Вы находитесь на странице: 1из 8

"Б Уч

ел р
ор еж Ре
ус де по
ак ск ни зи
ад ая я то
ем го об ри
ия су раз й
му дар ов
зы ст ан
ки ве ия
" нн
ая
ГІСТОРЫЯ І ТЭОРЫЯ БЕЛАРУСКАЙ МУЗЫКІ

печать минуты и многократно переоценивались со ре “Великая дружба” В. Мурадели», опубликованное


времени своего рождения? Вместе с тем проигнори- в «Правде» и вынесенное на суд широкой обществен-
ровать волнующие строки и страницы документов, ности. Как свидетельствуют исследователи, накануне
которые легли в основу данной публикации, несмо- данных событий шла проверка Московской консер-
тря на исчезновение некогда могущественного го- ватории и Союза композиторов, в результате которой
сударства и его политических лозунгов, ни у одного деловитый тон первого документа сменился на раз-
исследователя белорусской истории не хватило бы громный — второго. Обнародование Постановления
цинизма… совершило переворот в отечественной музыке, в ре-
Целью данной публикации не является исчерпы- зультате которого «у руководства Союзом композито-
вающее перечисление всех видов общественной дея- ров оказались “хоровики” и “песенники”» [5].
тельности, которыми в конце 1940-х гг. был охвачен Реакцией на постановление стал взрыв устных и
Анатолий Богатырев — депутат Верховного Совета печатных выступлений, инициированных гневным
БССР, председатель Союза композиторов БССР, член недовольством сверху и ставших театром военных
Правления Союза композиторов СССР, участник все- действий с неожиданно вскрывшимися «ошибками»
возможных съездов, пленумов, собраний и т. п. Это в советском искусстве. В эпицентре детально изучен-
было бы малоинтересным. Автору хотелось погру- ной истории «борьбы с формализмом» оказался и
зиться в открывшиеся за официальными строчками Богатырев — член «виновного» оргкомитета, а также
выступлений композитора события 1948–1949 гг. — председатель ССК Беларуси, неизменно присутство-

ая
ки ве ия
периода борьбы с формализмом и космополитизмом вавший на всех последовавших за постановлением
в искусстве. «чистках» в Москве и Минске.

" нн
зы ст ан
Истоки событий 1948 г. уходят для Богатырева в Одним из первых «судилищ» стало собра-
довоенное время, когда он, подающий большие на- ние московской композиторской организации3.
ия су раз й
дежды молодой композитор из братской республи- Стенограмма выступлений на нем зафиксирована

му дар ов
ем го об ри
ки, попадает в главную организационную струк- в первом номере журнала «Советская музыка» за
туру советских композиторов. Постановлением 1948 г. [7], где выступление Богатырева размещено
ад ая я то

СНК СССР № 611 от 4 мая 1939 г. утверждается между покаянной речью Мурадели и текстом покаян-
оргкомитет Союза советских композиторов в со- ного же письма С. Прокофьева4.
ставе Глиэра, Шостаковича, Хачатуряна, Мурадели, Попытка оправдать свои творческие позиции
ак ск ни зи

Кабалевского, Мясковского, Шапорина, Богатырева, предпринята только в письме Прокофьева — ком-


«мэтай якога Сталін вызначае напісанне класічнай позитора, уже давно ставшего мировой величиной
ус де по

савецкай оперы» [8]. Данная цель была сформули- в искусстве, однако указанного в постановлении в
рована им в личном общении с композиторами, о ряду главных обвиняемых (вместе с Шостаковичем,
ор еж Ре

котором Богатырев позднее вспоминал: «Усе члены Хачатуряном, Шебалиным, Поповым и Мясковским).
аргкамітэта на чале з яго старшынёй Гліэрам1 былі за- Он утверждал, что «элементы формализма были
прошаны ў кабінет Сталіна. <…> Нам ставілася зада- свойственны моей музыке еще лет 15–20 тому на-
ча стварыць класічную савецкую оперу. <…> У пры- зад», что «в вопросе о важности мелодии у меня ни-
клад нам прыводзіўся класічны савецкі раман “Ціхі когда не было сомнения», что о деле создания легкой,
Дон”. Аказваецца, Сталін нават пытаўся ў Рамэна но не пошлой мелодии «легко говорить, но трудней
Ралана, ці можна параўноўваць Шолахава са Львом исполнить»; наконец, по поводу критики речитатив-
Талстым. І атрымаў дыпламатычны адказ: можна, але ности опер заявил, что в оперном либретто «есть и
ел р

ж Шолахаў “трохі правінцыяльны”» [20]. такие куски, — и эти куски занимают огромное ме-
"Б Уч

7 ноября 1947 г. были показаны результаты сто, может быть, в общей сложности половину всей
работы над созданием классической советской оперы, — которые композитор может истолковать по
оперы — в Большом театре состоялась премьера своему желанию или речитативно, или же ариозно»
спектакля «Великая дружба»2. 5 января 1948 г. спек- [7, с. 66; здесь и далее курсив мой. — Е. Л.]. В за-
такль посетил лично Сталин. «Сталін толькі адзін ключение, в целом обещая «исправиться» в своей
акт праслухаў і ў гневе пайшоў» [8], — вспоминал
Богатырев об истоках пресловутого Постановления 3
Благодаря публикации исследования Е. Власовой ста-
Политбюро ЦК ВКП(б) «Об опере “Великая дружба” ли доступны и иные документы, фиксирующие хронику
В. Мурадели». общественных обсуждений постановления. См., в частно-
26 января подписывается Постановление сти, шокирующие материалы закрытого партсобрания мо-
Политбюро ЦК ВКП(б) о смене руководства сковских композиторов (10–13 февраля 1948 г.) и заседания
Комитета по делам искусств при Совете Министров Ленинградского СК (1–3 марта), который поистине
СССР и оргкомитета Союза советских композито- «сражался за Шостаковича» [4, с. 282–304].
ров СССР — документ для внутреннего аппаратного 4
Сам Прокофьев, сославшись на нездоровье, отсутство-
пользования, а 10 февраля — Постановление «Об опе-
вал. Среди других выступающих — А. Хачатурян, С. Васи-
ленко, Т. Ливанова, В. Берков, В. Белый, Е. Келдыш, Е. Гип-
1
После войны оргкомитет возглавил А. Хачатурян.
пиус, В. Золотарев, В. Шебалин, М. Гнесин, Д. Кабалевский,
2
Ранее, 28 сентября 1947 г., состоялась премьера в горо- И. Мартынов, Г. Коган, И. Нестьев, И. Бэлза, Л. Книппер,
де Сталино (ныне Донецк). В. Цуккерман, Ю. Шапорин, Т. Хренников и др.
29
ВЕСЦI БЕЛАРУСКАЙ ДЗЯРЖАЎНАЙ АКАДЭМII МУЗЫКI 2012`21

следующей опере «Повесть о настоящем человеке», этом, очевидно, не без умысла упоминались лишь
Прокофьев выражал «благодарность нашей партии за самые «правильные» с точки зрения идеологии его
четкие указания Постановления, помогающие мне в сочинения — «Война и мир», «Семен Котко», «Ода
поисках музыкального языка…» [там же, с. 67]. на окончание войны», Кантата к 30-летию Октября,
Достойный ответ, в котором нетрудно уловить при- «Александр Невский», симфонии № 5 и 6) и с мень-
знаки текста-симулякра, был написан в полном соответ- шей жесткостью — Шостаковича: «Шостакович
ствии с правилами «игры», в которую были вовлечены сформировался как композитор после Октября, учил-
все без исключения музыкальные деятели — маститые ся у М. О. Штейнберга, являвшегося поборником
и молодые, обойденные вниманием постановления и национальной русской музыки, и все же мало что
особенно — названные в нем. В первую очередь Вано воспринял от русской классики. Лучшие страницы
Мурадели, которому, несмотря на горы «верноподдан- его 5-й симфонии и квинтета и 4-й акт оперы “Леди
нических» сочинений, ничего не оставалось, как под- Макбет Мценского уезда” свидетельствуют о том,
вергнуть «обстоятельной критике крупные ошибки, что Шостакович может писать иначе, не преклоняясь
совершенные им как в качестве автора оперы “Великая перед современной музыкой Запада, не игнорируя
дружба”, так и на посту председателя правления русского народного творчества» [там же]7.
“Музфонда”», а также признать, что «историческое по- Не взывает ли к размышлению факт упоминания
становление… явилось новым ярким проявление забо- в качестве образцового произведения «порицаемой»
ты и внимания нашей партии к судьбам советской со- оперы Шостаковича, всенародно причисленной к

ая
ки ве ия
циалистической культуры» [там же, с. 65]5. разряду «сумбура» и на тот момент все еще не реа-
Неназванным в постановлении «счастливчикам» билитированной? (На совещании деятелей советской

" нн
зы ст ан
отводилась роль порицателей, которую по правилам музыки, прошедшем 10–13 января 1948 г., идеолог
лицемерной игры следовало выполнять «с огонь- и реализатор документа А. Жданов вновь охаракте-
ия су раз й
ком». Богатырев оказался в двойственной ситуации: ризовал оперу как грубую, примитивную и вульгар-

му дар ов
ем го об ри
будучи неназванным в постановлении пофамильно, ную.) Нет ли за всей этой изворотливой хитростью
он должен был выступить в роли судьи, хотя «по большей хитрости, к которой пришлось прибегнуть
ад ая я то

умолчанию» был причастен к обвиняемым как член всем участникам печальных событий 1948 г., — каж-
оргкомитета6. Попробуем увидеть в строках его об- дому со своей степенью талантливости? Возвращаясь
винительного выступления и «второе дно», пересы- к публикации речи Богатырева, необходимо процити-
ак ск ни зи

панное признанием талантливости обвиняемых, их ровать и язвительный комментарий к ней, принад-


причастности к «созданию нового советского стиля». лежащий редактору и свидетельствующий об остро-
ус де по

«Ревизия мелодического начала, — говорил до- те положения: «К сожалению, т. Богатырев не счел


кладчик, — погоня за ложными изысканными гармо- нужным упомянуть о своей работе в качестве члена
ор еж Ре

ниями началась еще в конце прошлого века. Музыку Оргкомитета и не удовлетворил законного желания
с ясной и понятной мелодией начали называть эпи- собрания узнать о творческих задачах Союза совет-
гонской и эклектичной. <…> К сожалению, под вли- ских композиторов Белоруссии, председателем кото-
яние модернизма попали и талантливые представи- рого он является» [7, с. 65].
тели советского музыкального искусства. Положение Следующей крупной акцией в поддержку
еще ухудшилось, когда наша критика провозгласила постановления стал экстренно созванный Первый
С. С. Прокофьева и Д. Д. Шостаковича создателями Всесоюзный съезд композиторов, проходивший с 19
нового советского стиля и большинство советских по 25 апреля. О его ходе сообщалось в следующем
ел р

композиторов подверглось их влиянию»… [7, с. 65]. номере журнала «Советская музыка» за 1948 г. [15].
"Б Уч

Далее довольно жестко критиковались формали- Тексты выступлений давались в кратком пересказе с
стические тенденции в творчестве Прокофьева (при редакторским комментарием, однако можно понять,

5
По поводу выступления «главного формалиста» Шо- 7
В личном архиве А. В. Богатырева сохранился полный
стаковича Е. Власова пишет: «Поразительно, но при сопо-
текст выступления — рукопись на 14 страницах большого
ставлении опубликованного варианта текста с неправленой
формата. К примеру, вот аналогичный фрагмент рукописи:
стенограммой обнаруживается полная идентичность. Шо-
«В чем дело, почему обостренные психологически-экс-
стакович действительно прочитал данный ему текст. Он
прессионистические концепции и индивидуализм Малера,
уже не сопротивлялся. Он понял ситуацию» [4, с. 291].
линеарные искания Хиндемита нашли такое яркое и силь-
6
В постановлении сказано жестко: «Оргкомитет Со- ное выражение в творчестве Д. Д.? Почему Д. Д. совер-
юза советских композиторов превратился в орудие группы шенно игнорирует народное творчество, и к лицу ли Вам,
композиторов-формалистов, стал основным рассадником Д. Д., талантливейшему представителю нашей музыки,
формалистических извращений. <…> Руководители Оргко- преклоняться перед современной музыкой Запада. Я верю,
митета и группирующиеся вокруг них музыковеды захвали- что Вы можете писать иначе, об этом свидетельствует 4-й
вают антиреалистические, модернистские произведения, не акт оперы «Леди Макбет», лучшие страницы 5-й симфонии
заслуживающие поддержки, а работы, отличающиеся своим и фортепианного квинтета» [1]. В целом публикация в «Со-
реалистическим характером, стремлением продолжать и ветской музыке», хоть и без деталей, отражает суть перво-
развивать классическое наследство, объявляются второсте- источника. Богатырев, как и Шостакович и многие другие
пенными, остаются незамеченными и третируются» [16]. композиторы, «понял ситуацию».
30
ГІСТОРЫЯ І ТЭОРЫЯ БЕЛАРУСКАЙ МУЗЫКІ

что большинство выступающих каялись в грехах А выступление в адрес консерватории было явно
композиторского движения своих республик. «списано» с аналогичного процесса, происходивше-
Выступлению Богатырева уделен всего один аб- го с Московской консерваторией и ее директором
зац: «В содержательном докладе белорусского деле- В. Шебалиным.
гата А. Богатырева, подробно охарактеризовавше- В отличие от московского доклада Богатырева,
го различные этапы развития белорусской музыки, из-за его мягкости не удостоенного внимания в
вплоть до последних лет, отмеченных значительной «Советской музыке», выступление председателя
творческой активностью белорусских композиторов, ССК БССР на общем собрании белорусских компози-
в то же время имелось неправильное утверждение, торов в Минске было по-настоящему жестким. Целью
что формалистические тенденции якобы не были минского собрания, естественно, стало внедрение
ярко выражены в белорусской музыке. В действи- решений постановления на местах, об успешности
тельности же в Белоруссии, как и во всех других которых в скором времени следовало информировать
республиках, реалистическое направление разви- Москву, а также сигнализировать новыми — «пра-
валось под знаком напряженной, хотя и внешне за- вильными» — сочинениями. А потому в своем окру-
маскированной борьбы с формализмом» [15, с. 67]. жении Богатырев выбрал строгий тон, которым резче
Голословное утверждение весьма красноречиво: до- всего критиковались Аладов и работа белорусских
клад неинтересен, поскольку в нем не вскрыты «язвы музыковедов, с меньшей резкостью — Подковыров
формализма». (за импрессионистичность) и Абелиович (за модер-

ая
ки ве ия
Но «чистку рядов» все равно нужно провести, ина- низм в духе Шенберга и Хиндемита) [10].
че Беларусь уедет со съезда «непрощенной». В роли Главная жертва борьбы с формализмом в Беларуси

" нн
зы ст ан
обвинителя на этот раз выступает Д. Лукас, докладу сравнивалась с Рихардом Вагнером, а его творчество
которого уделено в два раза больше печатного места: удостаивалось столь пристального профессиональ-
ия су раз й
«Белорусский композитор тов. Лукас внес в своем ного разбора, что эту часть выступления Богатырева

му дар ов
ем го об ри
выступлении серьезные коррективы в доклад пред- можно признать одной из лучших характеристик
седателя Союза советских композиторов Белоруссии творчества Николая Ильича; приводим ее с незначи-
ад ая я то

тов. Богатырева, который, по мнению оратора, зату- тельными купюрами:


шевал формалистическую опасность в белорусской «Самым яркім прадстаўніком мадэрнісцкага
музыке. Тов. Лукас напомнил об изломанных, наро- напрамку з’яўляецца М. Аладаў, творчасць якога
ак ск ни зи

чито усложненных формалистических сочинениях мае шмат агульных рысаў з творчасцю Мяскоўскага.
композиторов Аладова и Подковырова, которых ру- <…> Аладаў развіваецца як сімфаніст, дзе найбольш
ус де по

ководители СК БССР всячески старались защитить востра знайшлі сваё выяўленне рысы абвостранай
от справедливой критики. <…> Тов. Лукас считает, самапаглыбленасці і замкнутага псіхалагізма
ор еж Ре

что творческая взаимосвязь между композиторами (2-я сімфонія, рамансы 1925–30 гг.) Гэтыя рысы
не налажена, что правление республиканского Союза творчасці Аладава склаліся пад моцным уплывам
советских композиторов не боролось с проявления- рускага экспрэсіянізма, які быў вельмі супярэчлівым
ми групповщины, не подвергало принципиальной у сваім свядома аднабаковым і таму няправільным
большевистской критике новые музыкальные произ- вытлумачэнні рэчаіснасці (панаванне змрочных,
ведения. Никакого влияния на развитие музыкальной сляпых сіл, што кіруюць жыццём чалавека).
культуры в республике не оказывает Управление по <…> У яго [Аладава] творах знайшло месца
делам искусств при Совете Министров БССР. <…> неапраўданае “бушаванне пачуццяў”, пакутлівых у
ел р

Это привело, в частности, к развалу деятельности сваёй перабольшанай складанасці. <…> Асноўную
"Б Уч

композиторского отделения Минской консерватории, тэндэнцыю гэтага стылю можа вызначыць такое
где в настоящее время обучается всего лишь… один пераасэнсаванне выкарыстоўваемага матэрыяла, пры
студент» [там же, с. 68–69]. якім уласцівыя яму якасці даводзяцца да вастрыні, да
Трудно поверить, что выступление Лукаса стало вычварнай экспрэсіўнасці ў гармоніі. Частыя ходы на
неожиданностью для председателя СК БССР. В пору, інтэрвалы, якія востра дысаніруюць (у прыватнасці,
когда доклады тщательно выверялись и согласовыва- паменшаныя і павялічаныя актавы, ноны, квінты,
лись в вышестоящих инстанциях и партийных орга- кварты і г. д.) ці, наадварот, напружана-паступальны
нах, коллеги наверняка знали о том, что произнесут с храматычны рух… — такія найбольш яскравыя
трибуны съезда. Скорее напрашивается вывод о том, рысы інтанацыйнай мовы Аладава. <…> Аднак
что между ними были заранее поделены роли «адво- абвостранасць гармоній Аладава мела сваім вынікам
ката» и «обвинителя», которые следовало сложить тое, аб чым, у дачыненні да Вагнера, пісаў Курт у
и поделить надвое, чтобы найти золотую середину8. “Рамантычнай гармоніі”... Магчымасць напружанага,

8
По сведениям из высланной в Москву отчетной Композиторов БССР делал на съезде А. В. Богатырев. В
справки, «на съезд от Союза Советских Композиторов прениях записались тт. Лукас и Подковыров, но выступить
БССР было избрано 10 делегатов: тт. Аладов Н. И., Бога- успел только т. Лукас, а т. Подковыров, не получивший сло-
тырев А. В., Ефимов В. А., Лукас Д. А., Оловников В. В., ва ввиду прекращения прений, оставил запись своего вы-
Подковыров П. П., Пукст Г. К., Смольский Б. С., Тикоцкий ступления в Секретариате Съезда» [19, л. 12] (подчеркнуто
Е. К. и Шифрин М. Г. Содоклад о работе Союза Советских мною. — Е. Л.).
31
ВЕСЦI БЕЛАРУСКАЙ ДЗЯРЖАЎНАЙ АКАДЭМII МУЗЫКI 2012`21

але танальна-дэзарыентаванага руху, якая намецілася, подумать» разумно воспринимались композитором


такім чынам, яшчэ ў Вагнера, набыла ў стылі Аладава как часть общего лицемерия.
вялікае значэнне. У сваіх творах кампазітар даводзіць Довершением акций 1948 г. стал роспуск в апре-
вагнераўскую альтэрацыйную тэхніку да апошняй ле оргкомитета ССК как несправившегося с задачей
мяжы, але не пераходзіць той грані, за якой пачынаецца создания классической советской оперы и органи-
адцягненая лінеарная канструктыўнасць. Танальна- зация другого во главе с бывшими РАПМовцами
дэзарыентуючым рухам Аладаў карыстаецца, як Б. Асафьевым, Т. Хренниковым и М. Ковалем [21].
моцным дынамічным сродкам… Адсюль слабасць і * * *
рыхласць формы твораў кампазітара. Гэта робіць яго Первый этап борьбы с формализмом плавно
творы невыразнымі. Аўтар імкнецца адлюстраваць перетек во второй — этап борьбы с космополитизмом.
сучасныя ідэі і вобразы, але яго сродкі музычнага О сути его пристрастный свидетель писал: «Это
ўвасаблення не даюць магчымасці ствараць началось еще прошлой весной, началось сперва
музычныя вобразы, блізкія і зразумелыя нашаму в театрельной критике и выглядело как невинная
савецкаму слухачу. Выключэннем з’яўляецца яго расшифровка еврейских фамилий в скобках.
сімфаньета, танцавальная сюіта, фартэпіянны Потом переползло в литературу. В одной газетке-
квінтэт. У баладзе “Суровыя дні” ў меншай ступені, сплетнице… кто-то шепнул ядовитое словцо —
аднак усё ж займаюць значнае месца фармалістычныя космополит. И слово было найдено! Прекрасное
сродкі выяўлення. М. Аладаву трэба падумаць аб гордое слово, объединявшее мир, слово, которым

ая
ки ве ия
сур’ёзнай творчай перабудове, кардынальна змяніць венчали гениев самой широкой души — Данте, Гете,
сваю гарманічную і меладычную мову» [14]. Байрона, — это слово… стало значить — жид. <…>

" нн
зы ст ан
Напротив, защищались от наветов в формализме Бич гонителя израильтян незаметно, скрываясь за
Тикоцкий и Лукас: «Ніякага ўплыву мадэрнісцкага второстепенными лицами, принимал Иосиф Сталин»
ия су раз й
мастацтва тут няма. 2-я сімфонія [Цікоцкага] — твор, [18, с. 551–552]9.

му дар ов
ем го об ри
вельмі няроўны ў сэнсе яркасці музычнага матэрыяла Хотя прецеденты борьбы с «низкопоклонством»
і майстэрства. <…> Няўдача оперы “Кастусь перед Западом имели место еще в 1945 г. (в этой свя-
ад ая я то

Каліноўскі” Лукаса таксама мае сваёй прычынай зи упоминается известный майский тост Сталина в
не фармалізм. Яна — у адсутнасці драматургічных честь командиров победоносной Красной Армии и
дадзеных у аўтара, а таксама і прафесіянальнага русского народа), начало целенаправленной кампа-
ак ск ни зи

майстэрства. <…> Многія нашы няўдачы з’яўляюцца нии положила статья «Об одной антипатриотиче-
вынікам адсутнасці сапраўднага прафесіянальнага ской группе театральных критиков» Всероссийского
ус де по

майстэрства» [там же]. театрального общества, опубликованная в «Правде»


Критика музыки Н. И. Аладова кажется особенно 28 января 1949 г.; «статья была отредактирована
ор еж Ре

обидной, если вспомнить, что тот был одним из лично Сталиным, который и дал ей название» [3].
первых учителей Богатырева — студента Минского С этого дня и до начала апреля шло массовое всесо-
музтехникума. Однако наиболее выигрышный из юзное самобичевание — собрания научных, творче-
примененных ходов в объявленной игре — ссылки на ских и педагогических коллективов с разоблачени-
слабый профессионализм — в случае с Аладовым не ем космополитов в своих рядах. Итоги отображены
сработал бы (гораздо больше шансов было у ссылок в многочисленных публикациях с красноречивыми
на вину критиков, своими похвалами сбивших заголовками-лозунгами: «Против космополитизма
композиторов с правильного пути, чем докладчик и формализма в поэзии», «Безродные космополи-
ел р

и воспользовался). Маститый композитор, Аладов ты в ГИТИСе», «Буржуазные космополиты в музы-


"Б Уч

и раньше страдал от обвинений в чрезмерной кальной критике», «Разгромить буржуазный космо-


сложности языка, а в свете задач постановления, политизм в киноискусстве», «Изгнать буржуазных
требующего простой и понятной музыки, желательно космополитов из советской архитектурной науки»,
опер и песен, ему не осталось ничего иного, как «Против космополитизма и формализма в музыкаль-
подвергнуться публичной чистке и «серьезно ном образовании» и т. п.
подумать о творческой перестройке». Помимо общественного осуждения, обвинение
Впрочем, и спустя десятилетие М. Куликович писал в космополитизме «сопровождалось лишением ра-
о той же ситуации: «Кампазітар Аладаў, нягледзячы боты и “судом чести”, реже арестом10. По данным
на ягоны суб’ектывізм, бясспрэчна належаў заўсёды И. Г. Эренбурга, до 1953 г. был арестован 431 ев-
да арыгінальных аўтараў, аднак варта яму толькі рей — представитель литературы и искусства:
праявіць гэтую арыгінальнасць, як ён трапіць пад 217 писателей, 108 актеров, 87 художников, 19 музы-
трафарэтную клічку “фармалістага” і кожны раз,
калі падымаецца супрацьфармалістычная кампанія, 9
В исследовании Е. Власовой [4] утверждается несколь-
мусіць знаходзіцца ў дастаткова небяспечным ко иная точка зрения. Коренную суть событий 1948–1949 гг.
становішчы. На апошнім з’ездзе беларускіх она видит в давней борьбе двух отличных художественных
кампазітараў гэтаму старэйшаму дзеячу беларускай мировоззрений, сложившихся в рамках деятельности орга-
музыкі прыйшлося выступаць з самакрытычнай низаций РАПМ и АСМ.
прамовай ды каяцца, што піша не так, як усе іншыя» 10
Напомним, что в 1947 г. смертная казнь как высшая
[12, с. 58–59]. Как видим, обещания «серьезно
мера наказания в СССР была отменена.
32
ГІСТОРЫЯ І ТЭОРЫЯ БЕЛАРУСКАЙ МУЗЫКІ

кантов» [цит. по: 3], [данные из: 24]. Два человека, у якой выкрываюцца праявы касмапалітызма
члены «Еврейского антифашистского комитета», рас- ў выхаваўчай рабоце кансерваторыі, музычнай
стреляны по обвинению в шпионаже в пользу США крытыцы і ў выкладанні гісторыка-тэарэтычных
[данные по: 3], иные ликвидированы без суда (как дысцыплін» [2].
С. Михоэлс, убитый 13.01.1948 в Минске). В ходе Несмотря на обидное одергивание, за словами
кампании серьезно пострадали творческие союзы и ректора стоит разумное предостережение
целые научные отрасли. мыслителям, неосмотрительно допускающим
Богатырев, в трудном 1948 г. назначенный некие два метода в стране победившего диамата13.
ректором Белгосконсерватории, оказался Все желающие остаться в струе и в строю должны
вовлеченным и в эпицентр борьбы с космополитами отбросить личные мнения и включиться в
на местах. Отчетом об успешно проведенной борьбе навязанную игру. О полном понимании абсурдности
в учреждении стала публикация в газете «ЛіМ» под происходящего свидетельствует и сохранившееся
названием «Бязродныя касмапаліты і іх абаронцы ў воспоминание третьей стороны о ходе партсобрания:
музыказнаўстве» [2]. Главной жертвой партсобрания, «Композитор Генрих Вагнер, с которым были у меня
состоявшегося 10 и 11 марта 1949 г., стал председа- многолетние товарищеские отношения, рассказал
тель секции критики и музыковедения ССК БССР как-то, что, будучи в разгар противокосмополити-
М. Шифрин, который, по словам В. Оловникова в ческой кампании студентом консерватории… он по
пересказе неназванного корреспондента, «замкнуўся молодости не удержался, задал докладчику — секре-

ая
ки ве ия
ў сваёй выкладчыцкай працы, абышоў важнейшыя тарю горкома партии — едкий вопрос, сколько космо-
пастановы партыі ў галіне музыкі і мастацтва», политов по горкомовской разнарядке консерватория

" нн
зы ст ан
«будучы выхаванцам прафесараў-касмапалітаў должна поставить. Докладчик раздраженно бросил в
Мазеля і Спасобіна… з’яўляецца паслядоўнікам ответ что-то злобное, но невнятное» [13].
ия су раз й
функцыянальнага метада нямецкага музыказнаўцы Итак, виновные найдены, осуждены, внесены

му дар ов
ем го об ри
Рымана, які форму ставіў вышэй за змест», «усхваляў в резолюцию и… прощены. Этот алгоритм —
другі квартэт Аладава, ацэнены нашай грамадскасцю наименьшее из зол для граждан страны с
ад ая я то

як фармалістычны, і прыніжаў рэалістычны твор репрессивной внутригосударственной политикой,


А. Багатырова — фартэпіяннае трыё, не звярнуўшы где угрозы арестов были так же реальны, как и
ўвагу на яго патрыятычны змест»11. Выступления в десятилетием раньше. Тогда, в конце 1930-х «нарком
ак ск ни зи

поддержку Шифрина вызвали гнев корреспондента, унутраных спраў Наседкін неаднойчы выклікаў яго
категорично заявившего, что «такія абаронцы [Багатырова], як старшыню саюза кампазітараў,
ус де по

касмапаліта Шыфрына, як Вагнер, Мухарынская і патрабуючы санкцыі на арышт Цікоцкага, Аладава,


Ляндрэс12, нічому не навучаць наша студэнцтва» [там Яфімава, Равенскага і іншых. “Не падпішу!” —
ор еж Ре

же]. За «формальный» подход к анализу музыки до- кожны раз адказваў Анатоль Васільевіч. І ўрэшце
сталось также Б. Смольскому и И. Нисневичу. ад яго адчапіліся. Як магло быць інакш, можна мер-
Президиум собрания — Оловников, Богатырев, каваць па выбітаму Саюзу пісьменнікаў Беларусі»
официальные лица из Управления по делам искус- [21], — комментирует беседу с композитором
ства и Госкомитета КП(б)Б по пропаганде — при- В. Третьяков, считая, что только «незнание жизни по-
нимали участие в докладах и спорах, каждый в меру могает преодолевать ее сложности». «Чудом уцелело-
своей музыкальности и осведомленности в теме сти» (В. Третьяков) закончились довоенные чистки
диспута. Богатырев остался дипломатом: «Мяне для белорусского Союза композиторов.
ел р

здзіўляе, што Мухарынская абараняе Шыфрына. Чем закончится борьба с формализмом и космопо-
"Б Уч

Мэта нашага схода — глыбей зразумець усю литизмом, — в 1948-м еще никто не знал. О полной
палітычную важнасць гэтага пытання. Я ўвесь боеготовности власти можно судить по красноречи-
час быў супраць функцыянальнай школы. І калі вому документу времени — роману А. Солженицына
кампазітар П. Падкавыраў прасіў дазволу выкладаць «В круге первом», отражающему события 1949 г. и
тэорыю музыкі па падручніку Рымскага-Корсакава, жертв послевоенных репрессионных потоков [18].
я з радасцю дазволіў яму. Мухарынская павінна Неустанность верховного судьи в контроле за деятель-
запомніць, што нам не трэба ніякіх двух метадаў ностью всех сфер, определяющих массовое сознание,
у ацэнцы музычных твораў, бо марксісты заўсёды уже красноречиво выразилась в постановлениях «О
прытрымліваліся і прытрымліваюцца адзінага журналах “Звезда” и “Ленинград”», «О репертуаре
матэрыялістычнага погляду на ўсе з’явы мастацтва» драматических театров и мерах по его улучшению»,
[там же]. Сквозь споры участники собрания «О кинофильме “Большая жизнь”» (все 1946 г.), воз-
приблизились к своей цели и приняли «рэзалюцыю, ложившими указующий перст власти на проявления
космополитизма в литературе, театре и кино.
11
Шыфрын М. Фортапіяннае трыё А. Багатырова [23]. Пробил и час музыки. «Ён зноў весела
Данная публикация — одна из лучших ранних музыковед-
ческих статей о произведениях Богатырева, которая и се- 13
Блестящая сатира на лекцию «Диалектический мате-
годня может использоваться в учебной работе.
риализм — передовое мировоззрение», читаемую ученым
12
Ляндрес Р. А. — в 1945–1963 гг. преподаватель рус- Марфинской колонии посредственным недоучкой, содер-
ского языка и литературы в БГК. жится в том же романе А. Солженицына [18, с. 660–672].
33
ВЕСЦI БЕЛАРУСКАЙ ДЗЯРЖАЎНАЙ АКАДЭМII МУЗЫКI 2012`21

пасміхаецца, — комментировал интервьюер воспо- Все деятели белорусской музыки, подвергнутые


минания Богатырева о несбывшейся миссии по соз- критике в период борьбы с формализмом и космопо-
данию «классической советской оперы», — (маўляў: литизмом, не только продолжили работать на своих
не справіліся, не стварылі), але ведае, як кожны з іх рабочих местах, но и остались в числе самых актив-
тады чакаў арышту» [8]. ных композиторов и самых публикуемых музыко-
Еще два года от Богатырева ждали более решитель- ведов14. Что по сравнению с этим пусть и обидные,
ного ответа. Как минимум дважды пытались серьезно но слова? Чем жестче прозвучат слова сегодня, тем
«надавить». Первое свидетельство находим в стенограм- ближе к новой «панацее» будут завтрашние сочине-
ме Пленума ССК БССР от 15 мая 1950 г. [20], на которой ния — обязательный ответ на вопросы власти, кото-
«товарищи из Москвы», помимо анализа белорусского рый будет с каждого спрошен…
композиторского творчества, явно нацелены на разобла- Лично Богатыреву нечего было скрывать от бор-
чение некой «группировки», тормозящей развитие му- цов за торжество соцреализма. Провозглашенные
зыкального искусства в стране. И хотя теперь, в начале идеи народности и демократичности в искусстве он
1950-х, размах этих разоблачений далеко не так велик и всегда искренне разделял и пропагандировал своим
страшен, как во времена «Саюза вызвалення Беларусі», творчеством, воспитывая и учеников в атмосфере
налицо попытка вялой разработки известного сценария. уважения к фольклору и русской классике. Хотя и
«КНИППЕР: Имеем ли мы право, на основа- трудно поверить, что, поддерживая лучшие лозунги
нии положения, которое создалось у вас, гово- соцреализма, не испытывал смешанного чувства от

ая
ки ве ия
рить о групповщине? Да, товарищи, имеем право... лицемерия системы, от необходимости встраивать-
Когда мне говорили, что существует консерватор- ся в прокрустово ложе, сконструированное не всегда

" нн
зы ст ан
ская группировка, я говорил с тов. Бергером, гово- близкими к искусству (а порой и в целом недалеки-
рил с тов. Богатыревым несколько раз, говорил тов. ми) деятелями Агитпропа. Хотя бы потому, что, как
ия су раз й
Богатыреву, что он обязан выступить, однако профессионал, не мог не видеть, что в результате

му дар ов
ем го об ри
тов. Богатырев, хотя он и уезжал сегодня в Москву партийной регламентации культуры «майстэрства
в 10 час. вечера, но имел в течение дня возможность падупала, як заўсёды пры вечнай вайне» [10, с. 30].
ад ая я то

выступить. Он не выступил. Тов. Шифрину я пред- Социальная подоплека многих творческих убеж-
ложил выступить и говорил, если он не выступит (а дений мастера получает подтверждение из уст бога-
ваше имя упоминалось в резкой критике), этим вы тыревских воспитанников, в частности композито-
ак ск ни зи

выражаете свое неуважение к общественности, мол, ра В. А. Войтика, утверждающего: «В сталинскую


пусть общественность говорит, а мне все равно. Вы эпоху частью советских композиторов фольклор ис-
ус де по

были даже записаны в списке на получение слова, пользовался и в качестве своеобразного оберега от
но не сочли нужным выступить. Тов. тов. Бергер и идеологического преследования. <…> Более того, как
ор еж Ре

Ефимов не явились вовсе. Это и говорит о группе. человек ответственный, он (Богатырев. — Е. Л.) и
(ШИФРИН: Это не так.) учеников своих старался уберечь от ложных, вред-
Вот эти четыре человека: Богатырев, Бергер, Шифрин ных, как ему казалось, музыкальных веяний, которые
и Ефимов, о которых и говорят как о консерваторской могли спровоцировать государство на репрессии,
группе. Мне придется резко говорить, но в Москве я по- память о которых и в 1970-е гг. была еще жива» [6,
стараюсь подобрать [еще] более резкую формулировку. с. 84].
Я вспоминаю выступление тов. Жданова, когда на сове- Спустя 10 лет после выхода постановления было
щании деятелей музыки в ЦК ВКП(б) он дал реплику, открыто признано, что «некоторые неверные оцен-
ел р

что поддерживают оргкомитет из принципиальных со- ки» в Постановлении 1948 г. «отражали субъектив-
"Б Уч

ображений или тут что-нибудь другое. Так вот тут, това- ный подход к отдельным произведениям искусства
рищи, что-то другое» [20, л. 83–85]. и творчества со стороны И. В. Сталина» [17], а так-
Как рассказывал Богатырев позднее, в 1951 г. вто- же А. А. Жданова [5]. А классическая советская
рой секретарь ЦК ВКП(б) М. Зимянин напрямую за- опера все еще не была создана, о чем доложил сле-
дал ему сакраментальный вопрос о консерваторских дующий руководитель СК СССР Т. Хренников на
кадрах: «Ты чаго там сінагогу наладзіў?» и заявил, Втором Всесоюзном съезде композиторов в 1957 г.
что «будзем цябе здымаць» [21]. На заседании бюро [22]. Видно, не все подвластно строке верховного
ЦК, рассматривавшем вопрос о снятии Богатырева указа...
с поста ректора, его спасло лишь выступление при- События 1948–1949 гг. стали уникальным пре-
сутствовавшего Министра госбезопасности БССР, цедентом в истории отношений искусства и власти.
страшного Лаврентия Цанавы, сказавшего прибли- Можно признать, что, несмотря на скорый конец
зительно следующее: «Товарищ Богатырев — наш культа личности, они оказали значительное, если
национальный белорусский кадр. Кроме того, он не решающее влияние на ход развития белорусской
несколько раз встречался с товарищем Сталиным» музыки. Об общественной деятельности Богатырева
[там же]. Неоднократно отмеченный Сталиным как в переломное время конца 1940-х его младший кол-
композитор, который «пишет правильную музыку» лега В. В. Дорохин выразился: «Очень талантливый
[см. 8; 11; 21], Богатырев стал словно заговоренным
препятствием на пути карательной системы к нему и 14
Впрочем, покинул Белгосконсерваторию Б. Смоль-
находящимся под его началом людей.
ский.
34
ГІСТОРЫЯ І ТЭОРЫЯ БЕЛАРУСКАЙ МУЗЫКІ

человек оказался в нужном месте и в нужное время. они уже есть. Однако можно предположить, что
И это стало большим благом для всей белорусской они были бы более самобытными, более полярны-
музыкальной истории» [9, с. 77]. А важнейшим вы- ми, более ярко отображающими высшее духовное
ражением этого блага стала дальнейшая творче- предназначение их талантливых и глубоко мысля-
ская и педагогическая деятельность композиторов щих авторов. «Виртуальная жизнь нереализуемых
и музыковедов, переживших расцвет и закат ста- идей, вынужденно заключаемых в рамки определен-
линизма, — Аладова, Подковырова, Тикоцкого, ной эстетики, сравнительно ограниченного набора
Мухаринской и др. Наверное, исторически неправо- форм, сюжетов и средств художественной вырази-
мерно задавать вопрос — какой могли бы быть их тельности» [там же, с. 75] уже никогда не раскроется
музыка, их книги и публицистика? — потому что перед нами во всей своей первозданной полноте.

Список использованных источников


1. Богатырев, А. Рукопись выступления на собрании Московской композиторской организации (1948) /
А. Богатырев // БГАМЛиИ. — Ф. 190. — Усл. д. 58. — Л. 1–7 с об.
2. Бязродныя касмапаліты і іх абаронцы ў музыказнаўстве (На адкрытым партыйным сходзе кампазітараў,
прафесарска-выкладчыцкага склада і студэнтаў Беларускай Дзяржаўнай кансерваторыі) // Літаратура і ма-
стацтва. — 1949. — № 13 (713), 19 сак. — С. 2.
3. Вдовин, А. «Низкопоклонники» и «космополиты». 1945–1949: история и современность / А. Вдовин

ая
ки ве ия
[Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.voskres.ru/idea/vdovin.htm. — Дата доступа:
22.08.2011.

" нн
зы ст ан
4. Власова, Е. С. 1948 год в советской музыке : документированное исследование / Е. С. Власова. — М. :
Классика-XXI, 2010. — 456 с.
ия су раз й
5. Власова, Е. Что такое формализм, или Как готовилось постановление 1948 года / Е. Власова [Электронный

му дар ов
ем го об ри
ресурс]. — Режим доступа: http://www.kultura-portal.ru/ tree_new/cultpaper. — Дата доступа: 22.08.2011.
6. Войтик, В. А. Место фольклора в педагогической системе А. В. Богатырева / В. А. Войтик // Анатолий
ад ая я то

Васильевич Богатырев. Личность. Творец. Учитель : сб. документов и статей (по мат. науч. конф. к
90-летию со дня рождения А. В. Богатырева; Минск, 20 нояб. 2003 г.). — Минск : Бел. гос. академия
музыки, 2005. — С. 81–91.
ак ск ни зи

7. Выступления на собрании композиторов и музыковедов г. Москвы // Советская


музыка. — 1948. — № 1. — С. 63–102.
ус де по

8. Гуцаў, А. Усмешка майстра. Згадкі пра адну оперу / А. Гуцаў // Культура. — 1994. — 2 сак. (№ 9). — С. 7.
9. Дорохин, В. В. Академические традиции и советская композиторская школа: эпоха А.В. Богатырева /
ор еж Ре

В. В. Дорохин // Анатолий Васильевич Богатырев. Личность. Творец. Учитель : сб. документов и статей
(по мат. науч. конф. к 90-летию со дня рождения А.В. Богатырева; Минск, 20 нояб. 2003 г.). — Минск : Бел.
гос. академия музыки, 2005. — С. 70–80.
10. Караткевіч, У. Хрыстос прызямліўся ў Гародні : Евангелле ад Іуды : раман / У. Караткевіч. — Мінск :
Мастацкая літаратура, 2007. — 589 с.
11. Каўрова, А. Багацька — Багатыр — Багатыроў / А. Каўрова // Культура. — 1998. — 24–30 кастр.
(№ 41). — С. 12.
12. Куліковіч, М. Беларуская савецкая опэра / М. Куліковіч. — Мюнхен, 1957. — 126 с. — (Доследы і матэрыялы;
ел р

Сер. 2-я, вып. 60).


"Б Уч

13. Мехов, В. Во мраке девятого вала / В. Мехов // Репрессивная политика советской власти в Беларуси : сб.
науч. работ / сост. И. Кузнецов, Я. Басин [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.homoliber.
org/ru/rp/ rp030301.html. — Дата доступа: 22.08.2011.
14. Пастанова ЦК ВКП(б) аб оперы В. Мурадэлі «Вялікая дружба» і задачы беларускіх кампазітараў : даклад
А. Багатырова на агульным сходзе кампазітараў БССР // Літаратура і мастацтва. — 1948. — 27 сак. — С. 3.
15. Первый Всесоюзный съезд советских композиторов // Советская музыка. — 1948. — № 2. — С. 62–75.
16. Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «Об опере “Великая дружба” В. Мурадели» // Правда. — 1948. —
11 фев. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.hist.msu.ru/ ER/Etext/USSR/ music.htm. —
Дата доступа: 22.08.2011.
17. Постановление ЦК КПСС от 28 мая 1958 г. «Об исправлении ошибок в оценке опер “Великая дружба”,
“Богдан Хмельницкий”, “От всего сердца”» // Правда. — 1958. — 8 июня [Электронный ресурс]. — Режим
доступа: http://historydoc.edu.ru. — Дата доступа: 22.08.2011.
18. Солженицын, А. И. В круге первом : [роман] / А. И. Солженицын. — М. : АСТ Москва, 2010. — 767 с.
19. Справка о работе ССК БСС за время с 1/1.1947 г. по 15/5.1948 г. // БГАМЛиИ. — Ф. 119. — Оп. 1. — Д. 16. —
Л. 3–13.
20. Стенограмма Пленума Союза Советских композиторов БССР от 15 мая 1950 г. // БГАМЛиИ. — Ф. 119. —
Оп. 1. — Д. 24.
21. Траццякоў, У. Анатоль Багатыроў: «Мае сустрэчы са Сталіным» // Звязда. — 1998. — 21 верас. — С. 5.
22. Хренников, Т. Н. Доклад на открытии Второго Всесоюзного съезда композиторов / Т. Хренников // Советская
культура. — 1957. — 29 марта. — С. 2–4.
35

Оценить