Вы находитесь на странице: 1из 40

Введение

Актуальность темы. В настоящее время значимость идеологии и


пропаганды как действенного средства воздействия на публичное сознание
является неотъемлемой частью внутренней политики множества государств
на современной политической арене и сохраняется по сей день. Различные
положения государственной политики в сфере информационного
обеспечения и культуры находят отражение как в советский период, так и в
современной обществе. Исследование процессов государственной
культурной политики России, проблемы цензуры и приобщение населения к
различным жанрам искусства, в частности литературе, имеют сегодня не
только практическое, но историческое значение. В этой связи крайне
актуально и важно, на наш взгляд, проанализировать и тщательно
исследовать роль художественной литературы как средства
пропагандистского воздействия на массы в советский период, всесторонне
исследовать опыт функционирования и становления специальных
пропагандистских структур в нашей стране, которые осуществляли
тотальный контроль за функционированием литературы и цензуры.

Игнорирование такого важного исторического опыта государственного


контроля в области литературы, функционированию внешнеполитической и
художественной пропаганды может стать одной из ключевых причин
отставания Российской Федерации в информационном противостоянии с
другими государствами во внешнеполитической среде в XXI веке, которые
направлены на превосходство и гегемонию в данной сфере. Более того,
существующий в настоящее время механизм информационного обеспечения
курса внешней и внутренней политики, по нашему мнению, должен
принимать во внимание и использовать опыт Советского союза в данной
области, а также систематически вести поиск приемлемых решении для
последующего урегулирования проблем в сфере информационного
обеспечения граждан нашей страны, а также попыткам воздействия
отдельных стран по достижению информационного превосходства на
международной арене.

Пропаганда многогранна не только потому, что она принимает


различные формы и методы воздействия с течением времени, а также и
потому, что она базируется на самых важных культурных и психологических
аспектах жизни. В качестве эффективного пропагандистского средства
воздействия на массовое сознание использовалась художественная
литература. В отличие от других манипуляторных средств она воспроизводит
реальную действительность посредством художественных образов, которые в
определенных условиях становятся «историческим фактом».

Используя человеческие эмоции и убеждения, пропагандисты очень успешны


в проведении манипулятивных приемов. В советский период истории нашей
страны партийный аппарат оказывал на литературу колоссальную роль и
присваивал ей изначально функцию политической агитации, а после -
пропаганды идеологии коммунизма и социализма, которая в первую очередь
формировала у трудящихся классов глубокие идеологические установки и
ориентиры, направленные на построение светлого будущего в духе
социального реализма. Так, в дореволюционных трудах В.И. Ленина
закладываются основные идеи относительно агитационной функции и роли
литературы в массах, «Литература должна стать партийной» - писал он, а
идейность и народность, а также борьба народа за светлое будущее является
основополагающим условием роста художественной литературы. Однако,
после революции и в течение существовании советского государства в
декретах партии КПСС, ее программе и выступлениях видных
государственных деятелей провозглашалось особое место художественной
литературы в идеологическом воздействии и просвещении граждан страны.

Благодаря активной пропаганде и строгому контролю со стороны


властных организации за художественными произведениями советского
союза в стиле соцреализма, а также приобщению к ней обширного круга
читателей, потребности советской идеологии выдвигают задачу поиска и
определения наиболее действенных механизмов, которые способствуют
подъему высокого статуса советской художественной литературы в
воспитании и просвещении пролетариата в духе коммунизма .Таким
образом, к 1930-х складывается ситуация, которая тотально определила
тенденцию литературного процесса до рубежа 50-60-х гг., что означало
всеобъемлющую подчинённость литературы партийному управлению и
контролю со стороны власти.

В условиях постепенно нарастающей информационной глобализации


роль пропаганды и средств массовой информации носит ключевой характер.
С помощью данных инструментов элитарные политические круги
формируют общественное мышление в нужной для них направленности.
Периодическая печать, литературные произведения, а также другие средства
воздействия на массовое сознание оказывают более серьезное влияние на
население. В этой связи особую актуальность приобретает и детальное
изучение характера периодической печати 1941-1945 гг., прослеживание ее
пропагандисткой направленности, ведь именно в данный период нелегкого
для нашей страны времени закладывались основные механизмы и
колоссальный опыт ведения информационной войны, управление
общественными процессами современности.

Состояние научной разработанности. В отечественной науке


практически нет работ, которые рассматривали пропаганду советской власти
и ее воздействие на целевую аудиторию через призму художественных
произведении, ровно как отсутствуют предметные исследования роли
литературной политики правящих верхов в культурной сфере СССР. Более
того в отечественной теории было написано очень малое количество работ,
где комплексно исследуется политика Советской власти непосредственно в
отношении художественной литературы. Конечно, и в этом случае было бы
неверно утверждать, что интерес к пропагандистским практикам исчез
полностью: различные параметры художественной пропаганды и
контрпропаганды получили свое освещение в работах, отечественных
ученных и писателей, к этим трудам следует отнести работы В.И Ленина, К.
Маркса, Волошинова В.Н, Голомштока И.Н., Назаровой М.М., Платонова
А.П., Соловьева А.И., Таратута Е.,. и ряда других ученых1.
В историографии, относящейся к теме диссертационного исследования,
можно выделить два историографических периода: довоенный и
послевоенный. Эта периодизация применима также и для работ зарубежных
историков. Исследования советского периода можно условно разделить на
монографии и сборники, посвященные общим вопросам культуры и
идеологии, а также государственной политики власти в отношении
художественной литературы.
Среди первой группы стоит отметить книгу «Партийное руководство
литературой и искусством», подготовленную в Академии общественных наук
при ЦК КПСС. В ней рассматривается процесс руководства литературой и
искусством со времени Октябрьской революции до 1980-х годов. К ней
примыкает сборник научных трудов, посвященный партийному руководству
общественными организациями. Представляет определенный интерес статья
И.В. Добровольской о деятельности творческих союзов, написанная на
материалах организаций Дальнего Востока
Монография А.Н Шапошниковой является наиболее полным обобще-
нием опыта государственной и литературной политики советской власти в
отношении печати военного времени2. В ней обстоятельно рассматриваются

1
См. Волошинов В.Н. Марксизм и философия языка. Основные проблемы социологического метода в науке
о языке. 2-е изд. Спб, 1930 – 120 с.; Голомшток И.Н. Тоталитарное искусство в художественной литературе.
М., 1994 – 58-68 с.; По небу полуночи. // Платонов А.П. Государственный житель. Проза. Ранние сочинения.
Письма. Минск, 1990. С. 560-577.; Таратута Е. Писатель нелегкого чтения. // Москва. Журнал русской
культуры. 1999, № 9, с.
2
Шапошникова А.П. Печать могучее оружие КПСС в мобилизации трудящихся на разгром врага под
Ленинградом: автореф. дисс. . канд. ист. наук / Шапошникова Алла Петровна. - Л., 1955. - 16 с.
пути перестройки работы прессы, литературных произведении на военный
лад, анализируется тематика различных видов печатных изданий и
литературных произведении, выходивших в городе в годы войны. Автором
выявлена сеть печатных изданий Ленинграда и ее изменения в течение
войны, показана роль центральных печатных органов газет «Правда»,
«Комсомольская правда», журналов «Пропагандист», «Спутник агитатора» в
руководстве массовой печатью.
В работах В.Г.Байковой, Н.Б.Биккенина, Дк.Гилязитдинова,
М.Ф.Ненашева, Г.Л.Смирнова, в диссертациях А.П.Гладилина,
Ю.П. Храмова рассматриваются проблемы формирования общественного
сознания, средства, методы, формы идеологического воздействия, даются
конкретные рекомендации и идеологические установки писателям,
учреждениям занимающимся идейно-политическим воспитанием советского
человека.
Взаимоотношения советской художественной интеллигенции и власти
в 1950 — 1960-е гг. рассматриваются в монографии М. Р. Зезиной4. В ней
показаны механизмы принятия и реализации партийных решений в области
литературы и искусства, методы воздействия власти на интеллигенцию, роль
интеллигенции в изменении общественного сознания. Внешняя и
национальная политика советского государства, а также отношения власти и
интеллигенции, освещены и в работе Г. В. Костырченко «Тайная политики
Сталина»3.
В отечественной истории существуют труды ученных, которые
исследователи не признавали понятия цензура, но представляли
художественную пропаганду как инструмент формирования
социалистических установок в воспитании советского человека (Д.А.
Рачков, В.П. Трушкин , К.Л. Зелинский и др.). 4 В их работах уделялось
внимание методам политической пропаганды в формировании сознания у

3
Г.В. Костырченко Тайная политика Сталина. 2002 – Москва, 150-178 с.
4
Д.А Рачков Литературная жизнь Сибири. 1990-1917 гг. – Иркутск,1967 – 312 с.
советского общества, позитивной оценкой идеологической составляющей
развития страны в рамках социалистического уклада.
Необходимо также выделить диссертационное исследование Е.Ю.
Колобова «Создание и деятельность союза писателей РСФСР» в котором
детально исследуются сдвиги и тенденций в литературной политике
писателей СССР после смерти И.В Сталина, выводятся основные
предпосылки, послужившие формированию Союза Писателей РСФСР в
19585. Согласно мнению Колобова, литературная политика писателей СССР
находилась под жестким контролем высшего руководящего звена партии
КПСС, их произведения подвергались строжайшей цензуре, авторы должны
были придерживаться в своих книгах, определенных идеологических и
пропагандистских установок, направленных на формирование
общественного сознания.
Особую ценность для исследования представляет также и мемуарная
литература, основная на воспоминаниях партийных и государственных
деятелей, представители кругов творческой интеллигенции и диссидентов,
которые являются важнейшим историческим источником исследования
общества с момента появление советской власти. Данная группа источников
является важным материалом для настоящего исследования, поскольку
вносит неоценимый вклад в разработку такой значимой темы как
взаимоотношения власти и общества в культурной сфере, власти и
интеллигенции, а также позволяет нам выделить основные аспекты
литературной политики, а также духовной сферы советского общества.
Следует отметить работы ученных и теоретиков западной школы,
которые оказали колоссальное влияние на становление и дальнейшее
развитие института пропаганды в государственной политике, а также
сформировали ряд основных теоретических подходов к изучению
пропаганды.

5
Колобов Е.Ю. Основные этапы создания Союза писателей РФ в 1957–1958 гг. // Вопросы истории. 2015. №
8. С. 154–163
В западной историографии довольно много места уделялось изучению
новых тенденций в советской литературе, появившихся после смерти
Сталина, которые рассматривались как отражение изменений в
общественном сознании. Среди исследований 60-х и 70-х гг. стоит отметить
монографии Д. Брауна, Д. Гибиана . Большой интерес представляет
монография В. Данэм, посвященная исследованию ценностей советского
среднего класса на материалах советской художественной литературы6.
В качестве основного признака успешной манипуляции в
художественной литературе исследователи Г. Шиллер, Дж.Еверс, Дж.Роуден,
А.Шопенгаур называют скрытый характер воздействия, сам факт которого не
должен быть замечен объектом манипуляции. В их работах уделяется
внимание проблеме определения роли эвфемизмов в сфере манипулирования
общественным сознанием, т.е. языковых приемов, которые направлены на
замену и сокрытие неприятных либо оскорбительных слов в литературе.
Дж.Роуден в книге «Эвфемизмы в системе пропаганды» неоднократно
подчеркивает, что эвфемизмы часто используются в художественных текстах
и политической сфере для смягчения некоторых слов и выражений с целью
введения общественности в заблуждение и фальсификации
действительности7. Например, использование выражения «более жёсткие
методы допроса» вместо слова «пытки» и т. п.. Немецкий философ А.
Шопенгауэр в работе «Эристика, или Искусство побеждать в спорах»
рассматривает важность такого литературного приема как эристика –
риторического приема, направленного на убеждение других в своей правоте8.
В целях анализа проблем художественной и политической пропаганды
необходимо рассмотреть ряд работ, посвященных техникам и основным
приемам манипуляторного воздействия на массовое сознание людей. Данный
подход исследовательской работы объясняется тем, что пропаганда

6
Brown D. Soviet Russian literature since Stalin. London: Cambridge university press, 1978; Gibian G. Soviet
literature during the thaw, 1954-1957. Minneapolis:The University of Minnesota press, 1960.
7
J.Rouden Euphesims in propaganda. URL:
https://is.muni.cz/th/403451/pedf_c/Euphemisms.pdf
8
Шопенгауэр А. Эристика, или искусство побеждать в спорах. - СПб, 1900.220-222 с.
подразумевает под собой использование ряда методов и технологии, которые
пропагандисты - политические лидеры, либо другие высокопоставленные
лица, применяют по отношению к населению для достижения своих целей и
психологического воздействия на население.
Т.В. Номенко в своей работе «Массовая коммуникация и методы ее
воздействия на аудиторию» полагает, что в формировании системы
ценностей любого индивида одну из основных ролей играет психологическое
воздействие посредством различных методов, которые прямо ориентированы
на вмешательство в развитие группы или личности с целью вызвать
определённое изменение. Из числа наиболее эффективных методов
воздействия пропаганды на население он выделяет: информирование,
убеждение и внушение9.
Подлинный интерес термин пропаганда вызвал у авторов в период I и
II Мировых войн (1914-1945) и начинается изучение данного вопроса в
рамках обширной научной деятельности. В частности, автор выделяет
работы Лассуэлла Г. «Техника пропаганды во время первой мировой войны»
и П. Лазарсфельда «Выбор людей».
Лассуэлл, посредством метода контент-анализа проанализировал
огромное количество сообщении пропагандистов времен первой мировой
войны, таких как Й.Геббельс, А. Нортклиф, Я. Флекк и др и охарактеризовал
их основные приемы и методики эффективного функционирования
пропаганды. Г. Лассуэлл утверждал, что у коммуникаторов пропаганды
изначально должно быть разработана четкая стратегия по внедрению
пропаганды в массы и дальнейшему культивированию ложных идей и
образов10. Важным аспектом функционирования пропаганды является
наличие в обществе социальных и политических кризисов, а также войн. Чем
сильнее уровень напряженности в обществе, тем эффективнее влияет на
массовое сознание пропаганда. Согласно его Лассуэлла, в стратегии

9
Т.В. Номенко, «Массовая коммуникация и методы ее воздействия на аудиторию»., 2008. Стр 108.URL:
https://elibrary.ru/download/elibrary_20811206_72874429.Pdf
10
Lasswell G. D. Propaganda Technique in the World War., 1927. 75-80 pp.
пропагандистов также присутствуют эталонные символы, ассоциирующееся
у населения с глубокими эмоциями и внутренними переживаниями, которые
вскоре приносят манипуляторам положительный результат.
Размышления о влиянии пропаганды на общественное сознание
встречается и в трудах значимого социолога Франкфуртской школы – г.
Маркузе. Во второй главе книги «Одномерный человек. Исследование
идеологии развитого индустриального общества» Маркузе показывает
аналогичную точку зрению, упомянутую автором выше, о том, что
пропаганда протекает как односторонний процесс и формирует в обществе
недостоверное согласие с манипулятором, противоречащее его истинным
интересам и потребностям 11.
Данная диссертационная работа выполнена на основе широкого круга
исторических источников: архивных документов, партийной литературы
государственных органов власти, периодической печати разных уровней,
произведения литераторов и историков социалистического периода, в целом
комплекс источников, взаимно дополняющих друг друга, позволяет детально
изучать политику советской власти в отношении художественной
литературы.
В первую группу входят опубликованные официальные издания
съездов КПСС, пленумов и постановлений ЦК, книги и выступления
руководителей Коммунистической партии. Данный корпус источников
позволяет проследить роль КПСС в сфере идеологии и литературной
политики.
Отдельный корпус источников образуют материалы творческих
организаций. Прежде всего, речь идет о стенографических отчетах съездов
писателей СССР и РСФСР за указанный период, позволяющих подробно
ознакомиться с позицией руководства писательских союзов, мнением
провинциальных литераторов из разных регионов Российской Федерации12.

11
Маркузе Г. Одномерный человек. Исследование идеологии развитого индустриального общества., 1869.
Стр. 150-152.
12
1 Второй всесоюзный съезд советских писателей. Стенографический отчет. М.: Советский писатель, 1956
Следующей не менее важной группой источников является
периодическая печать. Однако, следует учитывать, что периодическая печать
советского периода, в первую очередь, характеризуется стремлением власти
скрыть негативную информацию, ввиду идеологии социализма Подлинный
интерес автора вызвали материалы периодической печати, которые отразили
моменты борьбы государственной идеологии с диссидентским движением в
СССР. Любое отсутствие критики, фальсификация действительности и
жестокая цензура – именно данные черты присущи советской печати того
периода. Проанализировав материалы советской периодики крупнейших
изданий СССР (газеты «Литературная газета», журналы «Юность»,
«Иностранная Литература», «Октябрь», «Огонек»), можно проследить, что
они базировались на пропаганде идеологических ценностей и норм,
содержание данной печати подвергалось тщательной цензуре и
формировалось исходя из партийных решений. Данные источники
информации искажали действительность и выступали для советской власти
инструментом проведения партийно-государственной политики в культурной
сфере жизни страны.
Объектом данного исследования являются официальные партийные
документы, определившие направления развития советской пропагандисткой
литературы., писательские организации, средства массовой информации, а
также центральные и региональные печатные периодические издания,
государственные органы цензуры, определявшие направления и содержание
литературной политики в советский период.
Предметом исследования выступает государственная политика
советской власти в отношении художественной литературы, а также процесс
влияния центральных партийных, общественных организации Советского
Союза на характер и особенности литературной пропаганды.
Хронологические рамки диссертации включают в себя период с 1922
по 1945 гг. В целях более полного освещения темы исследована литературная
политика советских государственных организации, функционирующих в
сфере культуры в последующий период.
Цели и задачи диссертационной работы вытекают из научной
значимости темы, ее недостаточной для современного уровня развития
историографии концептуальной и конкретно-предметной разработки.
Главная цель диссертационного исследования — провести
комплексное исследование литературной политики СССР в культурной
сфере, в частности в художественной литературе.
Реализация цели достигалась поэтапным решение следующих задач:
 Изучить политику Советской власти в отношении художественной
литературы
 Исследовать историю деятельности Союза писателей РФСФР в
проведении государственной политики в области литературы
 Определить понятие литературной политики
 Описать теоретическую основу советской литературной политики
 Рассмотреть основные документы, определившие направление
советской литературной политики и ее основные положения
 как издателя и распространителя произведений художественной
литературы за рубежом

Методологическую основу настоящего исследования составляют


наиболее значимые принципы исторического познания – объективизм,
научность и комплексность анализа, они позволили автору освятить процесс
литературной политики советской власти со всеми его характерными
чертами, происходящими в указанный период событиями и тенденциями.
Данные принципы помогли проследить основные аспекты государственной
политики в отношении культурной сферы, исходя из отстраненности автора
от каких-либо идеологических и политических пристрастии. В исследовании
были применены методы теоретического анализа и синтеза, дедукции и
индукции.
Актуальность данного исследования заключается в том, что впервые
объектом научного анализа стал весь комплекс центральных периодических
изданий, которые играли определяющую роль в системе политической
пропаганды.
Работа центральных печатных СМИ в годы Великой Отечественной
войны, являет собой пример консолидации общества на преодолении
трудностей, усиления национального самосознания, подъема национального
духа и решимость победить. Это тем более актуально, что системный кризис,
поразивший Россию в последние годы стал следствием, в том числе,
дезинтегрирующей, дестабилизирующей роли многих массовых изданий. В
период прямого военного, экономического и политического столкновения
СССР с фашистской Германией периодическая печать решала
общенациональную задачу организации отпора врагу. Это было время, когда
устремления власти и общества слились в решимости отстоять страну.
Идеологическая заданность выступлений прессы, находившейся под жесткой
политической и военной цензурой, была в основном оправдана, так как
служила справедливым целям всенародной борьбы с врагом

Глава 1. Теоретические основы советской литературной политики.


Проблемы взаимоотношения партии и литературы как основных
субъектов литературной политики является неотъемлемой частью советской
культурной составляющей. Без обращения к историческим моментам
периода Октябрьской революции, когда закладывались основы литературной
политики советского государства, формировались новые векторы развития
советской художественной литературы, а также принципы и методы
контроля партией литературного процесса очень сложно выделить
первостепенные причины социального и духовного кризиса общества в 70-
80-е гг. В данной связи, исследование опыта партийно-государственной
политики в отношении художественной литературы, позволит нам извлечь
необходимые уроки из прошлого, предотвратить подобные ошибки в
настоящее время , а также ответить на ряд значимых для культурной сферы
вопросов.
Изучение проблемы литературной политики в СССР, началось сразу
после наступления Октябрьской революции. В своих научных трудах и
работах В.И. Ленин сформировал основные принципы контроля государства
в сфере литературы, выделил прочный классовый аспект оценки творчества
писателя, ввел понятие партийности в литературе, а также выразил свое
мнение относительно создания новой литературы. Важное значение для
изучение литературной политики советского государства, на наш взгляд,
играют партийные документы коммунистической партии, указы ЦК РКП(б)
по делам литературы и постановления советского правительства.
Термин литературная политика стал появляться в советской литературе
с середины 1920-хх гг., с момента появления научного труда Л.Троцкого
«Литература и революция». В данном труде, данный термин не раскрывается
в полной мере, однако книга была посвящена именно формированию
литературного процесса со стороны правительства. Следовательно, для более
четкого представления и ответа на поставленные в диссертационном-
исследования задачи, необходимо определить «что есть литературная
политика?», выделить основные документы, декреты и постановления ЦК
КПсс, которые поспособствовали становлению литературной политики в
СССР.
Под литературной политикой следует понимать комплекс
политических и культурных мероприятии со стороны государства в сфере
литературного процесса и культурной составляющей. Целью литературной
политики, в-первую очередь, является проведение агитационно-
пропагандисткой работы в литературно-художественной сфере среди
широких слоев населения, с целью формирования общественного мнения в
интересах правящего звена, побуждая тем социальные классы к
определенным действиям внутри государства. Во-вторых, литературная
политика ставит перед собой цель тотального контроля и централизации
государственной власти в культурной сфере посредством формирования
определенных государственных органов и структур, писательских
объединений, выпуска определенной литературы идеологического характера.
И, наконец, в-третьих, литературная политика является важнейшим
инструментом, выполняющим просветительскую и воспитательную функцию
среди населения.
Исходя из этого, можно заявить, что объектом литературной политики
выступают как союзы писателей и литературные объединения,
существующие в государстве социальные классы, так и литература в целом
(печатная, художественная, учебная, научная). Напротив, субъектом таковой
политики является государство, соподчиненные ему организационные
партийные органы и структуры.
В контексте диссертационного-исследования автор будет вести речь о
литературной политики исключительно советского государства периода
1920-1940 гг.
Рассмотрим, для начала, теоретические истоки советской литературной
политики и ряд наиважнейших документов, которые положили начало
формированию таковой политики, со стороны коммунистической партии и
ряда видных государственных деятелей.
Теоретические основы литературного процесса в советской России
начинают закладываться с нач. 1920 гг. в трудах В.И. Ленина. «Литература –
мощное орудие пропаганды, и руководство ей в настоящий период должно
находиться в руках государства. В данных словах В.И. Ленина, на наш
взгляд, выражается, прежде всего, мысль о централизации руководства
литературой в целях политической цензуры, пропаганды в руках правящей
политической структуры, специальным органом которой, возможно. Имелся
в виду Наркомпрос.
В.И. Ленин считал, что одной из важнейших целей партии КПСС
является тотальное руководство литературным процессом. Придерживаясь
традиции революционных демократов, которые позиционировали литературу
и искусство в целом как средство народной борьбы и «книгу жизни», В.И.
Ленин видел литературный процесс как инструмент воспитания рабочего
класса и метод познания действительности. Каждое явление в литературе и
художественном искусстве он оценивал размерами революции, т.е. в
перспективе рассматривал то или иное направление в художественной
жизни.
Базисом построение социалистического уклада он считал создание
советской литературы. Социальную миссию художественной литературы он
оценивал с точки зрения предназначения трудящимся массам, борьбе
анархизму и индидуализму буржуазного общества. Особенность
литературного процесса не скрывала от него значимого аспекта – согласие с
классовой борьбой трудящихся масс. На наш взгляд, непрерывная связь
советской художественной литературы с идеологической направленностью с
начала ее формирования является тем самым прогрессирующим и новым
задатком, который ей удалось внедрить в историю мировой литературы.
Основой философской системы учения В.И. Ленина являлась теория
отражения, которую он изложил в своих заметках «Философские тетради».
Мысль В.И. Ленина сводилась к истинному отражению действительности в
произведениях литературы, взаимосвязанности эстетических взглядов
автора с теорией познания. Это является один из значимых теоретических
аспектов, которое постепенно трансформировало советскую литературу в
крепкое орудие построения революционного мира .
При осуществлении литературной политики, ЦК КПСС ,внимая
наставлениям В.И. Ленина, видела трансформирующую функцию
литературы во взаимосвязи идейности классовых позиции и непрерывном
художественно-эстетическом совершенствовании человека. Так,
коммунистическая партия уже изначально свою задачу видела в присвоении
советским писателям коммунистических взглядов о построении светлого
будущего процветающего социализма и всего человечества, стремилась
помочь им разобраться в сложных явлениях жизни того исторического
периода , что впоследствии давало пролетариату ответы на сложные вопросы
в сфере политики и культуры данного. Руководящая роль коммунистической
партии в литературной политики осуществлялась посредством широкого
спектра их деятельности: дискуссиях о литературе на партийных съездах;
выпуске государственных декретов о литературе и печати, литературных и
художественных произведениях; пленумах ЦК; речах видных деятелей
коммунистического правительства и литераторов; встречах руководящего
звена ЦК КПСС с советскими писателями и литераторами.
По воспоминаниям А.В. Луначарского, В.И. Ленин согласовывал с ним
принципиальные подходы в области литературного процесса: 1) сохранять
лучшее и ценное из культуры прошлого;2) поддерживать и то новое, что
родится под влиянием революции, пусть это будет вначале слабо, тут нельзя
применять одни эстетические суждения; 3) поощрять здоровую конкуренцию
старых и молодых литераторов, захватничеством молодежи заниматься не
давать, пусть завоевывают себе видно место реальными художественными
заслугами.
В своей речи на Всероссийском совещании главполитпросветов, В.И.
Ленин неоднократно повторял: «Для нас принципиально не может быть
сомнении в том, что должно быть главенство коммунистической партии.
каждый принадлежит партии, которая управляет, которая руководит всем
государством, в особенности литературным процессом. Поэтому во главе
всех органов Наркомпроса стояли только коммунисты, проводившие
политику партии. Утверждался даже список академиков в Академический
центр Наркомпроса, в том числе и в его литературную подсекцию, то есть
шел процесс формирования теоретических основ партийной номенклатуры.
Следовательно, можно наблюдать тот факт, что В.И. Ленин настаивал на том,
чтобы политическая работа партии в области литературы, борьба ее членов
за утверждение идеалов большевизма является сверхзадачей коммунистов: «
В Советской рабоче-крестьянской республике вся постановка дела
просвещения, как в литературно-просветительской области, так специально в
области искусства, должна быть проникнута духом классовой борьбы
пролетариата за успешное осуществление целей его диктатуры.

Возможность литературной политики эффективно воздействовать на


общественное мнение и психологически-эмоциональную составляющую
советского человека демонстрируют ее высокий уровень эффективности как
значимого аспекта в идеологической деятельности большевиков, а
многогранность ее влияния на духовный мир советского человека
указывает ,в подавляющей степени, на возрастающую роль художественной
литературы среди трудящихся слоев населения периода социализма. Так,
знаменательные решения XXVI съезда партии КПСС , партийные документы
и постановления коммунистической партии, в частности «О дальнейшем
улучшении идеологической, политико-воспитательной работы», «О
творческих связях литературно-художественных журналов с практикой
коммунистического строительства, «Актуальные вопросы идеологической,
массово-просветительской работы партии» во многом поспособствовали
формированию литературной политики большевиков и совершенствованию
пропаганды среди трудящихся слоев населения.
Одним из первых значимых деятелей в области литературной политики
партии является выдающийся пропагандист и главенствующий идеолог
советского образования и коммунизма – Крупская Н.А. Она уделила
огромное внимание чтению художественной литературы среди молодежи,
осуществляя тем самым просветительскую и воспитательную функцию
советской пропаганды и литературной политики большевиков. Она видела
художественную литературу как очень значимое средство обогащения
духовной жизни советского человека. «Художественное произведение
является огромным инструментом общения, таким же значимым
пропагандистским методом, как и речь высокопоставленного деятеля» -
считала она. Согласно ее точки зрения, литература учит читателей видеть и
познавать мир в его реалиях, понимать людей с другого ракурса, объединяет
их и побуждает к совершению великих целей внутри государства.
Литература оказывает огромное влияние на такие важные эстетические
аспекты как мировоззрение человека, мораль и его дальнейшие мотивы. Чем
сильнее и ярче автор описывает происходящую действительность, тем
большее воздействие оказывает художественное произведение на восприятие
читателя и его эмоциональное состояние, что впоследствии побуждает его к
определенным действиям и мотивам.
Наиболее важным качеством советской художественной литературы
Н.К.Крупская считала ее «абсолютную правоту». Рассмотрим основной
посыл беседы Н.К. Крупской с советской писательницей Л.Сейфулиной из
журнала «Сибирские корни». Так, по ее мнению, литература проявляет себя
максимально эффективно, когда писатель придерживается не затейливых
фраз и речевых оборотов, а использует простой, понятный народу слог, что
позволяет укоренить в сознании читателя мысль писателя более глубоко.
Книга должна вносить радость в труд советского человека, обострять его
эмоциональные переживания, воздействуя на него в психологическом плане.
В работах Крупской о просветительской и воспитательской ценности
литературной политики, методике преподавания литературы в школе и ее
пропаганде в библиотеках речь, по нашему мнению, идет не о частных
вопросах, а о принципах и методах работы литературы среди населения.
Таким образом, значительное место в системе пропагандистских институтов
отводилось именно библиотеке. « У библиотекаря всегда имеется
непрерывная тесная связь с массой читателей, он же выступает для писателя
в качестве правой руки в процессе коммуникации с читателями. Но только с
одним важным условием – библиотекарь должен уметь проследить смысл и
посыл литературного произведения и знать, как работать с читательской
массой.
Именно по этому, к числу действенных методов пропаганды
художественных произведении в литературной политике государства Н.К.
Крупская относит организацию мнении читателей о прочитанных
произведениях. Согласно ее позиции, имеющий достаточный опыт
библиотекарь всегда знает ,как «разговорить» читателя. Для начинающих
библиотекарей выдвигался ряд условий: классовый подход в работах с
советскими произведениями; предельно грамотное, строго точное написание
фраз, а не приблизительное описание; конкретика при задавании вопроса
читателю. Посему, анализ читательских мнений о том или ином
художественном произведении помогали библиотекарям правильно
построить пропагандистский курс в художественном процессе и корректно
формировать библиотечное дело в стране.
Рассмотрим ряд наиболее важных требовании, которые выдвигала ЦК
КПСС перед библиотекарями при работе с художественной литературой и
библиотечной пропаганде. Для начала стоит отметить, что в курсе
литературной политики в целом уделялось первостепенное значение разбору
литературных произведении. Особо важным элементом являлось
способность автора привить читателю марксистко-ленинскую оценку
литературы, помочь массам уяснить, в чем заключается мощь того или иного
произведения, поведать им о том, как оно создавалось. Библиотекарям
необходимо было производить тщательный отбор художественных
произведении, рекомендовать трудящимся классам беллетристику в
совокупности с публицистикой, современную литературы совместно с
книгами русской классики.
Придерживаясь базисной цели коммунистического воспитания масс –
формированию всесторонне развитой личности, немаловажную роль в
становлении литературной политики играет идеологический труд Н.К.
Крупской «Педагогические сочинения в 10 томах», а именно глава в ней
«Художественную литературу на службу интернациональному воспитанию
широких масс колхозников. В ней автор четко демонстрирует, как
использовать художественную литературу по отношению к пролетариату,
как ее применять для исполнения ряда идеологических целей:
- рост патриотистического настроение среди населения советского
государства
- усиление интернационализма, т.е единства трудящихся классов

Обращают на себя внимание и поиски для усиления агитационно-


пропагандисткого влияния в лице доверенного лица Ленина - А.В.
Луначарского. Луначарский пытался теснее связать ряд наиважнейших в
сфере литературы органов, таких как Агитпроп ЦК и Наркомпрос,
определить содержание деятельности данных органов. Так, в томе № 2
Советской литературы он выделяет в качестве основной задачи советской
власти в области литературной политики следующее: «… Агитационно-
пропагандистикая работа через искусство: всяческая помощь выявлению
самостоятельного классового, пролетарского, а рядом с этим и крестьянского
искусства и, наконец, популяризация великих произведений искусства
прошлого, хотя бы и не имеющих характера прямой пропаганды и агитации».

10 ноября 1917 г. В газете «Правда» был опубликован Декрет СНК за


подписью В.И. Ленина «О печати», в преамбуле которого было сказано: «…
Буржуазная пресса есть одно из могущественнейших оружий буржуазии.
Особенно в критический момент, когда новая власть… только упрочивается,
невозможно было бы целиком оставить это оружие в руках врага, в то время,
как оно не менее опасно в такие минуты, чем бомбы и пулеметы». Исходя из
конкретных требований времени, СНК постановил: «1. Закрытию подлежат
лишь органы прессы: 1) призывающие к открытому сопротивлению или
неповиновению рабочему и крестьянскому правительству; 2) сеющую смуту
путем явно клеветнического извращения фактов; 3) призывающие к деяниям
явно преступного, т.е. уголовно наказуемого характера.2. Запрещения
органов прессы, временные или постоянные, проводятся лишь по
постановлению СНК.3. Настоящее положение имеет временный характер и
будет отменено особым указом по наступлении условий общественной
жизни».
Несмотря на то, что в Декрете подчеркивался временный характер
принимаемых мер и обещалось, что «как только новый порядок упрочится,
всякие административные воздействия на печать будут прекращены, для нее
будет установлена полная свобода в пределах ответственности перед судом,
согласно самому широкому и прогрессивному в этот отношении закону»,
этот акт Советской власти вызвал бурный протест в среде литературной
интеллигенции. Протест был направлен как против существа этого
документа, так и выражались сомнения по поводу его «временности».
Большевиков упрекали в узурпации свободы в нарушении законов
демократии, да и просто в обмане общества, т.к. в программе РСДПР,
принятой на II съезде партии 1903 г., когда партия только предполагала
взятие власти, сказано: «Российская социал-демократическая партия ставит
своей ближайшей задачей низвержение царского самодержавия и замену его
демократической республикой, конституция которой обеспечивала бы:…5.
Неограниченную свободу совести, слова, печати, собраний, стачек и
союзов». Получалось, что на демократическом этапе большевики требовали
демократических свобод, прежде всего для себя, а социализм является
меньшей степенью свободы и демократии.
Ситуация обострилась еще больше после Декрета СНК «О
Революционном Трибунале Печати» от 28 января 1918 г., согласно которому
определились суд и меры наказания против народа, совершаемые путем
использования печати». Под преступлениями понимались «всякие сообщения
ложных или извращенных сведений о явлениях общественной жизни».
Большевики выступили в защиту своих мер по ограничению свободы
слова и печати: 1) подчеркивалась ограниченность и классовая сущность
буржуазных свобод и буржуазной демократии; 2) указывалось, что эта мера
не ограничивает классовой пролетарской свободы и является большей
степенью свободы по сравнению с буржуазной;3) следующий довод в пользу
ограничения свободы слова опирался на трудности конкретного времени
революции, на острому классовой борьбы; 4) и, наконец, большевики делали
упор на временный характер ограничений, обещая, что партия будет
стремиться к их сужению и к полной их отмене.

Декрет о печати в литературном процессе воспринимался как


катастрофа большинством литераторов особенно еще и потому, что на
практике применялся он значительно шире, чем для борьбы с
контрреволюцией в литературе, стал орудием борьбы с инакомыслием:
гонениям и запретам подвергались произведения и издания, в которых
выражалось несогласие с какими-либо шагами Советской власти, сомнение в
правильности тех или иных мер, критика недостатков советского
хозяйствования, быта и т.д. Так, сразу после опубликования Декрета «О
печати» были закрытии «Русская мысль» П.Струве, «Новая жизнь» А.М.
Горького, «Новый сатирикон» А.Аверченко, «Русское богатство», «Вестник
Европы», «Нива», «Родина» и другие, многие из которых были
традиционными популярными, и за долгое свое существование внесли
определенный вклад в теоретические основы советской литературы, в
развитие общественной мысли в России.
Следует отметить, что данные декреты закономерны и естественны для
литературной политики советской власти, считавшей меры подавления
необходимыми:
«Никто, кроме утопистов-социалистов, не утверждал, что можно
победить без наложения железной руки на старый мир». В стране с
отсутствием объективных условий для социализма и социалистических
преобразований неизбежно на первый пан вышли волевые усилия партии и
ее авангарда. Тезис «любой ценой» стал сопровождать каждый шаг на пути к
социализму. СТР 102
ДАННАЯ ГЛАВА ДОРАБАТЫВАЕТСЯ!!!

Глава 2. Централизация литературной политики советской власти


1.1. Деятельность организации Главлит и функционирование центрального
аппарата цензуры.

Система централизация литературной политики в России существовала


еще до прихода к власти большевиков. До наступления периода октябрьской
революции видные представители партии РСДПР жестко критиковали
царскую цензуру, существовавшую в эпоху правления Николая I, и
неоднократно призывали правительство к ее скорейшему уничтожению. Так,
согласно мнению В.И. Ленина, которое он выразил в своей работе
«Партийная организация и партийная литература», царская и буржуазная
цензура является неким «намордником цензуры», поскольку общество
позволяет таким образом «держать полицейскому правительству в рабстве
абсолютно всю советскую художественную печать».13

Осознавая всю необходимость проведения цензурной и литературной


политики, направленной на контроль и ограничение информации в
Советском союзе, большевики не стремились перенять систему цензуры и
политики в литературном процессе, которые существовали до наступления
революции. Первые ступени власти в данном русле демонстрируют тот факт,
13
Ленин В.И. Партийная организация и партийная литература// Полн. собр.соч. Т.12, с.100
что высшее руководящее звено в Советском союзе не считало нужным
сформировать единый централизованный орган в своей литературной
политике. Именно по данной причине процесс институализации
литературной политики в РСФСР замедлялся. Так, В 1918 г. Основные
функции политического контроля выполняла ВЧК и принадлежавшие к ней
местные отделы. К 1920 г. В сфере литературной политики советской власти
появляются новые государственные органы, из числа таковых следует
выделить, в первую очередь, Главполитпросвет РСФСР и Объединение
государственных книжно-журнальных издательств (ОГИЗ). Следовательно,
на передний план в данный период времени выступала необходимость в
усовершенствовании и оживлении литературной политики.

В 1922 г, на основании  декрета Совета народных комиссаров РСФСР


от 6 июня 192214, года формируется Главное управление по делам
литературы и издательства (Главлит), которое выступало в качестве
компромисса между сторонниками и противниками централизации советской
политики в области художественной литературы и цензуры. В данном
декрете СНК РСФСР «Положение о Главном управлении по делам
литературы и издательства» упоминалось, что организация Главлит
создается с целью объединения всех форм цензуры литературных и печатных
произведении15». Однако, необходимо заметить, что в декрете СНК РСФСР
не было дано четкого определения литературной политики. Из декрета
можно лишь заключить, что литературной политика понималась
исключительно в прямом смысле: совокупность контролирующих и
надзорных мероприятии за деятельность художественных организации и
союзов, целью которых является охрана государственной тайны,
предотвращение публикации материалов, которые могли бы в дальнейшем
нанести ущерб трудящимся классам и идеологии социализма. Тем не менее,
14
Декрет СНК РСФСР от 06.06.1922 "Положение о Главном Управлении по делам литературы и издательства
(Главлит)". URL:
http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_1340.htm
15
СУ РСФСР, 1922. № 40.Ст 461.С.637
многие отечественные историки рассматривают данный декрет как один из
наиболее важнейших документов в сфере правового регулирования
литературной политики.

Функции Главлит в художественной сфере были достаточно


обширными, поскольку Политбюро ЦК требовал от данного органа
исполнение ряда наиважнейших для культурной сферы задач.
Художественная литература, направленная против построения советской
идеологии, строго запрещалась. Главлиту предписывалось осуществлять
тщательный обзор всех предназначенных к опубликованию литературных
произведении, а также составлять список запрещенных к публикации
произведении. В органе существовала два этапа проверки произведении:
предварительный контроль на всех стадиях подготовки к печати и контроль
последующий, когда цензоры вычитывали уже отпечатанные книги
и брошюры. Так, Главлит и принадлежащие к нему местные органы
запрещали издание и дальнейшие распространение произведений
следующего характера:
а) произведения, в которых содержится агитация против советской власти
б) произведения, которые усиливают негодования общественного мнения,
посредством публикации ложных сведении
в) произведения, в которых провозглашается тайна Советского союза
д) произведения, которые возбуждают религиозный, а также
националистический фанатизм.
Просмотр иностранной художественной литературы Главлит вел на
основании тех же принципов, что и просмотр внутренней печати, но эти
принципы применялись мягче, по той причине, что художественная
литература на иностранных языках попадала слишком ограниченному слою
читателей. Однако, Главлит относился более строже к зарубежной русской
литературе. Не пропускались издания вполне цензурные, если они
выпускались белогвардейскими, эсеровскими, меньшевистскими
издательствами, поскольку доход от них шел на издание враждебной
идеологии СССР литературы и на различные нужны партии. Помимо этого,
не допускались издания, которые подрывали издательство дело СССР в
целом.
Стоит заметить, что задачи Главлита за пятилетнее существование
органа вылились в:
А) в идеологически-политическое наблюдение и регулирование рынка
художественной литературы путем регулярного статистического учета
выходящей литературы, а также идеологического анализа отдельных
видов литературы
Б) в предварительный и последующий просмотр литературы, который
шел по идеологически-политической линии, либо носил военную
тайну.
В) в изъятии с книжного рынка и из библиотек вредной литературы,
вышедшей как в дореволюционные годы, так и за годы революции.

При осуществлении литературной политики Главлит в системе


государственного контроля осуществлял ряд важных функции:

1. Функция контроля за деятельность литературных кружков и


организации, а также типографных издательств
2. Идеологическая функция. Внедрение в общественное сознание
определенной идеологической коммунистической установки в
литературные произведения, произведения науки.
3. Функция внедрения эталонов. Главлит формировал некую систему
обязательных правил и шаблонов для писателей, согласно которым они
должны были писать свои произведения. Содержание произведении
должно было нести в себе пропагандистко-идеологический оттенок,
предисловие должно быть марксисткой направленности 16 . В тексте
произведении содержались цитаты из трудов И.В Сталина и В.И
Ленина, категорически запрещались любые упоминания врагов
государства.
4. Функция осведомления. Главлит четко формировал систему тайной
работы своих органов, зачастую в издательствах работали «свои
люди», которые уведомляли руководящее звено о готовящихся
публикациях запрещенных авторов, их попытках самостоятельно
опубликовать произведение без предварительной проверки и цензора.
5. Функция манипулятора общественным сознанием. Главлит и
прилегающие к нему органы всегда стремились манипулировать
сознанием советского человека17. Произведения, которые прошли
предварительный обзор и проверку, были выдержаны в
идеологическом направлении, формировали у людей определенную
позитивную психологическую установку о светлом будущем
Советского союза18.

Для полного понимания литературной политики органа Главлит,


необходимо освятить значимый вопрос взаимоотношения органа с
центральным звеном власти и определить место органа в структуре
государственных учреждении. Ссылаясь на положение Главлита от 6 июня
1922 г, можно увидеть, что данный орган входил в структуру Наркомпроса,
но характер такого подчинения, на наш взгляд, являлся исключительно
формальным. Во-первых, решения о кадровом составе Главлита Наркомпрос
выносил исходя из решений ЦК КПСС и других партийных органов. Во-
вторых, сама деятельность и другие вопросы функционирования Главлита
аналогично контролировались исходя из принятых нормативных актов ЦК19.
16
Блюм А.В За кулисами «Министерства правды». Тайная история советской политике в области литературы.
1917-1929.СПб,1994. С.102-103
17
Жирков Г.В История цензура в России XIX-XX вв. : учебное пособие. М., 2001.С 5.
18
Блюм А.В. Глава III. Главлит и его деятельность // Советская цензура в эпоху тотального террора. 1929-1953
– Монография, 295 с.
19
Архив РАН.Ф.597.ОП 6.Д.4.
Согласно данному положению, в руководящее звено Главлита входило
3 человека: председатель и два его помощника от ГПУ при НКВД РСФСР.
Центральный аппарат Главлита насчитывал порядка 86 сотрудников, к 1934
количество возросло до 197 человека.
Несмотря на тот факт, что спецслужба ГПУ имело свое
представительство в Главлите, все же отношения между двумя структурами
были достаточно напряженными. Напряженность объясняется тем фактом,
что до образования Главлита ГПУ сама решала вопросы цензуры, однако
после окончательной институализации органа Главлит, их функции в сфере
литературной политики не были четко разграничены. ГПУ было призвано
бороться с распространением не прошедших цензуру литературными
произведениями, предотвращать деятельно подпольных издании, мониторить
продажи иностранной и русской художественной литературы и изымать те
книги, которые не были разрешены Главлитом и его местными органами.

При осуществлении своих полномочии, ГПУ должен был


руководствоваться запретительным сводом правил, который издавал
Главлит. Если литературное произведение носило сомнительный характер,
но под данный список не попадало, то вопрос о его дальнейшей публикации
решался исключительно через Главлит, что в практической действительности
часто нарушалось20. В дальнейшем напряженность между двумя органами
полностью не исчезла, наоборот, обострилась. ГПУ зачастую стремился
подорвать авторитет Главлита и его руководителя Лебедева-Полянского в
глазах ЦК КПСС. Например, в 1925 г. В ЦК был заслушан доклад о журнале
«Новая Россия» который выпускал антисоветскую печать , предотвращение
распространения которых входило в обязанность Главлита21.

Стоит отметить, что за время своего существования данная


организация так и не получила права самостоятельного государственного
20
Зеленов М.В. Аппарат ЦК РКП(б) . Цензура и историческая наука. С.286
21
Файман Г. Смена вех как точная наука.1926 гг..// Независимая газета 1995. С 5.
органа. Осуществлять защиту интересов пролетариата члены Главлита могли
только посредством системы всенародного образования и превалирующую
роль в системе контроля к началу 1930-х годов по-прежнему занимал
Наркомпрос. Выражаясь другими словами, сотрудники системы образования
не имели превосходства над работающими в советских учреждениях. При
выполнение своих полномочии в сфере цензуры, служащие Главлита
сталкивались с рядом противоречии со стороны контролирующих
государственных органов, в частности Наркомпрос, который не придавал
Главлиту значимого веса по реализации литературной политики. Таким
образом, организации Главлит не удалось превратиться в самостоятельный
институт в сфере цензуры, ввиду придания малого авторитета со стороны
руководящего звена, более того, организация подчинялась другим
государственным организациям. Необходимо подчеркнуть и то, что
формирование совершенно иного органа в сфере цензуры, было финансово
затратным, поэтому подчинение организации другому органу являлось более
рациональным.

Следует выделить основные характеристики литературной политики


Главного управления по делам литературы и издательства в 1920-1930-х гг.:

- В первую очередь, это всеобъемлющий характер деятельности


данного органа, что означало тотальный цензурный контроль над всеми
произведениями науки, литературы, а также театральных пьес. Таким
образом, публикация литературных произведении без предварительной
проверки строго запрещалась. На книгах, периодических изданиях, любой
иной литературе, должна была стоять печать, подтверждающая прохождение
процесса цензуры в полном объеме.
- Во-вторых, негласная литературная политика данного органа.
Негласная политика являлась закрытой от всеобщего внимания, а вся
деятельность органа хранилась в строгой секретности. Внутренние своды и
правила, которыми руководствовались служащие органа, носили именной
штамп «строго секретно». Более того, в советских периодических изданиях и
других информационных ведомствах деятельность Главлита было запрещено
освещать, также, как и упоминать название данного органа. В 1925 Главлит
публикует первый список сведений, которые составляли государственную
тайну и не подлежали распространению с целью сохранение политических и
экономических интересов СССР. В перечне первого списка насчитывалось 16
страниц , на которых было размещено порядка 96 государственных тайн22.
- В третьих, Главлит имел институциональный характер, т.е на
протяжении 1922-1991 г информационное пространство страны находилось
под контролем данного органа совместно с ЦК КПСС.

Таким образом, большую роль в литературной политике большевиков


играл мощный цензурный аппарат – Главлит. При весьма малом количестве
«недосмотров и ошибок» Главлита, система работала достаточно слаженно и
своими исключениями лишь только подтверждала общее правило: не
пропускать «сомнительных», «вредных» и т.п книг. Из сказанного выше
видно, что Коммунистическая партия видела в Главлите и литературной
политике в целом важнейшего исполнителя своей воли. Вся цензурная
деятельность находилось под партийным контролем в лице прежде всего
агитпропов партийных комитетов. Художественная литература
рассматривалась как агитационное, идеологическое средство воздействия на
массы и выступала как часть единой согласованной системы
компросвещения. Следовательно, было бы неправильно с научной точки
зрения «демонизировать» какую-либо составляющую советской
художественной политики, рассматривать ее как приоритетную23. Эта
политика при том, что ее механизм работал далеко не идеально, целиком
было направленно на достижение общей цели. Тем не менее, цензура и роль
органа Главлит в структуре литературной политики была, на наш взгляд,
22
А.А Зубков . Главлит на пути к монополии и цензуре. Монография, стр. 15-25
23
Луначарский А.В. Вопросы художественной политики// Собр.соч.М., 1967. Т.7.275.
особенно важной. Именно данный орган более всего другого позволял власти
держать художественную культуру под государственным контролем и
выстраивать ее идеологически корректно.

1.2. Монополия пролетарских художественных организации (РАПП,


ВОАПП и другие) в литературной политике СССР.

Одним из ярких литературных объединений в сфере литературной


политики являлась Российская ассоциация пролетарских писателей (РАПП),
основанная в 1925 г.
Деятельность данного органа в основном была направлена на
завоевании гегемонии в области литературы, с целью дальнейшего
распространения идеологии коммунистов, реализации устремлении
проводить партийную линию в культуре. К числу признаков гегемонии
рапповцы относили, в первую очередь читаемость произведений
пролетарских писателей, а также общественную значимость и актуальность
выбираемых писателями тем. В августе 1927 г., рапповцы заявили, что они
еще далеки от подлинной гегемонии24. Из всех литературных организаций и
течений рапповцы больше двух ставили на первых план четкие классовые
установки. Все содержания литературной политики они сводили к борьбе за
социализм и перевоспитание масс, посредством выпуска определенной
художественной литературы.

Так, одним из главных направлений деятельность РАПП была борьба


«с классовым врагом в литературе». Ассоциация оказывала давления на ряд
известных советских писателей под лозунгом «партийности литературы»
Трудно перечислить всех советских писателей, к которым РАПП относилась
скептически. Из числа таковых стоит выделить следующих писателей: М.

24
На литературном посту.1927.№ 4.С 65.
Булгаков, А. Платонов, С. Клычков, С. Есенин, Замятин, А. Ахматова, Н.
Клюев, Б. Пастернак и многие другие. По мнению рапповцев, «Булгаковы,
Замятины и все те, кто идет за ними, - это враги», «Клычков и Клюев идут по
рельсам буржуазной идеологии»25, «А. Платонов – классовый враг,
представитель кулачества»26. С недоверием рапповцы относились и к М.
Шолохову. Один из видных литературных критиков РАПП А.Селивановский
отнес Шолохова к пролетарским писателям, но заметил при том, что его
«мировоззрение в значительной степени еще крестьянское». Крайне левые
рапповские течения относили Шолохова к идеологам кулачества.
Даже «основоположника пролетарской литературы» М. Горького они
не причисляли к пролетарским писателям. Для них он был всего-навсего
попутчиком или в лучшем случае непролетарским писателем. По. мнению С.
Шешукова, «горьковское отношение к литературе, его советы, критические
выступления по вопросам литературного движения ими не брались в
расчёт»27. Из дореволюционных писателей особую ненависть вызывал у
рапповцев Ф. М. Достоевский, которого они расценивали как «врага и
ренегата революции»28, а его взгляды на революционное движение,
выраженные в «Бееах», считали «черносотенными».
Исходным моментом в рапповских теоретических рассуждениях о
проблеме «живого человека» является отчетливое понимание, что основным
объектом советской литературы, вне всякого сомнения, является ведущий
социально-исторический характер эпохи – большевик, т.е новый, крепкий
волевой человек, могущий справиться с задачи всей эпохи, активный и
упорный строитель социалистического общества. Данное положение, на наш
взгляд, имело огромное значение потому, что оно является основным
идеологическим посылом произведении рапповцев, которое повлекло за
собой изменения в структуре советской художественной литературы.

25
Культурная жизнь в СССР.1917-1927.Хроника.М., 1975.С.615
26
Шешуков С.Указ.Соч.С.214
27
Шешуков С.Указ.соч.С.249
28
Коэн С.Указ.соч.С.399-400.
Рапповцы выступали также против «некритического» подхода к
некоторым классикам русской литературы (Л. Н. Толстому, А.П. Чехову).
противопоставляя им И. Л. Некрасова и И. Г. Чернышевского. Чехова,
например, они осуждали за аполитичность творчества, считали его
«органически враждебным рабочему движению и его идеологии —
марксизму»29.
Стоит отметить чье творчество представители РАПП яро одобряли и
отдавали ему предпочтение. В первую очередь, естественно, представителям
пролетаркой литературы. Выступая на XVI съезде ВКП(б), писатель В.
Киршон приложил к стенограмме своей речи список наиболее значительных
произведений пролетарской литературы, написанных между XV и XVI
съездами партии. В числе авторов, отмеченных и стенограмме, были А.
Афиногенов. Д. Бедный, А. Безыменский. В. Вишневский. Б. Горбатов. А.
Жаров. М. Исаковский. А. Караваева. В. Киршон, И. Кочин. Ю, Лебединский.
Ф. Панферов, М. Светлов. А. Серафимович, А. Сурков. А. Фадеев, А. Чуркин.
М. Шолохов, Я. Шведов, Б. Ясенский и др30. Характерно, что среди них не
было, например, А. Маяковского, незадолго до своей смерти вступившего в
ассоциацию РАПП.
Особые симпатии у деятелей РАПП и вызывало творчество писателей
только что вышедших из рабочей среды: М. Чумандрина. М. Платошкнна, М.
Громова. В. Ставского, Я. Швелова, Б. Горбатова и др.
К творчеству так называемых «крестьянских писателей» РАПП
относилась крайне настороженно. Поборники «чисто пролетарской»
культуры, каковыми считали себя рапповцы, как и идеологи Пролеткульта,
отрицали возможность создания крестьянской литературы. Авербах
утверждал, что «крестьянство не может создать своей классовой культуры».
У крестьянской литературы, по его мнению, только два пути: первый
—«вместе с Клычковым и Клюевым по рельсам буржуазной идеологии», и
второй—«по пути смычки с писательством пролетарским». Причем
29
Карр Э. Русская революция. От Ленина до Сталина. 1917-1929.М.,1990.С. 131-132
30
XVI съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б). Стенографический отчет.М., 1930.С.281
крестьянская литература рассматривалась Авербахом лишь как переходная к
литературе пролетарской31.
Будучи в первую очередь политиками, причем молодыми, не
обремененными знаниями в области литературы и искусства. проявляя к
тому же «революционное нетерпение», руководители РАПП выдвигали
трескучие творческие лозунги. К таковым относилось, например,
«одемьянивание» пролетарской поэзии, т. е. равнение на творчество Д.
Бедного, смысл которого руководство РАПП видело в придании
пролетарской поэзии большой классовой направленности.
Рапповцами выдвигался лозунг совсем в духе-времени: «Догнать и
перегнать" достижения художественной литературы буржуазии
предшествующих литератур»32, сюда же можно отнести лозунг: «Создать
Магнитострои литературы». В качестве главного метода художественной
работы пролетарских писателей выдвигался «диалектико-
материалистический творческий метод»33.
В конце 1929 г. произошло событие, имевшее для деятелей
пролетарской литературы огромное значение. 1 декабря 1929 г. в «Правде»,
которая к тому времени стала проводником сталинской политики, была
опубликована статья «За консолидацию пролетарской литературы». Исходя
из вывода об обострении классовой борьбы, «Правда» призывала к
объединению всех коммунистических сил в литературе. Основой
консолидации должна была стать литературно-политическая линия РАПП,
которая была признана «правильной». Это являлось свидетельством поворота
в культурной политике партии, означало отказ от основных положений
резолюции 1925 г., признающем творческое соревнование различных
литературных течений н не отдающей предпочтение какой-либо
группировке. По существу, «культурному плюрализму» приходил конец.
Связано это было со свертыванием нэпа, усилением нейтрализованных начал

31
На литературном посту.1932.№ 3.С.2
32
Там же.1929.№ 14.С.16-17
33
Громов Е.Сталин: пути эстетического утилитаризма// Вопросы литературы. 1992. Вып.1.с. 112-116
в руководстве партии всеми сферами жизни общества, в том числе и
культурной.
Отступление от положений резолюции 1925 г. и признание монополии
РАПП в литературном процессе западные историки относят к появлению 23
декабря 1928 г. постановления ЦК ВКП(б) «Об обслуживании книгой
массового читателя». Вот как описывает этот процесс Э. Карр: «Российскую
ассоциацию пролетарских писателей ... подмял под. себя некто Авербах,
тщеславный политик от литературы, у которого были надежные связи в
партии; начиная С 1926 года, он начал проводить под знаменем «культурной
революции» кампанию, целью которой было взять в руки РАПП контроль»,
над всей литературной продукцией и помешать появлению публикации
других школ. И только в конце декабря 1928 г. после длительного
сопротивления Центральный Комитет партии принял резолюцию, по которой
все публикации должны были находиться под контролем партии н
государства, что на практике осуществлялось через РАПП»34.
Постановление ЦК от 23 декабря 1928 г. как платформа
Коммунистической партии, по вопросам литературы на весь период первой
пятилетки расценивают также Э. Браун, авторы сборника «Сквозь призму
советской литературы» (под редакцией Э. Симмонса) и другие американские
историки35.Данное Постановление указывало на необходимость «расширить
издание художественной литературы, особенно произведений, развивающих
актуальные политические темы и направленных против буржуазных
влияний, мещанства, упадочничества и т. д.» 36. Для данного периода времени
все было вполне приемлемым и оправданным. Однако положение
постановления о том «чтобы массовая литература была орудием
мобилизации масс вокруг основных политических и хозяйственных задач (и
первую очередь индустриализации страны и рационализации
промышленности, повышения урожайности сельского хозяйства, активного
34
Карр.Э.Русская революция. От Ленина до Сталина.1917-1929.М.,1990.С.140-142
35
Беляев А.Идеологическая борьба и литература. Критический анализ американской советологии.М.,
1982.С.191-193
36
О партийной и советской печати. Сборник документов.С. 381
классового воспитания рабочих и широких масс трудящихся в борьбе против
буржуазных и мелкобуржуазных влияний и пережитков, воспитание нового
человека в духе социализма» расценивается как партийная директива
издательствам, сужение тематического многообразия литературных
произведений, утилитарный подход к литературе. Прямого призыва к
осуществлению партийного контроля над художественной литературой не
было, однако, пользуясь этим партийным решением, рапповцы поставили во
главе многих издательств и редакции своих людей, завладев тем самым
монополией в литературном процессе. В ходе реализации постановления ЦК
от 28 декабря 1928 г. рабочих стали привлекать к составлению планов
издательств, к рецензированию и редактированию содержания литературных
произведении. При крупных издательствах были созданы рабочие
редакторские советы из представителей промышленных предприятий и
профессиональных союзов.
Показателем опоры партии КПСС на РАПП и признанием ведущей
роли в литературе этой организации было выступление на XVI съезде
ВКП(б) от советских писателей В. Киршона, А. Серафимовича, А.
Безыменского. Поэтому выражение авторитетного советского
литературоведа С. Шешукова: «Неукротимость РАПП часто шла вразрез с
политикой партии в области художественной литературы» — на наш взгляд
немного некорректно. «Не шла вразрез», а фактически - полностью -
соответствовала партийной линии, особенно с конца 20-х гг. Свидетельством
соответствия политики РАПП партийной линии является поддержка этой
организации И. Сталиным, который, обращаясь к рапповцам. писал, что
«общая линия у вас в основном правильная» и лишь РАПП призван
руководить сложнейшим фронтом советской художественной литературы»37.
Почвы для расхождений партийной политики и РАПП не было, так как
рапповцы. по существу, играли роль своеобразного советского агитпропа.
Они оперативно реагировали на все крупные политические мероприятия.

37
Сталин И.Ответ писателям-коммунистам из РАППа// Знамя. 1990.№ 1.С.199
Например, отвечая на лозунг Сталина: «Лицом к производству», —
руководство РАПП призвало местные литературные организации
концентрировать внимание на овладение массами техникой сельского
хозяйства, на освещение в художественной литературе социалистической
технической реконструкции2. То же самое касалось речи Сталина «О новых
задачах хозяйственного строительства», реализация положении которой была
определена в качестве главной задачи пролетарской литературы38.
Стоит заметить, что и партия КПСС отвечала РАПП взаимностью. В
редакционной статье «Правды» от 19 апреля 1931 г. отмечалось, что
«основным ведущим объединением пролетарской литературы, проводившим
линию партии в вопросах художественной литературы, является
исключительно РАПП»39.
Несмотря на признание РАПП проводником партийной линии и
литературе, деятельность данной ассоциации постепенно начинает подходить
к концу. Это обусловлено рядом объективных причин. Во-первых, РАПП
следовало все больше переходить на творческие рельсы, отходить от
государственно-административной политики. Во-вторых, марксистское
литературоведение еще только начало разрабатываться, и лидеры РАПП не
имели достаточной теоретической базы.
В данной связи, 23 апреля 1932 г. ЦК ВКП(б) принял известное
постановление «О перестройке литературно-художественных организаций» 40,
непосредственно касавшееся организаций пролетарской литературы. В
постановлении отмечалось, что несколько лет назад кадры пролетарской
литературы были еще слабы и партия всемерно помогала созданию и
укреплению особых пролетарских организаций в области литературы и
искусства в целях укрепления позиций пролетарских писателей и работников
искусства. В настоящее время, говорилось далее в постановлении. когда
успели уже вырасти кадры пролетарской литературы и искусства,

38
На литературном посту.1931.№ 10.С.4
39
Пинегина Л.А. Указ соч. С. 157-158
40
КПСС в резолюциях .Т.5.С.407-408
выдвинулись новые писатели и художники с заводов, фабрик, колхозов,
рамки существующих пролетарских литературно-художественных
организаций (ВОЛПП, РАПП, РАМП и др.) становятся узкими и тормозят
серьезный размах художественного творчества, что создает опасность
превращения этих организаций в средство культивирования кружковой
замкнутости, отрыва от политических задач современности и от
значительных групп писателей и художников, сочувствующих
социалистическому строительству. Исходя из этого, ЦК ВКП(б) постановил
ликвидировать ассоциации пролетарских писателей (ВОЛПП, РАПП) и
«объединить всех писателей, поддерживающих платформу Советской власти
и стремящихся участвовать в социалистическом строительстве, в единый
союз советских писателей с коммунистической фракцией в нем.
В результате постановления ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 г. РАПП
было распущено, по приблизительным подсчетам, более 170 литературно-
художественных группировок и РАПП также входила в их число 271.
Таким образом, следует указать причины роспуска РАПП и
охарактеризовать характер деятельность данной ассоциации в истории
советской художественной литературы 20-30 х гг.:

 РАПП рассматривалась партией КПСС как некий инструмент для


превращения художественной литературы в средство пропаганды и
целей индустриализации страны. С 1928 по 1932 гг. РАПП являлась
проводником идей партий в литературе.
 деятельность РАПП сводилась к попыткам обеспечить себе
организационное лидерство в советской культуре, а потому основой их
литературной тактики была беспощадная критическая борьба с
оппонентами и стремление к администрированию в области
творчества. Все писатели, не входившие в РАПП, но принимавшие
революцию (М. Горький, А. Н. Толстой, Л. М. Леонов, М. М. Пришвин,
К. А. Федин и др.). объявлялись попутчиками.
 Одной из самых грубых литературно-политических ошибок РАПП
было то, что она пропустила те процессы, которые произошли в среде
писателей интеллигенции в период осуществления первой пятилетки.
Изменения в соотношении классов в результате успешного
осуществления плана строительства социализма, указанный И.
Сталиным переход большей и лучшей части интеллигенции к
социализму сопровождались переломом и в писательской среде.
Руководство РАПП не усвоило указаний т. Сталина и выдвинуло
политически сугубо порочный метод разделения писателей на
союзников и врагов.

Что касаемо причин роспуска данного органа, то их несколько: во-


первых, подавляющее большинство писателей перешло на позиции
Советского союза и включилось в активное строительство социализма –
рапповцы же с этим не считались; во-вторых, выросли кадры советских
теоретиков-искусствоведов, которым были не безразличны судьба
художественной литературы и искусства в стране, - рапповцы эти кадры
игнорировали; делами литературы стали интересоваться широкие массы
народа, многомиллионный комсомол – руководители РАПП все это
проглядели, замкнувшись в кругу своих интересов. Основные их взгляды на
литературный процесс уже не совпадали с позицией отсталых людей. Не
будучи диалектиками, рапповцы не поднялись до осознания
закономерностей революционных преобразований и изменений в стране и
задержались в своем развитии в середине 20-х гг. И, в-третьих,
художественная платформа рапповцев не выдержала испытаний, поскольку
они не опирались на творчество огромного ряда писателей, не учитывали,
например, великого опыта М.Горького от которого сформировалась все
молодое поколение советской литературы, не брали в расчет новаторской
революционной литературы поэзии В. Маяковского, отвернулись от
удивительного разнообразия огромных дарований советской литературы –
А.Толстого, С.Есенина, М.Шолохова и множества других.
Художественные принципы РАПП – «реализм», «углубленный
психологизм», «показ живого человека», - базировались на опыте так
называемых пролетарских писателей. Стоит признать, что писатели-
рапповцы такие как А.Серафимович, А.Фадеев, Ю. Либединский,
А.Караваева внесли огромный вклад в развитие советского литературного
процесса, а их творческая практика использовалась теоретиками РАПП для
разработки и обоснования своих художественных принципов.