p. 307]. The first type (the A-type) three levels of meaning of an utterance: the meaning of
occurs in those cases Récanati gives as example of un- the sentence type , the context-dependent lekton and the
articulated constituents. It contains the types of usage Austinian proposition. Concerning the third level, it con-
which are given as examples in pragmatic literature since tributes to the truth conditions of the uttered sentence,
Sperber and Wilson. Beneath our breakfast example, we i. e. it is true or false concerning the respective circum-
have: (v) Mary took out her key and opened the door, in stance of evaluation. Consequently the locus for unar-
42 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

ticulated constituents is not the lekton, but the Austinian structured clusters of conditions of usage. They contain
proposition, the circumstance of the utterance which co- the obligatory context elements in which a certain expres-
determines its truth-value: “… there are no unarticulated sion can be used appropriately. These clusters are a part
constituents in the lekton — all unarticulated constituents of what I call pragmatic templates. If we want to identify
belong to the situation of evaluation.” [10, p.23). such a template, we have to assign the utterance to a
If one conceives of the items of the environment of an specific type (form type). We also have to be able to give
utterance as constituent parts of an (Austinian) proposi- criteria of what is part of a template and what is not. I
tion, as Récanati does, they are something what-is-said by propose to consider the content of pragmatic enrichments
an utterance, analogous to free pragmatic enrichments, at or unarticulated constituents as a part of such a pragmatic
least as I understand these notions (s. Récanati 2010 cites template — it is part of the knowledge of language users
the critique of Kölbel 2008 in this respect) [5,10]. So in which is activated when they hear or read an utterance in
my view there does not exist a fundamental difference which not everything is articulated that could be relevant
between the 2002 account of unarticulated constituents in that situation.
(in which they are part of what is said, i.e. free pragmatic The notion of a pragmatic template has some ancestors,
enrichments) and his 2007 / 2010 account (in which they e. g. the notion of a “language game” (Wittgenstein PI:
are part of the Austinian proposition, external to the lek- § 23) [16], or that of a “script” as a device for handling
ton). To put it in another way: the borderline between the “stylized everyday situations” [12, p.151]. The common
lekton and the Austinian proposition is underdetermined, trait of the notion of a pragmatic template with its ances-
it reduces eventually to the older distinction between the tors is the fact that a set of properties or entities forms
meaning of the sentence on the one hand and free prag- a structured whole with characteristic features which is
matic enrichments on the other. Also in the new account, acquired and used as a linguistic or semiotic unit together
unarticulated constituents are not really excluded from with pragmatic factors of its use. If an expression is used
the realm of what-is-said. The information belonging to in accordance to the stereotypical pragmatic template, I
unarticulated constituents is not part of what-is-said, it speak of its central use (borrowing from Grice’s notion
isn’t anything which might be part of a single proposi- of a central speech act, s. Grice 1989) [4]. The notion of
tion wherever it might be located in the architecture of a central use, roughly speaking a use the type of utter-
an utterance. Rather it is “outside” from the utterance, ance is made for, has some analogies to the term “proper
“outside” from what-is-said or an Austinian proposition. function”, which Millikan used on a different theoretical
It isn’t anything speakers mean and addressees grasp, but background [6].
it is part of a type of knowledge addressees make use of I am of the opinion that utterances of sentences such as
if they are going to interpret what might have been meant (ii) and related ones can be interpreted correctly because
with the utterance. And this is exactly what speakers pre- of their assignment to a relevant template. When we inter-
sume if they choose their words. pret an utterance in using a pragmatic template, we trace
it back to an acquired holistic structure of characteristics
Pragmatic templates of the environment it is used in. We do not have to add
In the following section, I will give some reasons an unarticulated constituent in every situation, but we
in favour of the conception that the information which can use our standardised conversational knowledge. That
speakers do (sometimes) not articulate in their utterances, knowledge provides us with prototypical applications (the
although they want the addressee to get that information, central use) of specific types of utterances. Of course
should not be represented as part of the utterance. It is there are always parts of the meaning related to the situ-
nothing the speaker says. It is rather something the ad- ation that have to be represented ad hoc. But I claim that
dressee hypothetically assumes or already knows, which a major part of the interpretation can be accomplished
thus does not need to be articulated because it can be by identifying a type of utterance as part of a specific
derived from the context. The speaker is calculating with pragmatic template.
this knowledge, it is part of the “nonlinguistic infrastruc- The central concern of my contribution is that items
ture” to which speaker and addressee are referring [15]. like today, here etc. are not unarticulated constituents
Now we have to explain what that something is that can which have to be adjoined to the articulated part of the
be derived from the context. utterance. Rather this additional information is gained
The rational usage of linguistic means in utterances is through the situational context or our world knowledge,
subject to certain conditions, which restrict their usage. and my aim was to show that a systematic account of this
These conditions may not be represented as an unsorted connection of utterance type and situation type is possible
collection of constraining propositions, but they form along the lines of pragmatic templates.

Literature
1. Bach, K. Conversational Impliciture. / K.Bach. Mind and Language 9, 1994.- P.124—162.
2. Barwise, J. The Situation in Logic./ J.Barwise. Stanford : CSLI Publications, 1989.
3. Carston, R. Thoughts and Utterances. / R.Carston The Pragmatics of Explicit Communication. Oxford:
Blackwell, 2002.
4. Grice, H P. Studies in the Way of Words. Cambridge / H P.Grice. Mass.: Harvard University Press, 1989.
5. Kölbel, M. About Concerns (Some Comments about Récanati’s Perspectival Thought) / M.Kölbel. Ms. 2008.
6. Millikan, R.G. Varieties of Meaning. / R.G.Millikan. The Jean Nicod Lectures. MIT Press, 2004.
7. Perry, J. Thought without Representation. / J. Perry. Proceedings of the Aristotelian Society, Supplementary,
1986. Volume 60, P.137-51.
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 43

8. Perry, J. Indexicals, Contexts, and Unarticulated Constituents, In Computing Natural Language, Dag Westerstahl,
Atocha Aliseda, and Rob van Glabbeek / J. Perry. (eds.), 1—11. (CSLI Publications). Stanford, 1998.
9. Récanati, F. Unarticulated Constituents / F.Récanati. Linguistics and Philosophy, 2002. — P. 25: 299—2 45.
10. Récanati, F. Truth-Conditional Pragmatics / F.Récanati. Oxford: Clarendon Press, 2010.
11. Récanati, F. Perspectival Thought. A Plea for (Moderate) Relativism / F.Récanati. Oxford: UP, 2007.
12. Schank, R.C., and Robert P. Abelson. Scripts, Plans, and Knowledge. / R.C. Schank, and Robert P. Abelson. In
Proceedings of the 4th Joint Conference on Artificial Intelligence, 1975. Vol.1.- P.151—157.
13. Searle, J.R.. Intentionality / J.R.Searle. An Essay in the Philosophy of Mind. Cambridge: Cambridge Uni-
versity Press, 1983.
14. Sperber, Dan, Deidre Wilson Relevance. Communication and Cognition. / Sperber, Dan, Deidre Wilson. Oxford:
Wiley — Blackwell, 1995.
15. Tomasello, M. The Origins of Human Communication / M.Tomasello. Cambridge/Mass.: MIT Press, 2008.
16. Wittgenstein, L. Philosophical Investigations / L.Wittgenstein. Oxford: Blackwell, 1958.

И. Ф. Ликунова
Дипломатическая академия МИД России
(Москва, Россия)

НОВЫЙ ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ ВРЕМЕННЫХ ФОРМ ГЛАГОЛА


В ПОРТУГАЛИСТИКЕ
NEW APPROACH TO STUDYING VERB TENSE FORMS
IN PORTUGUESE STUDIES
В данной статье впервые в португалистике делается попытка показать, как стилистика ведёт к из-
менению грамматической составляющей временной формы на примере взаимодействия индикативного
имперфекта португальского глагола с другими временными формами. С одной стороны, стилистическое
использование временных форм глагола придаёт повествованию особую живость и выразительность, а
с другой — делает их более гибкими и подвижными, позволяет им реализовать свой грамматический по-
тенциал путём утраты, приобретения или перераспределения дифференциальных признаков формы, за-
креплённых за ней в системе языка. Значительная роль в модификации грамматического значения формы
принадлежит лексическим индикаторам. Исследования проводились на материале современных литера-
турных источников, взятых как из бразильского, так и лузитанского вариантов португальского языка.
Ключевые слова: грамматика, стилистика, художественный стиль, контекст, основное значение, на-
циональный вариант, выразительность, дифференциальный признак.

This article tries to show, for the first time in Portuguese Studies, how stylistics leads to changes in the grammar
component of a verb tense form, based on the interaction of Portuguese Imperfect Indicative forms with other tense
forms. On the one hand, stylistic use of verb tense forms makes the story particularly vivid and expressive, and on
the other hand, it makes the forms themselves more flexible and variable, lets them fulfill their grammatical potential
by losing, acquiring or redistributing of a form’s differential characteristics that belong to it in the language system.
A considerable role in modifying a grammar meaning belongs to lexical indicators.
The research is based on modern literary texts of both Brazilian Portuguese and European Portuguese origin.
Keywords: grammar, stylistics, literary style, context, main meaning, national variant, expression, differential
characteristic.

В естественных языках постоянно происходят из- ской, так и зарубежной, подобные исследования не
менения, и внимание лингвистов привлекают те явле- проводились, поэтому представляется интересным
ния и подходы к их изучению, которые характерны для рассмотреть, как меняется значение временной формы
современного этапа развития языка. Заметим, однако, индикативного имперфекта при её взаимодействии с
что для грамматики как языкового уровня, в отличие от другими временами в языке художественной прозы с
лексики, не характерны быстрые изменения. Времена в грамматико-стилистических позиций, что и является
этом плане проявляют наибольшую стабильность. Но целью данной статьи.
и в этой сфере можно наблюдать, как изменения на Во всех романских языках имперфект индикатива
стилистическом уровне модифицируют грамматику, является одним из наиболее распространенных гла-
расширяя значения временных форм и способствуя тем гольных времен, и поэтому он хорошо изучен как с
самым реализации их потенциальных возможностей. точки зрения грамматики, так и стилистики. Однако,
Так, в последнее время всё более актуальным например, по сравнению с испанским и французским,
становится изучение стилистических возможностей португальский имперфект изучен недостаточно в свя-
грамматических форм времени. Среди романских зи с тем, что португалоязычные лингвисты анализи-
языков это, прежде всего, относится к испанскому и руют в основном грамматический аспект временных
французскому языкам. В португалистике, как россий- форм глагола и пока мало внимания уделяют исследо-
44 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

ванию функционирования глагольных форм времени ranhadas, de onde se levantavan os tordos o os cotovias
с позиций их стилистических возможностей. (Urbano Tavares Rodrigues).
Материалом для исследования послужили произведе- Foi nesta excitaςȃo que chegaram aos meus ouvidos,
ния художественной литературы бразильских и порту- acerados pela insónia, uns gemidos insistentes. Levantei-
гальских писателей второй половины XX века. Аргумен- me e, dando voltas a casa, esses vagidos de cortar a alma
том в пользу правомерности изучения языковых единиц guiaram-me por fim ao presépio. O que eu via e ouvia
на материале языка художественной литературы может era inacreditável. Num rechonchudo desespero, o menino
служить высказывание Р. А. Будагова о том, что «литера- Jesus estorcia-se nas palhinhas e estendia-me os brasos. E
тура — один из важнейших источников изучения языка» o meu assombro cresceu quando daquele tenro corpinho
[1, с.14]. В языке художественной литературы сочетают- saiu un vozeirȃo... (Tôrres Alexandre Pinheiro).
ся элементы различных стилей и разновидностей речи, В первом примере имперфект, следуя за пре­
а также в нём находят своё отражение зафиксированные те­р итом, в котором ведется изложение основных
особенности употребления языковых единиц. событий, вводит описание природы. Во втором, им-
Использование в равной степени произведений перфект рисует картину, представшую перед глазами
художественной литературы как Португалии, так и героя и вызвавшую его удивление.
Бразилии обусловлено тем, что между письменным Особенно выразительно выглядит на фоне описа-
языком (художественная литература — эта письмен- тельно- повествовательного имперфекта претериталь-
ная форма речи) Португалии и Бразилии существуют ный имперфект (частное значение имперфекта). Такое
весьма незначительные различия, которые касаются сочетание основного и частного значений имперфекта
прежде всего лексики, а не грамматики [3, с. 30]. можно нередко встретить в авторской речи:
Употребление временных глагольных форм до- Passados alguns minutos, chegava o marido de Júlia.
стигает наибольшего многообразия в языке художе- Era um preto baixo e entroncado, com uns luzidios e
ственной литературы, так как, с одной стороны, в его musculosos ombros de lenhador (Joȃo de Melo).
основе лежит общенародный язык и законы его функ- Ora até que enfim chegavam as flores! Faltavam dez
ционирования, а с другой — писатели раскрывают и para as dez (José Saramago).
дополняют различные оттенки грамматических форм. Соположение имперфектов с разными значениями
Активная роль в этом принадлежит лексическим в целом очень характерно и стилистически значимо,
индикаторам, которые конкретизируют и уточняют так как акцентирует особое внимание на действии за-
временное значение грамматической формы, а также вершенном, но выраженном временем, передающим
поддерживают её, когда временная форма оказывается оттенок длительности.
в несвойственном ей окружении. Возникающий при При этом меняется набор грамматических при-
этом контраст темпорального значения лексического знаков формы. Вместо «непресечённости» действия
указателя и временного значения глагольной формы имперфект приобретает признак «завершённости».
ведет к созданию экспрессивных коннотаций. Вы- Роль «переключателя» действия выполняет импер-
явить, под воздействием каких факторов осущест- фект и при введении несобственно-прямой речи в ос-
вляется перераспределение компонентов смыслового новную линию повествования:
содержания глагольной формы, помогает метод кон- O cavaleiro acercou-se e perguntou-lhe o caminho para
текстологического анализа в сочетании с компонент- Moura. Havia tantos anos que nȃo ali passava (Urbano
ным. Последний предполагает разложение глагольной Tavares Rodrigues).
временной формы на дифференциальные смысловые Enrolado na manta, a indignaςȃo e a tristeza sufoca-
признаки. Такими признаками для имперфекта яв- vam-no. Por que aquilo? Porque? Que tragédia se ocul-
ляются: предшествование моменту речи, неконтакт- tava naquela casita de camponeses, a cem metros de um
ность с моментом речи и непресеченность действия. povoado perdido nas serranias? Como era possível aquilo
Особенностью рассматриваемого времени является ali? (Manuel Tiago).
его способность передавать оттенки повторяемости и На особую роль португальского имперфекта в орга-
привычности действия вне отношения к его пределу, низации несобственно-прямой речи указывает Родри-
к его результату. Подобная специфика имперфекта и геш Лапа. Он отмечает способность данной формы
позволяет широко использовать его при описаниях и «вводить с живостью речь персонажей» в авторское
повествованиях в языке художественной литературы, повествование [4, с. 207].
где данная форма взаимодействует с разными време- Способность имперфекта представлять события как
нами, участвуя в создании композиционной структу- бы развертывающимися на глазах читателя, сближает
ры текста. Описательно-повествовательный характер данное время с презенсом. Можно в этой связи приве-
прошедшего незавершенного в своих работах под- сти высказывание Аталибы де Каштилю, который счи-
черкивают Холгер Стен [5, с.122], Родригеш Лапа [4, тает, что «имперфект и презенс растворяют (diluem)
с. 205] и Аталиба де Каштилю [2, с. 34]. время, обволакивая (incluindo) или словно “заверты-
Чаще всего описательно-повествовательный импер- вая” нас в него» [2, с. 125].
фект встречается в контексте претерита. Сочетание По замечанию Родригеша Лапы, «в имперфекте
имперфекта и претерита служит для художественно- само действие, колеблясь между настоящим и про-
композиционной организации повествования, для раз- шедшим наполняется таинством и создает впечатле-
граничения разнохарактерных описаний, картин или ние нескончаемой емкости» [4, с. 206]. Поэтому не
даже действий. случайно можно встретить имперфект в сопровожде-
Foi com a Adelaide, de Carinha, ver os “ratinhos” na нии указателя настоящего времени agora.
seifa. Parecia un dia de Agosto. O sol ofegava em cha- Dona Maria ficou escutando com atenςȃo o cȃntico,
mas claras, no suȃo escaldante sobre os piorneiras ema- que agora chegava até eles muito nítido (Leo Vitor).
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 45

...ela voltava-se agora, num movimento súbito, felino, менных наречий имперфект выражает вневременное
fijava os olhos em mim com algun dramatismo e repetia... действие, которое может соотноситься как с планом
(Tôrres Alexandre Pinheiro). прошедшего, так и планом настоящего, как в следу-
Под воздействием стилистики грамматическая фор- ющих предложениях:
ма имперфекта утрачивает признак «предшествования Dantes cantava histórias, animava; agora dava ordens
моменту речи» и в сопровождении agora указывает на parvas (Romeu Correia).
контактность с ним. Nȃo interessa, ontem nȃo podia, hoje necessitava ab-
Особую стилевую заостренность получает форма solutamente de estar contigo, discutir, conversar, irritar-te
имперфекта в контексте настоящего времени: e pensar (Mario Ventura).
— Que pensas tu da vida? В обоих случаях локализовать действие, выражен-
Maria Brenda perturba-se. Nunca esperava aquela ное формами имперфекта cantava-dava, podia-neces-
pergunta. Mas ele nȃo parece interessado na resposta sitava, помогают наречия времени. Соответственно
(Augusto Abelaira). dantes-ontem относят действия в план прошлого, а
При подобном соположении презенса и имперфекта agora-hoje — в план настоящего. При таком исполь-
(и наоборот) четко проявляется контраст временных зовании имперфекта, естественно, весьма велика роль
планов. В композиционном отношении имперфект лексического окружения.
способствует противопоставлению разных времен- Стилистический приём сопоставления разных
ных пластов: временных планов позволяет расширить границы
Enfim, éramos os trệs inseparáveis, cada um roendo имперфекта и проследить, как признак «предшество-
o seu osso. Hoje, praticamente, só resto eu (Manuel de вание моменту речи» трансформирует свой времен-
Fonseca). ной диапазон, охватывая не столько момент речи в
Antigamente, o Largo era o centro do mundo. прошлом, но и в настоящем. В первую очередь это
Hoje é apenas um cruzamento de estradas, com casa характерно для таких непредельных глаголов, как
em volta (Manuel de Fonseca). cantar, poder, dar.
Как видно из только что приведенных примеров, Таким образом, проведенное исследование позволя-
в создании временного контраста активно участвуют ет сделать выводы о том, что стилистический подход
временные лексические индикаторы hoje и antigamente. к изучению временных форм глагола сохраняет свою
Способность имперфекта противопоставлять вре- актуальность, так как позволяет выявить механизм
менные пласты проявляется не только при его сочета- изменения их грамматического значения под воздей-
нии с презенсом. Несомненный интерес представляют ствием стилистики, что особенно важно для наименее
те случаи, когда при помощи соответствующих вре- изученных языков.

Список литературы
1. Будагов Р. А. Несколько замечаний в защиту филологии как комплексной науки / Р. А. Будагов // Сборник
докладов и сообщений лингвистического общества. — Калинин, 1974. — Вып. IV. — С. 13—19.
2. Castilho, Ataliba T. de. A sintaxe do verbo e os tempos do passado em portugués / Ataliba T. de Castilho // Alfa
Marília. — Sȃo Paulo, 1968. — P. 105—154.
3. Mattoso Câmara, J. História e Estrutura da Língua Portuguesa / J. Câmara Mattoso. — Rio de Janeiro, 1979. —
256 p.
4. Rodrigues Lapa, Manuel. Estilística da língua portuguesa / Manuel Rodrigues Lapa. — Coimbra, 1975. — 300 p.
5. Sten, Holger. L´emploi des temps en portugais moderne / Holger Sten. — Kobenhavn, 1973. — 321p.

Т. А. Марцева
Национальный исследовательский Томский политехнический университет
(Томск, Россия)

ДИСТРИБУТИВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ГИПЕРОНИМА


ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОГО ПОЛЯ «PARALYMPICS»
В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ
DISTRIBUTIONAL PECULIARITIES OF LEXICAL AND SEMANTIC FIELD
HYPERONYM «PARALYMPICS» IN MODERN ENGLISH LANGUAGE
В статье предлагается лексический, грамматический и прагматический анализ лексических единиц
в окружении гиперонима «Paralympics» в составе нового одноименного лексико-семантического поля в
современном английском языке. Лексико-семантическое поле исследуется при помощи лексикологической
дихотомии «центр vs периферия». В фокусе внимания данной статьи — центральная область лексико-се-
мантического поля, где и сосредоточены лексические единицы, выполняющие полеобразующую функцию. В
составе данных лексических единиц присутствует гипероним «Paralympics» или его производные. Так как
английский язык является официальным языком паралимпийских игр все новые лексические единицы изна-
чально появляются в нем, а затем тиражируются в другие языки. Следовательно положительный образ
46 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

паралимпийских игр в аксиологическом коде современного английского языка автоматически переносится


в языки-реципиенты.
Ключевые слова: лексико-семантическое поле, гипероним, категориальная пара «центр vs периферия»,
современный английский язык, аксиологический код.

The article offers a lexical, grammatical and pragmatics analysis of lexical units surrounding the hyperonym
«Paralympics» which belongs to the newly formed lexical and semantic field in modern English language. We study
the lexical and semantic field with the help of lexicological dichotomy «center vs periphery». The article is focused
on the central part of the lexical and semantic field where the lexical units, which form the field, are concentrated.
They contain hyperonym «Paralympics» or its derivatives. Since English language is the only official language
of the Paralympic games it is the primary source of new lexical units connected with the Paralympics, which are
further borrowed into other languages. Consequently, the positive image of the Paralympics games existing in
axiological code of English is automatically transfered in the recipient language.
Keywords: lexical and semantic field, hyperonym, centre vs periphery of lexical and semantic field, modern
English language, axiological code.

В настоящее время в современном английском Rio Paralympics, the London Paralympics, the Paralym-
языке (САЯ) происходит формирование новых лек- pics in Sochi, the Vancouver Paralympics. В ближайшем
сико-семантических полей (ЛСП), одним из которых окружении гиперонима также можно встретить обо-
является ЛСП «Paralympics». Данное ЛСП рассма- значения времени года (зима или лето) и года прове-
тривается при помощи лексикологической дихотомии дения паралимпиады, используемые как в сочетании с
«центр vs периферия». В центре ЛСП сосредоточены топонимами, так и без них, ср.: the 2016 Paralympics,
лексические единицы (ЛЕ), выполняющие полеобра- the Winter Paralympics in Sochi 2014, the London 2012
зующую функцию, на периферии расположены ЛЕ, Paralympics, the Tokyo Paralympics, in the summer of
которые также входят в смежные ЛСП. Анализ ЛЕ 2020. Данный способ подачи информации позволяет
ЛСП проведен на материале более 700 публицисти- реципиентам быстрее понять, о каком мероприятии
ческих текстов с сайтов англоязычных средств массо- идет речь, что немаловажно, учитывая многолетнюю
вой информации (СМИ), а также нового британского историю проведения паралимпийских игр.
корпуса САЯ [5]. Так как состав ЛСП постоянно по- ЛЕ «Paralympics» встречается в сочетании с рядом
полняется по мере присоединения к нему новых ЛЕ, имен прилагательных, выполняющих атрибутивную
невозможно предоставить его точные количественные функцию. В корпусе САЯ [5] зафиксировано более
показатели. Тем не менее, в процентном соотноше- 200 словосочетаний типа «имя прилагательное +
нии выделенные структурные элементы соотносятся Paralympics», из которых для исследования были
следующим образом: около 34 % ЛЕ образуют его выбраны словосочетания, упоминания которых за-
центральную область, 64 % ЛЕ находятся в зоне пе- фиксированы в корпусе десять и более раз. Использо-
риферии. вание прилагательных в коммуникативной практике
Гипероним «Paralympics» выполняет важней- паралимпийских игр, подчеркивает международный
шую функцию в ЛСП, являясь местом укоренения статус данного события, важного для каждой при-
родового значения поля [3, с. 5] наряду с единицей нимающей в нем участие нации, ср.: international
«Olympics», от которой он был образован в 1950х гг., Paralympics (56), national Paralympics (31) — в скоб-
и демонстрируя родство двух ЛСП, объединяющих ках здесь и далее приведено количество упоминаний
ЛЕ, относящиеся к олимпийским и паралимпийским ЛЕ в корпусе САЯ. Ряд прилагательных указывает на
соревнованиям. Новое ЛСП получает свое название регулярность данного мероприятия, некую характер-
по гиперониму, т. е. он являемся именем поля. Так ную для него преемственность, ср.: ongoing Paralym-
как гипероним выполняет полеобразующую функцию, pics (продолжающиеся паралимпийские игры) (23),
он имеет самую высокую дистрибуцию (более 11 000 entire Paralympics (всеобъемлющие паралимпийские
упоминаний в корпусе САЯ) [5], зачастую входя в со- игры) (23), final Paralympics (последние паралимпий-
став других многокомпонентных ЛЕ ЛСП — 265 ЛЕ ские игры) (15), consecutive Paralympics (очередные
ЛСП имеют в своем составе компонент Paralympics паралимпийские игры) (11), previous Paralympics
или его дериваты Paralympic и Paralympian. (предыдущие паралимпийские игры) (10), recent
На основании анализа ЛЕ в окружении гиперонима Paralympics (недавние паралимпийские игры) (10),
можно воссоздать образ паралимпийских игр, акку- upcoming Paralympics (грядущие паралимпийские
мулируемый в лексической системе САЯ и переда- игры) (10). Подчеркивается также уникальность и
ваемый ее средствами. Поле накапливает ЛЕ по мере успешность каждого такого события, ср.: successful
их появления в языковой среде. Такой кумулятивный Paralympics (успешные паралимпийские игры) (24),
потенциал лексической системы позволяет назвать ее single Paralympics (единственные паралимпийские
«носителем» языка, материалом речепроизводства, от- игры) (11).
ражающим и передающим опыт среды определенного ЛЕ «Paralympics» синтагматически связана с целым
языка [2, с. 181]. рядом существительных — coverage, ceremony, part,
В 42 % случаев гипероним встречается в сочета- medal, opening и пр. Они демонстрируют важность
нии с топонимами, обозначающими место проведения данного мероприятия, наличие у него особых тра-
параспортивного мероприятия, они могут находиться диций и церемоний, его медийную значимость, ср.:
как в препозиции к нему, так и в постпозиции, ср.: the extensive coverage of the Paralympics (обширное осве-
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 47

щение паралимпийских игр в СМИ), opening / closing подчеркивают активную позицию организаторов и
ceremony of the Paralympics (церемония открытия / участников паралимпийских игр, это мероприятие
закрытия паралимпийских игр), the ninth medal at the становится чем-то большим, чем спортивные сорев-
Paralympics (девятая медаль на паралимпийских со- нования, выполняя этическую, гуманитарную, миро-
ревнованиях), magical opening of the Paralympics (ма- воззренческую функцию, задавая новые тенденции
гическое начало паралимпийских игр), happy / proud в восприятии людей с ограниченными возможностя-
to be the part of the Paralympics (счастлив / горд быть ми, ср.: The Paralympics means the spotlight of the
частью паралимпийских игр). Существует ряд праг- world will be on the UK — what a great time to show
матических факторов использования перечисленных how dynamic and culturally diverse we are (парали-
единиц, наиболее значимый среди которых — фор- пийские игры обозначают, что внимание всего мира
мирование положительной установки пользователей будет сконцентрировано на Объединенном Королев-
САЯ к паралимпийским мероприятиям. стве — какой шанс показать насколько мы динамич-
ЛЕ «Paralympics» выступает в 53 % исследуемых ны и разнообразны с культурной точки зрения), The
предложений в функции подлежащего. Несмотря на Paralympics changes your perception and challenges
то, что стандартные лексикографические справочни- your idea of what is possible. It is a tribute to the 4,300
ки, такие как электронные словари Лонгман и Ок- athletes, who have overcome adversity, battled illness
сфорд [4; 6] относят данное имя существительное к and pushed the boundaries we never knew even existed
категории Pluralia tantum, в текстах СМИ встречают- (паралимпийские игры меняют наше восприятие
ся случаи использования единицы как в единствен- и ставят под сомнения наши представления о воз-
ном (30 % случаев), так и во множественном числе можном. Это дань 4300 спортсменам, преодолевшим
(70 % случаев), ср.: It is hard to break down exactly превратности судьбы, победившим болезни и расши-
how much sponsorship the Paralympics gets (единствен- рившим границы, о которых здоровые люди не име-
ное число глагола) because the organising committee ли представления), The Paralympics caused «amazing
does not give figures (Сложно точно представить ка- social change» (паралимпийские игры вызвали «по-
кую спонсорскую помощь получают паралимпийские разительные общественные изменения»).
игры, так как оргкомитет не предоставляет такую ин- Гипероним «Paralympics» также выступает в тек-
формацию); But there’s still more inspiration ahead as стах в атрибутивной функции. В корпусе САЯ [5] за-
the 2016 Paralympics take (множественное число гла- фиксировано 737 таких примеров. Всего в корпусе
гола) the stage in Rio (Впереди еще будет множество отмечено 17 словосочетаний «Paralympics + имя су-
вдохновляющих моментов, когда паралимпийские ществительное» с частотностью более 15 упомина-
игры начнутся в Рио). Так как случаи использования ний. В таких словосочетаниях часто происходит омис-
лексемы в единственном числе достаточно много- сия определенного артикля (в 73% случаев), и первая
численны и такие примеры появляются в солидных единица словосочетания пишется с прописной буквы,
американских, британских и австралийских изданиях, что подтверждает факт изменения частеречной при-
нельзя говорить об ошибках или опечатках. Очевидны надлежности лексемы Paralympics с существитель-
колебания грамматического контура указанного имени ного на прилагательное, ср.: Paralympics star Hannah
существительного в образцах современной англоязыч- Cockroft finds freedom in chair (звезда паралимпийских
ной прессы. игр Ханна Кокрофт обрела свободу в инвалидной
Глаголы, используемые с подлежащим «Paralym- коляске); Paralympics hero ready for Rio 2016 (герой
pics», можно разделить, на несколько семантических паралимпийских соревнований готов к паралимпиа-
групп: 1) глаголы, обозначающие начало, продолже- де в Рио в 2016 г.); From near death to a shot at P(p)
ние или завершение процесса (begin, start, end, run, aralympics success (от клинической смерти до шанса
open, close, continue, finish, conclude), 2) глаголы на успех в паралимпиаде). Корпус САЯ также заре-
движения (come, arrive, go, return, stand, take place), гистрировал 197 примеров использования лексемы
3) глаголы, обозначающие демонстрацию чего-либо Paralympics в атрибутивной функции с сохранением
(show, stage, broadcast, feature, demonstrate, mark) и определенного артикля. В корпусе встречается пять
4) другие глаголы, используемые в СМИ в сочетании словосочетаний c частотностью употребления более
с подлежащим «Paralympics» (dominate, ban, mean, 15 раз, ср.: the Paralympics Games, the Paralympics
change, say и пр.). Словосочетания первой и вто- opening ceremony, the Paralympics team, the Paralym-
рой группы обозначают событие (паралимпийские pics athletes, the Paralympics Committee. Присутствие
игры), имеющее начало, продолжение, логическое определенного артикля в данных примерах можно
завершение и место проведения. 3) Глаголы третьей объяснить сохранением номинативной формы лексе-
группы имеют стилистический эффект, подчеркива- мы «Paralympics» в препозиции к другому существи-
ющий зрелищность и значимость события для СМИ, тельному. В таких конструкциях ЛЕ «Paralympics» по
ср.: as the 2012 Paralympics showed so emphatically… своей форме остается именем существительным, ко-
(как эмоционально показали паралимпийские игры торое при этом выполняет атрибутивную функцию.
2012), Paralympics demonstrate the triumph of the Такие случаи широко распространены в английском
human spirit over disability (паралимпийские игры языке, ср.: the city center, the school building, the car
демонстрируют триумф человеческого духа над keys.
ограничениями по здоровью), Paralympics feature В атрибутивной функции также выступает прилага-
athletes from 161 nations, and an added refugee team тельное Paralympic, образованное от гиперонима пу-
(паралимпийские игры представляют спортсменов тем омиссии финали, но сохранившее написание с за-
из 161 страны и дополнительно сформированную главной буквы. Таких примеров в корпусе 17 678, ср.:
команду беженцев). 4) Глаголы четвертой группы Paralympic Games, Paralympic Committee, Paralympic
48 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

gold и пр. Независимо от лексемы, находящейся на


первом месте (Paralympics, the Paralympics или Para- Количество упоминаний словосочетаний
lympic), самые часто употребляемые словосочетания с единицами Paralympic, (the) Paralympics
почти неизменны ср.: the Paralympics / Paralympics / и Paralympian в корпусе САЯ
Paralympic + Games / T(t)eam / Committee / athletes / Количество
gold или opening ceremony. Словосочетание
упоминаний в корпусе
При этом словосочетания с существительными Games 6363
games и committee имеют стабильное написание Committee 1889
всех значимых компонентов с заглавной буквы, они
стали устойчивыми выражениями (с некоторой ва- Paralympic gold 977
риативностью первого компонента), обозначающими T(t)eam 751
паралимпийские игры (регулярное международное athletes 687
параспортивное мероприятие) и паралимпийский ко- Games 240
митет (организацию, занимающуюся решением всех T(t)eam 129
вопросов, связанных с паралимпийским спортом). (the) Paralympics gold 101
Словосочетания the Paralympics / Paralympics / Para- Committee 100
lympic T(t)eam более вариативны, приблизительно
athletes 54
в 25 % случаев лексема team написана с заглавной
буквы. athlete 42
Во всех исследуемых примерах речь идет о на- Paralympian swimmer 28
циональных паралимпийских сборных стран- gold 27
участниц, но периодически встречается написание
наименований национальных сборных и со строчной Из таблицы явствует, что самые часто используе-
буквы, поэтому не представляется возможным вы- мые словосочетания имеют в своей структуре прила-
явить какие-либо закономерности такой вариатив- гательное Paralympic, не зафиксированное в словарях
ности, ср.: the Ghana Paralympics team, New Zealand САЯ, а, следовательно, являющееся неологизмом, в то
Paralympics team, the Kenya Paralympic Team, the время как вариант связанного с паралимпикой при-
British Paralympic team. лагательного, предлагаемый в словарях САЯ непопу-
Имя прилагательное «Paralympic», указанное лярен у носителей языка. Возможно, этот факт можно
выше, не зафиксировано в словарях САЯ. Лексико- объяснить наличием в английском языке официально-
графы предлагают другое прилагательное, связанное го наименования организации, решающей все вопро-
с паралимпикой — Paralympian, образованное при по- сы, связанные с паралимпийскими играми, которое
мощи суффикса -ian, характерного для образования содержит именно прилагательное Paralympic, ср.: In-
прилагательных в английском языке. Зачастую такие ternational Paralympic Committee, поэтому именно по
прилагательные обозначают национальную принад- этой модели создается большинство словосочетаний.
лежность и пишутся с заглавной буквы, ср.: Russian, Итак, окружение гиперонима «Paralympics» в
Palestinian, Canadian, humanitarian, civilian, median речи с точки зрения прагматики демонстрирует по-
и др. [6]. ложительный образ паралимпийских игр в сознании
Возможно, именно поэтому прилагательное носителей САЯ, обусловленный наличием аксиоло-
Paralym­pian сохранило написание с заглавной бук- гического (ценностного) кода, который совместно с
вы, обозначая принадлежность к паралимпийским семиотическим кодом (знанием самого языка) позво-
играм (событию мировой значимости) или кого- ляет постичь «общую структуру, в которой взаимно
либо, соревнующегося в них, ср.: connected with оптимизирован общий речевой процесс» [1, с. 82].
the  Paralympics  or with somebody who competes in Так как САЯ является единственным официальным
it [6]. Тем не менее, предложенное лексикографами языком международного паралимпийского комитета,
имя прилагательное уступает по дистрибуции едини- все ЛЕ, связанные с паралимпикой, изначально по-
це Paralympic. являются в нем и лишь затем заимствуются в другие
В британском корпусе САЯ зафиксировано всего языки, одновременно перенося аксиологический код.
около 400 случаев употребления единицы Paralym- Данное мероприятие обрело достаточную независи-
pian в атрибутивной функции, причем большая часть мость от своего родоначальника — олимпийских игр,
словосочетаний с ней является окказиональными, они что получило отражение в языке. ЛЕ, относящиеся
встречаются в СМИ менее пяти раз. Можно отметить к паралимпике, образовали самостоятельное ЛСП,
всего три словосочетания Paralympian + существи- будучи связанными с олимпийской лексикой лишь
тельное, регулярно используемых в СМИ, ср.: Para- в точке своего укоренения, аккумулируя все новые
lympian athlete, Paralympian swimmer, Paralympian единицы и формируя асимметричное, ацентричное и
gold. Правда, количество их упоминаний в корпусе нелинейное древовидное разветвление, характерное
значительно уступает словосочетаниям с единицами для лексического строя САЯ и отражающее среду, в
Paralympic и (the) Paralympics, см. таблицу. которой функционируют его пользователи [2, с. 82].

Список литературы
1. Брандес, М. П. Стиль и перевод (на материале немецкого языка) : учеб. пособие / М. П. Брандес. — М. :
Высш. шк., 1988. — 127 с.
2. Кобенко, Ю. В. Язык и среда. Опыт систематизации данных междисциплинарных исследований / Ю. В. Ко-
бенко. — Томск : ТПУ, 2017. — 214 с.
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 49

3. Deleuze, G., Guattari, F. Rhizome // A Thousand Plateaus: Capitalism and Schizophrenia. — Minneapolis :
University of Minnesota Press, 1987. — 559 p.
4. Longman Dictionary of Contemporary English Online, 2017. [Электронный ресурс]. — URL:http://www.
ldoceonline.com/dictionary/paralympics (доступ: 10.02.2017)
5. Now Corpus (News on the Web), 2017. [Электронный ресурс]. — URL: http://corpus.byu.edu/now/ (доступ:
01.03.2017)
6. Online Oxford Dictionary, 2017. [Электронный ресурс]. — URL: https://en.oxforddictionaries.com/ (доступ
02.02.2017)

М. И. Мехеда
Тюменский государственный университет
(Тюмень, Россия)

ИНФОРМАТИВНАЯ ЦЕННОСТЬ ОНИМОВ КАК ОСНОВА


СОЗДАНИЯ РЕАЛИСТИЧНОГО ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОСТРАНСТВА
THE INFORMATIVE VALUE OF ONYMS AS A KEY ELEMENT
OF CREATION OF REALISTIC UNIVERSE
В статье предлагается анализ способов концентрации информации при создании английских авторских
онимов на материале текста сценария мультипликационного полнометражного фильма «Zootopy» (Зверо-
полис), рассматриваются приемы компрессии смыслов при помощи разноуровневых средств (фонетических,
морфологических, семантических, фоносемантических). Предполагается, что информативная нагрузка
позволяет данным единицам иметь большую ценность для реципиентов, привлекая так называемую не-
целевую аудиторию за счет глубинных смыслов, языковой игры и аллюзий.
Ключевые слова: ономастикон, оним, информативность, словообразование, декодирование информации,
реципиент

The article deals with the analysis of some methods of information compression while creating proper names
of the animated film “Zootopia”. The author suggests that the informative significance of the created proper
names have become more valuable due to the fusion of deeper senses and meanings, wordplay and allusions by
incorporating phonetical, morphological, semantic and phonosemantic means, thus attracting the recipients of
non-targeted groups.
Keywords: onomasticon, proper name, informativeness, word formation, information decoding, recipient

Кинематограф прочно занял лидирующее положе- неотъемлемыми компонентами в системе средств ху-
ние в сфере развлечения на протяжении уже ста лет и дожественной выразительности» [3]. Выбирая (или
не собирается сдавать свои позиции. Однако эстетика создавая) антропонимы автор руководствуется в пер-
кинематографа в последние десятилетия, а особенно вую очередь сюжетом произведения, однако в зависи-
эстетика анимационных фильмов, несколько измени- мости от позиционирования текста для той или иной
лась. На сегодняшний день мы видим появление лент, целевой аудитории автор может увеличить количество
ориентированных не на узкую целевую аудиторию информации, вкладываемой в Имя, т. е. усложнить
(как, например, было в 1940—1980-е годы); полно- ассоциативные связи, которые запустят необходимые
метражные анимационные фильмы стали более мно- когнитивные механизмы в сознании реципиентов. Та-
гогранными, многоплановыми, они дают пищу для ким образом, автор имеет возможность диверсифици-
ума и зрелище для глаз различным возрастным, со- ровать эффект узнавания для разноуровневой аудито-
циальным, культурным и этническим группам людей. рии (т. е. для различных типов возрастов, интеллекта,
Подобная многомерность создается во многом благо- уровней образования, социального опыта, культурной
даря взаимодействию передовых в техническом плане подготовленности и т. д.).
образов и тщательно проработанного сценария, что При выборе антропонима для ономастикона худо-
позволяет достичь эффекта максимальной достовер- жественного произведения автор традиционно об-
ности предложенного анимационного пространства. ращает внимание не только на смысловую состав-
В настоящей статье мы рассмотрим приемы соз- ляющую, но и на фонетическое оформление слова и
дания анимационного ономастикона как одного из морфологический аспекты; в значительной степени
аспектов творения реалистичного пространства ани- авторский оним — это конгломерат множества эле-
мационного фильма. Именно онимы являются свое- ментов. В.А. Никонов подчеркивает, что «имя персо-
образными маркерами персонификации вымышлен- нажа — одно из средств, создающих художественный
ного мира, способствуют первичному пониманию образ, оно может характеризовать социальную при-
авторского замысла, инициируют ассоциативные надлежность персонажа, передавать национальный
связи в сознании реципиента, соединяя объективную и местный колорит, а если действие происходит в
реальность и вымышленный мир автора. Безусловно, прошлом, то воссоздавать историческую правду (или
«наибольшую смысловую нагрузку несут в художе- разрушать ее, если имя выбрано вопреки правде)» [2,
ственном произведении антропонимы, являющиеся с. 234]. Создавая новый мир, автор зачастую
50 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

опирается на готовые формы и аналогии образования иным животным, например, на уровне частей тела
имен собственных в той или иной культуре, однако (McHorn — horn — рог, Fangmeyer — fang — клык,
необходимо также привнести некоторую изюминку, Trunkuby — trunk — хобот) или на уровне звуков, из-
оживляя пространство и ориентируя его на опреде- даваемых животными, движений, которые ассоции-
ленные образы, связанные с сюжетной линией про- руются с животным (Hopps — to hop — скакать, под-
изведения. «Онимы могут нести на себе заметно вы- прыгивать (о зайце), Snarlov — to snarl — рычать).
раженную смысловую нагрузку, иметь необычный Подобные антропонимы предлагают зрителю (читате-
звуковой облик, обладать скрытым ассоциативным лю) погрузиться в атмосферу животного разнообразия
фоном. Имена собственные должны быть стилисти- мира Зверополиса, однако декодирование информа-
чески верными и точными, должны соответствовать ции данных единиц уже сопряжено с определенными
всему духу, идее, целям произведения, должны нести сложностями для детской аудитории.
характерный колорит, а иногда и какой-то специаль- Создание достоверного антропоморфического мира
ный смысл, особое значение, в котором сконцентри- Зверополиса потребовало от авторов не только пока-
рованно выражена авторская идея» [3]. Онимы, таким зать анималистическое разнообразие, но включить в
образом, являются флагманами авторского посыла, ономастическую базу фильма определенные аллюзии
ориентирующими сигналами для реципиентов (ауди- к культурному и этническому разнообразию населе-
тории). ния Зверополиса (как отражение реально существую-
Материалом данной статьи послужили антропони- щего современного мегаполиса), что в определенной
мы, отобранные методом сплошной выборки из текста степени достигается авторами фильма посредством
сценария полнометражного анимационного фильма разнообразных стилистических (например, антоно-
««Zootopia»(«Зверополис» в русской версии) авторов мазии) и словообразовательных приемов образования
сценария и режиссеров Байрона Ховарда, Рича Мура, антропонимов, среди которых аффиксация, словос-
Джареда Буша и до. Фильм дублирован на русский ложение, редупликация. Так, для создания эффекта
язык на студии «Невафильм» по заказу компании мультикультурного пространства Зверополиса авторы
“Disney Character Voices International” в 2016 г., ре- использовали языковые средства, ассоциирующиеся в
жиссёр дубляжа Георгий Даниелянц, переводчик и сознании зрителей/читателей с национальными осо-
автор синхронного текста Михаил Черепнин. Сюжет бенностями антропонимического словообразования,
фильма разворачивается в воображаемом мегаполисе, например, староанглийский суффикс имен собствен-
населенном животными, которые, однако, действуют ных (топонимов и антропонимов) -ton (town) [https://
в соответствии с образами и этикой современных forum.wordreference.com/threads/the-ton-ending-in-
жителей мультикультурных мегаполисов западного names.2655653/] в именах Otterton (otter — выдра),
мира. Авторы фильма взялись за достаточно слож- Weaselton (weasel — хорек). Заимствованные суффик-
ную задачу создания достоверного урбанистического сы в свою очередь помогают разнообразить этническое
общества со всеми его актуальными социальными и пространство имен собственных: Rhinowitz — (rhino
культурными проблемами и сложностями. — носорог), где -witz — суффикс имен собственных
Являясь результатом заявленной авторами идеи, славянских корней, особенно распространен в фами-
ономастикон фильма включает в себя многообраз- лиях выходцев из Польши и Германии (особенно об-
ные имена героев — животных, названия районов ласть Померания) [http://www.surnamedb.com/Surname/
города и близлежащих поселений, названия учрежде- Witz]. Не только реально действующие заимствован-
ний и организаций, создающих образы живого мира. ные аффиксы включаются авторами в творческий про-
Основную функциональную нагрузку, безусловно, цесс создания антропонима, но и псевдо-морфемы,
несут имена действующих лиц произведения, жи- своим произношением или графическим оформлени-
вотных по сюжету, однако мы будем придерживать- ем относящие слушателя (читателя) к той или иной
ся в статье термина «антропонимы», что связано с национальности, как например, имя персонажа Jerry
антропоморфическими характеристиками поведения Jumbeaux Jr. создает образ крупного слона (jumbo —
героев фильма в контексте сюжета. Таким образом, наиболее популярная кличка слонов в цирках мира, по
авторские антропонимы в тексте фильма призваны имени слона Jumbo, огромного животного, купленного
обеспечить реалистичность образов героев — живот- лондонским цирком во Франции в 1882 г.; по данным
ных, при этом вызывая ассоциации с миром людей, этимологического словаря jumbo скорее всего явля-
путем привлечения разнообразных лингвистических ется заимствованием из западно-африканского языка
и экстралингвистических элементов словотворения. (республика Конго) «nzamba» — слон [https://www.
Наслоение смыслов, реминисценции и аллюзии спо- etymonline.com/word/jumbo]. Авторы, однако, графи-
собствуют усилению привлекательности фильма для чески изменили окончание, сохранив произношение,
разных нецелевых возрастных и социальных групп но отнеся новообразование к так хорошо узнаваемому
аудитории за счет создания более многомерного про- франкоязычному буквосочетанию -eaux, где “beaux” —
странства. любовник, красавчик [http://www.dictionary.com/e/].
Антропонимы фильма отличаются разнообразием Возможно для неискушенного зрителя подобное сра-
приемов образования, многоуровневостью смыслов щение не вызовет ассоциаций, более опытный же ре-
и ассоциаций. Так, в группу антропонимов, декоди- ципиент сможет распознать аллюзию к современным
руемых на первичном уровне, можно отнести имена реалиям европейского общества, где много выходцев
героев, в форме слова содержащих прямое указание из африканских государств — бывших французских
на какое-либо животное (Rhinowitz — Rhino — носо- колоний.
рог, Wolfard — wolf — волк). Вторая группа характе- Подобная компрессия смыслов и ассоциаций задей-
ризуется ассоциативностью части имени с тем или ствована и при создании антропонима Chief Bogo (на-
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 51

чальника полицейского участка Бого), где — bogo — обращения к разнообразным лингвистическим и


одно из именований народности Эритреи (Африка). экстралингвистическим приемам. Безусловно, доля
При этом данный герой фильма — африканский буй- информации, заложенной создателями в антропони-
вол, а актер, дублирующий персонажа — афроаме- мы, возможно, останется закодированной для части
риканец. реципиентов, определенная доля информации также
Зачастую авторы прибегают не только к поверх- потеряется при переводе для иноязычной аудитории.
ностной языковой игре, но и задействуют более Так, вероятно, для неподготовленной аудитории «не
глубинные семантические и ассоциативные связи: заиграло» имя персонажа — леопарда «Manchas» —
Clawhauser — claw+hauser, где «claw» — коготь, а «manch» в переводе с испанского «пятно», однако в
«hauser» — фамилия (или зачастую часть фами- данном случае вообще интересен сам выбор ассо-
лии) германского или еврейского происхождения, циаций с испаноязычной лексической единицей, так
где «hauser» или «Häuser» — хранитель дома, при- как по сюжету данный персонаж — водитель, т. е.
нимающий гостей [https://www.ancestry.com/name- обслуживающий персонал, при этом в США именно
origin?surname=hauser], по сюжету фильма поли- выходцы из испаноязычной Мексики работают зача-
цейский Clawhauser, радушный и разговорчивый, стую в сфере обслуживания.
занимает должность администратора, встречающего Возможно, также сложным для декодирования яв-
посетителей полицейского участка. ляется антропоним одного из главных персонажей
Имя другого персонажа, также сотрудника поли- фильма «Bellwether» (тихая овечка, помощник мэра,
цейского участка, Grizolli образовано обыгрыванием на деле же — глава преступной банды). Для подго-
слова «grizzly» (медведь гризли), где суффикс  «-zolli» товленной аудитории авторы оставили возможность
является этническим маркером итальянского проис- идентифицировать «главного злодея» в самом начале
хождения. Но для более подготовленной аудитории фильма, так как «bellwether» — вожак стада (по тра-
не осталась незамеченной аллюзия на телевизион- диции на шею одной из овец привязывали колоколь-
ную криминальную драму канала Turner Network чик (bell), чтобы за ней тянулось все стадо) [https://
Television «Rizolli and Isle» о бостонском детективе www.merriam-webster.com/dictionary/bellwether].
родом из итальянской семьи Rizolli. Авторский посыл, к сожалению, частично теряется
Таким образом, структура авторского антропонима за счет подобных многократных наслоений смыслов
сложна и многослойна, на «первый план выходит то и аллюзий, однако часть аудитории, способная рас-
информационная (чаще), то эмоциональная (реже) шифровать все сигналы авторского замысла, безус-
сторона. При этом могут быть использованы различ- ловно, оценит разнообразие приемов языковой игры,
ные аспекты имени, — отнюдь не только «говорящая» задействованной авторами.
основа или звуковая инструментовка [1, с. 38]. Так, В заключении хотелось бы подчеркнуть, что имен-
иконически закрепленная стилистическая снижен- но сложность и многоплановость информации, зало-
ность определенных моделей словообразования, как, женной в антропонимах, позволяет сориентировать
например, редупликации, в значительной степени об- различные группы аудитории на восприятие той или
легчает декодирование информации реципиентами на иной доли информации. Компрессия смыслов и ал-
более поверхностном уровне и способна передавать люзий, стилистических аспектов, окказиональных
часть оценочной информации уже на формальном словообразовательных приемов позволяют вклю-
уровне: имя персонажа Fru Fru создает образ легко- чить реципиентов в акт коммуникации с авторами
мысленной особы, при этом «fru-fru» — женствен- вне зависимости от параметров индивидуального
ный, одетый женственно, излишне украшенный, лингвистического и экстра-лингвистического опыта,
пышный, в оборках [https://www.urbandictionary.com/ возрастных, социальных, психо-физиологических
define.php?term=Fru%20Fru], имя точно отображает особенностей личности и т. д. для передачи «экспрес-
заложенные характеристики героини. сивного, эвокативного, квалификативно-оценочного»
Таким образом, создание полномасштабного мира [4, с. 140], а в сфере кинематографического дискурса
с достоверными персонажами требует от авторов эта функция языка выдвигается на первый план.

Список литературы
1. Карпенко, Ю. А. Имя собственное в художественной литературе / Ю. А. Карпенко // Филологические на-
уки. — 1986. — № 4. — С. 34—40.
2. Никонов, В. А. Имя и общество / В. А. Никонов. — М. : Наука, 1974. — 278 с.
3. Юшкова, Е. А. Имя собственное в контексте фантастического произведения [Электронный ресурс] /
Е. А. Юшкова, Н. В. Лабунец. — URL: http://www.rusf.ru/vk/recen/1999/jushkova_labunetz.htm. (дата обращения:
15.07.2009)
4. Туранский, И. И. Семантическая категория интенсивности в английском языке : монография / И. И. Ту-
ранский. — М. : Высш.шк., 1990. — 173 с.
5. Howard B. Zootopia [Электронный ресурс] / Byron Howard, Rich Moore, Jared Bush, Josie Trinidad, Jim
Reardon, Phil Johnston, Jennifer Lee. — URL: http://disneywiz.blogspot.ru/2016/11/zootopia-2016-full-script_28.
html (дата обращения: 16.01.2018)
52 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

А. А. Миронова
Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет
(Челябинск, Россия)

ЯЗЫКОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ ТУРИСТИЧЕСКОЙ РЕКЛАМЫ


С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ДИАХРОНИЧЕСКОЙ СТИЛИСТИКИ
LANGUAGE FEATURES OF TRAVELT ADVERTISING
IN TERMS OF DIACHRONIC STYLISTICS
В статье рассматривается история русских специализированных туристических рекламных изданий
от центральных до провинциальных, выявляются особенности прагматических текстов разных жанров
в различные периоды. Исследуются языковые особенности рекламных текстов в диахронии: лексические,
синтаксические, стилистические. Анализируются способы воздействия, применяемые в рекламной прак-
тике. Суггестивная функция в туристической рекламе реализуется с помощью прагматически ориенти-
рованных языковых единиц разных уровней, обладающих эмоционально-экспрессивной характеристикой.
Детализация, персонификация, пиететность, свойственные русским рекламным текстам, постепенно
исчезают из туристической рекламы. Стилистическое своеобразие туристической рекламы и путеводи-
телей формировалось постепенно: от детального, подробного описания к яркой метафоре, сравнению,
перифразе; главным в современных текстах становится получение удовольствия, наслаждения, престиж,
мода, красота, новые знания и опыт.
Ключевые слова: диахроническая стилистика, прагматическая стилистика, русская реклама, туристи-
ческая реклама, дорожники, путеводители.

The article deals with the history of Russian specialized tourist advertising publications from central to provin-
cial, revealing the features of pragmatic texts of different genres in different periods. Studied the linguistic features
of advertising texts in diachrony: lexical, syntactic, stylistic. Analyzed the methods of influence used in advertising
practice are analyzed. Suggestive function in tourism advertising is realized with the help of pragmatically oriented
language units of different levels, which have an emotionally expressive characteristic. Detailing, personification,
piety, peculiar to Russian advertising texts, are gradually disappearing from tourist advertising. The stylistic
peculiarity of tourist advertising and guidebooks was formed gradually: from detailed, detailed description to a
bright metaphor, comparison, periphrases; the main thing in modern texts is getting pleasure, prestige, fashion,
beauty, new knowledge and experience.
Keywords: diachronic stylistics, pragmatic stylistics, Russian advertising, travel advertising, road constructor,
guidebook.
В связи с развитием массового туризма в современ- изволила к новообретенным Марциальным Олонецким
ной России, изменением туристических направлений, водам, и другие многие знатные особы также и его
появлением новых явлений и понятий (пакет, пакет- светлость князь Менщиков туда поедет. Понеже
ные скидки, чартер, тур, «все включено», «шведский оные воды исцеляют различныя жестокия болезни,
стол», джип-сафари) востребованной оказывается а именно: цинготную, ипохондрию, желчь, безсиль-
туристическая реклама. Многие печатные издания ство желудка, рвоту… каменную, ежели песок или
ориентируются на западные образцы, не учитывая малые камни, и оныя из почек гонитъ…Оные воды
специфику русского восприятия окружающего мира, чрез многих болящих освидетельствованы, и Пира-
отношения к путешествиям (частота поездок, доступ- мондских и Шпаданских вод в действии сильнее при-
ность для многих семей и др.). Несмотря на активное знаны [1, с. 148].
изучение функционирования туристической рекламы Рекламная кампания курорта была активной, о
и ее языковых особенностей, способов воздействия чем свидетельствуют печатные листки: Объявление
(Л. М. Гончарова, Г. С. Атакьян и др.), никем из уче- о лечительныхъ водахъ, сысканныхъ на Олонце, а
ных не рассматривается туристическая реклама с точ- отъ какихъ болезней, и какъ при томъ употреблении
ки зрения диахронической стилистики. Успешность поступать, тому дохтурское определение, также и
и эффективность рекламного текста, ориентирован- указъ его царского величества на оныя дохтурския
ного на конкретную целевую аудиторию — русских правила, и оное все следуетъ ниже сего [2, с. 51].
читателей, напрямую зависит от учета адресантом Первым туристическим рекламным объявлениям ин-
национально-специфических особенностей адресата, формация передается при помощи сложных синтак-
поэтому актуальным является анализ этапов станов- сических конструкций: длинные ряды однородных
ления специальных русских туристических изданий, членов, помогающих детализировать описание, уточ-
эволюции языковых средств, применяемых в жанрах няющие конструкции, повтор одних и тех же слов,
туристической рекламы. акцентирующих внимание потенциального покупате-
Туристическая реклама в России появляется вме- ля на главных словах-сигналах, большое количество
сте с первой официальной газетой «Ведомости». Уже указательных местоимений. Весомым аргументом вы-
во втором номере за 1719 г. читателям настоятельно ступает ссылка на авторитет — пользование услугами
рекомендовали посетить курорт: В 30 день июля Ца- курорта царскими и знатными особами, что говорит
рица Прасковья Федоровна отсюду путь восприять о престижности места, качестве услуг, подтверждает
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 53

огромную пользу для здоровья. Но в этот период как древностям и достопамятностям московским …»
сама услуга туризма, так и реклама была ограничена (в 4-х ч. — М., 1792—1793).
рамками узкой целевой аудитории и каналом рекла- В начале XIX в. такие справочники были в основ-
мирования. ном историко-культурными, включали в себя обзор-
Во второй половине XVIII в. В России появляются но-географическое oписание местности, дополненное
самобытные печатные календари, получившие на- справочными сведениями о городах.
звание дорожники, путеводители. Так, регулярно Кроме информационной функции, ряд путеводите-
издаются справочно-рекламные «Дорожный кален- лей выполнял чисто рекламную функцию. Адресан-
дарь» (1765—1790) и «Дорожник». Путеводитель — том являлись транспортные компании, туристические
справочник, содержащий сведения о каком-либо гео- агентства. Авторами материалов были известные
графическом пункте или культурно-просветительском публицисты, ученые. Значимые для эпохи имена со-
учреждении (мероприятии), расположенном в удоб- ставителей также призваны были привлечь внимание
ном для следования или осмотра порядке. Главная адресанта. Политематичность статей и объявлений
цель любого путеводителя — популяризация знаний рекламного характера охватывала все возможные
о предмете. Вся его структура и тематика материалов категории покупателя услуг: пассажиров, туристов,
подчинена задаче обратить внимание читателя на ре- больных, деловых людей (например, коммивояжёров,
кламируемый объект и вызвать потребность увидеть купцов) и др. Значимыми становятся сведения быто-
описанное. Рассчитаны они на массового читателя [5]. вого характера, учитывающие интересы путешествен-
Главным для путешественника является место раз- ников: наличие в населенных пунктах гостиниц, цена
мещения. Закрепление одной лексемы за семемой в номеров, условия проживания, способ передвижения,
русском языке проходило очень медленно. Лексемы развлечения, достопримечательности, особенности
на протяжении XVIII — середины XIX в. лексемы местной культуры, торговли.
не отличались сильно по значению и употреблялись С течением времени оформляется новый тип спра-
хаотично. Они вступали в синонимичные отношения, вочника, ориентированный на разное сословие: для
что обусловлено заимствованием многих из них из обеспеченных и малообеспеченных людей. Свое­
других языков, государственным регулированием образной рекламой популярного места у состоя-
перемещений по стране. Так, современная гостини- тельных людей были сами издания, имеющие богато
ца номинировалась следующим образом:  оформленные обложки, дорогую бумагу, цветные ил-
     люстрации. Путеводители, рассчитанные на средний
 Постепенно с экономическими изменениями класс, представляли достаточно краткую информацию
наблюдается и семантическая трансформация поня- просветительского характера о месте, но при этом в
тия:   (во множественном числе, как них размещались краеведческие сведения. Структур-
название гостиницы),   но-формальная организация описаний важных сведе-
     ний доступно, наглядно помогала ориентироваться в
  пространстве человеку, имеющему минимальные фо-
В XIX в. в России интерес начинают вызывать не новые знания о регионе.
только зарубежные курорты, массово посещаемые В XIX в. востребованными оказываются путеводи-
аристократией, но и российские. Возрастала мобиль- тели по центру страны и провинциям России. Уско-
ность населения, что приводит к увеличению типов рилось строительство железных дорог в России, по
путеводителей, справочников по городам и губер­ниям. рекам курсируют пассажирские пароходы, в обиход
Любой путеводитель является рекламой места, ту- входит велосипед, авто. Все это приводит к тому, что
ристического объекта, маршрута с обозначением вы- путешествия стали доступнее — как следствие, уве-
годных стоянок, дешевых и качественных товаров, личивается потребность в знаниях о местах путеше-
предлагаемых услуг, развлечений, поэтому все тексты ствий, условиях проживания, способах передвижения.
в нем призваны выполнять рекламную функцию — Продолжают выходить дорожники, составленные в
информировать и воздействовать, убеждать. форме таблиц, в которых перечислялись населенные
В отличие от путеводителя, дорожники представ- пункты, лежащие вдоль железнодорожного, водного,
ляли собой форму таблицы, в которой в алфавитном конного, пешего пути; приводились расписания дви-
порядке приводились все почтовые станции, на- жения разных видов транспорта. С другой стороны,
селенные пункты, указывались расстояния между печатаются путеводители рекламного характера.
ними, характер почтовых учреждений. Так построе- В зависимости от целевой аудитории и функции
ны, например, «Почтовый дорожник, или Описание издания, путеводители выпускались официальными
всех почтовых дорог Российской империи, Царства учреждениями и частными лицами, что определяло
польского и других присоединенных областей» (СПб., отбор материалов, способ подачи информации, его
1824), «Путеводитель по всем почтовым дорогам расположение, способы воздействия на потенциаль-
Российской империи. Царства Польского и великого ного покупателя. Например, в частных путеводителях
княжества Финляндского» (СПб., 1829). Кроме этого, одним из способов воздействия выступали легенды,
зарождается «новый литературный жанр, в котором предания, исторические эпизоды, этимологические
аккумулировались все основные направления краеве- справки, что делало книги интересными, увлекатель-
дения и сформировавшиеся в это время жанры кра- ными для широкого круга читателей, вызывало жела-
еведческой литературы. Произведения, написанные ние увидеть все своими глазами.
в этом жанре, также называли путеводителями» [3, Другим эффективным способом воздействия в
с. 6]. Первым путеводителем по городу считает- туристических изданиях в целом и в отдельных ре-
ся издание Максимовича Л. М. «Путеводитель к кламных текстах являлись иллюстрации, наглядность.
54 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

Так, изоиздание А. Ассa «Россия в картинах: художе- Рекламную функцию выполняли этимологические
ственный и промышленный альбом» (Одесса, 1902) справки, например, названия пещер, гор, хребтов и др.
делился на две части: рекламные объявления, разме- Разделы «Экскурсии по Уралу» включал в себя под-
щенные по географическому принципу, и фотографии робный железнодорожный и автомобильный маршрут.
с видами основных достопримечательностей городов Кроме этого, привлечь к отдыху и лечению в этих
России (памятников, дворцов, соборов, известных местах должны были и специальные разделы спра-
улиц и др.). В нем насчитывается 102 рекламных вочников о кумысолечении, условиях размещения в
объявления о технических новинках, ассортименте гостиницах и санаториях, развлечениях на курортах,
металла, семян, земледельческих орудий и машин, му- ценах на услуги, приносимой пользе, минеральных
зыкальных инструментов, дверей, мануфактурных то- источниках. Цель этих изданий — рекламно-инфор-
варов, лекарственных препаратов. Благодаря делению мационная. Воздействовать, убеждать были призва-
по городам, где предлагается тот или иной символ ны и рекламные объявления, представляющие Урал
региона, можно представить всю картину развития горный, железный, золотой, меховой, самоцветный и
экономики и культуры России, специфику губерний пр. Восторженность красотами, увлеченность автора
и уездов, востребованность конкретного товара в дан- фиксируется при помощи тропов, которые не столько
ной местности. Наличие указателей «Список торгово- создают выразительность речи, сколько выполняют
промышленных фирм» и «Оглавление иллюстраций» прагматическую функцию. Туристическая реклама от-
облегчало поиск необходимой информации и давало личается не только языковым, но и стилистическим
полное представление об отраженных сведениях. своеобразием, формируемое обращением к тропам.
В начале XX в. путешественники могли переме- Здесь широко используются различные виды тро-
щаться на длинные расстояние. Интерес вызывают пов: метафора, эпитет, перифраза, сравнение, мей-
отдаленные регионы, поэтому выпускаются путево- озис, аллегория, которые выполняют не только изо-
дители по Поволжью, Сибири, Уралу. Так, В. А. Вес- бразительную функцию, но и прагматическую: будучи
новским составляются справочники по Уралу, вос- расположенными на высот птичьяга полета, он от-
полняющие информационные пробелы в имеющихся крываютъ дивную панораму на…
характеристиках Урала и дающие наиболее полное Суггестивная функция в туристической рекламе
представление о регионе в одной книге («Путеводи- реализуется с помощью прагматически ориентиро-
тель по Уралу» (1899), «Урал Северный, Средний, ванных языковых единиц разных уровней, обладаю-
Южный» (1917) и др.). Вся значимая для путеше- щих эмоционально-экспрессивной характеристикой:
ственника информация собирается в одном выпуске: дущим в Тюмень рекомендуется коммерческiй
памятники архитектуры и природы, особенности кли- меблированный дом Лошкомоева в центре коммер-
мата, перемещений (расписание поездов, варианты ческой части города, близъ банков, почты и теле-
транспорта), гостиницы, питание, досуг, музеи, теа- графа. Электрическое освщение. Ванны. Телефоны.
тры, курортные лечебницы и здравницы, сувениры, Посыльные. Кухня под наблюдением опытнго по-
цены. вара. Извозчикам просят не врит [6, с. 26].
Материал в уральских туристических справочни- Нейтральные лексические единицы в структуре ту-
ках располагался в соответствии с ходом маршрута. ристических рекламных текстов приобретают праг-
Именной и географический указатели ускоряли по- матическую направленность: центральные (номера),
иск информации. При большом количестве сведений, рекомендуется, просят, наблюденiе врача. Регулярна
часто новых для читателя, труднопроизносимости потребительская информация: меблированные но-
многих уральских названий указатель географиче- мера со столом; производится продажа кушанья
ских названий помогал быстро отыскать нужный и напитков; комнаты с освщенiем, отопленiем и
пункт, именной — обобщить сведения об отдельных пристойною мебелью; столы обденные и вечернiе;
исторических деятелях и памятных местах, связанных при гостиниц телефон и кухня.
с их именем. Особенностью туристической рекламы являлось
В рекламных целях применялись ссылки на авто- частотное использование неологизмов: газовое
ритеты: цитаты из художественных произведений, отопленiе, ресторан, сейф, велосипед, авто.
интервью. Фактические данные наглядно и ярко пред- Лексемы не только обозначают какое-либо понятие,
ставляли экскурсионный объект. Обычно они вклю- но и представляют предлагаемую услугу, указывая на
чали в себя схемы, карты, фотографии. Ценность ил- то, что адресат получает возможность реализовать
люстраций — достоверность. Именно благодаря им потребности, связанные с модными в определенной
мы теперь можем сказать, как выглядели постройки социальной среде развлечениями или спортивными
(храмы, памятники, мосты), разрушенные или пере- занятиями.
строенные со временем, как изменился ландшафт, Наиболее частотными в туристически ориентиро-
флора и фауна. Большая часть иллюстративного ма- ванных изданиях становятся рекламные объявления
териала — видовые снимки важных для Урала топо- гостиниц. Все они содержат графические элементы:
графических объектов. рамки, цветные указатели, выделение слов. Единый
Уральские путеводителя ориентированы на ши- предмет рекламирования определяет функциониро-
рокий круг читателей: предпринимателей, туристов, вание в небольшом по объему тексте стандартных,
«больных, едущих на кумыс», «скучающую публику». клишированных речевых оборотов, общих мест:
Цель активной рекламной кампании — увеличить по- 1) Название, нередко включающее в себя имя вла-
ток туристов, развить экскурсионные направления, дельца, что призвано дать гарантию предлагаемых
наполнить санатории лечащимися в климатически услуг: меблированные комнаты Филиппа Яковлевича
суровом регионе. Молчанова; Гостинница «Орiантъ»;
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 55

2) Адрес, преимущества расположения здания: Таким образом, путеводитель как вид справочного
…близъ банковъ, почто-телеграфной конторы, издания – это книга для экскурсанта, туриста, путе-
телефон № 29; удобное сообщенiе на трамваяхъ и шественника, знакомящая его с маршрутами предсто-
элеватор, остановка которыхъ напротивъ; ящей поездки или экскурсии. В ней рассказывается о
3) Условия проживания: съ прекраснымъ видомъ на том, что можно увидеть, путешествуя по этому марш-
…; 100% роскошно, въ восточномъ стил…; ванны; руту, сообщаются необходимые справочные сведения
образцово-вжливая прислуга; удобства первокласс- о местности, по которой пролегает маршрут. Станов-
ныхъ номеровъ; ление путеводителя в России тесно связано с развити-
4) Питание: завтраки, обеды, ужины, ежедневно ем краеведения. Как новый тип справочно-рекламного
блины, пельмени, растегаи, имется спецiально Кав- издания путеводитель появился во второй половине
казс. кухня; XIX в. и объединил все существующие в то время
5) Досуг: Оркестръ бальной музыки, имются краеведческие жанры: историко-топографическое и
отдльн. кабины съ пiанино и биллiардомъ; историко-статистическое описание, очерк о памят-
6) Цена, скидки, бонусы: доставка до парохода никах истории и культуры, этнографический очерк.
(транфер); удешевленная такса, обычная скидка. Для справочника-путеводителя характерно наличие
Для объявлений этого периода характерна персо- маршрутного описания.
нифицированность сообщения. Кроме личных имен в В течение XIX – начала XX в. менялся его адресат:
названиях гостиниц, формула окончания предложения/ служащие ведомств, путешественники из привилеги-
приглашения выражает пиететное отношение адресан- рованных слоев общества, представители среднего
та к адресату: Съ почтенiемъ П. А. Гоняевъ. Доверие класса. Все календари были призваны просвещать
вызывают личные формы глаголов, редко использую- публику и рекламировать объекты.
щиеся в современной туристической рекламе, в кото- Наличие в структуре путеводителей этого периода
рой доминирует обобщенность, массовость, а не ин- сопроводительных элементов, таких, как схемы, кар-
дивидуальность: Извозчикамъ прошу не вритъ, такъ ты, были нерегулярны.
какъ на чай имъ не даю; рекомендую…; предлагаю. В XX в. важной частью путеводителя выступали
В текстах рекламных объявлений преобладают име- схематические планы туристического объекта с обо-
на: существительные, прилагательные, числительные. значенными на них маршрутами экскурсий, краткие
Так, относительные прилагательные выражают по- сведения о достопримечательностях. В настоящее
стоянные свойства, место (Американская гостиница, время с развитием интерактивных карт (Яндекс,
присутственные учрежденiя), качественные степень Гугл, ДубльГис и др.), доступной сети Интернет пу-
предлагаемой услуги (старйшая, лучшая и самая теводители и дорожники изменили свою форму, вид,
спокойная въ город). Использование кратких стра- способ подачи информации, соотношение рекламных
дательных причастий придает динамический характер и познавательных материалов. Тем не менее, каждый
текстам: номера отремонтированы покрыты масляной современный турист, отправляясь в путешествие,
краской. В некоторых объявлениях наоборот большое обязательно обращается к путеводителю, чтобы
количество полных причастных форм превращает уточнить расположение, проживание, транспорт,
ритм текста из динамичного в статичный, плавный: маршрут и многое другое. Детализация, персони-
… отдланныхъ комнатъ, находящихся въ …, окру- фикация, пиететность, исконно свойственные рус-
женныхъ садомъ… ским рекламным текстам, со временем исчезают из
На протяжении XIX в. идет сокращение объема туристической рекламы, уступая место обобщенно-
рекламных объявлений, что объясняется общей тен- сти, массовости, общедоступности, нивелированию
денцией к экономии речевых усилий, постепенному границ между странами и народами. Стилистическое
использованию однозначных лексем, стандартных своеобразие туристической рекламы формировалось
приемов воздействия в туристической рекламе. В постепенно: от детального, подробного описания к
силу ограниченной целевой аудитории, способной яркой метафоре, сравнению, перифразе; главным в
путешествовать много и часто в любое время, в Рос- современных текстах становится получение удоволь-
сии долгое время тематическая реклама размещалась ствия, наслаждения, престиж, мода, красота, новые
в основном в специализированных изданиях. знания и опыт.

Список литературы
1. Ученова, В. В. История рекламы / В. В. Ученова. — СПб., 2002. — 304 с.
2. Витовт, Ю. Редкие русские книги и летучие издания XVIII века / Ю. Витовт. — М., 1989. — С. 40—67.
3. Антонова, З. В. Становление и развитие путеводителя как вида издания : конспект лекции / З. В. Анто-
нова. — М., 2006. — 16 с.
4. Весновский, В. А. Иллюстрированный путеводитель по Уралу / В. А. Весновский. — Екатеринбург,
1904. — 422 с.
5. Миронова, А. А. Реклама в справочных изданиях XIX — начала XX вв.: историко-лингвистический аспект /
А. А. Миронова. — Челябинск, 2009. — 250 с.
6. Тюмень: справочник и адрес-календарь по городу и уезду, 1913 год / сост. Т. Ф. Калугин. — Тюмень,
1913. — 194 с.
7. Урал Северный, Средний, Южный / сост. Ф. П. Доброхотов, с участием А. А. Весновского, В. С. Зыбина,
с предисл. чл. Гос. Совета Ф. А. Иванова, К. Носилова. — Пг., 1917. — 744 с.
56 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

Е. Б. Морозова
Московский государственный институт международных отношений (университет)
(Москва, Россия)

ВЕРБАЛЬНЫЕ И НЕВЕРБАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ


УЧАСТНИКОВ ЭТИКЕТНОЙ СИТУАЦИИ «ГОСТЬ — ХОЗЯИН»
VERBAL AND NON-VERBAL ASPECTS OF INTERACTION BETWEEN
THE PARTICIPANTS OF “GUEST-HOST” ETIQUETTE SITUATION
Этикетная ситуация хождения в гости присуща каждой культуре и носит универсальный характер.
В данной статье анализируются наиболее общие составляющие ситуации «гость-хозяин», свойственные
разным культурам. Выделяются одиннадцать признаков, влияющих на «сценарий» развертывания ситуации
«гость-хозяин», на вербальное и невербальное поведение ее основных участников — хозяина и гостя, а также
три основные фазы развития этой этикетной ситуации. Описываются три типа ограничений, налагаемых
на них в данной ситуации — ограничение пространства, запрет на собственность, запрет на вторжение
в личную сферу. Помимо этого, рассматриваются универсальные и культурно-специфичные правила, права
и обязанности гостя и хозяина. Предлагаемый в статье подход к анализу вербального и невербального ком-
муникативного поведения позволяет по-новому описать правила этикетного общения и сформулировать
закономерности взаимодействия в коммуникативном акте вербального и невербальных кодов.
Ключевые слова: этикет, гость, хозяин, хождение в гости, этикетная ситуация, обязанности, права,
ограничения.

The etiquette situation of visiting is typical of every culture and is of universal character. The paper analyses
general components of “guest-host” situation in different countries. It identifies eleven characteristics that deter-
mine the “script” of “guest-host” situation development, verbal and non-verbal behavior of its main characters
(host and guest) as well as three major stages of the situation’s unfolding. The article describes three types of
restrictions imposed on the main characters during the visit — the restriction of space, property prohibition and
prohibition to intrude private sphere. Beside that the article also describes some universal and culturally specific
rules, rights and obligations of guest and host. The approach to the analysis of verbal and non-verbal communi-
cative behaviour suggested in the article provides a new perspective on the description of etiquette behavior and
formulate the rules of verbal and non-verbal codes interaction in a communication act.
Keywords: etiquette, guest, host, visiting, etiquette situation, obligations, rights, communication, restrictions.

В последнее время выходит много работ в области говорок, контекстный анализ, описательный метод,
исследования этикета, которые ставят перед собой наблюдение за коммуникацией, интроспекция.
качественно новую задачу — не просто описать вы- Этнографы, лингвисты, культурологи и другие ис-
бранный объект, а описать его как систему. Такие следователи в своих трудах указывают, что этикетная
исследования, начатые несколько десятков лет на- ситуация «гость-хозяин» свойственна самым разным
зад, до сих пор далеки от завершения. Этикет по- культурам, отдаленным от нас во времени и в про-
прежнему рассматривается либо как система без странстве. Во все времена и повсюду люди ходили
пристального внимания к его уровням, вербальным и ходят в гости и принимают гостей, однако каждое
и невербальным единицам, а главное — правилам их общество и каждая культура вырабатывает, закрепля-
взаимодействия, либо исследователи сосредотачива- ет в системе этикета и передает по наследству как
ются на одной из его сторон — чаще всего речевой общие, так и свои, национальные, правила и законы
(вербальной) [1; 3—5; 11]. Речевая сторона гостевого гостеприимства. Овладение этими правилами и зако-
этикета — этикетные речевые формулы русского го- нами обычно происходит неосознанно — в ходе на-
степриимства — изучается довольно много и давно, блюдения за уже существующими в данной культуре
и полученные в этой области результаты являются нормами общения. Специально этому нигде не учат;
достаточно убедительными и надежными [2; 6; 7; 9; исключение составляют лишь отдельные категории
10]. Поэтому исследователям этикета следует уде- лиц — дипломаты, представители туристического и
лять больше внимания плохо описанному невербаль- гостиничного бизнеса и некоторые другие группы,
ному гостевому этикету и правилам вербально-не- чья профессиональная деятельность тесно связана с
вербального коммуникативного поведения в данной этикетом и этикетным коммуникативным поведением.
ситуации, которые во многом остаются за предела- В разных культурах и этносах институт гостепри-
ми внимания специалистов по этикету и теории и имства развит по-разному, при этом во многих из них
практике коммуникации. В данной статье делается ситуация «гость-хозяин» является жестко регламенти-
попытка рассмотреть одну типовую этикетную си- рованной. Она представляет собой сложное образова-
туацию — хождения в гости — как многоуровневую ние со своим сценарием, единицами и определёнными
систему со своими единицами, правилами и закона- правилами поведения, принятыми для каждой стороны.
ми их взаимодействия. Основными участниками ситуации являются хозя-
В работе применяются следующие методы: анализ ин и гости/гости. Поведение этих участников, а также
и сопоставление языковых единиц, пословиц и по- сценарий развития ситуации «гость — хозяин» зави-
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 57

сит от целого ряда признаков. Одним из основных та- Традиционно поведение хозяина и гостя подчи-
ких признаков является признак ‘степень знакомства нялось и подчиняется «…достаточно жесткому эти-
хозяина и гостя’. Также можно выделить еще несколь- кетному сценарию, который связывает, ограничивает
ко значимых в любой этикетной ситуации, признаков, их действия и в то же время позволяет достигнуть
таких как: 1. возраст участников, 2. пол, 3. социаль- определенных целей: хозяину — достойно принять
ный статус, 4. профессиональная принадлежность, гостя, заслужив тем самым милость Бога и почет,
5. степень знакомства и отношения между участника- уважение окружающих, гостю — получить пищу,
ми 6. наличие родственных отношений между ними, приют и поддержку» [1, с. 118]. Об этом свидетель-
7. участие в ситуации третьих лиц. ствуют многочисленные речевые клише и формулы
К перечисленным выше универсальным этикетным в разных языках, традиционно употребляемые в си-
признакам следует добавить ряд специфических, ак- туации гостеприимства и по ее поводу: Я вам так
туальных именно в ситуации «гость-хозяин»: 8. жела- рада, проходите! Будьте как дома, Mag der Gast dir
тельность прихода гостя (является гость званым или ungelegen sein, du rufst: willkommen, tretet ein! (‘ Рад
незваным), 9. расстояние (прибыл гость издалека или не рад, а говори: милости просим!’, немецкая посло-
живет неподалеку), 10. формализованность (офици- вица); soyez le bienvenue, vous êtes notre hôte (‘добро
альность или неофициальность визита или приглаше- пожаловать, будьте нашим гостем’, фр.), Feel yourself
ния), 11. длительность (время пребывания в гостях). at home (Будьте как дома!, анг.) и т. д. Об том же
Различные комбинации этих признаков дают нам свидетельствуют и свойственные многих культурам
разные виды ситуаций хождения в гости, которые этикетные правила, согласно которым гостю принято
будут развертываться в пространстве и времени со- предлагать лучшую в доме еду, сажать его на почет-
вершенно по-разному: официальный прием званых ное (самое удобное) место в комнате или за столом,
гостей сильно отличается от непродолжительного провожать до порога/калитки дома и многие другие.
приема незваного, но желанного гостя. Тем не ме- Во многих культурах, в том числе и в русской, от
нее, во всем этом многообразии вариаций мы можем гостя в ответ ожидается определенный тип поведения,
выделить ряд общих моментов. Это наличие трех характерной чертой которого является 1) пассивное
основных фаз динамического развития ситуации: подчинение гостя воле хозяина и 2) беспрекословное
(1) приход гостя, (2) прием гостя и (3) его уход, а так- принятие предложенного хозяином ритуала гостепри-
же существование определенных правил вербального имства. Об этом также свидетельствуют языковые вы-
и невербального поведения гостя и хозяина, прав и ражения, ср. русские клишированные единицы: Гость
обязанностей участников ситуации и их соотношение во власти хозяина; В гостях, что в неволе; Гость
в русской и других культурах. хозяину не указчик; Дома, как хочу, а в гостях, как ве-
Такие правила есть в каждой культуре, они регла- лят, В чужой монастырь со своим уставом не ходят.
ментируют разные аспекты вербального и невербаль- Одной из культурно-универсальных и важнейших
ного поведения или же комплексные, вербально-не- частей гостевого ритуала, а именно его второй фазы
вербальные, формы, начиная с ритуалов приветствия (прием гостя), является совместная трапеза хозяина
гостем и хозяином друг друга и кончая выражением и гостя и угощение последнего.
благодарности за приятно проведенное время и ухо- В разных культурах трапеза проходит неодинаково.
дом гостя. Культуры налагают на гостя и хозяина разные обязан-
Пренебрежение отдельными правами и обязанно- ности и предъявляют разные требования к угощению
стями или их нарушение подвергалось и до сих пор или потчеванию гостя, к предлагаемой гостю еде и к
подвергается в некоторых культурах общественному условиям, в которых должна протекать трапеза. Однако
или личному порицанию и осуждению. Например, в можно выделить одну общую закономерность — хо-
абхазской культуре «нарушение законов гостеприим- зяин обязан как можно лучше угостить гостя, пред-
ства являлось не только позором, но, согласно ста- ложив ему самую свежую и вкусную пишу и напитки
рым воззрениям, могло повлечь за собой жестокую в достаточном или даже избыточном количестве. Так,
кару богов» [5, с. 306]. До сих пор «…квалификация в допетровской Руси от хозяина ожидалось, что он не
действия гостя как оскорбительного, задевающего только хорошо угостит гостя, но даже напоит его до
честь и достоинство хозяина может повлечь за собой бессознательного состояния. В Абхазии нельзя было
такое суровое комплексное вербально-невербальное угощать гостя пищей, пускай самой свежей и вкусной,
поведение, как изгнание гостя из дома» [8, с. 137], которая изначально предназначалась для другого гостя.
ср. реплики: Вон из моего дома; Вон отсюда; Чтобы Рассмотрим еще несколько примеров прав и обя-
ноги твоей в моем доме больше не было!; Знать тебя занностей гостя и хозяина, которые действуют в тре-
больше не желаю! тьей фазе ритуала (уход гостя). Практически во всех
Как показывает анализ разных культур, у гостя культурах в обязанности хозяина вменяется провожать
всегда больше прав, а у хозяина больше обязанно- гостя до дверей, а в обязанности гостя — выражать
стей. Хозяин обязан предоставить некоторые права благодарность хозяевам за предоставленную пищу,
гостю, а гость вправе принять обязанности хозяина. кров и заботу. Не поблагодарить за оказанное госте-
В культурах Востока в число обязанностей хозяина приимство, значит обидеть хозяев, поступить крайне
до сих пор входит оказание гостеприимства любому невежливо и некрасиво. Это правило упоминается
человеку, нуждающемуся в гостеприимстве. Для со- во всех известных нам учебниках по современному
временной западной культуры такое проявление го- этикету. Правилами этикета гостю также рекоменду-
степриимства по отношению к незнакомым людям ется выразить повторную благодарность хозяевам на
несвойственно, хотя и в ней незваный, но желанный следующий день после визита. Гость должен позво-
гость вправе ожидать гостеприимного приема. нить им по телефону, письмо и поблагодарить хозяев
58 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

за прием, послав им букет цветов, коробку конфет но близких отношениях. Гость не должен давать
и т. д. непрошеные советы, ему не следует критиковать
Помимо прав и обязанностей гостя и хозяина, в домочадцев за их жизненный уклад или делать им
этикетной ситуации действует ряд налагаемых на них замечания, касающиеся приготовленной пищи. На-
ограничений, которые были наиболее полно проана- конец, хороший гость не должен докучать и надо-
лизированы в работе Е. Б. Морозовой [8]. едать хозяину своим рассказами или просьбами. В
1) Ограничение пространства. случае же, если гость не соблюдает вышеназванные
Часть пространства в доме хозяина вместе с находя- правила невербального и вербального поведения, его
щимися там вещами является всегда табуированным поведение характеризуется как злоупотребление го-
для гостя: гостю запрещено без разрешения хозяина степриимством хозяина. Подобное злоупотребление
заходить в спальню его и членов его семьи, а также может порой привести к изменению статуса гостя —
в целый ряд других помещений дома. Не случайно, в из желанного он может превратиться в нежеланного
каждом доме и даже в самой маленькой квартире есть (изменение значения признака № 8 «желательность
постоянное или выделяемое по случаю пространство прихода гостя»).
для приема гостей. Еще одно ограничение касается Таким образом, мы видим, что поведение хозяина
позы гостя, который не может сесть первым до тех и гостя регламентируется самыми разными прави-
пор, пока хозяин не предложит ему это сделать и не лами на протяжении всех фаз приема гостя. Участ-
укажет место, куда он может сесть. Сам хозяин также ники гостевой ситуации обладают определенными,
не садится до тех пор, пока не сядет гость. закрепленными в культуре, правами и обязанностями
Ограничение пространства действует и по отноше- и должны соблюдать ряд ограничений. Описанные в
нию к хозяину, хотя и в меньшей степени. Казалось статье права, обязанности и ограничения поведения
бы, хозяин находится у себя дома и волен передвигать- гостя и хозяина обеспечивают «бесконфликтное» раз-
ся в его пределах по своему усмотрению. Однако если витие ситуации, то есть выполнение принятых в том
гость останавливается в доме на некоторое продолжи- или ином обществе этикетных норм и правил.
тельное время (как минимум на ночь) и ему выделяет-
ся помещение в виде отдельной комнаты или гостевого В данной статье была сделана попытка системного
домика, то это специальное помещение автоматически описания универсальной этикетной ситуации — си-
начинает считаться принадлежащим гостю на время туации хождения в гости. Было показано, что пове-
его пребывания, и входить туда настоящий хозяин без дение участников ситуации зависит от целого ряда
разрешения «нового хозяина» не может. универсальных и специфичных для данной ситуации
2) Запрет на собственность. этикетных признаков. Также были рассмотрены не-
Гость не может брать хранящиеся в доме хозяина которые правила поведения гостя и хозяина в разных
вещи, залезать без особого разрешения в холодиль- фазах ситуации, которые сопровождаются употре-
ник, открывать шкафы, включать телевизор, брать блением определенных вербальных и невербальных
еду и т. д. Собственность хозяина остается для гостя единиц, и описаны три вида ограничений, налагаемых
неприкосновенной. Хозяин тоже не должен брать без на участников ситуации. Предлагаемый в статье под-
разрешения вещи гостя, например, открывать его че- ход к описанию этикета позволяет не только более
модан или сумку, рассматривать его бумаги и т. п. полно описать правила внутри- и межкультурного
3) Запрет на вторжение в личную сферу. этикетного общения, но и показать закономерности
Гостю не принято вмешиваться в личную жизнь взаимодействия вербальных и невербальных единиц
хозяина, если тот не состоит с гостем в достаточ- в процессе коммуникации.

Список литературы
1. Байбурин, Л. К. У истоков этикета / Л. К. Байбурин, А.Л. Топорков — Л.: Наука, 1990. — 168 с.
2. Балакай, А. Г. Русский речевой этикет и принципы его лексикографического описания : дис. … д-ра филол.
наук / А. Г. Балакай. — Орел : Орловский гос. ун-т, 2002. — 345 с.
3. Бгажноков, Б. Х. Адыгский этикет/ Б. Х. Бгажноков. — Нальчик : Эльбрус, 1978. — 160 с.
4. Блейх, Н. О. Социальная и интернациональная природа северокавказского гостеприимства / Н. О. Блейх
// Психология. Социология. Педагогика. — 2014. — № 2 (39). — С. 6—10.
5. Инал-Ипа, Ш. Д. Очерки об абхазском этикете / Ш. Д. Инал-Ипа. — Сухуми : Абгосиздат, 1984. — 190 с.
6. Кронгауз, М. А. Русский речевой этикет на рубеже веков / М. А. Кронгауз // Russian linguistics. —
Dordrecht ; Boston, 2004. — Vol. 28. — № 2. — C. 163—187.
7. Леонтьева, Т. В. Номинации лексико-семантического поля «Гощение» в мотивационном аспекте /
Т. В. Леонтьева // Научный диалог. — 2015. — № 3 (39). — С. 63—110.
8. Морозова, Е. Б. Невербальный этикет в его соотношении с вербальным : дис. … канд. филол. наук: 10.02.19
/ Е. Б. Морозова ; Российский государственный гуманитарный университет. — М., 2006. — 183 с.
9. Тарасенко, Т. В. Этикетные жанры русской речи: благодарность, извинение, поздравление, соболезнова-
ние : дис. … канд. филол. наук: 10.02.01 / Т. В. Тарасенко ; Красноярский государственный университет. —
Красноярск, 1999. — 169 с.
10. Формановская, Н. И. Русский речевой этикет: нормативный социокультурный контекст / Н. И. Форма-
новская. — М : Русский язык, 2002. — 160 с.
11. Цивьян, Т. В. К некоторым вопросам построения языка этикета / Т. В. Цивьян // Труды по знаковым си-
стемам. — Тарту, 1965. — Т. 2. — С. 144—149.
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 59

И. К. Мухина
ФГАОУ «УрФУ имени первого Президента России Б. Н. Ельцина»
(Екатеринбург, Россия)

АНТОНИМИЧЕСКИЕ КОМПЛЕКСЫ
В ДЕНОТАТИВНО-ИДЕОГРАФИЧЕСКОЙ ГРУППЕ «ПОМЕЩЕНИЕ»
ANTONIMICHESKY COMPLEXES
OF DENOTATIVNO-IDEOGRAPHIC GROUP «PLACING»
Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ (проект № 16-06-00340 «Отношения противопо-
ложности в словаре и дискурсе: лексикографический, когнитивно-дискурсивный и лингвокультурологический
аспекты»).
The work was supported by Act 211 Government of the Russian Federation, contract № 02.A03.21.0006.
Работа выполнена при финансовой поддержке постановления № 211 Правительства Российской Федерации,
контракт № 02.A03.21.0006.

Денотативно-идеографическая группа «Помещение» состоит из глагольных синонимических рядов,


включает в себя денотативно-идеографические подгруппы: «Собственно помещение», «Открытие и за-
крытие объекта», «Покрытие объекта», входит в денотативно-идеографическую сферу «Конкретная
физическая деятельность». В денотативно-идеографической группе «Помещение» в антонимические от-
ношения вступают отдельные лексемы с семантикой противоположности и целые лексические множества
(синонимические ряды, имеющие однословные антонимы, синонимические ряды, являющиеся антонимами,
синонимико-антонимичные комплексы, представляющие собой семантически соотносимые парадигма-
тические ряды). Принцип оппозитивности является основным при формировании исследуемой денота-
тивно-идеографической группы, что обусловлено достаточно большим количеством соотносительных
синонимико-антонимических рядов в ее составе, а также тем, что при достаточно большом количестве
близкородственных синонимических рядов они находятся в отношениях противоположности с отдельными
антонимами или антонимическими рядами слов.
Ключевые слова: синонимы, антонимы, отношения противоположности, денотативно-идеографическая
группа, идеографические словари, лексикография.

The paper focuses on research of synonymic and antonimichesky complexes. The denotativno-ideografichesky
group consists of verbal synonymic ranks, includes denotativno-ideographic subgroups: «Actually the room»,
«Opening and closing of an object», «An object covering», falls within the denotativno-ideographic scope «Con-
crete physical activity». In the group «Placing» the antonimichesky relations are entered by separate lexemes with
semantics of contrast and lexical sets (synonymic ranks with brief antonyms, sinonimiko-antonymous complexes —
semantic correlated paradigmatic ranks). The principle of an oppozitivnost is the basic when forming of the studied
denotativno-ideographic group that is caused by rather large number correlative the sinonimiko-antonimicheskikh
of ranks in its structure, and also the fact that at rather large number of closely related synonymic ranks they are
in the contrast relations with separate antonyms or antonimichesky ranks of words.
Keywords: synonyms, antonyms, contrast relations, denotativno-ideographic group, ideographic dictionaries,
lexicography.

Проблема изучения антонимии в идеографических пы: «Собственно помещение» (7 основных сино-


словарях, а также классов лексем и классов слов, нимических рядов с доминантами ВНОСИТЬ/ВНЕ-
вступающих в отношения противоположности, нахо- СТИ, ЗАКРЕПЛЯТЬ/ЗАКРЕПИТЬ, ЗАСОВЫВАТЬ/
дится в русле актуальных лингвистических исследо- ЗАСУНУТЬ, НАЛИВАТЬ/НАЛИТЬ, ОБЁРТЫВАТЬ/
ваний, в том числе и в корпусных [3, с. 25], поскольку ОБЕРНУТЬ, ПЕРЕНОСИТЬ/ПЕРЕНЕСТИ, ПРИДЕ-
позволяет делать выводы о когнитивном процессе ка- ЛЫВАТЬ/ПРИДЕЛАТЬ и 21 близкородственный си-
тегоризации и отображении в языковой картине мира нонимический ряд), «Открытие и закрытие объекта»
оппозитивных отношений. (2 синонимических ряда с доминантами ЗАКРЫВАТЬ/
Основываясь на теоретической концепции Л. Г. Ба- ЗАКРЫТЬ — 8 близкородственных синонимических
бенко, в которой выявлены основные когнитивные рядов, ОТКРЫВАТЬ/ОТКРЫТЬ — 5 близкородствен-
стратегии представления отношений противополож- ных синонимических рядов), «Покрытие объекта»
ности в рамках идеографических словарей [1, с. 38], (4 синонимических ряда с доминантами ЗАБРАСЫ-
рассмотрим специфику антонимических отношений в ВАТЬ/ЗАБРОСИТЬ, НАМАТЫВАТЬ/НАМОТАТЬ,
денотативно-идеографической группе «Помещение» ОБЛИВАТЬ/ОБЛИТЬ, ПОКРЫВАТЬ/ПОКРЫТЬ —
в словаре синонимов. Основными методами иссле- 16 близкородственных синонимических рядов) [2,
дования являются компонентный, дефиниционный и с. 445], входит в денотативно-идеографическую сферу
идеографический анализ. «Конкретная физическая деятельность».
Данная денотативно-идеографическая группа со- В денотативно-идеографическую группу «Помеще-
стоит из глагольных синонимических рядов, включает ние» включены синонимические ряды, не имеющие
в себя три денотативно-идеографические подгруп- антонимов в русском языке: ПРИДЕЛЫВАТЬ/ПРИ-
60 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

ДЕЛАТЬ, прикреплять/прикрепить, разг.-сниж. при- вытаскивание; ВНОСИТЬСЯ, втаскиваться, зата-


собачивать/присобачить, разг.-сниж. пришпандори- скиваться, разг.-сниж. вволакиваться «Быть переме-
вать/пришпандорить «Размещать/разместить что-л. щенным внутрь чего-л., в какое-л. помещение» — ВЫ-
на какой-л. поверхности, делая прочно держащимся, НОСИТЬСЯ, вытаскиваться, разг. выволакиваться.
неподвижным (обычно при помощи каких-л. при- 3) целые синонимико-антонимичные комплексы,
способлений)»; ЗАКРЕПЛЕНИЕ и ЗАКРЕПЛЕНЬЕ, представляющие собой семантически соотносимые
прикрепление, укрепление, фиксация, фиксирование, парадигматические ряды. Денотативно-идеографи-
разг. приделка, разг. приделывание «Размещение ческая подгруппа «Открытие и закрытие объекта»
чего-л. на какой-л. поверхности с целью сделать его представлена в виде двух синонимико-антонимичных
прочно держащимся, неподвижным (обычно при по- комплексов с доминантами ОТКРЫВАТЬ/ОТКРЫТЬ
мощи каких-л. приспособлений)»; ЗАКРЕПЛЯТЬСЯ/ и ЗАКРЫВАТЬ/ЗАКРЫТЬ.
ЗАКРЕПИТЬСЯ, зафиксироваться, приделываться, Например, синонимический ряд ЗАКРЫВАТЬ/
прикрепляться/прикрепиться, укрепляться/укрепить- ЗАКРЫТЬ, затворять/затворить, захлопывать/
ся, сов. и несов. фиксроваться, разг.-сниж. присоба- захлопнуть, прикрывать/прикрыть, притворять/
чиваться, разг.-сниж. пришпандориваться «Быть рас- притворить, разг. запахивать/запахнуть, разг. при-
положенным на какой-л. поверхности для придания хлопывать/прихлопнуть «Помещать/поместить от-
устойчивого положения»; ЗАСОВЫВАТЬ/ЗАСУНУТЬ, крытые створки или створку чего-л. (двери, оконных
всовывать/всунуть, вталкивать/втолкнуть, разг. рам, ставень, ворот и т. п.) на свое место, сдвигая их,
впихивать/впихнуть, разг. втискивать/втиснуть, делая помещение, какое-л. пространство недоступным
разг. запихивать/запихнуть и запихать, разг. затал- для входа, попадания солнечных лучей, ветра и т. п.»
кивать/затолкнуть и затолкать, разг. затискивать/ соотносится с антонимичным ему синонимическим
затиснуть и затискать, разг. совать/сунуть, разг.- рядом ОТКРЫВАТЬ/ОТКРЫТЬ, отворять/отворить,
сниж. пихать/пихнуть «Помещать/поместить что-л. раскрывать/раскрыть, распахивать/распахнуть, рас-
внутрь чего-л., подо что-л., за что-л. обычно быстрым творять/растворить «Выдвигать/выдвинуть закры-
движением, небрежно или с трудом» и др. тые створки или створку чего-л. (двери, оконных рам,
Анализ показал, что в денотативно-идеографиче- ставень, ворот и т. п.) со своего места наружу или
ской группе «Помещение» в антонимические отноше- внутрь, раздвигать/раздвинуть их, делая помещение,
ния вступают, как отдельные лексемы с семантикой какое-л. пространство доступным для входа, попада-
противоположности (открывать/открыть — за- ния солнечных лучей, ветра и т. п.».
крывать/закрыть, открываться/отрыться — за- 5 близкородственных синонимических рядов к ряду
крываться/закрыться и др.), составляющие антони- с доминантой ЗАКРЫВАТЬ/ЗАКРЫТЬ соотносятся с
мические пары, так и целые лексические множества: антонимичными им синонимическими рядами, явля-
1) синонимические ряды, имеющие однословные ющимися близкородственными к ряду с доминантой
антонимы: ОТКРЫВАТЬ/ОТКРЫТЬ:
ЗАКРЫВАНИЕ, закрытие, захлопывание, прикры- ЗАКРЫВАНИЕ, закрытие, захлопывание, при-
вание, прикрытие, разг. прихлопывание «Помещение крывание, прикрытие, разг. прихлопывание «По-
открытых створок (дверей, оконных рам, ставен, во- мещение открытых створок (дверей, оконных рам,
рот и т. п.) на свое место с целью сделать какое-л. ставен, ворот и т. п.) на свое место с целью сделать
помещение, пространство недоступным для входа, по- какое-л. помещение, пространство недоступным для
падания солнечных лучей, ветра и т. п.» — ОТКРЫ- входа, попадания солнечных лучей, ветра и т. п.» —
ВАНИЕ (антоним ко всем словам синонимического ОТКРЫТИЕ, раскрытие, распахивание «Выдвижение
ряда); со своего места наружу или в стороны створок или
ЗАКРЫВАНИЕ, закрытие, закупоривание, запеча- створки (дверей, оконных рам, ставен, ворот и т. п.)
тывание, разг. укупоривание «Помещение крышки на с целью сделать помещение, какое-л. пространство
верх какой-л. емкости, вместилища с целью прегра- доступным для входа, попадания солнечных лучей,
дить доступ внутрь» — ОТКРЫВАНИЕ (антоним ко ветра и т. п.»;
всем словам синонимического ряда); ЗАКРЫВАТЬСЯ/ЗАКРЫТЬСЯ, задвигаться/задви-
ЗАКРЫВАТЬСЯ/ЗАКРЫТЬСЯ, закупориваться/ нуться, затворяться/затвориться, захлопываться/
закупориться, запечатываться/запечататься, разг. захлопнуться, прикрываться/прикрыться, притво-
укупориваться/укупориться «Делаться/сделать- ряться/притвориться «Задвигаться/задвинуться, пре-
ся герметичным путем помещения крышки сверху кращая доступ, проникновение куда-л. или во что-л.
(о какой-л. емкости, вместилище)» — ОТКРЫВАТЬ/ — в какое-л. помещение, пространство (о створ-
ОТКРЫТЬ (антонимы ко всем словам синонимиче- ках дверей, оконных рам, ставен, ворот и т. п.)» —
ского ряда); ОТКРЫВАТЬСЯ/ОТКРЫТЬСЯ, отворяться/отво-
2) синонимические ряды, являющиеся антонимами: риться, раскрываться/раскрыться, распахиваться/
ВНОСИТЬ/ВНЕСТИ, втаскивать/втащить, зано- распахнуться, растворяться/раствориться «Вы-
сить/занести, затаскивать/затащить, разг.-сниж. двигаться/выдвинуться со своего места наружу, раз-
вволакивать/вволочь «Перемещать/переместить на двигаться/раздвинуться в стороны, делая какое-л.
себе кого-, что-л. внутрь чего-л., в какое-л. помещение пространство доступным для входа, попадания сол-
(возможно, с трудом)» — ВЫНОСИТЬ/ВЫНЕСТИ, вы- нечных лучей, ветра и т. п. — о створках или створке
таскивать/вытащить, разг. выволакивать/выволочь; (двери, оконных рам, ставень, ворот и т. п.)»;
ВНЕСЕНИЕ, втаскивание, затаскивание «Перемеще- ЗАКРЫВАТЬ/ЗАКРЫТЬ что, закупоривать/заку-
ние на себе кого-, чего-л. внутрь чего-л., в какое-л. порить что, запечатывать/запечатать что, разг.
помещение (возможно, с трудом)» — ВЫНЕСЕНИЕ, укупоривать/укупорить что «Помещать/поместить
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 61

крышку на верх какой-л. емкости, вместилища, пре- что. «Плотно закрывать/закрыть что-л. (двери, став-
граждая доступ внутрь» — ОТКРЫВАТЬ/ОТКРЫТЬ, ни, крышку), прикрепляя гвоздями»; ЗАБИВАНИЕ,
откупоривать/откупорить, раскупоривать/раскупо- заколачивание «Плотное закрывание что-л. (дверей,
рить, распечатывать/распечатать «Делать/сделать ставен, крышки) путем прикрепления гвоздями»;
доступным содержимое какого-л. вместилища, снимая ЗАБИВАТЬСЯ, заколачиваться «Плотно закрывать-
его верхнюю часть, удаляя пробку, крышку и т. д.»; ся/закрыться в результате прикрепления гвоздями (о
ЗАКРЫВАНИЕ, закрытие, закупоривание, запеча- дверях, ставнях, крышке)».
тывание, разг. укупоривание «Помещение крышки 4) В денотативно-идеографической группе «Поме-
на верх какой-л. емкости, вместилища с целью пре- щение» отсутствуют лексические парадигмы, пред-
градить доступ внутрь» —ОТКРЫВ’АНИЕ, откупо- ставляющие собой денотативно-идеографические
ривание, откупорка, раскупорка, распечатывание подгруппы в составе денотативно-идеографической
«Удаление пробки, крышки какого-л. вместилища»; группы. Ср., например, как в составе денотативно-
ЗАКРЫВАТЬСЯ/ЗАКРЫТЬСЯ, закупориваться/за- идеографической сферы «Физическое воздействие на
купориться, запечатываться/запечататься, разг. объект» в оппозицию вступают денотативно-идеогра-
укупориваться/укупориться «Делаться/сделать- фические подгруппы «Соединение, прикосновение» и
ся герметичным путем помещения крышки сверху «Разъединение, разделение».
(о какой-л. емкости, вместилище)» — ОТКРЫВАТЬ- В целом можно утверждать, что принцип оппо-
СЯ/ОТКРЫТЬСЯ, откупориваться/откупориться, зитивности является основным при формировании
раскупориваться/раскупориться, распечатывать- исследуемой денотативно-идеографической группы,
ся/распечататься «Делаться/сделаться доступным что обусловлено достаточно большим количеством
(о вместилище, сосуде) после удаления пробки, соотносительных синонимико-антонимических ря-
крышки». дов в ее составе, а также тем, что при достаточно
3 близкородственных синонимических ряда к большом количестве близкородственных синонимиче-
ряду с доминантой ЗАКРЫВАТЬ/ЗАКРЫТЬ не име- ских рядов они, как правило, находятся в отношениях
ют антонимических соответствий в русском языке: противоположности с отдельными антонимами или
ЗАБИВАТЬ/ЗАБИТЬ что, заколачивать/заколотить антонимическими рядами слов.

Список литературы
1. Бабенко, Л. Г. Репрезентация отношений противоположности в русском языке: проблемы категориза-
ции и лексикографической параметризации / Л. Г. Бабенко // Когнитивные исследования языка. — 2016. —
Вып. XXVI. — С. 37—41.
2. Большой толковый словарь русских существительных: Идеографическое описание. Синонимы. Антонимы /
под ред. проф. Л. Г. Бабенко. — М. : АСТ-Пресс Книга, 2005. — 864 с.
3. Jones, Steven. Antonymy. A corpus-based perspective / J. Steven. — London and New York, 2002. — 193 p.

А. М. Плотникова
Уральский федеральный университет
(Екатеринбург, Россия)

ОТРАЖЕННАЯ И МЕЖЧАСТЕРЕЧНАЯ АНТОНИМИЯ


В АСПЕКТЕ КОГНИТИВНОЙ ТЕОРИИ ТРАНСФЕРА ЗНАНИЙ
REFLECTED ANTONYMY IN THE THEORY OF KNOWLEDGE TRANSFER
Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ (проект № 16-06-00340 «Отношения противопо-
ложности в словаре и дискурсе: лексикографический, когнитивно-дискурсивный и лингвокультурологический
аспекты»).

С когнитивных позиций рассматривается явление отраженной антонимии — свойства производных


антонимов воспроизводить значение производящих единиц (например, оценочные прилагательные хороший
— плохой, красивый — безобразный и их производные хорошо — плохо, красота — безобразие). Между про-
изводящей и производной антонимическими парами возникают как симметричные, так и несимметричные
отношения. В основе формирования производящих единиц лежат когнитивные техники трансфера знаний,
то есть переноса знаний об одной сущности или свойстве на другие. Когнитивные факторы определяют
существование межчастеречных антонимов, появление которых подчинено общему замыслу дискурсивной
деятельности. Идеографические словари являются удобным источником осмысления того, как идеогра-
фический класс расширяется за счет производных слов, какие структуры знания передают производные
слова и как единицы вступают в отношения тождества и противоположности.
Ключевые слова: отраженная антонимия, межчастеречная антонимия, оценочные прилагательные,
трансфер знания
62 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

The article discusses the cognitive aspect of reflected antonymy, which is an ability of derived antonyms to
reproduce the meaning of deriving units (for example, evaluative adjectives ‘хороший’ — ‘плохой’, ‘умный’ —
‘глупый’ and their derivatives ‘хорошо’ — ‘плохо’, ‘умник’ — ‘глупец’).The relations between deriving and derived
antonymic pairs can be symmetric or non-symmetric. Formation of deriving units is based on cognitive techniques
of knowledge transfer, that is, transfer of knowledge about an object or an attribute to other objects or attributes.
Discursive processes trigger generation of synonymic and antonymic sets of words and strengthen relationships
of identity and opposition in language.
Keywords: reflected antonymy, evaluative adjectives, knowledge transfer

Введение природы частей речи. По ее мнению, «межчастереч-


Явление отраженной антонимии связано с органи- ная антонимия имеет семантико-грамматическую
зацией антонимов в рамках словообразовательных природу, т. к. в её основе лежит способность языка
гнезд. Л. А. Новиков указывал, что «при переходе наделять одинаковые фрагменты действительности
от центра антонимического словообразовательного разным категориальным содержанием» [1, с. 31—32].
гнезда к его периферии семантический контраст слов В силу этого части речи, различаясь категориально-
может ослабевать и значительно видоизменяться» [4, грамматическими семами предметности, признаково-
с. 30]. Например, антонимы чёрный — белый, пред- сти, процессности, могут иметь одинаковые семан-
ставляющие центр одного из словообразовательных тические признаки, представленные одноименными
гнезд, реализуют контрарную противоположность и категориально-лексическими семами, создающими
образуют яркий контраст, который сохраняется у гла- основания для сравнения значений межчастеречных
голов белить — чернить или у наречий бело — черно. антонимов.
У некачественных прилагательных беловой — черно-
вой иной характер противоположности. Ещё дальше Когнитивная специфика отраженных и межча-
от центра гнезда отстоят у существительных бело- стеречных антонимов
вик — чистовик, исходное значение корней которых В антонимические отношения вступают не только
стирается. отдельные единицы, но и парадигмы единиц, раз-
В центре внимания семасиологов оказываются ме- личающихся интенсификацией, экспрессивностью,
ханизмы образования антонимических пар, а именно градуальностью, стилистической окраской, напри-
то, как в производных единицах отражаются семан- мер: красивый, интересный, прекрасный, пригожий,
тические свойства производящих. Осмысляя феномен распрекрасный, баской — некрасивый, безобразный,
отражения, Л. П. Роженцова пишет: «Отражение — уродливый. Если доминанты синонимических рядов
свойство производных единиц воспроизводить с раз- образуют антонимическую оппозицию, зафиксирован-
личной степенью адекватности структурно-семан- ную в словарях антонимов, то отдельные члены рядов
тические характеристики и смысловые отношения могут и не быть антонимом к доминанте ряда, напри-
производящих их единиц» [6, с. 5]. Отражение рас- мер, не являются антонимами в силу особенностей
сматривается как фактор систематизации лексики, значения слова интересный и уродливый, входящие в
поскольку дериваты развивают все виды системных качестве рядовых членов синонимических рядов. Это
отношений, «укрепляя систему изнутри» [6, с. 7]. По явление асимметрии синонимико-антонимических ря-
данным М. Н. Чупановской, 70 % антонимических дов отмечено в работе М. В. Слаутиной [7].
единиц приходится на отраженные антонимы [11]. При сопоставлении дериватов прилагательных
В качестве эмпирического материала для статьи эстетической оценки обнаруживается, что они также
выбраны антонимические пары оценочных прила- вступают в антонимические отношения: красота —
гательных. Этот класс слов, как убедительно свиде- безобразие, красота — уродство, красиво — безоб-
тельствуют данные идеографических словарей [см., разно, красиво — уродливо, красавец — урод. При-
например, 8], построен по оппозитивному принци- веденные примеры показывают, что большинство
пу: общая оценка (хороший — плохой), эстетическая производных единиц имеют в качестве производяще-
оценка (красивый — некрасивый), нормативная оцен- го доминанту ряда «красивый»: красавец, красавчик,
ка (обычный — необычный), утилитарная оценка (по- раскрасавец, красавица, краса, красота, красотка,
лезный — вредный) и т. д. Обращение к когнитивным раскрасавица. Противоположная семантика вербали-
причинам отражения позволяет объяснить процессы зуется, помимо непроизводного с синхронной точки
воспроизводства семантических компонентов и сим- зрения слова урод, единицами, не связанными дери-
метричность/асимметричность значений антонимов. вационно с доминантой синонимического ряда (см.:
Проблема симметричности/асимметричности анто- пугало, квазимодо, страшилище, морда, мурло, рыло,
нимических пар возникает в связи с рассмотрением страхолюд и др.).
межчастеречной антонимии. Классическим примером Противоположная тенденция обнаруживается у тех
такой антонимии является противопоставлению суще- антонимических пар, в которых обе единицы стано-
ствительного вопрос и глагола отвечать. Э. И. Роди- вятся производящими, причем тип антонимии обычно
чева отмечает, что по результатам анализа речевого сохраняется у производных единиц. Так, производные
материала для выражения антонимического противо- от антонимов интеллектуальной оценки умный — глу-
поставления довольно часто используются любые два пый сохраняют контрарный тип противоположности:
слова из параллельных словообразовательных рядов умно — глупо, по-умному — по-глупому, умник — глу-
антонимов [5, с. 14]. Н. Б. Боева утверждает, что асим- пец, умнеть — глупеть. Однако они не наследуют всю
метричность грамматической семантики межчасте- семантическую структуру производящего слова. На-
речных антонимов вытекает из ономасиологической пример, прилагательные умный и глупый референци-
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 63

онально соотносятся с человеком, животным, поведе- за собой глубинные изменения семантики слова.
нием, выражением лица, взглядом, смехом, словами, В частности, одним из следствий деривации являет-
книгами и т. д.. Глагольный ряд умнеть — глупеть ся не вполне детерминированное значение некоторых
восходит к основному значению прилагательного отглагольных существи­тельных» [9, с. 37]. Правда,
умный — ‘обладающий здравым смыслом, сообра- стоит отметить относительно деривата странность,
зительностью (о человеке, людях)’ и не охватывает что в этом случае мы имеем дело с малоизученным
другие значения этого прилагательного. явлением односторонней антонимии, когда у слова
Ряд производных не образует антонимических странный фиксируется антонимы, а у слов обычный
пар: например, существует глагол умничать, но от- и обыкновенный в качестве антонимов в словарях от-
сутствует его антонимический коррелят, в результа- мечают исключительный, необычный и не указывают
те возникает антонимическая лакунарность, которая странный.
лишь отчасти восполняется разговорно-сниженным Асимметричность антонимии обнаруживается и в
глаголом тупить. существовании межчастеречных антонимов. Впервые
При образовании производных имен умник — глу- модели межчастеречной антонимии были описаны
пец происходит перестройка семантической струк- Е. Н. Миллером. Он выделил, в частности, следующие
туры, так как слово умник приобретает ироническое комбинации частей речи: глагол — существительное,
значение ‘умничающий, старающийся показать, свой глагол — прилагательное, прилагательное — наречие,
ум’, в то время как глупец остаётся связанным и се- личная форма глагола — причастие, существитель-
мантически, и словообразовательно с основным зна- ное — наречие [3].
чением прилагательного глупый. Следовательно, в Межчастеречная антонимия, безусловно, пред-
производных значениях происходят трансформации ставляет собой дискурсивное явление, что хорошо
семантической структуры. показано в диссертационной работе Н. В. Царегород-
Термин «отражение» показывает, что какие-то ком- цевой, посвященной английским оппозитивным паре-
поненты значения производящих единиц наследуют- миям, например: Small sorrows speak, great ones are
ся их производными, однако идея воспроизводства, silent (досл.: Маленькие горести говорят, а большие
лежащая в основе отраженной антонимии (как и от- молчат); The remembrance of the past sorrow is joyful
раженной омонимии, синонимии), не даёт объясне- (досл.: Воспоминание о прошлом горе радостно) [10].
ния тому, как осуществляется такое взаимодействие. Исследовательница делает вывод о том, что самой ча-
Обращение к когнитивным аспектам этого феномена стотной в исследуемой ей материале является межча-
позволяет сместить фокус исследовательского ин- стеречная оппозиция, образованная существительным
тереса с понятия «значения» на понятие «знание». fool и прилагательным wise, которая встречается в со-
Именно такой подход предлагает В. З. Демьянков, ставе 46 паремий. Обращение к корпусным данным
применяя термин «трансфер знаний» к семантиче- позволяет говорить о регулярности антонимических
скому исследованию: «Знание — принадлежность че- корреляций межчастеречных антонимов. Приведем
ловека, то, что человек знает. Субъектом трансфера несколько примеров, иллюстрирующих противопо-
знаний является человек, иногда очень конкретный ставление оценочных слов межчастеречного типа:
носитель этих знаний. В противоположность этому, «Значит, по-твоему, все красиво в мире, а уродства в
перенос значения осуществляется как бы «сам по нем нет?» (Т. Луговская); «Роман этот не только не
себе», в рамках некоторой абстрактной системы зна- может принести никому никакой пользы, но может
чений» [2, с. 7]. быть только вреден» (Л. Толстой). Межчастеречная
В наиболее явном виде процесс трансфера знаний антонимия демонстрирует способность противопо-
может быть проиллюстрирован антонимическими ставления семантических категорий при редуциро-
парами, реализующими переносные значения. На- вании грамматической специфики слов и показывает,
пример, прилагательные грязный и чистый образу- что противопоставляться способны не изолированные
ют антонимическую пару со значением рациональной признаки, предметы, свойства, а категории в их реля-
оценки (чистая работа — грязная работа), этиче- ционных отношениях.
ской оценки (чистый человек — грязный политик,
чистое дело — грязные махинации). Однако в других Заключение
оценочных значениях такого переноса не происходит, При изучении лексико-семантических связей слов,
чему препятствует значение одного из прилагатель- в том числе антонимии, феномен трансфера знаний
ных, ср.: чистое произношение — *грязное произно- может служить способом объяснения как лексиче-
шение, чист перед законом — *грязен перед законом. ски, так и деривационно производных значений. От-
При синтаксической деривации возможны такие раженные антонимы механически не воспроизводят
изменения, когда в ткань нового слова вносятся ком- связи производящих слов. Межчастеречные антонимы
поненты, не представленные в производящем, напри- подчинены принципам дискурсивной деятельности,
мер: странность развивает значение: ‘необычность их появление обусловлено прагматически. Идеогра-
поступков, вызывающая недоумение’ при отсутствии фические словари антонимов представляют собой
этого значения у антонима обычность (обыкновен- удобный источник осмысления того, какие системные
ность). По словам Е. В. Урысон, «синтаксическая семантические связи формируют словообразователь-
деривация предполагает не только смену граммати- ные гнезда и какие структуры знания передают про-
ческих ка­т егорий данного слова, но и переход его изводные слова. Рассмотрение антонимии в контексте
из одного содержательного, «энциклопедического» идеи трансфера знаний может способствовать её ис-
класса в другой. Такая смена класса может повлечь следованию как системного явления.
64 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

Список литературы
1. Боева, Н. Б. Грамматическая антонимия / Н. Б. Боева. — М. : Готика, 2000. — 159 с.
2. Демьянков, В. З. О когниции, культуре и цивилизации в трансфере знаний / В. З. Демьянков // Вопросы
когнитивной лингвистически. — 2016. — № 4. — С. 5—9.
3. Миллер, Е. Н. Природа лексической и фразеологической антонимии / Е. Н. Миллер. — Саратов : Сарат.
гос. ун-т, 1990. — 221 с.
4. Новиков, Л. А. Русская антонимия и её лексикографическое описание (предисловие) // М. Р. Львов. Сло-
варь антонимов русского языка. — М. : АСТ-Пресс Книга, 2006. — С. 3—32.
5. Родичева, Э. И. Психолингвистический анализ лексической антонимии : автореф. дис. … канд. филол.
наук / Э. И. Родичева. — М., 1976. — 24 с.
6. Роженцова, Л. П. Отражение как системообразующий фактор лексики / Л. П. Роженцова // Известия Вол-
гоградского государственного педагогического университета, 2011. — № 2 (56). — С. 4—7.
7. Слаутина, М. В. Отражение антонимических отношений в словаре синонимов / М. В. Слаутина // Вопросы
лексикографии. — 2012. — № 2. — С. 97—103.
8. Словарь-тезаурус русских прилагательных, распределенных по тематическим группам / под общ. ред.
проф. Л. Г. Бабенко. — М. : Словари.ру, 2016. — 785 с.
9. Урысон, Е. В. Синтаксическая деривации и «наивная» картина мира / Е. В. Урысон // Вопросы языкозна-
ния. — 1996. — № 4. — С. 25—38.
10. Царегородцева, Н. В. Антонимические корреляции в идеографическом аспекте (на материале английских
паремий) : автореф. дисс. …канд. филол. наук / Н. В. Царегородцева. — Екатеринбург, 2013.
11. Чупановская, М. Н. Репрезентация противоположности в семантике производных антонимов (на мате-
риале словарей русского языка) : автореф. дис. … канд. филол. наук / М. Н. Чупановская. — Иркутск, 2007.

О. Б. Пономарева
Тюменский государственный университет
(Тюмень, Россия)

КОГНИТИВНО-АССОЦИАТИВНЫЕ СХЕМЫ
ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНОГО ТЕЗАУРУСА ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ
(НА МАТЕРИАЛЕ РОМАНА Д. РУБИНОЙ «НА СОЛНЕЧНОЙ СТОРОНЕ УЛИЦЫ»)

COGNITIVE-ASSOCIATIVE SCHEME INTERTEXTUAL


THESAURUS OF LINGUISTIC IDENTITY
В статье рассматривается индивидуально-авторская картина мира в художественном тексте как
отражение субъективных черт языковой личности ее создателя. Подчеркивается, что художественный
текст всегда антропоцентричен, представляя действительность через призму эстетического восприя-
тия ее автором. Интертекстуальный тезаурус языковой личности определяется как лексико-смысловая
система данного текста, ее структурными компонентами являются концептуально-тематические группы,
имеющие свои смыслотематические центры — смысловые конденсаторы, обозначающие культурные и ду-
ховные ценности языковой личности автора с опорой на компоненты памяти и воображения, и создающие
сложные когнитивно-ассоциативные схемы или комплексы, лежащие в основе индивидуальных, культурно-
эстетических и духовных параметров языковой личности.
Ключевые слова: интертекстуальный тезаурус, языковая личность, индивидуально-авторская картина
мира, концептуально-тематические группы, смыслотематические центры, когнитивно-ассоциативные схемы.

The article treats the individual-author’s picture of the world in the belles-lettres text as the reflection of the
subjective features of the language personality of the writer. It is stressed that the belles-lettres text is always
anthropocentric and presents the reality through the author’s aesthetic perception. Intertextual thesaurusof the
language personality is defined as the lexical- mental system of the text, its structural components being conceptual-
thematic groups with their sense —makingcenters, foregrounding cultural and spiritual values of the author’s
language personality based upon the memory and imagination and creating complex cognitive-associative schemes
which make the basis of the individual parameters of the language personality.
Keywords: Intertextual thesaurus, the language personality, the individual-author’s picture of the world,
conceptual-thematic groups, sense-making centers, cognitive-associative schemes

Индивидуально-авторская картина мира в художе- Описание индивидуально-авторской картины мира


ственном тексте является отражением субъективных может быть осуществлено с помощью концептуально-
черт языковой личности ее создателя. Художествен- го анализа, выявляющего базовые концепты художе-
ный текст всегда антропоцентричен, представляя ственного текста, составляющие его концептосферу.
действительность через призму эстетического вос- Аспекты концептуализации обусловлены как объек-
приятия ее автором. тивными законами мира, так и авторской личной по-
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 65

зицией, его отношением к действительности. Аспек- «между» также сопрягается с концепцией диалогич-
ты коцептуализации помогают объяснить полевую ности: от рефлексии, направленной на себя к интер-
структуру концептосферы, зависящей от способов претации — на собеседника.
языковой репрезентации концепта [2]. Языковые ре- Понимание собеседника непосредственно связано с
презентации или языковые художественные смыслы тезаурусом его личности, который содержит совокуп-
(фоносемантические, лексические, синтаксические, ность всех накопленных человеком знаний, ассоциа-
морфологические) участвуют в создании художе- тивный тезаурус личности опирается на опыт предше-
ственной концептосферы наряду с графическими и ствующих поколений, он постоянно пополняется все
дискурсными смыслами. новыми ассоциациями по мере развития творческого
В основе выделения тематических групп слов ле- воображения читателя.
жит идеографический метод или метод поэтической Маркерами интертекстуальности служат особые
идеографии. Создается словарь-тезаурус как средство способы организации контекста, или типы выдвиже-
описания художественной картины мира на основе од- ния, фокусирования определенных элементов текста,
ного или целого ряда текстов, выявляя концептосферу текстовые включения, которые являются узловыми
с помощью глубокого лингвистического анализа. Сло- точками авторской стратегии и ориентирами для стра-
варь-тезаурус текста — это лексико-смысловая систе- тегии читателя.создающие эстетическую и эмоцио-
ма данного текста, ее структурными компонентами нальную информацию, например, заголовок-цитата,
являются тематические группы, имеющие свои смыс- повтор, контраст, обманутое ожидание, конвергенция
лотематические центры — смысловые конденсаторы, целого ряда стилистических средств и приемов и др.
обозначающие культурные и духовные ценности. Одним из важнейших маркеров интертекестуаль-
Текст является своего рода диалогом не только с ности является цитатное заглавие. В романе Дины
читателем, но и со всей современной и предшеству- Рубиной «На солнечной стороне улицы» заголовок
ющей культурой [1; 3]. Следы этого диалога просле- приобретает полифоничность по мере развития раз-
живаются в виде аллюзий, цитат, реминисценций и ветвленной сюжетной линии, включающей индивиду-
объединяется общим термином ИНТЕРТЕКСТУАЛЬ- альное личностное восприятие образа города Ташкен-
НОСТЬ, введенным Ю. Кристевой. та глазами многочисленных персонажей, населяющих
М. М. Бахтин использовал термин «диалог», считая, его в военное и послевоенное время 40—60  годов
что ни одно высказывание не может быть ни первым, XX столетия, включая ассоциации и детские воспо-
ни последним, это звено в сложно организованной минания самого автора.
цепи других высказываний, и диалог с «голосами» из В памяти всех персонажей причудливо вплетаются
прошлого, обогащаясь новыми смысламислужит сред- образы-воспоминания (представления) — от реально
ством художественного познания действительности и существовавших событий и объектов до активного
создания «возможных миров» [1; 3]. конструирования образов принципиально новых объ-
В основе маркеров интертекстуальности лежат та- ектов, явлений и событий, которые можно разделить
кие понятия, как автор — произведение — читатель, на пассивное — активное и воссоздающее — творче-
как активные участники творческой коммуникации, ское воображение. Именно творческое воображение
интертекстуального тезауруса, как диалога писателя и определяет многообразие функций, которые выпол-
и читателя в творческом процессе культурной ком- няются воображением.
муникации. Есть некий закон — закон ассоциаций, или, как
Важными компонентами интертекстуального теза- называл его Ломоносов, «закон соображения», кото-
уруса являются также память и понимание, включа- рый весь этот хаос воспоминаний распределяет по
ющие жизненный, культурный и исторический опыт, сходству или по близости во времени и простран-
знание о мире и межтекстовая или общекультурная стве — иначе говоря, обобщает — и вытягивает в не-
компетентность в диалоге автора и читателя. прерывную последовательную цепь. Эта цепь ассоци-
Межтекстовая компетентность предполагает по- аций — путеводная нить воображения. Человеческая
нимание интертекстуальных включений, требующих мысль, погруженная в источник нашей памяти, в на-
эрудиции читателя, знание и узнавание экстралинг- сыщенную среду ассоциаций, превращается в произ-
вистических контекстов, полного или частичного со- ведение искусства» [6, с. 175].
впадения личного, исторического и художественного Л. М. Веккер [5] характеризует воображение как
опыта автора и читателя. «сквозной психический процесс, симметричный па-
Отсюда следует многовариантность или множе- мяти, но противоположного направления» (позна-
ственность прочтения, понимания и интерпретации вательные процессы отражают как пространствен-
художественного текста. Возможность и важность но-предметные, так и временные характеристики
многовариантной интерпретации неоспорима, так объективного мира) и предлагает классификацию
как она является частью концептуальной системы видов воображения, структура которых отражает ос-
человека, это «языковая познавательная активность новные уровни представленности познавательных
отдельного индивида, его субъективное понимание процессов: а) сенсорно-перцептивное воображение
объекта интерпретации и его отдельных характери- (собственно образное), включающее зрительное, слу-
стик» [4, с. 21]. ховое. б) двигательное, пространственное и опера-
Интерпретация неразрывно связана с пониманием и тивное виды.
рефлексией, которыевербализуются, перевыражаются Сенсорно-перцептивное, двигательное, про-
и содержательно обогащаются при передаче другим, странственное воображение и его оперативное
интерпретировать означает объяснять, clarify, elu- виды содержится в самом названии романа и в даль-
cidate. Префикс «интер» в первоначальном значении нейшем прослеживается в описании города на основе
66 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

зрительных и перцептивных образов: «Первое, что ках центра города…. И — щедрый солнечный све-
помню — снопы солнечного света в виноградных тразливался с утра, проникал сквозь листья, играл
листьях», «Синее небо, солнечный свет …. ослепи- желтым и зеленым на тротуарах, въедался золотой
тельность солнечного дня….потрясение, которое лессовой пылью в стволы деревьев и длился до са-
вызывала эта лавина света, солнечные блики на ке- мой ночи, благоуханной чернильно-звездной ночи,
рамическом блюде, тепло. Причем, тепло не только оглушающей ароматами трав и кустов» [7, с. 132].
климатического свойства» [7, с. 5]. Метафоры, ос- «Мне часто Ташкент снится: платаны, карагачи,
нованные на зрительно-осязательном восприятии тополя…. И все снятся и снятся эти розовые корни
(снопы, лавина, солнечные блики, ослепительность деревьев, шепот араков, нежный шелк струящихся
солнечного дня) затем сменяются абстрактными об- вводе водорослей…» [7, с. 215].
разами душевного тепла, искренности, энергии тепла Музыкальные образы послевоенного Ташкента
(настоящая электростанция любви) великодушия и перемешиваются со звуками голосов молочницы,
милосердия жителей Ташкента, приютивших и усы- шарканьем галош и зычным голосом старьевщика:
новивших детей 98 национальностей во время войны, «Шар-ра-бара-ра накпайм! Ста-а-рийвэшшшш!».
и это был стихийный Интернационал и «Ноев ковчег» «Из солнечной сердцевины дня могли вынырнуть
по словам автора, некий смешанный образ библейско- странствующие стекольщик или точильщик — каж-
го и утопического социального совместного бытия, дый со своей поклажей; всплеск солнца, стекающего
дружбы народов, «это и было золотое равновесие, с плеча на землю по квадрату стекла; огненный пере-
которое являл старый Ташкент, великий Ноев ков- сверк и брызги фиолетовых искр с лезвия точимого
чег… и плыл он себе в океане вечности…. Плыл, неся ножа…» [7, с. 53].
на свих палубах всю свою живность, всех чистых и Общая звуковая палитра города, все разрозненные
нечистых, равных и неравных…[7, с. 214]. звуки, голоса, припевки, певучие зазывы «сливаются
В авторском индивидуальном тезаурусе Ташкент в беспредельный ангельский шатер «Джа-ама-а-а-а-
ушел на дно памяти автора «как затонувшая Ат- айка!» [7, с. 54]. Создается многоплановый, много-
лантида, и там пребывает в лучах ослепительного фокусный образ родного города в результате сложной
солнца» [7, с. 8]. Аллюзия, связанная с затонувшей ассоциативной цепочки образов сенсорно-перцеп-
Атлантидой, раздвигает рамки образа солнечного тивного воображения,слуховых и зрительных об-
мира, дополняя новыми штрихами пейзажа (дожде- разов и их концептуальной конвергенции.
выми каплями на стекле), образами Старого города с Важным аспектом интертекстуальности может быть
глинобитными заборами и саманными переулками на многоголосие образов наблюдателя, включающего и
фоне ханского великолепия новых мраморных двор- совмещающего авторское восприятие-воспоминание
цов и имперского размаха проспектов. с голосами других жителей и авторских образов ос-
Цитата из Франца Кафки вносит новые ассоциа- новной сюжетной линии.
ции в образ родного города как места воспоминаний, Главная героиня Вера является одним из основ-
печали, мелочности, стыда, соблазна, напрасной рас- ных наблюдателей, создавая сложное пространство
траты сил. Город предстает на фоне безумной воронки города, включающего «живое и неживое,… и все в
эпохи, которая всасывала всех обитателей « в какую- этом пространстве делается живым, шевелящимся,
то гигантскую утробу оцепенелого ужаса, голода и теплым». Определяет конкретность ее стиля, способ-
хаоса войны» [7, с. 25]. В Ташкенте выживали, при- ность одухотворить, наполнить мыслью, чувством их
ходили в отчаяние, цеплялись за какую — то работу, обыденную жизнь [7, с. 63]. В ее картине «Танцы в
жизнь вытягивала соломинкой надежды [7, с. 26]. ОДО» «неуловимо и необъяснимо» звучит музыка,
А в памяти бывших обитателей возникал образ улочки и все многочисленные лица «крутятся и вихрятся»
с высоченными чинарами, которые сплетались над под звездным небом, cоздавая неповторимый облик
головой в зеленый солнечный полдень [7, с. 28]. города и его обитателей, преображенных творческим
Ассоциативный образ послевоенного Ташкента до- воображением художника и причудливыми ассоциа-
полняется зрительными и перцептивными образами циями реальных лиц с литературными персонажами,
глинобитных извилин безумного лабиринта, порож- например, с Неунывающим Маленьким Муком [7,
дение неизбывного беженства, смиренной деятельно- с. 64].
стью по изготовлению библейских кирпичей, похожих Другим ярким образом, сплавом сна, воспоминания
на кирпичи иерусалимских предков, которые лепили и образного видения художницы в романе становится
они в египетском рабстве [7, с. 52] и аллюзиями при- образ Кентавра, сложного переплетения аллюзий из
ношения в жертву голубей в древнем Иерусалимском мифологии (Человека-Коня), фрески Делакруа «Ор-
храме , связанными с детскими воспоминаниями во- фей, обучающий греков мирным искусствам», литера-
ровства и жарения голубей во дворах Ташкента [7, турного персонажа романа Джона Апдайка «Кентавр»,
с. 167]. ее друга — художника на костылях и реального собы-
Множественность интерпретации в описании го- тия из детских снов-воспоминаний ребенка, ставшего
рода дается с разных точек зрения, самыми различ- свидетелем сбора марихуаны в предгорьях Ташкента.
ными персонажами. И здесь авторское видение, и Метафорическое описание этого образа включает
ощущение города его жителями переплетаются, соз- перцептивные и зрительные ассоциации горного ве-
давая неповторимый образ Ташкента: «Была какая-то чера в багровом полыхании заката, солнца на фоне
упоительная мягкость в проникнутым тихим жур- «белоснежного пика выгнутой парусом горы, солнца
чанием арыков воздухе, в дальних голубых горах, в как багрового шара, который катится вниз, выпле-
деревьях, смыкающихся зеленым сводом над тихими скивая алый марганцевый свет на небо и вершины
улицами, в белых, желтоватых и розовых особня- гор, и запахи полыни, мяты, мелиссы и базилика…
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 67

и еще одного, терпкого смолистого запаха, стоя- залы музея, где появлялся древний Самарканд, Бу-
щего над полем и обнимающего всадника с конем…» хара, Хива, таинственное золото Согдианы, походы
[7, с. 91]. «Образ кентавра только и мог возбудить, Александра Македонского на Среднюю Азию, ка-
взбаламутить глубинный ветер, уносящий ее в поле равелла Колумба «вплыла в окна забегаловки», где
дурмана» [7, с. 95]. Вера слушала рассказы дяди Миши, впервые услы-
«Часовой механизм судьбы» [7, с. 110] главной шала «Фантазию-экспромт» Шопена в его исполне-
героини, ее интертекстуальный тезаурус пересека- нии и «побежали по сердцу ручейки-ручейки и душа
ется и контрастирует с авторским, включая эпизоды зашлась от восторга» [7, с. 311]. Так, цитата Ло-
счастливого детства с подарками на день рождения, ренса Даррела «город становится миром, когда ты
обучение в музыкальной школе (аллюзии звуков по- любишь одного их живущих в нем» [7, с. 233] предва-
лонеза Огинского) и нищенского полуголодного суще- ряет новый поворот в жизни художницы, когда целый
ствования главной героини, лишенной детства, любви мир прекрасного сменяет уродливую повседневную
и заботы ее матери, проводящей лето на базарах и действительность. Авторский интертекстуальный
помойках. тезаурус транспонируется, становясь общим для ее
Музыкальные образы песен того времени, потря- персонажей. Произведение не только пронизано ин-
сение от гастролей Имы Сумак, «перуанской дивы, тертекстуальными включениями, но и композиционно
женщины-горы с топорным лицом гиганта-транс- построено на явлении, называемом «множественной
сексуала, ее чудовищный диапазон голоса в пять кру- интертекстульностью», включающей межтекстуаль-
госветных октав» вызывали в детском воображении ное взаимодействие авторского тезауруса с тезауру-
«рокот джунглей, подземный гул возмущенных недр, сом ее персонажей.
шум водопада, визг диких кабанов и пронзительное В эпилоге романа описывается встреча автора и
пение диковинных птиц экватора» [7, с. 256] и эта главной героини, и автора на мгновение ужаснула
невероятная голосовая жизнь джунглей, запредель- мысль, что не она пишет книгу о художнице Вере
ное мастерство певицы блестяще передает смешан- Щегловой, а Вера Щеглова — о ней. «Вдруг не она —
ное ощущение ужаса и счастья, испытанное автором мой вымысел, а я — ее?» [7, с. 498].
в детстве. И название романа « На солнечной стороне ули-
Авторские отступления как один из важнейших цы», открывая и завершая роман, раздвигает сюжет-
компонентов интертекстуального тезауруса — это ную линию города Ташкента и жизнь ее обитателей,
описание многообразия самых причудливых персо- вплетая в ментальное пространство произведения
нажей Ташкента, которые врезались в ее детскую па- «таинственный лес человеческой памяти» [7, с. 380],
мять и воображение, и все они объединены в единый воспоминаний, аллюзий, воображения. Это не только
образ «детей солнца»: «Солнце — вот что нас спаяло, строка из негритянского блюза, который поразил во-
слепило, смешало, как глину, из которой уже каждый ображение юной художницы:
формировал свою судьбу сам. Нас вспоило и обнимало
солнце, его жгучие поцелуи отпечатывались на на- Плащ бери, и на пороге
ших облупленных физиономиях» [7, с. 263]. Ты оставь свои тревоги.
Поэтическое описание Иссык-Куля (целой эпохи Узнаешь радость жизни сполна
в жизни автора) передано каскадом эпитетов, созда- Там, где солнечная сторона.
ющих многоцветную картину зрительных образов «
синего, безбрежного, окаймленного многослойными Слышишь сбитый ритм синкопы
грядами снежноголовых, а ниже — пепельно-синих, И мотив, под который легко притопывать
и вдоль воды — карминно-бурых, — «красивейшего из Каждый может быть счастлив вполне
озер мира» [7, с. 266]. На уличной солнечной стороне.
Эти авторские отступления являются частью так
называемого психологического экфрасиса. Психо- И я бродил, где мало света
логический экфрасис транслирует процесс и резуль- Печальный и зимой и летом
тат воздействия изображения на зрителя, восприятие Но грусти больше не боюсь,
произведения. В этом виде дескриптивного экфрасиса Я ни за что к ней не вернусь.
акцент переносится с описания самого произведения
на описание субъективного впечатления. Все автор- Пусть в кармане ни рубля —
ские впечатления вплетаются в попытку запечатлеть Я богат, как король.
уходящее время. Автор называет себя спасателем, Пока на моих башмаках золотая пыль
ныряльщиком, так как «уходит под воду океана време- Солнечной стороны [7, с. 480].
ни мой город, со всеми моими людьми, деревьями, ули-
цами, домами….- так корабль погружается в пучину, Завершая роман, строки этой песни приобретают
со всеми своими пассажирами…и нет мне дела до дополнительные смыслы, инференции, размышления
хронологии этого повествования, ибо не существует многочисленных персонажей и самого автора о смыс-
хронологии в том океане, куда навеки погружаются ле жизни, о неумолимом океане времени, поглощаю-
города…» [7, с. 271]. щем всех героев и автора и заканчивается вопросом,
В жизни главной героини — художницы Веры Ще- обращенным к читателю: «где я? кто я? Как смогу
гловой ее родной город становится миром, в котором одолеть этот бурный путь и что будет, когда меня
зазвучали поэтические строки незнакомых ей Бара- не станет?»[7, с. 506].
тынского, Гумилева, Кузмина, по- новому зазвучала Диалог автора с читателем, опираясь на слож-
поэзия Пушкина, ожили и поразили ее воображение ное взаимодействие когнитивно-ассоциативного
68 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

пространства, интертекстуального тезауруса автора альной, эмоциональной и эстетической составляющей


и читателя становится успешным, если он ведет к по- произведения, обогащает и изменяет внутренний мир
ниманию авторского замысла, вызывает эмоциональ- читателя, делает его соавтором и сонаблюдателем
ное сопереживание и ведет к пониманию интеллекту- окружающего его пространства.

Список литературы
1. Арнольд, И. В. Семантика. Стилистика. Интертекстуальность / И. В. Арнольд. — М. : Книжный дом
«ЛИБРОМКОМ», 2010. — 448 с.
2. Бабенко, Л. Г. Лингвистический анализ художественного текста / Л. Г. Бабенко, И. Е. Васильев,
Ю. В. Казарин. — Екатеринбург : Изд-во УрГУ, 2000. — 530 с.
3. Бахтин, М. М. Вопросы литературы и эстетики / М. М. Бахтин. — М. : Худож. лит., 1975. — 931 с.
4. Болдырев, Н. Н. Когнитивная семантика / Н. Н. Болдырев // Тамбов : Издательский дом ТГУ им. Г. Р. Дер-
жавина, 2014. — 236 с.
5. Веккер, Л. М. Психика и реальность. Единая теория психических процессов / Л. М. Веккер. — М. :
Смысл, — 1998.
6. Паустовский, К. Г. Золотая роза / К. Г. Паустовский // СПб. : Азбука-Аттикус, 2014. — 320 с.
7. Рубина, Д. И. На Солнечной стороне улицы : роман / Дина Рубина. — М. : Эксмо, 2015. — 512 с.

Я. Н. Ронжина
Пермский национальный исследовательский политехнический университет
(Пермь, Россия)

СИНЕРГО-СЕМИОТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ТЕКСТА


SYNERGIC-AND-SEMIOTIC ANALYSIS OF TEXT
Статья посвящена описанию синерго-семиотического анализа динамики смысла в художественном
тексте. В качестве основных единиц данного анализа указаны смысловые компоненты, функторы и фигу-
ры. Смысловые компоненты подразделяются на типы: предметные, концептуально-идейные, оценочные,
гедонистические и архетипические. Смысловые компоненты разного типа актуализируются в тексте и
образуют соответствующие уровни смысла. Функторы выполняют годологическую и смыслоорганизующую
функции. Фигуры служат центрами притяжения актуализированных смысловых компонентов. Функторы
и фигуры направляют динамические процессы в тексте. В статье даны примеры из художественного
текста «Шинель», в которых продемонстрирована актуализация смысловых компонентов разного типа,
функторов и фигур, а также их взаимодействие друг с другом. В результате такого взаимодействия по-
являются новые смысловые компоненты и формируется сверхсмысл художественного текста.
Ключевые слова: динамика смысла, единицы анализа, смысловые компоненты, уровни смысла, функторы,
фигуры.

This article is intended to illustrate the synergetic-and-semiotic analysis of the sense dynamics in the literary text
(“The Overcoat” by N. V. Gogol). The sense components, functors and figures are defined as the main units of the
analysis. The sense components are divided into five groups: subject components, concept-and-idea components,
estimation components, emotion components and archetype components. There is a strong correlation between a
level of the literary text sense and a type of the sense components, as the former is made up of the sense components
of a specific type. Functors have two objectives: firstly, to create new pathways of the sense dynamics (hodology);
secondly, to organize the sense components (symmetry/asymmetry). Figures are the central units that attract different
sense components. As can be seen from the findings of this research, the interaction of the sense components,
functors and figures causes the creation of some new sense components and directs the sense dynamics in the text.
Keywords: sense dynamics, units of analysis, sense components, sense levels, functors, figures.

Принадлежность работ, посвященных исследо- текста, как о динамическом явлении, для описания ко-
ванию категории смысла, к таким сферам научного торого требуются новые подходы. Опираясь на прин-
знания, как лингвистика, логика, психология, фило- ципы комплексного подхода и практические данные,
софия, подтверждает междисциплинарность данной полученные в результате анализа текстового материа-
категории, а самое главное сложность её определения ла на русском, английском и французском языках (бо-
и описания. В лингвистике смысл является одной из лее подробно можно посмотреть в [8; 9; 10]), мы раз-
актуальных проблем, которая рассматривается пре- работали синерго-семиотическую методику анализа и
имущественно через оппозиции «смысл — значение», интерпретации динамики смысла в тексте, базовыми
«смысл — содержание», а также с коммуникативной единицами которой стали смысловые компоненты,
и когнитивной точек зрения во взаимосвязи с поня- функторы и фигуры.
тиями «предложение», «высказывание» и «текст». Смысловые компоненты, выраженные различ-
В настоящей работе даётся представление о смысле ными языковыми средствами, служат минимальны-
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 69

ми единицами анализа. Существенным для нашего нова 1988; Вольф 2002; Шевченко 2004). Пережива-
исследования считаем подразделение смысловых ния удовольствия и неудовольствия формируют, по
компонентов на пять типов: предметные, концепту- нашему мнению, гедонистический уровень смысла
ально-идейные, оценочные, гедонистические и архе- художественного текста.
типические. Такое подразделение обусловлено нашим И, наконец, в структуре смысла художественного
представлением о многоуровневости смысла текста. текста мы выделяем пятый, архетипический, уро-
Проблему многоуровневой семантики текста за- вень. Понятие архетипа достаточно широко применя-
трагивали в своих работах такие исследователи, как ется в психологии, философии, литературоведении,
И. Р.  Гальперин, Ю. М.  Лотман, Н. Л.  Мышкина, культурологии. Следует проводить четкое различие
Т. И. Сильман, Л. А. Черняховская и другие. По мет- между тем, что понимается под архетипом в психо-
кому, на наш взгляд, замечанию Ю. М. Лотмана, в логии и в различных литературоведческих и линг-
тексте присутствуют различные смыслы, которые вистических концепциях. Так, рассматривая архетип
принадлежат разным уровням, и в результате вза- относительно индивидуального, национального и
имодействия этих смыслов образуется «сложное общечеловеческого, А. Ю. Большакова говорит об
единство» и создается «игровой эффект» [5, с. 89]. архетипах как о «первообразах» и «изначальных
Согласно высказанной точке зрения, данный эффект моделях мировосприятия», которые существуют в
заключается в том, что осмысление того сложного коллективном бессознательном человечества, нации,
единства, которое образовано смыслами, присутству- рода и при этом актуализируются «в индивидуальной
ющими на разных уровнях текста, создает отдельный (творческой) деятельности индивида» [1, с. 8]. Автор
«синхронный срез», но при этом сохраняется «память делает вывод о том, что на основе архетипа как «ис-
о предшествующих значениях» и осознание «возмож- ходного базового образца» строятся последующие
ности будущих» значений [5, с. 89]. Опираясь на идею варианты в форме художественных образов, которые
о сосуществовании в рамках одного текста несколь- затем реализуются в национальных и мировой лите-
ких уровней, элементы которых, взаимодействуя друг ратурах в целом, и в творчестве отдельных писателей
с другом, образуют нечто целое, единое по своей сути, в частности [1, с. 11]. Таким образом, отмечается не
мы проанализировали ряд художественных текстов, только принадлежность архетипа коллективному бес-
что позволило нам выделить и описать пять уровней сознательному, но и существование «репрезентаций»
смысла: предметный, концептуально-идейный, оце- архетипа, для обозначения которых в нашей работе
ночный, гедонистический и архетипический. мы используем понятие архетипических смысловых
Наше понимание предметного уровня согласуется с компонентов.
тем, что подразумевал И. Р. Гальперин под термином Каждый из пяти уровней смысла художественного
«содержательно-фактуальная информация», а именно текста, по нашему мнению, образован смысловыми
те факты, события и/или процессы, которые происхо- компонентами соответствующего типа. Анализ этих
дят, происходили или будут происходить в окружаю- компонентов включает несколько этапов: деление
щем мире [3, с. 27]. Концептуально-идейный уровень анализируемого текста на смыслоблоки, анализ ак-
смысла текста содержит научные и ненаучные отвле- туализации смысловых компонентов и процессов их
чённо-обобщённые идеи о мире. симметризации/асимметризации в выделенных смыс-
Оценочный уровень выражает положительную или лоблоках. Смыслоблоки — это текстовые отрезки, ко-
отрицательную оценку фактов, событий, процессов и торые соответствуют определенному этапу динамики
идей, то есть всего того, о чём содержится информа- смысла в тексте. В каждом смыслоблоке выделяются
ция на предыдущих двух уровнях. Идея о существова- средства актуализации смысловых компонентов, при
нии оценочного смысла неоднократно высказывалась этом в качестве таковых выступают языковые сред-
в научных трудах (Ж. Вандриес, В. В. Виноградов, Е. ства всех уровней языка: звуковая и ритмическая ор-
М. Вольф, Г. Клаус, Ч. Стивенсон и др.). Выделяют ганизация языковых средств, лексические единицы,
различные признаки, в соответствии с которыми мо- предложение, сверхфразовое единство. Метод сим-
жет быть произведена оценка: хорошо / плохо, истин- метрии/асимметрии позволяет провести сопостави-
ность / неистинность, важность / неважность и т. д. [2, тельный анализ смысловых компонентов, актуализи-
с. 8], но первый из перечисленных признаков являет- рованных в смыслоблоках.
ся более распространённым в реализации оценки. По Такие единицы синерго-семиотического анализа,
мнению Е. М. Вольф, положительная оценка реали- как функторы являются отправной точкой в исследо-
зуется через значение таких слов, как «радостный», вании смысловых компонентов, так как они выполня-
«восторженный», а отрицательная оценка — через ют годологическую функцию. Под «годологией» мы
значение таких слов, как «тревожный», «чувство то- понимаем, вслед за Н. Л. Мышкиной, «возможные
ски», «чувство страха» [2, с. 8]. пути развития» [6, с. 87]. Данный термин отражает в
В рамках нашего исследования мы рассматриваем достаточной степени наше представление о функторе
оценку в тесной связи с переживанием, соответству- как о единице, содержащей в своём означаемом ряд
ющим признаку «удовольствие/неудовольствие». Так, предметных, концептуально-идейных, оценочных,
ненависть, страх, стыд связаны с переживанием не- гедонистических, архетипических смысловых ком-
удовольствия, а любовь, восхищение связаны с пере- понентов, которые либо реализуются, либо не реали-
живанием удовольствия. В психологии переживания зуются в тексте, создавая, таким образом, скрытый
обозначаются термином «эмоции». Изучению эмоций, потенциал функтора. Для выявления этого потенци-
а также взаимосвязи эмоций и оценки посвящены не ала проводится дефиниционный анализ языковых
только труды по психологии (Изард 1980; Психология средств, обозначающих функтор. Самым ярким при-
эмоций 1984), но и лингвистические работы (Арутю- мером функтора, выполняющего годологическую
70 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

функцию, является заголовок и первое слово (или Фигуры Языковые средства


первое предложение) в отсутствие заголовка. «Может быть, читателю, оно покажет-
Продемонстрируем сказанное на примере заголов- ся…» [278]; «Мы привели потому это,
ка повести Н. В. Гоголя «Шинель» [4]. В результате чтобы читатель мог сам видеть, что это
анализа определений лексической единицы «ши- случилось…» [278]; «… и уже известный
нель» [7, с. 896] выделяем предметные смысловые Адресат читателю капот» [302]; «… но такие уж
компоненты: 1) «форменное пальто», 2) «мужское задачи бывают на свете, и судить об них
пальто». Смысловые компоненты оценки (хорошо/ не наше дело» [305] (лексическая единица
плохо) и переживания (удовольствие/неудовольствие) наше подразумевает и рассказчика, и чи-
потенциально заложены в функторе «шинель». Ар- тателя)
хетипические смысловые компоненты определя-
ются с помощью дефиниционного анализа данных Фигура артеавтора скрывается за маской ментеав-
словаря символов [11]: 1) «защита», 2) «защита от тора. Кроме того, в рассматриваемом тексте реали-
холода», 3)  «изоляция», 4)  «защита от внешнего зованы фигуры индукторов: 1) титулярный советник
мира», 5) «человек, который чувствует себя уязви- Башмачкин (основной индуктор), 2) портной Петро-
мым», 6) «уязвимость», 7) «человек, который чув- вич, 3)  воры, 4)  значительное лицо, 5)  чиновники
ствует нехватку теплоты, сердечности», 8) «нехватка департамента, 6) квартирная хозяйка, 7) жена Петро-
теплоты», 9) «человек, который боится общения», вича, 8) будочник, 9) частный. Последние четыре ин-
10) «общение, благотворное для человека, идущее дуктора (6, 7, 8, 9) носят второстепенный характер, в
ему на пользу», 11) «отсутствие уверенности в себе». то время как остальные индукторы влияют на дина-
В дальнейшем проводится анализ языковых средств мику смысла в художественном тексте.
во всех смыслоблоках текста с целью определения Через взаимодействие индуктора Башмачкин и
того, какие смысловые компоненты из выделенных ментеавтора актуализируется архетипический смыс-
ранее реализуются и какие отношения между ними ловой компонент «уязвимость», выраженный фун-
существуют. В анализируемом тексте контексту- ктором «шинель». Говоря о Башмачкине, рассказчик
альный анализ выявил, что предметные смысловые высказывает мнение относительно писателей, которые
компоненты реализуются в полной мере с помощью обижают людей, не способных за себя постоять: «…
языковых средств, в то время как архетипические он был то, что называют вечный титулярный совет-
смысловые компоненты 3, 4, 5, 6, 7, 8, 11 актуализи- ник, над которым, как известно, натрунились и на-
руются не только через языковые средства, но и через острились вдоволь разные писатели, имеющие по-
взаимодействие фигур. хвальное обыкновенье налегать на тех, которые не
Такие единицы, как фигуры, важны для синерго- могут кусаться» [4, с. 277]. Данный архетипический
семиотического анализа, так как являются центра- смысловой компонент реализуется также через взаи-
ми притяжения смысловых компонентов. Термин модействие индуктора Башмачкин и индуктора порт-
«фигуры» заимствован у Н.  Л.  Мышкиной [6, с. ной Петрович, когда первый задает вопрос второму
82]. Автор выделил фигуры артеавтора (реальный «почти умоляющим голосом ребенка» [4, с. 285].
автор), ментеавтора (рассказчик или наблюдатель), Взаимодействие индуктора Башмачкин и индуктора
индуктора (текстовый субъект) и адресата (потен- чиновники департамента актуализирует архетипи-
циальный читатель или слушатель) [6, с. 82]. Кон- ческий смысловой компонент «защита от внешнего
текстуальный анализ языковых средств позволяет мира». Когда молодые чиновники «подсмеивались и
выявить те фигуры, которые реализованы в тексте. острились над ним», Башмачкин не отвечал на это,
В качестве иллюстративного материала приведём «как будто бы никого и не было перед ним; это не
здесь анализ языковых средств, актуализирующих имело даже влияния на занятия его» [4, с. 279], он
фигуры ментеавтора и адресата в художественном отгораживался таким образом от плохого во внеш-
тексте Н.В. Гоголя «Шинель» [4] (см. таблицу — нем мире. Когда шутка была невыносима для него,
курсивом выделен цитируемый текст, нижним под- или когда ему мешали заниматься своим делом, Баш-
чёркиванием выделены языковые средства актуали- мачкин произносил: «Оставьте меня, зачем вы меня
зации фигур). обижаете?» [4, с. 279]. Здесь реализуется новый ар-
хетипический смысловой компонент «отсутствие за-
Актуализация фигур в тексте щиты от внешнего мира» (асимметричный исходно-
Фигуры Языковые средства му компоненту), а также гедонистический смысловой
«Мы привели потому это, чтобы чита- компонент «неудовольствие» (асимметричный гедо-
тель мог сам видеть…» [278]; «… но так нистическому компоненту «удовольствие», выражаю-
уж заведено, чтобы в повести характер щему приятные переживания Башмачкина, которые он
всякого лица был совершенно означен, то, испытывает по отношению к своему любимому делу,
нечего делать, подавайте нам и Петро- переписыванию бумаг).
вича сюда» [283] (повесть предполагает Для анализа фигур в данном тексте считаем важ-
Менте­ ным приём персонификации шинели: «… как будто
рассказчика); «Кому все это досталось,
автор бы он женился, как будто какой-то другой человек
бог знает: об этом, признаюсь, даже не
интересовался рассказывающий сию по- присутствовал с ним, как будто он был не один, а
весть» [302] (глагол признаюсь в 1 лице какая-то приятная подруга жизни согласилась с ним
ед. числа; лексическая единица расска- проходить вместе жизненную дорогу, — и подруга эта
зывающий подтверждает, что ментеавтор была не кто другая, как та же шинель на толстой вате,
вы­сту­пает в роли рассказчика) на крепкой подкладке без износу» [4, с. 289], то есть
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 71

функтор «шинель» начинает играть роль индуктора. нию петербургского климата болезнь пошла быстрее,
Взаимодействие индуктора Башмачкин и индуктора чем можно было ожидать …» [4, с. 301]. Во-первых,
шинель реализует гедонистический смысловой компо- двойственное значение данного предложения, а, во-
нент «удовольствие», а также новые архетипические вторых, асимметрия, которая наблюдается между ним
смысловые компоненты «наличие теплоты» («…самое и описанием отказа будочника, частного и значитель-
существование его сделалось как-то полнее, как будто ного лица помочь Башмачкину вернуть шинель [4,
бы он женился…» и т. д. [4, с. 289]) и «наличие уве- с. 295—300], актуализируют новый концептуально-
ренности в себе» («Он сделался … даже тверже харак- идейный смысловой компонент «оказание помощи».
тером… С лица и с поступков его исчезло само собою Таким образом, результаты анализа текста «Ши-
сомнение, нерешительность …» [4, с. 289]), которые нель» показывают, что взаимодействие актуализиро-
асимметричны исходным компонентам «отсутствие ванных смысловых компонентов разного типа, фун-
теплоты» и «отсутствие уверенности в себе». В даль- кторов и фигур, а также возникновение динамических
нейшем, а именно в шестом смыслоблоке, шинель процессов симметрии / асимметрии, годологии и
участвует во взаимодействии индуктора Башмачкин притяжения приводят к приращению нового концеп-
и индуктора воры, а также во взаимодействии индук- туально-идейного компонента, и вследствие этого к
тора Башмачкин и индуктора значительное лицо, что формированию сверхсмысла художественного текста:
приводит к трагической кончине Башмачкина. «оказание помощи слабым, уязвимым людям».
Функторы могут быть выражены не только посред- Проведённое исследование показало эффектив-
ством языковых средств заголовка или первого слова / ность использования единиц, предложенных в рам-
предложения. Любые языковые средства текста могут ках синерго-семиотической методики, для выявления
выступать в роли функторов, при этом они могут вы- скрытых смыслов, определения новых смыслов и
полнять не только годологическую, но и смыслоор- описания динамики смысла в художественном тексте.
ганизующую функцию, которая заключается в том, Кроме того, следует отметить их универсальность, что
чтобы направлять динамические процессы в тексте было продемонстрировано на примере английских и
по определенному пути для формирования его сверх- французских текстов [8, 9], а также их эффективность
смысла. Так, в настоящем художественном тексте при сопоставительном исследовании динамических
смыслоорганизующую функцию выполняет предло- процессов в исходном и переводном текстах [8, 10] и
жение: «Благодаря великодушному вспомоществова- оценке качества художественного перевода.

Список литературы
1. Большакова, А. Ю. Архетип, миф и память литературы / А. Ю. Большакова // Архетипы, мифологемы,
символы в художественной картине мира писателя : материалы междунар. заочной науч. конф. (г. Астрахань,
19—24 апреля 2010 г.) ; под ред. Г. Г. Исаева ; сост. Г. Г. Исаев, Т. Ю. Громова, Д. М. Бычков. — Астрахань :
Издательский дом «Астраханский университет», 2010. — 289 с. — С. 7—14.
2. Вольф, Е. М. Функциональная семантика оценки / Е. М. Вольф. — 2-е изд., доп. — М. : Едиториал УРСС,
2002. — 280 с.
3. Гальперин, И. Р. Текст как объект лингвистического исследования / И. Р. Гальперин. — М. : Едиториал
УРСС, 2004. — 144 с.
4. Гоголь, Н. В. Шинель / Н. В. Гоголь / Шинель. Повести. — М. : Худож. лит., 1976. — С. 277—306.
5. Лотман, Ю. М. Структура художественного текста / Ю. М. Лотман. — М. : Искусство, 1970. — 384 с.
6. Мышкина, Н. Л. Внутренняя жизнь текста: механизмы, формы, характеристики / Н. Л. Мышкина. —
Пермь : Изд-во Перм. гос. ун-та, 1998. — 152 с.
7. Ожегов, С. И. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / С. И. Оже-
гов, Н. Ю. Шведова ; Российская академия наук. Институт русского языка им. В. В. Виноградова. — М. : ИТИ
Технологии, 2007. — 944 с.
8. Ронжина, Я. Н. Анализ художественного перевода: синергосемиотический подход / Я. Н. Ронжина // Фило-
логические науки. Вопросы теории и практики. — 2016. — № 4 (58). — Ч. 3. — С. 134—136.
9. Ронжина, Я. Н. Транссемиотические процессы в семиопространстве / Я. Н. Ронжина // Слово, выска-
зывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах : материалы VIII междунар.
науч. конф., Челябинск, 20—22 апр. 2016 г. ; Челяб. гос. ун-т [и др.]. — Т. 2.  — Челябинск : Энциклопедия,
2016.— С. 348—352.
10. Ронжина, Я. Н. Функторно-архетипический аспект художественного перевода / Я. Н. Ронжина // Фило-
логические науки. Вопросы теории и практики. — 2016, № 4 (58).— Ч. 2. — С. 147—151.
11. Dictionnaire des rêves [Электронный ресурс]. — URL: http://tristan-moir.fr/dictionnaire-des-reves/ (дата
обращения 16.01.2018).
72 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

Т. А. Сухомлина
Самарский государственный социально-педагогический университет
(Самара, Россия)

ЛИНГВОСИНЕРГЕТИКА КАК ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ


ИССЛЕДОВАНИЯ КАТЕГОРИИ ФУТУРАЛЬНОСТИ
В АНГЛОЯЗЫЧНОМ ТЕКСТЕ
LINGUISTIC SYNERGY AS A THEORETICAL AREA OF STUDY
THE FUTURE TENSE CATEGORY IN THE ENGLISH TEXT
Статья посвящена описанию текстового потенциала категории футуральности с позиций лингвоси-
нергетики. Автор утверждает, что целостное знание системы выражения категории футуральности
складывается не только из содержания отдельных единиц категории, но также включает дополнитель-
ные эмоциональные характеристики речи как феноменальные проявления речевой деятельности. Автор
приходит к выводу, что дополнительные характеристики языковых форм имеют закономерности своего
появления и функционирования во многом определяемые характером самоорганизации языка.
Ключевые слова: категория футуральности; текст; самоорганизация языка; языковые формы; принцип
дополнительности; речевая деятельность.

The article is devoted to the description of the future tense category, its text features from the standpoint of lin-
guistic synergy. The author states that the complete knowledge of this category consists not only of the knowing its
different means of expression, but also includes additional emotional characteristics in the text as the phenomenal
manifestations of character’s speech activity. The author comes to the conclusion that the additional features of
linguistic forms have regularity of their appearance and functioning which are largely determined by the nature
of language self-organization.
Keywords: future tense category; text; language self-organization; linguistic forms; principle of complementa-
rity; speech activity.

Исследование исторического и морфологического альность, которая соприсуща Вселенной [2, с. 115].


аспектов категории футуральности достаточно явно Наблюдения ученых за поиском смысла слова говорят
демонстрирует свои сильные стороны в описании об отсутствии единства между означаемым и означа-
ее системных позиций, в то же время они отражают ющим в слове. Они утверждают, что «сам язык строит
свою ограниченность в решении проблемы понима- мысль, ибо он больше человеческого духа, который
ния смысла текста. Гораздо важнее системных грам- лишь раб языка. Но законы духа метрические, я чув-
матических значений оказывается обнаружение систе- ствую это в языке: он набрасывает на дух свою сеть,
мообразующих факторов языковой деятельности. При чтобы тот, уловленный, смог выразить божественное»
этом решение вопроса о связях средств выражения [9, с. 378]. Кроме того, известно, что языковая форма
будущего на различных уровнях в условиях полевой используется человеком для обозначения ее субъек-
структуры, способно отразить лишь часть проблемы тивного смысла, а мышление говорящего соотносит с
текстового потенциала категории. Поскольку более этим смыслом различные языковые формы.
важным является осознание того, что целостность Таким образом, описание текстового потенциала
описания системы выражения категории футурально- категории футуральности с позиции лингвосинерге-
сти — это не сумма составляющих средств ее выраже- тики является актуальным и необходимым, поскольку
ния. Целостность представляет собой иную парадиг- описываемые свойства категории позволяют расши-
му, согласно которой содержание текста складывается рить представление о ее потенциальных возможно-
не только из содержания его отдельных единиц, но стях. Важно отметить, что специфика такого рода
также включает дополнительные эмоциональные описания определяется как фундаментальными си-
характеристики речи как феноменальные сущности стемными свойствами категории, так и мировоззрен-
речевой деятельности. ческими установками говорящего. Кроме того, трудно
В данном аспекте описания категории принцип до- избежать учета специфики роли сознания говорящего
полнительности (термин Н. Бора [1]) является очевид- в определении свойств категории футуральности. Та-
ным, так как важно не просто выделять исторические ким образом, представляется необходимым сосредото-
закономерности развития категории футуральности, читься на смыслопорождающей функции категории,
ее уровни и средства выражения, но и понимать аси- поскольку законы порождения и функционирования
стемные явления (термин В. А. Пищальникова [3]). языковых единиц в тексте иные, чем системные прин-
Становится ясным, что при внимательном рассмотре- ципы выражения. Отметим, что объяснение сущности
нии такие явления имеют закономерности появления текстовых свойств категории футуральности через
и функционирования, которые во многом определя- составляющие ее языковые единицы, имеет противо-
ются характером самоорганизации языка. речие, обусловленное свойством текста порождать от-
Еще П. Рикер выяснил, что за человеком или перед ношения дополнительности, существующие между
ним есть смысл [5, с. 251]. По словам В. В. Налимова средствами выражения категории и окружающим кон-
система смыслов окружает человека, так как это ре- текстом как синергетическим феноменом. Перечис-
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 73

ленные моменты легко увидеть в тексте и в речевом образом отмечает эмоциональную уверенность своего
процессе как достаточно устойчивой системе пред- персонажа в будущем. Прямые обстоятельственные
ставленных вербально смыслов. В процессе прочте- временные маркеры в данном фрагменте текста от-
ния специфика концептуальной системы читающего сутствуют, приводится лишь перечисление пред-
выступает по отношению к предполагаемой автором метных ситуаций, с которыми персонаж столкнется
системе смыслов как фактор, приводящий к возник- в будущем. Такой способ косвенного изображения
новению дополнительных смыслов у языковых форм эмоционального состояния героя через повествова-
категории. Рассмотрим в качестве примера фрагмент ние о его поступках очень показателен для текстов
следующего художественного монолога: художественной прозы.
By the time we’re middle-aged I can tell you they’ll Таким образом, языковые единицы функционируют
have discovered how to arrest the ageing process forever. в диапазоне, как грамматических правил языка, так и
They’re working on it. It’ll be quite possible soon to stop смыслопорождающих дополнительных свойств в со-
death, to stop death in most cases. I assure you (Byatt, знании говорящего, которые обусловлены эмоциональ-
с. 79). ным состоянием человека в момент речи. Следователь-
В приведенном примере многоплановость ситуа- но, образ будущего образуется не прямолинейно, то
ции, выраженная настоящим и будущим моментами есть обычным суммированием значений языковых
действия, позволяет рассказчику менять тему пове- средств, а синергийно, по известному принципу сло-
ствования в зависимости от хода его рассуждений. В жения смыслов, дающего «не сумму смыслов, а новые
такой ситуации форма будущего времени приобретает смыслы» [6, с. 24]. В противном случае язык может
дополнительный смысл, а именно, искреннее желание быть лишен своих важных составляющих — импли-
осуществить задуманное, которое, тем не менее, не- каций и подсистем образных средств выражения бу-
осуществимо. дущего, а семантика будет намного беднее. При отсут-
Текст вызывает в концептуальной системе человека ствии процесса самоорганизации, невозможно было
состояние поиска смыслового соответствия восприня- бы, например, косвенным образом выразить значение
того им в процессе чтения. Следовательно, восприни- будущего в следующих фрагментах:
маемая вербально система смыслов при выражении ка- Mr. Kosak, if you were in China and didn’t have a
тегории теряет исходную стабильность и осмысления friend in the world and no money, you’d expect some
текста. Однако стремление системы к самоорганизации Christian over there to give you a pound of rice, wouldn’t
приводит к желанию найти ее организующее начало. В you? (Saroyan, с. 75)
оптимальном случае возможно понимание текста как Even if you knew, you would give him back two loaves
построение системы смыслов, эквивалентной исходной. of bread and two pounds of cheese. Even then? (Saroyan,
В процессе развертывания образа будущего, его с. 76)
смысловое и прагматическое пространство формиру- The Malays are shy and very sensitive. I think you
ется как открытая нелинейная неравновесная система, will find that you will get much better results if you take
способная к самоорганизации, саморегулированию, care to be polite, patient and kindly (Maugham, с. 256).
саморазвитию. При этом самоорганизация подразуме- Рассматривая коммуникативную систему примеров
вает образование новых функционально-смысловых исключительно как суммарное сложение значений, то
свойств по принципу, сформулированному Л. В. Щер- получается результат, в котором благодаря контексту-
бой в известном труде «Языковая система и речевая альным условиям сказуемое принимает оттенок про-
деятельность»: в языке действуют правила сложения блематичности, предположительности действия. При
смыслов, дающие не сумму смыслов, а новые смыс- таком подходе значение проблематичности появляет-
лы [6, с. 24]. И хотя Л.В.Щерба, по понятным при- ся в тех случаях, когда имплицируются или выражены
чинам, не употреблял термины синергетики, в этом эксплицитно условия, от которых зависит осущест-
определении отражена сама суть того процесса, кото- вление или неосуществление действия, обозначаемого
рый теперь называют функциональным саморегулиро- глаголом will с инфинитивом. Имплицитные условия
ванием речи. В основе самоорганизации такого рода заключены, как правило, в широком контексте, а экс-
лежит свойство нелинейности, условно определяемое плицитные могут быть выражены в условном прида-
в трудах по синергетике как результат суммы воз- точном предложении. Таким образом, в данных при-
действий на систему, не равный сумме их результа- мерах описываются ситуации, которые могут иметь
тов (то есть когда «2 + 2 = 5»). Например, в следую- место в будущем, но их реализация не утверждается
щем художественном отрывке отражается характерная категорически. Действие в придаточном предложении
для английского языка способность комбинировать в представляется говорящим как реально существующая
одной форме разные элементы значения (грамматиче- предпосылка, из которой он исходит. Следовательно,
ские и эмотивные) и, таким образом, модифицировать реальный совокупный смысл приведенных примеров
общий смысл высказывания: складывается из совокупности эксплицитных и импли-
No matter what I do or how I behave, unprompted and цитных значений, полностью или частично восприни-
unsought the gifts come. And they will keep on coming. маемой прагматической нагрузки. Вне зависимости от
Naked photos, cold pizza, their girls, even their grief. I того, осознают ли говорящие комплексный характер
feel a growing confidence about my stay in Nice. It will процесса смыслопорождения, семантическое простран-
be all right now, I feel sure. It will work out (Boyd, с. 65). ство текста формируется как результат функциональ-
В примере автор, комбинирует грамматические ной самоорганизации, то есть появления дополнитель-
средства выражения будущего времени (…what I do or ных, новых смыслов, о которых упоминал Л. В. Щерба.
how I behave… the gifts come; …they will keep on com- Отметим, что под термином «саморегулирование»
ing; It will be all right…; It will work out) и косвенным мы понимаем не структурную самоорганизацию
74 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

языковых единиц. Хотя, по законам синтаксиса, язы- Таким образом, категория футуральности, пред-
ковые единицы во многом опираются на функцио- ставленная актуальными субъективными авторски-
нально-семантический потенциал языка. Основное ми или персонажными смыслами, корректируется
проявление синергизма в тексте — это самостоя- смысловой структурой текста, в которой синхрони-
тельное развитие функционального пространства зируются все языковые компоненты, вступающие в
как системы смыслов, реализуемых с помощью язы- процесс самоорганизации. Смысл как нестабильная
ковых средств в их взаимосвязи и динамике. Сли- составляющая текста делает его нестабильной равно-
яние функционального потенциала всех средств и весной системой. Категория футуральности актуали-
элементов выражения категории футуральности в зирует пути становления смысловой системы, являясь
тексте порождает процесс саморегулятивного вза- локальным показателем ее неустойчивости. Именно
имоусиления прагматики и семантики компонентов категория футуральности позволяет читателю обна-
текста, причем на любом структурном уровне — руживать вероятную совокупность путей развития
от отдельного высказывания до целого текста [4, смысла данного текста, поскольку она задает способ
с. 151]. его восприятия.

Список литературы
1. Бор, Н. Принцип дополнительности [Электронный ресурс] / Н. Бор/ — URL: http://psylib.org.ua/books/
aleki01/ (дата обращения: 18.09.2017).
2. Налимов, В. В. В поисках иных смыслов / В. В. Налимов. — М. : Прогресс, 1993. — 280 с.
3. Пищальникова, В. А. Речевая деятельность как синергетическая система / В. А. Пищальникова // Известия
Алтайского государственного университета. — 1997. — № 2. — С. 72—79.
4. Пономаренко, Е. В. Системность функциональных связей в современном английском дискурсе : дис. …
д-ра филол. наук: 10.02.04, 10.02.19 / Пономаренко Евгения Витальевна. — М/, 2004. — 447 с.
5. Рикер, П. История и истина / П. Рикер. — М. : Алетейя, 2002. — 400 с.
6. Щерба, Л. В. Языковая система и речевая деятельность / Л. В. Щерба. — М. : Едиториал УРСС, 2004. —
432 с.
7. Boyd, W. Gifts / W. Boyd. — M. : Perspective publications Ltd, 1994. — P. 65.
8. Byatt, A. S. On the day that E.M. Forster Died / A. S. Byatt. — M. : Perspective publications Ltd, 1994. — P. 87.
9. Jakobson, R. Linguistics and Poetics / R. Jakobson // Style in language. — Cambridge: Mass., 1987. — P. 378.
10. Maugham, W. S. The Outstation / W. S. Maugham // Selected Plays. — М. : Progress, 1997. — 220 p.
11. Saroyan, W. The Man with the Heart in the Highlands / W. Saroyan // Selected Short Stories. — М. : Progress
Publishers, 1975. — 460 p.

А. И. Хлопова
Московский государственный лингвистический университет
(Москва, Россия)

АССОЦИАТИВНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ
КАК СПОСОБ ВЫЯВЛЕНИЯ ДИНАМИКИ ЛЕКСИЧЕСКОГО ЗНАЧЕНИЯ
(НА ПРИМЕРЕ ЛЕКСЕМЫ «ARBEITER»)
ASSOCIATIVE EXPERIMENT AS METHOD OF DEFIYNING DYNAMICS
OF LEXICAL MEANING (AS EXEMPLIFIED BY THE LEXEME “ARBEITER”)
Автор прослеживает динамику значения лексемы работник в немецком языке, основываясь на результа-
тах свободного ассоциативного эксперимента и данных толковых словарей. Значения слов, приведенные
в словарях, изменяются, устаревают, исчезают, появляются новые значения. Поэтому необходимо сопо-
ставлять данные, приведенные в словарях, с анализом результатов свободного ассоциативного экспери-
мента, который демонстрирует пути изменения структуры значения слова и может служить методом
прогнозирования тенденций эволюции лексического значения. В свободном ассоциативном эксперименте
приняли участие 530 носителей немецкого языка в возрасте от 17 до 23 лет. В результате исследования
было установлено, что содержание лексемы Arbeiter частично изменилось. Для современных респондентов
это понятие остается связанным только с выполнением физической работы и получения за нее заработ-
ной платы. Отношение к слову работник современных респондентов отрицательное, на что указыва-
ют эмоционально-оценочные реакции schuften (вкалывать), Belastung (нагрузка), Mühe (труд, усталость).
В лексикографических источниках слово “Arbeiter” имеет, напротив, нейтральную коннотацию, что сви-
детельствует об изменении содержания лексемы. Практическое применение результатов исследования
заключается в возможности применения его результатов в практике вузовского преподавания лингвокуль-
турологии, этнопсихолингвистики, практикума по культуре речевого общения.

Ключевые слова: свободный ассоциативный эксперимент; анализ на основе дефиниций толковых слова-
рей; слово-стимул; ядро; периферия; лексическое значение.
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 75

The author traces the dynamics of the meaning of the lexeme worker in German, based on the results of free
associative experiment and data of defining dictionaries. The meanings of the words given in the dictionaries are
changing, becoming obsolete, disappearing, new meanings are appearing. Therefore, it is necessary to compare the
data presented in the dictionaries with the analysis of the results of a free associative experiment that demonstrates
the ways of changing the structure of the word’s meaning and can serve as a method for predicting trends in the
evolution of lexical meaning. 530 native speakers of the German language aged between 17 and 23 took part in
a free associative experiment. As follows from the research, it was found that the content of the lexeme Arbeiter
has partially changed. For modern respondents, this concept remains related only to the performance of physical
work and the receipt of wages for it. Modern respondents’ attitude to the word rabotnik is negative, as indicated
by emotional-evaluative reactions schuften (work hard), Belastung (load), Mühe (labor, fatigue). In lexicographic
sources, the word “Arbeiter” has, on the contrary, a neutral connotation, which indicates a change in the content
of the lexeme. Practical application of the results of the research consists in the possibility of applying its results
to the practice of university teaching of linguocultural studies, ethnopsycholinguistics, practice studies of verbal
communication.
Keywords: free associative experiment, analysis based on definitions of defining dictionaries, word-stimulus,
core, periphery, lexical meaning.

В целях экспериментального исследования субъективных семантических полей слов, формируемых и функ-


ционирующих в сознании человека, а также характера семантических связей слов внутри семантического поля
в психолингвистике используется метод ассоциативного эксперимента. А.А. Леонтьев [3, с. 194] обосновал
использование ассоциативного эксперимента как эффективного метода изучения лексического значения и ас-
социативного поля слова. Ассоциативный эксперимент позволяет верифицировать предположения о структуре
и содержании лексического значения, выдвинутые на основании дефиниционного анализа. Кроме того, именно
ассоциативный эксперимент может помочь установить, как изменяется значение лексемы по сравнению со
значениями, приведенными в толковых словарях, так как с помощью ассоциативного эксперимента можно

установить актуальное значение слова. Ассоциатив- нимается как человек, который вообще работает,
ный эксперимент регистрируют разнообразные вер- выполняет какую-либо работу. Во втором значении
бальные и невербальные ассоциативные связи слова. в обеих дефинициях Arbeiter — человек, выполня-
По мнению А.А. Залевской, ассоциативное поле как ющий преимущественно физическую работу. При-
интерпретативный конструкт интегрирует все опи- меры, интерпретирующие значения, в словарях не
санные в научной литературе виды полей и отражает совпадают.
внутренние и внешние связи и отношения слова как Обратимся к дефиниции лексемы Arbeiter, пред-
единицы языка [1, с. 31]. ставленной в более старом словаре Wörterbuch der
Целью исследования является выявление динамики deutschen Gegenwarts sprache. Она частично совпадает
значения немецкой лексемы Arbeiter (работник). Объ- с дефинициями из современных словарей. Первое зна-
ект исследования — лексема Arbeiter. Предметом ис- чение, в котором работник понимается как человек,
следования является состав лексемы Arbeiter.В иссле- выполняющий любую работу, совпадает во всех трех
довании использованы метод дефиниционного анализа словарях. Совпадают также примеры: прилежный,
и свободный ассоциативный эксперимент. Актуаль- добросовестный рабочий. Во всех трех словарях во
ность исследования обусловлена тем, что в условиях втором значении работник понимается как человек,
глобализации возможно быстрое изменение значения выполняющий физическую работу. Также совпадают
лексем, составляющих как ядро, так и периферию примеры: неквалифицированный рабочий. Дефиниция
лингвокультуры, что далеко не всегда приводит к по- работника как человека, выполняющего интеллекту-
ложительным социальным последствиям. Необходима, альную работу, представлена в более старом словаре
возможно, более ранняя диагностика таких процессов, и в современном словаре DUDEN. Таким образом,
в том числе и лингвистическая, с целью коррекции можем утверждать, что значение лексемы Arbeiter не
их негативных следствий. Научная новизна иссле- изменилось согласно токовым словарям, так как сход-
дования состоит в разработке методики вербального ные дефиниции и примеры указывают на схожесть
диагностирования динамики лексического значения понятий.
и во введении в научный оборот нового фактическо- На основе словарных статей выделим ядерные ком-
го материала. Материалом исследования послужили поненты лексемы Arbeiter:
лексикографические источники и данные свободного 1. Arbeit leisten (выполнять работу),
ассоциативного эксперимента (530 немецких анкет). 2. körperliche Arbeit (физический труд),
Итак, для установления значения лексемы Arbeiter 3. geistige Arbeit (умственный труд).
обратимся к толковым словарям немецкого языка Обратимся теперь к словарю синонимов DUDEN:
и выявим на основе дефиниций толковых словарей Arbeitnehmer, Arbeitnehmerin, Arbeitskraft, Beschäftig-
ядерные компоненты лексемы. В толковом словаре ter, Beschäftigte, Lohnabhängiger, Lohnabhängige, Lohn-
немецкого языка WAHRIGработник понимается как arbeiter, Lohnarbeiterin, Lohnempfänger, Lohnempfän-
любой человек, выполняющий работу. Во втором зна- gerin, Werktätiger, Werktätige; (marxistisch) Proletarier
чении лексема работник связан только с физической (работник по найму, работница по найму, рабочий,
работой. работающий, служащий, лицо, работающее по найму,
Сравним дефиниции в словаре WAHRIG и в сло- наемный рабочий, работник, получающий зарплату,
варе DUDEN. В обоих словарях слово Arbeiter по- трудящийся, трудящаяся, пролетарий).
76 Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах

Как в толковых словарях, так и в словаре синони- ки старших классов или студенты вузов, которые или
мов, выделяют лексему Lohn (заработная плата), что проживают с родителями, или зависят от них матери-
позволяет включить этот компонент в состав ядерных. ально, и не имеют постоянной работы.
Итак, ядерными семантическими компонентами лек- Из полученных ассоциатов методом случайной вы-
семы Arbeiter являются: борки мы отобрали 53 реакции (10 %). Результаты
1. Arbeitleisten (выполнять работу), проведенного нами ассоциативного эксперимента по
2. körperliche Arbeit (физический труд), установлению ассоциативно-вербальной сети Arbeiter 1466
3. geistige Arbeit (умственный труд), отражены в диаграмме (см. рис.).
4. Lohn (заработная плата). Классифицируем полученные ассоциаты в соответ-
электрон нном варрианте,
Для установления динамикииспытуем
значения мых
лексемы Ar- проосили рееагировать
ствии с избранной ть значения.
моделью сразу же, нее
обдумывваяbeiter вариа анты отве
мы использовали ета [4].
свободный В нашем
ассоциативный
эксперимент, который проводился с испытуемыми в
м всего
пилотно
1) Понятия:
— 2;
омArbeitnehmer
экспеерименте приняли
(наемный рабочий) (2);и

участие индивидуальном
530 носсителей немецкого
н
порядке и коллективно. о языка, возраст
Эксперимен- которых
2) Представления: Lohnх(заработная
варьировался
плата) (10),в
тальный материал предъявлялся им в виде печатной Industrie (индустрия) (6), Fabrik(фабрика) (5), Arbeits-
пределахханкеты
17 или– в23 3 лет. варианте.
электронном Мы
М выбр рали этот
В инструкции, ко- т lose
возраст испытуе
(безработный) емых, так
(5), Gastarbeiter к как, поо
(рабочий-имми-
мнению торая
Ю.Н. Карраулова,
предваряла к этому
перечень стимулов ппериоду
в каждой
указывалось, что испытуемые должны реагировать на
анкете, завершает
з грант) (4), тся станоовление
Geld(деньги) «яязыковой
(2), erwachsen (взрослый),й
Hammer (молоток), weit (далеко), Beruf (профессия),
личности и», «в асссоциация
предъявляемый стимул первым яхлюбым
наход дит отраж
пришедшим на жение сф
Büro (бюро), формирова авшаяся
Urlaub (отпуск), Kollektiv языковая
(коллектив),я
ум словом. При предъявлении анкеты в печатном ва- Bauer (крестьянин), Arbeitgeber (работодатель), Ge-
способнорианте
ость осуществлялся
учасстникаконтроль экспериме
времени ента»
выполнения [2, schäft
с. 230].
(дело);. всего
Кроме— 43 ; того, эта группа а
испытуем мых хараактеризуется прибблизительно одинааковыми иинтересам
задания (1 мин. 30 сек. на заполнение одной анкеты). 3) Эмоционально-оценочные: schuftenми; чащее
(вкалывать)
Если анкета предлагалась в электронном варианте, ис- (2), Belastung (нагрузка), Mühe (труд, усталость), kei-
всего этто – шко
пытуемых льники
просили с сразу же, не классов
старших
реагировать обдумывая или студ
ne Erholung денты вуз
(без отдыха), узов, кото
bisspätindie орые или
Nachthinein (дои
варианты ответа [4]. В нашем пилотном эксперименте поздней ночи)(1); всего — 6;
проживаают с роодителями и, или з ависят от
приняли участие 530 носителей немецкого языка, воз-
о 4)них материаль
м ьно, и не имеютт
Культурно-прецедентные реакции: Bewegung
постоянн ной работты.
раст которых варьировался в пределах 17—23 лет. Мы (движение), Revolution (революция), Industrialisierung
выбрали этот возраст испытуемых, так как, по мнению (индустриализация), Schicht (класс) (1); всего — 4.
ИзЮ.полученн ных
Н. Караулова, ассо
к этому циатов
периоду мметодом
завершается станов- случайной
Большинствой выборки и мы представлениями,
реакций являются ото обрали 53
реакцииотражение
(10%). сформировавшаяся
Реезультаты ы проведе енного нам
ление «языковой личности», «в ассоциациях находит
языковая способность
ми ассоци иативногоо экспери имента поо
связанными со словом-стимулом Arbeiter (45 реак-
ций). Среди них 12 реакций связано с результатом
установллению ассоциатив
участника эксперимента» [2,но-вербал льной
с. 230]. Кроме того, этасети Arbeit
работы — сter отраж
получением жены в ди
заработной иаграмме
платы, денеге
группа испытуемых характеризуется приблизительно (Lohn, Geld). 12 реакций связаны с отраслью, ме-
(рис. 1). одинаковыми интересами; чаще всего это — школьни- стом работы, с предприятием, с орудием труда (Indu-

Loohn
Inndustrie
Faabrik
Arrbeitslose
2%
2 2%2%
2%
2%
% Gaastarbeiter
2% 19%
2% Geeld
2%
2%
2% scchften
2%
2% Arrbeitnehmer
2% 11%
%
2% Inndustrialisierungg
2%
2% errwachsen
2%
4% 9% Beelastung
4% Haammer
4%
%
8% 99%
keeine Erholung
biis spät in die Na
acht hinein
w
weit
Beeruf

Ассоциативно-вербальная сеть лексемы Arbeiter (результаты нашего АЭ)


Рисс. 1.
Асссоциативвно-вербалльная сет
ть лексемы Arbeiter(результ
таты наш
шего АЭ)
Инновационные подходы в лингвистике XXI века 77

strie, Fabrik, Geschäft, Büro, Hammer). Реакция Bauer Реакция Lohn (заработная плата), так же как и
указывает на конкретную профессию — крестьянин. реакции Industrie (индустрия) и Fabrik (фабрика)
Выделенные реакции указывают на физический труд, связаны со словом-стимулом Arbeiterпо смыслу. За-
в отличие от интеллектуального, что также отмечено работная плата является оплатой труда работника,
в дефинициях толковых словарей (körperliche Arbeit). индустрия и фабрика — местом его работы. Реакция
Реакция Urlaub (отпуск) связана с условиями осу- Arbeitslose (безработный) отражает связь с понятием
ществления деятельности, отпуск — неотъемлемая Arbeiterпо контрасту и так же отражает устойчивую
часть рабочего процесса. Реакция Urlaub является в связь реакции и слова-стимула.
свою очередь антонимом слова Arbeitсогласно сло- Сравнивая ассоциаты, данные респондентами, с ядер-
варю DUDEN. Реакция Kollektiv (коллектив) явля- ными значениями, выделенными на основе словарных
ется обобщающим понятием для слова Arbeiter. В статей, словаря синонимов и компонентного анализа,
данном случае работник рассматривается как член можно выделить лишь одно совпадающее значение —
коллектива. Lohn (заработная плата). Однако большинство реак-
Все эмоционально-оценочные реакции отрицатель- ций, данных респондентами на слово-стимул Arbeiter,
ные: schuften, Belastung, Mühe, что говорит о негатив- указывают на физический труд (в отличие от интеллек-
ном отношении респондентов к слову. Слово schuften туального). Таким образом, в слове Arbeiter можно вы-
(вкалывать, впахивать, работать напропалую) от- делить следующие семантические компоненты:
мечено в словаре DUDEN как разговорное. 1. Lohn (заработная плата),
Культурно-прецедентные реакции указывают на 2. körperliche Arbeit (физический труд).
рабочих как на социальный класс, который состав- Эти компоненты являются психологически зна-
ляет в индустриальном обществе большинство насе- чимыми для современников. Итак, современные ре-
ления. К рабочему классу относятся только те рабо- спонденты воспринимают работника как человека,
чие, которые занимаются физическим трудом. С этим который занимается физическим трудом и получает
связана реакция рабочее движение, которое следует