Вы находитесь на странице: 1из 11

 

«ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ЛИЧНОСТНОЕ СТАНОВЛЕНИЕ РУКОВОДИТЕЛЯ


ХУДОЖЕСТВЕННО-ТВОРЧЕСКОГО КОЛЛЕКТИВА».
 Известно, что психологическая структура личности образована
несколькими относительно самостоятельными (хотя, разумеется, и
взаимосвязанными в реальной жизнедеятельности и психике человека)
блоками. Один из них упоминается обычно в первую очередь. Имеется в
виду направленность личности, аккумулирующая в себе  её основные,
наиболее устойчивые устремления, помыслы, аксиологические ориентиры, её
морально-этические принципы и установки, её стратегические цели и
задачи,  мотивацию и др.  Всё это в совокупности образует семантическое
ядро термина «направленность». У людей искусства, и прежде всего у тех,
кто руководит их профессиональной деятельностью, направленность 
органично связана с духовными запросами и потребностями. Сама сфера их
творческого труда, их «компетенции в искусстве» (А.И. Буров) есть духовное
в человеке.
К числу психологических составляющих личности, наряду с
направленностью, относятся, как говорилось выше, и другие блоки
(подструктуры), такие как самосознание (Я-Концепция) ,
способности, характер, тезаурус (понимаемый как жизненный и
профессиональный опыт, накопленный человеком). Все они в совокупности
определяют индивидуальный стиль деятельности человека, под которым
принято понимать устойчивый, стабильный комплекс поступков и действий,
направленных на решение как организационно-управленческих, так и
художественно-творческих задач. Представляя собой совокупность
определённых приёмов, способов деятельности, индивидуальный стиль, как
это явствует из его названия, несёт на себе отпечаток индивидуальности
руководителя, отражает характерные черты и особенности его интеллекта,
темперамента, способностей, эмоционального склада и т.д. Закономерность
здесь такова: чем ярче, своеобразнее, масштабнее личность, тем обычно
более чётко и рельефно вырисовываются индивидуально-стилевые атрибуты
его деятельности. Последние , ярко проявляющиеся в художественно-
образном мышлении субъекта, рассматриваются в исследовании.
Для художественно-образного мышления, как и любой другой
разновидности мышления, характерна поливариантность индивидуальных
форм и способов функционирования; его деятельность, его «онтологический
статус» изменчив и многолик. От людей искусства приходится слышать, что
образы возникают в их внутреннем
мире преднамеренно и непреднамеренно;   возникают иной раз
«одномоментно», «сразу и вдруг»; в других случаях складываются
постепенно, неторопливо, проясняясь лишь с течением времени. Бывает,
человек ощущает образ как какое-то смутное, туманное образование, как
некую эмоционально-смысловую основу, и только. В таких случаях говорят:
«Я представляю ЭТО расплывчато и недетализированно, но я догадываюсь,
что это такое…». Подобные ситуации возникают обычно на начальных
стадиях работы над художественным материалом, над его образным строем.
.Различают макрообразы и микрообразы (в первом случае речь может
идти о концептуальных подходах к художественному произведению, во
втором – об одной, отдельно взятой детали). Есть основания говорить об
образном мышлении относительно традиционном – и ярко самобытном,
индивидуально-характерном, отходящим от традиций. В любом случае,
профессиональная одарённость представителей мира искусства – дирижёров
и режиссёров, музыкантов и актёров – проявляется, прежде всего, в живости,
яркости, в творчески-созидательной силе образного мышления.
Ранее говорилось, что художественный образ, как правило, органично
сплавляет в себе эмоциональные и интеллектуальные (рациональные)
компоненты, сочетает их в различных, индивидуально-неповторимых
сочетаниях. Мыслительные процессы человека исключительно сложны,
многоаспектны и сводить их всецело к каким-то альтернативам типа «я так
чувствую» или «я так понимаю» можно лишь на бытовом уровне; на
научном, психолого-педагогическом уровне это выглядело бы как
упрощение, примитивизация существа дела.
В какой мере развиваемо художественно-образное мышление? Таков
один из актуальных подходов к рассматриваемой проблеме, включая,
естественно, и педагогический подход. Следует сказать, что большинство
специалистов рассматривает указанное свойство как врождённое,
определяемое генотипом человека. Именно им детерминируется способность
индивидуума воспринимать окружающий мир в художественно-
эстетическом ракурсе, преломлять и трансформировать многообразные
жизненные впечатления в художественную образность.
При всей важности художественно-образного компонента в
мыслительных операциях хормейстера, дирижёра симфонического
коллектива, равно как и их коллег в прочих отраслях музыкально-
исполнительского искусства, не следует недооценивать и других видов
мыслительной деятельности. Подчеркнём в данной связи, что человек
становится субъектом профессионально-мыслительной деятельности, лишь
овладев специальными знаниями, необходимым терминологическим фондом,
логикой изложения своих суждений и умозаключений.
Всё это актуализируется, в частности, в рамках теоретико-аналитического
подхода дирижёра к работе над музыкальным произведением, когда на
передний план выходят проблемы формы, композиционного «устройства»
музыкального материала, специфики выразительных средств и др. Такой
подход нужен не только дирижёру; в неменьшей степени необходим он и
членам возглавляемого им музыкального коллектива (хористам,
оркестрантам), ибо только то, что понято, может быть исполнено с должной
осмысленностью и выразительностью. Это относится как к любительским
коллективам, так и профессиональным.
В свете вышесказанного могут быть сформулированы Требования к
дирижеру. Он должен:
– Разъяснить коллективу своё понимание музыкального произведения,
его замысла; обосновать свою интерпретаторскую концепцию. Предоставить
музыкантам необходимую информацию об авторе произведения, его
стилистике, исторических и эстетических аспектах его творчества.
– Дать общее представление о формо-структуре произведения, его
композиционных особенностях, закономерностях развития, системе
основных выразительно-технических элементов и их внутренних
взаимосвязях, об интонационном комплексе как носителе смысла музыки, её
экспрессии, и т.д.
– В процессе репетиционной работы ставить конкретные выразительно-
технические задачи перед коллективом в целом, его отдельными
структурными подразделениями (группами), а также при необходимости
перед теми или иными музыкантами.
– При выявлении различных недочётов и «огрехов», снижающих
качество исполнения, быстро и точно ориентироваться в их причинах,
профессионально диагностировать их, определять пути и способы
устранения неполадок, технического «брака» и т.п.
– Общаясь с музыкантами в ходе репетиций, поддерживать
«производственную» дисциплину, с одной стороны, с другой –
стимулировать увлечённость работой, эмоциональный тонус, необходимый
для высококлассного исполнения музыки.  
Воображение связано со всеми сторонами и характеристиками личности
человека, всеми видами и уровнями его психической деятельности –
восприятиями, представлениями, эмоциональной и интеллектуальной
сферами. Взаимодействуя, в частности, с перцептивными процессами,
воображение, по словам Э.Д. Телегиной, «накладывает на них свой
отпечаток, делает сугубо индивидуальными» . Иными словами,
воображение индивидуализирует продукты деятельности человека, в
частности проявления его художественно-творческой деятельности.
Сказанное делает вполне обоснованным включение воображения в состав
компонентов, образующих в совокупности профессиограмму руководителя
художественно-творческого коллектива.
В высказываниях большинства представителей художественно-
творческих профессий акцентируется обычно особое значение активного,
творческого воображения, ибо только оно способно вывести музыканта на
новые, интересные художественные идеи, подсказать нестандартные
интерпретаторские решения.
Воображение участвует в деятельности дирижёра и на репетициях, и в
процессе публичного выступления, окрашивая эту деятельность в живые
эмоциональные тона. Однако следует подчеркнуть, что особо важные его
функции обнаруживают себя в домашней работе, когда создаются контуры
интерпретаторской концепции произведения; когда в результате
напряжённого, интенсивного вдумывания, «вчувствования» в музыкальный
материал (партитуру произведения) эти контуры постепенно
материализуются, уточняются, делаются рельефными, обретают конкретную
звуковую плоть, изобилующую выразительными деталями и частностями.
Специальные наблюдения показывают, что талантливым музыкантам
присуща особая лёгкость, «пылкость» воображения. Но те же наблюдения
говорят, что лёгкость воображения отнюдь не всегда может выступать в
качестве индикатора творческой одарённости. В некоторых случаях она
является не более чем проявлением неустойчивости, поверхностности,
легковесности креативных процессов.
Анализируя эмоциональные процессы в контексте профессиональной
деятельности руководителя художественно-творческого коллектива , что как
показало проведенное исследование, они чаще всего являют собой пёстрый
калейдоскоп непредсказуемых, противоречивых, контрастных душевных
состояний и переживаний, заполняющих обширное пространство между
амбивалентными эмоциональными полюсами.
При всём том, нельзя упускать из виду и еще один  ракурс проблемы.
Динамичность эмоциональной жизни индивида (переменчивость,
лабильность, вариабельность душевных движений, настроений и проч.)
следует трактовать в диалектическом единстве и взаимосвязи с относительно
прочными, стабильными и характерными для данного индивида
психическими состояниями, обеспечивающими естественную слитность и
целостность его эмоционального облика.
Можно добавить, что особенности этого облика могут в той или иной
мере соответствовать либо не соответствовать требованиям определённой
профессии, обуславливая уровень корреляции (то есть, степень
профпригодности) индивида и данной профессии.
Еще один существенный параметр проблемы. Встречаются люди,
которым присущи сильные и одновременно упрощённые, брутальные по
своим  качественным показателям эмоции. Встречаются натуры иного
склада, отмеченные рафинированностью душевных состояний, тонкой
дифференцированностью эмоциональной нюансировки. Наконец, еще чаще
можно видеть людей, которых характеризует обширный диапазон
промежуточных степеней и градаций. «Разнообразие эмоций бесконечно
велико, - констатировал У. Джемс, – Бесчисленные оттенки каждой из них
незаметно переходят один в другой…» .
В любом случае, специализация в области художественно-творческой
деятельности предполагает определённую широту, разнообразие и
утончённость эмоционального спектра. Искусству нужны «умные эмоции»
(Л.С. Выготский).Качественный аспект эмоций, о котором идёт речь, имеет
непосредственное отношение к целостной, глубинно-психологической
характеристике человека.
Серьёзная угроза эмоциональной сфере музыканта возникает, когда в
результате многолетней и напряжённой работы художественно-эстетические
чувства начинают притупляться, когда их вытесняет профессионально-
технический штамп, исполнительский стереотип. В течение определённого
времени музыкант может «продержаться» на завоеванных рубежах, однако
чаще случается, что процесс атрофии живых чувств – если на него не
реагировать, не противодействовать ему – углубляется, становится всё более
заметным.
Однако практика свидетельствует, что явления атрофии, деформации
системы эмоций и чувств, не должны рассматриваться как фатальная
неизбежность. До преклонного возраста сохраняли присущую им экспрессию
и силу воздействия на слушателей хоровые дирижёры И.Г. Агафонников,
Н.М. Данилин, К.Б. Птица, А.В. Свешников, Л.Б. Сивухин, В.Г. Соколов и
др.; руководители симфонических коллективов Л. Бернстайн, О. Клемперер,
Г. Караян, Е.А. Мравинский, А. Тосканини и др.
Воля - одно из важнейших свойств психики, благодаря которому
осуществляются процессы саморегуляции, корректируется поведение
человека, преодолеваются внутренние и внешние препятствия на его
жизненном пути. Отмечая то обстоятельство, , что воля детерминирует
практически всю деятельность художественно-творческого руководителя.
Причём она обнаруживает себя не только в целесообразности и активности
действий, сокрушающих препятствия на пути человека; она и в
каждодневном, постоянном, внешне малозаметном, размеренном движении
человека в избранном направлении.
Анализ жизнетворчества выдающихся деятелей культуры и искусства с
их чёткими целевыми установками, строгой организацией своих временных
ресурсов свидетельствует, что воля не только проявляется в практической
работе, но и формируется, крепнет в ней (на что указывали С.Л. Рубинштейн,
Б.М. Теплов и др.). Это может рассматриваться как методологический
постулат, имеющий все основания быть использованными в учебно-
воспитательном процессе.
В спектре способностей руководителя, среди всего многообразия
элементов, входящих в этот спектр, одна из важнейших составляющих,
наряду с волей – способность руководителя влиять на окружающих, прямо и
непосредственно воздействовать на них, внушать им свои мысли, чувства,
душевные состояния, воодушевлять и заражать ими исполнителей. В то же
время было бы ошибкой полагать, что в общении художественного
руководителя (дирижёра, режиссёра) и творческого коллектива имеет место
только одностороннее воздействие. Чем ярче коллектив, чем выше его класс,
чем прочнее контакты между художественным руководителем и его
окружением, тем ощутимее проявляются «обратные» воздействия – те,
которые идут со стороны коллектива. Воздействия, влияния в подобных
ситуациях редко бывают односторонними.  
Хотя, разумеется, основную и ведущую роль играет руководитель.
Выработать творческую концепцию, «слепить» форму, обеспечить единство
действий может только один человек – хору, оркестру, театральному
коллективу, состоящим из десятков людей, это не под силу.
Способность  всестороннего воздействия на людей одна из важнейших в
деятельности художественных руководителей различных специальностей.
Создание оптимальных условий для развития этой способности является
задачей, решение которой вполне реально в учебно-воспитательной 
практике.
Исключительно важен фактор  общения в сфере художественно-
творческой практики, в деятельности хоровых и оркестровых коллективов.
Общение руководителя и музыкантов выступает здесь в качестве
многоуровневой и иерархизированной системы взаимоотношений, от
нормального функционирования которой в решающей степени зависят
результаты деятельности коллективов.
Нет необходимости доказывать, что стиль, манера общения отражает
индивидуальность руководителя, его характер, темперамент, уровень
культуры. Общение может рассматриваться, иными словами,
как интегральная характеристика руководителя. В том случае, если
межличностные связи и контакты между ним и его окружением
благоприятствуют установлению спокойных, доброжелательных отношений
в коллективе, результаты совместной деятельности людей имеют все шансы
стать успешными. В противном случае, при отсутствии взаимопонимания,
отсутствует, как правило, и реальное взаимодействие, являющееся
необходимым условием продуктивной работы.
Следует обратить внимание на важное обстоятельство. В рамках теории
деятельностного опосредования межличностных отношений актуализируется
положение, согласно которому в каждом реально действующем коллективе
межличностные отношения людей опосредованы самой «производственной
деятельностью», её содержанием, процессуальностью и т.д. Члены
коллектива, решая стоящие перед ними задачи, взаимодействуя и
сотрудничая в этом процессе, вырабатывают те или иные формы
межличностных связей и отношений, и чем более адекватны эти формы
требованиям деятельности, тем успешнее функционирует коллектив, – и
наоборот.
Из сказанного следует, что общение как таковое должно находиться в
фокусе пристального внимания руководителя, должно быть объектом его
регулярного мониторинга, рассматриваться в качестве существенного
аспекта его профессиональной деятельности. Коммуникация в системе
«человек – человек», равно как и «человек – коллектив»  слишком важна,
чтобы оставлять её стихийной и неуправляемой. Руководитель не вправе
позволять себе непроизвольные, импульсивные реакции на происходящее
вокруг него, на поведение того или иного индивида или группы людей; он не
может позволить себе руководствоваться личной привязанностью или
неприязнью в отношении кого-либо из коллег. Возможно, это одна из
наиболее трудных в психологическом отношении сторон его деятельности.
Можно выделить в данной связи несколько функций общения. К числу
наиболее значимых в жизнедеятельности художественно-творческих
коллективов следует отнести регулятивно-коммуникативную и аффективно-
коммуникативную функции. Первая из них предполагает весь комплекс
совместных действий людей, направленных на достижение определённой
творческой цели (примером может послужить подготовка концертной
программы предстоящего публичного выступления). Организация
«производственного процесса», дисциплина и порядок, уровень
ответственности людей за качество своей работы и т.д.,  – забота обо всём
этом лежит в основном на плечах руководителя, зависит от характера его
взаимодействий и взаимоотношений с людьми, в частности, от умения
общаться с ними, находить «общий язык». Естественно, единую,
универсальную формулу рекомендовать здесь невозможно. Связи между
руководителем и его окружением это не линейные, не одномерные связи; как
говорилось выше, они представляют собой динамичную, многоуровневую,
иерархизированную систему межличностных контактов и взаимоотношений.
Оптимизация этой системы, придание ей внутренней устойчивости и
стабильности и определяет содержание регулятивно-коммуникативной
деятельности (функции) руководителя.
Аффективно-коммуникативная функция общения связана с созданием
позитивно окрашенной эмоциональной атмосферы в ходе совместной
деятельности. Только в такой атмосфере рождаются содружественные,
взаимоориентированные действия, возникает единство творческих
намерений, подходов, установок, обеспечивающих высокие
профессиональные результаты. Всё перечисленное также зависит от
характера общения, предполагает разработку руководителем
соответствующего психологического, поведенческого инструментария.
Разумеется, в любом творческом коллективе, сколь бы умело не было
налажено в нём творческое взаимопонимание и взаимодействие людей, время
от времени возникают и конфликтные ситуации.
Причиной осложнения взаимоотношений в художественно-творческих
структурах бывает зачастую неудовлетворённость того или иного субъекта
своим статусом в коллективе, стремление играть более заметную роль,
конкурентное противостояние с коллегой. Случаются межгрупповые
столкновения, инициаторами и участниками которых выступают группы
людей, преследующих разные цели, отстаивающие разные позиции, иногда
деловые, иной раз личные (со всеми возможными разновидностями,
модификациями и проч.).
В любом случае, решающее воздействие на течение конфликта и
перспективы его разрешения оказывает художественный руководитель. Он
может принять меры по предотвращению конфликтной ситуации – либо не
делать этого, если он прогнозирует благоприятное для коллектива
разрешение межличностного или межгруппового кризиса.
Ситуация может психологически обостриться, если конфликт возникает и
развивается по вертикали, то есть руководитель сам оказывается фигурантом
и одним из главных действующих лиц противостояния и «ошибки
интересов» в коллективе. Пути и способы «выхода из положения» могут
быть тут самыми различными, и давать какие-либо советы на уровне
абстракции вряд ли имеет смысл.
Руководитель художественно-творческого коллектива должен находиться
в зоне постоянного поиска. Меняющаяся социально-психологическая
ситуация (а она в художественно-творческих сообществах и объединениях
людей меняется, как правило, достаточно часто) требует адекватных перемен
в действиях руководителя, в его «политике», направленной на сохранение
стабильности в коллективе. Никакие поведенческие штампы, равно как и
ролевые клише и стереотипы, в данном случае не срабатывают.
Отличительной особенностью творчески одарённых людей, занимающих
активную жизненную позицию, является профессионально-личностный
рост, психическая энергетика и мобильность, курс на саморазвитие, в этой
связи используется термин «проприум» (Г.В. Олпорт), обозначающий
врождённое, генетически обусловленное стремление индивида к
самодвижению, самоосуществлению. Последнее, как показал анализ
деятельности ряда руководителей творческих коллективов, выступает чаще
всего в форме системно-организованного процесса, в онтогенетических
рамках которого раскрываются заложенные в человеке потенциальные
ресурсы и возможности; природные задатки трансформируются в
способности; последние, развиваясь, выходят на новые, более высокие
уровни. Процессы саморазвития, самореализации проходят то с большей
интенсивностью, то с меньшей, то в виде континуума, то дискретно, то
продуктивнее, то менее продуктивно, то осознаваясь субъектом, то проходя
фактически незаметно для него, – в любом случае эти процессы определяют
основное  содержание жизнедеятельности человека, её логику, её духовную
траекторию. 
Чтобы разговоры о саморазвитии не стали лишь «декларацией о
намерениях», молодой специалист должен быть, как минимум осведомлён о
практических путях и способах повышения своей квалификации, умножения
профессионально-личностного потенциала. Необходимо владение – и
умелое, отработанное владение – технологией
«неформального» образования, иными словами,  самообразование .
В современных условиях, характеризующихся стремительным
умножением разного рода информационных технологий, новых образцов
«обучающей электроники» и её аксессуаров, компьютеризации
повседневного обихода человека, – в этих условиях неформальное,
стохастически приобретаемое образование (в широкой интерпретации этого
слова) играет весьма существенную роль. Важно лишь, чтобы человек
относился достаточно внимательно и серьёзно к обретаемым им «по ходу
дела»  знаниям и опыту, чтобы он постоянно был заряжен на узнавание и
ассимиляцию нового, ранее неизвестного ему; важна, словом, установка на
самообразование.  
Принято выделять (Е.А. Климов, А.К. Маркова и др.)  две составляющие
любой профессии, два её блока, взаимообуславливающие друг друга: а)
профессионально-психологические характеристики человека, определяющие
степень его пригодности к данной профессии (профпригодность); б)
профессиональные умения и навыки, операционально-технические
компоненты, способы практической деятельности, актуальные в плане
решения задач, возникающих в данной деятельности. Из этого следует, что
профессиональная пригодность – в широком, универсальном понимании
этой категории – выражает себя не  локально, не узконаправленно,
а комплексно, то есть в виде динамично соподчинённой системы
специальных способностей и умений. Важно поэтому, чтобы процесс
формирования этих способностей и профессиональных умений вбирал в себя
не только отдельные функциональные качества и свойства последних, но
и личность будущего специалиста в целом – его ментальность, характер,
мотивацию, интересы, ценностные ориентиры и т.д. Понятно, что это
выводит задачи, возникающие в учебно-образовательной практике будущего
специалиста, на соответствующий уровень, адекватный требованиям его
будущей деятельности.
Итак, профессиональная пригодность выражает себя через интегративное
единство двух блоков, один из которых включает в себя модули
психологического, профессионально-личностного свойства, а другой
содержит перечень практических операций, способов выполнения действий,
технических умений и навыков, необходимых для успешного осуществления
той или иной деятельности.
Добавим к сказанному, что лишь органичный синтез двух блоков,
их интегративно-синергетическое взаимодействие позволяет определить и
обосновать профессиограмму художественного руководителя, дирижёра
хора, оркестра, камерно-ансамблевого коллектива, – профессиограмму как
своего рода реестр обязательных норм и требований к специалисту
соответствующего профиля (табл.1):

Таблица 1.                                ПРОФЕССИОГРАММА
РУКОВОДИТЕЛЯ ХУДОЖЕСТВЕННО-ТВОРЧЕСКОГО КОЛЛЕКТИВА
Блок I Блок II

ИНДИВИДУАЛЬНО- ПРАКТИЧЕСКИЕ УМЕНИЯ И


ЛИЧНОСТНЫЕ НАВЫКИ
КАЧЕСТВА И СВОЙСТВА

Личность Работа с партитурой

Способности Проведение репетиций

Мышление Особенности работы с детьми

Воображение Концертные выступления

Эмоциональность Арсенал профессионально-


технических средств

Воля Организационные навыки

Воздействие

Общение

Саморазвитие, самодвижение

Фельдштейн Д.И. Приоритетные направления развития психолого-


педагогических исследований. – Бюллетень ВАК РФ, МФ. – М., 2005. С. 3.
Чернушенко В.А. Вступительная статья к книге И.А.Мусина «О
воспитании дирижёра». – Л-д, 1987.  С. 4.
Собственно, такая зависимость существовала всегда; в последнее
время она стала еще более очевидной.
Евтихов О.В. Стратегия и приёмы лидерства. Теория и практика. – 
СПб., 2007. С. 19, 20.
Подробнее смотр.: Психология современного лидерства. Американские
исследования./Под редакцией Дж.П. Канджеми, К.Дж. Ковальски,
Т.Н. Ушаковой. – М., 2007. С. 96.
Клоуз Р.У. Мировое лидерство в ХХI веке.//В сб.: Психология
современного лидерства. – М., 2007. С. 12.
  Подробнее смотр.: Урбанович А.А. Психология управления. – Мн.,
2003.//Евтихов О.В. Стратегия и приёмы лидерства. Теория и практика. –
СПб., 2007.
Кричевский Р.Л. Психология лидерства. – М., 2007. С. 280.
Об определённых различиях этих терминов шла речь выше.  –
Н. Буянова.
  Смотр.: Сидоренко Е.В. Личностное влияние и противостояние чужому
влиянию.//В сб.: Психология влияния./Сост. А.В. Морозов. – Харьков, 2009.
С. 13, 26 и др.