Вы находитесь на странице: 1из 576

ИНСТИТУТ ВОЕННОЙ ИСТОРИИ

МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РФ

РОССИЯ (СССР)
В ЛОКАЛЬНЫХ
ВОЙНАХ
и военных конфликтах
второй ПОЛОВИНЫ
X X века

Под редакцией академика Р А Е Н


генерал-майора В.А.Золотарева

МОСКВА
КУЧКОВО ПОЛЕ
ПОЛИГРАФРЕСУРСЫ
2000
Институт военной истории Министерства обороны Российской Федерации
Международная Академия наук о природе и обществе
Российская Академия естественных наук

ББК 6 8 . 5 / 7
Р76
Р о с с и я (СССР) в локальных войнах и вооруженных конфликтах второй по­
ловины XX века / Под ред. В. А. Золотарева. — М.: Кучково поле; Полиграф-
ресурсы, 2000. 576 с.

В предлагаемом читателю труде впервые в отечественной литературе дан системный ана­


лиз участия с о в е т с к и х и российских войск, военных советников и специалистов, а т а к ж е ис­
п о л ь з о в а н и е о р у ж и я и б о е в о й техники в локальных войнах и в о о р у ж е н н ы х конфликтах п о с л е
второй мировой войны ( 1 9 4 5 — 2 0 0 0 ) .
Авторы и с с л е д у ю т опыт применения с о в е т с к и х / р о с с и й с к и х войск и б о е в о й т е х н и к и в Ко­
рее и во Вьетнаме, на Б л и ж н е м В о с т о к е и в Африке, в В о с т о ч н о й Европе и Афганистане, на
с о б с т в е н н о й территории, привлекая документы из многих государственных и в е д о м с т в е н н ы х
архивов; м н о ж е с т в о материалов впервые становятся доступными не только для с л у ж е б н о г о
пользования. Анализируется применение б о е в о й техники и боевые действия в первой ( 1 9 9 4 —
1 9 9 6 ) и во второй чеченских кампаниях ( 1 9 9 9 — 2 0 0 0 ) .
Труд а д р е с у е т с я специалистам, генералам, адмиралам, офицерам В о о р у ж е н н ы х Сил и других
силовых ведомств, политикам и широкому кругу читателей, и н т е р е с у ю щ и х с я в о е н н о й исто­
рией.

Авторский коллектив:
В. А. Яременко (руководитель), А. Н. Почтарев, А. В. Усиков

ISBN 5 - 8 6 0 9 0 - 0 6 5 - 1

© Текст, схемы — коллектив авторов, 2000


СОДЕРЖАНИЕ

Золотарев В. А. Локальные войны и судьбы Отечества 5

ВВЕДЕНИЕ 15

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Л О К А Л Ь Н Ы Е ВОЙНЫ И В О О Р У Ж Е Н Н Ы Е КОНФЛИК­


ТЫ С УЧАСТИЕМ СОВЕТСКИХ И РОССИЙСКИХ ВОЙСК 21
Глава первая. Классификация и причинно-следственные связи локальных войн
и вооруженных конфликтов 21
Глава вторая. Военно-политическое и военно-стратегическое содержание ло­
кальных войн и вооруженных конфликтов 61
На Дальнем Востоке и в Юго-Восточной Азии 62
На Африканском континенте 100
На собственной территории 117
На советско-китайской границе 126
В странах Восточной Европы 132
На Кубе 156
На Ближнем Востоке 169
Глава третья. Типовое и частное в содержании и последствиях локальных
войн и вооруженных конфликтов 214

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ВОЙСК, ОРУ­


Ж И Я И В О Е Н Н О Й ТЕХНИКИ В ЛОКАЛЬНЫХ ВОЙНАХ И ВООРУЖЕН­
НЫХ КОНФЛИКТАХ 237
Глава четвертая. Опыт подготовки и боевого применения группировок совет­
ских и российских войск в локальных войнах и вооруженных конфликтах 237
Особенности создания общевойсковых группировок 238
Опыт создания группировок ВВС и Войск ПВО 242
В М Ф : специфика решения военно-политических задач 252
Глава пятая. Влияние опыта боевых действий на развитие отечественного
оружия и военной техники, организацию соединений и частей видов Воору­
женных Сил 266
Особенности военно-технического сотрудничества с зарубежными странами 266
Развитие оружия и военной техники 272
Ракетные войска стратегического назначения 272
Сухопутные войска , 275
Военно-воздушные силы 295
Военно-Морской Флот 306
Глава шестая. Особенности оперативного (боевого), морально-психологиче­
ского, технического и тылового обеспечения советских и российских войск
в локальных войнах и вооруженных конфликтах 310
Разведка 310
Стратегическая и оперативная маскировка 315
Информационное обеспечение 317
Радиоэлектронная борьба 323
Инженерное обеспечение 328
Радиационная, химическая и бактериологическая защита войск 329
Морально-психологическое обеспечение 330
Техническое обеспечение 334
Тыловое обеспечение 338

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ПУТИ РЕАЛИЗАЦИИ ОПЫТА УЧАСТИЯ СОВЕТСКИХ И


Р О С С И Й С К И Х ВОЙСК (СИЛ) В ЛОКАЛЬНЫХ ВОЙНАХ И ВООРУЖЕН­
Н Ы Х КОНФЛИКТАХ В ТЕОРИИ И ПРАКТИКЕ ВОЕННОГО ИСКУССТВА И
СТРОИТЕЛЬСТВА ОТЕЧЕСТВЕННЫХ В О О Р У Ж Е Н Н Ы Х СИЛ, МИРОТВОР­
ЧЕСКИХ КОНТИНГЕНТОВ 343
Глава седьмая. Советское и российское военное искусство в локальных вой­
нах и вооруженных конфликтах 344
Эволюция военной стратегии и оперативного искусства 345
Развитие тактики видов Вооруженных Сил 350
Глава восьмая. Миротворческая деятельность: зарождение, становление, раз­
витие 366
Миротворчество в контексте национальной безопасности РФ 366
Опыт участия России в миротворческой деятельности на территории СНГ
и за ее пределами 384
Глава девятая. Рекомендации и предложения в разрабатываемые уставные
(боевые) документы Вооруженных Сил Российской Федерации по исполь­
зованию боевого опыта участия советских и российских войск (сил) в лока­
льных войнах и вооруженных конфликтах 418
Создание группировок войск (сил) и действующие уставы 418
Вооруженные Силы в новой структуре 420
К теории специальных операций 428
Строительство видов Вооруженных Сил 430
Ядерные силы 444
Органы управления Вооруженными Силами 445
Уставные документы 446
Военная организация России 450
«Информационная война» 457
Россия — Америка: некоторые сравнения 463
О характере вооруженной борьбы 465

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 467

ПРИЛОЖЕНИЯ 477
1. Государства, на территории которых велись боевые действия с участием
граждан Российской Федерации 479
2. Краткая характеристика локальных войн и вооруженных конфликтов
с участием советского/российского военного компонента ( 1 9 4 6 — 2 0 0 0 ) 480
3. Д е с а н т н ы е корабли и воинские части В М Ф СССР, выполнявшие задачи
боевой службы в зонах локальных войн и вооруженных конфликтов на Ближ­
нем Востоке и в Африке 495
4. Э ф и о п и я : вторжение сомалийских войск в район Огадена ( и ю л ь — а в г у с т
1977) 497
5. Чехословакия: прибытие и дислокация войск вторжения на 21.08.1968 г 498
6. Типовой подход к оценке результатов локальных войн и вооруженных
конфликтов 499
7. Миротворческие операции под эгидой О О Н (на 1 августа 1999 г.) 500
8. Предназначение и основные задачи преобразованных ВВС 503
9. Формы оперативного применения и способы решения боевых задач пре­
образованных ВВС 504
10. Возможная структура Стратегических сил сдерживания РФ 505
11. Четырехвидовая структура ВС Р Ф , установленная Указом Президен­
та РФ от 16 июля 1997 г., и трехвидовая, предложенная МО РФ 3 ноября
1998 г 506
12. Карта-схема военно-административного деления России 507
13. Поставки военной техники в страны Ближнего и Среднего Востока 508

ПРИМЕЧАНИЯ 509
П Р Е Д М Е Т Н О - И М Е Н Н О Й УКАЗАТЕЛЬ 527
СПИСОК УСЛОВНЫХ СОКРАЩЕНИЙ 565
Л О К А Л Ь Н Ы Е В О Й Н Ы И СУДЬБЫ ОТЕЧЕСТВА

«Вооруженные Силы Российской Федерации боевым сос­


тавом мирного времени должны быть с п о с о б н ы о б е с п е ч и т ь
н а д е ж н у ю защиту страны от воздушного нападения и ре­
шение совместно с другими войсками, воинскими формиро­
ваниями и органами задач по о т р а ж е н и ю агрессии в ло­
кальной войне ( в о о р у ж е н н о м конфликте), а т а к ж е страте­
гическое развертывание для решения задач в крупномасш­
табной войне. В о о р у ж е н н ы е Силы Р о с с и й с к о й Ф е д е р а ц и и
должны обеспечивать о с у щ е с т в л е н и е Р о с с и й с к о й Федера­
цией миротворческой деятельности».
(Из «Концепции национальной безопасности
Российской Федерации»)

Если попытаться одной фразой дать оценку военно-политическим итогам послед­


него десятилетия бурной российской истории, то в первую очередь приходит в го­
лову слово «прощание». Все, чему мы стали невольными свидетелями в 90-е годы —
есть трагическое расставание и с обретениями, и с иллюзиями, под знаком которых
наша страна прожила весь XX век.
Одна из этих благородных иллюзий состояла в глубоком убеждении, что война
не я в л я е т с я вечным спутником человечества, что при наличии доброй воли в поли­
тических кругах большинства государств (или, по крайней мере у глав правительств
наиболее влиятельных, великих держав) ее можно исключить из практики междуна­
родных отношений, освободив жителей планеты от кровавых жертв, ужасов, страда­
ний и материальных потерь, часто невосполнимых.
Благими намерениями, как известно, вымощена дорога в ад. Политические декла­
рации, договоры, конвенции, решения международных организаций, многолетние пе­
реговоры о разоружении, договоры об ограничении некоторых видов вооружений
лишь на время снимали непосредственную угрозу разрушительных войн, но не устра­
няли их совершенно.
В чем же причина поразительной «жизнестойкости» войн и вооруженных конф­
ликтов?
Без малого триста лет (по крайней мере с момента заключения Утрехтского ми­
ра) человечество ищет универсальный способ цивилизованного р а з р е ш е н и я проти­
воречий, возникающих между государствами, нациями, народностями, конфессиями,
классами... С тех пор международные отношения не раз ставились на, казалось бы,
правовую основу, не единожды проводились «вечные и нерушимые границы» (Ял­
тинская и Потсдамская конференции, Хельсинские соглашения и др.); давались твер­
дые гарантии существования государств, больших и малых; великие д е р ж а в ы прихо­
дили к согласию о политическом устройстве мира. Однако каждая из этих попыток
6 Золотарев В. А. Предисловие

н е и з б е ж н о кончалась войнами, которые становились все масштабнее и страшнее,


сначала — локальными (к примеру, общеевропейскими), а затем и мировыми.
Последняя из них вплотную подвела человечество к ядерному апокалипсису.
Угроза всеобщего уничтожения сделала новую мировую войну по форме «холод­
ной», но она не сводилась только к яростной идеологической полемике, беспрецеден­
тной гонке вооружений и росту военного противоборства на мировой арене, поэтому
почти всегда по содержанию она оставалась «горячей». В эти годы мир п е р е ж и л не
ослабление военной опасности, а ее эскалацию. И дело здесь не только в скачке ко­
личества локальных войн и вооруженных конфликтов по сравнению с предшеству­
ющими периодами мировой истории. Появились и были апробированы новые виды
и формы силового противоборства, менее очевидные, но не менее опасные (баланси­
рование «на грани войны», «военное устрашение», «демонстрация флага», «диплома­
тия канонерок», «ядерный ультиматум», «принуждение к миру» и т . д . ) . В их огне
сгорели миллионы человеческих жизней.
Именно в годы холодной войны произошла серия военно-политических кризи­
сов с участием советского/российского военного компонента, которые при стече­
нии определенных обстоятельств могли перерасти в глобальные трагедии (Кариб­
ский кризис, арабо-израильские войны, войны в Корее, Вьетнаме, Афганистане и
т. д.).
И все же самое страшное оружие не было пущено в ход. Поэтому окончание хо­
лодной войны породило новые надежды. Однако одним из ее военно-политических
итогов стал распад социалистической системы государств и их военной организа­
ции — Варшавского Договора. Перестал существовать как таковой Советский Союз.
М и р признал поражение СССР в этой войне. И как результат — разрушение сло­
ж и в ш е й с я после второй мировой войны биполярной системы международных отно­
шений, коренные изменения в балансе сил и сферах влияния. Начался процесс ак­
тивного распада многонациональных государств и геополитическая перегруппиров­
ка сил в глобальном масштабе. Появилась устойчивая тенденция пересмотра усто­
я в ш и х с я после второй мировой войны границ.
Анализ этих событий ещё раз опроверг избитое политическое клише о «верных»
союзниках СССР. Мы должны признать, хотя бы для самих себя, что социалистиче­
ские страны Восточной Европы подлинными союзниками Советского Союза никог­
да не были. Варшавский Договор держался в основном на конфронтации мировых
систем, в какой-то мере на страхе, и потому оказался обреченным. Тем более никог­
да в сущности не являлись союзниками России страны Балтии. Поэтому с о ж а л е т ь
об этих «геополитических потерях» не имеет смысла: всерьез их не было.
Представление о том, что завершение противостояния двух социально-экономи­
ческих систем приведет к резкому снижению числа вооруженных конфликтов и
военно-политических кризисов в мире, создаст условия для большей прогнозируе­
мое™ и контролируемости развития военно-политической обстановки в различных
регионах мира, также не оправдалось. Более того, беспрецедентной проблемой со­
временности я в л я е т с я то, что с каждым годом расширяется сеть стран, имеющих в
своих арсеналах новейшие системы вооружения. К примеру, на сегодняшний день
15 развивающихся стран владеют баллистическими ракетами, в 10 странах ведется
их активная разработка. Ученые более 20 «молодых» государств продолжают ак­
тивные исследования в области химического и бактериологического о р у ж и я . Тре­
вожным симптомом я в л я е т с я и то, что только в США, по официальным данным, за
последние годы «бесследно исчезли» около 30 кг обогащенных ядерных материа­
лов. А сколько у нас? Маловероятно, что распространение ядерного оружия остано­
вится только потому, что Россия и США сокращают его производство.
Россия, как правопреемница СССР, унаследовала прежде всего его поражение в
холодной войне. Именно ей «выпала честь» подписывать в Париже документ «меж­
дународного значения» — Основополагающий акт о взаимных отношениях сотруд­
Локальные войны и судьбы Отечества 7

ничества и безопасности между Российской Федерацией и организацией Североат­


лантического договора. Подписанием Акта закреплен новый баланс сил на мировой
арене и новая структура европейской безопасности, положено начало становлению
новых «партнерских» отношений между НАТО и Россией. В этих отношениях Рос­
сия пока еще не может себя чувствовать равным партнером, что, к примеру, наглядно
продемонстрировали американская военная акция против Ирака в декабре 1998 г.,
и, особенно, военная операция 19 стран НАТО против Югославии в 1999 г.
Вдумайтесь только, без санкции ООН, вопреки российской позиции в течение
72-часовой операции «Лиса в пустыне» американцы нанесли воздушные удары по
более чем 90 объектам Ирака. 30 из этого числа якобы были задействованы в про­
граммах создания оружия массового поражения. 27 объектов я в л я л и с ь пунктами
управления войск и узлами связи. 10 — местами дислокации элитных подразделе­
ний республиканских гвардейцев. 6 пораженных целей — авиабазы. Боевые само­
леты ВВС США (а также Великобритании) совершили за трое суток 650 вылетов.
Было произведено 415 пусков ракет, в том числе 90 — с бортов стратегических
бомбардировщиков В-52, базирующихся на авиабазе Диего-Гарсия в Индийском
океане, на расстоянии свыше 4 тыс. км от Ирака. Активно применялись также кры­
латые ракеты морского базирования «Томагавк» и ракеты класса «воздух-поверх­
ность» «Слэм», основными носителями которых являлись истребители-бомбардиров­
щики F/А-18, размещенные на авианосце «Энтерпрайз». Своими действиями США
и Великобритания нанесли урон прежде всего системе международных отношений,
основанных на примате права. Фактически были подорваны основы всей системы
международной безопасности, создаваемой под эгидой О О Н . Вашингтон недвусмы­
сленно з а я в и л о претензиях на исключительное право определять главные контуры
системы международной безопасности в XXI в. Кроме того США поставили под
сомнение эффективность международных соглашений в области сокращения и кон­
троля над вооружениями. К примеру, американские официальные лица все чаще ста­
ли поднимать вопрос о необходимости пересмотра Договора СНВ-1.
К слову сказать, после операции «Буря__в пустыне», которая была санкциониро­
вана СБ О О Н , ВС США и их союзников наносили удары по Ираку (13 января
1993 г. и 3 — 4 сентября 1996 г.. в течение почти всегоЛ999 г,), боснийским сербам
(10 с е н т я б р я 1995 г.). Судану и Афганистану (20 августа 1998 г.). снова по иракским
радарам — уже в первые месяцы 2000 г. Американо-натовский дамоклов меч по­
стоянно висит над Косово, ряде других «горячих точек» планеты.
К сведению, в ходе последнего конфликта на Балканах НАТО израсходовал толь­
ко на чисто военные нужды 8—10 млрд. долларов, причем 7 5 % этой суммы выдели­
ли США. С 24 марта по 10 июня 1999 г. ВВС альянса произвели на Югославию
около 35 тыс. воздушных налетов, нанеся 9,5 тыс. бомбовых ударов. При этом, по
данным НАТО, уничтожено 7 8 % постоянных и 1 7 % передвижных позиций юго­
славских ПВО, 6 9 % самолетов МиГ-29 (или~10 машин этого типа), окола 4 0 % (или
с в ы ш е 100) самолетов различных типов. Разрушено 66 мостов, в том числе. 7 через
Дунай, важную международную артерию, пострадали 23 железнодорожных узла, из
строя выведено 9 магистралей и 7 автобусных парков, 1,4 аэропортов. З н а ч и т е л ь н ы й
урон нанесен 22 нефтехимическим и химическим предприятиям. Р а з р у ш е н ы 33
объекта здравоохранения, более 400 образовательных учреждений, 43 объекта теле-
радиокоммуникаций. Серьезно пострадала инфраструктура: системы водоснабже­
н и я , линии электропередачи, различные типы электростанций.
Под бомбежками погибли около 5 тыс. солдат и офицеров югославской армии и
полиции, ранено — около 10 тыс. Свои жилища вынуждены были покинуть 1 млн.
488 тыс. косовских албанцев. По сведениям официального Белграда, материальный
ущерб от конфликта оценивается в 130 млрд. долларов.
Н а т о в с к а я операция в Косово вскрыла целый ряд нерешенных вопросов между­
народных отношений и, как следствие, поставила перед Россией сложные проблемы.
8 Золотарев В. А. Предисловие

Руководство нашей страны в той или иной степени верило в «великую дружбу»
между бывшими противниками по холодной войне, на победу в которой американцы
з а т р а т и л и 13 трлн. долларов. До марта 1999 г. обе стороны из лучших побуждений
старались делать вид, что их связывают отношения, близкие к союзническим. На
самом деле один из «стратегических партнеров», ощутив свою силу и мощь, заста­
вил другого испытать не просто чувство конфуза, а, скорее, шок от того, что агрессив­
ная по существу военная акция была предпринята Вашингтоном против дружест-
венного России государства с полным пренебрежением к позиции Кремля. Налицо
абсолютно неприемлемый вызов, ответить на который Россия обязана, хотя сделать
это не так-то просто.
Возникает вполне закономерный вопрос — не рассматривается ли в Вашингто­
не возможность ударов по российскому Кавказу, другим «неспокойным» регионам
ближнего з а р у б е ж ь я ? Не для этих ли целей планируется увеличение в 2000 г. во-
енного бюджета США на 24 млрд. долларов? Его общая сумма достигнет астрономи­
ческой цифры — 268 млрд. долларов. Из этой суммы, что немаловажно, запланиро­
вано выделить 35 млрд. долларов на производство 339 истребителей пятого поколе-
ния F-22 «Рэптор», испытания которых в основном закончились. Что касается россий­
ского ответа, то многофункциональный истребитель ( М Ф И ) пятого поколения будет
поставлен на конвейерную сборку в лучшем случае в 2006 г.
Не менее важным фактором, осложняющим внешнеполитическую деятельность
высшего военно-политического руководства Российской Федерации, стало создание
15 июня 1997 г. новой международной организации — «исламской, восьмерки» в со­
ставе Нигерии, Египта, Турции, Ирана, Пакистана, Бангладеш, Малайзии и Индонезии.
Это межгосударственное образование представляет собой своеобразную исламскую
дугу, простирающуюся от Атлантического побережья Африки до Тихого океана. По­
казательно, что лидеры нового альянса не скрывают намерения создать нечто подоб­
ное НАТО и О О Н , только на «мусульманской» основе.
Естественно, провозглашение создания «исламской восьмерки» нельзя считать
единовременным и безоговорочным актом. На отработку механизма функциониро­
вания столь сложного межгосударственного образования будет затрачено еще ка­
кое-то время, силы и средства. Однако, если учесть пассионарный подъем ислама,
экономический, военный, людской и моральный потенциалы этой международной ор­
ганизации, то з а я в л е н и е ее лидеров о том, что создание «исламской восьмерки» ста­
нет поворотным пунктом в истории человечества» и что вскоре она «будет опреде­
л я т ь мировую политику» следует воспринимать достаточно серьезно. Есть основа­
ния предполагать, что в событиях на Северном Кавказе Россия уже испытывает ее
влияние.
Нельзя забывать и о возрастающей роли Китая в современном мире с его стрем­
лением к расширению сфер геополитического, экономического и военно-стратегиче­
ского влияния и превращению в лидера мирового сообщества в грядущем XXI в.
Таким образом, обширные регионы в Европе, на Ближнем и Среддем j i o c T O K e , а
т а к ж е по периметру границ бывшего СССР представляют собой зону потенциаль­
ных и реальных противоречий, кризисов и конфликтов.
В 1992 г. эпицентр вооруженных, катаклизмов переместился н а ^территорию б ыв^
щ е г о . С С С Р ^ охватив огромное пространство — примерно треть его территории с
населением в 30 млн. человек. По некоторым оценкам, на территории России и
стран «ближнего зарубежья» имеется свыше 200 зон и очагов потенциальной или
п р о я в л я ю щ е й с я этнополитической и конфессиональной напряженности, 80 из кото­
рых с в я з а н ы с неурегулированностыо_территориальных, этноконфессиональных и
межгосударственных отношений.
Новые войны — какими бы ничтожными ни казались их последствия по сравне­
нию с мировой термоядерной войной — несут в себе заряд, способный уничтожить
Россию. Разумеется, лишь в том случае, если общество, государство и Вооруженные
Локальные войны и судьбы Отечества 9

Силы не будут к ним в должной мере подготовлены, если они не найдут в себе сил
сражаться и одерживать победы. Сегодня мы к этому не готовы. Нынешние экономи-
ческие возможности России позволяют иметь до 15 мотострелковых дивизий, 6 —
тан_кщы_х4_ столько же — воздушно-десантных, а также несколько соединений ар­
тиллерийской и авиационной поддержки, органов материально-технического обес­
печения. Оптимальное реформирование всей военной системы страны в течение
10_дет по самым скромным подсчетам потребует около 1 трлн. рублей. При этом
следует учесть, что особых расходов потребует та часть Вооруженных Сил, которая
будет призвана решать несвойственные им задачи: от миротворческих операций до
«хирургических» ударов по противнику внутри страны. Это должны быть высоко­
мобильные части, соединения и объединения,, укомплектованные настоящими про­
фессионалами, умеющими не только вести успешные боевые операции, но и осуще­
ствлять сдерживание противника, выполнять задачи по локализации и нейтрализа­
ции вооруженных конфликтов, обеспечивать дипломатические контакты, разводить
воюющие стороны, охранять коммуникации, сопровождать доставку гуманитарных
грузов, обеспечивать проведение политических акций государства путем демонстра­
ции военной силы, военно-морского присутствия, защиту судоходства и других ви­
дов деятельности различных структур Российской Федерации в Мировом океане
на основе международно-правовых норм и в соответствии с интересами России.
В ряду многих объективных и субъективных причин нынешних военных проб­
лем России — забвение урокоЕЦмировой и собственной истории, особенно новейшей.
Отставание отечественной военной науки в изучении военно-политического и
оцеративно-стратегического содержания локальных войн и вооруженных конфлик­
тов, несмотря на то, что почти вJ50 из• них_так_или_иначе проявлялось отечественное
военное присутствие, негативно сказалось на всем комплексе использования Воору­
женных Сил в локальных кризисных ситуациях современности, внесло многочис­
ленные проблемы в порядок реформирования силовой структуры государства. Воен­
ной науке необходимы коренные преобразования, справедливо отмечает руководст­
1
во Министерства обороны РФ . Хочется надеяться, что они последуют в ближайшем
будущем. Хотя, если следовать логике отдельных руководителей военного ведомства,
то повышение качества научных кадров должно осуществляться с уменьшением
2
стоимости образования . В мировой практике подобного еще не наблюдалось.
Как известно, в системе идеологических координат СССР ответственность за
возникновение локальных войн и вооруженных конфликтов целиком возлагалась на
империализм, а наша заинтересованность в их ходе и исходе тщательно камуфлиро­
валась декларациями о бескорыстной помощи народам, ведущим борьбу за свою на­
циональную независимость и суверенитет. По этой причине существовало неглас­
ное табу на систематизацию и изучение опыта участия советских войск в локальных
войнах и конфликтах, возникавших после второй мировой войны, равно как и опыта
боевого использования в них оружия и военной техники советского производства.
Национальная военная школа, замкнувшись на изучении опыта классических войн
прошлого, главным образом Великой Отечественной и второй мировой, проглядела
некоторые важные закономерности и тенденции в развитии современного военного
искусства, а именно — способов применения войск и сил общего назначения в вой­
нах и вооруженных конфликтах ограниченного масштаба. Парадоксальным обра­
зом эта проблема оставалась неактуальной даже тогда, когда страна втянулась в по­
чти десятилетнюю войну в Афганистане.
За это мы уже поплатились государственным престижем и потерями в Чечне,
Дагестане и продолжаем платить в Таджикистане, Абхазии и других «горячих точ­
ках». Войны, которых мы стыдливо старались не замечать, пришли в наш собствен­
ный дом.
Одной из важных причин вооруженных конфликтов, характерных для Содруже­
ства Независимых Государств, стали требования предоставления автономии или права
10 Золотарев В. А. Предисловие

на отделение от национально-государственного образования. В данном случае речь


идет о стремлении населения (чаще всего национального меньшинства) в какой-ли­
бо части страны получить независимость от центральной власти (внутренняя авто­
номия), в политико-административном отношении (самоуправление), в хозяйствен­
ном отношении (требование большей доли ресурсов), в социальном отношении (за­
щита от дискриминации) и в культурном отношении (сохранение этнических, мест­
ных традиций или религиозной специфики). Сепаратистские настроения побужда­
ются стремлением населения той или иной области выделиться из государственно­
го образования с целью создания собственного суверенного государства или присо­
единения к другому. Наиболее характерными примерами, вооруженных конфликтов,
вызванных подобными причинами, явились военные столкновения между Грузией и
Абхазией, Азербайджаном и Нагорным Карабахом, Приднестровьем и Молдовой, со­
бытия в Северной Осетии, в Таджикистане, вооруженное противоборство в Чечне
и в Дагестане.
Без глубокого освоения исторического опыта, уроков локальных войн и воору­
ж е н н ы х конфликтов второй половины XX в, трудно должным образом осмыслить
сущность тех явлений и процессов в военном деле, которые существуют и проис­
ходят в настоящее время, а тем более прогнозировать основные направления их
р а з в и т и я в будущем.
Общеизвестно, что научным фундаментом любой современной теории, в том
числе и военной, я в л я е т с я исторический опыт. Практика жизни подтверждает, что
фактически ни один принципиально важный вопрос современной науки вообще и
военного искусства в частности не может быть успешно решен без всестороннего
учета и творческого использования этого опыта, поскольку он я в л я е т с я не только
базой д в и ж е н и я вперед, но и источником этого движения, своего рода движущей си­
лой, фактором развития.
Вполне сознавая, что настоящий труд является лишь первой попыткой обобще­
ния и анализа опыта локальных войн и вооруженных конфликтов с участием С С С Р
и России, авторский коллектив рассчитывает на то, что поднятые в нем проблемы
я в л я ю т с я актуальными, что книга будет востребована теми, кто принимает и осуще­
с т в л я е т решения на всех уровнях государственного и военного руководства. При
этом следует учитывать жесткое требование верховной российской власти к руко­
водству М и н и с т е р с т в а обороны Р Ф : «Глобальной войны не будет. Вы д о л ж н ы го­
товить армию к локальным конфликтам». Это указанйеГТГбхоже, стало определять не
только основные направления оперативной подготовки штабов и боевой подготов­
ки войск и сил флота, но и главное содержание новой военной доктрины России,
проект которой был разработан Межведомственной рабочей группой при Генераль­
ном щтабе. Правда, события в Косово, Дагестане и Чечне насущно потребовали
внесения определенных корректив в этот документ.
В последнее время как зарубежные, так и российские аналитики много внимания
уделяют прогнозированию будущих войн, пытаются предсказать их возможный ха­
рактер и последствия. Это связано с рядом обстоятельств. Одно из них относится
к смене моделей международных отношений, складывающихся после окончания хо­
лодной войны. Речь идет о новой модели мирового порядка, которая пришла на
смену биполярному миру. Стала формироваться многополярная система междуна­
родных отношений, но этот процесс оказался отягощенным претензиями Вашингто­
на на установление своей гегемонии в мире, что неприемлемо для России и стран
Запада, в том числе тех, которые входят в НАТО. В связи с этим принцип партнер­
ства в отношениях между Россией и США, другими странами Североатлантическо­
го альянса не может действовать в полную силу. Это скорее намерение, ибо его ре­
ализация на практике сталкивается со многими препятствиями, заключенными в
военной политике Соединенных Штатов и их доктринальных установках.
Локальные войны и судьбы Отечества И

Другое обстоятельство, побуждающее конфликтологов и аналитиков прогнози­


ровать возможный характер будущих войн, иного порядка. Оно — в назреваемой
новой революции в военном деле. Налицо явные признаки того, что создаются бо­
лее современные средства вооруженной борьбы на основе новейших технологий,
что в свою очередь неизбежно ведет к изменению характера вооруженного проти­
воборства, форм и способов его ведения. Этому учит и многовековая и с т о р и я . В ча­
стности, можно с большей долей уверенности прогнозировать, что весьма важное, а
может быть первостепенное место займет так называемая «информационная вой­
на». Это весьма широкое понятие, включающее и психологическую войну. Но в во­
енном аспекте «информационная война» — это завоевание превосходства в э ф и р е
действиями Р Э Б , которые защищают свои системы управления войсками и оружи­
ем и нарушают управление соответствующих систем противника.
«Информационная война» не отменяет ранее действовавшие законы вооружен­
ной борьбы. Но если в первую мировую войну главная роль в достижении победы
над врагом отводилась артиллерии, во вторую — авиации и танкам, в годы холод-
ной войны — ракетно-ядерному оружию,*то сегодня на первый план выходит инфор­
мационное превосходство, ибо оно может воспретить противнику своевременно и
эффективно использовать все остальные виды вооружений. Широкое применение
могут иметь психотропные, психотронные и другие «экзотические» виды оруж ия ,
выводящие из строя живую силу противника на длительный период без физическо­
го уничтожения людей.
В связи с этим предполагается, что указанные новые средства борьбы могут
сделать войну «бескровной». Она станет средством разрешения противоречий меж-
ду~ странами 11 силовыми центрами в мире и регионах, в чем-то похожим на холод­
ную войну. Будут использоваться методы экономического давления, угрозы приме­
нения новых средств борьбы, осуществляться новые террористические акты, вес­
тись подрывная пропаганда и т. д.
В данном контексте заслуживает внимание февральский (1998) доклад «Оценка
технологий политического контроля», подготовленный группой экспертов для Евро­
пейского парламента. В нем, в частности, говорится, что американские секретные
службы систематически подслушивают практически все телефоны, контролируют
сети ф а к с с в я з и и электронную почту европейских стран. ЦРУ о с у щ е с т в л я е т мони­
торинг сети телекоммуникаций через систему спутниковой связи, бесконтрольно ис­
пользуя в целях сбора информации современные компьютерные цифровые системы
подслушивания и контроля, в том числе системы «нейтронной сети» и искусствен­
ного мозга, которые способны следить за всеми аспектами жизни человека. В докла­
де подтверждается существование американской системы электронного ш п и о н а ж а
«Эшелон», которая была создана не в военных целях, а для шпионажа и слежки за
политическими и общественными деятелями, профсоюзными работниками, бизнес­
менами и просто отдельными гражданами. Она способна обрабатывать огромное ко­
личество данных о каждом индивиде. Эти данные систематизируются спецслужба­
ми и в любой момент могут быть использованы в интересах Америки. В заключе­
ние авторы доклада отмечают, что системы «мониторинга» в н а с т о я щ е е время раз­
виваются настолько интенсивно, что «политические и иные деятели абсолютно бес­
3
сильны как-то противодействовать контролю за их жизнью» .
Отдельные положения доклада конкретизируют Шерри Зонтаг и Кристофер Друо —
авторы книги «Блеф слепого. Неизвестная история американского подводного шпио­
4
нажа» , вышедшей в Нью-Йорке в 1998 г. По их данным, холодная война под водой
началась в 1948 г. с посылки двух американских подводных лодок в Баренцево мо­
ре с задачей радиоперехвата и начала создания каталога шумов, звуковых «подпи­
сей», производимых советскими военными и гражданскими судами, с целью их иден­
тификации в будущем. Этот вид деятельности продолжается и сейчас.
12 Золотарев В. А. Предисловие

Но самым серьезным нарушением международного права стала установка под­


слушивающих устройств на подводных кабелях в Охотском и Баренцевом морях,
проложенных в территориальных водах Советского Союза. Д в е специально пере­
оборудованные американские подводные лодки — «Перч» (SSN-683) и «Хелибат»
(SSGN-587) неоднократно устанавливали на подводные кабели шеститонные про­
слушивающие устройства со способностью записывать 20 разговоров одновремен­
но._Первая из них работала с кабелем Северодвинск—Мурманск, а вторая Патро-
павловск-Камчатский—Владивосток. Через год запись забиралась и расшифровыва­
лась в Агентстве национальной безопасности США, где работали лучшие математи­
ки страны, «сонмы русских переводчиков и аналитиков». Одно из плаваний «Перч»
к М у р м а н с к у проходило осенью 1986 г., в период подготовки и проведения встречи
глав государств — СССР и США в Рейкьявике.
Если верить авторам книги, прослушивание прекратилось в 1992 г. Однако фак­
ты свидетельствуют о другом. Случаи столкновения американских подводных лодок
с российскими в феврале 1992 г. и в марте 1993 г. на подходах к М у р м а н с к у ,
постоянные обнаружения «чужих» подводных лодок у Владивостока, М у р м а н с к а и
Петропавловска-Камчатского красноречиво говорят — сражение продолжается.
Считается, что в ближайшем будущем войны на истощение потеряют в с я к и й
смысл, а самая современная на сегодняшний день военная техника отойдет на второй
план. Вместо массовых армий появятся компактные вооруженные силы высокой
мобильности с новым боевым потенциалом. И в данной ситуации ставка на инфор­
мационное превосходство убедительно покажет потенциальному противнику, что
его сопротивление не будет эффективным.
Однако, как показывает^опыт истории, переход к подобного рода войнам дело
довольно проблематичное и трудоемкое. К примеру, «теория воздушной войны», выд­
винутая в начале 20-х годов, была лишь частично претворена в ж и з н ь в начале 90-х
годов в ходе операции «Буря в пустыне». Поэтому в будущем вполне возможны
любые формы конфликтов, известные XX столетию (кроме, пожалуй, глобальной
ядерной войны).
Многие аналитики полагают, что снижение угрозы возникновения всеобщей ядер­
ной войны и мировой «обычной» войны обусловливает повышение уровня регио­
нальной конфликтности в различных районах мира. Отсюда — усиление опасности
возникновения локальных войн и вооруженных конфликтов за спорные территории,
в результате этноконфессиональных противоречий, на почве «исторической неспра­
ведливости» и т. д. Вполне вероятно, что Россия может оказаться втянутой в неко­
торые из них, тем более, что есть определенные силы (и мы видим это на практике),
заинтересованные втянуть страну в перманентные вялотекущие вооруженные кон­
фликты. Наиболее вероятно, что войны начала XXI в. будут скоротечными.
Из изложенного выше следует, что первостепенное значение в современных
условиях приобретает изучение характера, степени вероятности военных опасно­
стей и угроз, возможности их перерастания в вооруженные конфликты и войны.
Да, военная теория разрабатывает, а практика уже проверяет концепцию войн
нового поколения. Образ войны будущего внесет большие изменения в законы во­
оруженной борьбы, наполнит новым содержанием принципы военного искусства.
М о н о г р а ф и я посвящена ретроспективному анализу локальных войн и вооружен­
ных конфликтов, в которых в той или иной мере принимал участие отечественный
военный компонент (от оружия, военной техники, специалистов и советников до
оперативных группировок войск). Уникальность труда состоит в том, что в нем на
огромном фактологическом материале, пожалуй, впервые в отечественной военно-
исторической науке предпринята попытка комплексного исследования столь много­
гранных общественных явлений, какими стали в последние годы локальные войны
и вооруженные конфликты. Опираясь на полувековой опыт, количественные и каче­
ственные показатели войн и конфликтов (масштабы использования военной силы,
Локальные войны и судьбы Отечества 13

военно-политическое и социальное содержание, продолжительность и н а п р я ж е н н о с т ь


военных действий, состав участников, соответствие международным нормам, сте­
пень угрозы национальным интересам России, экологические последствия и др.), ав­
торский коллектив предпринял попытку решить ряд частных научно-практических
проблем. К наиболее важным из них следует отнести следующие:
Во-первых^выработана современная типологизация и классификация локальных
войн и вооруженных конфликтов. Учитывая, что войны и конфликты с участием со­
ветских и российских войск, даже если они велись или ведутся на территории Рос­
сийской Федерации или стран СНГ становятся явлением международным, авторы
использовали как отечественные, так и зарубежные методики их оценки. Предло­
ж е н н а я классификация позволяет исследовать причины возникновения к р и з и с н ы х
ситуаций, способы их разрешения, а также особенности ведения военных д е й с т в и й .
Во-вторых, вскрыто военно-политическое содержание локальных войн и воору­
женных конфликтов (политические и оперативно-стратегические цели, масштаб,
способы р а з в я з ы в а н и я , используемые силы и средства, виды, формы и способы во­
оруженной борьбы, продолжительность и интенсивность боевых действий, итоги и
результаты). Исследование показало, что политическое содержание локальных войн
и вооруженных конфликтов в советский период определялось прежде всего идео­
логическим противоборством мировых систем. При этом зачастую объективные
причины возникновения вооруженных столкновений загонялись вглубь, о них ста­
рались не говорить.
В труде рельефно выявлено не только типовое, но и частное в содержании воен­
ного противоборства с участием советского и российского компонента. Причем, ес­
ли типовое находило и находит воплощение в соответствующих руководящих доку­
ментах (полевых и боевых уставах и наставлениях), то частное в оперативно-стратеги­
ческом и оперативно-тактическом содержании войны и конфликта либо вообще ни­
где ранее не показывалось, либо отражалось весьма поверхностно.
В-третьих, обобщен опыт создания, подготовки и боевого применения крупных
оперативных группировок отечественных Вооруженных Сил (СВ, В М Ф , ВВС и П В О )
при решении важных военно-политических задач (события во Вьетнаме, Корее, Вен­
грии, Чехословакии, Афганистане, Чечне и т. д.). На основе архивных документов и
материалов, в большинстве своем ранее неизвестных, авторам удалось с достаточ­
ной долей объективности вскрыть механизмы создания и функционирования опера­
тивных группировок войск (сил) разнородного состава. Особое внимание в труде
уделяется развитию военного искусства — стратегии, оперативного искусства и
тактики.
В-четвертых, указаны пути влияния отечественного опыта ведения военных дей­
ствий в локальных войнах и вооруженных конфликтах на развитие и совершен­
ствование оружия и военной техники. Известно, что военные столкновения любого
масштаба всегда были и остаются полигонами для испытаний новых (перспектив­
ных) видов оружия и военной техники, проверки их боевых характеристик, апроба­
ции новых организационных структур вооруженных сил и теоретических концеп­
ций их стратегического и оперативно-тактического применения.
На обширном фактическом материале в широких временных рамках в исследо­
вании прослежена не только эволюция традиционных средств и способов воору­
ж е н н о й борьбы, но и показаны зарождение и развитие новых. Ведь по арсеналу при­
меняемых средств, а отчасти по формам и способам военных действий, многие ло­
кальные войны вышли за рамки классического военного искусства и их опыт, веро­
ятно, окажет существенное влияние на решение проблем военной теории и практи­
ки в первой половине XXI вв. Решающим фактором освоения этого опыта стано­
вится временной фактор. Так, мировой опыт ведения локальных войн потребовал
создания в вооруженных силах многих государств специальных сил быстрого реа­
гирования. Подтвердил эту необходимость и отечественный опыт. По и н и ц и а т и в е
14 Золотарев В. А. Предисловие

М и н и с т е р с т в а обороны в 1992 г. Президентом Российской Федерации был подпи­


сан указ о создании мобильных сил на базе ВДВ. Однако, вопреки мировому и оте­
чественному опыту, мобильные силы так до сих пор и не сформированы.
В-пятых, проанализированы особенности оперативного (боевого), морально-пси­
хологического, технического и тылового обеспечения (разведка, стратегическая и
оперативная маскировка, радиоэлектронная борьба, информационное обеспечение, ин­
ж е н е р н о е , медицинское и др.) военных действий отечественных войск (сил) в воен­
ных столкновениях послевоенного периода. Боевой опыт показывает, что пренебре­
ж е н и е хотя бы одним из видов обеспечения приводит если не к поражению, то к
значительным потерям личного состава и техники. Отечественный и з а р у б е ж н ы й
опыт п о з в о л я е т сделать вывод о постоянном росте удельного веса радиоэлектрон­
ных средств в системах вооружений армии и флота и значимости морально-психо­
логического обеспечения для повышения эффективности военных действий. На этом
основании выявлена новая тенденция — постепенное превращение радиоэлектрон­
ной борьбы из боевого, а информационного и морально-психологического из специ­
альных видов обеспечения в самостоятельные специфические виды боевых дей­
ствий, определяющие решение задач ударными группировками.
В-шестых, исследован и такой специфический вид военной деятельности, как ми­
ротворчество — от единичных операций по поддержанию мира, проводимых по ини­
циативе О О Н , до массового их проведения в конце 90-х годов. Еще предстоит серь­
езно осмыслить и верно оценить перспективы развития этого сравнительно нового
военно-силового «инструмента» и своего рода арбитра в региональных и д а ж е внут­
ригосударственных войнах и вооруженных конфликтах, их место и роль в урегули­
ровании военных столкновений.
Главным мотивом российского участия в миротворческих операциях я в л я е т с я
как стремление закрепить свое влияние в жизненно важных регионах, так и насущ­
ная потребность в обеспечении военно-политической стабильности, в первую оче­
редь, в приграничных государствах Содружества. Миротворческие функции россий­
ские военнослужащие выполняют в составе войск ООН, НАТО, Коллективных сил
по поддержанию мира или самостоятельно.
В заключение хотелось бы отметить, что настоящий труд, подготовленный в
И н с т и т у т е военной истории МО Р Ф , не претендует на истину в последней инстан­
ции, тем более на широту охвата всех аспектов участия советских и российских
войск в локальных войнах и конфликтах. Он лишь открывает новое н а п р а в л е н и е в
военной конфликтологии и политологии, а именно — дает основы для последующего
всестороннего изучения опыта участия отечественного военного компонента в кри­
зисных ситуациях как внутри страны, так и за ее пределами.
В целом, знакомство с монографией позволит глубже познать процессы, происхо­
дящие в военном деле, уяснить эволюцию средств, форм и способов ведения воен­
ных действий в локальных войнах и вооруженных конфликтах, вскрыть закономер­
ности и тенденции современного военного искусства и на их основе определить
вероятный характер его динамики в ближайшем будущем. Иными словами, труд
может послужить неплохим учебником для командных кадров Российских Воору­
ж е н н ы х Сил. При этом нелишне было бы напомнить слова известного в свое время
военного историка и теоретика, профессора Николаевской академии Генерального
штаба Н. А. Орлова, который писал: «Военная история является богатейшей и неис­
тощимой сокровищницей военного опыта целых тысячелетий, из которой военные
науки черпают материал для своих выводов... Она до некоторой степени в о с п о л н я е т
недостаток личного опыта... Недостаточность опыта мирного времени придает осо­
5
бое значение вековому опыту, занесенному на скрижали военной истории» .
В этом убеждении авторский коллектив и передает свой труд заинтересованно­
му читателю.
В. Золотарев
ВВЕДЕНИЕ

«История в некотором смысле есть священная книга


народов: главная, необходимая; зерцало их бытия и деятель­
ности; скрижаль откровений и правил; з а в е т п р е д к о в к
потомству; д о п о л н е н и е , изъяснение н а с т о я щ е г о и пример
будущего».
И. М. Карамзин

Неизменными спутниками послевоенного развития мирового сообщества стали


локальные войны и вооруженные конфликты. Исследованию их феномена посвяще­
ны многие работы как отечественных, так и зарубежных авторов. Однако до сих
пор проблемы возникновения, ведения и способы предотвращения войн и конфлик­
тов остаются в центре внимания многих ученых. Ведь вся предшествующая исто­
рия человечества прошла под знаком превосходства войны над миром. Народы
планеты, по всей видимости, притерпелись к парадоксальной ситуации: каждый год
прогресса и цивилизованных отношений неукоснительно требовал обильной дани в
виде крови и разрушений. С каждым годом войны становились все и з о щ р е н н е е и
опаснее, поглощая миллионы жизней, подвергая опустошению обширные террито­
рии, уничтожая цивилизации, а иногда безвозвратно стирая из человеческой п а м я т и
эволюционные завоевания предшествующих поколений.
Поучительным примером в этом отношении я в л я е т с я древнее Ассирийское цар­
ство (XIV—VII вв. до н. э.), которое создало первую в истории человечества регу­
лярную армию и со временем превратилось в своеобразное «государство-волка»,
паразита на теле Междуречья (современный Ирак). Оно жило исключительно за
счет разрушительных военных набегов, захвата заложников с целью их выкупа, уго­
на скота своих соседей, совершения диверсионных и террористических актов за сот­
ни и тысячи километров от собственных границ при активном использовании «пси­
хологического оружия». Жестокость, с которой ассирийцы обращались с пленными
и мирным населением завоеванных областей, под предлогом их греховности, приво­
дили в результате к тому, что некогда цветущие регионы превращались в безжиз­
ненные пустыни. Целью ассирийских повелителей был сам процесс бескомпро­
миссной войны. В итоге в VII в. до н. э., не выдержав перманентного «военного на­
пряжения», государственная система Ассирии рухнула под натиском соседей, ее тер­
ритория в результате «замирения» была превращена в состояние кладбища. Язык,
культура, как и сам ассирийский народ были полностью стерты с лица обширного
пространства между Тигром и Евфратом.
16 Введение

Примечательно, что именно трагедия Ассирии положила начало попыткам ввести


военные действия в русло неких этических ограничений. Главный созидательный
принцип войны (если такое понятие вообще правомочно) был выработан Персид­
ским царством уже после падения Ассирии. Именно персы первыми поняли, что ос­
новная цель войны не горы трупов, не вереницы рабов и сотни «зачищенных» се­
лений, а мир лучший, чем довоенный. Собственно говоря, именно поэтому персам
удалось создать первую в истории устойчивую империю — они создавали про­
1
странство империи, превращая побежденного противника в союзника .
Чего греха таить — события более чем 2500-летней давности имеют некоторые
параллели и в современной военной истории. И даже в отношении событий в
Чечне.
Со второй половины XX столетия в политологии и военной историографии проч­
ное место заняли два термина «локальная война» и «вооруженный конфликт». Д л я
этого имелись веские основания. Только после окончания второй мировой войны на
планете зафиксировано более 400 всевозможных столкновений так называемого
«местного» значения, более 50 «крупных» локальных войн. Л и ш ь на одном Афри­
канском континенте, к примеру, с 1960 по 1990 гг. произошло 18 полномасштабных
локальных войн и вооруженных конфликтов, зарегистрировано 11 случаев геноцида
и массового политического террора. Только за 1980 г. в шести странах (Судане,
Эфиопии, Мозамбике, Анголе, Уганде и Сомали) в ходе войн погибли до 4 млн.
человек (в основном мирное население). Постепенно общая региональная конфлик-
тогенность переместилась в район африканских Великих озер, охватив целый ряд
стран — Бурунди, Руанда, Заир, Конго, где «все воюют против всех».
Более 30 вооруженных инцидентов ежегодно — вот реальная статистика конф-
ликтогенности последних лет уходящего тысячелетия. Иными словами, по сравне­
нию с 1990 г. человечество стало в 5 раз чаще ощущать реальный (не мнимый)
молох войны. С 1945 г. локальные войны и вооруженные конфликты унесли более
30 млн. человеческих жизней. Астрономическая цифра — 10 трлн. долларов, — вот
2
цена человеческой воинственности после второй мировой войны .
Поэтому в настоящее время, несмотря на смягчение международной напряжен­
ности и снижение опасности глобального противостояния, проблема региональных
войн по-прежнему остается актуальной и требует всестороннего изучения. Ее науч­
ная разработка важна и потому, что в последнее десятилетие в различных академи­
ческих кругах усиленно дебатируется мысль о неприемлемости прежней методики
анализа локальных войн и вооруженных конфликтов, высказываются суждения о
том, что необходимо как можно скорее сформировать новую систему подходов к
локальным войнам и конфликтам, к исследованию их характера и содержания.
Прежде всего — необходима количественная и качественная классификация ло­
кальных войн и вооруженных конфликтов. В ее основу должны быть положены
узловые противоречия современной эпохи — надсистемные и внутрисистемные.
Последние, в свою очередь, подразделяются на структурные и корреляционные.
Непременными условиями возникновения локальных войн и вооруженных конф­
ликтов я в л я ю т с я : наличие «соперника» с противоположными интересами; эволю­
ция военно-политического кризиса до того момента, когда нет уже иного решения,
кроме военного; обладание силами и средствами для ведения активных военных дей­
ствий; наличие мощного информационного, идеологического и пропагандистского
обеспечения.
В основе возникновения локальных войн и конфликтов лежат как долговремен­
ные (глубинные) причины, так и непосредственные (ситуативные). Их анализ позво­
л я е т понять механизм зарождения вооруженной конфронтации и ее развитие, осо­
бенно на начальной стадии.
Введение 17

Каждые война и конфликт характеризуются военно-политическим и стратегиче­


ским содержанием, которое отражает цели и масштабы противостояния, способы
ведения боевых действий, привлекаемые силы и средства для выполнения постав­
ленных задач.
При анализе локальных войн и вооруженных конфликтов авторский к о л л е к т и в
руководствовался положениями Концепции национальной безопасности Российской
Федерации, утвержденной президентским Указом № 1300 от 17 д е к а б р я 1997 г. По
своему содержанию Концепция представляет «политический документ, отражающий
совокупность официально принятых взглядов на цели и государственную страте­
гию в области обеспечения безопасности личности, общества и государства от вне­
шних и внутренних угроз политического, экономического, социального, военного, тех­
ногенного, экологического, информационного и иного характера с учетом имеющихся
3
ресурсов и возможностей» .
Новая редакция Концепции национальной безопасности, утвержденная Указом
и. о. Президента РФ № 24 от 10 января 2000 г., уточнила приоритеты националь­
ных интересов, произвела переоценку угроз безопасности и конкретизировала зада­
чи по их обеспечению всей системой органов, сил и средств Российской Федера­
ции. Внесенные в Концепцию 1997 г. изменения и дополнения не повлияли на ме­
тодологию исследования локальных войн и вооруженных конфликтов.
Локальные войны и вооруженные конфликты всегда были инструментом поли­
тики многих стран мира и глобальной стратегии противоборствующих мировых си­
стем — капитализма и социализма. В послевоенный период как никогда ранее стала
ощущаться органическая связь между политикой и дипломатией, с одной стороны, и
военной мощью государств — с другой. Все чаще именно армиям приходилось до­
полнять усилия политиков в решении не чисто военных задач. При этом военные
действия как в локальных войнах и вооруженных конфликтах, так и в операциях по
поддержанию мира (Босния, Сомали, Руанда, Гаити, Косово и т. д.) стали сопровож­
даться четко спланированными психологическими акциями, активной дипломатией и
целенаправленной пропагандой. Именно об этом свидетельствует основополагаю­
щий вывод Межведомственной рабочей группы при Генштабе по разработке новой
военной доктрины о том, что военная сила в обеспечении безопасности государства
не утратила своего значения: мирные средства эффективны тогда, когда они опира­
ются на достаточную для защиты страны и ее жизненно важных и н т е р е с о в воен­
4
ную мощь .
Вплоть до недавнего времени (начало 90-х годов) главным источником конфрон­
тации и основной причиной возникновения локальных войн и вооруженных конф­
ликтов считались противоречия между лагерями капитализма и социализма, а так­
же их военными организациями — НАТО и Варшавским Договором. Однако ни рас­
пад СССР, ни трансформация мировой системы социализма, ни ликвидация Варшав­
ского Договора не привели к исчезновению локальных войн и вооруженных конф­
ликтов. Сохранилось и большинство причин их возникновения. Более того, события
конца XX в. внесли множество корректив в военную политологию и конфликтоло­
гию. Главным образом, они касаются специфики протекания локальных войн и воо­
руженных конфликтов в системе новых международных отношений, когда объек­
тивные факторы возникновения той или иной кризисной ситуации (этническая и
религиозная рознь, сепаратистские и автономистские д в и ж е н и я и т. д.) стали прева­
лировать над идеологическими факторами противоборства двух мировых систем.
Распад СССР привел к тяжелым экономическим и политическим последствиям
как для государств ближнего зарубежья, так и для самой России. Военно-стратеги­
ческие последствия этого (особенно в связи с расширением НАТО на Восток) еще
предстоит осознать. Но уже сегодня ясно, что локальные войны и конфликты оста-
18 Введение

нутся актуальной проблемой для Российской Федерации и в ближайшей перспекти­


ве. При этом не исключается (и это закреплено в военной доктрине) применение
федеральных сил и на собственной территории. В подобной ситуации и з у ч е н и е
и обобщение опыта участия советских и российских войск
в локальных войнах и вооруженных конфликтах при­
о б р е т а е т не т о л ь к о т е о р е т и ч е с к о е , но и п р а к т и ч е с к о е зна­
ч е н и е . К сожалению, опыт этот пока еще не получил должного распространения
в отечественных Вооруженных Силах.
В течение послевоенных лет контингента советских и российских войск различ­
ного состава неоднократно привлекались к решению боевых задач в локальных
войнах и вооруженных конфликтах. Первый «классический» опыт послевоенного
участия в боевых действиях за рубежом советские войска приобрели в ф е в р а л е —
октябре 1950 г. на территории Китая (оборона Шанхая). Затем последовали Корея,
Венгрия, Вьетнам, Чехословакия, Сомали, Эфиопия. Ближний Восток, Афганистан...
Анализ участия отечественных войск (сил) в региональных кризисных ситуаци­
ях за практически полувековой период позволил выявить не только ряд отличитель­
ных черт, но и изменений как в военно-политическом и оперативно-стратегическом
содержании, так и в направленности этих событий (акций).
В зависимости от условий обстановки, складывающейся в мире и регионе к на­
чалу политического кризиса, национальных и геостратегических интересов, социаль­
но-политической ориентации государств — участников конфликта, ряда других ас­
пектов отечественное военно-политическое руководство определяло степень учас­
тия военного компонента в конкретной локальной войне или вооруженном конф­
ликте — от дипломатической, политической, экономической и военно-технической
помощи (косвенное участие) до создания крупных оперативных группировок войск
(сил) для непосредственного участия. Основным же фактором, определяющим сте­
пень участия, до начала 90-х годов был идеологический фактор.
Оперативные группировки советских и российских войск для ведения боевых
действий локального масштаба создавались несколько раз: во время войны Китая с
Гоминьданом, в ходе Корейской войны и Карибского кризиса, в Венгрии, Чехослова­
кии и Афганистане, для наведения конституционного порядка в Чечне ( 1 9 9 4 — 1 9 9 6 ) ,
борьбы с бандформированиями в Дагестане и проведения контртеррористической
операции в Чечне в 1999—2000 гг. Советские военнослужащие принимали непо­
средственное участие в войнах в Анголе и Эфиопии, во Вьетнамской войне, в ара­
бо-израильском противостоянии. Отечественный военный компонент (техника и во­
оружение, советники и специалисты) стал неотъемлемой частью ирано-иракской
войны, он же присутствовал почти во всех «крупных» локальных конфликтах после­
военного периода. В настоящее время российские подразделения активно участву­
ют в операциях по поддержанию мира в ряде регионов СНГ и планеты.
Уже накоплен достаточный опыт участия советских и российских войск в ло­
кальных войнах и вооруженных конфликтах, который требует не только системати­
зации и обобщения, но и скрупулезного изучения. Без этого невозможно реформи­
ровать армию и флот и строить Вооруженные Силы, способные эффективно решать
военно-политические задачи как внутри страны, так и за ее пределами. Однако до
настоящего времени еще нет серьезного, ответственного подхода к данной пробле­
матике, результаты и последствия региональных кризисных ситуаций не исследуют­
ся своевременно, на необходимом научном уровне, что накладывает негативный от­
печаток на весь комплекс военно-исторических знаний. Не выработан механизм
реализации накопленного опыта, что нередко приводило (и приводит) к нежелатель­
ным последствиям в силовом разрешении того или иного кризиса или вооружен­
ного конфликта. В определенной степени настоящая работа призвана ликвидиро-
Введение 19

вать возникший «пробел». При этом следует признать, что с принятием новой Воен-
ной доктрины фактически будет узаконено применение Вооруженных Сил и других
войск в целях решения ряда задач, в том числе и во внутренних вооруженных
конфликтах.
Основное внимание авторы сосредоточили на рассмотрении военно-политиче­
ского и оперативно-стратегического содержания локальных войн и в о о р у ж е н н ы х
конфликтов после 1946 г. с участием советских и российских войск. Особый ак­
цент делался на обобщении накопленного опыта с целью его эффективного исполь­
зования в системе укрепления боеготовности отечественных Вооруженных Сил, в
создании и становлении миротворческих формирований (контингентов).
Труд включает: введение, три части (разделенные на главы со сквозной нумера­
цией), заключение и приложения.
В первой части раскрываются историко-теоретические основы военно-полити­
ческих кризисов, локальных войн и вооруженных конфликтов послевоенного пери­
ода, в которых в той или иной мере присутствовал советский (российский) воен­
ный компонент. Рассматривается военно-политическое и оперативно-стратегическое
(оперативно-тактическое) содержание локальных войн и вооруженных конфликтов,
определяется типовое и частное в их содержании и последствиях.
Во второй части исследуется боевое использование советских и р о с с и й с к и х
войск, оружия и военной техники в ходе военного противоборства. При этом пока­
зывается опыт подготовки и создания группировок войск (сил), а т а к ж е их примене­
ния. На конкретных примерах выявляются особенности оперативного (боевого), ин­
формационного, морально-психологического, технического, тылового и других видов
обеспечения отечественных войск.
Третья часть целиком посвящена исследованию путей реализации опыта учас­
тия советских и российских войск в локальных войнах и вооруженных к о н ф л и к т а х
в теории и практике строительства современных Вооруженных Сил Российской
Федерации, в миротворческой деятельности. Даются некоторые рекомендации и
предложения для разрабатываемых уставных (боевых) документов.
В заключении делается вывод о том, что современная отечественная конфликто­
логия должна стать объектом внимания не только ученых, но и предметом препода­
вания в высших военно-учебных заведениях МО Р Ф . До сих пор вне учебных прог­
рамм остается отечественный опыт боевого применения войск, сил и средств в ло­
кальных войнах и вооруженных конфликтах, опыт миротворческой деятельности,
правовые нормы использования вооруженных сил в кризисных ситуациях и ряд
других вопросов этой сложной проблемы.
В приложениях приводятся некоторые графики и схемы, которые в той или
иной степени дополняют содержание труда. Самостоятельное научное значение име­
ют: схема «Типологизация и классификация локальных войн и вооруженных конф­
ликтов с участием отечественного военного компонента», а также «Краткая харак­
теристика локальных войн и вооруженных конфликтов с участием с о в е т с к о г о /
российского военного компонента (1946—2000)». Дополненные новыми элемента­
ми (причинно-следственные связи локальных войн и вооруженных конфликтов, со­
став группировок или участвующих сил, тактические приемы, способы урегулиро­
вания конфликтных ситуаций и т. д.), они могут служить основой для последующих
научных исследований различных аспектов феномена региональных к р и з и с н ы х си­
туаций.
М о н о г р а ф и я «оснащена» предметно-именным указателем, что позволит читате­
лю оперативно находить нужную информацию.
В ходе разработки концепции труда, а также его написания активную помощь ав­
торскому коллективу оказали крупнейшие отечественные специалисты в области
20 Введение

региональной военной проблематики из Военной академии Генерального штаба ВС


Р Ф , Военной академии имени М. В. Фрунзе и Военной академии бронетанковых
войск имени Р. Я. Малиновского (ныне объединенные в Общевойсковую академию
ВС Р Ф ) , Военной академии Ракетных войск стратегического назначения имени Пет­
ра Великого, Михайловской артиллерийской академии (ныне Военный артиллерий­
ский университет), Военно-инженерной академии имени В. В. Куйбышева (ныне Во­
енно-инженерный университет), Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина,
Военной академии противовоздушной обороны имении Г. К. Жукова (ныне Военный
университет противовоздушной обороны) и Высших офицерских курсов «Выстрел»
(ныне Учебный центр по переподготовке и повышению квалификации офицерского
состава при Общевойсковой академии).
Авторы выражают искреннюю признательность работникам Генерального шта­
ба ВС РФ Е. Г. Никитенко, Н. И. Роянову и Е. Н. Петрову, а также сотрудникам
Института военной истории МО РФ В. Н. Вартанову, В. А. Гаврилову, Г. П. Горба­
чевой, Л. Е. Донской, Г. М. Иваницкому, Г. Л. Ивановой, В. А. Кузнецовой, В. А. Ку­
ликову, И. Я. Куминову, С. Я. Лавренову, Л. И. Медведко, И. М. Попову, Г. М. Рого­
зиной и В. Е. Чернову за их активное участие в процессе подготовки настоящей ра­
боты.
Большой вклад в редактирование отдельных глав книги внесли генералы М. И. Во­
робьев, А. Г. Смирнов и А. Хюпенен.
Авторский коллектив прекрасно осознает, что представленный на суд читателей
труд представляет собой одну из первых попыток комплексного решения крупной и
актуальной научно-практической проблемы. Он может считаться началом широко­
масштабных исследований, к которым должны подключиться военные и граждан­
ские ученые: политологи, философы, историки, экономисты, юристы, референты, пред­
ставители других направлений научных знаний. Авторы будут благодарны за лю­
бые замечания, предложения и пожелания, высказанные по данной работе.
Гегель однажды заметил, что народы и правительства никогда ничему не учились
из истории. Эту мысль повторил Б. Шоу. Несколько иначе высказался русский ис­
торик В. Ключевский. По его мнению, «история не учительница, а надзирательница,
наставница ж и з н и (magistra vitac): она ничему не учит, а только н а к а з ы в а е т за не­
5
знание уроков» . Хотелось бы, чтобы таких наказаний было как можно меньше.
ЧАСТЬ П Е Р В А Я

ЛОКАЛЬНЫЕ ВОЙНЫ И ВООРУЖЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ


С У Ч А С Т И Е М СОВЕТСКИХ И Р О С С И Й С К И Х В О Й С К

«Опыт не приносит никакой пользы, если его не проду­


мывать, внутренне не перерабатывать и не стараться приме­
нять».
Фридрих II, прусский король, полководец

В современной отечественной и зарубежной историографии, освещающей про­


блемы военно-политических кризисов — локальных войн и вооруженных конфлик­
тов, пока идет лишь поиск единой научной концепции их возникновения, р а з в и т и я и
типологии. Налицо многоконцептуальность описания и изучения этих явлений, раз­
личное понимание роли государств в разрешении локальных войн и вооруженных
конфликтов. При этом для каждого военно-политического кризиса характерно типо­
вое (типичное) и частное в содержании и связанных с ним последствиях, изучение
которых имеет решающее значение в выработке единой научной концепции анали­
за возникновения и развития локальных войн и вооруженных конфликтов не только
с участием отечественного военного компонента, но и других к о н ф л и к т н ы х ситуа­
ций, имевших место на планете во второй половине XX в., и возможных военных
столкновений в будущем. Как правило, до настоящего времени острые военно-поли­
тические кризисы и кризисные ситуации разрешались в основном силовыми мето­
дами, т. е. с применением вооруженных сил. Это обусловливает военно-политиче­
ское содержание любой локальной войны и вооруженного конфликта.

ГЛАВА П Е Р В А Я

КЛАССИФИКАЦИЯ И П Р И Ч И Н Н О - С Л Е Д С Т В Е Н Н Ы Е СВЯЗИ
Л О К А Л Ь Н Ы Х ВОЙН И В О О Р У Ж Е Н Н Ы Х К О Н Ф Л И К Т О В

Рассмотрение известных классификаций и причинно-следственных с в я з е й ло­


кальных войн и вооруженных конфликтов убеждает в том, что их познание являет­
ся решающим в осмыслении всей философии такого сложного я в л е н и я , как военная
конфронтация. Наиболее важными не только для проведения научной классифика­
ции, но и выработки единой научной концепции анализа р а з в я з ы в а н и я и ведения
22 Локальные войны с участием, советских и российских войск

локальных войн и вооруженных конфликтов считаются выбор и достоверное опре­


деление таких фундаментальных для настоящего исследования понятий (терминов),
как «война», «локальная война», «вооруженный конфликт». В трудах отечественных
и з а р у б е ж н ы х военных исследователей просматриваются различные подходы к их
1
определению и толкованию . Точку над «i» не ставит и военная доктрина.
Поскольку нас интересует классификация локальных войн и вооруженных конф­
ликтов после второй мировой войны, представляется целесообразным определить,
к а к и е категории (понятия), принципы, методы и иные параметры необходимо поло­
ж и т ь в основу исследования. По-прежнему сохраняют свою значимость такие ка­
ч е с т в е н н ы е и количественные показатели локальных войн и вооруженных конфлик­
тов, к а к масштабы военных действий, формы и способы применения вооружен­
ных сил, социальное содержание, соответствие международным правовым нор­
мам, экологические последствия и т. п.
Авторы считают, что процедура классификации в данном случае д о л ж н а выпол­
н я т ь предписываемую ей функцию теоретического обобщения конкретного эмпири­
ческого материала, накопленного в результате многочисленных исторических ис­
следований. Соответственно — в основе научной типологии должны л е ж а т ь объек­
тивные критерии, способные выявить наиболее существенные особенности проис­
хождения, развития и основного содержания конфликта, отражающиеся в целях и
стратегии его участников, а также комплекс признаков, относящихся к внешним
условиям возникновения и развития вооруженного конфликта, к особенностям меж­
дународной обстановки. В этом отношении и типология, и критериальная классифи­
кация рассматриваемого явления неразрывно связаны между собой в общем позна­
вательном процессе, но определяют различные уровни его обобщения. Если в осно­
ве типологии л е ж а т коренные, неотъемлемые свойства локальных войн и вооружен­
ных конфликтов, то цель их классификации состоит в «уточнении» этих свойств на
более низком критериальном уровне обобщения.
Д л я научной классификации локальных войн и вооруженных конфликтов следу­
ет также располагать обобщенным определением понятия войны. По современным
военно-теоретическим воззрениям, война — это продолжение политики государства
или коалиции государств, народов, наций, классов и отдельных социальных групп с
применением средств вооруженного насилия для достижения политических, экономи­
ческих, военных и иных целей. Основным содержанием войны я в л я е т с я вооружен­
ная борьба, представляющая ведение противоборствующими сторонами военных дей­
ствий различного масштаба на суше, в воздухе, на воде, под водой и в космосе. Их
цель — разгром вооруженных сил противника или подрыв их боеспособности, заво­
евание его территории и принуждение правительства враждебного государства (или
руководства коалиции государств) к заключению мира. Наряду с вооруженной борьбой,
в войне могут применяться экономические, дипломатические, идеологические, ин­
формационно-психологические и другие формы борьбы. Как уже отмечалось, каж­
дой войне и вооруженному конфликту предшествует военно-политический к р и з и с .
Войны классифицируют:
по масштабу — на мировые, локальные и региональные (в зависимости от разма­
ха военных действий и состава воюющих государств);
по продолжительности — на скоротечные и з а т я ж н ы е ;
по средствам поражения — с применением ядерного и (или) обычного о р у ж и я ;
по н а п р я ж е н н о с т и — высокой, средней и низкой интенсивности военных дей­
ствий;
по количеству участвующих государств — коалиционные и одно государство
против другого.
Соответствующие типы войн могут быть определены следующим образом:
Классификация локальных войн и вооруженных конфликтов 23

М и р о в а я в о й н а — война крупных коалиций, блоков, союзов государств, в


которую прямо или косвенно вовлекаются ведущие страны мира и которая распро­
страняется на все или большую часть континентов, акваторий океанов и морей, воз­
душное и космическое пространство. Такая война ведется, как правило, с предельно
решительными целями, отличается глобальным размахом и ожесточенными форма­
ми военных действий, сопровождается огромными разрушениями и многочисленны­
ми потерями в вооруженных силах и жертвами среди мирного н а с е л е н и я противо­
борствующих сторон.
Л о к а л ь н а я в о й н а есть ограниченное п о политическим целям и размаху
ведения военных действий вооруженное столкновение между двумя или нескольки­
ми государствами, затрагивающее их национальные, политические, территориальные,
экономические, этноконфессиональные и другие интересы. Отличительными черта­
ми локальной войны являются ограниченный территориальный размах ведения во­
енных действий, участие в ней незначительных по численности войск (сил), приме­
нение, как правило, обычных вооружений. К локальным войнам следует т а к ж е отне­
сти внутригосударственные и гражданские войны. (В последние годы в отечественной
военно-политической литературе нередко вместо термина «локальная война» упо­
требляется термин «региональная война».)
В о о р у ж е н н ы й к о н ф л и к т п о своему содержанию, условиям возникно­
вения и развития не представляет того состояния государства и общества, которое
называется войной. Д л я него свойственны пограничные столкновения, вооружен­
ные инциденты и военные акции, которые так же, как и в войне, я в л я ю т с я формами
разрешения политических, территориальных, религиозных и национально-этнических
противоречий с незначительным по масштабам применением вооруженного наси­
лия как внутри одной страны, так и за ее пределами. Вооруженный к о н ф л и к т харак­
теризуется относительно длительными боевыми действиями между вооруженными
силами (их частями) двух или более государств или, по крайней мере, между прави­
тельственными войсками и иррегулярными вооруженными формированиями в рам­
2
ках одной страны, влекущие за собой боевые потери не менее 1 тыс. человек . По
некоторым подсчетам, около 8 5 % вооруженных конфликтов после 1945 г. носили
3
внутригосударственный характер (из них 9 5 % велись за пределами Европы) .
Таким образом, общей характерной чертой для локальной войны и вооруженного
конфликта я в л я е т с я разрешение возникших противоречий с помощью военной силы.
Коренное различие между ними заключается в том, что при ведении локальной вой­
ны могут применяться все формы борьбы, она требует использования военно-эконо­
мического потенциала страны. Вооруженный же конфликт ограничен только веде­
нием боевых действий, в которых обычно задействована незначительная часть воору­
женных сил и экономики государства.
В н у т р и г о с у д а р с т в е н н а я в о й н а — одна и з форм применения воору­
женного насилия, направленная против дестабилизации внутренней обстановки, свер­
ж е н и я конституционного строя, мафиозных и бандитских формирований.
В основу классификации современных локальных войн и вооруженных конфлик­
тов должны быть положены и количественные показатели: размах и продолжи­
тельность военных (боевых) действий; площадь территории, на которой развертыва­
ется конфликт; количество вовлеченных в войну государств, привлекаемых войск
(сил) и т. д.
В России ведение локальной войны может потребовать использования ограни­
ченной части военно-технического потенциала, причем в основном за счет боегото-
вых соединений и частей мирного времени. При необходимости требуемая группи­
ровка войск (сил) может быть усилена кадрированными формированиями после их
доукомплектования. Если же в войне потребуются полное н а п р я ж е н и е военной мо-
24 Локальные войны с участием советских и российских войск

щи страны, всеобщая мобилизация и перевод экономики на военный лад, то в этом


случае речь будет идти о ведении крупномасштабной региональной войны.
Таким образом, применительно к условиям такого государства, как Россия, поня­
тию «локальная война» можно дать следующее определение: это война, ограничен­
н а я по политическим и военно-стратегическим целям, осуществляемая частью Во­
оруженных Сил РФ против одного или нескольких государств в небольшом по
территории районе (регионе).
В 90-е годы XX в. Россия столкнулась с новым явлением — военной конфрон­
тацией как между субъектами Федерации, так и внутри их (Северная О с е т и я , Ингу­
шетия, Чечня, Дагестан). Основным военно-политическим содержанием подобных
конфликтов я в л я л и с ь миротворчество или борьба с терроризмом, бандитизмом и
религиозным (исламским) экстремизмом.
К вооруженным конфликтам (в условиях Российской Федерации) могут быть
отнесены пограничные конфликты, вооруженные инциденты и другие военные ак­
ции (операции по локализации актов насилия и поддержанию конституционного
порядка, миротворческие операции под эгидой коллективных сил СНГ или миро­
творческих сил О О Н и ОБСЕ), в которых достигаются ограниченные политические
цели.
Следует отметить, что почти каждая внутригосударственная кризисная ситуация,
д а ж е если она ограничена рамками сравнительно небольшого района (региона), на­
каляет социально-политиескую обстановку не только в стране, но и в мире, требу­
ет огромных людских, экономических и материальных затрат, правового обеспечения
и юридического сопровождения. Это наглядно подтвердилось в ходе второй чечен­
ской кампании.
Последние события на Северном Кавказе заставили пересмотреть не только ос­
новы теории и практики ведения военных действий, но и внести коррективы в оте­
чественную военную науку. В специальном (и повседневном) лексиконе появились
новые термины, которые ранее не встречались в военном искусстве. Это прежде
всего относится к таким понятиям, как антитеррористическая, контртеррори­
стическая и войсковая операции. Политики и правоведы (как и военные энцикло­
педисты) все еще раздумывают, где найти научную нишу для столь привычных со­
четаний, употребляемых при анализе российской политики в отношении Северо-
Кавказского региона, как «определить» те процессы, которые происходили (и проис­
ходят) здесь на рубеже двух тысячелетий.
По нашему мнению, события в Чечне (и Дагестане) — это внутригосударствен­
ный (немеждународный) вооруженный конфликт, основным содержанием которого
стала борьба федерального Центра с проявлениями антиконституционных и антиго­
сударственных действий отдельных религиозно-политических лидеров, партий и груп­
пировок, направленные в конечном итоге на сохранение территориальной целостно­
сти России и укрепление ее национальной безопасности. Формой использования
сил и средств силовых ведомств (МО, ВВ МВД, Ф С Б , Ф П С , ФАПСИ, М Ч С и др.)
стала контртеррористическая войсковая операция временной оперативной группи­
ровки российских войск.
Невольно возникают вопросы: почему контртеррористическая, а не антитеррори­
стическая (что для большинства политиков и журналистов одно и то ж е ! ) ; почему
войсковая, а не армейская или фронтовая операция? (Именно две последние изучают
сегодня в военных училищах и академиях.) Попытаемся разобраться в сущности
терминов, в общем-то новых для отечественной (да и зарубежной) политологии. По
сути, приставка «анти» и часть сложных слов с «контр» обозначают противополож­
ность тому, что выражено во второй части слова, т.е. в данном случае оба понятия
включают противодействие терроризму. Но в то же время сложные слова с «контр»
Классификация локальных войн и вооруженных конфликтов 25

подразумевают активное противодействие. Поэтому по аналогии с имеющимися в


словарях оперативных терминов и военных энциклопедиях понятиями «наступле­
ние», «контрнаступление» и «операция» дадим определения понятиям «антитерро­
ристическая», «контртеррористическая» и «войсковая» операции. Однако перед этим
надо четче сформулировать дефиницию более широкого, более общего понятия, объе­
диняющего все эти явления и выражающегося словосочетанием «антитеррори­
стическая деятельность».
Итак, а н т и т е р р о р и с т и ч е с к а я д е я т е л ь н о с т ь — это постоянные и
повседневные мероприятия и действия федерального Центра (государства) по пре­
дупреждению и предотвращению террористических акций, а т а к ж е и з о л я ц и и (унич­
тожению) террористов и их группировок, преследующих не только отдельных граж­
дан и целые коллективы, угрожая им расправой и убийствами, но и д е р ж а щ и х в
страхе общественные и другие организации, а также создающих угрозу целостности
и национальной безопасности государства или его конституционному строю. О п ы т
Дагестана и Чечни показал, что мероприятий и действий федерального Ц е н т р а я в н о
не хватило, чтобы предупредить развитие кризисной ситуации на Северном Кавказе.
А н т и т е р р о р и с т и ч е с к а я о п е р а ц и я — есть совокупность превентив­
ных, согласованных и взаимосвязанных по цели, задачам, месту и времени боев, уда­
ров, сражений и маневров, проводимых группировками боеготовых разнородных войск
(сил) по единому замыслу и плану с целью разгрома и у н и ч т о ж е н и я антигосудар­
ственных и других террористических групп (группировок), незаконных вооруженых
формирований (в том числе бандформирований) одного или нескольких с у б ъ е к т о в
Федерации, угрожающих стратегическим объектам, целостности государства или
его конституционному строю; одна из форм использования сил и средств федераль­
ного Центра, форма военных действий. Такие операции могут иметь оперативный,
реже — оперативно-тактический масштаб. Как правило, они проводятся силами спе­
циального назначения и обеспечиваются мероприятиями морально-психологическо­
го, экономического, дипломатического и политического характера, направленными на
стабилизацию обстановки в районе (регионе), субъекте Федерации, а также на соз­
дание необходимого (приемлемого) фона на международной арене.
К о н т р т е р р о р и с т и ч е с к а я о п е р а ц и я — одна и з форм использова­
ния сил и средств федерального Центра (государства); форма военных д е й с т в и й :
совокупность согласованных и взаимосвязанных по цели, задачам, месту и времени
боев, ударов, сражений, проводимых группировкой федеральных войск (сил) с целью
разгрома и уничтожения незаконных вооруженных формирований (в том числе бан­
дформирований), террористических группировок (в том числе и с участием ино­
странных наемников), уже развязавших боевые действия (или совершивших дивер-
сионно-террористические акты) на территории одного или нескольких с у б ъ е к т о в
Федерации и угрожающих целостности государства, его конституционному строю.
Особенностью контртеррористической операции я в л я е т с я переход от активной обо­
роны к активным наступательным действиям. Проводятся такие операции по еди­
ному замыслу и плану, под единым командовании. В зависимости от целей сторон,
количества привлекаемых сил и средств, пространственного размаха и других пока­
зателей такие операции могут приобретать оперативный и д а ж е с т р а т е г и ч е с к и й
масштаб. В ходе их проведения применяются все виды военных действий и, кроме
того, используются другие (небоевые) средства борьбы — экономического, социаль­
ного, политического и информационно-пропагандистского характера. Успех контр­
террористической операции во много определяется отношением к ней большей ча­
сти населения региона, вовлеченного в вооруженный конфликт, положительной ре­
акцией общественого мнения страны, а также уровнем боевого, морально-психологи-
26 Локальные войны с участием советских и российских войск

ческого и материально-технического видов обеспечения. Важную роль играет так­


же международный фактор.
В о й с к о в а я о п е р а ц и я — совокупность согласованных и взаимосвязан­
ных по цели, задачам, месту и времени сражений, боев, ударов и маневров, проводи­
мых временной оперативной группировкой боеготовых разнородных войск (сил) по
единому замыслу и плану для решения задач в определенном районе (регионе) в
установленный период времени; форма использования разнородных войск (сил) и
военных действий. По характеру боевых (военных) действий войсковые операции
могут быть оборонительные и наступательные, по времени и очередности проведе­
н и я — первые и последующие, по целям —контртеррористические, антисепаратист­
ские, противоповстанческие и др. Войсковая операция, как правило, включает боевые
действия 1-го, 2-го, а иногда и 3-го эшелонов, группировки ракетных войск и артилле­
рии, ВВС и П В О . Проводится подобная операция под единым командованием.
П о я в л е н и е понятия «войсковая операция» обусловлено несколькими причинами.
Во-первых, проведение крупномасштабной операции на собственной территории
потребовало привлечения значительных контингентов (сил) Внутренних войск М В Д ,
а также специальных частей и подразделений от ФПС, Ф С Б , ФАПСИ, М Ч С и др. Од­
нако оказалось, что решить поставленные задачи и справиться с ситуацией самосто­
ятельно они не в состоянии. Пришлось привлекать силы и средства М О . Во-вто­
рых, на этапе реформирования Вооруженных Сил РФ и проведения военной рефор­
мы в стране достаточного количества полностью боеготовых соединений и объеди­
нений не оказалось. Поэтому для создания федеральной Объединенной группировки
войск потребовалось привлечение боеготовых подразделений и частей почти из
всех видов Вооруженных Сил и родов войск, а также из состава других силовых ве­
домств.
Негативный опыт проведения первой чеченской кампании потребовал создания
системы единого централизованного управления Объединенной группировкой во
главе с общевойсковым командиром — командующим, обладающим достаточным
опытом управления крупными объединениями войск, таких, например, как округ.
За последний год отечественное обществоведение довольно часто стало опериро­
вать такими явлениями, как антигосударственный терроризм, бандитизм, наемничест­
во, банды и бандформирования. Некоторые из них встречаются в современном рос­
сийском уголовном праве. Но совершенно в другом контексте.
Так, до сих пор под термином «наемник» мы понимали профессионально подго­
товленного воина, нанятого государством или отдельным лицом для н е с е н и я воен­
ной службы. М и р давно уже столкнулся с наемниками в их другом качестве, а ныне
и мы вынуждены считаться с их новым обличьем. Главное в том, что наемника ста­
ло практически невозможно отличить от добровольца или ополченца, что делает его
почти легитимным в рамках существующего международного гуманитарного права.
Террорист в классическом определении — «преследующий, угрожающий рас­
правой, убийством, держащий в страхе», вырос за последние годы, как говорится, из
коротких штанишек. Ранее он или банда ему подобных угрожал(и) или д е р ж а л ( и ) в
страхе, как правило, отдельного человека, либо сравнительно небольшую группу лиц.
Теперь же террористы угрожают стратегическим объектам, обществу, государству
в целом, его целостности и национальной безопасности. Сам же терроризм превра­
т и л с я в социальное явление.
Содержание слова «банда», как «группа вооруженных людей, совершающих со­
вместно преступные действия», тоже утратило свое первоначальное значение, а уж
бандитизм превзошел все предсказания, изменил масштабность и стал во много со­
вершенно другим явлением. Сегодня «бандитизм» — это организация вооруженных
банд с целью нападения на государственные и общественные учреждения, предпри-
Классификация локальных войн и вооруженных конфликтов 27

ятия, либо на отдельных граждан. Банды стали оперативными формированиями, угро­


жающими интересам государства, его территориальной целостности.
Поэтому и обществоведам, и правоведам необходимо разобраться во всем этом
понятийном аппарате и внести изменения как в научную лексику, так и в соответ­
ствующие кодексы, уставы, положения, словари и экциклопедии. Было бы целесооб­
разно обозначить новые дифиниции и в преамбуле к военной доктрине Р Ф .
Вооруженные конфликты по видовому признаку можно классифицировать сле­
дующим образом:
п о г р а н и ч н ы й к о н ф л и к т — ограниченное п о месту, времени и численно­
сти привлекаемых войск (сил) военное столкновение между формированиями по­
граничных войск (при участии отдельных частей или подразделений вооруженных
сил) одного государства и группами вооруженных лиц (иногда при поддержке регу­
лярных войск прикрытия) сопредельного государства в приграничных районах;
в о е н н а я а к ц и я — ограниченные п о цели, масштабу и времени односторон­
ние или коалиционные военные действия превентивного, демонстративного или от­
влекающего характера;
вооруженный и н ц и д е н т — одна и з форм кратковременных военных
действий, которые могут быть преднамеренными, в том числе и организованными
как повод для развязывания войны;
внутригосударственное вооруженное столкновение —
это форма разрешения противоречий между незаконно созданными воинскими фор­
мированиями одной или нескольких противоборствующих националистических, ре­
лигиозных или социально-клановых группировок или групп. Как правило, целью та­
кого столкновения является изменение внутригосударственных законодательных актов,
захват местными элитами политической и (или) экономической власти, н а р у ш е н и е
территориальной целостности государства.
Особое место в локальных войнах и вооруженных конфликтах занимают с п е ­
ц и а л ь н ы е о п е р а ц и и — боевые (служебно-боевые) действия ограниченного
контингента вооруженных сил, пограничных и внутренних войск, подразделений ор­
ганов безопасности, а также специально сформированных миротворческих миссий с
целью уничтожения баз террористов, разъединения враждующих сторон, стабилиза­
ции обстановки, создания условий для ведения переговоров и т. д.
В основу избранной авторами классификации локальных войн и вооруженных
конфликтов положена методология, разработанная как в нашей стране, так и за ру­
бежом. При этом учитывались минусы как западной методологии (где д о п у с к а е т с я
довольно свободная трактовка различных терминов и понятий), так и отечественной
(где за основу анализа насильственных действий до начала 90-х годов брался, как
правило, классовый подход).
В н а с т о я щ е е время, исходя из системного восприятия процессов р а з в и т и я чело­
вечества, различные государства мира рассматриваются в качестве полноправных
субъектов международных отношений. Это позволяет выделить две большие груп­
пы противоречий, определяющие процесс развития человечества — надсистемные и
внутрисистемные противоречия.
К н а д с и с т е м н ы м противоречиям относятся т е и з них, которые возникают
в результате взаимодействия общества и природы. Они приводят к возникновению
глобальных проблем, ставящих под угрозу само существование человеческой циви­
лизации.
Внутрисистемные противоречия функционируют в системе межгосу­
дарственных отношений и, в свою очередь, включают в себя две в з а и м о с в я з а н н ы е
подгруппы противоречий — структурные и корреляционные. Первые происходят в
результате объективного различия между уровнем развития государств: между ин-
28 Локальные войны с участием советских и российских войск

дустриально развитыми государствами, между государствами распавшейся федера­


ции, между развитыми и слаборазвитыми, между одинаково слаборазвитыми госу­
дарствами. Вторая подгруппа противоречий функционирует в системе межгосудар­
ственных (внутригосударственных) отношений как результат взаимодействия идео­
логических, духовных, нравственных, национальных, религиозных и иных ценностей,
п р и н а д л е ж а щ и х различным социальным и общественным структурам общества в
целом. Эти противоречия сами по себе непосредственно не порождают локальных
войн и вооруженных конфликтов. Они, как правило, связаны с материально-эконо­
мическими условиями ж и з н и общества, через которые находят свое преломление в
н р а в с т в е н н о й , политической и духовной сферах — и только после этого трансфор­
мируются в конкретные военно-политические действия государств, субъектов фе­
дерации, автономий, партий и организаций.
Обобщение и изучение опыта локальных войн и вооруженных конфликтов, их
классификация (в том числе и типологизация) позволяют наиболее обоснованно
а н а л и з и р о в а т ь причинно-следственные связи условий возникновения к р и з и с н ы х
ситуаций, способов развязывания войн и вооруженных конфликтов, особенностей
ведения боевых действий и тенденций их развития. В свою очередь, подобное изуче­
ние дает возможность извлекать уроки, делать соответствующие выводы, разрабаты­
вать рекомендации, направленные на предотвращение насилия в будущем и обеспе­
чение национальной безопасности. Если все же конфликт разразится, то знание
опыта прошлых войн поможет лучше подготовиться к боевым действиям, умело их
вести и победоносно завершать.
Классифицируя войны по характеру политических целей, следует несколько рас­
ширить типологические рамки и внести в них войны в защиту нарушенных граж­
данских прав. Этот же уровень классификации может быть дополнен таким уров­
нем, как степень поддержки мировым сообществом — безусловная, частичная, нео­
добрение, применение международных санкций.
Уровень классификации вооруженных конфликтов по качественному содержа­
нию следует дополнить следующими признаками:
по характеру участия в конфликте — прямое и косвенное;
по качеству противоборствующих войск (сил) — регулярные, иррегулярные или
смешанные силы, бандформирования, антигосударственные террористические группы.
Уровень классификации конфликтов по количественному содержанию можно
представить следующим образом:
по расположению района конфликта — внутригосударственный, приграничный,
удаленный от государства;
по способу р а з в я з ы в а н и я — внезапное нападение, эскалация агрессии;
по характеру ТВД — континентальный, океанский, морской, воздушный, космиче­
ский;
по количеству привлекаемых войск (сил) — от ограниченного воинского контин­
гента до оперативно-стратегической группировки войск (сил) с обеих сторон;
по формам и способам военных действий — операции, боевые действия (класси­
ческие), партизанские, нетрадиционные, незавершенные, широкомасштабные, блокад­
ные, позиционные, маневренные, операции сил специального назначения, контртерро­
ристические операции;
по продолжительности военных (боевых) действий — скоротечный, з а т я ж н о й
(здесь же — «война на истощение»);
по количеству вовлеченных в войну государств — коалиционные, коалиция про­
4
тив одного государства, государство против государства .
Войны сегодня — это сложнейший конгломерат всевозможных наслоений поли­
тических, экономических и социальных противоречий. Между тем, если вникнуть в
Классификация локальных войн и вооруженных конфликтов 29

содержание причинной «триады», то социально-экономические предпосылки все же


следует поставить на первое место. Здесь и этноконфессиональные споры, сепара­
тизм и автономизм, территориальные неурядицы, разительная дифференциация в
уровнях р а з в и т и я Центра и провинций, национальный менталитет (эгоизм) того или
иного этноса, элементарная борьба за власть, которая зиждется, как правило, на поли­
тико-идеологических постулатах всевозможных партий и организаций — от постро­
ения всеобщего исламского государства, единого «кавказского дома», федеративного
арабского содружества до создания национального «очага» для разобщенного народа
и т. д.
Заметим, что во всем этом перечне классовый подход неуместен. Д а ж е беглый
анализ показывает, что возглавлялись «насильственные» действия людьми с при­
личным состоянием, а их лозунги и призывы «революционными» или «справедливы­
ми» можно назвать лишь условно. То, что в СССР классифицировалось как револю­
ционная справедливая (или освободительная) война, на Западе трактовалось в точ­
ности до наоборот. М о ж е т быть, именно в том и состояло существо соперничества
двух супердержав, но отнюдь не создание причинной триады той или иной военной
конфронтации.
Историко-теоретический анализ возникновения и развития локальных войн и во­
оруженных конфликтов, их типология показывают, что в основе возникновения лю­
бого военно-политического кризиса л е ж а т как д о л г о в р е м е н н ы е , так и с и ­
т у а т и в н ы е (непосредственные) причины. В отечественной и з а р у б е ж н о й воен­
ной науке до настоящего времени продолжаются дискуссии об их п р и о р и т е т н о с т и .
Каждая из сторон, естественно, настаивает на своей концепции.
Действительно, в основе возникновения локальных войн и вооруженных конф­
ликтов, развязанных после второй мировой войны, л е ж и т ряд долговременных при­
чин. Одна из наиболее распространенных — соперничество (геополитическое, гео­
стратегическое, геоэкономическое и др.) государств на международной арене. Неко­
торые локальные войны и вооруженные конфликты были вызваны п р е т е н з и я м и от­
дельных государств на роль региональных «центров силы».
К особому виду военно-политических кризисов данного ряда следует отнести
локальные войны между государственно оформившимися частями одной и той же
разделенной по политико-идеологическим, религиозным и социально-экономическим
признакам нации. Эти войны отличает острый и бескомпромиссный характер веде­
ния боевых действий. Классическими примерами таких войн я в л я ю т с я : К о р е й с к а я
война, война между Севером и Югом Вьетнама, между Севером и Югом Йемена...
Многие военно-политические кризисы, локальные войны и вооруженные конф­
ликты возникали из-за попыток великих держав удержать в сфере своего в л и я н и я
государства, с которыми до возникновения кризисных отношений поддерживались
колониальные, союзнические или иные межгосударственные связи (Лаос, Конго, ГДР,
Венгрия, Чехословакия).
Одной из глубинных причин локальных войн и вооруженных конфликтов после
1946 г. явилось стремление национально-этнических общностей к самоопределе­
нию. Подобное стремление нередко принимало различные формы борьбы — от ан­
тиколониальной до сепаратистской. Однако не во всех случаях фактор националь­
но-освободительной борьбы (или националистических движений) я в л я л с я самодо­
статочным для возникновения военно-политических кризисов. В относительно вы­
сокоразвитых странах с устойчивыми традициями демократического п р а в л е н и я меж­
национальная борьба обычно принимала форму умеренных по размаху этнолингви­
стических и этнокультурных движений, не приводя к серьезным внутренним потря­
сениям и тем более к военно-политическому вмешательству со стороны других го­
сударств (Канада, Ирландия, Испания).
30 Локальные войны с участием советских и российских войск

М о щ н ы й рост национально-освободительного движения в колониях стал воз­


можным после резкого ослабления колониальных держав в ходе и после окончания
второй мировой войны. В свою очередь, системный кризис, вызванный распадом ми­
ровой системы социализма и ослаблением СССР (а позднее России), привел к воз­
никновению многочисленных националистических (этноконфессиональных) движе­
ний на постсоциалистическом и постсоветском пространстве. Остановимся на этом
более подробно.
Проблема национализма и связанных с ним политических, территориальных, ре­
лигиозных и иных конфликтов давно привлекала внимание ученых, прежде всего за­
падных. Отечественная политическая наука основательно отстала от Запада в этой
с ф е р е во многом из-за навязываемого ей долгие годы идеологического стереотипа
национализма как понятия, тождественного расизму, шовинизму и д а ж е ф а ш и з м у .
М е ж д у тем это не совсем верно (и даже совсем неверно). Национализм по сути
своей есть в ы р а ж а е м а я политическими методами приверженность собственной на­
ции. Другое дело, что приверженность эта может обрасти впоследствии какими-то
агрессивными намерениями, планами и сопровождаться насильственными действия­
ми, этническими чистками.
Термин «этническая чистка» стал активно использоваться в начале 90-х годов в
с в я з и с распадом Югославии и началом этноконфессионального конфликта в Бос­
нии и Герцеговине. Именно здесь наиболее отчетливо были нарушены нормы меж­
дународного гуманитарного права, то есть законы и обычаи войны, защищающие пра­
ва и достоинство человека (как военного, так и гражданского) и требующие от вою­
ющих сторон гуманного отношения к этим лицам. По своей сути этническая чист­
ка — это не эпизодическая жестокость, которая неизбежна во время вооруженного
противостояния, а целенаправленная политика вюющей стороны, стремящейся унич­
т о ж и т ь не только вооруженные силы (отряды) противника, но террором и массовым
уничтожением людей добиться полного контроля над оккупированной территорией
или частью территории собственного (федеративного) государства (республики).
Генеральная Ассамблея О О Н в декабре 1992 г. признала этническую чистку од­
ной из форм геноцида. В мае 1994 г. спецкомиссия О О Н сформулировала ее содер­
ж а н и е следующим образом: «этническая чистка» — это целенаправленная политика,
разработанная одной этнической или религиозной группой для удаления насильствен­
ными и приводящими к террору методами гражданского населения другой этниче­
ской или религиозной группы из определенных географических районов. В значи­
тельной степени она осуществляется под прикрытием псевдонационализма, истори­
ческих обид и мощного двигателя чувства мести с целью оккупации территории и
удаления с нее той группы или груп, в отношении которых осуществляется это
действие ( S / 1 9 9 4 / 6 7 4 , пункт 130, 24 мая 1994 г.). Этническая чистка ведется с
использованием убийств, пыток, произвольных арестов и задержаний, внесудебных
казней, изнасилований и сексуальных посягательств, насильственного изгнания, пере­
мещения и депортации гражданского населения, целенаправленных военных нападе­
ний или угроз нападений на гражданское население и районы, бессмысленного унич­
т о ж е н и я собственности ( S / 2 5 2 7 4 , пункт 56).
По мнению авторов, даже элементарная этноконфессиональная поляризация об­
щества, с в я з а н н а я с выпячиванием титульной нации, неизбежно приводит к этниче­
скому противостоянию в своеобразной «ненасильственно-принудительной форме».
Эта форма может незамедлительно трансформироваться в этнические чистки, если
нетитульная нация будет поддержана тем государством, где она считается титульной.
Что в этой связи характерно для России. После распада СССР появилось боль­
шое количество беженцев и вынужденных переселенцев из числа русских. К при­
меру, после провозглашения независимости Казахстан покинули 2 млн., Киргизию —
Классификация локальных войн и вооруженных конфликтов 31

более 400 тыс., Узбекистан — около 450 тыс., Таджикистан — 350 тыс., Туркме­
нию — 250 тыс. русских. И этот поток не уменьшается. По словам большинства бе­
женцев, основной причиной их эмиграции явилась выраженная «гегемония» титуль­
ной нации, ее стремление захватить всю полноту власти как в Центре, так и на ме­
стах. Постепенно русские меньшинства вытесняются из «неспокойных» республик
Северного Кавказа. Да и в «спокойных» республиках РФ приняло широкие масшта­
бы «выдавливание» русских из управленческих структур, здравоохранения и образо­
вания. Анализ состава правительств некоторых республик показывает, что преиму­
щество при их формировании получают так называемые государствообразующие
нации. В парламенте Республики Адыгея 4 6 , 7 % — адыги, тогда как доля адыгов в
населении республики — чуть больше 2 0 % . Лишь 1 0 % карелов проживает в Каре­
лии, но они считаются титульной нацией со всеми вытекающими отсюда последстви­
ями. Чтобы не допустить этнических чисток в данной ситуации, имеется единствен­
ный выход — принять действенное законодательство о пропорциональном предста­
вительстве в органах власти всех наций и народностей, проживающих в той или
иной республике. При этом будут в должной мере учтены чаяния всех народов, со­
здадутся препятствия целенаправленному занижению социально-профессионального
статуса людей какой-либо национальности до уровня, не позволяющего им претендо­
вать на участие в распределении власти и на контроль над общественными ресурсами.
Ошский этнический конфликт летом 1990 г. был одним из самых масштабных и
жестоких на территории бывшего СССР. В него были вовлечены представители
двух крупных этнических групп Центральной Азии — узбеки и киргизы. Находяща­
яся в Киргизии Ошская область представляла собой довольно пестрый конгломерат
наций и народностей. При этом, как правило, в горах и предгорьях проживали кирги­
зы, в городах и на равнинах — узбеки. В областном центре Ош последних было в
два раза больше, чем киргизов. Зато киргизы занимали практически все руководя­
щие посты. Они держали узбеков в своеобразном подневольном состоянии, факти­
чески отводя им роль людей второго сорта. Экономические трудности, гласность, а
также явно некомпетентная деятельность руководства области привели к отдельным
актам неповиновения со стороны узбеков, требующих равенства в правах. Киргизс­
кое руководство незамедлительно ответило насилием, которое своим острием было
направлено сугубо против лиц узбекской национальности.
Массовые беспорядки и межобщинные столкновения начались 4 июня. Наиболее
распространенным был лозунг: «Убейте их, а то они вечером придут и убьют вас!».
В течение недели погибло 120 узбеков, 50 киргизов и 1 русский. Было совершено
5
более 5 тыс. преступлений (убийства, изнасилования, погромы и грабежи) . Насилие
было остановлено лишь объявлением чрезвычайного положения и вводом армей­
ских сил в зону конфликта.
Часть узбекского населения вынуждена была оставить насиженные места. В са­
мой же Киргизии (особенно после получения независимости) широкое распростра­
нение получили постулаты так называемого «титульного национализма». Среди них
три основных: 1. Есть древняя и славная киргизская нация, к которой принадлежит
коренное население Киргизии; 2. Киргизы, как представители коренной нации, живут
на территории своего национального государства; 3. Республика, ее ресурсы, государ­
ственные и другие институты являются собственностью киргизской нации. Подоб­
ными сочетаниями, как нетрудно заметить, можно объяснить любые этнические чист­
ки и элементарное насилие на национальной почве.
Процесс суверенизации, охвативший Советский Союз в конце 80-х годов, сопро­
вождался эрозией с разрушением социальных институтов, способствовал трансфор­
мации латентных конфликтных ситуаций в открытые формы и экскалации ранее
существовавших противоречий в общественном развитии. Наглядным примером
32 Локальные войны с участием советских и российских войск

вызревания внутригосударственного конфликта, замешанного на этноконфессиональ-


ной основе, может служить ретроспективный анализ событий в Чечено-Ингушской
А С С Р (Чеченской Республике) с лета 1991 г. по 11 декабря 1994 г. — т. е. начала
проведения специальной операции с применением Вооруженных Сил, войск других
министерств и ведомств России по разоружению незаконно созданных в Чечне
воинских формирований и обеспечению территориальной целостности Российской
Федерации. Краткая хроника событий была следующей. Летом 1991 г. прошедший
в Чечено-Ингушской АССР Общенациональный конгресс чеченского народа ( О К Ч Н )
провозгласил независимость Чеченской Республики и ее выход из состава Р С Ф С Р
и С С С Р . Единственным законным органом власти в этой несуществующей респуб­
лике был объявлен Исполнительный комитет (Исполком) О К Ч Н . Он в начале сен­
т я б р я 1991 г. объявил о низложении Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР,
после чего вооруженные отряды ОКЧН силой захватили здания Совмина, радио- и
телецентра. 15 сентября было объявлено о проведении выборов в новый парла­
мент. В результате 27 октября президентом Чеченской республики ( Ч Р ) стал Д. Ду­
даев. Сразу же Исполком ОКЧН объявил всеобщую мобилизацию мужчин респуб­
лики в возрасте от 15 до 55 лет и привел в полную боевую готовность свою на­
циональную гвардию. Все противники новой «независимой» Чеченской Р е с п у б л и к и
лидерами Исполкома ОКЧН объявлялись врагами народа. Постановлением Прези­
диума Исполнительного комитета ОКЧН от 9 октября 1991 г. действие законов Рос­
сийской Федерации на территории Чечни отменялось. Указом Д. Дудаева от 1 нояб­
ря 1991 г. в нарушение Конституции Р С Ф С Р провозглашался государственный
суверенитет Чеченской Республики. Все эти действия сопровождались захватом
зданий Верховного Совета республики и ее правоохранительных органов, насильст­
венной гибелью должностных лиц, выдворением российских воинских частей и овла­
дением армейскими арсеналами. В республике установилась ж е с т к а я военно-поли­
тическая диктатура. Режим Д. Дудаева стал фактически проводить в ж и з н ь крими­
нально-террористическую политику как на территории Чечни, так и за ее предела­
ми. С целью шантажа российских федеральных органов из Грозного неоднократно
звучали угрозы применения ядерного оружия, совершения актов «ядерного терро­
ризма». В 1991 г. было выпущено на свободу более 250 преступников, в том числе
около 200 особо опасных рецидивистов, которым было роздано оружие. В дальней­
шем на территории Чеченской Республики постоянно находили у б е ж и щ е уголовни­
ки, совершившие преступления в России и других странах СНГ. Вместе с этим рез­
ко возросло число беженцев из республики, которое составило 200 тыс. человек,
т. е. до 2 0 % н а с е л е н и я .
Боевые отряды, сформированные официальным Грозным, принимали активное
участие в кровавых событиях в Абхазии, Нагорном Карабахе, Ю ж н о й О с е т и и , в
районе Осетино-Ингушского конфликта. Превратив Чеченскую Республику факти­
чески в своеобразный Центр терроризма в России, режим Д. Дудаева использовал
в своих целях сотни наемников, вооруженных современным оружием, из арабских
стран, Прибалтики, Таджикистана, Азербайджана, Украины, Афганистана, Турции и
других государств.
На территории Чечни, с ведома Дудаева, в строгой секретности о с у щ е с т в л я л с я
выпуск фальшивых российских денег, которые вывозились за пределы республики
для обмена на настоящие. Громадный ущерб России, оцениваемый суммой порядка в
несколько десятков миллиардов рублей, нанесло использование эмиссарами Д. Ду­
даева фальшивых авизо. Поданным МВД, на начало 1995 г. к уголовной ответствен­
ности за операции с фальшивыми авизо было привлечено более 500 л и ц чеченской
национальности, еще 250 чеченцев находились в федеральном розыске.
Классификация локальных войн и вооруженных конфликтов 33

С согласия руководства Чеченской Республики, под лозунгом в о з в р а щ е н и я в


республику «ранее награбленного Россией», проводились нападения на железнодо­
рожный транспорт в регионе. Только за 1993 г. нападению подверглись 559 поез­
дов с полным или частичным разграблением около 4 тыс. вагонов и контейнеров
на сумму 11,5 млн. рублей. За 8 месяцев 1994 г. совершено 120 вооруженных на­
падений, в результате которых разграблено 1156 вагонов и 527 контейнеров. Убыт­
ки составили более 11 млн. рублей. В 1992—1994 гг. при грабежах железнодорож­
ных составов погибло 26 железнодорожников.
Провоцируя органы государственной власти России на применение силы, Д. Ду­
даев преследовал цель не только создать независимое чеченское государство, но и,
сплотив на антироссийской основе все республики Северного Кавказа, добиться их
последующего отделения от России и, в конечном итоге, стать лидером исламской
революции в регионе. Уже в 1992 г. Д. Дудаев, стремясь получить для своих фор­
мирований вооружение и технику, потребовал вывести войска России с территории
Чечни без оружия и военной техники в течение 24 часов. Получив отказ, он факти­
чески санкционировал разграбление Российской армии. Только с 6 по 9 ф е в р а л я
1992 г. в Грозном был разгромлен 566-й полк внутренних войск М В Д России, за­
хвачены расположения четырех воинских частей, начались нападения на военные
городки 173-го окружного учебного центра. В результате было похищено свыше 4
тыс. единиц стрелкового оружия, около 3 млн. единиц боеприпасов, 186 единиц авто­
мобильной техники и пр. За первые три месяца 1992 г. было отмечено более 60 на­
падений на военнослужащих, в результате которых 6 человек были т я ж е л о ранены,
ограблено 25 квартир офицеров, захвачено, помимо стрелкового оружия, 5 бронема­
шин пехоты, 2 бронетранспортера и другое вооружение. Захват военных городков,
складов с оружием и материальными средствами, как правило, о с у щ е с т в л я л с я по
схеме: впереди женщины и дети, за ними боевики с оружием. В дальнейшем переда­
ча вооружения и военной техники Чеченской Республике производилась по указа­
нию министра обороны Российской Федерации П. Грачева. В итоге в рядах неза­
конных воинских формирований Чечни оказалось довольного много оружия, о чем
6
свидетельствует таблица № 1 (стр. 34) :
Получив (захватив) оружие, Д. Дудаев приступил к строительству регулярной
чеченской армии. В вооруженные силы республики вошли: национальная гвардия,
погранично-таможенная служба, внутренние войска, войска специального назначе­
н и я , трудовая служба и резерв оборонных сил. Иррегулярные вооруженные форми­
рования включали отряды самообороны, создаваемые по территориальному принци­
пу в каждом населенном пункте.
В ноябре 1994 г. были сформированы полк «добровольцев-смертников», ж е н с к и й
батальон и подразделения ПВО. В это же время на чеченскую территорию прибыли
добровольцы из Дагестана, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии,
Адыгеи и других регионов.
Верховным главнокомандующим вооруженными силами Чечни я в л я л с я прези­
дент республики Д. Дудаев. 10 ноября 1991 г. под его председательством был соз­
дан Совет обороны Чечни. Согласно закону об обороне от 24 декабря, в Чеченской
Республике была введена обязательная военная служба для всех граждан мужского
пола. На срочную службу призывались юноши в возрасте от 19 до 26 лет. За пе­
риод 1991 — 1 9 9 4 гг. было проведено 6 мобилизаций военнообязанных и призывов
молодежи на действительную военную службу. По состоянию на 11 декабря 1994 г.
группировка незаконных вооруженных формирований, с учетом добровольцев и на­
емников, насчитывала около 13 тыс. человек личного состава, 40 танков, 50 Б Т Р и
Б М П , до 100 орудий полевой артиллерии и минометов, 600 противотанковых средств,
до 200 средств ПВО. Все было готово к открытой войне против России.
34 Локальные войны с участием советских и российских войск

30 н о я б р я 1994 г., в связи с продолжающимся грубым нарушением Конституции


Российской Федерации в Ч Р , отказом Д. Дудаева от разрешения кризиса мирными
средствами, резким обострением криминогенной обстановки, нарушением прав и
свобод граждан, захватом и удержанием заложников, ростом числа мирного населе­
ния, погибшего насильственной смертью, в соответствии со статьей 88 Конституции
Российской Федерации был издан Указ Президента Российской Федерации № 2137с
«О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка
на территории Чеченской Республики». Во исполнение этого указа предусматрива­
лось провести специальную операцию, которая вылилась во внутригосударственный
конфликт с огромными человеческими жертвами с обеих сторон и т я ж е л ы м и эконо­
мическими потерями. По некоторым данным, хотя и весьма условным, численность
погибших мирных ж и т е л е й в результате Чеченского конфликта ( 1 9 9 4 — 1 9 9 6 ) со­
ставила более 39 тыс. человек (включая Буденовск, Кизляр, Первомайск, собственно
Ингушетию и Д е г е с т а н ) . Что касается федеральных войск (сил), то их безвозврат­
ные потери привысили 5,5 тыс. человек, санитарные — 51 тыс. человек.
Д и н а м и к а потерь представлена в таблице 2:
Классификация локальных войн и вооруженных конфликтов 35

Чеченские боевики потеряли около 2700 человек. Материальный ущерб первой


7
Чеченской кампании оценивается специалистами от 6 до 15 млрд. долларов . Ни
одна из военно-политических (военно-стратегических) задач, поставленных перед
федеральными войсками так и не была выполнена. Последствия конфликта корен­
ным образом изменили ситуацию на Северном Кавказе и отнюдь не в пользу Рос­
сии. И з л о ж е н н ы е факты в очередной раз подтвердили истину — сугубо военными
средствами (да к тому же и бездарно применяемыми) невозможно р а з р е ш и т ь нако­
пившиеся проблемы в исламском регионе России. Д л я этого необходимы полити­
ческое чутье федерального Центра, сильные и мобильные Вооруженные Силы и вы­
сокий профессиональный уровень их руководителей.
Первый этнический конфликт в форме открытого насилия произошел на террито­
рии РФ в конце октября — начале ноября 1992 г. между представителями двух се­
верокавказских народов — осетинами и ингушами. По своим пространственно-вре­
менным параметрам, интенсивности и последствиям этот конфликт может быть от­
несен к категории крупномасштабных, а его природа может быть охарактеризована
как глубокоукоренившийся конфликт (deep-rooted conflict), к которым специалисты
относят, в частности, затяжное межэтническое противостояние. Как правило, в дан­
ном конфликте задействованы настолько глубокие чувства, ценности и потребности,
а степень взаимного отчуждения столь велика, что обычные пути и способы разреше­
ния противоречий через правовые механизмы, посредничество, переговоры или ис­
пользование вышестоящей внешней власти не дают положительных результатов.
Чаще всего в отношении подобного конфликта применяются методы социально-по­
литического или военного сдерживания, меры судебно-карательного характера, но и
они не всегда приводят к желательным последствиям и даже могут иметь противо­
положный эффект.
36 Локальные войны с участием советских и российских войск

Осетино-ингушский конфликт относится к категории событий, чрезвычайно пере­


груженных факторами эмоционально-ценностного характера, среди которых «истори­
ческие несправедливости», «принадлежность территорий», «собственная государствен­
ность», «нерушимость границ» и подобные им идеологические конструкции этнона-
ционализма, которые уже неоднократно в прошлом были причиной кровавых конф­
ликтов и даже крупномасштабных войн.
Предыстория конфликта довольно специфическая для такого рода этнического
противостояния. После провозглашения осенью 1991 г. Дудаевым независимой Че­
ченской Республики ингуши получили своеобразный карт-бланш на создание Ин­
гушской Республики на части территории бывшей Чечено-Ингушетии. При этом
чеченское руководство всячески поощряло радикальных ингушских националистов
на присоединение к Ингушетии Пригородного района Северной Осетии, который до
1957 г. входил в состав Чечено-Ингушетии, и где проживало около 40 тыс. ингушей.
Сразу же после провозглашения «Ингушской Республики в составе Российской
Федерации» (4 июня 1992 г.) начались этнические чистки в Чечне — тысячи ингу­
шей «выталкивались» в «собственную» республику. Многие из них переселялись в
более развитый Пригородный район Северной Осетии и г. Владикавказ. Одновре­
менно десятки тысяч беженцев-осетин из Южной Осетии (Грузия) также устреми­
лись в названный район и северо-осетинскую столицу. При этом ингуши подверга­
лись открытой дискриминации — их ограничивали в прописке, затрудняли доступ к
получению земельных участков, незаконно задерживали органами М В Д и т. д. На­
оборот, грузинские осетины пользовались целым рядом льгот и привилегий (они же
в последующем и сыграли наиболее жесткую роль в изгнании ингушей).
В самой Ингушетии развернулась громкая кампания в поддержку «собственных
граждан» в Северной Осетии. Широкое распространение получили лозунги о «воз­
вращении» Пригородного района и переноса столицы Ингушетии из Назрани во Вла­
дикавказ.
В целях стабилизации обстановки Верховный Совет Российской Федерации сво­
им постановлением от 12 июня 1992 г. № 2 9 9 0 - 1 утвердил предложение Северной
Осетии о введении «чрезвычайного положения» в г. Владикавказе, Алагирском, Моз­
докском, Правобережном и Пригородном районах и обязал Правительство Россий­
ской Федерации привлечь воинские контингенты, необходимые для охраны общест­
венного порядка и обеспечения иных мер, предусмотренных Законом Р С Ф С Р «О
чрезвычайном положении». Во исполнение этого постановления в республику было
переброшено 12 460 человек военнослужащих, 97 единиц бронированной и 59 единиц
колесной техники внутренних войск М В Д Р Ф .
Д л я противодействия «ингушской экспансии» во многих районах Северной Осе­
тии при явном содействии Москвы начали формироваться подразделения нацио­
нальной гвардии и народного ополчения. Российское руководство передало в их рас­
п о р я ж е н и е громадное количество оружия и военной техники, включая 11 зенитных
установок, 57 танков Т-72, 53 Б Т Р и 4 Б М П . Позиция российского руководства в
конфликте формировалась под воздействием событий в Чечне и выражалась в фор­
муле: главное — не обеспечение безопасности граждан, а обеспечение целостности и
безопасности России. Фактически, давалась официальная санкция Владикавказу на
проведение масштабных этнических чисток в республике. Москва стала на сторону
православных осетин в пику мусульманам-ингушам, относящихся, как и чеченцы, к
единому вайнахскому народу.
2 ноября 1992 г. была осуществлена массированная акция под прикрытием рос­
сийской армии против ингушских поселков, которые защищали местные ж и т е л и . В
течение нескольких дней происходили убийства, захват заложников, поджоги и раз­
грабление домов, изгнание ингушей с Пригородного района и из Владикавказа. В ре-
Классификация локальных войн и вооруженных конфликтов 37

зультате конфликта пострадало более 8 тыс. человек, в том числе 583 погибло (407
ингушей, 105 осетин, 17 военнослужащих), ранено более 650 человек. Уничтожено
либо повреждено 3 тыс. жилых домов. Материальный ущерб составил свыше 50
8
млрд. руб. (в тогдашней номинации российской валюты).
Не менее показателен в этом отношении грузино-абхазский конфликт. Этногра­
фические параллели между грузинами и абхазами восходят к давним временам, сви­
детельствуя о культурно-генетической неразделимости исторических судеб этих двух
народов. Основу их близости составляют традиционно с л о ж и в ш а я с я общность миро­
ощущения, религии, традиций, неразрывность экономических интересов и связей, одна
родная земля, наконец, кровное родство ( 4 1 % семей — результат смешанных браков),
не говоря уже о нравах, обычаях и атрибутивных характеристиках быта. Именно в
союзе с Грузией в составе СССР Абхазия сохранила этноисторическое простран­
ство, свое лицо. Ни одна из бывших советских автономий не достигла такого уровня
развития национальной экономики, социальной сферы, языка, литературы, науки, куль­
туры, подготовки кадров и т. д., как Абхазия. Она — единственная автономная рес­
публика бывшего Союза, конституция которой содержала статью о государственном
языке — абхазском. Грузины и абхазы никогда не воевали друг с другом (если не
считать отдельных клановых разборок и стычек).
И вот теперь, в канун XXI в., в эпоху небывало широкого распространения идей
гуманизма, небольшая группа абхазских лидеров, придя к власти в республике, после
долгой и тщательной подготовки сумела спровоцировать вооруженный конфликт.
Моноэтническая номенклатурная верхушка Абхазии, искусно манипулируя идеями
национал-патриотизма, выдвинула лозунг суверенизации республики и в одночасье
повернулась спиной к Грузии, с которой абхазов на протяжении более двадцати ве­
ков объединяла общая родина. Комиссия экспертов Совета Европы, исследовавшая
проблему межэтнической напряженности на территории бывшего С С С Р , в частно­
сти, отмечала, что в Абхазии «меньшинство правит большинством», находящиеся у
власти абхазы «насчитывают одну пятую всего населения». Крохотный конгломерат
националистов при помощи «неабхазских» воинских формирований взял курс на
«насильственный сепаратизм». Независимость любой ценой — это губительная цель
прежде всего для титульной нации, ведь ставится под вопрос само ее существование.
К примеру, за год в абхазском селе Отхара в братоубийственной войне погибли 120
юношей, то есть невольными жертвами агрессивного сепаратизма стали молодые лю­
ди почти из каждой семьи. Для сравнения — Великая Отечественная война унесла
9
жизни 90 жителей того же села .
Отметим при этом, что доля этнического грузинского н а с е л е н и я в Абхазии к на­
чалу 90-х годов составляла 4 7 % от общего населения республики. Б о л ь ш и н с т в о
грузин проживало в Гальском районе. В результате этнических чисток, которые
начались в сентябре 1994 г., из этого района практически все грузинское н а с е л е н и е
было изгнано. Иногда, по заявлениям грузинской стороны, абхазские с е п а р а т и с т ы
применяли метод «выжженой земли». Населенные пункты с грузинским населени­
ем «уничтожались полностью», на них были сброшены «сотни тысяч бомб». Ш е с т ь
тысяч человек было убито, десятки тысяч истерзаны, тысячи ж е н щ и н и д а ж е детей
были изнасилованы, многие города и села стерты с лица земли. Б о л е е 250 тыс. че­
ловек вынуждены были покинуть Абхазию только потому, что они грузины.
Примечательный документ: в октябре 1993 г. Правительство РФ в о з л о ж и л о на
абхазские власти всю ответственность за «этническую чистку» в отношении неаб­
хазского н а с е л е н и я . В рабочем документе Подкомиссии О О Н по предупреждению
дискриминации и защите меньшинств (документ E / C N . 4 / S u b . 2 / 1 9 9 4 / 3 6 от 6
июля 1994 г.) подавляющее большинство стран мира выразило «глубокую озабочен­
ность по поводу этнической чистки, массового изгнания н а с е л е н и я — преимуще-
38 Локальные войны с участием советских и российских войск

ственно грузинского — из мест проживания и гибелью большого числа невинных


гражданских лиц». Было указано на необходимость «тщательного анализа» национа­
10
льного фактора, как непосредсвенно в России, так и в странах СНГ .
Теоретическая неразработанность отечественной наукой проблем национализма
не позволяет должным образом оценить природу и причины межнациональных и
межгосударственных конфликтов, ставших со второй половины 80-х годов печаль­
ной повседневностью социально-политического бытия СССР, а затем и СНГ. Вплоть
до самого недавнего времени российские политики и ученые склонны были видеть
в качестве главных причин вооруженных конфликтов почти исключительно «наци­
ональный экстремизм» одной из конфликтующих сторон. Многие авторы научных
работ и журнальных статей на эту тему вольно или невольно способствовали еще
большему обострению подобных конфликтов. Поэтому проблема выработки дейст­
вительно научного, теоретически обоснованного подхода к данной проблеме потеря­
ла свое сугубо схоластическое значение и приобрела практический характер воен­
но-политической необходимости.
Межнациональные вооруженные конфликты в чистом виде, в принципе, не су­
ществуют. За какую национальную идею воюют, например, Армения и Азербайджан
или та же Абхазия? Во имя какой национальной идеи дискриминируется русско­
язычное население в большинстве бывших союзных республик СССР? Какие наци­
онально-религиозные распри лежат в основе вооруженных конфликтов в Таджи­
кистане или Чечне? Список вопросов можно было бы продолжить, но на каждый из
них невозможно дать однозначного мотивированного ответа, если исходить из одной
только «национальной идеи». В каждом конкретном случае речь идет о специфиче­
ских геополитических, экономических и иных интересах противоборствующих сто­
рон. Однако само по себе выявление одних лишь интересов не позволяет понять
всю проблему до конца. Предлагаемый подход свидетельствует — народы, веками
населявшие пространство «одной шестой части суши», оказались связанными чем-
то большим, чем «господство советской власти», а именно, особой геополитической
тектоникой, сдвиги в которой, подобно сдвигам в земной коре, приводят к катаклиз­
мам. Безусловно, каждый отдельный вооруженный конфликт на территории бывше­
го С С С Р имеет собственные непосредственные причины и логику возникновения,
но главной, универсальной причиной всех межнациональных и межгосударственных
конфликтов являются глобальные, региональные и субрегиональные геополитиче­
ские трансформации.
При классификации вооруженных конфликтов на постсоветском пространстве
некоторые ученые предлагают в качестве основного критерия использовать уро­
вень порожденного данным конфликтом насилия. При этом все конфликты д е л я т с я
на насильственные; насильственные, но управляемые; чреватые насилием; потенци­
ально насильственные и ненасильственные.
Другие исследователи сходятся на том, что поскольку одной из наиболее распро­
страненных причин возникновения межэтнических вооруженных конфликтов вы­
ступают территориальные споры, то типологию таких конфликтов в бывшем С С С Р
можно представить следующим образом: 1) конфликты из-за исторически спорных
территорий; 2) конфликты между этническим большинством и компактно прожи­
вающим этническим меньшинством; 3) конфликты, вызванные властным произво­
лом в преобразовании административных границ; 4) конфликты, с в я з а н н ы е с отсут­
ствием у народа своей национальной государственности и рассеченностью его этни­
ческой территории политическими или административными границами; 5) конфлик­
ты в результате насильственной инкорпорации земель какого-либо народа; 6) кон­
фликты в результате предшествующего изгнания народа со своей территории и
возвращения депортированных людей на свою историческую родину.
Классификация локальных войн и вооруженных конфликтов 39

Несмотря на то, что такой подход более обоснован, чем существующие, он вряд ли
может претендовать на роль всеобъемлющей классификации, прежде всего из-за от­
сутствия полноты охвата проблемы. В самом деле, ведь отнюдь не все в о о р у ж е н н ы е
конфликты в бывшем СССР имеют в своей основе территориальные р а з н о г л а с и я .
Несомненно, трудно провести универсальную классификацию таких конфликтов, удо­
влетворяющую самым разным подходам и критериям, но ее можно с у щ е с т в е н н о де­
тализировать. При этом в каждом отдельном случае уже сам выбор тех или иных
критериев может вызвать дискуссии.
Вместе с тем, абсолютное большинство отечественных и з а р у б е ж н ы х исследова­
телей признают тот факт, что ключевым «игроком» в постсоветском геополитиче­
ском пространстве остается Россия. С этой точки зрения, на наш взгляд, можно счи­
тать вполне правомерным при классификации конфликтов в к а ч е с т в е к р и т е р и я
принять степень угрозы национальным интересам России, которая (степень) к тому
же считается главным показателем в динамике стратегии национальной безопас­
ности государства. Среди ее показателей можно назвать такие, как угроза государ­
ственному суверенитету и территориальной целостности страны; конституционно­
му строю, законности, правопорядку и общественной безопасности; безопасности и
стабильности в прилегающих к границам России регионах; физической безопасно­
сти значительной части населения; свободе деятельности в Мировом океане и кос­
мическом пространстве, доступу к важным для России международным экономиче­
ским зонам и коммуникациям в соответствии с нормами международного права и
т. д . " Если взять эти критерии в качестве главных, то межгосударственные и внут­
ригосударственные вооруженные конфликты на территории бывшего С С С Р и в со­
предельных регионах можно классифицировать следующим образом:
Конфликты группы «А». Конфликты, непосредственно з а т р а г и в а ю щ и е
национальные интересы России типа «центр — периферия», внутри Российской Фе­
дерации (Чечня, Татарстан, Дагестан); этноконфессиональные и территориальные
внутри Российской Федерации (Северный Кавказ); те, в которых прямо или косвен­
но «задействована» нынешняя территория России (к примеру, претензии Эстонии и
Литвы на часть российских земель); те, в которых затрагивается гражданско-право­
вой и политико-экономический статус русских (большинство бывших р е с п у б л и к
Союза). К этой группе можно отнести и потенциальные очаги н а п р я ж е н н о с т и в от­
ношениях Москвы и субъектов Федерации (например, Тува, Коми).
Р а с ш и р я ю щ е е с я военное сотрудничество США и НАТО с приграничными с Рос­
сией государствами и проведение многочисленных военных учений и маневров с
отработкой практических действий войск и сил непосредственно у границ Р Ф , стрем­
ление некоторых стран ограничить деятельность Российской Федерации в зонах ее
жизненных интересов создают новую сферу потенциальных очагов н а п р я ж е н н о с т и ,
относящихся к этой же группе.
Конфликты г р у п п ы «Б». Конфликты, потенциально затрагивающие на­
циональные интересы России. К ним относятся конфликтные и к р и з и с н ы е ситуа­
ции в ближнем зарубежье (Таджикистан, Нагорный Карабах, Ю ж н а я О с е т и я , Абха­
зия, Приднестровье, Крым и др.).
С точки зрения интересов национальной безопасности, при р а з р е ш е н и и конф­
ликтов группы «А» российскому руководству, очевидно, следует играть более ак­
тивную роль: уметь опережать развитие событий, а не следовать логике у ж е свер­
шившихся фактов. Разумеется, в каждом отдельном случае необходимо учитывать
реалии конкретной конфликтной ситуации. Кроме того, определенным императивом
для российского правительства должно стать исключение возможности использова­
ния вооруженных сил для прямого вмешательства в конфликты на территории
страны, так как это чревато самыми непредсказуемыми последствиями и, в конеч-
40 Локальные войны с участием советских, и российских войск

ном счете, неизмеримо большими угрозами национальной безопасности государ­


ства. Если Россия попытается применить силу в зоне конфликтов для д о с т и ж е н и я
своих целей, то тем самым она будет способствовать образованию равных противо­
действующих сил, как это случилось в Чечне. В отношении конфликтов данной
группы следовало бы разработать комплекс взаимосвязанных мер активного поли­
тико-дипломатического и экономического воздействия и заручиться поддержкой этих
мер мировым сообществом. Такая позиция вызвала бы у ведущих государств мира
если и не «бурный восторг», то по крайней мере уважение. Используя подобный
подход, Россия смогла бы показать как конфликтующим сторонам, так и всему ми­
ровому сообществу, что, во-первых, ей не безразличен исход конфликта и что она
выступает за совершенно определенный вариант его разрешения, не противореча­
щий международным нормам и учитывающий интересы всех вовлеченных сторон,
и, во-вторых, что ее активная дипломатическая позиция призвана не просто произ­
вести впечатление, а, прежде всего, и всерьез гарантировать свои национальные ин­
тересы.
При разрешении конфликтов группы «Б» Россия напрямую вмешиваться в них
не должна, однако может, по просьбе какой-то из конфликтующих сторон, выполнять
миротворческую, третейскую роль. Именно эта роль выглядела бы органичной для
сегодняшней дипломатии России (что подтверждается опытом Таджикистана и При­
днестровья), поскольку прямое силовое участие в зонах конфликтов, не затрагиваю­
щих непосредственно российские интересы, как правило, вызывает н е ж е л а т е л ь н у ю
реакцию там, где эти интересы затрагиваются безусловно. Вероятно, целесообразно
было бы руководствоваться принципом иерархии политических приоритетов (или,
12
как говорят американцы, «адекватности ответов на вызовы» ), т. е. ответ России на
конфликты группы «Б» не должен превышать степень их потенциальной угрозы ее
национальным интересам.
При этом в сложившейся ситуации участие России в локальных войнах и воору­
женных конфликтах в более широком контексте может быть рассмотрено в следу­
ющих формах:
в качестве одного из непосредственных участников при открытом декларирова­
нии своего участия;
в качестве союзника одного из участников международного конфликта;
в качестве союзника одного из участников внутригосударственного военного
конфликта;
в качестве третьей стороны, осуществляющей стабилизационные мероприятия в
зоне конфликта как в форме прямой односторонней интервенции, так и в форме
классических миротворческих операций по сохранению перемирия.
Любой из этих вариантов создает самостоятельный политический контекст и
требует от российского руководства использования специфических форм полити­
ческого, экономического, военного и специального обеспечения своих действий. Опыт
ведения боевых действий в первой Чеченской кампании свидетельствует о многих
недостатках в использовании личного состава, оружия и военной техники, о слабом
дипломатическом и пропагандистском обеспечении самого факта применения Во­
оруженных Сил внутри государства. Отсюда — масса серьезных проблем.
Р а с с м а т р и в а я сущность националистических движений, следует отметить, преж­
де всего, их массовость и остроту, которые, как правило, являются следствием внут­
риполитических условий в государстве-источнике. Условия эти следующие: невоз­
можность или затруднительность ассимиляции национальных меньшинств из-за
глубинных культурных, этнополитических и этноконфессиональных различий про­
живающих в данном государстве народов; активность политической элиты нацио­
нальных движений, отстаивающей свои требования в национальном вопросе давле-
Классификация локальных войн и вооруженных конфликтов 41

нием на Ц е н т р , вплоть до угрозы применения силы; отказ или нежелание цент­


рального руководства идти на переговоры с лидерами национальных м е н ь ш и н с т в .
Как показал опыт, вооруженный конфликт между государством и националисти­
ческими движениями проходит несколько этапов: противостояние законов, исполь­
зование репрессивных мер, создание националистических вооруженных формирова­
ний, непосредственное противостояние, наконец, вооруженные столкновения.
Специфическим продолжением этнических кризисов стали конфликты антира­
систской направленности, а также конфликты, вызванные борьбой наций за обрете­
ние своей исторической родины или компактной территории для построения соб­
ственного государства. К таким нациям в настоящее время о т н о с я т с я палестинцы,
курды, турки-месхетинцы, крымские татары и др.
Ряд военно-политических кризисов и вооруженных конфликтов после 1946 г.
произошел на основе ирредентизма*. Хотя ирредентистские д в и ж е н и я были относи­
тельно малочисленными среди националистических движений, тем не менее их ло­
зунги всегда таили в себе мощный взрывной потенциал. В конце XX в. ирреден-
тизм наглядно проявляется в ряде государств Центральной Африки, в б ы в ш е й
Югославии, в отдельных регионах постсоветского пространства.
При столкновении интересов Центра и национальных меньшинств из-за распре­
деления тех или иных материальных и духовных ценностей возникают сепаратист­
ские ( р е ж е автономистские) движения. Причиной кризиса в данном случае могут
стать не только территории и природные богатства, но и виды деятельности, источ­
ники доходов, власть, престиж и социальный авторитет. Обострение такой ситуации
может привести к внутригосударственному вооруженному конфликту — к конф­
ронтации интересов государства и отдельных этнических групп.
Успех сепаратистского (автономистского) движения зависит от политической
зрелости его лидеров, социальной поддержки масс, реакции правящих кругов, от сте­
пени боеспособности вооруженных формирований, оперативно-стратегической зна­
чимости конкретного национального района, а также от международной обстановки
в целом.
Особый тип вооруженных конфликтов составляют конфликты, в ы з в а н н ы е меж­
государственными территориальными спорами. Они возникают, как правило, в тех
случаях, когда спорные территории имеют военно-стратегическое или особое эконо­
мическое значение для обоих «претендентов».
Нередко к конфликтным ситуациям приводят попытки пересмотра пограничных
межгосударственных договоров, а также отказ государств (как правило, молодых)
признать прежние административные границы, которые были определены для них в
рамках колониальных империй или некогда единых многонациональных федераций
(Иран, Ирак, Индия, бывшие Югославия и СССР, Перу, Эквадор и т. д.).
В данном контексте нельзя не отметить один важный аспект, который стал сво­
еобразной «новинкой» в теории конфликтологии последнего времени. И м е е т с я в
виду коалиционное сокращение вооруженных сил по периметру границ соседних го­
сударств. В качестве примера может послужить подписанное в мае 1997 г. соглаше­
ние между Россией, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном и Китаем «о взаимном
сокращении вооруженных сил в районе границы». Подписание этого беспрецеден­
тного для Азии документа выводит страны-участницы на абсолютно новый уровень
взаимного доверия и понимания в самой чувствительной области, связанной с обес­
печением их национальной безопасности. В столицах подписавшихся стран при
этом было отмечено, что в условиях, когда НАТО пытается осуществить экспансию
на Восток, а Япония и США всячески укрепляют и расширяют масштабы «совмест-
* Ирредентизм — как правило, националистическое движение. Суть его заключается в отделении
определенной территории от одного государства с целью последующего ее присоединения к другому.
42 Локальные войны с участием советских и российских войск

ной обороны», сам факт подписания подобного соглашения убедительно показывает,


кто на самом деле я в л я е т с я сторонником установления «мирного, стабильного и
13
справедливого мирового порядка» .
Несколько слов о гражданских войнах. Само понятие «гражданская война» труд­
но поддается определению. В целом этот вид вооруженного насилия может рас­
с м а т р и в а т ь с я как одна из форм внутригосударственного вооруженного конфликта
(войны). При этом военные действия могут носить ограниченный характер (Ирлан­
дия, Алжир, Китай). В других случаях они могут определять всю общественно-поли­
тическую ж и з н ь государства на протяжении продолжительного исторического от­
резка (Судан, Чад, Ливан, Ангола).
У истоков гражданской войны, как правило, лежат действия социально организо­
ванного класса или группировки. В ходе войны принятые ранее законодательные
акты утрачивают свою юридическую силу, по крайней мере для одной из сторон.
Зачастую, у ж е на ранних этапах гражданской войны происходит ее интернациона­
л и з а ц и я , что само по себе создает предпосылки для возникновения межгосударст­
венных вооруженных конфликтов и локальных войн.
Особое место среди регионов, подверженных возникновению вооруженных конф­
ликтов, занимает постсоветское пространство. Есть ряд специфических причин, ко­
торые способствуют возникновению насилия, межэтнических и межконфессиональ­
ных н е у р я д и ц в различных районах бывшего СССР. Одна из них — большое коли­
чество о р у ж и я в частных руках. По последним данным, у населения имеется с в ы ш е
30 млн. единиц огнестрельного оружия. На территории России и в странах СНГ от­
дельные общественные движения и политические партии создали собственные во­
и н с к и е формирования, число которых уже превысило полтысячи. Военные структу­
ры, смыкаясь с криминальными группировками, при определенных о б с т о я т е л ь с т в а х
могут спровоцировать вооруженное насилие и даже гражданскую войну. При этом
в а ж н о отметить, что население СНГ психологически находится в стадии ожидания
в с е в о з м о ж н ы х военных потрясений. По данным социологических опросов, 4 4 % рес­
пондентов считают вполне вероятной возможность столкновения между Россией и
другими государствами бывшего СССР. О т 4 1 % (Москва) д о 7 1 % (Северная Осе­
т и я ) участников одного из опросов выразили готовность включиться в борьбу в
и н т е р е с а х своей национальной группы, и это при том, что на постсоветском про­
с т р а н с т в е проживают 162 нации и народности.
Причинный ряд конфликтов в странах СНГ довольно велик: это и экономиче­
ские трудности, и неурегулированность пограничных вопросов, и проблема русско­
язычного меньшинства, и этноконфессиональные споры, и многое другое.
Р а с с м о т р е н н ы е выше причины обусловливают глубинные факторы возникнове­
ния локальных войн и вооруженных конфликтов. Но важно знать и другое — что
я в л я е т с я непосредственным поводом, ситуативной причиной возникновения той или
иной военной конфронтации.
Непосредственные причины возникновения войн и вооруженных конфликтов в
широком плане могут быть определены как специфические события, и з м е н е н и я и
действия, которые носят провоцирующий характер и воспринимаются другими госу­
дарствами как угроза их жизненно важным интересам. Они могут быть классифи­
цированы по отдельным видам. Важнейший из них — политические (вербальные)
акты, которые, как правило, включают в себя протесты, угрозы, обвинения, ультима­
тивные требования и т. д.
Ситуативной причиной конфликтов могут стать также вызывающие внешнепо­
л и т и ч е с к и е действия, часто включающие элементы подрывной деятельности, коали­
ционные мероприятия государств против общего оппонента, дипломатические санк­
ции, денонсации или нарушения договоров. К примеру, Суэцкий кризис 1956 г. раз­
Классификация локальных войн и вооруженных конфликтов 43

разился сразу же после решения Египта о национализации Суэцкого канала. Подоб­


ные действия Каира были восприняты в Лондоне и П а р и ж е как н е п о с р е д с т в е н н а я
угроза западным интересам в ближневосточном регионе. Последовали бомбарди­
ровки египетской территории, а затем и высадка англо-французского десанта.
После в т о р о й ' м и р о в о й войны конфликты зачастую инициировались внутрипо­
литическим вызовом правящему режиму. Это могли быть обвинения руководства
страны в средствах массовой информации, попытки государственного переворота,
массовые акты саботажа, терроризм, покушения на государственных д е я т е л е й , де­
монстрации, забастовки, сопротивление введению чрезвычайного (или военного) по­
ложения, нарушение конституционного строя, усиление повстанческих д в и ж е н и й и
т. д. Конфликты, вызванные подобными действиями, принимают, как уже отмечалось,
формы внутригосударственной войны.
Внутригосударственные вооруженные столкновения в Иордании в 1958 г. стали
следствием попытки государственного переворота, направленного на свержение короля
Хусейна. В поддержке мятежников были обвинены Сирия и Египет и к о с в е н н о —
СССР. По причине некоторых из вышеперечисленных вызовов р а з р а з и л и с ь конф­
ликты в Венгрии, ЧССР, Индонезии и ряде других государств.
Здесь, по всей вероятности, следует остановиться более подробно на конфликт­
ных ситуациях на территории бывшего СССР.
Прежде всего, пожалуй, следует остановиться на Нагорном Карабахе. Негатив­
ные процессы в Армении и Нагорном Карабахе начались летом 1987 г. со сбора
подписей под требованием о воссоединении исконно армянских земель и присоеди­
нении Нагорно-Карабахской автономной области к Армении. По этому вопросу в
Президиум Верховного Совета СССР поступило более 250 коллективных писем, об­
щий тезис которых сводился к тому, что Нагорный Карабах — это и с т о р и ч е с к а я
земля армянского народа и что требование проживающих там армян в ы з в а н о низ­
ким уровнем социально-экономического и культурного развития автономной обла­
сти, невниманием на протяжении многих лет местных (азербайджанских) партий­
ных, советских и хозяйственных органов к насущным нуждам армянского населе­
ния. Активную борьбу за привлечение общественного мнения к этим проблемам
вели преподаватели и студенты, представители научно-технической и творческой
интеллигенции Армении и НКАО. В их решение вовлекались коллективы многочис­
ленных общественных организаций, предприятий и учреждений. Этому процессу
была придана острота и драматичность, которые привели к н а п р я ж е н н о с т и и д а ж е
действиям, выходящим за рамки закона.
В конце я н в а р я — начале февраля 1988 г. в Нагорном Карабахе н а ч а л и с ь дли­
тельные забастовки на предприятиях. Проводились многотысячные митинги и де­
монстрации в Армении, а зтем и в Азербайджане, которые зачастую п е р е р а с т а л и в
прямые столкновения и погромы. Начиная с 28 февраля 1988 г. резко о б о с т р и л а с ь
обстановка в городах Сумгаит и Кировабад. В Сумгаите с о б р а в ш и е с я на митинг
азербайджанцы перешли к хулиганским действиям: совершались погромы в отно­
шении армянского населения, сопровождаемые массовым насилием, грабежами, под­
жогами и убийствами. В результате бесчинств в течение 2 8 — 2 9 ф е в р а л я в городе
и его окрестностях погибло 32 мирных жителя, из них 26 армян и 6 азербайджан­
цев. Ранено и травмировано — около 200 человек. Вечером 28 ф е в р а л я был введен
комендантский час. К исходу 29 февраля действиями войск З а к В О и частей внут­
ренних войск М В Д обстановку в Сумгаите удалось стабилизировать, а в Кироваба­
де силами войск — не допустить крупных столкновений и погромов. Войсками бы­
ли взяты под охрану важные государственные объекты, выполнялись задачи по под­
держанию общественного порядка, защите семей армянской и а з е р б а й д ж а н с к о й на­
циональностей в районах их совместного проживания. В ходе решения этих задач,
44 Локальные войны с участием советских и российских войск

по данным Генерального штаба ВС СССР, получили травмы и ранения 140 военнос­


лужащих.
В июне-июле 1988 г. в Степанакерте и других районах Нагорного Карабаха по­
л о ж е н и е вновь резко обострилось и ситуация начала выходить из-под контроля ме­
стных органов власти. Участились экстремистские вылазки и хулиганские дейст­
вия в отношении л и ц азербайджанской национальности, что вызвало ответную не­
гативную реакцию в Азербайджане. В обеих республиках вновь выдвигались наци­
оналистические требования: «Азербайджан — для азербайджанцев», «Армения —
для армян». Под давлением угроз и провокаций началась массовая миграция населе­
н и я . В этот период осуществлялось явное вытеснение азербайджанского н а с е л е н и я
из Армении, а армян — из Азербайждана, усилилось негативное отношение к воен­
н о с л у ж а щ и м , проходившим военную службу в войсках, дислоцировавшихся на тер­
ритории этих республик.
В Армении наряду с продолжением митинговых акций был спровоцирован пер­
вый акт столкновения с войсками. В Ереване насильственными действиями бастую­
щих была сорвана работа аэропорта Звартноц. Силами внутренних войск М В Д и ча­
стей М и н и с т е р с т в а обороны аэропорт был деблокирован. При наведении порядка в
а э р о п о р т у со стороны бастующих проявлялись провокационные действия, в резуль­
тате которых имелись пострадавшие с обеих сторон. Получили травмы различной
т я ж е с т и 81 человек из числа гражданских лиц и 45 военнослужащих (офицеров —
16, прапорщиков — 2, курсантов — 9, сержантов — 4, рядовых — 14), повреждены
2 Б Т Р и 12 автомобилей.
Во второй половине ноября в Азербайджане и Армении целый ряд городов ока­
з а л с я охваченным митингами и демонстрациями, на которых выдвигались требова­
н и я националистического и антисоветского характера. В результате этого произо­
шли групповые н а р у ш е н и я общественного порядка в Кировобаде, Нахичевани и
других н а с е л е н н ы х пунктах, повлекшие гибель людей. Так, в Кировобаде 23 н о я б р я
была совершена попытка погрома в здании горисполкома. При наведении порядка,
в результате столкновения воинских подразделений с обезумевшей толпой, при за­
щите армянских граждан погибли трое военнослужащих, получили ранения 67 чело­
век, из которых 14 были госпитализированы, в том числе 6 т я ж е л о р а н е н ы х . Хулига­
нами была с о ж ж е н а 1 Б Р Д М , повреждены 9 Б М П и 8 Б Р Д М . В Нахичевани 24 но­
я б р я демонстрантами с о ж ж е н а 1 Б Р Д М . В этот же день в поселках З а к а т а л ы и
Ш е к и группы хулиганствующих азербайджанцев поджигали армянские дома, устра­
ивали погромы. Во время наведения порядка получили ранения 7 в о е н н о с л у ж а щ и х
М В Д , в последующем один из них скончался.
В Баку 5 декабря 1988 г. толпы людей, подстрекаемые экстремистами, врывались
на территорию заводов, устраивали погромы государственных учреждений и част­
ных к в а р т и р . Возникали массовые драки, предпринимались попытки нападения воз­
бужденной толпы на воинские подразделения и отдельных военнослужащих, на рай­
онные отделения М В Д и охотничьи магазины с целью захвата о р у ж и я и боеприпа­
сов. В результате столкновений 14 военнослужащих получили телесные поврежде­
н и я . При оказании сопротивления войскам пострадало (травмировано) 30 человек
гражданского н а с е л е н и я . Только к исходу дня удалось овладеть положением в горо­
де. Ф а к т о р о м , повлиявшим на стабилизацию обстановки в республиках, н а р я д у с
д е й с т в и я м и войск послужило землетрясение в Армении, в течение которого, в ча­
стности, погибло 335 военнослужащих и членов их семей, в том числе: офицеров —
11, прапорщиков — 14, сверхсрочников — 2, сержантов и солдат — 14, ж е н щ и н во­
е н н о с л у ж а щ и х — 7, служащих СА — 7, членов семей военнослужащих — 280 (в
том числе — 145 детей).
Классификация локальных войн и вооруженных конфликтов 45

Серьезную проблему в обеих республиках вызвала миграция. Д е с я т к и тысяч бе­


женцев покинули родные места, оставили дома и имущество. Спасаясь от угрозы
физической расправы, в Азербайджан прибыло 147 747 человек беженцев из Арме­
нии, а в Армению из Азербайджана — 182 502 человека. С конца апреля — начала
мая 1989 г. начался новый виток обострения обстановки в регионе, вызванный не­
прерывными и все нарастающими акциями «карабахского движения». Лидеры этого
движения и их единомышленники перешли к тактике откровенного провоцирования
столкновений армянского населения НКАО с внутренними войсками и азербайджан­
цами. Разжигание межнациональной розни, нагнетание шовинизма и расовой нетер­
пимости довело население до массового националистического психоза. В последую­
щие годы ситуация продолжала ухудшаться и все более приобретала признаки граж­
данской войны.
Непосредственной причиной начала вооруженного конфликта стало оглашение
1 декабря 1989 г. Верховным Советом Армянской ССР и Национальным Советом
Нагорного Карабаха совместного постановления о воссоединении. Этот акт был
обусловлен принятием накануне в Азербайджане закона о суверенитете, в соответ­
ствии с которым в любой момент Нагорный Карабах мог быть лишен автономии и
выведен совместно с Азербайджаном из состава СССР. Несмотря на введение союз­
ными властями чрезвычайного положения в автономной области, вооруженные столк­
новения между участниками конфликта продолжались. После провозглашения в
сентябре 1991 г. независимой Нагорно-Карабахской Республики и окончательного
распада СССР конфликт приобрел особую ожесточенность, оказывая прямое воздей­
ствие на внутриполитические процессы как в Армении, так и в Азербайджане.
С каждым днем расширялись масштабы вооруженных столкновений, возрастало
количество человеческих жертв как среди мирного населения, так и в вооружен­
ных формированиях противоборствующих сторон. Конфликтующие вооруженные
группировки начали активные боевые действия в Аскеранском и М а р т у н и н с к о м
районах Нагорного Карабаха, на границах Гадрутского и Физулинского районов, уча­
стились обстрелы, в том числе с использованием реактивных систем залпового ог­
ня (БМ-21 «Град» и БМ-14) городов Ханкенди (Степанкерт), Агдам, Аскеран и М а р -
туни. Продолжались взаимные обстрелы населенных пунктов в приграничной между
республиками полосе. Среди местного населения в зоне конфликта возрастали пани­
ческие настроения, усиливался поток беженцев, особенно в прилегающих к Нагор­
ному Карабаху районах Азербайджана.
В целом проблема Нагорного Карабаха к тому времени зашла слишком далеко,
чтобы урегулировать ее политическими средствами. К территориальным и полити­
ческим противоречиям прибавились экономические сложности, этнографические и
религиозные факторы. Пролилось много крови, было унесено много человеческих
жизней с обеих сторон.
Здесь важно отметить одну особенность. После получения независимости как в
Армении, так и в Азербайджане, начался интенсивный процесс поиска собственной
идентичности (identity) или, иными словами, общенанациональной идеи. Ее неотъем­
лемой частью стали лозунги создания «Единой Армении» и «Единого Азербайджа­
на». При этом националистические лидеры Еревана и Баку попытались сразу же
материализовать «мощный народный порыв» за самоопределение и самоидентифи­
кацию». Армения протянула руку помощи своим соплеменникам в азербайджан­
ском Нагорном Карабахе. Бакинские официальные власти поначалу загорелись же­
ланием объединить 25 млн. иранских азербайджанцев с собственным 8-миллион­
ным населением (что привело к резкому обострению азербайджанско-иранских от­
ношений). Затем на повестку дня был поставлен вопрос о включении всех граждан
без различия по этническому признаку в понятие «азербайджанская нация». Ло­
зунги 70-летней давности «тюркизм, модернизм, ислам» и «людям свободу, нациям
46 Локальные войны с участием советских и российских войск

независимость» ставились во главу угла внутренней и внешней политики. Естест­


венно, это лишь накалило страсти в уже неспокойном Карабахе.
Примечательно, что Армения и Азербайжан, как малые развивающиеся государ­
ства, сделавшие при советской власти гигантский скачок от н е в е ж е с т в а до процве­
тания, сразу же после обретения независимости сделали резкий крен в сторону бо­
рьбы против своего недавнего наследия, в общем-то положительного и цивилиза-
ционного, хотя и коммунистического. В аналлах истории начался поиск сугубо наци­
онального «духа». Оказалось, что примеров подобного рода в силу специфического
развития двух народов не так уж и много. До вхождения в начале XIX в. в состав
Российской империи нынешние Армения и Азербайджан находились под властью
Персии. Последнее армянское государство существовало 700 лет назад, и то не на
территории современной Армении, а собственно азербайджанского национального
государства не существовало никогда. Своим рождением Армения и Азербайджан
должны быть обязаны только России. Поэтому приходилось искать аналогии, при­
бегать к народным приданиям и религиозным догматам.
В Азербайджане уже в начале 90-х годов широкое распространение получила
мысль о том, что стержень национального характера формировался под определяю­
щим влиянием средневекового тюркского военно-феодального кодекса чести. Его
основные постулаты сводятся к следующему: всё или ничего; доблесть — выше
пользы; поражение — хуже смерти; просить помощи — постыдное дело; порывы
души в любую сторону находят всяческое понимание; бережливость — это ску­
пость; осторожность — трусость. Что касается религиозного фактора, то в средст­
вах массовой информации проводилась идея о том, что заметный отпечаток на иден­
тичность азербайджанцев наложил шиизм с его лозунгом о несраведливости мира,
ставшего таковым после поражения шиитских лидеров в VII в. и ожидания мессии,
который бы возглавил победоносную войну во имя добра и справедливости (в стра­
не 9 4 % н а с е л е н и я — мусульмане: 7 0 % из них — шииты и 3 0 % — сунниты; пред­
писания ислама выполняют лишь единицы). Понятию, что подобные «атрибуты» тре­
бовали своего выхода, реального воплощения в деле, каковым и явилась а р м я н с к а я
проблема в целом и проблема Нагорного Карабаха, в частности.
Если же рассмотреть христианско-православную Армению в подобном ракурсе,
то, во-первых, в стране наблюдается определенное отчуждение народа и особенно
интеллигенции от власти, политики и идеологии, во-вторых, не принято идеализиро­
вать далекое историческое прошлое и, наконец, в третьих, главной силой, консолиди­
рующей нацию и ее патриотический дух, стало не государство, а формально внешний
для него карабахский конфликт. Здесь все едины: Азербайджан не прав — Н К Р
должна решить свою судьбу самостоятельно.
12 мая 1994 г. усилиями ряда российских и зарубежных компетентных организа­
ций удалось несколько ослабить накал вооруженного противодействия — была до­
стигнута договоренность о прекращении огня в зоне армяно-азербайджанского кон­
фликта. К середине 1997 г. наметились отдельные позитивные сдвиги в урегулиро­
вании проблемы. Однако для полного разрешения кризиса потребуются еще многие
годы.
Конфликт в Южной Осетии. Социально-политическая н а п р я ж е н н о с т ь в Юж­
ной Осетии стала проявляться со второй половины 1989 г. На почве межнациональ­
ных отношений участились случаи столкновений между грузинским и осетинским
н а с елен ием. Вооруженные группы граждан грузинской национальности путем угроз
и н а с и л и я принуждали осетин покинуть свои дома, а непослушных подвергали изби­
ениям и разграбляли их жилища. В период с 25 ноября по 18 декабря 1989 г. в
этих стычках было ранено 74 человека, в том числе из огнестрельного о р у ж и я —
22 человека. Д л я обеспечения общественного порядка было привлечено 370 сотруд­
ников милиции и 280 военнослужащих внутренних войск М В Д .
Классификация локальных войн и вооруженных конфликтов 47

20 сентября 1990 г. сессия Юго-Осетинского областного Совета народных депу­


татов приняла решение о преобразовании области в Юго-Осетинскую Советскую
демократическую республику и обратилась к СССР с просьбой принять ее в со­
став в качестве независимой республики.
Непосредственным импульсом к началу конфликта послужили проведенные в
декабре 1990 г. без санкции грузинских властей выборы депутатов в Верховный
Совет республики. В ответ сессия Верховного Совета Грузии признала выборы не­
законными и приняла решение об упразднении Юго-Осетинской автономной обла­
сти, образованной в 1922 г. После отказа юго-осетинского парламента самораспус­
титься начались вооруженные столкновения между грузинскими войсками и в спеш­
ном порядке созданными воинскими формированиями Южной О с е т и и .
Грузино-Абхазский конфликт. Напряженность обстановки в Грузии начала
проявляться во второй половине марта 1989 г., когда по инициативе Народного фронта
Абхазии стали выдвигаться предложения о предоставлении Абхазской А С С Р стату­
са союзной республики СССР. Это вызвало острую реакцю со стороны грузинского
населения, проживающего в Абхазии и во всей Грузии. Последовали митинги и мас­
совые демонстрации протеста. Наряду с основными требованиями митингующих об
упразднении советской власти в Грузии, выхода ее из состава СССР, о б ъ я в л е н и и
Грузии независимой страной и т. п., раздавались также призывы к упразднению
автономии Абхазской АССР и усилению борьбы с проявлениями соператизма и ан­
тигрузинскими настроениями среди лиц абхазской национальности.
Несмотря на предпринимаемые партийными, советскими и правоохранительными
органами меры, призывы к сдержанности и благоразумию, ситуация становилась
крайне угрожающей, чреватой непредсказуемыми последствиями. Участились слу­
чаи открытого противодействия органам власти, факты унижения достоинства воен­
нослужащих, обеспечивавших общественный порядок. Противоправные действия по
существу приняли характер конфронтации с законом и органами власти. Н е х в а т к а
политической зрелости, амбициозность и демагогия позволили организаторам бес­
порядков спровоцировать в Тбилиси драматическую ситуацию, поводом для начала
которой послужили события, связанные с требованиями выхода Абхазской А С С Р из
состава Грузинской ССР. Так, 8 апреля 1989 г. у здания Совета М и н и с т р о в Грузин­
ской ССР сосредоточилась многотысячная толпа демонстрантов. На проспекте Рус­
тавели сооружались баррикады. Командование внутренних войск М В Д , привлечен­
ных для наведения порядка, неоднократно обращалось к митингующим с просьбой
покинуть площадь. Однако безрезультатно.
В 4.00 9 апреля 1989 г. подразделения М В Д и войск З а к В О , преодолев баррика­
ды, приступили к вытеснению демонстрантов в направлении площади Р е с п у б л и к и .
Наиболее ожесточенное сопротивление воинским подразделениям было оказано у
Дома правительства. Демонстрантами применялось холодное оружие, камни, бутыл­
ки, заточенные стальные прутья, цепи, куски кабеля, доски... Со стороны военнослу­
жащих появились раненые и травмированные, что вынудило их использовать про­
тив нападавших табельные спецсредства (защитные шиты, дубинки) и малые сапер­
ные лопатки.
В результате давки, возникшей при вытеснении демонстрантов с площади, по
официальным данным грузинских властей, из числа демонстрантов погибло (задав­
лено толпой) 17 человек, из них 16 женщин, 1 человек убит при нападении на пост;
травмировано 286 человек, из них 198 госпитализировано. Среди военнослужащих и
сотрудников милиции получили ранения 172 человека, из них т я ж е л ы е (с эвакуаци­
ей в госпиталь) — 22 человека.
Со второй половины апреля обстановка в Тбилиси постепенно стабилизирова­
лась, однако в целом в Западной Грузии она оставалась крайне н а п р я ж е н н о й . Не
прекращались вооруженные столкновения между группами л и ц грузинской и абхаз-
48 Локальные войны с участием советских и российских войск

ской национальностей. Росло число жертв среди мирного н а с е л е н и я . В этих усло­


виях активизировались Народный фронт Грузии и другие неформальные организа­
ции. На митингах и собраниях население призывалось к продолжению противостоя­
н и я , выдвигались лозунги и требования наказать абхазских экстремистов, учредить
единое грузинское гражданство, ликвидировать абхазскую автономию, добиться вы­
хода Грузии из С С С Р и создания независимого грузинского государства. Практиче­
ски во всех населенных пунктах Западной Грузии полностью или частично была па­
рализована работа промышленных предприятий, городского транспорта и сферы об­
с л у ж и в а н и я н а с е л е н и я . В пригородах Очамчира и Гали неформалы приступили к
формированию вооруженных групп.
В июле наиболее взрывоопасная обстановка сложилась в Поти, где на митинге
(до 10 тыс. человек) было принято решение вооружиться и двигаться на Сухуми. С
целью захвата оружия и боеприпасов группами грузинских экстремистов была ор­
ганизована блокада военно-морского склада боеприпасов, а также совершены бан­
дитские нападения на военкоматы и отделения милиции. В результате вооруженны­
ми группами только 19 июля было похищено 1422 единицы огнестрельного о р у ж и я .
Не менее н а п р я ж е н н о й оставалась ситуация у моста через р. Галидзга в районе
Очамчира, где более 200 боевиков грузинской национальности продолжали проти­
востояние примерно равному числу вооруженных абхазцев. Одновременно до 600
восставших блокировали учебный центр зенитной артиллерии З а к В О . По данным
М В Д СССР, по состоянию на 22 июля 1989 г. в Абхазии погиб 21 человек, в том чи­
сле 14 грузин, 5 абхазцев и 2 военнослужащих внутренних войск М В Д , было захва­
чено около 9900 единиц огнестрельного оружия, 1,5 тыс. кг. взрывчатых веществ.
Д л я поддержания общественного порядка в Грузинской ССР было привлечено 5978
военнослужащих внутренних войск МВД, в том числе в Абахазской АССР — 4 3 7 3
человека. В этот период внутренние войска М В Д изъяли у населения 1651 единицу
огнестрельного оружия.
С августа 1989 г. в республике сохранялась внешне спокойная обстановка. В
Западной Грузии происшествий и столкновений на национальной основе не отмеча­
лось. Однако в последующем отношения между грузинами и абхазцами вновь обо­
стрились. Межнациональные столкновения повлекли массовую миграцию и разру­
ш е н и е социально-экономической инфраструктуры республики. В марте 1991 г. в
Абхазии был сформирован политический блок из общественных движений абхазов,
русских, греков и армян, поставивших целью недопущение посягательства на суве­
ренитет Абхазии со стороны Тбилиси.
Непосредственной причиной вооруженного конфликта между Грузией и Абхази­
ей стало решение абхазского парламента от 23 июля 1992 г. о восстановлении в
автономной республике конституции 1925 г., что фактически означало независи­
мость Абхазии. В тот же день Госсовет Грузии признал это решение недействитель­
ным. Подобный шаг официального Тбилиси был встречен крайне отрицательно в
абхазских политических кругах. Через месяц регулярные грузинские войска под
предлогом охраны железнодорожных путей вступили на территорию автономной
республики, что вызвало, как известно, отрицательную реакцию в М о с к в е . Почти
два года продолжались ожесточенные бои между воинскими формированиями обеих
сторон с многочисленными жертвами и разрушениями. В боевых д е й с т в и я х (до
1994 г.) активное участие принимал чеченский добровольческий батальон во главе
с Шамилем Басаевым. Его готовили российские инструкторы. По их рекомендаци­
ям каждые три недели в батальоне проходила плановая замена у ж е н а б р а в ш и х с я
опыта боевиков прибывшими из Чечни «новичками». Очень скоро батальон стал
ударной силой — грузины боялись его как огня. Сам же Ш. Басаев нередко в рос­
сийских сводках и донесениях характеризовался как «талантливый полевой коман­
дир». Ч е р е з два года свой «талант» он уже успешно демонстрировал против феде-
Классификация локальных войн и вооруженных конфликтов 49

ральных сил в Чечне... Российские офицеры и генералы разработали план штурма


Сухуми. С воздуха самолеты ВВС России атаковали грузинские позиции. Россий­
ская армия предоставила абхазской стороне необходимое количество о р у ж и я и во­
енной техники. П о з ж е Россия выступила в качестве миротворца. При ее посредни­
честве удалось развести конфликтующие силы, тем не менее в о з м о ж н о с т ь возоб­
новления боевых действий сохраняется и по сей день.
Особого внимания в данном контексте заслуживает таджикский внутригосу­
дарственный вооруженный конфликт. Он был обусловлен комплексом причин. Сре­
ди них: обвальный распад СССР, выявивший неготовность страны к независимому
существованию; традиционное общество, в котором огромную роль играют местни­
ческие (региональные) и клановые связи, борьба новых и старых элит за власть; иде­
ологическое измерение — попытки мобилизации населения под коммунистическими,
исламистскими и националистическими лозунгами; быстрая интернационализация
конфликта. В комплексе все эти факторы определили весьма сложную структуру и
динамику конфликта, а также трудности, связанные с его деэскалацией и урегулиро­
ванием.
Прежде всего следует остановиться на исламском факторе. Именно ислам в IX в.
стал государственной религией империи Саманидов, которая считается первым госу­
14
дарственным образованием таджикского народа . Ныне ислам в Таджикистане ис­
поведуют примерно 9 5 % верующих. 9 0 % мусульман — сунниты ханифитского маз-
хаба (направления). Остальные — исмаилиты, последователи одной из ветвей шииз­
ма. В основном это выходцы из Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО).
Всего в республике проживает около 6 млн. человек. Из них более 5 млн. — сунни­
ты, 3 5 0 — 3 6 0 тыс. — исмаилиты. Имеется небольшая община имамитов, относящаяся
к умеренному направлению шиизма. Издавна ислам в Таджикистане отличался осо­
бой терпимостью, органически впитывая в себя коранические предписания и народ­
ные (зачастую, языческие) обряды. Традиционно таджикскому народу чужд культ по­
литизации религии. Однако, несмотря на это, сложившаяся к концу 80-х годов ситу­
ация в республике сделала как раз ислам одним из важнейших компонентов граж­
данского противостояния.
Здесь надо иметь в виду следующее. В последние десятилетия существования
СССР в результате модернизации (индустриализации) таджикского общества наме­
тился ряд негативных тенденций, связанных с насильственным перемещением насе­
ления (в основном крестьян-горцев) в равнинные регионы, составляющие всего 7%
территории страны. Возникла проблема их перенаселенности и сильной загрязнен­
ности (в связи с монокультурой хлопка и нехваткой жилья в населенных пунктах).
Темпы экономического роста не успевали за ростом рождаемости (до 4 , 2 % в год).
В результате, по основным социально-экономическим показателям Таджикистан ока­
15
зался к началу 90-х годов на последнем месте по Союзу . В разгар перестройки лю­
ди стали открыто выражать свой протест. На начальном этапе это происходило, как
правило, в культовых учреждениях, количество которых сразу же после ослабления
религиозных гонений начало стремительно увеличиваться. Так, если в 1988 г. в рес­
публике было официально зарегистрировано всего 17 мечетей, то в конце 1991 г. их
уже было 130. Помимо этого действовало 2800 молитвенных домов и более 150
коранических школ. Было зарегистрировано 120 мусульманских общин, из них 50
именовались общинами «чистого ислама», в которых особенно ревностно исполня­
лись традиционные религиозные предписания. 9 5 % служителей новых мечетей вышли
16
из рядов бывшего заштатного (полулегального) духовенства .
Политическое противостояние в Таджикистане всегда имело свой региональный
аспект, вызванный исторически сложившимся делением таджикского народа на семь
региональных групп — северяне (Ленинабадская область), кулябцы (восточная часть
Хатлонской области), курган-тюбинцы (западная часть Хатлонской области), гармцы
50 Локальные войны с участием советских и российских войск

(несколько районов центрального подчинения, расположенных к востоку от Душан­


бе), гиссарцы (несколько районов центрального подчинения, расположенных к запа­
ду от Д у ш а н б е ) , душанбинцы (Душанбе и два прилегающих района) и бадахшанцы
(ГБАО). Все эти группы имели свои религиозные святыни, а их члены считались
преданными мюридами (последователями) определенного ишана (духовного настав­
н и к а ) . Они отличались языковой культурой, обычаями и нравами. В то же время все
они всегда стремились иметь своих представителей во властных органах. Однако в
советское время основные посты в республике занимали северяне. Ю ж н ы е районы
страны были представлены значительно в меньшей степени, а определенное коали­
ционное равновесие регионов поддерживалось сильной центральной властью. Хотя
период Советского Союза и стал заметной вехой в общественно-экономическом
развитии Таджикистана, тем не менее он не уничтожил основную системообразую­
щую таджикского общества — семейно-родственную или родовую группу. Не про­
изошло изменений и в сознании гражданина республики. Его ж и з н ь по-прежнему
определяется волей и решениями родовых и клановых структур, он легко управляем,
может не задумываясь выполнить любое распоряжение признанного «вождя», пред­
ставителя собственной религиозно-родовой касты.
Первые тревожные симптомы грядущей конфронтации приходятся на 1990 г. Все
началось со слухов о прибытии в Душанбе беженцев-армян, которым власти якобы
выделили квартиры за счет местных очередников. 11 февраля у здания ЦК компар­
тии собрались демонстранты, которые начали скандировать антиправительственные
лозунги. Огонь милиции по толпе холостыми патронами лишь привел к обострению
обстановки. Начались поджоги и погромы торговых точек, государственных зданий.
Вскоре город оказался фактически во власти разъяренной толпы. 14 февраля после
ввода частей Советской Армии порядок был восстановлен, но ненадолго.
После провозглашения независимости Таджикистана (9 сентября 1991 г.) в стра­
не начались бурные политические процессы. Основным детонатором нестабильно­
сти выступили Демократическая партия и ряд национально-демократических движе­
ний. П о з ж е к оппозиции примкнула Партия исламского возрождения Таджикистана
(ПИВТ), официально зарегистрированная в ноябре 1991 г. Это был первый и пока
единственный в Центральной Азии случай легализации религиозной партии фунда­
менталистского толка. Основную массу ее сторонников составили сельские ж и т е л и
юго-востока страны. К концу года, в канун президентских выборов, оппозиция созда­
ла так называемый «демократическо-исламский блок» и выдвинула единого кандида­
та (кинорежиссера Д. Худоназарова, выходца с Памира) на пост руководителя стра­
ны. Однако на выборах кандидат оппозиции проиграл. Власть сохранил коммунист,
представитель северян из ленинабадско-кулябского региона Р. Набиев. Оппозиция
заявила, что результаты выборов фальсифицированы и призвала к дальнейшей борьбе
против «коммуно-кланового засилья» в стране. Начались многосуточные несанкци­
онированные митинги, участники которых (вплоть до весны 1992 г.) собирались на
двух площадях Душанбе — Шахидон (сторонники оппозиции) и Озади (сторонники
президента).
В рядах оппозиции основную массу составляли сельские жители юга. Бородатые
люди в халатах и тюбетейках слабо разбирались в тонкостях политики и зачастую
не понимали самого слова «демократия», зато откровенно признавали, что приехали
на митинг по поручению местного религиозного авторитета. Активисты ПИВТ были
основными ораторами. Выступали они под зелеными знаменами ислама и на фоне ре­
лигиозных лозунгов. Смысл пространных речей сводился к одному — к необходимо­
сти борьбы во имя создания в стране «иеламо-демократического правительства» с
пропорциональным представительством всех региональных групп.
Примечательно, что оппозиционное движение было поддержано частью россий­
ской демократической элиты из Государственной Думы (Анатолий Собчак и др.), а
Классификация локальных войн и вооруженных конфликтов 51

также некоторыми исламистскими партиями и движениями Афганистана, Пакистана,


Саудовской Аравии и рядом других мусульманских государств. Именно последние
оказали оппозиции материальную и финансовую помощь. Что касается правитель­
ственных сил, то на их стороне выступили узбекское и российское руководство, счи­
тая, что только «старая гвардия» способна обеспечить стабильность в регионе и не
допустить распространения исламского фундаментализма в мусульманских респуб­
ликах бывшего Союза ( М Р Б С ) .
В мае 1992 г. вооруженные отряды горных таджиков попытались вооруженным
путем отобрать власть у северян. Их поддержали боевики оппозиции в Д у ш а н б е . За
короткое время исламо-демократическому альянсу удалось захватить президентский
дворец, аэропорт и железнодорожный вокзал. Нерешительность и непоследователь­
ность Р. Набиева привели к тому, что в итоге на условиях оппозиции было создано
коалиционное правительство, в котором противники режима получили треть мини­
стерских портфелей, в том числе министра обороны и министра безопасности. Но­
вые руководители взяли на вооружение националистические лозунги, начали исполь­
зовать (каждый министр в своих интересах) методы военного давления, террора и
репрессий. Произвол властей и их неспособность решить кардинальные проблемы
страны, и, в первую очередь, улучшить экономическое положение, не могли с н я т ь об­
щего н а п р я ж е н и я . К тому же резкий поворот Набиева в сторону «многорегиональ­
ного» правительства вызвал определенное недовольство как в среде таджикской ин­
теллигенции, так и в соседних странах. Ведь тем самым нарушалось привычное ста­
17
тус-кво, падал престиж Центра и самого президента .
В августе в Душанбе начались новые волнения. Оппозиция требовала очередных
уступок, больших политических и религиозных свобод. Сторонники президента на­
стаивали на решительных действиях с целью возврата к прежней системе государст­
венного устройства. Началась гражданская война. Ожесточенные бои в районе сто­
лицы продолжались вплоть до октября, когда правительственным войскам при под­
держке подразделений российской 201-й мотострелковой дивизии, которая дислоци­
ровалась в Душанбе, удалось восстановить контроль над городом. Р. Н а б и е в вновь
занял президентский дворец. Он сразу же предпринял все меры для окончательного
уничтожения оппозиции. Конфликт вступил в новую фазу, которая характеризова­
лась средневековой жестокостью и непримиримостью. Правительственные войска,
основу которых составляли северяне, развернули широкомасштабное н а с т у п л е н и е
на базы и опорные пункты оппозиции в различных регионах страны. При этом
уничтожались целые селения, проводились этнические чистки, преследованию под­
вергался каждый, кто хотя бы на словах поддерживал оппозиционные лозунги.
В ноябре 1992 г. Р. Набиев подал в отставку. Председателем нового Верховного
Совета Таджикистана был избран Эмомали Рахмонов (с ноября 1994 г. — президент
страны). К власти пришло новое правительство, которое продолжило курс прежнего.
Вплоть до конца 1993 г. в республике шли тяжелые бои, в результате которых бо­
льшая часть вооруженных отрядов оппозиции вместе с десятками тысяч мирных
граждан была вытеснена из страны на территорию соседнего Афганистана или пере­
базировалась в труднодоступные районы Припамирья. По оценкам наблюдателей, в
ходе активных боевых действий погибло от 30 до 50 тыс. человек (из них 8 0 % —
гражданское население), более 600 тыс. стали беженцами. За границей оказалось
около 12 тыс. вооруженных бойцов непримиримой оппозиции, которых сразу же
поддержали 14 тыс. афганских моджахедов-таджиков, а также несколько тысяч вы­
ходцев из Пакистана и арабских стран. Именно они привнесли в таджикское сопро­
18
тивление лозунг «священной войны» (джихада) против неверных и отступников . В
Горном Бадахшане, ряде других районов были сформированы отряды самообороны,
во главе которых встали полевые командиры исламской ориентации или лица с кри­
минальным прошлым.
52 Локальные войны с участием советских и российских войск

В начале 1994 г. наметился раскол в исламо-демократической оппозиции. Выра­


женную антиправительственную позицию заняли лишь исламисты и небольшое ко­
личество членов Демократической партии. Именно они составили костяк сопротив­
ления, создав Объединенную таджикскую оппозицию (ОТО) или временное прави­
тельство в изгнании, а также «Армию исламского возрождения Таджикистана». Ста­
вилась конкретная задача — свержение правительства Э. Рахмонова при помощи во­
енной силы. Боевые отряды начали регулярно проникать через границу с целью со­
вершения диверсионных и террористических актов, захвата заложников, оказания мо­
ральной и материальной помощи региональным элитам, которые начали очередную
борьбу за передел власти.
Дело в том, что к этому времени 8 0 % правительственных постов перешло к ку-
лябцам. Поддерживаемые Узбекистаном ленинабадцы оказались вне государствен­
ных дел. Недовольство обделенных вылилось в то, что они пошли на союз со своими
недавними противниками — горцами, где исламская идея изначально являлась осно­
вой сопротивления. Кровопролитие продолжалось до весны 1995 г., хотя до этого
уже состоялось несколько раундов межтаджикских переговоров под эгидой О О Н и
с участием России и шести стран ближнего и дальнего зарубежья. Оппозиция наста­
ивала на идее создания Госсовета (Совета национального согласия) на переходный
период, который должен быть сформирован конфликтующими сторонами на паритет­
ных началах и наделен правом законодательных инициатив. Именно он призван раз­
работать предложения по будущему государственному устройству Таджикистана. В
его подчинении должны перейти силовые структуры, средства массовой информации
и прокуратура. Остальные министерства и ведомства будут находиться в двойном
подчинении — Госсовета и правительства. Естественно, что подобное предложение
было отвергнуто официальным Душанбе. Впоследствии от него отказались основ­
ные посредники — Россия и Узбекистан, которые обратились к Э. Рахмонову с настояте­
льной просьбой начать прямой диалог с лидерами ОТО с целью прекращения огня и
окончательного урегулирования внутригосударственного конфликта путем перегово­
ров и компромиссов. Такие консультации между президентом Таджикстана и лиде­
ром оппозиции Саидом Абдулло Нури начались летом 1995 г. и закончились 27 ию­
ня 1997 г. подписанием в Москве Общего соглашения об установлении мира и на­
ционального согласия в Таджикистане. Оппозиция получила 30-процентную квоту в
правительственных органах, включая пост министра обороны. Ее вооруженные фор­
мирования реинтегрировались в силовые структуры республики на добровольной
основе после специальной аттестации и медицинского освидетельствования. Была
создана Комиссия по национальному примирению с целью подготовки предстоящих
выборов и проведения конституционной реформы. Оппозиция резко выступила про­
19
тив термина «Таджикистан — светское государство» .
Обстановка в Таджикистане пока еще остается неустойчивой. Важнейшим усло­
вием ее стабилизации, помимо военно-политических мер, является улучшение эконо­
мического положения страны. Экономический кризис, безработица создают благо­
приятную почву для развития в обществе крайне негативных тенденций, включая се­
паратизм отдельных регионов, поиски нелегальных средств к существованию (в
том числе наркобизнес). Все это способствует усложнению конфигурации конфлик­
та, когда наряду с противостоянием между правительством и оппозицией в самой
республике нарастают противоречия между властями и иными влиятельными груп­
пировками.
Имея в виду то, что различия между таджиками действительно весьма заметны —
они характеризуются слабой национальной идентичностью и выраженной религиоз­
но-клановой самобытностью, можно сказать, что конфликт 1992—1997 гг. носил ярко
выраженную этноконфессиональную окраску, хотя его первый этап ( 1 9 9 2 — 1 9 9 3 ) бо­
льше напоминал бескомпромиссную гражданскую войну с признаками трайболизма.
Классификация локальных войн и вооруженных конфликтов 53

Приметой времени стало использование противостоящей стороной оружия религи­


озной фразеологии.
Российская 201-я дивизия, российские пограничники и миротворцы именно в
Таджикистане впервые оказались причастными к событиям в воюющей мусульман­
ской республике бывшего Союза. Они вплотную столкнулись с особенностями ис­
ламского джихада («священной войны»). К сожалению, приобретенный опыт не был
в достаточной степени обобщен и изучен, что наглядно проявилось в ходе чечен­
ской войны ( 1 9 9 4 — 1 9 9 6 гг.).
Федеральные власти не спешили признать наличие внутригосударственного во­
оруженного конфликта на территории Российской Федерации. Своевременное при­
знание факта вооруженной конфронтации позволило бы еще в конце 1994 г. ввести
в конфликтной зоне соответствующий режим, вытекающий из требований междуна­
родного права. Парадоксально, но понятие «вооруженный конфликт» применительно
к событиям на Северном Кавказе с декабря 1993 г. уже употреблялось в официаль­
ных документах президента и правительства. Более того, в постановлении Государ­
ственной Думы № 515-1 ГД от 8 февраля 1995 г. «О порядке применения постанов­
ления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об
объявлении амнистии в отношении лиц, участвовавших в противоправных деяниях,
связанных с вооруженными конфликтами на Северном Кавказе», впервые в исто­
рии России дано определение понятия «вооруженный конфликт» применительно к
внутрироссийской ситуации.
В п. 2 говорится: «Под вооруженным конфликтом, указанным в п. 1 постановле­
ния об объявлении амнистии, следует понимать противоборство между: а) воору­
женными формированиями (вооруженными объединениями, дружинами, отрядами
самообороны, другими вооруженными группами), созданными и действующими в
нарушение законодательства Российской Федерации (незаконными вооруженными
формированиями), и органами внутренних дел и подразделениями внутренних войск
Министерства внутренних дел Российской Федерации; б) незаконными вооружен­
ными формированиями, созданными для достижения определенных политических це­
лей; в) лицами, не входившими в незаконные вооруженные формирования, но уча­
ствовавшими в вооруженном противостоянии в связи с территориальными при­
тязаниями на этнической или религиозной почве».
Если продолжить начатую тему, то в ряде федеральных законов (№ 75 ФЗ от
1995 г., № 146 ФЗ от 1997 г.), в которых рассматриваются вопросы гарантий, ком­
пенсаций, прав и льгот военнослужащих, выполнявших или выполняющих свой во­
инский долг «на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Р е с п у б л и к и
Таджикистан», употребляется термин «вооруженный конфликт». Это ф а к т и ч е с к и
означает, что федеральные власти законодательно признали факт участия отечест­
венных войск (сил) в боевых действиях, в частности в Нагорном Карабахе и Тад­
жикистане. Что касается Чечни, то согласно действующих законов российские во-
еннослужаюшие выполняли задачи «в условиях вооруженного конфликта немежду­
народного характера в Чеченской Республике и на непосредственно прилегающих к
ней территориях Северного Кавказа, отнесенных к зоне вооруженного к о н ф л и к т а » * .

* В частности, военнослужащие данной категории пользуются рядом дополнительных льгот. Среди


них: выплата единовременных пособий и страховых сумм, зачисление времени выполнения задач на усло­
виях — 1 месяц военной службы за 3 месяца, прием в ряд образовательных учреждений б е з вступитель­
ных экзаменов или вне конкурса, предоставление в первоочередном порядке путевок в лечебно-оздоро­
вительные учреждения (или выплата денежной компенсации в размере их стоимости), приравнивание
инвалидов к инвалидам Великой Отечественной войны, предоставление детям погибших (умерших), про­
павших без вести и инвалидов ежегодных бесплатных путевок в детские оздоровительные учреждения
(или выплата денежной компенсации в размере их стоимости). Данные льготы объявлены для руковод­
ства в Вооруженных Силах сообщением Управления делами МО РФ № 5 от 18 декабря 1998 г. (Красная
звезда. 1999. 13 февраля).
54 Локальные войны с участием советских и российских войск

Трудно уловить разницу между терминами «внутригосударственный вооруженный


конфликт» и «вооруженный конфликт немеждународного характера».
Как известно, летом 1996 г. были подписаны Хасавюртовские соглашения о пре­
кращении боевых действий в Чечне. Начались переговоры, которые з а в е р ш и л и с ь
подписанием 12 мая 1997 г. Договора о мире и принципах взаимоотношений между
Российской Федерацией и Чеченской республикой Ичкерия. Раз имеется договор о
мире, значит формально российским руководством был признан факт вооруженной
конфронтации внутри страны. Если следовать логике, то после поражения россий­
ских войск в боях за Грозный (1996) правительство страны пошло на мир с теми,
против кого велась война. Те, кто именовался сепаратистами и лидерами незакон­
ных вооруженных формирований, подлежащих разоружению либо уничтожению в
ходе «восстановления конституционного порядка», признаны законной властью и
равноправной договаривающейся стороной. Из этого некоторые эксперты делают
вывод: поражение потерпела Россия. Понятно, что подобное заключение явно отда­
ет конъюнктурой, неким пафосом обиды и реванша. Чеченские события требуют
детального обобщения, изучения и анализа, а уж потом — выводов.
В этой связи важно добавить, что договор о мире, будучи в политическом отно­
шении важнейшим историческим документом, в юридическом плане был составлен
достаточно осторожно. Ни этот договор, ни специальные двусторонние экономиче­
ские соглашения не содержали признания независимости Чечни и не нарушали
Конституцию России, что нередко делалось, особенно в начальной стадии конфлик­
та. Иными словами, прекращение первой чеченской кампании есть победа законно­
сти над беззаконием. Вполне справедлив также исторический взгляд на происходя­
щее, отраженный в тексте договора, где сказано о прекращении многовекового про­
тивостояния России и Чечни.
Правовой вакуум в зоне внутреннего вооруженного конфликта абсолютно недо­
пустим, поскольку наличие его позволяет антигосударственным силам, незаконным
вооруженным формированиям безнаказанно осуществлять противоправные действия.
Ситуативной причиной вооруженных конфликтов зачастую с т а н о в я т с я косвен­
ные насильственные действия, такие, как государственный переворот в соседней
стране, силовые действия против союзного или дружественного государства и т. д.
Межгосударственный военно-политический кризис, затем перерастающий в во­
оруженный конфликт, может быть вызван внешним ситуационным изменением, ко­
торое предполагает появление у оппонента специфического оружия или новейших
наступательных систем, изменение в балансе сил на глобальном и региональном
уровнях и т. п. Характерные примеры — Карибский кризис и О к т я б р ь с к а я война
1973 г. на Б л и ж н е м Востоке.
Наиболее распространенной непосредственной причиной вооруженных конфлик­
тов я в л я ю т с я насильственные военные действия — пограничные столкновения, на­
рушения границ ограниченными силами, вторжения в воздушное пространство, мор­
ские инциденты, бомбардировки объектов на территории другого государства...
С другой стороны, военный конфликт может быть вызван и ненасильственными
военными действиями, к которым относятся: демонстрация военной силы, проведе­
ние военных учений и маневров, мобилизация вооруженных сил, изменение в дисло­
кации армейских частей и подразделений, угрожающее передвижение войск и т. д.
Примером может послужить вооруженный конфликт между США и Китаем в рам­
ках Корейской войны, который был вызван пересечением объединенными войсками
О О Н 38-й параллели и их приближением к китайской границе.
Специфическими ситуативными причинами возникновения вооруженных конф­
ликтов могут стать захваты заложников или даже менее значительные инциденты.
К примеру, причиной вооруженного конфликта между Сальвадором и Гондурасом
стало «плохое» обращение гондурасских властей с сальвадорской футбольной ко-
Классификация локальных войн и вооруженных конфликтов 55

мандой и с сальвадорскими эмигрантами в целом. Подрыв полицейской машины в


пограничной зоне ЮАР послужил предлогом для вооруженного конфликта между
Южно-Африканской Республикой и Замбией.
В общем же динамика влияния непосредственных причин на возникновение ло­
кальных войн и вооруженных конфликтов развивалась по определенной схеме.
Конфликт не возникал, если в начальной стадии одна из сторон доводила ДО другой
свои «пожелания и просьбы», и оппонент сразу же уступал. В случае с т о л к н о в е н и я
интересов и сопротивления оппонента кризис перерастал в фазу к о н ф р о н т а ц и и .
Она могла быть кратковременной или продолжительной и х а р а к т е р и з о в а т ь с я пере­
менной напряженностью. Как правило, в рамках фазы конфронтации возникало не­
сколько пиков н а п р я ж е н н о с т и , которые потенциально могли з а в е р ш а т ь с я воору­
женным конфликтом.
Как возникновение, так и ход локальных войн и вооруженных конфликтов, вы­
страиваются в определенную систему, которой присущи не только элементы взаи­
мосвязи, но и взаимного дополнения:
Во-первых, непосредственными и косвенными участниками конфликтов являют­
ся государства, коалиции государств, правящие режимы, международные и регио­
нальные организации, оппозиционные и повстанческие движения, террористические
и экстремистские группы, партии, группировки, незаконные воинские формирования;
Во-вторых, участники локальных войн и вооруженных конфликтов в той или
иной степени связаны с другими государствами, с их официальными или неофици­
альными структурами, имеющими определенные цели, интересы и установки в отно­
шении данной конфронтации. Поэтому даже внутригосударственный вооруженный
конфликт следует рассматривать как международное событие, способное при опре­
деленных условиях перерасти в локальную войну международного масштаба или в
крупномасштабную региональную войну;
В-третьих, в вооруженном конфликте или локальной войне противоборствую­
щие стороны формируют и реализуют лишь собственную стратегию, и с п о л ь з у я при
возможности и необходимости рекомендации и опыт союзников;
В-четвертых, историко-теоретический анализ локальных войн и в о о р у ж е н н ы х
конфликтов показывает, что в основе их возникновения л е ж а т как долговременные,
так и ситуативные причины. Сущность причинности находится в надсистемных и
внутрисистемных противоречиях. От их динамики во многом з а в и с и т сам характер
возникновения конфликтов, способы их урегулирования и предотвращения;
В-пятых, к локальным войнам и вооруженным конфликтам необходимо подхо­
дить как к явлениям многогранным, затрагивающим не только человеческие судьбы,
но и создающим потенциальную угрозу всеобщей безопасности п л а н е т ы .
Поэтому получение и применение знаний о сущности происхождения войн, спо­
собах и методах их ведения и предотвращения — это один из путей у л у ч ш е н и я
жизни человечества да и сохранения земной цивилизации как таковой.
Авторы исходят из того, что период после окончания холодной войны сущест­
венно отличается от других периодов после второй мировой войны ( и м е ю т с я в
виду исторические рубежи прекращения длительного военного или вооруженного
противостояния великих держав). Во-первых, он характеризуется крайней неопреде­
ленностью. Во-вторых, процессы расцвета и последующего распада великих д е р ж а в ,
а т а к ж е общецивилизационные технологические, экономические и культурные изме­
нения в мире резко ускорились. В-третьих, в обозримом будущем к о н ф л и к т ы бу­
дут иметь совершенно иную причинную основу по сравнению с периодом холодной
войны.
Тот факт, что США остались единственной сверхдержавой в мире, не означает,
что мир стал однозначно однополюсным. В настоящее время существует целый ряд
56 Локальные войны с участием советских и российских войск

политических, военных и экономических задач, которые США не в состоянии решить


самостоятельно. Вместе с тем, мир не стал и многополярным, поскольку все великие
державы, кроме Соединенных Штатов, испытывают недостаток в одном или несколь­
ких компонентах для образования самостоятельного центра силы. В действительно­
сти структура власти в мире приняла достаточно сложную конфигурацию. С точки
з р е н и я военной мощи мир в лице США стал относительно однополярным. С С С Р /
Р о с с и я , как недавняя сверхдержава, к концу 1998 г. (в результате военной «рефор­
мы») понесла «потери», сопоставимые с потерями на фронтах второй мировой: 17 об­
щевойсковых и танковых армий, 2 армии РВСН, 5 воздушных армий, 3 армии ПВО;
возможности стратегических ядерных сил уменьшились в 2,5 раза по сравнению с
США. Вряд ли после подобных сокращений Вооруженные Силы России смогут про­
20
водить операции стратегического масштаба . Структура экономической власти с опре­
деленной долей условности может быть определена как трехполярная: США, Европа
и Япония в совокупности производят около двух третей мирового валового продук­
та. К началу XXI в. к этим странам может присоединиться и Китай. В целом на
уровне межгосударственных отношений происходит дальнейшее ослабление роли
государства как такового с одновременной концентрацией власти у транснациональ­
ных корпораций, международных финансовых институтов и криминальных групп.
В н а с т о я щ е е время наиболее опасный вид вооруженного конфликта — непосред­
ственное столкновение между двумя или более основными властными центрами в
мире (США, Россией, Китаем, Японией и Европой в целом) с целью фундаментально­
го и з м е н е н и я структуры межгосударственных отношений — маловероятен. Вели­
кие д е р ж а в ы в своем поведении уже не исходят из мотивов, которые могли приве­
сти к территориальной агрессии, поскольку путь к международному престижу, влас­
ти и экономическому успеху в настоящее время пролегает; не через территориаль­
ные завоевания, а через высокотехнологичное производство и человеческий капитал.
Постепенно ослабляется значение таких потенциальных источников локальных
войн и вооруженных конфликтов, как борьба ведущих стран мира за у с т а н о в л е н и е
выгодного баланса интересов и сил в различных регионах мира. Ядерное оружие
по-прежнему остается чрезвычайно эффективным фактором сдерживания, а посто­
янное совершенствование систем разведки, прежде всего спутниковой, п о з в о л я е т
своевременно выявить реальные военные возможности оппонентов. Эти факторы
во многом объясняют, почему, несмотря на 50-летний период интенсивного соперни­
чества, не произошло крупномасштабных и прямых столкновений между советски­
ми и американскими войсками. При этом последовавший после распада Советского
Союза период реструктуризации глобальных международных отношений т а к ж е про­
шел без особого риска крупномасштабной войны, в отличие от предшествовавшей
истории распада мировых империй и великих держав.
Эти положения были подтверждены Межведомственной рабочей группой при Ге­
неральном штабе по выработке новой Военной доктрины Российской Федерации.
Эксперты на основе анализа развития военно-политической и военно-стратегиче­
ской обстановки сделали вывод, что в современных условиях крупномасштабная во­
енная агрессия против России в традиционных формах — при поддержании на не­
обходимом и достаточном уровне российского потенциала ядерного сдерживания —
21
в б л и ж а й ш и е годы маловероятна» .
Отсутствие вероятности вооруженного столкновения между великими державами
не означает, что между ними не может быть периодических обострений противоре­
чий и д а ж е роста напряженности. Различные подходы к путям и способам урегули­
рования конфликтов уже не один раз продемонстрировали это. Другой вероятной
сферой н а п р я ж е н н о с т и в их отношениях может стать попытка перераспределения
ответственности за поддержание международной системы безопасности и нового
мирового порядка.
Классификация локальных войн и вооруженных конфликтов 57

Из нынешних великих держав наибольшее опасение вызывает н е я с н о с т ь даль­


нейшего внутри- и внешнеполитического развития России и Китая с последующим
его непосредственным влиянием на состояние региональной безопасности.
Со значительно большей вероятностью вооруженные конфликты могут возни­
кать в результате попыток региональных держав овладеть ядерным оружием или
установить гегемонию в соответствующем регионе. Это в первую очередь к а с а е т с я
Индии и Пакистана, которые летом 1998 г. официально провели ядерные испыта­
н и я . По некоторым сведениям, компонентами для производства о р у ж и я массового
поражения обладают Северная Корея, Иран, Ирак, Ливия, Алжир, ЮАР, Бразилия, Из­
раиль и ряд других стран.
В целом, наиболее распространенные войны и вооруженные конфликты в после­
дующие годы вероятно будут носить субрегиональный, локальный или местный ха­
рактер. При этом значительная их часть будет обусловливаться прежде всего не­
способностью правительств эффективно управлять государством (феномен так на­
зываемого «несостоятельного» государства), а также неконкурентноспособностью
отдельных государств и групп стран в современном мире. Исходя из подобного
утверждения, в обозримой перспективе, по нашему мнению, наиболее реальной для
России явится опасность возникновения именно локальных войн и вооруженных
конфликтов. Не исключено развязывание одновременно или последовательно на
границах Российской Федерации и ее союзников нескольких локальных войн и во­
оруженных конфликтов, которые при определенных условиях могут перерасти в
крупномасштабную региональную войну. При этом нельзя исключать того вариан­
та, что внутренние вооруженные конфликты могут быть использованы для военного
вмешательства со стороны других государств или их коалиций во в н у т р е н н и е дела
России. j
О дальнейшей перспективе развития Межгосударственных отношений в XXI в.
пока говорить трудно. Однако уже сейчас можно предположить, что у с и л и в а ю щ а я с я
в глобальном масштабе поляризация богатства и нищеты, продолжающееся обездо-
ливание некоторых стран и даже континентов произведут настолько сильное соци­
альное расслоение в глобальном масштабе, что в конечном итоге оно м о ж е т вы­
звать различные формы межцивилизационной и межклассовой борьбы, которая бу­
дет носить еще более ожесточенный характер, чем предсказывали основоположни­
ки марксизма-ленинизма.
В подобных условиях получение как можно более полных и адекватных знаний о
сущности, особенностях происхождения войн и методах их ведения, умелое исполь­
зование этих знаний по своевременному распознанию и предотвращению войны,
прежде всего на этапе деэскалации кризисной ситуации, — приоритетный путь в
поддержании глобальной и региональной стабильности.
Важно отметить еще один момент. Многие локальные войны и в о о р у ж е н н ы е
конфликты последних 50 лет в той или иной степени были с в я з а н ы с существова­
нием двух противоположных общественно-политических систем, двух антагонисти­
ческих военных блоков — НАТО и Варшавского Договора. Последний, как известно,
канул в лету. НАТО расширяется на Восток, принимая в свои ряды недавних союз­
ников С С С Р (в марте 1999 г. Венгрия, Польша и Чехия были приняты в Н А Т О ) .
Продолжается острая полемика — что это даст России, не о к а ж е т с я ли она на за­
дворках мировой цивилизации, испытывая постоянную угрозу от своих б л и ж н и х и
дальних соседей?
Сделаем лишь небольшой исторический экскурс. В течение двух л е т ( 1 9 9 6 —
1997) между Россией и Североатлантическим альянсом велись переговоры, в ходе
которых начали формироваться совместные подходы к различным проблемам пре­
дотвращения войн и вооруженных конфликтов. Нельзя в этой с в я з и обойти внима­
нием Основополагающий Акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасно-
58 Локальные войны с участием советских и российских войск

сти между Российской Федерацией и Организацией Североатлантического договора,


который был подписан на высоком политическом уровне в конце мая 1997 г. Сто­
роны о б я з а л и с ь строить прочный и всеобъемлющий мир на принципах демократии
и безопасности, основываясь при этом на высоких гуманистических идеалах сотруд­
ничества и у в а ж е н и я интересов и национальных чаяний друг друга. Россия и Н А Т О
декларировали, что отныне они не противники. Наоборот, они я в л я ю т с я гарантами
преодоления «остатков прежней конфронтации и соперничества и укрепления вза­
имного доверия и сотрудничества». Стороны заявили, что отныне будут делать все
для предотвращения конфликтов, включая «превентивную дипломатию», проводить
совместные операции с целью восстановления мира в любой точке земного шара,
всемерно укреплять «региональную безопасность». Они торжественно подтвердили,
что не имеют намерений, планов или причин для «развертывания ядерного оружия»
на территории новых членов НАТО. Одним словом, соглашение с НАТО предписыва­
ло «идеальные» формы установления бесконфликтного мира в предстоящем тысяче­
летии.
Однако факты и события последних лет уходящего века отнюдь не н а с т р а и в а ю т
на оптимистический лад. Один за другим возникают конфликты, по своему характеру
«нетипичные», но по содержанию жестокие и бессмысленные. Оказалось, что в под­
писанном Акте не учтены многие факторы современной конфронтации, особенно на
постсоциалистическом пространстве; весь текст документа выдержан в старом про­
токольном стиле. Документ подготовлен без соответствующего научного обоснова­
н и я , — ив этом бич внешней политики Российской Федерации. Положения о внут­
ригосударственных конфликтах и методах их урегулирования, об этноконфессиональ-
ных спорах внутри одного государства, о сугубо «местных» национальных проблемах
и т. д. вообще выпали из него. А ведь с ними связаны многочисленные аспекты без­
опасности, мира и стабильности на огромных просторах Евразийского континента.
Эта проблема есть и будет актуальной по крайней мере до конца первой половины
XXI в. Это наглядно подтверждают события в бывшей Югославии (особенно в Косо­
во) и на Северном Кавказе.
К тому же именно в Косово американцы разыграли собственный сценарий, фак­
тически поставив мировое сообщество перед лицом новой «Рах A m e r i c a n a * . Иными
словами, Вашингтон не преминул воспользоваться этноконфессиональным факто­
ром, который так искусно удалось обойти во время подписания Основополагающего
Акта. При этом во главу угла была поставлена исламская вера с полутора миллиар­
21
дами ее последователей *.
Здесь уместно сделать одно отступление. М о ж н о ли было предвидеть ( с к а ж е м
за год) исламскую революцию в светском и процветающем Иране, а затем — кро­
вопролитную ирано-иракскую войну, поглотившую за восемь лет 600 млрд. долла­
ров и сотни тысяч человеческих ж и з н е й . Никакие аналитики и эксперты, да и все­
сильные спецслужбы не могли предсказать ввод советских войск в Афганистан и
иракских — в Кувейт, распад СССР, успех исламистов в почти «европейском» Ал­
ж и р е , приход к власти талибов, жестокий этнический конфликт в Боснии и Герцего­
вине, наконец, варварские налеты натовской авиации на Белград... Примеров подоб­
ных великое множество. Страны и регионы (вполне благополучные) м е н я л и с ь в
своем облике на 180 градусов, принося жителям планеты н е п р и я т н ы е сюрпризы,
с в я з а н н ы е с человеческой кровью и общей нестабильностью.
Итак, можно ли быть уверенным, что через год-полтора не р а з р а з и т с я очередная
трагедия в какой-либо точке огромного мусульманского пространства — от Марок­
ко до Индонезии, в той самой «дуге нестабильности», которая в последние годы
преподносит миру все новые и новые сюрпризы? Пожалуй, нет. Потому что это не
выгодно сильной Америке. Не выгодно по различным причинам.
Классификация локальных войн и вооруженных конфликтов 59

Попробуем разобраться. Традиционно (вплоть до распада СССР) огромный пласт


арабо-мусульманского мира был в орбите московского Кремля, но отнюдь не вашинг­
тонского Белого дома. Советский Союз был щедр и давал этому миру всё (зачастую
безвозмездно) для активной борьбы против империализма и сионизма. Параллель­
но Москва тратила львиную долю бюджета на военные нужды, воевала в Афганиста­
не, на Африканском континенте и Ближнем Востоке и даже в Никарагуа. Тем вре­
менем Америка оправлялась от вьетнамского синдрома, целенаправленно повышала
благосостояние собственного народа, создавала качественно новые вооруженные силы
и ждала, когда С С С Р выдохнется. При этом активно велась пропагандистская (хо­
лодная) война, в ходе которой Вашингтон планомерно разрушал социалистическую
систему. В то же время он всемерно помогал Югославии, так как ее президент Ио­
сиф Тито не ладил с Москвой, а для консервации острых этноконфессиональных
противоречий в стране нужны были деньги, и немалые. Не секрет, что в эпоху со­
циализма югославы жили на порядок лучше, чем граждане других стран коммуни­
стического лагеря, не говоря уже о гражданах великого Советского Союза.
СССР развалили как карточный домик. Д а ж е Киссенджер с Б ж е з и н с к и м попали
впросак, — они много писали о крахе коммунизма, но где-то в XXI в. Несколько лет
понадобилось Вашингтону, чтобы выработать новую стратегию для нового миропо­
рядка. На фоне хаоса в России и частичного развала ее оборонного потенциала
Америка избрала по-своему единственно верный путь — вступить в грядущее тыся­
челетие безоговорочным мировым арбитром, править всем и вся. Д л я амбиций мо­
лодого Клинтона (на фоне менталитета американского обывателя и миллиардных
«излишек» в бюджете) — это закономерный жест человека навстречу собственно­
му триумфу (триумфу Америки) и перспективам очередного президенства в новом
веке.
Уже к середине 90-х годов для осуществления «американской миссии» стал ак­
тивно использоваться исламский фактор (в российском руководстве, точнее в Со­
вете Безопасности, тогда занимались этой проблемой «инженерные кадры», люди, ко­
торые с трудом отличали христианство от мусульманства). Постепенно, что особо
отметим, американцы убрали всю свою «ненависть» к исламу (как «религии наси­
лия и экстремизма») из основополагающих документов по национальной безопас­
ности. К примеру, в последней «Стратегия национальной безопасности США для но­
вого столетия» (октябрь 1998 г.) просматривается чуть ли не идеальный подход к
мусульманской вере и ее последователям, которым Вашингтон гарантирует полное
покровительство в борьбе с внешним врагом и, в «особых» случаях, с собственны­
ми правителями-тиранами.
Результат налицо. Только-только спала напряженность в арабо-израильском про­
тивоборстве, вспыхнула война между Ираком и Кувейтом. После ее п р е к р а щ е н и я
взорвалась Босния и Герцеговина. Затем последовали Таджикистан, Афганистан,
Чечня. После Хасавюртовских соглашений началась планомерная раскрутка Косо­
во. Возникающие паузы между войной и миром в мусульманских анклавах запол­
нялись воздушными ударами по Саддаму Хусейну. Практически везде — от Индоне­
зии до Кипра — американцы все делали и делают так, что в глазах мирового сооб­
щества (в том числе и в большинстве исламских столиц) они выглядят далеко не
в худшем свете — им аплодируют, их принимают и приветствуют, им дарят цветы.
Сегодня в Европе, а особенно в мусульманских столицах, часто спрашивают:
почему России можно, а США нельзя. При этом ссылаются на то, что первая давила
«исламскую демократию» в Таджикистане и исламских «патриотов» в Чечне, вто­
рые же, наоборот, защищали (и защищают) исламскую справедливость и стоит на
страже мусульманских меньшинств в России и бывшей Югославии!
При этом нельзя не отметить, что последние годы уходящего столетия характе­
ризуются возросшей динамикой изменения как геополитической ситуации в мире,
60 Локальные войны с участием советских и российских войск

так и структуры самих международных отношений. Это уже привело к появлению


новых факторов, оказывающих серьезное влияние на развитие военно-политической
и военно-стратегической обстановки в мире. К таковым, по мнению авторов, следу­
ет отнести: формирование противоречия между стремлением США к однополюсно­
му миру и фактическим развитием полицентризма в мировой политике; рост агрес­
сивного национализма и религиозного экстремизма; стремление ряда третьих стран
использовать складывающуюся ситуацию в своих интересах, чему в немалой степе­
ни способствует объявление ими постсоветского пространства зоной ж и з н е н н о важ­
ных интересов; скрытая и явная политика противодействия интеграционным про­
цессам в рамках СНГ со стороны ряда государств, попытки вмешательства во внут­
ренние дела России; более отчетливое проявление сепаратизма на этноконфессио-
нальной основе в некоторых субъектах Российской Федерации; активное противо­
действие деятельности РФ на рынке современных технологий, в космическом про­
странстве, на важнейших мировых коммуникациях и ряд других. Именно эти факто­
ры увеличивают вероятность возникновения локальных войн и вооруженных конф­
ликтов как на границах Российской Федерации и ее союзников, так и на собствен­
ной территории.
Авторы настоящей монографии не претендуют на «прозорливость», но не счита­
ют, что смотрят на мир сквозь черные очки — они анализируют события и истори­
ческие факты, рассуждая о том, что важно для Российской Федерации, ее Вооружен­
ных Сил. Основываясь на анализе отечественного опыта участия в локальных вой­
нах и вооруженных конфликтах, они хотели бы придерживаться следующей концеп­
ции: в подобных войнах и конфликтах участвовали многие советские (российские)
граждане — генералы, офицеры, солдаты и сержанты, служащие СА и В М Ф , — ко­
торые сделали «все возможное» для выполнения своего «интернационального дол­
га». Некоторые из них погибли. Родственники не знают — за что? где? и каким об­
разом? М о ж е т быть, данная работа в какой-то мере прояснит общий фон «нашего»
участия в локальных войнах и вооруженных конфликтах, может быть, основываясь
на ее материалах, ответственные руководители и работники МО и ГШ откроют те
архивные фонды, в которых значатся фамилии наших отечественных героев, павших
в послевоенный период в войнах и конфликтах (от Китая до Чечни). Это память не
только о героях, но и национальное достояние России, и сохранение его — долг
каждого гражданина, будь-то русский, украинец, белорус, казах, туркмен, адыгеец, ин­
гуш, чеченец...
В этой связи нельзя не отметить работу Комиссии при Президенте РФ по воен­
нопленным, интернированным и пропавшим без вести, созданной 21 октября 1993 г.
Ее главная задача — розыск участников войн и вооруженных конфликтов, поиск
без вести пропавших воинов, создание должного живым и мертвым. В частности,
при активном участии Комиссии в периодической печати были опубликованы списки
военнослужащих, пропавших без вести во время первого чеченского конфликта. Со­
трудниками Института военной истории МО РФ подготовлена и издана Поименная
книга памяти, в которую вошли имена и краткие биографии погибших советских
граждан, принимавших участие в боевых действиях за пределами С С С Р после вто­
22
рой мировой войны .
ГЛАВА ВТОРАЯ

ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ И ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКОЕ С О Д Е Р Ж А Н И Е
Л О К А Л Ь Н Ы Х ВОЙН И В О О Р У Ж Е Н Н Ы Х К О Н Ф Л И К Т О В

Военно-политическое содержание любой локальной войны и вооруженного конф­


ликта включает в себя следующие типовые компоненты: военно-политические и
оперативно-стратегические цели; масштабы войны (конфликта) и способы ее (его)
развязывания; используемые силы и средства; формы и способы вооруженной борь­
бы; продолжительность и интенсивность военных действий; методы политического
урегулирования; итоги и результаты военной конфронтации. Некоторые отечествен­
ные исследователи считают, что главным, определяющим в локальных войнах и воо­
руженных конфликтах является их социальный характер, в содержательную часть
которого они включают почти те же элементы: масштабы конфликта, специфику
23
применения в нем способов, форм и средств борьбы, возможные последствия . С
этим можно согласиться. Однако, по мнению авторского коллектива, вычленение ти­
повых компонентов при рассмотрении военно-политического и оперативно-страте­
гического содержания любой военной конфронтации можно отнести к методологии
более объективной, научно обоснованной и более современной.
Анализ отечественной и зарубежной литературы и источников п о з в о л я е т сде­
лать вывод о том, что после окончания второй мировой войны С С С Р принимал уча­
стие во многих локальных войнах и вооруженных конфликтах, как на собственной
территории, так и за ее пределами. С 1992 г., несмотря на значительное с н и ж е н и е
уровня международной напряженности, российские войска участвовали (и участву­
ют) в восьми различных вооруженных конфликтах и операциях по поддержанию
мира как на территории Российской Федерации, так и в странах ближнего и дальне­
го зарубежья (см. Приложения 1, 2).
Учитывая большой исторический опыт участия отечественных вооруженных сил
в локальных войнах и вооруженных конфликтах, представляется возможным рас­
смотреть некоторые аспекты их военно-политического и оперативно-стратегическо­
го содержания. При этом оговоримся, что война в Афганистане, а т а к ж е деятель­
ность федеральных войск в Чечне в связи с их спецификой будут рассмотрены в
последующих главах. К тому же военно-политическому содержанию войны в Афга­
нистане уже посвящено достаточное количество книг и монографий*. Что к а с а е т с я

* Афганистан: итоги бесконечной войны. Под ред. А. Малашенко. М., 1999; Востоковедный сборник.
Вып. 1. Симферополь, 1997; Гареев М. А. Моя последняя война. М., 1996; Громов Б. Ограниченный
контенгент. М., 1995; Демин А. Боевые действия ОКСВ против бандформирований на территории ДРА.
М., 1985; Зарубежная историография 80-х годов о войне в Афганистане. М., 1990; Книга Памяти военно­
служащих органов и войск КГБ СССР, погибших в Афганистане в 1 9 7 9 — 1 9 8 9 гг. М., 1993; Кудрявцев А.
62 Локальные войны с участием советских и российских войск

чеченских событий, то их фундаментальное обобщение требует особого подхода и


времени, что частично выходит за рамки настоящего исследования.
С о в е т с к о е / р о с с и й с к о е военное присутствие за рубежом осуществлялось в раз­
личных формах. Среди них: размещение в мирное время воинских контингентов в
к а ч е с т в е сдерживающей силы; обеспечение вооруженной охраны правительств за­
рубежных государств, ориентированных в своей внутренней и внешней политике на
С С С Р ; помощь иностранным армиям и флотам военными советниками, специали­
стами, оружием и военной техникой; прямое участие в боевых д е й с т в и я х штатными
соединениями, частями и подразделениями Вооруженных Сил. Широкое разнообра­
зие подобных форм, их частое «переплетение» дали основание авторам ввести в на­
учный оборот термин « с о в е т с к и й ( р о с с и й с к и й ) в о е н н ы й к о м п о -
н е н т», который, по их мнению, в наиболее обобщенном виде о т р а ж а е т отечест­
венное военное присутствие в локальных войнах и вооруженных конфликтах со­
временности.
При исследовании проблемы авторы столкнулись с определенным парадоксом:
все как бы и з в е с т н о — но ничего не известно! Оказалось, что в современной воен­
но-исторической литературе напрочь отсутствует конкретный эмпирический мате­
риал об отечественном военном присутствии за рубежом. Именно тот материал, ко­
торый так необходим исследователю для всестороннего анализа проблемы с уче­
том ее оперативно-стратегического и оперативно-тактического содержания в раз­
резе временных, географических и пространственных координат, а т а к ж е роли лич­
ности в той или иной кризисной ситуации.
В контексте и з л о ж е н и я последующего материала необходимо сделать одну ого­
ворку. П р и с у т с т в и е военного компонента того или иного государства за пределами
собственных границ — это неотъемлемый атрибут вооруженного н а с и л и я второй
половины XX в. В 123 странах (на 1995 г.) по линии МО С С С Р / Р Ф побывали н а ш и
соотечественники. Не единожды (в более, чем 40 случаях) они попадали в крова­
вые ж е р н о в а местных страстей. Авторы же рассматривают лишь отдельные (типич­
ные) примеры нашего «классического» военного присутствия за рубежом (по поли­
тико-географическому принципу), опираясь при этом на имеющиеся официальные
документы, в которых у ж е законодательно закреплен статус «воина-ветерана».

На Д а л ь н е м В о с т о к е и в Ю г о - В о с т о ч н о й А з и и

Первый классический опыт участия в боевых действиях за рубежом после вто­


рой мировой войны советские войска приобрели в ф е в р а л е — о к т я б р е 1950 г. на
территории Китайской Народной Республики, участвуя в отражении н а л е т о в го-
миньдановской авиации на китайские города.
14 ф е в р а л я 1950 г. в Москве был подписан договор между С С С Р и К Н Р , в
соответствии с которым Советский Союз брал на себя обязательство «оказывать
помощь Китаю» всеми имеющимися у него средствами, включая военные. При этом
был учтен опыт военного сотрудничества между двумя странами, накопленный нака­
нуне и в ходе второй мировой войны. В тот же день постановлением Совета Мини-
Особенности боевых действий войск в Афганистане. Уч. пособие. М., 1996; Ляховский А. А. Трагедия и
доблесть Афгана. М., 1995; Никитинко Е. Г., Киселев Н. В. Аналитическая оценка стахастических взаимо­
связей и зависимостей в Афганской войне. М., 1995; Опыт ведения боевых действий соединений и частей
на территории РА с 1980 по 1987 гг. М., 1988; Опыт организации и ведения боевых действий на террито­
рии Республики Афганистан. Уч. пособие. Ташкент, 1988; Опыт применения ОКСВ для оказания помощи
афганскому народу. М., 1990; Опыт применения советских войск в Республике Афганистан. Сборник
материалов научно-практической конференции. М., 1990; Пиков Н. И., Никитенко Е. Г. и др. Война в
Афганистане. М., 1991; Селихов К. М. Необъявленная война: записки афганского разведчика. М., 1986;
Текущий архив аппарата главного военного советника в Республике Афганистан. Д.54, 40-я армия и др.
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 63

стров .СССР № 582-227сс для организации ПВО г. Шанхая была создана Группа со­
24
ветских войск противовоздушной обороны .
Решение создать в Шанхае советскую группировку войск П В О предваряли со­
ветско-китайские переговоры в Москве в декабре 1949 г. и начале февраля 1950 г.
В ходе них М а о Цзэдун и Чжоу Эньлай поставили перед И. Сталиным и Н. Булгани-
ным вопрос о создании с помощью Советского Союза национальных ВВС и В М С для
захвата Тайваня (Формозы), где укрылись остатки войск Чан Кайши. Китайские ли­
деры попытались получить санкцию Москвы на проведение секретной диверсион­
ной акции в отношении Тайваня с использованием «своих» добровольцев, а т а к ж е
волонтеров из «числа военнослужащих стран народной демократии». Однако И. Сталин
с этим не согласился. Он лишь дал согласие обучить «кадры китайского морского
флота» в Порт-Артуре с последующей передачей части советских кораблей Китаю;
подготовить план десантной операции на Тайвань в советском Генеральном штабе и
направить в К Н Р группировку войск ПВО и необходимое количество советских
25
военных советников и специалистов .
В Китае в 1 9 5 0 — 1 9 5 3 гг. побывало 3642 советника и специалиста СА и В М Ф . А
всего до 1966 г. — 6695 чел. (в том числе 68 генералов, 6033 офицера, 208 человек
срочной службы и 386 рабочих и служащих). За этот период 1514 к и т а й с к и х воен­
нослужащих прошли подготовку в военных учебных заведениях Советского Союза
(в том числе для СВ — 97 чел., ПВО — 178 чел., ВВС — 466 чел., В М С — 608 чел.,
тыла — 99 чел. и др. — 66 чел.).
По имевшимся в Генеральном штабе ВС СССР сведениям, гоминьдановские ВВС,
базировавшиеся на островах Тайвань и Чэкоушаньдао, начали производить воздуш­
ные налеты на города Шанхай, Нанкин, Сюйчжоу и на места дислокации подразделе­
ний Народно-освободительной армии Китая (НОАК) в районе населенного пункта
Нинбо. Наиболее интенсивным бомбардировкам подвергались промышленные объек­
ты, электростанции, железнодорожные узлы и аэродромы. Своих военно-воздушных
сил для борьбы с авиацией противника К Н Р не имела. А части зенитной артилле­
рии, находившиеся, к примеру, в районе Шанхая, на 7 0 % были небоеспособными.
Командующим группировкой советских войск П В О в Шанхае был назначен ге­
нерал-лейтенант П. Батицкий, начальником штаба — полковник Б. Высоцкий. Заме­
стителями командующего Группой войск стали: по авиации — генерал-лейтенант
авиации С. Слюсарев, по зенитной артиллерии — полковник С. Спиридонов, он же
командовал 52-й зенитно-артиллерийской дивизией. Главным военным советником
при Народно-освободительной армии Китая и военным атташе в этот период яв­
л я л с я генерал-лейтенант П. Котов-Легоньков.
В боевой состав Группы входили: оперативная группа (управление группы войск,
управление 106-й истребительной авиационной и 52-й зенитно-артиллерийской ди­
визий); 29-й гвардейский истребительный (на самолетах МиГ-15), 351-й истреби­
тельный (на самолетах Ла-11), 829-й смешанный (на самолетах Ту-2 и Ил-10) авиа­
ционные полки; 1-й гвардейский зенитно-прожекторный полк; 64-й отдельный ра­
диотехнический батальон воздушного наблюдения, оповещения и с в я з и ( В Н О С ) ;
278, 286 и 300-й отдельные автотехнические батальоны; отдельные радиотехниче­
ская и автомобильная кислородно-добывающая станции; 45-я отдельная рота с в я з и и
26
транспортная авиагруппа (на самолетах Ли-2) .
25 февраля генерал-лейтенант П. Батицкий прибыл в Пекин, где его принял глав­
нокомандующий НОАК Чжу Д э , которому он доложил о составе и задачах группи­
ровки. Здесь же было принято решение о включении в ее состав четырех к и т а й с к и х
зенитно-артиллерийских полков смешанного состава (2, 3, 11 и 14-й). После этого
штаб Группы приступил к рекогносцировке аэродромных узлов Ш а н х а я , Н а н к и н а и
Сюйчжоу. 27 февраля план сосредоточения группировки войск П В О г. Ш а н х а я был
64 Локальные войны с участием советских и российских войск

представлен на утверждение начальнику Генерального штаба ВС С С С Р генералу ар­


мии С. Штеменко. Предусматривалось завершить сосредоточение советских войск
к 23 марта 1950 г.
С 9 по 15 февраля в Шанхай прибыли: оперативная группа командующего совет­
скими войсками, управление 106-й иад ПВО, управление 52-й зад и 64-го ортб В Н О С .
7 марта с аэродрома Дальний на аэродром Сюйчжоу был передислоцирован 351-й
иап, а в период с 16 марта по 1 апреля шесть авиазвеньев этого полка перебазиро­
вались на аэродром Д з я н ь в а н ь (8 км севернее Шанхая); три звена были оставлены
для прикрытия аэродрома Сюйчжоу, где производилась сборка самолетов МиГ-15
29-го иап, доставленных туда по железной дороге из СССР. 9 марта в Сюйчжоу при­
был личный состав полка и авиакомендатура 286-го отдельного автотехнического
батальона. В тот же день в Нанкине разместилась оперативная группа 829-го сме­
шанного авиаполка. В течение марта-апреля на территорию Китая были передисло­
цированы и другие советские части.
К 22 марта было закончено оборудование командного пункта, с которого осуще­
с т в л я л о с ь централизованное управление войсками.
В марте начала поступать авиационная техника. 40 самолетов МиГ-15 29-го иап
прибыли железнодорожным транспортом из Новосибирска в Сюйчжоу в разоб­
ранном виде. С 10 по 14 марта они были собраны. К 1 апреля 39 самолетов переба­
з и р о в а л и с ь на постоянное место дислокации 29-го иап — аэродром Дачан (10 км
северо-восточнее Ш а н х а я ) . 351-й иап к этому времени сосредоточился на аэродроме
Дзяньвань.
Ч е р е з неделю прибыли: 829-й смешанный авиаполк с аэродрома Дальний в аэро­
порт Сюйчжоу; 278-й автотехнический батальон развернулся на аэродроме Д а ч а н ;
286-й — на аэродроме Дзяньвань. Что касается 300-го батальона, который с о к т я б р я
1949 г. уже находился в Китае, то он был передислоцирован из Пекина на аэродром
Сюйчжоу.
1-й гвардейский зенитно-прожекторный полк с 23 марта закрепился на девятнад­
цати позициях в районе Шанхая, образовав круговую световую зону с радиусом
1 0 — 2 0 км и зону обнаружения самолетов в 2 0 — 3 0 км от центра города.
Сосредоточение и развертывание войск, боевой техники и материальных средств
прошло по плану. Основная часть офицеров штаба Группы прибыла в Китай само­
летом, упредив войска на 10—20 дней, что позволило заблаговременно решить ряд
оперативных задач.
Всего в состав советской Группы войск входило: 118 самолетов (в том числе:
МиГ-15 — 39, Ла-11 — 40, Ту-2 — 10, Ил-10 — 25, Ли-2 — 4), 73 прожекторных и 13
радиотехнических станций, 116 радиостанций, 31 радиоприемник и 436 единиц авто­
27
транспорта .
Воздушная разведка противника была организована следующим образом. Ч е т ы р е
парных радиотехнических поста ВНОС (в пунктах Цидун, Наньхой, Хайянь и Усянь)
в светлое время суток вели непрерывное наблюдение за воздухом и передавали
данные наблюдения на головной пост ВНОС, который информировал командный
пункт Группы и все части. Радиотехнический пост В Н О С в пункте Хун Ц з я о л у ,
авиационные радиотехнические средства на аэродромах Дачан и Д з я н ь в а н ь , зенит-
но-артиллерийская дивизия и прожекторный полк несли дежурство в темное время
суток. Кроме того, круглосуточно вели наблюдение за воздухом посты зенитной ар­
тиллерии, все прожекторные точки, наблюдатели радиотехнических постов В Н О С ,
разведчики на КП группы и частей, китайские посты В Н О С .
В период развертывания войск использовалась в основном проводная с в я з ь , что
свело к минимуму возможность противника прослушивать работу радиосредств и
пеленговать радиостанции группировки. Д л я организации телефонной с в я з и боевых
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 65

порядков были использованы городские кабельные телефонные сети к и т а й с к и х


узлов связи (не использовались лишь сети, оборудованные американскими теле­
фонными станциями). В течение 7 — 1 5 марта был проложен подземный кабель от
узла связи командного пункта к магистральному кабелю городской телефонной сети.
Д л я большей скрытности все работы проводились ночью. Так был обеспечен выход
с узла связи КП Группы на международную станцию Шанхая и на б л и ж а й ш у ю
районную китайскую телефонную станцию. Радиосвязь же была развернута л и ш ь
частично. Контрольные приемники, работавшие на прослушивание противника, были
смонтированы совместно с радиоузлом зенитной артиллерии. Радиосети готови­
лись к действиям в случае нарушения проводной связи. Проверка с в я з и в радиосе­
тях проводилась на пониженной мощности короткими сигналами два раза в сутки.
Штаб группировки советских войск заранее выявил противостоящую группи­
ровку ВВС противника, которая состояла из четырех истребительных, двух бомбар­
дировочных и двух транспортных авиаполков, одной разведывательной авиационной
эскадрильи и одного отряда особого назначения. Всего в ней н а с ч и т ы в а л с я 361 са­
молет, из них: 158 истребителей (в том числе «Мустанг» — ПО и «Тандерболт» —
48), 65 бомбардировщиков (из них В-24 — 2 1 , В-25 — 28 и «Москито» — 16), 16 са­
молетов-разведчиков и 1 транспортный самолет. Самолеты Гоминьдана базирова­
28
лись в основном на аэродромах о-ва Тайвань и Чжуашаньского архипелага .
Согласно приказу министра Вооруженных Сил С С С Р № 0 0 4 0 от 16 ф е в р а л я
1950 г. район боевых действий истребительной авиации группировки был строго
ограничен: 70 км северо-восточнее Шанхая, Цзыйцзыюй и далее на юг о-ва Хэнша,
по северному берегу залива Ханьчжоувань до города Ханчжоу.
Д е й с т в и я Группы в зависимости от активности противника подразделялись на
два этапа.
На первом этапе (с 24 февраля по 18 мая) противник одиночными самолетами
производил систематические разведывательные полеты в обороняемом советски­
ми войсками районе, а также одиночными самолетами и мелкими группами п ы т а л с я
как днем, так и ночью совершать налеты на аэродромы и объекты города Ш а н х а я .
Кроме того, гоминьдановская авиация одиночными самолетами и мелкими группами
наносила воздушные удары по боевым порядкам войск НОАК на побережье. Всего,
по данным штаба Группы советских войск, в этот период противник произвел 367
самолето-вылетов, в том числе 10 ночью.
На втором этапе (с 18 мая по 20 октября) противник прекратил в с я к и е полеты
в обороняемом районе и только с началом военных действий в Корее производил
полеты вне границ района советской Группы по маршруту Тайвань — Ю ж н а я Ко­
рея — Тайвань. Гоминьдановцами было совершено только 12 самолето-вылетов, в
том числе 9 ночью.
7 марта 1950 г. 351-й иап приступил к боевому дежурству. Полк б а з и р о в а л с я в
Сюйчжоу и имел задачу — патрулированием в воздухе и дежурством на аэродроме
в готовности № 1 и № 2 не допустить бомбардировки с воздуха аэродрома и желез­
нодорожного узла. Первый воздушный бой произошел 13 марта. П а т р у л и р о в а в ш е е
звено истребителей Ла-11 (командир В. Сидоров) обнаружило южнее Сюйчжоу сред­
ний бомбардировщик В-25. Командир звена произвел две атаки с задней п о л у с ф е р ы
сверху с дистанции 8 0 0 — 4 0 0 м. Подбитый самолет противника упал в горах севе­
ро-западнее Нанкина.
На следующий день во втором воздушном бою патрулировавшим звеном Л а - П
под командованием П. Душина был сбит еще один самолет В-25, который с горящим
мотором произвел посадку на ф ю з е л я ж в 5 км северо-восточнее аэродрома Сюйч­
жоу. Ш е с т ь человек экипажа были взяты в плен, а седьмой (радист) погиб. П о с л е
этого случая активность воздушного противника несколько с н и з и л а с ь .
66 Локальные войны с участием советских и российских войск

20 марта в 85 км юго-восточнее Шанхая была обнаружена н е и з в е с т н а я цель. В


воздух поднялись 9 Ла-11 с задачей уничтожить противника на ближних подступах
к Шанхаю. Первая пара истребителей после обнаружения трех «Мустангов» пошла
на с б л и ж е н и е . Гоминьдановцы уклонились от боя и ушли за границу запретной зо­
ны. Следовавшие за «Мустангами» бомбардировщики беспорядочно сбросили бом­
бы и тоже скрылись.
2 апреля два самолета «Мустанг», пролетавшие в районе северного побережья
залива Ханчжоувань, встретились с двумя советскими истребителями. Капитан И. Гу-
жев внезапно атаковал противника и первой же очередью сбил истребитель ведо­
мого, а затем двумя последующими очередями уничтожил и самолет ведущего.
В целом гоминьдановская авиация с 20 февраля по 20 октября потеряла 7 само­
летов (В-24 — 2, В-25 — 2, «Мустанг» — 2 и «Лайтнинг» — 1), после чего налеты
на Шанхай и его пригороды прекратились. Основные усилия ВВС противника были
перенацелены на борьбу с наземными войсками НОАК. Они систематически вели
разведку вдоль побережья, атаковали автоколонны и скопления мелких кораблей.
Однако это не наносило существенного ущерба армии Китая.
Д л я совершенствования боевой выучки китайского личного состава в штабах и
подразделениях под руководством офицеров 52-й зенитно-артиллерийской дивизии
систематически проводились занятия по изучению боевой техники и по отработке
способов управления частями и подразделениями в бою. Всего состоялся 2591 час
учебных занятий.
С 1 августа части Группы параллельно с несением боевой службы в соответст­
вии с шифротелеграммой военного министра СССР № 3365 от 13 июля 1950 г. при­
ступили к переучиванию и обучению личного состава частей ПВО НОАК на техни­
ке группы войск. При этом вся она, как и имущество группировки советских войск,
в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 21 июля, подлежали
передаче китайскому правительству.
С 13 по 17 октября была создана смешанная советско-китайская комиссия, кото­
рая произвела отбор переученного местного личного состава, а также передачу и
прием военной техники и материальных средств. По оценке комиссии, все передан­
ное находилось в хорошем состоянии, а подготовленные китайские части П В О были
способны к самостоятельному ведению боя с одиночными и мелкими группами са­
молетов противника днем в простых метеоусловиях.
19 октября 1950 г. вся система ПВО Шанхая была передана командованию НОАК,
а советские воинские части частично возвращены на родину и частично передисло­
цированы в Северо-Восточный Китай на формирование 64-го истребительно-авиа-
ционного корпуса для участия в боевых действиях по прикрытию частей и соедине­
ний китайских добровольцев в Северной Корее.
Всего советские авиационные части произвели: на прикрытие аэродромов и объек­
тов Шанхая и на перехват самолетов противника — 238 самолето-вылетов; на
учебно-боевую подготовку — 4676 самолето-вылетов; на обеспечение полетов транс­
портной авиации — 193 самолето-вылета. В шести воздушных боях советские лет­
чики сбили 6 самолетов противника, не потеряв при этом ни одного своего. Кроме
того, четыре китайских зенитно-артиллерийских полка сбили еще один самолет го-
миньдановцев (В-24).
Б е з в о з в р а т н ы е потери личного состава Группы с февраля по октябрь 1950 г.
составили 3 человека: 2 офицера (летчики Макеев и Простеряков) и 1 рядовой. За
это же время было потеряно 2 самолета (МиГ-15 и Ла-11). Советскими зенитчиками
29
по ошибке был сбит один самолет ВВС НОАК (Ту-2) .
За отличное выполнение задания руководство НОАК объявило благодарность
личному составу Группы советских войск. Все военнослужащие были награждены
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 67

китайской медалью «За оборону Шанхая». Указом Президиума Верховного Совета


С С С Р от 15 декабря 1950 г. (без публикации в печати) за отличное выполнение
своего служебного долга орденом Ленина были награждены капитан Н. Гужев, стар­
шие лейтенанты С. Володкин и П. Душин, майор Ю. Колесников и капитан И. Шин-
каренко. Ордена Красного Знамени были удостоены старший л е й т е н а н т Н. Абрамо­
вич, генерал-лейтенант П. Батицкий, полковник Б. Высоцкий, старший лейтенант В. Лю-
фарь, лейтенант С. Попов, генерал-лейтенант авиации С. Слюсарев, старший лейте­
нант В. Сидоров, полковники С. Спиридонов и М. Якушин.
Таким образом, группировка советских войск П В О в Шанхае поставленную за­
дачу выполнила успешно. Ее присутствие в Китае преследовало прежде всего не
военную, а военно-политическую и морально-психологическую цели. Большое зна­
чение имели обучение китайского личного состава и передача ему всей советской
военной техники и оружия.
Одновременно с созданием и боевой деятельностью советской группы в Шан­
хае в различных районах К Н Р под руководством советских военных специалистов
и советников была развернута широкомасштабная работа по техническому перево­
оружению существующих и формированию новых соединений и частей Н О А К и
обучению ее военнослужащих.
Следует отметить, что с середины 50-х годов между правительствами С С С Р и
К Н Р (впервые в мировой практике) начал прорабатываться вопрос о с н а щ е н и я ки­
тайских вооруженных сил ракетным (в том числе ядерным) оружием. Уже в сентя­
бре 1956 г. в Китай в соответствии с межправительственным соглашением прибы­
ла группа советских военных специалистов по ракетной технике для проведения ре­
когносцировочных работ. Через год с небольшим Пекин получил несколько ракет
Р-1 с обычными боеголовками, которые были доставлены в новое «жилье» по желез­
ной дороге эшелоном № 23770, вышедшим с арсенала № 24 со станции М и х а й л е н к и
Юго-Западной железной дороги. До января 1958 г. в Китай были поставлены еще
63 «единицы техники» для ракет второго поколения Р-2, что позволило р а з в е р н у т ь
первый ракетный дивизион НОАК. Дальнейшими планами двустороннего военно-
технического сотрудничества предусматривались поставки в К Н Р «ракетной техни­
ки современных образцов», в том числе «нового поколения ракет Р-5» с ядерными
боеголовками. Л и ш ь ухудшение советско-китайских отношений в 1959 г. не позво­
30
лило реализовать эти планы . Широкомасштабная переброска ядерных сил была
осуществлена СССР через несколько лет в ходе Карибского кризиса (о чем будет
рассказано несколько позже).
Однако вернемся назад, к лету 1950 г. Именно тогда военное сотрудничество
между С С С Р и К Н Р заметно активизировалось, что было с в я з а н о с началом войны
в Корее.

Как свидетельствуют документы из отечественных архивов (Архив П р е з и д е н т а


Российской Федерации и Центральный архив М и н и с т е р с т в а обороны Р о с с и й с к о й
Федерации), первоначально участие советских войск в Корейской войне не предпо­
лагалось. С одной стороны, правительство СССР, основываясь на еженедельных док­
ладах посла в К Н Д Р Т. Штыкова и на конфиденциальной информации северокорей­
ского правительства, несколько иллюзорно представляло истинную обстановку на
Корейском полуострове. Этому во многом способствовали победы освободитель­
ных революций в Китае, Вьетнаме, на Филиппинах и в М а л а й е , а т а к ж е успех ком­
мунистов в Японии. В самой Южной Корее сложилась неустойчивая внутриполи­
тическая обстановка. В Москве надеялись на легкую победу северян. С другой сто­
роны, советское руководство опасалось, что прямое участие Вооруженных Сил С С С Р
68 Локальные войны с участием советских и российских войск

в войне на стороне Северной Кореи вызовет негативную реакцию в США и в ми­


ре: Советский Союз со всей очевидностью будет обвинен во вмешательстве во вну­
тренние дела суверенной Кореи. Именно такое обвинение Москва уже предъявляла
31
Вашингтону за его помощь гоминьдановскому правительству . К тому же в Кремле
ясно осознавали, что участие советских войск в войне на Корейском полуострове
может повлечь за собой обострение военно-политической обстановки в Европе, где
в апреле 1949 г. был создан военный блок НАТО. Более того, Москва располагала
информацией о том, что вторжение армии Северной Кореи на территорию Ю ж н о й
Кореи будет рассматриваться в европейских кругах как прелюдия аналогичному на­
ступлению С С С Р в Германии. ФРГ тут же была включена в общеевропейскую сис­
тему обороны, чтобы в какой-то мере не допустить подобного развития событий.
Исходя из этого, руководство СССР с началом войны в Корее сделало четкую уста­
новку на ее ведение только силами Корейской народной армии (КНА) и южнокорей­
ских партизан с привлечением ограниченного числа советских военных советников
на территории Северной Кореи.
Участие личного состава Вооруженных Сил СССР в войне в Корее целесообраз­
но, на наш взгляд, рассматривать в преломлении развития пяти этапов событий на
полуострове.
Первый этап — подготовительный. Военная помощь СССР в создании и оснаще­
нии Корейской народной армии до начала военных действий (с 1946 г. до 25 июня
1950 г.).
Второй этап — начало войны. Переход северокорейскими войсками 38-й парал­
лели и развитие наступления до р. Нактон-ган (25 и ю н я — 1 4 сентября 1950 г.).
Третий этап — контрнаступление многонациональных сил О О Н и выход их в
ю ж н ы е районы К Н Д Р (15 с е н т я б р я — 2 4 октября 1950 г.).
Четвертый этап — вступление в войну китайских добровольцев. О т с т у п л е н и е
войск О О Н из Северной Кореи. Боевые действия сторон в районе 38-й параллели
(25 октября 1950 г. — 9 июля 1951 г.).
Пятый этап — боевые действия сторон в ходе переговоров о перемирии вплоть
до окончания войны (10 июля 1951 г. — 27 июля 1953 г.).
Институт советских военных советников был утвержден вместе с созданием
КНА 8 февраля 1948 г. В этот день в Пхеньяне состоялся первый парад народной
армии, насчитывавшей две пехотные дивизии, охранную бригаду, офицерскую и по­
литическую школы. До этого времени (с середины 1946 г.) армия Северной Кореи
существовала полуофициально. С образованием в начале 1948 г. при Народном ко­
митете Северной Кореи Департамента национальной обороны была оформлена де-
юре и деятельность военных советников СССР. Они назначались из числа генера­
лов и офицеров 25-й армии, освобождавшей Корею от японцев в августе 1945 г., и
было их 470 человек. К концу 1948 г. (после провозглашения К Н Д Р ) решением на­
чальника Генерального штаба ВС СССР численность советских военных советни­
ков была сокращена до 209 человек (1 генерал, 173 офицера и 35 с е р ж а н т о в ) . Глав­
ным военным советником был назначен генерал-лейтенант Н. Васильев, который
32
обязан был координировать свою деятельность с советским послом Т. Штыковым .
Характерно, что последний был назначен на столь высокий дипломатический пост с
должности заместителя командующего войсками Приморского военного округа по
политчасти. Он оставался в кадрах Вооруженных Сил с сохранением воинского
з в а н и я генерал-полковника.
Забегая вперед, отметим, что и второй посол в К Н Д Р В. Разуваев, одновременно
я в л я в ш и й с я главным военным советником при КНА до конца апреля 1953 г., также
имел воинское звание генерал-лейтенанта. Он сменил на этих постах Т. Ш т ы к о в а и
Н. Васильева в конце ноября 1950 г., когда те были освобождены от обязанностей
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 69

за «грубые просчеты в работе, проявившиеся в период к о н т р н а с т у п л е н и я амери­


канских и южнокорейских войск». Более того, 3 февраля 1951 г. Т. Ш т ы к о в был по­
нижен в воинском звании до генерал-лейтенанта и через 10 дней уволен из рядов
Вооруженных Сил в запас.
В соответствии с постановлениями Совета М и н и с т р о в С С С Р от 16 мая и 29 но­
ября 1950 г. штатная численность военных советников, инструкторов и обслужива­
ющего персонала при КНА была определена в 246 человек. Однако эти д о л ж н о с т и
никогда не были укомплектованы полностью ввиду нехватки офицеров, и м е в ш и х
практический опыт работы в армейском звене и знавших особенности Дальневос­
точного ТВД.
До начала войны советники находились при министерстве национальной оборо­
ны К Н Д Р , а также при командующих родами войск и начальниках служб, в пехот­
ных дивизиях и отдельных пехотных бригадах, пехотных и артиллерийских полках,
отдельных боевых и учебных частях, в офицерской и политической школах.
Во многом благодаря советским военным советникам была создана К о р е й с к а я
народная армия. С помощью их и советского Генерального штаба р а з р а б а т ы в а л и с ь
все планы операций КНА на случай войны на Корейском полуострове, проводилась
33
рекогносцировка местности в районе 38-й параллели .
После вывода советских войск из Северной Кореи, а позднее и а м е р и к а н с к и х —
из Ю ж н о й , советское руководство приняло решение оставить в К Н Д Р 4 2 9 3 воен­
ных специалиста. Что касается американцев, то в Республике Корея они оставили
лишь военную миссию в составе 500 человек во главе с генералом Д ж . Р о б е р т с о м .
В число объектов обслуживания оставшихся военных специалистов входили:
три авиационные комендатуры для технического обеспечения воздушной трассы
Владивосток—Порт-Артур, Хейдзинский разведывательный пункт, с т а н ц и я «ВЧ»
министерства госбезопасности в Пхеньяне, трансляционный пункт в Р а н а н е , врачи
советских больниц, редакция газеты на корейском языке, школа подготовки нацио­
нальных военных кадров и Сейсинская военно-морская база, н а с ч и т ы в а в ш а я 54 бо­
34
евых корабля и вспомогательных судна .
25 июня в 4 ч. 40 мин. началась война в Корее, открывшая второй этап у ч а с т и я
в ней советского военного компонента, представленного главным образом военны­
ми советниками и специалистами. Все они находились при штабе фронта и главно­
командующем КНА Ким Ир Сене, а также в тыловых соединениях и частях, так как
их деятельность ограничивалась запретом Генштаба ВС С С С Р п е р е с е к а т ь 38-ю па­
раллель. Этот приказ оставался в силе до конца войны.
Основу ударной мощи многонациональных сил О О Н составляла а м е р и к а н с к а я
авиация, которая насчитывала к началу войны более 1100 самолетов. Главные силы
тактической авиации были объединены в 5-ю воздушную армию, дислоцировавшу­
юся в Японии. В состав армии входили тактические бомбардировщики, истребите­
ли и самолеты-разведчики. Стратегическая авиация была включена в состав специ­
ально созданного Временного бамбардировочного командования. Кроме того, на Даль­
нем Востоке имелись объединения, соединения и части транспортной, авиадесант­
ной, палубной авиации и авиации ПВО, которые также привлекались для выполнения
боевых задач. ВВС Южной Кореи, хотя и существовали организационно, практиче­
ски имели лишь небольшое число учебно-транспортных самолетов Т-6. К концу
35
войны авиационный парк США увеличился до 2400 боевых самолетов .
По словам бывшего госсекретаря США Г. Киссинджера, коалиционные силы до­
вольно пассивно отнеслись к возможности участия в боевых действия и в ы с т у п и л и
на стороне Америки чисто с позиции солидарности. Вследствие этого Вашингтон
оказался вовлеченным в ограниченную войну, доктрина которой отсутствовала, и
оборонял отдаленную страну, не представлявшую для него какого-либо стратегиче-
70 Локальные войны с участием советских и российских войск

ского и н т е р е с а . Принципиальной целью американского вмешательства было проде­


монстрировать, что существует «возмездие за агрессию». В то же время трумэнов-
ская администрация поверила в то, что имеет место осуществление «коммунистиче­
ского плана глобального характера» и сочла наступление войск Пхеньяна «первым
шагом согласованной китайско-советской стратегии». На повестку дня с т а в и л а с ь
задача противостояния коммунистической агрессии во всем бассейне Тихого океа­
на. Именно в этом контексте следует рассматривать направление кораблей 7-го
флота США к берегам Тайваня и решение об увеличении американской военной по­
56
мощи французской армии во Вьетнаме .
С началом контрнаступления многонациональных войск О О Н (третий этап) для
КНА начался самый тяжелый период. Она несла большие потери. Тогда североко­
рейское правительство обратилось к советскому руководству с просьбой о посылке
«интернациональных летных сил» для прикрытия боевых порядков корейской ар­
мии с воздуха. Вскоре на территории Китая началось формирование «средств при­
крытия», которые в конечном итоге были объединены в 64-й истребительный авиа­
37
ционный корпус, который и принимал участие в Корейской войне .
В целях оказания помощи главному командованию Корейской народной армии в
управлении войсками в К Н Д Р была направлена группа генералов Генерального
штаба Советской Армии во главе с заместителем начальника Генштаба генералом
армии М. Захаровым. В 1950—1952 гг. он уже находился в Северной Корее, а поз­
же — в Китае.
Однако на данном этапе руководство СССР по-прежнему воздерживалось от
прямого военного вмешательства в конфликт, сделав ставку на прямую помощь
К Н Д Р со стороны Китая, который до этого неоднократно заявлял, что готов оказать
Пхеньяну любую поддержку. В то же время СССР продолжал активно осуществ­
л я т ь военные поставки на север Кореи и в Китай. Под руководством опытных спе­
циалистов в советских военных авиационных училищах шло интенсивное обуче­
ние летчиков, штурманов и инженерно-технического состава из числа северокорей­
ских военнослужащих, гражданской молодежи, а также студентов из числа совет­
ских корейцев. После завершения учебы все они направлялись на фронт.
В целом в С С С Р (до 1992 г.) прошли обучение 2614 военнослужащих К Н Д Р , в
том числе для СВ — 429 чел., ПВО — 817 чел., ВВС — 985 чел., В М С — 175 чел.,
тыла — 33 чел. и др. — 175 чел. С возникновением угрозы захвата войсками О О Н
территории К Н Д Р советское правительство после 7 октября 1950 г. начало эвакуа­
цию в С С С Р имущества и персонала авиационных комендатур, кораблей Сейсин-
ской В М Б и семей военных советников. В январе 1951 г. на родину была отправлена
38
и отдельная рота связи .
25 октября 1950 г. передовые части 13-й армейской группы китайских добро­
вольцев перешли р. Амноккан на границе с Северной Кореей. Начался четвертый
этап войны. К этому времени в составе КНА, часть соединений которой была выве­
дена на 5-месячный срок в Китай для обучения и доукомплектования, находилось
123 советских военных советника. Из них (на 17 ноября) 11 человек работали при
штабе главнокомандующего КНА и штабе тыла, 55 человек — в различных соедине­
н и я х и частях, 51 человек занимался на территории Китая обучением личного соста­
ва девяти корейских пехотных и танковых дивизий, одного авиационного полка и 2
человека находились в Советском Союзе на стажировке с корейскими летчиками.
Сталин по-прежнему опасался широкой огласки присутствия советских военно­
с л у ж а щ и х на территории Кореи. Поэтому с 15 сентября 1951 г. их пребывание в
действующей корейской армии было запрещено. По итогам же их участия на пер­
вых этапах войны и за самоотверженную работу «по оказанию помощи КНА в ее
борьбе с американо-английскими интервентами» и «беззаветную отдачу своей энер-
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 71

гии и способностей общему делу обеспечения мира и безопасности народов» прави­


тельство К Н Д Р в октябре 1951 г. наградило национальными орденами первую группу
из 76 советских военных советников.
В последующие два года войны штатная численность советников колебалась в
пределах от 152 до 164 человек. Все они, как правило, работали в центральных ар­
мейских управлениях и учебных заведениях. Накануне подписания соглашения о
перемирии начальник Генерального штаба М а р ш а л Советского Союза В. Соколов­
ский издал специальное распоряжение, суть которого заключалась в том, чтобы
оставить в Корее лишь минимальное количество советников, а «остальных отпус­
39
тить в отпуск» . В январе 1954 г. все советские советники возвратились в Корею.
На этот раз им было запрещено работать в войсках, занимавших оборону вблизи
40
демаркационной линии .
Определенную помощь в подготовке к военным действиям в Северной Корее
китайских добровольцев и корейских военнослужащих, выведенных на территорию
Маньчжурии, оказывали советские советники, работавшие при Народно-освободи­
тельной армии Китая. Их численность в годы войны колебалась от 1069 до 347 че­
ловек. Непосредственного участия в военных действиях советские военные совет­
ники при НОАК не принимали, хотя некоторые из них и в ы е з ж а л и на территорию
К Н Д Р в штаб командующего китайскими добровольцами.
Наиболее активное участие на двух последних этапах войны в Корее принимало
соединение советских ВВС — 64-й истребительный авиационный корпус ( и а к ) . Еще
во время пребывания его на территории Китая ему была определена следующая
боевая задача: прикрывать от ударов с воздуха и воздушной разведки американцев
политико-административные и экономические центры, промышленные объекты, же­
лезнодорожные узлы, мосты, сосредоточение войск и другие в а ж н ы е объекты в рай­
оне Мукден, Аньдун, Цзиань, Дунфын, обратив особое внимание на прикрытие мос­
тов через р. Ялуцзян и электростанций в районе Аньдуня. В дальнейшем, в соот­
ветствии с распоряжением Совета Министров СССР от 28 августа 1951 г. часть
подразделений корпуса была передислоцирована на территорию Северной Кореи, а
41
его летчики начали вести активные боевые действия .
Основой корпуса явились три истребительные авиационные дивизии: 28-я иад
(67 и 139-й гвардейский истребительные авиационные полки), 50-я иад (29 и 177-й
иап), 151-я иад (28 и 72-й иап). В составе дивизий насчитывалось 844 офицера, 1153
42
сержанта и 1274 солдата. Управление корпуса размещалось в г. Мукдене .
Боевой состав корпуса, которым в разное время командовали генерал-майоры
авиации И. Белов, Г. Лобов и генерал-лейтенант авиации С. Слюсарев, в ходе воен­
ных действий не был постоянным. В основном он состоял из 2 — 3 иад, 1—3 отдель­
ных ночных иап, 2 зенитных артиллерийских дивизий, 1 зенитного п р о ж е к т о р н о г о
полка и 1 авиационной технической дивизии. Формирование соединений истреби­
тельной авиации происходило, как правило, на базе частей ВВС военных округов и
округов П В О , расположенных на территории СССР. Передислокация личного соста­
ва осуществлялась железнодорожным транспортом. Смена частей и соединений
происходила в среднем после 8 — 1 4 месяцев пребывания на Театре военных дейст­
вий. Всего за период войны в Корее и последовавших за ней переговоров в Кэсоне
в корпусе сменилось 12 истребительных дивизий, 2 отдельных истребительных пол­
ка, 2 истребительных полка из состава ВВС В М Ф , 4 зенитных артиллерийских диви­
зии, 2 авиационные технические дивизии и ряд других частей обеспечения. Все ко­
мандиры дивизий и большинство командиров полков участвовали в Великой Оте­
чественной войне, владели навыками оперативного руководства.
64-й иак принимал участие в военных действиях с ноября 1950 г. по июль
1953 г. Общая численность личного состава корпуса составила в 1952 г. около 26
72 Локальные войны с участием советских и российских войск

т ы с . человек. Такая численность сохранялась до конца войны. На 1 н о я б р я 1952 г. в


составе корпуса находились 441 летчик и 321 самолет (МиГ-15 бис — 303 и Ла-11 —
18). На вооружении корпуса первоначально состояли самолеты МиГ-15, Як-11 и
43
Ла-9 . В дальнейшем некоторые из них были заменены на более современные мо­
дификации, в том числе истребители МиГ-17.
Кроме постоянного личного состава, в 64-м иак проходили стажировку и другие
в о е н н о с л у ж а щ и е Советской Армии. Например, только на 12 с е н т я б р я 1951 г. в кор­
пусе о т с т а ж и р о в а л и с ь в течение от 1 до 1,5 месяцев 44 офицера руководящего лет­
ного и и н ж е н е р н о г о состава воздушных армий и центральных управлений, в том чи­
44
сле из ВВС — 32 чел., ВВС В М Ф — 7 чел. и ВВС П В О страны — 5 чел.
Организационно 64-й иак до ноября 1951 г. входил в состав О п е р а т и в н о й группы
советских ВВС на территории Китая под командованием главного военного совет­
ника Н О А К генерал-полковника С. Красовского. Затем он был включен в с о с т а в
Объединенной воздушной армии (ОВА), которой командовал китайский генерал Лю
Ч ж э н ь . В декабре 1952 г. ОВА состояла из 3 советских, 4 китайских и 1 корейской
авиадивизий. Кроме того, во второй и третьей линиях использовались для наращива­
ния сил и прикрытия аэродромов еще 4 китайских авиадивизии. Советские летчики
были одеты в китайскую форму, имели специальные китайские псевдонимы, а на са­
45
молетах были нанесены опознавательные знаки ВВС НОАК .
Успешность выполнения боевых задач советскими летчиками определялась осо­
бенностями обстановки, в которой приходилось действовать, а именно: ограничение
района боевых действий, что в значительной степени затрудняло э ф ф е к т и в н о е ис­
пользование возможностей самолетов МиГ-15; необходимость ведения боевых дей­
ствий против значительно превосходивших сил авиации противника; к р а й н я я огра­
н и ч е н н о с т ь аэродромной сети в районе боевых действий.
Вместе с тем существовали и факторы, в значительной мере облегчавшие вы­
полнение поставленных задач. Главный из них — длительное время аэродромы ба­
з и р о в а н и я советской авиации оставались вне воздействия американских ВВС.
В силу с л о ж и в ш и х с я обстоятельств корпусу приходилось сосредоточивать ос­
новные у с и л и я против главных группировок авиации противника, к которым преж­
де всего относились бомбардировщики и штурмовики. Здесь прошли боевую «об­
катку» советские реактивные МиГи, которым приходилось вести воздушные бои с
новейшими американскими реактивными истребителями того времени F-86 «Сейбр-
джет», п о я в и в ш и м и с я на фронте в 1951 г.
В ходе войны американцы неоднократно предпринимали попытки получить об­
разцы советских реактивных истребителей. В июле 1951 г. это им удалось с истре­
бителем МиГ-15, который был сбит ВВС США и Англии над западным побережьем
Северной Кореи. Самолет упал на мелководье в районе о-ва Синбито, где и был об­
н а р у ж е н английскими летчиками, после чего американские военные корабли прове­
ли операцию по подъему его из воды. Это стало предметом строгого расследования
со стороны военного министра СССР и начальника Генерального штаба Советской
Армии с командованием 64-го истребительного авиационного корпуса. До этого
случая в р а с п о р я ж е н и и американцев имелся лишь поврежденный двигатель от ис­
46
т р е б и т е л я данного типа . П о з ж е , летом 1952 г., американцы смогли вывести остат­
ки ф ю з е л я ж а МиГ-15, совершившего вынужденную посадку в горах на с е в е р е Ко­
реи. Целый самолет ввиду его громоздкости вертолет Н-19 поднять не смог — по­
47
этому крылья были подорваны с помощью ручных гранат . Очередная попытка аме­
риканцев увенчалась успехом в сентябре 1953 г., когда северокорейский летчик Но
Гим Сок за 10Q тыс. долларов угнал истребитель МиГ-15 бис (бортовой № 2057) и
посадил его на американскую авиабазу Кимпо (К-14). Самолет сразу же был пере­
правлен в США на авиабазу «Эглин Филд», где прошел полномасштабные л е т н ы е
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 73

испытания. Сегодня этот экземпляр находится в Национальном музее авиации и


космонавтики в Вашингтоне. Угон самолета во многом повлиял на то, что в Корею
было направлено лишь несколько новейших истребителей МиГ-17, хотя летчики
корпуса неоднократно просили командование увеличить объем их поставок, чтобы
можно было эффективно противодействовать усовершенствованным американским
48
«Сейбрам» . К этому следует добавить, что еще в 1950 г. американцы захватили на
северокорейских аэродромах Пхеньяна и Вонсана два исправных штурмовика Ил-10
и один истребитель Як-9 т, которые также были переправлены в США для испыта­
ний и исследований.
Со своей стороны, советское военное командование в Северной Корее принимало
ряд мер по захвату американской боевой техники и оружия. «Охота» за «Сейбрами»
велась практически с первых воздушных боев. Советские компетентные органы и
НИИ требовали целый и невредимый американский самолет. С этой целью в Китай
(аэродром Аньдун) в апреле 1951 г. прибыла специальная группа «Норд» из 12 лет­
чиков под руководством генерал-майора авиации Благовещенского. В течение мая
она совершила 10 боевых вылетов на перехват «Сейбров». Однако безрезультатно.
Вскоре группа была расформирована. Первый истребитель F-86 был захвачен 6 ок­
тября 1951 г. Он совершил вынужденную посадку на берегу Желтого моря после
воздушного боя, который вел с советской стороны подполковник Е. П е п е л я е в , и че­
рез некоторое время через Китай был доставлен в Москву. Другой «Сейбр» был за­
хвачен 13 мая 1952 г. Он был подбит зенитчиками 64-го иак и приземлился на тер­
ритории Китая.
7 февраля 1952 г. в районе Гензана под руководством^военных советников пол­
ковников А. Глухова и Л. Смирнова была разработана и проведена операция по за­
хвату вертолета ВВС США. За это указом Президиума Верховного Совета С С С Р от
22 февраля 1952 г. они были награждены: А. Глухов — орденом Ленина, а Л. Смир­
нов — орденом Красного Знамени. При участии военного советника полковника
А. Дмитриева и переводчика старшего лейтенанта Нехрапова вертолет был достав­
49
лен на аэродром Аньдун 64-го иак .
8 1952 г. основной ударной силой ВВС США (особенно днем) стала штурмовая
авиация, что во многом обострило обстановку. Противник имел здесь четырехкрат­
ное превосходство. В этой связи в тактику боевого применения 64-го иак были вне­
сены коррективы, которые позволили в конечном итоге частично парализовать со­
гласованные действия американцев с использованием крупных штурмовых групп.
Между тем, эффективность воздушных боев корпуса в 1952 г. заметно с н и з и л а с ь и
50
соотношение американских и советских потерь дошло с 7,9:1 до 2,2:1 .
За время ведения боевых действий соединения корпуса совершили 19 2 0 3 само­
лето-вылета. В дневное время суток было произведено 307 групповых воздушных
боев, в которых участвовало 7986 экипажей, что составляло 4 3 % от общего количе­
ства вылетавших. Всего за период с ноября 1950 г. по январь 1952 г. в воздушных
боях было сбито 564 самолета противника. Свои потери за это же время составили:
51
летчиков — 34, самолетов — 71 . Эффективные действия советской авиации и
зенитной артиллерии по существу срывали авиационные удары противника, рассеи­
вая его боевые порядки и снижая точность бомбометания.
Одновременно с боевыми действиями корпус выполнял задачу по вводу в строй
истребительных частей Объединенной воздушной армии. Еще в октябре 1950 г., с
вводом на территорию К Н Д Р китайских добровольцев, при штабе объединенного
(корейско-китайского) командования стала работать группа советских военных со­
ветников. В конце лета 1951 г. на прифронтовых аэродромах появились первые
авиасоединения ОВА. Советником при командующем ОВА был советский генерал
74 Локальные войны с участием советских и российских войск

52
Галунов . Северокорейские ВВС возглавил генерал Ван Л э н , а его советником стал
53
полковник А. Петрачев .
Ввод в бой частей ОВА производился последовательно. Первоначально — про­
тив мелких групп самолетов противника, в дальнейшем — при отражении масси­
рованных налетов. На первом этапе практиковались совместные вылеты истреби­
телей советского корпуса и ОВА. При этом, как правило, советские летчики основ­
ной удар принимали на себя. В последующем самолеты воздушной армии действо­
вали в первом эшелоне, а истребители корпуса прикрывали их выход или находи­
лись в готовности оказать им помощь.
С начала 1953 г. американское командование решило активизировать д е й с т в и я
бомбардировочной авиации ночью. Соответственно возросла и активность совет­
ской авиации, так как для ведения воздушных боев в сложных метеоусловиях части
ОВА не были подготовлены. Среднемесячное количество боевых самолето-вылетов
увеличилось на 3 3 % . Всего днем и ночью за семь месяцев 1953 г. в воздушных бо­
ях было уничтожено 139 самолетов противника. Потери 64-го корпуса составили:
летчиков — 25, самолетов МиГ-15 бис — 78. Общее соотношение потерь ВВС
54
США и ВВС С С С Р за 1953 г. составило 1,9:1 .
Боевые действия советских ВВС выявили немало недостатков. Прежде всего,
прибывавший из СССР новый летный состав не владел в достаточной степени на­
выками работы на реактивных самолетах и часто не мог использовать их преимуще­
ства. Недостаточно была отработана и групповая слетанность пар, звеньеВт эскадри­
лий на максимальных скоростях в расчлененных боевых порядках на увеличенных
интервалах и дистанциях. Летчики испытывали определенный страх, поэтому не
всегда могли полностью использовать благоприятные условия для воздушного боя:
внезапность, солнце, облачность, дымку, инверсионный след и т. д. Ограниченно ис­
пользовались и преимущества советских самолетов по максимальной высоте воз­
душного боя.
С июля 1951 г. активное участие в боевых действиях принимали и части зенит­
ной артиллерии, группировка которой строилась с задачей кругового прикрытия
объекта и обеспечения максимальной плотности огня перед вероятным рубежом
бомбардирования, рассчитываемым для высот 8000 м и скорости 130 м / с .
Чтобы своевременно обнаружить воздушные цели противника и быстро открыть
огонь, 5 0 % личного состава зенитных батарей находилось в готовности № 1, осталь­
ные — в готовности № 2. В период налетов (от наступления темноты до р а с с в е т а )
все средства ПВО находились в готовности № 1. Только 52-я зенад с с е н т я б р я по
декабрь 1951 г. провела 1093 батарейные стрельбы и сбила 50 самолетов против­
55
ника .
С 5 июля 1952 г. части этой дивизии приступили к обороне гидроэлектростанции
в Супуне. До них эту задачу выполняла 504-я китайская зенад. Но 23 июля в ходе
массированного налета противника, в котором участвовало 284 самолета, д и в и з и я
была выведена из строя на два месяца.
Командование американских ВВС, стремясь всеми силами сорвать с н а б ж е н и е
фронта, систематически подвергало бомбардировке мосты, переправы, тоннели и дру­
гие северокорейские коммуникации. Для их обороны и прикрытия из состава совет­
ских зенитно-артиллерийских дивизий выделялись кочующие батареи малого ка­
либра; на ночь каждой батарее придавался прожекторный взвод.
В целом, зенитной артиллерией советского корпуса с марта 1951 г. по июль
1953 г. было сбито 1 6 % от самолетов противника, уничтоженных силами и средст­
вами 64-го иак.
Д л я обеспечения активных боевых действий советской авиации потребовалось
внесение корректив в планы использования частей обеспечения. На них возлага-
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 75

лись дополнительные обязанности, связанные, в первую очередь, с возрастающими


объемами материальных средств, таких как беприпасы и ГСМ. Так, 18-я атд за пери­
од с июня 1951 г. по сентябрь 1953 г. обеспечила 95 505 самолето-вылетов (боевых
и небоевых), для чего ей пришлось принять и разгрузить на дивизионных и полко­
вых складах 146 622 т. ГСМ, 4079 вагонов авиационно-технического и м у щ е с т в а и
56
220 вагонов вооружения и боеприпасов, доставленных из Советского Союза .
Следует отметить, что в ходе войны флотом Северной Кореи с помощью совет­
ских моряков в прибрежных водах было выставлено более 3 тыс. мин советского
производства. Минные поля значительно снижали активность американского фло­
та. Первым кораблем США, подорвавшимся на мине, 26 с е н т я б р я 1950 г., был эсми­
нец «Брам». Вторым, наскочившим на контактную мину, — эсминец «Мэнчфилд».
Третьим — тральщик «Мэгпай». Все они вышли из строя на длительное в р е м я . Кро­
57
ме них, на минах подорвались и затонули сторожевой корабль и 7 тральщиков .
Война в Корее закончилась 27 июля 1953 г. после подписания в Паньмыньчжо-
не соглашения о перемирии. Противостоящие друг другу войска остались по обе
стороны 38-й параллели, там, где и начались боевые действия летом три года назад.
За время войны летчики 64-го иак произвели 63 229 боевых вылетов, участвова­
ли в 1790 воздушных боях и сбили 1309 самолетов противника, в том числе ис-
58
огнем авиации — 1097 и огнем зенитной артиллерии — 212 . Советской стороной
было захвачено в плен, а затем передано китайским и корейским войскам 262 аме­
59
риканских летчика . «За успешное выполнение правительственного задания» ука­
зом Президиума Верховного Совета СССР орденами и медалями были награждены
60
3504 военнослужащих корпуса , а 22 летчика получили звание Героя Советского
61
Союза .
Потери советской авиации с 25 июня 1950 г. по 27 июля 1953 г. (т. е. с учетом
потерь, понесенных нашими частями до формирования корпуса) составили 125 лет­
62
чиков и 335 самолетов . В целом, безвозвратные потери советских войск в войне
в Корее составили 275 человек, из них офицеров — 142 (в том числе 9 советни­
63
ков) и 133 человека из числа сержантского и рядового состава .
В западных источниках приводятся несколько иные данные. Н а и б о л ь ш е е хожде­
ние получили цифры из английской «Энциклопедии воздушной войны». Там гово­
рится, что во время войны в Корее «авиация коммунистов» (авиация КНА, китай­
ских добровольцев и 64-го иак) потеряла в воздухе 949 машин и на земле — 89. То­
лько самолеты F-86 уничтожили: Ту-2 — 9 ед., Ла-9 — 6, Ил-12 — 2, МиГ-15 — 792
и др. — 2 ед. Всего 811 самолетов. Потери F-86 в воздушных боях составили 78 ед.
Соотношение сбитых самолетов 12,5:1 в пользу «Сейбров». Общие же потери ВВС
США составили 1182 самолета, в том числе 368 в В М С США. При этом самолеты
ВВС и В М С произвели соответственно 167 552 и 107 303 боевых вылета, сбросили
64
120 тыс. т. и 82 тыс. т. бомб .
В общей сложности за время Корейской войны получили боевой опыт 12 истре­
бительных авиационных и 4 зенитные артиллерийские дивизии, 30 и с т р е б и т е л ь н ы х
авиационных, 10 зенитно-артиллерийских и 2 зенитных прожекторных полка, 2 авиа­
ционные технические дивизии и другие части обеспечения. Ч е р е з 64-й иак прошло
65
около 40 тыс. советских военнослужащих .
Война в Корее, несмотря на ее локальность и ограниченность района вооружен­
ного конфликта, втянула в свою орбиту 21 государство, в том числе 18 — под фла­
гом О О Н . Она привела к резкому обострению международной напряженности, огром­
ным материальным и людским потерям. К Н Д Р потеряла 2,5 млн. человек (в том
числе 500 тыс. военнослужащих), Китай — 1 млн. военнослужащих, Р е с п у б л и к а Ко­
рея — 1,47 млн. человек. Потери США составили 54 046 военнослужащих, Велико­
66
британии — 686, 2508 человек потеряли другие страны . По некоторым другим ис-
76 Локальные войны с участием советских и российских войск

точникам американские потери, в частности, составили 142 091 человек, в том чис­
67
ле 33 629 убитыми и 103 284 ранеными . После подписания Соглашения о прекра­
щении военных действий в Корее главнокомандующий объединенными союзными
войсками генерал М а р к Кларк отмечал: «Выполняя инструкции своего правительст­
ва, я о к а з а л с я первым американским командующим в истории США, подписавшим
68
перемирие, не одержав победы» .
Если попытаться подвести военно-политические итоги участия советского воен­
ного компонента в войне в Корее, то, на наш взгляд, они будут иметь следующее «на­
полнение»: а) создание Корейской народной армии и ее подготовка к молниеносной
войне за объединение страны на первом этапе; б) срыв наступательных действий
многонациональных сил О О Н на последующих этапах; в) укрепление позиций К Н Д Р
и К Н Р как суверенных государств-союзников Советского Союза; г) усиление кон­
фронтации между С С С Р и США на международной арене, в целом, и на Дальнем Во­
стоке, в частности. /
Война в Корее характеризовалась специфическими оперативно-стратегическими
итогами. Во-первых, за пределами Советского Союза была создана и впервые вела
широкомасштабные боевые действия оперативная группировка советских войск, ос­
нову которой составили части и подразделения 64-го истребительного авиационного
корпуса. Во-вторых, после 1945 г. советские военнослужащие получили определен­
ный опыт подготовки национальных кадров вне собственной территории в услови­
ях непрекращающихся военных действий. В-третьих, накоплен опыт оперативно-
стратегического руководства войсками в условиях ведения боевых действий в ло­
кальной войне. В-четвертых, впервые прошли обкатку и испытание в условиях вой­
ны отдельные образцы отечественного оружия и военной техники, особенно самоле­
ты с реактивными двигателями.
После окончания войны конфронтация между К Н Д Р и Республикой Корея ( Р К )
не только не исчезла, но в какой-то мере и обострилась. Во многом это о б ъ я с н я е т с я
прямой причастностью к «корейскому вопросу» крупных д е р ж а в — США, Китая,
Японии и С С С Р / Р о с с и и , чьи интересы так или иначе пересекаются в данном реги­
оне.
И это не случайно. В настоящее время на Корейском полуострове (по сути —
ограниченной территории) сконцентрировано огромное количество войск и боевой
техники — почти 2 млн. солдат и офицеров, примерно 30 тыс. танков, орудий, само­
летов и кораблей. Более того, здесь осуществляются ракетные программы. Согла­
шение между США и К Н Д Р от 1994 г. о замораживании ядерной деятельности Се­
верной Кореи и строительстве там АЭС на легководных реакторах все чаще подвер­
гается испытанию на прочность. В случае его провала Пхеньян может возобновить
свою ядерную программу. У России вызвала явную озабоченность реакция Японии
и США на запуск в К Н Д Р 31 августа 1998 г. баллистической ракеты повышенной
дальности. Вашингтон и Токио в ответ на это активизировали проработку планов
создания региональной системы противоракетной обороны.
Хотя К Н Д Р и РК подписали между собой во второй половине 90-х годов не­
сколько совместных документов, направленных на мирное объединение двух госу­
69
дарств, их выполнение остается до сих пор лишь на бумаге . О б е страны по сути
продолжают наращивать силы и средства для взаимного уничтожения, постоянно
в в я з ы в а я с ь в опасные политические и приграничные вооруженные стычки. Свиде­
тельством тому я в л я ю т с я инциденты, связанные с проникновением в Ю ж н у ю Ко­
рею в с е н т я б р е 1996 г. северокорейской подводной лодки с 26 десантниками на
борту и бегством в Сеул в феврале 1997 г. одного из высокопоставленных работ­
ников ЦК Трудовой партии Кореи Хван Дон Оба, который сразу же приступил к
разоблачению «антинародной политики» официального Пхеньяна.
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 77

Вместе с тем, н ы н е ш н я я ситуация на Корейском полуострове имеет реальные


перспективы урегулирования. Лидеры двух стран вполне реалистично подходят к
пониманию складывающейся обстановки, которая явно подталкивает их к превраще­
нию полуострова холодной войны в регион стабильности и б е з о п а с н о с т и . Кроме
того, впервые в XX столетии крупные державы стали в ы р а ж а т ь свою заинтересо­
ванность в разрядке отношений между Пхеньяном и Сеулом. Вопрос стоит только
в методах д о с т и ж е н и я этой цели.
Особую роль, как представляется, должна сыграть здесь Россия, которая была те­
сно с в я з а н а с событиями в Корее на протяжении всей второй половины XX в. и по­
тратила много сил и средств (не говоря уже о человеческих ж и з н я х ) на то, чтобы
присутствовать в этом регионе. Кроме того, Пхеньяну нужна весомая международ­
ная поддержка в лице Москвы, чтобы чувствовать себя на равных с Сеулом и Ва­
шингтоном в ходе наметившихся политических контактов. Р о с с и я на сегодня, пожа­
луй, единственная из стран мира, которая имеет прочные с вя з и как с К Н Д Р , так и с
Республикой Корея. Суть российской позиции должна состоять в следующем: необ­
ходимо установить новую структуру мира в Корее, которая бы с о о т в е т с т в о в а л а из­
менившейся ситуации на полуострове и в Северо-Восточной Азии в целом, где
окончена холодная война, Россия и Китай нормализовали отношения с Ю ж н о й Коре­
ей, К Н Д Р и РК стали членами О О Н и т. д.; соглашение о перемирии 1953 г. устаре­
ло, поэтому в н а с т о я щ е е время встает вопрос о проведении широкого международ­
ного форума по урегулированию «корейского вопроса» с участием всех заинтересо­
ванных государств, — до этого же на полуострове должно сохраняться н ы н е ш н е е
статус-кво.
В основу политики России по проблеме Кореи должны быть положены, по наше­
му мнению, три основных принципа. Во-первых, необходимо обеспечить реальный
отказ в н е ш н и х сил от подрыва внутренних устоев К Н Д Р . Во-вторых, в а ж н о созда­
вать условия для нормализации отношений Северной Кореи со всеми д е р ж а в а м и ,
причастными к корейской проблеме. И, наконец, в-третьих, необходимо добиться при­
знания того, что в урегулировании ситуации на Корейском полуострове в равной
степени должны участвовать шесть государств: РК, К Н Д Р , Китай, США, Р о с с и я и
Япония. Л ю б а я попытка отодвинуть на задний план или вообще вывести за рамки
урегулирования кого-то из этой «шестерки» чревата замедлением, а то и срывом
70
процесса нормализации обстановки .
В восстановлении полноправного и устойчивого переговорного процесса нахо­
дится шанс мирного разрешения проблемы взаимоотношений двух корейских госу­
дарств. Применение военной силы бесперспективно. Сам опыт войны на Корей­
ском полуострове (да и послевоенное развитие) — лучшее тому подтверждение.
Сразу же после окончания Корейской войны усилилась конфронтация между не­
давними союзниками по антигитлеровской коалиции. Она получила свое практиче­
ское воплощение в последовавшей вскоре многолетней войне в Индокитае.
* * *
Одним и з важнейших событий периода холодной войны стала в о й н а в о В ь е т ­
н а м е , ход и итоги которой во многом предопределили дальнейшее р а з в и т и е собы­
тий во всей Юго-Восточной Азии. Позиция Советского Союза в то время была край­
не важной, если не решающей. С одной стороны, С С С Р оказывал серьезную полити­
ческую, экономическую и военную поддержку как правительству Д е м о к р а т и ч е с к о й
Республики Вьетнам (ДРВ), так и прокоммунистически настроенным отрядам На­
ционального фронта освобождения Южного Вьетнама ( Н Ф О Ю В ) . С другой — Моск­
ве иногда приходилось выступать в качестве посредника между воюющими сторо­
нами, когда те не могли найти компромиссных решений на переговорах в П а р и ж е .
78 Локальные войны с участием советских и российских войск

З а и н т е р е с о в а н н о с т ь советского руководства в том, чтобы США надолго «застряли»


во Вьетнаме, и одновременно опасения, что локальная война может н е з а м е т н о пере­
расти в глобальную ядерную катастрофу, делали политику СССР выданном вопро­
се достаточно сложной и противоречивой. Этому способствовала и тактика непо­
средственных участников войны в отношении самого Советского Союза: Ханой,
получая от М о с к в ы разностороннюю помощь, но сохраняя при этом собственную
монополию на оценки и методы решения конфликта, рассчитывал по в о з м о ж н о с т и
открыто втянуть в него и советскую сторону; Вашингтон же, считая, что Кремль
имеет неограниченное влияние на северовьетнамских лидеров, пытался через нее
з а с т а в и т ь Д Р В согласиться с приемлемым и достойным для Соединенных Ш т а т о в
71
выходом из кризиса .
В о о р у ж е н н а я борьба в Индокитае длилась более 14 лет, с конца 1960 г. по 30 ап­
реля 1975 г. Прямое военное вмешательство США в дела Демократической Респуб­
лики Вьетнам продолжалось более 8 лет. Военные действия проходили т а к ж е в ря­
де районов Л а о с а и Камбоджи.
После подписания Ж е н е в с к и х соглашений (20 июля 1954 г.) в Ю ж н о м Вьетнаме,
где у ж е занимали прочные позиции США, начались народные выступления под ло­
зунгом объединения с Севером, которыми фактически манипулировал Ханой, про-
марксистское правительство которого чувствовало явную поддержку М о с к в ы . Пос­
ле того как «объединительные» переговоры были сорваны, в декабре 1956 г. при
прямой помощи Д Р В в Южном Вьетнаме был создан так называемый Национальный
фронт освобождения, который сразу же встал в вооруженную оппозицию сайгон-
скому р е ж и м у . Последний обратился за помощью к США.
В 1961 г. в Южный Вьетнам прибыли первые подразделения специальных войск
США («зеленые береты»). Вскоре в Вашингтоне было создано специальное коман­
дование во главе с генералом П. Харкинсом по оказанию военной помощи Сайгону.
Ч и с л е н н о с т ь американских военных советников в 1964 г. составила 12 тыс. чело­
век (в 1965 г. их было уже более 40 тыс.). Количество личного состава в южно­
вьетнамских вооруженных силах стремительно приближалось к 400 тыс. человек.
Самолетный парк увеличился с 130 до 270 самолетов. В военно-морских силах на­
считывалось 216 кораблей и вспомогательных судов. Кроме того, в Южно-Китай­
ском море США сосредоточили 4 ударных авианосца, 1 противолодочный а в и а н о с е ц
и десантный вертолетоносец с усиленным полком морской пехоты на борту. 30 ию­
ня 1964 г. на совещании в Гонолулу южновьетнамское руководство и а м е р и к а н с к а я
администрация пришли к консенсусу — одержать победу над Н Ф О без его полной
изоляции от Д Р В не удастся, и американцы готовы использовать свои в о о р у ж е н н ы е
силы не только против партизан, но и против Северного Вьетнама.
К тому времени Национальный фронт освобождения при помощи Д Р В , С С С Р и
К Н Р создал на территории Южного Вьетнама собственные вооруженные силы, со­
с т о я в ш и е из регулярной армии, территориальных войск и партизанских отрядов. К
середине 1964 г. им удалось захватить две трети территории страны с н а с е л е н и е м
в 10 млн. человек (всего в Южном Вьетнаме проживало 15 млн. человек).
По данным М И Д СССР, Советским Союзом в 1961 — 1 9 6 5 гг. через Д Р В Наци­
ональному фронту освобождения Южного Вьетнама были переданы в виде безвоз­
мездной помощи 130 безоткатных орудий и минометов, 1,4 тыс. пулеметов, 54,5 тыс.
единиц стрелкового оружия и боеприпасы к ним. Причем до 1965 г. С С С Р оказывал
помощь Югу, поставляя трофейное немецкое оружие. И это помимо экономической
помощи, предоставленной Советским Союзом непосредственно Северному Вьетна­
му. В свою очередь, Китай за период с 1955 по 1965 гг. предоставил Д Р В экономи­
ческую помощь на сумму 511,8 млн. рублей, в том числе на 302,5 млн. рублей без­
72
возмездно .
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 79

В этот период ситуация в Индокитае характеризовалась не только событиями во


Вьетнаме, но и в Л а о с е . После того, как в 1955 г. Лаос оставили французы, их
место попытались з а н я т ь американцы, что сразу же послужило поводом для созда­
ния «антиимпериалистического» движения во главе с Конг Л е . Как Советский Союз,
так и вьетнамские коммунисты, выступили в поддержку Л а о с а . Ч е р е з С е в е р н ы й
Вьетнам С С С Р начал с н а б ж а т ь лаосцев артиллерией, снарядами, горючим и продо­
вольствием. В стране началась гражданская война. Л а о с запросил и с т р е б и т е л и и
летчиков. М о с к в а согласилась поставить самолеты, Пекин же в летчиках о т к а з а л .
Боевые действия с переменным успехом продолжались до декабря 1970 г. За это
время в стране побывали 113 советских военных советников и с п е ц и а л и с т о в из
числа генералов и офицеров, 3 из которых умерли. Всего на 1 я н в а р я 1991 г. в Л а о с
было командировано 1840 военнослужащих и гражданских с л у ж а щ и х С о в е т с к о й
Армии, в том числе 33 генерала, 1136 офицеров, 89 прапорщиков, 167 солдат и сер­
жантов, 415 рабочих и служащих.
В соответствии с решением в Гонолулу был разработан план воздушной войны
против Д Р В , а также согласован план нанесения массированных ударов с воздуха
по объектам Н Ф О на территории Южного Вьетнама и Л а о с а . Вводилась блокада
морского побережья Индокитая.
Поводом для р а з в я з ы в а н и я активных боевых действий против Д Р В п о с л у ж и л о
вооруженное столкновение 2 августа 1964 г. отряда кораблей 7-го флота С Ш А с
вьетнамскими торпедными катерами. Через три дня по Северному Вьетнаму были
нанесены первые бомбовые удары силами палубной авиации США. Н а ч а л а с ь вой­
на. На стороне американцев выступили их союзники по блоку СЕАТО: Ю ж н а я Ко­
рея, Австралия, Таиланд и Новая Зеландия — численность их подразделений к концу
1968 г. составила 69 тыс. человек.
В боевых действиях группировки США и их союзников против Вьетнама можно
выделить три характерных периода:
П е р в ы й (с августа 1964 г. по февраль 1965 г.). Содержанием его стала по­
пытка ограниченными силами авиации подавить сопротивление п а р т и з а н и заста­
вить руководство Д Р В отказаться от их поддержки. Ударам подвергались районы
б а з и р о в а н и я сил Н Ф О , корабли, военно-морские базы и н а с е л е н н ы е пункты Д Р В .
По объектам Северного Вьетнама тактическая и палубная авиация США с о в е р ш и л а
165 самолето-вылетов, из них 90 — на разведку.
В т о р о й ( ф е в р а л ь — и ю л ь 1965 г.) характеризовался стремлением д о б и т ь с я
прежних целей систематическими ударами крупных сил по северовьетнамским транс­
портным магистралям и объектам между демаркационной линией и 20-й паралле­
лью, а т а к ж е базам Н Ф О в Южном Вьетнаме. Авиация Соединенных Ш т а т о в со­
вершила около 20 ООО самолето-вылетов, из них 7500 — по объектам Д Р В .
Т р е т и й (с июля 1965 г. по январь 1973 г.). Этот период примечателен тем, что,
наряду с тактической и авианосной авиацией, американцы начали и с п о л ь з о в а т ь для
ударов по территории Вьетнама и стратегические бомбардировщики.
Активность действий авиации начала сокращаться со второй половины 1970 г., и
в ф е в р а л е 1973 г. бомбардировки полностью прекратились.
По американской терминологии, война во Вьетнаме для американской армии яви­
лась локальной противопартизанской войной. Боевые действия велись без опреде­
ленной линии фронта, преимущественно вдоль шоссейных дорог, в районах военных
баз и населенных пунктов, на местности со слабо развитой системой коммуникаций.
Такая война, как правило, не ведется на заранее подготовленных позициях, а парти­
з а н с к а я армия растворяется среди населения. В обычной войне речь идет о террито­
рии, в партизанской — о безопасности людей. Поскольку п а р т и з а н с к а я а р м и я не
п р и в я з а н а к защите конкретной территории, она, по мнению американских экспер-
80 Локальные войны с участием советских и российских войск

тов, вправе сама определять для себя потенциальное поле боя со значительной сте­
пенью широты выбора и регулировать людские потери с обеих сторон. В традици­
онной войне 75-процентный успех является гарантией победы. В партизанской вой­
не зашита населения в течение 7 5 % времени равняется поражению. 100-процент­
ная защита на 7 5 % территории значительно лучше 75-процентной зашиты на 1 0 0 %
территории страны. «Если обороняющиеся силы не могут обеспечить практически
полной безопасности для населения — хотя бы на тех территориях, которые они
считают для себя жизненно важными, — партизаны рано или поздно победят», —
73
констатирует бывший госсекретарь США Г. Киссинджер .
Военно-морским силам США отводилась важная роль в поддержке армейских
частей и соединений на приморских направлениях. Периодически корабли наносили
артиллерийские удары по районам действий партизанских групп.
В ответ на «неприкрытое американское вмешательство» СССР заявил, что не мо­
ж е т оставаться безучастным к событиям, происходящим в «братской стране», и го­
тов оказать ей необходимую помощь, в том числе и военную. В целом Советский
Союз и социалистические страны в течение десяти лет ( 1 9 6 4 — 1 9 7 4 ) приняли 12
документов: заявлений, обращений, посланий, деклараций и призывов к мировой об­
щественности и правительству США о прекращении агрессии против вьетнамского
народа. Не осталась в стороне от войны и КНР, небезуспешно опробовавшая свои
силы в корейской кампании. При этом Пекин рассматривал Вьетнам как зону сво­
их ж и з н е н н о важных интересов и отводил ему весьма важную роль в национально-
освободительном движении стран третьего мира, отдавая последнему приоритет в
74
мировом революционном процессе в ущерб роли социалистической системы .
Такие цели поддерживали и северовьетнамские руководители, чья прокитайская
направленность вызывала опасения у официальной Москвы. Еще в ходе первых
официальных визитов в Демократическую Республику Вьетнам советских делега­
ций (в декабре 1962 г. — начальника штаба Объединенных Вооруженных Сил го­
сударств-участников Варшавского Договора генерала армии П. Батова и в я н в а р е
1963 г. — секретаря ЦК КПСС Ю. Андропова) обсуждались вопросы поставок в
эту страну вооружения и военной техники, а также оказание Советским Союзом
других услуг военного назначения, связанных со строительством и развитием наци­
ональной армии. Расхождение позиций сторон выявились позже — в ходе визитов
в С С С Р в я н в а р е — ф е в р а л е 1964 г. делегации Партии трудящихся Вьетнама во
главе с ее первым секретарем Ле Зуаном и летом того же года — делегации На­
ционального фронта освобождения Южного Вьетнама. В частности, представители
Н Ф О Ю В обратились к советскому руководству с рядом просьб и предложений, в
том числе об увеличении помощи оружием и боеприпасами, а также открытии по­
стоянного представительства Фронта в СССР. Реакция на эти просьбы со стороны
75
ЦК КПСС была более чем нейтральной . Охлаждение отношений Советского Со­
юза с вьетнамской стороной вызывалось и опасениями Н. Хрущева, ибо в этот пери­
од стали налаживаться контакты с Соединенными Штатами после Карибского кри­
зиса 1962 г. Москва явно не хотела возникновения нового «столкновения С С С Р и
США теперь уже в Юго-Восточной Азии».
П о н я в н е ж е л а н и е Москвы ввязываться в конфликт, Ханой стал активно разви­
вать отношения с Пекином. П о д а н н ы м Министерства обороны СССР, в 1964 г. на­
чались переговоры между КНР и Д Р В по вопросу заключения военного договора.
Во Вьетнам была приглашена китайская делегация во главе с министром обороны, и
в декабре обе стороны подписали договор, который предусматривал ввод китайских
76
войск на территорию ДРВ . Немногим ранее вьетнамцы информировали советско­
го военного атташе, что надобность в советских военных специалистах во Вьетнаме
77
отпала, и по истечении срока пребывания в Д Р В они должны покинуть страну .
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 81

Сближение Ханоя и Пекина во многом облегчалось совпадением взглядов на


ситуацию в Индокитае, особенно в связи с необходимостью вооруженной борьбы
против «американского империализма». И хотя, по свидетельству американского
исследователя Г. Колко, северовьетнамские лидеры впоследствии никогда не дове­
ряли Китаю, охлаждение отношений с Советским Союзом «предопределило их офи­
78
циальную позицию» .
И только смещение Н. Хрущева (после октябрьского пленума ЦК КПСС 1964 г.)
привело к определенному повороту в советско-вьетнамских отношениях. Очевидно,
это было обусловлено, во-первых, обеспокоенностью Москвы перспективой утраты
влияния в ЮВА и усилением позиций Пекина в этом регионе, что несло в себе
угрозу авторитету Советского Союза в глазах международного коммунистического
д в и ж е н и я . Во-вторых, гибель Д ж . Кеннеди и приход к власти Л. Д ж о н с о н а рассмат­
ривались в Кремле как результат возросшего давления в США правых сил, которые,
как считали на советском Олимпе, не были заинтересованы в улучшении советско-
американских отношений.
С конца 1964 г. политика СССР по отношению к Вьетнаму стала р а з в и в а т ь с я в
следующих направлениях: усиление морально-политической поддержки борьбы вьет­
намского народа против американской агрессии; расширение политических контак­
тов как с Ханоем, так и с представителями патриотических сил Ю ж н о г о Вьетнама
(24 декабря 1964 г. по решению Политбюро ЦК КПСС в М о с к в е при Советском ко­
митете солидарности со странами Азии и Африки открылось постоянное представи­
тельство Н Ф О Ю В ) ; увеличение экономической (прежде всего военной) помощи
Д Р В и южновьетнамским партизанам.
В феврале 1965 г. Ханой посетила представительная советская делегация во гла­
ве с председателем Совета Министров СССР А. Косыгиным. Вьетнамской стороне
была обещана помощь «по всем направлениям». На обратном пути делегация оста­
новилась в Пекине. Обсуждались вопросы советско-китайского сотрудничества по
Вьетнаму. Переговоры закончились в целом успешно. Однако к и т а й с к и е лидеры
отвергли просьбу Москвы выделить воздушный коридор и предоставить аэродром
в Куньмине для экстренной транспортировки советской военной помощи во Вьет­
нам. Л и ш ь через некоторое время через территорию К Н Р по ж е л е з н о й дороге в
Д Р В из СССР стали поступать военно-стратегические грузы.
О т п р а в л я л и с ь советские грузы и морем в порт Хайфон. Непрерывными постав­
ками во Вьетнам было занято более 20 судов Черноморского и Дальневосточного
морских пароходств. Как правило, советским судам при подходе к побережью Вьет­
нама приходилось преодолевать зону морской блокады, установленную американ­
скими авианосцами, эсминцами, кораблями других типов и самолетами морской авиа­
ции, под непрерывными облетами и конвоированием. Б е з официального о б ъ я в л е н и я
войны Северному Вьетнаму США, грубо нарушая принципы свободы открытого мо­
ря, установили вдоль всего вьетнамского побережья морскую и воздушную блокаду,
а к концу войны дополнили ее и минной. (С целью борьбы с минной опасностью во
Вьетнам была направлена группа военно-морских специалистов во главе с началь­
ником управления противолодочного вооружения В М Ф С С С Р капитаном 1-го ранга
С. Бутовым, которая занималась противолодочным обеспечением и тралением аме­
79
риканских мин .)
В то же время, по докладу тогдашнего министра Морского флота С С С Р В. Бакае­
ва, вьетнамские морские власти искусственно задерживали выгрузку советских су­
дов, считая, что чем больше советские суда будут находиться в Хайфоне, тем дольше
сохранится относительная безопасность в порту. Более того, транспорты с т а в и л и с ь
у зенитных береговых батарей, имея в виду, что американцы в о з д е р ж а т с я от их бом­
бежки, так как возле них находились русские. Особое беспокойство у м и н и с т р а
82 Локальные войны с участием советских и российских войск

вызывало то, что во время американских налетов к советским кораблям подходили


вьетнамские катера и из-под их бортов открывали огонь по самолетам противника,
вызывая тем самым «огонь с американских самолетов по советским судам». Были
случаи, когда вьетнамская сторона сознательно направляла советские суда через
опасный минный район, «желая этим проверить, действительно ли есть в акватории
80
донные мины или нет» .
Тем не менее объемы военной помощи СССР и Китая Вьетнаму непрерывно уве­
личивались. За период с 1953 по 1967 гг. включительно стоимость советских поста­
вок превысила 1 млрд. рублей. Начиная с 1965 г. Советский Союз стал н а п р а в л я т ь
вьетнамской стороне новейшие типы отечественного вооружения, особенно для сил
81
противовоздушной обороны ДРВ . Доля военной помощи составляла 6 0 % от об­
щей экономической. Приблизительно за этот же период объем китайских поставок
превысил сумму в 600 млн. долларов. Для сравнения: затраты США превысили
82
112 млрд. долларов .
Фактически же размер материальной поддержки для «борющегося» вьетнамско­
го народа был во много раз больше официальных цифр в связи с непрекращающи­
мися просьбами Ханоя о дополнительных поставках. Только в 1968 г. помощь Моск­
вы Северному Вьетнаму составила около 542 млн. рублей, из которых около 361
млн. рублей было передано безвозмездно. Этот уровень намечалось сохранить и на
следующий год (525 млн. рублей), однако начало мирных переговоров и сокращение
масштабов военных действий позволили высвободить часть средств, предназначен­
ных для обеспечения военных поставок, и в 1969 г. Д Р В было доставлено помощи
83
«лишь» на сумму около 370 млн. рублей и примерно на 316 млн. рублей в 1970 г.
Параллельно с поставками боевой техники и вооружения осуществлялась подго­
товка в советских военных учебных заведениях военнослужащих Вьетнамской на­
родной армии (ВНА). За эти годы (и до 1 января 1995 г.) в С С С Р / Р Ф прошли обу­
чение 13 483 вьетнамца, в том числе для СВ — 1941 чел., ПВО — 4511 чел., ВВС —
2543 чел., В М С — 2511 чел., тыла — 600 чел. и др. — 1377 чел.
Решительный поворот Советского Союза к укреплению сотрудничества с Вьет­
намом вызвал удовлетворение в официальном Ханое. В то же время отдельные
вьетнамские руководители (Ле Зуан, Фам Ван Донг и Во Нгуен Зиап) проводили
свою особую политику. Получив возможность добиваться для себя максимальных
выгод от Москвы, они продолжали балансировать между могущественными союзни­
ками — Китаем и СССР, используя в своих интересах их обоюдное стремление к
укреплению авторитета и влияния в Юго-Восточной Азии. Эти вьетнамские лиде­
ры стремились избавиться от чрезмерной опеки со стороны Китая, но в то же вре­
мя и з б е ж а т ь какой бы то ни было зависимости от Советского Союза. В результате,
на п р о т я ж е н и и всего рассматриваемого периода в сообщениях советских предста­
вителей во Вьетнаме, а также в сводках Министерства обороны и КГБ С С С Р дан­
ные об уменьшении китайского влияния в Д Р В сопровождались жалобами о «неис­
84
кренности, эгоизме и неуправляемости вьетнамских друзей» .
7 февраля 1965 г. самолеты, базировавшиеся на авианосцах 7-го флота США, под­
вергли бомбардировке и обстрелу Дог-Хой и другие населенные пункты Д Р В . С
этого времени начались систематические налеты американских бомбардировщиков
на вьетнамские объекты. Президент Л . Д ж о н с о н принял решение о расширении
воздушной войны против Вьетнама. Оно было изложено в меморандуме № 328 от
6 апреля 1965 г., 9-й пункт которого гласил: «Президент одобрил следующие общие
рамки дальнейших действий против Северного Вьетнама и Л а о с а : нам следует в
общих чертах сохранить нынешние постепенно нарастающие темпы операции «Рол-
линг тандер» (кодированное название воздушного наступления на Д Р В ) , будучи го­
товыми наращивать удары в ответ на активизацию операций Вьетконга... В опреде-
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 83

лении нынешних мишеней по-прежнему следует избегать эффективного радиуса


действий МиГов. Нам надлежит продолжать варьировать типы мишеней, активизи­
руя удары по линиям связи в ближайшем будущем с тем, чтобы через несколько
недель перейти к ударам по железным дорогам к северу и северо-востоку от Ха­
85
ноя» . В разработке дальнейших планов действий США во Вьетнаме особое значе­
ние имело военное совещание в Гонолулу 20 апреля 1965 г. с участием м и н и с т р а
обороны Р. М а к н а м а р ы .
Уже к концу 1965 г. все провинции Д Р В (за исключением городов Ханой и Хай­
фон) подверглись ракетно-бомбовым ударам американцев с воздуха. Столица Ха­
ной и порт Хайфон попали под бомбардировки с конца 1966 г. При этом у междуна­
родного хайфонского пирса был поврежден и советский теплоход «Белоруссия».
Всего с 5 августа 1964 г. по 5 августа 1966 г. количество самолето-вылетов ВВС
США составило свыше 240 тыс. По данным генерального штаба ВНА, динамика на­
летов американских бомбардировщиков на транспортные объекты выглядела сле­
дующим образом: в 1965 г. — 5,5 тыс., в 1966 г. — 13 тыс., в 1967 г. — 30 тыс., в
1968 г. (до 1 н о я б р я ) их среднемесячная интенсивность возросла еще более.
В этой обстановке, когда вьетнамское государство оказалось без противовоздуш­
ной обороны, правительство Д Р В обратилось за помощью к Советскому Союзу. В
апреле 1965 г. в М о с к в у прибыла правительственная делегация во главе с Ле Зуа-
ном. Состоялись переговоры о военных поставках из СССР, строительстве объек­
тов оборонного значения и направлении во Вьетнам советских военных специали­
стов зенитно-ракетных войск и истребительной авиации П В О страны.
Правительство Советского Союза приняло решение создать в Д Р В Группу со­
в е т с к и х военных специалистов (оформлено постановлением С о в е т а М и н и с т р о в
86
С С С Р № 525-200 от 6 июля 1965 г.) . Перед ней была поставлена задача в кратчай­
шие сроки обучить и подготовить к боевым действиям личный состав З Р В и ВВС
ПВО Вьетнамской народной армии. Формирование Группы началось с весны 1965 г.
на базе Московского и Бакинского округов ПВО и ряда других соединений и объе­
динений Войск ПВО страны.
В управление Группы вошли: старший Группы — генерал-майор Г. Б е л о в , его
з а м е с т и т е л ь по политической части полковник М. Борисенко и с т а р ш и й группы
специалистов З Р В полковник А. Д з ы з а . В дальнейшем, начиная с 1967 г., с т а р ш и м и
Группы в Д Р В я в л я л и с ь генералы В. Абрамов ( 1 9 6 7 — 1 9 6 9 ) , Б. Стольников ( 1 9 6 8 —
87
1970), Н. Максименко ( 1 9 7 0 — 1 9 7 2 ) и А. Хюпенен (1972—1975) . Одновременно во
Вьетнам была направлена советская военная техника: З Р К С-75 «Десна»; истребите­
ли МиГ-17, МиГ-21, радиолокационные станции обнаружения, техника с в я з и , зенит­
ная артиллерия среднего и мелкого калибра и другое вооружение.
В середине июня 1965 г. оперативная группа генералов и офицеров П В О была
н а п р а в л е н а в Ханой для рекогносцировки местности и согласования ряда вопросов
с вьетнамской стороной. 29 июня состоялась ее встреча с заместителем министра
Национальной обороны Д Р В генерал-майором Чан Шамом. Старший группы лич­
ного состава зенитно-ракетных войск полковник А. Д з ы з а доложил на ней следую­
щее: «...советские военные специалисты готовы к выполнению задачи по обучению
личного состава З Р В Вьетнамской народной армии. Это обучение будет осуществ­
л я т ь с я в соответствии с программой подготовки боевых расчетов, утвержденной ко­
мандованием П В О и ВВС ВНА и старшим Группы советских военных специали­
стов в Д Р В » . После обсуждения целого ряда специальных вопросов он добавил:
«...несмотря на сложную обстановку мы примем все меры к тому, чтобы в наме­
ченный срок выполнить план подготовки и ввода в бой первых зенитно-ракетных
полков ВНА».
84 Локальные войны с участием советских и российских войск

Д л я этой цели в джунглях Ча-Као на севере Демократической Республики Вьет­


нам и в ряде населенных пунктов было развернуто строительство баз для приема
и р а з м е щ е н и я личного состава, оборудования и материальной части учебных цент­
ров. Кроме того, были созданы огневые позиции для дивизионов З Р К «Двина», под­
готовлены площадки для технологических потоков технических дивизионов, а так­
же ж и л ы е городки для военнослужащих учебных центров, которые стали прибывать
из Советского Союза в апреле 1965 г. По состоянию на январь 1966 г., во Вьетнаме
находилось 382 советских военных специалиста. К концу 1966 г. в составе первых
четырех учебных центров насчитывалось уже 786 военнослужащих. В свою оче­
редь, 1342 вьетнамских военнослужащих приступили к обучению в военных учеб­
88
ных з а в е д е н и я х СССР . В дальнейшем в состав Группы влились военные специа­
листы, летный и инженерно-технический состав, связисты, танкисты, военные моряки
и медики. Весь личный состав СА и В М Ф подчинялся старшему Группы советских
военных специалистов.
В период с апреля 1965 г. по май 1967 г. в Д Р В прибыли и развернулись 10
учебных центров З Р В П В О СССР. Основу каждого центра составлял, как правило,
один зенитно-ракетный полк. Кроме того, некоторые центры формировались из сбор­
ного личного состава из различных соединений и частей П В О . Об их комплектова­
нии в одном из донесений в Генеральный штаб ВС СССР старший Группы совет­
ских военных специалистов в Д Р В генерал-майор Г. Белов писал следующее: «Мы
считаем, что опыт формирования учебных центров на базе одного зенитно-ракетно-
го полка себя полностью оправдал. Труднее обобщить и накопить опыт, если мы бу­
дем комплектовать личный состав из разных соединений. Если есть возможность,
то н у ж н о посылать полки, которые и будут в целом приобретать боевой опыт».
О т б о р военнослужащих в «спецкомандировку» в Войсках ПВО включал утвер­
ждение их кандидатур постановлениями военных советов округов и армий. Коман­
диры учебных центров и их заместители по политчасти утверждались аттестацион­
ной комиссией 10-го Главного управления Генштаба, после чего вызывались на бесе­
ды к главкому Войск П В О страны, а заместители по политической части, кроме то­
го, — в Главное политическое управление СА и В М Ф .
По з а в е р ш е н и ю комплектования учебных центров их личный состав распола­
гался в отдельных военных городках, где в течение двух-трех месяцев проходил
всестороннюю подготовку к выполнению правительственного задания, после чего
н а п р а в л я л с я во Вьетнам.
В целях заботы о советских военных специалистах постановлением Совета Ми­
н и с т р о в С С С Р для них были определены специальные нормы вещевого и денежно­
го довольствия. Положительно сказалось на их материальном положении постанов­
л е н и е правительства № 890-317 от 5 января 1965 г. «О повышении денежного со­
д е р ж а н и я офицеров и военнослужащих сверхсрочной службы». З а б о т я с ь о семьях
советских специалистов, отправляемых во Вьетнам, Совет М и н и с т р о в С С С Р 22 но­
я б р я 1968 г. принял постановление «О пособиях военнослужащим, получившим ра­
н е н и я , и семьям военнослужащих, погибших при выполнении интернациональной
задачи».
Первым во Вьетнам прибыл личный состав центра под командованием полков­
ника М. Цыганкова. Уже 8 июня 1965 г. на его открытие прибыли премьер-министр
Д Р В Ф а м Ван Донг и заместитель министра Национальной обороны Чан Ш а м . В
период с 1 по 8 мая 1965 г. прибыл 2-й учебный центр в составе 123 человек (на­
чальник центра генерал-майор Н. Баженов, заместитель по политчасти полковник
Н. Смирнов). С 15 мая начал свою деятельность 3-й учебный центр, готовивший
285-й зрп ВНА (начальник полковник К. Завадский, заместитель по политчасти май-
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 85

ор В. Ф и л и п п о в ) . Переброска советских военных специалистов во Вьетнам осуще­


ствлялась, главным образом, по воздуху силами ВТА ВВС.
По воспоминаниям бывшего ракетчика К. Черных, их группу с е р ж а н т о в и сол­
дат во главе с офицерами отобрали для выполнения задач «спецкомандировки» во
Вьетнаме в марте 1965 г. в Красноярске. После этого в течение месяца они про­
шли переподготовку на шестикабинный вариант ЗРК, и в мае на самолетах Ан-10 из
Иркутска их перебросили через Монголию и Китай в Ханой. При подлете к северо­
вьетнамской столице военно-транспортные самолеты сопровождали и с т р е б и т е л и
МиГ-21 вьетнамских ВВС. С аэродрома группу перевезли на автобусах в пригород
Ханоя Кимлин, где в это время размещались все иностранные советники и специа­
листы. После этого группа была расформирована, и советские специалисты были
направлены по несколько человек в различные части войск ПВО Д Р В . Там они
приступили к практическому обучению и вводу в строй на технике вьетнамских
89
офицеров и солдат .
С 4 марта 1966 г. приступил к выполнению поставленных задач личный состав
4-го учебного центра, сформированного на базе сокращенного состава 260-го Красно­
знаменного зенитно-ракетного полка (г. Брянск) Московского округа П В О (началь­
ник центра полковник В. Федоров, заместитель по политчасти подполковник В. Не-
ж е л ь с к и й ) . С мая 1966 г. по май 1967 г. были созданы еще 6 учебных центров (на­
чальники: полковники И. Певный, И. Суховеев, А. Ярославцев, И. Варламов, Н. Бере­
говой и А. Ваганов; заместители по политчасти: подполковники А. Б е л я к о в , Ф. Аб­
рамов, В. Крупное, Е. Рыков, В. Вовченко, майор П. Серюк).
Всего с апреля 1965 г. по май 1967 г. в общей сложности «для в ы п о л н е н и я
правительственного задания в ДРВ» прибыли 2266 воинов З Р В П В О страны. Ме­
нее чем за год советскими военными специалистами было обучено 10 полков зе­
нитно-ракетных войск, 3 полка радиотехнических войск, 2 полка истребительной авиа­
ции и других частей П В О и ВВС ВНА, которые приступили к несению боевого де­
журства.
Пребывание Группы советских военных специалистов во Вьетнаме периодиче­
ски инспектировалось руководством страны и М и н и с т е р с т в а обороны С С С Р . В
частности, в январе 1966 г. Д Р В посетила правительственная делегация во главе с
А. Шелепиным и Д. Устиновым, а в подразделениях Вьетнамской народной армии,
где находились советские военные специалисты, дважды (в октябре 1966 г. и в
марте 1972 г.) работала группа главнокомандующего Войсками П В О Советского Со­
юза, заместителя министра обороны СССР Маршала Советского Союза (в 1966 г. —
90
генерала армии) П. Батицкого . Их поддержка советских в о е н н о с л у ж а щ и х внушала
уверенность в выполнении поставленных задач. К примеру, член Политбюро А. Ше-
лепин выступал перед личным составом 252 и 274-го зрп. Кроме того, с воинами Со­
ветской Армии встречались посол СССР в Ханое И. Щербаков, президент Д Р В Хо
Ши М и н , премьер-министр Фам Ван Донг, министр Национальной обороны генерал
армии Во Нгуен Зиап, командующий ПВО и ВВС старший полковник Фунг Тхе Тай,
командиры и комиссары вьетнамских соединений и частей, представители партий­
ных и административных органов провинций, уездов, районов.
Задачи о т р а ж е н и я ударов авиации США по объектам Д Р В были в о з л о ж е н ы на
войска ПВО и ВВС ВНА, а также силы и средства ПВО зон (округов). Эти войска
представляли собой вид вооруженных сил ВНА, организационно с о с т о я в ш и й из ди­
визий ПВО и зенитных артиллерийских дивизий, отдельных частей ЗА, истребитель­
ных авиационных полков, радиотехнических полков и батальонов, частей и подраз­
делений тыла и специальных войск. По данным вьетнамского командования, к 1 ян­
варя 1970 г. их З Р В состояли из 6 дивизий ПВО, в состав которых входили от 1 до
3 зрп, и 2 — 6 зарп. Численный состав противовоздушной обороны страны к этому
86 Локальные войны с участием советских и российских войск

времени достиг 155 тыс. человек. Именно зенитно-ракетные войска ПВО ВНА яви­
лись основой защиты Д Р В от американских ВВС.
О с н о в ы в а я с ь на опыте использования зенитно-ракетных войск, впервые приме­
ненных в локальной войне, боевые действия во Вьетнаме, на наш взгляд, целесооб­
разно раз-делить на три периода:
П е р в ы й . Прикрытие объектов ограниченными силами З Р В с использованием
действий З Р К из «засад» (июль 1965 — июль 1966 гг.).
С марта 1965 г. в составе вьетнамской противовоздушной обороны начали появ­
л я т ь с я советские 37-мм и 57-мм зенитные пушки, а с июля — и зенитные ракетные
комплексы С-75 «Двина» и С-75М «Волхов». Всего с 1965 по 1972 гг. во Вьетнам
было доставлено из Советского Союза 95 З Р К и 7658 ракет. О с в а и в а т ь их вьетнам­
ским военнослужащим в учебных центрах помогали советские военные специали­
сты. Интенсивное обучение шло через переводчиков по 14 часов в сутки.
Трудность выполнения задачи состояла в ограниченном времени, низкой военно-
технической подготовке вьетнамских воинов и отсутствии у командования П В О и
ВВС ВНА какого-либо опыта применения зенитно-ракетных войск. В интересах успеш­
ного решения этой задачи во втором периоде обучения центры были переформиро­
ваны в зрп сокращенного состава, что значительно интенсифицировало обучение
по специальной подготовке вьетнамских ракетных дивизионов.
По окончании обучения (в конце июля 1965 г.) первым заступил на боевое де­
журство под Ханоем личный состав советских военных специалистов 236-го зе-
нитно-ракетного полка под командованием полковника М. Цыганкова (заместитель
по политчасти подполковник М. Барсученко). Они п е р в ы м и стали вести бое­
вые действия против ВВС США и уже на 1 марта 1966 г. уничтожили: 1-й зрдн
(командир подполковник В. Чернецов) — 16 самолетов противника; 2-й зрдн (под­
полковник И. Проскурин) — 9 самолетов; 3-й зрдн (подполковник Б. М о ж а е в ) — 15
самолетов; 4-й зрдн (подполковник Ф. Ильиных) — 20 самолетов.
Первыми в полку отличились ракетчики 3 и 4-го зрдн. В расчеты, обслуживав­
шие пусковые установки, на начальном этапе входили только советские офицеры и
солдаты. 25 июля ракетными залпами на дальности в 10 км дивизионы подполков­
ников Ф. Ильиных и Б. Можаева, прибывшие из Московского округа ПВО, сбили 3
американских истребителя-бомбардировщика F-4C, летевших на бомбардировку сто­
лицы Д Р В . В дальнейшем (вплоть до марта 1966 г.) эти дивизионы уничтожили
еще 32 самолета противника, за что их командиры были удостоены орденов Л е н и н а
и Красной Звезды.
Параллельно с несением боевых дежурств специалисты Группы вводили в строй
личный состав второго зенитно-ракетного полка Д Р В . Советские З Р К прикрывали
города и порты, аэродромы и военные базы, мосты и предприятия Д Р В . По запросу
вьетнамской стороны, направленному министром Национальной обороны Во Нгуен
Зиапом министру обороны СССР Маршалу Советского Союза Р. Малиновскому, в
феврале 1966 г. «для обучения национальных кадров» во Вьетнам были направлены
91
дополнительно 192 советских военных специалиста .
Согласно приказу главнокомандующего Войсками ПВО страны М а р ш а л а Совет­
ского Союза П. Батицкого первый опыт боевых действий вьетнамской Группы про­
тив американских ВВС в течение 1965—1966 гг. изучался специальной комиссией
генералов и офицеров под руководством генерал-лейтенанта артиллерии С. Вихо-
ря. Боевой опыт обобщался и в масштабе Группы войск, где широко практикова­
лось проведение «ракетно-стрелковых конференций». К примеру, на базе 274-го зрп
была проведена конференция на тему: «Ведение боевых действий зенитно-ракетных
дивизионов ВНА в боях против американских ВВС».
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 87

С первых дней пребывания на вьетнамской земле советские в о е н н о с л у ж а щ и е


столкнулись с рядом специфических трудностей климатического и санитарно-эпи­
демиологического характера. Тропическая жара, большая влажность, доходившая
обычно в ночное время до 100%, изнуряюще действовали на личный с о с т а в . Эти
трудности усугублялись наличием москитов, ядовитых змей и множеством других
насекомых, вызывающих ряд заболеваний (энцефалит, лихорадку Ку, амебную дизен­
терию и др.). В связи с этим в апреле 1966 г. учебные центры посетил главный хи­
рург Советской Армии генерал-полковник Вишневский с группой военных врачей.
Медики провели большую работу по проверке состояния медицинского обслужива­
ния войск Группы и тщательному обследованию санитарно-эпидемической обста­
новки. В результате в течение 1965—1970 гг. среди советских военных специали­
стов не было отмечено вспышек эпидемических заболеваний.
В первый период боевых действий (1965—1966), когда воздействию авиации про­
тивника подвергались почти все города Вьетнама, в практику советских З Р В вне­
дрялись рекомендации по повышению возможностей З Р К С-75 для борьбы с низко-
летящими целями (подрыв ракеты по команде с земли и т. д.)'. Интенсифицировал­
ся учебный процесс. Наиболее активно трудился личный состав 4, 5, 8 и 9-го учеб­
ных центров. При этом непосредственную помощь советскому командованию ока­
зывало руководство ВНА. Так, в 4-м центре перед военнослужащими выступали ко­
мандующий ПВО и ВВС старший полковник Фунг Тхе Тай, его заместитель с т а р ш и й
полковник Хуен и др. В результате совместными усилиями личного состава 4-го и
5-го центров в джунглях были расчищены площадки для технических дивизионов,
что способствовало завершению обучения вьетнамских воинов на 15 дней раньше
предполагаемого срока.
Ввиду угрозы воздушного нападения авиации США и диверсионных д е с а н т н ы х
групп противника («рейнджеров»), 8-й и 9-й учебные центры (начальники полков­
ник А. Ярославцев и полковник А. Ваганов, заместители по политчасти подполков­
ник В. Крупное и майор П. Серюк) были вынуждены трижды менять место дис­
локации и развертывать учебно-материальную базу в джунглях. П о с т е п е н н о все
учебные центры, переформировываясь в зенитно-ракетные полки, по з а в е р ш е н и и
учебы, заступали на боевое дежурство совместно с вьетнамскими военнослужащи­
ми. Каждый зенитно-ракетный дивизион советских военных специалистов состав­
лял две боевые дежурные смены. На дежурство заступали через сутки.
Особое внимание при этом уделялось вводу в строй молодых офицеров, которые
прибыли из С С С Р . В лучшую сторону в этом отношении отличались воины 274,
257 и 260-го зрп ВНА. Так, например, в 260-й полк, которым командовал полковник
В. Федоров, из Московского округа ПВО прибыло 87 офицеров, из них 62 человека
молодых (в том числе: 14 командиров взводов, 6 начальников и з а м е с т и т е л е й на­
чальников отделений, 42 человека инженерно-технического состава). Б о л ь ш и н с т в о
из них — инженеры и техники, окончившие Ярославское военно-техническое учи­
лище связи Войск ПВО страны. Работа дала положительные результаты. Уже 4 ию­
ля 1966 г. полк вступил в бой. Дивизион майора Саморукова сбил на малой высоте
самолет F-105, пилотируемый командиром авиационного крыла подполковником ВВС
США Г. Смитом. При этом отличились майор В. Червнюк, старший л е й т е н а н т В. Ро-
манюк и ефрейтор А. Лобан. Всего полк В. Федорова за период командировки вы­
92
полнил 43 боевых стрельбы и сбил 25 американских самолетов .
Большую помощь личному составу Группы З Р В оказывали более с т а р ш и е их
товарищи, генералы и офицеры, прошедшие школу Великой О т е ч е с т в е н н о й войны,
93
такие как Г. Белов, А. Дзыза , М. Борисенко, В. Федоров, А. Тромбачов, К. Завадский
и др.
88 Локальные войны с участием советских и российских войск

Эффективное применение советских ЗРК «Двина» при отражении атак против­


ника, по словам полковника В. Федорова, «оказывало сильное психологическое воз­
действие на американских летчиков». Были отмечены случаи, когда у ж е при фикса­
ции стартов ракет они катапультировались. К примеру, такой случай произошел 4
сентября 1966 г. при бомбардировке Ханоя. В этой связи, в частности, американская
газета «Дейли Ньюс» писала: «Зенитно-ракетные войска Вьетнама я в л я ю т с я самым
грозным оружием, с которым когда-либо сталкивались американские летчики. Ни­
какое другое противосамолетное оружие не обладает даже приблизительно такой
вероятностью поражения. На высоте более 5 тыс. футов (1,5 км) точность ракет
очень велика, несмотря на наши попытки создать помехи. Д л я выполнения задания
американские пилоты вынуждены совершать полеты значительно н и ж е этой высо­
ты и таким образом делать себя уязвимыми для огня зенитной артиллерии».
Одним из самых т я ж е л ы х боев, проведенных советскими ракетчиками на вьет­
намской земле, был бой летом 1965 г. под Хайфоном, где располагались огневые по­
зиции четырех советских и вьетнамских зрдн. В налете американской авиации уча­
ствовало 72 самолета. При отражении атаки противника один зенитно-ракетный ди­
визион был уничтожен. Погибло несколько советских военнослужащих. В резуль­
тате огня средств ПВО американцы потеряли 28 самолетов.
Ч е р е з 6 месяцев пребывания во Вьетнаме первая группа специалистов Войск
П В О С С С Р , главным образом из числа личного состава срочной службы, была от­
правлена на Родину.
Параллельно с совершенствованием войск ПВО Вьетнама изменялись тактика и
состав авиационной группировки противника. Так, до марта 1965 г. в применении
американских ВВС наблюдались следующие особенности: вылеты носили эпизоди­
ческий характер; к действиям привлекалась тактическая и авианосная авиация; ра­
диоэлектронные помехи почти не ставились; основной способ боевых действий —
н а н е с е н и е сосредоточенных ударов относительно крупными группами самолетов;
ведение разведки одиночными самолетами. Затем (до июля) были внесены некото­
рые коррективы: расширение масштабов действий авиации; применение управляе­
мых ракет класса «воздух-земля»; ночные действия; создание активных и пассив­
ных помех; применение противозенитных маневров; главные усилия авиации были
направлены на уничтожение коммуникаций; основной способ действий авиации —
сосредоточенные удары с различных направлений со средних и больших высот.
С июля (с появлением советских ЗРК) для действий противника стало характер­
ным: широкомасштабное применение авиации; эшелонированные действия мелких
групп авиации на малых и предельно малых высотах (до 5 0 — 1 0 0 м) н и ж е н и ж н е й
границы зоны поражения З Р К С-75М; расширение действий ночью; применение
специальных противорадиолокационных ракет «Шрайк»; использование для дораз-
ведки беспилотных самолетов; полеты ударных самолетов по переменному профи­
лю с использованием маскирующих свойств рельефа местности; повышение интен­
сивности радиоэлектронных помех; применение рассредоточенных боевых поряд­
ков авиации; увеличение количества самолетов для обеспечения действий ударных
групп и выделение самолетов-лидеров для их наведения; использование способа бо­
евых действий самолетов типа «свободная охота».
В т о р о й п е р и о д (вторая половина 1966 г . — первая половина 1967 г.).
Усилия сосредоточивались на прикрытии важных объектов страны в сочетании с
действиями методом «засад». В это время происходило дальнейшее совершенство­
вание системы ПВО Вьетнама с повышением активности истребительной авиации.
В действиях американцев в этот период отмечались следующие особенности:
эшелонированные действия мелких групп самолетов с нескольких направлений на
средних высотах ( 4 — 5 тыс. м); сосредоточенные удары крупных групп самолетов;
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 89

интенсивная постановка радиоэлектронных помех из зон б а р р а ж и р о в а н и я специаль­


ных постановщиков помех и из боевых порядков ударных групп; проведение спе­
циальных воздушных операций; комплексное применение активных и п а с с и в н ы х ра­
диопомех, противозенитных и противоракетных маневров.
Как у ж е отмечалось, с 1966 г. противник стал активно применять новые противо-
локационные управляемые ракеты типа «Шрайк» и «Стандарт АР», с помощью кото­
рых только в 1967 г. были выведены из строя 12 З Р К . За первое полугодие 1968 г.,
к примеру, из 34 ударов ВВС США по вьетнамским позициям 24 удара ( 7 0 % )
производилось ракетой «Шрайк». Советским и вьетнамским зенитно-ракетным пол­
кам приходилось часто менять места дислокации, создавать ложные стартовые пози­
ции, проводить доработки на технике и ее ремонт. По инициативе офицеров управ­
л е н и я 274-го зрп во главе с инженер-майором А. Петровым во всех полках стали
создаваться группы по устранению неисправностей на технике без вывода ее с бо­
евых позиций. Анализ боев (на 1 ноября 1967 г.) показал, что из 916 проведенных
стрельб количество удачных составило 321 (средний расход ракет на сбитие одной
цели — 4,1). Только в августе в 117 проведенных боях было з а ф и к с и р о в а н о 86
случаев применения американскими пилотами ракеты «Шрайк». Однако это не по­
мешало советским дивизионам уничтожить 27 и повредить 32 самолета противника.
Налеты американской авиации создавали значительные моральные и физиче­
ские нагрузки личному составу. За сутки дежурства объявлялось большое количест­
во боевых тревог. К примеру, в августе 1967 г. только в 274-м зрп было о б ъ я в л е н о
44 боевые тревоги.
Т р е т и й п е р и о д (вторая половина 1967 г . — конец войны) характеризовал­
ся действиями войск ПВО в составе зонально-объектовой группировки по прикры­
тию городов Ханой и Хайфон с их пригородами. В этот период в системе П В О
Вьетнама, благодаря военной помощи СССР, увеличилось количество самолетов ис­
94
требительной авиации (МиГ-17, МиГ-19 и МиГ-21) , расширились масштабы их при­
менения. На вооружение поступили переносные З Р К ( П З Р К ) «Стрела-2». Совер­
шенствовалось взаимодействие ИА и З Р В . Использовались некоторые новые при­
емы радиоэлектронной борьбы.
С середины 1968 г. ударные самолеты ВВС США начали оснащаться новыми
комплексами постановки радиолокационных помех, стали активно вести радиораз­
ведку. Эффективность действий ПВО Вьетнама резко снизилась. Средний расход зе­
нитных ракет на один сбитый самолет возрос с 1—3 до 9 — 1 0 единиц. «Радиоэлек­
тронная война», начатая американцами, снизила эффективность стрельбы З Р К . Так,
15 декабря 1967 г. при отражении налета на Ханой одна треть пущенных р а к е т
упала на землю по причине их неуправляемости. Увеличилось и число потерь среди
советских военнослужащих. По данным Ц А М О Р Ф , в результате налетов американ­
ской авиации погибли (до 1972 г.) военнослужащие А. Соломин, А. Багаев, М. Брин-
95
диков, В. Гаркуша, В. Смирнов и др.
Это вызвало у определенной части военных специалистов сомнения в надежно­
сти советской техники. Чтобы «выяснить ситуацию», была создана специальная группа
инженерно-технического состава во главе с генерал-майором артиллерии Н. Куль-
баковым. Перед группой была поставлена задача — «определить причины падения
ракет и разработать необходимые меры по восстановлению боеспособности комп­
лексов». Результатом работы специалистов явилось то, что потери а м е р и к а н ц е в в
небе Вьетнама на конец 1968 г. составили более 800 самолетов.
С помощью советских специалистов с 1971 г. вьетнамцы стали более эффектив­
но использовать «доработанные» зенитные комплексы. В отдельные дни они сбива­
ли до 10 самолетов и вертолетов противника, в том числе л е т а в ш и е на малых вы­
сотах (до 2 км). 19 апреля 1972 г., к примеру, было сбито 6 вертолетов. Нередко при
90 Локальные войны с участием советских и российских войск

этом в плен попадали высокопоставленные генералы и офицеры противника. Так,


9 а п р е л я 1972 г. был захвачен в плен американский генерал Р. Толмен; через два
месяца в плену оказался руководитель военных советников США 2-го корпусного
района генерал Д ж . Вэнн, а 16 июля того же года — командир 4-й авиационной ди­
визии южновьетнамских ВВС бригадный генерал Нгуен Хюи Ань.
Д е й с т в и я советских военных специалистов ПВО высоко оценивались руковод­
ством Вьетнама. В частности, в июле 1966 г. в ответ на поддержку личным соста­
вом 257-го зрп обращения президента Д Р В «о необходимости активизации борьбы
с агрессором» полк получил благодарственное письмо от комиссара П В О и ВВС
старшего полковника Данг Тиня: «Мы только что получили письмо советских спе­
ц и а л и с т о в «стройки 700» (кодированное название зрп), в котором в ы р а ж е н а реши­
тельная поддержка О б р а щ е н и я президента страны. Это яркое подтверждение неру­
шимой дружбы между нашими братскими народами. Мы выражаем вам и в вашем
л и ц е всем специалистам приветствие и благодарность ПВО и ВВС».
Еще пример: после завершения командировки перед советскими военнослужа­
щими из 274-го зрп выступил его новый вьетнамский командир майор Нунг. О н , в
частности, подчеркнул: «Мы никогда не забудем ваших усилий, которые вы прило­
ж и л и , обучая полк. Мы никогда не забудем совместно проведенных боев, в которых
с р а ж а л и с ь плечом к плечу советские и вьетнамские воины. Мы учились у вас
у п о р с т в у в работе, мужеству и смелости в бою. Мы навечно стали боевыми друзь­
я м и . Мы всегда будем благодарны советскому народу за помощь, которую вы ока­
зали нам».
Военно-воздушные силы Вьетнама были представлены тремя полками и подчи­
н я л и с ь командующему ВВС и ПВО. Их основу составила истребительная авиация.
Кроме того, в небольшом количестве имелись бомбардировщики Ил-28 (в февра­
л е — м а р т е 1967 г. нанесли несколько успешных ударов по американским войскам),
самолеты Ан-2б (вооружались НУРСами), транспортные самолеты Ил-14 и Ли-2
( в ы п о л н я л и перевозки личного состава и грузов из Д Р В в освобожденные районы
Ю ж н о г о Вьетнама и Л а о с а ) . В течение всей войны авиация действовала, главным
образом, для прикрытия с воздуха Ханоя, Хайфона и других важных военно-промыш­
л е н н ы х и административных объектов Д Р В . Уже в начале 1966 г. в воздушных бо­
ях вьетнамская авиация сбила 11 американских самолетов при собственных поте­
рях — 9 машин (соотношение 1,2:1). После ввода в бой МиГов-21 (с мая по де­
кабрь) противник потерял 47 самолетов. Вьетнамские потери — 12 машин (соотно­
ш е н и е — 4:1). Американцы отреагировали незамедлительно. Была организована но­
вая система подготовки летного состава на континенте. Боевые самолеты оснаща­
лись самыми современными средствами управления, наведения и ведения воздушно­
го боя. Все это привело к тому, что с 1971 г. и до окончания войны МиГ-21 воевал
у ж е в экстремальных условиях. При этом советские военные специалисты прилага­
ли немало усилий, чтобы ввести в строй молодых вьетнамских летчиков. К примеру,
в 1972 г. только в 921-м иап северовьетнамских ВВС советские летчики-инструк­
торы во главе с подполковником А. Ивановым ежемесячно налетывали по 3 0 — 4 0
часов. При ведении воздушных боев вьетнамскими летчиками советские авиацион­
ные специалисты переходили на командные пункты ВВС ВНА и участвовали в
практическом наведении вьетнамских самолетов на цели противника. Эту работу
96
координировал генерал-майор авиации Н. Спевак . Были и трагические случаи. Так,
30 а п р е л я 1971 г. погиб при исполнении служебных обязанностей летчик-инструк­
тор к а п и т а н Ю. Поярков, а 23 марта 1973 г. — летчик-инструктор к а п и т а н В. Мры-
97
хин . 11 с е н т я б р я 1972 г. лишь чудом смог катапультироваться э к и п а ж «спарки».
К декабрю 1972 г. численный состав вьетнамских войск П В О и ВВС и з м е н и л с я
незначительно, за исключением истребительной авиации. Было сформировано пять
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 91

авиационных полков: три полка имели на вооружении 148 боевых самолетов (при
170 подготовленных летчиках), один учебный полк находился на территории Китая и
один занимался транспортными перевозками. Что к а с а е т с я боевых полков, то на во­
оружении первого находилось 77 самолетов МиГ-21 различных модификаций, вто­
рого — 59 самолетов МиГ-17 и третьего — 12 самолетов МиГ-19 китайского про­
изводства.
В течение весны и лета 1972 г. войска ПВО и ВВС вели и н т е н с и в н ы е боевые
действия по отражению налетов американских самолетов. И с т р е б и т е л ь н а я авиация
совершила около 800 боевых вылетов и провела до 200 воздушных боев, в ходе ко­
торых было сбито более 80 самолетов противника. Значительную роль сыграла зе­
нитная а р т и л л е р и я , уничтожившая 150 воздушных целей. Однако основной вклад в
отражение налетов американской авиации, как и прежде, вносили ракетчики: на их
счету 350 самолетов противника.
В борьбе с американской авиацией ощутимые потери понесла и вьетнамская сто­
рона. К примеру, было выведено из строя около половины зенитно-ракетных дивизи­
онов, уничтожено на стартовых позициях и в расположении технических дивизио­
нов около 200 зенитных ракет, истребительная авиация недосчиталась 5 0 % самоле­
тов и 15 летчиков, было повреждено более 10 радиолокационных станций различ­
ных типов. К концу войны в целом во Вьетнамской народной армии, по докладу за­
местителя командующего войсками ПВО и ВВС, осталось только 39 боеготовых зе­
нитно-ракетных комплексов. Расход ракет за период боев составил 6806 единиц.
Прекращение бомбардировок в октябре 1972 г. в связи с н а ч а в ш и м и с я в Пари­
же переговорами было использовано вьетнамским руководством для у с и л е н и я груп­
пировок своих войск. При помощи СССР формировались новые части и подразделе­
ния, на вооружение которых поступали более современные З Р К С-125. Однако из-за
медленного развертывания они так и не приняли участия в боевых д е й с т в и я х .
Чтобы в какой-то мере склонить Вьетнам к конструктивным переговорам и не
дать возможности развернуть новые ЗРК, американское командование с 18 по 30 де­
кабря провело тщательно спланированную воздушную операцию (кодовое наимено­
вание «Лейнбакер-2»), в которой приняла участие вся стратегическая, тактическая и
армейская авиация, дислоцирующаяся на театре военных действий (более 700 бое­
вых самолетов, из них 83 В-52 и 36 F-111). К операции привлекалась и часть сил
7-го флота. Замысел операции сводился к следующему:
а) завоеванию уже в первые часы ее проведения абсолютного господства в воз­
душном пространстве Д Р В путем нанесения ударов по аэродромам, их блокирова­
н и я с воздуха, подавления средств ПВО;
б) нанесению массированных ударов по главному объекту Д Р В — г. Ханой, пор­
ту Хайфон, административно-промышленным, военным объектам и коммуникациям,
а т а к ж е обстрел стратегических объектов корабельной артиллерией 7-го флота;
в) непрерывности огневого воздействия по объектам (удары н а н о с и т ь днем и
ночью).
В ходе операции было совершено 34 массированных удара, 2814 самолето-выле­
тов (1810 ночью), среднесуточная интенсивность — 234 (151 ночью). Сброшено
12,5—14 тыс. т. бомб, выпущено около 6 тыс. снарядов. Роль главной ударной силы
выполнила стратегическая авиация, совершившая 17 массированных ударов, 594 са­
молето-вылета. Она впервые применялась в таком массовом составе. Т а к т и ч е с к а я
и армейская авиация решали задачи обеспечения боевых действий (примерно 6 0 %
ресурса); наносили удары ( 3 6 % ) ; вели разведку (около 4 % ) .
Особое внимание было уделено организации и осуществлению у п р а в л е н и я и
всестороннему обеспечению. В соответствии с единым замыслом и планом общее
управление осуществлял объединенный центр управления боевыми операциями (Сай-
92 Локальные войны с участием советских и российских войск

гон), непосредственное — воздушные командные пункты. Обеспечение включало


разведку, радиоэлектронное противодействие, непосредственное обеспечение удар­
ных групп и огневую поддержку корабельной артиллерией.
Д л я войск Вьетнама воздушная операция США не была неожиданной ни в стра­
тегическом, ни в тактическом планах. Это позволило до ее начала: уточнить диспо­
зицию собственных сил и средств; усовершенствовать маскировку; провести комп­
лекс и н ж е н е р н ы х работ по оборудованию позиций зенитных, ракетных и радиотех­
нических войск; полки З Р В и РТВ прошли боевую практику. Это положительно
с к а з а л о с ь на эффективности ПВО Д Р В .
Б о е в а я техника и вооружение советского производства показали в целом высо­
кие боевые качества и способность поражать современного воздушного противни­
ка. За 12 дней и ночей был уничтожен 81 самолет (34 В-52 и 3 F-111) ВВС США.
З Р В — основной род войск системы ПВО Д Р В — уничтожили 54 ( 6 7 % ) самоле­
та, из них 31 В-52 ( 9 1 % ) . Результативность боев З Р К могла быть и выше, если бы
не с к а з ы в а л и с ь отдельные субъективные трудности. Во-первых, технические диви­
зионы не с п р а в л я л и с ь с нагрузкой в экстремальных ситуациях и, во-вторых, в усло­
виях активных помех для поражения цели разрешалось использовать всего две ра­
кеты, тогда как по инструкции пуск должен осуществляться тремя.
З е н и т н о й артиллерии принадлежала важная роль в борьбе с маловысотными це­
лями, особенно при обороне стартовых позиций ракет, аэродромов, мостов. Сбито 20
( 2 4 % ) самолетов, из них 3 F-l 11 и 1 В-52.
И с т р е б и т е л ь н а я авиация провела 8 воздушных боев, совершив 31 самолето-вы­
лет. При этом было сбито 7 ( 9 % ) самолетов, в том числе 2 бомбардировщика В-52.
Д л я борьбы с последними самолеты МиГ-21 применялись одиночно, р е ж е парой.
Другие типы истребителей участия в боях не принимали.
РТВ в основном обеспечивали войска и население информацией о воздушном
98
п р о т и в н и к е . Они обнаружили и провели 2875 самолетов (239 в сутки) .
30 декабря 1972 г., понеся тяжелые потери, американцы прекратили операцию, не
достигнув ее цели. США потерпели поражение, как военное, так и политическое, во
многом благодаря мощной, хорошо организованной советскими специалистами про­
тивовоздушной обороне, оснащенной отечественным оружием и военной техникой.
В ходе войны проходило своеобразное «соревнование» советской и американ­
ской концепций по техническому оснащению ВВС, облику и назначению самолетов.
Создатели «Фантома» (F-4), основного «оппонента» МиГ-21, стремились совместить
в одной машине функции воздушного и наземного поражения противника. Совет­
ские же конструкторы большее внимание обращали на маневренные характеристи­
ки самолета. При примерно одинаковой с «Фантомом» тяговооруженности и пора­
ж а ю щ и х в о з м о ж н о с т я х это обеспечивало МиГам лучшую выживаемость. Как пока­
зал опыт, вместе с профессиональным мастерством советских и вьетнамских летчи­
ков, МиГ-21 показал себя с наилучшей стороны. Особой неожиданностью для аме­
риканцев стало то, что советская машина могла на сверхзвуке с б л и ж а т ь с я сзади с
их самолетами.
За восемь лет войны северовьетнамские летчики под руководством советских
специалистов и при их участии провели в общей сложности 480 воздушных боев,
сбив 350 самолетов противника и потеряв 131 свой.
Соединенные Штаты и их союзники по Вьетнамской войне потеряли 8612 еди­
н и ц авиационной техники (3720 самолетов и 4892 вертолета, при этом в небе над
99
Д Р В — 1095 самолетов и 11 вертолетов) .
В ходе войны СССР наиболее интенсивно начал поставлять н о в е й ш и е виды во­
о р у ж е н и я после 1971 г., когда в Ханое было принято решение о вступлении ВНА на
территорию Южного Вьетнама. В этой операции участвовали 14 дивизий ВНА и не-
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 93

сколько отдельных полков, оснащенных советским стрелковым вооружением, танка­


ми Т-34 с инфракрасным прицелом и 100-мм пушкой, зенитными ракетами среднего
радиуса действия, различными модифицированными артсистемами. К началу 1973 г.
Д Р В добилась полного превосходства над южанами в военной технике и оружии,
что в значительной степени обеспечило ей окончательную победу.
Как уже упоминалось, советско-вьетнамские отношения никогда не были гладки­
ми. И прежде всего потому, что все шаги Советского Союза рассматривались Хано­
ем лишь с точки зрения их выгодности или невыгодности для Вьетнама. Это неред­
ко приводило к ряду осложнений в военном сотрудничестве двух стран. Посоль­
ство и представители Министерства обороны СССР в Ханое неоднократно инфор­
мировали Москву о фактах халатного отношения официальных властей к запросам
и просьбам военных специалистов. Отмечалась необъективность информации, исхо­
дившей от руководства Вьетнамской народной армией о положении на юге Вьетна­
ма. Имелись откровенные попытки принизить роль и значение советской военной
помощи Д Р В , дискредитировать советское оружие и военную технику. Вьетнамские
власти с большой неохотой допускали советских военных специалистов к трофей­
ным образцам американской военной техники. Нередко представители МО С С С Р
работали в условиях недоверия и подозрительности. Вьетнамцы часто нарушали
условия хранения советской боевой техники, неэкономно использовали ракеты и бо­
еприпасы, отказывались выполнять рекомендации советских специалистов о прави­
лах эксплуатации оборудования и вооружения, что приводило к их порче. И это в
сочетании с непрекращающимися просьбами Д Р В о дополнительной помощи, кото­
рая трактовалась в Ханое не иначе как «обязательное выполнение Советским Со­
100
юзом своего интернационального долга» .
Не менее сложны и противоречивы были отношения Вьетнама с Китаем, что не
могло не сказаться на советско-вьетнамском сотрудничестве. Посольство С С С Р в
Ханое, КГБ и ГРУ в донесениях в Москву отмечали, что первые признаки расхож­
дения в позициях двух стран относятся к началу 1966 г. К примеру, в одном из до­
кументов, подготовленном КГБ 21 февраля для ЦК КПСС, особо подчеркивалось, что
китайские руководители проявляют беспокойство в связи с тенденцией вьетнам­
ских коммунистов к большей самостоятельности во внешнеполитической деятель­
101
ности .
Противоречия между Китаем и Вьетнамом нарастали по мере осознания вьет­
намским руководством необходимости поиска путей политического урегулирова­
ния кризисной ситуации. Согласие официального Ханоя на переговоры с Вашингто­
ном в 1968 г. вызвало резкое недовольство Пекина. В целях недопущения сверты­
вания военных действий китайское правительство пошло на расширение сепарат­
ных связей с Н Ф О Ю В , подталкивая последний на продолжение партизанской войны
до победного конца. Помимо этого, К Н Р начала чинить п р е п я т с т в и я в перевозках
оружия и военного снаряжения из СССР в Д Р В , которые осуществлялись, как уже
отмечалось, и через территорию Китая. На это, в частности, указал председатель Со­
вета М и н и с т р о в СССР А. Косыгин. Во время беседы с северокорейской делегацией
в марте 1966 г. он недвусмысленно дал понять, что в результате трений с китай­
скими властями часть советских грузов для Вьетнама под различными предлогами
складируется на территории Китая. По словам А. Косыгина, Мао Цзэдун при неод­
нократном обращении советского руководства «по данному вопросу» всегда повто­
102
рял, что у К Н Р с СССР «разногласия на десять тысяч лет» .
Вместе с тем, и Советский Союз, и Китай продолжали осуществлять военные
поставки во Вьетнам. По данным Международного института стратегических ис­
следований, динамика их военной помощи Д Р В за период войны по годам (в млн.
долларов) выглядит следующим образом:
94 Локальные войны с участием советских и российских войск

Таблица 3
Годы СССР КНР Всего
1965 210 60 270
1966 360 95 455
1967 505 145 650
1968 209 100 309
1969 120 105 225
1970 75 90 165
1971 .100 75 175
Итого: 1579 670 2249

Из приведенных данных видно, что наибольший объем поставок во Вьетнам при­


ш е л с я на 1967 г. — 650 млн. долларов. А всего за 7 лет ( 1 9 6 5 — 1 9 7 1 ) С С С Р и Китай
оказали Вьетнаму помощь на сумму более 2,2 млрд. долларов США.
Только Советский Союз с 1960 по 1974 гг. подписал с Д Р В 16 различных догово­
ров, конвенций, протоколов и соглашений, направленных на оказание ей военной,
экономической и научно-технической помощи (в том числе в областях энергетики,
транспорта, машиностроения, сельского хозяйства, разведке недр, образования, куль­
туры и др.).
Вьетнамская война (как и все другие локальные войны и вооруженные конфлик­
ты) имела и свои специфические особенности, состоявшие, во-первых, в том, что Со­
ветский Союз получил возможность в условиях реальных боевых действий испы­
тывать новейшие образцы военной техники и, во-вторых, получать максимум дан­
ных о последних д о с т и ж е н и я х американцев в области вооружений.
Во Вьетнаме впервые прошли «обкатку» такие новые для того времени образцы
о р у ж и я и военной техники, как система «Град», реактивные истребители МиГ-21, а
т а к ж е пластиковая взрывчатка, показавшие свою эффективность при атаках вьет­
намских войск на крупные американские базы, аэродромы, склады боеприпасов и
т. д. При этом всё отечественное вооружение и техника непрерывно совершенство­
вались советскими военными специалистами и представителями оборонных отрас­
лей промышленности с учетом последних достижений американской военной мысли.
По воспоминаниям бывшего начальника 4-го Главного управления МО С С С Р , а
затем старшего группы советских военных специалистов во Вьетнаме, ныне гене­
рал-лейтенанта в отставке М. Воробьева, со стороны ПВО меры по поддержанию
достаточной эффективности З Р К принимались в двух направлениях: тактическом —
путем отработки способов боевого применения комплексов, соответствующих из­
меняющейся тактике действий авиации США, и техническом — путем модерниза­
ции некоторых систем комплекса с практической доработкой аппаратуры непосред­
ственно во вьетнамских войсках. В тактической части задачи решались в основном
советскими военными специалистами при частях З Р В совместно с офицерами час­
тей и аппарата командующего З Р В ВНА, а также находившимися во Вьетнаме пред­
ставителями конструкторских организаций, НИИ ПВО и испытательного полигона
П В О Советского Союза. Эта работа велась постоянно с первых дней начала боевых
действий. Разработкой технических мероприятий и их реализацией занимались кон­
структоры З Р К «системы-75» — Н П О «Алмаз» (генеральный конструктор академик
А. Р а с п л е т и н ) , ракеты — М К Б «Факел» (генеральный конструктор академик П. Гру-
шин) и головного завода-изготовителя — Московского радиотехнического завода
совместно со специалистами испытательного полигона ПВО «Капустин Яр» и заказ­
чика — 4-го Главного управления МО СССР (начальник генерал-полковник Г. Бай­
дуков).
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 95

Благодаря фактору внезапности, в 1965 г. расход ракет З Р К «Двина» на один


сбитый американский самолет был минимальным и составлял лишь 1—2 ракеты. К
середине 1966 г. с активным использованием ВВС США постановщиков радиоло­
кационных помех, в том числе на частоте канала визирования цели З Р К , расход ра­
кет на один сбитый самолет противника увеличился до 3 — 4 единиц. Критическая
обстановка создалась к концу 1967 г., когда американцы установили на свои удар­
ные самолеты дополнительную аппаратуру помех ракетному каналу комплекса С-75.
Кроме того, на снижение эффективности зенитно-ракетных войск (до 9 — 1 0 ракет на
один сбитый самолет) повлияло и применение противником для ударов по позици­
ям З Р К фугасных и шариковых бомб и, особенно, самонаводящихся на радиоизлуче­
ние снарядов типа «Шрайк».
Д л я изучения обстановки и получения фактического материала о причинах сни­
жения эффективности советских комплексов во Вьетнам из С С С Р в 1967 г. была
направлена специальная исследовательская группа в составе представителей 4-го
ГУМО, Н И И , испытательного полигона ПВО и конструкторских организаций. Ре­
зультаты проведенных исследований и практических экспериментов, в ходе кото­
рых отличились офицеры Абраменко, Малахов, инженер Московского Р Т З А. Елисе­
ев и военпред Евсиков, позволили выполнить по З Р К шесть опытно-конструктор­
ских работ с отработкой боевых стрельб в СССР на полигоне «Капустин Яр». Б ы л а
подготовлена необходимая техническая документация и комплекты деталей, которые
доставили во Вьетнам. Туда же для практических доработок комплексов из Моск­
вы были направлены три бригады специалистов во главе с инженером Вишневым
(бригадиры Соколов, Сеньков, Камалтдинов и военпреды Кандыба, Зуев и Лещи-
нин). Работы выполнялись недалеко от Ханоя в местечках Ной-Бай, Лай-Се и Ха-
Донг. В итоге модернизации комплексов их эффективность применения была вос­
становлена. Возросло и боевое мастерство ракетчиков. Уже в 1972 г., по докладу
командования ПВО Вьетнамской народной армии, было проведено 1155 боевых стрельб
при общем расходе 2059 ракет и сбита 421 воздушная цель. Средний расход ракет
на цель при этом составил 4,9. Более 9 0 % целей противника было сбито в услови­
ях активных и пассивных помех, противоракетных маневров самолетов, применения
их пилотами самонаводящихся снарядов, фугасных и шариковых бомб для подавле­
ния З Р К . Из числа сбитых американских самолетов 51 составили стратегические
бомбардировщики В-52, которые стали применяться с апреля 1972 г. 31 самолет из
них был сбит вьетнамскими З Р В под Ханоем за 12 дней (с 8 по 20 д е к а б р я ) в пе­
риод наиболее интенсивных бомбардировок объектов Вьетнама. 7 ф е в р а л я 1973 г.
министр Национальной обороны Д Р В , в частности, сказал, что если бы не было «ха­
нойской победы З Р В над В-52», то переговоры в Париже затянулись бы и соглаше­
103
ние не было бы подписано. Победа З Р В «есть и политическая победа» .
Другим примером оперативного внедрения вьетнамского боевого опыта в отече­
ственные образцы вооружения и военной техники стал случай, произошедший 30
марта 1968 г., когда в районе Ханоя огнем З Р К «Двина» был сбит американский ис­
требитель-бомбардировщик F-111A. При скрупулезном исследовании его обломков
советским военным экспертам удалось получить новейшие данные об особенно­
с т я х использования ВВС США самолетов, летаюших со скоростью 2400 к м / ч . Сра­
зу же после этого был предпринят ряд мер по усовершенствованию о т е ч е с т в е н н ы х
З Р К П В О . Кроме того, в марте 1972 г. СССР и Д Р В подписали документ о взаим­
ном сотрудничестве в области изучения американской системы радиопомех, что
104
имело важное значения для обеспечения национальной безопасности двух стран .
Что касается трофеев, то в соответствии с соглашением, подписанным между
Москвой и Ханоем в 1965 г., Вьетнам брал на себя обязательство передавать Со­
ветскому Союзу образцы трофейной боевой техники США для их последующего
96 Локальные войны с участием советских и российских войск

и з у ч е н и я . При всех трудностях и препятствиях (о чем уже говорилось) только за


период с мая 1965 г. по январь 1967 г., по данным посольства СССР в Ханое, было
105
отобрано и отправлено в СССР свыше 700 подобных образцов . В справке посоль­
ства отмечалась большая польза проведенной работы, так как по ряду отобранных и
изученных образцов было принято решение ЦК КПСС об освоении их советской
106
промышленностью .
Следует отметить, что Вьетнамская война во многом изменила не только амери­
канское общество, но и всю военную машину государства. Выделим лишь ряд ти­
пичных моментов.
16 марта 1968 г. оперативная группа 23-й пехотной дивизии сухопутных войск
США провела десантно-штурмовую операцию в районе деревни Сонгми, которая, по
данным американской разведки, являлась опорной базой 48-го батальона армии Се­
верного Вьетнама, и там находилось до 250 бойцов. Однако разведывательные дан­
ные оказались неверными.
Сразу после высадки из вертолетов выяснилось, что в деревне нет ни одного во­
оруженного вьетконговца, а только мирные жители, которые не проявляли никаких
враждебных намерений в отношении американцев. Несмотря на это, солдаты роты
«Чарли» с одобрения своего командира устроили в деревне хладнокровную резню.
Больше всего пострадало селение Май-Лай, которое входила в состав Сонгми. Са­
мую многочисленную группу ее жителей методично уничтожили под непосредствен­
ным руководством командира одного из взводов лейтенанта Уильяма Келли. Солда­
ты сожгли деревенские дома и уничтожили большую часть домашнего скота, было
несколько случаев изнасилований. Всего в ходе «операции», по различным данным,
было убито от 200 до 500 женщин, детей и стариков. У американцев был ранен все­
го лишь один солдат из роты «Чарли» и то — по ошибке своими же сослуживцами.
Из воспоминаний участника резни: «Это было ужасно. Они убивали ж и т е л е й дерев­
ни, как будто перед ними были овцы. Солдаты вытаскивали людей из их у б е ж и щ и
сгоняли в одно место. Там были мужчины, женщины и дети разных возрастов. Как
только Келли находил, что их собрано достаточное количество, он приказывал рас­
107
с т р е л и в а т ь всех из пулемета» .
В США правда о Май-Лай произвела эффект разорвавшейся бомбы. Сообщения
средств массовой информации о происшедшем инциденте не только способствовали
расширению пацифистского движения в стране, но и в целом изменило отношение
американской общественности к этой войне: если раньше врагами считались вьет­
намские коммунисты, то, начиная с 1969 г., врагами стали американские солдаты.
Кроме того, «инцидент» в Май-Лай подорвал моральный дух американских войск во
Вьетнаме.
Подобная история, к сожалению, типична для большинства локальных войн и
вооруженных конфликтов. Однако интересно другое — какие уроки были извлече­
ны в США после детального разбора причин трагедии? Прежде всего была признана
недостаточной подготовка военнослужащих в области военного права. В ходе до­
проса л е й т е н а н т У. Келли показал, что в военном училище курсантов не учили
тому, к а к и е методы и средства ведения военных действий запрещены международ­
ным правом и каким должен быть порядок обращения с гражданским населением.
Вопреки требованиям официальных документов, ни один рядовой или с е р ж а н т опе­
ративной группы ни разу не был проинструктирован по данным вопросам. Настав­
л е н и я по правилам поведения в бою, которые должны были иметь при себе все во­
е н н о с л у ж а щ и е , приходили в негодность после первого муссонного дождя.
Б ы л о установлено, что в результате некачественного отбора в подразделения
попадали новобранцы, склонные к совершению преступлений, а среда, в которой они
оказывались во Вьетнаме, способствовала проявлению этих особенностей характе-
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 97

ра. Американские военнослужащие относились к вьетнамцам как к существам низ­


шего сорта. По свидетельствам очевидцев, для многих солдат роты «Чарли» ж и т е л и
Май-Лай мало чем отличались от бродячих собак.
Эксперты отметили, что одной из особенностей действий вооруженных сил США
во Вьетнаме было отсутствие эффективной системы командования и у п р а в л е н и я .
От бригадного звена до взводного уровня отмечалась значительная неукомплекто­
ванность личным составом, усугублявшаяся частыми ротациями. В зону военных
действий присылали плохо обученных или недисциплинированных военнослужа­
щих, срок службы которых был ограничен одним годом. К моменту, когда, приобретя
боевой опыт, новички становились нормальными солдатами, заканчивался срок их
пребывания во Вьетнаме. Кроме того, у американцев не было четкого стратегиче­
ского замысла кампании. Максимальное использование собственных п р е и м у щ е с т в
и отличное знание уязвимых сторон противника позволили лидерам Северного Вьет­
нама мобилизовать усилия всего народа, в то время как ни армии, ни н а с е л е н и ю
США цели войны были неясны. США потерпели поражение и в «информационной
войне». Американская пресса способствовала созданию такой атмосферы в обще­
стве, при которой вина за военные преступления отдельных солдат и офицеров ав­
томатически переносилась на всех без исключения военнослужащих, хотя большин­
ство из них, в общем, добросовестно выполняло свои обязанности (к примеру, пилот
вертолета Хью Томпсон, который в разгар «боя» вывозил раненых вьетнамцев в
безопасное место. Правда, «Солдатскую награду» за этот подвиг он получил л и ш ь в
1998 г.).
В ходе расследования было установлено и следующее: в Южном Вьетнаме аме­
риканским войскам пришлось столкнуться с хорошо обученным и неплохо осна­
щенным противником, который осознанно избрал тактику партизанско-диверсион-
ных действий. Бойцы Д Р В не стремились отличать себя от гражданского н а с е л е н и я
и во многих случаях открыто нарушали основополагающие принципы права войны.
Они устраивали позиции посреди мирных деревень, привлекали ж е н щ и н и детей для
установки мин-ловушек, доставки оружия и боеприпасов, сбора разведсведений.
Широкое распространение получил феномен «крестьянин днем — солдат ночью».
Применение партизанско-диверсионной тактики имело чрезвычайно негативное воз­
действие на морально-психологическое состояние американских войск: каждый граж­
данский представлял потенциальную угрозу, в любой момент можно было подо­
рваться на мине даже на территории, контролируемой союзными войсками Ю ж н о г о
Вьетнама. Поэтому в действиях роты «Чарли» присутствовал элемент мщения за
незаконные методы ведения войны противником, что, однако, по заключению амери­
канских экспертов, ни в коей мере не может быть оправданием с о в е р ш е н н ы х пре­
ступлений.
Реакцией Пентагона на события в Сонгми стала директива под н а з в а н и е м «Про­
грамма М и н и с т е р с т в а обороны США в области права войны». Эта директива, оста­
ющаяся в силе и по сей день, требует от американских военнослужащих и их союз­
ников неукоснительного соблюдения военного права, а обо всех известных случаях
нарушений докладывать командованию. Эти случаи подлежат тщательному рассле­
дованию. Министрам всех видов вооруженных сил США, а т а к ж е командующим
объединенных и специальных командований были поставлены конкретные задачи
по обучению всех категорий военнослужащих праву войны. Поскольку основная от­
ветственность за преступление была возложена на офицерский состав, был пере­
смотрен порядок отбора и подготовки будущих офицеров.
Кроме того, изменилась роль юридической службы. В штабах дивизий п о я в и л и с ь
так называемые оперативные офицеры-юристы, в задачу которых входит п р а в о в а я
поддержка командиров во всех аспектах их деятельности, включая п л а н и р о в а н и е
98 Локальные войны с участием советских и российских войск

военных действий, выбор целей и оружия для их поражения, а также контроль за вы­
полнением отданных приказов и распоряжений. К тому же они отвечают за обуче­
ние всех категорий военнослужащих праву войны. Военные юристы проводят рас­
следование всех случаев нарушения норм права войны и в ходе заседаний военно­
го трибунала поддерживают обвинение или обеспечивают правовую защиту обви­
н я е м ы х . Д л я разработки и реализации концепции правового обеспечения военных
действий на базе юридического училища сухопутных войск в Шарлоттсвилле, штат
В и р д ж и н и я , в декабре 1988 г. был создан специальный Центр по изучению вопро­
сов права и военных операций.
В целом уроки Вьетнама способствовали радикальному реформированию воен­
ного ведомства США. А чтобы они не оказались со временем забытыми, в 1985 г. в
американских сухопутных войсках была создана специальная структура — Ц е н т р
по изучению уроков военных кампаний. В задачи Центра входят сбор и анализ дан­
ных о проводимых военных операциях любого типа, а также изучение исторических
документов. Выводы и оценки специалистов Центра доводятся до всех заинтересо­
ванных инстанций, что позволяет оперативно вносить коррективы в действия войск,
оптимально использовать обобщенный опыт и в максимальной степени исключать
в е р о я т н о с т ь повторения ошибок.
108
В период войны во Вьетнаме, с 11 июля 1965 г. по 31 декабря 1974 г. , в ней
п р и н я л и участие 6359 генералов и офицеров советских Вооруженных Сил. Боевые
потери за этот период составили 13 человек. Всего же с 1954 г. до распада С С С Р во
Вьетнаме побывало 18 954 представителей Вооруженных Сил, в том числе 292 ге­
нерала (адмирала), 8842 офицера, 793 прапорщика и мичмана, 4843 человека сержан­
тского и рядового состава, 4184 рабочих и служащих СА и В М Ф . За этот период по­
гибло (умерло) 38 военнослужащих, в том числе 3 генерала.
Д л я США война закончилась 27 марта 1973 г., когда на основании Парижского
соглашения был завершен вывод американских вооруженных сил из Ю ж н о г о Вьет­
нама. Согласно американским данным, на Вьетнамскую войну Соединенные Ш т а т ы
с 1 я н в а р я 1961 г. по 27 января 1973 г. израсходовали около 140 млрд. долларов. На
Вьетнам было сброшено около 7,5 млн. т. бомб. В боевых действиях приняли уча­
стие в общей сложности 2,5 млн. американских офицеров и солдат. Примерно 58
т ы с . из них были убиты и около 2 тыс. пропали без вести. 472 американских лет­
чика из состава экипажей самолетов, сбитых в небе Северного Вьетнама, попали в
109
плен . Американская нация чувствовала себя побежденной и у н и ж е н н о й . «Вьет­
намский синдром» сказывается еще и по сей день.
О п ы т деятельности советских военных специалистов с первых л е т пребывания
в Д Р В стал предметом внимания Министерства обороны. На основании его реше­
н и я № 8 6 7 2 0 Генеральный штаб в 1966 г. разработал основные м е р о п р и я т и я по
обобщению и внедрению в Войсках ПВО страны опыта боевых действий против
авиации США во Вьетнаме. Главнокомандующий Войсками ПВО страны М а р ш а л
Советского Союза П. Батицкий 16 декабря 1966 г. издал приказ № 0 0 4 6 , в котором
указал на необходимость тщательного изучения и пропаганды опыта боевых дей­
ствий в Д Р В , смелого выдвижения на должности с повышением офицеров, прошед­
ших школу боевых действий во Вьетнаме, назначения их в штабы, органы управле­
н и я , командирами частей и соединений. В соответствии с этим приказом тысячи
офицеров, прошедших суровую школу войны на вьетнамской земле, получили повы­
шение по должности и продолжили совершенствование методов обучения и воспи­
т а н и я подчиненных.
М н о г и е из них справедливо были отмечены правительственными наградами.
Только с 1965 по 1968 гг. 1074 воина Советской Армии были награждены орденами
и медалями, а за весь период их боевой деятельности в Д Р В , т. е. с 1965 по 1973 гг.,
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 99

было награждено 2190 человек. Кроме того, более чем 3 тыс. советским военным
специалистам были вручены ордена и медали Демократической Республики Вьетнам.
Если затронуть аспект оперативно-стратегических итогов Вьетнамской войны,
то, на наш взгляд, важно отметить следующее. Как и в Корейской войне, в Д Р В была
создана оперативная группировка советских войск, основу которой составили зенит-
но-ракетные полки Войск ПВО страны. Однако теперь в их задачу входило не пря­
мое участие в боевых действиях, а подготовка к ним личного состава З Р В и ВВС
П В О Вьетнама. Л и ш ь на последних этапах ввода в строй вьетнамских военнослу­
ж а щ и х (как правило, ракетчиков и авиаторов) советские специалисты нередко вы­
нуждены были принимать огонь на себя, приобретать боевой опыт. Что к а с а е т с я во­
енно-политических итогов вьетнамской кампании, то главный из них з а к л ю ч а е т с я в
том, что при активной помощи и поддержке Советского Союза вначале была создана
Демократическая Республика Вьетнам, затем произошло объединение Севера и Юга
и провозглашена Социалистическая Республика Вьетнам ( С Р В ) .
А вот мнение американской стороны. Соединенные Штаты, считает Г. Киссин­
джер, вошли во Вьетнам, чтобы поставить преграды коммунистическим заговорам, и
потерпели поражение. Опыт Вьетнама прочно впечатался в американское общест­
венное сознание, и лишь после периода «мучительной рефлексии» Америка начала
возрождать уверенность в себе. В то же время после вьетнамской к а т а с т р о ф ы
М о с к в а сделала вывод, что историческое соотношение сил сместилось в ее пользу.
Она осуществила «экспансию» в Анголу, Эфиопию и, наконец, в Афганистан. Но по
ходу дела она обнаружила, что геополитические реальности точно так же в л и я ю т на
коммунистические общества, как и на капиталистические. В итоге Советский Союз,
несмотря на внешне монолитный облик, заплатил смертельную для себя цену за мо­
ральное, политическое и экономическое п е р е н а п р я ж е н и е . После экспансионистско­
110
го рывка С С С Р очутился в тенетах противоречий и наконец рухнул .
Современный Вьетнам продолжает строить социалистическое общество, проводя
«дозированные» рыночные преобразования в области экономики и сельского хозяй­
ства. За последние два года правительству в целом удалось добиться у л у ч ш е н и я
экономических показателей. Вместе с тем в стране увеличилось число лиц, живу­
щих за чертой бедности. Негативное влияние на обстановку в с т р а н е о к а з ы в а е т
массовая коррумпированность партийно-государственного аппарата. Внешнеполи­
тический курс С Р В характеризуется активностью и прагматизмом. В основе «мно­
гоазимутной» внешней политики страны лежит стремление извлечь максимальную
пользу из развития отношений со всеми государствами мирового сообщества.
При этом следует отметить, что с 1995 г. заметно усилилось в л и я н и е руковод­
ства вьетнамских вооруженных сил на выработку внешней и внутренней политики
государства. На начало 1999 г. представители армии составляли с в ы ш е 2 0 % в по­
литбюро и секретариате правящей компартии Вьетнама, около 1 2 % — в К П В . В
связи с тем, что большинство из них являются сторонниками жесткого внешнеполи­
тического курса, нельзя исключать возможности реализации в с т р а н е в той или
иной форме так называемого плана А-2, согласно которому в о о р у ж е н н ы е силы мо­
гут в з я т ь на себя главные функции в «обеспечении политической с т а б и л ь н о с т и и
подавлении контрреволюционных мятежей».
В отношениях с Российской Федерацией руководство С Р В с т р е м и т с я к активи­
зации политического диалога на различных уровнях, подчеркивает свою заинтересо­
ванность в укреплении российских позиций в стране и регионе в целом, рассмат­
ривает Россию как стратегического партнера в военной области. Д а н н ы й курс обу­
словлен тем, что Вьетнамская народная армия на 8 0 % оснащена оружием советско­
го производства, которое на сегодняшний день морально и ф и з и ч е с к и у с т а р е л о .
100 Локальные войны с участием советских и российских войск

К слову сказать, с 1953 по 1991 гг. общий объем советских военных поставок во
Вьетнам составил около 15,7 млрд. долларов (поставки специмущества — 12,7
млрд. долларов, техническое содействие — 3 млрд. долларов). Ханой, в частности,
получил 2056 танков, 1708 БТР, 7 тыс. орудий и минометов, свыше 5 тыс. зенитных
пушек и установок, 158 зенитных ракетных комплексов, свыше 700 боевых самоле­
тов, 120 вертолетов, более 100 боевых кораблей. Было введено в строй 117 военных
объектов. С 1991 по 1993 гг. российско-вьетнамские военные контакты были фак­
тически приостановлены и возобновились лишь в 1994 г. За период до 1997 г. Рос­
сия поставила во Вьетнам 12 истребителей Су-27СК и Су-27УБК, 4 радиолокацион­
ные станции и 2 ракетных катера проекта 1241, а также подписала контракты на ока­
зание технического содействия в строительстве двух кораблей.
В 1998 г. состоялось несколько визитов во Вьетнам представительных делега­
ций от М и н и с т е р с т в а обороны Р Ф . В ходе «военной дипломатии» было подписано
российско-вьетнамское межправительственное соглашение о ВТС. Стороны догово­
рились о проведении совместных научных исследований и разработок в области во­
оружения и военной техники (ВВТ). Россия будет оказывать Вьетнаму техническое
содействие в обеспечении эксплуатации, ремонта и модернизации вооружений, а
также в создании и дооборудовании объектов военного назначения. Российская
сторона предложила Ханою продолжать закупки истребителей Су-27, а т а к ж е рас­
смотреть вопрос о заключении контрактов на поставку учебно-тренировочных са­
молетов МиГ-АТ и истребителей МиГ-29СМТ. Был поднят вопрос о закупках рос­
сийских ракетных катеров и строительстве боевых кораблей на вьетнамских вер­
фях. Москва в принципе готова провести комплексную модернизацию всего боево­
1
го парка вьетнамской армии" .
Велись также переговоры о дальнейших условиях использования В М Ф России
2
военно-морской базы в Камрани" . Д л я справки: в 1993 г. Россия и Вьетнам заклю­
чили межправительственное соглашение, на основании которого Москва получила
право на совместное с Вьетнамом использование (на безвозмездной основе) пункта
материально-технического обеспечения в бухте Камрань до 2004 г. Однако вскоре
Вьетнам выступил за пересмотр прежних договоренностей, настаивая на материаль­
ной компенсации, начиная с 1991 г. При этом Ханой предложил М о с к в е в счет
арендной платы осуществить поставки некоторых типов вооружений, военной тех­
ники и запасных частей к ним или же рассчитаться в СКВ. Вьетнамские лидеры
понимали, что России никак не обойтись без военно-стратегического присутствия в
Тихом и Индийском океанах, особенно после создания в 1995 г. 5-го флота В М С
США. Действительно, время показало, что возникший «пробел» надо ликвидировать
как можно скорее. России необходимы исходные позиции для парирования возника­
ющих угроз. И это должна быть одна из целей ее военной дипломатии в Азиатско-
Тихоокеанском регионе.

На Африканском континенте

Историю отношений СССР и России со многими странами Африки условно мож­


но разделить на три этапа: поддержка — в том числе военным путем — нацио­
нально-освободительных движений; активное военно-политическое сотрудничество
после завоевания африканскими государствами независимости; и, наконец, практи­
ческий уход с континента. Наиболее ярко это проявилось в бывшей португальской
колонии Анголе, в Сомали и Эфиопии — странах, которым Советский Союз оказы­
вал не только гражданскую, но и военную помощь, за независимость которых отдали
жизни многие советские офицеры и солдаты.
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 101

В конце 50-х годов, когда в Центральной и Южной Африке начались массовые


д в и ж е н и я за национальную независимость и суверенитет, Советский Союз встал на
сторону тех руководителей, которые вместе с антиколониальными лозунгами выдви­
гали идеи построения «общества без классов и частной собственности».
Свое влияние на Африканском континенте СССР пытался р а с п р о с т р а н я т ь преж­
де всего с помощью комбинаций политико-дипломатических усилий, экономической
помощи и поставок оружия. В 70-е годы Кремль установил дипломатические отно­
шения с 11 государствами Африки и заключил договоры о дружбе и сотрудничестве
с Анголой, Эфиопией и Сомали. КПСС установила официальные м е ж п а р т и й н ы е свя­
зи с четырьмя правящими партиями в странах региона (Ангола, Бенин, Конго и Мо­
замбик) и тесно сотрудничала с эфиопским правительством в создании марксист­
ской партии. Москва оказывала широкую политико-дипломатическую и военную
поддержку национально-освободительным движениям, часть из которых затем транс­
формировалась в правящие партии.
Сотрудничество между СССР и африканскими государствами с самого начала
носило глубоко идеологический характер. Преобладало мнение, что сначала следует
укрепить власть, а уже потом браться за радикальные общественные преобразова­
ния, иначе власть может быть потеряна. Поэтому Москва придавала большое значе­
ние поставкам в страны Африки оружия, которое, правда, не всегда «срабатывало»
в направлении, угодном СССР. Концентрированный поток советской военной помо­
щи н а п р а в л я л с я главным образом в Анголу и Эфиопию, хотя и другие а ф р и к а н с к и е
страны, в том числе Конго, Гвинея-Бисау, Кабо-Верде, Гвинея и Мали были зависи­
мы от поставок советского оружия. По американским данным, советская военная
помощь государствам Тропической Африки возросла с 241 млн. долларов в 1965 г.
до 3,3 млрд. долларов в 1974 г. Д л я некоторых государств С С С Р стал единствен­
ным поставщиком военных материалов. Непосредственное военное п р и с у т с т в и е
СССР на континенте также возросло. В 1970 г. Советский Союз не имел прав на
военное использование портов и аэродромов в Тропической Африке. В течение
последующего десятилетия Ангола, Эфиопия и Сомали предоставили ему такие пра­
113
ва . В 1970 г. СССР также не располагал военно-морскими судами, находившимися
в африканских водах. К 1979 г. он уже имел достаточное количество сил, п о с т о я н н о
дислоцировавшихся у западно-африканских берегов и в Индийском океане. К это­
му времени заметно возросло число советских военных специалистов в регионе. В
этой связи вначале хотелось бы остановиться на А н г о л е .
Важное геостратегическое положение Анголы было по достоинству оценено еще
в XIX в. Португалией и Великобританией. И в наши дни значение этого африкан­
ского государства не уменьшилось. Более того, оно возросло после открытия в ее
анклаве Кабинда нефти и алмазов. Ангола стала объектом ж и в е й ш е г о и н т е р е с а аме­
риканцев, французов, бельгийцев, а также португальцев. Только в 1947 г. из при­
брежных отмелей Кабинды было добыто 10 млн. т. нефти, что принесло свыше 530
114
млн. долларов прибыли . Наряду с этим, наиболее выгодными отраслями стали до­
быча алмазов, железной руды, выращивание хлопка.
Но львиная доля этого богатства уплывала на Запад, особенно в Португалию. Ан­
голе же шли лишь незначительные отчисления, что не могло не с к аз ыв а т ься на вза­
имоотношениях метрополии и ее африканского владения. В марте 1961 г. в Анголе
развернулась вооруженная национально-освободительная война. Ее вели несколько
организаций: М П Л А (Народное движение за освобождение Анголы), Ф Н Л А (Наци­
ональный фронт освобождения Анголы), УНИТА (Национальный союз за полную
независимость Анголы) и Ф Л Е К (Фронт освобождения анклава Кабинда). Однако
несовпадение целей, различная социальная, этническая база каждого из них, равно
102 Локальные войны с участием советских и российских войск

как и другие факторы, разобщали эти организации, нередко вели к вооруженным


столкновениям между ними, препятствуя объединению антиколониальных сил.
Народное движение за освобождение Анголы, возникшее в 1956 г. в результате
с л и я н и я нескольких подпольных левых политических организаций, сразу же высту­
пило за независимость и территориальную целостность страны и переход ее бо­
гатств под национальный контроль, что более полно отражало вековые ч а я н и я боль­
шинства ангольского народа. В отличие от М П Л А другие ангольские группировки
зачастую преследовали свои узкокорыстные цели и были готовы во имя их осуще­
ствления даже на расчленение территории страны на ряд самостоятельных госу­
дарств. В целом и Ф Н Л А , и УНИТА, и Ф Л Е К рассматривались Западом и Южно-
Африканской Республикой, с одной стороны, в качестве противовеса «левой» МПЛА,
а с другой — в качестве гарантии бесконтрольной деятельности их монополий на
ангольской территории.
Учитывая марксистскую ориентацию МПЛА, возглавляемую Агостиньо Нето, ее
практически еще с 1958 г. начали поддерживать СССР, Китай и Куба. Первые ку­
бинские военные специалисты в составе двух подразделений прибыли в Анголу 7
н о я б р я 1961 г. и сразу начали подготовку партизанских отрядов этого д в и ж е н и я .
Надо сказать, что к тому времени кубинцы уже развернули деятельность в Алжире,
Гвинее-Бисау и Мозамбике.
Многие ангольские повстанцы проходили военную подготовку в социалистиче­
ских странах — Болгарии, Чехословакии и Советском Союзе, а также в Алжире.
Некоторую военную помощь они получали и от США. Боевые действия партизан в
основном заключались в организации засад на дорогах и нанесении ударов по пор­
тугальским гарнизонам. На их вооружении находились автоматы Калашникова (с
откидным прикладом), а также легкие минометы и пушки.
К Н Р поддерживала М П Л А поставками вооружений и техники. В то же время, с
1973 г. китайские военные специалисты, а также специалисты К Н Д Р начали подго­
товку отрядов повстанцев и из Национального фронта освобождения Анголы во
главе с X. Роберто. Около 100 инструкторов из Китая и 30 из Северной Кореи в
течение двух лет готовили бойцов Ф Н Л А в лагерях на территории Заира (ныне Де­
115
мократическая Республика Конго), поддерживавшего этот Фронт .
Помогал вооруженным формированиям и СССР. По данным американского ис­
следователя К. Леджама, поставки вооружений и техники из Советского Союза в
116
Анголу в течение 1958—1974 гг. составили сумму в 55 млн. долларов . К этому
времени отдельные представители руководства М П Л А — Ф Н Л А прошли обучение в
различных военно-учебных заведениях СССР.
Вслед за подписанием в Португалии в январе 1975 г. соглашения о независимо­
сти страны между представителями трех ангольских повстанческих группировок
у ж е в марте начались серьезные столкновения. Быстрый отказ Лиссабона от своей
колонии превратил войну за независимость Анголы в гражданскую.
В ночь с 10 на 11 ноября 1975 г. председатель М П Л А А. Нето в присутствии
многих тысяч ангольцев, а также представителей ряда стран мира провозгласил рож­
дение 47-го независимого государства Африки — Народной Республики Анголы
( Н Р А ) . В тот же день ее признала большая группа государств, в том числе С С С Р .
Однако обстановка в стране оставалась критической. Буквально накануне (в сен­
т я б р е ) начались ожесточенные бои между отрядами МПЛА, Ф Н Л А и УНИТА за
контроль над столицей. К Луанде с севера приближались формирования Ф Н Л А при
поддержке частей регулярной заирской армии и иностранных наемников, а с юга
ускоренно наступали подразделения ЮАР, с которыми двигались отряды УНИТА.
Луанда в целом находилась под контролем МПЛА. Оставшийся в столице пор­
тугальский гарнизон занимал нейтральную позицию. Сил и средств для о к а з а н и я
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 103

сопротивления у М П Л А не хватало. На призыв А. Нето о помощи откликнулись в


первую очередь СССР и Куба.
Р е ш е н и е Ф. Кастро помочь африканцам вызвало э н т у з и а з м среди кубинцев.
Многие из них тут же начали записываться в интернациональные отряды, которые
в спешном порядке перебрасывались в Анголу с целью освобождения а ф р и к а н ц е в
от «белых расистов». Уже в середине августа кубинцы впервые приняли участие в
7
боевых д е й с т в и я х " . (В целом за десять с лишним лет, начиная с 1975 г., в Анголе
и других странах Африки побывали 500 тыс. кубинцев, их потери составили 2,5 тыс.
человек.)
Советское вооружение для М П Л А начало доставляться через соседнее государ­
ство Конго-Браззавиль, правительство которого поддержало А. Н е т о . Р е г у л я р н ы е
встречи с руководством М П Л А проходили в советском посольстве в Б р а з з а в и л е .
16 н о я б р я 1975 г. по просьбе правительства Анголы на основании р а с п о р я ж е н и я
Совета М и н и с т р о в СССР № 2 5 0 2 от 12 ноября 1975 г. в Луанду прибыла п е р в а я
группа советских военных специалистов во главе с полковником В. Трофименко,
н а с ч и т ы в а в ш а я (вместе с переводчиками) около 40 человек. В дальнейшем стар­
шим группы, а затем и Главным военным советником ангольской армии (с марта
1976 г.) был назначен начальник штаба 7-й гвардейской армии З а к а в к а з с к о г о воен­
8
ного округа генерал И. Понамаренко" . Уже к концу года группа советских военно­
служащих составила 90 человек, в том числе 1 советник, 74 специалиста и 15 пе­
реводчиков (3 генерала, 44 офицера, 5 прапорщиков, 26 сержантов и солдат, 12 ра­
бочих и служащих СА).
Советские военнослужащие должны были оказать помощь в подготовке воору­
ж е н н ы х сил НРА. Довольно быстро совместно с кубинцами им удалось организо­
вать в Луанде несколько учебных центров, где началась подготовка местных воен­
9
ных к а д р о в " . Одновременно воздушными и морскими путями из С С С Р , Югославии
и Г Д Р в Анголу направлялись боевая техника, вооружение, с н а р я ж е н и е , продоволь­
ствие и медикаменты. В течение 3 месяцев в страну из Советского Союза морем
прибыло 27 транспортов с вооружением. В это же время к ангольским берегам
прибыли и боевые корабли В М Ф СССР, в том числе БДК с десантом морской пе­
хоты на борту (см. Приложение 3). Самолеты военно-транспортной авиации Ан-22
сделали до 40 рейсов в Конго-Браззавиль, где на местных аэродромах военное иму­
щество выгружалось и комплектовалось под руководством советских специалистов,
число которых увеличилось к концу года до 200 человек. В дальнейшем технику пе­
регоняли и перевозили в районы боевых действий МПЛА, куда у е з ж а л и и новые со­
120
ветские военнослужащие . До апреля 1976 г. СССР поставил в Анголу несколько
партий вертолетов, 10 истребителей МиГ-17 и 12 — МиГ-21 (на них л е т а л и кубин­
ские летчики), 70 танков Т-34, 200 — Т-54 и 50 — ПТ-76, 300 единиц Б Т Р и Б М П .
Ангольской стороне были переданы также установки залпового огня Б М - 2 1 , артил­
лерийские орудия и 120-мм минометы, противотанковые ракеты, ракетные установки,
121
автоматы АК-47, пулеметы и гранатометы .
В 1976 г. группа советских военнослужащих в Анголе насчитывала 344 челове­
ка, в том числе 96 советников, 5 сотрудников аппарата ГВС, 159 специалистов, 26
переводчиков и 58 человек из спецподразделений (4 генерала, 30 офицеров, 21 пра­
порщик, 17 сержантов и солдат, 2 рабочих и служащих СА).
К концу марта 1976 г. вооруженные силы НРА при прямой поддержке 15-тысяч­
ного контингента кубинских добровольцев и помощи советских военных специали­
стов вытеснили с территории Анголы войска Ю А Р и Заира, овладев крупными на­
селенными пунктами и военными объектами. При этом следует отметить, что совме­
стно с «иностранцами» действовали вооруженные отряды УНИТА и Ф Н Л А , кото-
104 Локальные войны с участием советских и российских войск

рые с я н в а р я по ноябрь 1975 г. регулярно получали военную помощь от США. Ее


122
общая сумма составила около 332 млн. долларов .
С 1975 г. увеличилось и число ангольских военнослужащих, н а п р а в л я е м ы х на
учебу в военные вузы С С С Р (позже Р Ф ) . Всего на 1 января 1995 г. в них было
подготовлено 6985 чел. (в том числе для СВ — 3258 чел., ПВО — 1084 чел., ВВС —
1310 чел., В М С — 591 чел., тыла — 104 чел. и др. — 638 чел.). Среди них были:
член Политбюро М П Л А Ж о а Мануэл Гонсалвеш Лоуренсу, начальник Генерального
штаба генерал армии Жоа Батшита де Матуш, заместитель министра обороны по по­
литике национальной обороны генерал Педро Нето, командующие Сухопутными вой­
сками генерал Л у ш и Перейра Фасейра, ВВС — генерал Педро де М о р а ш и Нету,
В М С — адмирал Гаспар Сантуш Руфину, заместитель министра обороны генерал
Ф р а н с и ш к о И ж е н у Лопеш Карнейру, начальники управлений военной безопасности
Генштаба генерал М а р и о Пласидо Сирило де Сан и военной доктрины — генерал-
л е й т е н а н т Паулу Баррету Л а р а и многие другие.
После изгнания интервентов гражданская война в Анголе р а з р а з и л а с ь с новой
силой. В стране возникло трехуровневое противостояние: на национальном уров­
не — М П Л А — УНИТА, на региональном — НРА — ЮАР и на глобальном —
США — С С С Р (и их союзники). Оно сохранялось вплоть до конца 80-х годов, когда
в ходе коренных изменений в мире появилась перспектива сдвинуть с мертвой точ­
ки «ангольскую проблему». К этому времени страна была полностью разрушена, по­
тери составили сотни тысяч погибших и искалеченных, около полумиллиона жите­
лей стали беженцами.
В с е н т я б р е 1992 г. при содействии ООН и при участии 800 иностранных наблю­
д а т е л е й в Анголе состоялись первые демократические выборы. Президентом был
и з б р а н лидер М П Л А Ж. душ Сантуш — 4 9 , 6 % голосов. Лидер УНИТА Ж. Савимби,
н а б р а в чуть больше 4 0 % голосов, не согласился с результатами выборов и призвал
123
своих сторонников к вооруженному походу на Луанду . В дальнейшем, под давле­
нием О О Н , Организации африканского единства, Португалии, США и России прави­
тельство Анголы и руководство УНИТА сели за стол переговоров и подписали 20
н о я б р я 1994 г. в столице Замбии Лусаке итоговый протокол о мирном урегулиро­
вании конфликта в стране. Активные боевые действия прекратились. Этому собы­
тию предшествовали вывод кубинского воинского контингента и закрытие советской
военной миссии.
По имеющимся данным, за время активных боевых действий и до 1 января 1991 г.
в Анголе побывало 10 985 советских военных советников и специалистов, в том
числе 107 генералов и адмиралов, 7211 офицеров, 1083 прапорщика (мичмана), 2116
с е р ж а н т о в (старшин) и рядовых (матросов), 468 рабочих и служащих СА и В М Ф .
За это время там погибло (умерло) 54 человека, в том числе 45 офицеров, 5 прапор­
щиков, 2 солдата и 2 служащих. Было ранено 10 человек и 1 человек попал в
124
плен .
М е ж д у тем лидеры УНИТА явно не желали превращать свою организацию из
вооруженной партизанской группировки в «нормальную» политическую партию,
хотя мирные соглашения предусматривали расквартирование оппозиционеров в
специально созданных для этого лагерях по всей стране под контролем 7-тысячного
миротворческого контингента О О Н . Часть из них со временем должна была войти
в состав единой национальной армии, численность которой предполагалось довести
до 90 тыс. человек. Большинству же унитовцев было предложено начать мирную
ж и з н ь . Процесс «расквартирования» начался в 1995 г. За три года в 15 лагерях,
разбросанных по всей стране, сдали оружие и прошли регистрацию свыше 63 тыс.
оппозиционеров. Однако руководство организации не торопилось представить офи­
циальную декларацию о разоружении и расквартировании всех военных, как того
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 105

требовал Совет Безопасности О О Н . По мнению некоторых экспертов, э т о было свя­


зано с тем, что установившееся хрупкое перемирие руководитель УНИТА Ж. Савим-
би пытался использовать для «окончательного закрепления» в контролируемых его
отрядами обширных алмазодобывающих районах на северо-востоке Анголы. Не слу­
чайно в мае 1996 г. он не захотел занять пост вице-президента, предложенного ему
правящим режимом Луанды.
Однако, учитывая позицию стран Запада, поддержавших М П Л А (которая отказа­
лась от марксистской идеологии как заблуждения «революционной юности») и вло­
ж и в ш и х свои капиталы в добычу ангольских полезных ископаемых, а т а к ж е под
воздействием санкций О О Н , введенных в конце 1997 г., лидеры УНИТА дали согла­
сие на продолжение мирного процесса. Это подтвердила миссия О О Н . В итоге пра­
вительство Анголы в марте 1998 г. отменило все ограничения на д е я т е л ь н о с т ь уни-
товцев. Была достигнута договоренность о трансформации партизанского д в и ж е н и я
в полноправную политическую партию. Впервые появилась надежда на мирное
125
разрешение конфликта .
Но уже осенью возобновились боевые действия между правительственными вой­
сками и вооруженными отрядами Ж. Савимби, сумевшего сохранить под ружьем до
30 тыс. хорошо обученных бойцов. Причина — контроль над алмазоносными рай­
онами. Унитовцы продолжают удерживать основные промыслы страны в алмазо­
носной провинции Ю ж н а я Лунда. Свыше 100 тыс. старателей на свой страх и риск
ведут здесь незаконную добычу драгоценных камней. При этом значительную часть
«трудовых коллективов» составляют выходцы из ЮАР, Конго, Сенегала, а т а к ж е с
Украины, Молдавии, Казахстана и России. По данным экспертов О О Н , с 1997 по
1999 гг. УНИТА получила от контрабанды алмазов от 4 до 8 млрд. долларов. Фак­
тически она реализует до 7 0 % добываемых в Анголе драгоценных камней. Их огран­
ка осуществляется, как правило, в Израиле и на Украине. Получаемая прибыль поз­
воляет ежедневно завозить незаконным путем почти 60 т. различных грузов, в ос­
новном о р у ж и я и продовольствия. К примеру, в конце 1999 г. Ж. Савимби закупил
очередные партии оружия, предположительно из стран Восточной Европы, которые
включали в себя танки, ракетные установки, разнообразное стрелковое и автомати­
ческое оружие. Все это, как нетрудно догадаться, дает возможность с о д е р ж а т ь и ре­
организовывать «повстанческую» армию, привлекая на свою сторону ш и р о к и е мас­
сы беднейших слоев гражданского населения. По некоторым данным, к незаконно­
му алмазному бизнесу причастны и некоторые генералы из правящей М П Л А . Они
126
даже владеют собственными месторождениями .
М е ж д у тем в самом движении Ж. Савимби к началу 1999 г. отчетливо з а я в и л о
о себе оппозиционное направление, которое в январе на очередном IX съезде объя­
вило о создании организации «Обновленная УНИТА». Ее лидеры з а я в и л и о том, что
готовы вести мирный диалог с официальной Луандой во имя поддержания мира в
стране и удовлетворения чаяний ангольского народа. Они осудили сторонников Са­
вимби, которые «жаждут войны», разрушая тем самым единство ангольских племен.
Одним словом, был создан прецедент, когда на смену неконтролируемой вооружен­
ной оппозиции пришла политическая оппозиция, готовая к компромиссам и мирному
диалогу с правительством.
Россия, подписавшая крупный «алмазный» контракт с официальными в л а с т я м и
Анголы, естественно, заинтересована в победе правительственных войск. С целью
модернизации ангольской армии ( 8 0 % вооружения и техники которой требовали
ремонта или замены) летом 1998 г. Москву посетил ангольский президент Ж. душ
Сантуш. Вскоре в Луанду отправилась представительная российская делегация во
главе с министром обороны. Был подготовлен ряд двусторонних документов, преду­
сматривающих активизацию российско-ангольского военного сотрудничества в те-
106 Локальные войны с участием советских и российских войск

чение предстоящих пяти лет. Российская сторона дала согласие на участие своих
специалистов в разминировании отдельных регионов ангольской территории.
По некоторым сообщениям, в январе 1999 г. Куба командировала в Анголу око­
ло 200 военных советников и специалистов с целью оказания срочной помощи пра­
вительству М П Л А в «войне против мятежной УНИТА». Все они сразу же направи­
127
л и с ь в боевые части и подразделения .
Ситуация в Анголе продолжает оставаться нестабильной. Силы О О Н не в со­
стоянии контролировать ситуацию. Нередко обе конфликтующие стороны демонстра­
тивно отказываются от сотрудничества с ними и даже настаивают на их выводе. Ми­
ротворцы, дескать, лишь мешают скорейшему прекращению внутриангольской вой­
ны. М е ж д у тем, за 25 лет военного противостояния в Анголе погибло свыше 1 млн.
граждан, около 11 млн. стали беженцами.
В со ставе миссии О О Н с июня 1995 г. находилась российская вертолетная груп­
па армейской авиации Сухопутных войск в количестве 160 человек, 7 вертолетов
Ми-8мт десантно-транспортного назначения и 12 единиц наземной обеспечивающей
техники. Ее основная задача — перевозка личного состава и грузов к местам дис­
локации войск О О Н , ведение воздушной разведки, доставка инспекторских групп по
контролю за соблюдением соглашения о прекращении огня, сопровождение колонн
миротворческих сил. К весне 1998 г. вертолетчики перевезли более 12 тыс. личного
состава войск О О Н , около 400 т. грузов.
* * *
В 70-е годы советское военное присутствие активно проявлялось и в другой ча­
сти Африканского континента — в районе Африканского Рога, точнее — в С о м а ­
ли и Э ф и о п и и .
В конце июля 1977 г. после серии крупномасштабных вооруженных провокаций
на границе с Эфиопией сомалийские войска вторглись в приграничную эфиопскую
провинцию Харэрге, основная часть которой представляет собой обширную часть
пустыни Огаден. По сообщениям эфиопской стороны, агрессор стянул в э т о т район
12 механизированных бригад, 250 танков, 350 бронемашин, 600 артиллерийских ору­
дий, около 40 боевых самолетов. Общая численность сил вторжения составила около
70 тыс. человек.
Официальный Могадишо отрицал факт участия своих регулярных войск в «аг­
рессивных акциях» против Эфиопии. События в Огадене были охарактеризованы
им как вооруженная борьба Фронта освобождения Западного Сомали — подпольно­
го антиправительственного движения в Эфиопии — против центральной власти.
По некоторым оценкам, численность этого Фронта с мая по июль 1977 г. увеличи­
л а с ь с 5 до 50 тыс. человек.
Территориальные споры между Эфиопией и Сомали уходят своими к о р н я м и в
далекое прошлое. Еще в XVI—XVII вв. началось сомалийское проникновение в
обширный пустынный район Огаден, однако в конце XIX в. он был з а н я т Э ф и о п и е й
и стал частью ее территории.
Эфиопско-сомалийский территориальный вопрос в той или иной с т е п е н и сохра­
нял свою актуальность во времена западного колониального правления в А ф р и к е .
Огромная итальян ская Восточно-Африканская империя накануне второй мировой
войны включала территории Эфиопии, Эритреи, Огадена, Итальянского Сомали. В
период британской оккупации Восточной Африки с 1942 по 1948 гг. Огаден был
включен в состав Сомали. В 1948 г. англо-эфиопский договор, у с т а н о в и в линию
территориального р а з м е ж е в а н и я между Эфиопией и Сомали, включил Огаден в со­
став Эфиопии.
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 107

В июне 1960 г. в результате объединения Британского и Итальянского Сомали


образовалась Сомалийская Республика, которая незамедлительно предъявила пре­
тензии на Огаден как часть Великого Сомали, а также на северную часть Кении и
Д ж и б у т и . После военного переворота 1969 г. к власти в стране пришел генерал
М. Сиад Барре, объявивший одной из своих главных задач объединение всех земель
в Восточной Африке с проживающими на них народами, говорящими на сомалий­
ском языке. При этом имелся в виду прежде всего Огаден.
Эфиопско-сомалийский территориальный спор сопровождался ожесточенной кон­
фронтацией руководства Эфиопии с представителями другой территории — Эрит­
реи. Несмотря на резолюцию Генеральной Ассамблеи О О Н 1950 г. с рекомендацией
создать Федерацию между Эритреей и Эфиопией, в 1962 г. Эфиопия аннексировала
Эритрею, включив ее в свой состав на правах одной из провинций. С тех пор эри-
трейская проблема игнорировалась Аддис-Абебой независимо от характера и типа
политической власти с стране. Д а ж е после революции новое правительство страны
видело лишь один путь решения этой проблемы — силовой, делая ставку на ведение
вооруженной борьбы против многочисленных сепаратистских организаций в Эрит­
рее.
Какова же была позиция Советского Союза по взрывоопасным проблемам Афри­
канского Рога? Двойственная. С одной стороны, СССР был привержен Хартии Орга­
низации Африканского единства, принятой в 1963 г., где провозглашался принцип
отказа от применения силы для разрешения пограничных споров и признавались
нерушимыми существующие границы в Африке. В этом отношении Советский Со­
юз поддерживал Эфиопию в территориальном споре с Сомали и в борьбе с эри-
трейскими сепаратистами. С другой стороны, Москва имела тесные связи с Могади­
шо, в том числе и по военной линии, в течение многих лет в прошлом оказывала
поддержку эритрейским сепаратистам в их борьбе с центральной властью импера­
тора Хайле Селассие I. Таким образом, СССР оказался в положении, когда встала
необходимость определиться в назревающем столкновении: с кем быть — с Сома­
ли или Эфиопией, с Эфиопией или Эритреей?
Сомали в Советском Союзе считали традиционным союзником. Сиад Б а р р е в
своей внутренней и внешней политике ориентировался на С С С Р . В 1974 г. он под­
писал советско-сомалийский Договор о дружбе и сотрудничестве. М о с к в а начала
оказывать «дружественной стране» огромную помощь в создании национальных во­
оруженных сил, подготовке командных кадров и технических специалистов. Мога­
дишо предоставлял определенные льготы для советского В М Ф , советские советни­
ки и специалисты работали во всех звеньях сомалийской армии.
Что касается Эфиопии, то до сентябрьской революции 1974 г. она была твердой
союзницей Вашингтона. Стороны имели обширные военные контакты. После свер­
жения монархии американское оружие продолжало поступать в страну, ее воору­
женные силы по-прежнему готовились военными советниками США. Однако в ап­
реле 1976 г. руководство Эфиопии объявило программу «национально-демократи­
ческой революции» и взяло курс на сближение с СССР. Уже в декабре была достиг­
нута договоренность о советских военных поставках в Эфиопию на сумму в 100
млн. долларов.
В апреле 1977 г. в ходе жесткой фракционной борьбы к власти в Эфиопии при­
шел выпускник одного из военных колледжей США подполковник М е н г и с т у Хайле
Мариам, сторонник идей социализма (раздача земли крестьянам, национализация
промышленности, демократическое общество во главе с правящей партией и т. д . ) .
В сжатые сроки новый руководитель уничтожил всю оппозицию, узурпировал власть
и начал строить социалистическое общество на Африканском континенте. Это по-
108 Локальные войны с участием советских и российских войск

нравилось М о с к в е , которая буквально за несколько месяцев подписала с Эфиопией


12 договоров о сотрудничестве. Примеру СССР последовала и Куба.
Под предлогом нарушения прав человека США прекратили военную помощь Ад­
дис-Абебе. 23 апреля 1977 г. Эфиопия закрыла консульства Соединенных Ш т а т о в и
других западных государств в Асмаре. Из страны была выслана американская во­
енная миссия, прекратила функционирование их военная база. Военным атташе США,
Великобритании, Ф Р Г и Египта было предложено покинуть Эфиопию.
В первых числах мая того же года М. X. Мариам отправился с визитом в Моск­
ву, в ходе которого была подписана Декларация об основах дружественных взаимо­
отношений и сотрудничества между СССР и Эфиопией. Военная помощь станови­
лась неотъемлемым атрибутом межгосударственного сотрудничества.
П ы т а я с ь примирить Сомали и Эфиопию — два дружественных нам государст­
ва — Советский Союз стремился решить тугой узел противоречий на Африканском
Роге политическими средствами. К примеру, через Фиделя Кастро, совершавшего в
марте 1977 г. поездку в регион, лидерам конфликтующих стран было предложено
создать «федерацию государств Восточной Африки» в составе Эфиопии, Сомали и
Д ж и б у т и . Сомалийский руководитель ответил решительным отказом. Возможность
политического компромисса была исчерпана. К тому же сомалийский лидер в резко
негативном тоне охарактеризовал советскую военную помощь Эфиопии. Он назвал
ее угрозой, по отношению к которой его правительство «не намерено о с т а в а т ь с я
равнодушным». Назревало вооруженное столкновение.
В подобьой ситуации резко активизировались советские военные поставки в
Эфиопию. Первая крупная партия вооружения оценивалась в 385 млн. долларов и
включала 48 истребителей различных модификаций, более 300 танков Т-54 и Т-55,
установки залпового огня БМ-21 «Град», артиллерийские системы различного ка­
либра и т. д. Военная помощь была настолько внушительной, что дала основание не­
которым военным экспертам за рубежом назвать ее «военной интервенцией». Вы­
бор был сделан: в дилемме «Сомали или Эфиопия?» жребий пал на последнюю;
С С С Р видел в энергичном Мариаме идеал африканского коммуниста, перспектив­
ного борца с империализмом. Да и стратегическое расположение Эфиопии, как пред­
с т а в л я л о с ь Кремлю, давало СССР немалые военно-политические дивиденды.
Вслед за вооружением в Аддис-Абебу направились сотни советских военнослу­
ж а щ и х — генералов, офицеров, прапорщиков, солдат и даже курсантов военных
учебных заведений. Совместно с кубинцами они начали готовить национальные во­
енные кадры для эффективного противостояния «двум опасностям» — агрессии Со­
мали и сепаратистскому движению на севере страны — в Эритрее.
Военные действия в Эфиопии в 1977—1978 гг. можно разделить на три периода:
П е р в ы й — с 20 июля 1977 г. — с вторжения сомалийских войск в область
Огадена и их активного продвижения в глубь территории на северном, центральном
и южном направлениях — по сентябрь, когда эфиопская армия остановила наступа­
ющего противника на Восточном и Южном фронтах (см. Приложение 4).
В т о р о й — с октября 1977 г. по январь 1978 г. В этот период положение на
фронтах стабилизировалось, особой активности в действиях противоборствующих
сторон не наблюдалось, они стремились усилить свои войсковые группировки, со­
здать условия для нанесения решающего удара. Правда, с 17 по 24 н о я б р я сомалий­
цы вновь предприняли попытку овладеть рядом населенных пунктов на Восточном
фронте, но она оказалась безуспешной.
Т р е т и й — с конца января по начало марта 1978 г. Он характеризовался актив­
ными боевыми действиями эфиопских и кубинских войск по нанесению контруда­
ров по сомалийским войскам на всех направлениях и в конечном итоге — осво­
бождением Огадена.
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 109

Нельзя не отметить, что, вторгшись в Огаден, руководство Сомали учитывало


благоприятные для своей акции факторы. Эфиопия была занята решением своих
внутренних социально-экономических проблем: вооруженные силы страны вели
боевые действия в Эритрее против сепаратистских сил; военная помощь Аддис-
Абебе со стороны США была прекращена, а со стороны СССР еще только развора­
чивалась; эфиопская армия вступила в этап реорганизации и перевооружения на
советские системы оружия и боевой техники. Другими словами, к лету 1977 г. Эфи­
опия виделась лидерам Сомали слабым и пассивным противником, не способным
оказать какого-либо сопротивления хорошо организованной, обученной и вооружен­
ной при помощи Москвы армии Могадишо.
Решительное наступление сомалийских войск развивалось быстрыми темпами и,
не встречая сопротивления со стороны малочисленных эфиопских гарнизонов в
оазисах района Огаден, позволило агрессору оккупировать 9 0 % его обширной тер­
ритории общей площадью 320 тыс. кв. км. В руках эфиопов оставались л и ш ь два
крупных административных центра — города Харар и Дыре-Дауа, захват которых
был главной целью сомалийского руководства.
В начале сентября 1977 г. Сиад Барре совершил визит в Москву, где попытался
добиться нейтрального отношения СССР к своим акциям в Огадене и увеличения
советских военных поставок. Но Москва не пошла навстречу предложениям сома­
лийского лидера. На обратном пути из Советского Союза С. Б а р р е сделал останов­
ку в Египте, который год назад фактически разорвал отношения с Кремлем. Прези­
дент А. Садат поддержал позицию Сомали, пообещав помощь и поддержку. Сигна­
лы о готовности предоставить Сомали вооружение поступили также из Саудовской
Аравии, Ирана, Пакистана и Судана. В середине июля администрация США проявила
готовность снизить «зависимость Сомали от СССР путем предоставления оборони­
тельной военной техники». По сообщениям советских и эфиопских средств массо­
вой информации, американское оружие крупными партиями стало поступать в Со­
мали. Однако западная печать отмечала, что позиция США по вопросу поставок во­
оружения Сомали была крайне осторожной. В частности, Вашингтон предупредил
Тегеран и Эр-Рияд, чтобы они не предоставляли Могадишо т я ж е л о е вооружение,
прежде всего артиллерию. В Вашингтоне осудили агрессивные действия Сомали в
отношении Эфиопии. Во время визита в Могадишо в марте 1978 г. помощника гос­
секретаря США по африканским делам Р. Муза американская сторона проинформи­
ровала руководство Сомали, что военная помощь Америки зависит от отказа этой
страны от агрессивных акций в отношении соседних государств. Несколько ранее,
в феврале 1978 г., госсекретарь США С. Вэнс заявил, что Запад готов поставить во­
оружение Могадишо только в случае вторжения Эфиопии в пределы соседней
страны.
Таким образом, войдя в конфронтацию с Советским Союзом, Сомали переориен­
тировалось в своей политике на некоторые арабские государства и США. Не слу­
чайно уже 13 ноября 1977 г. сомалийское правительство денонсировало договор с
СССР и обязало 2-тысячную колонию советских военных специалистов в трех­
дневный срок покинуть страну, а кубинских — в течение суток.
Советские военные советники и специалисты занимались в Сомали подготовкой
местных военных кадров. Вооруженные силы страны были почти полностью укомп­
лектованы советской военной техникой. В частности, в 1976 г. они располагали 250
танками, 350 бронетранспортерами, 79 истребителями типа МиГ, 2 противолодочны­
ми кораблями, 10 патрульными катерами и т. д.
С 1964 по 1977 гг. в Сомали по линии МО СССР побывало 3911 человек, в том
числе 12 генералов, 2419 офицеров, 123 прапорщика, 405 с е р ж а н т о в и солдат и 952
по Локальные войны с участием советских и российских войск

рабочих и служащих СА и В М Ф . За этот период погибло (умерло) 7 человек, в том


числе 5 офицеров и 2 рабочих и служащих СА.
Д л я эвакуации «советских и кубинских граждан» из сомалийского порта Б е р б е р а
в Аденском заливе в столицу страны Могадишо прибыл большой десантный ко­
рабль с батальоном морской пехоты В М Ф СССР (см. Приложение 3). М е с т н ы е
власти предприняли попытку воспрепятствовать заходу корабля в гавань. Тогда на
берег были высажены морские пехотинцы с танками и артиллерией. Такая д е р з к а я
«мера Советов» повергла в шок сомалийское руководство, однако нагнетать напря­
ж е н н о с т ь оно не стало. Работники посольства и военнослужащие были успешно пе­
реправлены на корабль и доставлены в йеменский порт Аден. Ч а с т ь советских
граждан была отправлена на родину транспортными самолетами Ан-12 из столично­
го аэропорта. Отходя, десантники увели с собой принадлежащие СССР плавмастер-
скую и плавучий док.
После этого Куба разорвала дипломатические отношения с Сомали, а Советский
Союз выслал из страны многочисленную группу сомалийских слушателей военных
у ч и л и щ и академий. Всего прошли обучение в них 3066 чел., в том числе окончили
вузы СВ — 1169 чел., ПВО — 510 чел., ВВС — 590 чел., В М С — 450 чел., тыла —
80 человек и др. — 267 чел. Вскоре вместо них на учебу в СССР прибыли эфиоп­
ские офицеры. На 1 января 1995 г. количество завершивших обучение в с о в е т с к и х
и российских военно-учебных заведениях составило 5794 эфиопа (в том ч и с л е
СВ — 922 чел., ПВО — 1046 чел., ВВС — 1632 чел., ВМС — 8 3 3 чел., тыла — 127
чел. и др. — 1234 чел.).
О с т а в и в Сомали, СССР потерял оборудованный им крупный порт Б е р б е р а —
место захода и стоянки военных кораблей, несших боевую службу в Индийском
океане; специально построенный узел связи; станцию с л е ж е н и я ; хранилище для
тактических ракет; хранилище на 175 тыс. баррелей топлива и ж и л ы е помещения на
128
1,5 тыс. человек . Он лишился права пользоваться сомалийскими аэродромами и
другими важными стратегическими объектами.
Итак, в с е н т я б р е — н о я б р е 1977 г. позиции всех стран, прямо или косвенно втя­
нутых в войну в Огадене, окончательно определились. Часть советских военных со­
ветников из Сомали вернулась в Советский Союз, а другая была переброшена в
Эфиопию.
Советские специалисты и советники были направлены в Эфиопию на основа­
нии р а с п о р я ж е н и я Совета Министров СССР № 1823 от 13 августа 1977 г. Главным
военным советником был назначен заместитель командующего В Д В генерал-лейте­
н а н т П. Чаплыгин ( 1 9 7 7 — 1 9 8 1 ) . В дальнейшем эту должность до упразднения за-
грангруппы соответственно занимали генерал-лейтенант В. Демин (1981 — 1 9 8 4 ) , ге­
нерал-полковники М. Тягунов (1984—1985), X. Амбарян ( 1 9 8 5 — 1 9 8 7 ) , генерал-лей­
тенанты А. Денисов ( 1 9 8 7 — 1 9 8 9 ) и В. Самсонов ( 1 9 8 9 — 1 9 9 1 ) . Советская военная
помощь Аддис-Абебе расширялась, что сразу же отразилось на ходе боевых дейст­
вий в Огадене.
События и ю л я — с е н т я б р я 1977 г. в этом районе окончательно подтолкнули Моск­
ву в сторону Эфиопии — жертвы агрессии. В Аддис-Абебу широким потоком по
морю и воздуху стали поступать военные грузы. Только при помощи 225 транспорт­
ных самолетов Ан-22 и Ил-76, что, по некоторым оценкам, составляло 1 5 % всего са­
молетного парка ВТА ВВС СССР, начиная с середины декабря 1977 г., в течение
трех месяцев из Советского Союза было переброшено военной техники и о р у ж и я
на сумму 1 млрд. долларов, в том числе 600 Б М П , 60 самолетов МиГ-21, две эскад­
рильи МиГ-23, большое количество танков Т-54 и около 400 стволов а р т и л л е р и и .
За этот период около 50 советских боевых кораблей и транспортов прошли через
Б о с ф о р и Суэцкий канал с вооружением для Эфиопии. Военную помощь оказывали
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов ///

и другие страны. Так, из Йемена поступали танки Т-34 и установки залпового огня
Б М - 2 1 , из ГДР — дизельные грузовики «ИФА», из Ч С С Р — стрелковое оружие, из
К Н Д Р — обмундирование и военное снаряжение. В формировании э ф и о п с к и х воз­
душно-десантных частей оказывали содействие военные инструкторы из И з р а и л я .
Определенную помощь стране предоставили Л и в и я и Организация О с в о б о ж д е н и я
129
Палестины .
Б о е в а я техника и оружие разгружались в порту Асэб, затем своим ходом или на
трейлерах направлялись в центральные и восточные районы страны. П р а к т и ч е с к о е
участие в создании и обучении эфиопской армии принял советский а п п а р а т воен­
ных советников и специалистов.
Особую роль в повышении боеспособности эфиопских вооруженных сил сыгра­
ла Куба, не только предоставившая Эфиопии материальную помощь, но и направив­
шая в эту страну свои регулярные части с полным штатным вооружением. По со­
общениям госдепартамента США, численность кубинских военных советников в
Эфиопии возросла с мая по июль 1977 г. с 50 человек до 3 тыс. военнослужащих. С
декабря 1977 г. в Эфиопию стали перебрасываться кубинские войска, причем не то­
лько с Кубы, но и из других регионов мира, в частности из Анголы. По оценкам раз­
личных западных специалистов, общая численность регулярных кубинских войск в
Эфиопии составила 1 7 — 2 0 тыс. человек.
П р и б ы в ш и е кубинские части были укомплектованы добровольцами, сознательно
откликнувшимися на призыв Ф. Кастро: «Революция в Эфиопии — в опасности!»
М н о г и е из них уже имели боевой опыт, отличались высокой дисциплинированно­
стью и организованностью. Прибыв со штатным вооружением и боевой техникой,
включая танки Т-62 и Б М П , эти части составили основную ударную силу э ф и о п с к и х
вооруженных сил. Успешно действовали кубинские летчики, н а н о с и в ш и е бомбовые
и штурмовые удары по сомалийским агрессорам и эритрейским с е п а р а т и с т а м .
Помимо военнослужащих из Советского Союза и Кубы, на стороне Эфиопии сра­
ж а л и с ь отряды «добровольцев» из Южного Йемена, Мозамбика, Анголы и ряда стран
Восточной Европы и социалистической Азии.
В конце лета 1977 г. госдепартамент США сообщал о том, что в Эфиопии нахо­
дилось 100 советских военнослужащих. Постепенно численность аппарата советских
военных советников и специалистов в эфиопских вооруженных силах росла и, по
некоторым оценкам западных исследователей, достигла 2 — 3 тыс. человек.
В ноябре 1977 г. в Аддис-Абебу была направлена «оперативная группа» генера­
лов и офицеров от управлений Генерального штаба и видов Вооруженных Сил
С С С Р и родов войск, которую возглавил первый заместитель главнокомандующего
Сухопутными войсками генерал армии В. Петров. В ее состав входили: генерал-
майор Е. Алещенко, генерал-майор П. Голицын, генерал-лейтенант авиации Г. Доль­
ников, ряд старших офицеров. 18 ноября делегация встретилась с эфиопским руко­
водством, после чего началась практическая работа в войсках. Задача советских
э к с п е р т о в заключалась в оказании непосредственной помощи в о о р у ж е н н ы м си­
лам Эфиопии в организации планирования и подготовки наступательных операций
против сомалийских войск. Группа занималась также вопросами поставок воору­
ж е н и я , военной техники и с н а р я ж е н и я из Советского Союза. Всей операцией по от­
ражению агрессии сомалийцев руководил штаб во главе с М. X. М а р и а м о м , в со­
став которого входили 5 эфиопских, 2 йеменских, 5 советских и 8 кубинских генера­
лов и офицеров. Уже тогда, 24 ноября 1977 г., погиб первый советский военнослу­
ж а щ и й майор В. Соколов — специалист при начальнике разведки эфиопской брига­
ды спецназначения.
К середине января 1978 г. эфиопские войска вместе с кубинскими подразделени­
ями имели в своем составе 26 бригад (пбр — 6, бригад народной милиции — 13,
112 Локальные войны с участием советских и российских войск

п р олетарских бригад — 6, тбр — 1), из которых 5 находились на охране коммуника­


ций, около 230 танков, 180 орудий и минометов, 42 пусковые установки Б М - 2 1 .
Группировка сомалийских войск на Восточном фронте насчитывала примерно
2 4 — 2 5 мотопехотных и пехотных бригад, около 120—130 танков, более 300 орудий
и минометов, на Южном фронте — 5—6 мотопехотных и пехотных бригад, до 150
130
орудий и минометов .
Таким образом, соотношение сил, особенно в танках, начало складываться в по­
л ь з у э ф и о п с к и х войск. Кубинские и эфиопские ВВС насчитывали более 30 боевых
самолетов, что дало возможность приступить к практическому осуществлению за­
мысла по разгрому сомалийских войск в Огадене.
22 я н в а р я 1978 г. сомалийские войска предприняли решительное н а с т у п л е н и е с
целью овладения Хараром. Главный удар наносился со стороны населенного пункта
Комболча силами нескольких пехотных бригад при поддержке танков и артилле­
рии. Противник был остановлен всего в 500 м от транспортной артерии, связываю­
щей Харар с Дыре-Дауа. В боях вместе с эфиопскими регулярными войсками и на­
родной милицией у ж е принимали участие кубинские части.
Р а з в е р н у в ш е е с я 2 3 — 2 7 января 1978 г. эфиопское контрнаступление позволило
отбросить захватчика на несколько десятков километров, освободить ряд населен­
ных пунктов. Сомалийцы потеряли 3 тыс. человек, 15 танков, значительное количе­
ство другой боевой техники и вооружения. Этот успех в борьбе с агрессором был
расценен в Эфиопии как «поворотный момент» всей войны.
2 — 4 ф е в р а л я 1978 г. эфиопские войска в районе Дыре-Дауа развернули наступ­
ление в направлении хорошо укрепленных противником населенных пунктов Ха-
рева и Гелдеса. Сомалийцы потеряли свыше 1 тыс. человек, 42 танка, более 50 ар­
тиллерийских орудий. Таким образом, к 8—9 февраля была полностью у с т р а н е н а
угроза Харару и Дыре-Дауа, противник был отброшен с большими потерями на се­
веро-восток.
Кстати, только 10 февраля в ходе развернувшегося контрнаступления президент
Сомали официально признал вовлеченность регулярных вооруженных сил своей
страны в конфликт в Огадене.
Р а з в и в а я наступление в направлении Джиджиги, эфиопские войска столкнулись
с ожесточенным сопротивлением сомалийцев, закрепившихся на двух ведущих к го­
роду проходах в горах — Марда и Шеделе. В соответствии с выработанным совет­
скими военными советниками замыслом операции, 10-я пехотная дивизия эфиопской
армии преодолела стоящие на пути горы не по проходам, где укрепились сомалийцы,
а между ними по горным тропам и бездорожью. 28 февраля эфиопские передовые
части перешли горные хребты, обойдя проход Марда, и вышли к Д ж и д ж и г е . 1 марта
сомалийские войска нанесли контрудар силами пехоты, танков и артиллерии, но по­
терпели неудачу. Повторная попытка 3 марта контратаковать з а в е р ш и л а с ь прова­
лом. В результате решительных действий эфиопских и кубинских войск 4 марта со­
малийцы начали беспорядочный отход из Джиджиги и на следующий день город
был в з я т . Всего под Джиджигой были разгромлены три сомалийские пехотные бри­
гады общей численностью 6 тыс. человек.
Сразу после падения Джиджиги С. Барре созвал заседание ЦК Сомалийской ре­
волюционной социалистической партии, на котором было принято решение вывести
войска, «пока их полностью не уничтожили». В коммюнике от 9 марта 1978 г. сома­
л и й с к а я сторона гарантировала вывод своих частей в ответ на эвакуацию всех ино­
странных вооруженных сил из района Африканского Рога и «признания всеми сто­
ронами права народа Западного Сомали на самоопределение». Эфиопская сторона
отклонила эти условия.
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов ИЗ

Достигнув решающих успехов в операции под Джиджигой, э ф и о п с к а я армия


развернула общее наступление на юго-восток по двум направлениям: из района Ба-
биле в район Джиджиги на глубину до 350 км. В результате успешных действий
эфиопских войск уже к 16 марта практически вся территория Огадена, оккупирован­
ная сомалийской армией, была освобождена. 15 марта правительство Сомали объя­
вило о «полном выводе» своих соединений и частей из Эфиопии.
В успех эфиопских войск, как уже было сказано, большой вклад внесли советские
военные специалисты. Они принимали участие в подготовке и проведении опера­
ций (в рекогносцировке, разработке планов, оказании помощи эфиопским команди­
рам в организации боя и т. д.); во время боевых действий находились на фронте,
часто в боевых порядках частей. К примеру, под Хараром, когда кубинская бригада
остановилась, ссылаясь на то, что впереди находится минное поле, один из советских
генералов сел в Б Т Р и повел за собой бригаду в обход. Аналогично действовали
советские военные представители и в других критических ситуациях на фронте.
Изгнанием регулярных вооруженных сил Сомали из Огадена з а в е р ш и л с я сома-
лийско-эфиопский конфликт. В то же время, оставшиеся боевые организации Фрон­
та освобождения Западного Сомали не прекратили сопротивления и перешли к парти­
занским методам борьбы. Однако ни по своей численности, ни по количеству и со­
ставу вооружения оппозиционные силы в Восточной Эфиопии уже не представля­
ли существенной опасности для Аддис-Абебы.
Вместе с тем, диверсионные группы «сомалийского фронта» периодически совер­
шали рейды на эфиопскую территорию. 16 июня 1978 г. в одну из их засад (у де­
ревни Д а к э т а провинции Огаден) попала группа советских военных специалистов
из состава отдельного медицинского батальона: подполковник Н. Удалов, к а п и т а н ы
В. К н я з е в , В. Филиппов, сержант Н. Горелов, рядовые С. Дулов и Н. Козлов. Воен­
нослужащие были пленены и в дальнейшем при попытке к бегству пятеро из них
были убиты. Подполковник Н. Удалов был вывезен на территорию Сомали и про­
131
пал без вести .
Война между Эфиопией и Сомали в пустыне Огаден продолжалась 7 месяцев.
Сведения об общих потерях не приводились сторонами в официальных сообщениях,
однако, по некоторым данным, в Эфиопии погибли тысячи мирных ж и т е л е й , с в ы ш е
600 тыс. человек стали беженцами. Размер материального ущерба, нанесенного стране,
оценивался в десятки миллиардов долларов.
Но с окончанием войны в Огадене мир не пришел в Эфиопию. В северной ча­
сти страны — Эритрее — продолжалась партизанская война нескольких сепарати­
стских «фронтов» и движений против центральной власти. Высвободившиеся в
районе Огадена эфиопские войска и советские военные советники были в основной
массе переброшены на север и приняли участие в операциях по борьбе с сепарати­
стами. В июне 1978 г. в Эритрею и соседнюю провинцию Тигре была н а п р а в л е н а
2-я освободительная армия численностью 100 тыс. человек. Общее количество эфи­
132
опских войск здесь достигало 140 тыс. человек .
Следует отметить, что вплоть до 1952 г. Эритрея находилась под у п р а в л е н и е м
Великобритании. Затем по решению О О Н она была присоединена к Эфиопии на
правах автономной области. Предусматривалось, что по истечении д е с я т и л е т н е г о
срока Э р и т р е я получит право решать, сохранит ли она федерацию с Эфиопией или
станет независимым государством. Однако правящие круги Эфиопии в з я л и курс на
ограничение, а затем на свертывание автономии Эритреи, н а с е л е н и е которой (в ос­
новном мусульмане) стало подвергаться экономической, национальной, я з ы к о в о й и
религиозной дискриминации. В 1962 г. был ликвидирован федеральный статус Эритреи,
и она была превращена в провинцию Эфиопии. Н е ж е л а н и е местных лидеров под­
чиняться Аддис-Абебе привело к резкой активизации вооруженной борьбы.
114 Локальные войны с участием советских и российских войск

С С С Р и Куба по-прежнему оказывали Эфиопии крупномасштабную и интенсив­


ную военную помощь. Советские военные советники и специалисты разрабатывали
планы боевых операций, готовили личный состав эфиопской армии, руководили
боевыми действиями.
В ходе борьбы с сепаратистами отличилась усиленная рота 55-й дивизии мор­
ской пехоты Тихоокеанского флота под командованием майора В. Ушкова из соста­
ва 8-й оперативной эскадры В М Ф СССР. Осуществив по распоряжению Генераль­
ного штаба ВС С С С Р десантирование с большого десантного корабля ( Б Д К ) в бло­
кированный с конца августа 1977 г. эфиопский порт Массауа, морские пехотинцы
смогли внести весомый вклад в ведение обороны порта, не потеряв при этом ни од­
ного человека. После выполнения боевой задачи советский десант был снят кораб­
лями, а его техника ввиду невозможности БДК подойти к берегу, по решению совет­
ской стороны, была передана представителям эфиопской армии непосредственно на
огневых позициях. За успешное проведение операции командир десанта был на­
133
гражден орденом Красного Знамени .
Параллельно советское вооружение в больших количествах продолжало посту­
пать в порт Асэб. По американским оценкам, только за первое полугодие 1978 г.
М о с к в а поставила Эфиопии военной техники общим весом в 61 тыс. т.
О к а з ы в а я Эфиопии крупномасштабную материальную помощь в борьбе с сепа­
ратистами на севере страны, Советский Союз стремился содействовать решению
эритрейской проблемы политическими средствами. Так, в июне 1978 г. Кремль пы­
тался установить канал связи с Фронтом освобождения Эритреи. С этой целью гла­
ва этой организации А. Насер был на 10 дней приглашен в Москву, где ему предло­
жили (как и в случае с Сомали) создать федерацию африканских государств в
районе Красного моря. Итог встречи оказался безрезультатным.
В ноябре 1978 г. в ходе визита в Москву М. X. Мариама был подписан Договор
о дружбе и сотрудничестве между СССР и Социалистической Эфиопией. В статье
10-й этого договора прямо сказано: «В интересах обеспечения обороноспособности
Высоких Договаривающихся Сторон они будут продолжать сотрудничать в военной
области».
В этот же период развернулись интенсивные боевые действия в Эритрее, кото­
рые продолжались до начала 90-х годов. Несмотря на значительную военную по­
13,1
мощь и поддержку СССР , Кубы, Южного Йемена и ряда других государств, прави­
тельственные войска фактически не смогли решить стоявшие перед ними задачи.
П а р т и з а н с к а я борьба сепаратистских «фронтов», втянутость в вооруженный конф­
ликт всего населения Эритреи, ставка Аддис-Абебы на силовые методы решения
внутренних конфликтов в ущерб политическим привели к затяжному кровопроли­
тию. Эритрейские города переходили из рук в руки, в то время как в сельской ме­
стности господствовала власть сепаратистов.
В июле 1980 г. Аддис-Абебу посетил с визитом заместитель министра обороны,
главнокомандующий В М Ф Адмирал флота Советского Союза С. Горшков, который
вместе с послом СССР в Эфиопии Б. Кирнасовским и главным военным советни­
ком генерал-лейтенантом П. Чаплыгиным провел переговоры с М. X. Мариамом,
министром национальной обороны страны генералом Т. Кидане и командующим
В М С командором Т. Берхану. В итоге была достигнута договоренность о некоторых
поставках советской военной техники в Эфиопию и об условиях захода в эфиоп­
135
ские территориальные воды кораблей В М Ф СССР .
Несмотря на поддержку правительства М. X. Мариама советской стороной, на
Северном фронте военных поражений избежать не удалось. Одна из самых круп­
ных побед Фронта народного освобождение Эритреи над эфиопскими вооруженными
силами была одержана в марте 1988 г. у города Афабет. Потери эфиопской армии
Содержание локальных войн и вооруженных конфликтов 115