Вы находитесь на странице: 1из 202

Предисловие

До сих пор ярко сверкают, переливаются ...Но было совсем не смешно вспоминать
радужными красками узоры, в ы п о л н е н н ы е на с л ы ш а н н ы е в экспедициях рассказы стариков
одеждах, скатертях, полотенцах безвестными о том, как в годы Великой отечественной вой-
мастерицами прошлых веков. Эти символиче- ны, а порою - и совсем ещё недавно, варварски
ские изображения д о л ж н ы были, по м н е н и ю уничтожались сотни народных «украс» с изо-
наших прадедов, принести своим владель- бражением свастики - одного из любимейших
цам удачу и благополучие, спасти «от глада и славянских орнаментов. А уж передовые тех-
мора», отвратить воздействие злых сил, защи- нологии X X I века грозят окончательно стереть
тить ратника от ран на поле брани, способство- с лица Земли русские народные промыслы с их
вать продолжению рода. Вплоть до середины малой производительностью и примитивными
X I X столетия «украсы» не и з м е н я л и , дабы не технологиями.
нарушить и не исказить древний с в я щ е н н ы й И всё же, несмотря ни на что, орнамент жи-
смысл, передавали из поколения в поколение, вёт. По сию пору находятся люди, умеющие
тщательно соблюдая «каноны». Орнаменты украшать и желающие носить традиционные
сродни д р е в н и м письменам и подобно им спо- русские одежды. Долгими зимними вечерами
собны многое поведать о м и р о с о з е р ц а н и и че- славянские девушки и ж е н щ и н ы при лучине
ловека тех далёких эпох. Долгое время люди вышивали и ткали узоры - один другого за¬
помнили о назначении орнаментов. Ещё в тейливее, украшая ими свою «сряду», чтобы
20-30-х годах XX века ж и т е л ь н и ц ы некоторых потом, на празднике, щеголять перед «об-
северных русских деревень д е м о н с т р и р о в а л и чеством». Только ли красоту они ощущали?
свои знания смысла изображаемого узорочья Только ли желание творческого самовыраже-
перед старейшей мастерицей села на особых ния руководило ими? Или было и продолжает
«считках»: молодые девушки п р и н о с и л и на бытовать сегодня в древних символах что-то
посиделки готовые работы и рассказывали очень важное - нам, н ы н е ш н и м , неведомое?
о них перед «всем миром» [1]. Кое-где в глу¬
бинке ещё можно услышать древние названия
узоров: «водяник», «Перун», хотя объяснить Впервые мне п р и ш л о с ь столкнуться с нео-
их смысл мастера чаще всего не в состоянии. б ы ч н ы м и свойствами народного орнамента в
И, тем не менее, древние узоры живут. Живут юности, когда я работала в Рязанском историко-
и радуют своей красотой. Живут иногда во- архитектурном музее-заповеднике. Нужно
преки убеждениям общества или отдельных было сфотографироваться в старинном народ-
его групп, вопреки установкам того или ино- ном наряде. В соборе, где проходили съемки,
го государственного режима. Как-то работая из-за холода приходилось носить меховую под-
в архиве Рязанского историко-архитектурного дёвку, н о . . . стоило надеть расшитые льняные
музея-заповедника, я немало посмеялась, чи- одежды, как вдруг стало тепло: тонкая ткань
тая переписку рязанского градоначальника и грела! Н е п о с т и ж и м ы м образом! Позднее, ожи-
Скопинского епископа (XIX век): оба корре- дая рождения ребёнка, я поняла, что народные
спондента и з о щ р е н н о ругали «развратных» узоры, которые выполняли русские женщины,
русских баб, которые, несмотря на великие помимо красоты дарили будущей матери также
церковные п р а з д н и к и , упрямо разгуливали по спокойствие и т е р п е н и е . Когда я рисовала ор-
городу в «непристойно» расшитом «нижнем» наменты для намеченных работ - самочувствие
белье - народной рубахе с в ы ш и в к а м и по по- моё чудесным образом улучшалось, проходили
долу. Обычай требовал, чтобы в ы ш и в к и вы- отёки. Позже, овладев ремеслом ручного тка-
ставляли напоказ, а мастерицы изображали чества, стала замечать, как меняется моё на-
на них то р о ж а ю щ у ю женщину, а то и «узоры строение в процессе изготовления по-разному
первой ночи». о р н а м е н т и р о в а н н ы х изделий.