Вы находитесь на странице: 1из 30

Введение.

Общественная организация, быт, культура, идеология, этнопсихический


уклад, поведенческие стереотипы, фольклор казачества всегда заметно
отличались от порядков, заведенных в других областях России. Казачество
зародилось в XIV веке на степных незаселенных просторах между
Московской Русью, Литвой, Польшей и татарскими ханствами. Его
формирование, начавшееся после распада Золотой Орды, проходило в
постоянной борьбе с многочисленными врагами вдали от развитых
культурных центров. О первых страницах казачьей истории не сохранилось
достоверных письменных источников. Истоки происхождения казачества
многие исследователи пытались обнаружить в национальных корнях предков
казаков среди самых разных народов (скифов, половцев, хазар, алан,
киргизов, татар, горских черкесов, касогов, бродников, черных клобуков,
торков и др.) или рассматривали оригинальную казачью воинскую общность
как результат генетических связей нескольких племен с пришедшими в
Причерноморье славянами, причем отсчет этого процесса велся с начала
новой эры. Другие историки, напротив, доказывали русскость казачества,
делая упор на постоянность нахождения славян в областях, ставших
колыбелью казачества. Оригинальная концепция была выдвинута историком-
эмигрантом А.А. Гордеевым, считавшим, что предками казаков является
русское население в составе Золотой Орды, поселенное татаро-монголами на
будущих казачьих территориях. Долгое время доминировавшая официальная
точка зрения, что казачьи общины появились в результате бегства русских
крестьян от крепостной зависимости (а также взгляд на казачество как на
особое сословие), были подвергнуты в ХХ веке аргументированной критике.
Но и теория автохтонного (местного) происхождения имеет слабую
доказательную базу и не подтверждается серьезными источниками. Вопрос о
происхождении казачества по-прежнему остается открытым.

1
Спорные моменты или "белые пятна" истории создают необходимость
специального научного исследования истории российского казачества, его
политической истории, места и роли. Изучение данного вопроса позволит
углубленнее понять военный аспект казачьих войск, роль в системе
вооружённых сил империи, составной частью которых были казачьи войска.

Данная курсовая работа посвящена казачеству как уникальному явлению в


российской истории. Предмет исследования: российское казачество. Объект
исследования: феномен казачества и его роль в истории России. Цель:
рассмотреть феномен российского казачества в контексте Российской
истории.

Из цели выявляются следующие задачи:

1. Ознакомиться с историей возникновения и развития казачества


2. Проанализировать влияние казачества на исторические и
политические события, происходившие в России
3. Изучить процессы, сопровождающие исторический путь
российского казачества
4. Ознакомиться с многообразием казачьих войск по всей
территории России, их историей и индивидуальными особенностями
5. Выявить уникальность казачьей культуры

О казачестве как особой нации, отличавшейся от русской и других, писали в


XVII веке Г. Катошихин, позднее В.Ф. Соловьев и А.Филимонов. Эти
мотивы получили развитие и в современной исторической литературе. Так,
по мнению этнографов Л.Н. Гумилева и Ю.В. Бромлея, казачество следует
рассматривать как субэтнос, который сложился из аборигенов южных степей
и части населения, выделившейся из великоросского этноса в XIV-XV веках
и сформировавшейся в сословие.

Фундаментальной работой по политической истории казачества является


труд полковника Генерального Штаба М.П. Хорошхина "Казачьи войска:

2
Опыт военно-статистического описания". Автор изучил огромный
разнообразный материал о почти 300 летней истории российского казачества,
изложил все стороны жизни казачьих войск России – возникновение,
формирование, территорию, хозяйство, имущество, состояние образования и
духовно-нравственные качества.

Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и


библиографического списка.

6.

3
Глава I. Казачество как уникальное явление российской истории.

1.1. Казачество и внешняя политика российского государства.

История казачества неразрывно связана со становлением и развитием


Российского государства, его превращением в крупную военную державу.
Возникшее на южных окраинах Московского царства в первой половине XVI
века, казачество более трех столетий играло активную роль во внешней
политике России, заставляло говорить о себе в столицах Европы, Ближнего
Востока и Азии.

Формирование и превращение казачества в служилое сословие Российского


государства прошло длительный исторический путь, оно пережило "золотой
век", поднялось к вершинам боевой славы, познало страшные годы
разорения. Во второй половине XVI века возникла официальная версия
происхождения казачества, у истоков которой стояло самодержавие. В 1549
году в отписке царя Ивана IV ногайскому князю Юсуфу отмечалось, что на
Дону "те разбойники казаки живут без нашего ведома и от нас бегают"
[9.С.6].

Не только на Дону, но и в верховьях Терека, при впадении реки Аргуни в


реку Сунжу, появились в XVI веке первые казачьи городки. Предками
терских и гребенских казаков считались переселившиеся в конце XV века на
Кавказ сторожевые казаки и крестьяне Рязанского княжества, а также
донские казаки с рек Белой и Черной Калитвы [10.С.8].

Эти и другие факты послужили основой концепции миграционного


происхождения казачества, которая развивалась в трудах Н.М. Карамзина,
С.М. Соловьева, В.О.Ключевского и других дореволюционных ученых
[11.С.46]. В советской исторической литературе эта точка зрения опирается
на теорию классовой борьбы, согласно которой казачество сложилось из
вольнолюбивых элементов русского общества, бежавших за пределы
Московского государства от феодально-крепостнического гнета.

4
Правительство, заинтересованное в укреплении казачества, мирилось с
бегством зависимого населения, допуская тем самым существенные
отклонения от крепостнического курса своей внутренней политики.

В изучении истории казачества наметились и другие подходы, в частности


сложилась теория автохтонного происхождения казачества, которая
использовалась учеными для отрицания его "подлого" происхождения,
противоречий между царизмом я казачеством в XVII-XVIII веках, а внутри
последнего - для пропаганды верноподданнических идей. А.Г. Попов, В.
Мулдавов, Е.П. Савельев начинали историю казачества от скифов, русских
людей, находившихся у татар в услужении и перенявших "военный дух"
кочевников южных степей [6.С.48].

В работах советских ученых В.В. Мавродина, Н.М. Волынкина, А.И. Попова,


Б.Д. Грекова, А.Ю. Якубовского доказывалось, что предшественниками
казачества являлись бродники, тесно связанные своими корнями со славяно-
русским населением. Эту же точку зрения, но с широким привлечением
археологического и этнографического материала поддержала С.А. Плетнева
[7.С.17]. По ее мнению, южнорусское казачество образовалось из общин,
предками которых были племена салтово-маяцкой культуры, проживавшие
на Северном Кавказе и просторах Дикого поля до монголо-татарского
нашествия.

В состав данной этнокультурной группы входили аланские племена,


вытесненные арабами с предгорий Кавказа на север, болгары, остатки
греческого населения бывших городов-колоний и полисов Северного
Причерноморья и Приазовья, славяно-русские племена, постоянно
вступавшие в контакт с кочевниками. Славяно-русские земледельческие
народы под воздействием кочевников выталкивали из своей среды часть
населения, которая переходила на полукочевой образ жизни. На Руси это
были бродники, в России - казаки.

5
О казачестве как особой нации, отличавшейся от русской и других, писали в
XVII веке Г. Катошихин, позднее В.Ф. Соловьев и А. Филимонов. Эти
мотивы получили развитие и в современной исторической литературе. Так,
по мнению этнографов Л.Н. Гумилева и Ю.В. Бромлея, казачество следует
рассматривать как субэтнос, который сложился из аборигенов южных степей
и части населения, выделившейся из великоросского этноса в XIV-XV веках
и сформировавшейся в сословие [4.С.29].

Казачество — исторически возникший тип организации, особая форма


коллективного существования людей. Одним из главных и непременных
условий возникновения казачества, считают ученые, являлась достаточно
обширная и целостная территория. В совокупности с природно-
климатическими факторами она служила основой воспроизводства и
сохранения субэтноса, накладывала отпечаток на внутрихозяйственную
организацию общности.

Правительство старалось возложить на них несение различных повинностей,


в том числе казачьей службы. В свою очередь, из среды казачества
выделялись самостоятельные субэтнические общности, в основе которых
лежали различия в отправлении религиозных обрядов и культов, например в
ХVII - первой половине XIX веков старообрядцы. Таким образом, с самого
начала своей истории казачество не представляло собой единой и целостной
организации, объединяющими элементами выступали природно-
климатические и географические факторы, условия воспроизводства жизни
общины.

Русское правительство быстро оценило роль казачества на южных границах


государства и стремилось привлечь его на свою сторону. При царе Иване IV
казаки стали получать из Москвы свинец, порох, зелье, взамен на "разные
службы" - сопровождение послов в Азов, Крым и Константинополь, сбор
сведений о турках, крымских татарах, ногайцах и калмыках, поддержка
внешнеполитических и военных акций, правительства. Казаки принимали
6
помощь, так как Походы "за зипунами" и захват "ясыря" пленных не были
стабильным источником существования, а охота, рыболовство и
бортничество не могли удовлетворить потребности растущего населения
края. Заниматься же земледелием казачество не имело возможности из-за
постоянных набегов кочевников [5.С.24].

Как этническая группа казачество могло сохраниться и реализовать свои


интересы в Российском государстве только через сословный принцип
организации общины, имея перед собой альтернативы: во-первых, стать
одним из разрядов российского крестьянства; во-вторых, распавшись на
обособленные социальные группы, пополнить ряды господствовавшего
класса и податного населения; в-третьих, перейти в состав служилых
сословий. Логика исторического движения не исключала и варианта
привлечения казачества на службу Османской империи или Речи
Посполитой, использования его в военно-стратегических и политических
целях [7.С.9].

В этот период царизм считал казачество силой, противостоявшей


государству, поэтому отношения между ними строились преимущественно
на принципах выполнения взаимных обязательств и услуг. Наиболее
устойчивые и жизнеспособные закреплялись в обычаях и законах,
оформлялись правами и привилегиями. Признание казачества в середине XVI
века самостоятельной военной и политической силой явилось первым шагом
на пути превращения в сословие. Этот факт имел далеко идущие
последствия. Противоборствующие стороны - Московское государство и
Османская империя, а также различные группы внутри них стали учитывать
роль казачества в Северном Причерноморье, Приазовье и степном
Предкавказье.

До начала XVII века интересы казачества как особой социальной


организации, тем более сословия, четко не выражались. В значительной
степени его обеспечивали походы "за зипунами" и материальная поддержка
7
московского правительства. Резкий рост численности населения, изменения
внутренней и внешнеполитической обстановки в регионе способствовали
сокращению источников пропитания и доходов от военных мероприятий,
содействовали переходу казачества к постоянным и гарантированным
источникам существования [8.С.44].

Необходимым условием материального обеспечения и важным шагом в


приобретении сословных прав явилось признание в 1615 году царем
Михаилом Романовым за казачеством освобождения "от тягла, права
внешних сношений, имущественных прав, а также источников доходов -
беспошлинной торговли "в окраинных городах Российского государства",
рыболовства, охоты, добычи соли в пределах казачьих земель.

Такое развитие событий удовлетворяло, на наш взгляд, и Московское


государство, и казачество. Уже первые приобретенные казачеством права и
привилегии изменили его статус, превратили в участника и соучастника
государственной власти, допустили в политическую сферу.

Казаки проводили активную разведку, захватывали "ясырь", наблюдали за


передвижением крымских татар, ногайцев, калмыков, турок, персов,
народами Северного Кавказа, держали московское правительство в курсе
событий, происходивших в Крыму, Приазовье, и степном Предкавказье,
предупреждали его о возможных нападениях на южные земли Русского
государства. Отношения с царем и правительством казаки поддерживали
через Посольский приказ, тем самым, подчеркивая самостоятельность и
независимость своего положения, что с середины XVII века во многом уже
не соответствовало действительности.

Однако в силу своего экономического положения казаки не могли отказаться


от походов "за зипунами" и "ясырем" на Азовское, Черное и Каспийское
моря, неоднократно нарушали присягу, подрывали отношения между

8
московским правительством, с одной стороны, Османской империей и ее
вассалами - с другой.

После успешных Азовских походов 1695-1696 годов царю Петру I удалось


установить контроль за устьем Дона и практически закрыть выход донским
казакам в Азовское и Черное моря. В сложившихся благоприятных условиях
правительство запретило в 1703 году войску Донскому, а в 1713 году другим
казачьим войскам отправлять послов к соседним народам без разрешения
Азовского губернатора или Сената. Ограничение дипломатического
суверенитета казачества завершилось передачей его делопроизводства из
ведения Посольского приказа в подчинение Сената, а в 1721 году - Военной
коллегии.

Выживание казачества в жестких природно-климатических условиях, при


сложном социально-политическом и религиозном окружении было
невозможно без корпоративной замкнутости, опиравшейся на строгие
принципы построения и управления. Практически все этносы, расселявшиеся
в контактных зонах, вели полукочевой, полувоенный образ жизни. Типичной
для них чертой являлось разделение общества на относительно быстро и
легко управляемые структуры - сотни. Сотенная организация, во-видимому,
восходит к временам военной демократии и имела распространение на
обширной территории Руси, у южных славян, кочевников евроазиатских
степей.

Возникновение войсковой организации у вольного казачества можно отнести


к концу XVI века, а завершение - к 30-40-м годам XVII века. Жизнь
казачества, находившегося в XVI-XVII веках за пределами досягаемости
царской администрации, регламентировалась решениями и приговорами
войсковых кругов. До 1723 года они оставались высшей административной,
военной и судебной инстанцией, где рассматривались вопросы войны и мира,
избирались войсковые и походные атаманы, направлялись станицы и
посольства в Москву и к соседним народам, там же принимали в казаки,
9
обсуждали церковные дела и т.д. По такому же принципу строилось местное
самоуправление, но с кругом более узких вопросов - имущественных прав и
прав личности, семейно-брачных отношений, землевладения и
землепользования казаков, проживавших в юрте станицы.

В начале XVII века Московское государство встало на путь ограничения


казачьего самоуправления, избрав инструментом давления посылаемое
жалованье. Награждая лучших атаманов и казаков, которых "Войско
слушает", правительство требовало угодных для себя решений - отказа
казаков от "воровства" на Азовском, Черном и Каспийском морях, участия в
походах против Крымского ханства и Ногайской орды, сыска беглых и т.д. В
течение века самодержавию удалось, задабривая верхушку казачества,
принизить значение войскового круга, но одновременно поднять авторитет
исполнительной власти - войсковых атаманов и войсковой канцелярии
[2.С.58].

В конечном счете, в 1723 году император Петр I отменил выборы войсковых


атаманов в Области войска Донского, с этого времени они назначались из
среды войсковых старшин, а с середины XIX века - генералов регулярной
русской армии, смещались с должности высочайшим именным указом. Во
второй четверти XVIII века практика назначения войсковых атаманов
высочайшей властью распространилась на все казачьи войска Юга России.

Таким образом, первоначально экономически зависимое от московского


правительства казачество в начале XVIII века потеряло политическую и
военную самостоятельность. С 1703 года военная служба для казачества в
составе вооруженных сил Российской империи превращается в обязательную
повинность, неотъемлемую часть жизни, хозяйства, быта и общественного
сознания.

1.2. Историческое значение казачьих войск.

10
Казачество было уникальным социальным образованием, воплотившим в
своем облике и быте черты живого носителя государственности, основанной
на свободе и порядке. Так писали публицисты прошлого века, эта мысль
нередко звучит и в публикациях последних лет. Судьба казачества как
проблема социально-политическая вновь в центре внимания общества, и это
добрый признак, есть, стало быть, надежда на то, что справедливость
восторжествует, полноправные права одной из первых жертв
большевистского геноцида будут восстановлены.

Современные публицисты смотрят на перспективы казачества в принципе


оптимистически. "Большевизм принес казакам неисчислимые беды -
подавляющее большинство казаков было истреблено, отступило за рубежи
России, было выслано на Север, умерло от голода, рассеялось по всей стране.
Режим вынудил многих казаков забыть свое происхождение, но не сумел
уничтожить казачество", - читаем в статье Ю. Аверьянова, этнолога, члена
консультативного совета по проблемам возрождения российского казачества
при РАН и, кстати, потомственного казака. Он убежден, что современная и
тем более будущая Россия "нуждается в возрождении казачества,
многовекового опыта казачьего управления и народовластия, традиций
богатых казачьих хуторских хозяйств. В этом смысле можно говорить о
желательности оказачивания всей России... А как обойдутся без казаков и
традиция их воинской службы российская армия и российская гвардия?"
Рассуждения Ю. Аверьянова, как нетрудно заметать, достаточно
пристрастны, хотя такой приподнятый тон и положительный пафос присущ
немалой части современных публикаций о казачестве. Это представляет
разительный контраст с тем отношением, которое господствовало в нашем
обществе в не столь давнем прошлом, когда искоренялась самая память о
казаках, их жизненном укладе, традициях, общественной роли, когда
казачество считалось феодальным пережитком, социальным анахронизмом
[4.С.104].

11
История казачества, насчитывающая не одно столетие, формировалась и
развивалась параллельно с развитием государства Российского. В силу этого
все крупные исследователи отечественной истории, так или иначе, должны
были касаться и сути такого явления, как казачество и его истоки.
Подтверждение этим словам можно найти в работах С.М. Соловьева, В.О.
Ключевского. Однако представляется более привлекательным обратиться к
именам не столь популярным и к работам, интересным именно в разрезе
нашей темы.

Историк Костомаров в своем исследовании "Южная Русь и казачество"


считает самобытную Запорожскую сечь гнездом вольных казаков. Их
сводила дружная жажда воли, мести, битвы, добычи, и всякий выходец, кто
бы он ни был, мог быть их братом, товарищем, только бы принес с собой
боевую отвагу, принял их веру и язык.

Казаки селились вдоль всех границ государства. Эту особенность отметил


еще Л.Н. Толстой: "Граница породила казачество, а казаки создали Россию".
От Дона, Кубани и Нижней Волги до Сибири, Средней Азии и Дальнего
Востока они пахали землю, растили хлеб, сажали сады, разводили скот и -
воевали.

К началу XX в. насчитывалось уже одиннадцать казачьих войск, которые по


численности можно расположить в следующем порядке: Донское, Кубанское,
Оренбургское, Забайкальское, Сибирское, Уральское, Астраханское,
Семиреченское, Амурское и Уссурийсское. Общая численность казачьего
войска к 1893 г. достигла почти 5,5 млн. человек [4.С.350].

Среди авторов, еще в XIX в. предпринимавших попытку в научных


категориях осмыслить историю казачества, выявить истоки этого
уникального явления, следует упомянуть и К. Маркса. Его работы "Обзор
истории России до 1613 года" и "Стенька Разин" любопытны и
тенденциозностью подхода к предмету исследования, и ходом рассуждений,

12
которые сегодня, когда нет надобности, испытывать священный восторг от
каждого слова автора "Капитала", кажутся по-своему убедительными.

В целом прошлый век отличался обилием публикаций, связанных так или


иначе с казачеством. Среди них научные монографии исторического и
этнографического плана, статистические сборники, литература военно-
исторического и военно-прикладного характера. Без обстоятельного
знакомства если не со всеми, то хотя бы с наиболее характерными образцами
разных типов изданий, будь то исторический очерк, сборник строевых песен
или памятка, невозможно представить себе процессов, происходящих в
казачьей среде, понять ассоциации, которые в течение столетий вызывало в
российском обществе слово "казак".

В XVIII в. история развития казачества складывалась достаточно


противоречиво. С одной стороны, она характеризуется попытками
правительства обуздать казачью вольницу, с другой - восстаниями казаков,
перераставшими затем в крестьянскую войну. Степан Разин, Емельян
Пугачев - донские казаки и предводители самых мощных и кровопролитных,
во всяком случае для данного периода времени, российских мятежей. Но в
целом правительственный курс был ориентирован на то, чтобы привлечь
казачество на свою сторону. С таким расчетом и принимались определенные
документы. Так, Екатерина II в "Высочайшей грамоте, жалованной
Черноморскому казачьему войску 30 июня 1792 года" предложила им "нести
бдение и стражу пограничную от народов закубанских", выдала им из казны
жалованье по 20 000 рублей в год и передала в вечные владения земли,
лежащие на правой стороне реки Кубани [7.С.164].

2 октября 1827 г. во главе всех казаков России ставится наследник престола с


присвоением ему звания атамана всех казачьих войск. Великая семья
российского казачества выставляла в военное время на защиту престола и
Отечества до 15000 конных всадников. Благодаря хорошей военной
подготовке и военным традициям казачьи части играли значительную роль в
13
войнах России XVIII-XIX веков, особенно в Семилетней войне 1756-1763 гг.,
Отечественной войне 1812 г., кавказской войне 1817-1864 гг., Крымской
войне 1853-1856 гг., русско-турецкой войне 1877-1878 гг. Об этом
свидетельствуют медальонные грамоты, выданные им за выдающиеся боевые
свершения: Бородинскую битву (1812), Лейпцигское сражение (1813) и
целый ряд других.

О боевой доблести и роли казаков в Отечественной войне 1812 года


фельдмаршал М.И.Кутузов писал: "Казаки делают чудеса; истребляют не
только пехотные колонны, но нападают быстро и на артиллерию" [7.С.166].
Имя казака в рядах французов вызывало ужас, смешанный с восторгом.
"Дайте мне лишь одних казаков - и я пройду с ними всю Европу!" - говорил
Наполеон [7.С.168]. "В казаках сидит сам черт", - добавлял он.
Примечательно свидетельство еще одного иностранца. Английский
полковник Роберт Вильсон писал: "Казаков и лошадей, по крепости
сложения, можно назвать железными: никакой труд, никакая погода, никакая
неудача не останавливают их деятельность, не ослабляют их службу. Между
простыми казаками часто встречаются люди рыцарского духа и исполненные
чувства чести. Многие из них могли бы быть украшением даже рыцарского
века и были бы достойны памяти в потомстве по их знаменитым подвигам,
верности и мужеству"

Император Александр III (1845-1894) при вступлении на престол 13 ноября


1881 г. сказал: "Я привык с малолетства любить и уважать казачество. Я
уверен, что в казачестве останется тот же дух молодечества, которым оно
всегда отличалось в службе России. Я буду стараться поддерживать
казачество в его настоящем виде, как войско испытанной доблести, столь
полезное Отечеству" [8.С.131].

Этими словами можно было бы подвести итог развития казачества в XIX в.


однако они отражают только один официальный взгляд на казачество.
Представители власти и представители общества, в особенности либерально-
14
демократической его части, были противоположны в оценках всего
существующего, в том числе и казачества. Последнее так или иначе
выступало в роли охранителя государственных устоев, которые российским
либералам во что бы то ни стало хотелось расшатать.

С двусмысленным положением казачества и двойственным отношением к


нему общества и связаны осложнения в судьбе казачества в
предреволюционные и революционные годы.

1.3. Расказачивание как социально-историческая проблема

В ряду трагических страниц истории России XX века судьбе казачества


принадлежит далеко не последнее место. Этот драматизм историки и
публицисты обозначили терминами "расказачивание", "крестная ноша",
"геноцид" и др. Трагедия целого социального слоя (численностью до 4,5 млн.
человек) - носителя реальных культурно-этнических признаков, игравшего
важную роль в жизни российского государства, сопровождалась
десятилетиями замалчивания и фальсификации в советской историографии.
И лишь шолоховский "Тихий Дон" в художественных образах донес до
читателей глубочайшую драму народа. Что касается историков, то они,
несмотря на современный поворот "лицом к казачеству", все еще в долгу
перед ушедшими казаками и современными читателями. О расказачивании
историки впервые заговорили в 60-е годы. Заговорили осторожно, однобоко,
с оглядкой. Термин употреблялся, как правило, в кавычках, с нередким
добавлением "так называемое".Местные партийные и советские органы на
Дону в работе с казачеством сделали упор на усиление репрессивных мер ко
всем казакам, выступавшим ранее против советской власти. Такая линия
являлась ошибочной, т.к. не учитывала начавшегося перелома в настроении
середняцкого казачества..." Историографическая ситуация стала меняться во
второй половине 80-х годов, в первую очередь благодаря публикациям
Венкова А.В. и А.И. Козлова. Упомянутые авторы не только ввели в научный
оборот обширный фактический материал о Вешенском восстании, но и
15
попытались связать политику (а не "увлечение"!) расказачивания с "военным
Коммунизмом" и ориентацией большевиков на скорую мировую революцию.

В истории расказачивания специалисты называют несколько этапов: конец


XIX - начало XX века; революция и гражданская война; "нэповское" время;
наконец, "великий перелом" начала тридцатых. Каждый из этапов нуждается
в осмыслении, в первую очередь сквозь призму социального статуса казака.
В своих рассуждениях обратимся к материалам Кубанского региона -
наиболее "казачьего". Казачество не гибло, но превращение из замкнутого в
"открытое" сословие пугало казачьих идеологов. Кроме того, оно вскрывало
старые болячки, когда за внешними "вольностями", проповедуемой
монолитностью, братством и равенством выходило наружу бесправие
рядового казака. Об этом говорил на заседании первой Государственной
думы писатель Ф.Д. Крюков: "...казак, и находясь в казармах, и находясь
дома, должен прежде всего помнить, что он не человек в общепринятом
высоком смысле слова, а нижний чин, только нижний чин, так называемая
"серая святая скотина". И далее: "Казак не имеет права войти в общественное
помещение, где хотя бы случайно был офицер; старик казак не может сесть в
присутствии офицера, хотя бы очень юного; казак не имеет права продать
свою лошадь, не спросясь начальства, хотя бы эта лошадь пришла в
совершенную негодность; но зато казак имеет право быть посаженным на
несколько дней в кутузку за не вычищенные сапоги или запыленное седло".
Казачество болезненно реагировало на перемены. Но в процесс перемен была
вовлечена вся Россия. Казачество не только было сбито с нейтральных
позиций, но оказалось в подавляющем большинстве в белом лагере.
Психология "триумфального шествия" логически привела большевиков к
войне с крестьянством, и особенно с казачеством.

Подведем итоги. С вступлением России, казачьих регионов в том числе, в


эпоху развития товарно-рыночных отношений в казачестве, как и в других
сословных группах, начался процесс дифференциации. "Разгораживание"

16
сословных границ не затрагивало этнических признаков казачества. Процесс
шел достаточно органично, однако он был прерван мировой войной и
большевистской революцией.

17
Глава II. Феномен казачьей культуры.

2.1. Казачьи войска на территории России

«Под казачеством в России, прежде всего, понимается казачество,


появившееся на Дону, Нижнем Поволжье и Урале.

К казачеству в России также относится понятие кубанские казаки, которое


официально появилось в 1796 году для обозначения запорожских казаков,
переселенных Указом императрицы Екатерины Второй из Запорожской Сечи
на Кубань.»

 Севрюки — потомки северян, в Московском государстве с конца


XVI века считались служивым сословием из Северской земли[3].
Проживали на территории современных Украины и России, в
бассейнах рек Десны, Ворсклы, Сейма, Сулы, Быстрой Сосны, Оскола
и Северского Донца. Упоминаются в письменных источниках с кон.
XV до XVII вв.
В XV—XVII веках севрюки представляли собой военизированное
пограничное население, охранявшее границы смежных частей
Польско-Литовского и Московского государств. Судя по всему, они
были во многом похожи на ранних запорожских, донских и других
подобных казаков, обладали некоторой автономией и общинной
военной организацией.
Как представители служилого люда[3] (казаки), севрюки упоминаются
ещё в начале XVII века, в эпоху Смутного времени, когда они
поддержали восстание Болотникова, так, что война эта довольно часто
называлась «севрюковской». Московские власти отвечали
карательными операциями, вплоть до разгрома некоторых волостей.
После завершения смуты севрюкские города Севск, Курск, Рыльск и
Путивль подверглись колонизации из Центральной России[4].

18
После раздела Северщины по соглашениям Деулинского перемирия
(1619), между Московией и Речью Посполитой имя севрюков
практически исчезает с исторической арены. Западная Северщина
подвергается активной украинской экспансии (козацкой колонизации),
северо-восточная (московская) заселяется служилыми людьми и
крепостными из Великороссии. . Большая часть северских казаков
перешла в положение крестьянства, некоторые влились в запорожское
казачество. Некоторая часть переселились на Нижний Дон.
 Донские казаки или донцы, донское казачье войско — самое
многочисленное из казачьих войск Российской империи. Размещалось
на отдельной территории, называющейся Область Войска Донского,
которая занимала часть современных Луганской и Донецкой областей
Украины, а также Ростовской, Волгоградской, Воронежской областей.
Историческое название связано с рекой Дон (бассейн Азовского моря).
До 1708 года донское казачество было организованной структурой,
абсолютно независимой от окружающих государств. После подавления
в 1708 году Булавинского восстания Петром Первым территория
донского казачества была официально включена в Российскую
империю. Не всегда просто складывались отношения донских казаков с
Русским государством и позднее. Не последнюю роль в этом играл
вопрос религии. Официально Донское казачество относилось к
традиционному православию, хотя, даже на 1903 год минимум 150.000
из двух с половиной миллионов прихожан Донской епархии
принадлежали к старообрядцам[7], а 30 000 казаков-калмыков
тринадцати калмыцких станиц Сальского округа исповедовали
буддизм. Так например атаман Матвей Платов был представителем
поповского течения старообрядчества. Впрочем, казаки частично
сохранили свои привилегии в новом статусе, отстаивая их перед
имперскими властями, примером чего может служить Есауловский
бунт 1792−1794 годов.
19
 Яицкие казаки. Первое официальное упоминание о пребывании
казаков на реке Яик относится к 1584 году когда несколько сотен
донских казаков под руководством атаманов Матвея Мещеряка и
Барабоши обосновались на берегах реки Яик(Урал) по берегам которой
кочевала Ногайская орда. В «Истории Пугачевского бунта» под
редакцией Пушкина А. С. собраны устные предания яицких казаков об
их появлении на Яике.
Основными занятиями яицких казаков были рыболовство, добыча
соли, охота и набеги за добычей и «ясырем» на окружающие народы.
Впоследствии, после подавления русскими войсками под руководством
Суворова восстания Пугачева, в котором яицкое казачество приняло
активное участие, в 1775 году Екатерина II издала указ о том, что в
целях полного предания забвению случившейся смуты Яицкое войско
переименовывается в Уральское казачье войско, Яицкий городок в
Уральск (был переименован и ещё целый ряд населённых пунктов),
даже река Яик была названа Уралом. Уральское войско окончательно
утратило остатки былой автономии. В ходе Гражданской войны 1917—
1921 годов уральское казачество поддержавшее Белое движение было
ликвидировано и упразднено Советской властью. Большинство
уральских казаков были физически ликвидированы или оказались в
числе белоэмигрантских беженцев в Иране, Манчжурии и Китае.
 Дальневосточное казачество. Первопроходцами Дальнего
Востока были казаки, которые не только раздвинули пределы Русского
Царства на Востоке, но и сформировали самобытные культурные
традиции. Албазино Амурской области) крепости Албазин на реке
Амуре в 1651 году.
Территориально казачество на Дальнем Востоке формировалось из
нескольких войсковых групп — амурских, забайкальских, уссурийских
и камчатских казаков — с похода Атласова 1699 года и якутских
казаков — с похода енисейских казаков под началом сотника Бекетова
20
1631—1632 годов, когда был основан и Якутский острог. В период
конца XIX — начала XX вв. происходило сильное наращивание
казачьего населения на Дальнем Востоке за счёт переселения
староказачьего населения с Дона, Оренбурга и Терека.
 Хлыновские (вятские) казаки. В 1181 году новгородцы-
ушкуйники основали на реке Вятке укрепленный стан, городок
Хлынов, переименованный в конце XVIII века в Вятку и начали
общежительствовать самовластно. Из Хлынова предпринимали они
свои торговые путешествия и военные набеги во все стороны света. В
1361 году они проникли в столицу Золотой Орды Сарайчик и
разграбили её, а в 1365 году за Уральский хребет на берега реки Обь.
Хлыновская община управлялась, как и древний Новгород, вечем, во
главе которого стояли избранные народом «атаманы». Хлынов был
сильнейшим городом на всём северо-востоке России; его жители
выращивали хлеб, торговали с другими новгородскими и
великокняжескими областями, с казанскими татарами, камскими и
волжскими болгарами и пермяками, действуя где мирным путем, а где
огнем и мечом. Общественное устройство Хлынова было сходно с
донским казачьим. Например, духовенство Хлынова, избираемое
вечем, как и донское духовенство, избираемое кругом, было
совершенно независимым и от Москвы, и от Новгорода. Московский
митрополит Геронтий, современник Ивана III, писал в 1471 году, что
он не знает даже, кто там духовенство и где оно рукополагается.
Можно говорить о существовании на вятской земле «казачьей»
республики, сохранившей свою самостоятельность и после
присоединения в 1478 году Новгорода к Московскому государству.
К концу XV века хлыновские казаки сделались страшными по всему
Поволожью не только для татар и марийцев, но и для русских. По
свержении татарского ига Иван III обратил внимание на этот
беспокойный и неподвластный ему народ, и в 1489 году Вятка была
21
взята и присоединена к Москве. Разгром Вятки сопровождался
большими жестокостями — главные народные вожаки Аникиев,
Лазарев и Богодайщиков были в оковах приведены в Москву и там
казнены; земские люди переселены в Боровск, Алексин и Кременск, а
купцы в Дмитров; остальные обращены в холопов.
Большая часть хлыновских казаков с своими женами и детьми ушла на
своих судах на Северную Двину (по разысканиям атамана станицы
Северюковской В. И. Меньшенина, хлыновские казаки поселились по
реке Юг в Подосиновском районе); другие вниз по Вятке и Волге, где
укрылись в Жигулевских горах. Третьи на Верхнюю Каму и Чусовую,
на территорию современного Верхнекамского района. Впоследствии в
Приуралье появились огромные владения купцов Строгановых,
которым царь разрешил нанимать отряды казаков из числа бывших
хлыновцев для охраны их имений и завоевания пограничных
сибирских земель.
 Мещёрские казаки. Мещеряки (мишари, мещерские татары)
первоначально проживали в лесостепи и степи исторической области
Мещера, находившейся в современных — юго-восточной части
Московской, в Рязанской, на юге Владимирской, на севере Тамбовской,
Пензенской областях и далее, до Среднего Поволжья с центром в
Мещерском Городке, (впоследствии слившимся с Касимовым). Как
казаки (военное сословие), мещеряки впервые упоминаются в 1491
году. В 1493 году они участвуют в походе на Азов. Никоновская
летопись под 1551 годом сообщает об участии полковых казаков из
Мещеры в походе на Казань. [4.С.30]
В Смутное Время мещерские казаки активно поддержали самозванцев,
за что и поплатились. После Смуты отец царя Михаила Романова,
патриарх Филарет распорядился выгнать мещерских казаков из
Московии. Часть из них ушла в Литву, часть осела в Костромском крае
среди тюрков-берендеев, где их считали за татар. Часть впоследствии
22
была приписана к Оренбургскому и Башкирско-мещерякскому
казачьим войскам.

Мещёрские казаки, как приписанные к пограничным московским


городкам и служившие долгое время московским государям, в нравах и
обычаях своих во многом походили на великороссов. Кроме того, из
этого казачества вели свое родословие многие выдающиеся личности и
знаменитые фамилии.
 Сибирские казаки. Официально войско вело и ведёт своё начало
от 6 декабря 1582 г. (19 декабря по новому стилю), когда, по
летописному преданию, царь Иван IV Грозный в награду за взятие
Сибирского ханства дал дружине Ермака наименование «Царская
Служилая Рать». Такое старшинство было даровано войску
Высочайшим приказом от 6 декабря 1903 г. И оно, таким образом,
стало считаться третьим по старшинству казачьим войском России
(после Донского и Терского).
Войско как таковое было сформировано только во второй половине
XVIII — первой половине XIX в. целым рядом разновремённых,
вызванных военной необходимостью распоряжений центральной
власти. Рубежом можно считать Положение 1808 г., от которого
обычно и ведут отсчёт истории собственно Сибирского линейного
казачьего войска.
В 1861 году войско подверглось существенной реорганизации. К нему
причислили Тобольский казачий конный полк, Тобольский казачий
пеший батальон и Томский городовой казачий полк, и установили
комплект войска из 12 полковых округов, выставлявших на службу
сотню в Лейб-гвардии Казачий полк, 12 конных полков, три пеших
полубатальона со стрелковыми полуротами, одну конно-
артиллерийскую бригаду из трёх батарей (впоследствии батареи были
обращены в регулярные, одна включена в состав Оренбургской
23
артиллерийской бригады в 1865 г. и две в состав 2-й Туркестанской
артиллерийской бригады в 1870 г.).
 Астраханские казачье войско. В 1737 году указом Сената в
Астрахани из калмыков образована трёхсотенная казачья команда. В 28
марта 1750 года на основе команды учрежден Астраханский казачий
полк, для доукомплектования которого до положенной в полку
штатной численности в 500 человек, были набраны в крепости
Астрахань и крепости Красный Яр казаки из разночинцев, прежних
стрелецких и городовых казачьих детей, а также донских верховых
казаков и новокрещённых татар и калмыков. Астраханское казачье
войско было создано в 1817 году, в состав его были включены все
казаки Астраханской и Саратовской губерний.
2.2. Особенности культуры казаков.

Очевидным является тот факт, что само по себе казачество действительно


является феноменом отечественной исторической практики, поскольку нигде
и никогда попытки воспроизвести его аналог не удались (Австрия,
Великобритания и другие). Своего рода подобием добровольческих
военизированных формирований в Европе в эпоху Средневековья были так
называемые военно-монашеские рыцарские ордена, создаваемые под эгидой
Римской католической церкви с целью распространения католичества и
подчинения, таким образом, своей власти народов, его не исповедовавших, а
также власти западноевропейских государственных образований,
использовавших религию, как средство их порабощения.

В силу этого рыцарские ордена едва ли могут соотноситься с казачеством,


поскольку, с одной стороны, источником их зарождения, или точнее
заказчиком были вполне определенная структуры – Римская католическая
церковь и, вовлеченные в орбиту ее влияния западноевропейские феодальные
образования. С другой стороны, их главным предназначением была

24
экспансия и стремление к порабощению народов, не относящихся к
западноевропейскому социуму.[5.С.8]

Феномен же казачества определялся совершенно иной, охранительно-


оборонительной, направленностью. Оно изначально зарождалось как
сообщество вольных воинов, добровольно возлагавших на себя бремя
обеспечения безопасности рубежей и приграничных территорий Русского
государства и, соответственно, его населения, подвергавшегося опасности
набегов, грабежей и насилия. При этом, возложение этого бремени было
осознанным, по доброй воле и без воздействия какой-либо структуры и
личности.

Несмотря на стихийность образования казачества и значительную


удаленность казачьих общин друг от друга, их формирование и развитие
происходили по одним и тем же или весьма сходным принципам.

Доминирующее влияние на образ жизни казачества оказывал военный


фактор (на ранних этапах ‒ постоянная угроза извне, военные походы; позже
‒ длительная всеобщая воинская служба), поэтому они изначально
формировались как военизированные сообщества с выборной системой
управления и демократическими порядками в повседневной
жизнедеятельности.

Основополагающими принципами внутренней организации являлись личная


свобода, социальное равенство, взаимное уважение, возможность каждого
казака открыто высказывать свое мнение на казачьем круге, являвшемся
высшим властно-управленческим органом казачьей общины, избирать и быть
избранным высшим должностным лицом, атаманом, который был первым
среди равных.

Основные решения (вопросы войны и мира, выборы должностных лиц, суд


провинившихся) принимались на общеказачьих собраниях, станичных и
войсковых кругах, или радах, являвшихся высшими органами управления.

25
Главная исполнительная власть принадлежала ежегодно сменяемому
войсковому (в Запорожской Сечи – кошевому) атаману. На время военных
действий избирался походный атаман, подчинение которому было
беспрекословным. В повседневной деятельности казачества важную роль
играли особый военный быт и сельскохозяйственная производительная
деятельность. Таким образом, в облике казака гармонично сочетались черты
воина и труженика-земледельца.

Сущность казачьего характера, по мнению исследователей, просматривалась


и в его облике, облике свободного человека: просторная удобная одежда,
открытый ясный взгляд, статные, смуглые от степной жары, с лихо
заломленными на голове папахами или фуражками, с лихим чубом. От
казаков веяло спокойствием, силой, уверенностью.

В своей среде между собой казаки были благодушны, щедры, гостеприимны


даже с посторонними, отличались честностью необыкновенной, имели
глубокое уважение к старым и заслуженным воинам ‒ казакам. Анархию и
безначалие казаки не признавали, а истинное уважение питали к истинным
заслугам. Особенно ценили дружбу и верность. Это было, пожалуй, одно из
наиболее значимых качеств казачества, воспетое Н.В. Гоголем в его романе
«Тарас Бульба».

Иногда казаки «братались» между собой ‒ становясь «кровными или


крестовыми братьями», обмениваясь кровью или нательными иконками или
крестиками. Помимо этого, широко распространено было братание и с
иноверцами, в частности с мусульманами.

Несмотря на то, что с этнографической точки зрения первые казаки


разделялись на русских и украинских, в их составе было немало
представителей самых разных народностей. Так, среди представителей
Донского казачества было немало калмыков и татар, Терского – кабардинцев,
Яицкого – башкир, в рядах Запорожского войска было немало поляков и т.д.

26
Главными критериями в процессе отбора – принятия в казаки – было
соответствие установленным в казачьих общинах морально-этическим
нормам и боевым качествам. А они были, чрезвычайно жесткими. В
сконцентрированном виде они были отражены в призыве, с которым
обращались к казакам перед походом: «Кто хочет за веру христианскую быть
посажен на кол, кто хочет быть четвертован, кто готов претерпеть всякие
муки за святой крест, кто не боится смерти – приставай к нам. Не надо
бояться смерти – от нее не убережешься. Такова казацкая жизнь!» [8.С.67].
Именно в таких условиях формировался характер казаков, готовых к
самопожертвованию в интересах обеспечения безопасности России.

27
Заключение.

Проблемы казачества прошлого и настоящего находятся в неразрывной


связи. Они всегда привлекали и привлекают к себе внимание исследователей.
Без объективного истолкования нельзя до конца разобраться в сложных
перипетиях российской истории в целом, потому что казаки на ее страницах
всегда выступали в качестве активных субъектов.

До самого недавнего времени казачья история относилась к числу


"запретных зон", хотя необходимость ее изучения специалистами
осознавались всегда. И в этой области ими предпринимались определенные
шаги. Уже со второй половины XIX века казачество рассматривалось
исследователями как сословие. С тех пор "сословная" характеристика обрела
устойчивый характер.

Об отношении казаков к революциям и об их поведении в гражданской войне


сказано много и у нас, и за рубежом. В большинстве случаев здесь
преобладают различные позиции.

Практически неизученными остаются вопросы эмиграции и реэмиграции


казаков.

Важнейшим является вопрос о земле и судьбах казаков. На всех этапах эта


связь играла определяющую роль. Она и сейчас превращается в главнейшую
проблему. Есть много других важных и сложных проблем. Необходим
объективный и всесторонний анализ, сохранение, дальнейшее умножение и
развитие накопленных знаний.

В исторической науке и сейчас продолжаются острые дискуссии споры о


политической позиции казачества, о его роли и месте в революционном
движении, в особенности в двух последних революциях.

Что касается вопроса о том, кем было казачество – сословием или народом,
стоит заметить, что он не менее остро стоял и в 1917 году. Вновь этот вопрос

28
был поставлен в наше непростое время возрождающимся казачьим
движением. Решается он неоднозначно. Вначале отмечалось, что казачество
– это составная часть русского народа: казак- это состояние души, образ
жизни. Сейчас в казачьей прессе акцент делают другой: казачество это не
сословие, а народ, утверждая это, руководители движения не акцентирует
внимание на то, что в дореволюционной России казачество официально
являлось военным сословием. Казачество, будучи в целом составной частью
русской нации, русского народа, представляло собой этнографическую
группу, сохранившую многие особенности феодальных черт жизни,
хозяйства, быта, традиций и обычаев.

Процесс становления и развития казачества протекал на фоне широкого


мозаичного этнического окружения, что сказывалось на его составе и
структуре. В казачество проникали различные этнические группы со всей
совокупностью хозяйственных и социальных связей, бытовых традиций,
религиозных верований.

Однако включение казачества в состав Российской империи и превращение


его в сословие не означало ликвидации этнических признаков,
противостояния казачества и государственной власти. В XIX - начале XX
веков, после оформления его в сословие казачество продолжало искать свое
место в экономической, социальной и политической жизни государства. Так
было в период отмены крепостного права и проведения буржуазных реформ
в 60-70 годах XIX века, это наблюдалось и в начале XX века, в трех
революциях и гражданской войне [1.С.17]. Эволюцию казачества
необходимо рассматривать не на фоне российской истории, а как ее
составную часть, как сложную саморазвивающуюся систему.

29
Библиографический список:

1. Агафонов О.В. Казачьи войска Российской империи. М.: 1995 – 560


с.
2. Алмазов, Б.Н. Военная история казачества – М., 2008 – 480 с.
3. Бромлей, Ю.В. Этносоциальные процессы: теория, история,
современность. М., 1987 – 336 с.
4. Глущенко, В.В. Казачество Евразии: Зарождение, развитие,
интеграция в структуру российской государственности. – М., 2006 –
288 с.
5. Гнеденко, А.М. За други своя, или все о казачестве – М., 1993 – 272
с.
6. Гордеев А.А. История казаков. В 3-х частях – М., 1991 – 640 с.
7. Ермолин, А.П. Революция и казачество (1917-1920 гг.) – М., 2002 –
223 с.
8. Козлов А.И. Казачество в революциях и гражданской войне –
Черкесск, 1986 – 224 с.
9. Ригельман А.И. История донских казаков – Ростов-на-Дону, 1992 –
154 с.
10. Савельев, Е.П. История казачества. В 2-х томах. М., 1990 – 482 с.

30