Вы находитесь на странице: 1из 8

Секреты архитектуры елизаветинского барокко

«...А здесь, на площади центральной,


Торжественно-монументально,
Для должной всероссийской славы
Военной и морской державы,
Встал императорский дворец, –
Величья дивный образец.

В роскошной помпе утопая,


На солнце золотом блистая,
Необозримые фасады
Слились со строем колоннады.
И сей шедевр архитектуры
Венчают античные скульптуры.

Дворец по замыслам Петра


Елизавета создала.
В нём волею Екатерины,
Основан Эрмитаж картинный,
Что свет и гордость наших дней,
Великий мировой музей...»

Татьяна Боженова

В этом отрывке из стихотворения Татьяны Боженовой «Экскурсия в Санкт —


Петербург», мы видим как тонко показано всё величие эпохи русского барокко.
В наше время уже сложно сказать, что царственные соборы и дворцы 18 века это
«жалкое раболепное подражание западным образцам» (Забелин, 19 век). Мы сейчас видим
всё великолепие той эпохи. Такие имена как Ухтомский, Растрелли, Чевакинский должны
стоять в одном ряду с именами известнейших мировых архитекторов. Такие памятники
русской архитектуры, как Смольный собор, Царкосельский дворец (другое название
«Большой дворец в Царском Селе), или Большой дворец в Петергофе, способны вызвать
неподдельное восхищение, своими национальными особенностями: богатство отделки
зданий, выразительная пластичность фасадов, и в то же время простата решения
планировочной композиции. А вот в 19 веке у русских критиков было совершенно иное
мнение. Например В. П. Стасов (архитектор) утверждал, что русская архитектура 18 века не
имеет оригинальности, считая Петра виновником зарождения в России «европеизма». И
первое опровержение этих слов вышло только на рубеже 19 и 20 века.
Первая попытка развеять этот предрассудок была сделана в 1902 году, группой
художников. Они выпустили специальный номер журнала, где опубликовали свои статьи.
Отклик на «новое» направление не заставил себя ждать. Люди были впечатлены на столько,
что эта тема отпечаталась в каждой сфере: в живописи (рис. 1), в поэзии, в архитектуре, в
музыке и наконец в истории русской архитектуры. Были пересмотрены главные этапы её
развития.
Первый этап носит устаревшее название «нарышкинсокое барокко» или в
современном понимании «Московское барокко», приходится на конец 17 - начала 18 века.
(рис. 2). Своё название оно получило от фамилии знатных бояр — Нарышкиных.
Характерными чертами которых являлось строительство храмовых сооружений с элементами
европейского барокко.
Второй этап развития носит название «Петровское барокко». (рис. 3)
В петровское время Петербург развивался стремительно. «Сначала в 1703 году в устье
Невы была построена крепость, через год — Адмиралтейство, а уже в 1712 году Петербург
был объявлен столицей» [1].
Разностильность архитектуры того времени на первый взгляд может показаться
сумбурной. Неустанно сменяют друг друга французские, голландские, итальянские,
немецкие и другие фасады. Часто бывало, что над одним зданием трудилось немалое
количество архитекторов, нередко переделывая или дополняя предыдущие решения. Тем не
менее, чем больше всматриваешься, тем больше видишь всю последовательность развития
всевозможных стилей.
Один из самых пышных и грандиозных стилей, который родился в середине XVIII
века — «Елизаветинское барокко». И если в Петровском барокко всё же преобладало влияние
голландского зодчества, то в период правления Елизаветы Петровны воздействие оказали
французская, немецкая и итальянская школы. (рис. 4) Нельзя не обратить внимание на
характерную особенность архитектуры того времени: многоцветные фасады (синие, красные,
зелёные, жёлтые), использование декоративных колонн, пилястр, большие окна, люкарны,
множество скульптуры (атланты, кариатиды). Из за криволинейных очертаний фронтон
приобрёл декоративно — пластический характер. Всё было близкó ордеру, выработанному
ещё в античном Риме.
Ещё одной характерной чертой данного периода выступает то, что здания часто были
объединены в замкнутый архитектурный ансамбль. Строилось большое количество
императорских дворцов, усадеб, храмов, монастырей. В дворцах интерьер был украшен
лепкой, резьбой, зеркалами, многоцветным узорчатым паркетным полом, часто из
драгоценных пород дерева. Плафоны были расписаны известнейшими живописцами того
времени, и именно они создавали иллюзию высокого зала. (рис. 5).
Планировка залов имела причудливую форму. Они были выстроены в анфилады (в
ряд), где дверные проёмы расположены на одной оси.
Проекты императорских и усадебных дворцов создавались вместе с садами и парками,
имеющие регулярную планировку, с прямолинейными аллеями. Необычные парковые
павильоны и фонтаны крепко вошли в обиход еще с начала века, они создавали статность и
престижность владельцам. [2]. (рис. 6).
Такое сочетание традиций проявилось в творчестве величайшего зодчего того времени
— Растрелли Франческо Бартоломео (1700-1771 гг) (рис. 7), сын итальянского скульптора
К. Ф. Растрелли. С 16 лет жил в России, являясь талантливым художником, он проявил себя
как и одарённый зодчий. Растрелли стал ведущим архитектором Санкт — Петербурга. Его
творчество достигло высшей точки в 1740 — 1750 гг.
Главными его проектами стали: ансамбль Смольного монастыря, Зимний Дворец,
дворцы елизаветинских вельмож М. И. Воронцова и С. Г. Строган, большой дворец в
Царском Селе, Большой дворец в Петергофе. Все эти сооружения особенно ярко
характеризуют стиль барокко середины XVIII века.
В 1754 — 1762 гг. Растрелли возвёл новый Зимний дворец (рис. 8), на месте Зимнего
дворца Петра I. Сам архитектор о нём писал следующее: «Я построил в камне большой
Зимний дворец, который образует длинный прямоугольник о четырех фасадах, из коих один,
выходящий на Большую площадь, имеет более 790 английских футов в длину, фасад со
стороны большой реки имеет равным образом такое же число футов, два остальных фасада,
из коих один напротив Адмиралтейства, а другой - со стороны большой Миллионной улицы
имеет более 600 футов каждый. Это здание состоит из трех этажей, кроме погребов. Внутри
этого обширного сооружения имеется посредине большой двор, который служит главным
входом для императрицы и где расположен большой караул гвардейского корпуса. Кроме
этого главного двора имеется два других меньших, из коих один расположен у больших
апартаментов, а другой находится у края дворца и служит для того, чтобы отделить
служебные помещения и кухни императорской фамилии. Число всех комнат в этом дворце
превосходит 460, включая 4 больших приемных, соединяющихся в том же этаже с большим
залом. Кроме этих больших помещений, там имеется большая парадная лестница с
двойными перилами итальянского белого мрамора, весьма великолепная по архитектуре и
скульптуре, украшенная архитектурой и лепными позолоченными орнаментами, а также
парижскими зеркалами. Кроме того, имеется большая церковь с куполом и алтарем, весьма
богато украшенным скульптурой и живописью, с плафоном, причем во всех вообще
парадных апартаментах, в том числе тех, которые предназначены для императорской семьи,
все украшено с величайшим великолепием. В углу названного дворца, со стороны Большой
площади построен театр с 4 ярусами лож, выполненными целиком в камне, внутренность
этого театра весьма богато украшена скульптурой и живописью». [3]. К сожалению,
сохранились лишь фасады дворца. Ныне Зимний дворец — одно из зданий Государственного
Эрмитажа.
Варфоломей Варфоломеевич (так в России звали Растрелли) работал и в пригороде
Петербурга. Он возвёл в Петергофе Большой дворец ((1747 — 1752 гг.) Большой
Петергофский дворец) и Большой дворец в Царском Селе ((1752 — 1757) Большой
Царскосельский дворец).
Большой дворец (рис. 9) — это одна из самых главных достопримечательностей в
Петергофе. В своё время он являлся любимым местом пребывания всех русских царей. Там
проходили всевозможные балы, празднества, торжества. Часто решались политические
вопросы. С 1917 года Петергофский дворец является историко — художественным музеем. В
нём собрано неимоверное количество экспонатов начиная от фарфора и заканчивая личными
вещами российских правителей.
А вот Царское село является историческим заповедником (с 1992 г.). Туристы со всего
мира приезжают полюбоваться его красотами. Но больше всего привлекает внимание,
конечно, величественный Царскосельский дворец (рис. 10) с его янтарной комнатой. (рис. 11)
Она является известным по всему миру шедевром ювелирного искусства и поэтому окружена
множеством легенд: некоторые считают, что это копия, другие считают, что настоящая
комната замурована в подвалах. Многие туристы даже не догадываются, что в подвалах
Большого дворца находится целая коллекция драгоценного камня — янтаря, но туда имеют
доступ очень ограниченный круг людей.
В 1940 годах два этих дворца были полностью разрушены немецкими захватчиками.
Но силой народа, настойчивостью учёных и великим мастерством реставраторов они были
полностью восстановлены, и в настоящее время открыты для посетителей.
Восхитительные сооружения, возведённые Растрелли, ярко показывают сочетание
русских и европейских традиций. Одним из главных и моих любимых строений того времени
является величественный собор Воскресения (1748 — 1757 гг) (рис. 12). Он создавался в
традициях русских монастырских ансамблей предыдущих столетий. Но Варфоломей всё же
внёс новшества: добавил симметрии и регулярности в планировочную систему. Что не
помешало создать живописность композиции с величественным пятиглавым собором. [2].
Высокая колокольня (140 м.), которую по настоянию Елизаветы Петровны задумывал
Растрелли, из за Семилетней войны не была сооружена. Но весь ансамбль с колокольней
хранится в Научно - исследовательском музее Академии художеств СССР в виде
замечательно выполненной модели. (рис. 13).
История собора очень долгая. Сначала монастырь задумывался как однокупольный
собор по европейским стандартам. Но именно Елизавета настояла на том, чтобы следовать
древнерусской традиции — на православном пятиглавии. Красивое сочетание голубых стен и
белокаменной отделки, пышный декор фасадов, использование позолоты придаёт монастырю
уникальность, особенную торжественность и невероятную притягательность. (рис. 14).
Растрелли умер в 1771 году, так и не дождавшись окончания строительства, которые в
18 веке вообще были остановлены. И только с середины 30 - х годов 19 века работы
возобновились. Но уже в 1917 году во время революции собору был нанесен огромный
ущерб. И вплоть до 90х годов Смольный собор был обычным, незаметным складом. Позже в
храме открылся концертно — выставочный комплекс, который располагается там и по
настоящее время.
Самого Растрелли описывали как требовательного к себе и помощникам архитектора.
Его характер был сложный, но если дело касалось работы, его главными принципами были:
быстрота, качество и чёткость. Его мощная энергия, безграничная фантазия, выдающиеся
способности завораживали подчинённых и окружающих его людей.
Одновременно с Франческо с 1740 года работал ещё один известный архитектор
Савва Иванович Чевакинский. (рис. 15). Был родом из мелкопоместных дворян Тверской
губернии. В 1741 году стал главным архитектором Адмиралтейства. Он построил множество
сооружений. Одной из самых великолепных является постройка на плацу Морского
полкового двора по собственному проекту громадного двухэтажного Никольского военно —
морского собора (1753 — 1762 гг) в Петербурге. [2]. Он расположен на берегу Крюкова
канала. Храм состоит из двух частей: верхней и нижней. Нижняя церковь освещена во имя
Николая Чудотворца, верхняя во имя Богоявления Господня. Отсюда и полное название
храма: Николо — Богоявленский собор. (рис. 16).
В плане мы видим равносторонний крест. (рис. 17). Интерьер украшен лепниной,
скульптурой, белыми колонными, позолотой. У храма пять позолоченных свободно
расставленных куполов. Отличительной особенностью является восьмигранная форма всех
подкупольных световых барабанов которые перетекают так же в восьмигранные сомкнутые
своды. Фасад храма имеет очень яркий и насыщенный голубой цвет. А замечательные
балкончики с узорными кованными решётками добавляют колорита того времени.
Рядом величественно расположилась четырёхъярусная колокольня, увенчанная тонким
шпилем. Три нижних яруса оформлены белоснежными колоннами. Из — за того что это
место расположено недалеко от набережной, его полюбили местные «парочки», ведь оно
очень романтично. Колокольня значится как одно из популярных мест в Петербурге, которую
очень облюбовали петербургские художники. (рис. 18).
Архитектор также возвёл и дворцовый комплекс на углу Итальянской улице в
Петербурге в 1749 году для молодого любовника Елизаветы Петровны - Шувалова Ивана
Ивановича. (рис. 19). Само место для строительства было выбрано совсем не случайно. Ведь
оно располагалось рядом с летним дворцом императрицы.
Стены дворца были построены уже в 1753 году, а интерьер был закончен к осени
следующего года. 22 февраля 1755 года прошёл пышный бал, в честь празднования
новоселья Шувалова. Одна из петербургских газет тогда писала, что в Большом зале были
танцы, а в других "по новому и отменному вкусу богато украшенных покоях" - играли в
карты. [4].
Центр фасада выделялся своим необычным трёхгранным выступом, а за ним
располагался восьмиугольный зал. Екатерина II вспоминала: «Снаружи этот дом, хотя очень
огромный, напоминал своими украшениями манжеты из Алансонских кружев, так много на
нем было разных украшений». [5].
Дворец Шувалова часто посещали знаменитые люди того времени. К нему любил
приезжать Михаил Васильевич Ломоносов и обсуждать план по созданию университета. Не
редко гостил и драматург А. П. Сумароков. А в 1756 году в дворце открылась Академия
художеств.
Эта резиденция была известна своими балами и маскарадами. Первый из них
произошёл, когда здание даже не было достроено. Торжество проходило в честь дня
рождения великого князя Павла I. Даже существует легенда, в которой говорится о том, что
«на другой день кончины Шувалова, проезжая мимо верхом, император Павел остановился,
снял шляпу, поглядел на окна и низко поклонился» [6].
Крупнейшим представителем елизаветинского барокко в Москве был Ухтомский
Дмитрий Васильевич (1719 — 1774). (рис. 20). Был из княжеского рода Ухтомских,
Ярославской губернии, был прямым потомком Юрия Долгорукого в 22 — колене . Его
творчество рождалось под влиянием художественных произведений Растрелли. Он работал
как в Москве так и в Подмосковье. Главными его достояниями являются: проектирование и
строительство Кузнецкого моста (1754 — 1757 гг.) через реку Неглиннную (не сохранился),
колокольня в Троице - Сергиевой лавре, неосуществлённый проект ансамбля Госпитального
и Инвалидного домов с однокупольным храмом в центре двора, триумфальные Красные
ворота (не сохранились) и многие другие сооружения.
Архитектор стремился урегулировать не только планировку города, но и придать
беспорядочно расставленным усадебным участкам некую организованность.
Вообще Ухтомский известен не только, как выдающийся архитектор, но и как человек,
который первый открыл архитектурную школу, где в последствии учился Ф. М. Казаков. Она
получила широкую извсетность. Уже к 1750 году в ней обучалось 32 человека, а в 1761 80
человек. По мере развития ученикам давались звания и военные чины. Так, например, те у
кого был первый профессиональный уровень носили звание прапорщика. А более высокое
звание, например поручик, получали те, кто достиг уровня младшего архитектора.
До нашего времени дошло всего одно сооружение зодчего — колокольня в Троице —
Сергиевой лавре в Загорске (рис. 21), которая является наглядным примером его творчества
Первоначально, колокольня задумывалась и строилась (1741 г.) как стандартный
типовой проект того времени, имеющая всего три яруса. Но в последствии, когда в 1747 году
на смену архитекторам пришёл Ухтомский, проект изменился. Дмитрий Васильевич принёс
Елизавете Петровне план по изменению высоты, и он оказался императрице по душе. В 1753
году строительство продолжилось. К сожалению, работы по оформлению фасадов длились
ещё 15 лет. И только к 1770 году колокольня имела завершённый вид.
Здание получилось очень высоким, изящным и царственным, оно имеет пять ярусов,
которые по степени возвышения уменьшаются в объёме. Она украшена белыми колоннами,
пилястрами, стены имеют голубой цвет, а над всем возвышается позолоченный купол в виде
чаши, над которой возвышается пьедестал, а на нём располагается крест и яблоко. (рис. 22).
В начале XX века в колокольне насчитывалось 42 купола, но большая их часть была
разбита в 30 — х годах. Но в 2002 - 2003 годах была проведена реконструкция и были отлиты
новые колокола, в том числе и известный Царский колокол (72 тонны). (рис. 23).
Ещё одно сооружение на которое хотелось бы обратить внимание это Красные ворота
(рис. 24), как говорилось ранее, к сожалению, не сохранились. В Москве на Садовой улице
Ухтомский возобновил в камне (1753 — 1757 гг.) выстроенные ранее Земцовым из дерева
Красные ворота.
Сооружение являлось образцом елизаветинского барокко. Сначала ворота имели белые
стены и носили название «Триумфальные ворота на Мясницкой улице у Земляного города».
Но спустя некоторое время их начали в народе величать «Красными». Что удивительно, в
красный цвет их покрасили только в XIX веке. А в 1926 году их опять отреставрировали и
они снова приобрели белый цвет. В народе даже ходил такой стишок:

Была белая Москва -


Были красные ворота,
Стала красная Москва -
Стали белыми ворота. [7].

На фасаде в центре арки располагался шатёр с портретом Елизаветы Петровны. На


самом верху находилась фигура «трубящего ангела», а по бокам были размещены большое
количество статуй и ваз. Конечно со временем портрет императрицы заменили гербом, а
места всех статуй заняли вазы.
Уже в XIX веке были первые попытки снести Красные ворота, но ничего не удавалось
вплоть до 1928 года. «В ноябре 1926 года отдел коммунального хозяйства Моссовета
представил на президиум очередной список зданий для сноса. На этот раз в нём значились и
Красные ворота, мотивировка в виду узости места для проезда транспорта, в целях разгрузки
движения». [7].
От Красных ворот осталось только несколько деталей: золочёный ангел (Исторический
музей), фигурки Путти (музей Щусева), белокаменные замковые камни (музей Коломенское),
и некоторые декоративные элементы (музей истории Москвы). (рис. 25).
В заключение хотелось бы обобщить, сказав, что Елизаветинское барокко ярче всего
проявило себя именно в архитектуре и интерьерах. Для архитектуры характерен масштаб,
обилие декоративных элементов, скульптуры, лепнины, колонн, нет привычных
геометрических форм. Фасады были украшены пилястрами, резьбой, позолотой, вазами,
интереснейшим орнаментом. А для интерьеров характерна непомерная пышность и желание
украшать всё. Так стены комнат всегда имели пилястры. А капители и широкие карнизы
обильно украшались лепниной и резьбой (листья, виноградные гроздья, завитки и др.). (рис.
26, 27)
Потолки всегда были расписаны, не редко можно было увидеть и изображение небес
(рис. 28), что создавало иллюзию отсутствия потолка. Большое количество зеркал так же
расширяло пространство. Таким образом, даже небольшая комната становилась
беспредельной. Нельзя не обратить внимание и на рамы зеркал, которые тоже были
украшены позолотой и резьбой. Интерьер обязательно имел большое количество
декоративных элементов таких как статуэтки, вазы, шкатулки, часы. Такое внутреннее
убранство выглядело очень торжественно, нарядно и празднично. (рис. 29).
Елизаветинское барокко, черты которого мы рассмотрели выше, перестало
существовать как только Елизавета Петровна покинула трон. Это направление не дало
широкого распространения, особенно в провинциальных города. А после восхождения на
престол Екатерины II в 1762 году, расклад в русской архитектуре сильно поменялся. Пышное
Елизаветинское барокко казалось людям уже чем то устаревшим, не современным и его
главные архитекторы в скором времени были отстранены от дел: Растрелли Ф.Б. В 1763 году,
а Чевакинский С. И. В 1767 году. А елизаветинское барокко перешло к стилю рококо, а в
скором времени эволюционировало в классицизм.
А главное отличием русского барокко от европейского в том, что в Западной Европе
оно длилось в течении столетий, а в России оно в течении одного поколения.
Список используемой литературы:
1. Виппер. Архитектура русского барокко, 1978 стр. 40
2. История русской архитектуры, Пилявский, 1984
3. Растрелли Ф.Б. Общее описание всех зданий, дворцов и садов [построенных
Растрелли], описание № 58
4. Малиновский К. В. Санкт — Петербург XVIII века - СПб : Крига, 2008. - 576 с
5. Исторический вестник. Записки императрицы Екатерины II т. СIV, стр. 738
6. Пыляев М. И. Старый Петербург. Рассказы из былой жизни столицы, 2007
7. В. Б. Муравьёв «старая Москва в легендах и приданиях», 2011
Перечень картинок:
• рисунок 1. «Портрет императрицы Анны Иоановны, 1730 г. Луи Каравак
• рисунок 2. Церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Филях
• рисунок 3. Меншиковский дворец (Эрмитаж); Россия, г. Санкт — Петербург,
Университетская набережная, дом 15; 1981 год, автор проекта: Джиованни Мария Фонтана
• рисунок 4. Картина Аничков дворец. Художник Барт Вильгельм. 1810-е гг
• рисунок 5. Интерьер. Большой дворец в Петергофе
• рисунок 6. Парковый павильон. Царское село
• рисунок 7. Портрет Бартоломео Франческо Растрелли, Ротари Пьетро Антонио
• рисунок 8. Архитектор Растрелли. Барочное здание Зимнего дворца построено в 1754-
1762 гг.
• рисунок 9. 1747 — 1752 гг. Большой дворец в Петергофе
• рисунок 10. 1752 — 1757 Большой дворец в Царском Селе
• рисунок 11. Янтарная комната в Царскосельском дворце
• рисунок 12. собор Воскресения (1748 — 1757 гг)
• рисунок 13. Модель. Собор Воскресения
• рисунок 14. Деталь. собор Воскресения (1748 — 1757 гг)
• рисунок 15. Портрет Савва Иванович Чевакинский, худ. не известен
• рисунок 16. Никольский военный морской собор, 1753 — 1762 гг
• рисунок 17. Никольский военный морской собор. План
• рисунок 18. Колокольня Никольского Морского собора
• рисунок 19. Дворец Шувалова. Чевакинский. 1753 — 1755
• рисунок 20. Ухтомский Дмитрий Васильевич. Портрет. Худ. — не известен
• рисунок 21. Колокольня Троице-Сергиевой лавры, 1741г., Ухтомский
• рисунок 22. Колокольня Троице-Сергиевой лавры. Деталь
• рисунок 23. Колокольня Троице-Сергиевой лавры. Царский колокол
• рисунок 24. Красные ворота, изображение с открытки
• рисунок 25. Деталь с Красных ворот. Золочёный ангел
• рисунок 26. Кариатиды зданий на Невском проспекте.
• Рисунок 27. Елизаветинское барокко, интерьер
• рисунок 28. Елизаветинское барокко, потолок
• рисунок 29. Елизаветинское барокко, интерьер