Вы находитесь на странице: 1из 12

Т ЕО Р ИЯ АРХ ИТ ЕКТ У РЫ

ПРИНЦИПЫ КОМПОЗИЦИОННО-ПРОСТРАНСТВЕННОГО ПОСТРОЕНИЯ


ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЧАСТИ НОВЫХ СТОЛИЦ (НА ПРИМЕРЕ ГОРОДОВ
КАНБЕРРЫ, НОВОГО ДЕЛИ, АБУДЖА)
УДК: 711.4.01 Кузнецова Мария Викторовна
ББК: 85.118

соискатель,
Московский архитектурный институт (государственная академия),
Москва, Россия, e-mail: mariagrado@mail.ru

Аннотация
Нача ло XX в. оз н амен овалос ь с троит ель ством н овых столиц Австралии, Инд ии,
Пакис тан а, Браз илии, Ниге рии, Ш ри-Лан ка, Каз ахс тан а, Танз ан ии и д р. Город а,
включе нн ые в гран ицы иссле дования , выбран ы с п озиции с озд ания «ид еальн ого» город а
буд ущего в а вт орской инт е рпре тации, а т акже спрое кт ирован ные н а свободн ой от
з астройк и те рритории . В д анн ой ст ать е д ля подробн ого рассмот ре ния выбран сре з
композ ици онн о-планировоч ных з акон оме рност ей при п острое н ии це н тральн ой час ти
город а.

Ключевые слова
цен тры город ов, град ос троит ельная композ иция, стру кту рные элеме н ты план а,
Кан берра, Новый Дели, Абуд жа

Богатый опыт строительства новых столичных городов ХХ–ХХI вв. дает возможность
последовательного рассмотрения композиционных решений их центральных частей. В
процессе роста и развития города,центральное ядро, как правило, остается неизменным,
следовательно, оно должно содержать необходимый потенциал для обеспечения дальнейшего
устойчивого развития. Центр столицы представляет собой целую систему административно-
управленческих, общественно-деловых (коммерческих), культурно-просветительских и
торговых функций. Здесь наиболее важно выявить масштаб, подчеркнуть символизм и
эстетическую (художественную) ценность градостроительной композиции, особенно для новых
столиц, спроектированных на малоосвоенной территории. Рассматриваемые в статье объекты
были выбраны с позиции создания «идеального» города (в соответствии с требованиями своего
времени), а также были воплощением идеи о «городе будущего».
Как показывает исследование, Канберра, несмотря на временную отдаленность от наших
дней (1912) и недостатки с точки зрения пространственно-расселенческих и плотностных
характеристик, содержит как композиционные, так и художественные идеи, во-первых, начиная
с образного и живописного осмысления предложенной для строительства территории на
предпроектной стадии, во-вторых, на концептуальном уровне. Проект иллюстрировал методику
подхода к созданию «города будущего», опираясь на предшествующий градостроительный
опыт. Эти два положительных момента позволили более внимательно рассмотреть проект
архитекторов Уолтера и Марион Гриффин, победителей конкурса в 1912 г. (рис. 1).
Казалось бы, жесткая, многовекторная и многофокусная композиция плана декларировала
стабильность и законченность. С другой стороны, в ней заложена возможность развития,
изменяемости как реакция на факторы, требующие саморазвития, на первый взгляд, уже
сложившейся градостроительной формы.
Чтобы определить глубину планировочных идей оригинального плана Канберры,
рассмотрим формализованную схему построения пространства городской среды (рис. 2),
основанную на двух главных перпендикулярных осях-проспектах – «сухопутной оси» и «оси

18
Архитектон: известия вузов № 48 / Декабрь 2014 ISSN 1990-4126

а. б. в.
Рис. 1. Образ Города Будущего в проекте архитекторов Уолтера и Марион Гриффин г. на плане столицы
Австралии г. Канберры. 1912. Источник: h p://www.aa.gov.au/cgi-bin/Search?Number=4185438&O=I , h p://
www.idealcity.org.au/pic-4-environs.html

Рис. 2а. Формализованная схема У. Б. Гриффина в конкурсном проекте Канберры.


Адаптирована М.В. Кузнецовой

19
Рис. 2б. Формализованная схема проекта г. Канберры Выполнена автором статьи. Источник: h p://idealcity.org.
au/zooms/4-report.html

воды» – и одной второстепенной – «муниципальной».


Обладая мощной интуицией ландшафтного архитектора, Уолтер Гриффин сумел
почувствовать «характерные особенности участка, приспособиться к неуловимым изменениям
рельефа, выстраивая широкие панорамы, смело работая с поверхностью земли, воды и неба.
На главную ″сухопутную ось″, которая проходила с юго-запада на северо-восток, были
нанизаны правительственный центр, а также наиболее важные монументальные здания города,
композиционно расставляя необходимые пространственные ориентиры.
Университет, главный железнодорожный вокзал, военные и стратегически важные
объекты, предлагалось расположить на ″оси воды″, у подножия холма Плезант» [6] (рис. 2а).
Главной композиционной формой города явился равнобедренный треугольник, со
сторонами 3 км, основанием 2,7 км, образованный 3 проспектами – Содружества, Кингза
О’Майли и Конституции (Commonwealth Avenue, Kings Avenue, Constitution Avenue). «Его
углы были расположены таким образом, что они совпали с вершинами трех холмов: Центр

20
Архитектон: известия вузов № 48 / Декабрь 2014 ISSN 1990-4126

Рис. 3. Правительственный центр Канберры – парламентский треугольник и композиционный узел –


Мемориальный комплекс. Сост. М.В. Кузнецова

Правительства с Капитолийским холмом (Capital Hill), Муниципальный Центр с холмом Вернон


(позднее получивший название Городской холм – City Hill), а Центральная городская торговая
площадь – с холмом Плезант. Таким образом, холмы стали основными узлами – опорными
центрами, скрепляющими огромное открытое пространство сложной многомерной геометрии
города.
В основание треугольника параллельно «оси воды», автор заложил протяженную
городскую торговую улицу и жилой район, состоящий из многоквартирных жилых домов с
уютными внутренними двориками. Парковая зона (Parkland) была проложена вдоль берега
искусственного озера – запруженной реки Молонгло. Участок, окруженный холмами Эйнсли
на северо-востоке, Плезант на востоке и Вернон на западе, воспринимался авторами как
амфитеатр, южные склоны которого, оформленные монументальными правительственными
зданиями, ярусами поднимались к вершине самого главного Капитолийского холма (Capital
Hill), на вершине которого располагался ансамбль правительственных зданий: выступающий
вперед перед Домом парламента, и чуть меньшие по масштабу официальные резиденции
генерал-губернатора и премьер-министра» [6].
Ландшафт был не только глубоко осмыслен и тщательно прорисован Уолтером и
Марион Гриффин, он иллюстрировал сценарный подход к освоению пространства города.
Склоны холмов – пространство амфитеатра, обращенного к главному месту действий страны

21
– круглой площади Капитолийского холма,
гладь озера – зеркало, которое отражало
небо, движущиеся облака и величественные
общественные и культурные здания,
все это подчеркивало целостность и
монументальность центра, а окружающие
холмы создавали кулисы, скрывающие от
посторонних глаз повседневную жизнь
столичного города.
Центральная часть Канберры
образована не только «парламентским
треугольником», как принято считать.
В процессе детального изучения
оригинального плана выявлена еще одна
композиционная вершина – мемориальный
комплекс у подножия холма Плезант,
который закрывает зрительную перспективу
главной «сухопутной оси» (рис. 3).
Для определения общих
закономерностей построения
центральной части столичных городов
в качестве эксперимента предлагается
выполнить последовательное наложение
геометрической формы центральной части
Канберры на планы городов Новый Дели и
Рис. 4. Генплан г. Новый Дели, планировка Абуджа, приведенные к одному масштабу.
центральной части представлена геометрической Новая столица Индии – Новый Дели
формой треугольника. Источник : h p://dic.academ-
строилась по проекту архитекторов Эдвина
ic.ru/dic.nsf/bse/160816/Дели
Лютьенса и Герберта Бейкера с 1913 по 1930
г. Предполагалось, что это будет новый район для размещения правительства, с проектной
численностью населения 75 тыс. жителей.
Центр города представляет собой треугольник (рис. 4) с основными композиционными
центрами в вершинах:
- Площадь министерств с Президентским Дворцом (первоначально известный как Дворец
вице-короля – Раштрапати-Бхаван), расположенным на холме Райсина (Райзина-Хилл), и
крыльями здания Парламента;
- круглый в плане финансовый, торговый и деловой центр – Коннот-Плейс у вокзала,
спроектированный Г. Бейкером по образу Королевского полумесяца в Англии (как и в проекте
Канберры, коммерческий центр расположен рядом с вокзальной площадью);
- вертикальная доминанта «Ворота Индии» – мемориальная арка в парке.
В основу планировочной композиции положены 2 главные оси – широкие проспекты:
«парковая ось» протяженностью 3 км, ее называют «Раджпат» – «Путь царей», и ось
«Шантипатх» – «Дорога Королевы», позже названная Народной дорогой.
Как и оси Канберры, луч «Раджпат» исходит от Президентского дворца, мягко спускаясь
по склонам холмов Аравали, и заканчивается у мемориальной арки – «Всеиндийского
военного мемориала», ограниченного зеленым шестиугольником парка (ежегодно 26 января
здесь проводят торжественный парад, посвященный Дню Республики). Первоначально
по замыслу Э. Лютьенса бульвар Раджпат символизировал стрелу, выпущенную из лука и
пронзающую город от главного Президентского Дворца до Красного форта (на расстояние
около 6 км). Воды реки Джамны предполагалось направить по расчищенному древнему руслу,
22
Архитектон: известия вузов № 48 / Декабрь 2014 ISSN 1990-4126

Рис. 5 Новый Дели. Вид делового центра Рис. 6. Вид Правительственного центра.
Коннот-Плейс. Фото 1947 г. [4] Фото 1942 г. [4]

заполняя ров вдоль стен крепости, а на берегу планировалось построить богатые особняки
для административных служащих. Но эта часть проекта не была осуществлена, завершением
зрительной перспективы проспекта стал амфитеатр Ирвина, названный в честь вице-короля
Индии (позднее переоборудованный в Национальный стадион на 50 тыс. зрителей).
Вторая ось «Шантипатх» берет начало от площади Коннот-Плейс (торгово-делового
центра) и пересекает бульвар Раджпатх под прямым углом. На нее нанизано 19 посольств
иностранных государств, чем выделена дипломатическая зона. Четкая зеркальная симметрия
подчеркивает монументальность, значимость и выразительность планировочной композиции
центральной части новой столицы (рис. 5).
«От западного угла композиционного треугольника Нового Дели открывается вид на
обширную резиденцию Президента Индии и круглый Зал Секретариата. В 1940-е гг. деревья
вдоль парковых аллей еще не успели вырасти до полной высоты, и в настоящее время они
заслоняют дворец с его куполами и башенками» [4].
На рис. 5 показана планировка торгово-делового центра с исходящими от внешнего
круга двенадцатью дорогами, одной из которых является ось «Шантипатх», закрепившая
композиционную вертикаль до 1940-х гг., когда было построено новое здание вокзала.
В данном случае «рельеф привел к ряду недоразумений. Лютьенс настаивал на том, чтобы
срыть вершину холма, так чтобы дворец вице-короля был виден издали между крыльев здания
Парламента, однако в 1913 г., больной и усталый, он подписал чертеж, означавший, что при
взгляде издали от дворца будет виден один лишь купол – как беседка над грандиозной лестницей.
Позднее Лютьенс уверял, что его ввели в заблуждение перспективные рисунки, выполненные
в Королевской Академии с условной точки в 30 м над землей. Лютьенса интересовала
только ясность геометрии, Бейкер был более склонен считаться с людскими нуждами и
политическими обстоятельствами, которые вынуждали колониальную администрацию, где
возможно, склоняться к использованию приемов местного строительства. Авеню проложены
″по Лютьенсу″но дома в пределах шестиугольной сетки кварталов пришлось расставлять,
следуя чрезвычайно сложной системе расовых, кастовых и имущественных отношений в
Индии» [2].
Если основание «парламентского треугольника» Канберры совместить с главной
осью Нового Дели «Раджпат», а ось «Шантипатх» – с «сухопутной осью», то очевидны
соответствия:
- в геометрической форме треугольника – логически ясной структуре центральной части
обеих столиц;
- в графическом выделении городской площади Канберры в районе так называемого
«флажка» – Правительственного центра Нового Дели;
- в совпадении шестиугольной площади Гексагон (городского центра Канберры) с
шестиугольником парка и Всеиндийским мемориалом;
23
Рис. 7. Сопоставление основы градостроительной композиции центральной части городов Нового Дели и
Канберры. Сост. М.В. Кузнецова

- в соответствии Капитолия Канберры круглому торгово-деловому центру в плане (рис. 7).


Возможно, оба проекта разрабатывались одновременно и были основаны на классических
подходах к проектированию города, которые, безусловно, узнаваемы во влиянии осевых
планировочных построений Пьера Шарля Л’Энфанта, в широких тенистых аллеях регулярных
французских парков, в акцентах на диагональных пересечениях улиц «Города красоты» Дениэла
Бернхема, при этом удивительно сходство геометрической формы и знаковых элементов
градостроительной композиции.
Проект архитектора Кензо Танге (1976), выполненный им для столицы государства
Нигерии – Абуджа (рис. 8), выявляет сходство тех же планировочных закономерностей и
единство композиционного каркаса, положенного в основу центральной части столичного
города.
Местом для будущего строительства была выбрана живописная степная долина в
центральной части страны. Абуджа был задуман как идеальный, образцово-показательный
«город будущего», в котором не будет места межэтническим и межконфессиональным
конфликтам.
В плане присутствует подчеркнутый символизм с ориентацией центральной оси на
ландшафтную доминанту – культовую гору – Асо Холм. Формально проект был основан на
двух главных осях – «Гражданской» (или «Общественной») и «Культурной».
«Гражданская ось» проходит в направлении с запада на восток и берет начало от комплекса
правительственных зданий, названного «Зоной Трех Армий» и включающего Национальную
Ассамблею, Резиденцию президента и здание Верховного Суда, объединенных круглой
Национальной площадью (рис. 9).
Административные, офисные здания, Государственная и Торговая (оформленная в виде
амфитеатра, в ярусах которого спроектированы магазины, кинотеатры, кафе, рестораны и пр.)

24
Архитектон: известия вузов № 48 / Декабрь 2014 ISSN 1990-4126

Рис. 8. Генплан г. Абуджа, планировка центральной части представлена геометрической формой треугольника.
Источник: h p://s317.photobucket.com/user/billysboss2005/media/Abuja_map_large.jpg.html

площади, выделены в отдельную Министерскую зону, представленную в форме прямоугольника,


расположенного строго симметрично относительно главной оси (рис. 10).
От здания Муниципалитета ось выходит через треугольник центральной части города,
за пределами которой размещаются деловой район и Городской транспортный Центр со
зданием железнодорожного вокзала и автобусной станции. Круглый спортивный комплекс с
Национальным стадионом закрывает зрительную перспективу «Гражданской оси», которая,
по замыслу Кензо Танге, предполагала возможность дальнейшего линейного развития города,
уходя за пределы городской черты по направлению к Международному аэропорту Ннамди
Азикиве, расположенному в 24 км от центра столицы.
«Культурная ось» спроектирована с севера на юг перпендикулярно центральной оси и
представляет собой широкий бульвар, проходящий через жилые кварталы. На него нанизаны
самые значимые общественные здания города, композиционно расставлены необходимые

25
Рис. 9. Комплекс правительственных зданий «Зона Трех Армий» [7]

пространственные акценты: Национальный музей, Национальный театр, Национальная


библиотека, Мечеть, Собор, Международный конференц-центр. При совмещении с
треугольником Канберры получены полное соответствие масштаба и функционального
наполнения вершин – узловых точек планировочной композиции (рис. 11).
В основе создания новой столицы лежит поиск новых идей, нового образа, нового знакового
элемента (или системы знаков, семиотического аспекта), который поможет подчеркнуть
статус, придаст значимости, подчеркнет престиж страны, особенно нового государства. В ряде
случаев, логически ясная структура центра создает фокусы тяготения (притяжения), формируя
систему подцентров, а вертикальные акценты задают необходимые ориентиры, скрепляющие
пространство города. Эти внутренние связи взаимодействуют, выстраивая иерархию отдельных
композиционных элементов. В приводимых в статье примерах выявлены:
- единый композиционный каркас, положенный в основу центральной части столичного
города, который представляет собой равнобедренный треугольник, со сторонами 3 км и
основанием 2,7 км;

26
Архитектон: известия вузов № 48 / Декабрь 2014 ISSN 1990-4126

Рис. 10. Показана главная Гражданская ось с амфитеатром Торговой площади, ориентированная на культовую
доминанту Асо холм [7]

Рис. 11. Сопоставление основы градостроительной композиции центральной части г. Канберры с г. Абуджа.
Сост. М.В. Кузнецова

27
- сходство параметров размещения узловых точек планировочной композиции;
- принципы исторической преемственности, функционального наполнения вершины,
симметрии, четко осевого построения градостроительной композиции.

Библиография
1. Бархин, М.Г. Город. Структура и композиция / М.Г. Бархин. – М.: Наука, 1986.
2. Глазычев, В.Л. Урбанистика / В.Л. Глазычев. – М.: Европа, 2008.
3. Груза, И. Теория города / И. Груза. – М.: Изд-во лит-ры по искусству, 1972. – С.163.
4. Косицкий, Я.В. Архитектурно-планировочное развитие городов/ Я.В. Косицкий. – М.:
Архитектура-С, 2005. – С. 618–619.
5. Иванова, О. А. Композиция как определяющий принцип формирования планов новых
городов-столиц [Электронный ресурс] / О. А. Иванова // Архитектон: известия вузов. – 2011.–
№ 34 Приложение. – URL: http://archvuz.ru/2011_22/10
6. Кузнецова, М.В. Структурные элементы плана г. Канберры по проекту Уолтера
Гриффина 1912 г. и в современном развитии города / Кузнецова М.В. // Наука, образование и
экспериментальное проектирование: тр. МАРХИ. Мат-лы междунар. науч.-практ. конф. 7–11
апреля 2014 г. – М.: МАРХИ, 2014. – С. 376.
7. Kenzo Tange Associates 1946-1979. Vol 1. Studio Kenzo Tange, 1985.
8. Cees de Jong, Erik Mattie. Arhitectural competition 1792 – today. – Tachen, 1994. – Р. 233 –235.

Произведение «ПРИНЦИПЫ КОМПОЗИЦИОННО-ПРОСТРАНСТВЕННОГО ПОСТРОЕНИЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЧАСТИ


НОВЫХ СТОЛИЦ (НА ПРИМЕРЕ ГОРОДОВ КАНБЕРРЫ, НОВОГО ДЕЛИ, АБУДЖА)», созданное автором по имени
Кузнецова Мария Викторовна, публикуется на условиях лицензии Crea ve Commons «A ribu on» («Атрибуция»)
4.0 Всемирная.

Кузнецова Мария Викторовна


соискатель,
Московский архитектурный институт (государственная академия),
Москва, Россия, e-mail: mariagrado@mail.ru

Статья поступила в редакцию 27.10.2014


Электронная версия доступна по адресу: h p://archvuz.ru/2014_4/3
© М.В. Кузнецова 2014
© УралГАХА 2014

28
Архитектон: известия вузов № 48 / Декабрь 2014 ISSN 1990-4126

T HEO RY O F ARCH IT ECT U RE

PRINCIPLES UNDERLYING THE SPATIAL COMPOSITION


OF THE CENTRAL AREA IN NEW CAPITALS
(WITH REFERENCE TO CANBERRA, NEW DELHI, ABUJA)
K M V.
PhD candidate,
Moscow Architectural Ins tute,
M ,R , - : .

A
The e arl y 20th c entur y saw the e me rg ence of new capital ci tie s i n Au st ral ia, I ndia, Pakistan,
Br azi l, Ni ger ia, Sr i Lanka, Kazakhstan, Tanzani a, etc . The ci tie s incl uded into the scope of this
study wer e se le cte d in te r ms of the ir r e lev ance to the conce pt of an id eal Cit y of the Futur e
in the author ’s inte rpr etat ion and t hei r locati on in pre vi ously unde ve lope d ar eas . This ar tic le
consi der s in de tail t he comm on pri nci ple s unde r lyi ng the com posit ions and plans of t he cit ie s’
ce nt ral ar eas .
K
capi tal ci ty ’s ce ntr al ar ea, urban planni ng compos iti on, str uct ural e le me nt s of the plan, Can-
be rr a, Ne w De lhi , Abuj a

References
1. Barkhin, M.G. (1986) The City. Structure and Composition. Moscow: Nauka (in Russian)
2. Glazychev, V.L. (2008) Urbanism. Moscow: Europa (in Russian)
3. Gruza, I. (1972) Theory of the City. Moscow: Art Literature Publishing House (in Russian)
4. Kositsky, Ya.V. (2005) Architectural Planning Urban Development. Moscow: Arkhitektura-S
(in Russian).
5. Ivanova O.A. (2011) Composition as a Defining Principle for Development of Plans for New
Capital Cities [Online] Available from: http://archvuz.ru/2011_22/10 (in Russian)
6. Kuznetsova, M.V. (2014) Structural Elements in Canberra’s Plan According to Walter Grif-
fin’s 1912 Project and in Contemporary City Development. Proceedings of the international research
conference “Research, Education, and Experimental Design”. 7–11 April 2014. Moscow: MARHI.
(in Russian)
7. Kenzo Tange Associates 1946-1979. Vol 1. Studio Kenzo Tange 1985.
8. Cees W. de Jong and Erik Mattie. (1994) Arhitectural Competitions 1792 - Today. Taschen.

Ar cle submi ed 27.10.2014


The online version of this ar cle can be found at: h p://archvuz.ru/2014_4/3
© M.V. Kuznetsova 2014
© USAAA 2014

29