Вы находитесь на странице: 1из 14

ПАМЯТИ УЧЕНОГО

К.Ф. Седов
Языкознание. Речеведение. Генристика.

Опубликовано в сб.: Жанры речи. – Саратов: «Наука», 2009. Вып. 6. Жанр и язык.

З а последние три десятилетия об-


лик науки, которую мы традиционно назы-
петенции индивида. Однако, как и прежде,
все новые научные области, появившиеся на
свет в последнее время, сторонниками тра-
ваем языкознанием, существенно изменил- диционного языкознания квалифицируют-
ся. И дело не в том, что в это время были ся как явления случайные, находящиеся на
сделаны какие-то существенные открытия, периферии ее пространства. Сама же линг-
увеличивающие объем лингвистического вистика по-прежнему самоопределяется как
знания. Изменились очертания границ линг- «наука о естественном человеческом языке
вистики, представления о ее предмете, про- вообще и обо всех языках мира как инди-
исходит ломка ее внутренних перегородок, видуальных его представителях» [Иванов
перестройка всего ее старого и добротного 1990: 618].
здания. Первопричиной, толчком, который В старые советские времена, в эпоху
запустил процесс трансформации общего засилия только одного, лингвоцентрическо-
пространства науки о языке, стало смелое и го, направления, бороться с теоретическим
энергичное вторжение некоторых ученых- инакомыслием было легко, оперируя глав-
языковедов в смежные области знания. Из ным образом методами администрирова-
науки кастовой, усилия которой были на- ния. Тогда любой новый подход можно было
правлены на имманентное описание вну- легко придушить, произнеся магическое за-
триязыковых отношений, лингвистика сей- клятие «это  – не лингвистика». Теперь же
час превращается в науку, которая все более в атмосфере относительной теоретической
решительно устремляется в жизнь, возвра- свободы традиционалисты вынуждены тер-
щая себе статус гуманитарной (от homo  – петь на своей территории всевозможных
человек) области знаний. В этом смысле вольнодумцев, открытия которых разруша-
сбываются пророчества Бодуэна де Куртене, ют прочный каркас устоявшихся представ-
предсказавшего, что со временем «языковые лений о гуманитарном знании.
обобщения будут охватывать все более ши- Пересмотр границ и основных катего-
рокие круги и все более соединять языко- рий лингвистики не только необходим, но и
знание с другими науками: с психологией, неизбежен. Будет ли это сделано сейчас или
с антропологией, с социологией, с биологи- чуть позже  – это вопрос времени. В цен-
ей» [1963: 18]. тробежных тенденциях, направленных на
Следствием этого стало появление у преодоление теоретического глобализма на-
нас «новых» лингвистик (лингвистики речи, шей науки, можно наметить два вектора. Во-
психо-, социо-, прагма-, онтолингвистики, первых, – это перемещение фокуса восприя-
лингвистики текста и т.д.), возрождение тия с языка как системного образования на
классической риторики и формирование на индивидуального «человека говорящего»  –
ее основе неориторики, практической обла- личности, которая изучается в свете наибо-
сти гуманитарного знания, призванной вли- лее важных «человеческих» познавательных
ять на становление коммуникативной ком- процессов  – способности говорить и мыс-

210  Вопросы психолингвистики


К.Ф. Седов. Языкознание. Речеведение. Генристика.

лить, и вследствие этого, во-вторых, – пере- предмет в «выразительных возможностях и


ключение внимания на процесс и результат средствах разных уровней языковой систе-
коммуникации. мы, их стилистических значениях и окрасках
В статьях и книгах по лингвистике все (иначе называемые коннотациями), а также
чаще звучит мысль о «человеческом фак- закономерностях употребления языка в раз-
торе в языкознании», об антропоцентри- ных сферах и ситуациях общения» [Кожина
ческом полюсе в общем континууме науки и др. 2008: 28]. Феномен разговорной речи в
о языке. В ядерной части этого научного нашей стране поначалу также исследовался
направления располагается психолингви- с точки зрения языка. Это привело ученых
стика  – молодая междисциплинарная об- академической школы к парадоксальному
ласть знаний, изучающая ко м м у н и к а - выводу о своего рода двуязычии в языковой
т и в н у ю ко м п е т е н ц и ю ч е л о в е к а в ситуации в России. В серьезной монографии
и н д и в и д у а л ь н о - п с и хо л о г и ч е с ком черным по белому было написано, что мы
а с п е к т е . Возникнув на магистральном на- в повседневном общении используем два
правлении развития мировой гуманитарной языка: разговорный и кодифицированный
мысли, стимулируемая практическими нуж- [Русская разговорная речь 1973]. Дальней-
дами психологии, педагогики (включая сюда шее развитие науки о русской разговорной
и методику преподавания родного и ино- речи раздвинули границы отечественной
странного языков), речевого воздействия, стилистики, поставив перед ней пробле-
медицины и т.п., психолингвистика за полу- мы лингвистики речи, что способствовало
вековую историю своего существования не адаптации в отечественной науке многих
только сумела «оттоптать» себе суверенное импортных приобретений, и прежде всего –
научное пространство, но год за годом на- основных идей лингвистической прагмати-
стойчиво продолжает расширять пределы ки, лингвистики текста и дискурса.
своей вотчины. Сейчас она все отчетливее Другим фактором, стимулирующим
осознает себя самостоятельной наукой, нау- интерес к законам и результатам коммуника-
кой со своим и только ей присущим предме- ции, стала попытка возрождения риторики,
том изучения, методами, кругом проблем и как практической системы формирования
исследовательских задач, которые намечают навыков эффективного общения. Обраще-
границы, отделяющие ее от смежных сфер ние к классической традиции искусства
(подробнее см.: [Горелов Седов 2008; Седов красноречия привело к появлению новой от-
2007а; 2008a]). Достижения психолингви- расли коммуникативной лингвистики – тео-
стики не просто расширяют границы язы- рии речевого воздействия, или неориторики,
коведения, но и существенно меняют пред- которая стремится охватить практически все
ставления о его сути. сферы социально значимого взаимодействия
Вторая тенденция развития нашей людей. Развитие основных проблем этой
науки привела к появлению коммуникатив- сферы языковедения, в свою очередь, при-
ной лингвистики, лингвистики речи в ее вело к дифференциации риторики на общую
многоликих формах, будь то лингвистиче- и частные. Любая достаточно отчетливо вы-
ская прагматика, теория речевых актов, со- деляющаяся в этносе социальная область
циолингвистика или лингвистика дискурса. может породить одну из частных риторик.
Ее появлению на белый свет прежде всего На сегодняшний день мы уже имеем гоми-
способствовали успехи коллоквиалистики – летику, педагогическую (в рамках которой
науки о разговорной речи. отдельно выделяется школьная риторика),
Отечественная коллоквиалистика воз- деловую, юридическую, военную риторики;
никла в недрах функциональной стилисти- на стадии выделения риторика медицинская,
ки, которая до сих пор остается в рамках политическая, рекламная, риторика средств
функциональной парадигмы традиционно- массовой информации; все чаще высказы-
го языкознания и по-прежнему видит свой ваются мнения о существовании риторики
Вопросы психолингвистики  211
ПАМЯТИ УЧЕНОГО

бытового общения и т.п. Как практическая тают современные психолингвисты, – это не


дисциплина неориторика стремится исполь- пассивное запоминание, а встречная мысли-
зовать достижения разных наук, будь то пси- тельная активность, противопоставленная
хология общения, психо-, социо-, прагма- интенции собеседника. Это действие, на
лингвистика и т.п. (см., например: [Клюев результат которого оказывает влияние весь
2002; Михальская 1996; Стернин 2001; Фор- предшествующий опыт человека, установка,
мановская 2007; Хорошая речь 2007]). Фор- определяющая стремление встать на точку
мирование системы частных риторик более зрения партнера коммуникации.
всего нуждается в гибкой типологии комму- Идея тотального понимания как глав-
никативного континуума, которая способна ной миссии гуманитарного знания в нашей
отразить многообразие форм социального науке все чаще подменяется идеей толерант-
существования людей. Функциональная ности  – терпимости к чужой точке зрения.
стилистика, предлагающая подразделять об- Но без активного противопоставления сво-
ласть литературного общения на публици- ей правды правде другого, без стремления
стический, научный, официально-деловой, посмотреть на мир глазами собеседника
разговорный и художественный стили, ре- толерантность порождает равнодушие, где
шить поставленную проблему не в состоя- законы приличия предполагают вместо по-
нии. Создание теоретической базы для соз- нимания терпеливое и вежливое пережида-
дания практических моделей эффективной ние, «когда закончит говорить оппонент».
коммуникации в разных сферах общения  – Толерантность подобного толка ведет к пол-
одна из насущных задач, которая сейчас вы- нейшей центрации, научному эгоцентризму,
ходит на первый план. когда ученые разного уровня, подобно гого-
Достижения неолингвистики  – линг- левской Коробочке, простодушно исключа-
вистики коммуникативной и антропоцен- ют из своего кругозора достижения ученых
трической  – очевидны. Однако наука наша из соседних научных пространств. Все это
по-прежнему самопрезентируется как язы- создает парадоксальную ситуацию, где на-
коведение, снисходительно рассматривая учный диалог превращается в полифонию,
новые свои отрасли как маргинальные фе- где различные голоса существуют незави-
номены. Понятно, что подобное представ- симо друг от друга. На место горячих спо-
ление не отражает существа дела и нужда- ров, конфликтных (в хорошем смысле это-
ется в пересмотре. Чтобы количество новых го слова) дискуссий пришла вялотекущая
открытий перешло в качество  – изменение толерантность, где за плохо скрываемым
основных ориентиров, категорий объекта, неприятием чужого мнения просвечивает
предмета, основных задач и т.п.,  – нужна неприязнь к новым подходам и страх перед
дискуссия, диалог между учеными, рабо- свежими идеями. В основе этого часто ле-
тающими в разных отраслях языковедения. жит теоретический комплекс неполноцен-
Но для этого необходимо понимание того, ности, который в психоанализе называется
что делают «собратья по разуму» в иных це- комплексом «Лисы в винограднике», когда
хах и на иных площадках. Когда-то в своей узость собственного научного мышления
знаменитой статье о филологии С.С. Аве- оправдывается демонстрацией мнимой сла-
ринцев в качестве основного пафоса гума- бости позиции собеседника.
нитарного знания указал на п о н и м а н и е . Первый шаг на пути создания жизне-
«Как служба понимания, – писал ученый, – способной модели науки о языке (а точнее –
Филология помогает выполнению одной из о коммуникации), с нашей точки зрения,
главных человеческих задач – понять д р у - состоит в провозглашении теоретического
г о г о человека (и другую культуру, другую антиглобализма в качестве основного прин-
эпоху), не превращая его ни в исчислимую ципа сосуществования. Иными словами, не-
вещь, ни в отражение собственных эмоций» обходимо уравнять в правах старые и новые,
[Аверинцев 1987: 468]. Понимание, как счи- большие и малые отрасли языкознания. Для
212  Вопросы психолингвистики
К.Ф. Седов. Языкознание. Речеведение. Генристика.

последующего объединения территорий подходы и навыки этого мышления» [Бах-


разных его областей нужно провести чет- тин 2004: 89].
кие границы. Чтобы объединиться, сначала Другая сфера лингвистики  – лингви-
нужно размежеваться. Трезвый же взгляд на стическая поэтика  – область гуманитар-
современную отечественную лингвистику ного знания, исследующая закономерности
позволяет увидеть в ее пространстве ч е - построения художественных текстов. Эта
тыре самостоятельные обла- сфера языкознания граничит с литературо-
с т и , которые можно с определенной долей ведением, а вместе они соседствуют с фило-
допущения квалифицировать в качестве са- софской эстетикой, и именно поэтому ее все
мостоятельных гуманитарных наук. Основ- чаще называют эстетикой словесного твор-
ным критерием, позволяющим выделять по- чества.
добные сферы, служит притяжение к иной Нас в большей степени будут интере-
научной стихии, влияние другой, соседней с совать новые молодые ветви отечественно-
лингвистикой науки. го древа гуманитарного знания, к числу ко-
Изобразим намеченную модель совре- торых нужно отнести психолингвистику (с
менной лингвистики в виде схемы: примыкающей к ней когнитологией) и линг-
вистику коммуникативную, или лингвисти-
Лингвистика ку речи.
Как уже было сказано, психо-
Линг- Лингвис- лингвистика  – научная область, ко-
Психолинг- Лингво-
вистика тика
вистика поэтика торая тяготеет к психологии и изуча-
языка речи
ет коммуникативную компетенцию в
Прежде всего, здесь нужно признать индивидуально-психологическом аспекте.
суровые очертания традиционной области Несмотря на свою молодость, эта научная
дескриптивного изучения языков. Она сфера имеет достаточно внятно определен-
наиболее удалена от гуманитарной идеи ный предмет; она оперирует категориями
филологии и тяготеет к точным наукам (ма- (языковое сознание, речевое мышление,
тематике и семиотике). Это направление речевая деятельность, речевое поведение и
(назовем его лингвистикой языка) имеет со- т.п.), которые отличают ее от других смеж-
лидную традицию и восходит к штудиям, ко- ных областей. Было бы безответственным
торые были посвящены описанию мертвых утверждать, что к нынешнему моменту об-
языков. Как совершенно справедливо писал лик отечественной психолингвистики име-
еще в конце 20-х годов прошлого столетия ет четкие контуры внешнего и внутреннего
М.М.  Бахтин, «в основе тех лингвистиче- разграничения, что окончательно разрабо-
ских методов мышления, которые приводят тан и упорядочен ее категориальный и тер-
к созданию языка как системы нормативно минологический аппарат и мн. др. Но в то же
тождественных форм, лежит п р а к т и ч е - время не следует преувеличивать степени их
ская и теоретиче ская установка аморфности и релятивизма. Более того, на-
на изучение мертвых чужих язы- личие разных точек зрения, противоречий и
ко в , с о х р а н и в ш и х с я в п и с ь м е н н ы х т.п. создает особую романтическую атмос-
памятниках. феру, когда глянцевый блеск устоявшихся
Нужно со всею настойчивостью под- истин еще не способен затмить яркого света
черкнуть, что эта филологическая установ- новых научных идей. На фоне таких «пожи-
ка в значительной степени определила все лых» наук, какими выглядят языкознание и
лингвистическое мышление европейского психология, психолингвистика смотрится
мира. Над трупами письменных языков сло- юным растущим созданием, черпающим
жилось и созрело это мышление; в процессе энергию для своего развития из противо-
оживления этих трупов были выработаны борств и столкновений различных концеп-
почти все основные категории, основные ций.
Вопросы психолингвистики  213
ПАМЯТИ УЧЕНОГО

В одной из своих публикаций мы под- торой толики научной центрации, о которой


робно рассмотрели теоретическую модель мы писали выше: психолингвистика, как и
современной российской психолингвистики психология, просто не входят в исследова-
(см.: [Седов 2007а]). В дальнейших своих тельский кругозор Татьяны Викторовны.
рассуждениях обратимся к четвертой со- Понятно, что свое различение языковеде-
ставляющей современной лингвистики  – ние / речеведение она возводит к дихотомии
лингвистике коммуникативной. Ф. де Соссюра [1977]. Однако уже Соссюр
Коммуникативная лингвистика, пытался преодолеть ограниченность бинар-
или лингвистика речи, – направление, ко- ной оппозиции, развернуть ее до тетрарной:
торое включает в себя отрасли гуманитарно- кроме категорий langue (язык) и parole (речь)
го знания, исследующие внешние процессы швейцарский лингвист в качестве предмета
и продукты коммуникации. Сюда нужно от- исследования называл faculté du langage (ре-
нести лингвистическую прагматику, социо- чевую способность индивида), т.е. как раз
лингвистику, теорию речевого воздействия то, что составляет предмет психолингвисти-
(неориторику), генристику и мн. др. ки. Позже о «трояком аспекте языковых яв-
На сегодняшний день эта отрасль лений» писал и Л.В. Щерба [1974], который
языкознания выглядит наименее упорядо- предвидел вектор будущего развития отече-
ченной в смысле четкости определения ее ственной лингвистики: именно такое пред-
границ, предмета, задач, методов, основных ставление об общем континууме лингвисти-
категорий и т.п. Отчасти это связано с тем, ки легло в основу концепции теории речевой
что в ее пространстве плохо уживаются от- деятельности А.А.  Леонтьева  – первого ва-
прыски разных научных корней: с одной рианта отечественной психолингвистики
стороны, – это ветви таких импортных экзо- (см.: [Леонтьев 1969]).
тических растений, как прагмалингвистика, Психолингвистика ни по своим зада-
теория речевых актов, социолингвистика, а чам, ни по предмету исследования никак не
с другой – отростки от мощной корневой си- может быть частью речеведения. Это само-
стемы отечественной науки. стоятельная наука, составляющая отдельное
Из многих подходов к построению княжество в диффузном пространстве по-
модели коммуникативной лингвистики нам граничных владений лингвистики и психо-
ближе всего концепция речеведения, раз- логии. См. об этом в: [Седов 2007а]; в своих
работка которой ведется в последнее де- последующих публикациях мы представим
сятилетие (см.: [Кожина 1998; Мишланов читателю более подробную аргументацию
1999; Формановская 2007]). Наиболее си- этого утверждения.
стемно и непротиворечиво она представле- Возвратимся к речеведению. Удачен
на в интересных и содержательных работах выбор термина: во-первых, он однословен,
Т.В.  Шмелевой [1997; 1999; 2000; 2004]. что дает возможность для создания про-
Скажем сразу, что не все суждения ученого изводных  – речевед, речеведческий и т.п.
представляются нам одинаково продуктив- Во-вторых, он более других отвечает сути
ными и справедливыми. В своих собствен- дела: именно речь  – предмет, объединяю-
ных построениях мы пытаемся полемически щий разных исследователей в единое науч-
развить мысли автора, высказанные главным ное направление. Речь  – понятие, которое
образом в небольших по объему статьях, где диалектически сочетает в себе процесс ком-
не всегда есть возможность детальной аргу- муникации и результат этого процесса, т.е.
ментации. речевые произведения в их когнитивном и
Обозначим свое первое несогласие коммуникативном своеобразии. В-третьих,
с определением Шмелевой статуса психо- само это слово русское (не заимствованное),
лингвистики: она явно недооценивает мас- что ориентирует на нашу отечественную
штабы достижений этой области филологии. традицию, или, как пишет Т.В.  Шмелева,
Подобное отношение есть проявление неко- «использование внутренних ресурсов».
214  Вопросы психолингвистики
К.Ф. Седов. Языкознание. Речеведение. Генристика.

В российской науке эта традиция на- полемическое дополнение к концепции


чала складываться еще на рубеже 19 и 20-го Т.В.  Шмелевой. Оно касается толкования
веков фундаментальными трудами И.А. Бо- базового для речеведения термина «речь» и
дуэна де Куртене и продолжалась в иссле- принципов речевой системности. Разраба-
дованиях ученых первой половины 20-го тывая систему категорий речеведения, наме-
века: работами М.М.  Бахтина, В.В.  Вино- чая ее основные задачи, очерчивая границы
градова, Г.О. Винокура, В.М. Жирмунского, ее влияния, Татьяна Викторовна никак не
Б.А. Ларина, Е.Д. Поливанова, Л.В. Щербы, может оторваться от традиционного лигво-
Л.П.  Якубинского и мн. др. Однако при- центрического ракурса рассмотрения нетра-
чудливые зигзаги развития гуманитарной диционных предметов. «Если язык, – пишет
мысли в нашей стране, где не последнюю Шмелева, – это, как всем известно, средство,
роль играло вмешательство сил далеких от инструмент общения, то речь  – это и есть
науки, привело к тому, что традиция эта на языковое общение, или механизмы, принци-
время пресеклась. В результате подобного пы пользования этим инструментом» [1999:
вмешательства в языкознании произошло 5]. Приведенное суждение не отличается
воцарение лингвоцентрического (системо- большой оригинальностью: откройте лю-
центрического) направления, во главу угла бую популярную книжку по языкознанию –
ставившего изучение языка как имманент- и вы встретите что-то подобное. Однако оно
ной структуры. И вот сейчас – самое время не годится для выстраивания концепции ре-
обратиться к животворным истокам нашей чеведения: такая теоретическая установка
отечественной науки. подрезает крылышки, держит исследователя
Прежде всего это относится к научно- на коротком приводе старого лингвоцентри-
му наследию Михаила Михайловича Бахти- ческого подхода, в основе которого запо-
на, имя которого сейчас становится своего ведь  – «язык и ничего, кроме языка; а все
рода знаменем отечественной неолингви- остальное  – от лукавого». И не в том беда,
стики. Одной из многочисленных заслуг что остракизму подвергаются все «неязыко-
Т.В.  Шмелевой стало то, что она одной из вые» составляющие общения (невербальные
первых обратилась к трудам Бахтина и, пре- компоненты), роль которых в успешности
жде всего, к его знаменитой сейчас незавер- коммуникации сопоставима с ролью языко-
шенной статье о речевых жанрах [Бахтин вых элементов. Беда – в нежелании выйти за
1996]. Энергия мысли, запечатленная в этой пределы привычного круга категорий в со-
статье, оказалась настолько зиждительной, седние научные пространства.
что она смогла породить в нашей стране це- Преодоление основного противоречия
лое научное направление, именуемое чаще концепции Т.В.  Шмелевой и, что гораздо
жанроведением или генристикой (подроб- важнее,  – значительный шаг вперед к по-
нее см.: [Антология речевых жанров 2007; строению методологии речеведения видится
Жанры речи 1-5, 1997-2007]). нам в обращении к трудам все того же Ми-
Подчеркнем еще раз, категория «рече- хаила Михайловича Бахтина, к его лингви-
вой жанр» – ключевая в построении модели стической философии, которую он называл
речеведения. Кроме нее, Т.В. Шмелева наме- «социологическим методом в науке о язы-
чает следующий набор характеристик речи: ке». «Речевое сознание говорящих, – пишет
сфера, фактура, поведение, роль, речевые Бахтин,  – в сущности, с формой языка как
стратегии и тактики. Мы полностью раз- такой и с языком как таким вообще не имеет
деляем справедливость и продуктивность дела. В самом деле, языковая форма, данная
приведенного набора: именно он создает говорящему <...> лишь в контексте опреде-
специфическую речеведческую парадигму ленных высказываний, дана, следовательно,
изучения речевого континуума. лишь в определенном идеологическом кон-
Прежде чем мы рассмотрим эти кате- тексте. Мы, в действительности, никогда
гории более подробно, выскажем еще одно не произносим слова и не слышим слова, а
Вопросы психолингвистики  215
ПАМЯТИ УЧЕНОГО

слышим истину или ложь, доброе или злое, вождается социальными актами неречевого
важное или неважное, приятное или непри- характера (трудовыми актами, символиче-
ятное и т.д.» [Бахтин 2004: 88]. скими актами ритуала, церемонии и пр.), яв-
Иными словами, для продуктивного ляясь часто только их дополнением и неся
исследования речи  – процесса и результа- лишь служебную роль» [Там же: 100-101].
та повседневной (в широком смысле этого В рамках подобных теоретических
слова) коммуникации – необходимо сменить установок речь  – это вовсе не то, «что мы
точку зрения, танцевать, говоря фигурально, делаем с языком» [Шмелева 1999: 5], а то,
не от языка, а от социальной реальности, от как мы общаемся друг с другом в ходе со-
закономерностей социального взаимодей- циально значимого взаимодействия. И пер-
ствия людей. И тогда сразу проявляют себя вично здесь социальное бытие, а не язык с
пограничные с речеведением науки, спо- его жесткой структурой. А потому речевая
собные питать его энергией своих достиже- системность есть отражение системности
ний – социология и социальная психология. нашего социального существования. В ка-
Однако продолжим цитирование М.М. Бах- ких же категориях можно измерять речь?
тина. Конечно же, в категориях современной
«Организующий центр всякого выска- генристики, наиболее важной среди которых
зывания, всякого выражения,  – пишет наш выступает речевой жанр, понимаемый как
великий соотечественник, – н е в н у т р и , а в е р б а л ь н о - з н а ко в о е оформление
во-вне: в социальной среде, окру- т и п и ч е с ко й ситуации социаль-
ж а ю щ е й о с о б ь (Здесь и далее разрядка н о г о в з а и м о д е й с т в и я л юд е й . Глав-
моя – К.С.) <…> Всякое высказывание, как ное, что подчеркивает данное определение,
бы оно ни было значительно и закончено это первичность в предлагаемом подходе
само по себе, является лишь моментом не- социально-психологического взаимодей-
прерывного речевого общения (жизненного, ствия людей. Именно жанры речи – «приво-
литературного, познавательного, политиче- дные ремни от истории общества к истории
ского). Но это непрерывное речевое обще- языка» [Бахтин 1996: 165] – составляют тот
ние само, в свою очередь, является лишь промежуточный слой языкового сознания
моментом непрерывного всестороннего человека, в котором глубинные образно-
становления данного социального коллек- когнитивные конструкты связаны с языко-
тива. Отсюда возникает важная проблема: вой репрезентацией накопленных знаний. К
изучение связи конкретного взаимодействия числу речевых жанров можно отнести раз-
с внесловесной ситуацией, ближайшей, а че- говор по душам, болтовню, ссору, светскую
рез нее и более широкой. Формы этой связи беседу, застольную беседу, анекдот, флирт
различны, а в связи с той или иной формой и т.п. Речевой жанр – центральная единица
различные моменты ситуации получают раз- предлагаемой нами типологии.
личное значение (так, различны эти связи с Мы совершенно не разделяем точ-
различными моментами ситуаций в художе- ку зрения таких ведущих жанроведов, как
ственном общении или общении научном). В.В.  Дементьев и Т.В.  Шмелева, о состоя-
Н и ко гд а р е ч е в о е о б щ е н и е н е с м о - нии стагнации, которую якобы переживает
жет быть понято и объяснено вне современная отечественная генристика (см.
э т о й с в я з и с ко н к р е т н о й с и т у а ц и - [Дементьев, Фенина 2005: 6; Шмелева 2004:
е й . Словесное общение неразрывно спле- 30]). К началу нового столетия были вы-
тено с общениями иных типов, вырастая сказаны, как нам представляется, не «про-
на общей с ними почве производственно- граммные идеи» теории речевых жанров
го общения. Оторвать слово от этого вечно (как пишет Т.В.  Шмелева), а довольно по-
становящегося, единого общения, конечно, верхностные суждения «с позиции здравого
нельзя. В этой своей конкретной связи с смысла». Сейчас же построение прочного
ситуацией речевое общение всегда сопро- теоретического фундамента речеведения  –
216  Вопросы психолингвистики
К.Ф. Седов. Языкознание. Речеведение. Генристика.

дискурсно-жанровой модели членения Дискурс предстает как макроединица


коммуникативного пространства – идет пол- речевого континуума, отражающего рече-
ным ходом. Напомним систему ее основных вое поведение носителей языка. При этом
категорий. в качестве концептуальной базы формиро-
Первая составляющая термина вания речеведения больше всего подходит
(дискурсно-жанровый) мотивирована ак- социально-прагматический аспект теории
тивным вовлечением в перечень основных дискурса (см: [Карасик 2002; Олянич 2004;
категорий речеведения категории «дис- Шейгал 2000]). Такой «подход к дискурсу не
курс». В современной науке нет единства в противоречит структурно-стилистическому
толковании значения этого термина. Одна- подходу, а переакцентирует внимание иссле-
ко ныне в большинстве работ отечествен- дователей: в соответствии с основной зада-
ных и зарубежных ученых (см.: [Арутю- чей прагмалингвистики в центре внимания
нова 1999; Карасик 2002; Макаров 2003; оказывается речевое действие, участниками
Седов 2008a; Шейгал 2000] и мн. др.) сло- которого выступают определенные типы
жилась традиция, в рамках которой под языковых личностей, действующие в рам-
словом д и с к у р с понимается целостное ках определенных обстоятельств и условий
речевое произведение в многообразии его общения» [Карасик 2002: 27.]. Социально-
когнитивно-коммуникативных функций. прагматическая концепция дискурса опи-
Мы не ставим своей задачей подробное ре- рается на типологию сфер общения и ком-
ферирование и критический анализ всех на- муникативных ситуаций, которая строится
копившихся к настоящему времени точек на основе противопоставления личностно-
зрения на рассматриваемый феномен. Рас- ориентированного (персонального) /
ставим лишь некоторые акценты, необходи- статусно-ориентированно (институциональ-
мые для уточнения методологического фун- ного) типов дискурсов. Каждая разновид-
дамента речеведения. По нашему мнению, ность дискурса нуждается в более дробном
наиболее удобной рабочей дефиницией дис- членении, сочетающем в себе представле-
курса может быть определение с позиций ния о специфике той или иной социальной
феноменологического подхода. Д и с к у р с   – сферы общения и индивидуальных особен-
ц е л о с т н о е з н а ко в о е п о с т р о е н и е ностей языковых личностей, принимающих
( в е р б а л ь н о е и н е в е р б а л ь н о е ) , ко - участие в интеракции. Возможность такой
торо е от ражает и сопровождает дифференцации дает система единиц ген-
проце сс социа льного взаимодей- ристики, где в качестве центральной катего-
с т в и я л юд е й . рии, как уже было сказано, выступает кате-
Подчеркнем интерактивную природу гория «речевой жанр».
дискурса: он запечатлевает в себе взаимо- Для обозначения ж а н р о в ы х ф о р м ,
действие, диалог (см.: [Макаров 2003]). В предст авляющих собой одноакт-
своей объективности дискурс напоминает н ы е в ы с к а з ы в а н и е , мы предлагаем
многогранный кристалл, стороны которо- термин субжанр. В конкретном внутрижан-
го способны отражать различные особен- ровом взаимодействии чаще всего выступа-
ности этого взаимодействия: национально- ют в виде тактики, основное предназначе-
этническую, социально-типическую ние которой  – менять сюжетные повороты
(жанровую), прагмалингвистическую, в развитии интеракции. Нужно особо отме-
формально-структурную и мн. др. Каждая тить способность субжанров к мимикрии в
из граней рассматриваемого феномена мо- зависимости от того, в состав какого жанра
жет стать основанием для выделения осо- они входят. Так, колкость в светской беседе
бого аспекта его рассмотрения, который, в отлична от колкости в семейной ссоре и т.п.
свою очередь, способен сформировать само- Логика подобной терминологической диф-
стоятельный раздел в общей теории речеве- ференциации жанровых форм подталкивает
дения. к выделению в общем пространстве жан-
Вопросы психолингвистики  217
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

ров бытового общения макроообразований, При том что жанр предписывает язы-
т.е. речевых форм, которые сопровождают ковым личностям определенные нормы ком-
социально-коммуникативные ситуации, муникативного взаимодействия, каждое та-
объединяющие в своем составе несколько кое жанровое действие уникально по своим
жанров. свойствам. Разные жанры дают участникам
Такие образования мы предлагаем на- общения неодинаковый набор возможно-
зывать гипержанрами, или гипержанровы- стей: так, одна степень языковой свободы –
ми формами. Так, например, можно выде- в разговоре по душам и совершенно другая –
лить гипержанр застолье, в состав которого в семейной ссоре. Вариативность в выборе
войдут такие жанры, как тост, застольная речевых средств выражения внутри жанра
беседа, рассказ и т.п. Другая гипержанровая предопределяется стратегиями и тактика-
форма – семейный гипержанр; он включает ми речевого поведения. Внутрижанровая
в себя такие жанры, как семейная беседа, тактика – это р е ч е в о й а к т, о б с л у ж и -
ссора и т.п. В рамках гипержанра друже- вающий трансакцию (в монологи-
ское общение можно выделить такие жан- ч е с ко м ж а н р е э т о с в е р х ф р а з о в о е
ры, как болтовня и разговор по душам и т.д. единство, выступающее в роли
Единый континуум повседневного общения минимальной текстовой едини-
представляет собой систему текучих, меня- ц ы   – м и к р о т е к с т а ) , ко т о р ы й о б о -
ющихся во времени и в пространстве форм з н ач а е т с юже т н ы й п о в о р от в р а м -
речевого поведения, которые способны ках внутрижанровой интеракции.
мгновенно реагировать на любое изменение В том случает, когда тактика существует
в структуре социального взаимодействия в общении вне жанровой формы, она ста-
внутри того или иного этноса. Явления «жи- новится самостоятельным жанровым об-
тейской идеологии» (М.М.  Бахтин), быто- разованием  – субжанром. Стратегии вну-
вого социума, которые исчезают из жизни, трижанрового поведения о п р е д е л я ю т
заставляют отмирать или видоизменяться общую тональность внутрижанро-
речевые жанры, отражающие эти типиче- вого общения. Они зависят от ин-
ские социально-коммуникативные ситуации дивидуальных особенностей язы-
прошлого. Например, на периферию жанро- ко в ы х л и ч н о с т е й , в с т у п а ю щ и х в
вого пространства уходит когда-то весьма общение и влияют на тактические
актуальный гипержанр общения на кухне предпочтения говорящего.
в коммунальной квартире; зато формиру- Нужно сказать, что различные ситуа-
ются новые жанры, связанные с новыми ции социального взаимодействия людей
социально-типическими ситуациями, на- предоставляют говорящим разную степень
пример: жанр разборки при автомобильной стратегической и тактической свободы.
микроаварии, вызванной столкновением ма- Здесь прежде всего различаются п и с ь м е н -
шин. Подобная текучесть, незавершенность н ы е и у с т н ы е жанры речи. Устный и
норм внутрижанрового поведения позволя- письменный тексты находятся как бы на раз-
ет выделить в рамках предлагаемой типоло- ном расстоянии от их создателя. Письмен-
гии переходные формы, которые осознаются ная речь вынуждена опираться на наиболее
говорящими как нормативные, но распола- формальный, технический способ развора-
гаются в межжанровом пространстве. чивания мысли в слово, потому письменные
Такого рода жанровые образования жанры дают автору сообщения значительно
мы предлагаем называть жанроидами. Так, меньшую свободу для языкового варьиро-
можно, например, выделить жанроид, пред- вания, нежели жанры речи устной, широко
ставляющий собой гибрид болтовни и раз- использующей преимущества и недостатки
говора по душам, жанроид, сочетающий непосредственного общения. Так, в речевых
в себе элементы ссоры и семейной беседы жанрах заявления, объяснительной записки,
(конфликтная семейная беседа) и т.п. даже письменного научного отчета значи-
218  Вопросы психолингвистики
К.Ф. Седов. Языкознание. Речеведение. Генристика.

тельно меньше проявляется индивидуаль- меру вариативности в рамках нормативного


ные стиль личности, чем, скажем, в жанре речевого поведения. Здесь нужно иметь в
светской беседы или публичной лекции. виду только одну закономерность: чем боль-
Особенно стандартизированы жанры дело- ший спектр языковых возможностей пре-
вого дискурса. доставляет речевой жанр говорящему, тем
Сказанное позволяет противопоста- больше языковая личность может проявить
вить по степени вариативности (жанровой индивидуальные особенности в пределах
свободы) жанры о ф и ц и а л ь н о й ( п у - нормативного речевого поведения. В рам-
бличной) / неофициальной (быто- ках нежестких ситуаций речевого общения
в о й ) речи. Можно, к примеру, говорить необходимо соблюдать общую тональность,
о разных стратегических возможностях у задаваемую гипержанром, использовать раз-
научного доклада или интервью и болтов- нообразные жанры речевого взаимодействия
ни или бытовой ссоры. Разработка общей в рамках общего события, определяюще-
теории речевых жанров неизбежно сталки- го гипержанр, и наконец, гибко применять
вается с целой серией вопросов о существо- тактики внутрижанровой интеракции в ходе
вании и функционировании жанровых норм развития коммуникации. Результативное и
речевого поведения людей. эффективное разворачивание интеракции
Жанровые нормы в меньшей степени в типических ситуациях устного публич-
подчиняются формализации, нежели орто- ного официального общения предполагает
логические нормы литературного языка. использование многообразных тактик р и -
Как справедливо отмечает Е.Ф.  Тарасов, т о р и ч е с ко г о о б щ е н и я (к их числу, на-
поведение членов социума «определено пример, можно отнести знаменитые топики
социально-кодифицированными и некоди- красноречия).
фицированными нормами. Знание этих норм Значительное теоретическое про-
характеризует личность как общественное странство речеведения располагается между
существо, и следование этим нормам со- проблемами «жанр и социальная группа» и
ставляет одну из существенных сторон бы- «жанр и личность».
тия личности» [Тарасов 1974: 272]. Важ- Первая из названных проблем чаще
нейшей характеристикой жанровой нормы затрагивает область лингвокультурологии,
и должно быть соответствие речевых форм определяющей круг задач генристики по-
социальной ситуации взаимодействия лю- исками этнолингвистических отличий в
дей. Мера нормативности речевого поведе- структуре и семантике одноименных жан-
ния в разных жанрах зависит о т с т е п е н и ров речи (см., например: [Дементьев Фенина
ж е с т ко с т и , формализованно сти 2005; Дементьев 2007a; 2007b; Ларина 2003;
с о ц и а л ь н ы х о т н о ш е н и й в разных сфе- Седов 2006; Слышкин 2004]). В этой связи
рах общения. К числу жестко нормативных нам кажется чрезвычайно важной и продук-
можно отнести многочисленные ситуации тивной мысль о том, что разные культуры
делового, военного и т.п. институциональ- оказывают разные предпочтения разным
ного общения. Ненормативные ситуации жанрам, структурирующим коммуникатив-
социального взаимодействия индивидов (и ное пространство этноса. Как справедливо
прежде всего  – многообразные ситуации пишет В.В. Дементьев, существует «только
повседневного бытового общения) предо- один, действительно важный, признак, кото-
ставляют говорящему большую свободу в рый может быть положен в основу лингво-
построении внутрижанровой интеракции. культурологической / концептологической
При этом категорию ненормативности сле- типологии РЖ: деление жанров и жанровых
дует понимать как относительную: разные образований, используемых в коммуника-
ситуации устной коммуникации характери- тивном пространстве внутри определенной
зуются неодинаковой степенью жесткости, речевой культуры, на поддерживаемые дан-
и эта степень может расширять или сужать ной культурой и не поддерживаемые ею»
Вопросы психолингвистики  219
ПАМЯТИ УЧЕНОГО

[Дементьев, Фенина 2005: 11]. кативного конфликта между студентками,


Этнические отличия в построении проходившими под его руководством диа-
внутрижанрового взаимодействия демон- лектологическую практику, и местными жи-
стрируют н е й т р а л ь н ы е ж а н р ы п о - телями небольшого села, причиной которого
в с е д н е в н о г о о б щ е н и я , которые в стало неумение городских девушек строить
отечественной генристике часто называют коммуникацию в соответствии с нормами
терминами болтовня (бытовой разговор), сельского нейтрально-жанрового общения.
разговор по душам и светская беседа (свет- Специфика жанрового мышления обитате-
ский разговор). Все они выступают варианта- лей деревни относится к числу белых пятен
ми общего инварианта – жанра разговор – и речеведения. В еще большей степени это
могут различаться на основе эмоционально- относится к жанровой картине небольших
концептальных признаков (см.: [Седов 2006; городков – районных центров, бывших уезд-
Седов (в печати)]). ных городов и т.п. – речежанровая идентич-
Эмоционально-концептуальные несо- ность которых определяет своеобразие язы-
впадения жанровой лингвокультурной кар- кового сознания их жителей.
тины мира приводят к тому, что Г.Г. Слышкин Больше других социальных сфер,
предлагает называть ко н ц е п т у а л ь н ы м определяющих жанровую идентичность
д и с с о н а н с о м . Именно этим объясняет- сознания, повезло в речеведении профес-
ся то, что англичане считают русских или сиональным большим и малым социальным
грубыми ((–) в жанре бытовой разговор), группам. Основная заслуга здесь принад-
или навязчивыми ((–) в жанре разговор по лежит Волгоградской школе дискурсивной
душам); поляки приписывают нашим соот- лингвистики, известной у нас, как школа
ечественникам неумение строить «вежливое В.И.  Карасика (см., например: [Жура 2008;
общение» и излишнюю откровенность ((–) в Карасик 2002; Шейгал 2001] и др.). Довольно
жанре разговор по душам); немцы считают подробно изучены жанровые предпочтения
нас излишне легкомысленными ((–) в жанре политического, медицинского, педагогиче-
бытовой разговор). Соответственно, англи- ского дискурса. Другие профессиональные
чане кажутся нам отчужденными и фальши- сферы ждут своих исследователей.
выми, поляки  – неискренними и хитрова- К числу неисследованных пространств
тыми, немцы – мнительными и ригидными. речеведения относится и комплекс проблем
Определение своего/чужого по жанровому онтогенеза жанрового мышления, жанровой
признаку можно назвать ч у в с т в о м ж а н - компетенции. Во многих своих публикаци-
ровой идентичности. ях не раз мы ставили проблему изучения
Развивая мысль о воздействии социума д е т с ко го п е р с о н а л ь н о го д и с -
на структуру жанра, мы приходим к выводу к у р с а , под которым мы понимаем ком-
о том, что в рамках одного этноса разные муникативное пространство, отражающее
социальные образования также способны каждодневное речевое поведение становя-
поддерживать / не поддерживать разные щейся языковой личности. Формирование
речевые жанры или их варианты. Так, пре- жанровой компетенции неизбежно оказыва-
жде всего необходимо поставить проблему ется в центре коммуникативной онтолингви-
территориальной и региональной жанровой стики. Если говорить об истоках жанрового
идентичности языкового сознания. В док- мышления, то их следует искать уже в мла-
торской диссертации В.Е.  Гольдина [1997] денческом возрасте, в самом начале жизни
впервые была высказана мысль об отличии человека. Здесь мы как бы сталкиваемся с
жанроворечевых картин мира села и горо- парадоксом: жанровое мышление начинает
да. Любой уроженец крупного областного формироваться значительно раньше первых
центра испытывает некоторую неловкость вербальных проявлений, задолго до начала
в общении с деревенскими жителями. Ав- образования у ребенка языковой структуры.
тор этих строк был свидетелем коммуни- Повторяющиеся ситуации взаимодействия
220  Вопросы психолингвистики
К.Ф. Седов. Языкознание. Речеведение. Генристика.

ребенка с взрослыми у ж е з а к л а д ы - ние, где жанровый слой выступает в виде


вают протожанровую о снову «приводных ремней», соединяющих глу-
ком м у н и кат и в н о й ком п е т е н - бинный концептуальный подвал, где хра-
ц и и я з ы к о в о й л и ч н о с т и , которая нится социальный опыт, с верхним уровнем
станет базой для формирования ее дискур- языковых сетей, где знания репрезентиру-
сивного мышления. В х о д е с в о е г о с о - ются в вербальный дискурс. В этом случае
ц и а л ь н о г о с т а н о в л е н и я я з ы ко в а я речеведение вторгается в недавно сформи-
личность «врастает» в систему ровавшуюся область антрополингвистики,
жанровых норм. В свою очередь которая получила название лингвоперсоно-
эта система «врастает» в созна- логии, или лингвистики индивидуальных
ние говорящего индивида по мере различий (подробнее см.: [Карасик 2007;
его социализации, определяя уро- Седов 2008a]). Для моделирования жанро-
в е н ь е г о ко м м у н и к а т и в н о й ко м - вой компетенции индивидуального челове-
петенции, влияя на характер его ка нами введено понятие « л и ч н о с т н ы й
д и с к у р с и в н о г о м ы ш л е н и я . При этом ко м п л е к с » , где в качестве критериев для
каждый возраст имеет свою жанровую иден- создания речевого портрета личности через
тичность: свои речежанровые предпочтения призму жанровой компетенции использу-
демонстрируют дошкольники, подростки ются стратегические особенности речевого
и т.д. Молодежь, как возрастная и социаль- поведения, жанровые и тактические предпо-
ная группа, кроме возрастной речежанровой чтения в построении дискурса (подробнее
идентичности, различается и по иным при- см.: [Седов 2007b; 2008b]). Разные по ком-
знакам социальной принадлежности. муникативным чертам характера личности
Логика приведенных выше рассужде- в сходных ситуациях социального взаимо-
ний предполагает все большее сужение со- действия будут демонстрировать различия в
циального пространства обитания челове- речежанровой идентичности.
ка до таких малых социальных групп как Высказанные соображения не исчер-
неформальные объединения по интересам пывают круг проблем современного речеве-
(рыбалка, охота, фитнес, огородничество, дения. Они намечают лишь один из векторов
баня и т.п.). Здесь мы тоже можем встретить ее развития – движение в сторону социаль-
речежанровую идентичность. Предпослед- ной психологии и социологии. Однако не в
ней ступенью в выделении критериев диф- этом пафос статьи. Существование лингви-
ференциации коммуникативного простран- стики в современной культурной ситуации
ства будет семья, семейная коммуникация, невозможно в условиях самоизоляции от
которая также уникальна по жанровым при- других сфер знаний. Обращение же к дости-
знакам. жениям других наук позволит расширить ее
Наконец, последним звеном в цепи пространство и открыть новые перспекти-
проблем изучения жанровой компетенции вы, возвращая ее к человеку и его социаль-
будет индивидуальный человек, его созна- ному бытию.

Вопросы психолингвистики  221


ПАМЯТИ УЧЕНОГО

Литература

Аверинцев С.С. Филология // Литературный энциклопедический словарь. – М., 1987.


Антология речевых жанров: Повседневная коммуникация / Под ред. К.Ф.  Седова. –
М., 2007.
Арутюнова Н.Д. Дискурс // Лингвистический энциклопедический словарь. – М., 1990.
Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. – М., 1998.
Бахтин М.М. Проблема речевых жанров // Бахтин М.М. Собрание сочинений в семи
томах. – М., 1996. Т.5.
Бахтин М.М. Марксизм и философия языка // Общая психолингвистика: Хрестоматия.
– М., 2004.
Беликов В.И., Крысин Л.П. Социолингвистика. – М., 2001.
Бодуэн де Куртенэ И.А. Избранные труды по общему языкознанию. – М., 1963. Т.2.
Гольдин В.Е. Теоретические проблемы коммуникативной диалектологии: Дис. в виде
научного доклада … докт. филол. наук. – Саратов, 1997.
Горелов И.Н., Седов К.Ф. Основы психолингвистики. [6-е пер. и доп. изд.]. – М., 2008.
Дементьев В.В. Аспекты проблемы «жанр» и «культура» // Жанры речи. – Саратов,
2007. Вып. 5. Жанр и культура. (Дементьев 2007а)
Дементьев В.В. Изучение речевых жанров в России: Аспект формализации социально-
го взаимодействия // Антология речевых жанров: Повседневная коммуникация. – М., 2007.
(Дементьев 2007b)
Дементьев В.В., Фенина В.В. Когнитивная лингвистика: внутрикультурные речежанро-
вые ценности // Жанры речи. – Саратов, 2005. Вып. 4. Жанр и концепт.
Жанры речи. – Саратов, 1997–2007. Вып. 1-5.
Жура В.В. Дискурсивная компетенция врача в устном медицинском общении. – Вол-
гоград, 2008.
Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. – Волгоград, 2002.
Карасик В.И. Языковые ключи. – Волгоград, 2007.
Клюев Е.В. Речевая коммуникация: Успешность речевого взаимодействия. – М., 2002.
Кожина М.Н. Речеведческий аспект теории языка // Stylistyka. VII. Opole, 1998.
Кожина М.Н., Дускаева Л.Р., Салимовский В.А. Стилистика русского языка. – М., 2008.
Ларина Т.В. Категория вежливости в английской и русской коммуникативных культу-
рах. – Волгоград, 2003.
Леонтьев А.А. Язык. Речь. Речевая деятельность. – М., 1969.
Макаров М.Л. Основы теории дискурса. – М., 2003.
Михальская А.К. Основы риторики: Мысль и слово. – М., 1996.
Мишланов В.А. Предмет речеведения и его отношение к лингвистике // Речеведение.
Научно-методические тетради. № 1. – Новгород, 1999.
Олянич А.В. Презентационная теория дискурса. – Волгоград, 2004.
Русская разговорная речь. – М., 1973.
Речеведение: Научно-методические тетради № 1-2. – В. Новгород, 1999-2000.
Седов К.Ф. Нейтральные жанры в коммуникативном пространстве современной Рос-
сии // Stylistyka XV. 2006. Opole, 2006.
Седов К.Ф. Принципы построения современной отечественной психолингвистики //
Вопросы психолингвистики. 2007. № 5. (Седов 2007а)
Седов К.Ф. Человек в жанровом пространстве современной коммуникации // Антоло-
гия речевых жанров: Повседневная коммуникация. – М., 2007. (Седов 2007b)

222  Вопросы психолингвистики


К.Ф. Седов. Языкознание. Речеведение. Генристика.

Седов К.Ф. Теоретическая модель психолингвоперсонологии // Вопросы психолинг-


вистики. 2008. № 7. (Седов 2008a)
Седов К.Ф. Онтопсихолингвистика. – М., 2008. (Седов 2008b)
Седов К.Ф. Жанровая компетенция личности и эмоции. (в печати).
Слышкин Г.Г. Речевой жанр: перспективы концептологического анализа // Жанры
речи. – Саратов, 2005. Вып. 4. Жанр и концепт.
Соссюр Ф. де. Труды по языкознанию. – М., 1977.
Стернин И.А. Введение в речевое воздействие. – Воронеж, 2001.
Тарасов Е.Ф. Социолингвистические проблемы теории речевой коммуникации //
Основы теории речевой деятельности. – М., 1974.
Формановская Н.И. Речевое взаимодействие: Коммуникация и прагматика. – М., 2007.
Хорошая речь. – М, 2007.
Шейгал Е.И. Семиотика политического дискурса. – Волгоград, 2000.
Шмелева Т.В. Речеведение: в поисках теории // Stylistyka. VI. 1997. Opole, 1997.
Шмелева Т.В. Так что же такое речь? // Речеведение: Научно-методические тетради.
№ 1. – В. Новгород, 1999.
Шмелева Т.В. Речеведение’2000 // Речеведение: Научно-методические тетради. № 2.
– В. Новгород, 2000.
Шмелева Т.В. Речеведение в современной русистике // Русский язык: исторические
судьбы и современность. – М., 2004.
Щерба Л.В. О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании //
Щерба Л.В. Языковая система и речевая деятельность. – М., 1974.

ψλ Вопросы психолингвистики  223