Вы находитесь на странице: 1из 1

— Мистер Ларион Костен, — сухонький, неприятного вида мужчина сдвинул к переносице

очки и поверх планшета посмотрел на сидящего перед ним молодого человека.


Ларион Костен был красив. Может, немного более крепок телом, чем любил его
начальник, и чуть высоковат. Зато со светло-русыми, почти неестественного цвета
длинными волнистыми волосами, кукольным подбородком и длинными пушистыми ресницами
над большими голубыми глазами. Цвет глаз, впрочем, его не особенно интересовал — в
постели Дрейзера побывали мальчики всех цветов радуги, но особое предпочтение он
отдавал блондинам. Виктимным, худеньким, но не слишком костлявым — чтобы
естественная юношеская сексуальность не превращалась в мальчишескую угловатость.
Всем названным физическим параметрам Ларион Костен отвечал. Кроме того, обладал
неуловимой грацией, которая просвечивала даже сквозь бесформенную футболку и
кожаную куртку. И то и другое немного съехало набок, приоткрывая тонкую ключицу,
так что даже у Брэда Доусона сердце забилось быстрей, хотя по мальчикам он и не был
никогда.
— Вам действительно двадцать один год? У нас не будет проблем… с законами этого или
каких-нибудь ещё миров? Например, РФ?
Ларион Костен кивнул. Он не совсем понял, о законах каких «других» миров говорит
собеседник, потому как в содружестве миров под названием «РФ» никогда не бывал, но
в том, что ему действительно двадцать один год, был уверен на все сто.
— Скажите, мистер Костен, вы когда-нибудь были в постели с мужчиной?
Это ещё один принципиально важный параметр. По большому счёту — основной для
сегодняшних переговоров.
Мистер Дрейзер со свойственной ему капризной непредсказуемостью выразил желание
трахнуть не просто красивую шлюху, но ещё и шлюху-девственницу.
Пристрастия в трахе у Дрейзера были специфические, но Доусон знал, что главное
требование к сотрудникам топ-звена — в чужое дело нос не совать. А в идеале вообще
не поднимать этот самый нос от поручений и бумаг. Это требование, как и многие
другие, Доусон соблюдал в точности, потому и продержался на своём месте без малого
пять лет — заметно больше, чем многие из тех, кто некогда работал за соседним
столом.
— Нет, — мальчик напрягся, дёрнул плечом и замотал головой, вмиг теряя всю свою
расхлестанную сексуальность.
Мужчина хмыкнул.
— Тогда почему вы считаете, что годитесь для этой работы?
Мальчишка молчал. Слегка побледнел. Было видно, как колотится у него на шее
маленькая жилка.
— Хорошо, — Доусон снял очки. Потёр глаза. Снова взял очки в руки и поднёс кончик
дужки к губам — старая привычка, от которой он никак не мог избавиться ещё с
университетских лет. — Подойдём к вопросу с другой стороны. Вас когда-нибудь
возбуждало мужское тело?
— Да, — торопливо ответил юноша. Прокашлялся и менее уверенно добавил: — Думаю, что
да.
— Вы фантазировали о мужчинах… на порядок старше вас?
Ларион побледнел и совсем глухо ответил:
— Да.
Доусон хмыкнул.
— Этот… старший мужчина… был внутри вас? Или вы сами брали его?
Юноша стал пунцовым как рак.
— Мистер Костен, — устало произнёс Доусон, — все возможные недоразумения мы должны
разрешить здесь, в пределах этой комнаты. Мистер Дрейзер напрочь лишён чувства
юмора и не имеет склонности к укрощению непокорного… персонала. Для этих целей у
него есть я и ещё несколько людей. Я ещё не подошёл к вопросу о том, что привело
вас сюда — вы, кстати, пропустили в анкете этот пункт. Но если вы питаете какие-
либо фантазии относительно дальнейшего развития отношений с мистером Дрейзером,
начитались каких-нибудь книжек из серии «Как покорить миллионера» или просто не
понимаете сути своих обязательств, то каждый из этих пунктов я должен вам
досконально разъяснить.
— Я всё понимаю! — поспешил перебить его Ларион.
— В самом деле? — Доусон, собиравшийся было перейти к подробному описанию