Вы находитесь на странице: 1из 683

Саратовская государственная юридическая академия

Кафедра истории государства и права

Учебное пособие кафедры истории государства и права

по дисциплине история государства и права зарубежных стран.

Тема 1. Основные тенденции государственно-правового развития стран


Древнего мира.
Предмет, метод, периодизация, значение истории
государства и права зарубежных стран.
Любая наука представляет собой систему знаний об окружающих нас
явлениях и процессах. Современная теория государства и права, в
зависимости от объекта исследования, подразделяет все науки на
естественно-математические (такие как математика, астрономия, физика и
др.), технические науки (например - механика, информатика и т.п.) и
гуманитарные (общественные), к которым относится история, философия и
др.
История государства и права зарубежных стран относится к числу
гуманитарных наук. В ее рамках изучают явления общественной жизни и
особенности их функционирования. Речь идет о государстве и праве, как
особых сферах деятельности общества.
Государство и право представляют собой объект изучения не только
истории государства и права зарубежных стран, но и других юридических
дисциплин: теории государства и права, отраслевых юридических наук,
технико-прикладных юридических наук и т.п. Каждая из них исследует
лишь определенный круг специфических, интересующих только ее вопросов,
становящихся предметом исследования.
Вопрос о предмете истории государства и права зарубежных стран
неразрывно связан с определением особенностей и места истории
государства и права в системе юридических наук.
История государства и права зарубежных стран относится к категории
историко-правовых наук. Наряду с ней в эту группу входит история
отечественного государства и права, история политических и правовых
учений.
Главной отличительной чертой историко-правовых наук является то,
что государство и право, как многосложные компоненты познаются в их
развитии, в основе которого лежит тесная неразрывная временная связь
между историческими событиями и явлениями.
Основная задача истории государства и права – выявление
специфических закономерностей возникновения и функционирования
государственно-правовых явлений в хронологической последовательности.
Кроме того, различные явления и процессы исследуются в конкретной
исторической обстановке, что позволяет избежать обращения к ним как
абстрактным теоретическим конструкциям. История государства и права
зарубежных стран изучает не все многообразие стран мира, а лишь те,
которые оказали наибольшее влияние на развитие государственности и
правоведения в целом.
Таким образом, специфические закономерности, которые отражают
разнообразные стороны и сферы государства и права отдельных зарубежных
стран в конкретно-исторических и хронологически определенных условиях,
являются предметом истории государства и права зарубежных стран.
Выявление закономерностей выражается в поиске необходимых связей
между явлениями, обусловливающими определенное историческое развитие
этих явлений. Анализ содержания государственно-правовых процессов,
развивающихся в определенном времени и пространстве, позволяет сделать
вывод об их особенностях. Например, изучая страны Древнего Востока,
можно прийти к заключению, что, несмотря на то, что традиционно их
относят к рабовладельческому типу государства, в силу ряда причин рабство
в этих странах было патриархальным, т.е. раб обладал определенными,
защищаемыми государством правами.
Как и любая отрасль знаний, история государства и права зарубежных
стран обладает не только своим предметом исследования, но и своей
методологией. Предмет науки дает ответ на вопрос, какую область
общественной жизни изучает данная наука, методология указывает на то,
каким образом она это делает.
Своеобразие предмета накладывает свой отпечаток на применяемые
методы, определяет цели и задачи научного познания.
Выражением предметной и методологической специфики истории
государства и права зарубежных стран является совокупность
общефилософских и частнонаучных методов, которые в наибольшей мере
соответствуют ее историко-правовому содержанию.
Ведущее место в ряду общефилософских методов занимает метод
материалистической диалектики, который позволяет изучать государство и
право в их органическом единстве, рассматривать их не только в статике, но
и в динамике, раскрыть исторически обусловленную взаимосвязь
государства и права и иных сфер жизни общества и человека, отразить
реальный исторический путь развития государства и права.
Для решения определенных познавательных задач применяется и
методы синтеза и анализа, представляющие процессы мысленного или
фактического разложения целого на составные части и воссоединение целого
из частей.
С помощью частных методов исследователи выявляют основные
тенденции развития государства и права на том или ином этапе их развития.
К ним относятся конкретно-исторический, сравнительно-правовой и
системный методы и др.
Конкретно-исторический метод выявляет своеобразие того или иного
государства или правовой системы.
Сравнительно-правовой метод позволяет сопоставить отдельные
государственные и правовые институты в целях выявления сходных или
отличных черт между ними. На основе сравнения обнаруживаются общие
закономерности и признаки государства и права в одно и то же время, но в
разных странах (синхронное сравнение) или в разные исторические эпохи
(диахронное сравнение).
С помощью системного метода анализируются государственно-
правовые явления как взаимосвязанные элементы целостного комплекса или
системы.
Герменевтический метод познания связан с толкованием письменных
правовых памятников, текстов, анализ которых позволяет изучать развитие
правовых институтов в различные исторические эпохи.
Все перечисленные методы познания играют существенную роль в
процессе изучения возникновения и развития государства и права в
исторической ретроспективе.
Изучение истории немыслимо без периодизации, без установления на
строгой научной основе определенных хронологических отрезков
исторического развития.
Периодизация истории государства и права зарубежных стран основана
на привязке юриспруденции к социально-экономическим формациям.
В связи с чем, принято выделять следующие основные исторические
периоды: Древний мир, Средние века, Новое и Новейшее время. Каждая из
этих эпох представляет собой историческую ступень в развитии государства
и права и подлежит самостоятельному изучению, поскольку имеет свои
специфические черты.
История государства и права зарубежных стран теснейшим образом
взаимосвязана с другими юридическими науками.
Исходной теоретической основой для ее функционирования является
теория государства и права, которая выполняет определенную
методологическую роль, поскольку вырабатывает общие понятия
правоведения. Тем не менее, прогрессивное движение для теории
государства и права невозможно без использования и обобщения выводов,
полученных при анализе конкретного историко-правового материала, по
общезначимым для юридической науки вопросам. Так изучение истории
эволюции государственных и правовых институтов различных стран,
позволили теории государства и права выработать общие представления о
закономерностях возникновения государств и права, их сущности, формы.
История государства и права зарубежных стран тесно связана с
историей политических и правовых учений, которая изучает формы
теоретического познания государства и права, закономерности
возникновения и развития теоретических знаний о государстве, праве,
политике, законодательстве. Без знания истории государства и права
невозможно уяснить конкретное содержание соответствующих политико-
правовых теорий, как и без соответствующих теоретических положений и
концепций невозможно научно осветить генезис государственно-правовых
явлений.
Все отраслевые юридические науки при изучении того или иного
правового института учитывают исторический путь его становления и
развития.
История государства и права органически связана не только с
правовыми, но и со многими гуманитарными науками. Например, с всеобщей
историей, которая предоставляет сведения о социально-экономических
условиях, являющихся особой средой для возникновения и развития тех или
иных государственных и правовых явлений. Всеобщая история, воссоздавая
события прошлого, позволяет эффективно изучать исторические процессы
развития сложной системы государственных и юридических учреждений.
Тесно соотносится история государства и права зарубежных стран и с
философией, которая обладает богатейшими знаниями о всеобщих законах
развития природы, общества, мышления; с социологией, выясняющей
социальную основу государства, социальную ценность права, то есть
изучающей социологические аспекты государства и права; с политологией,
анализирующей государство как центральный институт политической
системы; с политической экономией, определяющей роль государства и
права в экономических отношениях людей, отношениях производства,
обмена и распределения и другими не менее значимыми гуманитарными
науками.
Теоретическое и практическое значение истории государства и права
зарубежных стран трудно переоценить. Изучение закономерностей в
развитии правовых и государственных институтов зарубежных стран
способствует формированию у обучающихся начальных курсов
юридического мышления. Безусловно, что познание предмета указанной
дисциплины с обязательным обращением к традициям разных народов, к их
культурному наследию, этническим и иным особенностям, расширяет
кругозор будущего юриста.
Работа с текстами законов различных временных периодов и правовых
систем, их анализ с применением методов правового исследования,
позволяет получить первые навыки по применению правовых норм, знакомят
с особенностями юридической техники.
Знание истории государства и права зарубежных стран создает
благоприятные предпосылки к осознанию того, что формирование
профессионального правосознания, воспитание вдумчивого отношения к
применению права невозможно без анализа конкретного историко-правового
материала.
Древний Восток.
Особенности развития древнего общества до появления
первых государств.
Под Древним Востоком условно принимается большая географическая
зона, представляющая собой определенное историко-культурное и
цивилизационное явление, включающая в себя территории Египта,
Месопотамии, Китая, Индии. В древности здесь сложились благоприятные
условия для появления первых государственных образований. К числу таких
условий следует отнести благоприятный субтропический климат с жарким
сухим летом и мягкой зимой. В долинах рек – Нила, Тигра и Ефрата, Инда и
Ганга, Хуанхэ и Янцзы – образовались районы с плодородной почвой.
Древний Восток представлен рядом крупнейших цивилизаций, таких
как индо-буддийская, ассирийско-вавилонская, конфуцианско-китайская.
Отличительной особенностью этих цивилизаций являлось отсутствие
господствующей роли частной собственности и застойный характер
развития, отсутствие условий для совершенствования политических и
правовых институтов гражданского общества.
Владельцем земли являлась сельская община, верховным
собственником земли - государство в лице правителя. Община
характеризовалась замкнутым характером производства, с сочетанием
ремесла и земледелия в рамках каждой общины и слабым развитием товарно-
денежных отношений. Она же являлась и основной социальной формой
древневосточного государства. Постепенно наблюдалось разложение
общинно-родовой организации, по мере того как происходило разделение
труда и образование сословия знати. С выделением управленческих структур
в общине стали складываться и укрепляться царско-храмовые хозяйства за
счет общинных земель. Царско-храмовые земли принадлежали лицам,
которые несли службу на царя или храм. Рано появился и стал
использоваться труд рабов и других категорий подневольных лиц.
Крепкие общинные связи тормозили процессы классообразования,
однако не могли сдерживать социальное и имущественное расслоение в
обществе. Многоукладный образ хозяйственной жизни определял
неоднородный социальный состав древневосточных обществ, который
можно рассмотреть в рамках трех основных социально-классовых
образований: 1) лица, лишенные средств производства, зависимые
работники, рабы; 2) свободные общинники и крестьяне; 3) господствующий
социальный слой – придворная, военная и культовая аристократия.
При этом на Востоке нельзя было выделить четкое разграничение
социально-классовых структур. Существовали такие категории зависимого
населения, которые занимали промежуточное положение между свободными
и рабами. Свободная часть населения имела свои переходные категории от
мелких землевладельцев к господствующему слою.
Главной отличительной чертой древневосточных обществ является их
традиционность, и ярким подтверждением тому было длительное
существование без особых изменений Древней Индии и Древнего Китая.
Несмотря на наличие общих закономерностей, каждое из них имело свои
особенности, связанные с особенностями развития культуры, религии, быта в
этих обществах.
Специфической чертой политической организации древневосточных
обществ являлась «восточная деспотия». Для стран Древнего Востока
характерна ранняя централизация государственной власти, что привело к
формированию особой формы государства.
Восточная деспотия может быть охарактеризована как теократическая
монархия. В условиях сохранения общинно-родовых отношений религия
сыграла важную роль в поддержании единства общества. Отношение к
власти формировалось как особое, мистическое - «сын бога Солнца» в
Египте, «сын неба» в Китае, в древних Индии и Вавилоне имена царей
ставились рядом с именами богов, тем самым возвеличиваясь. Правитель
считался ставленником или потомком богов на земле, выступая в качестве
посредника между миром людей и высших сил. Именно обожествление
личности монарха определяло неограниченный характер его власти.
Однако древневосточным обществам были присущи и
республиканские формы правления, которые ограничивали власть
верховного правителя советом знати или народным собранием (Финикия и
Месопотамия).
Формирование древневосточного законодательства тесно связано с
религией. Основным источником права долгое время оставался обычай.
Большое влияние на развитие права в Древнем Востоке оказало длительное
существование патриархальной семьи, отсутствие деления права на отрасли,
разграничения преступлений и наказаний; изложение правовых предписаний
в казуистической форме, т.е. формирование правовой нормы не в
абстрактном виде, а в виде конкретного случая.
Государство и право Древнего Египта.
Периодизация истории Древнего Египта.
Египет – одно из древнейших государств в мире, расположенное в
Северо-Восточной Африке. Египет стоял у истоков европейской
цивилизации. Письменные знаки египтян легли в основу финикийского
алфавита, из которого возникла азбука греков и римлян. Египетские ученые
разработали начала многих наук: астрономии, медицины, геометрии,
механики, архитектуры.
Египетское государство сложилось к концу IV тысячелетия до н.э. Его
расположение по нижнему течению Нила способствовало развитию
аграрного производства — основы экономики страны, а также строительству
ирригационных сооружений, с использованием труда рабов. Развитие
земледелия вызвало процесс социального расслоения и выделения
управленческой верхушки во главе со жрецами. По своему политическому
устройству Древний Египет представлял собой самое централизованное,
бюрократическое государство Древнего Востока. Именно ему были присущи
четкие функциональные обязанности чиновников различных рангов.
Единое государство в долине Нила сложилось не сразу, первоначально
появляются первые государственные образования — номы, возникшие в
результате объединения нескольких сельских общин вокруг храма для
совместного проведения ирригационных работ. Впоследствии номы
объединяются под властью сильнейшего нома, имевшего все признаки
деспотической власти. Всего в этот период существовало около 40 номов,
которые первоначально объединились в два самостоятельных государства -
Нижний Египет (Север) и Верхний Египет (Южный), а к концу IV тыс. до н.э.
— в централизованное государство под властью царей Верхнего Египта.
Однако в символике государства нашел отображение и Север, и Юг – цари
Египта носили две короны: белую корону Юга и красную – Севера.
История Древнего Египта делится на следующие периоды:
• Период Раннего царства (3100—2800 гг. до н.э.).
Египетское государство в этот период представляло собой племенной
союз. Основную массу населения составляли свободные крестьяне-
общинники. Землепользование в общине осуществлялось на основе
общинного землевладения. Государство, как верховный собственник земли,
взимало часть доходов свободного населения общин. В период Раннего
царства в ходе войн появляются пленные рабы, труд которых применялся в
сельском хозяйстве. В Египте рано сложилось классовое рабовладельческое
общество.
• Период Древнего царства (ок. 2800—2250 гг. до н.э.).
В период правления III-IV династий фараонов завершилась
консолидация страны, и сложилось государство восточной деспотии. При
царях V династии происходит возвышение номов. Развитие хозяйства
достигает высокого уровня. Четко прослеживается расслоение социальное и
имущественное, сформировался господствующий социальный слой, в
который входили родоплеменная и номовая аристократия, жрецы,
зажиточные общинники. Основная масса крестьян-общинников, с которых
государство взимало ренту - налог, все более отделялась от
привилегированного слоя населения.
Рабов было еще мало, хотя рабский рынок существовал. В царских
хозяйствах и в хозяйствах светской и духовной знати трудились различные
категории зависимых лиц.
Управление земельным фондом и ирригационной системой
принадлежало фараону. Следует отметить, что особое место в обществе
занимали жрецы, которые были опорой царской власти, являлись носителями
религиозной идеологии и людьми высокообразованными. Именно они
обладали познаниями в медицине, астрономии, архитектуре и других науках.
Верховным жрецом считался верховный правитель, т.е. фараон, хотя
постепенно эти функции начинают разделяться. Храмовые хозяйства
освобождались от налогов.
• Период Среднего царства (ок. 2250-1700 гг. до н.э.).
К началу этапа Среднего царства после переходного периода смут и
раздробленности в результате успешных завоевательных войн в Египте
получает развитие царско-храмовое хозяйство, укрепляются позиции
частных хозяйств вельмож-сановников и жрецов. Большая роль отводится
надельно-арендной форме эксплуатации. Важное положение в обществе
начинает занимать нетитулованное чиновничество. Из общей массы «слуг
царя» выделяются недже - мелкие собственники, а из них выделяются
сильные неджес – разбогатевшие, которые становились писцами, торговцами
и земледельцами. Наблюдается рост городов. Происходит социальное
расслоение общества: сильные неджес вместе с низшими звеньями жречества
входят в средний класс; растет число частных рабов; нищает городская
беднота. В 1750 г. Египет был захвачен гиксосами (кочевыми азиатскими
племенами), господство которых продолжалось 150 лет.
• Период Нового царства (ок. 1580-1070 гг. до н.э.).
Продолжаются многочисленные и победоносные войны, в результате
которых Египет становится крупнейшей империей Древнего мира.
Происходят коренные изменения в системе управления государством,
ослабляются позиции номовой родовой аристократии. Фараон для
поддержания своей власти теперь опирается на нетитулованное
чиновничество, воинов, земледельцев и даже приближенных рабов. Таким
образом, возникают немху — особая категория, в которую входят
земледельцы, мелкие чиновники, воины, статус их изменяется по воле
фараона в зависимости от нужд государства. Получает распространение
система «нарядов» на работу, в основном квалифицированную.
Осуществляющий ее человек имел право на должностное владение землей,
но все, произведенное им в течение рабочего времени, считалось
собственностью фараона. Продолжается возвышение жречества, оно
превращается в замкнутую наследственную касту. В конце Нового царства
государство вступило в полосу упадка.
• Период Позднего царства. (ок 1087-525 гг. до н.э.).
В конце правления ХХ династии власть фараонов слабеет, она
переходит к верховным жрецам главных святилищ Египта. Период
кризисных явлений в государстве привел к ослаблению центральной власти и
государства, что в свою очередь привело к захвату Египта Персией (525 г. до
н.э.), затем Ассирией, в 332 г. до н.э. А. Македонским, а в 30 г. до н. э. он
становится одной из самых богатых провинций Рима. Дальнейшая история
Египта связана с долгим арабским периодом, начавшимся в 639 г., в 1798 г.
Египет захватил Наполеон, с 1801 г. он становится на 100 лет английской
колонией и только после этого получает полную свободу.
Государственный строй Древнего Египта.
Государственный аппарат начинает складываться в период Раннего
царства. Начиная с конца IV тыс. до н.э. во главе государства стоял царь –
фараон, власть которого на местном уровне поддерживалась правителями —
номархами (царскими наместникамим), храмовыми жрецами и царскими
чиновниками различных рангов. Фараон приравнивался к богам, почитался
наравне с богом Ра и так подчеркивалось значение царской власти, на
поддержание которой был направлен сложный ритуал поклонения,
включающий строительство гигантских пирамид. Фараону принадлежало
верховное право на земельную собственность, которую он мог жаловать
вместе с государственными рабами представителям знати, чиновникам,
жрецам, мастерам за службу царю.
Власть фараона являлась наследственной, но правящие династии часто
сменяли друг друга, и поэтому существовало религиозное убеждение —
царственное богосыновство не передавалось непосредственно по наследству,
а может снизойти на любую женщину, которая способна произвести нового
бога — фараона. Вполне было допустимо наследование престола женщиной,
при этом ее муж принимал от нее звание правителя. Исходя из этого, могла
образоваться новая правящая династия. При всей широте полномочий
фараона, его власть не являлась личной и свободной. Неприкосновенность
трона и политическая стабильность зависели от того, насколько успешно
фараон служил интересам господствующим социальным слоям, прежде всего
военной и жреческой верхушке.
В период Древнего царства государственная власть была уже
централизована: законодательная, исполнительная и судебная власть
принадлежали фараону. Основы государственности, заложенные в период
Древнего царства, оставались в дальнейшем неизменными. Центральные
институты данной организации – это царская власть и особая система
взаимоотношений центра с отдельными областями государственного
формирования. В обязанности фараона входило ведение религиозных
церемоний, мероприятия по орошению, урегулирование конфликтов,
военные походы, государственное строительство, назначение глав местной
администрации.
Аппарат управления. Представители царской семьи, как правило,
занимали верховные должности в государстве. Второе лицо в государстве —
великий управитель — чати (джати), (у арабов эта должность называлась –
визирь), на нее также обычно назначался родственник царя, который
управлял деятельностью верховных судебных органов, ведал
государственными хранилищами, системой водоснабжения, руководил
государственными мастерскими, считался казначеем богов. В его руках
находилась высшая военная власть и распоряжение земельным фондом. В
Новом царстве джати осуществлял контроль за всем управлением в стране.
Ему оказывался особый почет среди других вельмож. Религиозная идеология
поддерживала его высокий престиж, он считался верховным жрецом бога
Тота – бога законов.
При ХVIII династии появилась особая группа лиц, получившая
название «послушные призыву». Эти группы были неоднородны ни с
сословной, ни с классовой точек зрения. Они занимали определенное место и
в производстве, и в управлении обществом. Это те группы, которые получали
определенный приказ и должны были его выполнить. Одно и то же лицо
могло как состоять в такой группе, так и отдавать приказы подобной своей
такой группе.
Среди дворцовой администрации выделялись главный раздатчик
хлебов, виночерпий, интенданты, верховный маг. Важной фигурой являлся
писец. Принадлежность к сословию писцов, кроме государственного статуса
давала некоторые привилегии: право на ренту, земельные владения, рабов.
Доступ в ряды чиновников был открыт, скорее всего, для всех свободных в
Египте.
Египет административно делился на области – номы. Правитель нома
обладал административными и финансовыми полномочиями, он же был
великим жрецом одного из культов. Начало эпохи Среднего царства
характеризуется почти неограниченной властью номархов, которую фараоны
в целях объединения государства стремились ограничить. В результате эти
независимые правители заменялись новыми, подчиненными царской власти.
Изменения происходят в период Нового царства. Все в большей
степени продолжается укрепление системы централизованного
бюрократического управления. Царство было разделено на Верхний и
Нижний Египет, каждым из которых управлял наместник фараона. Служилая
знать постепенно отодвигает на второй план знать аристократическую.
Армия. Древнеегипетская государственная система отличалась
развитой военной организацией. В Древнем царстве регулярной армии еще
не существовало. Армия формировалась, в случае необходимости, из
ополченцев-крестьян. Возглавлял военные отряды сам фараон. В период
Среднего царства появилась гвардия, охранявшая царя и столицу; также
должность градоначальника столицы, сформировался кадровый офицерский
состав. Войско делилось на пешее и колесничее; отряд состоял из 50-200
человек, каждые пять воинов подчинялись своему старшему. Оружие было
государственное и выдавалось только для похода. Особое значение имел
корпус колесничных, чтобы добиться высоких должностей в армии,
необходимо было попасть этот корпус.
В период Нового царства создается постоянная боеспособная армия,
которая формировалась за счет земледельцев, мелких и средних горожан, а
также наемников (иноземцев) – рост их числа ослабил египетскую армию. В
XII в. до н.э. был основан профессиональный флот.
При фараоне Рамзесе П появилось специальное военное
законодательство, направленное на укрепление египетской армии.
Поступившие на военную службу приписывались к сословию воинов, они
обязаны были проживать совместно и постоянно упражняться в воинском
мастерстве. Воинам было запрещено тратить свое время на другие дела и
отлучаться из мест расположения отряда. Неподчинение или дезертирство
считалось тяжким уголовным преступлением.
Судебная организация. Суд в Древнем Египте не был отделен от
администрации. Часто судебная власть осуществлялась под руководством
административных органов. Высшая судебная власть находилась в руках
высших органов власти – царя и визиря. Деревенские общины обладали
только полицейскими полномочиями в отношении своих членов, суд как
таковой осуществлялся в областях-номах. Для военных имелся свой
специализированный суд. Египтяне за суд не платили. Номовые суды
преимущественно занимались разбирательством налоговых и финансовых
дел. Уголовные дела рассматривали более высокие суды — «шесть великих
палат». Во главе всей судебной системы находился Высший суд из 30 судей.
Применяя право судьи руководствовались обычаями и традициями. Известны
случаи судебных пыток. Тюрьмы в Древнем Египте представляли собой
административно-хозяйственные поселения преступников
Уже наблюдалась систематизация законов в Египте. Именно богу Тоту
приписывается начало создания законов, где основное внимание уделялось
возвышению царя и законам правления, а также регулированию сделок
торгового оборота, разного рода договорам.
Право Древнего Египта.
Источниками права в Древнем Египте первоначально признавался
обычай, а впоследствии - законодательная деятельность фараона, судебные
решения, административные распоряжения должностных лиц.
Предположительно, самые первые законы были написаны Мином,
основателем первой династии фараонов. Имеются свидетельства о
существовании «сорока кожаных свитков (с законами)» ХVП в. до н.э.
Большинство памятников египетского права не сохранилось и этим
объясняется недостаточная информированность о египетской правовой
системе. В греческий период Египта в нем действовали греческие законы, а в
римский – римские.
Вещное право. В области вещного права наибольшее внимание
уделялось землевладению. Право верховной собственности на всю землю
Древнего Египта принадлежало фараону. Существовали следующие виды
земельных владений: государственные, храмовые, частные, общинные.
Самыми крупными землевладельцами являлись: фараон, храмовые хозяйства,
царские вельможи. Им принадлежало право владеть, распоряжаться и
совершать различные сделки с землей. Однако в деревнях развитие частной
собственности шло очень медленно, поскольку община выступала
сдерживающим фактором в развитии частного земельного хозяйства.
Обязательственное право. Движимое имущество, такое как рабы,
рабочий скот, инвентарь могло находиться в личной и иной собственности и
быть предметом различных сделок. В Древнем Египте были известны
следующие виды договоров: займа, купли-продажи, найма, аренды земли,
поклажи, товарищества.
Из-за особой ценности земли, переход права собственности на землю
мог происходить только при совершении особого ритуала. Первоначально
достигалось соглашение между продавцом и покупателем, затем продавец
давал клятву перед лицом богов, подтверждающую договор, только затем
покупатель вводился во владение землей. Сначала договоры заключались в
устной форме в присутствии свидетелей, а позже приобретают письменную
форму.
Следует заметить, что отличительной чертой правовой системы
Древнего Египта было почти полное статусное равноправие полов в
публичной и частной сферах жизни. Так, положение женщин было таково,
что они имели право свободно владеть собственностью и отчуждать ее,
самостоятельно вступать в договорные отношения, вести дело в суде,
оставлять завещание. Однако постепенно положение женщины менялось в
сторону укрепления патриархального уклада, она все больше становилась
зависима от мужчины.
Брачно-семейное право. Брак в Древнем Египте совершался на основе
договора между мужем и женой, развод осуществлялся свободно для обеих
сторон. Основания для развода были одинаковы для супругов.
Приданое жены оставалось ее собственностью, что также определялось
договором. Замужняя женщина могла свободно распоряжаться своим
имуществом. При разводе, где инициатором являлся муж, жене возвращалась
часть приданного и часть совместно нажитого имущества. В том случае, где
мужа покидала жена, ей также полагалась часть имущества. Вдова могла
пользоваться всем имуществом, но продавать или дарить могла только свою
долю. Из этого видно, что закон охранял имущественные интересы
женщины.
Неверность мужа не наказывалась. Жене за неверность полагалась
смертная казнь. В Новом царстве кровные браки были запрещены,
исключение составляло только для фараонов, они могли жениться на сестрах
и даже дочерях.
Право на наследование. Предусматривалось право наследования по
закону и по завещанию. Наследниками по закону были дети обоих полов. В
отдельные периоды наследство переходило как к старшему сыну, так и
предусматривалось равное наследование для всех детей. При отсутствии
прямых наследников по нисходящей линии наследство переходило жене
завещателя. Завещание могли составить как муж, так и жена.
Существовавший долгое время матриархат определил высокое
положение жены в семье, хотя впоследствии главой семьи становится муж и
женщина утрачивает равенство с мужчиной.
Уголовное право. Наиболее детальными в рамках древнеегипетской
правовой системы были нормы уголовного права. В древнеегипетском праве
существовал широкий круг деяний, которые условно можно объединить в
следующие группы преступлений:
- посягательства на государственный и общественный строй (измены,
заговоры, мятежи и проч.),
- преступления религиозного характера (убийство священных
животных, чародейство),
- преступления против личности (убийство, членовредительство,
ложный донос),
- имущественные преступления (кража, обмеривание),
- преступления против чести и достоинства (изнасилование,
прелюбодеяние),
- иные преступления (поджог, откапывание могил, употребление
фальшивых мер и др.).
Наказания были суровы, носили устрашающий характер, однако
конкретные виды наказаний варьировали от смертной казни до штрафов –
это зависело от положения преступника и тяжести содеянного. Кровная
месть отменена. Широко применялась смертная казнь путем сожжения или с
помощью меча. За покушение на власть и участие в восстании виновный и
его семья подвергались смертной казни, допускалась замена смертной казни
обращением в рабство. За измену и разглашению государственной тайны
полагалась смертная казнь. Кража наказывалась штрафом и
членовредительством (отрезания рук). За прелюбодеяние, изнасилование
полагалось членовредительство (отрезание носа, кастрация). За подделку
документа отсекалась рука. За дезертирство из армии полагалось лишение
чести, ставившее человека вне закона. В условиях древнего общества это
делало человека полностью бесправным и оставляло без средств
сосуществования.
Процесс. Судебный процесс велся одинаково по уголовным и
гражданским делам. В качестве доказательств служили свидетельские
показания, клятвы. Дело начиналось с заявления потерпевшей стороны. При
следствии было обычным применение пыток. Делопроизводство носило
письменный характер.
Государство и право Месопотамии.
Первые государства в Южном Двуречье.
На территории современного Ирака в Нижней Месопотамии в VI тыс.
до н.э. стали формироваться оседлые цивилизации. В V — IV тыс. до н.э.
здесь, в долинах рек Тигр и Евфрат, племенами убайдов – шумеров
формируется самая древняя государственность на Земле.
Плодородная почва и обилие воды способствовали развитию
земледелия. Наряду с земледелием в этих местах широко развивалось
садоводство и скотоводство. Развитие ремесла не получило должного
развития, т.к. в стране отсутствовал камень, металл, лес. Эти материалы
заменялись в строительстве и в других целях глиной и камышом. Однако
металлы рано стали ввозиться в Месопотамию из соседних стран.
С начала IV тыс. до н.э родовые общины шумеров, населявших нижнее
течение Тигра и Евфрата, стали разлагаться под влиянием растущих
противоречий и объединяться в большие территориальные общины,
перерастающие в государства.
Разложению общины способствовал переход к индивидуальному
труду. А появление письменности стимулировало организацию культурных
центров. В Ш тыс. до н.э. соседские общины объединились вокруг храмовых
центров, в которых религиозно-идеологическая функция сочеталась с
организационно-хозяйственной. Храмовые центры вскоре развиваются в
города. На общественных работах широко применялся труд рабов. В XXVIII-
XXV вв. до н.э. появляется надобщинная администрация, в которую входили
— эвен (главный жрец храма и правитель) и совет старейшин. Развитию
надобщинной администрации способствовала необходимость ведения
ирригационных работ (города-храмы связывались сетью каналов). Несколько
соседских общин входили в условный округ из трех-четырех городов,
правитель которых организовывал ирригационные работы.
Подобных объединений в Месопотамии сложилось до 20. Большинство
из них сформировало культовый союз с центром в г. Нипуре. Со временем
возвышаются города Киш, Ур и Урук. Первый исторический правитель -
лугаль (хозяин) г. Киша. Лугаль не становился жрецом, а был только
военным вождем. В XXVIII в. до н.э. лидерство переходит к Уруку,
правитель которого Гильгамеш стал героем литературного эпоса («Сказание
о Гильгамеше).
Шумер в этот период еще не представляет единого государства, а связи
между объединениями городов больше походили на военный союз.
Правители этих объединений назывались энси (господин сооружений или
военный вождь), некоторые принимали титул лугаля. Правители
протогосударств видели свою социальную задачу в сохранении старого
уклада жизни. Храмы обзаводятся своей собственной администрацией и
дружиной. Во время проведения военных действий власть лугаля
ограничивалась общинными коллективными органами (советом старейшин),
по решению народного собрания лугаль мог быть низложен.
Вслед за Кишем первенство перешло городу Урук, а затем Уру, еще
позднее г. Лагаш.
В середине III тыс. до н.э. Двуречье заселяется новыми (семитскими по
происхождению) народами. Лидер одного из новых городов Саргон
постепенно подчиняет себе весь Шумер, центром которого становится город
Аккад. При царе Саргоне производятся большие строительные работы, для
облегчения торговых связей он вводит в стране единую систему мер и весов.
Большую роль в формировании нового государства сыграла армия (более 5
тыс. человек). Усиление центральной власти привело к образованию в
Шумере ранней монархии с сильной, почти деспотической властью. Но
монархия аккдских царей оказалась недостаточно прочной.
Растущее обогащение верхушки и все более широкое применение
рабского труда приводили к разорению свободных крестьян, которые
составляли основные кадры в армии. Нашествие племен из Ирана,
центробежные стремления общинных объединений на рубеже XXII—XXI вв.
до н.э. привели к краху аккадского царства. Возобновление монархии
начинается с возвышения города Ура при правителе Шульге, основавшем
новую династию. За два-три века произошло значительное усиление
храмово-государственных хозяйств, большая часть населения работала на
государственных или храмовых латифундиях.
В 2074 г. до н.э. вводится обязательная военная служба. Власть
верховного правителя практически обожествлена, областями руководили
назначаемые из центра наместники. В XIX в. до н.э. Двуречье представляет
собой множество городов-государств, власть вождя лугаля в которых
замещена ранней монархией.
В конце Ш тысячелетия до н.э. аккадяне, находившиеся долгое время в
упадке, выступают вновь на первый план, укрепив свои силы благодаря
притоку в страну амореев. Возвышается новый центр аккадян – город
Вавилон (по аккадски – «врата бога»). Именно этот город на долгие века
сохраняет значение центра южной Месопотамии.
Наибольшего расцвета государство достигло при царе Хаммурапи
(правившего по одним данным с 1792-1750гг. до н.э.. по другим – 2067-
2025гг. до н.э.), оно занимало площадь от Персидского залива до Сирии.
Царствование Хаммурапи ознаменовалось важной законодательной
деятельностью – изданием обширного судебника, охватывающего самые
различные области права. В 689 г. до н.э. ассирийцами Вавилон был
разрушен до основания.
Государственный строй Вавилона.
К началу ХУШ в. до н.э. вокруг центра Вавилон сформировалось новое
мощное государство. Древневавилонское царство по своему устройству было
централизованным государством, этим оно было обязано шестому правителю
вавилонской династии – Хаммурапи. Законодательная, исполнительная,
судебная власти находились в руках царя. Глава государства считался
наместником бога.
Аппарат управления. Хаммурапи начал царствование с обряда
восстановления справедливости – во всем государстве всем прощались все
долги, что позволяло снизить межобщинные и социальные противоречия. В
ходе административной реформы города-государства были уничтожены,
страна разделилась на области. Цари лишают местных патеси их светской
власти, сохраняя за ними лишь жреческий статус, или превращают их в своих
наместников, в подчиненных им областных правителей – шакканаккум,
ответственными за сбор налогов, ополчение, поддержание порядка и для
осуществления контроля за местными чиновниками. Общины возглавляли
назначаемые рабинаум (старосты). Земельные фонды государства
контролировались специальными людьми.
Верховная политическая и административная власть была подчинена
царю, на втором месте вавилонской иерархии находился жрец. Царю была
подчинена и храмовая администрация. Особенностью дворцовой системы
управления было и то, что лица, управляющие царским хозяйством, также
занимали и высшие должности в государстве. К высшим сановникам
относились: визирь, дворецкий, начальник финансов, главный военачальник.
Должность главного советника царя была постоянная. Таким образом, царь
выступал главой большого управленческого аппарата.
В системе государственных органов различались центральные и
местные органы управления. Большими городами управляли наместники
царя. На местах сохранялись органы общинного самоуправления. Власть
царя в Вавилоне ограничивалась общинными органами самоуправления,
советами старейшин, общинными сходками. Некоторые крупные города в
Вавилоне (Вавилон, Нипур, Сиппар) могли иметь самостоятельный
юридический статус, поскольку считалось, что они находятся под
покровительством местных божеств. В целях сохранения политической
стабильность различные привилегии (освобождение от налогов, военной
службы, трудовых повинностей) предоставлялись некоторым вождям
племен, храмам. Привилегии фиксировались на каменных монументах –
кудурру.
В период правления Хаммурапи храмы подчинялись царю, им
назначались жрецы и администраторы. Храмы обязаны были предоставлять
отчет о хозяйственной деятельности. Царь в Вавилоне не считался божеством
и не являлся верховным жрецом.
Армия. Армия до Хаммурапи состояла в основном из ополченцев, а в
последствии появилась армия постоянная, но народное ополчение не
потеряло своего значения. Воин получал от царя надел земли. Воинские
наделы полностью исключались из оборота. Служба воинов была
пожизненной. В армии царила строжайшая дисциплина. В Вавилоне воинам
приходилось также выполнять и полицейские функции.
Судебная организация. До Хаммурапи ведущее место в отправлении
правосудия принадлежало храмовым и общинным судам. Усиление царской
власти привело к ограничению судебных полномочий общин и храмов (этим
судам не подсудны были царские люди, не рассматривались дела, касаемые
царского имущества).
Судебная власть в Вавилоне, как и в Египте, осуществляли органы
администрации. Царские суды ввели почти во всех больших городах. Однако
царь не являлся ни высшей апелляционной, ни кассационной инстанцией, он
имел право помилования только в случае вынесения смертного приговора.
Царские наместники практически повсеместно могли осуществлять вызов в
суд, арест, розыск преступников. Помимо профессиональных судей в
Вавилоне существовали должности глашатаев, судебных исполнителей,
полицейских, судебных гонцов и писцов. Храмам принадлежали полномочия
в принятии клятв, засвидетельствовании сделок и процедуре ордалии
(«божьего суда»), своего рода испытания, помогающего установить истину.
Общественное устройство Вавилонского государства
Сохранившиеся документы Древнего Вавилона говорят о том, что
общество носило рабовладельческий характер. Многоукладность экономики
и высокий уровень развития товарно-денежных отношений определяли
сложную социальную структура общества. Рабовладельческий строй имел
здесь некоторые свои особенности.
Одной из особенностей являлось длительное сохранение пережитков
первобытнообщинного строя в рамках рабовладельческого общества.
Классовое общество сложилось в Вавилоне при слабом развитии частной
собственности. Природные условия и характер ухода и обработки земли
(система каналов, плотин) надолго сохраняют общинную собственность на
землю и рабов в складывающемся классовом обществе. Поэтому следующей
особенностью являлось длительное сохранение коллективной
(государственной, храмовой, общинной) собственности на рабов.
Рабы – вардум в Древнем Вавилоне составляли низший общественный
слой. Источником рабства являлись военнопленные, рожденные от рабыни и
лица, попавшие в долговую кабалу (за долги в рабство могли продавать
детей). Первоначально долговая кабала не была ограничена сроком, должник
терял свободу навсегда. Хаммурапи ограничил своими законами долговое
рабство тремя годами.
Рабское положение подчеркивали знаки, выжигаемые на теле. Однако
допускалось отпущение рабов на волю. При освобождении раба, удалялись
знаки его рабского состояния, при этом происходила особая церемония
очищения лба.
Рабы законом рассматривались как вещь, поэтому они не обладали
правосубъектностью. Повреждение здоровья или лишения жизни раба
считалось не более как повреждение имущества его господина, которому
виновный должен возместить ущерб.
Рабы не имели право собственности, но с разрешения господина могли
владеть имуществом. Однако после смерти раба это имущество переходило к
хозяину раба. Предоставление рабу право обладать имуществом
преследовало цель заинтересовать раба в результатах своей работы.
Крупное частное рабовладение в Древнем Вавилоне не получило
развитие. Рабов имели все состоятельные слои вавилонского общества,
включая разбогатевших общинников и ремесленников. Сельские общины
владели рабами на основе коллективной собственности. Тысячи рабов были
заняты в царских и храмовых хозяйствах. Вместе с тем, рабский труд в
Вавилоне никогда не преобладал ни в одной из отраслей производства. Он
был одним из типов принудительного труда и использовался наряду с
жесткой эксплуатацией обедневших (разорившихся) слоев общества,
лишенных собственности.
Основными производителями материальных благ являлись свободные
крестьяне общинники и ремесленники. Поэтому частное рабовладение
носило патриархальный, домашний характер. Это в свою очередь обусловило
признание за рабами ряда личных и имущественных прав: рабы дворца и
мушкенумов имели возможность вступать в брак со свободными
женщинами, их дети приобретали статус свободных. Половина нажитого
имущества в таком браке, после смерти раба, переходила к жене, другая
половина хозяину (ст. 175-176 законов Хаммурапи); рабыня, родившая от
свободного человека детей, после его смерти получала свободу вместе с
детьми, если же отец при жизни признавал их своими, то они имели право на
долю наследства на равнее с детьми от законной жены (ст. 17-171).
Свободное население делилось на два сословия – на авилумов , что
означает «сын мужа» или «сын человека» - полноправные свободные
граждане и мушкену-мов, что означает «мелкий люд» или «склоняющийся
ниц» - неполноправные свободные граждане. Происхождение этой
социальной группы с достоверностью не установлено. По одной из версий,
мушкенумы – это жители покоренных Хаммурапи городов и областей, по
другой – вольноотпущенники. По правовому положению мушкенумы стояли
ниже авилумов, на что указывает различная степень наказания за
преступления против этих слое населения. Более тяжелые наказания за
преступления устанавливались, если потерпевший был авилумом. Так,
например, за телесные повреждения, причиненные авилуму, виновный
отвечает по принципу талиона, т.е. ему грозит членовредительское
наказание. Если потерпевшей стороной был мушкенум, то виновный платил
штраф. Если в драке случалось нечаянное убийство, родственникам
выплачивался штраф, но за авилума в большем размере, за мушкенума – в
меньшем. За лечение врачу-хирургу мушкенум платил меньше, чем авилум; в
случае развода, мушкенум производил выплату жене в меньшем размере, чем
авилум.
Наряду с сословным делением существовало и деление по про-
фессиональным признакам. Первое место в этой иерархии занимали
придворные служащие (царские телохранители и высшее жречество). Жрецы
имели большой вес в государстве, они обладали огромными богатствами,
играли значительную роль в управлении, долгое время в своих руках
сохраняли юстицию. Среди рабовладельцев особо выделялись тамкары,
вавилонские ростовщики и торговцы. Они фигурируют в законах
Хаммурапи, когда речь идет о кредиторе.
Далее следовали различного рода военнослужащие (редумы, баирумы,
декумы, лубуттумы), затем храмовые служащие, чиновничество. Низшие
ступени занимали купцы, предприниматели, врачи, ремесленники,
поденщики.
Законы Хаммурапи
Основное содержание законов Хаммурапи берет свое начало в
судебниках древнешумерских государств. Особенно много общего имеется
между сборником законов Хаммурапи и законником царя Билаламы из
города Эшнунны, составленном на 200 лет раньше. В законах Хаммурапи не
было еще деления правовых предписаний на отдельные статьи. Но уже
первый переводчик законов французский ученый В.Шейл на основе анализа
их содержания выделил в сплошном тексте 282 статьи. Из них полностью
сохранились 247. Остальные оказались стертыми, но их удалось
восстановить по другим источникам. Законодательная инициатива правителя
была ограничена традицией. Поэтому основным источником законов
Хаммурапи стало обычное право, адаптированное к условиям классового
общества и рабовладельческого государства.
Законы Хаммурапи были выбиты на большом базальтовом столбе. На
верху лицевой стороны столба изображен царь, стоящий перед богом солнца
Шамашем – покровителем суда. Под рельефом начертан текст законов,
заполняющий обе стороны столба. Обнаружен судебник был в 1901 г. при
раскопках древнего города Сузы.
В сборнике законов Хаммурапи можно выделить определенную
группировку правовых норм. Первые пять статей сборника посвящены суду и
направлены на ограничение произвола судей. Второй раздел (статьи с 6 по
126) регулирует имущественные отношения. Сюда относятся нормы,
предусматривающие защиту собственности, способы приобретения и
распоряжения ею, пользование чужой собственностью и большинство
договорных обязательств. Третий раздел (статьи 127-195) относится к
брачно-семейному и наследственному праву. Четвертый раздел (статьи 196-
214) – предусматривает защиту личности. Последний раздел (статьи 215-282)
посвящен труду, условиям найма и другим отношениям.
Такое деление является условным. Оно не зафиксировано в сборнике
законов, поэтому сам сборник нельзя рассматривать как кодекс, ибо кодекс
характеризуется систематическим и четким расположением правовых норм
по отраслям права (гражданское, уголовное и т.д.).
Судебник Хаммурапи составлен в казуистической форме, т.е. в виде
статей, излагающих правовые нормы не в общей, абстрактной форме, а в
форме частного случая (казуса). Вполне возможно, что законы Хаммурапи
представляли собой запись судебных решений. Так, например, ст. 17
предусматривала вознаграждение за поимку беглого раба в степи, умалчивая
таким образом о случаях, когда раб схвачен в городе или каком-либо другом
месте.
Характерными чертами древневавилонского права стали низкая
правовая техника, казуистическая форма изложения норм права, формализм
и символизм.
Право собственности. Правом собственности на землю в древнем
Вавилоне обладали верховный правитель, храмы, общины и частные лица.
Как правило, царь и храмы отдавали свои земли во владение различным
категориям лиц: воинам, жрецам, гражданским чиновникам и т.д. за
выполнение определенного рода повинностей или мелким земледельцам за
плату натурой.
Из судебника Хаммурапи нам известно такое понятие как «имущество
илку». Это земля, дома, хозяйственный инвентарь и прочее имущество,
предоставленные гражданскому чиновнику или воину за определенную
службу царю (государству).
Имущество илку нельзя было ни купить, ни продать, ни завещать, ни
обратить на уплату своих долгов. Оно могло переходить по наследству к
сыновьям только в том случае, если они будут выполнять те же служебные
повинности, что нес их отец.
Обладатель имущества илку обязан был лично выполнять свои
служебные обязанности. Если он наймет себе заместителя, которого пошлет
вместо себя, то он подвергался смертной казни, а имущество илку
передавалось тому, кого он нанял.
Наряду с государственной (дворцовой и храмовой) в древнем Вавилоне
долгое время сохраняется и общинная собственность на землю. Общинная
земля находилась как в коллективном владении (это выгоны для скота, луга и
т.д.), так и в частно-семейном.
Судебник Хаммурапи нигде не говорит о купле-продаже земли
непосредственно, но на основании деловых документов этой эпохи мы
можем говорить о широких земледельческих правах свободных крестьян-
общинников.
Землю, как любую другую недвижимость, можно было продавать,
менять, закладывать, сдавать в аренду, передавать по наследству. Однако
совершать такие действия, возможно, было, только будучи полноправным
членом общины. Если человек порывал с общиной, он терял все права. Кроме
того, пользование этими правами было ограничено рамками своей общины, и
отчуждение земли за ее пределами было запрещено. В исключительных
случаях допускалось отчуждение общинной земли; чаще всего оно
производилось в пользу царя за определенную компенсацию с его стороны.
Знаком собственности на землю служили особые межевые столбы – кудурру,
на которых были записаны права владельца данного земельного участка.
Обязательства из договоров. Первый тип обязательств известных нам в
Древнем Вавилоне – это обязательства из договоров. Для заключения
договоров, как правило, не требовалось особо сложной или торжественной
формы. Хотя в отдельных случаях необходима была определенная форма
документа, присутствие свидетелей и клятва покупателя. Договоры
записывались на глиняных табличках, которые затем сушились на солнце и
обжигались на огне.
Законы Хаммурапи предусматривают следующие виды договоров:
Купля-продажа и мена. Объектом данного вида договора могли быть
как движимые вещи (рабы, зерно, животные и т.д.), так и недвижимые –
поля, сады, дома, а также определенная их часть (например, первый этаж
дома). Встречаются акты купли-продажи детей.
Если оказывалось, что купленная кем-либо вещь была опознана ее
действительным собственником, то покупатель обязан был представить
свидетелей покупки и продавца. Если он не мог это сделать, то наказанием
ему была смерть, как вору.
Если покупатель приводил свидетелей и продавца и доказывал свою
невиновность и законность купли-продажи, то собственник получал обратно
свою вещь, покупателю продавец возвращал то, что за нее было уплачено, а
сам продавец признавался вором и карался смертной казнью.
Если же, наконец, собственник пропавшей вещи не мог привести
свидетелей, которые подтвердили бы его право собственности на данную
вещь, то он в свою очередь подлежал смерти «как лжец, который возводит
клевету».
Имущественный наём. Предусматривалась аренда (наём) земли, садов,
жилищ, повозки, судна, волов, ослов, рабов. Наём полей и садов
производился как за определенное в договоре вознаграждение, так и за
определенную долю урожая (1/2 или 1/3 для полей и 2/3 для садов).
Арендатор не освобождался от уплаты вознаграждения собственнику
поля, если он не вырастил на нем урожая. В этом случае он должен был
заплатить столько же, сколько платил его сосед (ст. 42). Если он даже не
обрабатывал поле, то он помимо уплаты вознаграждения должен был еще и
обрабатывать его (ст. 43).
Собственник, получивший вперед арендную плату за год и
потребовавший, чтобы наниматель до истечения срока покинул жилье,
лишался всей уплаченной ему суммы.
Наниматель вола признавался ответственным за его гибель, если это
происходило в результате небрежности или дурного обращения с животным.
Если же гибель происходила по независящим от нанимателя
обстоятельствам, с него снималась всякая ответственность перед владельцем.
Личный наём. В договоре личного найма использовались главным
образом работники, имеющие особые навыки и умения (врачи, строители,
ветеринары и т.д.). В ряде случаев закон устанавливал фиксированную плату
за постройку дома, медицинскую операцию и т.д. Оплата труда
производилась, как правило, по истечении срока найма. Если нанявшийся
прекращал работу раньше, то он терял право на вознаграждение. Сборник
законов предусматривал также ответственность нанявшегося лица за
качество своей работы.
Заём. Этот вид договора отличался крайней суровостью. До законов
Хаммурапи неоплатные должники пожизненно попадали в долговую кабалу.
Ст. 117 устанавливала заемный срок для отработки любого долга. Закон
разрешал отработку долга членам семьи должника и защищал их от
жестокого обращения кредитора.
Размер процентных ставок по займу денег был установлен в 20%, по
займу зерна 33,5%. Превышение процентных ставок влекло за собой потерю
долга.
Поклажа (или хранение). На хранение отдавали деньги, зерно,
документы, рабов. При заключении договора необходимо было наличие
свидетелей. Если человек, принявший на хранение вещь, отрицает ее
получение, то он обязан уплатить ее стоимость в двойном размере. За
неосновательное требование вещи, виновный также платит ее двойную
стоимость. Если отданная на хранение вещь была украдена хотя бы и вместе
с вещами хозяина, то последний не освобождается от уплаты стоимости
украденной вещи, но сам получал право розыска и истребования украденной
вещи у вора (ст. 125).
Обязательства из причинения вреда. Законы предусматривают
следующие виды обязательств, возникающих из обязанности возместить
потерпевшему причиненный вред;
1. возмещение ущерба за порчу ирригационных сооружений.
2. возмещение ущерба за потраву растений на чужом поле
3. возмещение ущерба за порубку деревьев в чужом саду
4. возмещение ущерба за гибель груза, перевозимого по реке
5. оплата за лечение в случае нанесения травмы в драке, а
также обязательство уплатить стоимость раба в случае нечаянного
убийства.
Брачно-семейное право. Семья в Древнем Вавилоне носила
патриархальный характер с господством мужа над женой и детьми. Брак
заключался по договору, без него он считался недействительным.
Жених давал будущему тестю выкупную плату за невесту – тирхату, и
свадебный подарок семье невесты – библу. От своего отца невеста получала
приданое – шерикту.
Если жена «вознамерится оставить мужа или станет расточать его
имущество и будет позорить его» - говорилось в сборнике законов, то муж
был вправе выгнать ее из дома без всякого имущества или оставить в доме на
положении рабыни и жениться вторично.
Основная форма брака – моногамия. Но было несколько отступлений.
Муж мог не только открыто сожительствовать с рабыней, но и усыновить
детей от нее по собственному выбору. Если жена бездетна муж мог
развестись с ней, но при этом вернуть ей ее приданное. Если это ему было
невыгодно, то он мог и не разводиться, а взять в дом наложницу. Но в этом
случае учитывалось мнение жены. Ей предоставлялось преимущественное
право в выборе наложницы для своего мужа. Если жена предоставляла мужу
рабыню, которая родила ему детей, то муж был не вправе брать кого-либо со
стороны. Однако жена не могла продать эту рабыню, а рабыня не могла
претендовать на равное положение с женой.
В то же время, и жена могла вторично выйти замуж при живом муже (в
том случае, если муж был в плену или долго отсутствовал). Однако по
возвращении первого мужа, она обязана была вернуться к нему с детьми от
первого брака. Дети от второго мужа оставались со своим отцом.
В случае супружеской измены со стороны жены закон предписывал
«бросить ее в воду», если же изменял муж, то жена только могла (если
хотела) уйти из дома, получив назад свое приданное. Развод был легко
осуществим для мужа, но жена имела право на него при определенных
обстоятельствах:
1. в случае супружеской измены мужа;
2. если муж ушёл из дома и из той местности, где он проживал;
3. в случае необоснованного обвинения жены в прелюбодеянии;
4. в случае, если жена больна и муж берет в дом наложницу.
В то же время судебник Хаммурапи предоставлял жене значительную
самостоятельность в области имущественных отношений:
1. долги мужа, сделанные им до брака, не распространялись на
имущество жены (и наоборот);
2. муж был не вправе распоряжаться имуществом жены, ни тем ее
имуществом, которое она приобрела уже после выхода замуж (например, при
дарении);
3. жена была вправе распоряжаться своим имуществом, вступать в
договорные отношения, давать деньги в рост, покупать землю, рабов.
В случае смерти жены ее приданое становилось собственностью детей,
а в случае их отсутствия возвращалось в дом ее отца.
Наследственное право. В эпоху Хаммурапи в основном господствовал
институт наследования по закону, хотя можно отметить определенные
элементы завещательной свободы (отец, например, имел право лишить
наследство какого-либо из своих сыновей, если тот совершил перед ним
«тяжелый грех»).
На основании анализа законов Хаммурапи можно сделать вывод, что:
А) в наследовании участвовали как сыновья, так и дочери родителей,
получая каждый равную долю
Б) долю умершего сына поровну делили его дети – внуки
наследователя
В) усыновленные дети наследовали на равных правах с детьми,
рожденными в браке
Г) дети от рабыни-наложницы в случае их признания отцом
наследовали часть движимого имущества; если отец не признавал их своими
детьми, получали только свободу
Д) дети от раба дворца или мушкенума и свободной наследовали
только половину имущества, вторая половина шла хозяину раба.
Уголовное право. В законах Хаммурапи нет упоминания об обычае
кровной мести, свойственном первобытнообщинному строю. Она вытеснена
наказаниями по принципу талиона (равным за равное) или денежными
штрафами в пользу потерпевшего или его родственников.
Применение принципа талиона (равным за равное) происходило в том
случае, если и преступник и потерпевший являлись полноправными
гражданами Вавилона.
Если по характеру преступления применения принципа «око за око, зуб
за зуб» было невозможно прибегали к символическому талиону (врачу,
сделавшему неудачную операцию, отрезали пальцы - ст.218).
Законы Хаммурапи допускали применение наказания к лицу, которое
никакого отношения к совершенному преступлению не имело. (ст.230.
убивали сына строителя, если в результате обвала дома погиб сын хозяина).
В современном праве такого рода ответственность без вины называется
объективным вменением.
Законы Хаммурапи знают следующие виды наказаний: смертная казнь,
членовредительские, телесные наказания, наложение знаков бесчестия,
изгнание из родной местности или дома, отстранение от должности,
денежные штрафы.
Смертная казнь упоминается в законах в 30 случаях и это без учета
государственных и религиозных преступлений. Была она мучительной и
устрашающей: сожжение, посажение на кол, утопление и т.п.
Членовредительские наказания применялись при осуществлении принципа
талиона.
Законник Хаммурапи не делает различия между исполнителем
преступления и его соучастниками (укрывателями, подстрекателями). Не
различаются и стадии развития умышленного преступления, т. е.
приготовления покушения.
Вместе с тем Законнику известно понятие смягчающих вину
обстоятельств. Штрафом, а не смертью наказывается, например, убийство в
драке, если будет доказано, что убийца не имел намерения убить (ст.207).
Если в результате драки было нанесено телесное повреждение человеку,
виновное лицо обязывалось к уплате стоимости лечения.
Весьма широко в сборнике законов распространена система штрафов.
Величина штрафа зависела как от тяжести преступления, так и от
социального положения сторон.
Судопроизводство не было строго регламентировано законом. Здесь
большую роль играл обычай. Требовалось, чтобы судоговорение
происходило публично, в присутствие общины и совершалось на паперти
храма.
Судебные функции осуществляли чиновники, стоявшие во главе
местной администрации, а также особые судьи округа. Судья не мог
изменить по каким-либо причинам свое решение. Если он был в этом
уличён, то платил штраф в 12 кратном размере стоимости иска, и публично
свергался с судейского кресла. После этого ему навсегда запрещалось
занимать судебную должность.
Высшей судебной инстанцией в Вавилоне являлся царь, который имел
право пересмотра судебных решений, помилования и нередко сам
вмешивался в расследование или рассмотрение того или иного дела.
Различия между процессом гражданским и уголовным в древнем
Вавилоне не было. Обвинение было частное, т.е. должно было исходить от
потерпевшего лица или его родни. Без этого судебное дело не возбуждалось.
Исключение составляли дела о государственных и религиозных
преступлениях.
Судебными доказательствами считались клятвы (богом и царем),
произнесенные в храме и при участии жрецов, а также ордалии (испытания),
свидетельские показания, письменные документы.
Ордалии применялись для выявления истины и установления
виновного лица. Они заключались в совершении действий, за которыми
признавалось особое, магическое значение. По результатам испытаний тот
или иной человек признавался виновным или невиновным, правым или
неправым. Ордалии были известны всем народам древности. Они
фигурируют и в европейском праве средних веков, в том числе и в
древнерусском праве.
К числу наиболее распространенных ордалий Древнего Востока
относятся: погружение руки в котелок с кипящей водой, захват рукой
раскаленного железа, поединок на мечах или дубинках и т.п.
У многих народов древности средством испытания служило
погружение в воду. При этом у одних народов испытуемый признавался
невиновным, когда он тонул, у других – когда он не тонул. В древнем
Вавилоне подозреваемую в неверности жену бросали в воду. Если она не
тонуло, она считалась невиновной. Отказ подвергаться испытанию был
равносилен признанию вины.
Судебные протоколы писались на глиняной табличке и содержали
показания тяжущихся сторон, их клятвы, сущность приговора и имена
свидетелей. Истец и ответчик брали на себе обязательства не возбуждать
вторично того же дела. В случае невыполнения этого обязательства
виновный подвергался штрафу, а на его голову мог быть наложен знак
бесчестия (сбривали часть волос, как у рабов).
Итак, в результате анализа законов Хаммурапи, следует сделать вывод,
что они заложили основы новой системы принципов и институтов, присущих
праву Ближнего Востока в целом. Здесь впервые обосновано соотношение
преступления с наказанием, принцип ответственности за ущерб, принцип
обязательной ответственности виновного.
Государство и право Древней Индии.
Древняя Индия – одна из самых древнейших цивилизаций в мире. Она
сложилась более четырех тысяч лет назад в долине реки Инд. В III — начале
II тыс. до н.э. образуется Хараппская цивилизация с центрами Хараппа и
Мохенджо–Даро. Названная цивилизация переживала в этот период процесс
упадка первобытнообщинного строя и формирования надобщинных
структур.
Во II тыс. до н.э. процесс развития цивилизации был прерван приходом
индоарийских племен, с ними в Индии образуется и другая культура,
названная по основному религиозно-фольклорному памятнику индоариев
«Ригведы». Ведийское общество во время освоения Индии стояло накануне
образования протогосударств. Поселения — деревни руководились по
общинному и родовому принципу. Руководство племенем осуществлял
военный вождь – раджа, которого первоначально выбирало племя.
Впоследствии, с увеличением общественного неравенства, он постепенно
стал возвышаться над племенем. Со временем должность раджи становится
наследственной. Органы племенной администрации перерастают в
государственные органы. Племенная дружина перерождается в постоянное
войско. Народ облагается налогами. Таким образом, в ведийский период
начали возникать государственные образования.
Как и везде, религия и обычаи в Древней Индии появились гораздо
раньше, чем право и долгое время являлись средством обеспечения правил
поведения человека. Все известные нам древние источники права Индии
представляют собой запись правил поведения человека – дхармы.
Кровная месть в классовом обществе была запрещена, и право и
мораль закрепили неприкосновенность частной собственности, привилегии
знати, «благородных» сословий.
Самым крупным государством в ведийский период был Магадха, а
наивысшего расцвета это государство достигло в IV –III вв. до н.э. при
правлении династии Маурьев, которая объединила под своей властью почти
всю территорию Индостана. Наиболее могущественным представителем
династии был Ашока (III в. до н.э.), при котором государство превратилось в
централизованную монархию. Однако государство состояло из племен,
разных по своему развитию, поэтому сохранить единство в империи не
удалось и она, несмотря на сильную армию, о II в. до н. э. распалась.
Государственный строй..
Верховный правитель страны. Попытки завоевания Индии войсками
Александра Македонского в III в. до н.э., привело к возвышению династии
Маурьев. Вся полнота власти принадлежала радже (царю), он глава
государства, его власть являлась наследственной, (еще при жизни он
назначал одного из своих сыновей наследником престола). Царь стоял во
главе государственного аппарата и обладал законодательной властью.
Аппарат управления. Государственный аппарат состоял из высших
сановников и их доверенных лиц. Для Магадско-Маурийской эпохи
характерно усиление монархической власти и падение роли институтов
племенного управления. Важное место при дворе занимал царской жрец, при
царе существовали советы: паришад (совет царских сановников) тайный
совет; раджа — сабха (царский совет). В случае необходимости решения
особо важных дел члены паришада собирались вместе с членами царского
совета.
Так как власть древнеиндийского правителя - раджи брала
происхождение от арийских военных вождей, то она не имела священного
характера. Зато рано сложилось представление о неограниченных
возможностях царя в сфере управления. Царь издавал указы по самым
разнообразным вопросам, собирал налоги.
Главное место в царской администрации принадлежало министрам,
они назначались самим царем по своему усмотрению. Министрам
необходимо было строго выполнять волю царя. Кроме министров
существовали советники, главный из них - домашний жрец. Второй уровень
администрации состоял из различных чиновников, деятельность которых
была строго специализирована.
Государство делилось на провинции, области, поселения, во главе
которых стояли чиновники с полицейскими полномочиями. Города
сохраняли прежнее городское самоуправление в виде советов. Четыре
провинции считались главными, ими управляли царевичи.
Местная администрация явно и тайно контролировалась инспекторами
из центра. Однако чиновники из центра в основном решали финансовые и
землеустроительные вопросы. Основная масса вопросов на местах решалась
на основе принципов самоуправления – собрания общинников и горожан.
В целях создания прочного государства монархия Маурьев проводила
политику дхармы (социального благочестия), ее содержание включало в себя
этические нормы. Нормам правильной государственной политики был
посвящен специальный трактат «Артхашастра» (III в. до н.э.). В нем
указывалось, что государь должен неукоснительно заботиться о счастье и
процветании своих подданных, должен быть в курсе всех явных и тайных
дел, происходящих в государстве (соответственно деятельность различных
осведомителей возводилась в ранг государственной важности). Кроме того,
трактат содержал ряд должностных инструкций, рекомендации по военному
делу. Значительное внимание уделялось внешней политике, некоторым
хитростям в международных делах. Согласно одной из главных идей
трактата, польза государства – вот важнейший руководитель действий царя, а
не закон и традиции.
Армия. Главнокомандующим являлся царь. Армия в Древней Индии
играла важную роль, так как ведение войн считалось основным условием
процветания государства. Также армия выполняла функции по охране
общественного порядка. Армия комплектовалась из следующих источников:
наследственные воины (кшатрии); наемники; воины, составляемые
зависимыми союзниками. Состояла армия из четырех родов войск: пехота,
кавалерия, слоны и колесница. А также Индия имела свой флот.
Судебная организация. Правосудие, по учению брахманов, считалось
одной из главных задач государства. В Древней Индии существовали две
системы судов: царские и внутриобщинные (кастовые). Высшей судебной
инстанцией являлся царь. Он же осуществлял назначения на все судебные
должности в стране. Царь ежегодно объявлял амнистии. Толкование норм
права могло совершаться только брахманом (в крайнем случае кшатрием или
вайшием). В административных единицах (начиная 10 деревень)
существовали судебные коллегии, состоявшие из трех судейских чинов. Для
разбирательства уголовных дел были специальные суды. В городах борьбой с
преступностью занимались городские власти.
Общественное строй.
В древнеиндийской общине было объединено почти все население
государства. Земля делилась на общую и выделяемую индивидуально
общинникам (с этой земли платились индивидуальные и общеобщинные
налоги царю). Деревенские ремесленники также делились на тех, кто работал
сам, и тех, кто работал в общинных мастерских. Община управлялась
сходкой, но постепенно все более значительное место стал занимать
староста, который впоследствии становится государственным
представителем в общине.
На общинную систему влияла варново-кастовая система. Еще в
ведийскую эпоху социальные слои обособились системой взаимных запретов
и разной профессиональной деятельностью. Так возникли варны —
брахманы (члены жреческих родов); кшатрии (военная аристократия);
вайшии (свободные полноправные общинники); шудры (низшая варна,
неполноправные общинники). Статус каждой варны регламентирован в
Архашастре. Члены первых трёх варн составляли свободное население. Они
проходили специальный обряд посвящения и считались
«дваждырожденными». Члены последней варны шудр находились в
зависимом положении и назывались «неприкасаемыми». Рабы составляли
бесправную массу, стоявшую вне варн.
Представители первой варны брахманов (жрецов) занимали самое
высокое положение в обществе. За членами этой варны было закреплено
исключительное право толкования законов. Кроме того, они принимали
активное участие в управлении государством.
Круг обязанностей членов этой варны был весьма незначителен.
Брахманы должны были изучать священные книги индийцев (Веды), обучать
им других людей, приносить в жертву за себя и за других, давать и получать
приношения. Личность брахмана была неприкосновенна. За его убийство
назначали мучительную смерть.
Ко второй варне - кшатриев принадлежали сам верховный правитель
государства и все представители аппарата управления.
Члены этой варны были обязаны охранять общественный и
государственный порядок, приносить жертвы храмам, изучать Веды.
Третья - варна вайшиев была наиболее многочисленна. Это была варна
земледельцев, ремесленников и торговцев. Их обязанностью было: пасти
скот, приносить жертвы, изучать Веды, вести торговлю, заниматься
ростовщичеством и платить налоги. Одна их часть шла брахманам, другая на
содержание аппарата управления и армии.
Четвертая - варна шудр занимала самое низшее положение среди варн
в Древней Индии. Судя по всему члены варны шудр были представителями
покоренных племен, ибо Законы Ману строго предписывали им обслуживать
со смирением высшие варны.
За пределами варн находились неприкасаемые, т.е люди, родившиеся
от смешанных браков. Они выполняли работы, считающимися позорными
для всех остальных варн. Жилища этих людей – чандалов – должны
находится вне общих селений. Им запрещалось ходить по деревням и
городам в ночное время. Чандалы могли вступать в брак только с подобными
себе и никто из людей, принадлежавших к варнам, не должен был иметь с
ними никаких отношений.
Особое место в социальном делении древнеиндийского общества
занимали рабы. В законах Ману указаны семь разрядов рабов соответственно
семи источникам рабства: захваченный под знаменем (военнопленный), раб
за содержание, рожденный в рабстве, купленный, подаренный, доставшийся
по наследству и раб в силу наказания.
Хозяин имел полное право распоряжаться жизнью и смертью раба. Раб
был неправоспособен, а заключенные им сделки считались
недействительными. Потомство рабынь считалось собственностью хозяина.
При сходстве в основном в положении рабов в древней Индии было
много своеобразного, отличного от положения рабов в античных
государствах. Так, например, рабы в древней Индии могли иметь семью, а
при определенных обстоятельствах приобретали право собственности на
вещи, полученные по наследству в дар от хозяина.
Особенностью рабства в древней Индии было то, что в большинстве
случаев оно носило временный характер. Раб мог освободиться, уплатив
свою стоимость хозяину, либо отработав соответствующее время в хозяйстве
рабовладельца. Причем размер выкупа не зависел от воли хозяина, а
определялся законом. Однако не могли быть отпущены на волю некоторые
категории государственных рабов (за преступления), а также лица сами себя
продавшие в рабство и некоторые другие.
Необходимо иметь в виду, что в древней Индии, в отличие от античных
государств, не было взгляда на раба, как на самое презираемое существо. В
значительно худшем положении находились люди потерявшие варну –
чандалы (неприкасаемые).
К концу I тыс. до н.э. древняя система варн начинает дробиться и
превращаться в узкопрофессиональные и имущественные группы - касты,
которые имели и свою администрацию, действовавшую по принципу
цеховой. Касты складывались в особую иерархию. Существование этих
сословий - есть особенность индийского общества вплоть до Нового
времени.
Законы Ману.
Важное место среди источников древнеиндийского права занимают
дхармашастры (сборники религиозно-правовых и нравственных предписаний
- дхарм) и архашастры (трактаты о политике и праве). Понятие «право» как
таковое в Древней Индии отсутствовало. Дхармашастры, первоначально
составляемые брахманами для своих учеников, впоследствии признаны
источниками права. Старейшие драхмашастры — Гаутама, Баудхаяма,
Апастамба, Васишхта назывались дхармасутрами (сутра — нить). Они
появились, скорее всего, во второй половине I тыс. до н.э. и на рубеже н.э. На
их основе возникает обширная литература, в том числе Законы Ману.
Современные сведения о древнеиндийском праве основаны главным
образом на Ведах (религиозных книгах) и дхармашастрах. Наиболее
известными из таких сборников являются дхармашастры Ману
(русифицированный перевод Закона Ману). Составление Законов Ману
относят ко II в. до н.э. – II н.э. Авторами Законов Ману были, судя по всему,
жрецы одной из древнеиндийских брахманских школ. Они же дали им имя
Ману – по верованиям древних индийцев – «прародителя людей».
Законы Ману состоят из 12 глав (2685 статей), написанных в форме
двустиший (шлок). Они трактуют не только о правовых нормах, но и о
морали, политике, религиозных предписаниях. Законы указывают не только
на наказания, которые ожидают нарушителя закона и его родственников в
земной, но и в загробной жизни.
На первом плане в Законах Ману выступает сословно-варновое
деление общества. В древней Индии существовали четыре варны (касты)
более позднее название португальское): брахманы, кшатрии, войшан, шудры.
Право собственности. В древнеиндийском обществе существовало
несколько видов собственности: государственная, общинная, храмовая и
частная. Объектом частной собственности были рабы, скот, зерно, домашний
инвентарь. Частная собственность на землю не получила в Древней Индии
значительного распространения, однако, существовали крупные владельцы
обширных земельных угодий.
Ст.115 гл. X перечисляет 7 способов приобретения права
собственности: 1) наследование, 2) получение в качестве дарения или
находки, 3) покупка, 4) завоевание, 5)ростовщичество, 6) исполнение работ,
7) получение приношений.
Первые 3 способа были доступны для всех варн, 4-ый только для
кшатриев, 5-ый только для вайшиев, 6-ой для вайшиев и шудр, 7-ой являлся
исключительной привилегией брахманов.
Собственник, обнаруживший свою пропавшую вещь и доказавший
своё право собственности, мог истребовать её от любого владельца. Но если
он не требовал её от добросовестного владельца в течение 10 лет, то он
лишался права собственности на неё.
Обязательное право. Законы Ману называют несколько договоров:
куплю-продажу, заём, дарение, перевозка и т.д. (аренда).
Для их заключения были установлены определенные правила. Договор
считался недействительным, если был заключен безумным, малолетним,
престарелым, пьяным, а также с применением насилия или обмана. Если
должник не мог выплатить долг своим имуществом, то он отвечал перед
кредитором своей личностью, т.е. обязан был отработать долг. Разрешалось
требовать возвращения долга с помощью насилия: задерживать жену, сына,
животных и самого должника, приводить его в свой дом и морить голодом,
избивать, пока тот не уплатит.
Законам Ману были известны и обязательства из причинения вреда. В
качестве основания для возникновения такого рода обязательств называют
порчу имущества. При этом виновный должен был возместить причиненный
ущерб и уплатить штраф царю.
Семейно-брачное право. Древнеиндийская патриархальная семья
характеризовалась неограниченным господством мужчины – главы семьи над
женой и детьми. И жена, и дети могли быть им проданы в рабство, сданы в
наем и даже в отдельных случаях убиты. «Муж, даже лишенный хороших
качеств, должен был почитаться женой как бог», - говорилось в Законах
Ману. Женщина полностью находилась под властью мужчины. До
замужества - под властью отца, потом — мужа, а после его смерти — под
властью сыновей. Однако Законы Ману указывают на то, что мать
превосходит почтенностью отца в тысячу раз. Иногда братья имели одну
жену, а ребенок считался общим.
Главное назначение женщины – рождение детей, забота о семье.
Многоженство было общепризнанным явлением, хотя не поощрялось. В
этом случае положение жен в семье определялось тем, к какой варне они
принадлежали. В исключительных случаях мужчинам разрешалось брать
жену из более низкой Варны.
По древним религиозным обычаям женщина не могла после смерти
мужа вторично выйти замуж, в противном случае ее ожидало всеобщее
презрение. Подобного рода брак не имел юридической силы. Идеалом жены
в древней Индии считалась женщина, которая после смерти мужа,
заканчивала жизнь самоубийством, восходя на костер, в котором сжигали
труп её мужа. Зато мужчина мог свободно после смерти жены вступить во
второй брак.
Брачный возраст был установлен в 12 лет для девушки и в 16 лет для
юноши (но известны и более ранние браки, например, с 8 лет для девушек).
Законы Ману называют 8 форм браков, причем для различных варн эта
форма была различна. Наиболее распространенной и престижной формой
брака был брак «арша», при котором жених должен был уплатить отцу
невесты выкупную плату – быка или корову. Брак «асура» был по сути дела
завуалированной формой купли-продажи жены. В этом случае выкупная
плата зависела от соглашения сторон.
Имущество семьи считалось общим, но управлял им мужчина.
Древнеиндийское право знало только наследование по закону, дочери от
наследования отстранялись, но братья обязаны выделит им приданное в
размере 1/4 от общей доли.
Преступления и наказания. Нормы уголовного права, содержащиеся в
законах Ману, отличаются довольно высоким уровнем разработки ряда
институтов. Преступления различаются:
1. по степени их тяжести (тяжкое или легкое)
2. по субъективной стороне (умысел или неосторожность)
3. по субъекту и объекту преступления (кто совершил и кто пострадал от
него)
4. было ли это преступление совершено в первый раз, во второй (рецидив).
Законам Ману известно понятие необходимой обороны, при которой
исключалась ответственность за последствия, а также отягчающие вину
обстоятельства и соучастие.
Вместе с тем уголовно-правовые нормы законов Ману содержали
значительные пережитки прошлого – принцип талиона, самосуд (например,
по отношению к вору, застигнутому на месте преступления), ответственность
общины за преступление на ее территории, если преступник не был найден;
изгнание преступника из мест его проживания.
В праве древней Индии мы можем найти определенную
классификацию преступления:
Государственные преступления карались смертной казнью.
За преступления против чести и достоинства назначались штрафы,
величина которых определялась принадлежностью к определенной варне
виновного и потерпевшего.
Суровые наказания влекли за собой преступления против
собственности. Вор, пойманный на месте преступления, предавался смерти,
ночная кража наказывалась посажением на кол. Остальные случаи воровства
наказывались различными штрафами, достигавшими иногда 11 кратной
стоимости украденного. Кроме того, воровство могло караться телесными
наказаниями, отрезанием рук и пр. Укрывательство при воровстве
наказывалось также как и само преступление.
Не менее жесткими были наказания за преступления против личности.
Умышленное убийство влекло за собой смертную казнь. За нанесение
телесных повреждений представителям высших варн назначались
членовредительские наказания (отрезание рук, ног, языка и т.д.).
Строгие наказания назначались и за преступления против семьи. За
супружескую измену назначались либо высокие штрафы, либо смертная
казнь (исключение существовало только для брахманов). Даже беседа с
замужней женщиной наказывалась штрафом.
Но с другой стороны, изнасилование девушки каралось сравнительно
легко – телесным наказанием. Если же девушка добровольно вступала в
добрачную связь с мужчиной своей варны, то это вообще не наказывалось. В
этом нельзя не видеть пережитки тех времен, когда брак носил групповой
характер, а половая свобода была общепризнанным обычаем.
Кроме вышеперечисленных существовали и другие виды
преступлений: взятничество, вымогательство, продажа недоброкачественных
товаров и т.п.
Специального перечня наказаний в Законах Ману нет. Однако на
основе анализа статей можно выделить такие виды как:
- смертная казнь (путем сожжения, утопления, посажения на кол,
расстаптывания слонами и т.д.);
- членовредительские наказания (отрезание рук, ног, выкалывания глаз
и т.д.);
- тюремное заключение, заковывание в кандалы;
штрафы (величина которых определялась социальным положением
потерпевшего);
- позорящие наказания (наложение клейма на лоб, бедро).
К наказаниям относилось также изгнание из общины, касты, к которым
принадлежал преступник.
Судебный процесс носил в основном состязательный характер. В нем
не было различия между гражданскими и уголовными делами. Спорящие
стороны сами должны были убедить суд в своей правоте и представить для
этого соответствующие доказательства.
Основными доказательствами в суде являлись свидетельские
показания, разного рода испытания, клятвы.
Законы Ману предоставляли судьям ни чем не ограниченную
возможность решения дела.
Для вынесения приговора достаточно было впечатления, полученного
судьей от поведения на суде спорящих сторон и свидетелей. Судья мог
cоставить себе представление о них по их голосу, цвету лица, движениям,
взглядам, жестам.
Согласно законам Ману не могли быть свидетелями рабы (в
исключительных случаях), а также люди низших варн, когда дело касалось
человека высшей варны. При разногласии между свидетелями судьи должны
были верить «лучшим», «имеющим хорошие качества» свидетелям, т.е.
представителям высших варн. В случае разногласия между ними
предпочтение отдавалось свидетельским показаниям «лучший» из «лучших».
Таким образом, можно говорить о процессе дела частного обвинения с
формальной оценкой доказательств, когда решающим критерием
выдвигается качество свидетеля, т.е. принадлежность к высшей варне, а не
его показания. Важно было не столько то, что говорится, сколько то, кто
говорит.
Древняя Греция.
Второй разновидностью рабовладельческих государств, наряду с
древневосточными, являются античные государства Греции. Они обладали
рядом общих черт, позволяющих выделить их в качестве самостоятельного
объекта исследования:
- разложение первобытнообщинного строя происходило ускоренными
темпами, вследствие более высокого уровня развития общества;
- относительно ранний распад сельскохозяйственной общины
сопровождался достаточно быстрыми темпами становлением частной
собственности на землю;
- рабовладельческий строй был основан на рабах - иностранцах, а не на
попавших в рабство за долги соотечественниках;
- бедность продуктами сельского хозяйства и богатство техническим
сырьем привело к повышенному значению в государстве ремесла и торговли;
- на особенностях государственности в Древней Греции отразилось ее
промежуточное положение между Западом и Востоком;
- государства в Греции складывались как классические государства -
полисы. Их небольшие размеры объяснялись, прежде всего, тем, что
государства представляли собой результат разрушения родоплеменных
отношений, охватывающих небольшие коллективы людей.
Полис - это особая разновидность политической системы общества,
замкнутая общность граждан, противостоящая рабам и неполноправным
жителям. Экономической основой полиса являлась античная форма
земельной собственности, выступающая всегда в двойственной форме: 1)как
частная собственность рабовладельцев на движимое и недвижимое
имущество и 2)как общеполисная форма собственности - верховная
собственность всего гражданского коллектива, объединенного в полис.
Именно принадлежность к государству обеспечивала право собственности на
землю и рабов.
Чаще всего полису была присуща республиканская форма правления,
где важнейшие должностные лица являлись выборными. Но круг лиц,
допущенных к избранию, в различных полисах был неодинаков.
Полис предполагал и своеобразную форму территориального
устройства: город и прилегающие к нему земледельческие округа.
Обозримость территории сказалась на отсутствии системы
представительства, т.к. каждый гражданин мог лично участвовать в
общественной жизни полиса.
На территории Греции государства принимали форму полиса и
вследствие географических условий - многочисленные горные массивы
представляли собой естественные границы государственных образований.
Только 20% всей территории составляли равнинные ландшафты. Подобные
природные условия – практическое отсутствие высокоплодородных земель и
наличие разнообразных полезных ископаемых, удобное для мореходства
море, привели к преобладанию ремесла над земледелием, к развитию
мореплавания и внешней торговли, не требующей совершенствования
внутреннего рынка сбыта.
При становлении греческой государственности большое значение
имела и этническая однородность населения.
Афинское государство и право.
Среди множества независимых греческих государств, одно из наиболее
серьезных воздействий на ход исторического процесса оказало Афинское
государство.
Афины - это классическое античное общество, наиболее типичный
образец для изучения данного пути развития и становления
государственности. Это пример образования государства, возникающего из
противоречий внутри самого общества, практически без воздействия каких-
либо внешних сил.
По форме правления Афины являлись республикой, по форме
государственно-территориального устройства - государством-полисом, по
политическому режиму - государством рабовладельческой демократии.
Можно выделить следующие этапы в развитии Афинской
государственности:
- XI - IХ вв. до н.э. - происходит постепенный переход от родовой
организации общества к государственной организации полисного типа. Этот
этап развития принято именовать периодом гомеровской Греции.
- VIII-VI вв. до н.э. - возникновение и образование государственности –
иначе говоря, архаический период;
- V-IV вв. до н.э. - развитие и совершенствование демократии –
классический период;
- IV-I вв. до н.э. - кризис государства и его окончательный упадок.
На этапе гомеровской Греции, помимо сохранившихся исторических
документов этого периода развития Афин, источниками познания могут
служить и литературные памятники, в частности произведения Гомера
«Илиада» и «Одиссея».
В основе сюжета обеих поэм лежат конкретные исторические эпизоды,
описания которых покоятся на достоверных отражениях быта,
общественного строя, обычаев, нравов Древней Греции, и их подлинность
подтверждается новейшими археологическими исследованиями.
Согласно археологическим данным территория Аттики (область
Средней Греции) населялась четырьмя племенами (ахейцы, дорийцы,
ионийцы, эолийцы). Каждое племя (фила) состояла из трех фратрий (союза
родов), каждая фратрия из тридцати родов (гене), а в каждом роде было по 30
семей (т.е. всего 10800 семей). Фратрия фигурирует в качестве
административного и религиозного центра, военной единицы с основной
опорой на городское население. Не принадлежащий к фратрии стоял вне
закона и был лишен защиты со стороны общества.
Главное занятие населения, при наличии господства натурального
хозяйства - это скотоводство и земледелие. Скот - мерило богатства и
денежный эквивалент. Постепенно развивалась торговля, имевшая пока
форму меновой. Появлялось ремесло, хотя оно пока еще не имело четких
границ между профессиями, и ремесленники находились на более низких
ступенях социальной лестницы, чем земледельцы. Практически
отсутствовало ремесло «на продажу», т.к. ремесленники работали на дому
заказчика, используя его материал, а часто и орудия труда. Железо пока еще
предмет роскоши и основным используемым металлом являлась бронза.
Рабство не играло главной роли в производстве и носило
патриархальный характер. Рабы - это домашние дворовые люди, среди
которых можно выделить особо приближенных к господину. На них
возложено управление хозяйством и надзор за другими рабами. Личный труд
не являлся презираемым занятием, и хозяева работали наравне с челядью.
Уже имелось значительное имущественное неравенство. Земля
считалась общей племенной собственностью и формально предоставлялась
лишь в пользование, но наделы богатых членов рода больше и лучше.
Общинники, вынужденные обращаться за помощью к богатым, постепенно
опускались до уровня безнадельных батраков (фетов), которые нанимались
на работу за плату и часто попадали в долговую кабалу.
Доказательством общинного происхождения земельных наделов
служило их наименование – «клерос» (от слова жребий) и земли
первоначально действительно систематически перераспределялись по
жребию. Надел вождя племени, именуемый «теменос», предоставлялся в
личное пользование и он больше и лучше земель соплеменников. Этот надел,
помимо прочего, предназначался для покрытия расходов вождя на
исполнение общественных обязанностей.
Свобода распоряжения наделами отсутствовала, т.к. земля должна была
оставаться в пределах семьи и рода.
Сохранялась патриархальная семья с совместными проживанием под
одной крышей родителей с женатыми сыновьями и незамужними дочерьми.
Семейные отношения начинали носить моногамный характер.
В полной силе оставался обычай кровной мести. Отказ от нее -
бесчестье для родных и несчастье для убитого. Убийца мог избежать тяжкого
наказания, удалившись в изгнание или уплатив вознаграждение
родственникам убитого (с их согласия). Общественная власть не принимала
участия в преследовании убийцы, а лишь посредничала при определении
размера выкупа.
Законов, как таковых, не существовало, и регулирование общественной
жизни происходило на основе обычаев и религиозной морали.
Что же касается органов управления, то в период гомеровской Греции
можно указать на следующие их разновидности:
- народное собрание (агора), собираемое советом старейшин для
разрешения важнейших общих дел, прежде всего касающихся войны и мира.
Свое мнение мог высказать каждый свободный взрослый мужчина, но в
действительности выступали с речами лишь представители знати, чье мнение
постепенно остановилось решающим. Оратор выходил на середину собрания
и брал у глашатая жезл в знак того, что им отправляется общественная
функция.
Собрание возгласами или поднятием рук одобряло или отклоняло
заранее подготовленное старейшинами решение и при такой форме
голосования, в условиях первобытной демократии, знать легко могла
навязать свое мнение народу;
- совет старейшин (буле) - первоначально состоял из пожилых людей
рода, а позднее из выбранных среди представителей знати лиц. Круг
полномочий совета достаточно широк - участие в переговорах, выполнение
религиозных обязанностей, отправление судебных полномочий. Главное в
компетенции совета старейшин - это подготовка решений для народного
собрания. Именно поэтому демократия Греции этого периода носила
опосредованный характер, т.к. народ высказывал свое мнение уже после
предварительного разрешения вопроса советом. Совет старейшин являлся
также совещательным органом при вожде, принимающим участие в
обсуждении важнейших дел;
- базилевс - выборный вождь, стоявший во главе родовой организации
и соединяющий в своих руках полномочия военачальника, верховного судьи
и жреца. Его власть носила чисто отеческий характер, он был первым среди
равных и не обладал неограниченной властью, т.к. фактически правил
совместно с представителями знати. Должность базилевса первоначально
была выборной, но постепенно при ее замещении стали отдавать
предпочтение сыну базилевса, хотя наследственная передача власти не
вытеснила до конца принцип выборности.
Базилевс - это, прежде всего, верховный военачальник. Он лично
участвовал в битвах, и на войне его полномочия расширялись вплоть до
обладания правом жизни и смерти. Но и в военное время базилевс был
обязан прислушиваться к мнению народа.
Свои судейские полномочия базилевс осуществлял совместно с
советом старейшин в присутствии народа.
В качестве верховного жреца на базилевса возлагались обязанности
совершать жертвоприношения, руководить религиозными обрядами,
выступать представителем народа перед богами.
В пользу базилевса делались сборы с населения, и ему передавалась
большая часть военной добычи. Участок земли, предоставляемый вождю,
оставался в его хозяйстве или сдавался им в аренду. Базилевсы стремились
закрепить за собой эти наделы и передать их по наследству. Все это
способствовало обогащению вождей и их постепенному возвышению над
членами рода.
Данная ступень исторического развития именуется этапом военной
демократии. Базилевс – это верховный военачальник, члены совета
старейшин являлись военными предводителями, каждый участник народного
собрания был воином, но власть в этой военизированной системе продолжала
сохранять общественный характер. Еще нет государства как такового, не
создано публичной власти отделенной от народа и противопоставленной ему.
Военная власть еще как бы растворена в обществе, поскольку военная
служба составляет обязанность и право каждого мужчины.
Процесс образования государства, зародившийся еще в период
гомеровской Греции, окончательно оформился в VIII -VI вв. до н.э. Он
развивался по пути преобразования органов родового строя и создания новых
государственных органов, отделенных от народа и поставленных над ним.
Зарождение государства в Афинах обычно связывают с именем
легендарного героя Тезея, бывшего базилевсом в Афинах. Историческая
традиция относит время жизни Тезея к XII в. до н.э., но приписываемые ему
реформы являлись результатом длительных преобразований, завершившихся
лишь к VII в. до н.э.
Основные направления реформы Тезея:
- произведен синойкизм - слияние отдельных племенных поселений
(общин) в одно целое, в единый народ. Подобное единение настойчиво
диктовалось потребностями борьбы с завоевателями, развитием товарно-
денежных отношений, ремесла и т.д.;
- следствием синойкизма явились: 1)распространение крупного
землевладения, основанного на применении мелкой аренды, труде фетов и
рабов. В связи с этим, собственник земли мог переселиться в город, передав
свой надел в обработку на основе аренды; 2)рост развития ремесла и
торговли; 3)изживание старых форм управления, основанных на родовом
строе и возникновение новой власти, исходящей из города, независимо от
деления на племена, фратрии и роды;
- центром союза племен становятся Афины. Прилегающая к городу
территория разделилась на прибрежную - Параллию, малоплодородный
район - Диакрию и плодородную равнину – Педион. Был создан единый
совет как центральный орган управления общими делами племен, который
находился в Афинах;
- была сделана первая попытка разорвать родовые отношения. Весь
народ в государстве был разделен на три разряда (практически по
профессиональному признаку), независимо от деления на роды, фратрии и
племена.
Первый разряд – эвпатриды (знатные) - получили исключительное
право на замещение государственных должностей. Открыто было
подчеркнуто, что управление государством - это привилегия знати и Афины
данного периода – аристократическая республика.
Вторая разряд - геоморы - средние и мелкие земледельцы.
Третий разряд - демиурги - ремесленники.
Две последние категории населения получили право только на участие
в заседаниях народного собрания. Таким образом, публичная власть стала
отделяться от основной массы населения и противопоставляться народу;
- введена новая должность архонта (правителя). Базилевс, как
пережиток родовой демократии, становится нежелательными для
аристократов. Единоличная власть из рук базилевса перешла к архонту,
который первоначально избирался пожизненно, а с середины VIII в. до н.э.
срок его полномочий был ограничен десятью годами. С 683 г. до н.э. из числа
эвпатридов ежегодно избирались девять архонтов, между которыми
распределялся прежний объем власти.
Первый архонт - эпоним - стоял во главе коллегии архонтов и
фактически руководил страной, осуществляя полномочия по надзору за
внутренним управлением. Его именем обозначался год правления коллегии
архонтов.
Второй архонт – базилевс - сохранил за собой лишь жреческие
функции и функции судьи по религиозным делам, в том числе и по делам об
убийствах.
Третий архонт - полемарх - осуществлял высшие военные полномочия.
Это был руководитель военного ополчения.
Остальные шесть архонтов, получившие наименование фесмофетов,
занимались записью правовых обычаев и отправлением правосудия.
Деятельность архонтов не оплачивалась и считалась большим почетом
не только для избранного, но и для всего его рода;
- племенной совет старейшин в VII в. до н.э. был вытеснен новым
органом управления – ареопагом. С появлением архонтов ареопаг стал
автоматически пополняться бывшими архонтами и, постепенно, в руках
ареопага было сосредоточено право их избрания. Таким образом, вся
основная власть в государстве была сконцентрирована в руках эвпатридов.
Ареопаг контролировал деятельность архонтов, давал обязательные для
архонтов рекомендации по поводу их деятельности, разбирал уголовные
дела, а также был высшим судебным и контролирующим органом;
- появилось новое территориальное деление страны. С созданием флота
для защиты морской торговли, вся страна была разбита на 48 округов (по 12
на каждое племя) - навкрарий - каждый из которых должен был снарядить
один корабль с экипажем и двух всадников на случай войны. Новое
территориальное деление игнорировало приназдежность к роду и племени;
- создано общее афинское право, и иноплеменники уже не оставались
без правовой защиты. В 621 г. до н.э. в Афинах впервые появилось писаное
право - законы Драконта, отличавшиеся большой суровостью и жестоко
каравшие за любое правонарушение.
Но, тем не менее, это была серьезная уступка эвпатридов
складывающимся демократическим тенденциям. Писаное право вносило
определенный порядок в имущественные и деловые отношения, и было
направлено против пережитков первобытнообщинного строя в этой сфере.
Все направления реформы Тезея привели к обострению противоречий
между родовой знатью и богачами незнатного происхождения, между
эвпатридами и демосом, которые настоятельно требовали разрешения.
Власть земельной аристократии противостояла притязаниям простого
народа. По сути, после реформ Тезея установилась аристократическая
республика, которая практически продержалась до VI в. до н.э.
Развитие ремесла и торговли разлагали родовой строй. На территории
Афин появилось большое количество иноплеменников, которым удалось
сконцентрировать в своих руках значительное богатство и, как следствие,
претендующих на руководство страной.
Возросло и количество рабов, но родовое общество не имело средств
для удержания их в повиновении.
Процесс дальнейшего расслоения на богатых и неимущих привел к
массовому разорению крестьянства, вынужденных 5/6 урожая отдавать
собственнику арендуемой земли. Все большее количество крестьян вместе с
семьями были вынуждены отдавать себя и свое имущество за долги в кабалу.
Все эти процессы в VI в. до н.э. привели к открытому выступлению
против родовой аристократии. В государстве окрепли торговые и
промышленные круги рабовладельческого класса, стремящиеся оттеснить
родовую знать от единоличного руководства страной и захватить власть.
Эта борьба выдвинула на политическую арену Солона, который,
будучи в 594 г. до н.э. избран первым архонтом, был наделен чрезвычайными
полномочиями по сохранению или отмене существующих порядков и
созданию новых законов. Он провел ряд преобразований, обеспечивших
господство богатых людей, но вместе с тем и смягчивших положение народа.
Солон происходил из знатного рода, но его состояние, заработанное
торговлей, принадлежало к средним, а бедняки видели в нем честного
человека. Таким образом, эта кандидатура устраивала все слои общества.
Реформы Солона, несмотря на их прогрессивный характер, являлись
половинчатыми, склонными к компромиссу, и не уничтожили до конца
влияние старой земельной аристократии.
Основные направления реформ Солона заключались в следующем:
- проведена реформа долгового права, т.н. сисахфия – «стряхивание»
долгового бремени. Все личные долги были аннулированы и заложенные
земли освобождались от долговых камней. На будущее запрещался
самозаклад личности должника и его близких, и все ранее закабаленные
получили свободу. Проданные за пределы страны за долги афиняне были
выкуплены за счет государства.
Право продажи в рабство афинских граждан оставалось лишь у
государства (за совершение тяжких преступлений). Основными источниками
рабства по реформе Солона становятся военный плен, естественное
воспроизводство, покупка рабов на мировом рынке, обращение в рабство по
приговору суда. Таким образом, экономические отношения стали строиться в
основном на извлечении прибыли из труда рабов – иностранцев, вследствие
чего интенсивность их эксплуатации возрастает и система рабовладения
утрачивает свой патриархальный характер;
- была установлена предельная норма земельного владения - земельный
максимум и разрешена купля-продажа земли. Но Солон не произвел
обещанного перераздела земли и тем самым разочаровал бедноту, которая
выдвигала земельную реформу в качестве своего главного требования;
- произведена цензовая (тимократическая) реформа - все граждане
были подразделены на четыре разряда в зависимости от размера имущества.
В основу имущественного ценза был положен доход, получаемый от
продажи определенного количества зерна или соответствующего ему
количества других продуктов в год. Но, все же, не имеется достоверных
сведений относительно того, что было положено в основу исчисления ценза в
тот период времени - денежное имущество или размер земельной
собственности.
I разряд - пентакосиомедимны - получавшие в год доход равный
доходу от продажи не менее 500 медимнов зерна (в разное время 1 медимн
составлял от 41 до 52 литров и во времена Солона стоил 1 драхму);
II разряд - триакосиомедимны или всадники - размер имущества не
менее 300 медимнов;
III разряд - зевгиты - доход не менее 200 медимнов;
IV разряд - феты - все остальные афинские граждане.
Только первые три разряда допускались к осуществлению важнейших
государственных полномочий, где право на самые высшие должности
сконцентрировали в своих руках представители первого разряда. Феты могли
участвовать только в работе народного собрания и суда присяжных. На
смену привилегиям рождения пришли привилегии богатства и общественной
службы;
- вводится избрание некоторых разновидностей должностных лиц по
жребию из состава соответствующей социальной среды;
- на основе цензовой структуры преобразуется и военная организация
общества. Пентакосиомедимны могли освобождаться от службы, заменяемой
для них в таких случаях обязанностью поставок для армии. Всадники
служили в коннице и были должны экипироваться за свой счет. Зевгиты
составляли собой тяжеловооруженную пехоту, феты - легковооруженную
пехоту, а также они служили на флоте;
- в целях смягчения противоречий между богатыми и бедными
основное налоговое бремя возлагалось на два первых разряда, которые несли
также почетные финансовые обязанности - литургии - в пользу государства;
- сохранялось старое деление на четыре филы, на основе которого был
сформирован новый государственный орган - Совет четырехсот.
Совет четырехсот избирался из граждан первых трех разрядов по сто
человек от каждого племени. Основная его функция - подготовка решений
для народного собрания. Создание этого органа было уступкой родовой
знати и выражением половинчатости реформ Солона;
- Солон сохранил ареопаг - оплот родовой аристократии,
наблюдающий за соблюдением законов, контролирующий работу народного
собрания и осуществляющий судебную власть. По мнению Солона, Совет
четырехсот и ареопаг должны были сыграть роль якорей, предохраняющих
государство от социальных бурь;
- высшим органом власти по-прежнему являлось народное собрание,
которое превратилось в регулярно собираемый законодательный и
управленческий орган. Здесь принимались наиболее важные для государства
решения, избирались должностные лица. Хотя деятельность народного
собрания контролировалась Советом четырехсот и ареопагом, именно здесь
представители четвертого разряда реализовывали свои политические права;
- был создан новый орган - суд присяжных - гелиэя (названа так по
имени бога Солнца Гелиоса, гаранта справедливого суда.). Это высшая
апелляционная инстанция по гражданским делам и главный судебный орган
по уголовным делам, кроме дел об убийствах, рассматриваемых ареопагом.
Помимо судебной власти, гелиэя приобрела значение органа,
участвовавшего в законотворчестве и контролировавшего избрание и
деятельность должностных лиц. В работе суда присяжных могли принимать
участие представители всех четырех разрядов - лично свободные афинские
граждане, достигшие тридцати лет, избираемые в гелиэю по жребию;
- в рамках реформы судебного процесса Солон ввел право апелляции к
гелиэе на приговор должностного лица;
- были созданы народные суды - дикастерии;
- по инициативе Солона в государстве было введено право
завещательной свободы. При отсутствии законных наследников мужского
пола имущество можно было оставлять кому угодно, а также разрешалось
дробить родовые земельные владения. Эта мера явилась законодательным
подтверждением признания частной собственности, прежде всего в сфере
землевладения. Завещательный отказ являлся действительным при
отсутствии принуждения, болезни и обмана в отношении завещателя;
- Солон поощрял развитие ремесла. Было разрешено вывозить за
пределы государства только оливки и оливковое масло. Все остальное
должно производиться для потребления внутри страны. Сын был не обязан
содержать отца в старости, если отец не обучил его ремеслу, в связи с чем
сын не получил возможность иметь средства к существованию;
- был принят закон о лишении гражданской чести всех, кто при смуте
не примкнул ни к одной из сторон. Это был закон против равнодушных,
направленный на активизацию политического самосознания населения;
- произведена монетная реформа и унифицированы мера веса и длины;
- предприняты меры, направленные на облегчение положения метэков -
иноземных ремесленников и торговцев;
- проведен ряд законов против роскоши и непроизводительных
расходов (например, сокращены расходы на погребение);
- в области сельского хозяйства регулировались вопросы посадки
деревьев и проведения ирригационных работ.
В результате реформ Солона был установлен достаточно сложный
государственный строй, сочетающий в себе различные принципы
организации власти - олигархический, олицетворяемый ареопагом,
аристократический, где право на замещение важнейших государственных
должностей принадлежало высшим слоям общества и демократический,
основанный на принципе выборности и участии народа в деятельности таких
органов, как народное собрание и гелиэя.
Реформы Солона способствовали формированию рабовладельческого
строя и положили начало возникновению рабовладельческой частной
собственности.
Основная масса демоса не получила права на участие в управлении
государством и не была наделена землей. Остатки родовой организации
являлись тормозом на пути дальнейшего развития государства.
Богатые также были недовольны его реформами, т.к. Солон поставил
законодательные пределы накоплению ими имущественного богатства.
После проведения реформ Солон сложил с себя полномочия архонта и
покинул Афины, чтобы не поддаться соблазну корректировки своих реформ,
и он находился в добровольном изгнании около 10 лет.
Сторонники и противники преобразований Солона боролись за свои
интересы более 30 лет, и на одном полюсе борьбы находился недовольный
народ, а на другом - аристократия, выступающая, прежде всего, против
проведенной реформы долгового права.
В 560 г. до н.э. власть в Афинах захватил дальний родственник Солона
Писистрат. Он был эвпатридом по происхождению, и его популярность в
государстве основывалась на его военной славе. Писистрат добился от
народного собрания разрешения на вооруженную личную охрану, мотивируя
это организованными на него покушениями как на родственника
реформатора. Получив разрешение, он самовольно превысил оговоренное
количество охранников и с их помощью захватил Акрополь. Писистрат
неоднократно изгонялся из Афин и с 560 по 527 гг. до н.э. в общей сложности
17 лет находился у власти, а 16 провел в изгнании (трижды захватывал власть
и дважды изгонялся).
Время правления Писистрата и его сыновей именовалось тиранией, т.к.
они получили власть не в результате выборов, а результате самозахвата
независимо от того, как эта власть ими впоследствии использовалась.
Писистрат и его сторонники формально являлись приверженцами
демократии и активно боролись против родовой аристократии, защищая
интересы крестьян и торгово-ремесленных слоев городского населения.
В период тирании сохранялись все созданные Солоном учреждения, но
на высшие должности в государстве назначались угодные Писистрату лица.
В связи с этим, стоявший во главе тиран правил фактически единодержавно,
обладая ничем не ограниченными правами.
По своей сути тирания является нетипичной монархией, где власть
единоличного главы государства маскируется существованием
демократических учреждений. Но все же, тирания способствовала
ослаблению роли аристократии, и режим личной власти в рамках тирании
был этапом на пути демократизации общества. Тирания опиралась на
широкие слои народа и была направлена против родовой аристократии. Но
повсюду она была недолговечной и после выполнения своих задач тирания
сменялась другой формой правления, наиболее отвечающей интересам
основной массы рабовладельцев.
Все древнегреческие демократические республики в качестве
предшествующего этапа развития обязательно прошли период тирании.
Основными направлениями политики тирании в Афинах заключались в
следующем:
- Писистрат также как и Солон не произвел перераздела земли, но он
конфисковал покинутые в силу различных причин земли эвпатридов и
распределил их между крестьянами;
- крестьяне получили право на дешевый (пятипроцентный)
государственный кредит;
- был подтвержден запрет долгового рабства;
- Писистрат установил десятипроцентный общегосударственный налог
(с урожая). Эти деньги шли на нужды общественного строительства, что
сопровождалось созданием новых рабочих мест и увеличением занятости
населениия;
- для развития торговли был построен значительный торговый и
военный флот;
- началась чеканка государственной монеты;
- было создано постоянное войско в форме личной гвардии тирана;
- началась практика создания клерухий - военных поселений афинских
граждан в союзных полисах;
- при Писистрате в Афинах появилась библиотека и первый в мире
театр, были записаны поэмы Гомера;
- поощрялось развитие ремесел;
- введено государственное обеспечение ветеранов военных действий и
инвалидов;
- был создан институт разъездных судей, избавляющих сельских
жителей от потери времени для поездки в город.
После смерти Писистрата руководство государством перешло к его
сыновьям – Гиппию и Гиппарху. Они полностью забыли демократические
источники своей власти. Сыновья Писистрата усилили налоговое бремя, в
частности обложив налогом вторые этажи в зданиях, выступающие углы в
строениях и т.д.; в силу своих личных качеств были очень заносчивы и, в
отличие от отца, труднодоступны для простого народа.
Недовольство правлением наследников Писистрата привело к
организации заговора, во главе которого стояли аристократические круги,
призвавшие на помощь Спарту. В 510 г. до н.э. тирания в Афинах пала.
Последующая попытка аристократов при помощи спартанских войск
удержать власть в своих руках привела к народному восстанию, имевшему
своей целью создание демократической республики в Афинах.
Во главе восставшего демоса стоял Клисфен, которому после изгнания
спартанцев было поручено провести ряд преобразований, направленных на
окончательную ликвидацию остатков родового строя. Предназначение его
реформ заключалось в повышении роли городского населения в
политической жизни страны и уменьшении влияния землевладельческой
знати.
Основные направления реформы Клисфена:
- введено новое территориальное деление населения, уничтожающее
политическое значение подразделения на четыре филы. Было создано десять
территориальных фил, где решающим становится место постоянного
жительства, а не принадлежность к роду и племени.
Каждая фила не представляла собой сплошной территории, а была
разделена на три части - триттии - и установлено, что 1/3 филы - это часть
города Афин, 1/3 - приморская территория, 1/3 - равнинная часть страны. В
единый территориальный округ триттии были соединены по жребию. Такое
территориальное устройство гарантировало большинство городу, в ущерб
интересам сельскохозяйственных районов и окончательно уничтожало
родовые связи.
Триттии подразделялись на демы - всего их было сто и во главе дем
стояли выборные старосты - демархи. Демархи приводили в исполнение
постановления собраний по демам, вели списки граждан, осуществляли
набор в ополчение, проводили жеребьевку для избрания в Совет пятисот и
гелиэю;
- Совет четырехсот был упразднен и вместо него создан Совет пятисот.
Он состоял из представителей 10 территориальных фил, избираемых по 50
членов от каждой филы по жребию, из числа граждан, достигших 30 лет;
- ареопаг и коллегия архонтов оставлены без изменений, но их роль
стала неуклонно падать вследствие появления новой должности – стратегов.
Они первоначально являлись руководителями афинского ополчения, а
впоследствии превратились в наиболее влиятельных должностных лиц в
государстве. Коллегия десяти стратегов избиралась голосованием по одному
человеку от каждой филы и с течением времени коллегия стратегов заменила
собой коллегию архонтов;
- Клисфен сохранил значение в государстве имущественного ценза и,
следовательно, руководство государством осталось в руках верхушки
рабовладельческого класса;
- был введен остракизм - суд черепков. Это превентивная мера
социальной защиты, на основе которой народное собрание получило
возможность изгонять из государства сроком до десяти лет лиц, опасных для
демократии, которые своим авторитетом могли повлиять на основы
государства.
Каждой весной на одном из народных собраний предварительно
разрешался вопрос по поводу того, имеется ли в государстве необходимость
изгнания кого-либо, кто в силу своего влияния стал опасен для
существующего государственного строя. Если народ отвечал на этот вопрос
положительно, то проводилось тайное голосование, и на черепках (осколках
глиняной посуды) присутствующие записывали имена лиц, подлежащих
изгнанию. Для принятия решения об остракизме за него должны были
проголосовать большинство из шести тысяч человек, присутствующих на
народном собрании (кворум для разрешения других вопросов народным
собранием составлял 2 - 3 тысячи человек).
Подвергшийся остракизму по истечении срока изгнания мог вернуться
на родину, где за ним сохранялись все, прежде всего имущественные, права.
Остракизм в Афинах просуществовал до 417 г. до н.э.
- было увеличено количество афинских граждан, за счет включения в
их число части метэков;
- каждая территориальная фила должна была сформировать
подразделение пехоты, всадников и снарядить за свой счет 5 военных
кораблей с экипажем и командиром.
Реформы Клисфена завершили процесс образования государства в
Афинах, и политическая власть из рук родовой знати перешла окончательно
к знати имущественной.
Начало V в. до н.э. ознаменовалась для Древней Греции
многочисленными войнами с персами. Персия стремилась к дальнейшим
захватам богатых греческих территорий, но упорное сопротивление Афин не
позволило реализовать эти планы. Окончательная победа над персами в 479
году до н.э. привела к дальнейшему возвышению афинского государства. В
478 г. до н.э. Афины встали во главе морского союза афинских государств
(симмахии) из почти двухсот греческих полисов. Это была по своей сути
конфедерация греческих городов.
Формально все члены союза были равноправны, но фактически в них
главенствовали Афины, которые распоряжались общей казной и определяли
размеры взносов в нее, занимались строительством и руководством флота. В
связи с тем, что войско и, прежде всего, морской флот Афин значительно
превосходили силы членов союза, Афины получили возможность диктовать
свои решения съездам представителей конфедерации.
Постепенно Афинский союз превратился в афинскую морскую
державу. Члены союза становятся подданными Афин с распространением на
них действия афинского права, монетной системы и меры веса и длины. За
счет вмешательства во внутренние дела иных государств Афины укрепляют
собственное благополучие, извлекая доходы от своего господства над
другими греческими полисами.
Другим результатом греко-персидских войн явилась дальнейшая
демократизация государственного строя Афин.
В 487 г. до н.э. избрание архонтов голосованием было заменено
жребием. Архонты стали избираться также и из числа всадников, но значение
этих должностных лиц в государстве падает в связи с возвышением в
обществе роли стратегов.
На пути дальнейшей демократизации Афин следует выделить
реформы Эфиальта и Перикла.
Эфиальт, выходец из обедневшего аристократического рода, являлся
лидером радикального крыла демократов. В 462 г. до н.э. он избирается
стратегом и главное в реформах Эфиальта – лишение ареопага политических
функций.
Для подрыва авторитета ареопага он начинает ряд судебных процессов
против отдельных его членов, обвиняя их во взятках и прочих
злоупотреблениях. Это позволило ему подвести основу для преобразования
полномочий ареопага:
- право наложения вето на решения народного собрания перешло к
гелиэе;
- функции контроля над должностными лицами и надзор за
исполнением законов перешли к гелиэе, Совету пятисот и народному
собранию;
- в области судебных полномочий за ареопагом остались лишь
религиозные дела, включая дела об убийствах;
- был существенно понижен ценз для занятия государственных
должностей, но в этот период в Афинах только 28 % населения являлись
обладателями пассивного избирательного права.
Борьба Эфиальта с ареопагом стоила ему жизни и реформы Эфиальта
после его убийства в 461 г. до н.э. были продолжены Периклом.
В качестве первого стратега Перикл руководил государством с 443 по
429 гг. до н.э. Он происходил из знатного рода (внучатый племянник
Клисфена) и был широко образованным человеком. С эпохой правления
Перикла связан расцвет афинской демократии, где главной силой в
государстве становится демос.
Основные направления реформ Перикла:
- народное собрание окончательно превращается в регулярно
действующий высший политический орган;
- чтобы привлечь граждан к участию в управлении делами государства
была введена плата за отправление выборных должностей и посещение
народного собрания. Член Совета пятисот получал 5 оболов в день, архонт -
4 обола, член суда присяжных - 2 обола, участник народного собрания - 1
обол, что равнялось среднему заработку ремесленника за один день. С
течением времени плата была повышена. Не оплачиваемыми были только
должности стратегов и начальников конницы.
К этому времени из приблизительно 235 тысяч населения только около
40 тысяч обладали политическими правами, половина из которых кормилась
именно за счет получаемой от государства платы. С одной стороны, эта мера
дала возможность малоимущим гражданами участвовать в управлении
государством, а с другой стороны - появилось целая прослойка людей,
которая отошла от производительного труда, получив средства к
существованию за счет государственной казны;
- стала практиковаться бесплатная раздача хлеба неимущим;
- выплачивалось жалование за военную службу (всем, кроме стратегов
и начальников конницы);
- Совет пятисот окончательно превратился в орган, предварительно
рассматривавший и подготавливавший решения народного собрания;
- были введены «зрелищные деньги» – прожиточный минимум в дни
проведения зрелищ. Театр считался важнейшим инструментом воспитания
гражданских добродетелей;
- выборы на государственные должности стали производиться по
жребию, кроме должностей, требующих специальных знаний (стратеги,
начальник конницы, казначей, заведующий зрелищным фондом, попечитель
водопровода и т.д.);
- государство оказывало помощь переселенцам за пределы Афин. Эта
помощь преследовала двоякие цели: во-первых, расширялась сфера влияния
афинского государства на новые территории; во – вторых, происходил отток
беднейшего населения из Афин, что сказывалось на уменьшении классовых
возмущений внутри государства;
- в 450 г. до н.э. по инициативе Перикла был принят закон о
гражданстве, на основе которого была произведена чистка граждан и около 5
тысяч человек были лишены прав гражданина Афин;
- в период реформ Перикла практически исчезает значение деления
граждан на разряды на основе имущественной ценза. Формально не
отмененная цензовая реформа перестает соблюдаться и в 457 г. до н.э.
впервые на должность архонта был избран зевгит.
Общественный строй.
В правовом отношении все свободные люди, проживающие на
территории Афин, подразделялись на граждан, иностранцев (метэков) и
вольноотпущенников.
Граждане Афин. По закону Перикла о гражданстве правами афинских
граждан пользовались только те лица, которые родились от законного брака
афинянина и афинянки. По достижении 18 лет мужчины зачислялись в
списки афинских граждан на собраниях по демам. Зачислению
предшествовала проверка на законность получения прав гражданина –
докимасия. Лицо, которому было отказано в зачислении в списки граждан,
могло оспорить этот отказ в суде. При выигрыше процесса он заносился в
списки, а при наличии достаточных оснований для отказа, признавался
несвободным и продавался в рабство.
Совокупность гражданских прав составляла честь гражданина и за
особые заслуги перед государством граждане могли быть наделены особыми
льготами и почетными правами.
От 18 до 20 лет юноши (эфебы) проходили военное обучение и
мужчины считались военнообязанными до 60 лет. От службы освобождались
члены Совета пятисот, должностные лица, хозяева судов и откупщики. С 20
лет юноши могли посещать народное собрание, а по достижении 30 лет
обладали правом быть избранными на государственные должности.
На богатых граждан, а также на богатых иностранцев, возлагались
различные почетные финансовые повинности в пользу государства -
литургии. Но никто был не обязан выполнять литургии два года подряд и
больше одной в год. Если кто-нибудь находил, что тяжесть литургии не
соответствует его финансовому положению, то он мог предложить ее
исполнение более богатому гражданину, а в случае отказа потребовать
обмена состоянием. При отсутствии достижения соглашений по этому
вопросу дело окончательно рассматривалось в гелиэе.
Иностранцы. Свободные граждане, не обладающие правами афинских
граждан, являющиеся постоянно проживающими на территории государства
иностранцами, именовались метэками. Они не обладали политическими
правами, не могли иметь в собственности недвижимость, а землей
пользовались только на основе аренды. Метэки несли ряд повинностей в
пользу государства: платили поголовную подать – метэкион – 12 драхм с
мужчины и 6 драхм с женщины, налог за право заниматься торговлей, и т.д.
Браки афинских граждан и метэков не считались законными и дети от
такого брака не получали гражданства. Но за особые заслуги перед
государством или во внимание к их богатству, метэки могли получить право
на «правильный» брак, освобождение от ряда податей и право на
приобретение домов и земли в Афинах.
Каждый метэк должен был иметь покровителя из числа афинских
граждан, который выполнял функции посредника между метэком и
государством.
Главное занятие метэков - это ремесло и торговля и их имущественное
положение было различным.
Во второй половине V в. до н.э. метэки составляли около трети
населения Афин, а в конце IV в. до н э. – уже почти половину свободного
городского населения.
Вольноотпущенники. За особые заслуги перед государством раб мог
быть по постановлению народного собрания отпущен на свободу. Хозяин
раба также обладал такой возможностью с помощью публичного объявления
об освобождении раба за выкуп, по завещанию, через пожертвование богу
или храму. Вольноотпущенники не получали права гражданства и по своему
положению приравнивались к метэкам. Своим покровителем
вольноотпущенники имели бывшего хозяина. Они несли в пользу хозяев
различные повинности, испрашивали согласия на вступление в брак и, при
отсутствии у вольноотпущенника детей, все его имущество переходило к
бывшему господину.
К категории несвободных относились рабы, труд которых был основой
производства материальных ценностей в государстве, и их количество
значительно превышало число свободных людей. По различным данным
общее количество рабов в V в. до н.э. колеблется от 70 до 150 тыс. человек.
Различались рабы частные - применяемые в ремесленных мастерских, в
сельском хозяйстве, используемые в качестве прислуги, и рабы
государственные - исполняющие функции по поддержанию порядка,
занимающие должности в карательных органах государства. Положение
государственных рабов было лучше, чем частных, т.к. им разрешалось иметь
свою семью и собственность.
Основными источниками рабства того периода являлись военный плен,
пиратство, покупка рабов на мировом рынке, естественное воспроизводство
и обращение в рабское состояние по приговору суда. Доморожденных рабов
было немного, так как дешевизна рабов делала невыгодным их воспитание
дома. Греки предпочитали рабов-иностранцев, т. к. ввиду незнания языка
этим рабам было труднее совершать побег и сплачиваться для совместных
выступлений против хозяев и государства.
Рабы находились на положении вещей, составляющих собственность
своего господина. За ущерб, причиненный здоровью раба, возмещение
получал его хозяин. Он же отвечал за вред, причиненный рабом, от чего мог
освободиться с помощью передачи раба потерпевшему.
Формально хозяин не обладал правом лишения раба жизни, но при его
убийстве господин нес ответственность только в том случае, если был лишен
жизни чужой раб и причинивший вред уплачивал штраф собственнику раба.
Фактически хозяин обладал только возможностью телесных наказаний.
В случае жестокого обращения раб мог укрыться в «святых местах» (в храме
у алтаря) и требовать передачи себя другому господину. Хозяин терял право
на этого раба, но мог требовать от нового господина уплаты его стоимости.
Раб не мог самостоятельно выступать в суде, где его был обязан
представлять хозяин. Право на дачу показаний самостоятельно раб получал
только в том случае, если он доносил об угрожающих государству деяниях, в
том числе и тех, в которых был замешан его хозяин. Если донос раба
подтверждался, то раб получал свободу.
Государственный строй в V – IV вв. до н.э.
В период расцвета афинской государственности в V – IV вв. до н.э.
государство Афины оставалось полисом с общей площадью около 2500 кв.
км. Сам город Афины при Перикле имел площадь, не превышающую 5-6 кв.
км. Государственные органы были сосредоточены в столице, местного
самоуправления практически не существовало.
Рабовладельческая демократическая республика в Афинах имела ряд
органов государственной власти, получивших к этому периоду достаточное
развитие:
- народное собрание. Афинская демократия носила непосредственный
характер, т.к. верховная власть осуществлялась всеми полноправными
гражданами мужского пола, начиная с 20-летнего возраста. Но фактически
это была демократия для меньшинства (не более 15-20 %), т.к. большая часть
населения - женщины, иностранцы и рабы были полностью лишены
политических прав, а народные собрания могли посещать только жители
города Афин и близлежащих к нему районов.
Обычный состав народного собрания для решения государственных
вопросов составлял 2-3 тысячи человек, и лишь для решения вопроса об
остракизме требовалось не менее 6 тысяч. В год проводилось 40 народных
собраний, по четыре в каждую 1/10 часть года.
Первое из четырех собраний считалось главным и на нем
рассматривались вопросы обороны, снабжения продовольствием,
проверялась деятельность должностных лиц, делались заявления о
государственных преступлениях и решался вопрос о необходимости
проведения остракизма (на главном собрании шестого месяца).
На втором собрании рассматривались жалобы и заявления отдельных
граждан.
Третье и четвертое собрание рассматривали все остальные дела и три
вопроса их повестки дня посвящались делам культа, три - дипломатическим
отношениям и три - касались других государственных дел. В случае
необходимости собирались и чрезвычайные собрания (собрания ужаса и
смятения).
Повестка дня объявлялась за 5 дней до начала работы народного
собрания. В начале заседания приносились жертвы богам, затем
председательствующий объявлял рассматриваемый вопрос и
предварительное решение по нему, вынесенное Советом пятисот. Это
решение (пробулевма) или сразу принималось, или открывались прения, в
которых мог выступить каждый желающий, но где, прежде всего, выступали
профессиональные ораторы - демагоги. Оратор находился под особой
защитой закона, и никто не имел права оскорбить его, но в своей речи он был
обязан проявлять уважение к собранию и не предлагать ничего
противозаконного, в ином случае оратор мог быть лишен слова и
оштрафован на 50 драхм.
Ссылаясь на незаконность предложения, любой гражданин мог
потребовать снятия его с голосования и заявить о возбуждении судебного
преследования против инициатора вопроса. За порядком на собрании следила
коллегия из семи номофилаков.
Голосование было открытым - поднятием рук или тайным - черепками,
камушками в том случае, если разрешалось дело, касающееся отдельного
лица (остракизм, судебный приговор).
Компетенция народного собрания:
- законодательные полномочия. Издавались общие для всех граждан
законы - номос и частные, касающиеся конкретного случая - псефизмы;
- избрание должностных лиц и проверка их деятельности;
- рассмотрение наиболее тяжких государственных преступлений;
- предварительное рассмотрение иных категорий судебных дел, после
чего следовало их направление в суд, а также жалоб и заявлений граждан;
- разрешение вопроса об остракизме;
- контроль за финансовой деятельностью;
- вопросы войны и мира и дипломатических отношений;
- дела религиозного культа;
- осуществление контроля над воспитанием молодежи;
- вопросы продовольствия.
Законодательный процесс в государстве был довольно сложным, не
оставляющим возможности для принятия неугодных верхушке
рабовладельческого класса законов.
На первом народном собрании каждого нового года любой гражданин
обладал возможностью внести предложение о принятии нового закона или
изменении действующего. Собрание открытым голосованием решало вопрос
о необходимости реформы законодательства.
Если вопрос решался положительно, то инициатор предложения
получал возможность внести в Совет пятисот соответствующий
законопроект. Совет пятисот составлял свое заключение о проекте закона,
после чего законопроект и пробулевма (предварительное решение) поступали
на рассмотрение третьего народного собрания данной части года. Если
народное собрание принимало закон, то он передавался в гелиэю,
выступающую в качестве последней законотворческой инстанции.
Рассмотрение законопроекта в гелиэе происходило в форме судебного
процесса, где выступали защитники и обвинители прежних законов. Решение
гелиэи являлось окончательным и, таким образом, она обладала правом вето
на законодательные решения народного собрания.
Особое место занимала специальная процедура защиты
существующего порядка - «графэ параномон» - жалоба на противозаконие.
Каждый гражданин был вправе под присягой заявить о противоправности
закона, постановления народного собрания в течение года после его
принятия. Действия акта приостанавливалось, и обвинение передавалось на
рассмотрение в гелиэю. Если обвинение признавалось обоснованным, то
обжалованный закон отменялся, а виновный во внесении незаконного акта
наказывался штрафом или же подвергался смертной казни. Если же
обвинитель закона не мог собрать одной пятой голосов судей, то он
приговаривался к штрафу в размере 1000 драхм.
Плата за посещение народного собрания первоначально составляла 1
обол, затем – 3, а во времена Аристотеля 6-9 оболов (за 9 оболов можно было
купить около 1,5 медимнов зерна);
- Совет пятисот выполнял функции постоянно действующего
правительства. Члены Совета (булевты) избирались ежегодно по жребию в
количестве 50 человек от каждой филы из числа граждан, достигших 30 лет.
Кандидаты в члены Совета подвергались проверке - докимасии - в
Совете предыдущего созыва на право занятия этой должности, т.е.
рассматривалась законность к причислению кандидатов к афинским
гражданам, выявлялся образ мысли и поведения. Перед вступлением в
должность, кандидаты приносили клятву в добросовестности отношения к
своим обязанностям, а после окончания срока полномочий они отчитывались
перед народным собранием о своей деятельности.
Если в срок полномочий булевта его обвиняли в совершении
противоправного проступка, то он сначала исключался из состава Совета, а
уже потом подвергался судебному преследованию. Таким образом, этот
порядок явился проявлением становления института депутатской
неприкосновенности.
Компетенция Совета пятисот:
- созыв народных собраний;
- подготовка и предварительное рассмотрение дел, поступающих в
народное собрание. Без предварительного решения Совета пятисот народное
собрание не могло выносить свои постановления;
- текущие дела государственного управления в промежутке между
народными собраниями;
- приведение в исполнение принятых законов и иных решений
народного собрания;
- распоряжение финансами;
- надзор за военным флотом и конницей;
- дипломатические отношения;
- забота о святилищах, празднествах, общественных постройках;
- прием отчетов должностных лиц и осуществление суда над ними
(приговор Совета пятисот мог быть обжалован в суде);
- проведение проверки на право занятия должностей – докимасии;
- возбуждение уголовного преследования.
Для удобства работы Совет подразделялся на 10 комиссий - пританий,
члены которых именовались пританами. Каждая комиссия состояла из 50
человек, которые находились у власти в течение 1/10 года и сменяли друг
друга по жребию.
Пританы из своей среды избирали по жребию на один день
председателя - эпистата, который одновременно выполнял обязанности
председателя Совета пятисот и народного собрания, хранителя казны, архива
и государственной печати. Эпистат не мог быть избран на эту должность
вторично в течение данной притании.
Зарплата члена Совета пятисот составляла 5-6 оболов;
- гелиэя - суд присяжных. Гелиэя состояла из 6000 человек (гелиастов),
избираемых ежегодно по 600 человек от каждой филы по жребию из числа
граждан мужского пола, достигших 30 лет, не являющихся должниками или
лишенными чести (5 тысяч действительных судей и 1 тысяча запасных).
Перед вступлением в должность гелиасты давали клятву судить по
закону и выслушивать одинаково показания сторон.
Гелиасты от каждой филы подразделялись на 10 коллегий - дикастерий
- по 60 человек и каждый член коллегии имел свое буквенное обозначение.
Все судьи, имеющие одинаковые обозначения, объединялись в судебную
палату, состоящую из 500 гелиастов из разных фил (остальные 100 являлись
запасными). При рассмотрении особо важных категорий дел состав суда мог
быть увеличен в 2-3 раза.
Круг дел, рассматриваемых каждой дикастерией, определялся
ежедневно по жребию непосредственно перед началом заседания и, таким
образом, исключалась возможность оказания воздействия на судей в целях
вынесения ими неправомерных решений.
Заседания суда проходили публично.
В структуре органов государственного управления гелиэя занимала
двойственное положение. Во-первых, это судебный орган для разрешения в
первой инстанции дел о государственных и должностных преступлениях и
апелляционная инстанция по отношению к нижестоящим судам. Во-вторых,
это был орган, участвующий в законодательной деятельности с правом
абсолютного вето на принимаемые народным собранием законопроекты и
имеющий полномочия по толкованию законов и проверке деятельности
должностных лиц.
Зарплата гелиастов составляла в разное время от 1 до 3 оболов.
- должностные лица. В государстве существовала разветвленная сеть
должностных лиц, имеющих общие принципы деятельности:
- выборность. Должностные лица избирались либо открытым
голосованием, либо по жребию;
- докимасия. Избираемые на должность обязаны пройти проверку на
право ее замещения. Архонты подвергались проверке перед Советом пятисот
и перед гелиэей, все остальные только перед гелиэей;
- срочность. Практически все должностные лица избирались сроком на
один год. Нельзя было занимать одну и ту же должность два года подряд (за
исключением военных должностей) или две должности одновременно, и
дважды подряд можно было быть избранным в Совет пятисот;
- коллегиальность. Все должности, кроме первых трех архонтов,
исполнялись коллегиально;
- возмездность. За исполнение государственных полномочий
выплачивалось жалование (кроме должности стратегов и начальников
конницы);
- подотчетность. Должностные лица, кроме стратегов, по окончании
своих полномочий должны были давать отчет о своей деятельности и,
прежде всего, отчет денежный. До утверждения отчета лицо не могло
распоряжаться своим имуществом, покидать пределы страны и избираться на
новые должности;
- возрастной ценз – право быть избранным наступало с 30 лет;
- отсутствие иерархической соподчиненности различных должностных
лиц.
Среди должностных лиц в государстве руководящую роль в его
управлении играла коллегия десяти стратегов. Это был единственный орган,
где избрание допускалось неограниченное число раз, и не существовало
ежегодной отчетности. Стратегов судили лишь в случае их измены
государству или военных поражений.
Стратеги избирались на народном собрании открытой подачей голосов,
что объяснялось особой ролью коллегии в государстве.
Должность стратега не оплачивалась, необходимым условием для
избрания являлись наличие недвижимости и состояние в браке.
Все члены коллегии считались равными, но фактически среди них один
выполнял функции первого стратега, обладающего правом принимать
решения независимо от народного собрания и Совета пятисот.
В IV – III вв. до н.э. начинается этап кризиса и упадка Афинского
государства.
Чем совершеннее становилась система демократии, тем очевиднее
проявлялась ее узкоклассовая природа. Это была ограниченная демократия
меньшинства. Афинская демократия, как и полис в целом, была ассоциацией
собственников - рабовладельцев и основанная на этом фундаменте структура
общества, а вместе с ней и демократия, приходят в упадок с развитием
частной собственности и ее перерождением в собственность
раннефеодальную.
Поражение в Пелопонесской войне закончилось для Афин выплатой
Спарте контрибуций, распадом Афинского морского союза. Гегемония на
территории Греции перешла к Спарте, насаждающей повсеместно
олигархический строй, имеющий тяготение к тирании.
Усиливающееся в обществе имущественное расслоение неизбежно
приводит к социальной поляризации общества, а плата за исполнение
должностей превратила государственную деятельность в промысел, источник
средств к существованию. Появилась целая прослойка людей, живущих на
подачки от государства.
Всеобщий упадок нравственности в государстве разрушил гражданский
дух, уважение к закону, общий демократический фронт, созданный для
борьбы с аристократией. Постоянные войны, приводящие, прежде всего к
разорению крестьянства, противопоставили их интересы интересам
городского населения.
На смену ополчению приходит наемная армия, и обедневшие люди
нанимались в войска других греческих полисов, что привело к истощению
мощи государства в Афинах.
Афинская государственность была прогрессивным явлением в истории
государства и права. Ей принадлежит заслуга в разработке принципов
демократии, послуживших основой для развития демократической
политической мысли. Но это была демократия ограниченная, демократия
узкого класса рабовладельцев, исключающая из политической жизни
большинство населения.
Афинское право.
Источники права. Древнейшим источником права в Афинах являлся
обычай. Ареопаг приспосабливал с помощью толкования к изменившимся
условиям жизни обычаи, сохранившие свое значение с ранних времен.
В 621 г. до н.э. архонт Драконт впервые в истории Афин издал законы,
которые представляли собой запись отраженных в судебной практике
обычаев. Отсутствие писаного права открывало возможности для произвола
со стороны эвпатридов. С этой точки зрения, законы Драконта положили
конец приспособлению правовых предписаний к интересам
господствующего класса.
Законы Драконта не сохранились до нашего времени в полном объеме,
но их общая характеристика может быть реконструирована на основе
произведений современных Драконту авторов, цитировавших его законы.
Законы Драконта были известны своей суровостью, так как они не
различали преступления по степени тяжести, и главной разновидностью
наказания являлась смертная казнь. Любая, даже мелкая кража, наряду с
убийством, наказывалась смертью.
Положительным в законах было ограничение обычая кровной мести. За
убийство отвечал уже сам виновный, а не его род, т.е. устанавливалась
личная форма ответственности. Узаконивалась практика примирения с
убийцей с помощью уплаты им выкупа, но на это требовалось согласие
ближайших родственников жертвы. Было разграничено умышленное
убийство, наказываемое смертной казнью и конфискацией, и неумышленное
убийство, наказание за которое существовало в виде изгнания (без
конфискации имущества). От ответственности освобождало совершение
преступления в состоянии необходимой обороны. За телесное повреждение
устанавливалась ответственность в виде изгнания. Иск о защите нарушенных
прав возбуждал потерпевший, т.е. процесс носил характер частного
обвинения.
Помимо смертной казни, законы Драконта закрепляли следующие
разновидности наказания:
- штрафы (исчисляемые быками);
- продажа в рабство;
- бичевание;
- лишение гражданских прав;
- тюремное заключение (за долги), а также в качестве превентивной
меры;
- изгнание.
Законы Драконта также различали различные формы
прикосновенности к преступлению (подстрекатель, исполнитель), а также
закрепляли положение об отсутствии обратной силы действия закона.
На взаимосвязь права с религией указывала необходимость проведения
обряда очищения после совершенного преступления.
В начале VI века до н.э. обширная законодательная работа была
проведена Солоном. Эти акты также не дошли до нас, но известно, что Солон
учитывал в них интересы укрепляющейся частной собственности и
способствовал своими законами развитию ремесла и торговли в Афинах.
Помимо норм гражданского и уголовного права, законы Солона содержали
нормы, относящиеся к устройству государства.
В V- IV вв. до н.э. главным источником права в Афинах становятся
законы. Под законами понимались постановления народных собраний,
содержащие общие положения.
Помимо сохранившегося документального материала, археологических
находок, источником наших знаний о древнегреческом праве служат
сведения, содержащиеся в произведениях писателей того времени,
цитирующих законы.
Право собственности и вещное право. В V - IV вв. до н.э. частная
собственность уже получила достаточное развитие, но она носила на себе
следы происхождения из коллективной общинной собственности и пока еще
отсутствовало само определение «права собственности».
Существующий термин означал лишь имущество, совокупность вещей,
благ, которыми владел собственник, но не само право собственности.
Различалось владение, как фактическое обладание имуществом и владение с
правом распоряжения (подобие абсолютного права собственности).
Существовавшая изначально коллективная собственность на землю не
означала наличия государственного сектора в хозяйстве. Поземельные
отношения реализовывались в рамках общинно-частного сектора, где
частный сектор со временем стал основополагающим, но только гражданин
пользовался правом получения земли в пределах полиса. Все остальные
считались чужестранцами, не могли приобретать землю и иную
недвижимость вне зависимости от давности проживания в полисе.
В непосредственной собственности государства находились рудники,
корабельные верфи, различного рода общественные строения и иное
имущество. Все это, исключая общественные и культовые здания,
передавалось в аренду частным лицам. Государство осуществляло контроль
над использованием своего имущества, за торговлей на рынках, за
основанием колоний и т.д.
Частная собственность в Греции рассматривалась как результат
предоставления, сделанного государством. Архонты, при вступлении в
должность, заявляли, что они будут сохранять за гражданами ту
собственность, которая им принадлежит. Земельные владения – «клерос» -
именовались и рассматривались как результат жребия, что отражало давно
ушедшие в прошлое общинные порядки.
Крупные частные собственники были обременены повинностями в
пользу государства (литургиями), что означало попытку перераспределения
богатства и ограничения частной собственности в интересах всего
коллектива рабовладельцев в целом. Об этом свидетельствовали и частые
конфискации и экспроприации имущества.
Право собственности защищалось несколькими исками. В первой
инстанции предъявлялся иск о доходах с участка или дома, истребуемых от
владельца участка или дома. Во второй инстанции предъявлялся иск о
собственности. Здесь истец обращался к доказательству своего права, к
установлению титула, на котором основывались его требования о признании
за ним права собственности.
Собственник мог также начать спор о нарушенном владении в порядке
особого иска, который, помимо удовлетворения требований истца или отказа
в них, влек за собой для проигравшей стороны штраф в пользу государства.
Чаще всего к этой форме иска прибегали в случае необходимости
исполнения ранее принятого решения, если оно не исполнялось ответчиком
добровольно.
Афинскому праву известны и права на чужие вещи. В частности, если
землевладелец не имел на своем участке земли воды, то он мог два раза в
день получать определенное количество воды из колодца своего соседа.
Вещи в афинском праве делились на движимые и недвижимые.
Предпочтение отдавалось недвижимости и, прежде всего земле, обладание
которой связывалось с правом гражданства.
Вещи подразделялись также:
- на видимые (земля, скот, рабы и т.д.) и невидимые (деньги и
драгоценности, которые легко можно спрятать и утаить от государства и
налогообложения);
- главные вещи и принадлежность - движимые вещи, которые в силу
принадлежности к имению или мастерской считаются с ними одним целым.
Обязательственное право. В афинском праве различались два вида, два
источника возникновения обязательств - вольные (из договора) и невольные
(обязательства, возникающие из обязанности возместить причиненный вред).
Договор представлял собой как бы специальный закон, связывающий
между собой стороны. Всякое соглашение любого содержания могло
послужить основой договорного обязательства.
Никакой специальной формы для действительности договоров не
существовало, считалось необходимым лишь достижение соглашения между
сторонами. Но в целях облегчения доказательства заключения сделки
прибегали к письменной форме.
С этой точки зрения договоры подразделялись на две разновидности:
подписанные двумя сторонами (купля - продажа, найм), возлагающие права и
обязанности на обе стороны - синграфы, и подписанные одной стороной -
хирографы (договор займа), на которую и возлагались обязанности.
До реформ Солона неисполнение договорных обязательств влекло за
собой личную ответственность должника, которому грозила долговая кабала.
После реформ в качестве средств обеспечения договорных
обязательств существовали задаток, поручительство третьих лиц, залог.
Задаток - это сумма, которая уплачивалась при заключении соглашения
или вслед за ним в счет предстоящих платежей и в подтверждение
совершенной сделки. Отказ стороны от исполнения договора приводил к
потере задатка для покупателя или возврат его в двойном размере для
продавца.
Для обеспечения обязательств прибегали и к поручительству. Третьи
лица возлагали на себя ответственность за надлежащее исполнение
должником его обязательств. При их неисполнении возникала
дополнительная ответственность поручителей перед кредиторами.
Залоговое право в Древней Греции развивалось параллельно с
ростовщичеством. Движимые вещи в случае залога передавались во владение
кредитора, который сохранял их у себя до уплаты долга. При неисполнении
договора кредитор получал право продажи заложенных вещей с выплатой
разницы между суммой долга и суммой, полученной от продажи, должнику.
Что касается залога недвижимости, то тут практиковалась ипотека, т.е.
залог, прежде всего, земли с оставлением ее во владении должника. Должник
продолжал владеть и пользоваться землей, но не имел права распоряжаться
ею (продавать, дарить и т.п.) до истечения срока действия договора.
Кредитор получал право на заложенное имущество только в случае
ненадлежащего исполнения договора.
Купля - продажа. Договор заключался в силу простого неформального
соглашения сторон. Объект договора - любая, находящаяся в законном
владении вещь.
Продажа чужих вещей считалась недействительной. Условием
действительности договора являлось также определение цены вещи и ее
уплата. Право собственности на объект сделки переходило только после
уплаты покупной цены. В ином случае продавец имел право истребование
проданной вещи обратно.
Но риск случайной гибели вещи переходил к покупателю с момента
заключения договора, даже если цена не была уплачена полностью и вещь
еще не перешла в руки покупателя.
Покупатель должен был оплатить, а продавец передать вещь и
гарантировать ее от изъятия в порядке эвикции (третьим лицом).
Не известны достоверные данные относительно гарантий со стороны
продавца качества вещи, но регламентировались вопросы, связанные, в
частности, с продажей больного раба (покупатель вправе требовать
расторжения сделки в течение года после продажи в случае болезни раба
эпилепсией и шести месяцев для других болезней).
Договор аренды. Предметом договора аренды являлись как движимые,
так и недвижимые вещи. Чаще всего этот договор составлялся в письменной
форме, хотя по закону это не было обязательным. Арендодатель обязан
предоставить в пользование арендатора вещь на срок, установленный
договором, и гарантировать вещь от эвикции. Наиболее распространенные
сроки аренды - один, три года, сорок лет и пожизненный срок.
Арендатор был обязан своевременно вносить арендную плату деньгами
или продуктами и не внесение платы в срок разрывало договор. он был
обязан также По окончанию договора аренды вещь должна быть возвращена
в исправном состоянии.
Арендодатель не был связан договором с точки зрения свободного
распоряжения своим имуществом. Поэтому арендатор добивался включения
в договор пункта о запрете для арендодателя возможности отчуждать
арендуемое имущество до окончания срока договора.
При неправомерном посягательстве на объект договора третьим лицом,
арендатор мог защитить арендуемое имущество на тех же условиях и теми
же средствами, как это сделал бы собственник.
Наиболее распространенными объектами договора аренды являлись:
- земля, в том числе и в колониях, что позволяло собственнику земли
оставаться на территории Афин;
- дома и мастерские. Их (как и землю) арендовали, прежде всего,
метэки, которые не имели права собственности на недвижимость, так как не
являлись афинскими гражданами;
- государственное имущество (рудники, верфи и т.д.);
- рабы. Раб по афинскому праву не признавался лицом, а считался
вещью, и к этой разновидности договора применялись правила
имущественных сделок.
Личный наем и подряд. Наемный труд играл незначительную роль, т.к.
в основном использовали труд рабов. Договор имел применение в сельском
хозяйстве, в сфере услуг, домашнем хозяйстве.
С помощью договора подряда выполнялись и общественные работы
(постройка храмов, каналов и т.д.).
Ссуда. Договор ссуды - это договор безвозмездного предоставления
вещи в пользование, объектом которого могли быть как свои, так и чужие
вещи.
Заем. Предметом договора являлись вещи, определяемые не
индивидуальными, а родовыми признаками (весом, числом, мерою,
качеством).
Как правило, заем предоставлялся с условием уплаты процентов.
Договор не требовал формальностей и мог совершаться без свидетелей и
письменной формы.
Взятое взаймы должно быть возвращено в срок и, как правило,
взималось 12- 18% годовых. В договорах займа, связанных с большим
риском (например, под залог корабля с товаром) размеры процентов
увеличивались (30-36%). При задержке с уплатой допускалось начисление
процентов на проценты.
До реформ Солона существовала возможность отработки долга
должником в хозяйстве кредитора.
Поклажа. Сторона, принявшая вещь на хранение, обязана вернуть ее по
первому требованию хозяина. Отказ от возврата рассматривался как
бесчестный поступок. Собственник получал право на иск, а хранитель мог
потребовать с помощью иска возмещения понесенных, в связи с хранением,
расходов,
Договор товарищества. В Афинах были распространены различного
рода объединения граждан. Договор товарищества, оформлявшийся в
письменном виде, определял участников договора и размер вкладов, для
образования общего имущества. Товарищи несли ответственность друг перед
другом за убытки, причиненные умышленным или небрежным ведением
дела.
Доходы и убытки делились между членами товарищества согласно
условиям договора, а при отсутствии таких условий - пропорционально
ценности их вкладов в имущество товарищества.
Действия, наносившие ущерб личности или имуществу граждан, в ряде
случаев влекли за собой не уголовные наказания, а штрафы в пользу
потерпевших, которые иногда превышали размер причиненного ущерба.
Всякий вред, причиненный имуществу, давал основание на
предъявление иска.
Отец отвечал за имущественный вред, причиненный детьми, а хозяин -
за вред, причиненный рабом. Но хозяин мог освободиться от
ответственности, передав потерпевшему виновного раба. Аналогично
поступали и в случае причинения вреда животными.
Вред, причиненный личности, в форме оскорбления действием,
побоями, насилием различного рода также мог возмещаться в виде деликта.
По-видимому, право выбора за способом защиты своих интересов оставалось
за потерпевшим, и он мог восстановить свои права с помощью деликтных
отношений или рассматривая причиненный вред в качестве основы для
уголовного наказания.
Вред, причиненный сознательно возмещался в двойном размере к
сумме ущерба.
Семейно-брачное право. Вступление в брак в Афинах считалось
обязательным, но безбрачие не влекло за собой наказаний, а рассматривалось
лишь как несчастье, т.к. в этом случае могло произойти прекращение культа
почитания предков.
На должности базилевса и стратегов могли избираться лишь женатые
мужчины. Брачный возраст для невесты 12 лет и 15 лет для жениха.
Формы заключения брака:
- покупка жены (в древнейший период). Договор заключали между
собой жених и отец невесты, т.к. женщина была лишена права совершать от
своего имени юридические акты, в том числе и заключение брачного
договора. Стороны обменивались предбрачными дарами, которые, по-
видимому, являлись гарантией исполнения договора.
Отец мог не давать за дочерью приданого, но если девушку выдавал
замуж брат, то приданое он был обязан выделить.
Муж управлял имуществом, полученным от родственников невесты, и
должен был сохранить его в целости для детей, родившихся в данном браке;
- обычный брачный договор с отцом или опекуном невесты. Именно в
эту форму переродился брак в форме покупки жены;
- заключение брака перед должностными лицами или перед судом. Эта
форма применялась при выдаче замуж девушки-наследницы, удочеренных
или усыновленных детей.
Семья носила моногамный характер с подчиненным положением жены.
Но муж имел право содержать наложниц, и родившиеся от этой связи дети не
получали статуса законных.
Положение женщины в браке осложнялось тем, что помимо власти
мужа над ней сохранялась власть отца или опекуна (ближайший родственник
мужского пола с отцовской стороны, старший сын) и все интересы женщины
должны находиться только в сфере домашнего хозяйства. Всю жизнь
женщина считалась как бы несовершеннолетней.
Развод для мужа был свободным и не сопровождался формальностями.
Он только должен был заявить жене о прекращении брака в присутствии
свидетелей и, если основанием для развода не служила измена жены, то он
был обязан вернуть ей приданое.
При измене жена изгонялась из дома, а ее приданое присваивалось
мужем.
Жена для того, чтобы получить развод, должна была обратиться к
архонту с письменным заявлением, в котором излагались основания для
развода, что в силу зависимого положения женщины было сделать
достаточно сложно. Дело о разводе мог возбудить и отец жены, в случае
плохого обращения с ней мужа.
Муж не только мог в любое время прекратить брак, но и выдать свою
уже бывшую жену замуж за другого мужчину.
Родительская власть в древнейший период простиралась вплоть до
права жизни и смерти детей, продажи их в рабство за долги и изгнании за
непочтительность.
В V в. до н.э. отец имел право отказаться от ребенка сразу после его
рождения, если не считал его своим. Допускалось умерщвление физически
неполноценных младенцев с согласия сельского старосты. Не имеющие
средств родители могли передать детей для воспитания за казенный счет
государству. Если сын плохо обращался с отцом, то отец мог лишить сына
наследства, а также отречься от него. Отец обладал правом выдачи замуж
дочерей по своему желанию.
Власть над сыном прекращалась по достижении им 18 летнего
возраста.
Наследственное право. При наследовании по закону наследниками
первой очереди считались сыновья умершего. Дочери не призывались к
наследованию и могли только рассчитывать на получение части имущества
от брата в качестве приданого. Не существовало права на преимущественную
долю, и все сыновья наследовали поровну. Внебрачные дети не призывались
к получению наследства по закону, а по завещанию они не могли получать
более одной тысячи драхм.
При отсутствии наследников по прямой нисходящей линии, к
наследованию призывались боковые родственники: братья и племянники, а
затем дяди, двоюродные братья и т.д. Боковые родственники для
утверждения в правах наследства должны были обращаться с иском в суд.
Сыновья вступали во владение имуществом без специального ввода в права
наследства.
Наследование по завещанию появилось в Афинах после реформ
Солона.
Для действительности завещания необходимо, чтобы завещатель
находился в здравом уме и не подвергался никакому насилию, как
физическому, так и психическому. Завещать мог лишь тот, кто не имел
законных детей мужского пола. Не могли завещать свое имущество
несовершеннолетние, женщины, приемный сын (так как при отсутствии у
него детей его имущество переходило к семье усыновителя), а так же лица,
выполняющие общественные обязанности, связанные с распоряжением
общественными средствами до тех пор, пока не утверждены их финансовые
отчеты.
Если в семье не было наследника - мужчины, то старшую дочь
родоначальника семьи (дочь-наследницу) выдавали замуж за одного из
членов рода с передачей ему во временное пользование земельного надела и
имущества семьи невесты. Старший сын от этого брака, достигший
совершеннолетия, переходил в семью деда по материнской линии, получал
его имя, и все имущество переходило в собственность этого сына. Данная
мера была направлена на сохранение вымирающего рода.
Если отец умирал, не назначив жениха дочери - наследнице, то
обязанность подыскать ей мужа возлагалась на архонта.
Уголовное право. В области преступления и наказания сохранялось
немало пережитков родового строя:
- убийство рассматривалось как дело, затрагивающее интересы
родственников жертвы, а не государства в целом;
- длительное время сохранялся обычай кровной мести;
- с появлением писаного права убийца мог примириться с
родственниками жертвы с помощью уплаты выкупа;
- изгнание рассматривалось как разновидность наказания;
- существовала возможность самосуда (право мужа убить любовника
жены, застигнутого на месте преступления, право любого афинянина убить
незаконно вернувшегося изгнанника);
- закреплялось различие двух форм уголовного обвинения, при одном
из которых обвинитель искал возмещения ущерба или штрафа, а при другом
- вопрос стоял о наказании виновного. Потерпевший получал возможность
выбора способа защиты своих прав в зависимости от собственного желания.
Цель наказания заключалась в причинении мучений и страданий, и
мера наказания зависела от тяжести преступления, степени
прикосновенности к нему (приготовление, покушение, подстрекательство,
исполнение), а также статуса лица.
Существовала следующая система наказаний:
- смертная казнь (принятие яда, с помощью веревки, меча). Приговор
приводил в исполнение сам преступник в течение 3-х дней;
- продажа в рабство - для профессиональных разбойников и
грабителей;
- телесные наказания - только для рабов;
- изгнание - как альтернатива смертной казни;
- конфискация имущества - как дополнительное наказание к смертной
казни и изгнанию;
- штрафы;
- лишение свободы - как мера пресечения в целях предупреждения
побега;
- бесчестие - атимия - лишение политических и гражданских прав
полностью или частично;
- объявление врагом народа.
В системе преступлений можно выделить следующие разновидности:
- государственные преступления - измена, обман народа, внесение
противозаконных предложений в народное собрание, ложный донос о
политическом преступлении, взяточничество и т.п.;
- против личности - убийство, нанесение ударов, брань, клевета,
оскорбление и т.п.;
- против семьи и нравственности - дурное обращение детей с
родителями, опекуна с сиротами, измена жены, похищение девушки,
сводничество и т.п.;
- против собственности - кража, грабеж, причинение вреда имуществу
и т.п.;
- воинские преступления - дезертирство, трусость, уклонение от
воинской повинности, незаконный переход из пехоты в кавалерию;
- против религии - оскорбление богов, безбожие, нечестие,
посягательство на собственность богов, разглашение тайны мистерий.
Судопроизводство. Существовала следующая структура судебных
органов в Афинах, основанная на различиях в сфере компетенции:
- ареопаг - рассматривал дела об умышленных убийствах, отравлениях
и поджогах, нанесении ран и увечий с целью лишения жизни, а также о
религиозных преступлениях;
- суд эфетов - дела о неумышленных убийствах, о подстрекательствах к
убийству, о нанесении увечий, все дела об убийствах метэков и рабов, дела о
«разрешенных убийствах» – например в состоянии необходимой обороны,
дела о причинении смерти неодушевленными предметами и животными;
- «коллегия одиннадцати» - дела разбойников, ночных воров,
карманных воров, похитителей граждан. Коллегия также наблюдала за
тюрьмами и исполнением приговоров;
- суд диэтетов - имущественные дела на сумму более десяти драхм;
- суд «сорока мужей» - мелкие имущественные дела на сумму меньше
десяти драхм;
- гелиэя - суд первой инстанции по особо важным делам и
апелляционная инстанция по всем другим категориям дел, рассматриваемых
иными судебными органами.
Начинать судебные дела могли только полноправные афинские
граждане мужского пола. За женщину или ребенка выступал отец или
опекун, за метэка - покровитель, за раба - господин.
Дела частного обвинения начинались по заявлению истца, вносившего
судебную пошлину. Начавшийся процесс мог быть прекращен по
соглашению сторон без вынесения постановления.
Дела по обвинению, затрагивающему интересы государства,
начинались по письменному заявлению любого полноправного гражданина,
независимо от его личных интересов. Данное дело под угрозой штрафа в
1000 драхм, должно быть доведено до конца.
Если при вынесении решения заявитель не нашел поддержки 1/5
состава судей, то он также подвергался штрафу в размере 1000 драхм. В
случае выигрыша дела заявитель как правило не получал никаких
имущественных выгод, т.к. главное - это защита демократии и интересов
государства.
Вызов ответчика в суд осуществлял истец при свидетелях, при неявке
обвиняемого дело могло быть рассмотрено заочно.
Должностное лицо, получившее жалобу, производило предварительное
расследование дела, во время которого ответчик имел право приносить
письменные возражения на заявление истца. Если протест признавался
обоснованным, то дело прекращалось на этой стадии.
В случае признания протеста необоснованным, судья переходил к
дальнейшему рассмотрению дела по существу. Стороны предоставляли
необходимые по делу доказательства: документы и свидетельские показания.
Женщины и несовершеннолетние не могли быть свидетелями, а рабы
свидетельствовали только под пыткой.
Доказательства, зафиксированные в письменной форме, и иные
материалы дела по окончании предварительного расследования
запечатывались в особые сосуды, что подводило черту под их собиранием.
Назначался день судебного заседания, на котором оглашались жалоба и
возражения на нее. Стороны произносили речи и подтверждали подлинность
протоколов, закрепляющих доказательства.
Судебное заседание заканчивалось тайным голосованием судей без
предварительного их совещания между собой. При равенстве голосов
подсудимый считался оправданным и в этом случае получал право на
возбуждение дела против ложного доносчика.
После вынесения решения о виновности лица происходил выбор меры
наказания, в чем мог участвовать и сам обвиняемый. При определении меры
наказания голосование также было тайным.
Института адвокатуры в традиционном ее понимании не существовало.
Следовало даже скрывать помощь квалифицированного лица, к которой
прибегали чаще всего при составлении судебных речей.
Высшей апелляционной инстанцией являлась гелиэя, чье решение по
делу было окончательным и не подлежало дальнейшему обжалованию.
Для исполнения решения ответчику назначался срок, по истечении
которого в случае неисполнения в добровольном порядке, истец мог
захватить имущество ответчика и начать процесс о принудительном
исполнении ранее вынесенного решения. Проигрыш этого процесса
ответчиком помимо исполнения предыдущего решения влек за собой штраф
в пользу казны, равный сумме иска.
Спартанское государство..
Становление государства в Спарте, которое относят обычно к VIII-VII
вв. до н.э., связано с всеобщими закономерностями распада
первобытнообщинного строя. Но если в Афинах данные закономерности
привели практически к полному исчезновению родоплеменных отношений,
то в Спарте процесс становления государства характеризовался
значительными особенностями и сопровождался сохранением существенных
остатков родовой организации.
Важной особенностью исторического становления Спарты принято
считать вмешательство в становлении классового общество внешнего
фактора. Перемещение племен на Балканском полуострове, которое началось
в XII в. до н.э. привело к союзу завоевателей - пришлых дорийских племен с
коренными ахейцами в долине Лаконии, что сказалось на формировании
спартанской общины. В VIII-VII вв. до н.э. община увеличила границы своих
владений и поработила население захваченной соседней области – Мессении.
Завоевание стало причиной возникновения совместной собственности
завоевателей на землю – главному в той среде средству производства – и
рабов. Совместно с ней возникла и отчетливая классовая дифференциация –
спартиаты превратились в господствующий класс рабовладельцев, а
покоренные жители в рабов или неполноправных граждан.
Власть родоплеменного строя не имела остаточных средств для
господства над завоеванным населением, которое по численности превышало
примерно в двадцать раз число завоевателей. Объективно появилась
потребность в создании политической власти, не совпадающей со всем
населением, которая обеспечивает незначительной его части господство над
массой порабощенных.
В это же время потребности господства над завоеванными массами,
обеспечения их эксплуатации требовали сплочения спартиатов, сохранения
частичных элементов родоплеменной общности. Этому благоприятствовали
и аграрный характер хозяйства Спарты, отчужденность территории страны,
окруженной горными хребтами, что тормозило развитие внешней торговли и
товарно-денежных отношений. Природное отграничение страны от
остальной части Греции, поддерживаемое в дальнейшем искусственным
путем, привело к долгому сохранению архаических черт в общественной
жизни населения.
Совокупность данных обстоятельств обусловила сохранение
существенных элементов военной демократии и в условиях окончательно
оформившегося классового общества.
Общественное и политическое устройство Спарты были закреплены
договором, который приписывался легендарному законодателю Ликургу.
Считается, что договор относится к VIII-VII вв. до н.э. и окончательно
«ликургов строй» сложился к концу VII - началу VI в. до н.э.
Этот договор стремился решить две основные задачи - обеспечить
единство спартиатов путем сдерживания имущественной дифференциации
между ними и создать организацию их совместного господства над
завоеванным населением.
Полис Спарта первоначально развивался как военный лагерь
завоевателей, которым было необходимо удержать в повиновении
завоеванное население, во множество раз превышавшее их количество.
Чтобы управлять подневольным населением требовался сильный аппарат
власти и боеспособная армия. В Спарте вся жизнь гражданина направлялась
на поддержку сложившейся системы землевладения и приобретение новых
территорий.
В спартанском обществе социальные классы сложились в ходе захвата
территорий. Население, которое было завоевано, становилось рабами –
илотами, либо, сохраняя личную свободу, облагались налогом и другими
повинностями, становясь периэками.
Общественный строй.
В спартанском обществе классического периода (VII - V вв. до н.э.)
сложилось три основные класса.
Спартиаты - полноправные граждане Спарты. Им мог считаться
человек, происходивший от родителей – граждан Спарты, имевший
земельный надел, прошедший школу спартанского военного обучения,
полностью подчинявшийся законам спартанского государства и
представителям государственной власти.
Спартиаты составляли господствующий класс. При сохранении общей
собственности граждан на землю принадлежность к главенствующему классу
поддерживалась вручением каждому спартиату в пользование земельного
надела (клер) совместно с приставленными к нему рабами – илотами,
которые обеспечивали своим трудом существование спартиата и его семьи.
Земля была разделена на примерно одинаковые неделимые и неотчуждаемые
наделы, распределяемые по жребию. Спартиаты не имели возможности
продать, подарить или завещать надел.
Существование стабильной системы землевладения, созданной на
строгом соответствии между числом полноправных граждан и количеством
наделов, способствовало созданию «общины равных», наличие которой стало
одной из особенных черт спартанского государства.
Обитали спартиаты в подобии города, который объединял пять
поселений и напоминал своеобразный военный лагерь. Быт их был строго
регламентирован. Самой важной обязанностью спартиата считалась военная
служба. Для того чтобы подготовить детей к выполнению данной
обязанности их, начиная с семилетнего возраста, отдавали на
государственное воспитание в специализированные школы. Отобранные
должностные лица – педономы - прививали юношам дисциплинированность
и беспрекословное выполнение указаний старших, силу и выносливость,
военные навыки и храбрость. Обучение оканчивалось в 20-летнем возрасте.
С 20 до 60 лет спартиаты несли военную службу. Взрослые мужчины
входили в возрастные и иные союзы, которые определяли социальный статус
их членов. Избранные граждане входили в привилегированный корпус 300
всадников.
Женщины - спартианки освобожденные от домашнего хозяйства и
заботы о воспитании детей, имели незначительную самостоятельность и
досуг для саморазвития личности.
Для поддержания сплоченности спартиаты должны были принимать
участие в общественных трапезах – сисситиях, которые организовывались за
счет установленных ежемесячных взносов спартиатов. Порции участником
данной трапезы были равными, лишь должностные лица получали почетные
доли. Сисситии была наглядным выражением принципа равенства как
основополагающего принципа всего государственного устройства Спарты.
Одежда и вооружение у воинов также были одинаковыми. Единство
спартиатов поддерживалось и установленным Ликургом правилом,
запрещающим роскошь в любом ее проявлении. Спартиаты не могли
заниматься торговлей, в этих целях, а также для искоренения должностных и
иных правонарушений, были введены тяжелые, неудобные в обращении
железные монеты.
Однако данные ограничения не препятствовали развитию
имущественной дифференциации, делающей брешь в единстве и равенстве
спартиатов. Так как землю имели право наследовать только старшие
сыновья, остальные могли получить лишь выморочные наделы. Если таковых
не имелось, то младшие сыновья переходили в разряд гипомейонов
(опустившихся) и утрачивали право принимать участие в народном собрании
и сисситиях. Число гипомейонов со временем возрастало и, таким образом,
число полноправных спартиатов естественно сокращалось.
Илоты представляли собой порабощенное население, и они находились
на положении рабов, являющихся собственностью всего государства в целом.
Илоты прикреплялись к участку земли, что делало их похожими на
будущих крепостных. Они являлись непосредственными
сельхозпроизводителями, которые под контролем специально
уполномоченных лиц вели хозяйство на участке. Спартиаты постоянно
находились в режиме боевой готовности, а илоты продолжали вести
хозяйство, отдавая некую часть продукции – апофору – государству, и они не
считались частной собственностью спартиатов, а принадлежали государству
в целом.
Илоты время от времени участвовали в военных действиях: охраняли
провиант, строили лагеря, уносили с поля боя раненных и убитых. В бою их
выставляли впереди войска, как живую стену, принимающую на себя первый
удар неприятеля.
В государстве практиковалось проведение криптий - дней, когда
спартиаты убивали самых сильных илотов. Целью таких акций являлось
подавление возможного сопротивления илотов и регулирования их
численности. Каждый год всем илотам полагалось также некое число ударов
палкой, даже если они соблюдали все правила и не совершил никаких
проступков. Более того, когда илоты превышали норму физического
развития, подобаемой рабу, их подвергали смерти и на хозяев налагали
штраф за то, что они не уследили за соблюдением этой нормы.
Восстания илотов хоть и подавлялись всеми силами со стороны
государства, проводя криптии, запрещая им ночью покидать свои хижины и
под угрозой смертной казнью приближаться к городу, но сопротивление
захватчикам все же продолжалось.
Илотия считалась специфической формой рабства. Илоты своими
силами вели хозяйство, но они не являлись товаром, подобно рабам, и могли
распоряжаться частью урожая, которая у них оставалась. Их положение в
обществе было приближено к положению крепостных крестьян.
От рабства классического типа илотию отличает, прежде всего, то, что
раб здесь не отчуждается целиком от средств производства и ведет почти
самостоятельное хозяйство, применяя относящийся к нему рабочий скот,
сельскохозяйственный инвентарь и многие другие виды имущества.
После сдачи подати или оброка в его велении остается определённая
часть урожая, которую он может использовать по своему усмотрению, а при
желании даже продать. Спартиаты не вникали в хозяйственные дела илотов,
довольствуясь тем, что приобретали от них в соответствии с предписанием
закона.
Таким образом, в Спарте сформировалась необычная форма
рабовладельческого хозяйства, при которой непрямое вмешательство
рабовладельца в производственный процесс стало чем-то совершенно
необязательным или даже вообще опускалось. Из организатора производства
рабовладелец превращается в бездейственного получателя ренты,
хозяйственная же инициатива сосредотачивается всецело в руках прямого
товаропроизводителя.
Периэки - это еще один вид зависимого населения. Они занимали
промежуточное правовое положение между спартиатами и илотами, были
лично свободны, пользовались имущественной правоспособностью, но не
обладали политическими правами и находились под контролем особых
должностных лиц.
Участки периэков были отграничены от земель заселенных илотами.
Периэки продолжали заниматься своим хозяйством и сохранили личную
свободу, но, кроме уплаты подачей, обязаны были выставлять военные
отряды тяжеловооруженных гоплитов. Так же, кроме домашнего хозяйства,
периэки занимались ремеслами и торговлей.
Число периэков пополнялось за счет племен, которые получали право
на жительство в Спарте. Илоты, получившие за какие-либо заслуги
освобождение, также включались в состав периэков.
По своему положению периэки были близки к афинским метекам, но в
отличие от последних высшие должностные лица государства могли казнить
их без суда.
Таким образом, в Спарте образовался отличный от других греческих
полисов, пользовавшихся трудом привозных рабов, механизм эксплуатации
большого количества зависимого населения, что предполагало наличие
мощного аппарата принуждения и постоянной боевой готовности от всех
членов полиса.
Реформы Ликурга, приспособив многие стороны жизни спартиатов к
постоянной боевой готовности, помогли решить основную задачу -
сохранить приблизительное равенство в коллективе завоевателей (во
избежание раскола внутри него) и удержать в повиновении покоренные
массы. Изменения в экономике Спарты: изъятие золотой и серебряной
монеты, запрет «ненужных» ремёсел, упразднение внутренней торговли,
позволили сформироваться «общине равных» - схожих по материальному
положению граждан.
Государство заботилось об обеспечении сограждан всем необходимым,
но в тоже время контролировало размер взимаемой с илотов продукции, не
давая возможности разбогатеть кому-либо из спартиатов, лишив их права
продажи земли, илотов и осуществляя время от времени передел клеров.
Аристократическая «община равных», не участвовавшая в
производстве материальных ценностей, представляла класс эксплуататоров,
пользовавшихся продуктами труда илотов и периэков. Основная цель
«равных» - завоевание новых земель и удержание в повиновении уже
завоеванных масс населения.
Государственный строй.
Государственный строй Спарты сложился в итоге перехода от военной
демократии в государственную организацию, которая сохраняла отдельные
черты родоплеменной организации власти
Приспособив большинство сторон жизни спартиатов к повседневной
боевой готовности, реформы Ликурга помогли разрешить главную проблему
– удержать примерное равенство захватчиков и оставить в повиновении
завоёванные массы населения. Государство старалось заботиться об
обеспечении своих граждан всем необходимым, но в тот же момент
осуществляло контроль над размерами взимаемой с илотов продукции, что в
свою очередь не давало возможности стать богатым кому-то из спартиатов,
лишала их права продажи земли, илотов и временами проводило предел
клеров.
В Спарте существовали следующие органы власти и управления:
собрание граждан полиса - апелла; совет старейшин, именуемый - герусия;
коллегия пяти выборных лиц, которые составляли - эфорат; два царя –
архагета.
Архагеты. Монархическим элементом государственного механизма
являлась царская власть, которая в свою очередь не оказывала основного
воздействия на организацию государства. Каждый царь, архагет, как вождь
периода военной демократии выступал в роли «верховного
главнокомандующего» армией и выполнял жреческие функции.
На любом мероприятии цари занимали особые почетные места. При
неявке царей на пиршество, им отсылали домой муку и вино, На пиру царям
подавали все кушанья в двойном размере. Если гражданин приглашает к
обеду царя, то и царь должен оказать гражданину такой же прием.
Кроме земельных участков, которые были выделены царям на
территории периэков, им были представлены плодородные участки
государственных земель. Но на этом приношения не заканчиваются, так же
им преподносили подати «от народа»: вино, мука, жертвенные животные.
Таким образом, происходила поставка натуральных продуктов от
спартанской общины, на которых было основано содержание царского дома.
Так как царь был военачальником, ему полагалось и часть военной добычи, а
остальные трофеи являлись собственностью всей общины.
Власть царя была наследственной и переходила от отца к сыну, но
одновременное правление двух царей считалось обязательным. Наследник,
вступив на престол, обязан был простить спартиатам все их долги и
обещания перед прежним царем.
Главной функцией царей оставались военные полномочия. Во время
военных походов царская власть имела неограниченные полномочия, вплоть
до решения вопроса жизни и смерти любого из воинов. Должностные лица в
походе не имели права противоречить распоряжениям царей или им не
подчиняться. Решения, выносимые царями совместно, имели обязательный
характер для исполнения.
После того, как война заканчивалась, власть царей ограничивалась
жреческими функциями и обязанностями, не связанными с войной.
Для того, чтобы в Спарте не развивалась тирания, одной из функций
эфоров и геронтов было поддержание постоянной конкуренции между
царями, в то время как наиболее важные решения имели свою силу только
при одобрении двумя правителями.
В то время как цари сохраняли свою власть военного вождя, их
политические права во многом сильно были урезаны. Это обстоятельство
позволило подчинить институт царской власти к нуждам рабовладельческого
государства, которое основывалось на эксплуатации завоеванного населения,
а следовательно, нуждающегося в наличие сплоченной армии, с одной
стороны, а с другой – заинтересованного в сохранении равенства среди
граждан, что невозможно при полной монархии.
Из этого следует, что к герусии и эфорату переходила часть тех
политических прав, которых были лишены цари.
Герусия - совет старейшин. Традиция приписывает создание этого
органа управления реформатору Ликургу. В герусии, кроме двух
председательствующих царей, входили 28 старейшин. Геронты выбирались
народным собранием из наиболее известных граждан, достигших 60-ти лет
на пожизненный срок. Причем учет голосов велся весьма условно. Победу
претендента по силе крика оценивали особые выборные, которые находились
в момент голосования в отдельном помещении. Таким образом,
подводившиеся итоги голосование были субъективны.
Герусия готовила внешнеполитические решения и руководила
деятельностью должностных лиц. Она обсуждала предварительно дела,
которые должны были рассматриваться в народном собрании (апелле).
Геронты заседали ежедневно и руководили всеми делами, включая
военные, финансовые и др. Герусия была и судебным органом по
политическим преступлениям и умышленным убийствам, решала вопросы о
причислении к полноправным гражданам или о лишении гражданства.
Судебной власти герусии подлежали даже цари, а сами геронты не несли
ответственности за свои решения.
Апелла - народное собрание полноправных граждан-спартиатов
решающую роль в политической жизни страны не играло. Созывалось оно от
случая к случаю по решению должностных лиц и участвовали в собрании все
спартиаты, достигшие 30 лет, прошедшие указанное законом воспитание и
сохранившие свои наделы. Основанием для лишения права участвовать в
работе собрания была неуплата взноса на установление общественной
трапезы. Собрание было только пассивным властным органом:
К ведению народного собрания относилось избрание должностных лиц,
принятие решения в случае возникновения спора о престолонаследии, кому
из царей идти в поход в случае войны. Народное собрание участвовало в
законодательной деятельности, решало вопросы войны и мира, союза с
другими государствами.
Порядок деятельности народного собрания давал возможность
спартанской олигархии влиять на его работу, направлять его деятельность в
нужном направлении.
С течением времени широкие полномочия народного собрания в
значительной мере были урезаны. Члены апеллы не имели права по своей
инициативе выдвигать на рассмотрение народного собрания какие-либо
вопросы, а лишь имели право выражать свое отношение к вопросам, которые
предлагали герусия и архагеты. Решения принимались криками, а в особо
спорных случаях голосующие расходились по сторонам.
Коллегия эфоров – это коллегия должностных лиц, которая состоит из
пяти человек, каждый год переизбираемых из состава всей общины
спартиатов. Первостепенно эфорат учреждался для ограничения власти царей
и их влияния на государственные дела.
Одной из важнейшей функцией эфоров стала функция полицейского
надзора за установленными порядками, в связи с чем и гражданский суд был
передан из герусии эфорам
Два члена от коллегии эфоров во время войны принимали участие в
походах, чтобы постоянно наблюдать за деятельностью царя,
отправившегося в военный поход. Во время войны члены коллегии не могли
вносить свои предложения по изменению распоряжений царей, но после
войны могли царей судить.
Контролю эфоров теперь также принадлежала система спартанского
воспитания.
Эфоры обладали правом выселять из Спарты иноземцев. Им также
перешло право контроля за распределением военной добычи и
установлением налогов для проведения военного похода.
Важными были функции эфоров по контролю за илотами и периэками.
Именно они имели право устанавливать время начала криптий и получили
право уголовного суда над периэками.
Эфоры выступают в качестве главных блюстителей спартанского
устройства. Члены коллегии наблюдали за неукоснительной жесткостью
воспитания растущего поколения в агелах. Они же в высшей инстанции
осуществляли надзор за поведением граждан старших возрастов,
посещавших сисситии. В непосредственном подчинении эфоров находились
и некоторые особые виды корпораций, входившие в качестве важнейших
звеньев в состав административного аппарата спартанского государства и
выполнившие по преимуществу полицейские и разведывательные, функции.
Образцами могут послужить корпус из трехсот так называемых «всадников»
и тесно связанная с ним коллегия агатургов.
Любой гражданин, переступивший обычаи и законы Спарты,
немедленно наказывался эфорами, хотя сами они не подлежали суду и
оставались бесконтрольными. В своей деятельности эфоры давали отчет
только своим преемникам. Бесконтрольность эфоров, невозможность
привлечения к судебной ответственности породила злоупотребление ими
своей властью.
Военный характер спартанского общества способствовал сохранению
пережитков доклассовых отношений в среде спартиатов. Данным
пережитком являлась значительная обобществленность быта спартиатов,
которая была связана с их полным отстранением от хозяйственной
деятельности и со столь серьезным перерождением их в военно-
господствующий класс. В Спарте установилось своеобразное классовое
рабовладельческое общество, которое сохранило существенные пережитки
первобытнообщинных отношений.
В быту спартанцев было сохранено множество обычаев, восходящих к
глубокой древности. Примером служат архаическая система возрастных
классов, которая находит свое место в недрах спартанского государственного
аппарата. В известном смысле политический режим, живший в Спарте в V –
IV вв. до н. э., можно описать как геронтократию. Главными атрибутами
данного режима были такие обстоятельства, как власть совета старейшин,
распространявшаяся на все государственные дела, политическая и даже
экономическая неправоспособность младших классов, воспитание
подрастающего поколения в духе беспрекословного повиновения старшим по
возрасту и т.д.
Основная отличительная особенность спартанской формы полиса
заключается в том, что лежащий в самой природе античной собственности
принцип коллективизма, общинности получил здесь наиболее яркое и
наглядное выражение, воплотившись в самом жизненном укладе спартиатов,
насквозь пронизанном идеей равенства.
Теоретически господствующей формой собственности в Спарте была
общинно государственная собственность на землю и рабов. Вся земля,
отведенная под наделы граждан, называлась «государственной», или
«общественной землей». Точно так же и илоты именуются в исторических
источниках «государственными рабами», или «рабами общины».
Эта не совсем обычная для греческого государства ситуация находит
свое объяснение в самом факте спартанского завоевания Лаконии и
Мессении. Поскольку: завоевание было осуществлено силами всей общины
спартиатов, каждый, из них мог в равной мере претендовать на то, чтобы
стать владельцем захваченной земли и прикрепленных к ней рабов.
С другой стороны, спартанское государство было заинтересовано в
том, чтобы поддерживать определенное равновесие между численностью
свободного и порабощенного населения. Эту цель и преследовало создание
системы землепользования, основанной на неделимых и неотчуждаемых
«древних» наделах, каждый из которых должен был содержать одного или,
может быть, нескольких воинов-спартиатов вместе с их семьями и считался
собственностью государства.
Экономический суверенитет государства в Спарте, как и в большинстве
греческих полисов, выражался не столько в непосредственном владении
каким-то имуществом, которое могло бы служить основой государственного
хозяйства в собственном смысле этого слова, сколько в контроле и разного
рода ограничительных мерах по отношению к владельческим правам
отдельных граждан.
К числу таких мер, практиковавшихся спартанским правительством,
следует отнести, прежде всего, запрещение купли-продажи земли, в том
числе и в таких замаскированных ее видах, как дарение и завещание. Далее,
запрещение продавать илотов за пределы государства, так же как и отпускать
их на свободу, и, наконец, закон, запрещающий пользоваться другой
монетой, кроме знаменитых железных оболов.
По всей вероятности, с самого начала ни одна из перечисленных мер не
могла служить достаточной гарантией предотвращения роста частных
состояний и неизбежно следовавшего за этим массового разорения граждан.
Понимая это, спартанский законодатель постарался сделать все возможное
для того, чтобы богатство перестало быть богатством. Свойственная любому
примитивному полису нивелирующая тенденция, обычным проявлением
которой в других государствах были законы против роскоши, в Спарте
вылилась в целую систему официальных запретов и предписаний,
регламентирующих жизнь каждого спартиата с момента рождения и до самой
смерти. В этой системе было предусмотрено все вплоть до покроя одежды,
которую дозволялось носить гражданам, и формы усов.
Присущее в той или иной степени любому античному полису
корпоративное начало было выражено в социально-политической жизни
Спарты с особой силой. Отдельные ступени в политической карьере каждого
спартиата отмечались, как правило, переходом из одной корпорации в
другую, более привилегированную. От его принадлежности к той или иной
корпорации зависели его социальный статус, вся сумма имеющихся у него
политических прав. В соответствии с этим и сама гражданская община
Спарты была построена как система более или менее тесно связанных между
собой мужских союзов, каждый из которых может рассматриваться как
наглядное воплощение основного принципа полисного строя — принципа
гражданского единомыслия, подчинения меньшинства большинству.
Среди других греческих государств Спарта, безусловно, занимает
совершенно особое, только ей одной принадлежащее положение. Она
действительно представляет собой исключение из общего правила в истории
Греции. Особенность Спарты состоит не в том, что в период
распространения полисной античной цивилизации она была носителем
какого-то иного, совершенно чуждого ей экономического уклада или типа
культуры, а, скорее, наоборот, в том, что некоторые основные особенности
полисного строя проявились здесь с огромной силой и полнотой.
В отличие от демократических Афин с их системой литургий, раздач и
оплачиваемых должностей, рассчитанной на сглаживание социальных
противоречий, разлагавших полис изнутри, за счет либо союзнического
фороса, либо обложения имущества полисной верхушки (по сути дела это
была попытка организовать более или менее равномерное распределение
доходов государства между всеми гражданами), Спарта выбрала иной, на
первый взгляд, более простой и легкий путь к утверждению принципа
«совместной частной собственности», установив систему непосредственного
контроля над повседневной жизнью граждан, и, прежде всего, над
потреблением ими тех продуктов, которые им давал труд порабощенных
илотов.
При отсталой экономике, перед лицом постоянной угрозы восстания
порабощенного населении, численность которого во много раз превосходила
численность самих спартиатов, такая система была наиболее простым и
рациональным способом консолидации гражданского коллектива, хотя она и
привела к окостенению всей общественной жизни Спарты и ее почти полной
изоляции от внешнего мира, результатом чего был стремительный
культурный упадок и духовное вырождение.
Древний Рим
Римское государство.
Римское государство является последним образцом
рабовладельческого типа государственности.
Можно выделить следующие этапы развития римской
государственности:
- период разложения родового строя и возникновения
рабовладельческого государства в Риме (т.н. «царский период») -754/753 –
509 г.г. до н.э.
- период республики – 509 г. до н.э. – 27 г. до н.э. - высшее развитие
рабовладельческого общества и государства в Риме.
- период монархии 27 г. до н.э. – 476 г. н.э., подразделяемый на два
этапа:
- принципат - 27 г. до н.э. – 284 г. н.э.
- доминат (абсолютная монархия) - 284 г. – 476 г.
Общественный строй «царского периода».
Первоначально территорию Рима населяли три племени, или трибы –
латиняне, сабиняне, этруски. Каждое из них состояло из 100 родов,
объединенных в 10 курий. Таким образом, население древнего Рима,
согласно легендам, было организовано в 3 трибы, 30 курий, 300 родов.
Род являлся естественно сложившейся единицей и, подобно греческому
роду, был отцовским. Сородичи носили одно имя. Число членов рода (лиц
мужского пола) было различно (например, 306 – род Фабиев, 5000 – род
Клавдиев). Сородичи обязаны были помогать друг другу и не вступать в брак
внутри рода.
Члены родов составляли римский народ. Благодаря росту
производительных сил, появлению патриархального рабства и возникшей на
этой базе имущественной дифференциации, в среде римлян развилось
неравенство, как между родами, так и внутри родов. В противовес роду
усилилась роль патриархальной семьи, и выделились отдельные знатные
фамилии. Их члены стали претендовать на лучшую долю добычи, а также на
исключительное право входить в состав Сената, становиться военными
вождями и т.д. Эта родовая верхушка обособилась в качестве патрициев.
Напротив, более бедные семьи, составляли слой людей, находящихся в
разных видах зависимости, зачастую сходных с патриархальным рабством.
Происходило постепенное разрушение родовой организации римлян. Этот
процесс усугублялся тем, что на расширившейся, благодаря завоеваниям,
территории Рима, оказалось новое население из покоренных народов,
преимущественно латинян, и из добровольно обосновавшихся в городе
чужаков. Эти поселенцы, число которых росло, получили наименование
плебс, т.е. множество.
Плебеи были одним из основных классов-сословий раннего Рима. Они
были лично свободны, обрабатывали небольшие участки земли, занимались
ремеслом и торговлей, обязаны были платить налоги, отбывать военную
службу, могли приобретать имущество, заключать сделки, самостоятельно
выступать в суде, т.е. обладали определенной гражданской
правоспособностью, за исключением права вступать в брак с патрициями и
патрицианками.
Но плебеи не входили в состав родовой организации коренных римлян
и были политически бесправны. Они лишены возможности управлять делами
римской общины, т.е. участвовать в народных собраниях, занимать
различные должности и получать свою долю при дележе земель из
государственного фонда.
В имущественном отношении они были неоднородны. В среде плебеев,
не стесненной родовыми узами, быстрее развивалась частная собственность
и, в силу этого, одна часть плебеев быстро богатела, а другая разорялась и
попадала в долговую кабалу.
Кроме патрициев и плебеев существовала еще одна группа населения,
именуемая клиентами. Клиент находился в личной и наследственной
зависимости от патрона (покровителя из числа римских граждан -
патрициев). На основе этой зависимости возникли новые отношения –
отношения клиентеллы. Патрон принимал клиента в свой род, давал ему свое
имя, выделял часть земли, защищал его в суде. Клиент (т.е. верный,
послушный) во всем подчинялся патрону, обязан был участвовать вместе с
его родом в войне, нести в пользу патрона имуществпенные и иные
повинности. Узы клиентеллы считались священными и нерушимыми.
На низшей ступени общества в раннем Риме находились рабы. В VIII-
VI вв. до н.э. рабский труд проник в различные отрасли производительной
деятельности в Риме. Рабы обрабатывали поля, трудились в ремесленных
мастерских, в домашнем хозяйстве. Основными источниками рабства были:
военный плен, долговая кабала, существовало и домашнее рабство.
Рабство носило патриархальный характер, и раб не рассматривался
только в качестве вещи. Рабы отвечали за некоторые поступки перед судом,
могли быть поручителями и усыновителями, имели право участвовать в
некоторых религиозных обрядах и празднествах.
Грань между свободой и рабским состоянием не была отчетливой.
Существовали переходные этапы: клиентская связь, домашнее рабство,
кабальное рабство.
Органы управления в «царский» период:
- народное собрание (куриатные комиции). Ранний Рим сохранял еще
черты военной демократии. Для решения важнейших вопросов римский
народ собирался по куриям, и эти собрания носили название куриатных
комиций, в работе которых участвовали все взрослые мужчины. Каждая
курия имела один голос, а внутри курии решения принимались
большинством голосов.
Куриатные комиции ведали делами, относящимися к культуре,
семейным отношениям и делам, касающимся жизни всей общины. На
комициях происходили выборы царя и выносились постановления об
объявлении войны. Комиции могли судить граждан, если они были виновны
в тяжких преступлениях, здесь же утверждались завещания, происходили
усыновления и принимались в состав общин новые роды. Комиция либо
принимала, либо отвергала предложения Сената.
- царь (rex). Во главе всей общины стоял царь, который был
военачальником, верховным жрецом, вершил суд по делам об измене, мятеже
и другим публичным преступлениям. Его должность была выборной. Власть
рекса носила отеческий характер, как и у греческого базилевса. Внешними
отличиями царя были пурпурная мантия, золотая диадема, скипетр с орлом,
кресло из слоновой кости. Впереди царя шли 12 ликторов с пучками прутьев,
в которых были вложены топоры.
Царь имел неограниченное право наказания и был одновременно
первой и высшей инстанцией. Никакой апелляции на его решения не
допускалось, хотя царь мог по своему усмотрению предоставить
окончательное решение дела народному собранию. Всего древнейший
период римской истории насчитывает 7 царей.
- Сенат. Рядом с царем находился Сенат. По традиции он
первоначально состоял из 100 человек, затем число его членов было
увеличено до 300. Первоначально это совет старейшин, который встречается
у многих народов на ранней стадии развития. Все решения куриатных
комиций должны были получить одобрение Сената, бывшего хранителем
отеческих традиций и советником царя по важным делам.
- жреческие коллегии. Большое значение в древнем Риме имели
жреческие коллегии: авгуры, понтифики, фециалы. Понтифики были
хранителями и толкователями обычаев, а впоследствии обычного права.
Авгуры давали свое заключение о целесообразности разных мероприятий на
основании знамений, а фециалы ведали международными отношениями.
Норм права в этот период еще не существовало. Различные споры и
конфликты разрешались на основе обычаев.
В конце царской эпохи (VI в. до н.э.) родоплеменные отношения
постепенно уступали место классовым, а родовые институты
преобразовывались в государственные. Этот процесс был ускорен этрусским
завоеванием. Цари пытались укрепить свою власть, для этого им было
необходимо опереться на военную силу, независимую от родовой
организации, а также на плебеев в борьбе против патрициев.
Преемник Тарквиния Древнего Сервий Туллий провел ряд реформ.
Все мужское население Рима, и патрициев, и плебеев, он поделил на 5
разрядов, в зависимости от имущественного состояния, критерием которого
был земельный участок. Все разряды были разделены на единицы –
центурии:
1 разряд – с имущественным цензом в 100 тысяч ассов состоял из 80
центурий;
2 разряд – 75 тысяч ассов - 20 центурий;
3 разряд –50 тысяч ассов - 20 центурий;
4 разряд –25 тысяч ассов - 20 центурий;
5 разряд –12 тысяч 500 ассов - 30 центурий.
Кроме этого, вне разрядов существовали:
- 18 центурий всадников, (имущественный ценз которых был более 100
тысяч ассов) 6 из которых состояли только из патрициев – личная дружина
рекса;
- 2 центурии военных ремесленников;
- 2 центурии военных музыкантов;
- 1 центурия пролетариев, т.е. неимущих, не имевших право держать в
руках оружия (всего пять невооруженных центурий).
Появился новый вид народных собраний – центуриатные комиции,
которые оттеснили на задний план комиции куриатные. Каждая центурия
имела один голос.
Всего было 193 центурии. При абсолютном большинстве в 98 голосов,
достаточно было единодушного решения первого разряда и всадников, чтобы
не испрашивать мнения остальных.
Взамен старого деления на три племени – трибы, Сервий Туллий
поделил всю римскую территорию на округа, которые сохранили
наименование триб. Трибы были установлены для учета землевладения.
Существовало 4 городских и 16 (17) сельских триб. Каждая триба имела
выборного главу, обязанностью которого являлись определение
имущественной состоятельности граждан и сбор податей. Каждая триба
имела свое народное собрание – трибутную комицию, которое было двух
видов – общее для всего населения трибы и специальное собрание для
плебеев.
Значение реформ Сервия Туллия заключалось в том, что он допустил
плебеев в народное собрание, соединил патрициев и плебеев в единый народ,
ввел территориальные округа, выдвинул на передний план людей богатых, а
не просто родовитых и нанес сокрушительный удар по институтам родового
строя.
Общественный строй Римской республики.
После падения царской власти (по традиционному летоисчислению в
509 г. до н.э.) в Риме была установлена республика. Для V-IV вв. до н.э.
характерно ужесточение классовой борьбы между патрициями и плебеями.
Одним из основных классов-сословий раннего Рима являлись плебеи,
которые вели ожесточенную борьбу с патрициями. Плебеи добивались
получения земли из государственного фонда, отмены кабального рабства,
политического равноправия. Поскольку земля была основным видом
богатства, а земледелие – главным занятием населения, то решение аграрного
вопроса являлось основополагающим в требованиях плебса.
В результате реформ Сервия Туллия плебеи были включены в состав
римской общины, стали гражданами, но получили не все права.
В начале V в. до н.э. плебеи уже составляли основную часть римского
войска, в котором патриции занимали все командные посты. Опираясь на
большинство граждан-воинов, плебеи повели борьбу за свои права, угрожая
уйти из Рима и основать новый город-государство. Такие уходы плебеев из
Рима получили название сецессий. В моменты серьезных военных
осложнений плебейское войско предъявляло патрициям свои требования и
удалялось на Священную гору.
Удаление из Рима большей части воинов, естественно, ставило
государство в сложное положение, и патриции были вынуждены идти на
уступки. Результатом первой сецессии явилось появление должности
народных трибунов, которые обладали правом вето на все решения
патрицианских должностных лиц.
В середине V в. до н.э. под давлением плебеев патриции были
вынуждены создать комиссию из 10 человек для записи судебных
постановлений. Комиссия децемвиров приступила к выработке письменных
законов. Однако в процессе работы все ее члены стали злоупотреблять
полученной ими неограниченной властью, что вызвало возмущение плебеев
и повторное удаление их на Священную гору (вторая сецессия). Патриции
снова пошли на уступки: был установлен закон, по которому каждый
осужденный на смерть римский гражданин мог обращаться за защитой к
народному собранию.
Одновременно были опубликованы письменные законы, которые
получили название законов XII таблиц. Они были записаны на двенадцати
медных таблицах и выставлены на всеобщее обозрение на Форуме. Старые,
связанные с родовым устройством обычаи были заменены писаным правом.
В законах было зафиксировано правовое различие патрициев и
плебеев, патронов и клиентов, свободных и рабов; регулировались проблемы,
связанные с посягательство на частную собственность.
В 449 г. до н.э. консулы Валерий и Гораций провели в интересах
плебеев еще три закона: подтверждалась неприкосновенность личности
народных трибунов, осужденный патрицианским магистратом на смерть или
телесное наказание римский гражданин получал право апелляции к
народному собранию, решения плебейских собраний получали силу закона,
обязательного и для патрициев.
В 445 г. до н.э. закон Канулея признал законность браков между
плебеями и патрициями и тем самым заложил основы для слияния богатой
плебейской верхушки и патрициев в одно сословие.
В 326 г. до н.э. плебеи добились отмены долговой кабалы для римских
граждан (закон Петелия). С этого времени римский гражданин отвечал за
задолженность только своим имуществом.
В 287 г. до н.э. вновь было подтверждено, что плебисциты, т.е.
решения плебейских комиций, являются обязательными для всех граждан
Рима (закон диктатора Гортензия). Этот год считается последним годом
борьбы плебеев и патрициев за политическое равноправие.
Уравнение в правах плебеев с патрициями изменило классовую и
социальную структуру общества. Верхушка плебса объединилась с
патрициями и образовала новое сословие – нобилитет, состоявший из
крупных рабовладельцев и землевладельцев, из среды которых пополнялся
Сенат, происходило избрание на государственные должности.
Зажиточная прослойка римских граждан, связанная с торговлей и
ремеслами, образовала сословие всадников. Все прочие составляли плебс –
это были свободные крестьяне, мелкие ремесленники и торговцы.
Нобилитет и всадничество являлись господствующими сословиями,
которые противостояли свободным мелким собственникам – плебсу. Но эти
противоречия не носили антагонистический характер. Класс свободных
объединялся некоторыми общими интересами, противостоя
формирующемуся классу рабов, который превратился в основной
производящий класс.
Правовое положение личности характеризовалось тремя статусами –
свободы, гражданства и семьи. Только лицо, обладавшее всеми этими
статусами, имело полную правоспособность. Полная правоспособность в
публичном праве означала право участвовать в народном собрании и
занимать государственные должности. В частном праве она давала
возможность вступать в римский брак и участвовать в имущественных
правоотношениях.
Статус свободы. Все население Рима делилось на свободных и рабов.
Полноправным мог быть только свободный. Рабы в период республики
превращаются в основной угнетенный и эксплуатируемый класс, и главным
источником рабства становится плен.
Рабы были государственные (большая часть военнопленных работала в
рудниках и государственных мастерских) и частновладельческие, чье
положение постоянно ухудшалось. Раб являлся собственностью своего
хозяина и рассматривался как составная часть его имущества, как вещь.
Власть хозяина над рабом была практически неограниченной.
Рабовладельческие отношения определяли общую незаинтересованность
рабов в результатах своего труда, что заставляло рабовладельцев искать
более эффективную форму эксплуатации.
Такой формой стал пекулий – это часть имущества хозяина, которая
предоставлялась рабу для самостоятельного ведения хозяйства и получения
части доходов от его использования.
По статусу гражданства все свободное население Рима делилось на
граждан и иностранцев – перегринов. Полную правоспособность могли
иметь только свободнорожденные римские граждане.
Перегрины – свободные жители провинций – стран, находящихся вне
Италии и завоеванных Римом. Они должны были нести налоговые
повинности. К перегринам относились и свободные граждане иностранных
государств, добровольно проживающие на территории Рима. Перегрины
получили имущественную правоспособность, возможность иметь в Риме
собственность, заключать сделки. Для защиты своих прав они должны были
выбирать себе покровителя – патрона.
Статус семьи означал, что полной политической и имущественной
правоспособностью пользовались только главы римских семей –
домовладыки (патерфамилиусы). Остальные члены семьи считались
подвластными главе семьи, т.е. находились под его покровительством.
Правовое положение лица изменялось с утратой того или иного
статуса. Наибольшие изменения происходили с утратой статуса свободы
(плен, обращение в рабство). Это означало потерю всех остальных статусов,
т.е. полную потерю правоспособности. С утратой статуса гражданства
(изгнание) терялась правоспособность гражданина, но он оставался
свободным. С утратой статуса семьи (в результате усыновления)
происходила потеря «собственного права», т.е. происходили наименьшие
изменения.
Государственный строй Римской республики.
Высшим государственным органом считалось народное собрание. Оно
принимало или отменяло законы, объявляло войну и заключало мир, было
верховной судебной инстанцией, разбиравшей апелляции и протесты на
решения судебных органов, здесь же избирались все высшие должностные
лица.
В Риме собирались три вида народных собраний – комиций.
Центуриатные комиции – созывались высшими должностными лицами
– консулами за городской чертой Рима, на Марсовом поле. Здесь
принимались законопроекты, происходили выборы высших должностных
лиц – консулов, преторов, цензоров, разрешались вопросы войны и мира, и
рассматривались дела связанные с наиболее важными преступлениями,
влекущими за собой смертную казнь в качестве наказания.
Трибутные комиции – существовали две разновидности собраний по
трибам:
- собрания общие для патрициев и плебеев;
- специально для плебеев.
В трибутных комициях избирались квесторы, курульные эдилы и иные
низшие магистраты, на специально плебейских собраниях – трибуны и
плебейские эдилы. По закону 287 г. до н.э. решения плебейских трибутных
комиций признавались законом и для патрициев.
Куриатные комиции. Собрания по куриям совершали акты чисто
формального характера по отношению к высшим магистратам, санкционируя
в религиозной форме их полномочия, а также утверждали акты усыновления
и завещания.
День и повестка дня собрания объявлялась заранее. Голосование в
народных собраниях было открытым, но со II в. до н.э. было введено тайное
голосование посредством табличек. Голоса подсчитывались внутри каждой
трибы, центурии и курии. Решением комиции считалось то, что было
принято большинством в соответствующем народном собрании.
Обсуждению подлежали только те вопросы, которые были внесены
магистратами и предварительно обсуждены Сенатом, т.е. собраниям народа
не принадлежало право законодательной инициативы.
Впоследствии куриатные комиции были заменены собранием 30
ликторов, которые представляли их.
Сенат формально считался совещательным органом при магистратах,
однако его роль в государственной жизни Рима была велика. Сенат
утверждал законы, принятые народным собранием; регулировал
государственный бюджет и распределял суммы между отдельными
магистратами; контролировал исполнение бюджета, ведал чеканкой монеты,
распределением провинций (районов военных действий) между
полководцами, руководил военными операциями, награждал полководцев за
победу и распоряжался военной добычей; ведал дипломатическими
отношениями, ратифицировал международные договоры, заключенные
консулами; ведал общим управлением провинций и некоторыми вопросами
культа, разрешал вопросы о мерах государственной безопасности и выносил
решения об установлении диктатуры и предоставлении чрезвычайных
полномочий диктатору.
Решения Сената назывались «сенатус-консультами», что указывало на
их формально совещательный характер.
С 444 г. до н.э. в состав Сената были допущены плебеи. Созывали
Сенат и председательствовали на его заседаниях консулы, преторы,
диктаторы, а с середины IV века до н.э. – и плебейские трибуны.
Магистратура. Вся исполнительная власть в Риме принадлежала
выборным должностным лицам – магистратам, которые были уполномочены
представлять Римское государство и от его имени совершать
государственные акты в области судопроизводства и управления.
Деятельность магистрататов определялась общими принципами их
деятельности, к числу которых относились:
- выборность (кроме диктатора)– выборы происходили в народном
собрании (центуриатных и трибутных комициях);
- коллегиальность (кроме диктатора)– одну должность обычно
занимала группа магистратов. Каждый магистрат решал подлежащие
ведению данной магистратуры вопросы совершенно самостоятельно, обладая
всей полнотой власти. Коллеги должностного лица, в случае несогласия с
действиями одного из магистратов, могли лишить юридической силы его
акты путем произнесения своего протеста словом «veto». Такое действие
коллегии магистратов называлось интерцессией, и применялось и к
магистратам, занимавшим низшее положение на служебной лестнице. Право
вето магистратов не распространялось на решения плебейского трибуна.
- срочность службы – все магистраты избирались на 1 год, за
исключением цензора и диктатора;
- ответственность перед народом (кроме диктатора)– высшие
магистраты могли привлекаться к суду народного собрания после истечения
срока пребывания в должности, а низшие – и до истечения этого срока;
- безвозмездность – магистраты не получали жалование за свою
службу.
По объёму полномочий и по степени своей власти магистраты
подразделялись: на имеющих полномочия «imperium», включающие в себя
высшую военную власть, право созывать Сенат и народное собрание и
председательствовать на них, право высшей гражданской и уголовной
юрисдикции, право решать юридические вопросы с дополнениями,
изменениями и даже исправлениями законов и магистратов, имеющих власть
«potestas», не обладающих всем объемом полномочий высших магистратов.
Власть «potestas» включала в себя право отдавать распоряжения и налагать
штрафы, и этими полномочиями обладали также и высшие магистраты.
Каждый магистрат имел аппарат, состоявший из его совета, канцелярии
(секретари и письмоводители), ликторов (стражи), глашатаев и посыльных.
Все эти помощники получали жалование.
Магистратуры подразделялись также на ординарные (обычные) и
экстраординарные (чрезвычайные).
Консулы. Во главе всех ординарных магистратур стояли два консула.
Один из консулов должен был выбираться из плебеев.
Полномочия консулов:
- право уголовного суда с наложением наказаний;
- высшее военное командование;
- руководство набором римских граждан в армию;
- назначение командного состава в армии;
- распоряжение военной добычей;
- право заключения перемирия с врагом.
Преторы – помощники консулов. Первоначально замещали консулов на
время их отсутствия в Риме и выполняли обязанности по охране внутреннего
порядка, т.е. осуществляли руководство полицией. Впоследствии в их
компетенцию стало входить главным образом осуществление правосудия.
Цензоры – должность была установлена в интересах патрициев, чтобы
парализовать уступки, сделанные плебеям. Цензоры составляли списки
населения с распределением граждан по трибам, разрядам и центуриям,
ведали зачислением в разряды всадников и составлением сенаторского
списка, участвовали в управлении финансами и осуществляли надзор за
нравами, обладали правом подвергать граждан наказаниям за
безнравственное поведение. Цензоры избирались раз в 5 лет сроком на 18
месяцев.
Эдилы – выполняли полицейские обязанности, наблюдали за порядком
в городе, руководили пожарной полицией, устройством игр и зрелищ,
снабжением продовольствием, надзирали за торговлей, рынками, городским
благоустройством.
Квесторы – первоначально являлись помощниками консулов без какой-
либо особой специализации в своей деятельности. Затем к их ведению было
отнесено производство предварительного следствия по уголовным делам,
заведование государственным казначейством, хранение государственного
архива, распоряжение продажей пленных и военной добычей.
Плебейские трибуны, предназначение которых заключалось в защите
интересов плебеев, были облечены особой неприкосновенностью и получили
право приостанавливать решения магистратов и Сената. Они созывали
плебейские собрания и председательствовали на них. Их полномочия не
простирались за пределы городской черты.
Диктатор. На время чрезвычайных затруднений, вызванных либо
войной, либо обострением классовой борьбы, Сенат давал поручение одному
из консулов о назначении диктатора на срок не свыше 6 месяцев. Власть
диктатора была неограниченной, все магистраты повиновались диктатору
весь срок его полномочий, на его действия не распространялось вето
плебейского трибуна, распоряжения диктатора не подлежали обжалованию, и
он не нес ответственности за свои действия.
.Во II в. до н.э. классовая борьба в Риме вступила в новую фазу.
Противоречия общественного строя вылились в открытые восстания рабов и
вызвали движение свободной бедноты; социальные конфликты находили
свое выражение в гражданских войнах, которые, в конечном счете, привели к
гибели республики и установлению в Риме монархии.
Грозное движение рабов и военные неудачи в Испании напугали
римских рабовладельцев, показав, что крайне необходимы реформы для
укрепления боеспособности армии римского рабовладельческого
государства. Безраздельное господство нобилитета, разорение массы мелких
земледельцев вызывало острое недовольство у широких слоев свободного
населения, которое требовало проведения реформ, направленных на
оздоровление государственного строя, укрепление внутреннего единства
римского общества, активизацию внешней политики.
Началом мощного движения свободного гражданства стали
законопроекты, предложенные в 133 г. до н.э. народным трибуном Тиберием
Семпронием Гракхом, принадлежащим к одному из самых знатных родов
римского нобилитета.
С точки зрения Тиберия Гракха, основной причиной падения римского
могущества было обезземеливание мелких свободных земледельцев. Он
предложил остановить этот процесс с помощью аграрной реформы,
рассчитывая предоставить безземельным гражданам земельные участки,
сохранить их у разоряющихся, закрепить сложившиеся правомочия на
землю.
В декабре 134 г. до н.э. Тиберий Гракх приступил к исполнению
обязанностей народного трибуна и внес на обсуждение законопроект об
аграрной реформе. В законопроекте предлагалось ограничить твердой
нормой количество земли, которое могли брать в аренду граждане у
государства. Такой нормой устанавливалось 500 югеров, а если у
земледельца были взрослые сыновья, то на долю двух из них выдавалось еще
по 250 югеров, но ни одна семья не могла занимать свыше 1000 югеров
пахотной земли.
Земля, захваченная сверх этой нормы, возвращалась государству. Из
отобранных излишков создавался новый земельный фонд, из которого
нарезались участки по 30 югеров и распределялись среди безземельных или
малоземельных граждан. Римские граждане, получившие такой участок,
должны были выплачивать государству небольшой налог и не имели права
отчуждать полученную землю. Они рассматривались не как собственники
полученной земли, а как наследственные владельцы. Это было сделано для
того, чтобы предотвратить продажу полученных участков и задержать новую
волну разорения и обезземеливания мелких земледельцев.
Вокруг законопроекта развернулась острая борьба. Один из народных
трибунов Марк Октавий, сам крупный землевладелец, выступил против
законопроекта, использовав свое право вето на законопроект, под предлогом,
что он затрагивает интересы римских граждан.
Тиберий Гракх отважился на крайнюю меру. Он поставил перед
народным собранием вопрос: может ли быть народным трибуном человек,
выступающий против интересов народа. Народное собрание высказалось
против Октавия, и он был лишен должности (это явилось первым в римской
истории открытым нарушением существующих законов о
неприкосновенности личности народного трибуна).
Желая привлечь на свою сторону городское население Рима и
всадников, которые теперь играли решающую роль в народном собрании,
Тиберий Гракх разработал несколько законопроектов. Он предложил
сократить срок военной службы, предусмотреть возможность обжалования
решений суда перед народным собранием, ввести всадников в состав судов,
разбиравших дела о злоупотреблениях наместников провинций и наделить
правами гражданства жителей Италии – италиков.
Для доведения аграрной и других реформ до завершения Тиберию
Гракху было необходимо сохранить должность народного трибуна и на
следующий 132 г. до н.э., что было запрещено законом (нельзя занимать одну
и ту же должность два года подряд). Противники трибуна обвинили его в
стремлении к царской власти.
Тиберий Гракх и его сторонники решили оказать давление на ход
голосования, переросшего в кровопролитную схватку, во время которой
трибун и несколько сотен его сторонников погибли.
Новый подъем движения за дальнейшее развитие демократических и
аграрных реформ в Риме был связан с деятельностью младшего брата
Тиберия – Гая Семпрония Гракха, который выступил с широкой и
продуманной программой преобразований, поставив перед собой задачу
завершить проведение аграрных реформ и отомстить убийцам Тиберия. Гай
Гракх решил нанести удар по могущественной римской олигархии,
сосредоточенной в Сенате. Для этого он решил сплотить вокруг себя
различные слои римского гражданства и противопоставить их нобилитету.
Гай Гракх предполагал продолжить наделение землей безземельных
граждан. Он восстановил полномочия аграрной комиссии, вернув ей
судебные права, и им было основано несколько новых колоний – в Италии и
на месте разрушенного Карфагена.
С целью привлечения на свою сторону городского населения, не
заинтересованного в получении земельных участков, Гай Гракх провел закон
о продаже по очень низким ценам городскому населению Рима зерна из
государственных складов, что обеспечило ему симпатии беднейшей части
римского народа.
Для привлечения всадников, Гай Гракх провел закон, по которому
создавались судебные комиссии из всадников по разбору дел о
злоупотреблениях властью и коррупции римских наместников в провинциях.
Благодаря новому составу судебных комиссий всадники получили
возможность контролировать в своих интересах деятельность наместников, в
основном являющихся представителями сенаторского сословия.
Другой проведенный в интересах всадников закон касался сбора
налогов с новой провинции Азии. Жители провинции Азии были обложены
прямым налогом в размере 1/10 части урожая, а также косвенными налогами
в виде таможенных, портовых, пастбищных и иных сборов. Сбор всех
налогов сдавался на откуп. В отличие от старого порядка, откуп налогов с
провинции Азии сдавался (продавался) не на территории провинции, а в
Риме, т.е. практически отдавался прямо в руки римских всадников. Эти
законы привлекли на сторону Гая Гракха богатое и сильное всадническое
сословие.
Не менее существенной была и военная реформа. Гай упорядочил
сроки военной службы, что было очень важно для сельских жителей. Он
уменьшил число обязательных военных походов для римских граждан, после
которых они освобождались от военной службы. Военнообязанными были
признаны граждане от 17 до 46 лет (с 47 до 60 лет привлекались лишь к
гарнизонной службе). Вооружение воинам выдавалось государством
бесплатно. На воинов было распространено право апелляции, по которому,
приговоренный к смерти мог обжаловать это решение в народном собрании.
Воинам должны были платить жалование, в то время как ранее они получали
только долю из военной добычи.
Благодаря деятельности Гая Гракха были созданы некоторые
постоянные судебные комиссии, которые со знанием дела разрешали тяжбы.
Были предприняты меры против судебных злоупотреблений. С особой
строгостью карались злоупотребления властью магистратов и сенаторов. Гай
Гракх особым законодательным актом подтвердил права римского
гражданина, которые раньше часто нарушались.
Одной из важнейших мер Гая было ослабление власти Сената и
расширение прав народного собрания и народного трибуна. Основной удар
был нанесен по важнейшей прерогативе Сената – заведыванию финансами.
Решение о выделении денежных сумм теперь проходило не через Сенат, а
через народное собрание. Он усилил роль и власть народного трибуна,
превратив эту должность в важнейшую государственную магистратуру Рима.
Гай Гракх упорядочил и римскую монетную систему. Он стремился
провести важнейший законопроект – о даровании прав римского гражданства
италийским союзным общинам. Однако его противникам удалось убедить
народное собрание отклонить этот законопроект. Вскоре по предложению
Сената Гай выехал из Рима на 70 дней в Африку для основания колонии, хотя
по древним обычаям народный трибун не должен был покидать город Рим
более чем на 1 день.
Политические противники поспешили воспользоваться отсутствием
Гая Гракха в Риме для раскола созданной им политической коалиции. Гай
Гракх не был переизбран трибуном и в ходе столкновений,
спровоцированными сенаторами 3 тысячи сторонников Гая Гракха и он сам
были убиты.
Военная реформа Гая Гракха не разрешила вопроса о порядке
комплектования римской армии. Старая ополченческая система набора
становилась все более затруднительной. Перестройка римских вооруженных
сил не являлась единовременным актом. Преобразование армии, устранение
всего устаревшего велось на протяжении I в. до н.э.
Начало военным реформам было положено в 107 г. до н.э., когда
военоначальник Гай Марий с разрешения Сената начал вербовать в армию
граждан-добровольцев без учета ценза, т.е. ряды войск стали пополняться
пролетариями. Устанавливался срок военной службы в 20-25 лет, независимо
от военного или мирного времени. Легионеры получали из казны полное
военное снаряжение и твердо установленное жалование. По окончании
военной службы им было обещано наделение земельными участками.
Реформа привела к тому, что из гражданского ополчения армия стала
превращаться в профессиональное войско.
Увеличение срока службы и постоянный состав легионов позволили
провести усовершенствование технического оснащения войска. Основной
тактической единицей стала более многочисленная и способная к
выполнению самостоятельных боевых заданий когорта.
Каждый легионер проходил военное обучение. Воины должны были
сами строить лагерь, проводить военные дороги, возводить осадные и
оборонительные сооружения. В римской армии со времени Мария появились
инженерные обозы, перевозившие метательные машины – катапульты и
баллисты.
Эти мероприятия привели к повышению профессиональной выучки
воинов и подняли боеспособность римской армии. Римский легионер все
более становится воином - профессионалом. Легионер был заинтересован в
удачной войне, большой добыче, политических успехах своего
военачальника, могущего обеспечить его и наградой, и земельным наделом, в
победоносном окончании похода. Армия стала политической силой,
сыгравшей огромную роль в истории падения республиканского строя в
Риме.
Обострение политической ситуации потребовало усиления
центральной государственной власти. В конце 82 г. до н.э. Луций Валерий
Флакк (Старший) провел через комиции закон о верховной власти и назначил
военачальника Луция Корнелия Суллу диктатором на неопределенное время.
Захватив власть над Римом, Сулла, прежде всего, расправился со
своими противниками. Были составлены особые списки, проскрипции, куда
вносились лица, казавшиеся Сулле подозрительными. Они были объявлены
вне закона; всякий, кто убивал или выдавал их, получал награду; имущество
убитых подлежало конфискации, а рабы становились свободными.
Для упрочения власти олигархии, от имени которой выступал Сулла,
он реформировал государственное устройство. Диктатор укрепил ряды
Сената, включив туда 300 новых членов из числа своих сторонников, звание
сенатора фактически стало пожизненным, были ограничены права народных
собраний и народных трибунов. Был принят закон, по которому все
предложенные трибунами законопроекты должны предварительно
обсуждаться в Сенате и тем самым деятельность народных трибунов
ставилась под контроль этого органа.
Сулла изменил порядок голосования в народном собрании, вернув его к
старой сервиевской системе, обеспечивающей преобладание зажиточной
части населения.
Число постоянных судебных комиссий увеличилось, в качестве
присяжных назначались сенаторы, председательствовали в комиссиях
преторы. Увеличилось число магистратур. Власть консулов была ограничена,
их imperium распространялся только на Рим и Италию, в течение одного года
они должны были находиться в Риме. Преторы ведали только лишь
судебными делами. По истечении года консулы и преторы получали
назначения в провинции, где пользовались значительными правами.
Устанавливалась определенная последовательность в прохождении
магистратур: квестором мог стать гражданин не моложе 30 лет, претором –
не моложе 39 и консулом – не моложе 42 лет. Между всеми должностями
должен быть промежуток, по крайней мере, в 2 года; переизбрание на одну и
ту же должность могло последовать лишь через 10 лет.
Цензоры были лишены главных своих функций, и цензура фактически
была уничтожена. Народные трибуны могли вносить законопроекты в
народное собрание только после их одобрения Сенатом. Право интерцессии в
значительной мере ограничивалось. Бывшие трибуны не могли претендовать
на другие магистратуры, этим устранялась возможность для молодых
нобилей начинать свою карьеру с народного трибуната. Плебс лишился
хлебных раздач.
Сулла был неограниченным властителем, но в 79 г. он неожиданно
сложил с себя полномочия диктатора и до своей смерти в 78 г. до н.э. жил в
своем имении как частный человек, сохраняя определенное влияние на
политическую жизнь.
В 60 г. до н.э. в Риме образовался неофициальный союз трех
военачальников, названный в истории первым триумвиратом, в составе Гнея
Помпея Великого, Гая Юлия Цезаря и Марка Лициния Красса. Самым
влиятельным из триумвиров был Помпей: за ним была военная слава, и за
него стояли его воины – ветераны. Влияние его распространялось не только
на Рим и Италию, но также и на провинции.
Юлий Цезарь пользовался популярностью среди плебса, и он обладал
славой восстановителя партии сторонников Гая Мария.
Богатство Красса вошло в поговорку, кроме того, у него были большие
связи в финансовых кругах.
Каждый из участников соглашения преследовал свои цели: Помпей
добивался утверждения всех своих распоряжений на Востоке и земельных
наделов для ветеранов. Цезарь искал консульства и расширения
политического влияния, а Красс – власти и наместничества в провинции и,
вместе с тем, удовлетворения политических притязаний всадников.
Соглашение Помпея, Цезаря и Красса было враждебно встречено
сенаторской партией. В походе против парфян в 53 г. до н.э. был убит Красс.
Триумвират распался, что привело к борьбе за власть между Цезарем и
Помпеем, в результате которой Цезарь одержал победу. По возвращении в
Рим он становится «вечным диктатором», пожизненным народным
трибуном, получает права цензора и верховного понтифика. Таким образом,
в руках Цезаря сосредоточились права различных магистратов республики,
что делало его власть, по существу, неограниченной.
Цезарь пополнил Сенат своими сторонниками, доведя число сенаторов
до 900 человек. Народные собрания продолжали собираться, но они потеряли
всяческое политическое значение. Все кандидаты на выборные должности
магистратов выдвигались Цезарем, а собрание лишь голосовало по его
указаниям. Политическое значение магистратур также было ослаблено
увеличением их количества; число городских преторов доведено до 16,
квесторов – до 40, городских эдилов – до 6.
Среди представителей римского нобилитета было немало противников
Цезаря, которые искали случая отомстить ему за обиды и оскорбления.
Против Цезаря составился заговор, в котором участвовало более 60
сенаторов.
15 марта 44 г. до н.э. в зале заседаний Сената Цезарь был окружен
заговорщиками, вооруженными мечами и кинжалами, ему было нанесено
множество ран, в результате которых он упал мертвым к ногам статуи
Помпея.
Через два дня после убийства Цезаря собрался Сенат, который принял
компромиссное предложение Цицерона: считать Цезаря умершим;
заговорщики получили полную амнистию, но все распоряжения и
назначения, сделанные убитым диктатором, были оставлены в неизменности.
Осенью 43 г. до н.э. три военачальника договорились между собой о
новом союзе. Вскоре после этого народное собрание, окруженное воинами
наследника Цезаря, приняло закон о передаче власти трем вожакам
цезарианцев в качестве триумвиров для устроения республики: Марку
Антонию, Марку Эмилию Лепиду и Гаю Юлию Цезарю Октавиану
(усыновленный Цезарем племянник).
Таким образом, был создан второй триумвират, явившийся, в отличие
от первого, официальным государственным органом, облеченным
чрезвычайными полномочиями.
Триумвиры объявили об отмене амнистии убийцам Цезаря и в качестве
акта мести составили новые списки на проскрипции. Погибло около 300
сенаторов и две тысячи всадников. В числе убитых был и Цицерон,
внесенный в списки, по настоянию Антония.
В течение многих лет Лепид оставался в тени, в 36 г. до н.э. он
лишился власти, после этого уже не имел никакого политического влияния и
был отправлен Октавианом доживать свой век в одном из его поместий.
К концу 36 г. до н.э. власть в римской державе оказалась поделенной
между двумя триумвирами – Октавианом, управлявшим Западом, и
Антонием, господствующем на Востоке. Результатом борьбы триумвиров
между собой, явилась гибель Антония и завоевание Октавианом Египта.
Единым правителем Римской державы с этого времени оказался Гай Юлий
Цезарь Октавиан, открывший своим правлением новый период в истории
Рима – период Римской империи.
Государственный строй периода принципата.
В 29 г. до н.э., вернувшись в Рим, Октавиан отпраздновал триумф.
Сложив с себя сан триумвира, Октавиан получил от Сената звание
императора, что пока еще являлось только почетным титулом военачальника,
одержавшего значительные победы. Еще ранее Октавиан получил
пожизненно права народного трибуна. В качестве цензора он провел чистку
Сената, исключив из него сторонников Антония и других враждебных себе
лиц. Он распустил большую часть легионеров, подарив многим из них
земельные участки, отобранные во время гражданских войн у противников
триумвиров.
С января 27 г. до н.э. и до момента смерти в августе 14 г. н.э. Октавиан
согласно постановлению Сената возглавлял Римскую державу. Он получил
почетный титул Августа, что значит «умноженный», или «возвеличенный»
божеством, меняет свое имя и стал именоваться император Гай Юлий Цезарь
Октавиан Август.
Система государственного управления, установленная Августом и
закрепленная при его преемниках, получила название принципат. Она
просуществовала до конца II в. н.э.
Август не принял ни титула царя, ни титула диктатора, отказался от
магистратур, противоречащих обычаям, подчеркивая этим стремление к
возврату прежних порядков в государстве. Но он являлся единовластным
правителем государства и титул принцепс, присвоенный Августом, означал
теперь не только сенатора, чье имя возглавляло сенаторский список и
единственной привилегией которого являлось право высказываться в Сенате
первым, но и первого человека в государстве.
Старые римские государственные учреждения продолжали
существовать и формально не претерпели существенных изменений.
Сенат считался высшим органом государства. К Сенату переходят
некоторые функции народного собрания, у него появляется законодательная
и судебная власть. Количество членов Сената устанавливается в 600 человек.
Решение Сената приобретает силу закона.
В 27 г. до н.э. произошел раздел провинций. Провинции пограничные
были признаны императорскими, провинции старые считались сенатскими и
управлялись проконсулами или пропреторами, назначаемыми Сенатом.
Были поделены и имперские финансы. Наряду со старой казной,
которой распоряжался Сенат, закладывались основы новой императорской
казны – фиска. В эрарий (сенатская казна) поступали доходы с сенатских
провинций, а в фиск – с императорских. Сенатская казна чеканила медную
монету, императорская – золотую и серебряную. Фактически и эрарий
находился в зависимости от императора, пополнявшего его своими взносами.
Предложения Августа, которые принимал Сенат, предварительно
разрабатывались в совете принцепса.
Народные собрания продолжали собираться. На комициях
принимались законы по предложению самого Августа или других
магистратов; избирались магистраты, но голосовали за тех, на кого указывал
Август в силу права рекомендации. Таким образом, комиции теряют свое
политическое значение.
Магистратуры. При Августе сохранялись все магистратуры. Консулат
по-прежнему был той должн остью, к которой стремились лица сенаторского
сословия. Цензура потеряла свое прежнее значение, т.к. определение ценза и
составление сенатских списков проводились самим Августом. Число
преторов было уменьшено до десяти; функции их были расширены. Была
установлена строгая последовательность в занятии магистратур. Но вся их
деятельность зависела от воли принцепса. Его влияние распространялось и на
судебные инстанции.
Наиболее важные уголовные преступления рассматривались
постоянными судебными комиссиями. Сам Август в силу высшей власти
разбирал в Риме уголовные дела и выносил смертные приговоры. К
императору апеллировали как к высшей судебной инстанции. К нему на суд
направлялись изо всех провинций римские граждане, обвиненные в тяжелых
преступлениях.
Наряду со старыми учреждениями со времен Августа развивался
бюрократический аппарат, который приобретал все большее значение.
Императорские чиновники, зависящие изначально от принцепса, постепенно
приобрели общегосударственное значение. На высшие должности
назначались лица, принадлежащие к высшим сословиям. Из сенаторов
избирался префект города. Из всадников – префект претория (командующий
преторианской гвардией). Большое значение приобрели прокураторы,
которым поручался сбор налогов, управление небольшими провинциями; они
выполняли и разнообразные хозяйственные функции. Прокураторы
назначались из всадников, а также из вольноотпущенников.
Общественный строй периода принципата.
Сенаторское сословие. В период империи значительно вырос и
укрепился класс рабовладельцев. Особо выделялось сенаторское сословие,
которое занимало привилегированное положение в государстве. Оно не было
однородным и постоянным, его состав все время обновлялся, но
политические традиции эпохи Республики оказались достаточно живучими
среди сенаторского сословия эпохи империи. Имущественный ценз для лиц
сенаторского сословия составлял 1 миллион сестерциев.
Всадничество. Опорой власти императоров постепенно становилось
римское всадническое сословие. Во всадническое звание стали возводится
лица свободных профессий: юристы, риторы, грамматики, ученые.
В первые два века империи за всадниками сохранялось значение
торгово-финансовой аристократии. Но постепенно всадничество
превращалось в служилое сословие. Всадники назначались прокураторами,
префектами, занимали высшие места в имперских канцеляриях, центральной
и провинциальной администрации, армии. В составе всаднического сословия
можно отметить два элемента: старое, «наследственное» всадничество,
связанное с римской аристократией и новое, состоящее из выслужившихся
военных, наиболее видных представителей италийской муниципальной
знати, разбогатевших вольноотпущенников. Имущественный ценз для
всадников составлял 400 тысяч сестерциев.
Городское население. Развитие ремесла во всех провинциях Римской
империи привело к повышению удельного веса ремесленников в социальной
жизни общества.
Наряду с ремесленниками и торговцами в римских городах жили
люмпен-пролетарии. Римский люмпен-пролетариат представлял собой
паразитическую прослойку, которая нигде не работала и жила за счет
подачек государства, городских властей и частных лиц. Почти при каждом
императоре производились чрезвычайные денежные раздачи, около 200
тысяч человек регулярно получали бесплатно хлеб. Исключительное
внимание уделялось устройству игр и зрелищ. Политически бесправная
римская толпа во время спектаклей иногда открыто выражала свои симпатии
и антипатии к правящему императору, криками предъявляла те или иные
требования к правителям или аплодировала артисту, выступление которого
было остроумным выпадом в адрес императора.
Рабы. Основой хозяйственной жизни оставалось рабовладение.
Количество покупных рабов продолжало уменьшаться, рабы, выращенные в
доме, приобретали большее, чем прежде, значение. В связи с изменением
социальных условий изменились и взгляды на рабов. Был принят закон, по
которому больных рабов вывозили на остров Эскулапа, и в случае
выздоровления раб получал свободу. Император Адриан запретил убийство
рабов. Рабам позволялось искать убежища в храмах и перед статуями
императоров и в случаях жестокого обращения хозяева в принудительном
порядке должны были продавать рабов.
Вольноотпущенники. Отпуск рабов на волю составлял одну из
особенностей социальной жизни империи. Отпущению рабов, несомненно,
способствовала система вывода рабов на пекулий. Как вольноотпущенник
бывший раб не порывал связи с господином, который оставался его
патроном. Отпускались на волю рабы, содержание которых было невыгодно.
Вольноотпущенники получали права римского или латинского гражданства
или же приравнивались к сдавшимся на милость победителя, дети их
становились обычно свободными гражданами без особых ограничений.
Провинциальная знать. Хотя сословно и не оформленная,
провинциальная знать обладала определенным влиянием, особенно, в
местном управлении. Эта категория населения владела средними
рабовладельческими имениями и ремесленными мастерскими, занималась
сельским хозяйством, ремеслом и торговлей, из их числа происходило
избрание в органы городского самоуправления.
К муниципальной знати принадлежали лица с состоянием в 100 тысяч
сестерциев и выше. Провинциальная знать была прочной основой
императорской власти, которая обеспечивала мир и порядок, возможность
нормальной экономической жизни.
Колонат. В период империи происходило дальнейшее развитие
колонатных отношений. Латифундист (собственник латифундии – крупного
поместья) дробил часть своей территории на мелкие участки и сдавал их в
аренду колонам. Арендная плата взималась как деньгами, так и в
натуральной форме, причем последняя была выгодна и колону и
землевладельцу.
Колон был заинтересован в лучшей обработке земли, так как ему
самому шло до 2/3 урожая. Однако постепенно колонат из договора аренды,
заключенного на определенный срок (5 лет), в силу неизбежно возникавшей
задолженности колонов становится пожизненным, а затем и наследственным.
Колоны навечно прикреплялись к земле, превращались в людей, зависимых
от землевладельцев, которые заменяли им и местную власть, и
императорскую администрацию.
В городах происходило наследственное прикрепление ремесленников к
профессии, и создавались ремесленные коллегии.
Развитие империи в период домината.
Со времени правления императора Диоклетиана началась новая эпоха
римской истории – эпоха поздней империи. Для политической жизни этого
времени характерна неограниченная власть императора. Диоклетиан и его
приемники завершили процесс превращения римского государства в
неограниченную монархию.
Диоклетиан окончательно порывает с основанной Августом системой
принципата, которая трактовала императора не как монарха, а как первого
гражданина, пользующегося высшим авторитетом и наделенного особыми
полномочиями. Новая политическая система носила наименование –
доминат, ибо император в это время становится господином (dominus) по
отношению ко всем своим подданным без различия их ранга и сословного
положения. Отныне римский император, подобно восточным царям, считался
воплощением божества.
Вскоре после утверждения на императорском троне Диоклетиан избрал
соправителем своего земляка и сослуживца Максимиана.
Диоклетиан и Максимиан (с 286 г.) носили титул августов. В 293 г. оба
императора избрали себе соправителей, которые были названы цезарями.
Правление четырех императоров именовалось тетрархией. Каждый из
правителей был облечен всей полнотой императорской власти, хотя по рангу
цезари считались ниже, чем августы. Диоклетиан и Максимиан обладали
равными правами, однако Диоклетиан сохранял больший, чем другие
правители, авторитет и пользовался большим влиянием во всех делах. Была
создана видимость единой императорской семьи: августы считались
братьями, цезари их сыновьями.
Разделение власти между четырьмя правителями диктовалось
необходимостью укрепления власти: обширная территория империи не
позволяла одному монарху следить за всеми событиями внутренней и
внешнеполитической жизни. При новой системе правители могли лично
руководить теми или иными походами и тем самым до известной степени
предотвращать возможность появления новых узурпаторов. Со времени
разделения власти между Диоклетианом и Максимианом фактически
началось разделение всей империи на Восточную и Западную.
Ни один из императоров не избрал Рим местом своего пребывания.
Вечный Рим считался по-прежнему столицей империи, но утратил прежнее
свое политическое значение.
Сенаторское сословие осталось высшим в империи, однако Сенат как
учреждение потерял то политическое влияние, какое сохранялось до
Диоклетиана. Вопросы, имеющие общегосударственное значение, уже не
ставились на обсуждение в Сенате, и этот властный орган занимался делами,
касавшимися устройства общественных зрелищ и различных повинностей
сенаторов, все его решения нуждались в санкции императора. В эту эпоху
еще сохранялись некоторые магистратуры (консулы, преторы, квесторы), но
это были не более чем почетные звания.
Реформы Диоклетиана. Диоклетиан провел целый ряд реформ, которые
должны были укрепить хозяйственную, политическую и военную мощь
Римской империи.
Денежная реформа. В целях нормализации денежного обращения,
Диоклетиан прекратил выпуск низкопробной монеты. В 286 г. он приступил
к проведению денежной реформы, приказав выпускать новую полноценную
золотую и серебряную монету, а также и медную.
Однако реформа не удалась, т.к. реальная стоимость золота в монете не
соответствовала объявленной номинальной. Выпускавшиеся новые монеты
быстро исчезали из обращения, и Диоклетиану пришлось возобновить
чеканку низкопробной монеты.
Налоговая реформа. Учитывая неудачу денежной реформы,
Диоклетиан изменил систему сбора налогов – отныне большая часть их
взималась не деньгами, а натурой. Для точной раскладки налогов в 289-290
гг. была проведена всеобщая перепись населения империи. Ежегодная сумма
налогов устанавливалась на 5 лет, по истечении пятилетнего срока вносились
соответствующие поправки, а через 15 лет всеобщая перепись населения
повторялась.
В основу налогообложения была положена земля и обрабатывающие ее
люди. После всеобщей переписи была введена поголовная подать
(капитация), которую было обязано платить все население империи.
Для всей империи, включая Италию (без ее южных территорий,
приписанных городу Риму, жители которого по-прежнему освобождались от
уплаты налогов), были установлены единые размеры налогов и способы их
взимания. В списках налогоплательщиков земледелец-мужчина обозначался
одной головой, а женщина – половиной головы.
Норма обложения поземельным налогом – «голова» была тесно связана
с определенным количеством и качеством пахотной земли, скота,
возделываемых растений, садов, виноградников или лесов и т.д. Земельный
участок, обеспечивавший существование «головы», назывался – югум, что
привело к появлению термина югация, а поголовно-поземельный налог
именовался капитация – югация.
При составлении описей (кадастров) земельных угодий в расчет
принималось качество почвы, климатические условия, предназначение земли
(пашня, огород, сад, лес, луг и т.д.).
Городские жители – ремесленники, торговцы – вместо поземельного
платили подушный налог.
Материальная ответственность за поступление налогов с колонов и
помещенных на землю рабов была возложена на землевладельцев. За налоги
городских жителей отвечали куриалы – члены городских управлений –
курий.
Реформа налогов, проведенная Диоклетианом, способствовала
прикреплению основной массы сельского и городского населения (колонов и
ремесленников) к месту жительства и профессии, т.к. в неподвижности
налогоплательщиков теперь оказались заинтересованными материально-
ответственные за уплату налогов в казну магнаты и куриалы. Неподвижность
налогоплательщиков гарантировала казне полное поступление налогов, а
магнатам – постоянную рабочую силу.
Военная реформа. Постоянное военное напряжение при слабой
подвижности пограничных войск, требовало проведения военной реформы,
которая была начата Диоклетианом и завершена Константином в IV в.
Кроме старой пограничной армии, были сформированы подвижные
маневренные войска и значительно увеличен состав армии. Наряду с
добровольческим принципом пополнения армии, был введен рекрутский
набор. Диоклетиан обязал крупных землевладельцев поставлять государству
рекрутов в соответствии с количеством находившихся в их имениях рабов и
колонов. Обязаны были служить в армии и пленные варвары, поселенные на
римской территории. На военную службу за особое вознаграждение
принимались отряды варваров, переходившие под власть Римской империи.
Административная реформа. Старые провинции, которые создавались
по мере завоевания римлянами новых территорий, Диоклетиан разукрупнил
и заменил новыми территориальными образованиями. Новых, меньших по
размерам, провинций, было организовано 100, а Рим выделялся в особую,
101 административную единицу.
Администрация новых провинций тщательно следила за населением,
быстрее предупреждала или подавляла волнения, активнее собирала налоги.
Создание новых провинций, не совпадающих с исторически сложившимися
границами, должно было, кроме того, подорвать усилившийся в III в.
сепаратизм старых провинций и способствовать укреплению единства
империи.
Военное командование было отделено от гражданской администрации.
Границы военных округов не совпадали с границами новых провинций. Это
должно было затруднить появление новых узурпаторов.
Несколько провинций объединялись в диоцезы, которыми управляли
викарии, назначавшиеся императорами. Наместники провинций назывались
ректорами и подчинялись викариям. Ректоры особо важных провинций
подчинялись непосредственно императорам. Рим – глава мира – сохранил
свое прежнее устройство, но фактически перестал быть столицей, его Сенат
превратился в совет города Рима.
Во всей Империи установилась единообразная бюрократическая
система с целым рядом инстанций, с переходами от низших канцелярий и
должностей к высшим.
Новая политическая система должна была нормализовать внутреннюю
жизнь в стране, укрепить центральную и местную власть, и, следовательно,
упрочить положение господствующего класса Римской рабовладельческой
империи.
Эдикт о твердых ценах и заработной плате. В целях борьбы с растущей
дороговизной в 301 г. был издан эдикт, устанавливающий максимальные
цены на различные товары, а также максимальные ставки для оплаты труда.
Эдикт был направлен на борьбу со спекуляциями и ростовщичеством.
За продажу товаров выше установленных цен полагалось наказание
вплоть до смертной казни. На некоторых рынках были сооружены плахи,
возле которых дежурили палачи, готовые немедленно привести в исполнение
приговор злостному спекулянту. Эдикт о ценах и заработной плате
преследовал цель облегчить положение широких масс населения империи с
помощью проведения в соответствие рыночных цен и реальной заработной
платы.
Несмотря на предусмотренные на неисполнение эдикта жесткие меры,
он с самого начала выполнялся плохо и после окончания правления
Диоклетиана был официально отменен.
Религиозная политика. Последним значительным и тоже неудачным
мероприятием Диоклетиана была борьба с христианством, которое к этому
времени распространилось в городах и частично в армии, имело
разветвленную и хорошо организованную церковную администрацию. Эту
религию исповедовала часть вельмож, жена Диоклетиана и его дочь.
Христиане оказывали пассивное сопротивление недавно
утвержденному культу двух августов, выступали против почитания древних
богов, против обожествления личности и власти императора. В борьбе
против христиан были заинтересованы часть римской аристократии,
жречество и сельское население.
В 303 г. был обнародован первый эдикт против христианства, за ним в
скором времени последовали еще три. Было запрещено отправление
христианского культа, разрушались церкви и сжигались христианские книги,
имущество христиан конфисковывалось.
Каждый христианин должен был публично отречься от своей веры и
принести жертвы божественным императорам и языческим богам. В числе
других это должны были сделать жена и дочь Диоклетиана. Христиане,
отказавшиеся выполнять эдикты, должны были подвергаться
преследованиям, пыткам, тюремному заключению и даже смертной казни.
С 324 г. Римской империей правит император Константин, который в
социальной и политической области продолжает реформы, заложенные
Диоклетианом.
Сохраняя административное деление империи, введенное
Диоклетианом, Константин разделил Империю на 4 префектуры (Восток,
Иллирию, Италию и Галлию), поставив во главе каждой префекта претория.
При Константине гражданская власть окончательно была отделена от
военной, завершена и военная реформа – произведено окончательное
подразделение войск на пограничные части и подвижную армию.
Последовательное проведение фискальной политики привело к
закрепощению сословий. Эдиктами 316 и 325 гг. высшему сословию
городского населения – куриалам – запрещалось оставлять тот город, где они
родились, и обязанности куриалов сделались наследственной повинностью.
Императорская конституция 332 г. запрещала переход колонов из
одного имения в другое; владелец, у которого будет найден чужой колон,
должен был вернуть его старому хозяину, а колонов, пытавшихся бежать,
надлежало заковывать в кандалы, как рабов, чтобы в наказание заставить их
рабским способом исполнять свои обязанности.
Продолжалось при Константине и прикрепление ремесленников к их
коллегиям.
Еще при Диоклетиане Рим потерял свое прежнее значение. Константин
построил новую столицу на месте греческой колонии Византия и новая
столица была названа Константинополем по имени основателя.
Константинополь стоял на границе между Азией и Европой, между
Восточной и Западной империями.
При Константине произошло признание христианской религии,
которая становится государственной. Большое значение приобретают
епископы, избранные общинами. Они не только управляют делами и
имуществом этих общин, но даже получают и некоторую судебную власть.
С разделением империи на две половины происходит и разделение
церквей на западную – римско-католическую и восточную православную –
греко-католическую.
Разделение Римской империи на Западную и Восточную было
подготовлено всем ходом исторического развития, связанного с процессом
разложения старой экономической и социальной системы, основанной на
эксплуатации рабов.
Распад больших рабовладельческих хозяйств на мелкие парцеллы,
сопровождавшееся все усиливавшейся натурализацией хозяйства,
способствовали возникновению зачатков новых производственных, а,
следовательно, общественных и политических форм. Крупным
землевладельцам, ведущим натуральное хозяйство, обеспеченным рабочей
силой, живущим в укрепленных виллах, уже не требовалось
централизованной системы государственного управления.
Сокращение торгового обмена усиливало разобщение между
различными районами Средиземноморья, особенно между его восточными и
западными частями, углубляло бытовые и культурные различия. Поэтому
объявление о формальном разделении единой Римской империи на две
прошло незаметно, не встретив каких-либо возражений со стороны
населения. Сразу же после разделения правители обеих новых держав стали
враждовать между собой.
В августе 410 г. готы при помощи римских рабов ворвались в город и в
течение целой недели грабили Рим.
Западные провинции Римской империи были захвачены германскими
племенами. Англы и, несколько позднее, саксы колонизировали восточное
побережье Британии, оттесняя древнее население острова на запад.
Вандалы в начале V в. утвердились на Пиренейском полуострове, а
позднее, в 429 г. перешли в Северную Африку и создали свое государство со
столицей в Карфагене.
Другие германские племена также расселялись на землях империи. К
середине V в. под властью императора Западной Римской империи
оставалась лишь Италия, да небольшая область в Восточных Альпах.
Рим страдал как от набегов варваров, так и от борьбы военачальников
за власть. В 455 г., вандалы овладели Римом, жесточайшим образом
разграбили город.
В западной части Империи не прекращалась борьба за императорский
трон, и решающую роль играли уже не императоры, а находившиеся на
римской службе варварские вожди.
В 475 г. римский патриций Орест возвел на престол сына своего
Ромула Августула и от его имени управлял государством. Но против него
восстали варварские наемники, во главе которых стоял Одоакр.
В 476 г. Орест был убит, Ромул Августул – лишен власти, знаки же
императорского достоинства Одоакр отослал в Константинополь. Это
событие принято считать концом Западной Римской империи.
Римское право
Основные этапы развития и источники римского права.
Развитие римского права шло параллельно с развитием римской
государственности. Так, царскому периоду развития государства и ранней
республики соответствует древнейшей римское право, поздней республики и
периоду принципала - классическое римское право; римской империи
периода домината - постклассическое римское право.
Римское право нашло свое выражение в форме обычая и законов.
Обычай как проявление особого рода народного правосознания являлся
первым источником римского права царского периода. Длительный период
времени все римское право имело характер обычного права. Первоначально
обычаи ничем не отличались от религиозных обрядов и правил
нравственности. Помимо обычаев, источником древнейшего права являлись
и личные приказы царя. Такие царские распоряжения имели силу только до
тех пор, пока издавший их царь оставался у власти.
Расцвет римского права безусловно связан с установлением и
укреплением республиканского строя.
Так, начало республиканского периода было отмечено составлением
свода законов именуемого «Законы XII таблиц».
Причиной создания данного источника права послужило
неспособность обычного права регулировать развивающиеся общественные
отношения. Кроме того, возникла острая необходимость примирить
враждующие слои населения (патрициев и плебеев).
Так, с целью создания действующего права в форме писанных законов
в 462 г. до р.х. плебейский трибун Терентилий Арса внес проект о
назначении комиссии для составления свода законов. Однако только в 451 г.
была избрана комиссия из 10 человек для составления писанных законов. К
концу года децемвиры изготовили значительную часть законодательства, а
именно 10 первых таблиц, которые были приняты народным собранием. Для
окончания работы на следующий год были выбраны новые децемвиры; они
изготовили еще 2 таблицы.
Подлинные XII таблиц не сохранились до нашего времени. Текст этого
памятника права сохранился лишь благодаря его популярности среди
римских граждан. Черпая сведения из писаний римских юристов, историки
римского права со ссылкой, прежде всего, на комментарии римского юриста
Гая, предполагают, что в таблицах I и II находились положения о
гражданском процессе, в III - производство против несостоятельного
должника, в IV — положения об отцовской власти, в V и VI — опека,
наследование и собственность, в VII и VIII — обязательственные отношения,
в IX и X — публичное право, в XI и XII — различные дополнительные
статьи.
Таким образом, Законы XII таблиц, прежде всего, были направлены на
регулирование отношений в сфере гражданского права и процесса.
По своему содержанию Законы XII таблиц представляли собой свод
римских обычаев, которые были кодифицированы в единый правовой
источник.
На основе Законов XII таблиц развивается система норм национального
римского права. Развитие цивильного права совершается путем
практического толкования Законов XII таблиц, а также путем дальнейшей
законотворческой деятельности.
Лицами, в руках которых сосредоточивалось в древнейшее время
знание и толкование права, были понтифики. Именно их можно назвать
первыми юристами и комментаторами права.
Наполняемость и постепенная актуализация цивильного права шла
путем его комментирования и прямой законодательной деятельности народа.
Стандартный законопроект периода республики состоял из трех частей.
Первая представляла собой наименование магистрата, внесшего
законопроект; далее шла дата принявшего закон народного собрания, а также
название центурии или трибы, проголосовавшей за данный законопроект.
Третья часть была основной, она содержала непосредственно текст закона, а
также меру ответственности за его неисполнение.
Кроме закона, как постановлений народного собрания,
распространенным источником права республиканского периода являются
«сенатус консульты». Вместе с тем, поскольку сенат в период республики
законодательной властью не обладал, его постановления представляли собой
не что иное как инструкции сената должностным лицам.
Законы XII таблиц даже с дополнениями и изменениями, внесенными
путем комментариев, не могли соответствовать всем потребностям, которые
выдвигала быстро развивающаяся жизнь римской республики. И там, где
обнаруживался пробел в законодательстве, граждане римской республики за
защитой своих прав обращались к преторам. Решения преторов по
конкретным спорам оформлялись в виде интердиктов, то есть преторских
приказов, которые стали самостоятельным источником римского права.
Наиболее часто встречаемые жизненные ситуации, получившие свое
разрешение путем вмешательства претора, стали оформляться в единые
преторские документы – эдикты. Последние касались различных правовых
вопросов и были обязательны на время должностного года издавшего их
претора.
В более позднее время в преторских эдиктах стала отражаться,
обобщенная судебная практика преторов. Каждый новый претор, составляя
свой эдикт, принимал во внимание эдикты своих предшественников, и
благодаря этому, с течением времени, образовалась известная совокупность
преторских норм, переходящих из эдикта в эдикт, составляющая преторское
право.
Помимо действовавшего на всей территории римской республики
цивильного права, обязательного для всех римских граждан, параллельно
начинает зарождаться новая правовая система. Так, разнообразные деловые
отношения с перегринами требовали их регламентации. В Риме стали
издаваться особые эдикты, регулирующие отношения между римлянами и
перегринами, а также между перегринами. Большая часть норм была
заимствована из общих обычаев международного торгового оборота.
Постепенно с оформлением такого законодательства формируется особая
правовая система, получившая название «право народов».
Предназначенное первоначально только для отношений с перегринами,
право народов, отличалось разнообразием и гибкостью, что привело к его
проникновению в систему цивильного права.
Впоследствии (после закона императора Каракаллы, принятого в 212 г.
н. э.) все жители Римской империи были наделены правами гражданства и
вследствие этого перегрины, как таковые, исчезли, вместе с ними исчезла и
надобность в особой системе «право народов». Однако к тому времени
практически вся содержательная материальная часть это правовой системы
была перенесена в цивильное право.
Еще одним важным источником права периода республики была
деятельность римских юристов. Не обладая ни законодательной, ни
эдиктальной властью, юристы своими толкованиями и разъяснениями, тем не
менее, способствовали развитию и совершенствованию римского права.
Деятельность юристов, по словам Цицерона, проявлялась в трех
формах: выработке наилучших формул для различных юридических актов
(договоров, завещаний и т.д.), ответах на запросы частных лиц по поводу
всяких юридических сомнений; и подаче советов относительно исков и
процессуального ведения дела.
С установлением империи происходят и значительные изменения в
римском праве. Так, законодательная деятельность народных собраний
постепенно прекращается. Законодательная инициатива переходит в руки
сената и «сенатус консульты» приобретают силу закона. Преторское право,
сформированное преторскими эдиктами утрачивает свою гибкость. Это в
итоге приводит к изданию «вечного эдикта», который по предложению
императора был утвержден сенатом как неизменный и юридически
обязательный для всех преторов.
В период империи большое значение для развития права носят
императорские указы. Они издавались в различных формах: эдиктов, то есть
общих распоряжений, издаваемых императором; декретов, императорских
решений судебных процессов, рескриптов - ответов императоров на
юридические запросы как частных, так и должностных лиц, а также в форме
мандатов - императорских инструкций его чиновникам и правителям
провинций.
Кроме того, если в эпоху республики главную деятельность юристов
составляли практические консультации, то в период империи они посвящают
себя и теоретической разработке права. Наивысший подъем юриспруденции
связывают с именами трех юристов Папиниана, Павла и Ульпиана.
Имперский период также ознаменовался обширной кодификационной
работай. Наибольшую известность получили, в частности, «Институции»
Гая, которые представляют собой изложение гражданского права. Данный
документ состоял из нескольких книг. Книга первая содержит положения о
свободных и рабах, о свободнорожденных и вольноотпущенниках. вторая и
третья книги повествуют о видах вещей, о сделках, о наследовании и
обязательствах. В четвертой книге раскрываются особенности процесса.
Институция Гая в последующем была использована при кодификации
Юстиниана.
В эпоху абсолютной монархии законодательная власть
сосредоточивается исключительно в руках императора, вследствие чего
единственною формой законодательства являются теперь императорские
конституции,
Объем правовых источников требовал общего пересмотра всей
юридической литературы Римской империи. Выполнением масштабной
кодификационной работы озаботился император Юстиниан. В 530 г. своим
указом он дал своему помощнику и юристу Трибониану соответствующее
поручение.
Колоссальный труд по составлению Юстиниановского Свода был
выполнен в несколько приемов и в сравнительно короткий срок.
Трибониан и комиссия из 15 человек в течении трех лет работали над
первой частью Свода законов Юстиниана, получившей название «Дигест».
Одновременно с работой по составлению «Дигест», под общим
руководством Трибониана, был составлен официальный элементарный курс
гражданского права, получивший название «Институции».
Работа над сводом была закончена составлением и введением в
действие третей части Свода - Кодекса.
Все принятые после введения в действия Юстиниановского Свода
указы оформлялись в виде новелл.
Вещное право. Понятие и виды собственности в римском праве.
Классификация вещей.
Основная задача гражданского права состоит в урегулировании споров
связанных с распределением имущественных благ. В римском праве
имущественные блага связывали непосредственно с вещами, которыми
обладали римские граждане. Нормы, юрисдикция которых охватывала
правовые отношении в сфере оборота вещей, получили совокупное
наименование – вещное право. Таким образом, вещное право представляет
собой юридическую связь лица с вещью.
Основное вещное право – это право собственности, которое
представляется как полная власть собственника над вещью. Собственник
имеет право владеть вещью, пользоваться ею, как ему угодно и
распоряжаться ею.
Кроме права собственности, возможны вещные права ограниченного
содержания или вещные права на чужую вещь. Сюда относятся, главным
образом, сервитуты и залоговое право.
В римском праве вещи являлись основным объектом гражданских
правоотношений. Понятие «вещи» в Риме имело весьма объемное смысловое
значение. В самом широком понимании оно охватывало также
имущественные права и обязанности, например, право на наследство.
Вследствие чего римляне различали телесные вещи, которые можно осязать
и бестелесные – обязательства, узуфрукт и др.
Под вещами в римском праве классического периода понимали
предметы, имеющие материально-телесную субстанцию. Это объекты живой
и неживой природы.
Особую категорию вещей в Риме составляли деньги. Они выполняли
своего рода посредническую функцию, обеспечивая доступ римских граждан
к конкретным материальным ценностям. В экономическом смысле деньги –
особенный вид товара, служащий всеобщим эквивалентом в имущественном
обороте.
С точки зрения оборотоспособности все вещи римские юристы делили
на две группы. К первой, относили вещи, находящиеся в гражданском
обороте. Такие вещи могли свободно отчуждаться или переходить от одного
лица к другому в порядке правопреемства. Ко второй группе вещей относили
предметы божественного права, захоронения, вещи общего пользования и
они были изъяты из гражданского оборота.
Важное место в классификации вещей занимает их деление на
манципируемые и неманципируемые, которое сохранилось до начала
периода империи.
К манципируемым вещам относились те, право собственности на
которые можно было передать только путем особого обряда – манципации: в
присутствии пяти свидетелей и весовщика. К числу таких вещей относились
наиболее ценные части римского земельного хозяйства. Все остальные вещи,
отчуждались путем простой передачи.
Основополагающим для дальнейшего развития всего гражданского
права явилось деление вещей на движимые и недвижимые. Правовое
значение данного деления связывалось с установлением различного
правового режима для движимых и недвижимых вещей. К последним
римляне относили вещи, которые конструктивно связаны с землей, т.е. их
перемещение без ущерба их назначению невозможно. К недвижимости
римляне относили не только земельные участки и недра земли, но и все
созданное чужим трудом на земле собственника. Оно признавалось
естественной или искусственной частью поверхности земли. Сюда
относились постройки, посевы, насаждения. Все эти предметы, связанные с
землей или фундаментально скрепленные с ее поверхностью, считались ее
составными частями. Движимыми признавали соответственно вещи, не
относящиеся к недвижимым вещам.
Кроме того, в римском праве вещи подразделяли на делимые и
неделимые. Стоит обратить внимание на то, что юридическое понятие
делимости имеет самостоятельное значение, не совпадающее с
ее физическим понятием. Юридически делимы только те вещи, которые
можно разложить на однородные части, общая ценность которых была бы не
меньше ценности целой вещи. Эти части должны сохранять и продолжать
существо целого, не теряя ценности, которой это целое обладало. Если
подобное деление вещи невыполнимо, то вещь признавалась юридически
неделимой. Например, делимыми считались земельные участки, сырье,
материалы однородного состава (руда, камни, песок). Критерием признания
вещи делимой или неделимой служит оцениваемая гражданским оборотом
способность или не способность составных частей вещи приобретать
самостоятельную ценность. Однако, решение этого вопроса не носило
однозначного характера и зависело от того, что в конкретной местности
считали самостоятельной вещью.
Права на вещь также могли носить делимый и неделимый характер, в
зависимости от того, делим или неделим сам предмет обязательства. Так
делимыми признавались денежные обязательства, а неделимыми – договоры
поручения или личного найма.
Еще одна группа из классификации вещей, о которой необходимо
сказать, это вещи простые и сложные. К последним, римляне относили те
вещи, которые состояли из нескольких самостоятельных элементов. Сложная
вещь образуется путем соединения многих вещей в единое целое. Понятие
сложной вещи носит формальный характер, так как зависит от воли сторон,
вступающих в сделку. Одна и та же совокупность вещей может представлять
собой единство или же быть набором разнородных предметов.
Вещи были заменимые и незаменимые. Заменима та вещь, которая
определена родовыми признаками, незаменима вещь, определенная
индивидуальными признаками. Значение этого деления выступало в
различном решении вопроса о риске случайной гибели вещи. Если вещь
рассматривалась участниками правоотношения как родовая, то она считалась
юридически не подверженной гибели, т.к. всегда могла быть заменена
другой однородной вещью. В случае же гибели индивидуально-
определенной вещи, лицо, обязавшееся доставить ее, освобождалось от
обязанности замены.
Вещь, предназначенная для обслуживания другой вещи и связанная с
ней общим назначением, именовалась в римском праве принадлежностью и
всегда следовала судьбе главной вещи.
Вещи были также потребляемые и непотребляемые. К потребляемым
относились вещи, которые, согласно их прямому назначению, при первом же
пользовании материально уничтожались. Сюда относились продовольствие и
деньги, последние в том смысле, что при каждом расчете они терялись для
собственника. Непотребляемыми вещами считались такие, которые не
изнашивались от употребления, например, драгоценные камни. Они если и
уничтожались, то постепенно, теряя свою ценность и способность выполнять
свое назначение.
Среди поступлений, получаемых в результате использования вещей,
римляне особое внимание уделяли плодам. Под ними понимали
естественные продукты, создаваемые самой вещью (плоды фруктовых
деревьев, урожай зерновых и т.д.). Плоды принадлежат собственнику вещи,
но в ряде случаев плоды принадлежат тому, кто использует эту вещь,
например, арендатор.
Кроме вещей объектом гражданских правоотношений в Риме являлись
работа и услуга.
Из прав на вещи раньше всех оформилось владение. Под ним
понималось фактическое обладание вещью соединенное с намерением
относиться к ней как к своей собственной. Анализируя состав фактического
отношения лица к вещи при владении, римские юристы различали два
элемента: субъективный - намерение или воля владеть вещью, и объективный
- реальное господство над предметом владения. В зависимости от основания,
возникновения различали законное владение собственника и незаконное
владение не собственника, т.е. владение лица фактически обладающего
вещью с намерением относиться к ней как к своей, но не имеющего для этого
юридического основания. Такое владение подразделялось на добросовестное,
когда, лицо не знало, и не должно было знать, что не имеет права на вещь и
недобросовестное владение, когда лицо фактически владеет вещью, но не
имеет на это права и знает об этом. Владение может появляться вне всякой
связи с правом собственности и быть даже его нарушением.
Законное владение являлось неотъемлемой частью содержания права
собственности, поскольку собственнику принадлежали права владения,
пользования и распоряжения своим имуществом.
Право собственности считалось в Риме основополагающим правом,
оказывающим влияние непосредственно или опосредованно по существу на
все другие гражданские права. Оно по своему содержанию представляло
собой наиболее полное имущественное право, так как основано на действии
принципа дозволения совершать любые действия, не запрещенные законом
со своим имуществом. Все другие вещные права имеют зависимый от права
собственности характер. Они могут существовать лишь постольку, поскольку
имеется их основа – право собственности. Собственник вещи вправе
осуществлять реализацию принадлежщих ему прав по своему усмотрению.
Он не связан волей других лиц в выборе и совершении действий в
отношении своего имущества, чем выгодно отличается от субъектов иных
вещных прав на данное имущество.
Как отмечалось нами ранее, правомочия, входящие в содержание права
собственности, в римском праве представлены правом владения, т.е. правом
собственника обладать принадлежащей ему вещью, правом пользования, т.е.
правом собственника на извлечение и присвоение полезных свойств вещи, и
правом распоряжения, т.е. правом определения юридической судьбы вещи.
При этом под указанными правами римские юристы понимали, прежде всего,
возможности, предоставленные собственнику по реализации данных прав, а
не сами фактические действия, связанные с осуществлением права
собственности.
Самым древним видом собственности являлась квиритская
собственность. Она распространялась только среди римских граждан.
Перегринам такая собственность была недоступна. С течением времени
распространение получил другой вид собственности –банитарной или
преторской. Претор стал давать защиту добросовестным владельцам,
которые приобрели имущество у квиритского собственника, но без
необходимых формальностей.
Способы приобретения права собственности были различными.
Самыми распространенными являлись оккупация (захват бесхозной вещи),
спецификация (переработка вещей и создание новых вещей), приобретение
собственности в силу давности владения, приобретение права на плоды
(плоды, с момента отделения от плодоприносящей вещи, т.е. с того момента,
с которого плоды становятся отдельной вещью, принадлежали только
собственнику последней), манципация (передача вещи с помощью обряда),
традиция (простая передача вещи).
К бесхозным вещам римляне относили движимые вещи, от которых
собственник отказался, различные находки и клады.
Под кладом понималась всякая ценность, которая была где-нибудь
сокрыта так давно, что после открытия нельзя уже было найти ее
собственника. Если такое сокровище было найдено на чьей-либо земле, то с
II в. н.э. половину клада получал находчик, а другую - владелец земли.
Между ними возникала общая собственность. Тогда же было установлено,
что находка на священном или погребальном месте принадлежала находчику
целиком. Позднее половина шла в пользу государства. Если находчик
производил розыски клада без разрешения собственника земли, то последний
получал все. За поиски путем колдовства находчик лишался всяких прав, а
найденное поступало в пользу государства.
Что касается приобретательной давности, то римский гражданин, не
являющийся собственником вещи, но добросовестно, открыто и непрерывно
владеющее ею как своим имуществом в течение установленного в
законе срока, приобретал право собственности на эту вещь. Необходимый
срок владения для приобретения по давности был установлен для движимых
вещей в три года, для недвижимых - в десять лет, если прежний собственник
и давностный владелец живут в одной провинции, и в двадцать, если они
живут в разных провинциях.
Главным требованием являлась длительность существования владения.
Именно длительность владения легитимировала его в глазах окружающих.
Течение срока начиналось с момента возникновения владения. Для того
чтобы привести к возникновению права собственности, владение должно
было существовать непрерывно на протяжении всего срока.
Субъекты права собственности в Риме были свободны в установлении
своих прав и обязанностей. Они по своему усмотрению осуществляли
принадлежащие им гражданские права. В силу этого они были свободны при
изготовлении и создании новых вещей. Однако такая свобода не являлась
беспредельной. В Риме существовал достаточно обширный перечень
правовых актов, ограничивающих процесс создания новых вещей. Например,
закон запрещал кустарное изготовление денег.
Традиция как способ переноса права собственности состояла в
передаче фактического владения вещью от отчуждателя приобретателю.
Передача эта была выполнением предварительного соглашения обеих сторон
о том, что собственность переносится одним лицом на другое.
Прекращалось право собственности при его утрате, которая имела
место при отчуждении собственником вещи другим лицам, отказе
собственника от права собственности, гибели или уничтожении вещи.
Говоря о защите права собственности, надо отметить, что она в
рабовладельческом обществе была чрезвычайно разнообразна. Одним из
важнейших способов защиты были иски, в частности это виндикационный,
негаторный и прогибиторный иски.
Суть виндикационного иска сводилась к изъятию вещи собственником
из иного владения. Предметом такого иска являлось истребование вещи со
всеми плодами и приращениями. Иск предъявлялся к любому третьему лицу,
у которого окажется вещь. Цель иска – возврат вещи.
Негаторный иск подавался собственником вещи против всякого
вторжения в его права собственности или об устранении помех в
осуществлении права собственности.
Прогибиторный иск использовали в тех случаях, когда необходимо
было требовать воспрещения каких-либо действий по отношению к вещи
собственника.
Кроме права собственности, римское право регламентировало ряд прав
на вещи с ограниченным содержанием полномочий. Объектом этих прав
служили чужие вещи.
Права на чужие вещи как разновидности вещного права имели ряд
отличительных черт. Во-первых, они могли быть противопоставлены праву
всех других лиц. В этом смысле такие вещные права условно можно назвать
абсолютным. Во-вторых, эти права следовали за имуществом, переходящим
во владение другого лица. Безусловным основанием прекращения всех прав
на чужие вещи служила гибель вещи, являющейся объектом
соответствующего вещного права.
Основное назначение прав на чужие вещи состояло в обеспечении
доступа к использованию вещи лицами, не являющимися ее собственниками.
Будучи связанными с правом собственности на ту же самую вещь, а в ряде
случаев и возникая по воле собственника, права на чужые вещи имели
самостоятельное параллельное с правом собственности существование.
Одним из прав пользования чужой вещью были сервитуты.
Возникновение сервитутов было обусловлено причинами как экономическо-
географического, так и юридического характера. Местность, на которой
находился Древний Рим, была холмистой и не изобиловала водой.
Первоначально в условиях общинной собственности на землю это не
создавало больших проблем для хозяйственной жизни квиритов, так как
каждый римлянин своей общины имел свободный доступ к источникам воды
и иным объектам общего пользования. Однако возникновение частной
мелкоземельной собственности на землю привело к тому, что одни
земельные участки, находившиеся в более выгодном географическом
положении, приобрели большую ценность, а другие, отрезанные от
публичной дороги землями других собственников или лишенные воды и
других естественных благ, нельзя было нормально эксплуатировать. Для
использования земельных участков необходима вода, нужен прогон скота
через другой участок и т.д. В этом случае возникала необходимость
закрепить за собственниками таких участков право пользоваться водой из
источников на соседних участках, проходить через соседние участки для
выхода на общую границу. Другими словами, необходимо было ограничить
правомочия одних мелких землевладельцев в пользу их соседей. Если
сервитут вводился в интересах одного лица, то он определялся как личный, а
если в интересах неопределенного круга лиц – то, как публичный.
Сервитут, т.е. право ограниченного пользования чужим имуществом,
мог быть установлен не только применительно к земельным участкам, но и
по отношению к иному недвижимому имуществу - строениям и
сооружениям. Такие виды сервитутов называли городскими - это, например
постройка, выдающаяся над чужим участком, использование чужой стены
как опоры, возведение здания выше нормы.
Основными видами личных сервитутов были узуфрукт, узус и право
личного пользования чужим рабом или животным 4. Самым обширным
правом пользования чужой вещью был узуфрукт. Он представлял собой
право пользования чужой вещью и ее плодами с сохранением в целости
сущности вещи. Другой личный сервитут - узус, представлял собой право
пользования чужой вещью, но без права на плоды. Пользователь узуса мог
использовать плоды только для удовлетворения собственных потребностей.
Передавать данное право другому, делить его пользователю не разрешалось.
В тех случаях, когда одновременное пользование и собственника и
субъекта сервитутного права невозможно, преимущественное право
принадлежит обладателю сервитута, т.е. при коллизии сервитутного права с
правом собственности последнее уступает сервитуту, поскольку собственник
установил сервитут на свою собственность и тем самым себя ограничил.
Еще одной разновидностью права на чужую вещь была долгосрочная
наследственная аренда земли или эмфитевзис. Его владелец обладал правом
хозяйственного использования земельного участка в соответствии с его
целевым назначением, а также правом преимущественной покупки в том
случае, если собственник участка решил его продать. Землепользователь был
обязан платить оброк и подать, а также содержать участок в надлежащем
виде. Эмфитевзис оформлялся путем составления договора.
Кроме сервитута и эмфитевзиса, римляне практиковали заключение
договора на наследственное и отчуждаемое вещное право на строение,
возведенное на чужой земле – суперфиций. Право собственности на строение
признавалось за собственником земли. Однако только суперфициарию
принадлежало в течение всего срока договора право осуществлять
пользование зданием. За предоставленную под постройку землю наниматели
должны были в установленные сроки вносить собственнику земельного
участка определенную наемную плату - поземельный оброк.
Общие положения об обязательствах.
В силу обязательства одно лицо обязано совершить в пользу другого
лица определенные действия или воздержаться от каких-либо действий.
Обязательства могли возникнуть из договора или вследствие причинения
вреда. Посредством реализации обязательственных правоотношений
происходил переход основной массы имущественных благ от одних
участников гражданского оборота к другим. Вид обязательства определял
характер совершаемых должником действий. Так, в обязательствах,
возникающих из договоров, направленных на передачу вещи в
собственность, исполнение состояло в непосредственной передаче
требуемого имущества. В обязательствах, возникающих из причинения вреда
имуществу римлянина, исполнение заключалось в действиях по возмещению
причиненного вреда. Обязательства признавались исполненными
надлежащим образом, если были точно соблюдены все условия и требования,
оговоренные сторонами.
Самым распространенным основанием возникновения обязательств
был договор, для заключения которого необходимо выражение
согласованной воли его сторон. Кроме того условиями действительности
договора также являлись: соблюдение всех формальностей, обычаев и
правовых норм, дееспособность участников сделки.
При не соблюдении указанных условий, договор либо автоматически
становился ничтожным, либо таковым его признавал претор. Ничтожная
сделка в отличие от оспоримой не требовала обязательного признания ее
ничтожности судом. При обращении в суд объектом защиты являлось
нарушенное или оспоренное право. Нарушение права связывалось с
лишением его обладателя возможности осуществлять свое право полностью
или частично. Оспоренное право еще не нарушено, но возникла
неопределенность в праве, вызванная поведением другого лица по
отношению к управомоченному лицу.
При невозможности стороны самостоятельно заключить сделку,
римляне прибегали к представительству.
Договор мог заключаться как в письменной (литеральный договор), так
и в устной форме (вербальный договор). Облечение договора в надлежащую
форму имело важнейшее юридическое значение, поскольку несоблюдение
требуемой формы могло повлечь за собой его недействительность.
Древнейшим видом договоров, основанным еще на обряде
манципации, являлся нексум.
Также римские юристы различали реальные договоры, требующие
непосредственной передачи имущества, к ним, например, относили договор
хранения, займа; консенсуальные, которые были направлены на развитие
хозяйственного оборота, например, договор купли-продажи. Такие договоры
требовали простого согласия на его заключение. Договор считался
заключенным, если достигнуто соглашение о предмете и цене сделки.
Предметом договора купли-продажи могло быть все, что не изъято из
оборота. Допускались договоры о продаже будущего урожая. В этом случае
говорили о продаже вещи будущей или ожидаемой. Такого рода продажа
считалась совершенной под отлагательным условием, т.е. ее правовые
последствия должны возникнуть не немедленно по заключении договора, а
только после сбора урожая. Договор купли-продажи мог иметь своим
предметом также бестелесную вещь, т.е. право на нее, например, право
требования, право осуществления узуфрукта и т.п.
На продавце лежала ответственность предоставить вещь в надлежащем
состоянии. В римском праве сложилась особая дополнительная система
норм, определившая ответственность продавца за пороки и недостатки рабов
и скота, продававшихся на рынках.
Покупатель обязан уплатить покупную цену. Платеж покупателем
цены, если договором сторон не предусматривалась отсрочка или рассрочка
платежа, являлся необходимым условием для приобретения покупателем
права собственности на проданную вещь.
Наряду с правовыми основаниями возникновения обязательств
римское право предусматривало и обязательства вследствие причинения
вреда. Основанием его возникновения был деликт – недозволенное действие.
К деликтам относили обиду, членовредительство, хищение, растрату,
присвоение, угрозу, хитрость, обман, под влиянием которых были
совершены какие-либо действия.
В зависимости от последствий, связанных с деликтами, они
разделялись в римском праве на публичные деликты и частные. Публичными
деликтами были те, которые признавались нарушающими интересы
государства и влекли за собою денежные взыскания, телесное наказание,
смертную казнь. Частные деликты рассматривались как посягательства
только на интересы частных лиц и требовали имущественного возмещения
вреда. В целом, дополняя сферу уголовного права деликты, сочетали в себе
карательные функции с вознаграждением потерпевшего.
Брак, семья, наследование по римскому праву.
Правовое регулирование семейно-брачных отношений в Древнем Риме
строилось по принципу - «право должно быть применяемо сообразно с
взаимоотношениями лиц, связанных великой любовью и боящихся лишь
бедности»5.
Длительное время римская семья была построена на началах
подчинения всех ее членов главе семьи – домовладыке (pater familias).
Только он обладал «собственным правом», т.е. был полностью
правоспособным лицом и мог вступать в гражданско-правовые отношения
независимо от воли членов своей семьи. Последние же обладали «чужим
правом» и были существенным образом ограничены в своих гражданских
правах. Такие семьи назывались агнатскими, т.е. основанными на власти
домовладыки и подчинении всех остальных членов семьи его воле.
Кроме агнатского родства римское право предусматривало и
признавало и когнатское родство (кровную связь). С течением времени
когнатское родство вытеснило агнатское. Этот процесс напрямую связан с
укреплением положения жены и детей по отношению к власти домовладыки
в римской семье.
В основе римской семьи лежал брак. Развитие семейного права можно
разделить на два основных периода, которые соответствуют двум формам
брака: брак с властью мужа (cum manu) и брак без власти мужа (sine manu).
В браке cum manu жена становилась подвластной мужу или главе
семьи своего мужа, если муж сам был подвластным лицом. Заключение брака
cum manu требовало совершения определенных обрядов. При такой форме
брака все имущество жены, принадлежавшее ей до вступления в брак и на
момент его заключения, а также приобретенное ею в дальнейшем, поступало
в собственность главы семьи (pater familias). Оно сливалось с другим
имуществом семьи и не подлежало возврату в случае прекращения брака.
С точки зрения современного права такие правила брака cum manu
ущемляли права и интересы жены, поскольку лишали ее возможности
распоряжаться тем, что ей принадлежит. Однако с учетом знания о причинах
и частоте расторжения брака римских граждан можно утверждать, что это не
совсем так. В тот период разводы, как один из способов прекращения брака,
были редки. Брак прекращался, как правило, смертью одного из супругов.
Признание власти мужа над женой предполагало возложение на мужа
обязанности по удовлетворению материальных потребностей совместной
жизни. При этом считалось, что если жена со своей стороны вносила какие-
либо средства в семью, то такой взнос возвышал положение жены в доме
мужа.
В классический период развития римского права основной формой
брака становится sine manu. Он предполагает изменение правового режима
имущества супругов по сравнению с браком cum manu. Так, жена являлась
собственницей всего имущества, принадлежавшего ей до брака и
приобретенного ею во время брака, за исключением приданого. Муж имел
право управлять имуществом жены с ее согласия. В целом же каждый из
супругов сохранял относительно своего имущества все права собственника и
мог им самостоятельно распоряжаться.
Однако, существовал запрет на дарение между супругами: «Принято
же это для того, чтобы в силу взаимной любви (супруги) не отнимали путем
дарений (имущества) друг от друга, не соблюдая меры,.. и дабы не
утратилось стремление, прежде всего, воспитывать детей» 7. Исключение
составляло дарение земельного участка для погребения, поскольку такой
участок в силу закрепленных правом религиозных норм изымался из оборота
и его нельзя было отчуждать за деньги, совершенное женой дарение мужу
для получения последним почетной должности.
Заключение брака sine manu не требовало соблюдение каких-либо
юридических формальностей. В законах XII таблиц упоминается о том, что
по истечению года непрерывной совместной жизни брак считался
заключенным и влек за собой наступление определенных правовых
последствий. Женщина могла воспрепятствовать наступлению таких
последствий в случае прерывания совместной жизни путем отсутствия в
доме мужа в течение трех ночей.
Брак sine manu мог быть расторгнут, как по соглашению между
супругами, так и в одностороннем порядке, что привело к неустойчивости
брачных отношений и многочисленным разводам. В последствии были
предприняты попытки изменить сложившуюся ситуацию путем
усовершенствования законодательства о браке и семье. Так в 18 г. до н.э.
была установлена уголовная ответственность за нарушение супружеской
верности, введены некоторые имущественные ограничения для мужчин в
возрасте от 25 до 60 лет и для женщин в возрасте от 20 до 50 лет, не
состоявших в браке и не имевших детей.
Римское право содержало условия, наличие которых считалось
обязательным для заключения брака. Среди них: достижение брачного
возраста - 14 лет для мужчин и в 12 лет для женщин; согласие на брак
брачующихся и домовладыки; отсутствие родства, вплоть до шестого колена;
отсутствие душевной болезни; отсутствие заключенного ранее законного
брака. Кроме этого были запрещены браки между опекуном и подопечной,
правителем провинции и их жительницами.
Своеобразным институтом семейного права являлся конкубинат –
внебрачное сожительство лиц, между которыми брак был запрещен законом,
как, например, браки между лицами сенаторского сословия и
вольноотпущенниками. Дети от такого сожительства, могли участвовать в
наследовании движимого имущества.
Развитие семейного права предопределило изменения в
наследственном праве. Под наследованием римские юристы понимали
переход имущества лица после его смерти к иным лицам. Такой переход мог
осуществляться по закону либо по завещанию.
Одно из первых упоминаний о завещании мы можем найти уже в
Законах XII таблиц. Завещание, как одностороннее формальное
распоряжение своим имуществом, в основном носило публичный характер и
первоначально совершалось в устной форме в куриатном народном
собрании. Завещание было гласным и могло совершаться только дважды в
год, в дни созыва собрания по куриям.
В завещательной свободе было отказано старикам, больным,
несовершеннолетним, женщинам. Лишь во II в. женщинам было
предоставлено право завещания с согласия опекуна.
Позднее завещание было обличено в письменную форму, которая к
середине республиканского строя окончательно вытеснила устную. По
конституции 439 г. законную силу приобретало письменное завещание,
подписанное завещателем и семью свидетелями. В период домината
получили распространение публичные формы завещания, например,
завещание, заявленное перед судом или войском.
Помимо общих форм завещания существовали и специальные. Так,
например, завещания слепых совершались не иначе как с участием
нотариуса. Во время эпидемии не требовалось одновременное присутствие
всех участвующих в совершении завещания лиц. Завещание могло быть
изменено или отменено.
Если умерший не оставил завещания, то имело место наследование по
закону. С течением времени оно претерпело существенные изменения. Так
согласно Законам XII таблиц наследниками по закону признавались только
агнатские родственники. С развитием преторского права наряду с агнатами к
наследству стали призываться и когнаты. Во времена Юстиниана
окончательно сложилось наследование только по когнатскому родству. В
этот период была установлена очередность наследников, претендующих на
получение имущества умершего.
Гражданский процесс.
Римское право выделяло три разновидности гражданского
судопроизводства: легисакционную, формулярную и экстраординарную.
Легисакционный процесс предусматривал две стадии. На первой
стадии дело рассматривалось у магистра. К нему лично являлись истец и
ответчик. При неявке ответчика, он отдавался во власть истца. У претора
истец торжественно объявлял о своих претензиях к ответчику. Если ответчик
соглашался с истцом, то процесс заканчивался на первой стадии. Во второй
стадии дело рассматривалось назначенным претором судьей. На этой стадии
допускались представители сторон, адвокаты. Решение суда было
окончательным и не обжаловалось.
На смену сложному и архаичному легисакционному процессу
приходит формулярный процесс. Здесь основная роль принадлежала претору.
Возросло значение первой стадии, т.к. в ней устанавливалась юридическая
суть спора. Она находила свое выражение в формуле претора, в которой
судье указывалось, как решать дело.
Далее получил распространение экстраординарный процесс, в котором
отсутствовало деление на стадии. Спор разрешался претором без
привлечения судьи. Процесс стал закрытым, была введена судебная
пошлина, апелляция. При повторном проигрыше дела истец уплачивал
крупный штраф.
Уголовное право и процесс.
Уголовное право в Риме длительный период времени не составляло
отдельной отрасли. Единого кодекса, в котором были бы определены система
преступлений, их состав и санкции, не существовало. Источниками
уголовного права служили отдельные законодательные акты.
На ранних этапах его развития значительная часть правонарушений
носила характер деликтов и преследовалась в порядке частного обвинения,
посредством предъявления иска к обидчику. Отсутствовали общие понятия
преступления и наказания.
Тем не менее, у римлян все же была закреплена система
преступлений, классификация которых зависела от характера деяния.
Различали преступления публичного и частного характера. К первым
относили преступления против государства, такие как измена, пособничество
неприятелям, сопротивление власти, сопряжённое с применением насилия. За
совершение перечисленных деяний следовало наказание в виде смертной
казни.
К преступлениям частного характера причисляли посягательство на
личность, воровство, уничтожение и повреждение чужих вещей. Система
наказаний за эти преступления была построена на соединении принципа
талиона с принципом возмещения вреда.
Существовали различия между наказаниями для рабов и для свободных
жителей римского государства. Например, согласно Законам XII таблиц за
кражу чужого имущества раб подвергался бичеванию и сбрасывался со
скалы, свободный же человек, в случае, если он был застигнут на месте
преступления, отдавался в распоряжение потерпевшего.
В классический период развития римского права были
сформулированы понятия вины в виде умысла и неосторожности. Если
преступление совершалось по неосторожности, то оно не влекло за собой
наказания. Необходимая оборона допускалась только в том случае, когда
потерпевшему угрожало насилие. Различали виды соучастия.
С течением времени круг публичных преступлений расширился. В
период империи они уже делились на четыре условных категории:
преступления против государства (покушение на безопасность государства,
«оскорбление величества» римского народа, сопротивление магистратам при
выполнении их функций, казнокрадство, взяточничество, подделка монеты,
пользование фальшивыми мерами и весами и др.); против религии
(святотатство, богохульство и др.); против нравов (прелюбодеяние,
сводничество, кровосмешение, многомужество и др.) и против частных лиц
(убийство, поджог, насильственное превращение в рабство,
лжесвидетельство, различные виды кражи и др.).
Вместе с уголовным правом совершенствовалась и процедура
судопроизводства. Во II в. до н.э. создаются специальные судебные комиссии
по рассмотрению уголовных дел. Первоначально инициатива обвинения
длительное время сохранялась только за частными лицами. На должностные
лица обязанность по возбуждению уголовного преследования не возлагалась.
Частные обвинители самостоятельно собирали доказательства, представляли
свидетелей и поддерживали обвинение в суде.
Судопроизводство велось устно и гласно, сопровождалось
обвинительными и защитительными речами ораторов и заканчивалось
голосованием судей.
В период расцвета империи распространение получает
инквизиционный процесс. Характерными его чертами являлись соединение
следственных и судебных функций в руках судьи, тайный характер
производства, возложение обязанности доказывать свою невиновность на
подсудимого, применение пыток.
Расширяется круг преступлений, преследуемых по инициативе
государственной власти. Появляются специальные суды для отдельных
сословий.
Тема 2. Государственно-правовое развитие стран Западной Европы в
Средние века.
Государство и право франков.
Образование феодального государства, так же как и становление
феодальных экономических отношений, представляет собой особую
историческую полосу, охватывающую не одно столетие. В различных
странах Западной Европы процесс формирования феодального государства
имел свои особенности, связанные со своеобразием исторического развития
этих стран.
Феодальное государство классического типа сложилось в Западной
Европе, где имело место взаимодействие отношений и институтов
разлагавшегося рабовладельческого общества и германского родо-
племенного строя.
Германские завоеватели Римской империи, сохранив остатки
догосударственной организации управления, унаследовали от античного
общества политические, юридические и идеологические учреждения и
взгляды.
В исторических памятниках имя франков появилось в III веке. Франки
представляли собой обширное племенное объединение, включившее в свой
состав ряд германских племен. Франки распадались на две большие ветви –
приморские или салические франки, жившие у устья Рейна, и прибрежных,
или рипуарских франков, живших южнее по берегам Рейна и Мааса.
В V веке франки захватили Северо-Восточную Галлию. Во главе
франкских племен стояли вожди, наиболее известным был Меровей от
имени, которого произошло название королевского рода Меровингов. Самым
видным представителем рода Меровингов стал король Хлодвиг (481-511).
Будучи королем салических франков, Хлодвиг вместе с другими
вождями, действовавшими в интересах франкской знати, предпринял
завоевания обширных областей Галлии.
Так в результате завоеваний создалось большое Франкское
государство, которое охватывало почти всю прежнюю римскую Галлию.
Причины столь быстрых успехов франков заключались в том, что они осели
в Северо-Восточной Галлии компактными массами, не растворившись среди
местного населения. Продвигаясь в глубь Галлии франки не порывали связи
со своей прежней родиной и все время черпали там новые силы для
завоеваний. При этом короли и франкская знать довольствовались
огромными землями бывшего императорского фиска, не вступая в
конфликты с местным галло-римским населением.
В середине III в. на северо-восточных границах римской провинции
Галлии образуется племенной союз франков, которые начинают совершать
набеги и захватывать близлежащие земли. В конце III в. римлянам удается на
время стабилизировать положение в частности, благодаря широкому
привлечению в свою армию самих варваров и созданию германских
поселений в пограничных областях которым были предоставлены земли для
поселения и обработки.
Но в середине IV в. франкские и алеманнские вторжения
возобновляются. Не имея возможности справиться с их натиском, римские
императоры были вынуждены официально разрешить франкам расселиться
на пограничных территориях с условием защищать эту территорию от
натиска других племен. Осуществить такую защиту франки были не в
состоянии, так как в течение ряда десятилетий на всю северо-восточную
границу Галлии (вплоть до Альп) одна за другой обрушиваются волны
иноземных вторжений.
Особенно мощными становятся они в V в. — как раз тогда, когда под
давлением военной опасности для самой Италии римские власти должны
были отозвать свои регулярные войска с линии Рейна. 31 декабря 406 г.
германские племена свевов и вандалов и сарматские племена аланов,
насчитывавшие десятки тысяч человек, начали по льду переход Рейна.
Преодолев довольно упорное сопротивление франков, они за пять лет с
огнем и мечом прошли сквозь всю Галлию, оставив за собой разрушенные
города и сожженные деревни, особенно на востоке страны. На опустевшие
земли в этом районе постепенно переселялись из-за Рейна новые волны
франков, алеманнов и других германцев.
Едва успела основная масса свевов и их союзников уйти в 411 г. за
Пиренеи, как с юго-востока нахлынули новые завоеватели — германцы-
вестготы. Разграбив Италию, они уже в 412 г. добились от Рима расселения в
Нарбоннской провинции. Через шесть лет они создали, по договору с
римскими властями, свое собственное королевство, постепенно охватившее
почти весь юг, вплоть до Луары. Лишь бассейн Роны не принадлежал им —
здесь расположилось другое германское племя — бургунды. В середине V в.,
в 451 г., вестготы, франки, бургунды сражаются уже на стороне Рима против
нового нашествия, угрожающего судьбам их владений в Галлии,— против
нашествий союза племен, возглавленного гуннамн. Разбитые близ Труа,
гунны отступили. Их вторжение продолжалось всего четыре месяца. Оно
охватило сравнительно узкую область на востоке Галлии — между Мецем и
Орлеаном; но разрушительность его была столь велика, что в памяти народов
само имя гуннов стало нарицательным.
Следовавшие друг за другом нападения иноземных племен нередко
сочетались с волнениями в самой Галлии. Непосильный гнет налогов,
злоупотребления местных властей, насилия завоевателей — все эти
разнородные факторы сливались воедино, толкая галлов на борьбу за
свободу. Волнения были особенно сильными в тех северных и западных
провинциях, где, как указывалось, сохранились свободные крестьянские
общины. Арморика (нынешняя Бретань), запад и юго-запад Галлии оказались
охваченными в IV-V вв. настоящими восстаниями. Восставшие, костяк
которых составляли свободные крестьяне, уничтожали имперскую
администрацию и пытались создать независимые «королевства».
Подобные восстания, получившие название восстаний багаудов
(«борцов»), охватывали — каждое в отдельности — не очень большую
территорию и были обычно не очень длительными. Тем не менее, взятые
вместе, они сыграли немалую роль. Недаром в V в. некоторые современники
отождествляли власть багаудов с властью варварских королей.
Переживавшая иноземные вторжения и внутренние восстания Галлия в
конце V в. была мало связана с римским императорским двором. Когда в 476
г. был свергнут последний римский император, это не произвело в Галлии
большого впечатления: к тому времени она почти целиком представляла
конгломерат возглавленных германскими вождями «варварских» королевств,
которые даже формально далеко не все признавали власть Рима. Лишь в
междуречье Луары и Сены сохранилась еще на несколько лет власть
бывшего римского наместника Сиагрия. В 486 г. пала и она: владения
Сиагрия завоевал девятнадцатилетний король салических (приморских)
франков Хлодвиг.
Эта победа была началом целой серии военных триумфов салических
франков. Они побеждают бургундов, разбивают войско крупнейшего
государства того времени — Вестготского королевства, подчиняют
рипуарских франков (живших в среднем течении Рейна), одерживают верх
над алеманнами. Через 22 года после первой победы — к 508 г.— Хлодвиг
овладел большей частью Галлии—от Гаронны до Рейна и от границ
Арморики до Роны. Уже при сыновьях Хлодвига франки достигли Пиренеев
на юге, альпийских предгорий на востоке и берегов Средиземноморья в
Провансе. Почти одновременно франкам удалось подчинить и ряд
зарейнских областей. Возникшее при Хлодвиге Франкское государство
просуществовало около четырех столетий — дольше какого бы то ни было
из созданных германцами государств — и стало непосредственным
предшественником будущей Франции.
Именно франкам удалось создать в Галлии наиболее устойчивую
власть. Во-первых, территория, занятая первоначально франками (особенно в
северной ее части), принадлежала к числу наименее романизованных
областей Галлии: вне городов здесь во многих местах еще сохранялась
община.
Во-вторых, до воцарения Хлодвига большинство франков не
участвовало в сколько-нибудь далеких походах. Место основания их
королевства отстояло от их первоначальных поселений в дельте Рейна на
какие-нибудь полтораста-двести километров. Но и этим расстоянием
измерялся не столько путь перемещения франков, сколько степень
расширения области, которую они занимали. Сама эта область была населена
сравнительно слабо, особенно после вторжений V в.. Галльские общины и
редкие галло-римские рабовладельческие виллы не занимали всей
территории. Ничто не мешало поэтому франкам создавать свои отдельные
франкские деревни. Меньше сталкиваясь в повседневной жизни с
галлоримскими порядками, франки и на новом месте продолжали жить во
многом по-старому. Распад древней общины шел здесь сравнительно
медленнее, отношения эксплуатации среди самих франков были не развиты.
В третьих, исходные условия общественного развития на землях,
занятых франками были особенными. Во Франкском государстве на севере
Галлии существовали два типа общественных отношений — и
позднеримские, и варварские, представленные примерно в равной степени.
Относительная устойчивость общины обеспечивала свободному
франкскому крестьянству сохранение прочных социальных позиций в
течение двух с лишком столетий. Франкская знать была немногочисленна. Ее
возвышение над своими соплеменниками ни в V в., ни в VI в. не выходило за
рамки того, что характерно для варварского общества. Это давало
возможность Хлодвигу и его ближайшим преемникам использовать в войнах
достаточно широкое народное ополчение.
Знать также поддерживала военные предприятия этих королей, ибо они
сулили ей усиление и обогащение. Именно в ходе военных походов V в. и
первой половины VI в., приведших к подчинению всей Галлии, знать
сложилась в правящую верхушку франкского общества.
Победы франков объяснялись, однако, не только объективными
условиями их социального развития. Немалое значение имел и выбор
политических средств, использовавшихся для достижения своих целей
франкскими королями. В первую очередь это касается самого Хлодвига. Этот
молодой король из рода полулегендарного Меровея (отчего сам Хлодвиг и
его преемники именовались Меровингами) проявил недюжинное
политическое чутье, не раз находя оптимальное решение стоявших перед
ним задач.
Особенно показательна политика Хлодвига по отношению к
христианской церкви. Приняв христианство вместе с 3000 своих
дружинников, Хлодвиг избрал католическую форму христианства.
Это решение, на первый взгляд, было тем более неожиданно, что и
вестготы, и бургунды, и многие другие германские племена, воспринявшие
христианство раньше франков, исповедывали арианскую его форму,
отличавшуюся большей демократичностью церковной организации. Но
предпринятый Хлодвигом шаг определялся трезвой оценкой сложившегося в
Галлии положения.
Католичество издавна укоренилось в среде галло-римской
аристократии и горожан. Оно имело довольно крепкую церковную
организацию. Преследуемые вестготами и бургундами католики охотно
оказывали поддержку своим единоверцам. Избрав католичество, Хлодвиг
одним этим решением обеспечивал себе поддержку влиятельных слоев
галло-римского населения (особенно клира) и одновременно создавал
осложнения для своих политических противников — вестготов и бургундов.
Во Франкском королевстве католическая церковь стала союзником
королей, тогда как в Вестготском и Бургундском католическая церковь была
им оппозицией. Этим она способствовала победе франков в их дальнейшей
политической борьбе и в процессе образования Франкского государства
сумела сделать католическую религию одной из основ для консолидации
разноплеменного и разноязычного населения прежней римской провинции в
единое общественное целое.
Все это обеспечило привилегированное положение христианской
церкви во Франкском государстве. Церковь оказывала поддержку
королевской власти, королевская власть из политических соображений в
свою очередь поддерживала церковь. Франкские короли дали возможность
церкви сохранить те привилегии, которые у нее были в Римской империи в
конце IV-V вв. В V в. церковь обладала уже значительными земельными
владениями как в городе, так и вне городских стен и была освобождена от
некоторых государственных налогов. В IV-V вв. высшее духовенство
получило также право судебной власти не только над своим клиром, но и над
светским населением городов. Это право было сохранено и во Франкском
государстве.
Понимая выгоды от союза с церковью, Хлодвиг жаловал
католическому духовенству из владений фиска (королевской казны) земли
для основания монастырей. Эту практику поддерживали его сыновья. Во
время завоеваний франками областей южнее Луары Хлодвиг распорядился,
чтобы имущество и рабы, захваченные у церкви и клириков во время
военных конфликтов, были им возвращены. Духовенство освящало власть
королей, утверждая представление о короле как о законодателе и суверене,
стоящем над подданными. Но в то же время король в глазах подданных
должен быть их защитником. Таким образом, церковь как бы внедряла
положение о социальных целях государства, чуждое германской
частноправовой интерпретации королевской власти и присущее идеологии
позднеримского государства, что позже нашло свое отражение в
законодательствах варварских государств.
Своим непосредственным участием в делах государства католическая
церковь не только способствовала перенесению в варварское общество
элементов позднеримской государственности, ускоряя тем самым синтез
германских и романских отношений в политическом устройстве
Меровингской Галлии. Она способствовала упрочению религиозно-
нравственных принципов в ту сложную эпоху, когда были разрушены
прежние культурные традиции вследствие распада Римской империи и
завоевания ее западных провинций варварами. Рвались традиционные
общественные связи и распадались гражданские коллективы.
Сходные процессы имели место и среди варваров-завоевателей. В ходе
завоеваний варвары утрачивали связи со своей старой языческой религией и
культурой, но еще плохо усваивали и новую. Беспрерывные войны между
разными племенами, междоусобицы королей, гражданские распри
способствовали общему упадку нравов. В этих условиях церковь своей
проповедью христианской морали, своим влиянием на дела
судопроизводства, своим участием в разборе семейных и иных тяжб
прихожан оказывала большое влияние на нравственное состояние
тогдашнего общества.
Широкую известность приобрела и еще одна акция Хлодвига —
физическое уничтожение всех своих сородичей, как возможных соперников в
борьбе за власть. Кровавые распри в королевских семьях встречались у
германцев издавна. Хлодвиг придал им небывалый масштаб, обративший на
себя внимание современников потому, что в это время солидарность и
взаимопомощь среди сородичей не стали еще пустым звуком. Презрев давние
традиции, Хлодвиг включил в арсенал средств своей внутриполитической
борьбы коварство, вероломство, убийство, которые до этого использовались
франками чаще во внешнеполитических столкновениях. Жестокостью и
насилием Хлодвиг укрепил свою власть над франками, облегчив этим
военные победы над соседями.
Общественный строй VI – VII вв. Чтобы понять изменение
социального строя в Галлии в результате франкского завоевания, следует
представить себе численное соотношение пришлого и местного населения в
разных районах страны. Общее число вестготов, поселившихся в V в. в
Аквитании, составляло 80—100 тыс. человек. Большинство их переселилось
в дальнейшем за Пиренеи. Число бургундов было меньшим, чем вестготов.
Численность салических франков, как полагает ряд историков, составляла
немногим более 100 тыс. Алеманны и другие германские (и негерманские)
племена, проникшие во время «великого переселения народов» на галльскую
землю, были малочисленнее.
В отличие от этого население самой Галлии (до начала германских
завоеваний) составляло 6—8 млн. человек. И, хотя за время завоеваний оно
сократилось на 10—15%, германцы в целом (не говоря уже о франках) явно
были в меньшинстве: по самым смелым подсчетам, они составляли 25—30%
всего населения, по более осторожным и достоверным — в два-три раза
меньше.
Следует учесть еще и неравномерность германского расселения в
Галлии. Область на крайнем севере страны была, как указывалось, почти
сплошь заселена франками. В прилегающих районах, вплоть до Сены,
франки составляли в VI—VII вв. весомую часть населения. Романизованная
прослойка здесь сократилась, но галло-римляне и галлы оставались все-таки
в большинстве. Южнее Сены доля франкских поселений уменьшается. Они
составляли здесь лишь изолированные островки. Еще заметнее это к югу от
Луары, где франки в VI в. сильно уступали по численности не только галло-
римлянам, но еще и вестготам.
Различия в численности германцев и в способах их расселения в
разных районах Галлии, естественно, сказывались на особенностях эволюции
отдельных ее областей. Но так как германцы, даже будучи в меньшинстве,
представляли правящую силу, они могли оказать значительное социальное
влияние, далеко не пропорциональное своей численности. Это влияние было
тем интенсивнее, чем дольше сохранялась самобытность жизненного уклада
того или иного германского племени. Не удивительно, что наиболее глубокое
и преобразующее социальное воздействие оказали на Галлию именно
франки, и притом в тех северных районах страны, где присущие им
отношения оказались наиболее живучими.
Процесс социальной перестройки, происходивший в течение VI—VIII
вв. в государстве, созданном франками, следует, рассматривать раздельно
для областей к северу и к югу от Луары.
Своеобразие социального развития на севере Галлии во многом
обусловливалось прочностью франкской общины. Как показывает
древнефранкский судебник Салическая правда, на рубеже V—VI вв. община
еще сохраняла за собой верховную власть над всей территорией деревни. У
франков еще продолжали существовать такие обычаи, как убийство того или
иного человека его родичам, наследование имущества по материнской линии
(кроме земли), уплата родственникам за своего несостоятельного должника.
Во франкских деревнях еще соседствовали домовые общины так
называемых «больших семей» (включавших родственников до третьего
поколения) с выделившимися малыми семьями. Все они обладали сходными
правами и обязанностями, все владели скотом и землей, участвовали в
производственном процессе. Те из них, которые имели подсобных
работников — полусвободных (литов) или рабов, не отказались еще от
непосредственного участия в производстве. Индивидуальный характер
хозяйства обусловливал неизбежность имущественного неравенства среди
крестьян. Однако в V—VII вв. общинные обычаи франков были достаточно
прочны для того, чтобы предотвратить перерастание имущественного
неравенства внутри общины в классовое. Даже самое понятие частной
собственности малой семьи на землю во времена Салической правды у
франков еще не сложилось.
Совершенно иными были в Северной Галлии VI в. отношения в галло-
римских землях. Старая галло-римская аристократия в VI веке еще сохраняла
все свое могущество: отпрыски крупнейших семейств продолжали сохранять
память о своих предках и привычный для них образ жизни. В VI веке
большинство графов и почти все епископы назначались из числа куриальной
аристократии. Некоторые семейства присвоили себе право занимать
должность епископов, в руках которых, сосредоточилась значительная
духовная и светская власть. Такое присвоение епископских кафедр крупными
аристократическими семействами имело для них, помимо негативных,
определенные положительные последствия: поток даров постоянно обогащал
церковную казну. К тому же что скрепляло не просто социальный, но и
экономический союз и солидарность светской аристократии с аристократией
церковной, которую франкские короли стремились превратить в свое главное
орудие влияния на массы.
Принципы частной собственности и классового разделения
сохранились здесь в полной мере. Уцелела и часть прежних собственников
этих земель: многие галло-римские аристократы перешли на службу к
франкским королям; остались нетронутыми владения ряда средних
землевладельцев. Организация хозяйства во всех таких виллах изменилась
мало: здесь продолжали работать колоны, вольноотпущенники, рабы
(юридически рабство так и не было упразднено).
Немаловажными очагами позднеримских отношений являлись также
земельные владения католической церкви и галло-римские города.
Сосуществование двух столь различных по характеру общественных укладов
на одной и той же территории не могло долго оставаться без последствий для
каждого из них. В результате их взаимодействия («синтеза») заметно
ускорились исподволь назревавшие процессы социальной эволюции. В VI—
VII вв. каждый из этих укладов подвергается перестройке. Еще важнее, что
начинают возникать элементы новых, феодальных отношений.
В VI—VII вв. немалая часть галло-римских поместий на севере Галлии
была пожалована франкскими королями их приближенным. Служилая
франкская знать, как и сами короли, становится собственником земель, скота,
рабов, колонов. В результате возвышение знати над рядовыми германцами
резко усиливается.
Расширяются и ее судебно-административные права, приобретающие
особое значение в условиях длительных междоусобных войн и
территориальных переделов, заполняющих собой историю Франкского
государства в VI—VII вв. Политическая анархия увеличивала потребность
свободных франков в покровительстве сильных. Традиционные для древних
германцев отношения «верности» племенному вождю все чаще выливались
теперь в Северной Галлии в отношения патроната представителей служилой
аристократии — собственников галло-римских вилл — над отдельными
общинниками. В первую очередь под такой патронат подпадали оскудевшие
семьи.
Увеличению социальной роли северофранкской землевладельческой
знати способствовали также и особенности положения городов и развитие
торговли. Не достигшие такого расцвета, как на юге, северогалльские города
и торговля особенно сильно пострадали в период «великого переселения
народов». Из числа римских городов в междуречье Рейна и Луары уцелели
далеко не все, но и они уменьшились в размерах и утратили свое прежнее
значение. Зато эти города стали местопребыванием католических епископов,
расширение прав которых превратило города в своеобразные
административные центры. Исчезли многие традиционные отрасли
галльского ремесла. Сохранилось (и отчасти даже расширилось) лишь
железоделательное ремесло, обеспечивавшее в первую очередь нужды
военного дела. Торговые сделки стали редкостью: лишь изредка заезжие
купцы привозили небольшие партии товаров, произведенных в Англии или в
приморских областях.
Общий упадок торговли и ремесла и натурализация хозяйства
сократили ценность всех видов богатства, кроме землевладельческого.
Соответственно в Северной Галлии VI—VII вв. была сведена почти до нуля
экономическая и политическая роль той части верхов общества, которые не
обладали значительной земельной собственностью. Социальный же вес
франкской земельной знати от этого еще более увеличился.
Вместе с возрастанием ценности земли увеличивается регламентация
прав пользования ею. Собственником пахотной земли во франкских общинах
выступает теперь малая семья (хотя ее права собственности остаются во
многом ограничены). Развивается практика отчуждения земельных владений.
Между отдельными семьями увеличивается неравенство в объеме прав на
землю.
Значение этого неравенства состояло не только в чисто имущественном
расслоении, но, в не меньшей мере, и в росте различий в социальном
престиже. Передавая часть прав на землю своим патронам-магнатам,
оскудевшие семьи все более подпадают под их власть. Социальное
могущество и земельное богатство магнатов увеличиваются. В середине VII
в. в Северной Галлии начинает складываться феодальная вотчина с
характерным для нее разделением земли на господскую («домен») и
крестьянскую («держания»). Франкская знать (включающая и многих вновь
возвысившихся людей) и галло-римская аристократия сливаются, постепенно
превращаясь в новый господствующий класс земельной знати.
Изменение социальной структуры, происходившее в VII в. в Северной
Галлии, свидетельствовало о зарождении феодального уклада. Он еще далеко
не созрел и, тем более, не стал преобладающим среди других общественных
укладов. Но обстоятельства его возникновения и развития в северной части
Франкского королевства обеспечивали ему здесь наиболее благоприятные
условия роста по сравнению с любой из сопредельных областей, в том числе
и по сравнению с Южной Галлией.
Социальное развитие юга Галлии имело ряд особенностей. Франкское
завоевание не уничтожило его специфику, так как, установив на юге свою
политическую власть, франки ограничились размещением небольшого числа
гарнизонов и взиманием налогов, Размеры франкской колонизации в VI—VII
вв. были невелики. В ней участвовала в основном верхушка франкского
общества, довольствовавшаяся обычно захватом земельных владений
бывших вестготских правителей (менее обжитые районы в Центральном
массиве и других областях эта колонизация вовсе не затронула).
Права галло-римлян на землю отменены не были. Поэтому во многих
местах сохранились обширные поместья, уцелевшие с позднеримских
времен. Продолжалось широкое использование рабов, юридическое
положение которых не изменилось. Действие римского права вообще не
было прекращено, и им по-прежнему руководствовались во
взаимоотношениях в среде галло-римского населения и при заключении
различных сделок.
Более прочным, чем на севере, оказалось и положение южногалльских
городов. Хотя их число и размеры сократились (население их обычно
составляло теперь 1000—5000 человек), они отчасти сохранили значение
экономических центров. А роль ремесленников и торговцев благодаря
переселению крупных землевладельцев в свои поместья в некоторых городах
юга даже выросла (особенно это касалось приморских портов,
участвовавших в транзитной торговле предметами восточного производства
— щелками, пряностями, украшениями).
Включение юга в состав Франкского государства вызвало, тем не
менее, ряд глубоких изменений в социальной структуре этой области.
Наиболее заметно стали проявляться они к концу VII в. Оседавшие на
южногалльской земле франкские дружинники наделялись землей за счет
раздробления крупных доменов вестготской и галло-римской знати. Среди
воинов также имелась своя элитa: военачальники и их ближайшее
окружение, то есть вооруженная свита, сопровождавшая их как в военное
время, так и в повседневной жизни. Из среды военной элиты короли
выбирали себе вассалов, приносивших им присягу верности,
сопровождавших их на поле боя и дававших им мужей и жен для
наследников «второй руки». Они же замещали придворные должности и
назначались в графства.
Это уменьшало долю крупной земельной собственности в пользу
средней. Одновременно преобразовывалась система хозяйства в этих
доменах, изменяясь в сторону все более широкого использования труда
колонов и из помещенных на землю рабов.
Увеличение удельного веса подобного способа эксплуатации отражало
тенденцию развития в сторону мелкого земледельческого хозяйства. Еще
ярче эта тенденция проявлялась в росте числа свободных мелких
собственников. Ими становились те (пусть не очень многочисленные)
рядовые франкские воины, которые поселялись на юге Галлии и надел
которых вследствие особенно прочного влияния здесь позднеримских
отношений вскоре начинал рассматриваться как частная собственность. В
число таких мелких земледельцев входили и уцелевшие во время франкского
завоевания рядовые вестготы и бургунды, а также потомки свободного
галльского крестьянства, особенно многочисленного на юго-западе. Слой
мелких свободных земледельцев не был однородным не только с этнической,
но и с социальной точки зрения. Те же процессы, которые приводили к его
расслоению на севере Галлии, действовали здесь с удвоенной силой,
благодаря длительному сохранению позднеримских институтов.
Все эти изменения, накапливавшиеся в течение VI и особенно VII вв.,
не устраняли, однако, значительного своеобразия общественной структуры в
Южной Галлии. Среди трудящегося населения сельские рабы, колоны,
вольноотпущенники составляли здесь гораздо большую часть, чем на севере
Франкского государства. Верхи общества включали сельскую
рабовладельческую аристократию, отчасти — городскую верхушку и
епископат; франкская служилая и земельная знать, хотя и обладала
политическим верховенством, долгое время была в меньшинстве. Это
отражало особенности в самом содержании социальной эволюции севера и
юга Галлии в VI—VII вв.
В то время как на севере франкские и позднеримские порядки играли
примерно равную роль, на юге в их взаимодействии явно превалировал
позднеримский уклад. И хотя в процессе распада и синтеза этих двух
общественных структур рождались сходные между собой элементы новых
общественных отношений, последние еще долго будут хранить на себе
«родимые пятна», указывающие на их различное происхождение и
мешающие их слиянию.
Государственный строй франков VI – VII вв. Завоевание Галлии
привело к трансформации органов родового строя франков в
государственные органы. Создание нового государственного аппарата
диктовалось необходимостью эффективного управления захваченными
территориями, их зашиты от враждебных соседей, обеспечения «внутреннего
мира» между завоевателями, являвшимися меньшинством во вновь
созданном государстве, и завоеванными, в несколько раз превосходившими
франков по численности. Власть франкского вождя-военачальника, которой
обладал Хлодвиг до завоевания Галлии, достаточно быстро, в течение жизни
одного поколения, превратилась в королевскую власть.
Будучи вначале лишь властью над одним народом или народностью,
объединяющей людей для войны, она стала властью над определенной
территорией, и в силу этого — постоянной властью над неcкoлькими
народами. От той власти, которой она была и военное время, был
унаследован абсолютный характep, распространяемый и на мирное время:
власть стала неограниченной, не сдерживаемой какими-либо законными
рамками или решениями общих сходов всех граждан.
Воспрепятствовать осуществлению этой власти, свергнуть ее можно
было только силой. Поэтому для франкских королей было чрезвычайно
важно, чтобы перевес силы всегда был на их стороне. Отсюда стремление
окружить себя все более и более внушительной дружиной — военной свитой,
члены которой были связаны клятвой личной верности властителю. Отсюда
же постоянные попытки распространить воинскую повинность на всех
подданных, включая и галло-римлян. К тому же королю нужны были верные
люди на всех завоеванных территориях. И он находил их среди
представителей местной знати — франкской, как в давние времена, но также
и, все чаще и чаще, римской, дававших ему обет верности и становившихся
после этого его вассалами.
Вассалов полагалось вознаграждать и прежде всего — земельными
наделами. Свое положение единоличного правителя, чей авторитет должен
был признаваться непререкаемым, Хлодвиг укреплял всеми возможными и
доступными ему способами и методами, не останавливаясь даже перед
физическим уничтожением своих реальных или потенциальных конкурентов.
После крещения в 496 г. важнейшей опорой власти первого франкского
монарха стала христианская церковь. С помощью религиозной идеологии,
опираясь на церковные организационные структуры, Хлодвиг получил
возможность обосновывать и оправдывать свои завоевательные планы
стремлением распространить христианское вероучение на все новые и новые
племена и народы, пребывавшие доселе в духовной темноте. Таким образом,
институционализация королевской власти происходила в условиях
существенного расширения и радикального укрепления ее прерогатив.
К традиционным функциям раннефеодального монарха как верховного
военачальника, высшего администратора и судьи присоединилась функция
конфессионального главы своих подданных, правомочного не только
распоряжаться их имуществом, но и выступать в роли их духовного пастыря.
Если предписания первых Меровингов касались лишь сравнительно
небольшого круга государственных дел (преимущественно военных и
судебных), то уже к VII в. законодательная функция короля по любым
вопросам стала практически неограниченной. Идеология и практика
государственной власти складывалась под сильным влиянием римских
политических установлений императорского периода. Именно отсюда (и к
тому же под сильным воздействием христианской идеологии) была за-
имствована идея о священном характере королевской власти.
Сопротивление королевским распоряжениям каралось высокими
штрафами и тяжелыми телесными наказаниями (в частности, ослеплением).
Обычно за любое действие «во вред королю» накладывался штраф в 60
солидов (т. н. королевский банн), который мог быть удвоен, утроен и даже
удесятерен. При Каролингах его размер мог достигать колоссальной суммы в
1200 солидов. Согласно общей формулировке капитуляриев, королевский
банн применялся в случае совершения преступлений против церкви,
грабежей, насилий, поджогов, отказов от выполнения воинской повинности.
Действия против короля квалифицировались как «оскорбление величества» и
рассматривались как тягчайшее преступление, заслуживающее одновременно
и государственной, и религиозной санкции. Всякое возмущение оценивалось
как действие «против бога, святой церкви и государства».
Юридическим выражением всеобщего подданства являлась присяга
королю. При вступлении на престол король принимал присягу у своих
придворных. Все население (и свободное, и несвободное), начиная с 12-
летнего возраста и до глубокой старости должно было присягнуть либо
лично королю при объезде им территории страны, либо принести эту присягу
через посредство графов и королевских посланцев.
Формула присяги содержала обязательство о сохранении верности
королю «до конца жизни». Нередко присяга приносилась на мощах святых.
Духовенство и монашество приносило присягу через свои высшестоящие
структуры. При «ленивых королях» присяга постепенно вышла из
употребления, но Карл Великий восстановил ее в первоначальном виде.
Вскоре после принятия им императорского титула (800 г.) он обязал все
население принести ему новую присягу, на этот раз как императору.
Уклонявшихся от присяги брали под стражу и требовали за них
поручительства со стороны благонадежных лиц; обо всех этих случаях
докладывалось королю.
Власть короля являлась наследственной в рамках династии.
Резиденцией королевского двора еще со времен Хлодвига (с 497 г.) был
избран Париж. Все нити государственного управления сосредоточивались в
королевском дворце. Дворцовые слуги короля (министериалы), управлявшие
отдельными отраслями королевского хозяйства, являлись одновременно и
государственными должностными лицами. На первых порах не проводилось
различий между государственным и личным королевским имуществом;
общегосударственные вопросы решались через призму интересов
королевского дома.
Сфера компетенции министериалов не была строго разграничена, так
что одним и тем же лицам могли быть поручены дела по выполнению самых
различных функций (военных, финансовых, судебных, административных и
др.). Соподчинение и взаимодействие министериалов не было отлажено;
организация делопроизводства также еще была далека от совершенства.
Вознаграждение министериалов осуществлялось за счет земельных
пожалований, определенной части сборов с населения, доли в сумме
судебных штрафов и т. д. Таким образом, у франков была сформирована
дворцово-вотчинная система управления, которая являлась наиболее ранней
и простой формой организации аппарата управления.
Главным управителем дворца являлся майордом (лат. major domus —
старший господин) или палатный мэр. Он замещал короля в его отсутствие
(когда король проводил много времени в военных походах и ему было трудно
управлять страной «из седла»), издавал общеобязательные распоряжения,
осуществлял суд, руководил войском, направлял работу центральной и
местной администрации. В случае малолетства короля майордом был его
воспитателем и фактически правителем государства. Первоначально
майордом назначался королем, а затем стал избираться знатью. С конца VII в.
должность майордома стала наследственной внутри богатого и знатного
австразийского рода Пипинидов, представитель которого Пипин
Геристальский занял эту должность в 687 г. К данному роду принадлежал и
упомянутый выше Карл Мартелл, который фактически самостоятельно
правил страной. Его сын Пипин Короткий в 751 г. основал новую династию
Каролингов. При ней должность майордома была упразднена.
Другими важными фигурами в центральном аппарате управления
Франкского государства являлись: дворцовый граф (юридический советник
короля, следивший за исполнением судебных решений и приговоров),
референдарий (хранитель государственной печати, глава королевской
канцелярии, через которую шло государственное делопроизводство),
камерарий(хранитель дворцового имущества, ведавший поступлениями в
государственную казну).
При Каролингах усилилось проникновение на высшие государственные
должности лиц духовного звания. Появилась должность архикапеллана,
возглавлявшего все дворцовое духовенство и являвшегося непременным
членом королевского совета. В его ведение перешла дворцовая канцелярия, и
его ближайший помощник — канцлер — в IX в. заменил собой
референдария. В военном ведомстве важную роль играл маршал, ведавший
вначале королевской конюшней (и потому называемый «конюшьим графом»
— comes stabuli), а впоследствии командовавший королевской конницей.
Главным показателем могущества королевской власти,
непосредственной опорой короля являлась дружина, содержавшаяся за счет
налоговых поступлений и военной добычи. Вступая в дружину, воины
давали королю клятву в верности и преданной службе; они пользовались
особым покровительством короля и обычно жили непосредственно при
дворе. Не располагавшие земельной собственностью и материально
зависимые от короля, дружинники были его прочной опорой и послушным
орудием как в военных походах, так и при подавлении народных
выступлений.
Именно из числа дружинников (антрустионов) чаще всего
формировались кадры центральной и местной администрации.
Государственный аппарат пополнялся и за счет знатных представителей
романизированного галльского населения, которое лучше, чем окружение
короля, было знакомо с местными языками, нравами и обычаями, а также
имело относительно более высокий уровень общего образования и культуры.
Местная система управления государством характеризовалась
наличием элементов первобытно-общинной организации. Основная масса
свободного населения была объединена в общины – марки, которые были
построены на принципах территориальной или соседской общины. Община
продолжала играть важную роль в жизни свободных франков.
Королевская власть, заинтересованная в укреплении своего престижа,
не только на общегосударственном, но и на местном уровнях, стремилась
поставить под свой контроль выборные органы общинного управления,
стараясь поставить местные органы на принципы административно-
территориального управления. Проводниками королевской политики на
местах являлись графы и сацебароны, наделенные административными,
судебными и военными функциями. За свою деятельность граф получал
вознаграждение в виде земельного участка. При всех своих широких
полномочиях, графы и сацебароны оставались всего лишь слугами короля,
свободно им назначаемыми и смещаемыми.
Основной административной единицей являлось графство, которое
делилось на сельские округа – паги, включавшие в свой состав сотни.
Несколько графств составляли герцогство, образуемое, обычно, в
пограничных районах. Однако, эта административная система была еще
крайне слаба.
Франкские короли, установив свою власть над Галлией, первоначально
сохранили налоговую систему, существовавшую на момент завоевания.
Первоначально в королевстве не различались доходы короля и государства.
Франкские короли делали попытки введения прямых налогов с подчиненного
им населения. Помимо прямых, существовали некоторые виды косвенных
налогов: таможенные пошлины, пошлины с товаров, выставленных на
ярмарках или провозимым по большим дорогам и мостам.
Ввиду отсутствия стабильной налоговой системы, королевская власть
вынуждена была искать пути обеспечения должностных лиц. Поэтому
главным источником вознаграждения за службу становится предоставление
привилегий-иммунитетов и земельные вознаграждения.
В результате перехода значительной части домениальных земель в
руки светских и духовных феодалов королевская власть была ослаблена.
Династия Меровингов также ослабляла себя междоусобицами. Королевская
власть становится все более номинальной, и ее земельные владения
уменьшаются.
Последние короли этой династии уже не влияли на положение в стране,
поэтому получили название «ленивых королей». В крупных частях
королевства выделяются знатные фамилии, а власть захватывается местными
магнатами, которые стремятся передавать свою власть по наследству.
Франкское королевство фактически распадается. Борьба за власть приводит к
победе в 687 г. герцога Австразии Пипина Геристальского, который начинает
править королевством единолично.
Общественный строй франков в VIII-IX вв. Становление
Каролингской империи неразрывно связано с процессом феодализации и
ходом социального развития франкского общества.
Концентрация земельной собственности происходила, прежде всего, в
недрах самой общины-марки путем обогащения одних общинников и
обнищания других. Этому естественному процессу способствовало и
помогало вмешательство государственной власти. Во-первых, после
«варварских» завоеваний на территории бывшей Римской империи
сохранилось много поместий крупных римских землевладельцев, поместий,
которые обрабатывались свободными или зависимыми поселенцами,
платившими оброк, во-вторых, к фиску «варварских» государств были
присоединены римские государственные земли, «народная земля» самих
франков и конфискованные королями во время многочисленных
гражданских войн земли бунтовщиков. Все эти колоссальные
государственные земельные фонды так же быстро растаяли, как и появились,
розданные приближенным короля, его дружине (антрустионам) и церкви.
Затем, во Франкском государстве, началось массовое создание бенефициев,
условных владений с обязательством несения военной службы королю.
Таким образом, оседание королевских дружинников на землю, рост
церковного землевладения, бенефициальная система, вот те процессы,
которые ускорили образование крупной земельной собственности. Целью
всех этих пожалований королевской власти, как и целью тех лиц из бывших
общинников, которым удавалось концентрировать в своих руках землю,
было средоточие богатства и влияния, что в феодальном обществе
оказывалось связанным со значительными политическими правами.
Условия, которые способствовали образованию крупного
землевладения, приводили с необходимостью к тому, что массы свободных
общинников-аллодистов в определенном смысле теряли свою землю и
превращались в безземельных, сначала свободных, а затем получивших
землю, но потерявших свою свободу общинников.
Ускорению процесса утери общинниками своих аллодов
способствовали общие неблагоприятные условия времени: гражданские
войны и конфискации имущества, а с другой стороны уступки земель церкви,
вынужденные большей частью давлением обстоятельств и стремлением к
безопасности.
При таких условиях терявший землю и разоряемый общинник, не
находивший себе защиты ни у народных судебно-административных
организаций, ни у королевской власти, вынужден был становиться под
покровительство местных сильных людей, получая одновременно от них и
земельный участок, и часто даже средства производства, но теряя взамен
этого свою свободу и превращаясь в зависимого или просто крепостного
человека своего нового господина-сеньора. В свою очередь крупный
землевладелец обеспечивал свое хозяйство рабочими руками зависимых от
него людей, кроме того уплачивавших за земли и помощь, которые они
получали от нового господина, своей работой и приношениями (барщина и
оброк).
К концу VIII и началу IX в. во Франкском государстве полным ходом
идет «переворот в земельных отношениях», а вместе с ним создается тот
социально-экономический строй, который называется феодальным. Здесь
господствует крупная феодальная собственность, которая распространяется
по всей Европе. Мелкие непосредственные производители, общинники-
аллодисты мало-помалу исчезают и превращаются в держателей.
При низком уровне производительных сил того времени требовалось
«много земли и много рабочих рук» для того, чтобы получить достаточное
для жизни количество продуктов сельского хозяйства. Господствующий
класс был заинтересован не в захвате земли у крестьян, а, наоборот, в
обеспечении земли достаточной рабочей силой. Поэтому, не экспроприация
земли, а апроприация ее трудящемуся человеку была характерна для
средневековья.
Сущность захвата земли в это время заключалась в том, что аллодист
терял свое право собственности на эту землю и превращался в держателя на
«феодальном праве», т. е. становился обязанным платить за нее и нести
повинности, устанавливающиеся либо обычаем, либо соглашением. Эта
перемена в положении аллодиста и составляла содержание понятия
верховной собственности феодала на определенную округу.
Захваты феодалами крестьянской земли и крестьянских наделов
приобретают с начала IX в. массовый характер. Так крупные
землевладельцы, особенно те из них, которые в качестве графов располагали
всеми средствами принуждения, превращали свободных в зависимых от себя
людей.
Наиболее распространенной формой установления зависимости
разоряющегося бедняка от крупного землевладельца была практика
прекариев, известная еще с римских времен и распространенная во
Франкском государстве со времен Меровингов. Прекарий, что дословно
означает «переданное по просьбе» (от лат. precor) есть условное земельное
держание, которое крупный земельный собственник передавал либо во
временное, либо в пожизненное держание безземельному или
малоземельному бедняку, с обязательством последнего нести в пользу
собственника те или иные повинности и оброки.
Существовали три вида нрекариев: 1) когда держатель земли получал
ее всю от собственника (precaria data); 2) когда он отдавал свою собственную
землю крупному землевладельцу и получал ее же обратно, но уже не как
свою собственную, а как уступленную ему землевладельцем с
обязательством несения барщины и оброков (precaria oblata); смысл этой .
операции заключался в том, что, отдавая свою землю, бедняк получал от
крупного землевладельца покровительство и в случаях нужды — помощь
против других сильных людей; 3) в некоторых случаях, особенно когда
крупным землевладельцем была церковь или монастырь, бедняк, отдавший
свою землю своему будущему господину, получал обратно не только ее, но и
некоторое прибавление в виде лесного или заболоченного участка, который
надо было превратить в участок, годный для посевов (precaria remuneratoria).
Само собой разумеется, что попав в такого рода зависимость, они
(бедняки) мало-помалу теряли и свою личную свободу; через несколько
поколений они были уже в большинстве своем крепостными. Система
прекариев предполагала зависимость отдельных крестьян от отдельных
местных землевладельцев, причем форма и степень зависимости
устанавливалась каждый раз индивидуально.
Были, однако, и такие формы, которые распространялись сразу на
многих, ставили в зависимость от крупного землевладельца целые деревни и
даже несколько деревень. Таким был, прежде всего, бенефиций. Король,
жалуя бенефиций и требуя за него военную службу, разумеется, давал землю
населённую и передавал бенефициарию доходы от жителей этой территории,
что при натуральном хозяйстве, господствовавшем в то время, было
единственным способом вознаграждения. Жители территории бенефиция
становились людьми, зависимыми от бенефициария, если только они не
сделались таковыми еще до этого. Если учесть общие условия этой эпохи —
стремление «маленьких людей» получить от крупных землевладельцев
защиту и покровительство, нетрудно представить себе, как быстро
бенефициарий расширял круг зависимых от него людей — прекаристов,
кабальных людей, коммендировавшихся ему лиц и т. д.
В IX—Х вв. бенефиций из условного владения, каким он 6ыл в начале,
превратился в феод — наследственное владение и, таким образом,
зависимость жителей бенефиция укрепилась и стала постоянной.
Естественным результатом роста крупного землевладения было
постепенное сосредоточение в руках землевладельцев судебных,
административных, финансовых и функций военного руководства.
Эти новые функции крупного землевладельца получают свое
окончательное юридическое оформление в виде так называемого
иммунитета. Королевская власть, конечно, не была заинтересована в
расширении публично-правовых функций частных лиц. Но она была
слишком слаба для того, чтобы противодействовать этому процессу, и
принуждена была санкционировать то, что происходило на местах вопреки ее
желанию.
Расширение прав крупных землевладельцев совершалось постепенно.
Франкский иммунитет заключался в том, что представителям королевской
власти в областях (герцогам, графам и их должностным лицам) запрещалось
вторгаться во владения лица, получившего иммунитетную грамоту, и в
передаче судебных, административных, полицейских и всяких других
обязанностей владельцу иммунитета, который получал право исполнять их
лично или через поставленных им должностных лиц. Итак, представители
общественной власти не могли вступать в пределы иммунитетной
территории.
Иммунитетные права крупного землевладельца обычно сводились к
следующему: он пользовался на своей земле судебной властью,
председательствуя на судебных собраниях подвластного ему населения, имел
право взимать па территории иммунитета все поступления, которые до этого
шли в пользу короля (налоги, судебные штрафы и иные поборы), наконец, он
являлся предводителем ополчения зависимых от него людей. Его
юрисдикции обычно были подведомственны гражданские иски и мелкие
правонарушения. Высший уголовный суд оставался, как правило, в руках
короля и осуществлялся его представителями; впрочем, в каролингский
период некоторые иммунисты получали и право высшего суда. Иммунист
выполнял функции государя в пределах иммунитетной территории, причем и
сам король, и иммунист рассматривали свои функции с точки зрения тех
доходов, которые были связаны с их осуществлением, а самые функции
расценивались как частное управление своим землевладением.
Феодальная вотчина была своеобразным учреждением. Как форма
хозяйства господствующего класса она была, не столько производственной
организацией, сколько организацией для эксплуатации подвластного
господствующему классу населения, организацией для получения
феодальной ренты. Вотчина предполагала уже существующей организацию
производителей, т. е. общину-марку. С появлением вотчины, т.е. с
завершением процесса феодализации, эта община-марка из общины
свободных людей превратилась в зависимую, чаще всего в крепостную
общину, но при этом никаких существенных изменений марка как
хозяйственная организация не претерпела.
Производство в общине легло в основу производства в вотчине,
поскольку вотчинное хозяйство не существовало отдельно от хозяйства
общины-марки. Производственный процесс в общине совершался при
помощи индивидуальных мелких орудий производства, поэтому и в
средневековой вотчине, как бы ни была велика эта вотчина, производство
было мелким и таким оно оставалось в течение всего существования
феодальной формации. Прогресс в области производительных сил и прежде
всего в технике был чрезвычайно медленным, так как раз найденная
эмпирически форма индивидуального орудия удовлетворяла
непосредственного производителя и поэтому имела тенденцию к своему
длительному сохранению.
Феодальная вотчина была крупным хозяйством, покоящимся на мелком
производстве. Земля средневековой вотчины состояла из двух частей: земли,
находившейся в хозяйстве самого феодала, и крестьянских наделов. В
документах раннего средневековья первая обычно называлась домениальной
землей отсюда и французское слово «домен». Вторая часть — крестьянские
наделы — обычно обозначаются либо как держания, ибо крестьянин не
является собственником земли, а лишь ее владельцем и «держит» эту землю
от крупного землевладельца; либо определяются со стороны юридического
характера держания, откуда их название — mansi serviies, mansi ingenuiles,
man-si lidiles — где первое слово обозначает размер держания (надел,
достаточный для существования крестьянской семьи, и в то же время
обеспечивающий крупному землевладельцу соответствующее количество
дохода), часто принимаемый за единицу, — второе же слово (serviies, lidiles,
ingenuiles) означает число и характер тех повинностей, которые идут с такого
надела в пользу землевладельца и которые определяются степенью зави-
симости держателя.
Следует отметить, что земля домена была обычно меньше, чем
совокупная земля всех крестьянских держаний, так как при низком уровне
производительных сил труд, затрачиваемый на поддержание сил семьи не-
посредственного производителя, поглощал большую часть трудового
времени крестьянской семьи и прибавочный труд не мог быть особенно
большим, а, следовательно, и сфера его приложения, т. е. барская запашка, не
могла быть велика.
Обычно пахотный домен составляет не более одной трети
совокупности пахоты крестьянских наделов. Этим же объясняется и то
обстоятельство, что в состав домена входят главным образом не пахотные
земли, а леса, пустоши, болота и т. д. В прежнее время при существовании
свободных общин они составляли общинные угодья, так называемую
альменду, а неопределенность прав на них общинников сделали их первыми
жертвами корыстолюбия феодалов, которые раньше всего захватили как раз
общинные угодья и пользование ими, общинниками обусловили
дополнительными повинностями в свою пользу.
Основная масса крестьян в средние века состояла из несвободных или
крепостных крестьян. Средневековые юристы различали три вида
подчинения крестьянина сеньору причем собственно крепостным считался
человек, который зависел от одного и того же сеньора сразу во всех трех
отношениях. Это - личная, поземельная и судебная зависимость.
Каждый из этих видов зависимости отличался как по своему
происхождению, так и по тем специфические формам повинностей, которые
были с ним связаны.
Личная зависимость вела свое происхождение от института рабства.
Поземельная зависимость вытекала из факта принадлежности
крестьянского надела сеньору. Земля надела юридически составляла часть
вотчины, в силу чего крестьянин должен был нести разнообразные
повинности — в форме барщины или оброков, обычно пропорционально
размерам надела и сообразно тем обычаям, которые были закреплены
традицией и были точно перечислены в кадастрах вотчины. Крестьянин
периодически должен был «признавать», что земля его надела — не его
земля, а сеньора, и тем самым признавать себя обязанным уплачивать
традиционные повинности, следуемые с надела.
Судебная зависимость, непосредственных производителей средних
веков вытекала из иммунитетных прав сеньора и выражалась в большом
количестве разнообразных повинностей. Иммунитетная грамота давала право
феодалу осуществлять суд на территории, часто выходившей за пределы
собственно вотчины иммуниста. В этом случае все население территории
иммунитета попадало в сферу судебной и административной власти сеньора
вне зависимости от того, было ли оно до получения сеньором грамоты
зависимым от него или нет. Эта зависимость выражалась в том, что
население должно было судиться в суде иммуниста, а все судебные штрафы,
равно как и те повинности, которые шли раньше королю или его
представителям за отправление ими судебных и административных функций,
шли уже не в пользу короля, а в пользу сеньора.
Поскольку сам король смотрел на выполнение им данных функций с
точки зрения тех доходов, которые они ему приносили, пожалование
иммунитетной грамоты рассматривалось как пожалование части королевских
доходов тому или другому частному лицу, на которое возлагалось теперь и
выполнение соответствующих этим доходам функций.
В иммунитетных грамотах короли обычно оставляли за собой право
суда за особо тяжкие преступления (разбой на больших дорогах,
изготовление фальшивой монеты), все же остальные случаи подлежали суду
иммуниста. Если иммунист был крупным феодалом, имевшим своих
вассалов, то он мог вместе с феодом передать вассалу право суда над
населением этого феода, оставляя в свою очередь за собой право суда по
тяжким уголовным преступлениям; в таком случае право суда делилось
между несколькими сеньорами. В более позднее время в некоторых странах
такое деление судебной власти вошло в обычай.
Что касается господствующего класса, то в результате широкого
применения института вассалитета господствующий класс феодального
общества представлял собой лестницу подчинений одних феодалов другим.
Каждый крупный землевладелец считался вассалом короля, и каждый феодал
мог иметь своих вассалов путем уступки тому или другому лицу части своей
земли с ее населением в качестве феода. Крупный феодал, передавая
бенефиций или феод вассалу, передавал ему и феодальную ренту (или ее
часть) с населения феода, которое таким образом становилось в зависимость
от нового сеньора, не теряя своей зависимости и от вышестоящего.
В VIII в. государство активно содействует упрочению вассальных
связей, затрудняя уход зависимых людей от сеньоров. В начале IX в. было
запрещено вассалам уходить от сеньоров. К 847 г. вассалитет приобрел
обязательный характер.
Таким образом, вассально-ленные отношения стали безраздельно
господствующими как внутри эксплуататорского класса, так и в среде
зависимого крестьянства.
Государственный строй франков VIII – IX века. После смерти
Хлодвига, обеспечившего свою власть мощной церковной поддержкой,
между его наследниками развернулась ожесточенная борьба за приоритет,
продолжавшаяся в течение целого столетия. Государство неоднократно
распадалось на несколько частей (Нейстрия, Австразия, Бургундия,
Аквитания), пока, наконец, во второй половине VII в. не наступил период
стабилизации. Он характеризовался достаточно сильной центральной
властью, и этот факт объясняется рядом причин.
Существенным фактором являлось наличие в руках короля
значительного земельного фонда, из которого он производил пожалования
своим приближенным в полную, свободно отчуждаемую (аллодиальную)
собственность. Основой этого фонда в свое время стали земли
императорского фиска, которые были присвоены первыми франкскими
королями по праву захвата военной добычи; а впоследствии к этому фонду
были присоединены все свободные земли, формально считавшиеся общим
достоянием всего народа.
Господствующий класс имел объективную заинтересованность в силе
королевской власти, поскольку обогащающаяся франкская знать была еще не
в состоянии без опоры на королевские административно-управленческие
структуры осуществлять непосредственную эксплуатацию производительной
части населения, ликвидировать племенной сепаратизм и традиции
общинного самоуправления, поддерживать стабильный порядок внутри
недавно завоеванной страны. От короля зависело и распределение военной
добычи — существенного компонента богатства и социального престижа
правящих верхов. Следовательно, как внутренние (экономические), так и
внешнеполитические (военные) факторы объективно способствовали
консолидации господствующего класса вокруг короля.
На период Каролингов приходится новый этап в формировании
франкской государственности. Наивысшего блеска и могущества Франкское
государство достигло при Карле Великом (768—814 гг.).
Вступив на престол в 26 лет и совершив в течение своего царствования
53 военных похода, он объединил под своим господством почти все
христианские земли Западной Европы, от Барселоны на юго-западе до границ
современной Польши на востоке, от Ютландского полуострова на севере до
Рима на юге. Являясь наследниками римской монархии, Каролинги усилили
королевскую власть двумя факторами религиозным и феодальным.
Преобразованная таким образом, королевская власть стала самым
могущественным институтом. В ее руках сосредоточились все средства,
какими можно было тогда располагать, чтобы повелевать людьми.
Тем не менее, приобретение Карлом императорского титула не
означало, однако, превращения его власти в абсолютную. К IX в. реальная
политическая власть сосредоточилась в руках местных светских и духовных
правителей, так что на долю императора оставалась лишь определенная часть
из общего реестра государственных полномочий. Наиболее значительными
были функции императора как «охранителя мира» внутри страны и гаранта
внешней безопасности государства. Формально он продолжал оставаться и
высшей апелляционной инстанцией, хотя основная масса судебных дел уже
окончательно решалась местными судебными органами или на уровне
графов.
Королевский двор при Карле Великом состоял уже не из прежних
дружинников и «королевских сотрапезников», а из его личных вассалов.
Длительное время Карл не имел постоянной столицы, и его резиденция часто
меняла свое месторасположение. Лишь в самом конце своего правления
король избрал своей резиденцией город Аахен (современный город Ахен в
германской земле Северный Рейн-Вестфалия).
Двор оставался одновременно и высшим государственным
учреждением, и органом управления королевскими домениальными
владениями. Королевский двор значительно разросся; в нем проявилась
известная управленческая специализация. Наряду с министериалами,
составлявшими основной штат центрального управления, при дворе состояло
множество других лиц военного, штатского и духовного звания,
распределенных по соответствующим рангам.
Элементом центральной государственной структуры являлся
королевский совет, состоявший из высших сановников двора и некоторых
представителей провинциальной светской и духовной аристократии. В
полномочиях совета было решение всех дел, относящихся к благу короля и
всего королевства. С согласия совета Карл издавал указы (капитулярии) по
всем вопросам общественно-политической жизни страны, которые были
общеобязательными для исполнения на всей ее территории. Если Карл еще
обладал достаточными возможностями контролировать деятельность совета,
то после его смерти совет фактически диктовал свою волю преемникам
первого императора.
Регулярно собирались также государственные совещания знати,
созываемые обычно дважды в год — весной и осенью. На весеннее собрание
(обычно в мае) должна была в обязательном порядке являться вся знать
государства.
На этих совещаниях решались наиболее важные дела, которые были
предварительно обсуждены королем в кругу своих ближайших
сподвижников; принятые решения, оформленные в виде королевских
капитуляриев, приобретали силу закона. Здесь же обычно королю вручались
упомянутые ранее ежегодные «подарки». Осенние собрания были более
узкими по своему составу; принимаемые на них решения считались
предварительными и зачастую даже не оглашались. Обычно совещания
проводились в королевском дворце и продолжались в течение 2—3 дней.
Подсчитано, что Карл Великий за годы своего правления провел 35 таких
совещаний.
Центром управления империи был императорский двор с его
чиновниками - дворцовым графом, соединявшим в своих руках вместе с
отправлением правосудия руководство королевской администрацией;
канцлером - хранителем государственной печати, отвечающим за
составление королевских актов и стоящим во главе канцелярии;
пфальцграфом, заведовавшим дворцовым хозяйством; архикапелланом -
главой франкского духовенства, духовником короля и его советником по
церковным делам, хранителем особой святыни франкских монархов - плаща
св. Мартина Тульского. Большинство других должностей, существовавших
ранее (маршал, сенешал и т. д.), сохранились и при Каролингах.
Местная администрация была представлена как светскими (графы), так
и духовными (епископы) правителями. Графы, превратившиеся при
«ленивых королях» в наследственных владетелей графств, вновь были
возвращены в положение королевских уполномоченных. Карл стремился
ослабить связь графов с местными землевладельцами, часто смещал графов и
наказывал их за служебные злоупотребления. Система графских округов (их
общее количество достигало 700) была фактически воссоздана заново.
Однако эта политика проводилась весьма непоследовательно. Кроме того,
развернувшиеся в стране процессы суверенизации власти шли в разрез с
королевскими намерениями. После смерти Карла графская должность вновь
стала наследственной. Подобные же тенденции обнаруживались в эволюции
подчиненных графам должностных лиц — вице - графов, викариев и
центенариев.
Герцогская власть при Карле была почти повсеместно упразднена, а
прежние герцогские функции были переданы т. н. маркграфам, должность
которых была учреждена Карлом для управления марками — крупными
пограничными административными округами, созданными с военными
целями. Маркграфы располагали более широкими полномочиями, чем
обыкновенные графы — в частности, постоянной военной властью,
необходимой для обеспечения безопасности границ государства. Следует,
однако, сказать, что ликвидация наследственных герцогств при Каролингах
также оказалась лишь временной мерой, как и в отношении графств.
Связующим звеном между императором и органами местной власти
являлись т. н. «государевы посланцы» (missi dominici, nuncii),
действовавшие, как правило, попарно, в составе одного светского и одного
духовного лица. В течение года они объезжали несколько графств,
контролируя хозяйственную деятельность королевских поместий, взимание
налогов и других финансовых поступлений, осуществление правосудия (с
этой целью они принимали к своему рассмотрению апелляционные жалобы
на решения местных судов по наиболее тяжким преступлениям),
правильность отправления религиозных обрядов и т. д.
Неподчинение распоряжениям «государевых посланцев» со стороны
местных светских и церковных властей влекло наказание виновных
крупными штрафами. Подобная система контроля со стороны центра над
местными управленческими структурами могла быть вполне эффективной до
тех пор, пока обладал достаточной силой тот импульс, который приводил ее
в движение. Ослабление же властного потенциала этого импульса приводило
весь сложно настроенный механизм в полную негодность, поскольку ни на
какие другие варианты повышения своей энергетической мощности он
изначально не был рассчитан. После Людовика Благочестивого упоминаний
о королевских посланцах в документах того времени больше не встречается.
К концу длительного правления первого императора в стране
происходило прогрессирующее нарастание центробежных тенденций.
Империя Карла Великого представляла собою не монолитное единство, а
конгломерат многочисленных народов и народностей, не имевший никаких
других связующих механизмов, кроме военной силы. Государство постоянно
потрясалось межплеменными и межклановыми распрями, мятежами,
военными конфликтами. Лишь авторитет и могущество самого Карла
поддерживали в стране относительный внутренний порядок. Современников
и потомков восхищала сама личность этого незаурядного государственного
деятеля — бесстрашного воина и искусного дипломата, энергичного
администратора и щедрого покровителя античного наследия — литературы,
наук и искусств. Сам Карл для своего времени был весьма образованным
человеком, умевшим читать по-гречески и по- латыни (но, вместе с тем, так и
не научившимся писать даже на родном языке).
Вскоре после смерти Карла Великого его империя перестала
существовать как единое целое. Сын и преемник Карла по имени Людовик
Благочестивый (814—840 гг.) уже в 817 г. разделил империю между своими
сыновьями, сохранив за собой лишь номинальную верховную власть. Однако
этот раздел не удовлетворил наследников, следствием чего стали
многочисленные интриги и смуты, конфликты и войны.
Наконец, в 843 г., уже после смерти Людовика Благочестивого его
сыновья (внуки Карла Великого) на съезде в городе Вердене заключили
договор о новом разделе империи. В принципе империя должна была
разделиться на три примерно равные части, но эта задача оказалась очень
непростой: по свидетельству современника, 120 советников, готовивших
трактат, не всегда имели точное представление о размерах и границах
империи.
Таким образом, Верденский договор, завершивший период
существования первой формы феодального государства, положил начало
истории трех будущих стран Европы — Франции, Германии и Италии.
Источники права. Важнейшим источником права в условиях
раннефеодальной монархии являлись так называемые варварские правды, т.е.
кодификации, содержавшие запись обычного права германских племен, а
также образцы судебных решений данной эпохи.
Большую роль играли также акты королевской власти, которые
являлись вначале дополнениями к правдам, а впоследствии оформлялись в
качестве самостоятельных документов — капитуляриев (название
происходит от лат. capitulum — глава, раздел книги), получивших особое
распространение в эпоху Каролингов и приобретших свою классическую
форму на рубеже VIII и IX веков (только за годы правления Карла Великого
было издано около 200 капитуляриев). Первый систематизированный
сборник капитуляриев, составленный частным лицом, появился в 827 г.
К источникам права следует относить и иммунитетные грамоты, а
также утверждаемые королем образцы документов (формулы-грамоты), с
помощью которых оформлялись имущественные сделки. В этих формулах в
абстрактной форме, без упоминания конкретных имен, дат, географических
названий (их предстояло вписывать при реальном оформлении сделки)
излагалось только само существо дела: отчуждение земельного участка,
освобождение раба и т.п.
Свое влияние на развитие правовой системы раннего феодализма
оказывала и церковь. Именно во многом благодаря церкви (а также
королевскому законодательству) в правовую систему франков проникали
институты римского права, на первых порах существенно упрощенные и
вульгаризированные по сравнению с их классическими образцами.
Несмотря на достаточно широкий круг имеющихся источников,
основную информацию для анализа специфики раннефеодального права
можно почерпнуть из варварских правд. Особую ценность представляет
самая ранняя из них — Салическая правда (Салический закон — Lex Salica),
записанная на обиходной латыни во времена Хлодвига (конец V — начало VI
вв.) и отразившая начальные этапы становления раннефеодального
государства и права у франков.
Первоначальный текст Салической правды не сохранился и наиболее
древние ее рукописные списки датируются эпохой Пипина Короткого и
Карла Великого (не ранее середины VIII века).
Салическая правда представляла собой не свод законов Франкского
королевства, а судебник, предназначенный для непосредственного
практического применения. Судебному контролю подлежали, прежде всего,
преступления, причиненные личности или имуществу свободных франков и
совершенные в большинстве своем людьми, равными им по правовому
статусу.
Значительное внимание уделено также обязательствам, возникающим в
сфере имущественных и наследственных прав; подробно регламентированы
взаимные права и обязанности субъектов брачно-семейных отношений.
Многие статьи судебника касаются порядка организации судопроизводства и
осуществления правосудия.
Салическая правда относилась к тому периоду развития франкского
общества, когда элементы родоплеменной организации еще не были изжиты,
а институты частной собственности не утвердились повсеместно и
окончательно.
Если учитывать те дополнения, которые вносились в Салическую
правду на протяжении VI—IX вв. текущим законодательством франкских
королей, и рассматривать все эти свидетельства в сочетании с другими
источниками (в том числе и более поздними), открывается возможность
воссоздать достаточно полную картину эволюции родоплеменного строя
франков к политико-правовой организации феодального общества.
Влияние римского права на Салическую правду не было значительным
и обнаруживалось главным образом во внешних чертах. Салическая правда
не пронизана духом юридической абстракции, свойственным римскому
классическому праву. Ее главное содержание — это записи конкретных
судебных случаев (казусов), решения по которым в силу многократной
повторяемости в течение длительного времени стали основополагающими
образцами для последующей судебной практики.
Но поскольку все многообразие реальных жизненных ситуаций
невозможно охватить никаким, даже самым детализированным судебником,
становится вполне объяснимой мозаичность, фрагментарность изложения
материала в Салической правде, отсутствие его четкой логической
структуры, что порождает, с одной стороны, неоправданную повторяемость
отдельных сюжетов, а с другой стороны — неполноту и пробелы в
освещении многих других важных положений.
Казуистичность изложения материала исключала выработку и
формулирование обобщающих понятий, таких как понятия преступления и
наказания, понятия вины, умысла, неосторожности и т.п. Характерная черта
варварских правд (и Салической в том числе) состоит в их строгом
формализме. Процедура реализации правовой нормы представлялась
франкам не менее существенной, чем реальное бытие самой этой нормы.
Каждое правовое действие, непременно публичное, облекалось в
формализованный ритуальный обряд, предполагавший строгую
последовательность действий, использование словесных клише,
употребление предметов-символов (горсть земли, ветка дерева и т. д.), —
обряд, даже незначительное отступление от которого грозит свести на нет
содержательную сущность нормы. Важно помнить, что в условиях почти
полной неграмотности подавляющего большинства населения публичность и
ритуальность процессуальных действий были единственными гарантиями
соблюдения правовой нормы, как самими участниками процесса, так и его
очевидцами.
Регулирование имущественных отношений. Основным занятием
франков в VI в. являлось земледелие. Наряду с земледелием активно
развивалось скотоводство, в том числе разведение рабочего (тяглового) скота
— лошадей, быков, мулов, ослов. Особое развитие получило свиноводство;
выращивалась также домашняя птица, разводились пчелы, вылавливалась
рыба, был известен охотничий промысел. Экономический прогресс являлся
не только следствием естественных процессов развития франкского
общества, но и заимствования достижений римской агротехники,
использования опыта организации хозяйства в галло-римских поместьях.
Хотя самого понятия собственности Салическая правда еще не знала,
движимое имущество подразделялось на «свое» (suus) и «чужое» (alienus).
При этом «свои» движимые вещи уже могли отчуждаться совершенно
свободно. Имелось сложившееся представление о том, что «свое» имущество
должно быть прочно защищено от преступных посягательств. Большинство
норм Салической правды посвящено тщательной регламентации краж
крупного и мелкого скота, домашней птицы, пчел, транспортных средств и т.
и, поскольку скот рассматривался в качестве некоего мерила богатства и
благосостояния, стоимость головы скота могла служить эквивалентом при
денежных расчетах.
Наиболее важным, вечным и неуничтожимым объектом собственности
являлась земля. Касаясь поземельных отношений, Салическая правда
проводила различие между объектами землевладения и землепользования.
Приусадебные участки уже полностью перешли в частную собственность
отдельных семей — больших (патриархальных), обычно включавших
близких родственников трех поколений, или малых (индивидуальных),
представленных супружеской парой с детьми. Сурово наказывалась не
только кража домашнего имущества, но и сам факт проникновения на
территорию усадьбы (виллы), а также разрушение или уничтожение
изгороди. Если же совершено разбойное нападение с уничтожением собак и
увозом имущества, виновный выплачивал штраф, равный вергельду (цене
жизни) за убийство свободного человека (200 солидов). Все, кто принимали
участие в шайке или присоединились к ней впоследствии, выплачивали по
62,5 солида.
Пахотные наделы, судя по всему, уже перешли в частное владение
отдельных семей, и практикуемые ранее их переделы уже не производились.
Нарушение границ пахотного надела каралось штрафом, равно как и проезд
по нему без согласия хозяина (3 солида). Строже наказывалась запашка
чужого поля (15 солидов), очень серьезно — его самовольный засев (45
солидов).
Однако община сохраняла ряд прав на пахотные наделы, уже
перешедшие в индивидуальное владение. Об этом свидетельствует т. н.
«система открытых полей», особенно широко распространенная на севере
страны: когда урожай был собран, все изгороди снимались, и пахотные
наделы превращались в общее пастбище. На все время от уборки до новых
всходов поля были открыты для свободного по ним проезда. Такой же
правовой режим был установлен и для луговых наделов после сенокоса, и
для земель, находившихся под паром. В целом, «система открытых полей»
была связана с чересполосицей и принудительным севооборотом для всех
членов общины.
О купле-продаже пахотной земли в Салической правде не упоминалось
ни разу. Институт наследования земли находился в стадии становления.
Согласно статьям LIX главы Салической правды («Об аллодах») землю
могли наследовать только прямые наследники по мужской линии; женское
потомство исключалось из претендентов на наследование земли. Основная
идея подобных ограничений — стремление сохранить земельную
собственность в рамках данного рода. Если прямых мужских наследников не
оказывалось, земля оставалась в роду наследодателя, тогда как движимое
имущество могли наследовать и дочери.
Земли, не входившие в приусадебное хозяйство (леса, неподеленные
луга, дороги, пустоши, болота), еще сохранялись в общем владении, и
каждый член общины имел равную долю в пользовании этими угодьями.
Традиции общинного землевладения зафиксированы и теми статьями
Салической правды (глава XLV «О переселенцах»), которые запрещали
чужаку переселяться на территорию общины, если хотя бы один общинник
воспротивится этому. Если пришелец все же поселялся на территории
общины самовольно, протестующий мог добиться его изгнания в судебном
порядке. Существовали, однако, и изъятия из этого правила. Если в течение
одного года и одного дня чужак фактически проживал в общине при
молчаливом согласии его членов, то по истечении этого срока в силу
действия института приобретательской давности земельное владение чужака
получало правовую защиту. Кроме того, община не могла воспрепятствовать
переселению тех чужаков, которые предъявляли разрешительную грамоту,
выданную королем, — протестующий против такого переселения
наказывался штрафом в 200 солидов.
Обязательственное право. Основным источником обязательств
являлись договоры. По причине слабого развития товарно-денежных
отношений, преимущественно натуральному способу хозяйствования
система договоров отличалась значительной простотой.
Общие условия действительности договоров еще не являлись
предметом регламентации, однако предполагалась добровольность
вступления в договор и добросовестность владения вещью — объектом
договора. Признавалась приобретательская давность, определяемая
одногодичным сроком добросовестного владения. Нарушение договора
влекло за собою не только имущественную, но и личную ответственность,
причем иногда не только персональную, но и семейную.
В Салической правде упомянуты договоры мены, купли-продажи,
хранения, ссуды, залога. Наиболее детально был регламентирован договор
займа. Характерно, что долгового рабства договор займа уже не порождал.
Кредитор мог взыскивать долг, минуя суд, явившись в дом должника в
присутствии свидетелей. Если долг не возвращался, кредитор мог вызвать
должника в суд. При каждой неявке (до трех раз) с должника взыскивался
дополнительный штраф. Кредитор мог прибегнуть к помощи графа и
рахинбургов, которые были вправе конфисковать соответствующую часть
имущества должника. В этих случаях одна треть долга шла в пользу графа.
Салической правде известны и обязательства из причинения вреда —
например, потрава поля, вызванная либо нерадением пастуха, либо
враждебным замыслом самого хозяина скота. В этом втором случае
виновный должен был возместить убытки и выплатить штраф в 30 солидов.
Но одновременно пострадавшему воспрещалось самовольно захватывать,
уничтожать или калечить чужой скот, застигнутый на потравленном поле.
Семейно-брачное право. Семейное право франков характеризуется
господством мужа над женой, отца над его детьми. Жена, как и
несовершеннолетние дети, находилась под опекой мужа. В случае смерти
мужа вдова переходила под опеку своих совершеннолетних сыновей, а если
они отсутствовали – других наследников умершего.
Для вступления в брак требовалось согласие обеих сторон, а также
родителей или опекунов.
Некоторые действия жена могла совершать лишь с разрешения мужа, в
том числе отчуждение лично ей принадлежащего имущества.
Развод для жены признавался недопустимым. Жена, оставившая своего
мужа, подвергалась смертной казни. Для мужа развод был возможен в
случае: измены жены и совершения женой некоторых преступлений. Под
влиянием церкви в середине VIII в. разводы были запрещены Капитулярием
744г.
При заключении брака жених выделял невесте определенное
имущество – ее приданое, своего рода предбрачный дар. Обычно это было
движимое имущество: скот, оружие, деньги, могли входить в состав
приданого и рабы. Позднее в качестве приданого передавалась и
недвижимость – дома, земельные владения и все это имущество составляло
собственность жены.
Лицо, вступившее в брак с вдовой, должно было предварительно
уплатить родным первого мужа сумму в 3 солида и 1 динарий. Эта плата за
вдову вносилась ближайшему родственнику первого мужа. Если
родственников не оказывалось, она поступала в королевскую казну.
Капитулярий, изданный позднее, возложил на вдову сверх того, обязанность
уплатить десятую часть своего приданого ближайшему родственнику
первого мужа. При отсутствии родных мужа этот взнос также поступал в
казну.
Отец имел власть над своими детьми, но она не была неограниченной,
он имел право наказывать детей и в некоторых случаях предавать их смерти.
Его согласие было необходимо при вступлении в брак дочерей. Отцовская
власть над сыновьями прекращалась с достижением ими совершеннолетия
(12 лет у салических франков и 15 лет у рипуарских). Относительно дочерей
отцовская власть сохранялась до вступления их в брак. Отец мог
пользоваться имуществом своих несовершеннолетних детей; он признавался
их наследником (если дети умерли ранее него) и получал следуемое им
вознаграждение за причиненный ущерб.
Наследственное право. К наследованию имущества призывались
сыновья и дочери умершего, а за их отсутствием отец, мать, брат, сестра и
другие родственники (с отцовской стороны). С VII в. и женщины стали
допускаться к наследованию земли. Наследования по завещанию не было.
Для передачи имущества на случай смерти вместо завещания прибегали к
дарениям, прекарию, передаче имущества какому-либо доверенному лицу.
Накопление богатства и развитие частной собственности неизбежно
порождает стремление к широкой завещательной свободе. Это нашло
отражение в существовании института аффатомии. Наследодатель еще при
жизни мог передать фиктивно свое имущество любому доверенному лицу, с
тем, чтобы последнее не позднее, чем через год после открытия наследства,
передало имущество соответственно воле наследодателя. Аффатомия носила
публичный характер, допускалась только в отношении благоприобретенного
имущества, а не родового, а также движимостей и в случае если у
наследодателя не было детей.
Уголовное право. Сохраняются еще пережитки кровной мести. Так, в
случае поимки преступника на месте преступления, потерпевший (и его
близкие) имел право убить захваченного, в особенности если он
сопротивлялся и .не позволял себя задержать. Такой порядок допускался,
например, в некоторых случаях кражи.
Взамен кровной мести был установлен выкуп (композиция). Принятие
последнего было первоначально необязательно для потерпевшего (и его
близких), но крепнувшая государственная власть постепенно возвела
принятие выкупа на уровень обязанности. Существовали две различных
основных ставки, большая и меньшая. Первая — это вергельд за убийство и
другие более тяжкие преступления. Вторая— это пеня (бусса) за менее
тяжкие преступления. На размер выкупа оказывала влияние не только
тяжесть совершенного преступления, но национальность, сословие, возраст и
пол потерпевшего. Размер вергельда за убийство женщины и ребенка был
выше, чем за убийство взрослого, размер вергельда за убийство
королевского приближенного превышал в три раза размер вергельда за
убийство простого свободного и т. д.
Наряду с суммой, которая уплачивалась потерпевшему (и его
родственникам), должна была уплачиваться определенная сумма общине,
как посреднице при заключении соглашения об уплате выкупа. Преступник,
который был не в состоянии уплатить выкуп, выдавался потерпевшему (или
его родным) и утрачивал свободу. Отказ в уплате выкупа или бегство влекли
для преступника объявление его лишенным покровительства закона.
Первоначально уплата выкупа должна была производиться не только
самим виновным, но и его родственниками: последние были обязаны
участвовать в уплате или даже занять место виновного, если он не мог
заплатить. В конце VI в. участие родственников в уплате выкупа было
отменено и, тем самым, состоялся переход к принципу личной
ответственности правонарушителя.
В отношении отдельных преступлений проводится различие между
формами виновности: умыслом, неосторожностью, отделяется покушение от
оконченного преступления.
В уголовном праве выделяются такие виды преступлений как: убийство,
различные формы телесных повреждений, оскорбление чести, имущественные
преступления, среди которых особенное внимание обращено на разные виды
похищения чужого имущества и причинения ему ущерба. В случае похищения
движимого имущества (например, домашнего скота или раба) потерпевший
имел право при помощи рода или соседей предпринять розыск по следу.
Разыскивая похищенную вещь, потерпевший был вправе прибегнуть к
обыску в чужом доме, если туда вел след. В случае нахождения вещи,
потерпевший был вправе ее взять немедленно, кроме случаев, когда лицо, у
которого была обнаружена вещь, ссылалось на то, что вещь была им
добросовестно приобретена. Тогда дело переносилось в суд (глава XXXVII О
преследовании по следам).
Особое внимание уделялось публичным преступлениям. В отношении
ряда преступных деяний общественный интерес требовал передачи
карательной власти в руки общества или его представителей. Таковы,
например, случаи государственной измены. Постепенно в круг
правонарушений, облагаемых наказаниями публично-правового характера,
вводятся новые преступления. Капитуляриями франкских королей середины
VI в. были установлены единые для всего населения наказания за
совершение ряда преступлений: государственную измену, дезертирство из
армии, подделку монеты, лжесвидетельство, разбой, кражу из церкви
(святотатство).
Наказания различались также и в зависимости от общественного
положения преступника. Рабам грозили телесные наказания и смертная казнь
за такие преступления, которые для свободных влекли одни лишь штрафы.
За убийство женщины полагался тройной вергельд, а за убийство
беременной женщины – в 4 раза больший вергельд, чем за свободного
мужчину. За убийство ребенка, не достигшего 12 лет, за убийство,
сопровождавшееся попытками скрыть следы преступления (сокрытие трупа в
воде, в колодце, покрытие его ветвями и т.п.), за убийство шайкой.
В качестве санкции Салическая Правда устанавливает, как правило,
денежные штрафы. Однако преступное посягательство могло влечь за собой
и другие последствия: смертную казнь, телесные наказания, кастрацию,
объявление виновного стоящим вне закона, которое влекло за собой
конфискацию имущества этого лица, полный и всесторонний бойкот его
членами общества. Жена не могла оказать гостеприимство мужу, стоявшему
вне закона.
Предусмотрены штрафы за ранения и удары разного рода. Размер
штрафа различался в зависимости от тяжести последствий.
Наказуемо было похищение женщины – наказание было различным в
зависимости от общественного положения виновного.
Уделялось внимание словесным оскорблениям. При этом за
оскорбление женщины взималось значительно больше, чем за оскорбление
мужчины.
Судопроизводство. Процесс был обвинительным, он возникал по
инициативе потерпевшего и был построен целиком на началах частного
обвинения. Потерпевший должен был собрать и представить суду все
доказательства по делу, а суд только наблюдал за ходом процесса и
устанавливал победу или поражение обвинителя.
Потерпевший производил вызов ответчика в суд. В случае неявки его
вызывали вторично, а затем, если требовалось – и в третий раз. Если
ответчик не являлся и в этот раз, его вызывали в суд короля, и король
объявлял его вне своей защиты, как нарушителя мира. Это было равносильно
признанию лица находившимся вне закона
В случае признания ответчика (обвиняемого), суд, по просьбе
потерпевшего, выносил решение (приговор), как следует поступить на
основании права.
Если обвиняемый в уголовном преступлении не признавался, то
различались две формы процесса в зависимости от того, был ли он
застигнут на месте совершения преступления (пойман с поличным) или же
нет. В первом случае (по доставлении обвиняемого в суд) выносился
обвинительный приговор немедленно по принесении присяги потерпевшим и
определенным числом свидетелей, подтверждавших факт захвата обвиняемого
на месте преступления - поимки с поличным.
В случае, когда обвиняемый не был застигнут на месте совершения
преступления и отрицал свою виновность, он (а не потерпевший) был обязан
представить доказательства своей невиновности. Таким доказательством
являлось, прежде всего, соприсяжничество.
Соприсяжники — не свидетели, а лица, которые могли подтвердить
хорошую репутацию обвиняемого. Число их было различно: шесть,
двенадцать и более — в зависимости от степени тяжести преступления.
Соприсяжники были обязаны произнести вместе с обвиняемым особую
сакральную формулу. Эта формула должна была произноситься каждым
соприсяжником без всяких ошибок: малейшая ошибка влекла за собой
проигрыш дела обвиняемым, так как, по представлениям того времени, при
судопроизводстве невидимо присутствует бог, который не позволяет
выиграть дело неправой стороне.
По окончании состязания сторон выносился приговор: или обвиняемый
совершенно очистился или на него следует наложить наказание.
Практиковались ордалии, т.е. испытания обвиняемого водой и железом.
От ордалий можно было откупиться, уплатив штраф в пользу потерпевшего и
казны, значительно меньший, чем тот, который грозил обвиняемому в случае
осуждения. Это создавало привилегии в процессе для имущих слоев
населения.
Прибегали также к судебному поединку как виду судебного
доказательства. Он представлял собой настоящий бой, весьма часто не на
жизнь, а на смерть, в ходе которого стороны решали свое дело. С течением
времени, было разрешено нанимать постороннего человека для участия в
поединке.
Приговоры сотенного суда приводились в исполнение графами и их
помощниками.
Государство и право феодальной Франции
Феодальная Франция – одно из наиболее развитых феодальных
государств Западной Европы, прошло в своем развитии несколько периодов:
- этап феодальной раздробленности или сеньориальная монархия – IX – XIII
вв.;
- сословно-представительная монархия –XIV-XV вв.;
- абсолютная монархия –XVI-XVIII вв.
Сеньориальная монархия.
К X в. во Франции завершился процесс становления феодального
строя. Являлось господствующим натуральное хозяйство, торговые связи
пока еще не были развиты, ремесло не отделилось от сельского хозяйства.
Общество состояло из двух классов: феодалов-землевладельцев и
феодально-зависимых крестьян. В наиболее тяжёлом положении находились
лично зависимые крестьяне – сервы, ведущие свое происхождение от рабов.
В X-XI вв. они составляли большинство зависимого населения во Франции.
Сервы не могли распоряжаться не только своим земельным наделом, но и
своим движимым имуществом. Кроме отработочной и продуктовой ренты,
серв выполнял случайные, часто и унизительные повинности.
В лучшем положении находились лично свободные крестьяне –
вилланы. Они могли свободно распоряжаться своим движимым имуществом,
и, уплатив определенный налог, покинуть имение землевладельца, передав
свой земельный надел другому держателю. Однако они также выполняли
отработочную ренту и платили продуктовый налог.
И сервы, и вилланы находились в административно-судебной
зависимости от сеньора.
Отношения внутри класса феодалов строились по принципу
феодальной иерархии (лестницы). На ее вершине находился король –
верховный сюзерен всех феодалов.
Ниже его стояли крупнейшие светские и духовные феодалы,
державшие свои земли непосредственно от короля. Это была титулованная
знать – герцоги, графы, архиепископы и аббаты крупнейших монастырей.
Формально они подчинялись королю как его вассалы, но фактически были
независимы. Они имели право вести частные войны, чеканить монету,
осуществлять высшую юрисдикцию в своих владениях.
Их вассалы, также крупные землевладельцы, носившие титул баронов,
пользовались в своих владениях ограниченной политической властью. Ниже
баронов стояли рыцари – мелкие феодалы, не имевшие своих вассалов. В IX-
X вв. слово «рыцарь» означало воина, сражающегося на коне и несущего
вассальную службу в пользу своего сеньора. По мере укрепления
феодального строя и консолидации класса феодалов, этот термин приобрел
более широкое значение и превратился в символ благородства.
Каждый феодал был сеньором по отношению к нижестоящим
феодалам, держащим от него землю, и вассалом вышестоящего феодала,
держателем которого являлся сам. При этом королю и другим сеньорам
подчинялись лишь их непосредственные вассалы. Отношения внутри класса
феодалов регулировались правилом «вассал моего вассала не мой вассал».
Основой и обеспечением вассальных отношений являлось феодальное
земельное владение – феод, который вассал получал от своего сеньора.
Напрямую связанный с несением военной службы, феод считался
привилегированным держанием, которое могло находиться только в руках
представителей господствующего класса.
Передача феода вассалу, ввод во владение, носил наименование
инвеституры. Этому акту соответствовала церемония вступления в
вассальную зависимость, принесение оммажа, во время которого феодал,
публично признавал себя «человеком» данного сеньора и приносил присягу
верности. Вассал обязан был нести в пользу сеньора военную службу 40 дней
в году, защищать владения сеньора, участвовать в его суде, оказывать ему
денежную помощь в трех случаях: выкуп сеньора из плена, замужество его
старшей дочери, принятие рыцарского звания старшим сыном сеньора.
Сеньор должен был защищать вассала в случае нападения врагов и быть
опекуном его детей и вдовы.
Каждый свободный должен был судиться судом равных. Подсудность
определенного лица зависела от той ступени иерархии, на которой оно
находилось. Вассалы короля судились только Королевской курией. Причем
вышестоящий сеньор только председательствовал на суде, а судили равные
про положении правонарушителю сеньоры. Нередко вассалы решали свои
споры с помощью вооруженной борьбы в форме «частных войн».
В отношении непривилегированных слоев свободного населения
сеньоры часто нарушали этот порядок. Несвободное население судилось их
сеньорами или его должностными лицами. Сеньоры высших рангов имели
большую судебную власть – высшую юрисдикцию, все остальные низшую. К
высшей юрисдикции относились преступления, караемые смертной казнью, к
низшей - все остальные. Исключение составлял разбой, который относился
как к высшей, так и к низшей юрисдикции. Судебная власть не была
отделена от административной, и особой юрисдикцией обладала церковь.
Церковные суды рассматривали все дела, связанные с нарушением
церковных предписаний.
Государство состояло из значительного числа владений (герцогств,
графств), которые формально считались его неотъемлемой частью, но на деле
были почти независимыми государствами. Власть на местах у короля была
слабой. Лишь в своем домене (территория являющаяся собственностью
королевской фамилии) король обладал некоторой самостоятельностью.
Феодальная знать упорно сопротивлялась любым попыткам усилить
монархию. Вместе с тем она никогда не выступала против королевской
власти как таковой. Под знаменем короля, как общепризнанного
представителя страны, собирались войска, когда нужно было вести большую
войну.
Феодальная раздробленность была обусловлена характером
господствующих в этот период во Франции социально-экономических
отношений. Экономическая разобщенность вела к разобщенности
политической, и расширение иммунитетных прав сеньора способствовало
этому процессу. На отсутствии единства сказывалась и не преодоленная
этническая разобщенность страны.
Король избирался на престол, хотя, как правило, в пределах одной
семьи. После смерти главы государства его преемник избирался пэрами
Франции (самыми знатными вассалами короля) и высшим духовенством.
Поэтому короли еще при жизни стремились короновать своего наследника.
Единственным общегосударственным органом, имевшим возможность
оказывать влияние на положение дел в большей части страны, был
Королевский совет (курия). В него входили королевские вассалы и высшие
иерархи церкви. Собирался Совет эпизодически, по созыву короля и король
председательствовал на заседаниях. На Совете разрешались все важнейшие
вопросы внутренней и внешней политики и именно на этих заседаниях знать,
входящая в Королевскую курию, навязывала свою волю королю.
В середине и второй половине XIII в. происходило расширение
королевского домена, которое подкреплялось созданием
общегосударственного аппарата управления. Его основу составили
центральные органы, выросшие из Королевской курии:
- Королевский совет – верховный орган управления;
- Парижский парламент – высший суд Франции;
- Счетная палата – финансовое ведомство.
Основным направлением развития государственного аппарата являлась
постепенная замена службы по вассальным обязательствам службой,
оплачиваемой государством, которую несли специально обученные
чиновники – легисты, знатоки законов и часто выходцы из неблагородного
сословия.
Королевский совет, как постоянный орган при короле, состоял из
приближенных к нему крупных феодалов, принцев крови (члены
королевской семьи), а также легистов.
Королевский домен был разделен на административные округа –
превотажи, во главе которых стояли назначаемые королем чиновники –
прево. Прево становились управляющие королевским замком,
расположенном на территории превотажа. Это, как правило, были люди из
непривилегированного сословия. Округа объединялись в более крупные
административные единицы – бальяжи (на севере) и сенешальства (на юге).
Возглавлявшие их бальи и сенешали соединяли в своих руках
административную, судебную, военную власть. Король назначал их из числа
местных феодалов.
Королевская власть постепенно приобретала публично-правовой
характер. Принцип выборности королей заменился наследственным.
Государство перестает рассматриваться как личная собственность короля,
которую можно разделить между наследниками. Король больше не считается
частным лицом. Он источник права, от его имени издаются законы.
Утверждается идея священного происхождения королевской власти -
«король коронованный Богом». Особую роль в усилении королевской власти
сыграли легисты, использующие нормы римского права.
Наиболее крупные и важные реформы внутреннего управления были
проведены в царствование Людовика IX Святого (1226-1270). Людовик IX
создал систему королевских судов, в которые мог обратиться любой его
подданный. В королевском суде не применялись судебные поединки и
ордалии, в качестве доказательств использовались свидетельские показания и
документы. Обширный круг уголовных преступлений был изъят из ведения
сеньориальных судов и объявлен подсудным только королевскому суду. Эти
преступления получили название – «королевские случаи».
Высшим судебным органом Франции стал Парижский парламент
(1260). Первоначально он состоял из 3 палат: Палата расследования –
апелляционная для королевских судов; Палата ходатайств – первая
инстанция; Большая палата – в ней заседали королевские вассалы и именно в
этой палате рассматривались дела знатнейших сеньоров королевства, а в XV
в. появилась специальная палата, которая занималась уголовными делами.
Заседания палат парламента проводились 2 раза в год в мирное время
(на Пасху и в день всех святых) и 1 раз в год во время войны. Парламент
получил также право регистрировать королевские указы, вводя их тем самым
в действие, или отказывать в регистрации (право ремонстрации).
На территории королевского домена были запрещены частные войны, а
на остальной территории королевства введено «сорок дней короля». В
течение этого срока сеньоры, оказавшиеся под угрозой военного конфликта,
должны были обратиться к королю и ждать его решения.
В королевском домене была введена единая монетная система, и
королевская монета получила право хождения на всей территории
королевства, наравне с монетами сеньоров. Постепенно королевская монета
начала вытеснять местные монеты, т.к. отличалась высоким содержанием
золота и серебра. Это повышало доходы королевской казны и способствовало
экономическому объединению страны.
Сословно-представительная монархия.
В течение XIII-XIV вв. существенным образом изменился
экономический облик Франции. На месте деревень выросли новые города,
возродились старые. Упрочились торговые связи между провинциями.
Большинство городов находилось на землях сеньоров, поэтому
первоначально и управление, и суд в городе были в руках сеньора и его
служащих. Сеньоры рассматривали горожан как вилланов, облагали их
значительными налогами, которые возрастали с ростом богатств города.
Тяготясь своим бесправным положением, города, прежде всего большие и
богатые, начинают борьбу за свои права. Борьба носила как мирный, так и
вооруженный характер. В борьбе за вольности города часто находили
поддержку у короля. Интересы королевской власти и городов во многом
совпадали. Король и горожане желали установления политического и
экономического единства страны, прекращения феодальных войн, единой
монетной системы, ограничения власти крупных сеньоров. На этой основе и
возник союз королевской власти с горожанами.
Важные изменения происходили в положении крестьян. Чтобы
удовлетворить свои новые запросы, феодалы нуждались в деньгах. Для этого
они стали переводить натуральные повинности в денежные (коммутация
ренты). Свободные и заброшенные ранее земли вновь вводились в оборот.
С XIII в. во Франции начинается процесс постепенной отмены серважа.
Крестьяне - сервы принуждаются к выкупу своих личных повинностей, хотя
процесс этот шел крайне медленно, и к Великой французской революции в
стране еще оставалось полтора миллиона сервов. Основной формой
крестьянского держания стала цензива, владельцы которой облагались не
только сеньориальными сборами, но и государственными налогами, как если
бы они были собственниками земли.
Утверждение денежной ренты и экономической самостоятельности
крестьян способствовали дальнейшему социальному расслоению. Большая
свобода пользования цензивой, в частности возможность ее продажи или
заклада, привели к появлению в деревне значительной прослойки
обедневших крестьян. Заклад земли и долговая кабала не спасали от
разорения. Будучи не в состоянии справиться с этими трудностями,
вынужденный продать свой надел или часть его, крестьянин, чтобы уплатить
ренту и государственные налоги, должен был наниматься на сезонные
работы к сеньору или зажиточным соседям. Так в деревне появляется
наемный труд.
Наряду с этим процессом формируется новый вид крестьянского
держания – аренда земли, часто в виде издольщины. Она отличается от
цензивы, которая как форма наследственного держания с фиксированной
рентой обеспечивала некоторую стабильность крестьянского хозяйства.
Аренда, условия которой земельный собственник менял в свою пользу в
зависимости от рыночного спроса, уменьшала сопротивляемость
крестьянского хозяйства процессу имущественного и социального
расслоения.
Существенные изменения происходили и в среде феодалов.
Стремлению увеличить ренту мешали почти полное исчезновение
барщинного хозяйства, личная свобода крестьянина и утверждение
фиксированной ренты. Кроме того, укрепление королевской власти делало ее
соперником феодалов в деле эксплуатации крестьянина и, тем самым,
ограничивала сеньориальные поборы. Участившиеся со стороны короля
требования военной службы увеличили расходы феодалов и также
способствовали обеднению господствующего класса. Благодаря развитию в
условиях товарно-денежных отношений фьеф-ренты (вассальной службы,
при которой сеньор не передавал вассалу землю, но делился с ним частью
ренты) отношения в среде феодалов перестают быть непосредственно
связанными с землей и ее наследованием. Королевская власть использует эти
новые формы для того, чтобы нарушить прежнюю норму вассального права и
приблизить к себе основную массу господствующего класса, используя его
на государственной и военной службе.
Наряду с усилением королевской власти второй существенной
причиной формирования сословной монархии явился процесс оформления
сословий и рост их политической активности. Наиболее выраженные формы
этот процесс приобрел в среде горожан. Сословия дворян, духовенства и
горожан стремились защитить свои привилегии перед лицом окрепшей
королевской власти, консолидируясь на разных территориальных уровнях,
главным образом в рамках провинций.
Привилегии сословий обычно закреплялись в письменных хартиях.
Монархии приходилось делиться своими прерогативами – судебными,
налоговыми, военными не с отдельными крупными феодалами, а с
сословными группами, которые обладали хоть и ограниченной, но все-таки
реальной властью на местах.
Королевская власть, претендуя на высший суверенитет, не располагала
для его реализации достаточными средствами и была вынуждена просить
помощи – денежной, военной и политической – у сословий. Результатом
этого процесса явилось образование органа сословного представительства –
собрания, на котором монарх советовался с сословиями при решении
наиболее важных вопросов внутренней и внешней политики. Эти собрания
отличались от Королевской курии, присутствием на них представителей
городов.
Общегосударственный орган сословного представительства –
Генеральные штаты – был созван во Франции в 1302 г. Особенностью
практики сословного представительства во Франции являлось наличие
системы представительных учреждений на разных территориальных
уровнях: местном, провинциальном и общегосударственном. Многие
местные штаты известны уже с XIII в., а Генеральные штаты, как составная
часть системы, возникли на этапе общегосударственной централизации,
позже местных и провинциальных штатов. В системе представительства во
Франции отсутствовало жесткое соподчинение её звеньев.
Генеральные штаты не были регулярно действующим органом. Они
созывались королем тогда, когда он считал это необходимым. Правительство
не было подотчетно штатам, основной функцией которых было решение
вопросов налогообложения. Генеральные штаты обсуждали и другие важные
государственные проблемы, но не могли требовать от правительства
исполнения их решения. Штаты лишь просили короля учесть мнение
сословий. Если король не находил общего языка с Генеральными штатами,
он мог провести консультации с сословиями на местном или
провинциальном уровне, противопоставив их центральному органу
сословного представительства.
Генеральные штаты состояли из трех палат. Каждое сословие
(духовенство, дворянство, третье сословие - свободное городское население)
имело свою палату. Первоначально принцип выборности отсутствовал, но с
конца XV в. большинство депутатов стали избираться на местных собраниях
выборщиков. Депутаты обладали императивным мандатом, который
обязывал их действовать строго по инструкции, полученной от избирателей,
и подобная практика предоставляла возможность депутатам уклониться от
навязываемых им королевской властью решений. Палаты заседали отдельно
друг от друга, и каждая палата имела один голос.
На судьбу Генеральных штатов большое влияние оказала Столетняя
война с Англией (1337-1453). На первом этапе войны, когда Франция
претерпевала поражения, роль Генеральных штатов возросла. В 1357 г. во
время Парижского восстания была предпринята попытка сделать
Генеральные штаты практически независимым органом власти.
Был подписан Великий мартовский ордонанс. Согласно этому
документу Генеральные штаты должны были собираться один раз в год,
независимо от воли короля, они имели право назначать королевских
советников, пользующихся доверием штатов и контролировать расход
налоговых средств. События Столетний войны сказались на реализации
ордонанса, и окончание войны привело к окончательному падению влияния
Генеральных штатов.
В 1439 г. Карл VII установил королевскую монополию на взимание
налога тальи. Ранее этот налог собирался и королем и сеньорами на
общественные нужды. Налог этот стал обязательным, ежегодным и не
зависел от воли Генеральных штатов. Король освободил дворянство и
духовенство от уплаты тальи и любых других прямых налогов, отныне почти
все налоги платило только третье сословие.
Получив свободные денежные средства от данного налога, король
провел военную реформу и, прежде всего, была введена королевская
монополия на право ведения войны. Сеньорам запрещалось иметь
вооруженные дружины и строить укрепленные замки. Одновременно король
создает постоянное войско. Оно состояло из кавалерии, где служили
исключительно дворяне, и пехоты. Для формирования пехоты вводился
рекрутский набор, каждые 50 церковных приходов должны были выставить
одного вооруженного воина – вольного стрелка. Офицерами могли быть
только дворяне. Служба в обоих родах войск оплачивалась, и наличие
профессиональной армии, находящейся под контролем короля, а также
постоянного налога – источника финансирования короля, создавало условия
для дальнейшего усиления королевской власти.
Абсолютная монархия.
По мере накопления капитала предпринимательская верхушка городов
оформляется в класс буржуазии. Получили развитие банки и
общегосударственные ярмарки, сложился национальный рынок. С ростом
богатства буржуазии росло и ее значение в обществе. Благодаря
существующей во Франции практике продажи должностей, представители
буржуазии занимают важные посты в финансовом и судебном ведомстве, что
сопровождалось аноблированием (изменением сословной принадлежности).
Дворянское сословие подразделилось на родовитое «дворянство
шпаги» и новое «дворянство мантии», своим возвышением обязанное
королевской службе. Обе категории дворян наделялись равными правами и
привилегиями.
Политика аноблирования представителей буржуазии, при сохранении
замкнутости дворянского сословия и запрета на занятия дворянам
недворянской деятельностью, приводило к вымыванию наиболее активных
предпринимателей и финансистов из экономики. Правительство,
заинтересованное в увеличении доходов казны, проводило политику
протекционизма – поддержки развития национальной промышленности и
торговли. Располагая казной, достаточной для содержания постоянной армии
и всеохватывающего бюрократического аппарата, королевская власть
приобрела самостоятельность по отношению к сословиям и рассматривалась
как власть надсословная, выражающая общегосударственные интересы.
Произошедшая в XVI в. «революция цен», вызванная притоком
относительно дешевого золота и серебра из Америки, привела к снижению
доходов феодалов. Реальная стоимость фиксированного крестьянского ценза
резко упала. Дворяне вынуждены идти на королевскую службу, и они
пополняют армию и занимают различные придворные должности. Доходы,
получаемые королевской властью, перераспределяются в пользу дворянства
через многочисленные пенсии и фиктивные должности – синекуры.
Монархия остается дворянской, но она вынуждена считаться с растущим
влиянием буржуазии.
Воля короля – единственный источник законов, решение принятое им
не нуждалось в мотивировке. Король обладал всей полнотой
законодательной, исполнительной, судебной и военной властью. В XVI в. в
подчинение королю переходит и французская церковь: отныне король сам
назначал на все церковные посты, согласие папы римского становится
простой формальностью. Доходы французской церкви также переходят в
распоряжение короля. От его согласия зависит выплата аннатов (ежегодных
платежей в пользу римской курии).
Ликвидирована автономия городов и провинций, прекращено действие
сеньориальной юстиции. Непосредственное управление страной король
осуществлял при помощи королевских Советов.
В Совет короля в узком смысле слова входили принцы крови и
несколько докладчиков и секретарей. Здесь рассматривались дела, которые
было угодно лично разобрать королю. Существовал также Большой
королевский совет, обладающий исполнительной и судебной властью. Совет
мог принять к своему производству любое дело, рассматриваемое в
королевских судах и пересмотреть уже состоявшиеся решения суда.
Для централизации сбора налогов и контроля над их расходованием
были созданы финансовые органы - Сохранная казна и подчиненные ей
счетные палаты. Однако размер основного прямого налога – тальи не был
твердо установлен и зависел от усмотрения сборщика. Применялась практика
сдачи налогов на откуп. Все это вело к неразберихи в финансовой сфере.
Доходы казны в XVIII в. постоянно были ниже расходов.
Правительство вынуждено было обращаться к внутренним и внешним
заемщикам. Не имея средств для погашения долгов, Франция несколько раз
прибегала к процедуре объявления банкротства, разоряя своих кредиторов.
Эта политика привела к отказу внешних кредиторов Франции в выдаче
кредитов. Внутри страны свободные денежные средства практически
отсутствовали. В XVIII в. правительство все чаще отказывалось от политики
протекционизма, обирало буржуазию, сдерживало развитие внутренней
промышленности.
В период абсолютизма прекращается созыв Генеральных штатов,
уменьшается влияние штатов провинциальных. Для консультации с
сословиями король созывает Собрание нотаблей – представителей трех
сословий, лично приглашаемых королем. Парижский парламент был лишен
права эвокации (принятия любого дела из ведения местного суда к своему
производству), практически уничтожено значение местных парламентов.
Судебная власть полностью оказалось под контролем администрации.
Реформы Ришелье. Особое значение в утверждение абсолютизма
сыграл первый министр короля Людовика XIII (1610-1643) кардинал
Ришелье. Инструментом укрепления королевской власти на местах Ришелье
сделал интендантов. Должность эта возникла в XVI в. как результат практики
отправки в командировки на места секретарей Большого совета
(интендантов). Они являлись полномочными представителями королевской
власти на местах. Со второй половины XVI в. эти отъезды приняли
регулярный характер, и постепенно должность интенданта становится
постоянной. В руках интендантов была сосредоточена вся местная
администрация и за пределами их компетенции оставалась только армия.
Ришелье не везде отменил должность губернаторов, но там где он ее
оставил, также появились интенданты полиции, юстиции и финансов, делая
губернаторскую должность лишь почетным титулом. Интендантами
назначались лишь представители третьего сословия. Они и члены их семьи
не имели права приобретать поместья в провинции, которой руководили.
Чтобы подчинить парламенты королю, Ришелье лишил их права
регистрации королевских указов и насильственно выкупил должности у
неугодных членов парламентов. Ришелье запретил дворянам иметь
укрепленные замки без особого королевского разрешения, и уже имеющиеся
укрепления были разрушены. Были запрещены дуэли как традиционный
способ решения споров между дворянами. Оскорбленный должен был
обратиться в суд, кровь же проливать можно было лишь на службе королю.
Право феодальной Франции.
Источники права. На протяжении всей эпохи средневековья во
Франции не сложилась единая национальная правовая система. Несмотря на
политическое объединение страны и утверждение абсолютизма, французское
право вплоть до революции 1789 г. было собранием многочисленных
правовых систем, действие которых распространялось или на определенный
круг лиц, или на конкретную территорию.
Важнейшим источником права являлся обычай. К концу X в. во
Франции практически перестала действовать Салическая правда и другие
племенные обычаи, которые применялись по персональному принципу. На
смену им пришел обычай территориальный – кутюм. Действие кутюма могло
распространяться на отдельный регион, сеньорию или общину. Особенно
велика была роль кутюмов на севере Франции, которую называли страной
неписаного права. Для признания кутюма в суде необходимо было доказать,
что такой обычай существовал с «незапамятных» времен и распространял
свое действие на данную территорию.
Начиная с XII в. кутюмы стали записываться, а в XIII в. появились
первые сборники кутюмов отдельных провинций: кутюмы Бовези (около
1283 г.), кутюмы Тулузы (1296), древний кутюм Бретани (1330). Особым
авторитетом пользовался Большой кутюм Франции, составленный в 1389 г.
В 1454 г. король Карл VII специальным ордонансом предписал всем
бальи свести в единые сборники кутюмы их бальяжей и направить для
обобщения в Парижский парламент. В соответствии с этим предписанием
были составлены 60 сборников «больших» кутюмов и около 200 сборников
«малых» кутюмов. Отредактированные кутюмы приобрели качества,
которыми должен обладать закон: определенность, стабильность,
неизменяемость. Но они формально не рассматривались как законы, хотя их
редактирование по приказу короля фактически означало государственное
санкционирование. Создание сборников кутюмов не смогло ликвидировать
пестроту французского права.
На юге Франции важнейшим источником права являлось римское
право. Оно трансформировалось в своеобразное галло-римское право,
опиравшееся не на кодификацию Юстиниана, а на упрощенную версию
законодательства Феодосия (438 г.) и на варварский сборник римского права,
составленный при короле вестготов Аларихе (506 г.).
Отношение королей к римскому праву было двойственным. С одной
стороны, для укрепления своей власти короли ссылались на нормы римского
права. С другой стороны, узаконение римского права могло быть воспринято
как признание верховенства германского императора. Поэтому король
Филипп Август даже запретил преподавание римского права в Парижском
университете, а Людовик Святой постановил, что римское право не является
обязательным во Франции и является лишь писаным обычаем юга страны. В
целом во Франции значение римского права с годами росло, но оно
воспринималось лишь как дополнительный источник права, хотя и оказало
большое влияние на кутюмы в ходе их редактирования.
К числу важных источников права, действовавших на всей территории
страны, относилось право каноническое. Церковь имела право на свою
юрисдикцию, а королевская власть, укрепляясь, неуклонно сокращала
юрисдикцию церкви на территории Франции. В 1539 г. королевским
ордонансом было запрещено церковным судам рассматривать дела,
касающиеся светских лиц.
Большое значение во Франции в период средневековья имело и
городское право, которое рассматривалось как своего рода обычное право.
Источником городского права были хартии вольностей, имевшие
нормативный характер. В хартиях и основанных на них внутренних
регламентах городов предусматривалось поддержание мира и порядка,
признавались важнейшие права и свободы горожан, не защищенные
обычным феодальным правом (право на жизнь и имущество,
неприкосновенность жилища и т.п.), регламентировалась ремесленная
деятельность и торговля.
По мере укрепления королевской власти все более важное значение
приобретало королевское законодательство. Однако законодательные акты
королей, которые затрагивали сравнительно небольшой круг общественных
отношений, связанных главным образом с публичным правом, не смогли
ввести во французское право системность.
В качестве дополнительного и сравнительно менее значимого
источника французского права выступала и судебная практика парламентов.
По вопросам применения кутюмов, решения парламентов, вынесенные по
конкретным делам, приобретали нормативно-обязательную силу.
Гражданское право. Одной из особенностей гражданского права
средневековой Франции являлась неполная гражданская правосубъектность
значительных слоев населения, т.к. полной правосубъектностью обладали
лишь дворяне.
Представители духовенства имели ряд ограничений: не могли вступать
в брак, получать имущество по завещанию и завещать сами. Если они не
пользовались имуществом (не достигли 21 года), то с принятием сана их
ближайшие родственники получали наследство, как если бы наступила их
естественная смерть. Лишь представители двух первых сословий имели
исключительные привилегии на владение землей.
Представители третьего сословия были значительно ограничены в
своих правах, так они не имели права на «благородную» землю, могли быть
подвергнуты телесным наказаниям, от которых были избавлены
представители двух первых сословий.
Гражданско-правовой статус лица определялся не только сословием, но
и полом, возрастом, национальностью и вероисповеданием. Лишь мужчина,
католик, француз по национальности, достигший совершеннолетия, мог
пользоваться всеми правами своего сословия.
Право собственности. Средневековое французское право признавало
существование одновременно нескольких собственнических прав на одну и
ту же вещь. Так за сеньором, предоставившим вассалу феод, признавалось
«прямое право собственности», а за держателем феода «полезное право
собственности». Сеньор мог осуществлять административно-судебные права
на территории всего феода. Вассал же получал непосредственный доход от
эксплуатации земли.
Земельная собственность рассматривалась не как индивидуальная, а
как семейно-родовая, поэтому распоряжение землей находилось под
контролем, как сеньора - продавца, так и его родственников. Постепенно
оформляется право ретракта – право выкупа феода у его нового собственника
родственниками продавца в течение года и одного дня с момента продажи.
На севере Франции земельное держание, зависимое от сеньора
получило название сезина. Оно признавалось обычным правом и охранялось
в судебном порядке, но в отличие от феода, права владельца сезины
принимали устойчивый характер по истечению срока давности (от года и
одного дня до 10-30 лет, в зависимости от кутюма).
Феодальная собственность на землю неразрывно связана с
владельческими правами на землю крестьян. Права эти были ограниченные,
но постоянные. Сеньор не мог перевести крестьянский надел в состав совей
домениальной земли.
С XIII в. основной формой крестьянского держания стала цензива.
Цензива – это общее название земель, зависящих от феода, и владелец такой
земли именовался цензитарием. Владение цензивой связано с подчинением
сеньориальным правам феодала - неотчуждаемым, которые невозможно
выкупить. Отказаться от подчинения им можно лишь отказавшись от
владения цензивой.
Цензитарий исполнял повинности, налагающиеся за уступку земли и
падающие непосредственно на землю: ценз, барщину, пошлину за
отчуждение земли, менморт (налог на наследство), различные случайные
повинности. Кроме того, к сеньориальным правам относились баналитеты
(дорожные, хлебные пошлины, рыночный сбор, право охоты, мельничные
монополии, монополия на пекарню, на птичий двор и т.п.), а также право
суда, обложения и взыскание штрафов. Цензива облагалась и
государственным налогом, т.к. рассматривалась королевскими легистами как
«почти полная собственность». Цензива являлась отчуждаемой и
наследуемой. Однако, наследник или покупатель, должен был уплатить
сеньору особую пошлину и подтвердить зависимость по цензиве с помощью
оформления особого акта.
Земельная рента, в отличие от ценза, уплачивалась владельцу земли не
как сеньору, а как частному лицу, которое передало свою землю кому-либо в
аренду.
Господствующее в обществе стремление сохранить землю в семье
привело к ограничению ее оборота. Часть земельного имущества вообще
была изъята из оборота – это земли церквей, монастырей. Крестьянские
земли не могли передаваться в руки представителей других сословий.
Важное место в средневековом праве Франции занимал договор займа.
Каноническое право запрещало взимание процентов по займам. Однако этот
запрет успешно обходили.
Основной гарантией по договору займа являлся залог земли.
Существовали две основные формы этого залога: «живой» и «мертвый»
залог. «Живой» залог предполагал передачу кредитору участка земли, и
получаемый доход от засчитывался в погашение займа. При «мертвом»
залоге доход, получаемый от участка, рассматривался как процент по займу.
Королевским ордонансом в XVIII в. был запрещен залог имущества, если он
сопровождался передачей кредитору заложенной земли. Постепенно залог
земли приобретает форму ипотеки, известной во Франции еще с XII в.
Феодально-сословное деление общества отразилось и на семейно-
брачном праве. На севере и юге страны имелись свои особенности. Разным
было имущественное и правовое положение женщин и детей. На севере
существовала общность имущества семьи, находящейся под управлением
мужа. Юридически личность женщины как бы растворялась в личности
мужа, а ее имущество – в его имуществе.
На юге за женой сохранялось имущество не входящее в состав
приданого. Жена могла распоряжаться им с согласия мужа.
На севере устанавливалась полная отцовская власть над детьми на
неопределенный срок. На юге дети зависели от обоих родителей до 20-25 лет,
в зависимости от кутюма. И на севере и на юге вступление в брак
эмансипировало детей.
Брак считался законным, если было получено согласие родителей, в
первую очередь отца, а при его отсутствии - матери. Такое согласие
требовалось женщинам до 25 лет, мужчинам до 30 лет. Брачный возраст не
был точно установлен. Брак мог быть заключен даже между маленькими
детьми. Помолвка, предшествующая браку, связывала подчас даже еще не
рожденных детей.
С утверждением абсолютизма возрастает отцовская власть. По
ордонансу 1684 г. родители получили право в случае неповиновения
заключать своих детей в тюрьму, если они пока не достигли 25 лет.
Наследование на севере и юге страны также имело свои особенности.
На севере не было единой наследственной массы. Недвижимое имущество
наследовалось по праву майората старшим сыном, а при его отсутствии
любым другим ближайшим к наследодателю родственником-мужчиной.
Прочее имущество наследовалось всеми законными наследниками, но
старшие имели преимущество и сыновья получали большую долю, чем
дочери. Основной наследник обязан был обеспечить сестер приданным и
содержать своих братьев до их совершеннолетия. Завещаний на севере
практически не существовало, т.к. кутюмы не признавали права
завещательного отказа. Чтобы обойти запрет, прибегали к замаскированным
завещаниям, например к посмертному дару.
На юге все имущество как движимое, так и недвижимое наследовалось
всеми нисходящими наследодателя, без различия пола и возраста.
Уголовное право и судопроизводство. В IX-XI вв. во Франции
продолжала существовать система преступлений и наказаний, восходящая
еще к раннему средневековью.
Преступление рассматривалось как частная обида, а наказание как
компенсация за вред. Однако в XI-XII вв. под преступлением стало
пониматься нарушение «королевского мира», т.е. существующего
правопорядка, а под наказанием - возмездие за причиненное зло.
Варварские правды прекращают свое существование, формируется
новое уголовное право. На протяжении всей эпохи средневековья
королевская власть расширяла круг дел, относящихся к ведению королевских
судов. Эти дела назывались «королевскими случаями». К ним относились все
тяжкие преступления и преступления, затрагивающие интересы власти.
Королевская власть активно вмешивается и в религиозную сферу,
дополняя нормы канонического права. Например, в 1268 г. ордонанс короля
Людовика IX предусматривал особое наказание за богохульство. Появились
составы преступлений, связанные с понятием «оскорбление величества», а в
период абсолютизма особо детально рассматриваются составы преступлений,
направленных против короля, королевской власти, высших чиновников,
французской церкви.
Наиболее тяжкими преступлениями считались покушение на короля и
членов его семьи, заговор против государства. В первой трети XVII в. при
Ришелье была создана вторая «ступень» преступлений, рассматривавшихся
как «оскорбление величества» - это заговор против министров короля,
командующих королевскими войсками, губернаторов провинций, других
высших чиновников, измена на войне, шпионаж, дезертирство, строительство
крепостей без королевского разрешения и многое другое.
Следующими по тяжести являлись религиозные преступления: ересь,
колдовство, богохульство, кощунство, святотатство. Далее шли преступления
против личности: убийства, самоубийства, нанесение телесных повреждений,
оскорбление словом и действием, клевета, изнасилование, похищение людей
и т.п. Можно выделить различные имущественные преступления,
преступления против порядка отправления правосудия, преступления против
морали и нравственности. Составы преступлений не были абсолютно-
определёнными, многое зависело от судейского усмотрения.
Целью наказания являлось устрашение и возмездие. Приговоры
исполнялись публично, при большом стечении народа.
Сословное положение обвиняемого во многом определяло характер
наказания. К дворянам и духовенству не применялись телесные наказания,
запрещалась смертная казнь через повешенье как применяемая к
неблагородным сословиям. Духовенство имело право судиться своим
сословным судом. Лишь в исключительных случаях преступление духовного
лица рассматривал светский суд, но предварительно церковный трибунал
должен был осудить это лицо и снять с него сан.
Уголовное право Франции допускало применение объективного
вменения. Коллективная ответственность наступала за политические
преступления и распространялась на членов семьи преступника. Хотя
ордонансы и кутюмы знали понятие невменяемости, на практике это ни как
не отразилось. Не был определен возраст деликтоспособности, к суду
привлекали малолетних (даже 2-3 летних детей). Уголовному преследованию
могли подвергаться также трупы преступников и животные.
Наиболее тяжким наказанием являлась смертная казнь:
квалифицированная (сопровождающаяся пытками) или простая.
Многочисленными были членовредительские и телесные наказания.
Применялись, как дополнительная кара, штрафы и полная конфискация
имущества. Тюремное заключение первоначально было лишь
предварительным, но постепенно оно приобретает широкое распространение.
До XII в. судебный процесс сохранял обвинительный характер.
Большое распространение имел судебный поединок и ордалии. С появлением
системы королевских судов происходит отказ от подобных судебных
процедур.
Постепенно процесс приобретал розыскную форму, которая ранее
применялась лишь в церковных трибуналах. Однако, обвинительный и
розыскной процесс некоторое время еще существовали параллельно.
Окончательное утверждение розыскного процесса произошло путем издания
королевских ордонансов 1498 г., Большого уголовного ордонанса 1670 г. и
эдикта 1539 г.
Первой стадией розыскного процесса был этап дознания, где
осуществлялся сбор предварительной и тайной информации о преступлении
и предполагаемом преступнике. Судебное дело возбуждалось на основании
обвинения королевского прокурора. На этой стадии происходил арест
подозреваемого.
На второй стадии судебный следователь собирал письменные
доказательства, производил допрос обвиняемого и свидетелей. Действовал
принцип презумпции виновности, поэтому от обвиняемого требовалось либо
признаться в своей вине, либо доказать свою невиновность. Разрешалось
применение пыток.
Ордонанс 1670 г. поделил все доказательства, собираемые в ходе
следствия, на обвинительные и оправдательные. Полноценным
доказательством вины считалось личное признание обвиняемого, показания
двух «заслуживающих доверие» свидетелей и письменные признания самого
преступника.
Судебный процесс шел в закрытом режиме, лишь оглашение приговора
происходило публично. До XIII в. приговор был окончательным и не
подлежал обжалованию. С XIII в. постепенно признается право обвиняемого
обжаловать приговор в вышестоящих инстанциях. Высшей апелляционной
инстанцией по гражданским и уголовным делам был Парижский парламент.
Государство и право феодальной Англии.
Английское государство в период феодализма прошло в своем
развитии следующие этапы:
- раннефеодальная монархия - IХ-ХI вв.;
- сеньориальная монархия – XI-ХII вв.;
- сословно - представительная монархия - XIII-ХV вв.;
- абсолютная монархия XV-ХVII вв.
Раннефеодальная монархия.
Первые попытки завоевания Англии предпринимались еще Юлием
Цезарем в середине I в. до н.э. Планомерный захват британских островов
начался при императоре Клавдии в 43 г. и с переменным успехом длился
полтора столетия. К началу III в. при императоре Севере граница была
стабилизирована по так называемой стене Адриана – защитной линии
укреплений, построенной еще в начале II в. Эта линия, по сути, делила
Британию на две части – южную (римскую) и северную (доисторическую).
Когда Римская империя вступила в полосу своего последнего кризиса,
римский военный контингент в 407 г. навсегда покинул территорию
британских островов.
Однако Британия недолго оставалась свободной. Через полвека после
ухода римских войск она подверглась нападению многочисленных
германских племен континента – англов, саксов, ютов. Местное кельтское
население было отчасти истреблено, отчасти ассимилировано завоевателями.
Процесс покорения в основном завершился к 600 г.; на завоеванных
землях был образован ряд политических образований, из которых
выделялись семь наиболее значимых: Эссекс, Суссекс, Уэссекс, Нортумбрия,
Мерсия, Восточная Англия и Кент. В течение VII в. в большинстве
королевств принимается христианство, усиливаются позиции католической
церкви.
Общественный строй англосаксонских королевств во многом
привнесен завоевателями. На захваченных землях англы, саксы, юты ставили
усадьбы, входящие в общины – марки, которым принадлежала земля.
Община распределяла землю между своими свободными членами – керлами.
Земля находилась не в собственности, а в наследственном владении, и
не представляла единой территории. Надел общинника – одна гайда
(примерно 50 га). Из среды общинников выделяются эрлы – родовая знать и
таны – королевские дружинники; их земельные наделы были значительно
больше – 40 и 50 гайд соответственно. Эти земли обрабатывались
полузависимым населением – летами; рабы использовались в основном в
качестве домашней прислуги. Выделение привилегированных социальных
групп фиксируют англосаксонские «Правды»: вергельд за убитого
варьировался в зависимости от его положения: убийство керла оценивалось
200 шиллингов, убийство эрла – 400-600 шиллингов, королевского
дружинника – 600-1200 шиллингов.
Постепенно в социально-экономическом строе германских племен
начинают проступать черты феодализации. Из земельного фонда (фолькленд)
начинают выдаваться крупные пожалования дружинникам – бокленд.
Пожалования оформлялись специальными грамотами и предоставляли
владельцу бокленда судебную и финансовую власть над населением.
Армия существовала в виде народного ополчения, называемого
фирдом; его значение не уменьшалось даже на фоне крепнущей дружины
короля. Налоговая система отсутствовала, доходы короля являлись доходами
частного лица. Из семи англосаксонских королей один считался старшим и
носил титул бретвальда. Однако политическая ситуация не была стабильной,
королевства с переменным успехом постоянно воевали между собой.
Административная структура выглядела следующим образом:
королевство – графство – сотня – община. Большинство административных и
судебных дел разрешались на соответствующих народных собраниях. Из
должностных лиц можно назвать выборных старост (в общинах), 12 старших
тенов – наиболее знатных и богатых общинников (в сотнях), элдормена (в
графствах). На уровне королевства рядом с королем действовал уитанагемот
– совет уитанов (магнатов, крупных земельных собственников).
Начиная с конца VIII в. на Британские острова начинают совершать
набеги норвежцы и датчане. К концу 60-х гг. IX в. значительная часть
англосаксонской территории была захвачена, существование многих
королевств оказалось под угрозой. Длительное присутствие на датчан на
северо-востоке и их слияние с местным англосаксонским населением
привело к закреплению своеобразной автономной территории – области
Датского права. В этой части Англии долго существовали общинные
отношения, и сохранялась личная свобода крестьянства (по сравнению с
югом).
В длительной борьбе с датчанами в англосаксонских королевствах
интенсивно развиваются феодальные отношения. Реформы короля Альфреда
(871 – 900 гг.) предполагали новую систему организации войска. Вместо
ополчения, собиравшегося все реже, в практику входит выставление одного
профессионального, хорошо вооруженного воина с определенного надела
земли (5 гайд). Так складывается военно-служилое сословие, представлявшее
собой крупных землевладельцев; крестьянство обязывалось нести в их
пользу ряд повинностей – натуральных и трудовых.
Особую роль в процессе закрепощения играл сокаж - право суда
землевладельца над крестьянами его территории. Еще в первой половине X в.
королем был объявлен принцип, по которому каждый крестьянин должен
найти себе покровителя – лорда. Однако процесс феодализации не был
полным: четкие сословные границы между феодалами и крестьянством
отсутствовали, большое значение имело свободное население.
Именно в борьбе с датскими завоевателями во второй половине X в.
происходит объединение всех англосаксонских королевств воедино. Старое
название «Британия» меняется на новое - страна англов, Англия. Данное
объединение было непрочным, в королевстве постоянно наблюдалась борьба
правящих группировок.
В конце X в. набеги датчан на Англию усиливаются. С 1017 по 1042 г.
Англия была в подчинении датских королей, однако серьезных перемен в
государственном управлении это не повлекло. С 1042 по 1066 г. корона вновь
перешла к англосаксонским королям; трон, после продолжительной смуты,
занял Эдуард, приемный сын датского короля Канута.
С 1051 г. власть в стране фактически принадлежала его тестю Годвину,
а с 1053 г. – сыну Годвина Гарольду. При этом неизбежным становилось
вовлечение в династические споры норманнской знати, т.к. герцог
Нормандии Вильгельм приходился Эдуарду двоюродным братом. Поэтому
после смерти Эдуарда Исповедника в 1066 г. он объявив выбранного короля
Гарольда клятвопреступником и предъявил свои права на английский
престол,.
Сеньориальная монархия.
В 1066 г. Англия снова была захвачена, на этот раз – войсками герцога
Нормандии Вильгельма Завоевателя. Это события стало поворотным
пунктом английской истории. В любом из направлений английской истории –
языке, литературе, правовых идеях, форме правления, социальном строе и
экономической эволюции – постоянно прослеживаются последствия
нормандского завоевания.
Главные силы англосаксов были разбиты в 1066 г. в битве при
Гастингсе. Сам же Вильгельм немедленно после этой победы короновался в
Вестминстере короной англосаксонских королей с соблюдением всех
обрядов. Тот факт, что новая династия появилась в Англии после
чужеземного завоевания, оказал очень важное влияние на государственное
развитие.
В первую очередь это отразилось на государственном устройстве.
Четко противопоставляя себя англосаксам, нормандцы были вынуждены
заботится об укреплении военно-ленной организации. В результате
сеньориальная монархия Англии приобрела особый, централизованный
характер, и во многом на нее оказала влияние феодальная система самой
Нормандии.
Сразу же после занятия престола, Вильгельм потребовал от всех
землевладельцев, без различия между местным населением и норманнами,
принесения клятвы верности, что было нетипичным для вассально-ленной
системы.
Захват страны сопровождался массовыми земельными конфискациями,
сделавшими нового короля крупнейшим собственником. Значительная часть
земельных угодий, а также лесные пространства (в общей сложности около
1/7 всей территории) были оставлены в непосредственном использовании
двора. Остальные территории были розданы в держание норманнским и
англосаксонским сторонникам монарха. Однако положение держателей было
несколько иным, нежели на континенте.
Верхнюю ступень ленной иерархии составляли крупные королевские
вассалы – графы (чиновники, стоящие во главе областей), бароны, епископы.
Королевские ленники были обязаны военной службой – 40 дней в году, а
также оказанием традиционной денежной помощи – при выкупе из плена,
выдаче замуж старшей дочери и посвящении в рыцари старшего сына.
Королевские ленники раздавали от себя т.н. «панцирные лены» - для того,
чтобы обеспечить достаточное количество рыцарей. В этой иерархии
отсутствовал классический феодальный принцип «вассал моего вассала – не
мой вассал». И первое, и второе звено феодальной лестницы, помимо оммажа
непосредственному сеньору, также присягали и монарху.
Однако централизация держалась не только на клятве верности. В
Англии, при всей обширности феодальных владений, они никогда не
составляли единого целого, как это было во Франции. Это являлось и
следствием целенаправленной политики, и просто стечением обстоятельств,
так как земли жаловались по мере завоевания новых территорий.
Разбросанность маноров не давала им даже де-факто превратиться в
независимые княжества. Попытки непокорного феодала собрать войска по
графствам мгновенно вызывали противодействие могущественных шерифов.
С другой стороны, активно пресекался процесс превращения в
самостоятельные княжества административно-территориальных единиц –
графств. Их главам запрещалось иметь в своем должностном округе маноры.
Кроме того, все феодалы Англии были лишены права чеканить свою монету,
вести частные войны и вступать в соглашения с иностранными
государствами.
Авторитет короля во многом подкреплялся и его финансовыми
возможностями. Экстренный в свое время налог – «датские деньги», с
помощью которого откупались от датчан - при Вильгельме превратился в
постоянный поземельный налог, неизвестный в тот период времени многим
странам континента. Именно для этих целей в 1086 г. была произведена
перепись всего населения, земли и имущества под названием «Книга
Страшного Суда». Сам факт такой масштабной операции лучше всего
свидетельствует о силе и возможностях королевской власти.
По-особому сложились взаимоотношения короля и церкви. В знак
благодарности за поддержку завоевания Папой Римским, английская церковь
получила право на особый церковный суд с очень широкой юрисдикцией.
Этот суд руководствовался каноническим правом, рассматривал все дела,
связанные с духовенством и в качестве высшей апелляционной инстанции
считался римский католический престол. Кроме того, английская церковь
обладала огромными земельными владениями, превышающими по размеру
королевские земли.
Понимая материальную силу церкви, Вильгельм старался парализовать
чрезмерную независимость прелатов: запрещал самостоятельно обращаться к
римскому папе, отлучать от церкви королевских вассалов. В дальнейшем
попытки английских королей ликвидировать церковную автономию
приведут к острым конфликтам.
Первые два десятилетия после завоевания 1066 г. в Англии
установилась достаточно прочная централизация. Но опиралась она во
многом на личный авторитет короля и потому долго просуществовать в
таком виде не могла. В противостоянии монарху нормандская и
англосаксонская знать выступали единым фронтом; общие классовые
интересы брали верх над национальными. Особенно недовольство усилилось
при сыне Завоевателя Вильгельме Рыжем (1087-1100), правление которого
велось тираническими методами.
В 1100 г. Вильгельм II во время охоты был убит, а престол занял его
брат, Генрих I Боклерк. Стремясь заручиться поддержкой различных слоев
населения, он издает документ под названием «Хартия вольностей». По сути,
это был отдаленный пролог конституционных изменений в королевстве.
В Хартии король тожественно обязывался избавить Англию от «худых
обычаев», несправедливо стеснявших народ (в основном, конечно, речь шла
о феодалах). Монарх обещал придерживаться феодального обычая и не
злоупотреблять своим верховным положением суверена: не устанавливать
произвольный рельеф (налог на наследство), не выдавать насильно замуж
дочерей вассалов и вдов держателей, не отнимать произвольно феод; были
вновь четко оговорены рыцарские повинности. Также король клялся не
посягать на имущество церкви: не продавать церковных имений, не отдавать
их в аренду в случае смерти архиепископа, а также ничего не брать из
имений, пока не назначен новый владелец. Народу же были обещаны
«добрые старые законы» Эдуарда Исповедника с улучшениями, сделанными
Вильгельмом Завоевателем при согласии баронов.
При Генрихе I окончательно оформился центральный государственный
аппарат. Королевская курия разделилась на Большой и Малый советы.
Большой совет при короле состоял из высших чиновников и представителей
знати. Официальных полномочий он не имел (как и постоянного состава), но
через него король мог добиться признания своих политических поступков
крупными феодалами. Малая Курия представляла собой постоянно
действующий орган; она распадалась на Королевскую курию, как судебно-
административный орнан и Палату «шахматной доски», ведавшую
королевскими финансами.
В административно-территориальном плане Англия делилась на
графства, возглавляемые шерифами, и сотни с бейлифами во главе. Шерифы
обладали всей полнотой власти в округе: административной, судебной,
полицейской, фискальной, военной (т.е. собирали ополчение вассалов).
Однако при этом шериф оставался чиновником, лишенным феодальной
автономии; должность свою он не наследовал.
Династические смуты 1135-1154 гг. на время затормозили укрепление
монархической власти в Англии. Анархия феодалов была преодолена
королем Генрихом II (1154-1189) Плантагенетом. Он смог реализовать свои
замыслы, опираясь на поддержку большинства населения против всевластия
крупных феодалов.
Главное направление реформ Генриха II проходило по линии
укрепления государственной юрисдикции за счет ограничения судебно-
административной власти баронов. Согласно Великой Ассизе любая из
сторон судебного спора могла перенести иск из местного суда в королевский.
Из сеньориальной юрисдикции изымались все уголовные дела, а также
значительная часть исков о земельной собственности и ленном владении.
Королевская курия становится постоянным судебным органов – в
составе трех мирян и двух клириков. В XII в. курия распадается на «суд
королевской скамьи» (уголовные дела) и суд общих тяжб.
Еще большее значение имел созданный Генрихом II институт
разъездных судей. С 1176 г. королевские судьи стали совершать регулярные
выезды в округа для разбора наиболее важных дел («тяжбы короны»).
Решения судей в дальнейшем суммировались в Вестминстере и становились
образцом для дальнейших судов – т.е. судебными прецедентами. Так
начиналось создание «общего права» - права, единого для всей страны в
противовес местным обычаям.
Следующим шагом стало создание института присяжных обвинителей.
Предполагалось избрать 12 человек из каждой сотни и по 4 человека из
каждой деревни, которые под присягой должны были указать на возможных
правонарушителей на их территории. На основании этих показаний
производилось расследование.
Была проведена реорганизация вооруженных сил. Вассальная система
комплектования войска делала его небольшим и зависимым от воли
феодалов. Генрих II начинает практиковать набор наемного рыцарского
войска. Для этих целей с вассалов взимался специальный налог - «щитовые
деньги» - вместо непосредственной военной службы, и на эти средства
формировалась наемная армия. Кроме того, было восстановлено народное
ополчение (Ассиза о вооружении), подчиняемое непосредственно шерифу –
королевскому чиновнику.
К политическим неудачам этого правителя следует отнести попытку
ограничить церковную юрисдикцию. Кларендонские постановления 1164 г.
ограничивали, но не отменяли церковную самостоятельность в судах; ее
ставили в соответствие с правом государства. Однако противодействие главы
церкви Фомы Бекета и его убийство сторонниками Генриха II вынудило
короля отказаться от своих преобразований. Широкая церковная юрисдикция
была сохранена, однако ленная зависимость прелатов от монарха стала еще
сильнее.
Сословно-представительная монархия.
Сословно-представительная монархия в Англии обладала рядом
особенностей, не свойственных континентальной Европе.
В отличие от других государств, эта форма правления образовалась в
Англии не «сверху», при содействии монарха и для объединения страны, а
«снизу» - под непосредственным нажимом феодальной знати. Это
обстоятельство во многом обусловило более независимое положение
английского сословно-представительного органа – парламента. В отличие от
своих континентальных аналогов, английский парламент не исчез в позднее
средневековье, а прошел через революцию Нового времени и действует до
настоящего момента.
Некоторые черты нарождающейся сословной монархии можно
отметить в Великой Хартии вольностей 1215 г. Ст. 12 этого документа
запрещала королю взимание некоторый феодальных платежей без согласия
общего совета королевства – из крупной земельной аристократии и
рыцарства.
Становление сословно-представительной монархии в Англии
сопровождалось серьезными социальными переменами. За счет
эволюционных процессов усложняется иерархическая структура класса
феодалов. Субинфеодация увеличивает число мелких и средних феодалов;
эта категория земельных собственников чаще других социальных групп
могла служить опорой королевской власти. Схожесть их экономических
интересов с фригольдерами и горожанами создавала необходимую для
монархии социальную базу. При этом городские корпорации, в отличие от
Франции, не получили значительной самостоятельности. Мелкое дворянство
в Англии не отделялось жесткими сословными перегородками от прочего
состоятельного населения. Со второй половины XIII в. рыцарское звание в
обязательном порядке давалось свободным землевладельцам при наличии
ценза в 20 фунтов стерлингов годового дохода с недвижимости.
Своеобразно складывались взаимоотношения монархии и крупной
земельной аристократии. Нестандартно централизованная сеньориальная
монархия зачастую превращалась в тиранию за счет налогового и
административного гнета. Это в определенные моменты способствовало
объединению баронов для совместной защиты своих интересов. В XIII в.
подобные союзы могли даже получать поддержку других социальных групп
– рыцарства и горожан; именно такого рода объединение в 1215 г. привело к
подписанию королем Иоанном Безземельным знаменитой «Великой Хартии
вольностей».
Определенные изменения произошли и среди феодально-зависимого
крестьянства. Наиболее бесправную категорию земельных держателей
представляли вилланы, оформившиеся к XIII в. Статус виллана означал
исключение данного лица из-под влияния «общего права» (т.н. принцип
«исключения вилланства»). И земля, и сам виллан признавались
собственностью сеньора и находились под его юрисдикцией. Виллану
запрещалось обращение в государственный суд по делам его личных прав и
земельного держания. Даже уйдя от сеньора, он оставался под его властью и
платил ему денежную ренту – чинш.
В XIV – XV вв. на базе вилланского землевладения возникает более
мягкая форма феодально-зависимого держания – копигольд. Его держатель –
копигольдер – обосновывал свое право владения землей копией судебного
протокола Манориальной курии. Взаимоотношения копигольдера и лорда-
землевладельца больше основывались на обычном праве. Вместе с тем
копигольдеры не имели правовой защиты со стороны судов общего права,
были отягощены многочисленными повинностями; в большинстве случаев
копигольд был пожизненным, а не наследственным держанием.
Копигольдерам противопоставлялись фригольдеры. Для них была
характерна личная свобода, фиксированность ренты, право свободного
завещания, раздела и отчуждения держания, а также право защиты в
королевских судах. Эти особенности в сочетании со сравнительно низкой
рентой приближали наиболее зажиточную часть крестьян-фригольдеров к
положению мелких феодальных собственников земли.
По экономическому положению крестьянство делилось на йоменов
(зажиточных и средних) и коттеров (малоземельных и батраков).
Оформлению сословно-представительной монархии в Англии
предшествовала длительная борьба между монархом и крупными феодалами.
Обострение противоречий пришлось на первые десятилетия XIII в. и связано
с правление короля Иоанна Безземельного. Его неудачная внешняя политика,
чрезмерные монархические амбиции привели к мощному восстанию баронов,
поддержанных рыцарями, духовенством и городской верхушкой Лондона.
Так в 1215 г. была принята знаменитая Великая Хартия вольностей.
Хартия представляла собой документ, гарантирующий не права, а
привилегии, в первую очередь – крупных земельных собственников. На это
указывают многие статьи Хартии. На первом месте (ст. 2-10) в ней
перечисляются имущественные права баронов на владение ленами (отказ
короля от произвольных поборов, чрезмерного рельефа, конфискации
феодов; выплаты королю должны были регулироваться обычаем и
происходить в четко оговоренных случаях). Ряд статей восстанавливал
сеньориальные права баронов (усиливал сеньориальную юрисдикцию), а
также гарантировал наложение штрафов и судебное преследование только
«по приговору пэров». В некоторых статьях (12, 14) можно даже заметить
пролог будущего парламента и его финансовых функций – в виде
утверждения налогов «советом королевства» из непосредственных вассалов
короля.
Отстаивая свои привилегии от нападок королевской власти, магнаты
позаботились о соответствующих гарантиях. Статья 61 предусматривала
создание комитета из 25 баронов, который по жалобе четырех из них мог бы
«принуждать и теснить его (короля) всеми способами, какими только могут,
то есть путем захвата замков, земель, владений…».
Материальные интересы рыцарства и свободных держателей
представлены в Хартии более скупо и выражены менее определенно (ст. 15,
16, 27). Еще слабее отражены интересы горожан: статья 13 лишь
подтверждает в общих словах существовавшие ранее «древние вольности и
свободные обычаи». Несомненным плюсом для городов была также
унификация мер и весов (ст. 35). О вилланах в Хартии говориться лишь один
раз (ст. 20).
Таким образом, Великая Хартия вольностей 1215 г. – это чисто
феодальный документ, в котором ученые XVII в. усмотрели подкрепление
своего миропонимания. Тем не менее, документ имел прогрессивное
значение. Хартия стала первой успешной попыткой феодалов навязать
королю «правила игры», обязательные не только для них, но и для него
самого.
Как это часто бывает с подобными документами, принять Великую
Хартию было гораздо проще, чем выполнить. Иоанн Безземельный подписал
ее перед вооруженной силой восставших, но практически сразу же от своих
обещаний отказался, как от вырванных силой. Его поддержал римский папа
Иннокентий VI, освободив его от этой присяги и отлучив от церкви
мятежных баронов.
В течение XIII в. Хартия неоднократно переписывалась, многие
откровенно олигархические статьи исчезали, но ряд положений, касающихся
суда и администрации, был подтвержден статутами и вошел в фонд «общего
права».
Между тем, к середине XIII в. борьба между королем и вассалами
вспыхивает с новой силой. Непрекращающиеся поборы, штрафы,
вымогательства, влияние французов при дворе, зависимость от папы
римского привели к широкому социальному недовольству и открытому
восстанию.
В июне 1265 г. крупные феодалы вместе с отрядами своих вассалов
собрались в Оксфорде и составили требования к королю под названием
«Оксфордские провизии». Помимо удаления иностранных советников и
прекращения незаконных поборов, в них шла речь о фактическом контроле
баронов над королем, т.е. о баронской олигархии. В противовес баронам,
рыцарство и горожане создали свой документ – «Вестминстерские
провизии», направленные против произвола, как короля, так и крупных
феодалов. Естественно, что между этими группировками возникли
разногласия, единый антикоролевский фронт оказался расколот и король
Генрих III не преминул воспользоваться этим – отказался выполнять
предъявляемые требования.
В начавшейся гражданской войне первоначальный успех был на
стороне оппозиции. Объединенное войско феодалов, горожан и свободного
крестьянства под руководством Симона де Монфора в 1264 г. наголову
разгромило королевские отряды; сам Генрих III вместе с братом и старшим
сыном Эдуардом попал в плен. Для управления страной была создана
комиссия из трех человек во главе с Монфором. Именно Монфору
принадлежит инициатива созыва первого английского парламента в январе
1265 г.; на это всесословное собрание были приглашены, помимо баронов, по
два представителя от каждого графства и по два горожанина от каждого
города.
Однако разраставшееся народное движение раскололо оппозиционный
лагерь. Многие из баронов стали переходить на сторону короля и бежавшего
из плена Эдуарда – сына Генриха III. Это изменило расстановку военных сил;
в августе 1265 г. войска Монфора потерпели поражение, а сам он погиб в
бою.
По ордонансу Генриха III от 1265 г. королевская власть полностью
восстанавливала свои прерогативы. Все, что было введено Симоном де
Монфором и его сторонниками, объявлялось недействительным. Однако в
расстановке политических сил в стране произошли большие изменения, не
считаться с которыми монархия не могла.
Усиление роли рыцарства и горожан, страх перед очередной
гражданской войной вынудили английских королей пойти на уступки
феодалам: в 1267 г. Вестминстерские провизии с некоторыми ограничениями
были утверждены королем. И, несмотря на явно абсолютистские замашки,
наследник Генриха Эдуард I несколько раз собирал парламент. В 1295 г. был
созван так называемый «образцовый» парламент – названный так за полноту
своего представительства. Помимо прелатов и баронов, приглашенных
лично, в него были избраны по два рыцаря от каждого графства и по два
горожанина от города, получившего на это право. В последующие столетия
парламент прочно вошел в государственную жизнь Англии.
Средневековый английский парламент, как и французские Генеральные
Штаты не совсем верно называть представительным органом всей нации.
Социальный состав его ограничивался королевскими вассалами, верхушкой
духовенства, рыцарством и состоятельными представителями городских
корпораций; присутствие последних расширяло социальную базу монархии,
и оно же отличало парламент от Королевской Курии.
Четко обозначить верхушку парламента достаточно сложно. Источники
называют крупных земельных магнатов «баронами», однако это понятие в
XIII в. было размытым; не совсем ясно, что было решающим в баронстве –
юридический статус земельного держания или имущественное положение
держателя. В XIV в. в парламенте насчитывалось около 130 магнатов, из них
76 светских и 54 духовных. Сбор осуществлялся по личному приглашению
короля.
С середины XIV в. магнаты выделились в отдельную палату – Палату
лордов. С XV в. ее состав преимущественно стал наследственным или же
король своей волей осуществлял назначение новых лордов.
Высшая земельная аристократия составляла только одну часть
парламента. Кроме них, в заседаниях участвовали также выборные
представители от графств и городов, которые с середины XIV в. получили
название «представители общин». Обычно приглашалось по два рыцаря от
графства и по два человека от города, но не лично, а через местных шерифов.
Выборы в графствах проводились на общих собраниях верхушки
свободных жителей с участием шерифов. Охарактеризовать категорию
избираемых также сложно, как и баронство. В период сеньориальной
монархии рыцарь – юридическая категория; это держатель определенного
типа феода, к тому же обязательно с военным характером. К XIV в. данная
категория размывается, и на первое место выходит не характер держания или
его размер, а доход. В середине столетия для участия в выборах был
установлен официальный имущественный ценз – 40 шиллингов годового
дохода и недвижимости.
Представители городов, также как и во Франции, первоначально не
играли в парламенте большой роли. Их присутствие не было постоянным: из
180 городов регулярно депутатов присылали только 80.
Выборы могли варьироваться: проходить на собраниях должностных
лиц или при участии экономической верхушки общества, но, как правило, без
народного представительства. Первоначальная невысокая роль городов
объясняется феодальной традицией; обычно сеньор советовался по значимым
вопросам со своими вассалами – членами своего класса; к городам же
обращались, как правило, в случае финансовой нужды.
В отличие от Франции, английский парламент не носил четкий
сословный характер. Духовенство не было представлено отдельной палатой,
а заседало вместе с лордами по персональному приглашению короля – т.е. в
качестве крупных феодалов.
Влияние палат было неодинаковым на протяжении столетий.
Первоначально на первом месте значилась Палата лордов – в силу их
экономического и политического влияния. Постепенно Палата общин
начинает с ней конкурировать. Она заседает отдельно от лордов, под
председательством своего спикера, который затем сообщал королю решение
палаты. Особенно резко влияние Палаты общин возросло в конце XV в.,
после войны Алой и Белой розы.
С экономической точки зрения Палата лордов представляла крупных
землевладельцев феодального типа; напротив, в Палате общин
концентрировались более гибкие, прокапиталистические элементы.
Функции парламента, как и другого сословно-представительного
органа того периода, не были четко обозначены, особенно в самом начале его
деятельности.
На первое место традиционно выдвигается функция налогообложения в
форме согласия депутатов на определенный налог, запрашиваемый королем.
В ряде случаев парламент созывался исключительно по этому вопросу.
Однако полномочия в данной области у парламента росли постепенно. На
начало XIV в. они распространялись только на обложение прямым налогом
движимой собственности.
Впоследствии налоговые функции парламента расширились и
укрепились. Происходило это не путем мирных соглашений, а в результате
напряженной борьбы. Пример такого рода – события 1297 г. Непомерные
финансовые запросы короля и попытка ввести практически постоянный
налог привели к мощному совместному выступлению баронов, духовенства и
горожан Лондона. Перед угрозой всеобщего восстания был созван
парламент, который добился принятия статута «О неразрешении налогов» и
согласно этому документу, сбор средств был возможен лишь с согласия
парламента.
Естественно, что финансовые ограничения парламента королевская
власть неоднократно пыталась сузить или обойти; аналогично действовали и
депутаты. Статут 1340 г. запрещал взимание прямых налогов с населения, а в
1362 г. то же правило распространилось и на косвенные налоги. По сути, с
начала XV в. приоритет в финансовых вопросах уже находился у парламента.
С 1379 г. была даже предпринята попытка контролировать расходы
денежных средств, но на практике она реализована не была.
Не менее важной функцией парламента со временем стала
законодательная. Первоначально парламент должен был действовать
исключительно в очерченных ему рамках, т.е. обсуждал вопросы,
предоставляемые ему монархом. Затем парламентарии стали представлять
королю коллективные петиции – просьбы о том или ином улучшении.
С середины XIV в. парламент предлагал уже готовые законопроекты –
т.н. «билли». Одобренный двумя палатами и королем, билль становился
законом – «статутом». Помимо статутов, существовали также ордонансы –
законодательные распоряжения короля и правительства. Формально к концу
XIV в. статуты имели высшую юридическую силу, а ордонансы лишь
должны были развивать их содержание.
Помимо финансовых и законодательных полномочий, английский
парламент обладал полномочиями судебными. В первую очередь здесь шла
речь об интересах сословных: члены Палаты лордов имели исключительное
право суда над пэрами, т.е. равными друг другу. Более интересны другие
возможности: 1)парламент имел право на процедуру импичмента против
членов парламента и высших чиновников; 2) Палата лордов была признана
верховной судебной инстанцией. Эти полномочия верхней палаты
парламента действуют до настоящего момента.
Что же касается вопросов внешнеполитических, то здесь английский
парламент был схож с французскими Генеральными Штатами: привлекался
для их решения, но редко и в основном по желанию монарха (хотя бывали
случаи, что и вопреки таковому). В основном эта сфера находилась в ведении
короля.
Возникновение парламента не устранило традиционных органов
королевской администрации. Продолжал собираться Большой Совет из
наиболее влиятельных магнатов и высших чиновников; функции его в
основном сводились к обсуждению законодательства и постепенно
перетекали к парламенту. Одновременно с этим из действовавшей ранее
Малой Курии оформлялся Королевский совет, более узкий по составу и
комплектуемый из доверенных министров и советников; он также был
постоянно действовавшим учреждением и служил для монархии
противовесом парламенту.
Из королевской курии постепенно выделились три отдельных суда:
Суд казначейства, Суд королевской скамьи и Суд общих тяжб.
Суд королевской скамьи сложился в первой половине XIV в. Это было
коллегиальной учреждение с постоянным составом из 4 - 5 человек;
первоначально председателем этого суда был сам король. К функциям Суда
королевской скамьи относились уголовные дела с включением и более
мелких проступков. Помимо этого, судьям принадлежала высшая
полицейская власть по поддержанию мира и расследованию преступлений.
Также он считался высшим судом по отношению ко всем остальным судам,
кроме Суда казначейства. В течение XIV в. устанавливается постоянное
пребывание Суда королевской скамьи в Вестминстере; короли перестают
лично председательствовать в суде.
Суд общих тяжб в конце XIII в. стал постоянно действующим судом по
гражданским делам; Суд казначейства ориентировался на дела финансовые.
Более четкое оформление эти учреждения получили после создания Великой
Хартии вольностей.
Оформление системы королевских судов, подкрепленное развитием
законодательства, значительно ослабляло сеньориальную юстицию. Во
второй половине XIII в. по инициативе короля была проведена проверка
судебных иммунитетов крупных феодалов; законным основанием
сеньориального суда считалась только королевская грамота. В итоге
сеньориальная юстиция сократилась более чем наполовину.
Особую роль в процессе укрепления королевской власти сыграл
институт разъездных (путешествующих) судей. В своем оформлении он
прошел несколько стадий, в зависимости от чего менялись и названия судей,
и объем их полномочий.
Во второй половине XIII – начале XIV в. разъездные судьи в основном
выполняли поручения ревизионно-финансового характера, проверяли
деятельность местных органов власти, начиная с шерифов. Они так и
назывались – «судьи – ревизоры». В их состав необязательно входили лица с
юридическим образованием; туда могли назначаться приближенные к
королю или просто знатные люди. Помимо проверки, «судьи – ревизоры»
рассматривали дела, в той или иной степени связанные с доходами короля: о
земельном держании (с участием присяжных), о ростовщичестве, о
выморочных имуществах, и, наконец, о преступлениях (с правом «очищения
тюрем» - т.е. выпуска под залог).
Большой произвол в работе судей-ревизоров вызывал постоянные
нарекания населения; король периодически получал петиции об
освобождении от судей-ревизоров, о предоставлении местным органам права
самим собирать штрафы и субсидии в пользу короля. Ревизии становятся
более редкими (раз в семь лет), а в конце XIV в. прекращаются совсем.
Параллельно с судьями-ревизорами, начиная с реформ Генриха II
(вторая половина XII в.), действуют разъездные судьи, которым поручалось
проведение ассизов – расследований по земельным спорам. Впоследствии их
функции расширились, и они заменили институт ревизоров. При этом состав
судей был более профессиональным, он пополнялся, главным образом,
юристами из состава адвокатов (хотя в нем могли присутствовать и лица без
должных знаний, но обличенные личным доверием монарха).
В ассизах судьи осуществляли свою юрисдикцию не в силу должности,
а на основании поручений, выдаваемых сувереном. В отношении уголовных
дел могло даваться поручение «слушать и разрешать» (разбор дел о всех
преступлениях с участием Большого жюри) и «очистить тюрьмы от
арестованных» (выпуск под залог или предание суду всех лиц, находящихся
в заключении).
Система ассизов оказалась успешной. Со второй половины XIII в. на их
основе организовываются выездные сессии по округам, включающим
несколько графств; заседания проводились 3 - 4 раза в год. Постепенно
компетенция судей ассизов расширилась, и с XIV – XV вв.