Вы находитесь на странице: 1из 33

Наречия места и направления в

современном английском языке


от natalievko | skachatreferat.ru

Содержание

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………... .…..3
ГЛАВА 1 РОЛЬ И МЕСТО НАРЕЧИЯ В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ
ЯЗЫКЕ .........................................................................................................................6
1.1. Члены предложения и части речи современного английского языка ..6
1.2. Общая характеристика наречия в английском языке………………...12
1.3. Критерии определения наречия в англоязычных текстах…………....17
1.4.Современные классификации наречия в английском языке………….22

ГЛАВА 2 НАРЕЧИЯ МЕСТА И НАПРАВЛЕНИЯ В АНГЛИЙСКОМ


ЯЗЫКЕ.....................................................................................……………………...35

2.1. Позиция обстоятельства места и времени в предложении...…………35


2.2. Семантические структуры наречий места и направления ……………40
2.3. Структурные характеристики наречий места и направления ………..43
2.4. Структурно-семантический анализ наречий места и направления ....46
ЗАКЛЮЧЕНИЕ...………………………………………………………….……......49
СПИСОК ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ИСТОЧНИКОВ………………………………….51
СПИСОК ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКИХ ИСТОЧНИКОВ….…………………….54
ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ……………………………………………55

Введение

Данная работа посвящена исследованию частей речи и наречий места и направления в


современном английском языке. Например: there, here, somewhere, behind, inside и др.
Изучению единиц с пространственной семантикой посвящено много работ отечественных
и зарубежных лингвистов: некоторые из них стараются охарактеризовать все языковые
способы с пространственной семантикой (М. В. Бадхен, Д. Ф. Белоусова, О. С.
Кочедиков), другие останавливаются на отдельных группах, например, субкатегории
отношения до конечной точки движения (E. Sapir), обозначение направленного движения
(О. И. Смирницкий), группы способов на передачу ограниченного пространства (Л. Я.
Цвет), выражение пространственного дейксиса способами английского языка (Л. М.
Борисова, Л. О. Филатова, В. С. Подчасова) [13, c.21]. Множество последователей
старались определить роль каждой части речи в передачи пространственныхотношений
(Н. Г. Сивохина). Неразработанными остаются принципы организаций пространственной
лексики и особенности её функционирования в современном английском языке.
Дальнейшего усовершенствования требуют также методы её исследования.
Вопрос о частях речи занимает умы ученых с древнейших времен.
Исследованиями в этой области занимались Аристотель, Платон, Яска, Панини, в русской
лингвистике этим вопросом занимались И. И. Мещанинов, Л. В. Щерба, В.В. Виноградов,
А. А. Шахматов и др [13, c. 7].
Наиболее общими и необходимыми категориями в грамматике каждого языка являются
части речи. С выяснения вопроса о частях речи начинается грамматическое описание
любого языка.
Актуальность темы определяется общей направленностью современных лингвистических
работ на определение языковых средств, объединенных общими функциями, на
систематизацию лексики, в том числе английской, на выявление принципов организации
различных групп лексики и особенностей их функционирования, грамматическую и
лексическую сочетаемость языковых явлений, с одной стороны, и неизученностью
объекта исследования, с другой. Решению этих вопросов будет способствовать
комплексное изучение системных и функциональных признаков исследуемых единиц.
Объектом исследования являются наиболее часто употребляемые английские наречия
для обозначения места и направления (above, away, back , close , far , forward , here ,
home, outside , straight , there ).
Предметом исследования являются структура, семантика и функциональные признаки
наречий современного английского языка для обозначения места и направления.
Цель работы – установить семантическую структуру английских наречий места и
направления, раскрыть особенности функционирования наречий в англоязычных текстах,
проанализировать их структурные характеристики.
Для достижения цели необходимо решить такие конкретные задачи:
• изучить существующие определения наречий, основные подходы к их изучению и их
классификации;
• описать семантическую структуру наречий и их компонентный состав;
• выявить частоту ираспространённость исследуемых наречий и их лексико-семантичных
вариантов в текстах английской художественной и научной прозы;
• определить и обосновать грамматические связи наречий, охваченных общим
семантическим признаком статичных и динамичных пространственных отношений, а
также каждого из их лексико-семантических вариантов в текстах англоязычной
художественной и научной прозы;
• изучить лексическую сочетаемость английских наречий места и направления:
установить наличие / отсутствие зависимости лексической сочетаемости от семантики
наречий и от семантики слов, с которыми они сочетаются;
• показать наличие/отсутствие зависимости частоты лексико-семантических групп
наречий, конкретных наречий, а также их лексико-семантичных вариантов от
текстостилевого фактора.
В работе применены различные методы лингвистического анализа. Компонентный анализ
направлен на уточнение семантической структуры анализируемых наречий,
дистрибутивный анализ – на изучение контекстуальных партнеров наречий, также
использовались количественный анализ и элементы статистического анализа.
Материалом исследования послужили 141 наречие места и направления, отобранные
методом сплошной выборки из Oxford Advanced Learner’s Dictionary, 2005.

ГЛАВА 1

Роль и место наречия в современном английском языке

1.1. Члены предложения и части речи современного английского языка

Уже очень давно люди интуитивно, на основе самых разнообразных критериев


устанавливали определенные классы слов, которые оказывалось удобно установить при
описании языков с делением словарного состава по частям речи. В истории науки о
языке, начиная с древнеиндийских языковедов и Аристотеля, постоянно наблюдается
стремление охарактеризовать определенные классы слов [6, c. 35].
Термин части речи (partes orationis, Redeteile, parts of speech, parties du discours), которым
оперирует традиционная грамматика, весьма неудачен. Под частями речи фактически
имеются в виду не линейные отрезки высказываний, а множества (классы) слов,
обладающие какими-то общими грамматическими признаками [32, c.138].
В принципе невозможна единая универсальнаяклассификация слов по частям речи. В
зависимости от строя языка и теоретических позиций исследователей выделяется от 2 до
15 частей речи. На основе синтаксического критерия в большинстве языков мира
достаточно чётко разграничиваются прежде всего существительные и глаголы (по И. И.
Мещанинову, на определённой ступени глагол ещё не выделяется; его появлению
предшествует выделение сказуемого). Если не принимать во внимание служебные слова,
то ими и может быть исчерпан перечень универсальных частей речи [32, c.142].
Распределение единиц лексикона по большим грамматическим классам  обычно
производится на основе комплекса признаков собственно грамматического характера. К
ним относятся:
• семантический критерий (категориальное грамматическое значение слов),
• синтаксический критерий (способность выступать в позиции определённого члена
предложения и сочетаться с определёнными классами слов),
• морфологический критерий (особенности формообразования и состав грамматических
категорий),
• деривационный критерий (особенности словообразования),
• фонологический критерий (особенности фонемной и просодической структуры слов
разных классов) [33, c.78] .
Ни один из названных критериев сам по себе не может служить основой исчерпывающей
классификации. Среди этих признаков на первый план может выдвигаться то один, то
другой.
Выдающийся советский лингвист И. И. Мещанинов сделал попытку типологического
анализа членов предложения и частей речи в языках различных типов на базе
выдвинутой И. И. Мещаниновым идеи о «понятийных категориях», т. е. своего рода
грамматических универсалиях, без которых, по его мнению, невозможно типологическое
сопоставление грамматик различных языков [33, c. 123].
И. И. Мещанинов стремился построить свою стадиальную схему в соответствии с весьма
произвольными соображениями Н. Я. Марра о стадиях мышления. Сказалось здесь и
влияние работ Уленбека, пытавшегося за необычным для индоевропейских языков
построением предложения (эргативное предложение) обнаружить отражение особых
мировоззренческих категорий. Попытки эти были обречены на неудачу не только
вследствие упрощенногопонимания соотношения языка и мышления, но, главным
образом, из-за того, что сами проблемы, связанные с историей мышления, были и
остаются наименее разработанными вопросами гносеологии. Не случайно в своих
дальнейших исследованиях И. И. Мещанинов сосредоточивает свое внимание
исключительно на языковых структурно-семантических признаках, оставаясь в рамках
только языковой стадиальной схемы [33, c. 135].
В едином процессе языкового развития он выделяет четыре строя предложения:
посессивный, эргативный, аффективный или локативный, номинативный; каждый строй
характеризуется совокупностью определенных признаков. На основе детального анализа
структур, представляющих каждый тип, И. И. Мещанинов выделяет три
последовательные стадии (посессивную, эргативную и номинативную) и стремится
показать пути стадиальной трансформации одного структурного типа в другой, а также
известную закономерность этих трансформаций.
Генезис частей речи, по И. И. Мещанинову, можно описать как результат процесса
использования слов определенного значения в некоторой определенной синтаксической
функции, что вело далее к выработке некоторых специфических для данной группы слов
морфологических примет, различных в разных языках. «Те группировки словарного
состава языка, которым мы присваиваем наименования частей речи, образуются в языке
лишь тогда и лишь в том случае, когда группировка слов происходит не только по их
семантике, но и по наличию в них характеризующих формальных показателей» [32, c.17].
Части речи, по И. И. Мещанинову, представляют собой лексическую группу,
характеризуемую соответствующими синтаксическими свойствами. Таковые
приобретаются ими в предложении, где определенная группа слов приурочивается к
преимущественному выступлению в значении того или иного члена предложения или
входит в его состав. В то же время, как член предложения, так и часть речи, обладают
своими особенностями, которыми они выделяются: член предложения в предложении,
часть речи в лексическом составе языка.
В типологическом плане теорию понятийных категорий О. Есперсена развивал И. И.
Мещанинов. Понятийная категория в типологическом исследовании выступает в
качествеосновы для объединения разноуровневых средств ряда языком: «В
инкорпорировании, – указывал в связи с этим И. И. Мещанинов, – атрибутивность
выражается слиянием слов. В монгольских, самоедских и ряде других языков
атрибутивность выражается местоположением» [32, c.174]. Но и в одном языке, считал И.
И. Мещанинов, понятийная категория должна объединять целую систему выразительных
средств этого языка: «Всякое понятие, существующее в сознании человека, может быть
передано средствами языка. Оно может быть выражено описательно, может в своей
языковой передаче образовать в нем определенную систему. В последнем случае
выступает понятийная категория. Она передается не через язык, а в самом языке, не
только его средствами, а в самой его материальной части. Таким образом, не всякое
передаваемое языком понятие является понятийной категориею. Ею становится такое
понятие, которое выступает в языковом строе и получает в нем определенное
построение. Последнее находит свое выражение в определенной лексической,
морфологической или синтаксической системе..» [32, c.182]. Становится понятным в
связи с этим, почему О. Есперсен и И. И. Мещанинов были убеждены в универсальности
понятийных категорий. В качестве таких категорий во всex языках выступают только те
категории, которые имеют фундаментальное значение для говорящих на всех языках.
Они не могут поэтому не иметь в них определенных средств выражения [32, c.183].
Важным в этом отношении является вопрос критериев установления частей
речи. Иерархия признаков, лежащих в основе выделения частей речи, по-разному
понимается в разных лингвистических школах. Традиционно на первый план выдвигались
морфологические признаки, что обусловлено ориентацией европейского языкознания на
флективные и агглютинативные языки. Расширение типологической перспективы привело
к осознанию неуниверсального характера морфологических признаков. При
типологическом анализе универсальное определение частей речи основывается на
синтаксических характеристиках, тогда как морфологические параметры выступают в
качестве дополнительных, значимых для флективных и агглютинативных языков. В
качестве дополнительных выступаюти семантические свойства, существенные прежде
всего для идентификации частей речи в разных языках.
Морфологический подход к выявлению частей речи нельзя считать в полной мере
удовлетворительным. При выявлении частей речи по грамматическим формам даже в
языках, богатых формами словоизменения, за пределами остаются слова, лишенные
этих форм, так как во всех известных науке языках имеются неизменяемые
неоднородные по составу слова (среди них, например, наречия, частицы, междометия)
[38, c. 47].
Даже в языках, богатых формами словоизменения, установление частей речи через
частнограмматические категории не всегда возможно. Например, можно ли говорить, как
мы привыкли, что существительному свойственна категория грамматического рода, если
в большинстве языков мира этой категории нет. Или еще пример: при бесспорном
наличии прилагательных в русском и турецком языках по частнограмматическим
категориям и по морфологической структуре они различны. Частнограмматическими
категориями прилагательного являются категории падежа, числа и согласовательного
класса (как соединение грамматических категорий рода и одушевленности-
неодушевленности), т. е. те же частнограмматические категории, которые характерны  и
для русского существительного. Турецкое, например, прилагательное не имеет ни одной
частнограмматической категории, свойственной существительному русского языка
(например, категории рода, числа, определенности-неопределенности).
Морфологические признаки частей речи могут в известной мере являться
опознавательными знаками частей речи, но не общим критерием их установления.
Критерий словоизменения при установлении частей речи оправдывает себя частично в
морфологически развитых языках, прежде всего в индоевропейских, семитских и
тюркских. Этот критерий непригоден для китайско-тибетских и некоторых других языков
Дальнего Востока, так как приводит некоторых исследователей даже к отрицанию частей
речи в этих языках. В китайском, тайском, вьетнамском языках имеются слова, не
различающиеся морфологически, о которых обычно говорят, что в зависимости от
синтаксической функции одно и то же слово выступает  то каксуществительное, то как
прилагательное, то как глагол.
Словообразовательные процессы не всегда влияют на принадлежность слова к той или
иной части речи. Разные по производству слова могут относиться к одной части речи
(лес, лесник, лесничий, перелесок, лесничество и др.), а слова, подобные по
словобразованию, могут не принадлежать к одной части речи (хороший, зрячий, большая
– прилагательные; рабочий, лесничий, столовая – существительные).
Синтаксические критерии установления частей речи основаны на том, что члены
предложения и части речи выявляются по одним и тем же грамматическим категориям.
Но если, например, существительное как часть речи связано с категорией
грамматического подлежащего, а через него и с категорией субъекта логического
суждения, то следует заметить: субъект  выражается в речи чаще всего  формой
грамматического подлежащего, а функции существительных шире и разнообразнее. В
большинстве языков существительные могут выступать в качестве любого члена
предложения. При этом  у различных частей речи  наблюдается сходство в
синтаксических функциях. Так, в русском языке обстоятельство образа действия может
выражаться наречием или конструкцией с существительным. Или, например,
прилагательные китайского языка сходны по синтаксической функции с глаголами,
существительными и особенно с числительными [12, c.97].
Таким образом, ни частнограмматические формы и значения слов, ни их типы
словообразования, ни их синтаксические функции сами по себе не выступают
определяющими при отнесении слова к определенной части речи. Части речи – каждая
по-своему и в различных языках по-разному – морфологичны или неморфологичны,
синтаксичны, в известном смысле логичны [12, c.98].
Какие же критерии выделения частей речи могут быть общими для всех известных науке
языков? Природа частей речи лингвистическая и общая для всех языков, как общи пути
развития человеческого мышления. Некоторые ученые связывали общеграмматические
значения частей речи с некоторыми категориями мышления (субстанция, качество,
количество и др.). Наиболее ярким опознавательным признаком частей речи выступает
лексическое значение слов. Например, если мы знаем,что какаду – название птицы, то
мы не ищем формальных признаков для того, чтобы сказать, что это слово является
существительным. По лексическим значениям путем подведения  их под одно из
общеграмматических значений слов, объективно данных в языке, определяется
принадлежность слова к той или иной части речи .
Как свидетельствуют исследования частей речи в самых различных, родственных и
неродственных, языках, части речи при всем их своеобразии в языках различных типов
выступают как наиболее общие и   универсальные  явления в грамматической системе
языков. Общеграмматические значения частей речи безусловно связаны с
общечеловеческими формами и законами мышления, отразившимися в наиболее
существенных явлениях языковой системы [32, c.64].
Определение специфики частей речи сводится, таким образом, к определению их
общеграмматических значений, получивших в лингвистической науке свои
терминологические обозначения, как «предмет» или «предметность», «действие» или
«процессуальность», «качество» или «атрибуция» и т.п.

1.2. Общая характеристика наречия в английском языке


Наречие – одна из знаменательных частей речи. Они определяют качество действия,
свойства, состояния или указывают, при каких обстоятельствах совершается [2, с. 220].
Наречие называет «признак связуемый с другим признаком, данным или возникающим, и
лишь чрез его посредство относимый к предмету» [32, c.44]. Так, в примерах очень
сладкий виноград, снаружи красивый дом, поезд шел быстро существительные называют
предметы, прилагательные и глаголы признаки предметов, а наречия –признаки этих
признаков.
В грамматической теории наречия относительно поздно получили самостоятельный
статус знаменательной части речи. Дионисий Фракийский в античной грамматике
обозначил наречие термином epirhema (epi ‘на, при’ + rhema ‘глагол’), отражавшим
понимание наречия исключительно как глагольного определителя [4, с. 18]. В том же
значении данный термин был воспринят римскими грамматистами, ср. adverbium (ad ‘при’
+ verbum ‘глагол’). Из латинской грамматики этот термин перешел в грамматики
европейских языков [4, c.21].
Ранние грамматисты (Г. Суит)включали наречия в разряд «частиц» (particles), в который
входили все неизменяемые части речи. О. Есперсен также включает наречия в общую
группу «частиц», прямо указывая, что up, immediately, and принадлежат к одной группе,
ибо они не принадлежат к существительным, глаголам, прилагательным и местоимениям.
О. Есперсен, с одной стороны, различает предлоги, союзы и наречия, с другой –
объединяет их в одну группу. Здесь явное противоречие; в теории трех рангов наречие
обычно занимает позицию второй ступени подчинения (“tertiary”), изредка – первой
ступени подчинения (“secondary”), что совершенно исключено для предлогов и союзов.
Иначе говоря, в теории трех рангов наречие занимает позицию члена предложения,
вернее – члена словосочетания; вместе с тем оно рассматривается наряду с классами,
неспособными быть членами предложения [18, c. 87]. Б. Стрэнг рассматривает наречие
как глагольный адъюнкт; причисляет ли она его к частицам или нет, определить трудно
[17, c.143].
Многие грамматисты отмечают сложность выделения наречий в отдельную часть речи.
Это связано с неоднородностью слов, которые принято относить к наречиям, отсутствием
общих положительных парадигматических признаков, релевантных для этой части речи и
общих для всех видов наречия, а также с отсутствием единого семантического критерия и
невозможностью подвести все типы наречия под одну синтаксическую категорию [39, c.
221]. Наречием называют неизменяемую часть речи. Существует точка зрения, что
термин «неизменяемый» к наречию отнесен быть не может, так как суффиксы сравнения
наречий сближаются структурно с флексией и создают систему: парадигму форм,
которые не могут не считаться формами словоизменения. Это положение оспаривается,
прежде всего, тем, что степени сравнения характеризуют не весь класс, а только группу
качественных наречий. Кроме того, соотнесение суффиксов сравнения с флексией, по
мнению И. П. Ивановой, чрезвычайно спорно, так как они не могут влиять на изменение
синтаксической сочетаемости [18, c. 87].
Отечественные англисты (А. И. Смирницкий, Б. А. Ильиш, В. Я. Плоткин, Л. С. Бархударов
и др.) включаютнаречие в систему знаменательных частей речи и отмечают
неоднородность этой группы слов, разнообразие их значений и функционального
использования [18, c. 88].
М. В. Филипенко отмечает, что именно адвербиал задает процессный аспектуальный тип
ситуации, которую он характеризует [29, c. 10], И. М. Гордон и И. П. Крылова считают, что
наречия отличаются друг от друга структурно. Одни из них – слова (fat, well, slowly,
somehow, nowhere, sideways, southward (s) ), другие – фразы (at last, all along, at first, in
front, the day after tomorrow, all of a sudden ) [8, c. 205].
Наречие характеризуется следующими морфологическими признаками:
1. Неизменяемостью. Единственной формой словоизменения у наречия являются формы
степеней сравнения, которые имеются, за некоторым исключением, только у
качественных наречий (образованных от прилагательных).
2. Наличием специальных словообразовательных суффиксов: - 1у (quickly),
- wise (clockwise, likewise), - ward (s) (backwards), - way (s) (sideways), из которых наиболее
продуктивным является суффикс - lу, образующий наречия от: a) качественных
прилагательных: beautiful - beautifully; b) причастий: surprising - surprisingly; c) степеней
сравнения прилагательных: most - mostly; d) порядковых числительных: first-firstly; e)
существительных: part - partly; f) наречий с суффиксом - ward: inwardly. Суффикс -lу
считается некоторыми лингвистами наиболее характерным показателем наречия [2, c.
227]. M. Я. Блох отмечает, что наречия с другими суффиксами и без них лишены
однородности и распадаются на множество непродуктивных типов [2, c. 223].
Некоторые лингвисты отмечают наличие у наречий следующих основных признаков:
1. Общее значение. Для всех наречий общей чертой является способность в сочетаниях с
глаголом выражать признак процесса. Однако в пределах данной части речи выделяются
различные группы, очень неоднородные по своему значению и грамматическим
свойствам, как-то: наречия времени (today); наречия места (here) и т. д.
2. Сочетаемость с другими словами. Всем наречиям свойственна сочетаемость
сглаголом, однако сочетания глагола с наречиями времени и места качественно отличны
от сходных сочетаний с наречиями других типов. Наречия времени и места, выражающие
чисто внешние условия протекания процесса, не характеризуют внутренних качественных
признаков самого процесса, поэтому их связь с глаголом менее тесная, чем у других
наречий. В силу этого обособление от глагола наречий времени и места и вынесение их
на первое место в предложении – перед группой «подлежащее + сказуемое» –является
вполне обычным, а обособление других типов наречий воспринимается как особое
стилистическое средство.
В тех случаях, когда глагольное словосочетание включает в себя наречия разных типов,
наречия места и времени ставятся обычно в конце словосочетания, после наречия
образа действия: Не ran hastily downstairs.
Характерным признаком наречий места является способность сочетаться с глаголом –
связкой to be и тем самым участвовать в образовании именного сказуемого: Armstong was
there, waiting (F. Cronin).
Помимо глагола, некоторые наречия могут сочетаться с: существительным (наречия
места и времени): The people here are a funny lot... (J. Galsworthy); прилагательным
(только наречия образа действия и степени)
Не turned to the politically active youth (Th. Dreiser) [4, c. 118].
А. И. Смирницкий отмечал, что при рассмотрении сочетаемости и синтаксической
функции приходится различать внутри класса наречий два типа, резко отличающихся
друг от друга: наречия качественные (типа greatly) и наречия обстоятельственные (типа
then). Естественно, эти два класса различаются и семантически. Качественные наречия
соотносятся с именем прилагательным семантически и формально. Они характеризуют
действие со стороны качества: live happily, run quickly. Обстоятельственные наречия,
указывая на обстоятельства, при которых протекает действие, обозначают
пространственные, временные, причинные и целевые отношения: here, today, then и др.
Морфологически обе группы слов также различны: обстоятельственные наречия
неразложимы на морфемы (here, now), тогда как морфологическое строение
качественных наречий отличается предельной четкостью: во всех нихвычленяется основа
прилагательного и суффикс -1у (greatly). Синтаксическая роль качественных и
обстоятельственных наречий в предложении также неодинакова. Обозначая условия, в
которых происходит процесс, обстоятельственные наречия выступают в качестве
обстоятельственного члена предложения (места, времени и т. д.). Поэтому в
синтаксическом плане они сближаются с именными сочетаниями обстоятельственного
содержания.
Обозначая нечто внешнее по отношению к процессу, эти наречия не примыкают
непосредственно к глаголу, а относятся ко всему предложению в целом. Синтаксически,
качественные наречия ведут себя иначе. В предложении они регулярно выступают в
функции обстоятельства образа действия. Определяя процесс с качественной стороны,
эти наречия тесно примыкают к глаголу, образуя с ним словосочетание, они находятся в
таком же отношении к глаголу, как прилагательные к определяемому ими
существительному:
Не speaks slowly – a slow speech.
They live happily – a happy life [37, c. 171].
Сочетаемость слов типа greatly и then также различна. Качественные наречия сочетаются
с глаголом (speak quickly), прилагательным (politically active) и другим наречием (speak
surprisingly quickly). Качественные наречия, в отличие от обстоятельственных, не
сочетаются с глаголом to be (I am here –The weather is wonderfully good). По сравнению с
качественными наречиями сочетаемость обстоятельственных наречий более ограничена.
Они сочетаются с глаголами (They trudged onward now), иногда прилагательными (It's
rather sad and painful to me) и словами категории состояния (Не was fast asleep) [10, c.
181].
В работах зарубежных лингвистов синтаксический статус наречий определяется
различными терминами. Наиболее общим термином является термин modifier
‘определение’ (sentence-modifier, noun-modifier, verb-modifier и т. д.). Четко
разграничивается приглагольная функция (adverbial) от приадъективной и
приадвербиальной (modifier of adjective and adverb). Таким образом, синтаксическая
функция наречия определяется западными лингвистами по ядру (head) словосочетания, в
котором оно употребляется.
Позиционно наречие обладаетбольшой подвижностью в предложении и в этом
отношении отличается от всех других разрядов слов в английском языке. Такая
подвижность в предложении дала основание Г. Суиту считать, что в «наречии
проявляются почти последние остатки свободного порядка слов в английском языке» [6,
c. 90]. Аналогичную мысль высказывает Дж. Керм: “наречие свободно может стоять почти
в любой позиции” [6, c. 130]. Особенно разнообразны позиции тех наречий, которые
относятся ко всему предложению. Выделяются следующие позиции наречия в
предложении: a) в начале предложения, перед подлежащим и сказуемым; b) между
подлежащим и сказуемым; c) после подлежащего и вспомогательного глагола; d) между
сказуемым и косвенным дополнением; e) в конце предложения.
Только одна позиция почти недопустима в английском языке – это положение между
глаголом – сказуемым и прямым дополнением [12, c. 84].

1.3. Критерии определения наречия в англоязычных текстах


Большинство грамматистов отмечают сложность выделения наречий в отдельную часть
речи, что связано с неоднородностью слов, которые принято относить к наречиям и
отсутствием признаков, общих для всех видов наречия. Это подтверждают высказывания
зарубежных англистов: “Наречия составляют довольно сложную группу слов, которые
различаются по форме и расположению” [11, c. 281] .
Лингвистов в трактовке наречий не удовлетворяют прежде всего критерии отнесения слов
к этой категории. Как нормативные, так и научные грамматики причисляют к наречиям
весьма не однородные по значению и по функциям в предложении слова (уместно здесь
привести высказывание В. В. Виноградова: Категория наречий исстари являлась
свалочным местом для всех так называемых «неизменяемых» слов) [5, c. 126].
В работах структуралистов был выдвинут позиционный критерий отнесения слов к
разным классам, в том числе и к тому классу, который традиционно называется наречием
(в классификации структуралистов – класс 4). Заполнение позиции класса 4 является
единственным признаком этого класса [18, c.45].
Структура и состав наречий пересматривались и в работах представителей более
позднихлингвистических направлений. Для достижения большей однородности и
обозримости этого класса слов было предложено вывести из класса наречий некоторые
разряды слов. Так, исходя из основной функции наречия, Г. Глисон предлагает исключить
из класса наречий три группы слов, с целью добиться большей однородности класса
наречий: a) усилители (intensifiers): very, extremely, rather (усилители определяют
прилагательные или наречия, но не глаголы); б) ограничители (limiters): only, just, even); в)
союзные наречия (sentence connectors): nevertheless, however.
Кроме трех основных групп предлагается исключить еще несколько слов: “Существуют
группы слов которые должны быть исключены из класса наречий, но которые не
попадают в никакую точно определённую группу. Среди них not, there ” [19, c. 3].
После всех исключений Г. Глисон предлагает следующее определение наречия:
“Наречие – это слово, которое определяет глагол” [19, c. 4], что согласуется с основной
функцией наречия – функцией «определения» при глаголе (лат. ad -verbium).
В одной из последних зарубежных грамматик наречие относится к открытым классам,
наряду с существительным, прилагательным и глаголом, однако оговаривается, что это
смешанный класс (mixed class), включающий открытую группу (качественные наречия) и
закрытую группу (обстоятельственные наречия) [37, c. 25].
Известный лингвист Джон Лайонз в своей книге «Введение в теоретическую
лингвистику» раскрывает сложную историческую природу наречия: «Наречие – это часть
речи, которая выступает в роли модификатора (определителя) глагола, прилагательного
или другого наречия либо обстоятельственного оборота.
По поводу этой дефиниции необходимо сделать, во-первых, некоторые
терминологические замечания. В термине adverbum латинский префикс ad- (греческий
epi-) можно перевести как «присоединяемый к чему-либо и определяющий что-либо». Но
таков же смысл и термина «adjective» (греческое epithetos). Прилагательное считалось
определением par excellence в традиционной грамматике: оно «присоединяется» к
существительному и «определяет» его (и, по указанным выше причинам, в
послеаристотелевский период оно рассматривалось как подтипимен). Прилагательное,
следовательно, считалось именным определением (приименным элементом), а наречие
– глагольным определителем (приглагольным элементом). Но в приведенной выше
дефиниции наречия говорится об «определении» («модификации») как прилагательных,
так и глаголов. Дело в том, что принцип употребления традиционного термина «adverb» (а
также вообще дефиниции частей речи у Дионисия Фракийского и Присциана) неявно
опирался на первоначальный более широкий смысл слова «verb». Иначе говоря,
предполагалось, что «прилагательные» и «глаголы» (в более узком, современном
смысле) должны входить в один и тот же основной синтаксический класс, что
обеспечивало бы возможность описания их комбинаторных свойств по отношению к
членам других основных синтаксических классов. Мы уже видели, что «прилагательные»
и «глаголы» имеют много общего и что во многих языках (включая английский) их следует
относить к одной и той же глубинной категории» [11, c. 246].
По поводу приведенной выше дефиниции наречия замечаем следующее: наречие
является рекурсивной категорией (гораздо в большей степени, чем другие части речи) в
том смысле, что одно наречие может определять другое. Например, extraordinarily и well
оба являются наречиями (степени и образа действия соответственно), выступая в
предложениях типа: Mary dances extraordinarily well и Mary cooks fish extraordinarily well;
причем в эндоцентрическом обстоятельственном обороте extraordinarily well наречие well
определяется наречием extraordinarily. Именно на основе этих комбинаторных
возможностей в пределах простого предложения более тридцати лет назад Есперсен и
Ельмслев построили свои теории частей речи (это было сделано ими независимо друг от
друга и с определенными различиями, которые в контексте нашего рассмотрения можно
игнорировать). Ниже мы кратко остановимся на их взглядах. Но сначала надо сказать еще
несколько слов о наречиях.
Джон Лайонз считает, что в традиционной грамматике наречия составляют очень
разнородный класс, и вряд ли какая-либо общая теория синтаксиса сможет объединить в
одном синтаксическом классе все формы, которые традиционно считаются «наречиями».
Лингвистрассматривает наречия «образа действия» (представленных, например,
словами well и beautifully в предложениях Mary cooks fish well и Маrу dances beautifully).
Большинство наречий образа действия в английском языке (а также в некоторых других
языках) отличны от «прилагательных», хотя морфологически и связаны с ними (ср.
beautifully: beautiful). Более того, они трансформационно связаны с соответствующими
прилагательными в целом ряде параллельных конструкций: Маrу dances beautifull. Так
как, скорее всего, между «наречием образа действия» и «прилагательным» нельзя
усмотреть строгой парадигматической оппозиции, то их следует рассматривать как
контекстно детерминированные варианты одной и той же «части речи» [11, c. 248].
Из материала, изложенного в книге «Введение в теоретическую лингвистику»,
отслеживается грамматическая закономерность – присоединение наречного суффикса -ly
(в английском языке) к «прилагательным» типа beautiful (и «подстановка» well вместо
good) должно производиться посредством правил, превращающих глубинную структуру в
поверхностную структуру предложений. Иначе говоря, «адвербиализация» означает
модификацию одного глагола (в широком смысле этого термина) другим глаголом,
причем модифицирующий глагол обычно, но не всегда (ср. smilingly и т. д.) является
«прилагательным». Не все «прилагательные» употребляются в «адвербиальных»
позициях: ср. The light shone greenly и т. д. И наоборот, некоторые «прилагательные»
употребляются как определения существительных только в конструкциях,
трансформационно выводимых из структур, в которых «прилагательное» выполняет
«адвербиальную» функцию: ср. a rapid movement ← move rapidly. Но большинство
«прилагательных» в английском языке на уровне глубинной структуры может выступать в
качестве определителей и существительных и глаголов [11, c. 248].
В отечественном языкознании неоднородность состава наречий была замечена давно и
были сделаны попытки преодолеть непоследовательность принципов отнесения слов к
этому классу. На основании семантических и функциональных признаков из класса
наречий были выведены частицы (only, just, even, not, и др.), модальные слова
(certainly,probably, naturally и др.), которые рассматриваются западными лингвистами как
sentence modifying adverbs. Само наречие был включено в систему знаменательных
частей речи. Выделение из класса наречий модальных слов, частиц и слов категории
состояния (abroad, aboard, away, around) в отдельные части речи облегчило задачу
современного исследователя. Тем не менее, и сейчас наречие как часть речи объединяет
неоднородную группу слов. В качестве основных признаков наречия как части речи,
объединяющей неоднородные разряды слов, в одной из грамматик предлагаются
следующие признаки: a) участие в образовании степеней сравнения; b) сочетаемость с
глаголами, прилагательными, наречиями, изредка существительными; c) синтаксическая
функция обстоятельства в предложении [27, c. 79]. Большие трудности представляет
определение статуса постглагольных десемантизированных единиц, совпадающих по
звуковой форме с наречиями (up, off) и предлогами (in, on).
Элементы away, in, out и т. п. условно называются «постпозитивами». Вопрос о языковой
сущности сочетаний, образуемых глаголами совместно с постпозитивами (away, in, out и
др.) не решен. Указанные образования интерпретируются и как «свободные сочетания»
(С. Б. Берлизон, А. И. Смирницкий, X. Марчанд, А. Лив и др.), и как единицы класса
«глагол» (Ю. А. Жлуктенко, Н. Г. Кожевая, Д. Болинджер, Т. Макартур и др.). Что касается
их второго компонента, то он интерпретируется как «наречие» (А. Кеннеди, С. Б.
Берлизон.), «адвербиальная частица» (А. Хилл), «постпозитив» (Н. Н. Амосова),
«релятив» (С. Б. Гурский), «послелог» (И. Г. Кошевая), «постпозитивная приставка» (Ю. А.
Жлуктенко) [26, c. 8].
Некоторые лингвисты считают их элементами, занимающими промежуточное положение
между словами и морфемами [17, c. 235]. Такой «разброс» различных мнений доказывает
сложность проблемы. Эти элементы, сочетаясь с глаголами, способствуют увеличению
их семантических функций [17, c. 236].
Функцией постпозитивной приставки или послелога является либо передача
дополнительного видового значения, либо модификация значения глагола:to bring about –
to cause to happen; to bring up – to call attention to, to rear and educate [41, c. 220].
Б. А. Ильиш указывает, что существование таких сочетаний, как bring them up или put it off
является доказательством несостоятельности теории «аналитического слова», ибо они
четко демонстрируют самостоятельность и подвижность участвующих в них единиц [17, c.
235].

1.4 Современные классификации наречия в английском языке


Наречие в английском языке – это лексико-грамматический класс неизменяемых слов,
обозначающих признак действия, качества или предмета и выступающих в
синтаксической функции обстоятельства или определения, реже сказуемого [2, c. 201].
Наречие как часть речи определяется совокупностью морфологических, семантических и
синтаксических признаков.
Основными морфологическими признаками наречия являются: отсутствие
словоизменения, лексическая и словообразовательная относительность со всеми
основными классами знаменательных слов, наличие особенного морфемного инвентаря,
используемого при образовании наречий. Лингвисты выделяют местоименные, именные
и глагольные наречия. Самыми древними считаются местоименные наречия, утратившие
морфологическую членимость. Большинство именных наречий сформировалось из
застывших падежных форм, получивших самостоятельное значение (пространственно-
временное). Часть наречий образовалась от аккузатива. Некоторые из них представляют
собой предложно-падежные формы [2, c. 204].
В соответствии с русской лингвистической традицией в отечественной англистике
принята классификация, согласно которой все наречия делятся на два больших класса:
качественные и обстоятельственные (см. рисунок 1.1). В наречиях первого типа
представлены разнообразные частные виды общего значения качественности и
свойственности. Особенную группу составляют количественные наречия, обозначающие
степень качества и интенсивности действия. Качественные наречия в большинстве
случаев имеют формальный признак – они образованны от прилагательных путем
прибавления суффикса – 1у. Исключение составляют такие наречия, как well,
супплетивное по отношению к good, инаречия типа fast, low, hard, совпадающие по форме
с прилагательными (так называемые «flat adverbs») [18, c. 88]. Качественные наречия
определяют качество действия и подразделяются на подклассы:
1. Наречия образа и способа действия (sadly, slowly, gradually);
2. Наречия меры, степени и количества (very, highly, scarcely).
Обстоятельственные наречия указывают на различные обстоятельства, при которых
совершается действие, и подразделяются на наречия места (here, near, there) и времени
(now, today, tonight) [10, c. 182]. Они не определяют характера и качество процесса, не
определяют его признаков, а обозначают лишь внешние обстоятельства действия, дают
его внешнюю характеристику, в то время как качественные наречия определяют его
внутренний характер, обладая некоторым оттенком модальности. Обстоятельственные
наречия обозначают пространственные, временные, причинные и целевые отношения.
[pic] .
Рисунок 1.1 Классификация наречий

Обстоятельственные наречия относятся к числу единиц первого типа. Они относятся к


сказуемому предложения или, что то же самое, ко всему предложению в целом. Слова,
принадлежащие к данному синтаксическому типу, обычно занимают в предложении
наиболее независимую синтаксическую позицию. Качественные наречия относятся ко
второму типу синтаксических единиц. Они выполняют в предложении только одну
синтаксическую функцию определения глагола [36, c. 283].
Наряду с качественными и обстоятельственными наречиями некоторые лингвисты
выделяют группу количественных наречий (М. Я. Блох, Б. С. Хаймович, Б. И. Роговская):
• qualitative (качественные) : loudly, quickly, brightly;
• quantitative (количественные) : rather, too, nearly, quite, fully;
• circumstantial (косвенные) : yesterday, often, before, upstairs [2, c. 82].
Количественные наречия (quantitative adverbs), такие как very, rather, показывают степень,
количество действия или качество. Сочетаемость этих наречий шире чем качественных
наречий.
Внутри этихгрупп проводится еще более дробная разбивка наречий. Так, М. Я. Блох
описывает девять групп количественных наречий (words of degree):
• high degree (высокая степень): very, quite, highly, greatly;
• excessive degree (чрезмерная степень) : too, awfully, tremendously;
• unexpected degree (неожиданная степень): surprisingly, amazingly;
• аdverbs of moderate degree (наречия умеренной степени): fairly, relatively;
• low degree (низкая степень): slightly, a little, a bit;
• approximate degree (приблизительная степень) : almost, nearly;
• optimal degree (оптимальная степень): enough, sufficiently;
• inadequate degree (недостаточная степень): insufficiently, ridiculously;
• under – degree (под-степень) : hardly, scarcely. [2, c.120]
В одной из грамматик выделяются качественные, количественные и обстоятельственные
наречия с дальнейшим подразделением последних на две группы: наречия времени и
частотности (yesterday, before, often, again, twice, etc.) и наречия места и направления
(upstairs, inside, behind, homewards) (см. рисунок 1.2 ) [8, c. 34].
[pic]
Рисунок 1.2 Классификация наречий согласно Б. С. Хаймовичу

Классификация наречий по Б. С. Хаймовичу и Б. И. Роговской [40, c. 89]. За пределами


этих классификаций остаются две небольшие группы наречий, используемые в
предложении, главным образом, в служебной функции:
1) вопросительные и относительные наречия how, when, where, why, оформляющие
вопросительные предложения и вводящие придаточные предложения;
2) союзные наречия therefore, however, nevertheless, moreover и др., находящиеся на
разных ступенях перехода от наречий к союзам [40, c.175].
В. Л. Каушанская предлагает двойную классификацию наречий: по структуре и по
значению [6, c. 204].
Исходя из словообразовательной структуры В. Л. Каушанская выделяет следующие типы:
1. Простые – now, there, here, how, thus, then, thence, when, where.
2.Производные – образуются от различных основ с помощью суффиксов –ly, –ward (s), –
wise: badly, homeward, otherwise.
3. Сложные – образуются сочетаниемразличных основ:
а) существительное + предлог: overseas, underground;
б) существительное + прилагательное: meanwhile;
в) наречие + существительное: nowadays, beforehand;
г) наречие + предлог: forever;
д) местоимение + наречие: somewhere, anyhow;
е) наречие + наречие: whenever, southwest [6, c.102].
4. Составные предложно-именные (в основном субстантивные, редко адъективные
сочетания): – on purpose, by chance, at last, at night, by hand, to death. Эта группа состоит
из наречий, возникающих на основе одного знаменательного и одного служебного слова,
и характеризуется внутренним единством обоих компонентов и отсутствием у них
внутренней логической членимости, а так же стабильностью их словесных окружений и
синтаксических позиций. Второй компонент не имеет категории числа. Он не может быть
выделен отдельно и самостоятельно употреблен в предложении [6, c. 224].
В одной из отечественных грамматик В. Л. Каушанская описывает семантическую
классификацию наречий, включающая шесть групп:
1. Наречия времени: today, yesterday, now, then, after, before.
2. Наречия места: here, there, behind, upstairs, outside, in:
3. Наречия направления: forward, downward, north, out, thence.
4. Наречия образа действия: quickly, strongly, high, well, thus, together.
5. Наречия частотности: often, always, frequently, daily, once, twice, already, never, still.
6. Наречия степени: much, little, enough [4, c.116].
С морфологической точки зрения, наречия можно разделить на первичные и вторичные.
Первичные наречия не поддаются морфологическому анализу: в них не выделяются
никакие словообразовательные элементы. К этой категории относятся, например,
наречия soon, there, then, when, why, ever. Среди вторичных наречий часть образована
при помощи суффиксов; quickly, easily, northward, sidelong; другие образованы из
существительных с префиксами, например: to-day, tomorrow, besides; третьи – путем
словосложения: always, sometimes; четвертые образованы от существительных без
особых словообразовательныхэлементов, например: home , north [15, c. 235].
В. Я. Плоткин классифицирует наречия на два вида по способу синтаксической связи с
глагольным центром синтагмы: наречия либо примыкают к нему, либо управляются им.
Управляемые наречия – это качественные циркумстанты (в терминологии В. Я. Плоткина
примыкающие наречия – главным образом циркумстанты места и времени (inside,
downstairs, seldom, now) [38, c. 48].
По своей словообразовательной структуре наречия делятся на мотивированные и
немотивированные. Для первой группы наречий характерна отчетливая
соотносительность с другими разрядами знаменательных слов. Внутри мотивированных
наречий выделяется группа регулярных образований, имеющих явно выраженный
формальный признак, английское –ly (warmly). К немотивированным относятся наречия,
утратившие соотносительность с живыми грамматическими классами и разрядами слов
[21]. М. Я. Блох выделяет признаки наречия:
1)  категориальное значение свойства действия или другого свойства;
2) формы степеней сравнения (для наречий качественных), характерные суффиксальные
формы словообразования;
3) функция обстоятельства [2, с. 89-90].
В. Ю. Апресян на материале русского языка выделяет две группы наречий – со значением
малой степени (немного, слегка, еле) и со значением усилия (с трудом, насилу, едва).
Наречия этих групп обладают сложной и богатой семантикой и интересными
синтаксическими, коммуникативными и сочетаемостными свойствами [3, c. 16].
В. В. Бурлакова предлагает классификацию наречий, как полнозначных слов, на
назывные (пойотетические) и указательные (дейктические). В основном наречия
относятся к назывным словам. Однако такие наречия, как here, there, so, сами по себе не
характеризуют признак, а зависят от ситуации, служат словесным указанием на ситуацию,
т. е. являются указательными [6, c. 80].
Интересны попытки дать классификацию значений наречий на основе исследования
семантической структуры предложения и семантической классификации глаголов [6,
c.83]. Такие классификации открывают новые возможности для более глубокого анализа
семантикинаречий. В качестве примера приведем классификацию, в которой
рассматриваются значения наречий по их связи с участниками ситуации.
В предложении, в котором описывается действиe, выделяются следующие компоненты:
событие, участник события, результат события. Проанализировав функции наречий по
отношению к перечисленным компонентам, можно выделить следующие семантические
группы.
I. То, что делает говорящий.
а) отношение говорящего : Surprisingly, he is ill;
б) душевное состояние говорящего : Frankly, Mary is a bore;
в) выбор основания, точки зрения : Theoretically, cancer is curable;
г) характеристика речевого действия : Briefly, the claim is false;
д) наречия исполнения : Consequently, to quote the Times;
е) познавательные или гносеологические наречия : John is probably ill [6, c.82].
II. Уточняющая характеристика события :
а) описательная – наречия времени и места;
б) оценочная – wisely, foolishly: Foolishly, John called Mary:
1) участник:
– состояние – anonymously: He returned the book anonymously;
–душевное состояние (по отношению к событию): агенса (деятеля ) – carefully,
intentionally;
2) характер события – наречия образа действия: slowly, rapidly;
3) результат : He removed his hat temporarily;
III. Степень:
а) описательная : Mary is very tall;
б) выражающая реакцию : Mary is surprisingly tall [6, c. 85].
Из общей системы явно выпадают наречия степени, так как они не участвуют в членении
ситуации. Достоинством изложенной классификации является связь с функционально-
семантической организацией предложения. Согласно этой классификации
познавательные наречия (probably, remarkably), наречия оценки (wisely, stupidly, nobly,
clumsily и др.), наречия душевного состояния (carefully, deliberately) и большинство
наречий места и времени относятся ко всему составу предложения; наречия образа
действия истепени, а так же некоторые наречия места и времени – к глаголу [26, c. 83-85].
В зарубежной англистике предлагаются различные классификации наречий в
зависимости от тех критериев, которые кладутся в основу классификации. Дж. Несфилд
описывает три типа наречий: простые, вопросительные, относительные или
соединительные [8, c. 28-29]. С точки зрения современных требований, данная
классификация не является научной, так как в ее основу положены два разных критерия:
при выделении первой группы автор учитывает словообразовательную структуру
наречий, вторая и третья группы выделяются по функции наречия в предложении.
Г. Суит классифицирует наречия на семь групп по значению: "Наречия делятся в
соответствии с их значением на наречия времени, порядка, количества, способа
действия, причины и утверждения" [5, c. 120].
Дж. Керм предлагает функциональную и семантическую классификации. В зависимости
от функции выделяются четыре группы наречий:
1. Простые наречия (simple adverbs): yesterday, very, almost.
2. Предложные наречия (sentence adverbs): perhaps, probably, surely.
3. Cвязывающие наречия (conjunctive adverbs): I sat where I could see them both plainly.
4. Вопросительные наречия (interrogative adverbs): Where does he live? [11, c.73].
По значению Дж. Керм выделяет 14 групп наречий:
Таблица 1.2
Классификация наречий по значению
| By structure | By function |
| |adverbs of |
|simple adverbs |place, time, manner, attendant |
|sentence adverbs |circumstances, degree, restriction, extent, cause, inference, ||conjunctive
adverbs |result, condition, exception, concession, purpose or means. |
|interrogative adverbs | |

H. Френсис в основу классификации кладет принцип субституции и выделяет три группы


наречий: then – group, there- group, thus /so – group [18, c.287].
Если перевести эту субкатегоризацию на традиционный язык, то нетрудно заметить, что
тип then соответствует наречиям времени, тип there -наречиям места, и тип thus
наречиям образа действия [18, c. 287].
Г. Глисон после исключения слов, не являющихся по его мнению наречиями, проводит
следующую классификацию оставшихся наречий:
1. Эмфатические наречия: always, usually, certainly. Типичная позиция – в глагольной
фразе перед первым вспомогательным глаголом: I certainly will go [18, c. 130].
2. Критерием выделения второго класса, который в свою очередь подразделяется на три
подгруппы, является вопросительное слово, на которое отвечают наречия:
а) наречия образа действия : rapidly, nicely;
б) временные наречия : now, soon, afterwards;
с) пространственные наречия : here, abroad, outside.
Обычная позиция – конечная в предложении [18, c. 132].
[pic]
Рисунок 1.3 Классификация наречий по Г. Глисону

В одной из последних зарубежных грамматик наречия делятся на две большие группы:


наречия на –1у, образованные от прилагательных и все остальные [14, c.128].
В зарубежной лингвистике существует интересная субкатегоризация подкласса наречий,
который назван «наречия определяющие предложения». В эту группу отнесены не только
собственно наречия, но и те слова, которые в отечественной лингвистике выведены в
отдельный класс слов – модальные слова. Эти так называемые «наречия, определяющие
предложения», делятся на четыре подгруппы: интерпретация, представление,
возможность, связующие. Наречия возможности соотносятся с какой-то возможностью,
либо упомянутой в самом предложении, либоанафорически соотнесенной с предыдущим
предложением: Despite the rain he arrived in time. Связующие наречия выступают как
связующие элементы – коннекторы и представлены наречиями типа first (ly), similarly,
namely, however, therefore. Интерпретирующие наречия представлены наречиями типа
surprisingly, literally, significantly. К представляющим наречиям относятся: legally, honestly,
briefly, broadly и др. [5, c. 91].
Н. С. Валгина, автор «Синтаксиса современного русского языка» отмечает, что значения
обстоятельств настолько разнообразны, что при их классификации трудно охватить все
возможные конкретные случаи. Классификация может быть более исчерпывающей или
менее исчерпывающей, однако она не может выявить все возможные значения
обстоятельств, поскольку эти значения обусловлены часто лексическими значениями
слов, а не их синтаксическими свойствами. Обозначая качественную характеристику
действия, состояния или признака, а так же условия, сопровождающие их (указание на
причину, время, место и т. д.), обстоятельства делятся на обстоятельства образа
действия, степени, места, времени, причины, меры, цели, условия, уступки [7].
Среди слов, относимых к наречиям, есть такие, которые характеризуются всеми
признаками наречия как части речи, т. е. находятся в центре «полевой» структуры
наречий: now, often, seldom и др. Остальные наречия, обнаруживая сходные признаки с
другими частями речи, находятся на разном расстоянии от центра поля наречия. В. Я.
Плоткин, считающий, что к ядру части речи не принадлежат транспозиты из других частей
речи, относит к ядру поля наречия небольшой инвентарь обстоятельственных слов,
обозначающих пространственные, темпоральные и количественные признаки действий
или качеств: ahead, abroad, backwards, upstairs, often, soon, always, never, beforehand,
yesterday, tonight; much, enough, very, almost и др. Наречия с суффиксом -ly, являющиеся
продуктами транспозиции прилагательных (strong ~ strongly), к ядру поля наречия не
принадлежат. Не относятся к ядру и наречия, соотнесенные с местоимениями:
указательные (here, then, so, therefore),вопросительные (where, why, how, when),
неопределенные (everywhere, somehow, anyway, otherwise). Таким образом, полевая
структура наречия отличается малочисленностью ядра [38, c. 151]. Высказывается
мнение, что к числу центральных принадлежат только обстоятельственные наречия типа
then, а слова типа greatly, т. е. качественные наречия в семантическом, морфологическом
и синтаксическом отношениях настолько отличаются от слов типа then и в тоже время
настолько сходны с прилагательными (walk slowly – a slow walk), что следует
рассматривать их как адвербиальные формы прилагательных, функционирующих в
качестве определения при глаголе и прилагательном.
Аналогичное мнение встречается и в общеязыковедческих пособиях: в некоторых языках
наречия очень близки к прилагательным, и многие из наречий могли бы рассматриваться
как особые формы прилагательных, функционирующие в роли обстоятельства [2, с. 15].
М. Я. Блох, считая подобную трактовку качественных наречий неприемлемой [2, с. 40],
приходит к выводу, что их следует рассматривать как обычный тип наречий [2, c. 229].
Согласно иной точке зрения, центральными считаются собственно наречия (here, now,
often, twice, once, intentionally, always, differently и др.), а также слова, которые
функционируют и как наречия и как другие части речи: yesterday, home, last, cheap, hard,
well, first, second, through, up. Остальные наречия, обнаруживая сходные или одинаковые
признаки с другими частями речи, находятся на разном расстоянии от центра поля
наречия [27, c. 78].
Немногочисленность ядра наречий можно объяснить тем, что обстоятельственные
характеристики в подавляющем большинстве случаев даются с помощью отсылки к
предметам, их свойствам или действиям. Нетрудно заметить, что ядерные наречия
содержат в своей морфемной структуре подобные отсылки в виде корней head, broad,
back, day, stairs, way, hand, night (ahead, abroad, backwards, today, upstairs). Наречий
простых, непроизводных очень мало, потому что человек абстрагировал от предметов и
их свойств немногочисленные фундаментальные обстоятельства. Но чем меньше единиц
в разряде, в том числе и в ядре части речи,тем уникальнее каждая из них, тем менее
стандартна их грамматическая характеристика. Это способствует сближению наречий с
высоко индивидуализированными словами, не входящими по этой причине в четыре
большие части речи [16, c.154].
С одной стороны, у наречий есть общий сегмент с указательными, вопросительными и
неопределенными местоимениями – слова, в равной мере характеризуемые как
местоименные наречия и наречные местоимения. С другой стороны, высоко абстрактные
по своей семантике первичные наречия широко используются как служебные слова:
коннекторы при именах (предлоги), при субпредикациях (союзы), компоненты
аналитических глагольных лексем (послелоги); сравним наречие в позициях
обстоятельства – Не came running after, предлога – after the storm, союза – after he arrived,
послелога – to look after [ 32, c. 152].
Таким образом, полевая структура наречия отличается, во-первых, малочисленностью
ядра, во-вторых, высокой способностью входящих в него наречий функционировать в
позициях служебных, нетипичных для больших частей речи. Можно утверждать в этой
связи, что полевая структура присуща не только каждой большой части речи, но и всей их
совокупности. Наречие занимает крайнее периферийное место в частеречной системе и
поэтому в наименьшей степени характеризуется свойствами большой части речи, ближе
всего стоит к классам служебным [32, c.154].
Обзор классификаций наречий показал, что разные лингвисты учитывают при
субкатегоризации наречий различные критерии: структуру (В. Л. Каушанская), значение
(Л. Л. Иофик; М. Я. Блох; Г. Суит; Дж. Керм), функцию (Дж. Керм). В основу
классификации может быть положен принцип субституции (Ф. Бэкон). Таким образом,
разнообразие классификаций наречий обусловлено различием критериев, положенных в
основу классификаций.
ГЛАВА 2

Наречия места и направления в английском языке


2.1 Позиция обстоятельств места и времени в предложении

Обстоятельств места и направления (Adverbials of Place and Direction) в английском языке


достаточно много и они образуются так свободно (например, изсочетаний
существительного с предлогом, типа: in the post office, over the hill, near the church, into the
lake). Обычно они стоят в конце предложения, например:
Put the books on the table.
Ring me up at my office.
The map was hung on the wall.
Не jumped into the water.
We always spend our holiday abroad.
It is high time to go home.
Обстоятельство, выраженное двумя или более словами, занимает в предложении такое
же место, как и соответствующее ему по смыслу наречие (если иное не указано особо).
She doesn't go to school on Saturday.
He has been ill for a considerable time.
In the morning we had breakfast at home.
В последнем примере фигурируют 2 обстоятельства: времени и места.
При наличии в предложении двух обстоятельств времени более точное (меньшая
единица времени) обычно – но не всегда – стоит первым.
I will meet you at three o'clock tomorrow.
We arrived at five o'clock yesterday afternoon.
I saw the film on Tuesday evening last week.
Этот порядок нарушается, если более широкое указание представляется более важным
или раньше пришло на ум говорящему.
We arrived yesterday afternoon, about five o'clock.
(Указание на час приезда является здесь дополнительным уточнением.)
При наличии в предложении двух обстоятельств места более точное и конкретное
указание обычно (но не во всех случаях) стоит первым. Порядок слов в этих случаях во
многом зависит от стиля, а также от ритма, т.е. равновесия элементов предложения.
He lives in a small village in Kent.
We spent the holidays in a cottage in the mountains.
Когда в предложении имеются обстоятельства места или направления и обстоятельство
времени, обстоятельство времени обычно стоит последним.
We went for a swim in the lake before breakfast.
I will be there early.
We are going to Holland next month.
They landed at Dover the next morning.
I expect to be back home by Tuesday.
Meet me outside the post-office at five o'clock on Monday.
They went to the cinema on Saturday evening.
Pleasereturn the books to the library before Monday.
Can you get here by evening?
Этот порядок допускает изменения. Обстоятельство времени может стоять в начале
предложения. Обстоятельства места или направления в начале предложения обычно не
стоят.
Last month we went to Scotland; next month we are going to Wales.
В данном предложении, обе части сложносочиненного предложения начинаются с
противопоставляемых обстоятельств времени.
On Monday they sailed from Southampton; on Saturday they landed in New York.
Такое же противопоставление обусловило начальную позицию обстоятельств времени и
в этом предложении.
Сравним следующие два предложения:
Please return all books to the library before Friday.
В данном предложении наблюдаем нормальный порядок слов.
Please return before Monday all books that you have borrowed from the library.
Здесь, в виде исключения, обстоятельство времени стоит между глаголом и
дополнением. Если бы обстоятельство времени стояло на конце, можно было бы
подумать, что оно относится к слову borrowed вместо слова return.
Обстоятельства места и направления обычно предшествуют обстоятельствам частоты /
повторности, а обстоятельства повторности обычно стоят впереди обстоятельств
времени.
I have been to London several times this year.
He saw that film at Regal Cinema twice last week.
He goes to Africa every other year.
Вышеописанный порядок слов меняется, когда обстоятельства места ставятся в начале
предложения в целях логического ударения (эмфазы) и противопоставления.
Before supper he walked round the park twice.
Наречия, употребляемые в качестве обстоятельств места, составляют 3,72% от выборки
(12 из 323). Из них большинство – маркированные (91,69%, 11 из 12 слов,
использованных в выборке). Наречия с нулевым маркером, выполняющие функцию
обстоятельства места, встречаются гораздо реже (8,31%).
Таким образом, в английском языке наиболее часто употребляются немаркированные
наречия, выполняющие функцию обстоятельства времени (57,28% от общего числа
наречий во всех проанализированныхтекстах). При этом наиболее многочисленны
наречия частоты и повторности (70,81%), из которых 75,57% приходится именно на
наречия с нулевым маркером. На втором месте по частоте употребления стоят
немаркированные наречия, выступающие в качестве обстоятельства степени и полноты
действия (19,5%, 63 случая употребления из 323). При этом процент наречий с нулевым
маркером, как и в предыдущем случае, составляет 74,6%. Редко немаркированные
наречия употребляются в качестве обстоятельств образа действия (14,86%) и места
(3,72%).
Также в ходе анализа текстов было выявлено три структурные модели валентности
наречий с нулевым маркером:
1) наречие + наречие;
2) наречие + прилагательное;
3) наречие + глагол.
В первых двух случаях наречие является усилителем второго элемента словосочетания,
а в третьем случае оно не теряет свою семантическую самостоятельность.
По своей синтаксической функции наречия делятся на следующие основные группы:
наречия места и направления, времени, образа действия, меры и степени.  Данные
синтаксические функции могут на себя брать как маркированные, так и немаркированные
наречия, причем особенности их употребления будут задаваться валентными связями
наречий с другими частями речи. Рассмотрим синтаксические особенности употребления
маркированных и немаркированных наречий на нижеследующих примерах.
| Наречия места и направления: |
| here, there, where, far, above, below, everywhere, nowhere[8, | outside, inside, somewhere,
anywhere |
|c.113]. | |

Отвечают на вопрос where? (где?, куда?) В предложении они обычно стоят после глагола
или прямого дополнения.
| She lives there. | |
| He read his poems |here [8, c.114]. |

  Если в предложении есть другие наречия, то наречие места ставится перед наречием
времени, но после наречия образа действия:
| I'll go there tomorrow. | |
|She danced well there. | |

Наречие somewhere  употребляется в утвердительных предложениях:


| I am sure I have met you | somewhere [8, c.115]. |

Наречие anywhere употребляется в вопросительных и отрицательных предложениях:


|Did you see my gloves anywhere? | |
|I can't find my dictionary anywhere [8, c.116] . | |

 Наречие nowhere употребляется в основном в кратких ответах:


| Where are you going? | |
|– Nowhere [8, c.116] . | |

  Одиночное наречие far (без усиливающих so far, too far) употребляется в


вопросительных и отрицательных предложениях. В утвердительных предложениях в этом
значении используется a long way (off):
|Did they live far? | |
|They don’t like to walk far. | |
|They live a long way off | [8, c.117]. |

 Но far употребляется в выражении far from:


|The station is far from our house |[8, c.118]. |

2.2. Cемантическая структура наречий места и направления

Рассмотрим роль наречий места и направления в отражении пространственных


отношений в английском языке.Наречия со значением места указывают местонахождение
предмета, которое может быть как внешним ( down, near, ahead, before, in front, above, up,
near, behind , above, up ), так и внутренним ( inside ).
Наречия места и направления делятся на ряд групп:
1) наречия, передают нахождения предмета внизу (down, below, on the ground );
2) наречия, выражающие местоположение предмета наверху (above, up, over );
3) наречия, обозначающие местонахождение предмета вблизи, рядом ( nearby );
4) наречия, указывающие местонахождение предмета впереди (ahead, before );
5) наречия, свидетельствующие о местонахождении предмета позади, вне ориентира
(behind , outside );
6) наречия, имеющие значение местонахождение предмета внутри ( inside );
7) наречия, выражающие неопределенное местонахождение предмета ( somewhere,
anywhere , elsewher, where );
8) наречия, свидетельствующие о абстрактно-общем или неустановленном
местонахождение предмета ( there, here , round, around, about, far , nowhere ).
Наречия со значением пространственного направления по своей семантике весьма
разнообразны. В разных наречных конструкциях выражаются тончайшие нюансы
движения предмета по всем линиям координат. Можно выделить следующие оттенки:
1) движение вниз, снизу, низом, по нижней части поверхности (from below );
2) движение вверх, сверху (up, upwards, above, over, high );
3) движение предмета вблизи, рядом (near, about, round, by, past, by );
4) движение вперед, спереди (оn, forward, ahead, onward, ahead, in front, before , far);
5) движение назад, сзади, по задней части предмета, вне ориентира (back, backwards ,
behind , away, apart );
6) движение внутрь, в центр, изнутри, с середины по внутренней, по центральной части
(оutside );
7) обобщенно-абстрактное направление куда-нибудь, откуда-нибудь, из какого-либо
места ( there, here, from there , from here , right , left );
8) неопределенное направление куда-нибудь, откуда-нибудь, из какого-либо места, т.
е.направление движения предмета без указания линий координат, или отрицание
направления данной группы наречий соответствуют somewhere, anywhere, nowhere,
имеющих значение неопределенного направления и применяются в различных типах
предложений: в позитивном, вопросительном и в лаконичных ответах соответственно.
Наречия места, выражающие пространственные отношения, является сложной и
достаточно богатой различными семантическими оттенками и нюансами грамматической
категорией, которая, как часть речи в целом, отличается по своим морфологическим,
синтаксическим и семантическим признакам от других частей речи.
Наиболее часто в английском языке употребляются следующие наречия на обозначение
места и направления: above, away, back, close, far, forward, here, home, north, outside,
straight, there. По данным картотеки «Частотного словаря сочетаемости современного
английского языка» они принадлежат к высокочастотным лексическим единицам.
Для определения семантической структуры исследуемых наречий используется метод
компонентного анализа, с помощью которого благодаря анализу словарных толкований
семантическая структура английских наречий места и направления описывается такими
общими семантическими признаками: «статические пространственные отношения» и
«динамические пространственные отношения».
В рамках общих семантических признаков выделяются лексико-семантические варианты
рассматриваемых наречий: «статические пространственные отношения», «динамические
пространственные отношения».
Все зафиксированные в нашем исследовании сочетание лексико-семантических
вариантов в рамках одной лексической единицы характеризуются оппозицией
«нахождения» – «движение» (статика – динамика), что свидетельствует о том, что данные
признаки являются основными семантическими компонентами системы
пространственных отношений и главными составляющими структуры английских наречий
места и направления.
Некоторым наречиям присущи семантические компоненты, присущие и другим наречиям
этого поля, как в случае с наречиями back, there и above с общим признаком «нахождение
в месте, предварительно указанном», close и outside, имеющих общее
значение«нахождения на малом расстоянии», far и outside с общим признаком
«нахождение на большом расстоянии», а также back и there со общим признаком
«движение к предварительно указанному месту», что свидетельствует о системности
поля.
Кроме понятийного объема, как отмечает З. М. Вердиев, каждый семантический признак
характеризуется ролью, которую он играет в семантической структуре лексической
единицы. Установка расстояния между элементами семантической структуры английских
наречий места и направления в восприятии вещателями проводится с помощью
психолингвистического эксперимента. Через количественные оценки респондентами
степени семантической связи между лексико-семантическими вариантами изучаемых
наречий определяется, как носители языка воспринимают расстояние между значениями
одной лексической единицы [31, c.111] .

11 Структурные характеристики наречий места и направления

Позиционно наречие обладает большой подвижностью в предложении и в этом


отношении отличается от всех других разрядов слов в английском языке. Такая
подвижность в предложении дала основание Г. Суиту считать, что в "наречии
проявляются почти последние остатки свободного порядка слов в английском языке".
Особенно разнообразны позиции тех наречий, которые относятся ко всему предложению.
Выделяются следующие позиции наречия в предложении:
1) в начале предложения, перед подлежащим и сказуемым;
2) между подлежащим и сказуемым;
3) после подлежащего и вспомогательного глагола;
4) между сказуемым и косвенным дополнением;
5) в конце предложения [36, c.80].
В Таблице 2.1 приводится характеристика наречия по семантическому,
морфологическому и синтаксическому признакам.
Характеристика наречия Таблица 2.1
|Семантический признак |признак действия |
|морфологические |словообразовательные аффиксы |- ly,- ward(s),- long, -wise, – way (s),
a- |
|признаки| | |
| |словоизменительные аффиксы |- er, – est |
|Синтаксические признаки |сочетаемость |V – adv AdJ |
| | |Adv |
| |функции |обстоятельство. |

Сконцентрировавшись на изоморфных и отличительных особенностях функционирования


английских наречий места и направления в текстах двух функциональных стилей
(художественном и научном) по частотным характеристикам отдельных наречий и
значений каждого из них, мы наблюдаем то, что:
- Частота большинства наречий: outside, home, straight, there, here, north, back, far, away,
above отличается в художественном стиле от частоты их употребления в научном стиле.
- Частоты каждого значения каждого наречия разные. Степень близости по частоте
лексико-семантических вариантов наречий колеблется от
минимального до высокого[25,c.13].
Сравнивая степень близости значений английских наречий места и направления по
частоте и по восприятию носителями языка, можно утверждать, что в отдельных случаях
результаты совпадают, в других – они совершенно противоположны. Согласно
результатам корреляционного анализа, между этими явлениями не существует никакой
зависимости. Функционирование семантической структуры английских наречий места и
направления и ее восприятие говорящими – два различных аспекта исследования одного
языкового явления.
Украинский лингвист Коцюк Л.М. осуществила анализ английских наречий места и
направления (с помощью корреляции рангов) в соотношении распространенности и
частоты в отдельно взятых массивах, который подтвердил наличие корреляции между
распространенностью ичастотой: в художественном стиле = 0,91, в научном – = 0,89 (при
табличном = 0,48) [25, c.11].
Исследование зависимости между частотой английского наречия места, направления и
количеством моделей сочетаемости, показывает, что независимо от того, наречие
является частотным или нет, количество моделей сочетаемости остается  неизменной
[25, c. 8].
Каждое конкретное наречие во всех своих значениях вносит определенную долю в
реализацию типов грамматической связи, колеблясь от наречия к наречию, от значения к
значению. Значение отдельных наречий характеризуются степенями сходства выше
среднего инвентаря моделей сочетаемости (forward, here, north, there). Однако
большинство наречий имеют значения, модели сочетаемости которых значительно
отличаются друг от друга. Большинство исследуемых наречий имеют значения,
функционирование которых значительно отличается от других, подтверждает
правильность определения семантической структуры наречий, ведь каждый вариант
значение оказывается в новом контексте [40, c.45].
Анализ инвентарей моделей сочетаемости для групп наречий с общим признаком
«статические пространственные отношения» и «динамические пространственные
отношения» показывает, что для них грамматическая сочетаемость не служит
разрешающим параметром, а наречия в пределах этих групп, имеющих общее значение,
описываются в этом смысле каждое различными моделями [28, c. 7].
Изучение функционирования лексических единиц невозможно без сравнения их
сочетаемости в различных функциональных стилях. Для английских наречий места и
направления различными, например, для художественного и научного стилей являются:
1) инвентарь моделей синтаксической сочетаемости; 2) относительная частота
употребления каждой общей модели синтаксической сочетаемости; 3) лексическая
сочетаемость с глаголами различных семантических групп (в художественном стиле
наречия сочетаются преимущественно с глаголами для обозначения движения, в научном
– интеллектуальной деятельности); 4) относительные частоты лексической сочетаемости
(охваченной ядром) большинства английских наречий места и направления по спискам
семантических группглаголов (например, чаще наречие far в художественном стиле
сочетается с глаголами семантической группы для обозначения движения, а в научном –
абстрактных отношений); 5) списки глаголов, с которыми сочетаются английские наречия
места и направления в общих значениях (например, наречия close и outside в значении
«нахождения на малом расстоянии») [24, c.11]. Подобными в двух анализируемых стилях
являются: 1) частоты наречий в отдельных значениях; 2) грамматическая сочетаемость
для наречий для обозначения статических пространственных отношений и динамических
пространственных отношений; 3) лексическая сочетаемость наречий в большинстве
значений.

2.4. Структурно-семантический анализ наречий места и направления в английском языке


В процессе исследования, было отобрано 141 лексических единиц. С точки зрения
структуры, наречия были разбиты на простые, сложные и производные.
Простые наречия – это наречия, неразложимые на составные части.
Сложные наречия – это такие наречия, которые образуются путём сложения нескольких
корней.
Производные наречия – это такие наречия, которые образуются посредством суффиксов.
Основным суффиксом, образующим наречия, является суффикс –ly. При помощи
суффикса –ly наречия образуются, главным образом, от имен прилагательных и от
отдельных существительных.
В результате проведённого исследования, было выявлено, что 81 лексических единиц
(57.5 %) – это простые наречия, 57единиц (40,5 %) – сложные и 3 (2 %) – производные
(см. таблица 3.1).
Таблица 3.1
Структурный анализ наречий места и направления в английском языке

|№ | |КОЛ-ВО ПРИМЕРОВ |% | |
| |ТИП НАРЕЧИЯ | | |ПРИМЕРЫ |
| | | | ||
| | | | |over ‘над’, here ‘здесь’, ‘тут’ , there ‘там’ , |
| | | | |round, around, about ‘вокруг’, ‘кругом’, afar |
|1 |Простые |81 |57,5 |‘вдалеке’ , up ‘вверх’ |
||||||
| | | | |anywhere ‘везде’, clockwise ‘по часовой стрелке’, |
| | | | |inward ‘направленный внутрь’ , nearby ‘близлежащий’ ,|
|2 |Сложные |57 |40,5 |overboard ‘за бортом’ |
||||||
|3 |Производные |3 |2 |immediately, directly ‘прямо’, centrally ‘центрально’|
| |ВСЕГО |141 |100 | |

С точки зрения семантической структуры, наречия места и направления были разделены


на ряд групп:
– наречия, свидетельствующие о абстрактно-общем или неустановленном
местонахождении объекта (20,6%);
– наречия, выражающие неопределённое местонахождение предмета (18,4 %);
– наречия, выражающие местоположение предмета внизу (17,8 %);
– наречия, выражающие местоположение предмета наверху (12 %);
– наречия, обозначающие местонахождение предмета вблизи (9,9 %);
– наречия, указывающие местонахождение предмета впереди (8,6 %);
– наречия, свидетельствующие о местонахождении предмета позади(7%);
– наречия, имеющие значение местонахождение предмета внутри (5,7 %) (см. таблица
3.2).
Таблица 3.2
Анализ наречий места и направления с точки зрения семантической
структуры
|№ |ТИП НАРЕЧИЯ |КОЛ-ВО ПРИМЕРОВ |% |ПРИМЕРЫ |
||||||
| |Абстрактно-общее или неустановленное | | |there ‘там’ , here ‘здесь’, round, around ,
about|
|1 |местонахождение |29 |20,6 |‘кругом’ , ‘вокруг’ , far ‘далеко’ , nowhere |
| | | | |‘нигде’ |
||||||
| |Неопределённое местонахождение предмета | | |somewhere ‘где-нибудь’ , anywhere ‘кое-
где’ , |
|2 | |26 |18,4 |elsewhere ‘где-нибудь’ , where ‘где’ |
||||||
| | | | |down, below ‘внизу’ , on the ground ‘внизу’ , ‘на|
|3 |Нахождение предмета внизу |25 |17,8 |полу’ , ‘на земле’ |
||||||
|4 |Нахождение предмета наверху |17 |12 |above,up ‘наверху’ , over ‘сверху’ |
| |Местонахождение предмета вблизи | | | |
|5 | |14 |9,9 |nearby , near ‘вблизи’ , ‘у’ |
| |Местонахождение предмета впереди | | | |
|6 | |12 |8,6 |ahead, before ‘впереди’ |
| |Местонахождение предмета позади, вне | | | |
|7 |ориентира |10 |7 |behind ‘позади’ , ‘сзади’ , outside ‘вне’ , |
| | | | |‘снаружи’ |
|8 |Местонахождение предмета внутри |8 |5,7 |inside ‘внутри’ |
| |ВСЕГО |141 |100 | |

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В ходе выполнения данной работы была изучена научная литература посвященная


исследованию частей речи и наречий места и направления в современном английском
языке. Это позволило установить семантическую структуру английских наречий для
обозначения места и направления, раскрыть особенности функционирования наречий в
англоязычных текстах, проанализировать их структурные характеристики.
По результатам проделанной работы можно сделать следующие выводы.
Наречие – неизменяемая часть речи, обозначающая признак действия, качества или
предмета. В составе предложения наречие выступает в качестве «определителя»
действия, качества или предмета, т.е. в роли обстоятельства или определения; оно
всегда неизменно. Имяприлагательное, выступающее в предложении в качестве
характеристики предмета и действия, состояния, не становится тем самым наречием, а
остается прилагательным.
Наречие соотносительно со всеми знаменательными частями речи, а также, в известной
мере, со служебными словами. Наречия соотносительны с именами существительными в
форме косвенных падежей. От имен существительных наречия также образуются с
помощью специальных аффиксов и посредством удвоения существительных.
Обзор классификаций наречий показал, что разные лингвисты учитывают при
субкатегоризации наречий различные критерии: структуру (В. Л. Каушанская), значение
(Л. Л. Иофик; М. Я Блох; Г. Суит; Дж. Керм), функцию (Дж. Керм). В основу классификации
может быть положен принцип субституции (Ф. Бэкон). Таким образом, разнообразие
классификаций наречий обусловлено различием критериев, положенных в основу
классификаций.
Анализ семантической структуры английских наречий места и направления показал, что
рассматриваемые лексические единицы выступают как лингвистическое выражение
философской категории пространства, основанного на противопоставлении признаков
«статические пространственные отношения» – «динамические пространственные
отношения».
Из проделанной работы можно сделать заключение о перспективности расширения рамок
исследований в данной проблематике за счет разработки комплексных методов изучения
семантической структуры слов.

СПИСОК ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ИСТОЧНИКОВ

1. Арутюнова Н. Д. Предложение и его смысл: логико-семантические проблемы / Н. Д.


Арутюнова . – М.: Высшая школа. 1969. – 187 с.
2. Блох М. Я. Теоретическая грамматика английского языка: Учеб. Пособие. / М. Я. Блох. –
М.: Высшая школа, 2000. – 381 с.
3. Блох М. Я. Теоретические основы грамматики: Учеб. Пособие. / М. Я. Блох – М.:
Высшая школа, 1999. – 356 с.
4. Бондарко А.В. Грамматическая категория и контекст / А. В. Бондарко. – Л.: Наука, 1971.
– 194 с.
5. Бондарко А. В. Теория морфологических категорий / А. В. Бондарко. – Л., Наука, 1976.
-211 с.
6. Введение в германскую филологию: [учебник для I–II курсов филол. фактов ун-тов]
/Арсеньева М. Г., Балашова С. П., Берков В.П. и др. – М: Высшая школа, 1980. – 347 с.
7. Воронцова Г.П. Очерки по грамматике английского языка / Г. П. Воронцова – М., 1960. –
229 с.
8. Гордон Е. М. Практическое руководство по употреблению английского глагола / Е. М.
Гордон, И. П. Крылова – М.: Международные отношения, 1971. – 168 с.
9. Грин Д. Словарь новых слов / Green Jonathon. Dictionary of New Words / Д. Грин – M.:
Вече, Персей, 1996. – 352 с.
10. Гухман М. М. Развитие залоговых противопоставлений в древних германских языках /
М. М. Гухман – М, 1954. – 98 с.
11. Джон Лайонз. Введение в теоретическую лингвистику. Перевод с английского языка
под ред. В. А. Звягинцева / Лайонз Дж. – М.: Прогресс, 1978. – 544 с.
12. Долгова О. В. Синтаксис как наука о построении речи / О. В. Долгова. – М.: Высшая
школа, 1980. – 165 с.
13. Жирмунский В. М. Общее и германское языкознание / В. М. Жирмунский. – Л.: Наука,
1976. – 446 с.
14. Жигадло В.Н. Современный английский язык / В. Н. Жигадло, И. П. Иванова, Л. Л.
Иофик. – М, 1956. – 132 с.
15. Иванова И. П. История английского языка. Учебник. Хрестоматия. Словарь / И. П.
Иванова – СПб.: Лань, 1999. – 353 с.
16. Ивашкин М. П. Синхронно-диахронический анализ переходных процессов в
английском языке / М. П. Ивашкин – М., 1988. – 286 c.
17. Ильиш Б. А. История английского языка: Учебник / Б. А. Ильиш – М.: Высшая школа,
1968. – 372 с.
18. Ильиш Б. А. Строй современного английского языка (на англ. языке) / Б. А. Ильиш –
М.: Просвещение, 1965. – 397 с.
19. Иофик Л. Л. Хрестоматия по теоретической грамматике английского языка / Л. Л.
Иофик, Л. П. Чахоян – Л.: Просвещение, 1967. – 213 с.
20. Калечиц Е. П. Переходные явления в области частей речи / Е. П. Калечиц –
Свердловск, 1977. – 18 c.
21. Каращук П. М. Словообразование английского языка / П. М. Каращук – М., 1977. – 24 c.
22. Качалова К. Н. Практическая грамматика английского языка: Учебник / К. Н. Качалова,
Е. Е. Израилевич – М: ЮНВЕС, 2001. – 603 с.
23. Князева Г. Ю. Источники омонимии в английском языке.Ученые записки, том XXIII,
Общее языкознание, грамматика, лексикология и стилистика / Г. Ю. Князева – М., 1959. –
234 c.
24. Конецкая В. П. Характеристика лексических омонимов - слов, генетически связанных,
и пути их образования в английском языке. «Исследования по английской лексикологии» /
В. П. Конецкая – М., 1961. – 18 c.
25. Коцюк Л. Н. Системные и функциональные характеристики английских наречий места
и направления: автореф. дис. на соискание науч. степени к-та филол. наук: 10.02.04 /
Л.Н.Коцюк. – К., 2002. –17с.
26. Лингвистический энциклопедический словарь / Гл. ред. В.Н. Ярцева, – М.:
Сов.энциклопедия, 1990. – 814 с.
27. Малаховский М. П. Теория лексической и грамматической омонимии английского
языка / М. П. Малаховский – М., 1989. – 28c.
28. Маулер Ф. И. Грамматическая омонимия в английском языке. Орджоникидзе: Изд-во
Сев.-осет. / Ф. И. Маулер – Ун-та, 1977. – 16 c.
29. Маулер Ф. И. Грамматическая омонимия в английском языке: Автореферат дис. ... док.
филол. наук / Ф. И. Маулер – М., 1985. – 23 c.
30. Мешков О. Д. Словообразование современного английского  языка / О. Д. Мешков –
М.: Наука,1976. – 245с.
31. Мешков О. Д. Семантические аспекты словосложения  английского языка / О. Д.
Мешков – М.: Наука, 1986. – 209с.
32. Мещанинов И. И. Члены предложения и части речи / И. И. Мещанинов – М. – Л., 1945.
– 321 c.
33. Мещанинов И. И. Общее языкознание / И. И. Мещанинов – Л., 1940. – 325 c.
34. Паремская Д. А. Немецкая грамматика / Д. А. Паремская – Мн.: Выш. шк., 2000. – 350
с.
35. Проблемы лингвистической типологии и структуры языка: Сб. статей / АН СССР, Ин-т
языкознания. – Л. : Наука, 1977. – 192 с.
36. Расторгуева Т. А. История английского языка: Учебник / Т. А. Расторгуева – М:
Высшая школа, 1983. – 278 с.
37. Смирницкий А. И. Лекции по истории английского языка (средний и новый период) / А.
И. Смирницкий – М: Добросвет, 1998. – 223 с.
38. Смирницкий А. И. Морфология английского языка / А. И. Смирницкий – М., 1959. – 271
с.
39. Хаймович Б. С. Теоретическая грамматика английского языка (на англ. языке) / Б. С.
Хаймович, Б. И.Роговская – М.: Высшая школа, 1967. – 298 с.
40. Ярцева В. Н. Типология германских литературных языков / В. Н. Ярцева – М.: Наука,
1976. – 249с.
41. Chafe L. Meaning and structure of language by Wallace / L. Chafe – Chicago: University of
Chicago Press, 1970. – 360p.

СПИСОК ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКИХ ИСТОЧНИКОВ

42. Oxford Advanced Learner’s Dictionary , 7th ed. - Oxford, New York etc.: Oxford University
Press, 2005.
ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ

1. Адъективный – относящийся прилагательному, свойственный прилагательному,


имеющий характер прилагательного [41, c. 34].
2. Анафорический – указывающий на предшествующие слово или слова, отсылающий к
ранее сказанному [41, c. 47].
3. Аффективный – относящийся к переходным глаголам, обозначающим действие,
которому подвергается объект [41, c. 60].
4. Дейктический – указывающий, выделяющий, дифференцирующий посредством
соотнесения с лицами и предметами, находящимися в том или другом отношении к
говорящему лицу [41, c. 126].
5. Деривационный критерий – особенности словообразования [42, c. 112].
6. Единица лексическая – единица, основное содержание которой имеет материальный
характер, а выражение находится в соответствии с правилами оформления отдельного
слова, свойственными данному языку [41, c. 146].
7. Инкорпорация – продуктивный способ образования слова путём сочетания
примыкающих друг к другу корней, совокупность которых оформляется служебными
элементами [41, c. 177].
8. Категория понятийная – отвлечённое обобщённое значение находящее в данном языке
то или иное выражение [41, c. 192].
9. Коннотация – дополнительное содержание слова, его сопутствующие семантические
или стилистические оттенки, которые накладываются на его основное значение, служат
для выражение разного рода экспрессивно-эмоционально-оценочных обертонов и могут
придавать высказыванию торжественность, игривость, непринуждённость,
фамильярность и т.д. [41, c. 203].
10. Морфологический – относящийся к внутреннему строению слова [41, c. 242].
11. Морфологический критерий – особенности формообразования и
составграмматических категорий [42, c. 256].
12. Наречие – неизменяемая часть речи, обозначающая признак действия, качества или
предмета [42, c. 273].
13. Наречие абсолютное – наречие совпадающие по форме с винительным падежом
отглагольного существительного [41, c. 252].
14. Парадигма – совокупность флективных изменений, служащих образцом
формообразования для данной части речи [41, c. 310].
15. Приадъективный – употребляемый при прилагательном, сочетаемый с
прилагательным [41, c. 352].
16. Посессивный (притяжательный) – выражающий значение владения, обладания чем-
л., собственности, принадлежности [41, c. 341].
17. Релевантный – способный дифференцировать языковые единицы, способный
служить для различения лингвистических единиц и, следовательно, важный для языка как
средства общения [41, c. 383].
18. Семантика – значение слова, оборота речи или грамматической формы [41, c. 400].
19. Семантический критерий – категориальное грамматическое значение слов [42, c. 458].
20. Синтагма – двучленная структура, члены которой соотносятся как определяемый и
определяющий, причём этими членами могут быть как слова, так и морфемы [41, c. 408].
21. Синтаксический критерий – способность выступать в позиции определённого члена
предложения и сочетаться с определёнными классами слов [42, c. 503].
22. Субституция (замещение, подстановка) – в дескриптивной лингвистике, основной
метод определения тождества-различия языковых единиц, объединения их в классы,
определения их функциональных свойств и т.п. путём взаимной замены их в данной
совокупности контекстов [41, c. 461].
23. Супплетивизм – образование форм одного и того же слова от разных корней или от
основ, различия которых выходят за пределы чередований [41, c. 463].
24. Флексия – 1) морфологическое изменение основы, 2) то же, что окончание [41, c. 493].
25. Фонологический критерий – особенности фонемной и просодической структуры слов
разных классов [42, c. 607].