Вы находитесь на странице: 1из 2

ет, Саша Монахова не была самурайской девушкой и прекрасно это понимала.

Остается
что... Вскрыть вены? Но смерть от потери крови не бывает мгновенной, а "скорая"
прибывает за полторы минуты. Неудавшуюся попытку примут за дешевый фарс, и Саша
покроет себя еще большим позором. Хотя, куда уж больше-то.
- Не паникуй, - шепнул ей внутренний голос, - ведь не читают же они твои мысли. Ты
собралась принять ванну. Напусти побольше горячей воды, чтобы глазок камеры
запотел. А что-нибудь острое - найдется.

Врач-психолог, наблюдавший за десятком мониторов одновременно, не отрывая глаз,


протянул руку и притопил кнопку прямой связи.
- Артур, - произнес он, - Нам Монахова еще нужна?
- А что? Вообще-то она вылетела в этом туре, и мы собирались за ней ехать. Ну и
заодно аппаратуру снимать, - ответил давешний толстяк, но не по телефону. Он как
раз входил в аппаратную, вечно потный и вечно добродушный, в костюме уже не
горчичного, а бледно-серого цвета, но точно таком же дорогом, - А что?
- Поторопитесь. Судя по тому, что я вижу, она решила покончить с жизнью.
- Да ну, - Артур пригляделся, - девушка наполняет ванну...
- Зачем ей в ванной сломанный пополам диск от телефона.
- А она взяла его с собой? - удивился Артур, - действительно, странно. А зачем?
- Он острый...
- Черт, - выругался толстяк.
- Отдать распоряжение?
- Погоди! - Артур вскинул руку, напряженно размышляя, - легенда все равно нужна. А
тут все четко - не подкопаешься. Сама решила, сама выполнила. Пусть группа
выдвигается к ее дому, а ты, как только она попытается, все равно, успешно или нет
- гаси сигнал.
- А если вдруг успешно?
- Заклеим, - буркнул Артур, с любопытством, смешанным с неприязнью, наблюдая за
приготовлениями девушки, - вот дурища-то, прости Господи!
- Полагаешь, он не только есть, но и простит? - тихо поинтересовался оператор.
Артур смерил его взглядом, далеким не просто от восхищения, но даже от понимания.
Тот мгновенно понял, и развивать свою мысль не стал.
Дверь в аппаратную не уходила в стену, а складывалась "гармошкой". Звук был
негромким и мягким, но все же был.
Артур и оператор обернулись разом. На пороге стоял нынешний "жених", звезда
футбола, Ярослав Борский собственной персоной.
- Что-то случилось? - поинтересовался Артур, внешне невозмутимо, в душе помянув и
мать, и бабушку, и еще пару родственниц женского пола.
- Что с Сашей?
- Да все в порядке с твоей Сашей, - поморщился толстяк, - ванну принимать
собирается. Хочешь посмотреть?
- С ней беда, я знаю, - тихо, напористо заговорил Ярослав, - мне позвонила Оля.
- Какая еще Оля? - не понял Артур.
- Ну, та самая, с колокольчиками. Мещерская Оля.
- Которую ты сравнил едва ли не со всем "Справочником Зоолога"? И крыса она, и
собака, и корова... И змея... И что она?
- Она только что смотрела телевизор. Показывали Сашу.
- И?
- Оля сказала, что Саша готовится к суициду, - выпалил Ярослав, жадно вглядываясь в
монитор, - черт, зачем же ей пару-то столько?
- Да все они столько напускают. Кроме отъявленных эксгибиционисток, - пожал плечами
Артур, - кто такая твоя Оля, чтобы так точно поставить диагноз. Вот сидит врач-
психолог, он ничего тревожного не заметил.
При этих словах доктор поднял голову и послал толстяку в дорогом костюме довольно
красноречивый взгляд.
- Точно? - спросил Ярослав.
Врач оторвал взгляд от мониторов и... промолчал.
Ни слова не говоря, молодой человек сорвался с места и исчез в глубине коридора
раньше, чем мужчины успели хоть как-то среагировать.
- Мать его, - выразился Артур, на этот раз вслух, не стесняясь, - тебе что, трудно
было языком повернуть, Отсох бы он у тебя, или что?
- И какое чудо после этого поможет мне остаться врачом? - едко поинтересовался он,
и, почти без паузы добавил, - А Мещерская-то, надо же! Углядела. А ведь не
профессионал.
- На журфаке психологию тоже дают, - бросил Артур, - причем довольно объемно.
- Группа уже готова, - напомнил доктор, - его перехватят...
- И что? - перебил Артур, - шоу после этого сворачивать? Ярослав нам нужен -
лояльный и вменяемый!
- Что тогда делать?
- Что делать, что делать... Мне вам всем инструкцию выдать? Извольте. Ярослав будет
делать глупости, его ненаглядная идиотка - млеть от них, теряя остатки мозгов...
если там есть что терять. А ты... Да, да, ты свяжешься с НИМ и объяснишь ситуацию.
Врач мгновенно сделался серым, как армейские будни.
- А я-то почему?
- Почему, почему... Не уследил за психологическим состоянием "жениха". Да чего ты
сдулся, как шарик. Не съест же он тебя?
- Точно? - на полном серьезе спросил врач.
Артур сплюнул на пол и вышел. С мягким чмоком дверца-гармошка развернулась за ним.
Остановившись в коридоре, в ожидании лифта, Артур машинально поправил галстук и
пробормотал себе под нос.
- А Мещерская, действительно, умница. Ведь не в штаб позвонила, а этому ...
призовому рысаку.

Ярослав заложил сумасшедший вираж и, уйдя с предписанной для частных машин высоты,
рухнул на воздушную магистраль, зарезервированную для служб экстренного
реагирования. Занимать ее было чревато крупным штрафом, а в случае о