Вы находитесь на странице: 1из 483

Министерство науки и высшего образования Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное


учреждение высшего образования
«Саратовская государственная юридическая академия»

ИСТОРИЯ
ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
РОССИИ
В ВОПРОСАХ И ОТВЕТАХ
Учебное пособие

Под редакцией доктора юридических наук,


профессора С.В. Ворошиловой

1
Сарат
ов
2018
УДК 34(091)(075.8)
ББК 67.3я73
И90
Авторский коллектив:
доктор юридических наук, профессор С.В. Ворошилова (темы 4, 8,
11, 18); доктор исторических наук, профессор А.А. Васильев
(тема 15); доктор исторических наук, профессор В.Ю.
Соловьев (тема 17);
кандидат юридических наук, профессор М.Н. Лядащева-Ильичева (темы 1, 2, 3, 7);
кандидат юридических наук, доцент О.Н. Полуда (темы 5, 6, 12,
13); кандидат исторических наук, доцент Н.С. Судоргин (темы 9,
10); кандидат юридических наук, доцент Е.С. Лебедева (темы
14, 16)

Рецензенты:
доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры теории
государства и права ФГБОУ ВО «Саратовская государственная
юридическая академия»
И.Н. Сенякин;
доктор исторических наук, доцент, зав. кафедрой всеобщей истории
и обществознания историко-филологического факультета
Педагогического института им. В.Г. Белинского Пензенского
государственного университета С.В. Белоусов

Печатается по решению комиссии по науке и издательству ученого


совета ФГБОУ ВО «Саратовская государственная юридическая
академия»

История государства и права России в вопросах и ответах : учеб. пособие /


И90 [С.В. Ворошилова, А.А. Васильев, В.Ю. Соловьев и др.] ; под ред.С.В.
Ворошиловой; ФГБОУ ВО «Саратовская государственная юридическая
академия». – Саратов: Изд-во
ФГБОУ ВО «Саратовская государственная юридическая академия», 2018. –
252 с.

ISBN 978-5-7924-1404-4

В учебном пособии дается систематическое изложение истории


становления и раз- вития государства и права России, исторических
типов и форм государства и права, по- литических и правовых
институтов.
Максимально информативное, удобное для пользования учебное
пособие может служить базой для подготовки к экзамену по истории
государства и права России.
Для студентов высших учебных заведений, обучающихся по
направлению подго- товки 40.03.01 Юриспруденция, специальности
40.05.01 Правовое обеспечение наци- ональной безопасности,

3
специальности 40.05.02 Правоохранительная деятельность и
специальности 40.05.04 Судебная и прокурорская деятельность.

УДК 34(091)(075.8)
ББК 67.3я73

ISBN 978-5-7924-1404-4 © ФГБОУ ВО «Саратовская


государственная
юридическая академия», 2018
ПРЕДИСЛОВИЕ
Предлагаемое издание представляет собой результат
многолетнего опыта учебно-методической и научно-
исследовательской деятельности коллектива кафедры истории
государства и права ФГБОУ ВО «Саратовская государственная
юридическая академия».
Началом творческого пути кафедры стали труды
выдающегося исто- рика права профессора Б.В. Виленского,
разработавшего первую часть курса лекций по истории
государства и права СССР, которая послужила об- разцом для
дальнейшей учебно-методической работы кафедры. Под руко-
водством Ю.М. Понихидина, возглавлявшего кафедру более 25
лет, было создано первое издание «Истории отечественного
государства и права в вопросах и ответах», в котором
сотрудники кафедры развивали идеи своего учителя. Авторы
настоящего издания продолжают традиции сара- товской школы
историков права.
В работе над учебным пособием принимали участие не
только исто- рики права (юристы), но и историки, что
способствовало всестороннему изучению предмета курса
истории государства и права России.
Пособие соответствует учебной программе курса, однако
ограничива- ется анализом общероссийских и общесоюзных
государственно-правовых институтов и источников права.
История местного и республиканского за- конодательства
предлагается студентам для самостоятельного изучения.
Издание рассчитано на студентов очной, очно-заочной и
заочной форм обучения и предназначено для помощи при
подготовке к экзамену по истории государства и права России.
Содержание учебного пособия соответствует
экзаменационным во- просам, утвержденным кафедрой истории
государства и права.

3
ТЕМА 1.
ПРЕДМЕТ, МЕТОДЫ И ПЕРИОДИЗАЦИЯ
ДИСЦИПЛИНЫ «ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА
И ПРАВА РОССИИ»
Предмет, методы и периодизация дисциплины
«История государства и права России»
Предметом истории государства и права России являются
особен- ности и закономерности возникновения, формирования
и развития госу- дарства и права у народов нашей страны, их
исторические типы и формы, а также политические и правовые
институты в их историческом развитии.
История государства и права России как историко-правовая
наука и учебная дисциплина способствует формированию у
обучающихся науч- ного представления об объективности
процесса возникновения, форми- рования и развития
государства и права в целом, а также политических и правовых
институтов в частности. Социально-экономические, политиче-
ские процессы и другие явления общественной жизни
рассматриваются в качестве причин и условий возникновения,
формирования и развития государства и права.
Основными источниками историко-правовых исследований
выступают правовые памятники (нормативно-правовые акты),
обычное право и су- дебная практика. В качестве
дополнительных источников воспринимают- ся материалы
официального делопроизводства, дневники, письма, воспо-
минания политических деятелей и юристов.
Особое значение в изучении истории государства и права
имеют фор- мы права в их историческом развитии и
соотношении (закон, обычное право, судебная практика).
Формы закона (грамоты, манифесты, указы, регламенты,
уставы), а так- же формы систематизации законодательства
(сборники законов, своды законов и кодексы) позволяют выявить
особенности и закономерности развития права и
законодательства. Генезис системы законодательства и
системы права проявляется в процессе формирования и
развития ин- ститутов, подотраслей и отраслей права.
История государства и права России тесно взаимосвязана с
такими юридическими науками, как теория государства и права,
история государ-
ства и права зарубежных стран, история политических и
правовых учений, с отраслевыми юридическими науками.
Под методами историко-правовой науки понимаются приемы,
сред- ства, принципы и правила последовательных научных
размышлений, направленных на получение достоверных и
обоснованных знаний о за- кономерностях зарождения,
формирования и развития государства и права.
Совокупность методов формирует методологию историко-
правовых исследований. Методы научного познания можно
разделить на два вида:
I. Общенаучные методы, благодаря которым определяется
подход исследователя к познанию политико-правовых
институтов и процессов в статике и динамике.
При изучении истории государства и права России в качестве
общефи- лософского метода применяется диалектический
материализм.
Диалектика основана на трех законах и придает историко-
правовым исследованиям всесторонность, конкретность и
объективность:
а) закон перехода количественных изменений в
качественные; б) закон единства и борьбы
противоположностей;
в) закон отрицания отрицания (сочетание элементов
прошлого, насто- ящего и будущего).
К общенаучным методам относятся системный,
функциональный, а также логический, содержащий приемы
анализа и синтеза, индукции и дедукции.
II. Частнонаучные (специальные) методы, к числу которых
принадле- жит историко-правовой, формально-юридический,
сравнительно-право- вой и другие методы.
Основным условием периодизации дисциплины «История
государства и права России» является обоснованность научного
критерия.
Так, в качестве научного критерия периодизации
исторического разви- тия государства можно применять его
типологические признаки:
1. Форма государственного единства:
а) формирование относительно централизованного
Древнерусского государства (X–XII вв.);
б) раздробленность Древнерусского государства (середина XII –
на- чало XIV в.);
в) формирование и развитие Московского централизованного
государ- ства (XIV – середина XVI в.);
г) Российское централизованное государство (середина XVI –
XVII в.); д) Российская империя (XVIII – начало XX в.);
е) формирование федеративного устройства в России (1917–
1924 гг.); ж) развитие федеративного устройства в СССР
(1924–1991 гг.).
2. Форма правления:
а) раннефеодальная монархия (IX – середина XV в.);
б) формирование и развитие сословно-представительной
монархии (вторая половина XV – XVII в.);
г) абсолютная монархия (XVIII – начало XX в.);
д) буржуазно-демократическая республика (март–октябрь 1917
г.);
е) социалистическая демократическая республика (октябрь
1917–1991 г.). 12 июня 1991 г. стало важнейшей датой в
процессе исто- рического развития формы Российского
государства, т.к. впервые был из- бран Президент РСФСР.
Эти научные критерии позволяют выявить особенности и
закономер- ности зарождения, формирования и развития
социально-политических и правовых институтов, а также
общегосударственного и местного права в их соотношении.
ТЕМА 2.
ДРЕВНЕРУССКОЕ ГОСУДАРСТВО И ПРАВО
Формирование государственности у восточных славян.
Норманнская теория происхождения государства и
права

В VI–VIII вв. восточные славяне находились на стадии


военной демо- кратии и формирования признаков
государственности.
Основным письменным источником исследования процесса
возникно- вения и формирования государственности у
восточных славян является
«Повесть временных лет» Нестора. В летописи понятия «род» и
«племя» имели весьма широкое толкование. Племя означало и
семью, и народ, и союзы племен.
К VIII в. сформировалось 15 племенных союзов: поляне,
древляне, дреговичи, полочане, славяне у озера Ильмень,
дулебы, радимичи, вятичи, тиверцы, уличи, хорваты, волыняне,
кривичи, бужане, северяне. Во главе этих военных союзов
стояли князья. Союзы племен представляли собой
территориальные этнические образования.
У восточных славян наблюдался рост производительных сил
и произ- водственных отношений. Они вели оседлый образ
жизни, занимались охо- той, рыболовством, бортничеством, но
основным родом их занятий счи- талось земледелие. Подсечное
земледелие (рубка и сжигание леса, кор- чевание пней)
сохраняло значение коллективного труда, патриархального
уклада семьи и коллективной собственности.
Совершенствование орудий труда и новых систем земледелия
постепенно снижало роль родовой ор- ганизации управления у
восточных славян.
В VII–IX вв. у восточных славян произошла эволюция
родовой общины в соседско-территориальную общину (вервь).
Из родовой общины выде- лились отдельные семьи. Соседская
община состояла из отдельных малых семей, ведущих
собственное хозяйство, но роль кровно-родственных свя- зей у
восточных славян сохранялась долгое время.
7
Развитие орудий труда и улучшение земледельческой
техники, разви- тие торговли и ремесла привело к разделению
труда, прибавочному про- дукту, появлению определенных
излишков и влекло за собой углубление процесса социальной
дифференциации, т.е. процесса классообразова- ния.

8
Постепенное накопление движимого имущества (скота, денег,
рабов и т.д.) способствовало формированию у славян родовой
верхушки, дру- жины, купцов и рабовладельцев, стремившихся
подчинить себе свобод- ных общинников.
В обстановке военной демократии повысилась роль воина и
значение военной добычи, выделилась прослойка
профессиональных воинов-дру- жинников, служивших у
племенных вождей. В этих условиях сохранялась особая роль
народного собрания.
Общественная власть постепенно отделилась от народа, что
произо- шло в рамках перехода властных функций от общинных
собраний к совету при князе, состоявшему из родовых
старейшин и знатных воинов-дружин- ников, а также в процессе
трансформации добровольных даров населения вождям
(князьям) в выплаты дани (полюдья).
Эволюция общественной власти в публичную
сопровождалась перехо- дом от выборной к наследственной
власти племенных вождей (местных князей). Со временем у
восточных славян сформировались раннеклассо- вое общество
и первые политические союзы: Волынский и Карпатский.
В первой половине IX в. на территории проживания
восточных сла- вян сложилось три военно-политических союза:
Куявия (Киевское княже- ство), Славия (Новгородское
княжество) и Артания.
Государственность у восточных славян сформировалась в
первой по- ловине IX в. «Великий путь из варяг в греки»
объединил основную терри- торию восточных славян.
Соответственно, у восточных славян сложились внутренние и
внешние условия и предпосылки становления политических
объединений: Новгородского, Киевского и других княжеств.
По летописи, 862 г. – это год призвания варягов в Новгород.
Постепенно очагами древнерусской государственности стали
Северная и Южная Русь.
Объединение политических союзов в относительно
централизованное государство ускорялось наличием фактора
внешней опасности: на севере
– со стороны варягов, на юге – со стороны хазар, собиравших
дань с вяти- чей, полян, радимичей и северян.
Если первоначально хозяйственные отношения у восточных
славян регулировались с помощью обычаев, то с усложнением
общественных от- ношений основным источником права стало
обычное право.
Появление публичной власти привело к зарождению норм и
институ- тов общего и местного права. Закон как форма права
зародился в процес- се образования Древнерусского
государства.
Образование единого Древнерусского государства началось
с захвата князем Олегом в 882 г. города Киева, после чего он
приобрел титул ве-
ликого князя, стремившегося подчинить себе местных князей.
882 г. счи- тается годом объединения Северной и Южной Руси
вдоль пути «из Варяг в Греки».
Основанием для формирования русской государственности и
обра- зования Древнерусского государства послужили: 1) единая
территория проживания племен; 2) единый быт и род занятий,
определявших суть племенных отношений; 3) организация
публичной власти: вечевое управ- ление, власть старейшин и
местных князей, дружина; соответственно, кня- зья-варяги
застали уже сложившуюся систему управления; 4) славянский
язык; 5) распространение христианства среди восточных славян.
Христианство было принято в качестве государственной
религии ве- ликим князем Владимиром в 988 г., что
способствовало формированию древнерусской народности и
государства. С этого времени каноническое право становится
видом позитивного права в Древнерусском государстве.
Распространение власти династии Рюриковичей в IX–X вв. не
разру- шило самостоятельности земель. Местные князья
постепенно заменялись младшими членами рода Рюриковичей.
Объединению земель благопри- ятствовала удельная система
управления. В XII в. каждая земля начала делиться на
множество княжеств. Государственное устройство состояло
не в княжеских отношениях, а в отношениях между землями.
Норманнская теория происхождения Древнерусского
государства воз- никла в 30–40-х гг. XVIII в. Ее авторами стали
немецкие историки Г.З. Бай- ер, А.Л. Шлецер и Г.Ф. Миллер. С
их точки зрения, государственность на Руси была создана
варягами. Основным источником теории является «Повесть
временных лет» Нестора, где содержится рассказ о том, что в
859 г. варяги взимали дань с ильменьских славян, кривичей и
финских племен, но славя- не «в год 862 изгнали варяг за море,
и не дали им дани, и начали сами собой владеть. И не было
среди них правды, и встал род на род, и была среди них
усобица, и стали воевать сами с собой. И сказали себе: поищем
себе князя, который бы владел нами и судил по праву. И пошли
за море к варя- гам, к Руси. Сказали Руси чудь, славяне, кривичи
и весь: земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет.
Приходите править и владеть нами. И вы- звались трое братьев
со своими родами, и взяли с собой всю Русь, и пришли к
славянам, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, Синеус на
Белоозере, а Тру- вор в Изборске. И от тех варяг прозвалась
Русская земля».
Первым антинорманистом, резко осудившим труд академика
Миллера
«О происхождении имени и народа Российского», был
выдающийся рос- сийский ученый М.В. Ломоносов,
раскритиковавший идею о низком уровне развития славян, не
способных создать государство. Он рассматривал дова- ряжский
и варяжский периоды в истории Руси как тесно
взаимосвязанные.
Противники норманнской теории происхождения русской
государ- ственности у восточных славян подчеркивали, что:
1) она не совместима с научными представлениями об
объективности процесса происхождения Древнерусского
государства;
2) особенности формирования государственности у
восточных славян складывались прежде всего в результате
социально-экономического и по- литического развития
общества, а также фактора внешней опасности;
3) варяги (норманны) защищали интересы восточно-
славянской зна- ти в качестве наемных воинов, купцов и
дипломатов;
4) в IX в. норманны не имели государственности в
Скандинавии, а на- ходились на стадии военной демократии;
5) оседая на новых землях, норманны растворялись в среде
местной зна- ти, воспринимая местный язык, культуру, законы и
оставляя в них свой след. С.В. Юшков писал, что сторонники
норманнской теории полагали, что Русское государство создано
норманнами (северными германцами) – ва- рягами; т.к.
восточные славяне находились на низком уровне развития, то
они и пригласили их установить государственную власть в
Новгороде, а затем в Киеве. Немецкие историки считали Русь
варягами, т.е. норман- нами. Соответственно, они признавали
тот факт, что первое государство, возникшее на территории
восточных славян, было организовано гер- манцами, которые и
дали ему свое название (Русское государство, Русь).
Особое влияние сторонники норманнской теории имели в
исторической науке XIX – начала XX в.
И все же, по мнению С.В. Юшкова, Русь есть не что иное, как
родовая знать славянских племен, торговцы, работорговцы,
крупные ремесленни- ки и дружинники. Русское государство
возникло в результате внутреннего развития, а не в результате
завоевания иноземцами.
Современная трактовка норманнской теории происхождения
русской государственности распадается на две ветви:
англосаксонскую и сканди- навскую.

3. Общественный строй и правовой статус отдельных


групп населения Древнерусского государства
В X–XI вв. на Руси формировался господствующий класс
феодалов, а сво- бодные общинники (смерды) постепенно
становились феодально-зависи- мым населением. Отношения в
обществе строились на принципе сюзерени- тета-вассалитета.
Свидетельства об особенностях общественного устройства и
правовом статусе различных групп населения Древней Руси
содержались в Русской Правде, церковных уставах и других
источниках права.
Боярин – это крупный землевладелец. Возникновение и
укрепление боярства неотделимо от процесса формирования
крупной земельной соб- ственности и наступления
землевладельцев на общинную землю.
Основными источниками формирования боярства являлись:
1) родо- племенная знать: нарочитые мужи, градские старосты,
земские бояре;
2) старшая дружина великого князя: княжеские бояре, бояре-
огнищане, княжьи мужи.
Правовой статус бояр заключался в наличии ряда привилегий
и обя- занностей. До XI в. статусы бояр княжеских и бояр
земских отличались.
Привлеченные на службу к великому князю представители
родопле- менной знати находились от него в меньшей
зависимости, чем земские бояре, т.к. не получали земли за
службу, а присваивали общинные земли. Выходцы из
родоплеменной знати получали за свою вассальную служ-
бу великому князю иммунитет, т.е. освобождение от платежа
дани, от под- судности княжеским судьям, а также право суда
над зависимым от них на- селением. В свою очередь, бояре
имели договоры со своими вассалами.
Княжеские бояре выполняли функции по управлению
государством и являлись советниками князя. В Русской Правде
их имущество, жизнь и здоровье защищались более высоким
размером штрафов: за убийство огнищанина взимался штраф в
80 гривен.
Княжеская дружина состояла из трех основных частей:
младшей (дет- ские); средней (основная военная сила); старшей
дружины.
Старшим дружинникам за службу князю предоставлялось
земельное по- жалование. Соответственно, дружинники оседали
на местах, заводили свой двор, хозяйство и закабаляли
свободных общинников, становились феода- лами. И все же
такие бояре находились в вассальной зависимости от князя.
Правовое положение земских и княжеских бояр постепенно
унифи- цировалось. Служба бояр осуществлялась князьям
лично, а также «конно и оружно», т.к. боярин должен был
приходить на помощь князю во главе
своей дружины.
Параллельно с процессом образования боярства происходил
процесс образования дворцовых слуг – лиц не всегда
полноправных. В Русской Правде говорится о тиунах и
княжеских холопах. С усложнением хозяй- ственной
деятельности дворцовые должности превращались в чины, а
слуги, их занимавшие, – в лиц привилегированных. Весь двор
делил- ся на старшую и младшую дружину. К правовому
положению огнищан постепенно приравнивались княжеские
тиуны, конюшие и др. Младшая дружина князя осуществляла в
мирное время менее привилегированную дворцовую и
государственную службу. Бояре тоже имели свои дружины,
которые принимали участие в управлении двором и землей.
Правовое положение духовенства начало оформляться с
приня- тием на Руси христианства в 988 г. Во главе церкви стоял
митропо- лит, назначавшийся Константинопольским патриархом.
Территория государства была разделена на епархии,
возглавлявшиеся епископами, назначавшимися митрополитом.
При митрополите создавался совет епископов.
Источники доходов церкви составляли десятина,
землевладение, ре- месла и духовные грамоты. Князья
практиковали раздачу землевладений высшим церковным
иерархам и монастырям. В соответствии с Церковным уставом
князя Владимира Русская православная церковь была изъята из
подсудности княжеской администрации.
Правовое положение горожан, или людей градских, в
Русской Правде лишь затрагивается. Людьми градскими, или
мужами градскими, называли свободных общинников.
Гостями считались купцы, торговавшие за пределами данной
земли, а также иноземные торговые люди.
Купцами признавались торговые люди, которые вели
торговлю в пре- делах Древнерусского государства. В Великом
Новгороде купцы создава- ли сотни.
В Русской Правде за убийство ремесленника назначался
штраф 12 гри- вен.
Черные городские люди представляли собой низший разряд
городских обывателей. Все городское население платило дань.
Правовой статус сельского населения в Древней Руси также
изме- нялся. Превращение свободных общинников в зависимое
население шло путем захвата общинных земель и их
закабаления. Так, в XI в. число свободных общинников,
плативших дань князьям, быстро сокращалось. Вместе с землей
захватывались или раздавались сидевшие на ней об- щинники,
которые вместо дани стали платить оброк. Свободные общин-
ники теряли личную свободу и попадали в зависимость от
князей и зем- левладельцев.
Смерд по роду своей деятельности это земледелец-
общинник. В широ- ком смысле слова термин «смерд»
понимается как основная масса сель- ского люда, попавшего в
различные формы феодальной зависимости. По Русской Правде
у смерда были личные и имущественные права. Свобод- ные
люди жили на общинных или частновладельческих землях.
Общинники разорялись в результате неурожая, голода,
пожара, сти- хийных бедствий, нападения врагов, чрезмерных
поборов. Разорившие- ся и вышедшие из общины смерды
становились изгоями, рядовичами или закупами.
Зависимое сельское население формировалось из
различных элемен- тов: 1) холопов, посаженных на землю; 2)
закабаленных людей (закупы, вдачи); 3) лиц, находившихся под
патронатом (закладники, изгои, про- щенники и т.д.); 4)
общинников, оказавшихся на церковных или боярских землях в
результате превращения дани в ренту.
В результате экономических и политических процессов
смердами ста- ли называть все зависимое сельское население.
Рядович – это человек попавший в личную зависимость к
землевла- дельцу в силу заключенного «ряда» (договора) при
послухах (свидете- лях). Преимущественно речь шла о
денежном долге, зерне, орудиях труда. Так, в ст. 46
Пространной редакции Русской Правды сказано: «Аже кто дает
куны в рез, или настав в мед, или жито в просоп, то послухи ему
ста- вити, како ся будет рядил, тако же ему имати». Долг
необходимо было от- работать или вернуть в полном объеме с
учетом процентов (рез) (ст. 47).
Закуп – это человек, являвшийся выходцем из среды
общинников – смердов. Взятая ссуда (купа) выражалась в зерне,
скоте, деньгах или зем- ле. Господин не имел права убивать
закупа, но имел право бить его «за дело». Убийство закупа
предполагало штраф. Всякая отлучка с хозяйско- го двора или
попытка уйти от господина хотя бы на время, чтобы трудом
добыть куны на стороне, влекла за собой превращение его в
обельного холопа.
Закуп нес ответственность за ущерб, причиненный
инвентарю и скоту господина, даже тогда, когда не мог
предотвратить ущерб. Закуп не имел права судиться с
господином, искать правды у князя и его «мужей». Закуп
фактически не мог освободиться от своего состояния, потому
что трудом своим он погашал не взятую купу, а рез (проценты)
на нее.
Восстание в Киеве 1113 г. вынудило великого князя
Владимира Моно- маха определить в Уставе порядок взимания
процентов, уменьшить размер процентов по долгам, отношения
закупов и их господина.
Основным и наиболее распространенным источником
рабства стал плен иноземцев, которые отпускались за выкуп или
включались в состав семьи для увеличения ее трудовых
ресурсов, подчинялись власти главы семейства. Рабство на
Руси существовало преимущественно в патриар- хальной
форме.
В Краткой редакции Русской Правды содержался штраф за
укрыватель- ство хозяином своего холопа, ударившего
свободного человека (ст. 17), и ответственность за сманивание
чужого холопа (ст. 29).
В Русской Правде употребляются термины «холоп»,
«челядь» и «роба». В ее Пространной редакции правовой статус
холопов регламентировался более подробно (ст. 110–121):
источники полного (обельного) холопства;
проблема поиска и возврата холопа к его хозяину;
имущественная ответ- ственность хозяина за вред, нанесенный
свободному лицу, или за послед- ствия преступления.
Холоп был лишен всех прав свободного человека, не мог
выступать в суде свидетелем и отвечать за свои поступки. С
развитием феодализма некоторые рабы превращались в
зависимых крестьян или неполных холо- пов, а другая часть
холопов оставалась в состоянии обельного холопства (обель).
Холопами могли стать лица: 1) добровольно продавшие себя
(продажа холопа); порядок продажи холопа регламентировался:
свидетели (послу- хи) и сам холоп должны были присутствовать
при передаче денег; 2) же- нившиеся на робе без договора с ее
господином; 3) поступившие на долж- ность тиуна или ключника
без договора (ст. 110). Рождение от робы также являлось
источником холопства.
Человек, отрабатывающий ссуду, не являлся холопом, но
если он не от- рабатывал долг, то ему следовало вернуть
деньги, полученные от хозяина (ст. 111). Закуп становился
обельным холопом, если он убегал от хозяина (ст. 56).
В холопы мог быть продан купец, который безрассудным
способом на- нес вред чужому товару (ст. 54).

4. Органы власти и управления


Древнерусского государства
Древнерусское государство являлось относительно
централизованным государством (X–XII вв.), а по форме
правления считалось раннефеодаль- ной монархией (IX –
середина XV в.).
К высшим органам власти и управления принадлежали: великий
князь, совет при князе, вече, феодальные съезды, дворцово-
вотчинная си- стема управления, система кормления.
Великие князья уже со времени князя Владимира раздавали
свои зем- ли многочисленным сыновьям. Возникли удельные
княжества, т.е. княже- ства, принадлежавшие представителям
одного семейства.
Великий князь возглавлял государство, был «старшим» среди
равных и выполнял военно-организационную и судебную
функции, являясь за- щитником интересов своих вассалов. По
мере того как дружинники осе- дали на земле и превращались в
бояр, место дружины постепенно заняло феодальное
ополчение, вооруженные отряды вассалов. Князья, будучи
обладателями домена, набирали ополчение из подвластного им
городско- го и сельского населения.
Княжеские столы первоначально передавались по
старшинству. Соот- ветственно, престол наследовал старший
брат умершего князя, а не стар- шие сыновья. С течением
времени, когда князья уже укрепились на своей земле,
указанный принцип стал заменяться принципом отчины и княже-
ские столы стали переходить к старшим сыновьям князя. Однако
вплоть до XIII в. шла борьба этих двух принципов наследования.
Отношения между великим князем, удельными князьями,
боярами, го- родскими и сельскими общинниками складывались
на основе договора и принципа сюзеренитета-вассалитета.
Сюзерен – господин. Вассал – вольный слуга. Договоры
содержали в себе взаимные права и обязанности князя и его
вассалов. Князь нуждался в военной помощи со стороны круп-
ных феодалов, феодалы собирали дань с населения в пользу
князя. Боя- ре также нуждались в сильной княжеской власти,
которая гарантировала их привилегированное по отношению к
остальному населению положение. С принятием христианства
наряду с боярами княжескими являлись представители высшего
духовенства: митрополиты, епископы, архимандри- ты, игумены.
В XII в. с возникновением значительного и влиятельного слоя
княжеских слуг они тоже стали входить в состав княжеских
советников.
Постепенно династические линии прикреплялись к
определенным уделам, степень влияния великокняжеской
власти в уделах снижалась. В эпоху правления князя Владимира
Мономаха (1113–1125) междоусоб- ные войны князей за новые
территории и влияние, а также угроза со сто- роны половцев
привели к созыву съезда князей в Любече в 1097 г., на ко- тором
был провозглашен новый принцип деления земель. Князья
теперь наследовали земли своих отцов. На съезде князья с
целью достижения мира и объединения русских земель
договорились о том, что «каждый да держит отчину свою!».
Государственное единство на время сохранилось.
Древнерусское государство оставалось относительно
централизованным. В.О. Ключевский писал, что удельный
период берет начало с 1054 г., т.к. Ярослав Мудрый поделил
земли между своими детьми. Решение съезда узаконило
деление Древнерусского государства на удельные княжества.
Совет при князе первоначально состоял из дружинников и
градских старцев, но его состав изменялся с развитием
экономических и политиче- ских отношений. В IX–X вв. совет не
являлся постоянно действующим ор- ганом. Он решал вопросы
управления, суда, расправы, войны и мира. В его состав
входили бояре и «княжие мужи», а затем и духовенство.
Удельные князья также советовались с боярами.
Вече, или народное собрание, состояло из граждан города.
Ведущую роль на вече начинают играть боярство, духовенство,
верхушка купече- ства. Участниками вечевых собраний были
полноправные граждане. Хо-
лопы и лица, подчиненные семейной власти домохозяина, в
состав веча не входили. Вечевые собрания созывались для
решения наиболее важных вопросов, таких как утверждение
князя либо его смещение, война и мир, назначение высших
должностных лиц (посадников), правосудие по особо важным
делам. Постепенно вече вообще утратило свое значение.
Феодальные съезды приобрели особое значение в
Древнерусском государстве в середине XI в., что было связано с
усилением политическо- го влияния местных князей. Съезды
созывались по инициативе великого князя, удельных князей или
бояр для решения внешнеполитических, об- щегосударственных
вопросов и земельных споров, вопросов, касающих- ся войны и
мира, издания законов и т.д. Общие для всех земель съезды
перестали созываться в связи с прекращением связей между
отдельными землями. Князь мог отказаться от реализации
принятого решения.
В раннефеодальной монархии дворцово-вотчинная система
управ- ления вытесняет десятичную, или численную, систему
управления, раз- делявшую территорию княжества на округа в
соответствии с делением дружины на тысячи, сотни и десятки.
Тысяцкие, сотские и десятские яв- лялись руководителями
военных сил данного княжества и округа, а так- же
сосредотачивали в своих руках финансовую, судебную,
полицейскую функции, поскольку были ближайшими
помощниками князя в вопросах управления.
Основные вопросы управления решались князем совместно с
боярами. Особую роль в административном управлении играли
тиуны при князе. Верхушка тиунов постепенно сливалась с
боярами. Развитие гражданской и военной службы и
специализация деятельности слуг приводили к фор- мированию
дворцово-вотчинной системы управления.
Число лиц, ведавших исполнением решений верховной и
местной власти и управлением различных отраслей хозяйства
княжеского дворца и земли (удела, вотчины), возрастало.
Тысяцкий вошел в состав княжеских дворцовых слуг, а затем
стал воеводой, возглавлявшим вооруженные силы княжества.
Самым влиятельным чином являлся дворецкий, ведавший хо-
зяйством княжеского дворца. К наиболее важным служилым
чинами при- надлежали конюший, ловчий, постельничий,
сокольничий, чашничий и т.д. В боярских вотчинах
существовала аналогичная система управления.
Местная администрация состояла из посадников,
волостелей, тиу- нов, различных финансовых агентов. Посадник
был наместником князя в подвластных ему землях (X–XI вв.). В
Новгородской и Псковской респу- бликах посадник выступал в
качестве высшей государственной должно- сти, избиравшейся
на вече из знатных бояр. С ростом внутренней торговли князю
приходилось организовывать строительство дорог и мостов и
т.д.
К числу основных функций князя относились правосудие и сбор
дани, обеспечение безопасности.
В Древнерусском государстве формировалась система
кормления, которая заключалась в том, что назначенные князем
его приближенные для управления административными
единицами не получали от него жа- лование, а должны были за
свою службу «кормиться» за счет местного населения.
На Руси дань известна с IX в. Места, сроки и объемы сбора
дани впер- вые были установлены княгиней Ольгой. «Урок» стал
взиматься с опреде- ленного «погоста». С XI в. в пользу
государства взимались налог и фео- дальная рента.

5. Общая характеристика источников права


Древнерусского государства
С возникновением на территории проживания восточных
славян ран- неклассового общества и элементов
государственности основным источ- ником права становится
обычное право, подкрепленное общественной, а затем и
публичной властью.
В ранних русско-византийских договорах содержится
упоминание о Законе Русском, не дошедшем до нас в
письменной форме.
Русь заключила с Византией четыре договора: в 907, 911, 945
и 971 гг. Русско-византийские договоры были в русской истории
первыми между- народными договорами, содержавшими ссылки
на существование у рус- сов правовых норм уже в X в. Права и
обязанности русских купцов регули- ровались нормами Закона
Русского.
В эпоху правления князя Ярослава было положено начало
разработке общегосударственного закона, получившего
название «Русская Правда».
Русская Правда, представляющая собой важнейший
памятник древ- нерусского права, легла в основу последующего
общегосударственного и местного законодательства.
Предполагается, что ее нормы могли повли- ять на развитие
права южных и западных славян.
Русская Правда была обнаружена в 1738 г. крупным русским
истори- ком В.Н. Татищевым.
Данный документ считается ценным источником знаний о
социаль- но-экономической и политической истории Древней
Руси X–XII вв.
До нас дошли 106 списков Русской Правды, которые в
результате тща- тельного и длительного исследования
историками были сгруппированы в три редакции: Краткую,
Пространную и Сокращенную. Эти редакции от- ражают
различные уровни становления и развития древнерусского
права.
Древнейшей редакцией является Краткая Правда. Ее обычно
делят на две части: Правду Ярослава и Правду Ярославичей,
созданную в пери- од становления феодальных отношений и
ставшую попыткой унификации правовых норм Древней Руси
второй половины XI в.
Пространная редакция Русской Правды также состояла из
двух ча- стей: Устава Ярослава о судах и Устава Владимира
Мономаха. Пространная Правда дошла до нас в целом ряде
позднейших списков, которые обыч- но помещались в
юридических сборниках (Мерило Праведное, Кормчие) и
летописях. Создание Пространной Правды относится к началу
XII в.
Пространная редакция Русской Правды содержит нормы трех
групп.
1. Нормы уголовного права, т.е. нормы, за нарушение
которых прямо предусматривались наказания.
2. Нормы гражданского права, т.е. нормы, определявшие
имуществен- ные отношения, порядок наследования, опеки и
обязательства.
3. Нормы процессуального права, т.е. нормы, определявшие
порядок рассмотрения судебных дел.
Сокращенная редакция Русской Правды – это ее третья
редакция. В нее вошли нормы Пространной Правды, не
утратившие своей юриди- ческой силы в период формирования
Московского централизованного государства.
Нормы права, содержавшиеся в Русской Правде, легли в
основу мест- ных правовых памятников периода
раздробленности (например, Псков- ской и Новгородской судных
грамот), а затем Московского централизован- ного государства
(Двинской уставной грамоты 1397–1398 гг., Белозерской
уставной грамоты 1488 г. и Судебника 1497 г.).
В Русской Правде ясно выражены принципы талиона,
круговой поруки, привилегий и ограничений, а также принципы
состязательности, гласно- сти и устности процесса в княжеском
и местном судах.
Русская Правда содержит казуистические нормы права,
регламенти- ровавшие уголовную и гражданско-правовую
ответственность за посяга- тельства против личных и
имущественных прав: жизни, чести, здоровья, собственности.
Законодатель разграничил преступления и наказания в
зависимости от тяжести совершенного деяния и правового
положения лица, ставшего субъектом и объектом посягательств.
Личность и имущество зависимого человека защищались в
значитель- но меньшей степени, чем личность и имущество
свободного лица и тем более феодала. Холопы не являлись
субъектом правоотношений.
Церковные уставы как источник права свидетельствовали об
отно- шениях государства и церкви, о правовом статусе
духовенства, о подве-
домственности церковного суда. Церковные уставы делились на
общие и местные. К церковным уставам принадлежали: 1) Устав
о десятине и церковных судах князя Владимира; 2) Устав о
церковных судах князя Ярослава; 3) Устав о церковных судах и о
людях, и о мерилах торговых, данный новгородским князем
Всеволодом; 4) Уставная грамота, данная тем же князем церкви
Ивана на Опоках; 5) Церковный устав новгородско- го князя
Святослава; 6) Уставная грамота смоленского князя Ростислава.
Первые два церковных устава являлись общими. Устав князя
Влади- мира послужил основой для последующих уставов,
имевших местное зна- чение.
Церковный устав князя Владимира представлял собой
компиляцию из сборников византийского права. Устав
устанавливал десятинный сбор в пользу церкви, провозглашал
самостоятельность от княжеской власти духовных судов,
присутствие в светских судах для надзора над сбором десятины
с судебных доходов духовных судий. К делам, подсудным цер-
ковному суду, относились: 1) брачные дела о разводах, споры по
рядным записям, о приданом, об умыкании невесты, о браках в
недозволенных степенях родства или свойства; 2) дела
семейные (споры детей и родите- лей, имущественные споры) и
о наследстве; 3) дела о преступлениях про- тив веры и церкви: о
чародействе, изготовлении ядов, церковной татьбе (краже),
ограблении мертвых, совершении языческих обрядов, об
осквер- нении храмов; 4) дела об особых оскорблениях словами
или действиями;
5) дела о преступлениях против нравственности.
Церковному суду были подсудны священно- и
церковнослужители и дети, живущие при них; монастыри,
больницы, странноприимные дома, лица, получившие чудесное
исцеление, лекари, рабы, отпущенные по ду- ховной, паломники,
увечные, сложившие с себя иноческий сан, изгои, при- писанные
к церкви, а также вдовы, получавшие содержание от церкви.
Византийское право. В связи с постепенным
распространением хри- стианства и признанием его князем
Владимиром в качестве государствен- ной религии византийское
право стало распространяться византийским духовенством.
Первоначально на Руси распространение получили перево- ды
на церковнославянский язык греческих сборников церковного
права. В них содержались как церковные законы (conon), так и
светские законы (nomos), поэтому они и назывались
номоканонами. Впоследствии их стали называть кормчими
книгами.
Византийские кодексы: Эклога императора Льва Исавра и
Константина Копронима, составленная около 739–740 гг.;
Прохирон императора Васи- лия Македонянина, изданный около
879 г. в отмену Эклоги, Книги закон- ные, Закон судный людям.
6. Институты гражданского права по Русской Правде
Русская Правда защищала право собственности,
предусматривала де- нежные взыскания за нанесенный
кредитору вред и убытки. В ней разли- чались такие объекты
права собственности, как деньги, домашний скот, птица, борти,
оружие, сельскохозяйственные орудия.
В законе отсутствовало четкое разграничение права
владения, пользо- вания и распоряжения.
Русская Правда содержит следующие виды договоров: купли-
продажи, займа, поклажи, личного найма.
Предметом займа могли быть деньги (куны), мед, жито
(зерно), скот и другие вещи. При заключении этого договора
требовалось присутствие свидетелей (ст. 47, 50–53).
Невыполнение условий договора займа влекло за собой
право заимо- давца на личность должника. Заимодавец имел
право продать неисправ- ного должника в холопы. Послухи
требовались при доказывании долга. Соответственно, во время
заключения договора должны были присутство- вать свидетели.
За использование денежных средств или другого имуще- ства
предполагалась уплата процентов (резы). Пространная
редакция Рус- ской Правды регламентировала краткосрочные
займы, при которых взи- мались месячные резы – 20 % от долга,
а третные – 50 % от долга (ст. 53). При регламентации заемных
отношений основное внимание уделялось установлению
порядка расчета процентов по займу, а также процедурам
доказывания.
Договор поклажи (хранения чужих вещей) являлся личной
услугой и заключался без послухов. В ст. 49 содержались
правила разрешения споров об имуществе (товаре), отданном
на сохранение. Договор носил безвозмездный характер. Термин
«товар» имел широкое значение и упо- треблялся для
обозначения движимого имущества (ст. 77, 99, 119). Дого- вор
поклажи заключали не только купцы.
В Пространной редакции Русской Правды содержалось
несколько статей, регламентировавших отношения между
купцами (ст. 48, 54, 55). Речь шла о даче денег (займе) для
торговли в другом городе, для торгов- ли между городами или в
другой стране. В ст. 54 уточняются последствия
несостоятельности купца. Различались такие виды
несостоятельности, как неосторожная и виновная.
Купец, взявший деньги в долг и не выплативший его в силу
независя- щих от него причин (например, кораблекрушения,
разбойного нападения или пожара), не подлежал насилию и
продаже. В подобном случае купец получал право на возврат
долга кредитору в рассрочку.
Если купец был виновен в порче товара в результате драки,
проигрыша, то судья отдавал его на откуп кредитору, а тот
должен был принять реше- ние об отсрочке долга или продаже
купца.
Иноземный купец или купец из другого города (гость)
передавал свой товар купцу, имеющему много долгов (ст. 55).
Если такой купец не мог расплатиться с гостем, то его
следовало вести на торг и продать, а выру- ченные деньги
выплатить гостю.
Злостный должник, сбежавший в чужую землю, приравнивался к
татю.
Договор личного найма заключался при поступлении на
должность ключника и тиуна.
В ст. 2 Краткой редакции Русской Правды говорилось о
необходимости уплаты услуги лекаря, оказанной им
потерпевшему.
Договоры в тот период были, как правило, словесными
(устными), но с употреблением символических форм – литки,
магарыча или рукобитья, совершавшихся в присутствии
послухов (свидетелей).
Последствием договора займа обыкновенно являлся заклад
лично- сти должника. Договор личного найма часто приводил к
установлению статуса холопа. Невыполнение условий договора
вело к установлению прав на обязанное лицо, а обязательства,
возникавшие из правонаруше- ний, сливались с «обидой».
Русская Правда свидетельствовала о том, что в древнерусском
праве отсутствовало разграничение норм уголовного и
гражданского права.
Всякое нанесение обиды, т.е. причинение кому-либо
материаль- ного, физического или морального вреда, считалось
противоправным деянием.
Невыполнение обязательств по договору влекло обращение
взыска- ния не только на имущество лица, но и на виновное
лицо.
В законе были регламентированы имущественные
отношения, возни- кающие при причинении вреда жизни,
здоровью или имуществу, а также при совершении других
противоправных действий.
Возникновение понятия наследства тесно взаимосвязано с
появле- нием частной собственности, сосредоточенной в семье.
Именно в Про- странной редакции Русской Правды содержались
нормы о наследовании по завещанию и по закону.
В случае смерти смерда его имущество переходило князю, а
выдел передавался дочерям. Если они были замужем, то выдел
им не давался (ст. 90).
Если умерший был боярином или дружинником, то его
наследство кня- зю не передавалось. Если у него не было
сыновей, то наследство получали дочери (ст. 91).
Закон признавал волю лица, разделившего перед смертью
дом своим детям. Если кто умрет «без ряду» (без завещания), то
его имущество пред- писывалось разделить между всеми
детьми, а часть имущества выделить на помин души (ст. 92).
Если жена после смерти мужа оставалась вдовой, то она
имела право на часть имущества. Вдова могла распоряжаться
только тем имуществом, которое завещал ей муж. Наследство
мужа ей не принадлежало (ст. 93).
Если дети были от первой жены, то они брали то, что
принадлежало их матери. Если умерший завещал это
имущество второй жене, то дети все равно получали наследство
своей матери (ст. 94).
Если сестра при братьях не получила наследства, то братья
должны были выдать ее замуж, как смогут (ст. 95).
Если у мужа были дети от робы, то наследства они не
получали, но им принадлежала свобода с матерью (ст. 98).
В законе определялся порядок опеки близких родственников
или от- чима над малолетними детьми до их совершеннолетия
(ст. 99). Отчий двор всегда отходил младшему сыну (ст. 100).
Если жена обещала вдовствовать, но растеряла имущество и
повторно вышла замуж, то была обязана вернуть его детям (ст.
101).
Мать могла завещать свое имущество конкретному ребенку
или всем детям. Если мать не успевала дать своим детям
завещание, то ее наслед- ство передавалось тому, на чьем
дворе она была и кто ее кормил (ст. 103). В Русской Правде
отсутствовали требования к форме завещания.

Уголовное право и судопроизводство


по Русской Правде
Правда Ярослава являлась сборником казуистических норм
права, регламентировавших преступные деяния и отчасти
процессуальные дей- ствия.
Текст Краткой редакции начинается с правонарушений,
совершенных свободными людьми: об убийстве и кровной мести
со стороны членов се- мьи и ближайших родственников убитого
(ст. 1–3); об обидах (преступле- ниях) действием: о телесных
повреждениях (ст. 4–6); об ударах батогом, жердью, рукой,
чашей или рогом, тупой стороной меча (ст. 7); об ударе
необнаженным мечем (ст. 8); о членовредительских ударах
(отнятие руки, ноги, пальца) (ст. 9–11); об обнажении меча с
намерением ударить (ст. 12); о толчках (ст. 13–14).
В тексте говорилось об обидах имущественных:
укрывательстве бе- глого роба (ст. 15), недозволенном
пользовании чужим конем (ст. 16),
способах возвращения вещей из чужих рук и о взысканиях по
займам (ст. 17–21).
Затем в законе были размещены статьи об обиде действием,
нанесен- ной холопом свободному человеку (ст. 22–23).
Завершалась Русская Правда постановлениями о порче
чужих вещей (копья, щиты, одежда).
В Пространной редакции Русской Правды содержались
постановления об обидах личных, а затем об обидах
имущественных. Эта часть заканчи- валась постановлениями,
относящимися к наследственному праву и обя- зательствам из
причинения вреда и убытков.
Под преступлением в Русской Правде подразумевалось
причинение материального, физического или морального вреда
частному лицу. Уголов- но наказуемое деяние определялось
термином «обида».
Субъектом преступления могло быть только лицо,
обладавшее свобод- ной волей и сознанием. Холопы не
признавались субъектами права.
Преступное деяние, совершенное холопом, не влекло его
уголовной ответственности, т.к. ответственность и возмещение
вреда и убытков воз- лагались на его господина, который
выкупал своего холопа или выдавал его потерпевшему (в счет
долга).
Субъектом преступления являлось одно лицо. Если же
преступление совершалось несколькими лицами, то все
виновные (соучастники) отвеча- ли одинаково, независимо от
степени участия каждого из них.
Возраст уголовной ответственности лица, совершившего
преступные деяния, в Русской Правде не упоминался.
В Русской Правде деяния различались по степени
проявления преступ- ником злой воли: умышленные и
неосторожные. Так, различались убий- ство на пиру, в ссоре
(неосторожное) и убийство в разбое (умышленное).
Соответственно, за них устанавливались разные наказания.
Русская Правда освобождала от наказания за убийство вора
на дворе, т.е. застигнутого на месте преступления.
Русская Правда содержит следующие виды преступлений:
1) преступления против личности: убийство, телесные
повреждения, насилие, оскорбление действием (например,
пощечина);
2) имущественные преступления: кража, грабеж, разбой,
повреждение имущества, незаконное пользование чужим
имуществом, порча межевых знаков.
В Русской Правде не содержатся такие виды преступлений,
как госу- дарственные (восстание против князя, переход на
сторону врага, или пе- ревет, нарушение вассальной верности) и
против семьи и нравственности (оскорбление словом,
прелюбодеяние и др.).
В Русской Правде устанавливаются следующие виды наказаний:
1. «Поток и разграбление». Сущность данного наказания, по-
видимо- му, заключалась в обращении преступника и членов его
семьи в холопы и конфискации имущества в счет возмещения
вреда и убытков. Этому на- казанию подвергались разбойники,
поджигатели и конокрады.
2. Штрафы – это наиболее распространенный вид наказания.
Напри- мер, за убийство взимались такие штрафы, как вира и
головничество. Вира
– это денежное взыскание за убийство в размере 40 гривен,
выплачива- емое в пользу князя. Вира за убийство княжих
людей взималась в двой- ном размере (80 гривен).
Родственники убитого получали от виновного в убийстве
головничество.
За убийство холопа уплачивалась не вира, а продажа в
размере 12 гри- вен, т.к. это деяние признавалось в качестве
повреждения чужого имуще- ства, а сам холоп не являлся
субъектом правоотношений.
Полувирье в размере 12 гривен взималось за убийство
свободной женщины (ст. 88).
Дикая вира взыскивалась с верви (общины), к которой
принадлежал преступник, в следующих случаях: 1) если
совершено простое убийство и преступник состоит с членами
верви в круговой поруке; 2) если совер- шено убийство в разбое,
но вервь не выдавала его.
За имущественные преступления с виновного лица
взимались такие штрафы, как продажа и урок. Продажа – штраф
в пользу князя в разме- ре от 3 до 12 гривен. Урок – это
вознаграждение в пользу потерпевшего от обиды (ст. 23, 25, 27,
32). Так, денежные штрафы предусматривались при причинении
вреда здоровью, совершении насильственных или оскор-
бительных действий, а также при завладении, удержании и
уничтожении чужого имущества.
Судопроизводство, по Русской Правде, было основано на
принципах состязательности, гласности и устности. Поскольку
процесс был обвини- тельным, то начинался и заканчивался он
по инициативе сторон.
В Русской Правде имеется ряд статей, в которых указывается
на виды отношений между сторонами до суда: свод и гонение
следа.
Свод состоял в отыскании истцом надлежащего ответчика
посредством заклича свода в прямом смысле слова и присяги.
Заклич – это объявление о пропаже вещи или холопа,
осуществлявше- еся потерпевшими чаще всего на рынке (ст. 32,
34).
Если в течение трех дней после заклича пропавшая вещь не
была воз- вращена, то лицо, у которого она впоследствии была
найдена, объявля- лось виновным в совершении кражи, в пользу
пострадавшего выплачивал- ся штраф, а продажа и вещь
возвращались собственнику.
Если вещь была обнаружена до начала заклича или до
истечения трех дней после него, то начинался так называемый
свод (ст. 35–37).
Поиск пропавшей вещи велся до третьего лица, после чего
хозяин вещи ее забирал, а свод продолжался до выявления
лица, которое не мог- ло доказать добросовестность ее
приобретения. Вор должен был уплатить продажу и
вознаграждение добросовестному приобретателю похищенной
вещи.
Гонение следа заключалось в розыске преступника по его
следам (ст. 77). Если след терялся на большой дороге или в
степи, то розыск пре- кращался. Процессуальные действия
велись только на территории княже- ства.
В Русской Правде не содержалось постановлений,
определявших про- цессуальную деятельность сторон и судей.
Инициатива возбуждения дела, поиск доказательств, вызов
свидете- лей, привод в суд лиц, причастных к делу, возлагались
на потерпевшего истца или его родственников. Обе стороны
состязательного процесса на- зывались истцами и пользовались
почти одинаковыми правами.
В процессе судебного разбирательства стороны
сопровождались мно- гочисленными родственниками и
соседями, которые являлись пособника- ми, послухами и
свидетелями доброй славы.
При судебном разбирательстве стороны доказывали свою
право- ту с помощью судебных доказательств: собственное
признание, свиде- тельские показания послухов (ст. 85) и
видоков (ст. 29), присяга (рота) (ст. 48–49) в виде целования
креста или ордалии (суд Божий) (ст. 21), судебный поединок
(поле).
Оценивая собранные доказательства, предоставленные
сторонами (ис- тцами), суд выносил устное решение.
Присутствие обеих сторон на суде было обязательно.
Русская Правда определяла порядок исполнения приговора.
Спорная вещь возвращалась выигравшей стороне. Должник
уводился в дом креди- тора или для продажи на торгах (ст. 55).
Злостный банкрот продавался в холопы. Вырученные деньги
перво- начально выплачивались князю, затем кредиторам и
только оставшаяся часть денег передавалась наследникам (ст.
55).
Поджигатель первоначально должен был возместить
причиненный вред, а после этого подвергался уголовному
наказанию (ст. 83).
ТЕМА 3.
ГОСУДАРСТВО И ПРАВО РУСИ ПЕРИОДА
РАЗДРОБЛЕННОСТИ (XII – начало XIV века)

Источники права периода раздробленности и начала


формирования единого Московского государства
(Новгородская и Псковская судные грамоты, Двинская и
Белозерская грамоты наместничьего управления)

Уставные грамоты наместничьего управления юридически


оформ- ляли вхождение конкретных территорий в состав
Московского государ- ства и распространяли на них власть
великого князя и наместника.
Двинская уставная грамота 1397 г. состояла из следующих
частей: о видах суда по уголовным преступлениям; о порядке
суда; о подсудности и торговых пошлинах. В Уставной грамоте
впервые в русском законода- тельстве были введены смертная
казнь через повешение и обязанность общины выдавать убийцу
наместнику, определялся посул как взятка, т.е. как должностное
преступление, противопоставлялось умышленное убий- ство
неумышленному. В светском законодательстве появился новый
со- став преступления – оскорбление словом. Ужесточая
ответственность за кражу, совершенную в третий раз, грамотой
введено понятие рецидива.
Наместники несли ответственность перед центральной
судебной вла- стью за злоупотребление и пренебрежение
своими полномочиями.
За кровавые раны обидчик должен был платить в княжескую
казну и обиженному 30 белок, а за синяки – 15.
Порча межевых знаков считалась одним из самых тяжких
преступле- ний против собственности. За данное преступление
назначалась пеня в княжескую казну.
Продажа или пеня за кражу назначалась в зависимости от
того, ка- кая это кража. За первую кражу вор платил стоимость
украденной вещи; за вторую кражу вора продавали в
зависимость, а за третью кражу вор подвергался повешению. В
то время вошло в обычай клеймение воров:
«а татя всякого пятнити». Грамота, строго преследуя воров,
предусматри- вала ответственность за самосуд, а также
подвергала пени в 4 рубля того, кто, поймав вора, отпустит его,
а не приведет к наместнику.
Двинская грамота предусматривала разные судные пошлины:
1) наместнику или судье с виноватого – от рубля полтина;
2) подвойскому и дворянину – пошлина за вызов в суд,
которая соиз- мерялась с расстоянием, которое нужно было ему
проехать для вызова ответчика;
3) разные мелкие пошлины (например, особая пошлина
наместнику от печати, а дьякам пошлина от письма).
В Двинской грамоте устанавливалась неприкосновенность
местного суда; даже великокняжеские приставы не могли
вмешиваться в суд на- местника.
Если наместник судил несправедливо, то на него можно было
жало- ваться князю. В таком случае князь назначал наместнику
срок для явки в суд. Если в этот срок тот не являлся, то на него
выдавалась истцу бессуд- ная грамота.
Двинская грамота определяла торговые пошлины с
иногородних тор- говцев.
Белозерская уставная грамота 1488 г. определяла виды,
размеры и порядок взимания кормов наместниками и
волостелями, а также их пра- ва и обязанности в области суда и
управления.
В грамоте говорилось о пошлинах наместников и их судей.
Наместник получал пошлину при поступлении на данную
должность, явочную пошли- ну с приезжих купцов и дважды в
год (на Рождество и на Петров день) взимал налог с каждой
сохи. Срок занимаемой должности наместника со- ставлял 1 год.
В грамоте речь шла о порядке суда наместников и о
судебных пошли- нах, а также регламентировался вопрос
участия в наместничьем суде дворских, старост и лучших
людей. Кроме того, грамота содержала поря- док взимания
пошлин в пользу наместника за выдачу девиц замуж. Затем в
ней говорилось о праве белозерцев жаловаться великому князю
на про- извол со стороны наместников.
Новгородская и Псковская судные грамоты по своему
содержанию являлись местными законами. С их изданием
Русская Правда не потеряла юридической силы, т.к. сохраняла
значение общерусского закона, но ее текст значительно
сократился.
Новгородская судная грамота дошла до нас в редакции 1471
г. в от- рывочном виде, содержавшем нормы судоустройства и
судопроизводства. Положения о судопроизводстве включали
виды действовавших в Нов- городе судов: святительского
(церковного), великокняжеского наместни- ка, посадника,
тысяцкого, а также новгородских докладчиков, т.е. особой
коллегии, возглавляемой княжеским тиуном, состоявшей из
представите- лей каждого «новгородского конца». Помимо этого,
грамота содержала положения о судных мужах, избранных
сторонами, о приставах, об обя- занностях и ответственности
судей, об отношении тяжущихся (сторон процесса) к суду.
Судопроизводство было направлено на усиление влияния в
суде вели- кокняжеских наместников и содержало правила о
единстве иска по пред- мету, о присяге тяжущихся на грамоте
перед началом тяжбы, о вызове ответчика, о сроках явки в суд, о
свидетелях, о судебном решении и его исполнении, о
продолжительности судебного разбирательства, о позе-
мельных тяжбах.
Псковская судная грамота (1462–1467) представляла собой
соеди- нение княжеских грамот Александра Михайловича
Тверского и Константи- на Дмитриевича, псковских пошлин, т.е.
норм обычного права, с последу- ющими дополнениями в виде
постановлений псковского вече XIV–XV вв., отдельных норм
Русской Правды. Грамота включала положения о судоу-
стройстве и судопроизводстве, постановления гражданского и
уголовного права.
Судебный процесс носил состязательный характер, но
вместе с тем об- ладал признаками розыскного процесса.
Постановления о судоустройстве содержали правила о суде
князя и посадников, о суде церковном, о суде наместников,
посадников и ста- рост, о суде братчин, о судебных чиновниках
(приставах, писцах, дьяках, межниках), о судебном
представительстве, об отношении сторон и пособ- ников к суду.
Постановлениями о судопроизводстве стали норы о вызове в
суд и от- ношениях сторон при этом, о судебных
доказательствах (впервые появил- ся судебный поединок, или
поле, подчеркивалась важность свидетельских показаний,
письменных актов, присяги, поличного), а также о судебных
решениях, о прекращении дел миром и о судебных пошлинах.
Вызов ответчика совершался через суд, причем в случае 5-
дневной не- явки ответчика могли принудительно доставить на
суд.
На процессе допускалось представительство сторон. Если
одной из сторон являлись женщина, несовершеннолетний,
монах или монахиня либо пожилой человек, то разрешалось
участие пособника. «Естествен- ными» пособниками, или
представителями, выступали сын за мать, муж за жену, брат за
брата, слуги за хозяина и другие частные поверенные, за
исключением лиц, облеченных административной властью.
Допускалась замена стороны в поединке наемным бойцом, за
исключением случаев, когда обе стороны являлись женщинами.
Несмотря на устный характер процесса, судебные решения
выносились в письменной форме. Грамота запрещала
пересматривать вынесенные приговоры, за исключением
подозрений в подлоге документов.
Грамота содержала институты вещного права: владение,
право соб- ственности, приобретаемое куплей, находкой,
давностью, совладение имуществом в семье.
Грамота защищала право собственности на землю,
устанавливая поря- док судопроизводства по делам о
нарушениях земельных границ, а также границ водных угодий, и
наследования имущества.
Впервые имущество разграничивалось на движимое и
недвижимое, движимое имущество, в свою очередь,
подразделялось на «живое» (скот) и «незрячее».
Институт пожизненного пользования предполагал передачу
имуще- ства в кормлю, как правило, после смерти собственника.
Его продажа за- прещалась. Псковская
Грамота содержала договоры дарения, мены, купли-продажи,
займа, ссуды, поклажи, находки, найма (изорничества,
подсуседничества). Ос- новным способом их заключения стала
запись – письменный документ, скрепленный печатями, копия
которого хранилась. Записью оформля- лись договоры купли-
продажи недвижимого имущества, хранения, займа на большую
сумму, поручительства и изорничества.
Договоры на небольшие суммы (менее 1 рубля)
оформлялись с помо- щью доски – письменного документа, не
заверенного печатями.
Сохранялась и устная форма заключения договоров, при
которой тре- бовалось присутствие свидетелей. Постановления
наследственного права в грамоте касались наследования по
закону и наследования по завещанию. При наследовании по
закону имущество переходило к близким род- ственникам
умершего. При наличии сыновей дочери устранялись от на-
следования недвижимости. Причем в наследстве участвовали
не все сы- новья, а лишь те, которые на момент смерти отца
оставались в его хозяй- стве и доме. Братья получали равные
доли наследства, но старший из них наделялся правами
управления совместного имущества, отвечая по обяза-
тельствам отца и расплачиваясь по ним из общего имущества.
В качестве наследников упоминались и восходящие
родственники (отец и мать), возвращавшиеся к управлению
хозяйством, переданному ими ранее одному из сыновей.
Впервые в законе стало различаться насле- дование боковых
родственников, получающих это право при отсутствии
нисходящих родственников (детей, внуков, правнуков).
Наследование по завещанию называлось приказным, а
поскольку оформлялось оно в письменном виде, то именовалось
рукописанием. При
отсутствии близких родственников имущество могло быть
завещано даль- ним родственникам или людям, не состоящим в
родстве с завещателем. Часть земли передавалась церкви на
помин души.
Преступлением считалось не только причинение
материального и мо- рального ущерба отдельным лицам, но и
ущерб государству. В законе по- являлись новые виды
преступлений: против государства, против порядка управления и
суда, а также должностные преступления.
К числу тяжких преступлений, каравшихся смертной казнью,
относи- лись поджог и перевет (измена). В грамоте различалась
кража простая и кража квалифицированная: кража из церкви,
конокрадство и кража в третий раз.
В законе разграничивались татьба (кража), грабеж, разбой,
наход (разбой, совершенный шайкой).
К преступлениям против личности принадлежали убийство
(головщи- на), нанесение побоев и оскорбление действием.
Наиболее серьезным оскорблением являлось вырывание
бороды, которое наказывалось «про- дажей» в 1 рубль. Система
наказаний состояла из двух видов: смертная казнь и штрафы.
Если виновный не мог уплатить штраф, он попадал в за-
висимость к пострадавшему.
ТЕМА 4.
ОБРАЗОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ
МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
(XIV – середина XVI века)

Структура и правовой статус отдельных групп


населения единого Московского государства

Феодалы. В Московском государстве можно выделить


несколько раз- рядов привилегированного населения: служилые
князья, бояре, слуги вольные и дети боярские, слуги под
дворским.
Высший разряд составляли служилые, т.е. удельные князья,
поступив- шие на службу к великому князю и потерявшие свои
сюзеренные права. Они продолжали владеть территорией
своего удела, таким образом, при- надлежали к числу наиболее
крупных землевладельцев и занимали руко- водящие посты в
войске, являясь на войну с собственной дружиной.
Бояре – наиболее крупные землевладельцы, руководившие
войском и занимавшие ключевые посты в государстве. За ними
следовали слуги вольные и дети боярские, т.е. разряды средних
и мелких феодалов. Бояре должны были нести службу вместе с
зависимым от них населением, слуги вольные и дети боярские
несли только личную военную службу.
К низшей группе феодалов принадлежали так называемые
слуги под дворским, т.е. слуги, которые находились в
заведовании дворского (дво- рецкого) великого и удельного
князей. Часть этих слуг являлись княже- скими холопами. Они
занимали низшие посты в системе органов государ- ственного
управления, исполняли различные обязанности, получали за
свою службу небольшие земельные наделы, но не имели права
свобод- ного перехода.
В ХV в. в правовом положении феодалов произошли
серьезные измене- ния. Боярство стало придворным чином,
который жаловался главой госу- дарства (введенные бояре). В
состав введенных бояр входили главным об- разом служилые
князья. Те бояре, которые не достигали чина бояр введен- ных,
31
получали чин окольничьих. Бояре, не получившие придворных
чинов, в правовом отношении сливались с детьми боярскими и
слугами вольными. Другая перемена в положении бояр
заключалась в том, что они лиша- лись права свободного
отъезда. Заключив с московским князем договор

32
о верности, они лишались права перехода к другому князю.
Отношения вассалитета-сюзеренитета заменялись на
отношения подданства.
Бояре и другие чины несли свою службу с вотчины и
получали за нее жалование. Дворяне за свою службу получали
поместья. Рост значения дворянства происходил одновременно
с уменьшением влияния боярства. В ХV в. появилась особая
система местничества, созданная верхушкой феодалов.
Согласно ей знатные фамилии располагались по ступеням ие-
рархической лестницы. При назначении бояр на те или иные
должности великие князья должны были руководствоваться
родовым старшинством назначаемых лиц. Все назначения
записывались в особые разрядные кни-
ги, с помощью которых решались споры о старшинстве.
Духовенство оставалось крупнейшим землевладельцем и
делилось на белое (служителей церкви) и черное
(монастырское), а также на выс- шее и низшее. К высшему
разряду относились митрополиты, епископы, архиереи.
Городское население. Города делились обычно на две части:
град – окруженная крепостной стеной центральная часть, и
торгово-ремеслен- ный посад. В граде располагались белые
слободы, население которых (княжеская администрация,
гарнизон, гости) освобождалось от налогов и повинностей. В
посаде селились ремесленники и торговцы – посадские люди,
подобно крестьянам относившиеся к тяглым «черным людям».
Развитие торговли во второй половине ХV в. улучшило
экономическое положение городского населения. Из его среды
начали выделяться наи- более состоятельные группы, имеющие
особые преимущества и привиле- гии, – гости, сурожане и
суконники.
Гости – это купцы, ведущие иноземную торговлю,
обладающие значи- тельным экономическим весом и
пользующиеся особенным политическим влиянием. Летописи
ставят гостей в один ряд с боярами. Возникла особая категория
гостей – сурожане, ведущие торговлю с Крымом (Сурож – древ-
нее название г. Судака). Несколько ниже стояли суконники –
купцы, тор- говавшие тканями.
За предоставляемые привилегии гости выполняли
финансовую служ- бу: заведовали таможнями, занимали места
голов и дьяков в присутствен- ных местах, являлись
распорядителями при сборе пошлин и податей, тор- говали
государственными товарами. Суконники и сурожане служили
сбор- щиками при таможнях и перевозах, старостами торговых
ларьков. Будучи помощниками при гостях, они частично
освобождались от тягла.
Сельские жители. Крестьяне делились на два основных
разряда: чер- нотяглых и владельческих. Чернотяглые крестьяне
жили на земле вели- кого князя и на земле удельных князей,
платили дань и выполняли по-
винности в пользу государства. Владельческие крестьяне жили
на землях, принадлежавших церковным и светским феодалам.
До ХV в. крестьяне имели юридическую возможность
переходить от одного феодала к другому. Чтобы предотвратить
массовый уход кре- стьян, великие князья особыми грамотами
закрепляли отдельные группы крестьян за определенными
феодалами и землями. Одними из первых были прикреплены
старожильцы.
Крестьяне-старожильцы – это крестьяне, издавна живущие на
земле своего феодала и выполняющие в его пользу все
феодальные повинно- сти. В отличие от новоприходцев, они
лишались права перехода к другому господину.
Серебреники – это крестьяне, взявшие в долг у своего
феодала сере- бро, т.е. деньги, и обязанные за это работать на
его земле. До уплаты долга серебреники не могли уйти от своих
хозяев.
Половники – это безземельные крестьяне, обязанные
выполнять раз- личные повинности и отдавать часть своего
урожая за право пользования землей господина. Половники
были связаны с господином условиями до- говора, по истечении
которого могли уйти.
Бобыли – совершенно обнищавшие крестьяне, живущие «за
господи- ном» на условиях заключавшегося между ними
договора – бобыльской порядной. Обычно землевладелец
предоставлял бобылю жилье, а бобыль был обязан уплачивать
за это установленный договором денежный оброк или работать
на его земле. Бобыли, жившие на черных землях, зависели от
общины.
Холопы были в полной собственности феодала. Своего
холопа владе- лец мог продать, купить, передать по наследству,
отдать дочери в каче- стве приданого и т.д. Среди холопов
можно выделить приказных и страд- ных людей. Приказные
люди – это сельская администрация из числа холопов (тиуны,
ключники, посельские и т.д.). Приказные люди выде- лялись из
рядовой массы холопов, получали земли и эксплуатировали
чужой труд.
Страдные люди – это холопы, посаженные на землю и
выполняющие на феодалов те же повинности, что и крестьяне. У
них имелся скот, роз- данный им феодалами для выполнения
барщинных работ.
В ХIV–ХV вв. в экономическом и юридическом положении
холопов произошли изменения. К ХV в. выделилось несколько
групп холопов: большие, полные и докладные. Большие холопы
– это верхушка холоп- ства, княжеские и боярские слуги,
ключники и тиуны. Полные и доклад- ные холопы работали в
хозяйстве феодалов в качестве прислуги, ремес- ленников и
землепашцев.
Государственный строй и судоустройство единого
Московского государства
Единое Московское государство оставалось
раннефеодальной монар- хией, но старая система управления
страной уже не могла удовлетворять потребности
господствующего класса. Объединенное государство нужда-
лось в централизованной системе управления.
Центральные органы государственного управления и власти. Ве-
ликий московский князь. Великий московский князь являлся
главой го- сударства. Ему принадлежали все функции
государственного управления. Он издавал законы, возглавлял
армию, осуществлял судебные полномо- чия. Усиление власти
князя происходило за счет ослабления власти, с од- ной
стороны, удельных князей, а с другой – татарских ханов. Уже в
ХIV в. между князьями Северной Руси складывается княжеский
союз, который возглавила Москва. Носителем и выразителем
процесса объединения вы- ступала верховная власть. При этом
под самодержавием понималась пре- жде всего внешняя
политическая независимость.
После брака Ивана III с племянницей византийского
императора Со- фьей Палеолог усилилось политическое
значение власти московских великих князей как внутри
государства, так и в Западной Европе. Мо- сковские великие
князья стали называться государями всея Руси. Титул
«царь» (от лат. «цесарь») официально был введен после
венчания Ивана IV на царство в 1547 г.
Высшим органом государства являлась Боярская дума. При
Иване IV Боярская дума стала постоянно действующим органом.
Было утверждено начало единогласия. Дела решались не
большинством голосов, а обсуж- дались до тех пор, пока весь
состав Думы не приходил к единому мнению. Если единства не
было, дело решал государь. В состав Боярской думы входили
так называемые думные чины – введенные бояре и окольничьи.
В ХVI в. в заседаниях Думы стал принимать участие
Освященный собор.
Боярская дума решала совместно с князем все основные
вопросы го- сударственного управления, суда,
законодательства, внешней политики. По указу государя Дума
контролировала деятельность приказов и мест- ных органов
управления. Вся дипломатическая деятельность государства
осуществлялась именно Боярской думой. Особым полномочием
Думы яв- лялось «ведание Москвы» – руководство всем
городским хозяйством во время отсутствия государя.
Феодальные съезды созывались для решения наиболее
важных во- просов, в частности вопросов о войне и мире. Об
этом свидетельствует тот факт, что в 1472 г. Иван III, собираясь
в поход против Новгорода, созвал
съезд, на котором присутствовали братья великого князя,
вассальные кня- зья, верхушка духовенства, бояре и воеводы.
Приказы. В Московском государстве начали формироваться
новые органы центрального отраслевого управления,
осуществлявшие как ад- министративные, так и судебные
полномочия и называвшиеся в офи- циальных документах
приказами. В XIV–XVI вв. действовало более 15 приказов,
важнейшими из которых являлись Разрядный, Посольский,
Поместный, Разбойный и приказ Большого дворца. Разрядный
приказ заведовал всеми делами гражданской, военной и
придворной службы, занимался рассылкой государевых указов,
определял денежные оклады служилых людей, назначал на
руководящие должности, руководил погра- ничными городами и
крепостями. Руководил Разрядным приказом госу- дарев дьяк, в
подчинении которого находилось 70 подьячих. Посольский
приказ ведал всей дипломатической службой, сношениями с
иностранны- ми государствами. Возглавлял Посольский приказ
думный дьяк, позднее боярин, хранитель государственной
печати, под руководством которого находилось 30 подьячих.
Поместный приказ управлял всеми вотчинны- ми и поместными
землями, осуществлял суд по всем земельным спорам,
распределял земельные владения между феодалами по
распоряжению Разрядного приказа. В состав Поместного
приказа, возглавлявшегося бо- ярином, входило 200 человек.
Приказ Большого дворца, к которому было приписано 36
городов с уездами и множество сел, ведал всеми дворцо- выми
и монастырскими землями, казной и дворцовой службой.
Впослед- ствии от него отделилось несколько приказов, или
ведомств: Казенный, Хлебный, Житный двор, Кормовой дворец
и др. Разбойный приказ счи- тался высшим уголовным судом и
осуществлял суд и следствие по всем
«разбойным и убийственным» делам. В ведении Разбойного
приказа на- ходились все губные старосты и целовальники,
губные дьяки и тюремные сторожа.
Были созданы приказы, осуществлявшие военное
управление, – Ино- земный, Стрелецкий, Пушкарский.
Иноземный приказ, сформировавшийся при Федоре Ивановиче,
заведовал войсками иностранцев, поступивших на службу к
московскому князю. Стрелецкий приказ, созданный Иваном
Васильевичем, руководил набором, управлением и
содержанием стрелец- кого войска. Пушкарский приказ,
ведавший артиллерией и всем воору- жением, осуществлял
руководство медноплавильным и пороховым произ- водством.
Холопий приказ ведал всеми зависимыми людьми,
фиксировал крепо- сти и вольные на холопов, рассматривал
споры между владельцами зави- симых крестьян.
К приказам патриаршего ведомства относились Патриарший,
Мона- стырский и Судный приказы.
К приказам, управлявшим отдельными территориями,
принадлежали Сибирский, Казанский, Рязанский, Владимирский,
Малороссийский и др.
Местные органы управления. Местное управление до
середины ХVI в. строилось на основе системы кормлений.
Государство подразде- лялось на уезды – наиболее крупные
административно-территориальные единицы. Уезды делились
на станы, станы – на волости. Существовали также «разряды» –
военные округа, с 30-х гг. ХVI в. возникают «губы» – судебные
округа. Уезды возглавлялись наместниками, волости – волосте-
лями. За свою службу они не получали жалования, но имели
право «кор- миться» со своих территорий. Кормленщики не
только оставляли у себя часть собранного с населения налога,
но и собирали различные пошлины: судебные, таможенные,
свадебные и т.д. Помимо наместников и волосте- лей на местах
были и другие должностные лица: данщики, ведавшие сбо- ром
дани (прямых налогов), пошлинники, ведавшие сбором
пошлины, пя- тенщики, собиравшие специальную пошлину при
продаже лошадей, и др. При Иване III власть на местах начала
ограничиваться и контролиро- ваться. Для надзора за
действиями наместников вводились помощники наместника –
дьяки. Это были «государевы приказные люди», получавшие
жалованье и подконтрольные правительству. Кроме того, при
рассмотре- нии наиболее важных вопросов суда и управления
требовалось обяза- тельное присутствие «лучших», «добрых»
людей, выборных старост и це-
ловальников из представителей местного дворянства и купечества.
Система кормления была упразднена в середине ХVI в. и
заменена губ- ным и земским управлением.
Губное и земское управление. Начало губной реформы
относится ко времени правления Глинских, к 1539 г. Реформа
осуществлялась путем создания на местах губных учреждений,
которым передавались наиболее серьезные уголовные дела,
изъятые из ведения наместников и волостелей.
Губные избы возглавлялись губным старостой, которого
избирали на основе единогласия из дворян или детей боярских.
При губном ста- росте находились старосты, десятские, «лучшие
люди» и губной дьяк, который вел делопроизводство. Все
вместе они составляли губную избу, которая вела всю
уголовную и тюремную политику в уезде. Правительство
поручало губным старостам и губным приказчикам также
земельные дела, дела по промыслам, рыбным ловлям и т.д. В
некоторых областях губные учреждения вообще заменяли все
областное управление.
В целях ограничения системы кормлений Иваном IV были
проведены и земские преобразования. Важнейшим указом был
«Приговор царский
о кормлениях и о службах» (1555–1556). Отмена кормлений
привела к по- всеместному учреждению земских властей.
Таковыми являлись по горо- дам и волостям излюбленные
головы (старосты излюбленные) и земские судьи («лучшие
люди» или целовальники). Земские власти избирались из всего
земского сословия, кроме служилых людей, на неопределенный
срок. Кроме того, население избирало земского дьяка для
записи судных дел. Все эти лица составляли земскую избу.
Земские избы занимались фи- нансовыми, хозяйственными и
судебными делами, заведовали доставкой в Москву всех
прямых налогов.
Церковь в ХV–ХVI вв. являлась одним из крупнейших
землевладель- цев. В то время была предпринята попытка
ограничения роста церков- но-монастырского землевладения.
На Стоглавом соборе 1551 г. обсуж- дался вопрос о
секуляризации церковных земель. Практические резуль- таты
оказались незначительными: была проведена только частичная
конфискация монастырских земель в отдельных регионах и
произведено ограничение наследственных (по завещанию)
вкладов вотчин в монасты- ри. В 1580 г. монастырям было
запрещено покупать вотчины у служилых людей, принимать их в
заклад и на «помин души». Наиболее ощутимым ограничением
стала закрепленная в Соборном уложении ликвидация «бе-
лых» монастырских, патриарших, митрополичьих и архиерейских
слобод в городах. После учреждения в 1589 г. в России
патриаршества Русская церковь получила полную
самостоятельность.

Дворцово-вотчинная система управления.


Система кормления
В едином Московском государстве сохранялась система
дворцово-вот- чинного управления, при которой органы
управления во дворце являлись также органами управления в
государстве. В системе дворцового управле- ния различались
дворец, управлявшийся дворецким (дворским), и ведом- ство
дворцовых путей. Слово «путь» означало выгоду,
преимущества, до- ход. В Русском государстве существовали
следующие пути: сокольничий, ловчий, конюший, стольничий,
чашничий и др. В ведомстве сокольничего пути находились
сокольники и другие служители птичьей охоты, в ведом- стве
конюшего пути – конюшни великого князя, в ведомстве
стольничего пути – бортные леса и т.д. Пути являлись
административными и судебны- ми органами и возглавлялись
«путными боярами».
После присоединения отдельных княжеств к Москве функции
прежних князей, которые становились слугами великого князя,
передавались на- местникам (в городах) и волостелям (в
волостях). Наместничество пред-
ставляло собой пожалование великого князя. Иногда такое
пожалование получали прежние князья, например князья
ростовские, или служилые, цари татарские (цари касимовские).
Наместничество могло быть и на- следственным. Наместники и
волостели ведали сбором податей и пошлин, выполняли
судебные и полицейские функции.
С созданием единого государства власть кормленщиков на
местах на- чала ограничиваться. Стали издаваться уставные
грамоты наместничьего управления (Двинская 1397 г. и
Белозерская 1488 г.), в которых регламен- тировалась власть
кормленщиков и ограничивался их произвол. Судебник 1497 г.
увеличил ответственность кормленщиков перед великим князем,
определил размеры «кормов» и «пошлин», сократил срок
пребывания кормленщиков в данной должности. Судебник ввел
в состав суда намест- ников и волостелей «земских выборных»,
которые избирались из «до- брых» и «лутчих», т.е. зажиточных
людей.
Наместничья власть и наместничий суд распространялись в
основ- ном на тяглое население. Владельцы тарханных грамот
(служилые люди и представители духовенства) освобождались
от власти наместников и волостелей.
Судебные органы. В Московском государстве существовали
следую- щие виды судебных органов: государственные,
духовные и вотчинные. Су- дебник 1497 г. регламентировал
деятельность лишь государственных судов, разделяя их на три
группы: суд великого князя и его детей (ст. 21), суд бояр и
окольничьих (ст. 1 и др.), суд наместников и волостелей (ст. 20 и
др.).
Государственные судебные органы делились на центральные и
мест- ные.
К центральным государственным судебным органам
относились вели- кий князь, Боярская дума, путные бояре, чины,
ведавшие отдельными от- раслями дворцового управления, и
приказы.
Великий князь рассматривал дела в качестве суда первой
инстанции по отношению к жителям своего домена, особо
важные дела, дела, совер- шенные владельцами тарханных
грамот, а также дела, поданные лично на имя великого князя.
Помимо этого князь рассматривал дела, направля- емые ему
«по докладу» из нижестоящих судов, по отношению к которым
он являлся высшей апелляционной инстанцией, осуществляя
так называ- емый пересуд.
Вопросами суда в Боярской думе ведали высшие чины –
бояре и околь- ничьи. Боярская дума в качестве суда первой
инстанции судила своих соб- ственных членов, должностных лиц
приказов и местных судей, разбирала споры о местничестве и
иски служилых людей, не пользовавшихся при- вилегией
великокняжеского суда. Боярская дума выступала в качестве
вышестоящей инстанции по отношению к решениям местного
суда, в нее переходили «по докладу» дела, изъятые из
самостоятельного рассмотре- ния наместничьего суда. Наряду с
великим князем Боярская дума явля- лась апелляционной
инстанцией.
Большинство дел разбиралось приказами. В ХVI в.
появляются специ- альные судебные приказы – Холопий,
Разбойный, Поместный и Судебный. На местах судебная власть
осуществлялась представителями системы кормления
(наместниками и волостелями). Судебник 1497 г. устанавливал
два вида кормлений: кормление без боярского суда и кормление
с бояр- ским судом. Наместники и волостели, державшие
кормление с боярским судом, имели право окончательного
решения ряда наиболее важных дел (о холопах, татях,
разбойниках). Наместники и волостели, державшие кормление
без боярского суда, а также государевы и боярские тиуны не
имели права окончательного суда по этим делам и обязаны
были «докла-
дывать» свое решение на утверждение вышестоящего суда.
Духовные суды подразделялись на суды епископов, где судьей
был епи- скоп или назначенные им наместники, и суды
монастырские, где судьей был игумен или назначенные им
«приказщики». Так же, как и кормлен- щики, епископы и игумены
получали вознаграждение с подсудного им на- селения.
Ведению духовных судов подлежало духовенство, а также кре-
стьяне, принадлежавшие церковным феодалам и монастырям. В
духовных судах разбирались брачные и семейные дела,
отношения между роди- телями и детьми, дела о наследстве.
Наиболее важные уголовные дела
– «душегубство» и разбой с поличным, даже если совершались
лицами подсудными церковному суду, подлежали рассмотрению
исключительно государственными органами.
Ограничивая подсудность церковных судов, Судебник
изымал из цер- ковной юрисдикции дела, совершенные лицами
разной подсудности. Если одна сторона подсудна светскому
суду, а другая – церковному («а будет простой человек с
церковным»), то назначался «вопчей», или «сместной суд»,
состоящий из представителей обоих судов.
Суд помещиков и вотчинников распространялся на крестьян и
слуг бояр и помещиков. В вотчинном суде так же, как и в
государственном, дела разбирались в присутствии «лучших»
представителей местного населения
– сотских, старост, судных мужей. Централизация государства
сопрово- ждалась изъятием из компетенции вотчинного суда
наиболее важных дел и подчинением его государственным
судебным органам.
Общая характеристика Судебника 1497 года.
Уголовное право и элементы розыскного процесса
Проект Судебника был подготовлен дьяком В. Гусевым.
Рукопись Су- дебника в единственном списке была обнаружена
в 1817 г. П.М. Строевым и опубликована им совместно с К.Ф.
Калайдовичем в 1819 г. в виде «За- конов Ивана III и Ивана IV» в
Санкт-Петербурге. Эта рукопись является единственным
известным списком Судебника и хранится в фонде Архива
древних актов в Москве.
В Судебнике различают 4 части:
1) постановления о суде центральном;
2) постановления о суде местном (провинциальном,
наместничьем);
3) нормы материального, преимущественно гражданского
права и про- цесса;
4) дополнительные статьи, посвященные различным
вопросам фео- дального права.
В основном в Судебнике 1497 г. содержались нормы
уголовного и уго- ловно-процессуального права. Вместе с тем он
включал целый ряд норм гражданского права, регулирующих
обязательства из договора купли-про- дажи, займа, найма,
порядок наследования, разрешение земельных спо- ров и др.
Источники Судебника – Русская Правда, Псковская судная
грамота, текущее законодательство московских князей и
законодательные мате- риалы, на-копившиеся в Русском
государстве к концу ХV в. (указы и ин- струкции в области суда и
управления, издававшиеся как в Московском, так и в других
княжествах). Источниками при составлении Судебника слу- жили
также грамоты отдельных княжеств, устанавливавшие сроки
отказа крестьян (т.е. перехода от одного феодала к другому),
сроки исковой дав- ности по земельным спорам и т.д.
Гражданское право. Судебник регулировал права
собственников зе- мельных владений, устанавливая суровое
наказание за порчу боярской межи (ст. 62).
Дальнейшее развитие в Судебнике 1497 г. получило
обязательственное право. В ст. 55 уточнялись права и
обязанности купцов при заключении договора займа. В случае
растраты, потери чужого имущества должник от- вечал в
зависимости от наличия или отсутствия злой воли. Неуплата
долга вследствие несчастного случая («утеряется товар
бесхитростно, истонет, или згорить, или рать возметь»)
предусматривала обязанность вернуть исцу «истину» –
стоимость товара или сумму денег, взыскиваемую истцом
с несостоятельного должника. Введено новое понятие –
«полетная грамо- та» – договор об уплате долга в рассрочку.
В Судебнике содержались упоминания о договорах купли-
продажи (ст. 46 «О торговцех» и ст. 47) и личного найма.
Устанавливая правила заключения договора купли-продажи
любого имущества, кроме лошади, Судебник предусматривал
наличие двух-трех «добрых людей», готовых подтвердить
законность сделки. Показания свидетелей являлись основ- ным
доказательством и освобождали покупателя от присяги.
Судебник вслед за Псковской судной грамотой содержал
положение, в соответствии с которым наймит, не дослуживший
своего срока или не выполнивший об- условленное задание,
лишался оплаты (ст. 54).
Наследственное право предусматривало два порядка
наследования: по закону и по завещанию. Права завещателя
Судебником не ограничива- лись, вероятно, в связи с тем, что
завещания регулировались Кормчей и Но- моканоном. При
отсутствии завещания (духовной грамоты) вступало в дей- ствие
наследование по закону. Наследство получал сын, при
отсутствии сыновей – дочь. Дочь получала право наследовать
не только движимое иму- щество, но и земли. За неимением
дочерей наследство переходило ближай- шему из
родственников (ст. 60). Сохраняя традицию – сестра при братьях
не наследница, Судебник законодательно подтверждал
бытовавший на практи- ке порядок наследования по женской
линии и расширял круг наследников привлечением «ближнего от
его рода», т.е. боковых родственников.
Судебник ограничивал свободу передвижения крестьян. Статья
57
«О христианском отказе» оформляла прикрепление крестьян к
земле, уза- конив общий для всего государства срок перехода
крестьян от одного вла- дельца к другому, определив размер
«пожилого», который зависел от того, находился двор господина
в поле или в лесу и как долго крестьянин про- жил в нем.
Новоприходец, проживший на земле господина год, был обя- зан
уплатить при переходе одну четверть «двора». Прожив четыре
года, крестьяне были обязаны уплатить «весь двор», что
фактически стирало границы между новоприходцами и
старожильцами.
Уголовное право. В Судебнике в отличие от Русской Правды
пре- ступление понималось уже не как обида, т.е. нанесение
материального, физического или морального вреда, а как
«лихое дело», т.е. совершение деяния, нарушающего интересы
господствующего класса и государства. Ответственности
подлежали все лица, совершившие преступление, в том числе и
холопы.
В Судебнике 1497 г. проводился основной принцип феодального
права
– права-привилегии. Одно и то же преступление влекло за собой
различ-
ную степень ответственности в зависимости от того, кем и по
отношению к кому оно было совершено.
В Судебнике введены понятия «добрых» и «лихих» людей. К
«добрым» в нем относились наиболее зажиточные
представители господствующего класса, которым
предоставлялось право «облиховать», т.е. признать ви- новным
любого. Доказывать виновность оговоренного не требовалось.
Человек, признанный «добрыми» людьми «ведомым лихим
человеком», подлежал смертной казни.
В соответствии с изменением понятия преступления
усложнялась и си- стема преступлений. В Судебнике 1497 г.
выделялись следующие виды преступлений.
Государственные преступления. Новым преступлением этой
группы являлась крамола. Под крамолой понимались измена,
заговор, призыв к восстанию и иные действия, направленные
против правительства. В ст. 9 Судебника, посвященной крамоле,
выделяются такие преступ- ники, как подымщик (подметчик) и
зажигалник. В статьях о государ- ственных преступлениях под
подметом подразумевались шпионаж, разглашение секретных
сведений, призыв к заговорам и измене путем распространения
«подметных писем». Зажигалниками называли людей,
совершивших поджог, с древности расценивавшийся как
тягчайшее преступление. Поджигателей «имали и пытали», а
затем подвергали смертной казни.
Преступления против личности. В Судебнике выделяются
следующие преступления этой группы: убийство (душегубство),
ябедничество, т.е. злостная клевета, и преступления против
чести. Не упоминаемые Судеб- ником деяния – нанесение
увечий и побоев, регулировались, вероятно, Русской Правдой.
Убийство в Судебнике делилось на простое и
квалифицированное. К квалифицированному убийству,
караемому смертной казнью, относи- лось убийство
крестьянином своего господина и убийство, совершенное
«ведомым лихим человеком». Простое убийство наказывалось
продажей и наказанием, назначенным судьей.
Преступление против чести включало в себя оскорбление
действием и оскорбление словом. Споры по данным искам
решались полем и влекли для виновного обязанность уплаты
продажи и требуемого истцом возна- граждения. В случаях
примирения сторон до проведения поля ответчик освобождался
от уплаты продажи, но стороны обязаны были возместить
судебные издержки.
Имущественные преступления. В Судебнике был предусмотрен
ряд преступлений против имущественных прав: похищение
чужого имущества
(татьба); разбой; истребление или повреждение чужого
имущества; неза- конное пользование чужим имуществом.
Кража в Судебнике 1497 г. делилась на простую и
квалифицирован- ную. К квалифицированной краже, которая
каралась смертной казнью, относилась кража из церкви,
повторная кража, кража с поличным, кража людей («головная
татьба») и кража, совершенная «ведомым лихим чело- веком».
Кража, совершенная впервые, наказывалась торговой
казнью, т.е. битьем кнутом на торговой площади, и
возмещением убытков истцу. Если обвиняемый не мог
возместить убытки потерпевшему, он попадал к нему в
зависимость – «выдавался головой».
Преступления против суда. Согласно ст. 19 «О неправом суде»
рас- смотрение дела с нарушениями установленных правил
судебного разби- рательства влекло за собой отмену судебного
решения по данному делу. Судья, виновный в «неправом суде»,
обязан был возместить сторонам по- несенные расходы.
Другому наказанию судья не подвергался. Лжесвиде- тельство в
суде наказывалось возмещением потерпевшему всех понесен-
ных убытков, связанных с ведением дела. Законодатель еще не
отличал неправый суд от судебной ошибки и не устанавливал
ответственности су- дей за вынесение ими неправильного
решения.
Система наказания. Целью наказания, по Судебнику, являлось
не толь- ко отмщение со стороны пострадавшего и возмещение
нанесенного ему убытка, но и устрашение и предупреждение
будущих преступлений. Имен- но в целях устрашения казни
участников заговоров и восстаний произ- водились открыто, при
массовом стечении народа и отличались особой жестокостью.
Особенностью наказания являлась известная
неопределенность. Уста- навливался лишь вид наказания, но не
уточнялось его конкретное содер- жание. Вид смертной казни,
число ударов при телесном наказании, размер штрафа
определялись судьями.
В Судебнике устанавливались следующие виды наказания:
смертная казнь; торговая казнь; денежные взыскания.
Элементы розыскного процесса. В Судебнике было закреплено
два вида судебного производства: состязательный и розыскной
процесс. Ро- зыск, в отличие от состязательного процесса, мог
начаться как по иници- ативе судебного органа, так и по доносу
частного лица и применялся при рассмотрении наиболее тяжких
преступлений. Последовательно регламен- тировались
пошлины за все виды судебной деятельности княжеской адми-
нистрации: 10 % наместнику и тиунам, 6 % боярину, 4 % дьяку.
Предусма- тривалась процедура «облихования»
подозреваемого «добрыми» людьми.
Лихим человеком мог быть признан любой, хотя бы и не
совершавший никакого конкретного деяния, но названный под
присягой в качестве ви- новного 5 или 6 «добрыми» христианами
(ст. 12). Оговор со стороны «до- брых» людей можно
рассматривать как прототип «повального обыска»,
законодательно закрепленного в более поздних источниках
права.
По ст. 14 оговор со стороны татя подлежал проверке с
помощью пыт- ки подозреваемого, если он уже совершал
противоправное деяние, или с помощью обыска, если
подозреваемый предстал перед судом впервые. Обыск, по
мнению большинства ученых, означал опрос «добрых» людей с
целью определения репутации подсудимого. Статья 34
предписывала
«пытати татя бесхитростно», т.е. добросовестно и без
предвзятого мнения, запрещая ему клеветать на кого-либо.

Общая характеристика Судебника 1550 года


Текст Судебника 1550 г. дошел до нас более чем в 40 списках
и впер- вые был опубликован в 1768 г. Важнейшим его
источником стало зако- нодательство, охватывающее период
времени между первым и вторым Судебниками. Судебник 1550
г., например, включал Судный список 1498– 1505 гг.,
содержавший ссылку на 40-летний срок давности по суду о зе-
мельных делах; Правую грамоту 1550 г., упоминавшую «указ
вотчинам»; Закон от 28 февраля 1549 г. об ограничении суда
наместников в отноше- нии боярских детей; несудимые грамоты
1534–1538 гг., предоставлявшие верхам посада большие права
в местном самоуправлении, и т.д. Судеб- ник 1550 г.,
представлявший собой новый шаг в развитии юридической
техники, был разбит по содержанию на главы или статьи,
большей частью сгруппированные по отраслям права. Так же как
и в Судебнике 1497 г., в Судебнике 1550 г. основное внимание
уделялось нормам, регулирующим судоустройство и
судопроизводство.
В Судебнике 1550 г. значительно усиливалась роль
центральных судеб- ных органов, возросло значение
великокняжеского суда, контролирую- щего суды удельных
князей. Судебник ограничивал судебную власть на- местников,
расширив институт доклада. Доклад теперь стал обязательным
не только по наиболее опасным уголовным делам, но и,
согласно ст. 71, обязателен для всех наместников, фактически
устранив кормление с бо- ярским судом.
Проявлением процесса усиления роли центральных органов,
и в част- ности судебных, стали новые статьи Судебника,
предусматривавшие от- ветственность наместников и
волостелей за взяточничество и волокиту, установление санкций
за нарушение порядка судебного разбирательства,
определение новых видов преступлений. Например, в ст. 3 за
вынесение судьей неправомерного решения под воздействием
взятки предпола- галось не только возмещение судьей истцу
суммы иска и всех судебных пошлин в троекратном размере, но
и дополнительное наказание – «что государь укажет». Тюремное
заключение и уплата половины суммы иска грозили дьяку, за
взятку подделавшему протокол судебного заседания либо
неверно записавшему показания сторон или свидетелей. Другую
половину исковой суммы уплачивал боярин, в подчинении
которого нахо- дился виновный дьяк. За подобное преступление,
совершенное подьячим, предусматривалась торговая казнь (ст.
4 и 5).
В ст. 6 предусматривалась ответственность за ложное
обвинение су- дей в умышленном неправосудии. Жалобник,
совершивший «ябедниче- ство», наказывался, помимо
вынесенного ему судом наказания, битьем кнутом и тюремным
заключением. Ябедничество наказывалось строже, чем
умышленное неправосудие. Это способствовало ограничению
потока челобитных.
Статьи 24, 75 Судебника увеличили число случаев
немедленной явки наместников, волостелей и их тиунов в
центральный суд, а именно при об- винении по «ведомым
разбойным делам», разбираемым в порядке след- ственного
процесса; по «приказным», т.е. служебным, делам, связанным с
отправлением «высших государственных обязанностей», по
уголовным делам, обжалованным истцом в вышестоящей
инстанции, а также при жа- лобах жителей других городов, не
подсудных наместникам.
В целях углубления политики централизованного государства
в Су- дебнике 1550 г. была усилена защита прав служилого
дворянства и детей боярских путем введения ст. 85,
ограничивавшей право выкупа родовых вотчин; отмены выдачи
тарханных грамот и отобрания старых; запреще- ния кабаления
детей боярских (ст. 81); ввода льгот для подачи исков и за-
ключения сделок служилыми людьми; освобождения дворянства
от суда бояр-наместников, предоставлявшего им право судиться
судом царя.
Для дальнейшего обеспечения землевладельцев рабочей
силой в Су- дебнике была подтверждена и развита статья о
крестьянском отказе, уве- личивавшая размер пожилого и
вводившая дополнительные пошлины, затрудняющие переход
крестьян в Юрьев день. Статьей 88 помимо пожи- лого
установлены «повоз» – обязанность отвезти на двор господина
со- бранный урожай (подводная повинность), а также плата за
право собрать урожай с оставленного у землевладельца
озимого посева. Отражая посте- пенное вытеснение холопского
труда крестьянским, Судебник ограничи- вал источники полного
холопства. Статья 78 о кабальном холопстве была направлена
на вытеснение ставшего невыгодным полного и докладного
холопства. Более четкую регламентацию получило правовое
положение наймитов и посадского населения.
В Судебнике 1550 г. выделились новые, особо опасные виды
престу- плений, направленные против государственной власти.
В ст. 61 установле- на ответственность за такие преступления,
как сдача города неприятелю,
«подмет», «подым» и поджог.
Увеличилось также количество составов должностных
преступлений и преступлений против порядка управления и
суда. Помимо лжесвиде- тельства, каравшегося торговой
казнью, было введено неизвестное ранее преступление –
подписка, т.е. подлог судебных актов.
Среди имущественных преступлений проведена попытка
разграниче- ния грабежа и разбоя, татьбы и мошенничества,
впервые введенного в Су- дебнике.
Появился новый вид наказания – тюремное заключение. В
целях устрашения значительно увеличилось применение
торговой казни. Если в Судебнике 1497 г. она упоминалось лишь
в двух статьях, то в Судебнике 1550 г. она встречается уже в
шестнадцати статьях.
Значительное внимание уделялось вопросам
судопроизводства. Рас- ширение и уточнение процессуальных
норм шло по пути подчинения частных интересов
государственным, сосредоточения расследования наиболее
опасных преступлений в руках центральной государственной
власти, введения основ губного самоуправления и усиления
розыскного процесса. Судебными доказательствами являлись
письменные документы, показания свидетелей, крестное
целование и поле. Предусматривалась возможность проведения
поля между свидетелями, дающими противоре- чивые
показания. Проигравшая сторона признавалась виновной и
упла- чивала все судебные издержки. В исках с чужеземцами
царский Судебник устанавливал единственное доказательство –
крестное целование.
ТЕМА 5.
ГОСУДАРСТВО И ПРАВО РОССИИ ПЕРИОДА
СОСЛОВНО-ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОЙ МОНАРХИИ
(середина XVI – середина XVII века)

Центральные органы власти и местное управ- ление


в период сословно-представительной монархии
(середина XVI – середина XVII века)
В середине XVI в. в России утвердилась сословно-
представительная монархия. Этой форме правления присущи
характерные признаки: она являлась промежуточной формой
правления между раннефеодальной и абсолютной монархией;
монарх делил власть с органами сословного представительства
как в центре, так и на местах (Земские соборы, губ- ные и
земские органы самоуправления); основной политической силой
на этом этапе стало дворянство и верхи городского населения
(купцы); сословно-представительная монархия
характеризовалась более высоким уровнем централизации
бюрократического аппарата и созданием посто- янного войска.
Сословно-представительная монархия в России оконча- тельно
оформилась благодаря реформам Ивана IV, политическим
идеалом которого было «православное истинное христианское
самодержавие». Про себя Иван IV говорил так: «Царь и великий
князь всеа Руси… по бо- жию изволению, а не по
многомятежному человечества хотению». В пись- ме к А.М.
Курбскому он указывал: «Если не будет единовластия, то даже
если и будут люди крепки и храбры, и разумны, но все равно
уподобятся неразумным женщинам, если не подчинятся единой
власти… Русская зем- ля держится Божьим милосердием… и,
наконец, нами, своими государями, а не судьями и
воеводами…». Пример Византии свидетельствовал в поль- зу
единовластия русского царя. Начиная с 1547 г. монарх стал
называть- ся царем. В XVII в. к титулу русских царей
официально стало относиться понятие «самодержец» («великий
государь, царь и великий князь, всеа России самодержец»),
после воссоединения Украины с Россией царский титул
дополнился «…всеа Великие и Малые России самодержец».
Важным моментом эволюции царской власти являлся ее
сакральный характер. Теперь царь уже осмысливался не только
как правитель, при- званный народом для суда и защиты, но и
как наместник Бога на земле.
Соответственно, и функция монарха понималась не как мирская,
связанная с управлением, судом, обороной страны и т.д., а
прежде всего как испол- нение воли Бога. Царский престол
отныне занимался не на праве отчины, а на основе божеского
провидения. Царю принадлежала высшая зако- нодательная,
исполнительная, судебная и военная власть; он имел право
внешних сношений. В начале рассматриваемого периода власть
монарха укреплялась в противостоянии с боярским
сепаратизмом. Это выразилось в опричнине, введенной Иваном
IV в декабре 1564 г. и просуществовав- шей до 1572 г.;
опричнина, с одной стороны, укрепила централизованное
государство, а с другой – стала одной из причин Смутного
времени.
Указанными мероприятиями боярство не было окончательно
подорва- но, и с ним приходилось считаться. Родовитая
боярская аристократия по-прежнему оставалась мощной в
экономическом и политическом отно- шении социальной
стратой. Боярство отстаивало свое право на участие во власти
через Боярскую думу. Боярская дума представляла собой выс-
шее правительственное учреждение, состоявшее из наиболее
знатных представителей феодальной аристократии. Это был
административный, законосовещательный и высший судебный
орган. Постепенно социаль- ный состав Думы менялся, в нее все
более привлекались дворяне. Теперь к думным чинам
относились бояре, окольничьи, думные дворяне, думные дьяки.
В XVII в. представители дворянства в Боярской думе составляли
уже до 40 %. Боярская дума не имела четко обозначенной
компетенции. Как и раньше, существовала формула «Царь
указал, а бояре приговорили». На протяжении XVII в. значение
Боярской думы заметно уменьшилось, но она оставалась
влиятельным государственным органом и продолжала
принимать активное участие в решении вопросов внутренней и
внешней политики Российского государства.
Внутриполитическая борьба в правление Ивана IV вынудила
царя пойти на особые меры, в частности на созыв первых
Земских соборов (в XVI–XVII вв. говорили просто о «соборе»,
или «совете всея земли», т.е. собрании представителей разных
социальных групп). В историогра- фии существует точка зрения,
согласно которой наличие в системе поли- тической власти того
времени Земских соборов означало определенное ограничение
царской власти сословным представительством наподобие того,
что имело место и в других странах средневековой Европы
(Франции, Англии, Германии). Однако современные историки
права полагают, что не имевшие закрепленного в законе статуса
Земские соборы, по существу, не ограничивали самодержавной
власти российских царей.
Земский собор – высший орган государственной власти
данного пери- ода, который решал основные вопросы внешней и
внутренней политики,
законодательства, финансов, государственного строительства.
В Земские соборы входили царь, Боярская дума, Освященный
собор (верхи духо- венства). Условно они составляли верхнюю
палату учреждения; в состав нижней палаты входили выборные
от дворянства, дьяков (чиновников), верхов посадских людей
(торговых людей, купечества). Выборы иногда заменялись
приглашением – назначением царем или местными должност-
ными лицами. При этом ни постоянный состав Земского собора,
ни нор- ма представительства, ни регулярность созыва и
компетентность законом не регламентировались. О созыве
Земского собора посылалась грамота на имя воеводы, которая
оглашалась в главной церкви города; в ней, как правило,
указывалось, какое число выборных представителей и к какому
сроку нужно послать в Москву. Открывал Земский собор царь
(или лицо от его имени). После чего оглашалась повестка
собора, разъяснялись вопросы для обсуждения. Представители
обсуждали вопросы отдельно, но итоговое решение должно
было приниматься единогласно. Известны случаи, когда
несогласные с общей позицией подавали особые мнения.
Итоговое решение, оформленное в письменном виде,
передавали царю, который на общем собрании объявлял
окончательное решение.
Решения Земских соборов имели высокий законодательный
авторитет. Нормативные акты, принятые на Земских соборах,
условно можно подраз- делить на несколько групп:
1. Акты избрания на царство, которые представляли собой
зако- ны, закрепившие престол за новой династией. По мнению
большинства исследователей, после смерти Ивана IV (1584 г.) и
до Петра I (вступил на престол в 1682 г.) царей на царство (за
редким исключением) избирали Земские соборы.
2. Акты земских соборов о важнейших государственных
реформах, ко- торые подразделялись на законы, принятые
Земскими соборами по ини- циативе монарха (опубликованный
приговор Церковно-земского собора 1580 г., ограничивший
землевладения духовенства, отвечавший требова- ниям
дворянства); акты, принятые в период междуцарствия. В то
время Земские соборы выступали в качестве единственного
органа власти. При- мером такого закона служит
опубликованный приговор Земского собора Первого ополчения
1611 г., который определял государственное устрой- ство, а
также содержал нормы, регулировавшие правовой режим основ-
ных форм землевладения (вотчин и поместий).
3. Акты, посвященные налогообложению, например акты
времени правления Михаила Романова (1613–1645). В
частности, опубликованная грамота с изложением приговора
Земского собора о сборе за 1616 г. пятой деньги, т.е. налога в
размере 1/5 части имущества, и т.д.
В первой половине XVII в. Соборы собирались часто, а
продолжитель- ность их работы была различной, иногда более
года. По мере укрепле- ния царской власти стали обходиться
без созыва Соборов, огранивались иногда совещаниями с
представителями отдельных сословных групп. Пре- кращение
созыва Земских соборов (чаще всего последней датой созыва
Земского собора называется 1653 г., когда был решен вопрос о
воссое- динении Украины с Россией) было одним из ярких
проявлений развития тенденций к абсолютизму.
Центральными органами управления в рассматриваемый период
остава- лись приказы. В то время происходил расцвет приказной
системы. Измене- ния в общественно-экономической и
политической жизни страны, а также присоединение новых
территорий (при Алексее Михайловиче новые терри-
ториальные приобретения: Смоленские, Волынские, Полоцкие и
Витебские земли) обусловили дальнейшее развитие приказной
системы. В частности, общее управление Украиной после ее
воссоединения с Россией в 1654 г. осуществлял Посольский
приказ, а с 1662 г. – Малороссийский приказ. Наиболее важное
государственное значение имели следующие приказы: Приказ
большого дворца (ведал придворными службами и людьми,
москов- скими слободами и посадскими людьми); Приказ
большого прихода (ведал государственными доходами);
Земский приказ (осуществлял администра- тивно-полицейские
функции в Москве и столичном уезде). Для управления
церковными и монастырскими вотчинами, а также для разбора
судебных дел между церковными и монастырскими людьми был
создан Монастырский приказ. Патриарший приказ осуществлял
суд и управлял населением патри- арших вотчин, производил
церковное управление. Разбойный приказ ведал сыском и
расправой по уголовным преступлениям (разбоям, поджогам,
кра- жам). Вопросами государственной безопасности занимался
вновь создан- ный в 1655 г. Приказ тайных дел, или Тайный
приказ. Основная функция приказа была связана с контролем
над другими учреждениями центрального управления; по указу
царя он занимался расследованием наиболее опасных для
государства политических преступлений (дело патриарха
Никона, Степа- на Разина). С образованием стрелецкого войска
был учрежден Стрелецкий приказ. Таким образом, число
приказов постоянно менялось, появление но- вых учреждений
зависело от задач государства на конкретном историческом
этапе. Причем строгого распределения административных и
судебных функ- ций между приказами не существовало. В
основе приказной системы лежал архаичный принцип
нераздельности судебной и административной власти,
максимальное сосредоточение в одних руках всей полноты
власти. Это при- водило к крайней запутанности функций, а
также к частым злоупотреблени- ям со стороны приказных
чиновников.
В правление Ивана IV была реформирована и система
местного управления. В середине XVI в. систему кормления
заменила система губ- ного и земского самоуправления. Расчет
правительства был таков, что в поддержании порядка в месте
проживания гораздо больше заинтересо- вано само население,
нежели пришлые (на 2-3 года) кормленщики. Вновь созданные
органы местного самоуправления формировались на иных
принципах: на смену назначаемым из центра наместникам
пришли выбор- ные от населения органы самоуправления.
Разным был и их социальный состав: ранее функции
наместников выполняли представители феодаль- ной
аристократии (боярство), теперь же оно вытеснялось
дворянством и верхушкой посадского населения. Органами
самоуправления являлись губные и земские избы, состоявшие
из губного и земского старост, дья- ков, двух-трех
целовальников. Все они выполняли административные и
полицейско-судебные функции. Так, на губную избу возлагалась
борьба с наиболее тяжкими преступлениями (убийства, разбои).
Губными учреж- дениями руководил Разбойный приказ.
Основными функциями земских изб были сбор налогов и
податей, а также суд по гражданским и мелким уголовным
делам; при этом судебные пошлины (в отличие от приказов) не
взимались. В зависимости от условий конкретной местности эта
реформа осуществлялась по-разному. В пограничных районах
государства власть наместников и волостелей сохранялась. В
начале XVII в. объединенное гражданское и военное управление
переходит к воеводам. Их назначали из Москвы на один-два
года, и в отличие от кормленщиков они получали жалование от
государства. Со временем должности воевод начали вво- диться
в районах с губным и земским самоуправлением. Фактически
губ- ные и земские учреждения были подчинены воеводам.

Общая характеристика Стоглава 1551 года.


Семейно-брачное право
К важнейшим законодательным источникам периода
сословно-пред- ставительной монархии относится Стоглав –
сборник постановлений Цер- ковно-земского собора,
заседавшего в Москве в 1550–1551 гг. Это не был земский собор
в обычном смысле данного термина, т.е. на нем не были
представлены собрания «всякого чина» из городов. В Москве
заседал Со- бор духовенства в лице митрополита Макария,
игуменов, Освященного со- бора, а также представителей
Боярской думы по церковным и «земским» делам,
председательствовал на нем Иван IV. На утверждение Собора
вы- носились вопросы, касавшиеся деятельности церковной
администрации, поддержания церковного благочиния и
исправления нравов, повышения
общеобразовательного и морального уровня лиц духовного
сословия. Однако задуманный царем и его «радой» круг реформ
был очень широк и должен был обновить все стороны
московской жизни. Поэтому на Собо- ре рассматривались
вопросы обеспечения служилых людей (в частности, средних и
мелких феодалов) землей, возможности которого сдерживались
наличием обширных земельных владений у духовных феодалов,
а также привлечения денежных средств церкви для выкупа
пленных, содержания богаделен и для других нужд государства.
В то время внутри Русской православной церкви стали
появляться про- тивоборствующие религиозно-политические
течения: так называемые не- стяжатели, возглавляемые
старцем Нилом Сорским, выступающие против обогащения
церкви, в частности против церковного землевладения. Их
противниками были иосифляне, возглавляемые Иосифом
Волоцким.
Правительство, отражая интересы нестяжателей,
намеревалось до- биться от Собора согласия на секуляризацию
церковных земель и уста- новление подсудности духовных лиц
светскому суду. Эта часть программы была решительно
отвергнута большинством участников собора (иосифля- нами).
Постановления Собора провозгласили неприкосновенность
церков- ного имущества, исключительную подсудность духовных
лиц церковно- му суду, отменили жалованные грамоты,
устанавливавшие подсудность духовных лиц царю. Содействуя
объединению русских земель в единое государство, Собор
своими решениями унифицировал церковные обряды и
пошлины на всей территории России.
Структурно сборник соборных решений 1551 г. поделен на
100 глав, отсюда и его название «Стоглав». Источниками
Стоглава стали: Библия; Церковный устав и другие
богослужебные книги; Кормчая книга и различ- ные
канонические сборники; сборники исторические и
нравоучительные. Стоглав не только документ, содержащий
обширный материал об отно- шениях Русской православной
церкви и самодержавного монарха, олице- творяющего собой
государство, но и уникалный источник, позволяющий узнать о
различных сторонах социальной, политической, идеологической,
бытовой жизни Российского государства XVI в.
До середины XVII в. Стоглав наряду с Номоканоном (Кормчая
книга, содержащая церковные постановления Вселенских и
Поместных соборов) был основным источником, четко
регламентировавшим внутрицерковную жизнь духовного
сословия России. Помимо церковных правил он закре- плял
нормы, относившиеся к сферам государственного, уголовного,
семей- ного и гражданского права, обеспечивавшие усиленную
защиту интересов духовенства.
Семейно-брачное право. Сфера семейно-брачных отношений,
осно- ванная на нормах обычного права, по-прежнему являлась
прерогативой церкви. Это влияние сказалось как на
определении условий заключения и расторжения брака, так и на
его форме. Юридические последствия имел только церковный
брак. Для вступления в брак устанавливался возраст 15 лет для
мужчин и 12 лет для женщин. Верхний возрастной предел фор-
мально не определялся, но священникам предписывалось
отказываться венчать престарелых лиц. Обращалось внимание
на то, что между вступа- ющими в брак не должно быть
«великой разницы в летах». Запрещались браки между
кровными родственниками, а также между лицами, состояв-
шими в духовном родстве, основанном на совершении обряда
крещения (по Кормчей, из совершенного при содействии церкви
усыновления и бра- тотворения или побратимства).
Запрещалось вступать в брак при наличии другого
нерасторгнутого брака. По церковным правилам, было необхо-
димо взаимное согласие на вступление в брак. На практике же
согласие невесты практически никогда не спрашивалось, но
требовалось согласие родителей или опекунов, за исключением
случаев, когда эти лица находи- лись в плену, были
невменяемыми либо пропали без вести.
Браку предшествовал договор сторон, определявшийся как
сговор, или свод. Практика требовала обязательную роспись
приданого. Сговор (сватовство) оформлялся рядной записью, в
которой наряду с имуще- ством в приданом перечислялись
полные, докладные, купленные холопы. Свадьба оформлялась
свадебной записью. Форма брачного договора была
нотариальной, и ее несоблюдение влекло судебную
ответственность на- рушителя и уплату неустойки. Тем самым
подчеркивался имущественный характер сделки. Образ жизни,
свойственный данной эпохе с ее стремле- нием к закрытости и
канонической строгости, побудил законодателя огра- ничить
количество браков. Православная церковь всегда боролась
против вступления в четвертый брак. Отсюда законными
считались для одного лица только 3 брака. Церковное венчание
было возможно исключительно во время первого брака, а
второй и третий благословлялись.
Процедура совершения брачного обряда в рассматриваемый
период была достаточно сложной. Кроме согласия родителей на
брак требова- лось разрешение на брак епархиального
архиерея, оформляемое венеч- ной памятью; сохранялся
старинный порядок сбора венечных денег. По- лучив венечную
память, священник должен был совершить юридическое
действие: произвести обыск, т.е. опрос брачующихся и
свидетелей об от- сутствии законных препятствий к совершению
брака. Существовала про- цедура оглашения намерения
вступить в брак (за неделю) в помещении церкви. Основная
масса браков совершалась в приходской церкви.
Православная церковь, как русская, так и византийская,
признавала возможность развода и допускала его в
исключительных случаях. По Сто- главу, прекращение брака
было возможно в случаях: физической смерти одного из
супругов; прелюбодеяния, доказанного судебным порядком;
длительного безвестного отсутствия одного из супругов (5–10
лет); для находящихся в плену существовала 3-летняя
давность, для других случаев отсутствие не служило причиной
прекращения брака; неспособности мужа к супружеской жизни
(если до брака она не была известна) или бесплодия жены;
длительной и тяжелой болезни (например, проказы);
пострижения одного из супругов в монахи. Развод в
рассматриваемый период давался епархиальной властью по
жалобе одной стороны или по просьбе обеих. Так называемые
разводные письма должны были утверждаться местным
священником.
Домострой (свод этических правил и обычаев) и Стоглав
проводили главный принцип семейных отношений –
безраздельную власть мужа над женой и родителей над детьми
как по обычаю, так и по закону. Власть мужа над женой
перекрывала отцовскую власть над дочерью. Патриар- хальный
уклад семьи, основанный на подчинении членов семьи неогра-
ниченной власти домовладыки, сказывался и на сфере
обязательственных отношений. Жена всегда следовала судьбе
мужа: муж был вправе «закла- дывать» ее и отдавать по
служилой кабале в «работу на прокорм». Муж имел право
наказывать жену, если эти наказания не превращались в чле-
новредительство.
Закон устанавливал общность имущества супругов, которая
распро- странялась на имущество, предназначенное при
заключении брака на об- щие цели семьи: приданое со стороны
жены и вено со стороны мужа; на имущество, приобретенное
обоими супругами в период брака. Право распоряжаться
собственным имуществом без разрешения мужа у жены
отсутствовало; муж также не мог распоряжаться приданым жены
без ее согласия. Чтобы гарантировать сохранность приданого
жены, муж вно- сил своеобразный залог – вено, который мог
составлять не более 1/3 его имущества. Акт установления такого
залога назывался веновной записью, согласно которой после
смерти мужа вдова могла владеть имуществом в виде вена до
тех пор, пока наследники мужа не выплатят ей стоимость
внесенного ею приданого. В случае смерти жены ее
родственники полу- чали право на восстановление приданого.
При отсутствии завещания пе- реживший супруг пользовался
недвижимостью другого пожизненно или вплоть до вступления в
повторный брак.
Безграничная власть отца распространялась и на детей.
Неотделенные от родителей дети не обладали никакими
правами в отношении родитель-
ского имущества. Родители распоряжались брачной судьбой
своих детей, решали вопрос об их пострижении в монахи,
передаче в холопство и т.д. Традиция подчиненности детей
родительской власти воспрещала им всту- пать в какие-либо
сделки самостоятельно. Опека в отношении малолетних детей
устанавливалась в случае смерти матери или при выход ее
замуж. Мать-вдова, оставшаяся с детьми, не являлась
опекуншей. Опекуном, как правило, назначался ближний
родственник мужа, его власть над детьми длилась до их
совершеннолетия.

Правовое положение населения по


Соборному уложению 1649 года.
Этапы юридического оформления закрепощения
крестьян в XV–XVII веках

Юридически все население страны в XVII в. делилось на 3


основных разряда, не считая духовенства. Первый разряд и
основную массу феода- лов составляли служилые люди,
которые были социальной опорой царя. Служилые люди
разделялись на две большие подгруппы: служилые по от-
ечеству, т.е. по происхождению, и служилые по прибору, т.е. по
прави- тельственному набору, независимо от происхождения. В
основе этого де- ления лежало формальное различие их
обязанностей перед государством. Ко второму разряду
принадлежали тяглые люди, обязанные выполнять натуральные
повинности государству и платить ему налоги. К ним относи-
лись посадское население и крестьяне.
Третий разряд составляли холопы, имевшие обязанности
только по от- ношению к своим владельцам.
К служилым людям по отечеству относились: а) чины думные,
заседав- шие в Боярской думе (бояре, окольничьи, думные
дворяне и дети бояр- ские; дьяки важнейших приказов,
сидевшие в Думе, назывались думными дьяками); б) чины
московские (столичные) – стольники, стряпчие, дворя- не
московские, жильцы; в) чины городовые (уездные) – дворяне,
выбор- ные, дети боярские дворовые и городовые. Эта
категория служилых людей получала государево жалованье
деньгами и землей.
Боярство – высший разряд служилых людей, передавалось
по наслед- ству, жаловалось по царскому указу. Бояре
начальствовали над войсками, возглавляли приказы, заседали в
Боярской думе. Только в редких случаях представители
крупнейших боярских родов жаловались боярами, минуя чин
окольничего. Соборное уложение подтверждало право бояр
распо- ряжаться принадлежащей им вотчиной. Вотчины
продавались и закла-
дывались с живущими в них крестьянами. Защищая класс
крупных зем- левладельцев, Соборное уложение запрещало
покупать вотчины боярским людям (боярским холопам) и
монастырским слугам. Не могло покупать вотчины и высшее
духовенство.
Дети боярские занимали низшие должности по службе,
притом служба их была преимущественно на границах
государства, где они и получали поместья. В придворной службе
дети боярские занимали должности ко- нюхов, псарей,
истопников и т.п., а в гражданской – приказных, рассыль- ных,
приставов на заставах и т.п.
Быстро развившееся и численно увеличивавшееся
дворянство стало социальной опорой царской власти. Соборное
уложение 1649 г. сблизило правовой режим вотчин и поместий,
а следовательно, правовое положе- ние бояр и дворян. Было
расширено право помещика на владение землей: уходя в
отставку, он получал «прожиточное поместье и прожиток», в слу-
чае его смерти такую же землю получала вдова и дети (сыновья
до посту- пления на службу, дочери до замужества). Обмен
поместий допускался из расчета один к одному (равное на
равное) и только по царскому указу, а перевод поместья в
вотчину – с условием продолжения службы. Такие сделки
признавались действительными только после их регистрации в
По- местном приказе. По Соборному уложению, покупать
свободные земли могли только дворяне и дети боярские. Было
запрещено обращать дворян в холопы.
К служилым людям по прибору относились стрельцы,
пушкари, горо- довые казаки, казенные мастера, позже солдаты,
рейтары, драгуны и др. За службу они получали небольшое
жалование, иногда земельные наде- лы. Основная масса
служилых людей по прибору записывалась в полко- вые списки,
и выход из служилых был запрещен. За свою службу при-
борные люди, кроме земельного надела, освобождались от всех
податей и могли свободно заниматься разными промыслами в
определенных за- коном размерах.
Значительный разряд служилых людей по прибору
составляли стрель- цы. Первоначальное устройство стрелецкое
войско получило при Иване
IV. При нем стрелецкое войско состояло из 12 тысяч человек, из
которых 5 тысяч постоянно находились в Москве. Высший
разряд стрельцов состав- ляли так называемые стремянные
стрельцы, которые составляли госуда- реву стражу. Остальные
стрельцы в мирное время составляли гарнизоны на окраинах
государства. В военное время стрельцы участвовали в похо-
дах. Стрелецкая служба была пожизненной, только в результате
получен- ного ранения или болезни можно было уйти с нее.
Стрельцы в городах по- лучали казенные дворы, казенное
оружие, денежное и хлебное жалованье,
пользовались податными и другими льготами. Каждый
стрелецкий полк, живший отдельной слободой, имел свою
особую съезжую избу, в которой головы, или полковники,
осуществляли управление и суд над стрельцами своего полка. В
мирное время многие стрельцы занимались торговлей, ре-
меслами, площадным подьячеством. Стрельцы московские
пользовались особыми права и привилегиями. За стрельцами по
значению следовали пушкари, городовые казаки, плотники и
кузнецы. Служба их была преи- мущественно гарнизонной и
крепостной. Казаки обычно осуществляли караул на границе и
наблюдали за движением татар. К крепостным слу- жилым
людям принадлежали воротники, т.е. караульщики при
крепостных воротах, а также плотники, кузнецы и другие
мастера.
Духовенство также принадлежало к феодалам. В тот период
шла борь- ба между государственной и церковной властью.
Чтобы ослабить влияние церкви, во многом под давлением
светских землевладельцев проводится ряд мероприятий,
направленных на ликвидацию ее экономической и ор-
ганизационной самостоятельности. Основываясь на нормах
Соборного уложения 1649 г. (гл. XVII), государство проводило в
1649–1652 гг. изъя- тие частновладельческих слобод и дворов
на посадах, тем самым у церкви было конфисковано около 80 %
всех городских владений крупных духов- ных вотчинников. В
1654 г. со всех торговых людей, в том числе и с духо- венства,
предписывалось взыскивать «одну десятую деньгу» с «животов
и промыслов» на жалованье служилым людям. С 1657 г.
монастырские и церковные вотчины обязывались представлять
людей «из мужиков до- брых» для государевой службы в пешем
строю. Судебная власть сохра- нялась за патриархом только в
отношении людей своих вотчин. Высшее духовенство и
монастыри подчинялись Монастырскому приказу и суди- лись в
общих приказах по месту жительства. В 1667 г. Московский
собор запретил постригать в монахи молодых, здоровых,
женатых людей, мона- хам не разрешалось слоняться под видом
отшельников, вести торговый промысел. На ликвидацию
иммунитетных привилегий духовенства (в том числе и самого
патриарха) был направлен царский указ от 1 марта 1672 г.,
отменивший все жалованные тарханные грамоты. Указ 1698 г.
запрещал духовенству заниматься торговлей и промыслами,
вступать в подряды и откупы, закреплять за собой крестьян,
приобретать населенные имения. Городское население
называлось посадским. Соборное уложение 1649 г.
ликвидировало «белые слободы», вернув их в «государево
тягло» и подтвердив монопольное право посада на торговлю и
ремесло. Уложе- ние предписывало вернуть в посад всех его
бывших жителей и впредь за- претить им покидать посад. С
1658 г. наказание следовало даже за пере-
ход из посада в посад.
К тяглому населению относилось и крестьянство, которое, как
и раньше, делилось на черных и частновладельческих.
Соборное уложение устано- вило наследственную и
потомственную крепостную зависимость крестьян от владевших
ими собственников земли. Наиболее тяжелым оставалось
положение частновладельческих крестьян, их эксплуатация
усиливалась, а размеры земельных наделов постоянно
уменьшались. Многочисленные налоги и не менее тяжелые
повинности вынуждали крестьян искать луч- шей доли. Между
тем в России в XVII в. начал складываться рынок рабо- чей
силы, что указывало на возникновение буржуазных отношений,
пока еще слабых, но имеющих тенденцию к дальнейшему
развитию. Уложение 1649 г. содержало специальную статью,
разрешавшую крестьянам и бо- былям наниматься на работу «с
записями и без записей» и запрещавшую работодателям их
закрепощать (ст. 32 гл. XI).
Третий разряд составляли холопы, число и правовое
положение кото- рых изменилось, постепенно приблизилось к
правовому положению кре- стьян. Перестали быть источниками
холопства совершение преступления и несостоятельность.
Наиболее интенсивно в XVII в. развивалось кабаль- ное
холопство. По мнению В.О. Ключевского, в XVII в. источником
кабаль- ного холопства был простой уговор холопа служить во
дворе господина без всякого займа и четко обозначенного
вознаграждения за эту служ- бу. Холопство кабальное было
временным: оно продолжалось до смерти господина. В
зависимости от происхождения и особенностей правового
положения Соборное уложение различало и другие виды
холопства: пол- ное – рождение от холопки (безусловное,
бессрочное, потомственное и наследственное), старинное
(длительное пребывание в холопстве даже без кабальной
записи), докладное (самопродажа человека в докладные холопы
устанавливала зависимость условную и временную; условность
зависимости выражалась в том, что такой холоп отдавался не на
всякую работу, а только на службу в должности сельского
ключника, после смерти хозяина докладной холоп получал
свободу, не платя долга) и др.
Этапы оформления крепостного права. К середине XVII в.
завер- шился процесс законодательного оформления
крепостного права, нача- тый Судебником 1497 г. В ст. 57 «О
христианском отказе» Судебника Ивана III был установлен
единый двухнедельный срок выхода («отказа») кре- стьян от
одного господина к другому (неделя до и неделя после Юрьева
дня осеннего – 26 ноября), когда обычно все
сельскохозяйственные ра- боты были закончены. Чтобы
получить «отказ», т.е. право выхода, кре- стьянин должен был
заплатить феодалу пожилое (за пользование двором) в размере
одного рубля в степных местностях и полтины в лесистых, если
он жил за хозяином четыре года.
В 1550 г. в Судебнике Ивана IV был определен тот же срок
для кре- стьянского выхода, но увеличилась плата за пожилое
на 2 алтына. Вместе с тем были установлены дополнительные
обязательства для крестьян, по- желавших перейти к другому
господину. В ст. 88 Судебника 1550 г. решал- ся и вопрос о том,
кому платить подать с оставляемого засеянного участка. Так,
если у крестьянина оставался хлеб на земле его прежнего
господина, то он мог сжать его, уплатив в пользу владельца
«боран и два алтына», но, пока рожь его была на этой земле, он
должен был платить царскую подать со своего прежнего
участка, несмотря на то, что все его отношения с вла- дельцем
этого участка прекращались.
Опричнина, военные неудачи Ивана IV, природные
катаклизмы, эпиде- мии, голод привели к массовому бегству
крестьян на окраины государства, на свободные земли юго-
запада и юго-востока страны (к середине 80-х гг. XVI в. в
Московском уезде сохранилось только 14 % обрабатываемой
паш- ни, в некоторых Новгородских пятинах насчитывалось до
90 % заброшен- ных деревень). Поэтому с 1580 г. началась
перепись земель, там, где она проводилась, царским указом
вводились заповедные лета, т.е. отменялось право перехода
крестьян от феодала к феодалу даже в Юрьев день. По
свидетельству отечественного историка Б.Д. Грекова, с 1581 по
1586 г. все годы были объявлены заповедными. Заповедные
лета распространялись не только на частновладельческих
крестьян, но и на государевых – черно- сошных и дворцовых.
В 1592 г. была проведена перепись крестьян, составлены
списки, в ко- торых крестьяне закреплялись на тех землях, на
которых они находились в момент переписи. Писцовая книга
отмечала все населенные пункты – го- рода с уездом, дворы с
их владельцами, размер тягла, т.е. совокупность по- винностей
крестьян, лавки, промысловые предприятия и пр. Она служила
основным документом для установления тягла и крепостной
зависимости крестьянина от помещика.
В ответ на многочисленные побеги крестьян 24 ноября 1597 г.
Борис Годунов издал указ о введении «урочных лет». Этим
указом устанавли- валась пятилетняя давность исков на беглых
крестьян. Землевладельцы, у которых крестьяне сбежали за 5
лет до 1597 г. и которые успели в этот срок подать челобитную о
сыске беглых, могли рассчитывать на содей- ствие со стороны
государственной власти.
9 марта 1607 г. в целях борьбы с крестьянским движением В.
Шуйский увеличил «урочные лета» до 15 лет. Феодалам
разрешалось с ведома вла- дельца нанимать чужих крестьян на
временную работу. За укрывательство беглого крестьянина
устанавливался штраф в 10 рублей. Однако помещики
требовали бессрочного розыска. Такой порядок был введен
Соборным уло-
жением 1649 г., ст. 1 гл. XI «Суд о крестьянах» которого
отменяла «урочные лета», сыск крестьян стал бессрочным.
Таким образом, Уложение распро- странило крепостную
зависимость по прямой нисходящей линии до чет- вертого
колена, т.е. должны были возвращаться правнуки беглого, а по
бо- ковой – до третьего колена (дети племянников). При этом
устанавливалось, что мужья дочерей, сестер, племянниц
оставались у прежних своих хозяев. Помещик полностью
получил «крепость» на личность крестьянина и его имущество.
По Соборному уложению, правовое положение крепостных
крестьян приближалось к положению холопов, феодалы
получили неогра- ниченное право эксплуатировать и наказывать
крестьян.

Общая характеристика Соборного уложения 1649 года


В первой половине XVII в. заметно возросла законодательная
деятель- ность Российского государства. Усилилось стремление
монарха регламен- тировать с помощью законов как можно
больше явлений общественной и государственной жизни.
Соборное уложение, отразившее все существу- ющие
противоречия в российском обществе в данный исторический
пери- од, стало венцом этой деятельности.
Подготовка и принятие Соборного уложения были вызваны
проти- воречиями среди феодалов, а также противоречиями
между феодалами и городским населением. Непосредственным
поводом к созыву Земского собора стал бунт в Москве в 1648 г.
В ответ на челобитные дворян Алексей Михайлович 16 июня
собрал Земский собор, на котором принял решение о
составлении нового Уложения. Для работы была создана
специальная комиссия во главе с князем Н.И. Одоевским,
который за 2,5 месяца собрал выписки из различных источников,
систематизировал их в известном по- рядке, присоединил к ним
новые статьи, составленные на основе челобит- ных (прошений)
дворян.
Данный акт во многом уникален: он регламентировал, по
сути, все сто- роны общественной жизни и являлся самым
большим по объему законом, имевшим сложную и четкую
систему группировки материала. Уложение, состоявшее из 25
глав, поделенных на 967 статей, открывалось обшир- ной
преамбулой, в которой формулировались основные цели и
история составления этого правового памятника. Оно впервые
было отпечатано типографским способом. Появление первого
печатного закона суще- ственно ограничивало возможности
должностных лиц, ведавших судопро- изводством (до того
обнародование закона ограничивалось оглашением его на
торговых площадях и в храмах), в совершении злоупотреблений.
Принятие Соборного уложения в значительной мере отвечало
интересам
господствовавшего класса помещиков, оставаясь длительное
время ос- новным законом России, действовавшим свыше двух
веков (отдельные же нормы, преимущественно гражданско-
правовые, действовали до начала ХХ в.) и определившим
развитие последующего законодательства.
Источниками Соборного уложения послужили:
– церковные постановления вселенских и поместных соборов;
– градские законы греческих царей (византийское право),
содержа- щие постановления относительно церковного
управления и суда;
– судебники и указные книги приказов (в частности,
Разбойного, По- местного, Земского, Холопьего);
– законодательство Великого княжества Литовского
(Литовские ста- туты);
– новые статьи, большая часть из которых были составлены
на основе челобитных (прошений), поданных выборными в
Земском соборе.
Системное изложение материала по главам позволяет
классифициро- вать его по сферам правового регулирования.
Так, все главы Уложения ус- ловно можно разделить на 5 групп:
1- я группа (гл. I–IX) содержит в основном нормы
государственного, а также уголовного, гражданского,
финансового и церковного права;
2- я группа (гл. X–XV) – нормы процессуального права
(судоустройства и судопроизводства), а также гражданского
(обязательственного) права;
3- я группа (гл. XVI–XX) включает нормы вещного
права, определяет правовое положение посадского населения и
холопов (гл. XX);
4- я группа (гл. XXI–XXII) – нормы уголовного права,
хотя и в других главах есть статьи, относящиеся к уголовному
праву;
5- я группа (гл. XXIII–XXV) – гл. XXIII и XXV – нормы
финансового пра- ва; гл. XXIII – нормы процессуального права
(устанавливалась особая подсудность для стрельцов и т.п.); гл.
XXIV – нормы гражданско-процес- суального права и
административного (дела, касающиеся казаков и атама- нов); гл.
XXV – Указ о корчмах.

Институты гражданского права (по


Соборному уложению 1649 года)
В Соборном уложении дальнейшее развитие получили
основные ин- ституты гражданского права – право
собственности, обязательственное и наследственное право.
По-прежнему в российском законодательстве в XVII в.
отсутствовал юридический термин «собственность».
Традиционные и обычные начала связывались прежде всего с
таким правомочием, как владение (фактиче-
ское обладание вещью), а право собственности на
недвижимость следо- вало из установленных законом форм –
вотчинного и поместного землев- ладения. Терминология
Уложения не разделяла понятия «собственник» и «владелец». В
то же время впервые законодатель сделал попытку отли- чить
владение от собственности и само владение подразделил на
закон- ное и незаконное, добросовестное и недобросовестное,
насильственное, подложное и тайное. Запрещалось
самоуправное распоряжение чужим имуществом и требовалось
признание права собственности в судебном порядке.
В XVII в. существовали следующие виды феодальной
земельной соб- ственности:
– царский домен – земли, никем и ничем не занятые (леса,
болота), дворцовые земли, чернотягловые земли;
– вотчины: а) родовые – те, что принадлежали боярам, детям
боярским, дворянам, передавались по наследству членам рода;
б) купленные – те, что были куплены у кого-либо, переданы по
наследству, стали родовыми; в) жалованные – те, что были
пожалованы царем и в любое время могли быть отозваны,
поэтому эти вотчины имели условный характер; г) княжец- кие –
те, право распоряжения которыми было ограничено (могли
прода- ваться только братьям и племянникам, их могли
наследовать мужчины не далее 7-й линии родства).
Круг лиц, обладавших правом собственности на вотчину,
определялся происхождением и связью владельцев вотчин с
государственной служ- бой. Соборное уложение 1649 г.
сохранило за вотчиной ранее сложив- шееся положение
привилегированного землевладения. Вотчинники могли продать
свои земли с обязательной регистрацией сделки, могли
заложить и с некоторыми ограничениями передать земли по
наследству. Однако владение вотчиной тоже не всегда было
безусловным, и пожалованная вотчина в случае смерти
владельца могла быть возвращена обратно в каз- ну. Уложение
подтвердило право родового выкупа в установленные зако- ном
40 лет для выкупа родовой вотчины, четко определило круг
родичей, имеющих право на выкуп. На купленные
(благоприобретенные) вотчины право родового выкупа не
распространялось. Уложение расширило права владельцев
купленных вотчин и разрешило не только продажу, но и иные
формы отчуждения. Купленную вотчину можно было продать,
заложить, подарить и завещать любому лицу.
Более условной формой землевладения было поместье, в
состав кото- рого входили земли, заселенные крестьянами,
пустующие земли, охотни- чьи и рыболовецкие угодья и т.д.
Общим условием их пожалования была служба государю с
пожалованного участка. Кроме того, могли предусма-
триваться и специальные условия относительно прав или
обязанностей владельца. Когда дворянин или сын боярский уже
не мог нести службу, правительство не лишало его всего
поместья, а выделяло часть поместья на прожиток в качестве
пенсии. Уложение предусматривало и случаи при- нудительного
лишения поместных прав за преступление по службе или
неисполнение поместных обязанностей, за неявку в поход,
измену и само- вольное оставление службы.
Предоставляя помещикам право распоряжения поместьем,
Уложение тем самым сделало серьезный шаг в сближении
правового режима поме- стий и вотчин.
Основными способами приобретения полной собственности
на недви- жимость в XVII в. оставались пожалование, выдел,
завещание, договоры (мена, покупка и др.) и обязательства,
давность владения и приращение.
Дальнейшее развитие получило в Соборном уложении
обязательствен- ное право. С развитием товарно-денежных
отношений стало оформляться залоговое право. Договор залога
касался в основном недвижимости – земли. Вотчины могли
являться предметом залога, допускался и залог дво- ров на
посаде. Если заложенная земля переходила в руки
залогодержате- ля, то он получал право временно ею
пользоваться, что заменяло выплату процентов. Но заложенная
земля могла остаться и в руках залогодателя. Тогда он должен
был платить проценты.
Допускался заклад движимого имущества. Заложенная вещь
перехо- дила к закладодержателю, который не имел права
пользоваться ею и был обязан вернуть в том виде, в котором
она была получена.
Заклад – залог оформлялся закладной кабалой. Просрочка
выкупа за- ложенной вещи влекла передачу прав на нее
залогодержателю, причем разница в сумме займа и стоимости
заложенной вещи не учитывалась.
Достаточно подробно в Соборном уложении
регламентировались сер- витуты: право ставить запруды на реке
в пределах своих владений при условии, что соседям они не
принесут ущерба; право иметь свои угодья
– озера, покосы, борти в пределах чужих или общих для данной
местности владений, не причиняя вреда чужой собственности.
Хозяин владений, где находились сервитуты, был обязан
предоставить к ним доступ и не при- чинять им вреда. В
противном случае он должен был возместить ущерб.
Должник по обязательствам отвечал уже не личностью, а
своим иму- ществом. Взыскание обращалось вначале на двор и
движимое имуще- ство, а затем на землю. Но ответственность
по обязательствам все еще не была индивидуальной. Дети
отвечали по долгам родителей, родители за детей, супруги друг
за друга. Долги по обязательствам переходили по на- следству.
В Уложении большое внимание уделялось договорам и
формам их за- ключения. Договоры заключались письменно, в
противном случае сторо- ны теряли право обращаться в суд за
защитой. Наиболее крупные сделки оформлялись крепостным
порядком (специальным документом) с обяза- тельной
регистрацией в соответствующем приказе. Обязательным было
наличие не менее двух свидетелей. Крепость подписывалась
сторонами, за неграмотного ее подписывало доверенное лицо.
Мелкие сделки (до 10 рублей) могли оформляться домашним
способом, без свидетелей. Собор- ное уложение знало такие
виды договоров, как купля-продажа, поклажа (хранение),
подряд, имущественный и личный наем, дарение, и др.
Уложение предусматривало наказание за невыполнение
обязательств
– неустойку, размер которой определялся в документе.
Устанавливалась исковая давность по займам в 15 лет.
Несостоятельность должника при- знавалась основательной
лишь при несчастном случае (пожаре, наводне- нии). Должнику
предоставлялась отсрочка в уплате долга до трех лет. При
повторном случае несостоятельности должник выдавался
кредитору голо- вой до тех пор, пока не выплатит долг.
Уложение ввело институт поручи- тельства за несостоятельного
должника.
Кроме обязательств по договорам значительное внимание
уделялось обязательствам, вытекающим из причинения вреда: в
случае потравы хле- ба скотом; самовольного покоса сена;
нарушения птичьей привады; порчи бортных деревьев и др. В
таких случаях виновное лицо должно было воз- местить
физический и (или) моральный ущерб; предусматривалась пол-
ная компенсация ущерба.
Наследственное право. Развитие наследственного права шло
по двум главным направлениям: с одной стороны, укреплялся
завещательный по- рядок, предоставляющий наследодателю
большую свободу индивидуаль- ного выбора, с другой стороны,
совершенствовался порядок наследова- ния по закону. В
Уложении более точно определялись права наследников и
расширялся круг наследников. Завещание называлось духовной
памя- тью. Форма завещания стала преимущественно
письменной, завещание можно было писать дома, однако
требовалось, чтобы оно было засвиде- тельствовано
церковными властями и запечатано.
Сословные принципы ограничивали завещателя в правах:
нельзя было завещать землю церквям и монастырям. Не могли
быть завещаны кабаль- ные холопы, служившие по личному
обязательству, которое прекращалось смертью хозяина.
Параллельно с порядком наследования по завещанию
существовал порядок наследования по закону. Он применялся в
случаях, когда: по- сле умершего оставалось родовое имение;
отсутствовало завещательное
распоряжение о благоприобретенном имении; наследники по
завещанию отказывались от наследства; завещательное
распоряжение признавалось недействительным. К
наследованию по закону призывались лица, нахо- дившиеся с
умершим в кровном родстве, а также в тесной имущественной
связи. Общий порядок наследования по-прежнему определялся
по лини- ям. Ближайшее право наследования имела
нисходящая линия. Наследо- вание по нисходящей происходило
таким образом, что все дети умершего получали равные части,
но дочери при братьях не получали вотчин, а по- лучали часть
из поместий на прожиток, тем самым вотчины всегда остава-
лись в мужском колене. В круг наследников на купленные
вотчины умер- шего отца были включены дети от третьего
брака. В отсутствие сыновей родовые и выслуженные вотчины
переходили дочерям и их потомству. При отсутствии
нисходящих вступало в силу наследование по боковой ли- нии.
Наследование по восходящей линии имело место только тогда,
когда родители не имели своей собственности, в этом случае по
рассмотрению они могли получить после детей некоторую часть
имущества.
Существенно расширены в Уложении наследственные права
женщин. Уложение узаконило положение о прожитке – части
имущества, выделен- ной на содержание вдов,
несовершеннолетних детей, престарелых и т.д. Согласно закону
вдовы и дочери гарантированно получали прожиток после
смерти мужа и отца. В случае замужества прожиток являлся
при- даным. Размер поместья, получаемого вдовой и дочерью
на содержание, определялся в зависимости от обстоятельств
смерти и размеров помест- ных окладов их мужей и отцов.

Уголовное право
(по Соборному уложению 1649 года)
В Соборном уложении не существовало общего термина для
обозначе- ния преступления, чаще всего оно называлось лихим
делом, воровством. Под преступлением в законе понималось
всякое деяние, нарушающее волю монарха, нарушение
предписаний и правопорядка, установленного государством.
Субъектами преступления признавались все лица (в том чис- ле
и холопы). Уголовная ответственность наступала с семи лет. От
уголов- ной ответственности освобождались дети до семи лет и
душевнобольные
– бесноватые. Сумасшедшие наряду с увечными и блаженными
передава- лись под начало монастырей. Согласно Соборному
уложению и Новоуказ- ным статьям недоросли старше семи лет,
но меньше пятнадцати подлежали меньшему наказанию за
преступления. Смягчалось наказание также и для лиц, имеющих
физические недостатки (глухота, слепота, немота и др.).
Все преступления в Уложении условно делились на
умышленные и неу- мышленные. Неумышленное преступление
подразделялось на неосторож- ное и случайное. Неосторожное
преступление в законе XVII в. четко еще не отделялось от
умышленного.
В Уложение были включены главы, посвященные уголовно-
правовой защите личности монарха (гл. II) и причинению
бесчинств на государевом дворе (гл. III). Умысел на покушение
на государя (а не само покушение), как правило, уже влек
смертную казнь для виновного. Достаточными для наказания
были не только любые конкретные действия против царской
особы, но и произнесенные вслух слова, а также брань, ссоры в
присут- ствии государя и на государевом дворе. Наказанию
подлежали и недо- несшие о таком умысле. Недоносительство
трактовалось как соучастие и наказывалось так же строго, как и
само преступление.
Уложение предусматривало освобождение от
ответственности лиц, со- вершивших преступление случайно,
как «весьма неумышленное и нена- рочное».
В Соборном уложении впервые были перечислены
обстоятельства, освобождающие от уголовной ответственности:
необходимая оборона и крайняя необходимость. Необходимая
оборона допускалась для защи- ты жизни и имущества. Для
признания обороны необходимой не требо- валось
установления соразмерности нападения и защиты. Институт
край- ней необходимости предусматривал освобождение от
наказания в ис- ключительных случаях: воровство из-за крайнего
голода; повреждение чужого имущества; истребление чужих
животных при защите от них и пр. Закон устанавливал
смягчающие и отягчающие вину обстоятельства.
К смягчающим обстоятельствам относились: малолетство,
неконтролиру- емость действий, вызванная оскорблением или
угрозой. К отягчающим вину обстоятельствам причислялись:
повторность преступления (реци- див), размер ущерба, особый
статус субъекта и объекта преступления, со- вокупность
нескольких преступлений.
Дальнейшее развитие в Уложении получило соучастие в
совершении преступления. Закон разграничивал главных
виновников и пособников (недоносители, укрыватели,
попустители).
В Соборном уложении были расширены составы
преступлений и пред- принята попытка их классификации по
степени тяжести. На первом месте стояли преступления против
религии и церкви. Хотя состав такого пре- ступления, как
богохульство, не был точно определен, под ним понималось не
только возложение хулы на Господа Бога и его святых
угодников, но и непочтительные отзывы о церкви и противление
ей и ее обрядам, а так- же произнесение имени Божьего «всуе, в
клятве, в божбе и лже». К пре-
ступлениям против церкви, кроме того, относились совращение
право- славного в иную веру, прерывание литургии,
непристойные речи в адрес священнослужителей, брань, драка
в церкви и т.д.
Следующую группу преступлений составляли преступления
против государства и государя. Наиболее тяжкими из них
считались деяния, на- правленные против жизни и здоровья
государя, его семьи или на оскор- бление их словом и
действием. Наказуемыми стали деяния, могущие при- чинить
вред или косвенно свидетельствующие о неуважении к царской
особе и членам ее семьи. Дальнейшее развитие в Соборном
уложении получили составы таких государственных
преступлений, как измена, бунт и возмущение.
К преступлениям против порядка управления и суда
принадлежали: взяточничество, подделка документов и печатей;
вынесение неправо- судных решений; лжеприсяга; волокита –
длительная задержка в рас- смотрении и решении дел;
нарушение порядка судопроизводства; фаль-
шивомонетничество и др. Наказывалось и такое нарушение
финансовых прав государства, как корчемство – продажа и
покупка вина в обход го- сударства.
Уложение 1649 г. выделяло преступления и проступки лиц,
находя- щихся на военной службе, в нем впервые было введено
понятие дезертир- ства. Измена – переход к противнику и
сообщение ему данных о состоя- нии войск – наказывалась
повешением перед неприятельскими полками и конфискацией
поместий и вотчин.
На первом месте среди преступлений против личности стояло
убий- ство, которое могло быть простым и квалифицированным.
К данной группе преступлений относились также побои, увечья,
оскорбление чести в виде обиды или клеветы, распространение
порочащих слухов и т.д.
Среди имущественных преступлений особо усиливалась
ответствен- ность за разбой. Это преступное деяние,
совершаемое преимуществен- но лихими людьми
(профессиональными преступниками), наказывалось строже. В
отличие от разбоя грабеж считался менее тяжким составом,
предполагавшим физическое и психическое воздействие в
сфере иму- щественных отношений (в которые входили и
разного рода вымогатель- ства). Однако рецидив влек для
виновного смертную казнь. Под кражей понималось тайное
похищение чужого движимого имущества. Она могла быть
простой и квалифицированной (кража с убийством, кража из
церк- ви и др.). К данной группе преступлений относились
насильственное за- владение чужим имуществом (землей,
животными), а также порча чужого имущества. В Уложении
фигурировало и присвоение чужого имущества путем обмана –
мошенничество.
Светским законом впервые были санкционированы
преступления про- тив семьи и нравственности. К этой категории
преступлений законода- тель относил: содержание притонов;
сводничество; нарушение семейных устоев; непочитание детьми
родителей; отказ содержать престарелых ро- дителей;
сводничество; прелюбодеяние; половую связь господина с ра-
бой; азартные игры.
Наиболее распространенным видом наказания была
смертная казнь. Как и раньше, смертная казнь подразделялась
на простую и квалифици- рованную. Простая – отсечение
головы, повешение, утопление; квали- фицированная –
сожжение, окопание в землю мужеубийц, залитие горла
расплавленным металлом, четвертование и колесование.
Телесные наказания подразделялись на членовредительные
и болез- ненные. Членовредительные наказания – отнятие руки,
глаза, носа, про- должали употребляться как возмездие, по
принципу талиона. К болез- ненным закон относил битье кнутом,
палкой, батогами; они носили еще и позорящий характер,
поскольку совершались, как правило, в публичном месте (на
площади) рукою палача.
Лишение свободы применялось в двух видах: 1) ссылка на
южные окраины государства и в Сибирь; 2) тюремное
заключение на определен- ный срок или пожизненно. Тюремное
заключение назначалось как само- стоятельное наказание и как
мера охранительная. Последняя применя- лась к лицам,
сидевшим «до розыску» или до представления поручителей, и к
разного рода чинам, не исполняющим своих обязанностей. Как
само- стоятельное наказание тюрьма применялась обычно
наряду со штрафом и большей частью без указания срока.
По Уложению применялись наказания, носящие позорящий
характер: выдача головой (при местнических спорах); отрешение
от чина; раздева- ние донага (при прелюбодеянии). Сюда же
относилась и государева опала
– царский гнев, сопровождающийся различного рода
репрессиями: кон- фискацией имущества, арестом и ссылкой,
посылкой на службу в дальние местности и пр. Сохранялись и
денежные наказания.

Развитие розыскного процесса в XV–XVII веках


Общая тенденция развития процессуального права начиная с
XV в. за- ключалась в постепенном возрастании значения
розыска по сравнению с так называемым судом. Сложный
длительный процесс создания еди- ного Московского
государства, его первых государственных учреждений в центре
и на местах требовал изменения и процессуальных норм, с по-
мощью которых государство могло осуществлять контроль над
производ-
ством дел в судах. Необходимо было создать такую
организацию процес- са, которая бы в полной мере
гарантировала защиту интересов крупных феодалов и первого
среди них – монарха, «призванного народом для суда и
защиты». Элементы розыскного процесса можно было
наблюдать еще в период феодальной раздробленности с
созданием Новгородской и Псковской судных грамот. В
Судебнике Ивана III розыск применялся при рассмотрении особо
тяжких государственных дел. При розыскном (инквизиционном)
процессе дело возбуждалось зазывной грамотой, в которой
содержался приказ задержать и доставить обвиняемого на суд в
Москву, или погонной грамотой – приказом местным властям
найти и задержать обвиняемого.
В XVII в. розыскной процесс господствовал в делах
политических, религиозных, а также в делах по тяжким
общеуголовным преступлениям (убийство, разбой, кража с
поличным и т.д.). Соборное уложение 1649 г. отразило
значительную роль розыска. Розыскная (следственная) форма
процесса предусматривала активность государства в лице
чиновников, судей: сам суд изыскивал доказательства;
состязание сторон заменялось допросом обвиняемого со
стороны судьи; специальные должностные лица пытали,
устраивали очную ставку. Замена сторон или судебное
представи- тельство не допускались. По тяжким преступлениям
примирение сторон было невозможно, а по разбоям и кражам
даже преследовалось в уголов- ном порядке. Дела,
расследуемые в порядке розыска, могли быть прекра- щены
либо приостановлены только по усмотрению суда. Приговоры и
ре- шения не подлежали обжалованию и приводились в
исполнение самими органами судебной власти.
Процесс мог начинаться как по инициативе самого
государства в лице его следственно-судебных органов, так и по
извету, т.е. доносу. Для розы- ска лихих людей и определения
репутации подсудимого назначался по- вальный обыск,
заключавшийся в повальном опросе взрослого населения
деревни, села, волости или уезда, где проживал преступник
либо тяжущи- еся лица. Повальный обыск чаще всего
применялся в целях облихования, т.е. наговора. Облихованного
(обвиняемого) подвергали пытке (дыбе). При разногласии в
показаниях дело решалось по показаниям большин- ства. Это
означало, что если большинство опрошенных лиц называли
человека ведомым лихим человеком, то к нему применялось
тюремное заключение, если облихование было единогласным –
смертная казнь. Та- ким образом, наказание следовало в любом
случае, даже если обвинения в конкретном преступлении не
предъявлялось и каких-либо иных доказа- тельств преступной
деятельности обвиняемого не имелось. Обыск произ- водили
губные учреждения, а также воеводы.
Главным доказательством вины подсудимого стало
собственное при- знание. Чтобы его добиться, а также узнать о
возможных сообщниках, применялась пытка, легализованная
Соборным уложением. Даже если арестованный сознавался в
преступлении до проведения пытки, это не освобождало его от
физических страданий, причиняемых с целью вы- яснить
причастность к другим преступлениям. Уложение допускало воз-
можность применения пытки не более трех раз. Важным
доказательствам считалось поличное, т.е. бесспорное
вещественное доказательство, обна- руженное у подсудимого.
В первой половине XVII в. появилась особая форма процесса
по по- литическим делам, получившая название «слово и дело
государево» (или
«государево великое дело»). Произнесение этих слов означало,
что ли- цу-изветчику известно о государственном преступлении,
известен замы- сел или непригожие речи против царя и царского
семейства и пр. Данное лицо необходимо было взять под охрану
и доставить в Москву, прежде всего в Приказ тайных дел или
Разрядный приказ, где и велось расследо- вание. Помимо
Приказа тайных дел на протяжении XVII в. неоднократно
возникали специальные следственные и сыскные учреждения.
Сыск на- чинался с допроса изветчика. После ареста
обвиненного в государствен- ном преступлении допрашивали,
затем следовали допросы свидетелей, проводились очные
ставки. Сыск заканчивался вершеньем – вынесением приговора
по политическим процессам, являвшимся функцией верховной
власти.
Говоря об эволюции процессуального права в данный
период, следует отметить, что в Судебниках 1497 г., 1550 г.
розыскной процесс получил свое закрепление наряду с
состязательным процессом. Его появление свидетельствует о
четкой системе приоритетов, в которой защита госу- дарства и
его институтов выходит на первый план. В условиях усложне-
ния государственной и экономической жизни России возросло
значение суда; он стал инструментом государства для
пресечения любых попыток нарушить установленный
правопорядок. Были созданы специальные ад- министративно-
судебные органы. Розыскной процесс стал единственно
возможной формой для рассмотрения особо опасных
политических, ре- лигиозных и тяжких общеуголовных
преступлений, поскольку в большей мере отвечал интересам
государства на этапе становления абсолютизма.
ТЕМА 6.
ГОСУДАРСТВО И ПРАВО РОССИИ
В ПЕРИОД ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ
АБСОЛЮТИЗМА (конец XVII – XVIII век)
Законодательное оформление и особенности
абсолютной монархии в России в XVIII веке
Абсолютная монархия закономерно пришла на смену
сословно-пред- ставительной монархии. В отечественной
исторической и историко-пра- вовой науке нет единства мнений
относительно времени ее возникнове- ния в России. В советской
и современной историографии большинство ученых, опираясь
на идеи С.В. Юшкова, обоснованно считают временем
появления российского абсолютизма вторую половину XVII в.,
когда пре- кращаются созывы Земских соборов. Процесс
формирования абсолютиз- ма в России был длительным,
сложным и противоречивым. С середины XVII в. в правление
Алексея Михайловича начали складываться предпо- сылки
изменения формы правления: менялись социально-
экономические условия развития страны, обострялась
политическая обстановка, вызван- ная противоречиями между
привилегированными сословиями (боярство
– дворянство), особой остротой отличались противоречия
между кре- стьянством и землевладельцами. Ярким примером
последнего стала кре- стьянская война под предводительством
Степана Разина.
Важными закономерностями возникновения российского
абсолютиз- ма стали: развитие промышленности и торговли;
зарождение буржуазных отношений; рост внутрисословных
противоречий и борьбы; разраста- ние бюрократического
аппарата; создание регулярной армии и полиции. Внешний
фактор ускорил процесс формирования абсолютной монархии в
России. Российский абсолютизм имел свои особенности: если в
Евро- пе абсолютизм складывался в условиях
капиталистических отношений, то в России – в условиях
крепостнического строя. Социальной базой запад- но-
европейского абсолютизма был союз дворянства с городами, а
абсо- лютный монарх в России опирался в основном на дворян-
крепостников.
Законодательное оформление российский абсолютизм
получил в прав- ление Петра I. Юридическое определение
абсолютизма дано в Воинском артикуле 1715 г.: «Его
Величество есть самовластный монарх, который никому на
свете о своих делах ответу дать не должен; но силу и власть
имеет свои государства и земли, яко христианский государь, по
своей воле и благомнению управлять» (толкование к Артикулу
20).
Идеология Российского государства основывалась на
религии. В Ду- ховном регламенте, утвержденном 25 января
1721 г., указывалось на ре- лигиозную основу российского
абсолютизма: «Монархов власть есть са- модержавная, которой
повиноваться сам Бог за совесть повелевает».
При Петре I царь получил новый титул – «император» с
сохранением всех прежних. Этот титул присвоен ему высшими
учреждениями государ- ства – Сенатом и Духовным синодом в
связи с блестящей победой России в Северной войне в октябре
1721 г. Россия стала империей. Титул «Отца Отечества,
Императора Всероссийского», сходный по существу с прежним
(«царь»), однако, имел и новый смысл: титул «царская власть»
подчерки- вал ее преемственность византийским цезарям, а
титул «императорская власть»– западно-европейским
традициям. Власть действовала в интере- сах общего блага. В
России эту мысль последовательно проводили идеоло- ги
петровского времени, и прежде всего архиепископ Феофан
Прокопович в «Правде воли монаршей». В основу понятия
«общее благо» положена теория договорного происхождения
власти. Практически эта идея была закреплена Петром I в новой
форме присяги 1711 г. – на имя государя и го- сударства.
Именно государю, а не Отечеству, не России приносили присягу
«верные сыны Отечества» в XVIII в.
Установление абсолютной монархии в России
сопровождалось широ- ким вмешательством государства во все
сферы общественной и частной жизни: во-первых, посредством
законов, тотально регламентировавших общественные
отношения, во-вторых, с помощью специального аппара- та –
полиции, которая наблюдала за точным исполнением законов.
Так формировалась новая политическая культура, которую
обычно принято называть регулярным (полицейским)
государством. Идея общего блага получила дальнейшее
развитие в правление Екатерины II. Целью ее по- литики стало
создание законной монархии, т.е. государства, в котором все
возможности власти, а также права, обязанности и привилегии
подданных имели бы законодательное оформление. Российский
абсолютизм XVIII в. принято называть просвещенным
абсолютизмом.
Правовой статус дворянства в XVIII веке
В первой четверти XVIII в. юридически оформилось
фактически сло- жившееся сословное деление населения.
Превратились в замкнутые сословия «четыре главного рода
людей»: дворянство (с 20-х гг. XVIII в. оно по примеру Польши и
Литвы называлось шляхетство), духовенство,
горожане и крестьянство. Важным шагом на пути консолидации
класса феодалов в единое сословие была отмена Соборным
деянием 12 января 1682 г. местничества, в конце XVII в. исчезло
деление боярства и дворян- ства на чины. Указом о
единонаследии (1714) все светские феодалы были объединены
в единое сословие, которое Петр I называл шляхетством.
Логическим продолжением Указа о единонаследии стала
Табель о рангах (1722). В ней впервые служба подразделялась
на военную и гражданскую, а последняя – на статскую и
придворную. Все чины де- лились на 14 классов, или рангов,
предпочтение отдавалось воинским чи- нам. Получивший чин не
ниже 8-го класса, независимо от происхождения
«хотя б они и низкой породы были», становился потомственным
дворя- нином с передачей чина детям, родившимся по
получении чина. О рас- пространении чина на детей,
родившихся до получения дворянства, раз- решалось в
индивидуальном порядке ходатайствовать. Выслужившиеся в
потомственные дворяне получали не только «патенты» на
дворянство, но и населенные имения, т.е. земли с крепостными.
Не дослужившиеся до 8-го класса, т.е. чины с 14-го по 9-й,
получали только личное дворян- ство, которое по наследству не
переходило и передавалось лишь супруге. Любой высший чин
мог быть присвоен только после прохождения через всю цепочку
низших чинов. В основу ставилась личная выслуга дворя- нина,
который должен был начинать службу с рядового,
самостоятельно продвигаясь по служебной лестнице чинов.
Неявка на службу влекла за собой лишение дворянства. Кроме
службы дворянство могло быть пожа- ловано по воле государя.
В январе 1718 г. вышел Указ о подушной переписи
населения. Дворяне объявлялись неподатным населением, но
обязывались нести пожизнен- ную службу. На повышение
образовательного уровня дворян были на- правлены указы 1714
и 1723 гг., согласно которым дворянские дети до 15 лет обязаны
были обучиться грамоте, арифметике и геометрии, т.к. служба
начиналась с 15 лет. Не прошедшие обучение не имели права
жениться. За неотправление детей в школу с родителей
взимался штраф. Некото- рые посылались за границу для
получения образования, дающего право на офицерский чин без
прохождения службы солдатом или матросом. При Петре I и его
приемниках появились закрытые сословные учебные заведения
для дворян (школы юнкеров при Сенате и коллегиях; в 1731 г.
– кадетский корпус). Дворянство имело ряд привилегий; оно
обладало исключительным правом на поземельную
собственность, освобождалось от телесных наказаний и пыток
(за исключением государственных престу- плений),
пользовалось преимуществом при продвижении по службе, не
несло рекрутской и других повинностей.
После смерти Петра I дворянство стремилось освободиться
от обя- зательной военной службы. В правление Анны
Иоанновны Манифестом от 31 декабря 1736 г. были ограничены
сроки военной службы 25 годами. В гражданскую службу
дворяне определялись по желанию, а не неволею, имея
преимущественное право на вакантные места и производство
чинов
«перед теми, кто не из дворян». В 1762 г. Петр III Манифестом о
вольно- сти дворянской отменил обязательную службу и
обязательное обучение. Дворяне могли прекратить гражданскую
службу в любое время, военную – только не во время военных
кампаний, могли совсем не поступать на служ- бу. Разрешался
свободный выезд за границу.
Дальнейшее развитие сословных прав и привилегий
дворянства про- исходило в правление Екатерины II. Только
Жалованная грамота дворян- ству 1785 г. («Грамота на права,
вольности и преимущества благородного российского
дворянства») давала возможность личным дворянам полу- чить
права потомственного дворянина, в случае если дед, отец и сын
имели чины, приносящие личное дворянство. Потомственное
дворянство стало возможно получить и в случае безупречной
20-летней службы деда или отца. По Жалованной грамоте 1785
г. дворяне получили исключительные имущественные права:
право собственности как на землю, так и на фабри- ки и заводы
в сельской местности. Жалуемые дворянству за службу имения
включали не только определенное количество земли, но и
крестьянские дворы. Дворянам позволялось без каких-либо
ограничений осуществлять предпринимательскую деятельность
(вести торг). Жалованная грамота вновь отменила телесные
наказания для дворян и конфискацию их имуще- ства. Для
решения насущных вопросов дворянство получило право созда-
вать свои сословные организации – уездные и губернские
дворянские со- брания. В дворянских собраниях право голоса
имели дворяне, обладавшие недвижимостью и получившие
обер-офицерский чин на действительной службе. Дворянству
предоставлялись особые почетные права и преимуще- ства:
гербы, особый мундир, экипажи с лакеями в ливреях и т.д.
Вводилась Бархатная книга знатных дворянских родов. Лишить
дворянского досто- инства, а также восстановить в правах могли
только суд и император. Не случайно дворяне называли XVIII
столетие золотым веком.
Правовой статус духовенства
и городского населения в XVIII веке
Духовенство в XVIII в. оставалось привилегированным
сословием и представляло собой мощную организацию,
состоящую из епархий, мо- настырей и церквей. Располагая
большим земельным фондом, предста-
вители духовенства пользовались наряду с дворянством
привилегиями и составляли важную экономическую и
политическую силу в государстве. Управление делами церкви
сначала осуществлял Монастырский приказ, а с 1721 г. –
Святейший правительственный синод. Во второй половине XVIII
в. был проведен ряд мероприятий, направленных на
ограничение мощи монастырей и церковных землевладельцев,
а также подчинение их светскому управлению. В 1762 г. была
создана специальная комиссия, распоряжавшаяся всем
церковным имуществом, отменены торговые при- вилегии
духовенства. Духовенству запрещалось торговать, иметь земли.
Юридическим актом, осуществившим секуляризацию церковных
земель, стал Указ 1764 г., лишивший церковь всех вотчин и
переведший все мона- стыри и епархии на штатные оклады.
Крестьяне, принадлежавшие ранее церкви, переводились в
положение государственных. Управление церков- ными
имениями и контроль за их доходами осуществляла Коллегия
эконо- мии. Духовенство подразделялось на черное
(монашествующее) и белое (приходское). Черное духовенство
не являлось наследственным. Петр I ввел возрастные
ограничения для пострижения в монахи (для мужчин – не ранее
30 лет, для женщин – не ранее 50 лет). При Екатерине II вопрос
о поступлении в монашество был передан на разрешение
Синода.
Белое духовенство делилось на священнослужителей
(священников и дьяконов) и церковнослужителей (дьячков и
пономарей). Дети духовен- ства обязаны были под страхом
отдачи в солдаты учиться в духовных учи- лищах. С 1737 г.
детям духовенства было разрешено выставлять вместо себя
рекрутов. Духовные школы курировались архиерейскими
домами, монасты- рями и Синодом. По указу 1722 г. духовенство
стало наследственным. Место переходило к сыну (обычно
старшему) или к дочери, точнее к ее мужу. Указа- ми 1766, 1769
гг. был подтвержден запрет лицам податных сословий вступать
в духовное звание. Выход из сословия разрешался вдовым
священникам, поступившим на гражданскую службу, в цехи и
гильдии (1767 г.). В 1769 г. Сенат особым указом усилил
ответственность за обиды и притеснения, чини- мые
духовенству. В 1797 г. детям священников, вышедших из
черносошного крестьянства, разрешалось поступать на службу в
губернские учреждения. Духовенство обладало рядом прав и
сословных привилегий, таких как свобо- да от личных податей
(кроме подушной) и повинностей (рекрутской и др.);
освобождалось от постоя и судилось в Синоде (за исключением
тяжких уго- ловных преступлений). Гражданский процесс
происходил в светских судах с обязательным
представительством от духовенства. В области уголовного
права представители духовенства освобождались от телесных
наказаний. Закон предоставлял духовенству право на внешние
знаки отличия: ездить в каретах, носить награды и отличия, при
Павле I жаловались ордена.
При Петре I происходил дальнейший рост городов, что
привело к увеличению городского населения. В городском
торгово-промыш- ленном сословии монарх видел, по примеру
западных меркантилистов, главный фактор народного богатства.
Поэтому все усилия правительства были направлены на
поддержку прежде всего купцов, промышленников и крупных
ремесленников. Правильная организация городского сосло- вия,
по мнению власти, должна была способствовать развитию
торговли и промышленности. Еще в 1699 г. с учреждением
Петром I Бурмистер- ской палаты городам предоставлялось
самоуправление. Руководству- ясь западно-европейскими
образцами городского устройства, Петр I в 1720 г. учредил в
Петербурге Главный магистрат, которому поручил
«ведать городское сословие повсеместно». «Регламент, или
Устав Глав- ного магистрата» 1721 г. содержал принципы
городского устройства, а также права и обязанности городского
сословия. Города разделялись по числу жителей на 5 классов;
граждане каждого города – на два ос- новных класса: граждан
регулярных и нерегулярных. Регулярные граж- дане делились на
две гильдии: к первой гильдии относились банкиры, купцы,
доктора и аптекари, шкиперы, живописцы и ювелиры, художники
и ученые. Вторую гильдию составляли мелкие торговцы и
ремесленни- ки, объединенные в цехи. Нерегулярными
гражданами были «подлые»
– люди низкого происхождения (чернорабочие, работающие по
найму, поденщики); они не принимали участия в городском
самоуправлении. Регулярные граждане имели право выбирать в
органы самоуправления (магистраты, ратуши); «подлые» люди
избирали своих старост, пред- ставляющих их интересы в
Магистрате. Только регулярным гражда- нам принадлежало
право заниматься в городах ремеслом и торговлей. Управление
цеховыми делами было строго регламентировано; на звание
мастера-ремесленника надо было сдавать экзамен, без которого
нельзя было открыть никакого производства. Регулярные
граждане являлись тяглым населением: платили подати и
выполняли различные повинно- сти (постойную, караульную и
т.д.). В то же время они освобождалось от обязательной
рекрутской повинности.
В 1785 г. Екатерина II издала Грамоту на права и выгоды
городам Рос- сийской империи, по которой население городов
было разделено на шесть групп: настоящие городские
обыватели (владельцы недвижимости в горо- дах); купцы трех
гильдий; ремесленники, записанные в цеха; иностранцы и
иногородние; именитые граждане, служившие на выборных
должностях, а также лица, имевшие аттестаты об
академическом или университетском образовании,
аттестованные художники и актеры, промышленники с ка-
питалом не менее 50 тыс. рублей, оптовые торговцы, владельцы
кораблей,
предназначенных для заморской торговли; мещане – остальные
обывате- ли (ремесленники, торговцы, рабочие).
Правовое положение городского населения не было
одинаковым. Так, именитые граждане и купцы 1-2-й гильдий
освобождались от телесных наказаний, а за отдельную плату –
от рекрутских наборов. Вводилась Бархатная книга знатных
купеческих родов. За городскими обывателями закреплялось
право заниматься торговлей и ремесленной деятельностью.
Ремесленники и остальные обыватели (мещане) платили
подушную по- дать, несли различные повинности. В
соответствии с указанным делени- ем строилась система
городского самоуправления. Городское население по
Жалованной грамоте получило право участвовать в выборах
органов городского самоуправления. В каждом городе
учреждалось городское общество. В собрании «градского
общества» могли участвовать все обла- дающие капиталом,
приносящим доход не менее 50 рублей, и достигшие 25-летнего
возраста – с правом голоса; а без права голоса – все осталь-
ные. Собрание градского общества избирало городского голову,
долж- ностных лиц самоуправления и суда. Городским
хозяйством заведовала Общая градская дума, которая избирала
от шести разрядов горожан Ше- стигласную думу.

Правовой статус сельского населения в XVIII веке


Основной производительной силой в сельском хозяйстве
являлись крестьяне, составляющие большую часть населения
страны. По своему правовому статусу крестьяне делились на
основные группы: частновла- дельческие; государственные;
однодворцы, положение которых было осо- бым; монастырские
(или церковные); дворцовые, подчинявшиеся непо- средственно
царю, трудившиеся на землях царского домена; посессион- ные
крестьяне в селах, приписанных к заводам (фабрикам) или
купленных их владельцами. Частновладельческие крестьяне
составляли самую мно- гочисленную социальную группу, в то же
время самую бесправную и вы- полняющую большой объем
повинностей. К основным способам обраще- ния в крепостное
состояние относились: раздача помещикам казенных земель с
крестьянами; рождение; запись по ревизии; закрепление неза-
коннорожденных подкидышей за воспитателями (с 1746 г.
любым лицом в отношении «подлых», по достижении 20-летнего
возраста их надлежало продать «таким людям, кому людей и
крестьян иметь позволено»); дого- воры купли-продажи, мены,
дарения (до 1783 г.). Главным способом пре- кращения
крепостного состояния было отбывание рекрутской повинности с
освобождением от крепостной зависимости жены рекрута, а с
1764 г.
– детей, рожденных после поступления отца на службу.
Освобождение от крепостной зависимости и переход в иную
категорию крестьянства мог- ли наступить в случаях изъятия
имения помещика в казну, возвращения из плена из-за границы,
записи на фабрики и заводы и т.д.
Помещичьи крестьяне платили многочисленные налоги,
количество которых постоянно увеличивалось в том числе и за
счет введения Петром I в 1719–1721 гг. единой подушной подати,
взимаемой с каждой души мужского пола – от младенца до
глубокого старика, включая холопов. Эта мера способствовала
дальнейшему закрепощения тяглого населения. Даже смерть не
избавляла от вновь введенного налога: родственники и
односельчане должны были платить подать и за умерших лиц
вплоть до очередной ревизии. Помимо подушной подати на
крестьянах лежали барщина (нередкой стала 4-5-дневная
барщина в неделю), оброк и мно- гочисленные повинности
(рекрутская, подводная, постойная, мостовая и др.). Права
помещиков на крестьян существенно расширились, приме- ром
тому служит продажа крестьян без земли по одиночке и целыми
семь- ями. Кроме продажи крестьян можно было закладывать,
менять на имуще- ство, расплачиваться ими за долги. Иногда
людей покупало государство для разного рода строительных
работ (по цене 20 рублей за мужскую и 10 рублей – за женскую
душу). От помещика зависела возможность вступле- ния
крепостных в брак. Изданный Петром I Указ 1724 г.,
запрещавший принуждать крепостных к браку, на практике не
применялся. Помещику принадлежало право собственности на
имущество крепостных. Покупать землю и другие виды
недвижимости крестьянин мог только на имя по- мещика.
Наследовалось крестьянское имущество лишь по согласованию
с помещиком. Указ 1758 г. разрешал помещикам подвергать
крепостных денежным штрафам, посылкам на работу, телесным
наказаниям, тюрем- ному заключению в вотчинных тюрьмах. В
1760 г. помещикам было пре- доставлено право передавать
прогневивших их крестьян местным властям для отправки в
Сибирь. Помещики имели право сдавать своих крестьян в
рекруты и в смирительные дома с оплатой содержания.
Положение государственных (черносошных) крестьян было
легче, по- скольку их не могли продавать, закладывать и т.д.
Черносошные крестьяне жили общиной и сохраняли право
собственности на средства производ- ства: пашни, покосы,
угодья, которые можно было продавать, закладывать, отдавать
в приданое. Государственные крестьяне уплачивали
государству отработочную, продуктовую и денежную ренту. Они
не имели права остав- лять свои наделы; в целом надзор за
исправным исполнением повинно- стей осуществляли
административные органы в лице воевод, которые «да- вали
крестьянам суд и расправу» и осуществляли общее наблюдение
за
их хозяйством. Особенности правового положения черносошных
крестьян зависели от конкретной территории проживания. В
частности, денежный оброк и подати государству для крестьян
нерусского населения Поволжья и Приуралья дополнялись
натуральной податью – ясаком.
Наиболее свободными из государственных крестьян были
однодворцы
– потомки московских служилых людей, которые при учреждении
дворян- ства (шляхетства) не вошли в его состав, как правило,
селившиеся на окра- инах государства для защиты его от
набегов. На них распространялась обязанность выплаты
подушной и оброчной подати. В однодворцы запи- сывались
только те, которые женились на однодворческих женах, вдовах и
их дочерях с тем, чтобы «быть им в однодворцах и в подушном
окладе вечно». Они несли рекрутскую повинность, владели
землей не на общин- ном праве; распоряжались своими
земельными участками и с 30-х гг. XVIII в. в пределах своей
сословной группы имели даже крепостных. Разорив- шиеся
однодворцы становились батраками у помещиков.
В связи с секуляризацией земель духовных вотчинников
менялось и правовое положение монастырских крестьян.
Помимо повинностей в пользу государства (рекрутская
повинность, сбор на карабельную по- стройку и др.)
существовали повинности по отношению к монастырю:
«казенный» оброк за пользование монастырской тяглой землей
по усмот- рению церковных помещиков; за пользование
различными угодьями; за содержание приказчиков; за столовый
обиход и пр. Для обеспечения по- ступления повинностей на
крестьян налагалась круговая порука. В 1764 г. церковно-
монастырские крестьяне, ранее управляемые Монастырским
приказом, а потом чиновниками Синода, были переданы в
исключитель- ное управление Коллегии экономии, получив
название экономических крестьян.
В XVIII в. появилась новая категория крестьян,
задействованная на разного рода промыслах, заводах и
мануфактурах. Сначала в отдельных частных актах (Указ 1721 г.
и др.), а затем в Указе 1797 г. они стали назы- ваться
посессионными (от слова «посессия» – пособие, вспоможение, да-
вавшееся фабрикантам и заводчикам от государства в виде
земель, лесов, крестьян и т.п.). Посессионные крестьяне могли
быть куплены к фабрике или заводу. Вторым способом
обеспечения фабрикантов рабочей силой была приписка
работающих. В частности, Указ 1722 г. разрешил остав- лять
работавших на заводах беглых и «разных пришлых людей», а
Указ 1736 г. позволил приписывать находившихся на заводах и
фабриках ма- стеров к ним навечно и др. Приписные к заводам
крестьяне содержали себя за свой счет, но многие заводчики
выдавали им хлеб, одежду, иногда деньги. Еще одним способом
пополнения посессионных крестьян явля-
лась передача фабрикантам и заводчикам казенных мастеровых
по рас- поряжению Сената, Берг- и Мануфактур-коллегий. В
целом особенности их правового положения определялись тем,
что их нельзя было продавать отдельно от фабрик (заводов),
закладывать, отпускать на волю, перево- дить с фабрики на
фабрику и т.д. Их запрещалось отдавать в рекруты за
крепостных, а дочери и вдовы посессионных крестьян могли
выходить замуж за посторонних без разрешения фабриканта
(заводчика). Посес- сионные крестьяне не могли приобретать
недвижимую собственность; им разрешалось продавать только
свои деревенские продукты. Эта категория крестьян платила
подушную подать и отправляла рекрутскую повинность,
выплачивая вскладчину по 100 рублей за каждого рекрута.

Органы власти, центральное и местное управление в


XVIII веке
Монарху юридически принадлежала вся полнота
государственной вла- сти в стране. Его власть не
ограничивалась каким-либо органом, он ни перед кем не
отвечал и никому в своей деятельности не был подконтро- лен.
С 1653 г. Земские соборы не созывались, царь собирал
государствен- ные совещания с представителями отдельных
сословий, когда решались вопросы, затрагивавшие их интересы
(1660, 1667, 1682 гг.). Абсолютный монарх являлся
единоличным законодателем, возглавлял исполнительную
власть и вооруженные силы, а также судебную систему
(административ- ные органы и суды действовали от его имени),
распространял свое управ- ление на церковь. Исключительно
ему принадлежало право помилования. Преобразования
коснулись всего государственного аппарата, который
перестраивался в интересах новой политики и правящего
сословия. Сенат был учрежден Указом Петра I от 22 февраля
1711 г., в котором компетен- ция Сената не была четко
обозначена. Он занимался всеми важнейшими вопросами
управления страной. Правовой статус Сената в системе
государ- ственного аппарата конкретизировался Указом от 2
марта 1711 г. В част- ности, Сенат наделялся судебными
полномочиями (выступал в качестве высшей судебной
инстанции, а также суда первой инстанции по ряду дел); решал
финансовые вопросы: сбор денег, контроль за
государственными расходами; вопросы внутренней и внешней
торговли. Последующие указы устанавливали порядок
заседаний и делопроизводство в Сенате. Решения принимались
большинством голосов. Существенные изменения в право- вое
положение Сената были внесены в 1722 г. Круг вопросов,
которыми он занимался, стал значительно шире: анализ
материалов, представляемых государю; важнейшие дела,
поступающие с мест; назначение и выборы
высших государственных чинов; рассмотрение апелляций на
судебные ре- шения коллегий. Сенаторы назначались на
должность, приносили присягу на верность государю и
государству и получали за службу жалованье. В це- лях
пресечения злоупотреблений и волокиты при Сенате был
учрежден ряд должностей. Так, в марте 1711 г. создана
должность генерал-фискала. Во главе фискалов стоял обер-
фискал. Указ 17 марта 1714 г. определил струк- туру и штаты
фискалов как в центре, так и на местах (при губернских прав-
лениях, в провинциях, городах), а также круг их деятельности и
функции. Статья I возлагала на фискалов обязанность
проведывать и доносить тайно о всех нарушениях закона в
государстве. Важнейшей задачей их был над- зор за
исполнением указов и регламентов должностными лицами, а
также за финансами и казной. Этим же Указом устанавливалась
ответственность фискалов за ложные доносы. Таким образом,
Сенат осуществлял надзор за деятельностью государственного
аппарата через разветвленную систему института фискалов. В
1722 г. Указом от 27 апреля 1722 г. «О должности генерал-
прокурора» учреждена прокуратура. Генерал-прокурор
возглавил Сенат. Действуя через подчиненных ему прокуроров и
фискалов, гене- рал-прокурор – «око государево», осуществлял
высший надзор за деятель- ностью государственных органов и
должностных лиц. Должности прокуро- ров были введены в
коллегиях и надворных судах.
При Сенате при Петре I создавались подразделения,
ведавшие отдель- ными отраслями государственного
управления: Герольдмейстерская кон- тора во главе с
герольдмейстером, которая вела учет дворян (составление
списков); осуществляла надзор за образованием и
поступлением дворян на службу и пр.; Рекетмейстерская
контора, ведавшая разрешением жа- лоб на волокиту дел в
Сенате. При Сенате состояли комиссары от губерний (по 2 от
каждой) для сношений с губернскими властями.
После смерти Петра I значение Сената резко снизилось. В
1726 г. при Екатерине I был создан Верховный тайный совет,
который стал главным органом управления в стране. Была
упразднена должность генерал-про- курора, функция контроля
за Сенатом перешла к Тайному совету, из-под контроля Сената
были выведены коллегии. При Анне Иоанновне Верхов- ный
тайный совет был упразднен, и вновь возросла роль
Правительству- ющего сената. В его состав вошли многие
видные дворяне (21 человек), в том числе и некоторые
верховники. 12 октября 1731 г. Анна Иоаннов- на создала
Кабинет министров, который позднее наделялся законода-
тельными полномочиями – три подписи (А.И. Остермана, Г.И.
Головкина, А.М. Черкасского) заменяли подпись императрицы.
Одновременно с этим упало совещательное значение Сената.
При Елизавете Петровне Сенат в государстве получил все
текущее управление и даже часть законода-
тельства и суда (издавал законы, раздавал чины, земли,
распоряжался финансами и т.д.). Компетенция Сената как
высшего государственного ор- гана при Екатерине II
значительно сузилась. Постепенно он превратился в
бюрократическо-олигархическое учреждение, беспомощное в
конкрет- ных вопросах. В частности, он не располагал даже
точными сведениями о государственных доходах.
В конце XVII – начале XVIII в. еще существовали приказы –
централь- ные административно-судебные органы. Коренная
перестройка приказ- ной системы управления произошла в
период с 1718 по 1720 г. с созда- нием коллегий. Большинство
коллегий действовали на основании своих регламентов. На
основании этих актов и практики деятельности коллегий 28
февраля 1720 г. был издан Генеральный регламент коллегий,
подроб- нейшим образом регулировавший их деятельность.
Коллегию возглавлял президент. Все дела решались
присутствием, которое состояло из прези- дента, вице-
президента (их назначал император), 4 советников и 4 асес-
соров (их назначал Сенат). Решение выносилось большинством
голосов. При равенстве голосов перевес давал голос
президента. С 1717 по 1722 г. были созданы Военная и
Адмиралтейская коллегии, Коллегия иностран- ных дел, Берг-
коллегия (ведавшая горным делом), Мануфактур-коллегия
(возглавлявшая легкую промышленность), Коммерц-коллегия
(руково- дившая торговлей), 3 коллегии: Камер-коллегия, Штатс-
Контор-коллегия, Ревизион-коллегия (ведавшие финансами,
соответственно, доходами, расходами денежных средств казны
и контролем за ними). Юстиц-кол- легия ведала судебным
управлением и надзором, Вотчинная коллегия – дворянским
землевладением. 25 января 1721 г. Петр I принял Регламент
(Устав) Духовной коллегии, созданной для управления
церковными де- лами. 14 февраля 1721 г. она была
переименована в Святейший прави- тельствующий синод. В его
состав входило 12 человек. Во главе стоял председатель.
Постоянный контроль за его деятельностью осуществлял обер-
прокурор. Важнейшие решения Синода утверждались
императором. Синоду подчинялся Монастырский приказ. Таким
образом, церковь пре- вратилась фактически в один из органов
государственной власти.
Одновременно с реформой центральных органов было
изменено мест- ное управление. Многочисленные
государственные преобразования эко- номического,
финансового и военного значения требовали создания раз-
витого и четко слаженного управления на местах, подчиненного
задачам государства. В соответствии с Указом от 18 декабря
1708 г. Петр I всю территорию государства разделил на 8
губерний, к которым расписыва- лись города. Во главе губернии
стоял губернатор; во главе Петербургской и Азовской губерний –
генерал-губернаторы. Функции губернатора были
достаточно широки: военная (управление, постройка крепостей,
заготовка провианта, контроль за рекрутскими наборами и т.д.);
финансовая (над- зор за поступлением податей и отправлением
повинностей); полицейская (поимка беглых и беспаспортных,
меры по борьбе с болезнями, почтовое дело и т.д.).
Помощником губернатора являлся вице-губернатор, возглав-
лявший казенную палату. Она ведала казенными доходами и
расходами, казенными зданиями, переписями, откупами,
монополиями и подрядами. Исполнительный орган губернатора
– канцелярия занималась рекрутски- ми наборами,
обеспечивала армию провиантом и обмундированием, ве- дала
межевыми и ямскими делами, розыском беглых крестьян.
Губернии разделялись на уезды, во главе которых были
коменданты.
В 1719 г. Петр I проводил дальнейшее реформирование
местных орга- нов управления. Территория государства уже
была поделена на 11 губер- ний, которые, в свою очередь,
делились на провинции и дистрикты (окру- га). Новые органы
(полковые дистрикты) имели военное устройство и вво- дились
для упорядочения переписи населения, сбора налогов, усиления
полицейских мер на местах, а также перевода содержания
армии за счет населения, где расквартировались войска в
условиях мирного времени. Основными единицами управления
были провинции. Во главе провинции стоял воевода, который
выполнял те же функции, что и губернатор. При во- еводах Петр
I ввел целый ряд должностей, ведавших отдельными вопроса-
ми: должность земских камериров (ведали местными
финансами), земских казначеев (ведали приемом и выдачей
денег), провиантмейстеров (зани- мались сбором хлебных
запасов), вальдмейстеров (ведали лесами) и т.д.
В правление Петра I произошли существенные изменения и в
управле- нии городами. Городское управление регулировалось
Регламентом Главно- го магистрата 1721 г. и Инструкцией
городовым магистратам 1724 г. Были созданы городовые
магистраты – выборные коллегиальные учреждения, состоящие,
как правило, из крупного купечества. Их функциями были: фи-
нансовая (раскладывали и собирали государственные сборы и
пошлины); административно-хозяйственная (должны были
содействовать развитию ремесла и торговли, способствовать
организации школ, благоустройству го- родов) и пр. Магистраты
осуществляли судебную власть в отношении граж- дан по
гражданским и уголовным делам (за исключением
государственных преступлений). После смерти Петра I Главный
магистрат был упразднен, а городские (городовые) магистраты
подчинены губернаторам и воеводам. Дальнейшие
существенные преобразования местного управления про-
изошли в правление Екатерины II. Крестьянская война под
предводитель- ством Е. Пугачева обусловила проведение
крупной губернской реформы. Ее нормативной основой стало
Учреждение для управления губерний
Всероссийской империи 1775 г. Изменению подверглось прежде
всего административно-территориальное деление государства.
Теперь страна делилась на 40 губерний (300–400 тыс. душ),
губернии делились на уез- ды (20–30 тыс. душ), а уезды на
волости. Генерал-губернатор возглавлял местную
администрацию и полицию, вел надзор за аппаратом
управления и суда, чиновниками и сословными органами. Ему
подчинялись и находя- щиеся на территории губернии войска.
При Екатерине II были созданы новые органы городского
управления. По Жалованной грамоте городам 1785 г.,
обыватели городов, достигшие 25-летнего возраста и
обладавшие доходом не менее 50 рублей, объединялись в
градское общество. Общее собрание градского общества
избирало органы городского управления – Общую думу – на 3
года. Это был распорядительный орган. На первом же
заседании Общей думы избирался постоянный орган –
Шестигласная дума (состоявшая из представителей каждого
разряда городских обывателей, выбранных Общей думой из
своей среды). Во главе Думы стоял выборный городской голова.
Основной задачей деятельности Думы было ведение го-
родского хозяйства. В городах сохранялись магистраты. Во
главе их стоял городничий. Городские органы управления
находились в полном подчине- нии губернатора и губернских
учреждений.

Судебная система в XVIII веке


Судебные органы возглавлял монарх, являвшийся высшей
судебной, а также апелляционной инстанцией. Его утверждению
подлежали реше- ния по всем наиболее важным и сложным
делам, поступившим из Сена- та; царь (с 1721 г. – император)
рассматривал многие дела, в частности дело о стрельцах,
казненных в 1698–1699 гг. по царскому приговору. Су-
щественные изменения судебной системы произошли в первой
четверти XVIII в., когда Петр I проводил реформу
государственного аппарата, одной из функций которого было
отправление правосудия. В соответствии с за- коном Сенат –
высшая судебная инстанция, рассматривающая дело по жа-
лобам сторон, уже решенное в низшей инстанции. На практике
он часто принимал к своему рассмотрению дела и в качестве
суда первой инстан- ции, например дела о политических
преступлениях высших должностных лиц. Административные и
одновременно судебные функции выполняли приказы,
являвшиеся центральными учреждениями, в частности
Преобра- женский приказ (важные дела о политических
преступлениях), Разрядный («суд и расправа» над полковниками
и другими воинскими чинами), Стре- лецкий, Посольский и т.д.
Дела, превышающие их компетенцию, передава- лись на
рассмотрение царя или Расправной палаты при Сенате.
Коллегии,
созданные взамен приказов, также были не только
административными, но и судебными учреждениями. Все
коллегии имели право суда над сво- ими служащими в случае
малой важности преступлений. Юстиц-коллегия в XVIII в.
осуществляла управление губернскими и надворными судами и
являлась для них апелляционной инстанцией по уголовным и
граждан- ским делам; ведала розыскными делами. Петр I
предпринял первые по- пытки отделить суд от администрации. С
этой целью в 1719 г. им были созданы нижние суды, т.е.
провинциальные, и надворные. Надворные суды создавались
только в «знатных губерниях»; они рассматривали уго- ловные и
гражданские дела. Суды подчинялись Юстиц-коллегии, а общий
надзор за их деятельностью осуществляла местная
администрация (губер- наторы и воеводы). Председателями
надворных судов были губернаторы и другие должностные лица.
С 1722 г. суд в городах (кроме политических преступлений)
осуществлялся магистратом, который выделял для этой цели
судей из числа состоятельных горожан. Высшей судебной
инстанци- ей для городского сословия был Главный магистрат.
После смерти Петра I в 1727 г. в условиях жестокого
финансового кризиса они были ликвиди- рованы, и судебные
функции вновь перешли к губернаторам и воеводам.
Петр I создал систему военных судов, состоявшую из двух
инстанций: полкового и генерального судов (кригсрехт). Все
дела, рассмотренные и решенные в высшем военном суде –
генеральном, обязательно отправ- лялись для ревизии в
Военную коллегию, а смертные приговоры над штаб-офицерами
подлежали утверждению императора. Была проведена также
реформа церковного суда. Духовный суд рассматривал споры
меж- ду духовенством и дела мирян, связанные с церковью.
Высшей инстанци- ей духовного суда являлся Синод. Суд над
владельческими крестьянами осуществляли помещики, за
исключением дел об убийствах, разбоях и по- литических дел.
В правление Екатерины II происходило дальнейшее крупное
реформи- рование судебной системы. Учреждением для
управления губерний Все- российской империи 1775 г. были
созданы сословные суды. Для дворян
– уездный суд (первая инстанция), состоявший из уездного судьи
и двух заседателей, которых выбирали дворяне уезда и
утверждал губернатор, и верхний земский суд (вторая инстанция) в
каждой губернии. Верхний земский суд состоял из двух
департаментов – уголовного и гражданско- го, председателя и
пяти заседателей, которые избирались дворянами гу- бернии.
Верхний земский суд мог окончательно разрешать тяжбы до 100
рублей.
Для горожан первой инстанцией был организован городовой
маги- страт, состоявший из двух бургомистров и четырех
ратманов, избирае-
мых купцами и мещанами соответствующего уездного города
сроком на 3 года. Вторая инстанция (апелляционная и
ревизионная) – губернский ма- гистрат (по одному на губернию).
Губернский магистрат подразделялся на два департамента –
уголовный и гражданский. Департамент состоял из
председателя, назначавшегося Сенатом, и трех заседателей,
избирае- мых городским населением.
Для свободных крестьян в губернии были созданы нижняя и
верхняя расправы. В уезде функционировала нижняя расправа
(первая инстан- ция), состоящая из судьи, назначаемого
губернским правлением из чинов- ников, и восьми заседателей,
избиравшихся из крестьян. Ее юрисдикция ограничивалась
делами однодворцев, служилых людей, черносошных кре- стьян,
а также экономических, дворцовых, казенных крестьян,
приписан- ных к заводам и пр. Она могла выносить
окончательные приговоры по ис- кам, не превышавшим 25
рублей, а в остальных случаях дела подлежали рассмотрению
верхней расправы. Верхняя расправа (вторая инстанция)
подразделялась на два департамента – уголовный и
гражданский, состо- явшие каждый из председателя,
назначаемого Сенатом, и пяти заседате- лей, избираемых
крестьянами. Уголовные дела, рассмотренные в верхней
расправе, подлежали ревизии Палаты уголовного суда;
гражданские дела могли быть окончательно решены в верхней
расправе, если цена иска не превышала 100 рублей, а в
остальных случаях подлежали рассмотрению гражданской
палаты.
В каждой губернии, кроме того, создавались совестные суды,
состояв- шие из совестного судьи (назначался) и шести
заседателей (выбранных от сословий), которые рассматривали
гражданские дела в примиритель- ном порядке, а также
некоторые уголовные дела (дела умалишенных, ма- лолетних, о
колдовстве, жалобы на незаконное содержание в тюрьме). Со-
вестные суды при вынесении решения руководствовались
естественной справедливостью.
В качестве высшей апелляционной и ревизионной инстанции
в губер- нии Екатерина II создала палаты уголовного и
гражданского суда. Каждая из них была коллегиальным органом:
состояла из председателя, который назначался императрицей, а
также двух советников и двух асессоров (заседателей),
назначаемых Сенатом. Палата уголовного суда в качестве
апелляционной инстанции рассматривала дела по должностным
престу- плениям; она была ревизионной инстанцией для
Верхнего земского суда, Верхней расправы и Губернского
магистрата по делам, за которые винов- ному лицу грозила
смертная казнь или лишение чести, а также торговая казнь.
Решения палаты утверждались губернатором, в случае
сомнения в их правильности он доносил об этом Сенату либо
лично императрице.
Палата гражданского суда, представлявшая собой
апелляционную и реви- зионную инстанцию для тех же судов,
имела право окончательно прини- мать решения по делам с
ценой иска до 500 рублей, в остальных случаях подавала
апелляцию на решение в Сенат.
Дополнительно в Петербурге и Москве были созданы Нижний
и Верх- ний надворные суды. Их компетенция ограничивалась
рассмотрением уголовных и гражданских дел лиц, приезжавших
в Москву и Петербург по служебным или другим вопросам. В
1782 г. эта судебная система до- полнилась созданными в
городах управами благочиния. Новый судеб- но-полицейский
орган как осуществлял производство следствий по всем видам
преступлений, так и рассматривал мелкие уголовные дела,
напри- мер дела по обвинению в кражах, не превышающих 20
рублей.

Полиция в XVIII веке


Одновременно с реформой государственного аппарата
происходило становление полицейских учреждений. Ранее
функции общей полиции по обеспечению правопорядка
выполняли различные государственные органы в центре и на
местах (Разбойный, Земский приказ и др.). В абсо- лютистском
государстве, по словам Петра I, полиция – «душа гражданства и
всех добрых порядков и фундаментальный подпор человеческой
безо- пасности и удобности». Создание регулярной полиции
началось с учреж- дения в Петербурге в мае 1718 г.
специальной полицейской должности генерал-полицмейстера.
Круг его обязанностей определялся инструкцией, утвержденной
императорским Указом от 25 мая 1718 г. Суть полицейской
службы в столице состояла в обеспечении противопожарной
безопасности, правил застройки города, свободы проезда,
соблюдения правил торговли, пресечении драк, разбоев, краж и
др. Однако основная нагрузка по обе- спечению порядка и
безопасности возлагались на городское население,
исполнявшее обязанности караульщиков, старост, десятских и
т.д. Они осу- ществляли охрану улиц по ночам, отвечали за
пожарное и санитарное со- стояние. Функции регулярной
полиции, а также принципы ее деятельности
конкретизировались в Регламенте, или Уставе Главного
магистрата 1721 г.
В Москве в 1722 г. была учреждена должность обер-
полицмейстера, а также созданы должности полицмейстеров и в
других городах. При них действовали полицмейстерские
канцелярии, в состав которых входили во- инские команды,
канцелярские служители, офицеры, колодничьи палаты, где
содержались задержанные. Полицмейстерам подчинялись все
поли- цейские чины и учреждения города. Важной функцией
полиции являлся контроль за перемещением подданных в
стране, для чего Указом 1724 г.
был введен обязательный паспортный режим (письменные виды
на жи- тельство), без которого крестьяне никуда не могут
отлучаться. По мере роста общественной активности важным
направлением в деятельности полиции становился надзор за
народными выступлениями и обществен- ным мнением в
стране.
С 1733 г. регулярная полиция по единому плану стала
создаваться в гу- бернских и провинциальных городах.
Совершенствовалась структура по- лицейских учреждений, рос
их численный состав. Деятельность полиции
регламентировалась общей инструкцией, подобной столичной.
Завершение созданию регулярной полиции в России
положили Уч- реждение для управления губерний 1775 г. и
Устав благочиния, или по- лицейский 1782 г., которыми
Екатерина II организовала централизован- ную систему
городской и сельской полиции. Городская полиция состояла из
городничего – должностного лица, утвержденного Сенатом по
пред- ставлению губернского правления, и нового
административно-полицей- ского органа – Управы благочиния, в
состав которой входили приставы уголовных и гражданских дел.
В Уставе 1782 г. определялось устройство полицейской службы
в городах; жестко регламентировалась обществен- ная и
частная жизнь городского населения и содержались
многочислен- ные, выдержанные в соответствии с требованиями
морали нравственные сентенции, призванные воспитывать
подданных в духе добронравия.
В соответствии с полицейским законодательством каждый
город делил- ся на части (200–700 дворов), во главе которых
стоял частный пристав, и кварталы (50–100 дворов) во главе с
квартальным надзирателем и квар- тальным поручиком. Они
подчинялись Управе благочиния как высшему органу
полицейского надзора. К ведению полиции относились все
престу- пления (кроме политических), правонарушения,
связанные с неподчине- нием полиции, нарушением
общественного порядка и благочиния, порядка управления,
суда; уголовные преступления против частных лиц, имущества и
т.д. Полиция отвечала за состояние дорог в городах, чистоту на
улицах (при полицейских канцеляриях функционировали
специальные команды фурманщиков, которые вывозили мусор
из города), освещение улиц, по- жарное дело, вела борьбу с
праздношатающимися. Полиция должна была знать о средствах
существования иностранцев и лиц, не имеющих в горо- дах
постоянного места жительства, и т.д. При этом Устав 1782 г.
отражал и новые реалии второй половины века – заботу о
санитарии (строитель- ство бань), борьбу с азартными играми,
приводившими нередко к разоре- нию крупных вельмож, и т.д.
Важное место в деятельности полиции при- надлежало
строительству тюрем. Содержание громоздкого полицейского
аппарата стоило дорого, и в 1797 г. оно было возложено на
население.
В XVIII в. в России была создана политическая полиция.
Первым специ- альным ведомством политической полиции стал
Преображенский приказ, созданный Петром I еще в 1686 г.
Возглавил его доверенное лицо царя, государственный деятель
Ф.Ю. Ромодановский. Первоначально он созда- вался как
судебно-административный орган по руководству потешными
полками, но со временем стал личной канцелярией царя,
получил исклю- чительные права следствия и суда по
государственным преступлениям. В большинстве случаев дело
начиналось в этом приказе по доносу, затем следовали аресты,
обыски и пытки. Преображенский приказ осуществлял активную
деятельность во время всего периода своего существования (до
1729 г.): в нем было рассмотрено несколько тысяч дел, в том
числе про- цессы над участниками Стрелецкого бунта (1698 г.),
Астраханского восста- ния (1705–1706 гг.) и др. Приговоры
приказа утверждались лично царем.
В феврале 1718 г. Петр I учредил Тайную канцелярию
первоначально для следствия по делу царевича Алексея,
которая постепенно преврати- лась в постоянно действующий
орган. В Тайной канцелярии рассматрива- лись дела о
непристойных выражениях об особе государя, о самозванстве,
дела об измене, раскольниках, волшебстве, казнокрадстве,
взяточниче- стве и т.д. Тайной канцелярии был поручен сыск и
суд по политическим преступлениям в Петербурге и ближайших
к нему городах, Преображен- скому приказу – на всей остальной
территории страны. Тайная канцеля- рия была ликвидирована в
1726 г., а Преображенский приказ подчинен Верховному тайному
совету, после ликвидации которого Анна Иоанновна в 1731 г.
создала Канцелярию тайных розыскных дел, ведавшую полити-
ческим сыском. Ее деятельность распространялась на всю
страну, была выше коллегии Сената и Синода, подчинялась
только императрице и была ликвидирована в 1762 г.
Новый порядок следствия и суда по политическим
преступлениям сло- жился с учреждением Екатериной II в 1762
г. Тайной экспедиции Сената. После реформы Сената 1763 г.
Тайная экспедиция специальным указом была подчинена
Первому департаменту, и, таким образом, непосредствен- ное
руководство ею осуществлял генерал-прокурор, но подчинялась
она лично императрице. Экспедиция утверждала приговоры по
важнейшим делам: через это учреждение прошло множество
дел о крестьянских вол- нениях и войне под руководством Е.И.
Пугачева; она расследовала дело писателя-революционера А.Н.
Радищева и многие другие. Просущество- вала Экспедиция до
1801 г. Кроме того, при Екатерине II создавались специальные
Следственные комиссии временного характера для рассле-
дования наиболее значимых политических дел, например, дела
В.Я. Ми- ровича, дела о восстании яицких казаков.
Прокуратура в XVIII веке
Созданный Петром I огромный бюрократический аппарат
требовал но- вой системы надзора как за центральными
учреждениями (Сенатом и кол- легиями), так и за местными
(губернаторством). Указ от 27 апреля 1722 г.
«О должности генерал-прокурора» определил, что генерал-
прокурор должен находиться при Сенате и осуществлять за ним
надзор. На вновь учрежденную должность императором был
назначен П.И. Ягужинский. Генерал-прокурор осуществлял
широкий контроль за Сенатом: за пра- вильностью
делопроизводства, просматривал все вопросы, проходящие
через него, мог приостанавливать дела, разбираемые в Сенате,
с после- дующим докладом императору, штрафовать и
арестовывать непокорных сенаторов, проводить проверку
исполнения. Более того, генерал-проку- рор обладал правом
законодательной инициативы, мог ставить перед Се- натом
вопрос о ликвидации пробелов в законодательстве с
последующим представлением императору на утверждение
законопроекта. В отсутствие генерал-прокурора его полномочия
осуществлял обер-прокурор. Указами от 12 и 18 января 1722 г.
должности прокуроров (обер-прокуроров) вво- дились во все
коллегии и местные органы (губернские прокуроры), а так- же в
надворные суды. Прокуроры осуществляли надзор за
законностью исполнения наказаний и содержания задержанных.
Ежемесячно проку- роры коллегий и надворных судов
отправляли на имя генерал-прокуро- ра отчеты о числе и
характере рассмотренных дел и принятых решениях.
Прокурорам были подчинены фискалы, которые стали
отчитываться перед прокурорами. В дальнейшем по мере
укрепления прокуратуры должности фискалов были упразднены.
После смерти Петра I должность генерал-прокурора была
фактически упразднена, а на местах прокуратура пришла в
упадок.
При Екатерине II реформа Сената в 1763 г. вновь возвысила
роль и зна- чение генерал-прокурора. Им был назначен А.А.
Вяземский, возглавляв- ший Сенат до самой смерти
императрицы. В «секретнейшем наставлении» генерал-
прокурору от 1764 г. Екатерина II писала о Сенате как высшем
исполнительном органе, а о генерал-прокуроре как о его главе.
На деле власть генерал-прокурора простиралась на все сферы
государственного управления. В частности, генерал-прокурор
выполнял функции министра финансов, внутренних дел,
юстиции. Он пользовался правом ежедневного доклада
императрице о решенных в Сенате делах. В случае разногласий
во мнениях сенаторов по какому-либо делу на общем собрании
департа- ментов генерал-прокурор докладывал о нем
императрице и добивался ее личного решения.
Губернская реформа 1775 г. укрепила власть прокуратуры на
местах. В дальнейшем этот аппарат почти не подвергался
изменениям (до 1802 г.). По Учреждению для управления
губерний 1775 г. в губерниях надзор за законностью возлагался
на губернских прокуроров и двух помощников (стряпчих)
казенных и уголовных дел, а в уездах – на уездных стряпчих.
Аналогичные должности вводились в высшие инстанции всех
сословных судов (при Верхнем земском суде, при Губернском
магистрате и Верхней расправе). Учреждением для управления
губерний (ст. 404 гл. XXVII) определялось, что «губернский
прокурор и губернские стряпчие смотрят и бдение имеют о
сохранении везде всякого порядка, законами опреде- ленного, и
в производстве и отправлении самих дел. Они сохраняют це-
лость власти, установлений и интересы имераторского
величества, наблю- дают, чтоб запрещенных сборов с народа
никто не собирал, и долг имеют истреблять повсюду зловредные
взятки». Кроме того, прокуроры губерний осуществляли надзор
за местами лишения свободы. На свои должности прокуроры на
местах, а также Верхнего земского суда, Магистрата и Верх- ней
расправы назначались Сенатом по предложению генерал-
прокурора, а губернские стряпчие только Сенатом. Таким
образом, они находились в двойном подчинении, с одной
стороны – генерал-губернатору, а с дру- гой – генерал-
прокурору.
При Павле I реформы центрального и местного аппарата
управле- ния были связаны с желанием усилить верховную
власть прежде всего за счет увеличения числа решений,
принимаемых непосредственно им- ператором. Власть генерал-
прокурора над Сенатом возросла, но сами генерал-прокуроры
часто сменялись императором. По-прежнему на эту должность
назначались лица, пользовавшиеся исключительным довери- ем
монарха. Генерал-прокурор мог изъять из департамента Сената
любое дело и передать в свою канцелярию – связующее звено
всех поднадзор- ных учреждений.
В целом тенденции бюрократизации, характерные для
государствен- ного аппарата XVIII в., сказались на формах
организации и деятельности прокуратуры. Прокуратура в тот
период представляла собой прежде все- го высший надзорный
орган, а прокуроры-чиновники должны были стать
«гарантами беспрекословного и точного исполнения монаршей
воли, вы- раженной в законе». При этом в соответствующем
законодательстве XVIII в. не были четко определены принципы,
цели, задачи и методы прокурор- ского надзора.
Гражданское право.
Указ 1714 года «О порядке наследования
в движимых и недвижимых
имуществах» («О единонаследии»)
В период дальнейшего экономического роста России в XVIII
в. про- изошли заметные изменения в имущественных
отношениях, для регули- рования которых предназначены
институты вещного права – право соб- ственности, право владения,
сервитуты. Большее внимание законода- тель уделял
регулированию права собственности на недвижимое имуще-
ство, и прежде всего на землю. Впервые определение
недвижимых вещей было дано в Указе Петра I от 23 марта 1714
г. «О порядке наследования в движимых и недвижимых
имуществах». К недвижимым имуществам Указ причислял:
родовые, выслуженные, купленные вотчины и поместья, дво- ры
и лавки. Данный закон закрепил уже наметившееся ранее в
Соборном уложении 1649 г. сближение в правовом статусе
различных форм зем- левладения: поместье юридически
приравнивалось к вотчине, т.к. режим распоряжения этими
формами становился одинаков для обеих форм.
В первой половине XVIII в. появились качественно новые
формы землевладения, вызванные фискальными и
полицейскими интересами государства. Вследствие развития
торговли и промышленности получил широкое распространение
такой вид владения, санкционированный госу- дарством, как
владение на посессионном праве. Объектом этого владения
была недвижимость, переданная государством частным лицам
либо при- обретенная лицами, не имевшими в силу своего
статуса права владеть ею (мещане, крестьяне и др.). Условность
такого владения состояла в том, что оно было неразрывно
связано с функционированием предприятия, т.е. могло
продолжаться лишь до прекращения деятельности завода,
мануфак- туры или даже до момента снижения их
производительности.
В 1719 г. Указом «Об учреждении Берг-коллегии» было
установлено право собственности государства на недра земли.
Запрещалось вырубать некоторые породы деревьев (под
страхом штрафа или смертной казни). Они объявлялись
заповедными и переходили в распоряжение казны. Сохранялись
и законодательно закреплялись ограничения вещных прав
частных лиц – сервитуты.
В обязательственном праве XVIII в. изменения касались
правово- го регулирования договоров, которые получали
большую, по сравнению с предыдущей эпохой, определенность.
Предметом договора выступали действия, не противные закону,
благочинию и общественному порядку. Должное внимание
законодатель уделял форме заключения договора.
На практике сложились три их формы: домашняя, явочная и
крепостная. Не имели права заключать договоры от своего
имени несовершеннолет- ние, умалишенные, находящиеся под
опекой вследствие мотовства или лишенные этого права по суду
(от их имени договор заключали опеку- ны). Способами
обеспечения договоров были неустойка, поручительство и залог
(заклад) имущества. Существовали следующие виды договоров:
дарение, мена, купля-продажа, имущественный и личный наем,
подряд и поставка, заем, поклажа, товарищество. Предметом
договора подряда и поставки могли быть постройка, ремонт или
снос здания, а также по- ставка материалов, вещей, перевозка
людей и вещей. Договор требовал крепостной формы
заключения. Значительное распространение получил договор
товарищества, при котором несколько лиц соединяли свои ка-
питалы и обязывались совместно действовать для достижения
какой-либо общей хозяйственной цели, например построить
корабль, фабрику.
В 1729 г. издан первый Вексельный устав, закрепивший
распростра- нение векселя во внутреннем и международном
обороте. Вексель стано- вился средством платежа (а по
существу долговой распиской), мог пере- даваться из рук в руки,
и по истечении определенного срока последнее лицо, в руках
которого находилась ценная бумага, могло взыскать деньги с
первоначального должника.
В наследственном праве в данный период произошли заметные
изме- нения. Указ 1714 г. «О единонаследии» изменил порядок
наследования как по закону, так и по завещанию. В случае
наследования по закону все недвижимое имущество переходило
старшему сыну, движимое делилось поровну между остальными
детьми. Дочери наследовали недвижимое имущество только при
отсутствии сыновей. В этом случае недвижимое имущество
переходило старшей дочери, муж которой должен был принять
фамилию тестя. При отсутствии дочерей недвижимое
имущество перехо- дило ближайшему родственнику, а движимое
делилось между остальными родственниками. К наследованию
в родовом имуществе члены рода при- зывались несовместно, а
по родам: отцовское родовое имущество всегда переходило в
род отца, материнское – в род матери. По Указу «О едино-
наследии» завещать недвижимое имущество также было
возможно толь- ко какому-нибудь одному родственнику. Закон
регламентировал возраст принятия наследства: мужчины могли
наследовать недвижимое имуще- ство с 20 лет, движимое
имущество с 18 лет. Для женщин устанавливался единый
возраст наследования имущества – 17 лет. Целями данного
Указа были сохранение крупных дворянских имений для
исправного поступле- ния в казну податей, а также
стимулирование добросовестной службы дворян государству.
С 1731 г. Указ «О единонаследии» был отменен и
восстановлен преж- ний порядок наследования. Недвижимое
имущество делилось между сы- новьями поровну, дочери
получали 1/14 часть недвижимого имущества и 1/8 движимого
имущества, а жена – 1/7 в недвижимом имуществе и 1/4 в
движимом. При отсутствии наследников или неявке их в срок
имущество объявлялось выморочным и переходило в казну.
Выморочное имущество офицера или матроса поступало в
госпитали, выморочное имущество го- родского обывателя
переходило на нужды города. С 1725 г. установлено
наследование по восходящей линии.
Завещательный порядок наследования имущества получил
широкое распространение. Для признания завещания
действительным требо- валось, чтобы завещатель находился в
здравом уме и твердой памяти. Значительное внимание
законодатель уделял форме завещания: допу- скалась
письменная и устная форма. Письменное завещание заверя-
лось в Юстиц-коллегии, а с 1775 г. – палатами Гражданского
суда. С 1714 по 1731 г. право завещателя распоряжаться
имуществом было ограниче- но. В частности, нельзя было
передавать по наследству в завещательном порядке некоторые
объекты, указанные в законе: родовые, заповедные и
майоратные имения. При Екатерине II было ограничено право
распоря- жения родовым имуществом: оно должно было
переходить к наследнику по закону.
Семейно-брачное право. При Петре I светский закон внес
изменения в семейно-правовые институты. Указом 1702 г.
законодатель сделал цер- ковный обряд обручения актом
обязательной религиозной значимости. Рядные и сговорные
записи утратили силу и были заменены собственно- ручно
подписанными обеими сторонами актами. Обручение должно
было производиться за 6 недель до венчания; если в этот
отрезок времени бра- чующиеся откажутся от своих намерений,
то никаких имущественных по- следствий (как ранее в виде
неустойки) для них не возникало. Такой по- рядок существовал
до 1775 г., когда обручение как особый юридический акт и
процедура было соединено с венчанием. По Указу 1714 г. «О
еди- нонаследии» брачный возраст для мужчин составлял 20
лет, для женщин
– 17 лет. В 1774 г. Синод определил возраст брачующихся в 15
и 13 лет соответственно. Кроме возрастного критерия
устанавливались и иные требования: умственное здоровье
брачующихся, свободная воля сторон, согласие родителей;
запрещалось жениться неграмотным дворянам и т.д. Под
угрозой высокого штрафа родителям запрещалось принуждать
сво- их детей вступать в брак. Новой нормой в тот период стало
обязательное разрешение начальства на вступление в брак.
Так, в 1722 г. запрещалось вступать в брак без разрешения
начальства офицерам на флоте – в случае
нарушения виновному грозила трехлетняя каторжная работа; в
1766 г. правило распространилось на офицеров кавалерийской
службы и т.д.
Раздельность имущества супругов определялась тем, что за
мужем закреплялось исключительное право на купленные
вотчины; за женой – на приданое. Сохранялся старинный
принцип полного подчинения детей родителям, включая права
родителей (отца) на наказание детей. Не отде- ленные от
родителей дети не обладали никакими правами в отношении
родительского имущества, но могли свободно распоряжаться
своим соб- ственным имуществом без согласия родителей.
Право давать разрешение на развод предоставлялось
епархиальным архиереям и Синоду (в случае пострижения в
монахи и по причине бо- лезни). Основаниями для прекращения
брака были: политическая смерть или ссылка на вечную каторгу
и др.; для развода – пострижение супругов в монашество,
безвестное и длительное отсутствие одного из супругов (5–10
лет), тяжелая длительная и неизлечимая болезнь и др.
Законодательством XVIII в. регламентировался институт
опеки. В со- ответствии с Указом «О единонаследии» опекуном
над малолетним дол- жен был быть взрослый наследник
недвижимого имущества. В Учреж- дениях для управления
губерний Всероссийской империи 1775 г. была предусмотрена
система органов опеки, организованная строго по сослов- ному
принципу.

Источники права в XVIII веке.


Общая характеристика Воинского устава 1716 года
Право в период абсолютной монархии полностью строилось
на прин- ципе сословности, т.е. состояло из сословных
привилегий для одних и со- словных ограничений для других.
Принцип равенства всех перед законом отсутствовал. Для
источников права того времени был характерен доста- точно
высокий уровень юридической техники, широко практиковалась
иностранная лексика. Петр I изучал иностранный опыт и
законодатель- ство, в определенной степени заимствуя его
положения, одновременно разрабатывал собственные
оригинальные законодательные сборники. Результатом такой
работы стал Воинский устав 1716 г.
Единственным источником права в XVIII в. окончательно
признавался закон, под которым понималась воля государя,
правильно объявленная. Значение норм обычного права в
период абсолютной монархии ослабло, сохраняясь
преимущественно в крестьянской среде, а также у народов
окраин России. При Петре I большое значение придавалось
обнародо- ванию законов. В Указе 1714 г. говорилось: «Указы
для всенародного
обсуждения велеть печатать и продавать всем». Как общее
правило во- инский устав 1716 г. закрепил следующее: «Никто
не может отговориться неведением закона». Толкование закона
принадлежало императору, в ис- ключительных случаях (в
отсутствие императора и только по конкретному делу) –
Правительствующему сенату. Законодательство стало более
чет- ким по форме, усилились черты юридического формализма
и абстрактно- сти, подчеркивалась неукоснительность его
исполнения.
Господствующим источником права стал нормативный
правовой акт в его разнообразных формах, таких как устав,
регламент, манифест, уч- реждение, указ и резолюция монарха.
Уставы – сборники, содержащие нормы, относящиеся к
определенной сфере государственной деятельности (Воинский
устав 1716 г., Морской устав 1720 г., Вексельный устав 1729 г.).
Регламенты – это акты, опреде- ляющие общую структуру,
статус деятельности отдельных госучреждений (Регламент о
торговле 1719 г., Регламент о Синоде и церковном управлении и
т.д.). Указы – наиболее обильная и важная часть
законодательства, были нацелены на решение конкретного дела
или случая. В них содержались правовые нормы и предписания.
Манифесты – издавались только монар- хом в особо
торжественных случаях и были обращены ко всему населению
(о вступлении на престол, о начале войны, о заключении мира и
т.д.).
Юридическую силу сохраняло Соборное уложение 1649 г., а
также Но- воуказные статьи. При Петре I огромный объем
законодательства привел к необходимости его отраслевой
систематизации. В целях упорядочения законодательства им
созданы комиссии (1700, 1714, 1720 гг.), работа ко- торых,
однако, оказалась безрезультатной. На протяжении всего XVIII
в. предпринимались попытки систематизации законодательства.
Законода- тельная деятельность комиссий была направлена не
просто на пересмотр старых законов, но и на выработку единого
уложения на новых началах. Одна из серьезных причин неудач в
этой области заключалась, по мнению отечественного
правоведа Г.Ф. Шершеневича, в отсутствии у членов ко- миссий
надлежащей юридической образованности.
Несмотря на неудачные попытки общей систематизации
российского законодательства в XVIII в., результатом
законодательной деятельности императора Петра I стали
отдельные уставы, нередко содержавшие в себе нормы других,
смежных отраслей права, в частности Воинский устав 1716 г.
– нормативный акт, регулировавший порядок формирования и
организа- ции службы в армии. Он содержал нормы не только
военного, но и государ- ственного, уголовного и процессуального
права. Крупнейшим памятником в военно-уголовной сфере
является принятый Петром I Артикул воинский от 26 апреля
1715 г. – первый военно-уголовный кодекс России, включен-
ный в качестве второй части в Воинский устав. Он состоял из 24
глав и 209 статей, содержал много толкований, поясняющих
артикулы. Артикул воин- ский обстоятельно определял
принципы уголовной ответственности, поня- тие преступления,
вины, цели наказания (расширял и ужесточал уголовные
репрессии: смертная казнь применялась в 122 случаях,
предусматривал ряд новых и притом весьма тяжелых
наказаний), институты необходимой обороны и крайней
необходимости т.д. Военно-уголовный процесс регу- лировался
Кратким изображением процессов или судебных тяжб 1715 г.,
который был включен составной частью в Воинский устав. Этот
акт допол- нял розыскной процесс с его характерными
признаками: активность суда, формализация процесса, резкое
ограничение прав обвиняемого и т.д.

Уголовное право
по Артикулу воинскому 1715 года
Артикул воинский – военно-уголовный кодекс, сфера
действия кото- рого простиралась не только на
военнослужащих, как следует из его на- звания, но и на
гражданское население. Под преступлением в нем пони- мался
не только формальный акт нарушения воли государя, но и
любой акт, причиняющий вред государству.
В Артикуле много внимания было уделено институту вины.
Он раз- граничивал деяния умышленные и неумышленные. За
предумышленное преступление, т.е. совершенное с заранее
задуманными намерениями, предусматривалось более жестокое
наказание. По-прежнему наказуем был голый умысел на
совершение государственных преступлений. Неу- мышленные
преступления подразделялись на неосторожные и случай- ные.
Случайные деяния как «весьма неумышленные и ненарочные»
не подлежали наказанию, а неосторожные наказывались с
учетом степени неосторожности.
Возраст уголовной ответственности точно не определялся.
По Воин- скому и Морскому уставам наказание «умаляется или
вовсе отставляется, если вор будет младенец». На практике
часто наказания малолетним по- лагались по судейскому
усмотрению и зависели прежде всего от степени тяжести
преступления.
О вменяемости в Артикуле говорилось, что степень
наказания душев- нобольных определяется судьями.
Лжеприсяга, самоубийство, учиненные
«не осмыслясь», «в безпамятстве», не влекли наказания.
Однако особо опасные преступления, совершенные
душевнобольными, влекли наказа- ние, хотя и в смягченном
виде. Смягчающим вину обстоятельством явля- лось
совершение преступления в состоянии аффекта: «Ежели кто
другого
не одумавшись с сердца или не опамятовась, бранным словом,
выбранит» (арт. 152), должен лишь приносить присягу. Смягчала
наказание непри- вычка к службе, когда противоправное
действие было совершено только что вступившим в службу
рекрутом. Отягчающим вину обстоятельством считалось
опьянение, а также, как и ранее, рецидив.
Более детально в Артикуле воинском регламентировался
институт необходимой обороны, которая могла применяться как
исключительное право «нужного оборонения живота своего»,
т.е. для защиты жизни (арт. 156). В виде исключения
допускалось убийство ночного вора, ворвавше- гося в дом.
Необходимая оборона должна была соответствовать угрозе.
Увеличивалось количество случаев, когда вред мог быть
причинен в со- стоянии крайней необходимости. Однако Артикул
воинский допускал ее также в исключительных случаях: из-за
крайнего голода, «когда ничего не будет чем человек питаться
может» (арт. 123); воровства из крайней голодной нужды,
«которую он доказать имеет», съестного, питейного или чего
иного, что «невеликой цены будет» (арт. 195, толк.) и др.
Институт соучастия предусматривал зачинщиков
(исполнителей), подстрекателей, пособников, а также
недоносителей и попустителей.
Значительно увеличилось количество видов преступлений.
На первом месте оставались преступления против религии и
церкви: богохульство (устанавливалась также ответственность за
недонесение о богохуль- стве); поругание православной веры;
раскольничество (с 1722 г.); не- соблюдение церковных обрядов;
чародейство и пр. Следующую группу составляли
государственные (политические) преступления – любые деяния,
направленные против жизни и здоровья государя, его семьи, или
оскорбление их действием. По ним не только покушение, но и
голый умысел влекли четвертование и конфискацию имущества
для всех участ- ников. Любое искажение титула Российского
самодержца рассматрива- лось как оскорбление, которое влекло
смертную казнь. К данной группе преступлений относились
измена (переписка с неприятелем, сообщение ему военных
сведений), бунты, возмущения и т.д. К должностным пре-
ступлениям причислялись взяточничество, казнокрадство,
попуститель- ство преступникам, злоупотребление служебными
обязанностями и др. К взяткам приравнивались незаконные
поборы с населения при сборе податей, оформление
документов за вознаграждение. Преступления про- тив порядка
управления включали срывание и истребление царских ука- зов,
изготовление фальшивой монеты, подделку печатей. Другим
соста- вом преступления, нарушающим интересы государства,
было уклонение от уплаты налогов. К преступления против суда
относились лжеприсяга, ложный донос и т.д.
Впервые были систематизированы воинские преступления:
изменниче- ские действия (например, содействие неприятелю во
время военных дей- ствий, самовольные переговоры с
неприятелем о сдаче крепостей и пр.); уклонение от военной
службы; дезертирство из гарнизона, лагеря, похо- да и т.д.;
действия против воинской дисциплины (неисполнение приказа,
оскорбление высших воинских чинов; преступное
посягательство на воен- ное имущество) и др. Среди
имущественных преступлений на первом ме- сте стояла кража.
Различалась кража до 20 рублей и свыше 20 рублей, ко- торая
каралась смертной казнью. Различались кража
квалифицированная (во время пожара, из военных хранилищ, из
церквей) и кража человека. К краже приравнивалась утайка
вещей, взятых на хранение, присвоение находки, которые
наказывались повешением. Самыми тяжкими имуще- ственными
преступлениями были разбой, грабеж, поджог имущества.
Среди преступлений против личности на первом месте стояли
убий- ства. Они делились на простые и квалифицированные, к
последним от- носились отцеубийство, убийство младенца,
убийство офицера солдатом, отравление или убийство по
договору или найму. К убийствам приравни- валось
самоубийство и убийство на дуэли. Все участники дуэли наказы-
вались смертной казнью через повешение. Преступления против
чести и достоинства – клевета (в устной форме) и пасквиль (в
письменной форме). К преступлениям против порядка и
спокойствия («благочиния») относились нарушение общественного
порядка, непристойные и азартные игры, ссоры и брань,
неумеренное пьянство, расточительство в частной жизни. В
отдельную главу Артикула были выделены преступления против
нравственности: прелюбодеяние, многоженство, проституция,
изнасило- вание, скотоложство и мужеложство.
Основными целями наказания считались устрашение,
возмездие и изо- ляция преступника. Особенностями наказания
в эпоху Петра I были не- определенность санкций,
множественность и аналогия наказания. Наи- более
распространенными видами наказания, по Артикулу, являлись
про- стая смертная казнь и квалифицированная – сожжение,
четвертование, колесование, залитие горла расплавленным
металлом, окопание в землю мужеубийц. Петр I ввел новые
виды смертной казни – расстрел и подве- шивание за ребро на
крюке.
Следующим видом наказания являлись телесные, которые
подразделя- лись на членовредительные (урезание языка, ушей,
носа, рук, клеймение) и болезненные (битье батогами, кнутом,
плетьми, розгами, шпицрутена- ми). Число ударов чаще всего не
определялось и зависело от судей.
Лишение свободы представляло собой тюремное заключение
на срок или бессрочно и ссылку на галеры (весельные суда)
либо каторгу.
Дальнейшее развитие получили наказания позорящего
характера – лишение человека его служебной или личной чести.
К ним относилось ли- шение чина и достоинства навсегда
(применялось к священникам, вино- вным в каких-либо
проступках или совершавшим службы в пьяном виде; к
офицерам и рядовым). К дворянам применялось шельмование.
«Шель- мование» перекликается с «политической смертью»,
означающей лише- ние всех прав состояния. Последними
видами наказания были денежные наказания, взимаемые
главным образом в пользу государства. Наиболее
распространенным видом денежных наказаний являлись
штрафы. Конфи- скация могла быть полной, включавшей все
имущество (вотчины, поме- стья, лавки), и частичной. Полная
конфискация применялась обычно за наиболее тяжкие
преступления, предусматривающие смертную казнь или вечную
ссылку. Частичная конфискация следовала, например, за
отлучку служилых людей из Москвы, за бегство из-под караула.

Судопроизводство по Краткому изображению


процессов и судебных тяжб 1715 года
Развитие абсолютизма в России потребовало пересмотра и
процессу- альных норм, с помощью которых государство могло
осуществлять кон- троль над производством дел в судах. Общая
тенденция в данной сфере была такова: розыскной процесс
господствовал в делах наиболее опас- ных – политических;
состязательный сохранялся преимущественно в гражданском
судопроизводстве, а также по незначительным уголовным
преступлениям. Указом от 21 февраля 1697 г. «Об отмене в
судных делах очных ставок, о бытии вместо оных распросу и
розыску…» Петр I отме- нил состязательный, обвинительный
процесс и ввел по всем делам след- ственный. Таким образом,
господствующей формой процесса стал розыск при
рассмотрении как гражданских дел, так и в значительной части
уго- ловных. Как отмечал историк права М.Ф. Владимирский-
Буданов, импера- тору не нравилась излишняя свобода сторон в
состязательном процессе, в частности в назначении цены иска,
найма поверенных: «…нанимают за себя в суд… ябедников,
воров и душепродавцов» и т.д. Указ не вводил ка- ких-либо
новых норм судопроизводства, а использовал уже сложившиеся
ранее (начиная с XV в.) формы розыска.
Указ от 21 февраля 1697 г. был дополнен и развит
процессуальным разделом Воинского устава «Кратким
изображением процесса или судеб- ных тяжб» 1715 г. Теперь
начала следственного (розыскного) процесса, закрепленные
Воинским уставом, стали применяться не только в воен- ном
суде, но и в гражданском. Основными принципами процесса
явля-
лись обязанность соблюдать канцелярскую тайну, письменный
характер рассмотрения дел. Судебное представительство
ограничивалось законом и допускалось только при
рассмотрении гражданских дел, в остальных случаях, например
в случае болезни одной из сторон, использовалось как
исключительная мера. Представители назывались адвокатами.
В законе проводилось различие в судопроизводстве по
гражданским и уголовным делам. В случаях, когда разбиралось
гражданское дело, процесс начинал- ся с жалобы истца или
оскорбленного (по обвинению в личных обидах); уголовный
процесс инициировался судьей. В процессе по гражданским
делам требовалось наличие как истца, так и ответчика, по
уголовным де- лам наличие истца не являлось необходимым
условием. При рассмотре- нии гражданских дел применение
пытки было ограничено.
Процесс разделялся на три стадии: оповещение ответчика,
следствие и суд. Первая процессуальная стадия представляла
собой извещение от- ветчика, которое могло быть как устным,
так и письменным и содержало информацию о том, кто является
челобитчиком, по какому делу вызыва- ется, о месте и сроке
явки в суд. В ходе второй стадии оценивались по- лученные на
следствии данные и выносился приговор. Особенностью
судопроизводства стало применение теории формальных
доказательств, которая получила широкое распространение в
западноевропейской юри- спруденции. Сущность этой теории
заключалась в том, что при оценке тех или иных доказательств
судьи должны были руководствоваться опреде- ленными в
законе правилами: в частности, в законе определялась доказа-
тельная сила каждого доказательства. Так, показания мужчины
были выше показаний женщины, показания знатного человека –
выше показаний не- знатного.
Наиболее полными доказательствами считались: 1)
собственное при- знание, при наличии которого других
доказательств не требовалось; 2) по- казания двух свидетелей.
Закон содержал значительный перечень так на- зываемых
негодных свидетелей – клятвопреступники, изгнанные за пре-
делы государства; проклятые церковью и т.д. В качестве
доказательства применялись также письменные документы
(документы государственных органов, письма, записки) и
присяга (менее ценный вид доказательства). Предусматривался
расспрос с пристрастием – расспрос с угрозой приме- нения
пытки, которая могла использоваться и в отношении
свидетелей.
Порядок вынесения приговора был строго регламентирован:
после того, как суд подверг оценке представленные
доказательства, каждый член суда подавал свое мнение. В
случае разногласий приговор выносился по большинству
голосов, оформлялся в письменном виде, подписывался всеми
членами суда и скреплялся аудитором (должностное лицо,
которое
наблюдало за правильным ведением судопроизводства).
Решение суда можно было обжаловать в апелляционном
порядке, но только по граждан- ским делам, по уголовным делам
приговоры представлялись на утвержде- ние военного
начальства, которое могло изменять и отменять их.
Таким образом, утверждение розыскного процесса в
судопроизводстве отразило тенденцию жесткой централизации
государственной власти при абсолютной монархии.
ТЕМА 7.
ГОСУДАРСТВО И ПРАВО РОССИИ В
ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА
Структура и статус населения
по Закону 1832 года «О состояниях»

Все население Российской империи было разделено на три


большие группы: 1) природные российские обыватели,
состоящие из городских и сельских обывателей; 2) инородцы и
3) иностранцы, в империи пребы- вающие.
1. Каждый подданный империи (природный российский обыва-
тель) должен был приписаться к одному из состояний либо
получал права состояния по факту рождения.
Городское и сельское население делилось по различию прав
состоя- ния на четыре рода людей (сословий): дворянство,
духовенство, город- ские обыватели, сельские обыватели.
Каждому дворянину принадлежали:
1) свобода вступать в общую государственную службу без
принужде- ния, если только этого не требуется по Именному
высочайшему указу;
2) право продолжать службу военную или увольняться со
службы;
3) право вступать в службы союзных европейских держав и
выезжать в чужие края, но в случае необходимости не щадить
ни труда, ни самой жизни для службы государственной;
4) право защищать свои личные и имущественные права в
рамках суда и т.д.
Дворяне не платили личных податей, не несли рекрутской
повинности, а по деревням помещичий дом был свободен от
постоя.
Потомственное дворянство имело шесть разрядов: 1)
дворянство жалованное или действительное; 2) дворянство
военное; 3) дворянство по чинам, полученным в службе
гражданской, и по орденам; 4) иностран- ные роды; 5) титулами
отличенные роды; 6) древние благородные дворян- ские роды.
Потомственное дворянство приобреталось пожалованием,
чинами в службе, пожалованием российского ордена.
103
Потомственное дворянство сообщалось родством и браком, т.е.
всем законным детям и потомкам обо- его пола (внуки, правнуки
и т.д.).

104
Личное дворянство приобреталось пожалованием, чинами в
службе и пожалованием ордена. По чинам личное дворянство
получали все лица, производимые в чины гражданской службы,
соответствующие обер-офи- церским чинам. Оно сообщалось
только жене дворянина, но не его детям и потомству.
Однодворцы могли вернуть потерянное предками дворянское
состоя- ние только через военную службу.
Духовенство. Православное духовенство по-прежнему
делилось на монашествующее и белое: священнослужители и
церковнослужители. Монашествующее духовенство составляли:
1) духовные власти: ми- трополиты, архиепископы, епископы,
архимандриты, игумены и ризничий
Московского Синодального дома; 2) прочая монашествующая
братия.
Никто не мог быть пострижен в монахи иначе как по
разрешению Свя- щенного синода, в определенном возрасте, по
уставам и обрядам церкви.
Желающие постричься в монашество должны были иметь
согласие на то своих родителей, от своего начальства,
увольнение от общества и свидетельство о согласии на то
казенной палаты и начальника губер- нии или отпускную их
владельцев. Запрещалось принимать в монашество мужа при
живой жене, законно с ним не разведенной. Супруги могли по
взаимному согласию пожелать постричься в монашество, но
следовало учитывать, исполнилось ли жене от 50 до 60 лет,
имеют ли супруги детей и в каком состоянии оставляют их.
Монашествующие лица освобождались от податей и от
рекрутства. Им запрещалось владеть имуществом, быть
поручителями в светских делах, принимать в сбережение чужие
деньги и вещи.
Духовные власти могли завещать движимое имущество,
кроме вещей, принадлежавших к их ризнице. Прочие
монашествующие не могли делать завещаний, т.к. их имущество
обращалось в монастырскую казну.
К белому духовенству принадлежали: 1) протоиреи и иереи,
протодья- коны и дьяконы; 2) причетники.
В белое духовенство могли вступать лица из всех состояний,
кроме крепостных, пока они не будут отпущены на волю
узаконенным порядком.
Городские обыватели – это те лица, которые «являлись
старожилами в городах», имели в пределах города дома и иные
строения либо место или землю, записанные в гильдии или цех,
несли городскую службу или записа- ны в окладе и по тому
городу несли службу или тягость. Под городскими обы-
вателями понимались лица, причисленные законом к среднему
роду людей.
К числу городских обывателей под общим названием
граждане при- надлежали: 1) гильдейское купечество, местное и
иногороднее, и почет- ные граждане; 2) мещане, или посадские;
3) ремесленники, или цеховые.
По общему правилу городские состояния приобретались
доброволь- ным вступлением или сообщением (браком,
рождением, воспитанием).
Состоящие в гильдиях городские обыватели освобождались
от рекрут- ской повинности, а все прочие подлежали ей по
Уставу рекрутскому.
Городские обыватели, состоящие в гильдиях, платили
гильдейскую по- шлину по разрядам. Все остальные обыватели
выполняли подушную по- дать и повинности.
Гильдейское купечество разделялось на три гильдии.
Отношения гильдий к промыслам и повинностям и права
купеческого сословия изло- жены в Законах о торговле. К
купечеству относились лица, приобретавшие гильдейские
свидетельства, которые давали право заниматься торговлей и
иными видами предпринимательской деятельности. Вдова купца
и неза- мужние дочери сохраняли его звание, даже если не
пользовались торго- выми правами и, соответственно, не
платили гильдейские подати.
Почетное гражданство было введено манифестом 1832 г. и
дели- лось на два вида: почетное и личное. Почетные граждане
освобождались от подушного оклада, рекрутской повинности,
телесных наказаний в слу- чае совершения преступления, имели
право участвовать в городских вы- борах.
Потомственное почетное гражданство приобретали по праву
рожде- ния дети личных дворян. Преимуществ потомственного
почетного граж- данства могли просить лица купеческого
состояния, лица других свобод- ных состояний по отличиям в
науках и художествах, иностранные ученые, художники,
торгующие капиталисты и хозяева значительных мануфактур-
ных и фабричных заведений.
Личное почетное гражданство присваивалось выпускникам
россий- ских университетов, получившим аттестаты об
успешном окончании курса или на звание действительного
студента либо на степень кандидата, а так- же художникам
свободных состояний, получившим аттестаты.
Права потомственного и личного почетного гражданства
терялись на- всегда: лишением прав состояния по судебному
приговору; лишением до- брого имени; судебным приговором о
злостном банкротстве.
К мещанам, или посадским, относились лица,
осуществляющие тор- говлю либо промысел без приобретения
гильдейских свидетельств или без записи в цеха. Они
объединялись в городские мещанские общества, несли
подушную подать и рекрутскую повинность.
Ремесленники, или цеховые, – это лица (мастера, подмастерья
и уче- ники), записавшиеся в цеха для производства своего
ремесла. Цеховые делились на вечных и временных. К вечным
относились мещане, вступив- шие в цех, а к временным –
иностранцы, крестьяне и крепостные люди,
которые, не изменяя своего звания, записались в цеха только
для одного своего ремесла.
Разночинцы, которым принадлежали нижние придворные,
статские и отставные нижние военные чины и прочие, не
являлись действительны- ми гражданами (ст. 242).
Сельские обыватели делились на четыре основных разряда:
1) водворенные на землях казенных (государственные
крестьяне и т.д.);
2) водворенные на землях удельных (удельные крестьяне);
3) водворенные на землях владельческих (крестьяне
помещичьи, ку- пленные и приписанные к частным фабрикам и
заводам, колонисты, по- ловники, обязанные поселяне, татары-
поселяне в Таврической губернии);
4) водворенные на собственных землях (свободные
хлебопашцы, ко- лонисты, татары-поселяне в Таврической
губернии).
Закон регламентировал правовое положение крепостного
состояния, к которому относились: крестьяне помещичьи и
дворовые люди.
Особый разряд крепостного состояния составляли: люди,
приписанные по прежним узаконениям (законам) к
посессионным фабрикам и заводам (Уставы Горный и о
фабричной промышленности); невольники.
Крепостное состояние устанавливалось пожалованием со
стороны верховной власти в частную власть, т.е. причислением
лица и его предков в крепостное состояние до запретительного
указа от 28 июля 1781 г., при- числением к крепостному
состоянию приемыша.
Самопродажа в крепостные была запрещена законом. По
матери кре- постное состояние сообщалось только ее
незаконнорожденным детям.
Крепостные люди несли государственную службу по
распоряжению правительства, платили государственные подати,
исполняли все повин- ности, подлежали общей подсудности при
совершении уголовных престу- плений, свидетельствовали под
присягой перед судом в повальном обы- ске во всех следствиях
и делах судных, пользовались защитой в случае неправильного
присвоения движимого имущества посторонним лицом (ст. 572).
Запрещалось принимать от крепостных какие-либо доносы на
их вла- дельцев, кроме доносов об измене и покушении на жизнь
Государя, о ду- шах, приписанных в ревизию по имению их
помещиков (ст. 577).
2. Инородцами, обитающими в Российской империи,
являлись: 1) си- бирские инородцы вообще и сибирские киргизы
в особенности; 2) кочую- щие инородцы Кавказской области; 3)
калмыки, кочующие в Астраханской губернии и Кавказской
области; 4) евреи (ст. 713).
Все оседлые инородцы уравнивались с россиянами в правах
и обя- занностях по сословиям, в которые они вступали,
исключая рекрутскую повинность, от которой они были навсегда
свободны.
Инородные племена Сибири, именовавшиеся до 22 июля
1822 г. ясач- ными и иноверными по степени их гражданского
образования и образа жизни, а именно по качеству их промысла,
разделялись на три разряда: оседлые; кочевые; бродячие.
3. Иностранцами признавались все подданные других держав,
не вступившие установленным порядком в подданство России
(ст. 890).
Дети иностранцев, родившиеся в России и вступившие в
государствен- ную службу, приравнивались к природным
подданным (ст. 891).
Иностранцы всех наций имели право свободно пребывать в
России по установленным паспортам, если относительно того
государства, к кото- рому они принадлежали, не сделано по
случаю войны или других чрезвы- чайных обстоятельств
особенного указания.
Иностранцы, находясь в России, как лично, так и по
имуществу их под- лежали действию российских законов и
пользовались общей их защитой. Каждому приезжему или
пребывающему в России иностранцу, кроме евреев,
дозволялось просить местное начальство о принятии его в под-
данство России. Вступление иностранца в подданство
совершалось через
присягу.

Органы власти и управления в первой половине XIX века.


Политическая полиция
Император Всероссийский есть монарх самодержавный и
неограни- ченный. В 1801 г. на российский престол вступил
император Александр I, а в 1825 г. – император Николай I. Право
наследования российского престола имели только члены
царствующего императорского дома.
Империя Российская управлялась на твердых основаниях
положитель- ных законов, уставов и учреждений, от
самодержавной власти исходящих. Государственный совет
представлял собой законосовещатель- ный орган власти,
созданный при императоре на основании Манифеста
от 1 января 1810 г. «Образование Государственного совета».
Председателем Совета являлся государь-император, но в его
отсут- ствие эту должность исполнял специально назначаемый
член Совета. Чле- ны Государственного совета назначались
императором.
Государственный совет составляли общее собрание и
департаменты:
1) законов; 2) дел военных; 3) дел гражданских и духовных
(рассматри-
вавший судебные дела в качестве высшей инстанции); 4)
государственной экономии, дел царства Польского (созданный в
1831 г. в связи с ликвида- цией большинства его автономных
прав).
Для обеспечения деятельности Госсовета при нем
действовала Го- сударственная канцелярия, управляемая
государственным секретарем, а также Комиссия прошений,
Комиссия составления законов, временные комитеты и
комиссии.
В Государственном совете рассматривались: 1) все вопросы,
касав- шиеся создания новых законов, уставов или учреждений;
2) предметы внутреннего управления, требовавшие изменения
прежних положений;
3) толкование смысла законов; 4) общие меры и распоряжения,
спо- собствующие исполнению существующих законов; 5) общие
внутренние меры, приемлемые в чрезвычайных случаях; 6)
объявление войны, заклю- чение мира и другие важные
внешние меры, когда они могут подлежать предварительному
общему соображению и т.д. (23 компетенции в Своде законов
Российской империи).
Из компетенции Государственного совета были изъяты дела,
относив- шиеся к Комитету министров и министерствам, все
вопросы, касавшиеся усовершенствования военного
законодательства.
Для координации деятельности министерств и разрешения
вопросов, выходящих за рамки компетенции одного министра,
был создан Коми- тет министров (его полномочия
определялись Манифестом от 20 марта 1812 г. «Учреждение
Комитета министров»).
Комитет министров рассматривал дела высшего
государственного управления и состоял из председателя,
членов по должности (председа- тели департаментов Госсовета,
министры, главноуправляющие), членов по высочайшему
назначению.
В структуру Комитета министров входили: общее собрание и
канцелярия.
К предмету ведения Комитета министров относились:
текущие дела по всем частям министерского управления; дела,
присвоенные его рас- смотрению.
Министерства – исполнительные органы государственной
власти, действовавшие на все части управления. С принятием
Манифеста от 8 сен- тября 1802 г. «Об образовании
министерств» началась реформа высших административных
органов управления на основе принципа единонача- лия.
Компетенция каждого министерства определялась в
соответствии с отраслью управления. Если в 1802 г. были
созданы только должности министров, то Манифестом от 25
июня 1811 г. «Общее учреждение ми- нистерств» определялись
компетенция и структура министерств, порядок производства
дел. В 1826 г. было создано Министерство двора.
В рамках Т. 1 Свода законов Российской империи 1832 г.
содержались министерства: финансов; государственных
имуществ; внутренних дел; народного просвещения; главного
управления путей сообщений и пу- бличных зданий; главного
управления почт; государственного контроля; юстиции.
Правительствующий сенат потерял основную массу
администра- тивных полномочий и окончательно стал
«хранителем закона» (Указ от 8 сентября 1802 г.). Сенату
принадлежал высший надзор в порядке управления и
исполнения, поэтому он наблюдал за правосудием, за со-
биранием податей и за штатными расходами на местах,
заботился о сред- ствах к облегчению народных нужд, об охране
спокойствия и тишины, о прекращении всех противозаконных
действий во всех подчиненных ему местах. Сенат осуществлял
беспристрастную ревизию суда по делам граж- данским,
уголовным и межевым.
Председателем Сената являлся император. В Сенате
присутствовали: все министры; генерал-губернаторы и военные
губернаторы по делам их губерний. Сенат разделялся на 11
департаментов.
Первый департамент Сената осуществлял дела управления:
обнародо- вание законов, определение и удовлетворение всех
прав состояния, управ- ление разными подчиненными ему
местами и должностями, судебные раз- бирательства по
казенным делам, рассмотрение дел по попечению казны.
Судебные департаменты ведали делами по управлению
подчиненны- ми судебными местами и апелляцией. В законе
различались гражданский, уголовный и межевой судебные
департаменты.
За течением дел в Сенате надзирало Министерство юстиции.
По каждо- му департаменту и отделению Сената надзор
возлагался на обер-прокуро- ров. Подчиненные Сенату в
губерниях места и лица были обязаны испол- нять его указы в
установленные сроки.
При Сенате находились: 1) герольдии; 2) метрика; 3)
Хозяйственный комитет с Сенатским казначейством и делами
смотрителя; 4) Сенатская ти- пография; 5) сенатские архивы и
Архив разрядный; 6) Государственный архив старых дел; 7)
Вотчинный департамент.
Собственная его императорского величества канцелярия
учреж- дается в 1812 г. для подготовки и ведения дел,
непосредственно входя- щих в компетенции императора. Это
орган управления был создан из Во- енно-походной канцелярии
Александра I для осуществления назначений на должности,
переписки, рассылки императорских указов, ведения архива.
В 1826 г. канцелярия была расширена за счет создания
отделений. Первое отделение исполняло функции
непосредственно канцелярии;
Второе отделение было учреждено для создания уложения
отечественного
законодательства (Именной указ от 31 января 1826 г.); Третье
отделение осуществляло функции политической полиции;
Четвертое отделение было создано в 1828 г. как «ведомство
императрицы Марии», занимавшееся благотворительностью,
содержанием учебных и богоугодных заведений,
финансируемых царской семьей; Пятое отделение готовило
реформу го- сударственных крестьян (1837–1841) во главе с
графом П.Д. Киселевым; Шестое отделение готовило реформу
управления Кавказом (1842–1845).

Политическая полиция в России


первой половины XIX века
После упразднения Тайной экспедиции в 1800 г. была
создана Тайная полицейская экспедиция при санкт-
петербургском губернаторе, которая занималась охраной
«здоровья государя, его фамилии, безопасности его
самодержавия и безопасности управления и управляемых».
Вторая экспедиция Министерства внутренних дел,
созданного в 1802 г., ведала делами благочиния, занималась
политическим сыском и цензурой. Тайная полицейская
экспедиция была подчинена министерству и осу- ществляла
политический сыск. 5 сентября 1805 г. Александр I учредил
Комитет для совещания по делам, относящимся к высшей
полиции в со- ставе министра внутренних дел В.П. Кочубея,
министра юстиции П.В. Ло- пухина и военного министра С.К.
Вязитинова. Этот комитет обеспечивал общественное
спокойствие и тишину, снабжение столицы продовольстви- ем, а
также анализировал сведения о подозрительных лицах,
переписку и слухи в губерниях. Эта информация передавалась
императору.
13 января 1807 г. был создан Комитет для рассмотрения дел
по пре- ступлениям, клонящимся к нарушению общего
спокойствия, который до 1829 г. вел борьбу со шпионажем.
Расследованием важнейших госу- дарственных преступлений
занималась Тайная полиция при петербург- ском губернаторе и
московском обер-полицмейстере, одновременно под- чиненная
Министерству внутренних дел. Тайная полиция совместно с тай-
ными агентами собирала информацию об общественном
мнении.
В 1810–1819 гг. действовало Министерство полиции, а его
Особенная канцелярия вошла в состав Министерства
внутренних дел.
После восстания декабристов Именным указом Николая I
управляю- щему МВД от 3 июля 1826 г. «О присоединении
Особенной канцелярии МВД к Собственной е.и.в. канцелярии»
было создано Третье отделение с.е.и.в. канцелярии, которое
возглавил А.Х. Бенкендорф.
Предметом занятий Третьего отделения были назначены:
1) все распоряжения и известия по всем случаям высшей
полиции;
2) сведения о числе существующих в государстве сект и
расколов;
3) известия о фальшивых ассигнациях, монетах, штемпелях,
докумен- тах и прочее, розыск и дальнейшее производство
которых останется в Ми- нистерстве финансов и МВД;
4) сведения о всех людях, находящихся под надзором полиции;
5) высылка и размещение людей, подозрительных и вредных;
6) наблюдение и заведывание хозяйством всех мест
заключения для государственных преступников;
7) все постановления и распоряжения об иностранцах, в
России про- живающих, в пределе государства пребывающих и
выезжающих;
8) ведомости о всех без исключения происшествиях;
9) статистические сведения, относившиеся к ведению
полиции. Предметы ведения постепенно расширялись в
рамках различных зако-
нодательных актов (например, Устава цензурного 1828
г.).
Третье отделение состояло из четырех экспедиций:
первая экспедиция занималась предметом высшей полиции:
заговора- ми, тайными обществами, состоянием общественного
мнения, коррупцией и лицами, состоящими под политическим
надзором;
вторая экспедиция осуществляла надзор за сектантами,
фальшиво- монетничеством, расследовала должностные и
уголовные преступления, управляла политическими тюрьмами,
а также рассматривала жалобы, по- ступавшие на имя
императора;
третья экспедиция наблюдала за проживающими в России
иностран- цами;
четвертая экспедиция ведала всеми происшествиями в
государстве (пожарами, грабежами, эпидемиями, крестьянскими
бунтами и т.д.).
В 1842 г. была образована пятая экспедиция, ведавшая
цензурой теа- тральных постановок.
Задачи политического розыска на местах были возложены на
жандар- мов.
Корпус жандармов до 1826 г. был разобщен, а 28 апреля
1827 г. он стал исполнительным органом Третьего отделения на
основании Именного указа «Об учреждении пяти округов
жандармского корпуса». Вся империя была разделена на 5
жандармских округов, во главе каждого был постав- лен генерал
корпуса жандармов. В дальнейшем их число увеличилось. В
столицах, крупных портах, губернских городах образовались
жандарм- ские дивизионы и команды. Третье отделение стало
руководить штабом корпуса жандармов.
Положение о корпусе жандармов от 1 июля 1836 г.
регламентировало структуру жандармского корпуса и
обязанности чинов. Жандармерия –
это местный орган политического розыска. Жандармский корпус
состав- ляли: Главное, окружные и губернские управления.
Главное управление возглавлял шеф жандармов; окружные
управления – начальники округов; губернские управления –
губернские жандармы штабс-офицеры. Жан- дармские чины
были обязаны осуществлять приведение в исполнение за- конов
и судебных приговоров, преследовать и разыскивать
преступников, противодействовать запрещенным сборищам,
усмирять массовые вол- нения, сопровождать особо опасных
арестантов, выявлять контрабанды, обеспечивать порядок в
местах массового скопления людей и т.д.
Местные органы управления составляли систему губернского
управ- ления и уездные власти. С присоединением новых
территорий в XIX в. уве- личилось число губерний. Кроме того,
существовали более крупные тер- риториальные единицы –
генерал-губернаторства, включавшие несколько губерний, но не
повсеместно, а на окраинах Российской империи.
Губернии делились на уезды, в которых были организованы
волости, призванные улучшить управление государственными
крестьянами.
Система губернского управления. Губернатор назначался
верховной властью и выполнял функцию представительства
высшего управления на местах, а также МВД. На некоторых
окраинах существовали еще гене- рал-губернаторы, ведавшие
несколькими губерниями и осуществлявшие высший
политический надзор на подвластной территории. Генерал-
губер- наторы назначались монархом, поэтому их полномочия
были шире, чем полномочия губернаторов, им подчинявшихся.
Губернское правление со- стояло из губернатора, вице-
губернатора, советников, асессоров. В систе- му губернского
управления входила и казенная палата.
Уездным органом управления оставался возглавляемый
капитаном-ис- правником нижний земский суд, который с 1837 г.
стал называться зем- ским судом, включавшим исправника,
непременного заседателя (из дво- рян) и двух сельских (из
крестьян). Уезды делились на станы, которые возглавлялись
становыми старостами. В городах полицейскую функцию
выполняли городничий и управа благочиния. Волость
возглавлялась во- лостным головой, старостой и писарем.
Систематизация законодательства в
первой половине XIX века
Девяти законодательным комиссиям, осуществлявшим
законотворче- скую деятельность с 1700 г. и сменявшим друг
друга на протяжении XVIII столетия, не удалось
систематизировать российское законодательство в силу
многочисленных причин: экономических, политических,
социальных
и правовых. Их деятельность была направлена на создание
собрания зако- нов, сводов законов и уложений, но
противоречивость социально-экономи- ческих и политических
процессов в обществе привела к увеличению числа
законодательных актов: манифестов, указов, грамот,
регламентов и т.д.
Законодательным и кодификационным комиссиям не удалось
заменить Соборное уложение 1649 г. и новоуказные статьи ни
сводом законов, ни уложением (кодексом).
В 1801 г. императору Александру I вновь пришлось
столкнуться с боль- шим количеством и противоречивостью
законодательных актов, принятых от Соборного уложения 1649
г. и действовавших до вступления в юриди- ческую силу Свода
законов Российской империи.
Противоречивость российского законодательства и пробелы
в нем су- щественно затрудняли деятельность органов
государственной власти, не было единообразия в применении
законодательных актов, многие из них вообще не были
опубликованы. Все это препятствовало осуществлению
правосудия в России. Судьи, например, по одному и тому же
вопросу могли найти источники права с различным
содержанием. Основным источником позитивного права по-
прежнему являлось Соборное уложение 1649 г., до-
полнявшееся последующими законодательными актами.
Законодательная комиссия 1801–1825 гг. создавала проекты
собра- ний законов, сводов законов, уложений. Особый интерес
представляют проекты гражданского, торгового и уголовного
уложений, а также соот- ветствующих уставов
судопроизводства.
Обращает на себя внимание проект Гражданского уложения
1809–1814 гг., составленный Комиссией составления законов,
действо- вавшей под руководством М.М. Сперанского при
Государственном совете. С января 1826 г. работы по
систематизации законодательства были возложены на Второе
отделение собственной его императорского вели- чества
канцелярии и реализованы под непосредственным надзором им-
ператора.
В 1830 г. чиновниками Второго отделения с.е.и.в. канцелярии
было за- кончено первое Полное собрание законов Российской
империи, включив- шее все законодательные акты, принятые с
1649 по 1825 г. и изложенные в хронологическом порядке.
Второе Полное собрание законов Российской империи
содержало за- конодательство с 1825 по 1881 г. Ежегодно
издавались новые тома ПСЗ, в которые включались все новые
законодательные акты, принятые за год. Полное собрание
законов Российской империи являлось актом инкор- порации
всех законодательных актов: действовавших и потерявших юри-
дическую силу на момент их систематического изложения.
Полное собрание законов Российской империи представляло
собой информационную базу для толкования правовых норм.
31 января 1833 г. император Николай I утвердил в качестве
действу- ющего источника права Свод законов Российской
империи. В его основу было положено только действующее
законодательство с Соборного уло- жения 1649 г. по 1 января
1832 г., а деление законодательного материала осуществлялось
по родам законов. В Свод не вошли военные и морские
постановления. Систематизация законодательства была
проведена в свя- зи с потребностями государства: правосудие и
порядок управления. Свод получил законную (юридическую)
силу 1 января 1835 г.
Свод законов был составлен из действующих
законодательных актов, его текст подвергся ревизии и
исправлениям, а затем в него были внесе- ны изменения и
дополнения, созданы указатели: общие, хронологические и
предметные. Свод законов Российской империи 1832 г.
содержал 8 книг, которые были разделены на 15 томов. Свод
законов Российской империи официально закрепил систему
общегосударственного (общеимперского) законодательства.
Система Свода законов Российской Империи 1832, 1842,
1857 гг. со- стояла из:
1) учреждений (Т. I–III);
2) уставов пошлинных (Т. IV);
3) уставов Казенного управления (Т. V–VIII);
4) законов о состояниях (Т. IX);
5) законов гражданских и межевых (Т. X);
6) уставов государственного благоустройства (Т. XI–XII);
7) уставов благочиния (Т. XIII–XIV);
8) законов уголовных (Т. XV).
Свод законов Российской империи не изменяет действие и
силу за- конов, «но приводит их в единообразие и порядок». В
случае неясности закона он толковался в порядке,
установленном законом.
В разделе «Основные государственные законы» Т. I Свода
законов Рос- сийской империи различались общие, местные и
особенные законы (ст. 48). Формы (виды) законов, такие как
уложения, уставы, учреждения, гра- моты, положения, наказы
(инструкции), манифесты, указы, мнения Госу- дарственного
совета и доклады, удостоенные Высочайшего утверждения, а
также Высочайшие повеления о порядке управления излагались
в рес-
криптах и приказах (ст. 53).
В юридической литературе сохранились разногласия в оценке
юриди- ческой природы Свода законов Российской империи 1832
г. Его считали:
1) результатом инкорпорации;
2) актом кодификации;
3) результатом тематической инкорпорации и консолидации
законода- тельства, имевшего юридическую силу.
Свод законов являлся средством обеспечения единого
правового про- странства и законности с учетом
общегосударственных целей правового регулирования и
правового развития отдельных территорий всей Россий- ской
империи. Под каждой статьей были обозначены
законодательные акты, из которых они составлены.
Итак, в 1801–1826 гг. законодатель предпринял очередную
попытку систематизации законодательства в целом и его
кодификации в частно- сти, но в 1826–1832 гг. он стал
придерживаться идеи поэтапной система- тизации
законодательства: инкорпорации (Полное собрание законов Рос-
сийской империи 1830 г.) и последующей консолидации (Свод
законов Российской империи 1832 г.). Попытки кодификации
законодательства были отложены императором Николаем I на
неопределенный срок.
Свод законов Российской империи стал промежуточным
этапом меж- ду текущим законотворчеством и кодификацией –
образованием сводных кодификационных актов по основным
отраслям законодательства. Свод законов Российской империи
в 15 томах переиздавался в 1842 и 1857 гг.
По мнению М.М. Сперанского, уложение (code) есть
систематическое изложение законов по их предметам.
Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.
свиде- тельствовало о попытках кодификации уголовного права
в России. И все же законодатель введет его вместо Свода
уголовных законов в Т. XV Свода законов Российской империи
1857 г.

Гражданское право Российской империи (по


Своду законов Российской империи, т. Х)
Семейно-брачное право не выделялось в самостоятельную
отрасль права и входило в систему гражданского права.
Определялся возраст вступления в брак: 18 лет для мужчин и
16 лет для женщин; в Закавказье природным жителям
дозволялось вступать в брак: с 15 лет жениху, с 13 лет невесте.
Запрещалось вступать в брак: 1) в возрасте старше 80 лет; 2)
с без- умными и сумасшедшими; 3) без дозволения родителей,
опекунов или попечителей; 4) без взаимного и непринужденного
согласия сочетаю- щихся лиц; 5) при состоянии в
нерасторгнутом браке; 6) в четвертый раз;
7) в степенях родства и свойства, запрещенных церковными
законами;
8) монашествующим и посвященным в иерейский или дьяконский
сан.
Порядок заключения брака состоял в следующем: 1)
уведомление свя- щенника своего прихода письменно или устно
о желании вступить в брак;
2) оглашение в церкви; 3) изучение сведений о законности
брака, состав- ление обыска по правилам, предписанным
духовным начальством; 4) за- ключение брака в церкви в
соответствии с правилами и обрядами Право- славной церкви:
обручение и венчание.
Основания к расторжению брака возникали в случае: 1)
прелюбодея- ния одного из супругов или его неспособности к
брачному сожительству;
2) лишения всех прав состояния одного из супругов; 3)
безвестного отсут- ствия одного из супругов.
Прекращение брака происходило в результате смерти одного
из супру- гов.
Свод гражданских законов содержал раздел «О союзе
родителей и де- тей и союзе родственном». Закон
регламентировал права и обязанности супругов, а также детей и
родителей.
Муж сообщал жене все права и преимущества, сопряженные
с его со- стоянием, чином и званием, если она по роду
принадлежала к низшему состоянию. Жена именовалась по
званию мужа и не теряла права и тог- да, когда он за
преступление был лишен прав своего состояния. Супруги
обязаны были жить вместе. Муж обязан любить свою жену, как
собствен- ное свое тело, жить с нею в согласии, уважении,
защищать и извинять ее недостатки и облегчать ее немощи. Он
обязан доставлять ей пропитание и содержание по состоянию и
своей возможности. Жена обязана повино- ваться своему мужу
как главе семьи, относиться к нему с любовью, почте- нием и с
неограниченным послушанием, оказывать ему всякое угождение
и привязанность как хозяину дома.
Брачные отношения регулировались в зависимости от
вероисповеда- ния сторон. Браком закон не создавал общего
владения в имуществе су- пругов; каждый из них мог владеть и
приобретать свою собственностью.
Закон различал законных, незаконных и усыновленных детей.
Власть родителей распространялась на детей обоего пола и
всякого возраста.
Родители были обязаны воспитывать и содержать своих
детей, обра- щать внимание на их нравственное образование и
обеспечивать им домаш- нее воспитание. По достижении детьми
надлежащего возраста родители пеклись об определении сына
на службу или в промысел соответственно их состоянию и об
отдаче дочерей замуж. В случае нанесения обиды их ре- бенку
родители имели право вступиться за него и обратиться в суд с
иском.
Личная родительская власть ограничивалась: 1)
поступлением детей в общественные училища; 2) определением
детей на службу; 3) замуже- ством.
Дети были обязаны оказывать родителям почтение и
послушание, по- корность и любовь, служить им, отзываться о
них с почтением, терпеть их поучения. Дети обязаны были
содержать родителей, находившихся в «бедности, дряхлости
или немощах», по самую их смерть.
Родители управляли имуществом несовершеннолетних детей
на праве опекунском. Совершеннолетние дети могли быть
отделенными (облада- ющими полной дееспособностью) и
неотделенными. Дети признавались отделенными, если
родители выделили им часть своего имущества. Совер-
шеннолетние дети (с 21 года) могли самостоятельно
распоряжаться своим имуществом.
Род есть связь всех членов мужского и женского пола, от
одного об- щего родоначальника происходивших, хотя бы и не
все из них носили его имя.
Существовали следующие линии трех родов: 1) нисходящая
(от лица к сыну, внуку, правнуку и т.д.); 2) восходящая (от лица к
его отцу, деду, прадеду и т.д.); 3) боковая, или побочная
(например, первая боковая ли- ния от первой восходящей
степени, т.е. от отца и матери лица к его брать- ям и сестрам, а
от них к племянникам и т.д.).
Опека и попечительство в семье осуществлялись: над
несовершенно- летними; над безумными, сумасшедшими,
глухонемыми и немыми.
К семье закон относил мужа и жену, отца и мать, а из детей
только не- женатых и незамужних. Однако владельцу
дозволялось отпускать крепост- ных своих людей на волю
порознь как с землей, так и без земли (ст. 372). Возраст
несовершеннолетних и правила опеки над их имуществом ре-
гламентировались законом в зависимости от их возраста: 1) от
рождения
до 14 лет; 2) от 14 до 17 лет (малолетние); 3) от 17 до 21 года.
В рамках вещного права имущество классифицировалось на
движи- мое и недвижимое. Земля делилась на два вида:
населенную и ненасе- ленную.
Владение на недвижимость укреплялось указами, грамотами,
крепо- стью, межевыми планами, книгами и т.д.
Недвижимое имущество делилось на раздельное и нераздельное
по за- кону; благоприобретенное и родовое.
Движимое имущество подразделялось на нетленное (золото,
серебро, каменья, посуда, галантерейные вещи) и тленное
(жемчуг, меховые и дру- гие платья, скоропортящиеся припасы).
Интеллектуальная собственность регламентировалась
Уставом о цен- зуре.
В законе различалось государственное (казенное), удельное,
обще- ственное и частное имущество.
Право собственности рассматривалось как полное (без
участия дру- гих лиц полное владение, пользование и
распоряжение имуществом было вечно и потомственно) и
неполное, когда «оно ограничивается в пользо- вании, владении
или распоряжении» посторонними, а также неполными на
имущество правами: 1) право участия в пользовании и выгодах
чужого имущества; 2) право на угодья в чужом имуществе; 3)
отделение права владения и пользования (например, передача
казенных земель городам и селениям, военным поселянам,
передача имущества во владение и поль- зование по договору, в
результате находки или договора); 4) отделение права
распоряжения по доверенности или по закону (секвестр, опека).
Общий срок давности владения, порождающий право
собственности, определялся законом в 10 лет.
Право собственности, принадлежавшее двум или многим
лицам на одно и то же имущество, есть общее право
собственности.
Обязательства или содержались в самих договорах, из
которых они происходили, таковы суть договор найма, подряда,
поставки и тому подоб- ные; или составлялись в отдельном виде
по предшествующему письменно- му либо словесному договору:
закладные, заемные письма и т.д. (ст. 481). Обязательства
делились на обязательства из договоров и обязатель-
ства из причинения вреда и убытков.
Права на имущество могли приобретать:
1) верховное обладание государственным имуществом
принадлежало единственно самодержавной власти
императорского величества;
2) обладание удельным имуществом принадлежало только
членам им- ператорского дома;
3) все другие права на имущество по различию самих
имуществ и в определенных законом пределах могли
приобретать: члены император- ского дома; дворцовое
управление; казна; дворянские, городские и сель- ские
общества; епархиальные начальства, монастыри и церкви;
кредитные учреждения; богоугодные заведения; ученые и
учебные заведения; част- ные лица; «сословия лиц, как то:
товарищества, компании, конкурсы».
Права на имущество приобретались следующими способами:
1) дар- ственными, т.е. пожалованием, выделом имущества
детям от родителей, в дар, духовным завещанием; 2)
наследством; 3) обоюдными меной и куплей; 4) договорами и
обязательствами (ст. 565).
Произвол и согласие должны быть свободными. Свобода
произвола и согласия нарушается принуждением или подлогом.
Договоры и обязательства обеспечивались по обоюдному
согласию:
1) поручительством; 2) неустойкой; 3) залогом недвижимого
имущества;
4) залогом движимого имущества.
Укрепление прав на имущества производилось: 1)
крепостными (со- ставленными в нотариальном порядке, на
особой бумаге, с уплатой го- спошлины) и явочными актами
(составленными сторонами сделки, заре- гистрированными и
засвидетельствованными нотариально); 2) домаш- ними актами
(документами, не подлежащими регистрации); 3) простой
передачей самого имущества во владение.
Обеспечение исполнения обязательств осуществлялось с
помощью по- ручительства, неустойки, залога и задатка.
Обязательствами по договорам на имущество были: 1)
запродажа;
2) мена; 3) продажа и купля; 4) найм имущества и отдача в
содержание частных имуществ; 5) найм имущества,
принадлежавшего казне, город- ским обществом, архиерейским
домом, монастырями и церквями; 6) дого- воры подряда и
поставки; 7) займы и ссуда имущества; 8) содержание или
поклажа; 9) личный найм; 10) товарищества, которые
разделялись на три вида: полное товарищество; товарищество
на вере (или по вкладам); то- варищество по участкам (или
компания); Манифестом от 6 декабря 1836 г. регламентируется
правовое положение компаний на акциях.
Наследование по завещанию предполагало составление
духовного завещания в качестве законного объявления воли
владельца имущества на случай его смерти.
Наследство по закону предписывало передачу совокупности
иму- ществ, прав и обязательств, оставшихся после умершего,
без завещания.
Лица, связанные кровным родством с умершим, допускались
к насле- дованию без всякого различия в состоянии, за
исключением лишенных всех прав состояния и
монашествующих.
Ближайшее право наследования по закону принадлежало
родствен- никам по нисходящей линии, т.е. после отца и матери
ближайшее пра- во наследования принадлежало их законным
детям мужского пола, а за их смертью последовательно
вступали в права внуки, правнуки и т.д.
За недостатком мужского пола вступали в наследство лица
женского пола, которые пользовались правом наследования в
том же порядке.
Все дети мужского пола за выделом указанных частей
оставшемуся в живых супругу и сестрам делили наследство
между собой поровну.
Сводные дети не наследовали после отчима или мачехи.
Каждая дочь при живых сыновьях получала из всего
наследственного недвижимого имущества 14-ю часть, а из
движимого 8-ю часть. Если имущества не хва- тало для
подобного раздела, то сыновья и дочери получали наследство
поровну.
Линия боковая ближайшая исключала право дальнейшей
линии. В бо- ковых линиях родовые имения переходили:
отцовское всегда в род отца,
а материнское в род матери. Купленное имение передавалось
таким же порядком. Братья единоутробные и единокровные в
наследстве благопри- обретенного имущества предпочитались
другим родственникам.
Законная жена после мужа как при живых детях, так и без них
получа- ла из недвижимого имения 7-ю, а из движимого 4-ю
часть.
Закон регламентировал порядок дарственного, или
безвозмездного, приобретения имущества через завещание,
пожалование и дарение.
Право на открывшееся наследство принадлежало
наследникам с са- мой кончины владельца либо лишения его
всех прав состояния.

Уголовное право по Уложению о наказаниях


уголовных и исправительных 1845 года
Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.
заме- нило Свод уголовных законов (Т. XV Свода законов
Российской империи 1842 г.). Второе отделение Собственной
его императорского величества канцелярии в качестве образцов
систематизации уголовного законода- тельства брал
французский уголовный кодекс 1810 г., а также действую- щее
российское уголовное законодательство: общее и местное.
Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.
было изложено в Т. XV Свода законов Российской империи 1857
г. Изменения в материальном уголовном праве требовали их
согласования с соответ- ствующими нормами и институтами
уголовного судопроизводства. Соот- ветственно, Судебная
реформа 1864 г., а затем контрреформа привели к переизданию
Уложения о наказаниях в 1866, 1885 гг. С.В. Юшков назы- вал
его кодексом, но в то же время признавал существенное
отставание юридической техники, применявшейся в Уложении.
Преступление – это всякое нарушение закона, посягающее на
непри- косновенность прав власти верховной и установленных
ею властей либо на права и безопасность общества или частных
лиц (ст. 1).
Проступок – это нарушение правил, предписанных для
охранения определенных законами прав и общественной либо
личной безопасности или пользы (ст. 2).
За преступления и проступки по роду и мере их важности
виновные подвергались наказаниям уголовным и
исправительным (ст. 3).
Преступлением или проступком признавались как
противозаконное деяние, так и неисполнение того, что под
страхом уголовного и исправи- тельного наказания предписано
законом (ст. 4).
В качестве основного принципа уголовного права было
закреплено, что «нет преступления без указания на то в законе»,
но при назначении
наказания допускалась аналогия закона. Подобные дела
передавались на рассмотрение Правительствующего сената. В
законе содержался прин- цип личной ответственности в делах
уголовных. Незнание закона не ис- ключало ответственности
виновного лица.
В законе предусматривались следующие формы вины: 1)
умышленные преступления и проступки: предумышленные и с
внезапно возникшим умыслом (ст. 6); 2) неумышленные; 3)
неосторожность.
Зло, совершенное случайно, т.е. без намерения и без всякой
неосто- рожности, не считалось виновным (ст. 7).
К причинам, устраняющим вменение в вину, относились:
1) совершенная невинность деяния, случайным и
непредвиденным по- следствием которого было сделано зло;
2) малолетство, т.к. лицо не имело понятия о свойстве
деяния; дети в возрасте 7 лет отдавались для вразумления
родителям, опекунам или родственникам (ст. 100);
3) безумие, сумасшествие и припадки болезни, приводящие в
умо- исступление или совершенное беспамятство; безумные и
сумасшедшие заключались в дом умалишенных (ст. 101.); лицо,
совершившее престу- пление или проступок в состоянии
припадка, отдавалось на попечение родителей, родственников,
опекунов (ст. 102);
4) ошибка случайная или вследствие обмана;
5) принуждение от превосходящей непреодолимой силы;
6) необходимая оборона (ст. 98).
Существовало четыре стадии совершения умышленных
преступлений:
1) умысел; 2) приготовление; 3) покушение; 4) совершенное
преступле- ние.
В Уложении различались соучастие в преступлении по
предваритель- ному согласию всех участников или некоторых
виновных и соучастие без предварительного согласия (ст. 13).
Соучастниками в преступлении без предварительного согласия
признавались главные виновные, участники (ст. 14),
соучастниками в преступлении, совершенном по предваритель-
ному согласию, – зачинщики, сообщники, подстрекатели,
пособники, попу- стители, укрыватели (ст. 15-16).
«Прикосновенными к преступлению» считались лица,
знавшие об умышленном или содеянном преступлении,
имевшие возможность до- вести о том до сведения
правительства, но не исполнившие этой обязан- ности (ст. 17).
Цель наказания не провозглашалась, но исходя из самого
названия Уложения ею были исправление и устрашение.
Наказания за преступления и проступки определялись только в
точном соответствии с законом (ст. 96).
Наказание за преступление или проступок, предусмотренные
в законе, могло быть установлено, только если будет
несомненно доказано, а также если оно может быть вменено
подсудимому в вину (ст. 97).
В Уложении предусматривались уголовные и менее тяжкие –
исправи- тельные, а также дисциплинарные наказания.
Лестницу наказаний составляли уголовные и исправительные
наказа- ния, которые делились на разряды и степени.
Первые четыре разряда считались уголовными наказаниями:
1) лишение прав состояния и смертная казнь;
2) лишение прав состояния и ссылка на каторжные работы
(без срока и сроком от 4 до 20 лет);
3) лишение прав состояния и ссылка на поселение в Сибирь;
4) лишение прав состояния и ссылка на поселение на
Кавказ. Лишение всех прав состояния – это гражданская
смерть (ст. 19).
К телесным наказаниям относились: наложение клейм, оков;
битье плетьми, шпицрутенами, палками, розгами; заключение в
оковы.
Виды смертной казни определялись судом в его приговоре (ст.
20).
Каторжные работы и ссылки на поселение в Сибирь
устанавливались по роду преступления и мере вины.
Закон содержал семь разрядов исправительных наказаний. К
ним, в частности, относились: временное заключение в тюрьму;
кратковре- менный арест (имел 4 степени); выговоры в
присутствии суда, замечания и внушения от мест судебных и
правительственных; денежные взыскания. Лицами, изъятыми от
телесных наказаний, являлись: дворяне потом- ственные и
личные, дворяне иностранные, священнослужители и монаше-
ствующие, а также иностранные гости и купцы I и II гильдии,
почетные
граждане потомственные и личные, некоторые мещане и т.д.
Судья назначал наказание в зависимости от степени вины,
степе- ни участия в преступлении, преступной деятельности и
других обстоя- тельств, регламентации оснований для
увеличения, смягчения и отмены наказаний.
Виновные в преступлении, причинившем кому-либо убытки,
вред или обиду, сверх наказания обязаны были возместить их из
собственного иму- щества, по точному постановлению суда (ст.
62).
К наказаниям за преступления и проступки по службе
относились:
1) исключение из службы; 2) отрешение от должности (лишение
права, в течение трех лет поступать на государственную или
общественную служ- бу); 3) вычет из времени службы; 4)
удаление от должности; 5) перемеще- ние с высшей должности
на низшую; 6) выговор, более или менее строгий, с его
внесением в послужной список; 7) вычет из жалования; 8)
выговор,
более или менее строгий, без внесения в послужной список; 9)
замечание, более или менее строгое.
В Уложении регламентировался порядок замены одних
наказаний дру- гими. Например, смертная казнь по особому
высочайшему соизволению в некоторых случаях заменялась
возведением осужденного преступника на эшафот; если он
принадлежал к дворянскому сословию, то над ним пе-
реламывали шпагу (политическая смерть) (ст. 73).
За преступление, учиненное в пьянстве, если виновный
привел себя в это состояние именно с намерением совершить
данное преступление, назначалась так же высшая мера
наказания (ст. 112).
Обстоятельствами, увеличивавшими вину и наказание лица,
являлись: умысел и обдуманность в действиях преступника; его
состояние, звание и степень образования; степень
противозаконности и безнравственности его побуждений;
большое количество соучастников; степень жестокости,
гнусности или безнравственности в его действиях; степень
опасности преступления против частного лица или многих, или
общества и государ- ства и т.д.
Обстоятельствами, уменьшавшими вину и наказание
виновного лица, считались:
1) добровольная явка в суд или к местному начальству;
2) полное признание и раскаяние в содеянном;
3) если оно без замедления и откровенно указало всех
соучастников;
4) если преступление совершено им по легкомыслию,
слабоумию, глу- пости и крайнему невежеству, что позволило
другим вовлечь его в пре- ступление;
5) если преступление совершено вследствие сильного
раздражения, вызванного поступками потерпевшего;
6) если оно было вовлечено в преступление убеждениями,
приказани- ями или дурным примером людей, имевших над ним
сильную власть;
7) если преступление совершено в силу отсутствия средств к
пропи- танию;
8) если оно не совершило всего преднамеренного в силу
раскаяния и особенно если удержало от того и своих
сообщников;
9) если оно по совершении преступления старалось
отвратить хотя бы некоторые из вредных последствий и
вознаградить зло или убыток (ст. 140).
Наказание отменялось за смертью преступника;
примирением; истече- нием давности (ст. 160).
Дети с 7 до 10 лет и с 10 до 14 лет, не имевшие надлежащего
разумения о своих обязанностях, не подвергались наказанию, но
отдавались родите-
лям или благонадежным родственникам для строгого присмотра
и исправ- ления. Если дети от 10 до 14 лет совершали
преступление «с разумением», то их ответственность лишь
существенно смягчалась.
Дети с 14 до 21 года несли наказание как совершеннолетние,
если за преступление предусматривалось лишение всех прав
состояния, но с не- большим смягчением; за менее тяжкие
преступления несовершеннолет- ние отдавались на военную
службу рядовыми с выслугой, а лица, не спо- собные к строевой
службе, – в писцы военного ведомства и т.д.
Если несовершеннолетний совершил преступление по
неосторожно- сти, то он подвергался только домашнему
исправительному наказанию (ст. 146–148).
Рецидив рассматривался в качестве отягчающего вину
обстоятель- ства, поэтому несовершеннолетние несли
ответственность как совершен- нолетние.
Система особенной части уголовного права содержала:
1) преступления против веры: богохульство и порицание
веры, отсту- пление от веры и постановлений церкви,
оскорбление святыни и наруше- ние церковного благочиния,
святотатство, разрытие могил и ограбление мертвых тел,
лжеприсяга;
2) преступления государственные: против священной особы
госуда- ря-императора и членов императорского дома, бунт
против власти вер- ховной и государственная измена;
3) преступления против порядка управления: сопротивление
распоря- жениям правительства, неповиновение властям,
недозволенное оставле- ние отечества;
4) преступления и проступки по службе государственной и
обществен- ной: превышение власти и противозаконное
бездействие, неправосудие, мздоимство, лихоимство,
преступления и проступки чиновников по не- которым
особенным родам службы (следствие, суд, по делам межевым,
чиновников полиции, чиновников крепостных дел и нотариусов,
казначе- ев и чиновников, хранивших деньги, чиновников,
заключавших подряды и поставки) и др.;
5) преступления и проступки против постановлений о
повинностях го- сударственных и земских;
6) преступления и проступки против имуществ и доходов казны;
7) преступления и проступки против общественного
благоустройства и благочиния;
8) преступления и проступки против законов о состояниях:
незакон- ное лишение прав состояния, присвоение прав
состояния или особых преимуществ, звания, почетных
достоинств, титулов и иных отличий и т.д.;
9) преступления против жизни, здоровья, свободы и чести
частных лиц: смертоубийство, самоубийство, нанесение увечий,
ран и других повреждений здоровью, поединки, произвольное
оставление человека в опасности и неоказание помощи
погибающему, оскорбление чести, про- тивозаконное
задержание и заключение, нападение с насилием, угрозы;
10) преступления против прав семейственных: преступления
против союза брачного, похищение женщин замужних,
злоупотребление роди- тельской властью и преступления детей
против родителей, преступления против союза родственного,
злоупотребление властью опекунами и попе- чителями;
11) преступления и проступки против частной собственности:
на- сильственное завладение чужим недвижимым имуществом,
захват и не- правильное пользование доходами или иными
выгодами чужого имения, истребление граничных меж и
законов, истребление, повреждение и по- хищение чужого
имущества, присвоение и утайка чужой собственности,
преступления и проступки по договорам и другим
обязательствам.
ТЕМА 8.
ГОСУДАРСТВО И ПРАВО РОССИИ В
ПЕРИОД БУРЖУАЗНЫХ РЕФОРМ
(вторая половина XIX века)
Правовой статус, поземельное устройство и устройство
управления крестьян, вышедших из крепостной зависимости
19 февраля 1861 года
Правовой статус крестьян,
вышедших из крепостной зависимости 19 февраля 1861 года
Основными законодательными актами Крестьянской
реформы были Общее положение о крестьянах, вышедших из
крепостной зависимости, Положение о выкупе..., Положение о
губернских по крестьянским делам учреждениях, ряд местных
положений о поземельном устройстве крестьян, а также
дополнительные правила по отдельным категориям крестьян,
дво- ровых, горнозаводских рабочих (всего 17 законодательных
актов).
Ключевыми положениями реформы являются следующие: 1)
крестья- не безвозмездно получали личную свободу и права
свободных сельских обывателей; 2) помещики сохраняли право
собственности на все земли, но обязаны были наделить
крестьян землей на условиях пользования;
3) наделение землей осуществлялось в добровольном порядке,
в случае разногласий – в соответствии с законодательством.
При этом составля- лись уставные грамоты, для организации
работы создавался институт мировых посредников; 4) за
пользование землей крестьяне платили по- винности (работой
или деньгами); 5) крестьяне имели право выкупить
предоставленные им земли. Право выкупа усадебной земли
было безус- ловным, а полевой надел мог быть выкуплен только
с согласия помещика. До принятия решения о выкупе крестьяне
находились во временнообя- занном состоянии с сохранением
административно-полицейских функций помещика.
Обязательный перевод на выкуп и отмена временнообязанного
состояния произошли только в 1881 г.
Крестьяне, вышедшие из крепостной зависимости, получили
126
полную гражданскую правоспособность и дееспособность: могли
самостоятельно заключать различные договоры, вступать в
брак, быть истцами и ответчи- ками в суде, занимать должности
в государственном аппарате и органах общественного
самоуправления, поступать в учебные заведения, пере-

127
ходить в другие сословия и т.д. Они являлись плательщиками
подушной подати, сбора на обеспечение продовольствием,
земских и мирских по- винностей.
Поземельное устройство крестьян,
вышедших из крепостной зависимости 19 февраля 1861 года
При определении норм надела учитывались особенности
местных при- родных и экономических условий. Вся территория
Европейской России была разделена на три полосы:
нечерноземную, черноземную, степную. В нечерноземной и
черноземной полосах устанавливалась высшая и низ- шая (1/3
высшей) нормы душевого земельного надела, в степной – еди-
ная (указная) норма. Размер высшего надела колебался от 3 до
7 десятин (1 десятина = 1,1 га). Реальный надел крестьянина не
мог быть меньше низшего душевого надела (правда,
предусматривался дарственный надел, который был меньше
этого предела, но за него не нужно было платить). Если до
реформы крестьянский надел был больше высшего душевого
на- дела, то помещик мог его уменьшить до законодательной
нормы (отсюда пошли пресловутые «отрезки»). В то время, как
«отрезки» по отдельным губерниям были проведены у 40–65 %
крестьян, «прирезки» коснулись лишь 3–5 %. Причем у крестьян
отрезались лучшие (луга, выгоны, водо- пои и т.д.), а
прирезались худшие земли. Прирезка также проводилась в
интересах помещиков: она доводила надел до определенного
минимума, необходимого для сохранения крестьянского
хозяйства, и в большинстве случаев была связана с
увеличением повинностей. Крестьянин вынужден был
арендовать отрезанные, но необходимые ему земли на
кабальных ус- ловиях. Значительно затрудняла процесс
обработки земли и чересполо- сица.
Размер платы за пользование землей устанавливался
законодатель- ством (для оброчных районов он колебался от 9
до 12 рублей в год за высший душевой надел). Эти положения
конкретизировались в уставных грамотах, в которых
указывалось, какую землю получали крестьяне. В це- лях
урегулирования взаимоотношений между помещиками и
крестьянами Сенатом по представлению губернаторов
назначались мировые посредни- ки из числа дворян-помещиков.
Уставные грамоты составлялись помещи- ками или мировыми
посредниками, после чего их содержание доводилось до
сведения крестьянского схода. Затем в них могли вноситься
поправки по предложениям и замечаниям крестьян, а мировой
посредник решал все спорные вопросы.
Выкупная операция. Размер выкупа за землю определялся с
тем усло- вием, чтобы помещик, получив деньги и положив их в
банк из расчета 6 % годовых, получал годовой доход, равный
прежнему оброку. Таким образом,
за высший душевой надел необходимо было уплатить сумму
оброка, умно- женную на 16,67 (например, в Аткарском уезде
Саратовской губернии об- рок был равен 9 рублям, поэтому за
высший душевой надел полагалось 150 рублей, 6 % от этой
суммы и составляли доход помещика). При доброволь- ном
решении вопроса о выкупе и наделении крестьян высшим
наделом помещик имел право получить 80 % этой суммы от
правительства, а 20 % уплачивались крестьянами в виде
дополнительного платежа единовремен- но. Если же крестьяне
не хотели выкупать наделы, а помещик настаивал, то он
получал только 75 % суммы, но крестьяне обязаны были
принять на- делы. Суммы, получаемые помещиком от
правительства, ложились на кре- стьян в качестве казенного
долга; считалось, что крестьяне получили ссуду от
правительства и должны были рассчитываться по ней
выкупными плате- жами в размере 6 % годовых от размера
ссуды в течение 49 лет. Разумеет- ся, крестьяне могли уплатить
эти суммы сразу, но таких денег у них не было. После расчетов с
правительством крестьяне становились собственниками земли,
но до этого времени они не могли ею распоряжаться.
Выкуп осуществлялся либо единолично крестьянином при
подворной форме землепользования, либо всем сельским
обществом – при общинной. Повинности. До перехода на выкуп
крестьяне обязаны были за пре- доставленные им в
пользование земельные наделы отбывать повинности в виде
барщины или оброка. Закон устанавливал следующие нормы
обро- ка: за высший надел в промышленных губерниях – 10
рублей, в остальных
– 8-9 рублей с души мужского пола. В случае близости имений к
железной дороге, судоходной реке, торгово-промышленному
центру помещик мог ходатайствовать об увеличении нормы
оброка. Кроме того, закон предус- матривал повышение через 20
лет нормы оброка.
Барщина за высший душевой надел устанавливалась в
размере 70 рабочих дней (40 мужских и 30 женских) с тягла в
год, причем 3/5 дня барщины приходилось на летнее время.
Продолжительность рабочего дня составляла 12 часов летом и
9 часов зимой.
Устройство управления крестьянами,
вышедшими из крепостной зависимости 19 февраля 1861
года
Сельские обыватели, жившие на землях одного помещика,
представляли собой сельское общество (общину), несколько
сельских обществ – волость. Сельское общество обязано было
содержать органы самоуправления, за- пасные сельские
магазины (продовольственные склады на случай экстрен- ных
нужд), престарелых и нетрудоспособных членов общины. За
недоимки по государственным повинностям отвечала вся
община круговой порукой.
Сельское общество составляло сельский сход, избиравший
сельского старосту и ряд должностных лиц: сборщиков податей,
смотрителей мага-
зинов, сторожей и т.д. Сельский сход принимал и увольнял из
общества, решал вопросы землепользования, контролировал
выполнение государ- ственных и земских повинностей.
Сельский староста обеспечивал порядок в своей округе,
следил за исполнением повинностей, мог наказывать за
маловажные проступки (штрафовать на сумму до 1 рубля,
подвергать аресту или принудительным общественным работам
на срок до двух дней).
Несколько сельских обществ создавали волость, которая
строилась по территориальному принципу (от 300 до 2 000
душ.). Высшим крестьян- ским органом волости был волостной
сход из представителей сельских обществ. В состав волостного
схода входили по одному представителю от каждых 10 дворов.
Волостной сход избирал волостное правление во главе с
волостным старшиной и волостной суд. Сход являлся распоря-
дительным органом по делам волости, волостное правление –
исполни- тельным.
Волостной старшина имел те же функции, что и сельские
старосты, только в пределах волости, сельские старосты ему
подчинялись. Кроме того, волостной старшина выполнял ряд
полицейских функций: задержи- вал бродяг, дезертиров, следил
за охраной общественного порядка.
Волостной суд состоял из 4–12 судей, избираемых на один
год. Дела рассматривались в составе трех судей. Волостной суд
разбирал тяжбы между крестьянами на территории волости и
судил виновных за проступ- ки, более серьезные, чем те, за
которые наказывал сельский староста. В его компетенцию
входили иски между крестьянами на сумму до 100 ру- блей,
проступки, за которые предусматривался арест до 7 дней,
штраф 3 рубля или 20 ударов розгами. Дела решались в
примирительном порядке. Решения и приговоры считались
окончательными.
Эти органы управления контролировались мировым
посредником, ко- торый утверждал выборы должностных лиц
сельской администрации. Ми- ровые посредники назначались
губернатором по рекомендации предво- дителей дворянства из
местных помещиков. В качестве мировых посред- ников, как
правило, выступали активные защитники крепостного права.
Исключением являлись лишь Лев Толстой или декабрист
Андрей Розен, которые защищали интересы крестьян.
Мировые посредники отчитывались перед уездным съездом
мировых посредников под председательством уездного
предводителя дворянства. Уездный съезд контролировался
губернским присутствием по крестьян- ским делам,
председателем которого был губернатор.
В целом Крестьянская реформа носила буржуазный характер
и способ- ствовала дальнейшему развитию в России
капиталистических отношений.
Земская реформа 1864 года
Отмена крепостного права неминуемо влекла за собой
реформы в об- ласти центрального и местного управления.
Разработка основ Земской ре- формы началась с 1862 г., когда
во многих городах были созданы соответ- ствующие комиссии.
Большинство членов комиссий высказывалось за со- здание
бессословных самостоятельных органов местного
самоуправления. Комиссия о губернских и уездных
учреждениях, рассмотрев состояние местного хозяйства и
управления за 10 лет, пришла к выводу, что до тех пор, пока
местное хозяйственное управление находится в руках не заин-
тересованных в конечном результате чиновников, успехи
местного хозяй-
ства будут невозможны.
Идея об участии представителей общественности в решении
местных дел была не чужда России и раньше, но
реализовывалась она в основном на уровне сословий.
Земская реформа была проведена Положением о губернских
и уезд- ных земских учреждениях 1 января 1864 г. Основное
содержание рефор- мы заключалось в том, что были созданы
выборные бессословные органы местного самоуправления.
Такими органами стали губернские земские со- брания,
губернские управы, уездные земские собрания, уездные управы.
Земские собрания были распорядительными органами и
собирались один раз в год. С разрешения министра внутренних
дел допускались чрезвычай- ные собрания. Управы были
постоянно действующими исполнительными органами,
формируемыми собраниями.
Депутаты (гласные) уездных земских собраний избирались на
три года. Выборы осуществлялись на трех избирательных
съездах по кури- ям: 1) на съезде уездных землевладельцев; 2)
на съезде городских изби- рателей; 3) на съезде выборных от
сельских обществ. В избирательных съездах не могли
участвовать: лица моложе 25 лет; находящиеся под уго- ловным
следствием или судом; опороченные по суду или
общественному приговору; иностранцы.
Для избирателей первой курии предусматривался
имущественный избирательный ценз в размере 200–800
десятин земли. В первую курию входили не только помещики, но
и крупные торговцы и промышленники, имевшие в уезде
предприятия стоимостью не менее 15 тыс. рублей либо с
оборотом не менее 6 тыс. рублей в год. Положение 1864 г.
предусма- тривало возможность участия в выборах
уполномоченных от священнос- лужителей, владевших в уезде
церковной землей.
По второй курии избирательное право получали городские
жители, имевшие купеческие свидетельства, владельцы
торгово-промышленных
предприятий в черте города с оборотом не менее 6 тыс. рублей,
а также владельцы недвижимого имущества стоимостью от 500
до 3 000 рублей в зависимости от величины города.
Для крестьян выборы были бесцензовыми, но
двухступенчатыми. Вна- чале на волостных сходах избирались
выборщики данного уезда, кото- рые затем выбирали гласных
уездного земского собрания. В результате, по данным за 1865–
1867 гг., дворяне составляли 42 % уездных гласных, крестьяне –
38 %, прочие – 20 %.
Гласные на губернские земские собрания избирались на 3
года из чис- ла гласных уездных собраний в пропорции 1
представитель от каждых 6 членов уездного собрания.
Председатель земского собрания не избирался, им по
должности состоял предводитель дворянства: в уезде –
уездный, в губернии – гу- бернский.
В компетенцию органов земского самоуправления входили
вопросы, касающиеся местного хозяйства (путей сообщения,
промышленных пред- приятий, продовольствия, страхования,
торговли), содержания учрежде- ний народного образования,
здравоохранения, общественного призрения, установления и
взимания местных (земских) налогов и сборов, раскладки
государственных сборов, выборов должностных лиц и др.
Земские учреж- дения имели право приобретать и отчуждать
имущество, заключать дого- воры, выступать истцом в судах.
В случае несоответствия решений земских учреждений
законодатель- ству губернатор мог приостанавливать эти
решения. Сенат принял специ- альные постановления,
запрещавшие сношения земств друг с другом. Царизм боялся
объединенных, согласованных действий земств. Земствам
запрещалось публиковать свои постановления и отчеты без
разрешения губернатора. Правительство опасалось земств, т.к.
в них концентрирова- лись оппозиционные царизму
либеральные слои общества. Именно через земства буржуазия
вела борьбу за свои интересы.

Городская реформа 1870 года


Дальнейшее развитие капиталистических отношений после
отмены крепостного права обусловило проведение и городской
реформы.
До реформы существовали сословные органы городского
самоуправ- ления, созданные еще в соответствии с Жалованной
грамотой городам 1785 г. Однако эти органы не обладали
реальными полномочиями, суще- ствовали чисто формально, а
во многих местностях перестали действо- вать и были заменены
административными органами. Местное хозяйство
городов находилось в руках бюрократических учреждений и
практически повсеместно было в запущенном состоянии.
Реформа была проведена Городовым положением 16 июня
1870 г. на тех же принципах, что и Земская реформа. Органами
городского само- управления являлись городские
избирательные собрания, городская дума (распорядительный
орган) и городская управа (исполнительный орган).
Функции городского управления, как и функции земского,
были чисто хозяйственными: благоустройство города (мощение
улиц, прокладка во- допроводов, канализации), борьба с
пожарами, попечение о местной про- мышленности, торговле,
здравоохранении, образовании.
Городские избирательные собрания созывались
исключительно для избрания гласных думы. Правом голоса
обладали городские обыватели независимо от сословной
принадлежности, отвечающие следующим цен- зам: русское
подданство; возраст 25 лет; владение недвижимостью или
уплата городских налогов; отсутствие недоимок по городским
налогам. Для производства выборов составлялся единый список
городских налого- плательщиков в порядке убывания суммы
уплачиваемых городских нало- гов, затем этот список делился
на три части, каждая из которых состояла из избирателей,
совместно уплачивающих 1/3 часть налогов. В соответ- ствии с
таким делением созывались три городских избирательных
собра- ния, каждое из которых избирало 1/3 гласных. Таким
образом, преимуще- ство отдавалось наиболее состоятельным
налогоплательщикам. Рабочие, служащие и интеллигенция, не
владевшие недвижимым имуществом и, соответственно, не
уплачивавшие в городскую казну налоги, от выборов
устранялись.
Выборы были тайными и осуществлялись посредством
баллотировки шарами. Избиратели не имели права давать
никаких инструкций гласным, т.е. они получали свободный
мандат. Гласные избирались на четыре года. Они избирали
городского голову и членов городской управы. Заседания
городской думы созывались городским головой, губернатором
или по тре- бованию 1/5 гласных. Все текущие дела возлагались
на городского голову и управу.
Городское самоуправление находилось в еще большей
зависимости от правительственной администрации, чем
земства. Городской голова уездного города утверждался
губернатором, губернского – министром внутренних дел.
Министр и губернатор могли отменить любое постановле- ние
городской думы. Специально для контроля за городским
управлением в каждой губернии было создано губернское по
городским делам присут- ствие под председательством
губернатора. Однако и такое самоуправле- ние являлось
значительным достижением в условиях самодержавия.
Создание органов земского и городского самоуправления
всколыхнуло общественную активность, дало толчок развитию
хозяйственной жизни, благоустройству городов, расширению
сети учебных и медицинских заве- дений. Разумеется, органы
местного самоуправления не могли поколебать основ
самодержавия, но в то же время нет оснований оценивать их в
ка- честве «пятого колеса» в телеге управления России, как это
было принято в советской историографии.

Общая характеристика Судебной реформы 1864 года


Мысль о необходимости судебной реформы витала в русском
обществе с начала XIX в. Проекты реформы предлагались
декабристами, чиновни- ками (М.А. Балугьянским, М.М.
Сперанским), либералами и революционе- рами 1860-х гг.
Второе отделение с.е.и.в. канцелярии вело разработку проектов
уголовного судопроизводства, системы судебных учреждений.
Основная причина судебной реформы – развитие
капиталистических от- ношений в стране, когда требование
безопасности личности и неприкос- новенности собственности
выдвигалось на первый план, а старая судеб- ная система
оказывалась неспособной его осуществить.
Разработка реформы проходила после отмены крепостного
права и укрепления либерально настроенных чиновников в
правительстве. На- чало реформы было положено великим
князем Константином Николаеви- чем, который стал проводить
реформирование военно-морских судов. За- тем в
государственной канцелярии началась разработка реформы
общих судов и судопроизводства. Главными разработчиками
реформы являлись С.И. Зарудный и Н.И. Стояновский. В 1862 г.
были изданы «Основные по- ложения преобразования судебной
части в России», состоявшие из трех частей, посвященных
соответственно судоустройству, гражданскому и уго- ловному
судопроизводству. В них закреплялись такие новые институты,
как выборный мировой суд, присяжные заседатели, адвокатура,
принципы состязательности, всесословности и отделения суда
от администрации.
На базе «Основных положений» были разработаны
документы судеб- ной реформы, утвержденные императором 20
ноября 1864 г.: Учреждение судебных установлений, Устав
уголовного судопроизводства, Устав граж- данского
судопроизводства, Устав о наказаниях, налагаемых мировыми
судьями. Новые судебные органы начали функционировать с
1866 г.
Реформа принципиально изменила систему судебных
органов и вве- ла состязательный процесс. Среди всех реформ
второй половины XIX в. судебная наиболее полно проводила
буржуазные принципы: отделение суда от администрации,
независимость суда; бессословность суда; нес-
меняемость судей; минимальное количество судебных
инстанций (первая инстанция – рассмотрение дела по существу,
апелляционная инстанция, кассационная инстанция).
Все решения и приговоры судов делились на окончательные
и неокон- чательные. Окончательные решения выносились по
менее значимым де- лам, по незначительным преступлениям.
Окончательные приговоры мог- ли пересматриваться только в
кассационном порядке, неокончательные
– в апелляционном. На подачу кассационной жалобы и
апелляционного отзыва устанавливался срок в две недели
после вынесения решения.
Кроме собственно реформы судов была проведена реформа
след- ственного аппарата (по Закону от 8 июня 1860 г.). При
судах учреждались судебные следователи, которые в
процессуальном плане подчинялись только прокурору.
Следствие полностью изымалось у полиции. Полиция вела
лишь дознание (сбор первоначальных сведений о событии
престу- пления и преступнике), данные которого
перепроверялись на предвари- тельном следствии.
Подверглась реформированию прокуратура, была создана
адвокатура (институт присяжных поверенных). Присяжные
поверенные выступали в качестве защитников по уголовным
делам и в качестве представителей по гражданским. В 1866 г.
для регистрации и оформления сделок учре- жден нотариат.
Реформа прокуратуры. До судебной реформы функции
прокуратуры, созданной еще в 1722 г. и практически не
изменившейся по сравнению с Учреждением для управления
губернией, были достаточно расплывча- тыми. На нее
возлагался надзор за исполнением законов со стороны всех
организаций и частных лиц. Но структура прокуратуры и объем
ее ком- петенции совершенно не отвечали этим задачам. Во
главе прокуратуры стоял генерал-прокурор (он же министр
юстиции), непосредственно ему подчинялись обер-прокуроры
Сената и Синода, губернские прокуроры. В подчинении
губернских прокуроров находились стряпчие. Губернские
прокуроры входили в губернское правление и подчинялись не
только генерал-прокурору, но и губернатору, т.е. находились в
двойном подчи- нении. Зависимость от административных
властей отрицательно сказыва- лась на деятельности
прокуратуры.
Судебная реформа предусматривала вывод прокуратуры из
подчине- ния административных властей и построение по
принципу централизации, подчинения только по вертикали.
Учреждение судебных установлений 1864 г. закрепило
следующую структуру прокуратуры: генерал-прокурор (он же
министр юстиции) – обер-прокуроры Сената – прокуроры судеб-
ных палат – прокуроры окружных судов и их товарищи.
Прокуратура уч-
реждалась при судебном ведомстве для надзора за
деятельностью право- охранительных и судебных органов, так
называемый общий надзор из ее компетенции исключался.
В компетенцию прокуратуры входили: 1) надзор за
предварительным следствием; 2) выступление в качестве
стороны в суде (обвинителя или представителя); 3) надзор за
местами лишения свободы и исполнением наказаний; 4)
опротестование незаконных решений и приговоров в по- рядке
кассации или апелляции.
В уголовном процессе прокурор соответствующего суда:
надзирал за ходом следствия (но сам следственных действий не
проводил); состав- лял обвинительный акт и представлял дело в
суд; выступал в качестве обвинителя в суде (представлял
доказательства, участвовал в допросе свидетелей и
потерпевших, давал заключения, в том числе о мере на-
казания); опротестовывал незаконные решения суда, которые
расходи- лись с его требованиями и заключениями; делал
представления о воз- обновлении дел по вновь открывшимся
обстоятельствам; наблюдал за
«точностью и безотлагательностью» исполнения наказания (при
этом прокурор обязан был немедленно освободить лицо,
незаконно лишен- ное свободы).
Единого нормативного акта, регламентировавшего
деятельность про- куратуры, не существовало.

Судоустройство по Судебным уставам 1864 года


Новая система судов законодательно оформлялась
Учреждением су- дебных установлений и включала мировые
суды и общие судебные ме- ста. Провозглашались отделение
судебной власти от административной, независимость и
несменяемость судей. Отменялся сословный принцип по-
строения судебной системы и вводился всесословный суд.
Сокращалось число судебных инстанций.
Мировой суд состоял из двух звеньев: 1) мирового судьи,
распро- странявшего свою юрисдикцию на территорию участка
мирового суда (несколько участков на территории уезда),
который рассматривал дела по первой инстанции; 2) съезда
мировых судей округа (округ соответство- вал уезду),
рассматривавшего дела в апелляционном и кассационном по-
рядке. В случае несогласия с окончательными приговорами и
решениями съезда мировых судей можно было требовать
пересмотра дела в кассаци- онном порядке в кассационном
департаменте Сената.
Мировой суд был выборным учреждением, судьи избирались
уездны- ми земскими собраниями сроком на 3 года. Для
избрания судья должен
был отвечать следующим цензам: возраст – не менее 25 лет;
образование
– не ниже среднего (или стаж работы в судебных органах 3
года); иму- щественный ценз не менее 400 десятин земли либо
владение недвижи- мостью на сумму не менее 15 тыс. рублей
или недвижимостью в городах на сумму не менее 6 тыс. рублей.
Не могли быть мировыми судьями лица, опороченные по суду,
несостоятельные должники и состоящие под опекой за
расточительство, представители духовенства.
Существовало три вида мировых судей: 1) участковые судьи,
которые рассматривали основную массу дел и получали за это
жалованье; 2) по- четные мировые судьи, которые
рассматривали дела в случае отсутствия участкового или по
просьбе сторон безвозмездно; 3) почетные участ- ковые судьи,
которые отказались от положенного жалованья. Почетные
мировые судьи пользовались такими же правами при
рассмотрении дел, как и участковые, но в отличие от последних
могли занимать должности в государственных и общественных
учреждениях.
Компетенция мирового суда. По гражданским делам он
рассматривал иски на сумму не более 500 рублей. Решения по
искам до 30 рублей счи- тались окончательными. По уголовным
делам им разрешались все дела о преступлениях и проступках,
санкция которых не превышала 300 рублей штрафа, трех
месяцев ареста или одного года лишения свободы в тюрьме.
Окончательными считались приговоры до трех дней ареста или
15 рублей штрафа. При определении наказания суд
руководствовался Уставом о на- казаниях, налагаемых
мировыми судьями.
Обжаловать решение мирового судьи можно было на съезде
мировых судей, в состав которого входили мировые судьи уезда,
из числа которых избирался председатель, непременный член,
занимавшийся подготовкой всех необходимых материалов,
секретари, осуществлявшие делопроиз- водство. На съезде
присутствовал товарищ прокурора окружного суда для дачи
заключений по делам (ст. 58). Для исполнения решений
мировых судей и их съездов назначались особые судебные
приставы (ст. 60).
Общие судебные места. Территория государства была
разделена на су- дебные округа, которые не совпадали с
административно-территориаль- ным делением (округ окружного
суда приблизительно равнялся губернии, в округ судебной
палаты входили несколько округов окружного суда). Общие
судебные места состояли из трех звеньев: 1) окружные суды; 2)
су- дебные палаты; 3) кассационные департаменты Сената. Для
рассмотрения ряда государственных и должностных
преступлений предусматривался верховный уголовный суд.
Окружной суд состоял из председателя и членов,
распределенных по отделениям (гражданскому и уголовному).
Они считались коронными
судьями и назначались пожизненно императором по
представлению ми- нистра юстиции. Коронные судьи должны
были соответствовать возраст- ному цензу (не менее 25 лет),
иметь высшее юридическое образование и стаж практической
работы по судебному ведомству не менее трех лет. При
рассмотрении тяжких уголовных дел привлекались присяжные
за- седатели, которые должны были отвечать имущественному,
служебному, возрастному цензу и цензу оседлости.
В компетенцию окружного суда входили все гражданские и
уголовные дела, не подсудные мировому суду (кроме дел о
государственных и неко- торых должностных преступлениях).
Окружной суд был исключительно судом первой инстанции.
Дела, решенные с участием присяжных заседа- телей,
считались окончательно решенными и пересмотру в порядке
апел- ляции не подлежали.
К концу XIX в. в России действовало 104 окружных суда.
Судебные палаты состояли из коронных судей,
распределенных по де- партаментам (гражданскому и
уголовному). Дела о государственных пре- ступлениях
рассматривались с участием сословных представителей (в со-
ставе губернского и одного уездного предводителя дворянства,
одного городского головы и одного волостного старшины).
Сословные предста- вители имели те же права, что и коронные
судьи.
Компетенция судебных палат ограничивалась рассмотрением
государ- ственных и должностных преступлений по первой
инстанции и аппеляци- онным пересмотром решений окружных
судов.
Сенат являлся кассационной инстанцией для общих
судебных мест. Эти функции выполняли гражданский и
уголовный кассационные де- партаменты. Кроме того,
продолжали действовать первый департа- мент, обладавший
административными полномочиями, и четвертый (впоследствии
судебный) департамент, являвшийся апелляционной
инстанцией для коммерческих судов. Для рассмотрения по
первой ин- станции должностных преступлений чиновников
выше 5-го классного чина из членов кассационных
департаментов составлялось судебное присутствие Сената.
Верховный уголовный суд создавался каждый раз по особому
импера- торскому указу для рассмотрения конкретных уголовных
дел по государ- ственным преступлениям и по должностным
преступлениям членов Госу- дарственного совета и министров.
Судопроизводство по судебным уставам 1864 года

Судопроизводство
по Уставу уголовного судопроизводства 1864 года
К основным принципам судопроизводства относились:
публичность и гласность процесса; устность; состязательность
(стороны имели равные права и доказывали те обстоятельства,
на которые ссылались, суд только оценивал представленные
доказательства и выносил решение); свобод- ная оценка
доказательств на основе внутреннего убеждения судьи.
Уголовный процесс строился на следующих принципах: никто
не мо- жет быть наказан, кроме как судом; презумпция
невиновности (человек считался невиновным до тех пор, пока
судом не доказано обратное); от- деление власти судебной от
власти обвинительной; вынесение только об- винительных или
оправдательных приговоров (оставление в подозрении не
допускалось); участие общественности в рассмотрении
уголовных дел (суд присяжных); обеспечение обвиняемому
права на защиту (участие защитника). Таким образом,
инквизиционный процесс был заменен на со- стязательный.
Уголовный процесс в окружных судах с участием присяжных
заседате- лей. Окружной суд, рассматривавший дела с участием
присяжных заседа- телей, состоял из двух коллегий: 1) коронных
судей в составе 3 человек, разрешавших вопросы права; 2)
присяжных заседателей в составе 12 человек, разрешавших
вопросы факта. Присяжные заседатели привлека- лись для
рассмотрения уголовных дел, грозивших наказанием, сопряжен-
ным с лишением или ограничением прав состояния.
Присяжными могли быть русские подданные, достигшие
возраста 25 лет (но не старше 70 лет), проживающие не менее
двух лет в пределах данного уезда, не состоящие на
государственной службе в правоохрани- тельных и судебных
органах, неопороченные по суду. Присяжные должны были
отвечать или служебному или имущественному цензу.
Комплектование присяжных. Временные комиссии уездных
земских собраний составляли общие списки присяжных, которые
утверждались губернатором и публиковались в местной печати.
Эти же комиссии состав- ляли очередные списки присяжных,
призываемых в текущем году. Чтобы подстраховаться в случае
неявки присяжных, в городах расположения окружных судов
составлялись особые списки запасных присяжных.
Присяжные могли призываться к исполнению своих
обязанностей толь- ко один раз в год. За 3 недели до начала
конкретного судебного заседания окружной суд при открытых
дверях по жребию назначал 30 присяжных заседателей из
очередного списка и 6 запасных заседателей из особого
списка. Непосредственно перед судебным заседанием
председатель суда проверял явку присяжных, и если являлись
менее 30, то они дополнялись запасными заседателями. Список
явившихся 30 заседателей представ- лялся прокурору, который
мог отвести безмотивно 6 заседателей. Затем подсудимый
путем отвода мог довести число присяжных до 18, из которых по
жребию оставлялись 12 основных и, как правило, 2 запасных
заседате- ля, обязанных присутствовать при рассмотрении
дела.
Права и обязанности присяжных. Выбранные таким образом
присяж- ные приводились к присяге, председатель разъяснял их
права. В ходе су- дебного следствия присяжные имели право на
осмотр доказательств, мог- ли задавать через
председательствующего вопросы свидетелям и другим лицам,
требовать разъяснения всего непонятного. Им запрещалось
поки- дать зал заседаний во время слушания дела, делать
письменные пометки, собирать дополнительные сведения вне
судебного заседания, разглашать тайну совещательной
комнаты.
Стадии процесса. После открытия судебного заседания
зачитывался обвинительный акт и выяснялся вопрос о
признании подсудимым своей вины, затем суд приступал к
судебному следствию. Материалы предвари- тельного
следствия зачитывались только по требованию сторон, суда или
присяжных. В процессе допрашивались сначала потерпевшие,
затем сви- детели обвинения и, наконец, свидетели защиты.
Свидетель сначала изла- гал все известное ему по делу, затем
ему задавались вопросы вызвавшей его стороной, в последнюю
очередь – противной. За судебным следствием шли прения
сторон и последнее слово подсудимого, после чего суд опре-
делял вопросы, подлежащие разрешению при вынесении
приговора. Сюда включались главные вопросы (о событии
преступления, о совершении его подсудимым, о виновности в
данном деянии подсудимого) и частные (об обстоятельствах,
увеличивающих или уменьшающих вину и степень наказания).
Вопросы зачитывались и после внесения поправок по требо-
ванию сторон окончательно излагались в вопросном листе,
который пере- давался старшине присяжных заседателей.
С напутствием председателя присяжные удалялись в
совещательную комнату, где выносили свой вердикт (решение
по каждому вопросу в фор- ме «да» или «нет»). Если присяжные
не приходили к общему решению, то вердикт выносился по
большинству голосов, а в случае равенства голосов решение
принималось в пользу подсудимого.
На основе вердикта коронный суд определял меру наказания
в соот- ветствии с законодательством. Если присяжные
выносили оправдатель- ный вердикт, то подсудимый
освобождался в зале суда. Коронный суд мог только в одном
случае не согласиться с решением присяжных – в случае
осуждения невиновного. В данном случае дело передавалось на
рассмо- трение нового состава присяжных, и тогда их решение
считалось оконча- тельным.
Судопроизводство в мировых судах
В зависимости от степени сложности процессуальных форм в
уго- ловном процессе Российской империи можно выделить три
вида уголов- но-процессуальных производств: обычное
производство с более сложной процессуальной формой
(рассмотрение дел судом присяжных) и упрощен- ное уголовное
судопроизводство. Мировые судьи осуществляли судопроиз-
водство в упрощенной форме. Следствие не делилось на
предварительное и судебное. В Уставе говорилось, что
производство дел у мирового судьи состоит в словесном
разборе, который должен заканчиваться по возмож- ности в
одно заседание. Следовательно, в мировом суде рассмотрение
дела и вынесение приговора могло осуществляться
немедленно.
Поводами к началу процесса в мировом суде являлись: 1)
жалобы частных лиц; 2) сообщения полицейских и других
административных вла- стей; 3) усмотрение мировым судьей
преступных действий. Мировой су- дья имел право поручить
полиции осуществить предварительный розыск, а при
неисполнении полицейскими чинами данных обязанностей
вынести им предостережение либо сообщить прокурору или его
товарищу.
В жалобе должны были указываться имя обвинителя и
понесенные им убытки, имя подозреваемого и его место
жительства, свидетели или иные доказательства,
подтверждающие жалобу.
Поводом к началу процесса не могли стать сведения,
полученные из до- носа или анонимного сообщения. Явка с
повинной, в отличие от общего порядка судебного
разбирательства, не могла служить поводом к началу процесса
в мировых судах. Процесс в мировых судах мог начаться только
при наличии обвинителя, а при явке с повинной таковой
отсутствовал. По этой же причине лица, не потерпевшие от
преступления, не признавались законодателем обвинителями по
делу.
Мировые судьи сами осуществляли отдельные следственно-
розыск- ные функции. Они производили осмотры, обыски,
освидетельствования. В проведении этих действий могли
участвовать стороны, двое понятых, а при необходимости и
сведущие люди. Закон предусматривал следующие меры
пресечения, применяемые мировым судьей: подписка о явке,
пору- чительство, залог, личное задержание.
Судопроизводство в мировом суде носило устный и гласный
характер. При закрытых дверях разбирались дела о
преступлениях против семьи и нравственности, об оскорблении
женской чести и если обе стороны про- сили о негласном
разбирательстве.
Судебное разбирательство включало в себя: 1) оглашение
мировым судьей материалов дела и выступление обвинителя; 2)
допрос свидетелей со стороны обвинения; 3) допрос
обвиняемого; 4) допрос свидетелей за- щиты; 5) предоставление
последнего слова обвиняемому.
Приговор в мировом суде выносился без предварительной
постанов- ки вопросов, предусмотренных в общем
судопроизводстве. При решении вопроса о вине или
невиновности подсудимого мировой судья руковод- ствовался
своим внутренним убеждением, основанным на совокупности
обстоятельств, обнаруженных при судебном разбирательстве.
Таким образом, особенностями уголовного судопроизводства
в миро- вых судах являлись: 1) отсутствие разделения
следствия на предваритель- ное и судебное; 2) возможность
возбуждения дела по усмотрению судьи;
3) сокращение процессуальных сроков и возможность
немедленного рас- смотрения дела.
Особенности гражданского процесса в мировом суде. Право
разреше- ния всех споров принадлежало исключительно
судебным органам. Поли- ция полностью отстранялась от
рассмотрения гражданских дел. Стороны получали полный
доступ к материалам дела.
Судебное разбирательство в мировом суде основывалось на
началах устности, гласности и состязательности процесса.
После предварительных объяснений со сторонами мировой
судья предлагал им закончить дело ми- ром, указывая
возможные к тому способы. В зависимости от места заклю-
чения мировые соглашения делились на судебные и
внесудебные. Субъ- ектами мировой сделки выступали любые
физические или юридические лица, за исключением казенных
управлений. Дело, оконченное миром, не могло возбуждаться
вновь.
Закон не предусматривал участие прокурора в процессе.
Таким образом, особенностями гражданского
судопроизводства в миро- вых судах являлись: 1) допустимость
устной формы заявлений и ходатайств;
2) расширение круга лиц, которые могли быть поверенными в
мировом суде; 3) обязанность по склонению сторон к
примирению; 4) возможность отсрочки взыскания в случае
отсутствия у стороны наличных средств.
Полицейская реформа 60–80 годов XIX века
До начала 1860-х гг. полиция структурно входила в состав
МВД. В центральном аппарате МВД были созданы следующие
департаменты: исполнительной полиции, хозяйственный,
духовных дел, иностранных ис- поведаний, медицинский,
казенных врачебных заготовлений, общих дел министерства.
Пожалуй, только Департамент полиции исполнительной
руководил сугубо полицейскими органами. На местах
продолжали дей- ствовать: управы благочиния – в городах,
нижние земские суды – в уездах. Города делились на части и
кварталы, уезды – на станы. Управы благочи- ния (а в некоторых
местах полицмейстерские конторы, градоначальства)
возглавлялись полицмейстерами (обер-полицмейстерами) или
градона- чальниками. Им в помощь определялись приставы
уголовных и граждан- ских дел, частные приставы, квартальные
надзиратели и выборные от на- селения квартальные поручики.
Уездную полицию возглавляли выборные от дворянства
капитан-исправники. Уезд делился на несколько станов, за
порядок в которых отвечали становые приставы.
Функции полиции были весьма обширными. Она отвечала за
обще- ственный порядок, вела дознание и предварительное
следствие, исполня- ла наказания, осуществляла надзор за
санитарным состоянием городов, за торговыми предприятиями,
за медицинскими учреждениями, за соблюде- нием
строительных норм и т.д.
Для дореформенной полиции была характерна
разобщенность дей- ствий. Отсутствовала координация
действий общей и политической поли- ции, уездной и городской.
Развитие капиталистических отношений, существенно
увеличившее количество совершаемых преступлений,
потребовало освобождения по- лиции от не свойственных ей
функций, оптимизации ее структуры, расши- рения штатов.
Реформирование полиции началось с мая 1860 г., когда из ее
компе- тенции было изъято предварительное следствие и
передано в ведение су- дебных следователей. Следующий шаг
был вызван проведением крестьян- ской реформы. Если раньше
помещики осуществляли полицейский надзор над своими
крестьянами, то появление значительной массы свободного
населения потребовало расширения полицейских органов.
«Временные правила об устройстве полиции в городах и уездах
губерний» от 25 де- кабря 1862 г. объединили земскую и
городскую полицию. Были созданы единые уездные
полицейские управления во главе с исправниками, на-
значаемыми губернатором. В губернских городах создавались
самосто- ятельные полицейские управления или конторы.
Увеличилось денежное довольствие полицейских чинов. Были
расширены штаты. Губернские города делились на части,
участки, околотки, в которые назначались со- ответственно
частные приставы, участковые, околоточные и городовые
надзиратели. Вся губернская полиция подчинялась
губернаторам (гене- рал-губернаторам) и Департаменту
исполнительной полиции МВД.
В связи с нарастанием политического кризиса с конца 1870-х
гг. на- чал проводиться второй этап реорганизации полиции.
После оправдания
судом присяжных В. Засулич, покушавшейся на жизнь
петербургского гра- доначальника Ф.Ф. Трепова, 31 марта 1878
г. было создано Совещательное присутствие (впоследствии –
Особое совещание), которое занялось раз- работкой
мероприятий по выходу из кризиса. Одним из наиболее важных
вопросов, рассмотренных совещанием, был вопрос о
реформировании полиции.
28 апреля 1878 г. был заслушан и одобрен доклад товарища
министра внутренних дел Л.С. Макова о создании института
полицейских урядни- ков. В соответствии с докладом 1 августа
того же года были учреждены должности урядников в сельской
местности и конно-полицейская стража в городах. На уезд в
среднем приходилось чуть более десяти урядников. Они
находились в подчинении становых приставов и осуществляли
функ- ции охраны общественного порядка, вели оперативную
работу, контро- лировали деятельность сотских и десятских.
Сотские и десятские были низшими должностными лицами
полиции. Сотские избирались волостным сходом и
утверждались в должности исправником на три года. Десятские
назначались сельским сходом на один месяц. Таким образом,
полиция в уезде состояла из следующих должностных лиц:
исправник, становой пристав, урядник, сотские и десятские.
19 ноября 1878 г. Комитет министров принял решение об
усилении со- става полиции. Кроме расширения штатов в
крупных городах были созда- ны сыскные отделения.
Однако и после таких мероприятий штаты полиции не могли
выполнить возложенные на них задачи. Особенно ярко это
видно на примере поли- тической полиции. Так, по данным П.А.
Зайончковского, штат Третьего от- деления с.е.и.в. канцелярии
на август 1880 г. состоял из 72 человек. Не- значительные
суммы выделялись и на секретную агентуру. Жандармерия
(исполнительный орган отделения) также была
немногочисленной. Штаты губернских жандармских управлений,
утвержденные в 1867 г., включали двух офицеров и двух
писарей, уездные управления создавались не везде, их было
чуть более 50. К началу 1980-х гг. штаты значительно увеличи-
лись и составляли чуть более 500 (в 1850 г. – 210) офицеров и 6
тысяч нижних чинов.
После взрыва, организованного С.Н. Халтуриным в Зимнем
дворце 9 февраля 1880 г., была создана Верховная
распорядительная комиссия с диктаторскими полномочиями.
Руководитель комиссии М.Т. Лорис-Ме- ликов предложил
ликвидировать Третье отделение, объединив общую и
политическую полицию. Третье отделение было ликвидировано
6 ав- густа 1880 г., а его дела переданы Департаменту
государственной поли- ции МВД. Чуть позже, 15 ноября, к нему
был присоединен Департамент
исполнительной полиции. Жандармерия также влилась в
систему МВД, а на местах подчинялась губернаторам. Кроме
того, МВД было освобожде- но от функций хозяйственного
управления, из него выделились Министер- ство почт и
телеграфа, Департамент иностранных исповеданий.
В компетенцию Департамента государственной полиции
входили сле- дующие вопросы: охрана общественного порядка,
предупреждение и пре- сечение преступлений; дознание и
следствие по государственным престу- плениям; организация и
надзор за деятельностью полицейских органов; охрана
государственной границы; выдача паспортов и видов на житель-
ство, надзор за соблюдением паспортного режима; надзор за
изготовле- нием и торговлей оружия и взрывчатых веществ;
регистрация обществен- ных организаций и надзор за ними.

Военная реформа 60–80-х годов XIX века


Преобразования в армии осуществлялись в течение 13 лет, с
1861 по 1874 г., и были связаны с именем Д.А. Милютина,
ставшего военным министром в 1861 г. В ходе реформы были
облегчены условия солдат- ской службы, отменены телесные
наказания в армии. Улучшилась боевая подготовка войск:
солдат стали готовить больше к войне, чем к парадам; началось
перевооружение армии нарезным (вместо гладкоствольного)
оружием. Более современной стала подготовка офицеров: часть
старых (дворянских) кадетских корпусов была реорганизована в
бессословные военные гимназии, а младших офицеров
готовили теперь в юнкерских училищах.
В 1864 г. было введено 15 военных округов, охвативших всю
терри- торию страны, что позволило улучшить призыв и
обучение военнослужа- щих. Во главе округа стоял главный
начальник округа, он же командующий войсками. В военном
округе имелись окружной штаб, интендантское, ар-
тиллерийское, инженерное, военно-медицинское управления,
инспектор военных госпиталей. При командующем был Военный
совет.
В 1867 г. был принят новый Военно-судебный устав,
построенный на началах Судебной реформы 1864 г. Вводились
три судебные инстан- ции: полковой, военно-окружной и
Главный военный суд. На время войны учреждался Главный
военно-полевой суд. Решения военных судов подле- жали
утверждению полкового и окружного военноначальников.
1 января 1874 г. был принят закон, который заменил систему
рекрут- ских наборов всеобщей воинской повинностью. Если
раньше, с 1705 г., воинскую повинность отбывали в порядке
рекрутских наборов только податные сословия, то теперь ее
должно было отбывать все мужское на-
селение империи с 21 года, без различия сословий. Поскольку
мужчин, достигших 21 года, было намного больше, чем
требовалось для призыва, зачислялись на действительную
службу лишь 25–30 % от их числа, осталь- ные освобождались
от службы по состоянию здоровья, семейному поло- жению и по
жребию. От действительной службы освобождались духовен-
ство, народы Средней Азии, Казахстана, некоторые народности
Кавказа и Крайнего Севера.
Закон 1874 г. значительно сократил сроки военной службы:
25-летняя рекрутчина для солдат была заменена 6-летней
действительной службой, после чего их переводили в запас на 9
лет, а затем в ополчение; для ма- тросов – 7-летней
действительной службой и 3 годами запаса. Устанавли- вались
сокращенные сроки службы для лиц, имевших образование.
Окон- чившие вузы служили 6 месяцев, гимназии – 1,5 года,
начальные школы
– 4 года. Фактически 6-7 лет служили только неграмотные, но
они-то и со- ставляли абсолютное большинство (80 %)
призывников.
Сословные различия сохранялись и в самой армии.
Командный состав пореформенной армии по-прежнему был из
дворян, хотя формально каж- дый солдат имел право
дослужиться до офицерского чина.
Новый закон позволял государству держать в мирное время
сокращен- ную кадровую армию с запасом обученных резервов,
а в случае войны, призвав запас и ополчение, получить
массовую армию.
В конце XIX в. в русской армии были произведены
следующие изме- нения. По новому Воинскому уставу 1888 г.
устанавливались 5-летний срок действительной службы и 13-
летний срок пребывания в запасе для всех родов войск с
последующим зачислением в ополчение. Все годные к военной
службе находились в ополчении до достижения ими 43-летнего
возраста.
Таким образом, военные преобразования XIX в. сыграли
важную роль в повышении боеспособности русской армии.
Однако результаты этих ре- форм сказались далеко не сразу.
ТЕМА 9.
ГОСУДАРСТВО И ПРАВО РОССИИ В ПЕРИОД ПЕРВОЙ
БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
(1905–1907)
Законодательство об изменении
государственного строя в 1905–1906 годах.
Основные государственные законы в
редакции от 23 апреля 1906 года

Развернувшаяся в октябре 1905 г. всеобщая политическая


забастовка стала признаком неудовлетворенности общества
уступками правитель- ства. Вторая фаза реформ – высшее
достижение в области конституци- онных ограничений царской
власти – приходится на время наибольшего подъема
революционного движения и представляет собой во многом вы-
нужденную со стороны монархии меру. Речь идет о Манифесте
17 октя- бря 1905 г. и законодательных актах, изданных в его
развитие в конце 1905 – начале 1906 г.: Законе об изменении
учреждения Государствен- ной Думы, а также о новом Законе об
Учреждении Государственной Думы (от 20 февраля 1906 г.). Эти
законодательные акты стали правовой ос- новой деятельности
Государственной Думы. Выраженная в них концеп- ция
отношений представительных учреждений и монарха по многим
па- раметрам соответствовала той, которая лежала в основе
монархического конституционализма ряда западных стран,
прежде всего Германии. Две палаты парламента –
Государственная Дума и Государственный совет – наделялись
теперь равными правами в области законодательства; они
могли теоретически (в случае достижения ими единства)
противостоять монарху в области контроля над бюджетом и
принятия новых законов. Од- нако право изменять
основополагающие законы, контролировать работу
правительства и использовать армию было целиком выведено
из сферы их компетенции и предоставлено исключительно
монарху. Поэтому гово- рить о введении в России на этой
стадии конституционной монархии как законченной формы
правления будет не вполне правомерно ввиду боль- шого числа
изъятий из законодательства в пользу монархического ком-
понента политической системы. В лучшем случае речь могла
идти только о первых элементах дуалистического порядка
правления.
В начале XX в. в России имелись элементы буржуазной
государствен- ности, конституционализма: выборные органы
местного самоуправления, общероссийские партии; развивался
процесс самоорганизации населе- ния. Под влиянием
революции правительство начало обновлять монар- хию.
Царский Манифест 17 октября 1905 г. даровал России
общественные свободы – неприкосновенность личности,
свободу слова, собраний, со- юзов; объявил о выборах в
Государственную Думу и их демократизации; придал
Государственной Думе характер законодательного учреждения,
провозгласив принцип деления власти и перехода к
конституционному строю.
Была проведена реформа Государственного совета,
существовавшего с 1810 г. В высочайшем Манифесте от 20
февраля 1906 г. «Об измене- нии учреждения Государственного
совета и пересмотре учреждения Госу- дарственной Думы»
расширялись права законодательной деятельности названных
государственных учреждений. Государственный совет и Госу-
дарственная Дума наделялись уже не законосовещательными, а
законода- тельными полномочиями. Положения закона о том, что
«законодательные предположения рассматриваются в
Государственной Думе и, по одобре- нии ею, поступают в
Государственный совет» и др., а также практика ра- боты
названных учреждений позволяют сделать вывод о том, что
Государ- ственный совет превратился во вторую палату
российского парламента, Дума стала первой палатой
парламента.
Согласно Указу от 20 февраля 1906 г. «О переустройстве
учреждения Государственного совета» были радикально
изменены принципы фор- мирования Госсовета. Ранее его
члены назначались царем. По новому же закону
преобразованный Госсовет состоял из двух категорий членов:
назначаемые монархом и выборные. Названный Указ содержал
пере- чень пяти категорий выборных членов Госсовета:
избираемые Синодом от православного духовенства (6 членов);
избираемые от Академии наук и университетов (6 членов);
выборные от промышленности и торговли (12 членов);
выборные от каждого губернского земского собрания (по одному
члену); выборные от дворянских обществ (18 членов).
В результате первой русской революции изменялись высшие
органы государственной власти. Был сделан первый реальный
шаг на пути пре- вращения Российской империи в
конституционную монархию. Эти изме- нения закреплены в
«Основных государственных законах Российской им- перии» в
редакции от 23 апреля 1906 г., по сути дела, явившихся первой
русской конституцией. Только императору принадлежала
исполнительная власть. Она осуществлялась через Совет
министров (реорганизованный в исключительно исполнительно-
распорядительный орган), министерства,
главные управления и губернаторов на местах. Все высшие
должностные лица назначались императором или от его имени.
Император имел пра- во издавать указы и повеления,
необходимые для исполнения законов. Нормативные указы
императора подлежали утверждению Думой. Законо- дательную
власть император делил с Государственным советом и Думой,
окончательно утверждая законопроекты, принятые данными
органами (в этой части полномочия монарха ничем не
отличались от полномочий современных президентов). Однако в
исключительной компетенции им- ператора было право
законодательной инициативы по основным законам. Судебная
власть осуществлялась от имени императора, но была
достаточ- но самостоятельной.
Таким образом, конструкция императорской власти позволяет
гово- рить о том, что идеи разделения властей и ограниченной
(конституцион- ной) монархии хотя и непоследовательно, но все
же проводились.
Государственный совет и Государственная Дума. По основным
госу- дарственным законам 1906 г. Государственный совет был
преобразован в законодательный орган и считался верхней
палатой, поскольку все зако- нопроекты подавались на подпись
императору председателем Госсовета. В остальном же
полномочия Совета и Думы были одинаковы. Правовое
положение Госсовета определялось Учреждением
Государственного сове- та, а Думы – Учреждением
Государственной Думы.
Оба органа созывались и распускались императором, он же
определял время работы и отдыха (каникул). И Госсовету и
Госдуме принадлежало право законодательной инициативы, за
исключением основных законов. Важным средством контроля за
исполнительной властью служило право депутатского запроса,
на который любое должностное лицо обязано было дать ответ в
установленной форме.
В компетенцию этих органов входили: все вопросы,
требующие изда- ния, изменения или отмены законов;
государственная роспись доходов и расходов (т.е. вопросы
государственного бюджета); утверждение отче- тов
государственного контроля об исполнении государственного
бюдже- та; разрешение государственных займов; отчуждение
государственного имущества; постройка железных дорог и
других крупных предприятий казной. Таким образом, они
сосредоточили в своих руках вопросы зако- нодательства и
финансов.
Государственный совет отличался от Государственной Думы
порядком комплектования (а значит, и социальным составом),
количественным со- ставом, сроками полномочий. Госсовет
формировался наполовину из чле- нов, назначаемых царем, а
наполовину – из выборных членов (6 человек от духовенства,
избираемых Синодом, по члену от губернских земских со-
браний, 18 членов от дворянских обществ, 6 человек от
Академии наук и университетов, 12 членов от промышленности
и торговли). Председа- тель и вице-председатель назначались
императором.
К членам Госсовета предъявлялись следующие требования:
возраст 40 лет, неопороченность по суду, среднее образование.
Назначаемые члены утверждались сроком на один год,
избираемые выбирались на 9 лет с пе- ревыборами каждые 3
года 1/3 членов. Государственная Дума формиро- валась
исключительно на основе выборов.

Законодательство о выборах
в Государственную Думу 1905–1907 годов
На первом этапе самодержавие стремилось сохранить в
неизменном виде существующую политическую систему, придав
ей новое правовое оформление, т.е. вполне в духе проектов
«правительственного конститу- ционализма» XIX в., суть
которых состояла в дополнении самодержавия совещательными
учреждениями представительного или квазипредста- вительного
характера. Данная концепция воплотилась в пакете законов,
составленных Министерством внутренних дел в первой
половине 1905 г. в ответ на требования либеральной
общественности. 18 февраля был из- дан манифест с
обещанием созыва народных представителей. Рескрипт на имя
министра внутренних дел А.Г. Булыгина предписывал изыскать
пути для осуществления воли государя: «привлекать
достойнейших, до- верием народа облеченных, избранных от
населения людей к участию в предварительной разработке и
обсуждении законодательных предполо- жений». При этом,
однако, разъяснялось, что речь не идет об ограничении
самодержавия, и указывалось на «всю сложность и трудность
проведения сего преобразования в жизнь при непременном
условии сохранения не- зыблемости основных законов
империи».
Разработанный в Министерстве внутренних дел проект
поступил затем на рассмотрение особого совещания в
Петергофе под председательством царя. В нем участвовали
министры, некоторые великие князья, члены Государственного
совета и специально пригашенные лица (например, В.О.
Ключевский). В результате работы совещания был обнародован
ряд принципиальных документов: Манифест 6 августа 1905 г.;
Учреждение Государственной Думы и Положение о выборах в
Государственную Думу.
Булыгинская дума рассматривалась исключительно как
совещательное учреждение, статус которого значительно ниже
статуса Государственного совета и правительства.
Постановления Государственного совета с заклю- чениями
Думы (а в ряде случаев и без них) должны были представляться
на окончательное утверждение монарха. Дума была поставлена
в зависи- мое положение также по отношению к министрам.
Избирательная система предусматривала косвенные выборы,
разделение избирателей по сослов- ным куриям и высокий
имущественный ценз. Как подчеркивалось в Ма- нифесте от 6
августа, «ныне настало время призывать выборных людей от
всей земли русской к постоянному и деятельному участию в
составле- нии законов, включив для сего в состав высших
государственных учреж- дений особое законосовещательное
установление, коему предоставляется предварительная
разработка и обсуждение законодательных предполо- жений и
рассмотрение росписи государственных доходов и расходов».
Формальный статус Думы недвусмысленно определен в первой
статье: «Го- сударственная Дума учреждается для
предварительной разработки и об- суждения законодательных
предположений, восходящих, по силе основ- ных законов, через
Государственный совет, к верховной самодержавной власти»
(ст. 1). В силу этого в своей деятельности Дума была полностью
зависима от монархического правительства.
Сфера компетенции Думы вполне соответствовала ее
статусу совеща- тельного органа. Она была лишена главного
атрибута законодательной власти – права законодательной
инициативы. Единственное ее право в области
законотворчества – возможность «возбуждать предположения
об отмене или об изменении действующих и издании новых
законов» (ст. 54–57), но оговаривается, что «предположения эти
не должны касать- ся начал государственного устройства,
установленных законами основны- ми» (ст. 34). Была
ограничена компетенция Думы и в области контроля над
бюджетом. Дума выступала как высший координационный центр
зем- ского и городского самоуправления, что было одним из
требований зем- ского крыла либерального движения
(выраженного наиболее последова- тельно в конституционном
проекте С.А. Муромцева).
Первое Положение о выборах в Государственную Думу было
утвержде- но 6 августа 1905 г., 11 декабря 1905 г. в него были
внесены изменения. Выборы были неравными, непрямыми,
невсеобщими. Устанавливались два вида избирательных
округов: губернские и городские. Выборы чле- нов
Государственной Думы осуществлялись на губернских
(городских) избирательных собраниях, которые состояли из
выборщиков, избираемых по четырем куриям.
Первая курия – курия уездных землевладельцев. Лица,
обладающие соответствующим имущественным цензом (от 125
до 800 десятин земли), собирались на уездный съезд
землевладельцев, где избирали выборщиков на губернское
избирательное собрание. Таким образом, для них выборы были
двухступенчатыми.
Вторая курия – курия городских избирателей – состояла из
лиц, вла- деющих недвижимостью в городах, уплачивающих
промысловый налог, владеющих торгово-промышленными
предприятиями. Они собирались на городские съезды городских
избирателей.
Третья курия – курия волостных представителей – состояла из
кре- стьян, принадлежавших к сельским обществам. Крестьяне
волости из- бирали выборных на волостных сходах. По два
выборных от каждого волостного схода составляли съезд
уполномоченных от волости, и уже этот съезд уполномоченных
избирал выборщиков на губернские изби- рательные собрания.
Таким образом, для крестьян выборы были трех- ступенчатыми.
Четвертая курия (введена 11 декабря 1905 г.) – курия
рабочих. От предприятий с количеством рабочих 50–100 человек
избирался один уполномоченный, а от предприятий с числом
работающих свыше 1 000 че- ловек – один уполномоченный от
каждой полной тысячи. Эти уполномо- ченные собирались на
губернские съезды и выбирали выборщиков.
По городским избирательным округам выборы проходили по
двум куриям: рабочих и городских избирателей. Такие
избирательные округа формировались только в крупных городах
– Москве, Санкт-Петербурге, Варшаве, Баку, Саратове и т.д.
Первые выборы в Государственную Думу состоялись весной
1906 г. Первая Дума просуществовала до июля 1906 г., но так и
не приняла ни одного существенного закона. Самые бурные
дебаты шли по земельному вопросу, за что, собственно, она и
была распущена. Подобная же судь- ба ждала Вторую Думу. 3
июня 1907 г. в нарушение Основных законов император
распустил Думу и утвердил новое Положение о выборах в Го-
сударственную Думу. Эти события принято считать
государственным пе- реворотом, поскольку высший
государственный орган был ликвидирован без каких бы то ни
было правовых оснований.
Новое Положение оставило прежними принципы выборов, но
суще- ственно перекроило избирательные округа, создало
новые курии и изме- нило количество представителей от разных
курий. Все это было сделано, чтобы добиться приемлемого для
самодержавия социального состава де- путатов.
Количество городских избирательных округов резко
сократилось, что привело к сокращению представительства
рабочих. Для городских изби- рателей было создано два съезда,
в результате чего количество выборщи- ков, а следовательно, и
депутатов Думы от крупной буржуазии увеличи- лось. Была
создана новая курия избирателей – представители казачьих
станиц. За счет пересмотра норм представительства
значительно сокра-
тилось количество депутатов от национальных окраин, от
крестьян, зато увеличилось представительство дворянства.
Таким образом, новый избирательный закон действительно
произвел государственный переворот, заключавшийся в
фальсификации системы представительных органов власти. Не
изменяя ни системы государствен- ных органов, ни их
компетенции, только за счет изменения избирательно- го закона
исполнительной власти удалось создать «карманную» дворян-
скую Думу и тем самым свести на нет разделение властей и
ограничение императорской власти. Российская империя,
формально сохранив пред- ставительные органы, по сути
оставалась абсолютной монархией.

Правовые основы
Аграрной реформы Столыпина 1906–1911 годов
Крестьянская реформа 1861 г., освободив крестьян, тем не
менее не разрешила всех проблем, связанных с аграрным
сектором. Основными противоречиями по-прежнему оставались:
– сохранение крупного помещичьего землевладения при
малоземелье основной массы сельского населения;
– сохранение выкупных платежей (за надельную землю по
реформе 1861 г.);
– наличие двух видов крестьянского землевладения –
общинного (на праве общей совместной собственности) и
подворного (на праве еди- ноличной частной собственности).
К началу XX в. в массовом крестьянском сознании очень
сильно было стремление взять и поделить помещичью землю.
Именно в сохранении по- мещичьего землевладения
значительная часть крестьян и левые полити- ческие силы
видели причины обнищания основной массы крестьянского
населения, хотя это и не являлось основной причиной. В
действительно- сти процесс обнищания был вызван развитием
капиталистических отно- шений, приводивших к разорению
одних и увеличению богатства других. Рост производительности
труда порождал избыточную рабочую силу и, соответственно,
социальную напряженность, которая вылилась в массо- вые
крестьянские выступления в ходе первой русской революции.
Выкупные платежи представляли собой погашение ссуды, как
будто бы выданной крестьянам на 49 лет, чтобы расплатиться с
помещиками за по- левые наделы. На самом деле эти деньги
сразу же поступали помещикам. Крестьяне не могли понять, за
что же они платят выкупные платежи, по- скольку земли,
обрабатываемые испокон веков, считали своими. Сохране- ние
двух видов крестьянского землевладения (общинного и
подворного)
на первый взгляд не могло быть болевой точкой. Но надо иметь
в виду, что к 1906 г. на подворном праве владели землями чуть
больше 20 % крестьян. Выход же из общины был сильно
затруднен. Объективно такое положение тормозило развитие
сельского хозяйства, консервировало феодальные пережитки в
деревне, а следовательно, усугубляло положение крестьян-
ства. Экономические лидеры, так называемые кулаки, не могли
вырваться на свободу капиталистического
предпринимательства.
В таких условиях в правительственных кругах началась
подготовка аграрной реформы. Каковы же были возможные
направления разреше- ния назревших проблем? Ликвидация
помещичьего землевладения не могла привести к
значительному улучшению положения крестьянства, поскольку
земля достаточно быстро была бы перераспределена в пользу
более экономически сильных хозяйств. Эта мера могла бы
выпустить «пар недовольства» крестьян, но вызвала бы резкое
недовольство у помещи- ков при минимальном экономическом
эффекте. Таким образом, развитие по «американскому» пути не
могло пойти по той простой причине, что в Европейской России
не было свободных пахотных земель.
Ликвидировать малоземелье крестьянства можно было
только пересе- лением части сельских тружеников в города или
другие районы, пригод- ные для ведения сельского хозяйства.
Что же мешало этому? Как ни пара- доксально, та же земля!
Ведь все, что имел крестьянин, – это земельный надел. Как же с
ним расстаться? Либо полностью разорившись, либо про- дав.
Но выгодно продать крестьянский надел было как раз
практически невозможно. Ведь если не были полностью
выплачены выкупные платежи, то крестьянин не мог
распорядиться своим наделом ни при подворном, ни при
общинном владении. При общинном владении собственником
счита- лась община, поэтому продать свой надел третьим лицам
было практиче- ски невозможно, а община – что она могла
заплатить? Отсюда напраши- вается единственно возможный
вывод. Надо сделать крестьянина реаль- ным собственником
своего земельного надела, чтобы он мог им реально
распорядиться. Одни разбогатеют и скупят земли разорившихся,
введут прогрессивные технологии, начнут использовать
сельскохозяйственную технику, другие же, разорившись или
приблизившись к этому состоянию, смогут выгодно продать свой
клочок земли и будут искать пропитание в городе. Государству
же останется только не допускать перенаселения городов,
направляя потоки переселенцев в незаселенные местности,
при- годные для сельского хозяйства (Сибирь и Дальний
Восток).
Именно в такую логическую схему укладывалась реформа,
которая го- товилась еще С.Ю. Витте, но была окончательно
доработана и в целом про- ведена председателем Совета
министров П.А. Столыпиным. По сути дела,
реформа началась еще в 1905 г., когда Манифестом 3 ноября
«Об улучшении благосостояния и облегчении положения
крестьянского населения» было объявлено об уменьшении
выкупных платежей с 1 января 1906 г. наполови- ну и их отмене
с 1 января 1907 г. Манифест обещал и расширение льготного
кредитования Крестьянским банком сделок по купле-продаже
земли.
Следующим шагом реформы стал Указ 9 ноября 1906 г. «О
дополнении некоторых постановлений действующего закона,
касающихся крестьян- ского землевладения и
землепользования», который детально регламен- тировал
порядок выхода крестьян из общины и оформления земельных
наделов в собственность. Требование о закреплении земли в
собствен- ность подавалось через сельского старосту общине,
которая в течение ме- сяца должна была определить земельные
участки, подлежащие оформле- нию. В случае нарушения
сроков размеры надела определялись земским начальником, он
же рассматривал все спорные вопросы. Указ устанавли- вал, что
все земли, находящиеся в подворном владении, сразу являются
личной собственностью их владельцев, и снимал ограничения в
распо- ряжении ими. Общине предоставлялось право
установления отрубного землевладения, если за это решение
проголосовало 2/3 членов (с целью рассредоточения сельского
населения).
14 июня 1910 г. был принят Закон «Об изменении и
дополнении неко- торых постановлений о крестьянском
землевладении», который развивал основные положения Указа.
Так, во всех общинах, где не было земельных переделов, земля
объявлялась личной собственностью. Расширялись воз-
можности перехода к отрубной системе землепользования как
отдельны- ми хозяевами, так и всей общиной. Порядок
землеустроительных работ был определен Положением о
землеустройстве 29 мая 1911 г.
Другими направлениями реформы Столыпина были
переселенческая политика и экономическая помощь
крестьянским хозяйствам.
Аграрное законодательство начала прошлого века имело
прогрессив- ное значение: дало толчок развитию сельского
хозяйства, в деревне на- чался кооперативный бум. Однако
вопрос о феодальном землевладении Столыпинская реформа
могла бы решить только по истечении некоторого времени, по
мере укрепления капитализма в сельском хозяйстве. Этого-то
времени историей не было отпущено.
Леворадикальные силы рассматривали указанное
законодательство как реакционное, поскольку оно укрепляло
экономическую основу существующе- го политического строя и
вполне могло решить вопрос дворянского землевла- дения без
насильственных мер. Поэтому их основным лозунгом в аграрном
вопросе был лозунг ликвидации феодального землевладения,
апеллирующий к вековому желанию крестьянства поделить
помещичью землю.
ТЕМА 10.
ИЗМЕНЕНИЯ В ГОСУДАРСТВЕННОМ СТРОЕ И
ПРАВЕ РОССИИ ПЕРИОДА ПЕРВОЙ
МИРОВОЙ ВОЙНЫ И ФЕВРАЛЬСКОЙ
БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ
РЕВОЛЮЦИИ
В условиях начавшейся Первой мировой войны царизм
осуществлял перестройку государственного аппарата, усиливал
его централизацию. С этой целью царским правительством был
издан ряд правовых актов, направленных на регулирование
деятельности государственных органов в условиях войны, на
усиление вмешательства государства в хозяйствен- ную жизнь
страны.
Во время войны были созданы новые, чрезвычайные высшие
правитель- ственные учреждения. Так, особые совещания
представляли собой высшие правительственные учреждения,
которые были подотчетны только царю. Их распоряжения были
обязательны для исполнения всеми государственными
органами, общественными организациями и отдельными
гражданами.
Особое совещание по обороне являлось главным
руководящим пра- вительственным учреждением по всем
основным военным вопросам. Его председателем был военный
министр; в состав совещания входили: председатели
Государственного совета и Государственной Думы, по девять
представителей от Думы и Совета, пять представителей от
Военного мини- стерства, по одному представителю от
Министерства финансов, Морского министерства, Министерства
путей сообщения и ряда других министерств, представители
Центрального военно-промышленного комитета, Земского и
Городского союзов.
Основная задача Особого совещания по обороне – решение
таких вопросов, как осуществление высшего надзора за
деятельностью всех казенных заводов, а также частных
предприятий, производящих про- дукцию для армии и флота;
создание новых предприятий, работавших на нужды фронта.
Для выполнения своих задач на местах совещание по обороне
имело уполномоченных, которые назначались председате- лем
совещания.
Особое совещание по продовольствию регулировало процесс
закупок и распределения продовольствия в соответствии с
военными нуждами.
Возглавлял его министр земледелия, который получил широкие
полномо- чия в продовольственном деле.
Особое совещание по топливу было создано в целях борьбы
с топлив- ным кризисом. Его возглавлял министр торговли и
промышленности.
Основной задачей Особого совещания по перевозкам
топлива, про- довольственных и военных грузов являлось
регулирование работы транспорта с тем, чтобы в первую
очередь обеспечить перевозку военных грузов, топлива и
продовольствия. Возглавлял его министр путей сооб- щения,
который имел широкие полномочия в деле регулирования
работы транспорта.
В годы войны возник ряд буржуазных организаций, созданных
для со- действия ведению войны. В 1914 г. появились две
общероссийские бур- жуазные общественные организации:
Всероссийский земский и Всерос- сийский городской союзы.
Всероссийский земский союз объединял земские учреждения.
Выс- шим органом его выступал съезд уполномоченных земств,
который созы- вался периодически. Между съездами делами
союза ведал главный коми- тет, состоявший из десяти членов во
главе с главноуполномоченным. Роль местных органов союза
выполняли губернские земские управы. Всерос- сийский
городской союз имел аналогичную организацию.
Союзы земств и городов выполняли следующие функции:
шефство над госпиталями, снабжение и снаряжение армии,
размещение беженцев.
Поскольку функции земского и городского союзов совпадали,
то в 1915 г. их деятельность была объединена. В центре и на
местах были учреждены объединенные органы. 16 ноября 1915
г. царским указом был создан единый союз, получивший
название «Земгор». В состав цен- трального органа Земгора
входили главноуполномоченные обоих союзов и по четыре
члена от главного комитета каждого союза. Земгором был соз-
дан ряд комитетов и отделов. Земгор способствовал
мобилизации на во- енное производство мелких и средних
промышленных предприятий.
Мобилизацией для работы на военные нужды
преимущественно круп- ных частных промышленных
предприятий занимались военно-промыш- ленные комитеты.
Положение о военно-промышленных комитетах было
утверждено в 1915 г. Они создавались для содействия
правительствен- ным учреждениям в деле снабжения армии и
флота всеми необходимыми предметами снаряжения и
довольствия.
Практическая деятельность военно-промышленных
комитетов заклю- чалась в привлечении предприятий к
производству продукции для во- енных нужд, в получении
заказов военного ведомства и распределении их между
отдельными предприятиями. Как военно-промышленные коми-
теты, так и Земгор были использованы буржуазией для усиления
своего политического влияния (через посредство Земгора – на
местное самоу- правление, через военно-промышленные
комитеты – на общегосудар- ственные дела).
После объявления войны вышел Указ о военной цензуре и,
как след- ствие, Положение о военной цензуре. Согласно
последнему министр вну- тренних дел имел право запрещать
сообщение в речах, докладах, про- износимых в открытых
собраниях, сведений, касавшихся армии России, ее
безопасности. Виновные в нарушении Указа и Положения о
цензуре должны были привлекаться к судебной
ответственности. 24 июля 1914 г. был издан Указ, согласно
которому все местности Российской империи, не находившиеся
до того времени на осадном и военном положении, объ-
являлись в состоянии чрезвычайной охраны, которая
предоставляла со- ответствующим генерал-губернаторам,
губернаторам и градоначальникам широкие полномочия на
подведомственных им территориях.
Функционирование государства в условиях военного времени
требо- вало принятия новых законодательных актов,
позволявших адаптировать государственный аппарат к
чрезвычайной ситуации. В частности, уже- сточилось налоговое
законодательство. Самые значительные изменения были
внесены в трудовое законодательство. Так, было сокращено
время обеденного перерыва рабочих, увеличена
продолжительность рабочего дня, особенно в тяжелой
промышленности, в исключительных случаях до- пускалось
применение женского и детского труда.
Февральская революция привела к изменению
государственного строя страны. После отречения Николая II от
престола Россия фактически ста- ла республикой, юридически
это было закреплено Декретом Временного правительства от 1
сентября 1917 г. В состав Временного правительства вошли
практически все структуры Совета министров. Новый орган воз-
главил князь Г.Е. Львов. Другие государственные организации
были либо распущены, либо практически не работали.
Временный комитет Государ- ственной Думы выступал в роли
общественного органа. Сенат сохранялся как высшая судебная
инстанция, но внутри него были упразднены Осо- бое
присутствие, Дисциплинарный суд и некоторые другие органы.
Из- менилась система министерств: ликвидированы
Департамент полиции (вместо него сформирован Главный
комитет милиции); Главный комитет печати (его заменила
Всероссийская книжная палата); создан уголов- ный розыск;
Синод заменило Министерство по делам вероисповеданий,
состоявшее из двух департаментов – по делам православной
религии и по делам иноверческих религий. Появились новые
министерства: труда, продовольствия, призрения. Для
выработки общего экономического пла-
на был создан Экономический совет. Многие новые комитеты и
комиссии действовали непродолжительное время. Например, в
марте 1917 г. при Министерстве юстиции функционировала
Чрезвычайная следственная комиссия по преступлениям
царского режима.
Упразднены должности генерал-губернатора,
градоначальника, част- ных приставов, земских городовых
начальников. Вместо них созданы должности уездных, городских
и губернских комиссаров.
Судебная система была дополнена временными
революционными судами в составе мирового судьи, который
председательствовал в суде. В суде участвовали представители
от армии, трудовых коллективов и т.д. Вопросы решались
простым голосованием, и приговор вступал в силу не- медленно.
В условиях общенационального кризиса Временное
правительство 17 сентября 1917 г. созвало Демократическое
совещание. Предполага- лось избрать Временный совет
республики, который должен был контро- лировать
деятельность Временного правительства. Первое заседание Со-
вета состоялось 7 октября, однако оно оказалось
безрезультатным. После проявления неспособности данных
органов встать во главе государства судьба Временного
правительства была предрешена.
Гражданское право в рассматриваемый период претерпело
ряд изме- нений. Вместо института подданства был введен
институт гражданства. Женщины были уравнены в правах с
мужчинами, уравнены в правах пред- ставители всех религий и
т.д. Проведена амнистия политических заклю- ченных. Правовая
регламентация прав и свобод отсутствовала, а ее по- пытки
расценивались как наступление на революцию.
В области уголовного права политическая амнистия с марта
1917 г. распространилась на преступления против религии, на
участников аграр- ных беспорядков. В итоге из 155 тысяч
заключенных было выпущено 2/3. Смертная казнь была
отменена и заменена срочной и бессрочной катор- гой.
Наблюдалась гуманизация наказаний: отменены розги, кандалы,
сми- рительные рубашки. Запрещалось унижение достоинства
заключенных. Осенью 1917 г. произошло некоторое ужесточение
наказаний, например была установлена уголовная
ответственность за агитацию против политики правительства, за
призывы к анархии, за забастовки на железных дорогах.
Несмотря на то, что в уголовном процессе в основном
действовали дореволюционные нормы, введенные с 1864 г.,
происходила дальнейшая
демократизация.
После Февральской революции Временное правительство не
хотело коренным образом ломать систему права: правовые
нормы сохраняли свое действие вплоть до созыва
Учредительного собрания. Оставались в силе
основные источники права, которые действовали при царизме.
Однако в области государственного права произошли
существенные изменения:
были отменены Основные государственные законы 1906 г.
(регламен- тация прав императора, императорской семьи);
разработано Положение о выборах в Учредительное
собрание (в осно- ву положен принцип всеобщего, равного,
прямого и тайного голосования). Существенно увеличился
объем политических прав граждан: свобода слова, печати,
собраний, демонстраций. Однако сохранялось сословное
деление общества и связанные с этим привилегии. Остались
различные титулы и звания. Временным правительством было
узаконено создание
фабрично-заводских комитетов – органов рабочего
представительства. Некоторые изменения произошли и в
уголовном законодательстве.
Декретом Временного правительства от 12 марта 1917 г. была
отменена смертная казнь (заменена срочной или пожизненной
каторгой). Но по- сле июльских событий 1917 г. смертная казнь
введена вновь (на фронте за государственные и воинские
преступления). Специальным декретом Временного
правительства были созданы военные революционные суды (в
них отсутствовало право обвиняемого на защиту, приговоры не
подле- жали обжалованию).
В целом Уголовное уложение 1903 г. и Судебные уставы 1864
г. при- менялись в прежних редакциях, однако в них были
внесены некоторые изменения. В августе 1917 г. была усилена
уголовная репрессия по ряду преступлений (призывы к убийству,
разбою, грабежам). Устанавливалась уголовная ответственность
(каторга) за агитацию против политики пра- вительства. 4
августа 1917 г. был принят закон, по которому устанавлива- лась
пожизненная или срочная каторга за насильственное
посягательство на изменение существующего строя.
ТЕМА 11.
СОЗДАНИЕ ОСНОВ
СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
(октябрь 1917–1918 год)

Законодательные акты,
принятые на II Всероссийском съезде Советов
(октябрь 1917 года)

II съезд Советов рабочих и солдатских депутатов,


состоявшийся в Пе- трограде 25–27 октября 1917 г., принял
решения, коренным образом изменившие государственный и
общественный строй России. К осени 1917 г. в России
наметились пути для консолидации общества на основе
подготовки созыва Учредительного собрания, работы
Демократического совещания (14 сентября) и формирования
Временного Совета республики (Предпарламента). Такое
развитие событий не устраивало право- и ле- ворадикальные
силы. Праворадикальные силы проявили свою позицию
выступлением Л.Г. Корнилова. Левые готовились захватить
власть непо- средственно на II съезде Советов. Наиболее точно
удалось определить расстановку классовых сил и опередить
другие партии РСДРП(б) во главе с В.И. Лениным. В период
подготовки ко II съезду Советов партия больше- виков
выдвинула идею о возможности захвата власти. По настоянию
Ле- нина 10 октября 1917 г. ЦК РСДРП(б) принял резолюцию, в
соответствии с которой захват власти должен был
осуществиться путем вооруженного восстания. Хотя большевики
и сделали вывод о том, что их партия имеет большинство в
Советах, тем не менее Ленин предупреждал, что «ждать ко-
леблющегося голосования 25 октября смерти подобно».
В ночь с 24 на 25 октября в Петрограде произошло
инициированное главным образом большевиками вооруженное
восстание – власть факти- чески перешла к Военно-
революционному комитету Петроградского Сове- та. Таким
образом, к моменту открытия съезда вечером 25 октября власть
находилась у большевиков, поэтому РСДРП(б) доминировала на
II съезде Советов. Попытки отложить начало съезда, заявления
об отсутствии кво- рума, уход с заседаний партий меньшевиков
и эсеров уже не имели ника- кого значения, поскольку новая
власть опиралась на вооруженную силу солдат, матросов и
рабочих Петрограда.
В повестку дня съезда были включены наиболее острые
вопросы теку- щего момента: об организации власти, о войне и
мире, о земле.
На первом заседании съезда было принято воззвание
«Рабочим, сол- датам и крестьянам!», в котором
провозглашался переход власти в центре к съезду Советов, а на
местах – к Советам рабочих, солдатских и крестьян- ских
депутатов. Воззвание в тезисной форме декларировало
проведение наиболее важных мероприятий новой власти:
заключение «немедленного демократического мира»;
«безвозмездную передачу помещичьих, удель- ных и
монастырских земель в распоряжение крестьянских комитетов»;
созыв Учредительного собрания; установление рабочего
контроля над производством; решение продовольственного
вопроса; обеспечение пра- ва наций на самоопределение.
Наибольшее внимание воззвание уделило проблемам армии.
Решение проблем солдат и их семей новое правитель- ство
предполагало осуществить «путем решительной политики
реквизи- ций и обложения имущих классов».
Второй законодательный акт съезда «Об отмене смертной
казни» так- же был направлен на защиту интересов тех, кто,
собственно, и совершил революцию. Данное постановление
отменило смертную казнь на фронте, провозгласило свободу
агитации и освобождение военнослужащих, обви- няемых по
«политическим преступлениям».
Затем было принято постановление «Об образовании в
армии рево- люционных комитетов», которое учредило
временные революционные комитеты в армии, отвечающие «за
сохранение революционного порядка и твердость фронта».
Комиссары Временного правительства ликвидиро- вались, на
фронт направлялись комиссары съезда. С позиций сегодняшне-
го дня эти акты кажутся незначительными по сравнению с
последующими декретами, но в той конкретной ситуации армия
решала все, а поэтому ее необходимо было привлечь на защиту
нового режима. Поэтому следую- щим актом съезда стал Декрет
о мире.
Декрет предлагал всем воюющим сторонам начать
переговоры и за- ключить мирный договор на следующих
принципах:
«немедленный мир без аннексий и контрибуций»;
реализация права на самоопределение всех насильственно
присоеди- ненных наций путем свободного голосования при
полном выводе войска;
отмена тайной дипломатии.
До заключения мирного договора предлагалось заключить
трехме- сячное перемирие. Советское правительство выражало
готовность рас- смотреть любые предложения с целью
скорейшего заключения мирного договора. Этот документ был
призван привлечь на свою сторону не только собственный
народ, но и народы воюющих стран.
Одним из самых важных актов съезда явился Декрет о земле.
Он со- стоял из 5 статей и Крестьянского наказа о земле. Декрет
провозгласил положение, в соответствии с которым «помещичья
собственность на зем- лю отменяется немедленно без всякого
выкупа». Конфискованные земли передавались в распоряжение
волостных земельных комитетов и Советов крестьянских
депутатов. Специально оговаривалось, что земли крестьян и
казаков конфискации не подлежат.
Более детально регламентировал земельные отношения
Крестьянский наказ о земле, который объявил:
1) отмену «частной собственности на землю навсегда» и
обраще- ние земли «во всенародное достояние» и «пользование
всех трудящих- ся на ней». Все сделки по поводу земли
запрещались, она изымалась из гражданского оборота. Данным
положением фактически объявлялась национализация всей
земли и переход ее в собственность государства. Однако в
документе была использована более обтекаемая формулировка
«всенародное достояние»;
2) переход права пользования землей ко всем гражданам,
желающим ее обрабатывать собственным трудом. Наемный
труд не допускался;
3) уравнительный принцип распределения земли по трудовой
или по- требительной норме (т.е. либо исходя из возможностей
обработки земли, либо в зависимости от количества едоков);
4) подворную, хуторскую, общинную, артельную формы
землепользо- вания. Предусматривались периодические
переделы земельного фонда. Необрабатываемые земли
поступали в общенародный земельный фонд.
Окончательное решение вопроса о земле откладывалось до
созыва Учредительного собрания. Декрет произвел
действительно революцион- ный передел отношений
собственности по поводу земли. В результате значительная
часть крестьянства поддержала советскую власть. Разреше- ние
вопроса о власти завершилось изданием постановлений «О
переходе власти к Советам» и «Об образовании Рабочего и
Крестьянского Прави- тельства». В качестве временного
правительства, полномочного до созыва Учредительного
собрания, был создан Совет народных комиссаров (СНК),
состоявший из большевиков. В качестве высшего органа
государства между съездами Советов действовал Центральный
исполнительный коми- тет (ЦИК), избираемый на основе
пропорционального представительства от политических партий,
присутствовавших на съезде.
Советские органы власти и центрального управления
(октябрь 1917 – июль 1918 года)

В октябре 1917 г. на II съезде Советов рабочих и солдатских


депутатов было положено начало слому старого
государственного аппарата и соз- данию нового. Высшими
органами власти и управления стали Всероссий- ские съезды
Советов, ЦИК и СНК.
Однако принцип верховенства власти съезда Советов не мог
быть пол- ностью осуществлен до тех пор, пока в стране
функционировала парал- лельная система крестьянских
Советов. Поэтому сразу же после II съезда главной задачей
стало объединение Советов рабочих и солдатских депу- татов и
Советов крестьянских депутатов. Это объединение заняло почти
3 месяца и прошло в несколько этапов.
Члены состоявшихся в ноябре и декабре 1917 г. в Петрограде
Чрез- вычайных II и III съездов Советов крестьянских депутатов
одобрили де- креты и решения II съезда Советов рабочих и
солдатских депутатов и вы- сказались за объединение Советов.
В конце ноября 1917 г. ЦИК Советов крестьянских депутатов в
количестве 108 человек слился с Советом рабо- чих и
солдатских депутатов, составив единый Всероссийский ЦИК
(ВЦИК) рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Процесс
объединения Со- ветов был завершен окончательно в январе
1918 г. на III Всероссийском съезде Советов. III Всероссийский
съезд Советов рабочих и солдатских депутатов начал свою
работу 10 января 1918 г. 60 % делегатов съезда являлись
большевиками. На III съезде Советов крестьянских депутатов
большевики составляли также половину, что и привело к
объединению двух съездов и к организации единого органа
власти.
Таким образом, с этого момента принцип верховенства
власти Всерос- сийских съездов Советов окончательно
утвердился как один из важней- ших конституционных принципов
Советского государства. Вся полнота власти в государстве
принадлежала Всероссийским съездам Советов, ко- торые
собирались периодически.
В период между съездами власть принадлежала ВЦИК.
Заседания ВЦИК проходили в расширенном (не реже одного
раза в две недели с со- ставом не менее 1/2 членов ВЦИК) и в
узком составе (по мере необходи- мости с числом 1/4 членов
ВЦИК). ВЦИК избирал Президиум (1/10 членов ВЦИК), который
готовил материалы к заседаниям, вел текущую документа- цию,
следил за выполнением решений ВЦИК. С февраля 1918 г. стал
созы- ваться расширенный Президиум и объединенные
заседания Президиума и Совнаркома.
СНК обладал законоисполнительными полномочиями. Это
был высший орган управления, подотчетный ВЦИК и съезду. В
ряде случаев он мог са- мостоятельно издавать декреты и
распоряжения. Заседания СНК проходи- ли почти ежедневно. На
них присутствовали члены тех коллегий наркома- тов, которых
касались обсуждаемые вопросы.
Для решения мелких вопросов в декабре 1917 г. в СНК была
создана постоянная комиссия, названная Малым Совнаркомом.
Члены ее назна- чались из числа народных комиссаров и их
помощников. Возглавлял Сов- нарком В.И. Ленин. Первое
правительство было полностью большевист- ским, но затем под
давлением обстоятельств в него вошли левые эсеры. Блок
«большевики – левые эсеры» продержался до марта 1918 г.
Высшими органами отраслевого управления стали народные
комисса- риаты. Сам аппарат министерств продолжал
действовать, поскольку найти наиболее целесообразные формы
и методы работы новых исполнитель- ных органов было очень
непросто. Сначала существовало 13 отраслевых наркоматов,
созданных на II Всероссийском съезде, но затем добавили
наркоматы государственного призрения, государственного
контроля, местного самоуправления, государственных имуществ
Российской респу- блики.
Формирование аппарата новых органов власти шло тяжело.
Отсутство- вали необходимые кадры, чиновничество не хотело
работать на больше- виков. Поэтому большевики обратились к
местным организациям с при- зывом рекомендовать членов
партии и профсоюзных организаций для работы в новых
учреждениях. К работе в аппарате допускались рабочие,
крестьяне и солдаты и те чиновники, которые желали честно
трудиться на благо страны.
Декретом ВЦИК и СНК от 2 декабря 1917 г. был создан
центральный орган для организации новой экономики и
планового регулирования на- родного хозяйства – Высший совет
народного хозяйства (ВСНХ). Правда, новизна его была весьма
относительной, т.к. ВСНХ передавался аппарат Особых
совещаний, созданных еще в 1915 г. для управления экономикой
в период войны. Вполне естественно, что первое время опыт
работы Осо- бых совещаний интенсивно использовался.
ВСНХ создавался при СНК, в него входили: Всероссийский
совет рабо- чего контроля, представители от народных
комиссариатов, эксперты (с со- вещательным голосом). ВСНХ
имел целый ряд отделов по отраслям.
Во главе ВСНХ стояли Президиум и бюро. ВСНХ обладал
широкими пол- номочиями. Все законопроекты, имевшие
отношение к регулированию на- родного хозяйства, вносились в
Совнарком только через ВСНХ. На местах создавались
совнархозы, которые были подотчетны ВСНХ.
Советская милиция, Всероссийская чрезвычайная
комиссия и Красная Армия (октябрь 1917 – июль
1918 года)
По мере становления советской власти усиливалось
сопротивление свергнутых классов. К декабрю 1917 г. в ряде
мест страны вспыхнула Гражданская война. Для борьбы с
контрреволюционными преступлениями Совет народных
комиссаров 7 декабря 1917 г. принял решение об образо- вании
специальной комиссии – Всероссийской чрезвычайной комиссии
(ВЧК), которую возглавил Ф.Э. Дзержинский. Специальным
постановле- нием СНК были определены задачи ВЧК:
пресечение, ликвидация контр- революционных и саботажных
попыток и действий по всей стране, с чьей стороны они бы ни
исходили; предание суду революционного трибунала всех
саботажников и контрреволюционеров; выработка мер по
борьбе с ними. Главной задачей ВЧК на тот момент была
борьба с саботажем чи- новников, парализовавшим работу
государственного аппарата. ВЧК пору- чалось также проведение
только предварительного расследования, т.к. это было
необходимо для пресечения контрреволюционных выступлений.
В структуре ВЧК имелись следующие отделы: информационный;
орга- низационный; по борьбе с контрреволюцией, саботажем,
должностными преступлениями и др. ВЧК возглавлялась
Президиумом, который состоял из председателя, двух
заместителей и двух секретарей. Первоначально аппарат ВЧК
был немногочисленным, например в марте 1918 г. он состоял из
120 человек. На местах при губернских исполкомах, в крупных
пор- тах и пограничной зоне создавались чрезвычайные
комиссии. Наркоматы внутренних дел и юстиции имели своих
представителей в ВЧК. Предста- вители ВЧК входили в
коллегию Народного комиссариата внутренних дел. ВЧК
выполняла следственные и оперативные функции. Кроме того,
ко- миссия могла применять и прямые методы воздействия в
административ- ном порядке, например составление и
опубликование списков врагов на- рода, лишение их
продовольственных карточек и даже расстрел, который,
впрочем, первоначально не применялся. Лишь со временем
высшая мера наказания стала использоваться против
саботажников, контрреволюцио-
неров, бандитов и спекулянтов.
Одновременно с созданием ВЧК шел процесс создания
рабочей ми- лиции. Постановлением Наркомата внутренних дел
от 28 октября 1917 г.
«О рабочей милиции» при Советах была создана советская
милиция. Отря- ды милиции формировались как
добровольческие из числа рабочих, под- чинялись местным
Советам. Это Постановление не определяло правового
положения милиции, ее место в системе государственных
органов.
Структура, функции и принципы организации милиции
формировались в процессе ее деятельности. Создание
советской милиции как постоян- ного органа относится к весне
1918 г. Одновременно с рабочей милици- ей продолжала
существовать старая милиция, созданная весной 1917 г.
Временным правительством. С ноября 1917 г. начался процесс
ликвида- ции старой милиции. Все милиционеры старой
милиции должны были в 5-дневный срок представить
письменные рекомендации фабрично-за- водских комитетов или
воинских частей о пригодности к милицейской службе, в
противном случае они отстранялись от службы. Данный процесс
завершился к весне 1918 г.
Правовое положение милиции существенно изменилось в
годы Граж- данской войны, когда были определены основные
принципы и структура ее органов. Первые шаги в этом
направлении были сделаны в инструкции НКВД и Наркомюста в
октябре 1918 г., в которой определялись главные задачи
милиции: охрана революционного порядка и гражданской безо-
пасности; контроль за соблюдением закона всеми гражданами
РСФСР. Сохранялось двойное подчинение органов милиции –
НКВД (главному управлению) и местным Советам. Вновь
подчеркивался классовый прин- цип формирования.
Летом 1920 г. Декретом ВЦИК и СНК «О милиции» была
определена ее структура. В составе милиции выделялись:
городская, уездная, про- мышленная, железнодорожная, водная
и розыскная (уголовный розыск) милиция. На местах – в
губерниях и уездах – создавались управления ра- боче-
крестьянской милиции, которые входили в состав исполкомов.
Уезд- ные управления делились на участки во главе с
начальником милиции, которому подчинялись старшие
милиционеры и милиционеры.
Милиция рассматривалась как вооруженные части особого
назначе- ния. Служба в ней была добровольной, но
милиционеры обязаны были прослужить не менее одного года,
прежде чем уволиться. Дальнейшее становление милиции
происходило уже после Гражданской войны.

Правовая основа создания Красной Армии в 1918 году


Солдаты, измученные трехлетней войной, осуществившие
переход власти в руки большевиков, теперь становились
взрывоопасной массой и для нового правительства. В декабре
1917 г. начался процесс демоби- лизации солдат из армии. Тем
не менее необходимость создания новой рабоче-крестьянской
армии сохранялась.
В программе РСДРП(б) предусматривался пункт о
ликвидации ре- гулярной армии и замене ее всеобщим
вооружением народа. После за-
хвата власти руководство большевиков считало, что армия
должна быть демократическим учреждением, с выборностью
командиров и равенством всех военнослужащих. Кроме того,
выдвигался принцип добровольности формирования
вооруженных сил. Эти идеи поддерживались не только
стремлением к популярности в солдатской среде, но и
«революционным романтизмом».
16 декабря 1917 г. были изданы два Декрета СНК: «О
выборном начале и об организации власти в армии» и «Об
уравнении всех военнослужащих в правах», приуроченные к
Общеармейскому съезду, упразднившие все военные чины,
звания и знаки отличия. Декларировался переход власти в
армии к солдатским комитетам и Советам, вводился выборный
порядок замещения воинских должностей на основе общего
голосования военнос- лужащих соответствующего
подразделения.
Принцип добровольности формирования вооруженных сил
был закре- плен в приказе главнокомандующего Н.В. Крыленко
от 25 декабря 1917 г. и Положении об организации
социалистической армии, принятом Обще- армейским съездом
29 декабря.
Принятие указанных актов имело целью не столько
сформировать ар- мию на новых принципах, сколько успокоить
солдатскую массу.
Реально новые вооруженные силы начали формироваться
после из- дания Декретов от 15 января «О Рабоче-Крестъянской
Красной Армии» и от 29 января 1918 г. «О Рабоче-Крестьянском
Красном Флоте»; 21 фев- раля 1918 г. было издано воззвание
«Социалистическое отечество в опас- ности!» и проведена
первая «революционная» мобилизация.
Армия стала комплектоваться из наиболее сознательных
представите- лей трудового народа, которые достигли 18 лет.
Декрет открывал доступ в ее ряды гражданам Российской
республики, независимо от националь- ности. Красноармейцы
получали полное государственное довольствие, ежемесячное
жалованье; их семьи материально обеспечивались.
Ведение боевых действий в начале 1918 г. показало, что на
основе добровольности нельзя создать массовой армии, а
принцип выборности и равенства военнослужащих
отрицательно сказывается на ее боеспособ- ности. Поэтому
добровольность постепенно была заменена всеобщей во-
инской повинностью, а выборность – назначаемостью и
единоначалием.
День 23 февраля был объявлен Днем защиты
социалистического От- ечества и стал считаться днем рождения
Рабочее-Крестьянской Красной Армии.
Начало введения воинской повинности было положено
Декретом ВЦИК от 22 апреля 1918 г. «О всеобщем обучении
военному искусству», по которому все трудящиеся обязаны
были пройти военное обучение. За-
тем 29 мая 1918 г. был издан Декрет «О принудительном наборе
в РККА». Окончательно принцип всеобщей воинской повинности
закреплен в ст. 19 Конституции РСФСР 1918 г.: «...РСФСР
признает обязанностью всех граж- дан Республики защиту
социалистического Отечества, устанавливает всеобщую
воинскую повинность. Почетное право защищать революцию с
оружием в руках предоставляется только трудящимся; на
нетрудовые же элементы возлагается отправление иных
военных обязанностей».
На этой законодательной базе в сентябре 1918 г. была
проведена пер- вая всеобщая мобилизация, позволившая
довести численность армии до 1 млн человек.
Для повышения боеспособности армии проводились
следующие меро- приятия:
1. Декретом от 22 апреля 1918 г. был отменен принцип
выборности, утвержден принцип назначаемости и единоначалия
в армии.
2. В марте 1918 г. на службу в РККА стали приглашаться
старые воен- ные специалисты, поскольку оказалось, что
«революционное сознание» не может заменить военных знаний.
Одновременно были созданы воен- ные учебные заведения.
3. Начала укрепляться воинская дисциплина. Для этого были
введены Книжка красноармейца (в которой учитывалось
прохождение службы), а в ноябре 1918 г. – единая форма
одежды. С конца 1918 г. введены в дей- ствие первые советские
военные уставы.
4. С весны 1918 г. установлена практика назначения в
вооруженные силы комиссаров, что позволило блокировать
влияние оппозиционных партий и разъяснять политику
правящей партии.
5. Совершенствовалось управление армией. В марте 1918 г.
образован Высший военный совет (реорганизованный в
сентябре в Реввоенсовет Республики) как координирующий
центр по обороне. Тогда же созданы военные округа, а в апреле
1918 г. – волостные, уездные и губернские комиссариаты по
военным делам, на которые возлагались функции по до-
призывной подготовке, военному учету и снабжению
вооруженных сил.

Правовая база создания советского суда


(ноябрь 1917 – июль 1918 года)
Одним из направлений «слома старой государственной
машины» стала ликвидация дореволюционной судебной
системы и создание новых судов. 22 ноября 1917 г. СНК (в
обход ВЦИК, где имелись разногласия по данному вопросу
между представителями РСДРП(б) и партии левых эсеров)
принял Декрет о суде № 1.
Этот Декрет провозгласил ликвидацию всей старой судебной
системы, включая органы прокурорского надзора,
предварительного следствия, адвокатуры. Деятельность
мирового суда приостанавливалась. Вместо дореволюционных
судов предполагалось создать два вида новых судов: местные
(общие) суды и революционные трибуналы. Планировалось ре-
ализовать и такие принципы организации и деятельности новых
судов, как выборность и сменяемость судей, гласность и
публичность процесса, коллегиальность судопроизводства.
Однако выборность судей на основе всеобщего избирательного
права провозглашалась только как цель, и вре- менно
допускалось избрание судей Советами, что было равносильно
на- значению судей. Специально оговаривалось, что судьями
могли избирать- ся прежние мировые судьи.
Местные суды создавались по несколько на уезд (как
правило, участок местного суда совпадал с территорией старого
участка мирового суда).
Система местных судов состояла из двух звеньев: 1)
местного суда (рассматривавшего дела по первой инстанции); 2)
уездного съезда мест- ных судей (в качестве кассационной
инстанции). Апелляционный порядок рассмотрения дел не
предусматривался, поскольку решения и приговоры местных
судов считались окончательными.
Компетенция местного суда ограничивалась рассмотрением
граждан- ских дел с ценой иска не выше 3 000 рублей и
уголовных дел, если обви- няемому угрожало наказание не
выше двух лет лишения свободы. В своей деятельности суд
руководствовался «законами свергнутых правительств лишь
постольку, поскольку таковые не противоречат революционной
со- вести и революционному правосознанию», а также
«программам РСДР- П(б) и партии социалистов-
революционеров».
Дела рассматривались в составе одного судьи и двух
народных засе- дателей (кроме бракоразводных дел).
Следствие возлагалось на самих местных судей. В качестве
защитников по уголовным делам и поверенных
(представителей) по гражданским делам допускались «все
неопорочен- ные граждане обоего пола, пользующиеся
гражданскими правами».
Революционные трибуналы учреждались для «борьбы против
контрре- волюционных сил», для рассмотрения дел о
мародерстве, саботаже и про- чих злоупотреблениях
«торговцев, промышленников, чиновников».
Предварительное следствие по данной категории дел
возлагалось на особые следственные комиссии, создаваемые
при Советах. Дела долж- ны были рассматриваться в составе
председателя и шести заседателей.
На практике местные суды (кроме столиц) стали создаваться
только с весны 1918 г., зато революционные трибуналы
распространялись быстро и чрезвычайно широко, во многих
случаях заменяя собой местные суды.
Тем не менее попытки создания системы общих судов не
прекраща- лись. 7 марта 1918 г. после длительных дискуссий
был опубликован Де- крет о суде № 2. Созданный под нажимом
партии левых эсеров, он в целом шел по пути восстановления
основных принципов судоустройства и судо- производства,
заложенных в Судебных уставах 1864 г.
Данным Декретом были учреждены окружные суды для
рассмотрения гражданских и уголовных дел, выходя щих за
рамки компетенции местного суда. Они сильно напоминали
дореволюционные окружные суды. Гражданские дела
рассматривались в составе трех судей и четы- рех заседателей,
а уголовные – в составе одного постоянного члена суда и
двенадцати заседателей (при двух запасных). Правда, тайна
совещания заседателей нарушалась участием
председательствующего с правом сове- щательного голоса.
Судьи и заседатели избирались Советами.
Окончательно был отменен апелляционный порядок
рассмотрения дел, а кассационный порядок был существенно
изменен. Отныне кассационная инстанция имела право
пересматривать решение не только по формаль- ным, но и по
фактическим основаниям.
Судопроизводство должно было осуществляться по
Судебным уставам 1864 г. Решения и приговоры могли
выноситься на основании дореволю- ционного
законодательства, если оно не противоречило декретам совет-
ской власти и «социалистическому правосознанию». Среди
нововведений следует отметить принцип национального языка
судопроизводства (ранее оно велось на русском языке).
Следствие по делам, подсудным окружным судам, должны
были прово- дить следственные комиссии из трех членов,
избираемых Советами. Обви- нение и защита возлагались на
коллегии правозаступников.
В качестве кассационной инстанции для окружных судов
предпола- галось создать областные суды и Верховный
судебный контроль. Но они так и не были созданы, поскольку
главный противник данного Декрета П.И. Стучка в марте 1918 г.
был назначен народным комиссаром юстиции.
После изгнания эсеров из Советов 20 июня 1918 г. был
принят Декрет о суде № 3, расширивший компетенцию местных
судов (по гражданским делам до 10 тысяч рублей, а по
уголовным – до 5 лет лишения свободы). В качестве
кассационной инстанции для окружных судов был создан вре-
менный Кассационный суд в Москве.
Компетенция, порядок организации и деятельность
революционных трибуналов в Декрете о суде № 1 были
определены в самом общем виде, поэтому уже 19 декабря 1917
г. данный пробел был восполнен Народным комиссариатом
юстиции (НКЮ) путем издания Инструкции революцион-
ным трибуналам. В ней, в частности, определялись меры
наказания, при- меняемые трибуналами (вплоть до объявления
врагом народа).
28 января 1918 г. были учреждены революционные
трибуналы по делам печати, на которые, по сути дела,
возлагалась цензура печатных изданий.
Весной 1918 г. НКЮ предпринял попытку упорядочения
деятельности революционных трибуналов, но разработанный в
НКЮ проект был подвер- гнут резкой критике В.И. Лениным,
который требовал создания «скорого и беспощадно строгого»
суда. В результате появился Декрет СНК от 4 мая 1918 г. «О
революционных трибуналах».
По Декрету все виды трибуналов (кроме военно-
революционных) упразднялись. Вместо них была создана
единая система революционных трибуналов, включавшая: 1)
революционные трибуналы (по одному на гу- бернию и в городах
с населением свыше 200 тысяч человек); 2) Верхов- ный
революционный трибунал (в качестве суда первой инстанции по
наи- более важным делам); 3) Кассационный трибунал при
ВЦИК.
Основным принципом деятельности ревтрибуналов
объявлялось «ни- чем не ограниченное право в определении
меры репрессии». Запреща- лось оспаривание подсудности дел,
рассмотренных революционными три- буналами.
Устанавливался 48-часовой срок на обжалование приговора, т.е.
ревтрибунал мог принять к производству любое дело, вынести
по нему любой приговор и практически немедленно привести его
в исполнение. Таким образом, действительно был создан
репрессивный орган, «скорый и беспощадно строгий».

Источники и особенности советского права.


Юридическая ликвидация сословного строя
(1917–1918 годы)
В программных документах РСДРП(б) предусматривалась
ликвидация не только буржуазного государства, но и
буржуазного права. Поэтому одновременно с формированием
советского государственного аппарата закладывались основы
новой системы права. Правда, в 1917–1918 гг., на- ряду с
новыми законами, действовали те нормы старого права,
которые не были отменены советской властью, не
противоречили революционному сознанию и программным
установкам РСДРП(б) и партии социалистов-ре- волюционеров.
Формирование основ советского права началось вместе и
одновре- менно с созданием Советского государства. Первые
правовые акты были приняты на II Всероссийском съезде
Советов.
Советское право рассматриваемого периода характеризуется
рядом особенностей.
1. С первых дней своего существования советское право
было орудием проведения в жизнь политики партии
большевиков и пролетариата (от- крыто провозглашался
классовый характер права).
2. Широко практиковалась законодательная деятельность
местных органов государственной власти – Советов; во всех
областях нормотвор- ческой деятельности активное участие
принимали трудящиеся и их обще- ственные организации.
3. Функции по созданию правовых актов, имеющих силу
закона, сосре- доточивались помимо съездов у СНК и ВЦИК.
4. В правоприменительной практике не сложилось четкого
разграни- чения между декретами (законами) и ведомственными
нормативными ак- тами.
5. Отдельные нормативные акты имели обратную силу, т.е.
приме- нялись к отношениям, возникшим до их принятия
(например, Декреты
«О взяточничестве», «Об отмене наследования»).
Первоначально советское право создавалось как
общероссийское, но со временем, с возникновением Украинской
ССР было создано и право дан- ной республики. Поэтому на
территории Украины как частично использо- вались
общероссийские правовые акты, так и принимались
собственные законы. С возникновением автономных республик
начали создаваться ре- спубликанские правовые акты, однако
на территории автономий в полном объеме действовало и
общероссийское право. Местные Советы занялись собственным
нормотворчеством, нередко вторгаясь в пределы общегосу-
дарственного. Например, в области уголовного и уголовно-
процессуаль- ного права Советы создавали чуть ли не
собственные кодексы. Главной причиной такого
нормотворчества послужила неразграниченная компе- тенция
центра и местных органов власти.
Форма законодательных актов была разнообразной.
Создавались об- ращения, декреты, постановления,
декларации. Конечно, наиболее рас- пространенной была
форма декрета. Иногда так называют все первые акты
Советского государства 1917–1918 гг.
Накопление нормативного материала привело к
необходимости систе- матизации законодательства. Первой и
простейшей формой систематиза- ции стало издание Собрания
узаконений и распоряжений Рабочего и Кре- стьянского
правительства. В хронологическом порядке в данном издании
публиковались нормативные акты высших органов власти и
управления. Первый выпуск СУ РСФСР вышел 1 декабря 1917 г.
Приведенные факты не подтверждают утверждения о том,
что Совет- ское государство являлось беззаконным и
большевики были противника- ми законности. Советское
правительство старалось законодательно обо- сновать свои
действия и жизнь граждан, добивалось исполнения законов
всеми должностными лицами и обществом.

Юридическая ликвидация сословного строя


До революции общественное устройство страны
базировалось на де- лении на сословия, которые
подразделялись на состояния. Существовал институт
российского подданства. Каждый подданный империи был обя-
зан приписаться к определенному состоянию или получал права
состо- яния по факту рождения. В зависимости от
принадлежности к тому или иному состоянию определялся
набор прав и обязанностей каждого чело- века, его правовой
статус. Даже после буржуазных реформ второй поло- вины XIX
в. дворянство и духовенство имели существенные привилегии
по сравнению с другими сословиями. Таким образом, принцип
равенства всех перед законом отсутствовал. Это являлось
одной из причин социаль- ной напряженности.
После Февральской революции Временное правительство
сделало по- пытку разрешить существующую проблему.
Декларация Временного пра- вительства о его составе и
задачах от 3 марта 1917 г. предусматривала реализацию
демократических прав и свобод граждан, в том числе равен-
ства всех граждан перед законом. 20 марта была провозглашена
отмена всех национальных и религиозных ограничений.
Избирательные права получили женщины. Но Временное
правительство не смогло отрешиться от старых правовых догм и
считало невозможным одним махом отменить все сословия и
гражданские чины, поскольку на них основывалась вся система
общественных отношений и отношений государственной
службы. Партия большевиков в этом вопросе действовала
радикальными мера- ми. Декретом ВЦИК и СНК от 10 ноября
1917 г. «Об уничтожении сословий и гражданских чинов» в
России упразднялись существовавшие сословия и сословные
деления граждан, сословные привилегии и ограничения, со-
словные организации и учреждения; отменялись все
гражданские чины и титулы, всякие звания. Для всего населения
устанавливалось общее наи- менование «гражданин Российской
Республики», т.е. вместо института подданства вводился
институт гражданства. Вместе с тем для определен- ных
категорий лиц существовали правовые ограничения по
социальному положению. Так, законодательные акты начала
1918 г., а затем и Консти-
туция РСФСР 1918 г. лишали избирательного права несколько
категорий населения: лиц, использующих наемный труд с целью
получения прибы- ли; лиц, живущих на нетрудовые доходы;
частных торговцев, торговых и коммерческих посредников;
монахов и духовных служителей церквей и религиозных культов;
бывших служащих полиции, жандармерии и др. Декретом СНК
от 5 октября 1918 г. были введены «трудовые книжки для
нетрудящихся», которые заменили удостоверения личности и
паспор- та для бывших имущих категорий населения. К
категории нетрудящихся также были отнесены лица свободных
профессий, бывшие офицеры, вос- питанники кадетских
корпусов, бывшие присяжные поверенные и их по- мощники и
др. Владельцы этих «трудовых книжек» были ограничены в
передвижении. Они ежемесячно должны были иметь отметку в
книжке о выполнении общественно полезной работы по месту
проживания. Толь- ко такая отметка давала право на получение
продовольственного пайка. Таким образом, правовой статус
граждан РСФСР после отмены всех сосло- вий и сословных
ограничений длительный период фактически определял- ся
социальным положением, профессией и родом занятий.
Происходило также обобществление средств производства в
деревне и в городе. В сельской местности национализация
земли имела принци- пиальное экономическое и политическое
значение. Крестьяне, наконец, получили в свои руки землицу, о
которой мечтали долгие столетия, что де- лало их союзником
пролетариата. Обобществление средств производства в городе
происходило сложнее. Первой стадией национализации стал ра-
бочий контроль как школа учебы рабочих по управлению
предприятиями. Затем началась полная национализация
промышленности, т.е. объявле- ние ее национальной
собственностью. К лету 1918 г. была обобществлена почти вся
крупная и средняя промышленность. Были национализированы
и другие объекты – частные железные дороги, частные банки и
предпри- ятия.
Несколько иначе сложилась судьба интеллигенции.
Российская интел- лигенция практически всегда мыслила себя
вместе с народом, более того, была революционной по своим
убеждениям. Однако Октябрьскую револю- цию она встретила
отрицательно. Элита интеллигенции опасалась за судь- бу
накопленных культурных ценностей. Представители элиты
посчитали для себя лучшим выходом эмигрировать, лишь
наиболее демократические слои интеллигенции остались в
стране и приняли участие в строительстве нового Советского
государства.
Учредительное собрание. Законодательные акты,
принятые III Всероссийским съездом Советов

Требование о созыве Учредительного собрания было


зафиксирова- но еще в программе минимум, принятой на II
съезде РСДРП. Оно должно было сыграть известную роль в
объединении всех демократических сил в борьбе с
самодержавием. Идея созыва Учредительного собрания ста- ла
особенно популярна после Февральской революции. Партия
больше- виков, взявшая после знаменитых «Апрельских
тезисов» курс на социа- листическую революцию, стремилась
любыми путями привлечь широкие массы на свою сторону.
Поэтому из тактических соображений большевики поддерживали
идею созыва Учредительного собрания.
Ситуация кардинально изменилась в результате
большевизации Со- ветов (август–сентябрь) и особенно в
результате переворота 25 октября 1917 г. Придя к власти,
большевики делить ее ни с кем просто не хотели. Выборы в
Учредительное собрание были назначены еще Временным пра-
вительством на 15 ноября, а созыв – на 28 ноября 1917 г. В
большинстве регионов выборы состоялись в установленные
сроки. Они проходили в со- ответствии с Положением о выборах
в Учредительное собрание на основе всеобщего избирательного
права. Однако созыва Учредительного собра- ния не произошло:
28 ноября 1917 г. в Петрограде в поддержку Учреди- тельного
собрания преимущественно партией кадетов была
инициирована демонстрация, которая была разогнана, а партия
кадетов была объявлена партией врагов народа. Тем не менее
созыв Учредительного собрания был назначен на 5 января 1918
г.
Открытию работы Учредительного собрания предшествовало
Поста- новление ЦИК от 3 января 1918 г. «О признании
контрреволюционным действием всех попыток присвоить себе
функции государственной вла- сти», в котором прямо
говорилось, что «попытка со стороны кого бы то ни было или
какого бы то ни было учреждения присвоить себе те или иные
функции государственной власти будет рассматриваема как
контррево- люционное действие». Этим Постановлением
Учредительное собрание лишалось властных функций и его
судьба таким образом была предре- шена. Отказ большинства
членов Учредительного собрания поддержать разработанную
ЦИК Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа
поставил точку в судьбе первого демократически избранного ор-
гана народного представительства. Многие исследователи
справедливо полагают, что Декрет ЦИК от 6 января 1918 г. «О
роспуске Учредительного собрания» положил начало переходу к
однопартийной системе.
После роспуска Учредительного собрания его функции, по
существу, перешли к созванному 10 января III Всероссийскому
съезду Советов ра- бочих и солдатских депутатов. На нем
присутствовали представители 317 Советов, в том числе
представители большинства национальных районов России.
Наиболее полно представленными оказались Украина, Белорус-
сия, Прибалтика. 13 января 1918 г. в Смольном открылся III
Всероссий- ский Чрезвычайный съезд крестьянских депутатов.
Тотчас же после от- крытия съезд объединился с III
Всероссийским съездом Советов рабочих и солдатских
депутатов. Это слияние завершило организацию единого
верховного органа Советов.
12 января 1918 г. съезд утвердил написанную В.И. Лениным
Деклара- цию прав трудящегося и эксплуатируемого народа.
Она окончательно за- крепила всевластие Советов в центре и на
местах. Российская Республика провозглашалась
федеративным государством на основе «свободного со- юза
свободных наций». Декларация состояла из четырех разделов.
Пер- вый раздел определял политическую и социальную основу
Советского государства как республики Советов рабочих,
солдатских и крестьянских депутатов. Статьям второго раздела
предшествовало объявление главных задач Советского
государства: уничтожение всякой эксплуатации чело- века
человеком, устранение деления общества на классы,
беспощадное подавление эксплуататоров, установление
социалистической органи- зации общества и победа социализма
во всем мире. Во втором разделе подтверждались
национализация земли, введение рабочего контроля над
производством и распределением, учреждение Высшего совета
народно- го хозяйства, аннулирование царских иностранных и
внутренних займов, введение всеобщей трудовой повинности и
вооружение всех трудящихся. В третьем разделе говорилось об
основах внешней политики Советского государства и отказе от
буржуазной политики угнетения и порабощения малых стран и
наций. В четвертом разделе подтверждалось право ра- бочих и
крестьян каждой нации России самостоятельно решать вопрос о
том, желают ли они и на каких условиях участвовать в
федеральном правительстве и иных федеральных советских
учреждениях. В связи с этим III съезд в дополнение к
Декларации прав трудящегося и эксплуа- тируемого народа
принял Резолюцию «О федеральных учреждениях Рос- сийской
Республики».
Всероссийская республика учреждалась на основе
добровольного со- юза народов России как Федерация
Советских Республик. Высшим орга- ном Федерации являлся
съезд Советов, на котором избирался ВЦИК – вер- ховный орган
власти в период между съездами. Съезд, а в период между
съездами ВЦИК, избирал правительство Федерации – СНК.
Все местные дела находились в исключительном ведении
местных Со- ветов, имевших право решать вопросы об
изменении границ между губер- ниями, уездами, волостями, а
также об образовании новых администра- тивных или
экономических единиц.
Таким образом, Декларация прав трудящегося и
эксплуатируемого на- рода и Резолюция «О федеральных
учреждениях Российской Республики» имели конституционное
значение. III съезд принял решение о подготовке проекта
Конституции. С этой целью ВЦИК было поручено сформировать
Конституционную комиссию, которая должна разработать проект
Консти- туции и представить его на обсуждение очередного
съезда Советов.
На съезде было также принято Постановление «О новом
названии существующей верховной государственной власти».
После разгона Учре- дительного собрания существовавшая
ранее в законах оговорка «впредь до окончательного
разрешения их Учредительным собранием» и слово
«Временное» перед обозначением верховной власти были
исключены. Советское правительство именовалось теперь
Рабочим и Крестьянским Правительством Российской Советской
Республики.
Непосредственно после съезда ВЦИК принял Декрет «О
социализации земли» в связи с тем, что согласно Декрету о
земле окончательное ре- шение земельного вопроса
откладывалось до Учредительного собрания. Поскольку оно
было ликвидировано, то потребовалось еще раз вернуться к
вопросу о земле. Декрет в целом повторял основные положения
пред- шествующего законодательства. Частная собственность
на землю и ее не- дра отменялась навсегда. Земля, а также весь
частновладельческий живой и мертвый инвентарь передавались
в распоряжение земельных комите- тов. Распределение земли
между крестьянами предполагалось проводить на
уравнительно-трудовых началах, с тем «чтобы потребительно-
трудовая норма не превышала трудоспособности наличных сил
каждого отдельно- го хозяйства и в то же время давала бы
возможность безбедного суще- ствования семье
землевладельца». Большевики вынуждены были пойти на
уступки крестьянству, вводя уравнительное землепользование с
целью привлечь его на свою сторону.
ТЕМА 12.
СОВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ПРАВО В
ПЕРИОД ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ И
ИНТЕРВЕНЦИИ (1918–1920)

Разработка проекта и содержание


Конституции РСФСР 1918 года

В январе 1918 г. III Всероссийский съезд Советов д