Вы находитесь на странице: 1из 1

Саша глухо рыдала, спрятав голову под подушку, как страус.

Надо же было ТАК


опозориться. И продавец... Эта мерзавка! Она ведь узнала Сашу, не могла не узнать.
И лицемерно помогала ей примерять то, что Саша приняла за красивое вечернее
платье... О своей ошибке она с ужасом узнала уже после встречи, когда, окрыленная,
летела домой как в прямом, так и в переносном смысле. Ярослав распорядился
отправить ее на своем личном коптере. Ступая, словно по облакам, она взмыла вверх,
в свою квартиру, и бросилась к телевизору, чтобы еще раз пережить эти волшебные
минуты и убедиться, что он и в самом деле ТАК на нее смотрел! И первое, что она
услышала...
Правилами шоу запрещалось отключать телефон. Саше полагалось быть на связи двадцать
пять часов в сутки, и теперь она не могла, просто не могла заткнуть чертов аппарат,
который уже третий час заливался, торопясь принести ей очередное свидетельство
того, КАК она опозорилась.
- После ТАКОГО не живут, - отчетливо подумала Саша.
До этого все неясные слухи о том, что кто-то из девушек после провала покончил
жизнь самоубийством, казались ей досужим вымыслом, или не слишком корректным
рекламным ходом. Что за дурь - расставаться со своей единственной жизнью из за
того, что не добрала полбалла в каком-то дурацком телеконкурсе? Да наплевать и
забыть!
Но сейчас она вдруг поняла, что после этого эфира действительно жить не сможет.
Осознание обрушилось на нее ледяной волной, смыло ужас и сожаление, и ушло, оставив
четкую, как таблица, инструкцию: что нужно делать и в каком порядке. Во-первых -
камеры. О них забывать нельзя ни в коем случае. Она уже достаточно развлекла
почтеннейшую публику, хватит. Зрелище ее смерти никому не доставит ни единой
приятной минутки.
После того памятного утра, когда к ней постучалась мировая слава в лице монтеров,
Саша принималась искать аппаратуру не раз. И не находила. Даже следов не было. Она
бы решила, что все это - нелепая шутка, и, на самом деле, никакой аппаратуры нет.
Если бы не видела регулярно, в прямом и повторном эфире себя, любимую, терзавшую
телефон или заряжающую посудомоечную машину.
Зал, спальня, кухня, прихожая... ванна. Коридор, лифт... Все регулярно мелькало на
экране, нигде не спрятаться. Аптечка стояла на кухне, но если она полезет за
лекарствами, это мгновенно обнаружит полмира.
Вариант - выбросится из окна, Саша сразу отбросила, как совершенно невыполнимый.
Этаж-то вполне подходящий, сорок второй. Сердце откажет раньше, чем долетишь до
земли... Но дом, в котором жила девушка, был оборудован цельнорамными окнами со
встроенными кондиционерами и окономоями. Окна в ее квартире просто не открывались!
Можно сделать вид, что собралась резать салатик. Почему не в блендере? А так
захотелось. По старинке, ножичком. И попытаться этим ножичком сотворить что-то
такое... Сашу передернуло. Конечно, после ТАКОГО не живут, но смерть смерти рознь.
Одно дело - блаженный сон под воздействием большой дозы седативных препаратов,
переходящий в такую же блаженную смерть. И совсем другое - собственные кишки, со
всем содержимым, которые на твоих глазах вываливаются на чистый кухонный пол