Вы находитесь на странице: 1из 22

Артериальное давление крови определялось по общепринятому манжетному

методу Короткова. Измерения проводились в динамике: перед началом игры,


после 2—3, 5—6 и всех сыгранных в высоком темпе партий. Частоту пульса
определяли за 15—30 секунд.
III. РЕЗУЛЬТАТЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЭКСПЕРИМЕНТОВ
Рассмотрим итоги психологических экспериментов. Целью их
проведения было получение информации о скорости мыслительных процес-
сов и об интуитивной оценке времени.
Естественно, что скорость мыслительных процессов — один из
факторов, определяющих способность человека оперативно работать в труд-
ной временной среде, т.е. в условиях дефицита времени. В связи с этим
возникает вопрос: не будут ли индивидуальные различия скорости
мыслительных процессов определять и различную способность людей играть
в шахматы в блиц?
Для решения этой задачи необходимо было найти методические
приемы для изучения скорости различного типа мыслительных операций. В
связи с особенностями игры в шахматы, т.е. деятельности, которая изучалась
целенаправленно, проводилось исследование скорости элементарных
вычислительных операций, скорости более сложных, построенных на
логических умозаключениях операций и скорости операций слежения, тре-
бующих относительно длительного напряжения внимания.
Для определения скорости элементарных мыслительных операций
была предложена и апробирована следующая методика: испытуемому
предлагали по команде вычитать по 3 из 1000, а затем по второй команде
прибавлять по 7 к тому числу, которое он последним записал при вычитании.
Каждая серия операций (вычитание и сложение) занимали по 1 минуте, так
что общая продолжительность теста была 2 минуты. Согласно
предварительной инструкции, после команды об окончании работы испы-
туемые должны были указать время, которое они затратили на решение
теста. При анализе результатов теста определялось число выполненных
операций на сложение и вычитание, оценивалась точность решения —
подсчитывалось число ошибок и точность интуитивного (т.е. без часов)
определения времени, затраченного на работу.
Далее испытуемым предлагали определить без часов любым
приемлемым для них методом время, равное 1 минуте.
Тест на скорость и точность решения логических задач проводился по
стандартным, используемым в экспериментальной психологии бланкам
"количественное соотношение". Требовалось определять соотношение вели-
чин по заданным условиям, например: А больше Б в 7 раз, а Б меньше В в 2
раза; как относится В к А? При оценке решения учитывалось число
выполненных операций, время, затраченное на решение, и число ошибок.
Для определения скорости операции при слежении, требовавшем
длительного напряжения внимания, испытуемые выполняли стандартный
тест: "перепутанные линии". При анализе результатов подсчитывалось число
выполненных операций, скорость выполнения теста и число ошибок.
В исследовании, в котором определялась скорость элементарных
вычислительных операций, приняло участие 54 человека. Они были
разделены на четыре группы: первая включала 14 мастеров спорта по
шахматам; вторая — 20 кандидатов в мастера спорта; третья — 9 шахматис-
тов 1-го разряда и четвертая, контрольная — 11 лиц интеллигентных
профессий, преимущественно инженеров, не играющих в шахматы.
Как следует из полученных данных, испытуемые существенно
различались по результатам выполнения этого теста. Скорость выполнения
теста индивидуально значительно варьировала, так что различие между
"медленными" и "быстрыми" было велико — составляло 300 %. Трудно себе
представить, что люди с высшим образованием, при обучении еще в средней
школе многократно решавшие арифметические задачи, по скорости их реше-
ния различаются в три раза (максимальная скорость за 2 минуты — 75
операций, минимальная — 24 операции). Для суждения о том, чем
определяется скорость решения теста — только лишь скоростью написания
цифр, или имеет значение и скорость переработки информации — в 20
экспериментах давался тест, практически не требовавший затрат времени на
само решение. Испытуемым предлагалось письменно прибавлять по единице
к трехзначному числу. Этот контрольный тест показал, что чем быстрее
испытуемый пишет, тем он меньше тратит время на сам счет, т.е. скорость
самого письма имеет сравнительно небольшое значение.
Было проведено сравнение средних результатов выполнения этого
теста шахматистами различной квалификации и лицами из контрольной
группы.
Скорость выполнения элементарных вычислительных операций у
мастеров оказалась выше (52), чем у кандидатов в мастера (46) и перво-
разрядников (35,4). Их показатели превышали и результаты контрольной
группы (46).
После решения теста испытуемые записывали время, которое по их
субъективной оценке они потратили на решение. Этот показатель пред-
ставлялся важным. Можно было ожидать, что быстро считавшие будут
указывать "удлиненное" время, а медленно считавшие, наоборот укажут
"укороченное" время. Однако такая закономерность не была выявлена.
Можно лишь отметить, что мастера спорта и лица из контрольной группы
время, затраченное на решение теста, измеряли интуитивно более точно, чем
кандидаты в мастера и перворазрядники.
Для иллюстрации сказанного рассмотрим отдельные примеры решения
теста испытуемыми. На рис. 1 приведены результаты выполнения этого теста
одним из "медленных" испытуемых, показавшим результат 25 операций.
Обращает на себя внимание значительная ошибка при субъективной оценке
времени: 80 секунд вместо 120. Наибольшая скорость решения этого теста
была показана мастером А. Лысенко.

Рис. 1
За 2 минуты он выполнил 75 операций, но при субъективной оценке
времени ошибся — отметил, что решал тест 3 минуты. Существенно, что при
выполнении контрольного задания он также показал близкий результат — 62
операции.
Международный мастер Г. Кайданов (сейчас гроссмейстер) выполнил
60 операций и указал время, затраченное на тест, — 1,5 минуты. При
проверке способности к интуитивной оценке времени, равного 1 минуте, он
показал хороший результат — 63 секунды. При анализе почерка Кайданова
видно, что он очень спешил и поэтому писал с помарками, порою не-
достаточно четко выписывал цифры (рис. 2).
Специалисты, работавшие в области авиакосмической психологии, при
апробации новых тестов часто приглашали для участия в экспериментах
инженера, известного летчика-испытателя, Героя Советского Союза Марка
Галлая. Его решения использовались как "эталонные". Мы также обратились
к его помощи и он, несмотря на солидный возраст (72 года), прекрасно
выполнил этот тест. На рис. 3 приведено решение теста Галлаем.

Рис. 2
При рассмотрении этого рисунка видна аккуратность летчика: все
расчеты записаны ясным четким почерком, ошибки отсутствуют. Точно
определено время, затраченное на решение теста. Субъективная оценка
минуты достаточно точна, ошибка составляет всего 4 секунды. Если
учесть, что после примерно 50 лет отмечается снижение скорости
мыслительных процессов и полученная при проведении этого теста у моло-
дых мужчин средняя величина составляет 40 операций, то результат
Галлая (51 операция) следует оценить как отличный. Не было отмечено
достоверной корреляции результатов этого теста со скоростью игры в
шахматы (блиц).
При исследовании скорости решения логических задач был
использован тест "количественные отношения", который для многих
оказался весьма трудным. Тест проводился только с основной группой
испытуемых — мастерами и кандидатами в мастера по шахматам
(слушателями Высшей школы тренеров).
Puc.3
Так, из 12 шахматистов три фактически не справились с заданием и
только три мастера спорта сумели решить этот тест быстро и без ошибок.
Тест оказался весьма информативным, поскольку четко показал преимущест-
во мастеров спорта. Все пять мастеров справились с заданием, причем три из
них решили тест без ошибок. Из семи кандидатов в мастера три не смогли
фактически решить этот тест, а остальные затратили много времени.
При определении скорости и точности выполнения задания по
слежению был выбран тест "перепутанные линии". Решение теста требовало
длительного поддержания высокого напряжения внимания. Выполнение
теста показало близкие по времени значения у всех обследованных и не
выявило различий в скорости решений между мастерами спорта и кандида-
тами в мастера.
IV. РЕЗУЛЬТАТЫ ФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
Вопрос о физиологической и психологической цене игры в шахматы
представляет большой интерес. Ведь результат партии не исчерпывается
лишь спортивной оценкой (победа, ничья, поражение) и оценкой качества
игры, важна и психофизиологическая оценка сыгранной партии, без нее
трудно нормировать игровые нагрузки в соревнованиях, прогнозировать
возможность успешного выступления шахматистов.
Для определения физиологической цены игры необходимо получить
информацию о том, как влияет она на функциональное состояние основных
физиологических систем: центральной нервной системы (ЦНС), дыхания,
кровообращения.
Для суждения о деятельности головного мозга (ЦНС) у шахматистов
проводилась регистрация биотоков мозга (ЭЭГ), для оценки функцио-
нального состояния сердечнососудистой системы регистрировалось
артериальное давление крови и частота сердечных сокращений, для оценки
дыхания — частота дыхательных движений.
Впервые были произведены записи биоэлектрической активности
мозга у высококвалифицированных шахматистов не только в состоянии
покоя, но и во время игры. У большинства (12 из 16) гроссмейстеров на запи-
сях ЭЭГ при закрытых глазах виден отчетливо выраженный  -ритм
правильной синусоидальной формы, частота которого невысока и составляет
8,5-9,5 Гц (рис. 4). У остальных четырех гроссмейстеров этой закономер-
ности на записях ЭЭГ не прослеживалось: у одного была "плоская" —
низковольтная ЭЭГ без  -ритма, у второго — незрелый  -ритм; поли-
морфные  -волны перемежались с группами медленных волн повышенной
амплитуды и частотой 6-7 Гц (  -волн); наконец у последних двух  -ритм
был равномерно представлен  -ритмом. Эти данные были получены еще в
1973 г. и опубликованы только в 1982 г.

Pиc. 4
Представлялось весьма важным сделать попытку получить хорошие
записи ЭЭГ во время игры в блиц, в период, когда у шахматистов возникало
функциональное напряжение. При этом было интересно проследить за
динамикой изменений  -ритма, наиболее постоянного и хорошо изученного
ритма ЭЭГ. Известно, что примерно у 70% всех здоровых людей  -ритм
бывает отчетливо выражен только на записях при закрытых глазах, а это как
раз нас и устраивало, так как в шахматы можно играть вслепую. Следует
заметить, что ранее в совместной работе с хоровым дирижером Е. Есиповой у
студентов музыкального училища проводились записи ЭЭГ при закрытых
глазах во время творческой деятельности — исполнения ими вокальных
произведений. При этом у большинства студентов на ЭЭГ сохранялся  -
ритм, хотя некоторые его характеристики менялись: снижалась частота,
изменялась форма  -волн, появлялись  -волны.
Для анализа изменений ЭЭГ, возникающих в процессе игры в блиц,
шахматистам предлагалось играть с закрытыми глазами, т.е. вслепую. Были
проведены ЭЭГ- исследования с 38 шахматистами высокой квалификации: 16
гроссмейстерами, 14 мастерами и 8 кандидатами в мастера. В исследовании
участвовали экс-чемпионы мира А. Карпов, Б. Спасский, М. Таль;
гроссмейстеры Д. Бронштейн, Е. Геллер, Э. Гуфельд, Н. Кро-гиус, Г.
Кузьмин, М. Тайманов, Л. Полугаевский, Р. Холмов, В. Тукмаков, А.
Свешников и др.; мастера В. Богданов, А. Быховский, Б. Злот-ник, С.
Кишнев, А. Лысенко, А. Мачульский, М. Шер, И. Январев и др.
При анализе ЭЭГ все фоновые записи в соответствии с предложенной
нами классификацией были разделены на четыре типа. К I типу были
отнесены кривые, на которых при регистрации с закрытыми глазами имелся
четко выраженный хорошо организованный  -ритм (синусоидальные
колебания с частотой 8—12 Гц). В записи  -ритм доминировал, так что  -
индекс (число  -волн по отношению к другим элементам ЭЭГ за 1 минуту
записи) превышал 70 %. При этом  -волны незначительно различались по
частоте и  -ритм был почти "моночастотным". Из 38 обследованных I тип
ЭЭГ был установлен у 28 шахматистов. У 6 человек ЭЭГ были отнесены ко II
типу; в них наблюдался отчетливо выраженный  -ритм, который
перемежался с  -ритмом. Одна кривая была отнесена к III типу; в записи
доминировал недостаточно организованный  -ритм;  -волны различной
формы чередовались с единичными или короткими группами  -волн. Одна
кривая была отнесена к IV типу, т.е. к низковольтным полиморфным кривым,
которые иногда называют "плоскими". У двух обследуемых тип ЭЭГ точно
установить не удалось в связи с наличием стойких реактивных изменений; у
них на фоне десинхронизированной ЭЭГ с высокой амплитудой  -ритма
были видны короткие эпизоды организованного  -ритма.
При анализе ЭЭГ, записанных во время игры в блиц вслепую у 10
мастеров, была предпринята попытка поиска корреляции частотной ха-
рактеристики  -ритма в фоновых записях со скоростью мыслительных
процессов, которую можно было оценивать по результатам игры в блиц и по
психологическим тестам. На основании гипотезы Н. Винера о том, что
частота  -ритма отражает скорость элементарных процессов в центральной
нервной системе (скорость простой двигательной реакции) было проведено
сравнение частотных характеристик  -ритма со способностью играть в блиц
с регламентом времени 5 минут на партию каждому из противников.
Известно, что М. Таль, Д. Бронштейн, В. Тукмаков — исключительно
сильные игроки в блиц. Анализ показал, что у них на ЭЭГ отчетливо
выражен  -ритм высокой амплитуды, однако частота его невысока; у
Бронштейна частота колебаний  -ритма была 8,5 Гц, у Таля и Тукмакова —
9 Гц. Таким образом, эти данные не подтверждают гипотезу Винера, так как
среднее значение частоты  -ритма у здоровых взрослых людей составляет
10 Гц, а по полученными нами ранее данным у молодых мужчин и юношей
10,5 Гц.
На рис. 4 приведены фоновые записи ЭЭГ (при закрытых глазах)
гроссмейстеров Е. Геллера и Л. Полугаевского. Обращает на себя внимание
хорошо сформированный  -ритм высокой амплитуды. На рис. 5 приведена
ЭЭГ Р. Холмова во время расчета им вслепую варианта. На записи, несмотря
на то, что она проведена при закрытых глазах, отчетливо видны "помехи" от
движения глаз.
В исследовании с 13 шахматистами были получены записи ЭЭГ в
процессе игры в блиц не глядя на доску. Анализ кривых показал, что у лиц с
ЭЭГ I типа, т.е. с доминированием  -ритма, игра вызывает определенные
закономерные изменения биоэлектрической активности головного мозга.
Разыгрывание дебюта, когда в основном шахматист оперирует памятью, не
приводит к десинхронизации, т.е. к подавлению  -ритма. Он сохраняется и
лишь его амплитуда несколько изменяется. В миттельшпиле и эндшпиле,
когда игра в значительной мере определяется импровизацией, почти каждый
ход противника вызывает депрессию  -ритма и активацию  -ритма.
Существенно, что после принятия решения (выбора хода) даже в случаях,
когда шахматист испытывает острый дефицит времени, как правило,
отмечается восстановление  -ритма. В связи с этим кривая ЭЭГ приобретает
своеобразный вид: периоды десинхронизации в ритме игры перемежаются со
вспышками  -ритма. Таким образом, группы  -волн высокой амплитуды
приобретают характер пароксизмов. При крайне высоком игровом напряже-
нии у большинства обследуемых записи ЭЭГ становятся
десинхронизированными: стрит м исчезает, амплитуда биотоков снижается и
доминируют  -волны, а лишь в отдельных случаях после принятия решения
возникают вспышки  -ритма. На рис. 6 видно, что в дебюте  -ритм
сохраняется.

Рис. 5
Рис. 6
Примечательно, что грубые ошибки — зевки фигур (их было всего два)
были сделаны как на фоне выраженного  -ритма, так и на фоне
десинхронизации. После неожиданного хода противника у одного из
шахматистов, сделавшего слабый ход (просмотр), на ЭЭГ появился  -ритм
высокой амплитуды (рис. 7). Одновременно с этими изменениями ЭЭГ игра
вслепую вызывала отчетливое повышение частоты сердечных сокращений и
кровяного давления. Эти изменения были выражены у большинства
шахматистов в умеренной степени.
При оценке результатов этих экспериментов следует обратить
внимание на то, что сама по себе нагрузка была относительно небольшой —
один час чистого игрового времени в блиц вслепую.
При обычной игре в блиц с контролем 3 и 5 минут у 10 шахматистов
было отмечено закономерное повышение частоты дыхания и пульса. На рис.
8 и 9 изображены графики, иллюстрирующие характер этих сдвигов. Их
следует оценивать как "нормальную стресс-реакцию" на эмоциональную
нагрузку. У одного из шахматистов, при предварительном обследовании
которого были отмечены стертые симптомы нейроциркуляторной дистонии,
такие сдвиги были выражены чрезмерно (рис. 10 и 11)
Рис. 7

Рис. 8
Рис.9

Рис. 10
Рис. 11
Показатели системы кровообращения в процессе игры в блиц (темп —
3 минуты) приведены в табл. 1.
Таблица 1

перед игройПульс
После двух После 5-6 После 9-10
Испытуемые

партий партий партий


Разряд

АД перед

Пульс

Пульс

Пульс
игрой
АД АД АД

1 КМС 94 115 75 114 120 70 114 140 80 156 140 80


2 КМС 83 140 90 108 150 160 110 120 150 100
3 МС 70 105 55 60 120 70 66 110 70 72 110 60
4 КМС 78 120 75 64 75 88 140 90
5 КМС 80 115 70 78 96 130 85 92 130 80
6 КМС 80 120 60 80 130 70 92 86 140 80
7 КМС 84 130 80 100 100 150 80 104 140 90
8 КМС 68 120 75 80 82 130 90 90 135 80
9 КМС 80 115 60 86 120 70 78 88 130 80
10 КМС 82 95 55 120 120 70 116 120 130 70
11 КМС 90 120 70 88 90 98 120 75
12 1.р 104 110 60 120 128 120 125 70
перед игройПульс

После двух После 5-6 После 9-10


Испытуемые

партий партий партий


Разряд

АД перед
Пульс

Пульс
Пульс

игрой
АД АД АД

1 КМС 94 115 75 114 120 70 114 140 80 156 140 80


2 КМС 83 140 90 108 150 160 110 120 150 100
3 МС 70 105 55 60 120 70 66 110 70 72 110 60
4 КМС 78 120 75 64 75 88 140 90
5 КМС 80 115 70 78 96 130 85 92 130 80
6 КМС 80 120 60 80 130 70 92 86 140 80
7 КМС 84 130 80 100 100 150 80 104 140 90
8 КМС 68 120 75 80 82 130 90 90 135 80
9 КМС 80 115 60 86 120 70 78 88 130 80
10 КМС 82 95 55 120 120 70 116 120 130 70
11 КМС 90 120 70 88 90 98 120 75
12 1.р 104 110 60 120 128 120 125 70
x 82,75 117,08 68,75 91,10 98,92 102,83 132,5 79,85
 9,8 10,89 10,90 20,7 24,29 22,75 10,77 10,54
Было проведено 40 матчевых партий в блиц не глядя на доску. Они
сопровождались большим эмоциональным напряжением. Особенно
значительными были сдвиги частоты пульса и дыхания. Например, у мастера
М., у которого ранее при обычной игре в блиц были отмечены относительно
незначительные сдвиги пульса, игра вслепую, приводила к более значитель-
ному эмоциональному напряжению — частота пульса возрастала до 115—
120 ударов в минуту и отмечалось развитие гипервентиляции. После
четвертой партии М. отметил, что на короткое время "отключился" (зевнул
ферзя), потерял представление о том, что происходит на доске. После
проигрыша расстроился: лицо покраснело, появилось "двигательное
беспокойство", он стал упрекать судью, что тот неверно переводил часы.
Таким образом, результаты этой серии экспериментов дают основание
считать, что игра в условиях острого дефицита времени может привести к
изменениям функционального состояния, характерным для развития стресса.
Были также проведены наблюдения и за функциональным состоянием
сердечно-сосудистой системы в условиях игры в соревнованиях по новому
регламенту времени — 3 часа на 60 ходов.
Так, у мастера спорта Л. во время турнира в г. Львове было измерено
артериальное давление крови до и после шести партий. Только после двух, в
которых был сильный цейтнот, у него было обнаружено значительное по-
вышение кровяного давления со 110/60 утром перед игрой до 150/95 после
завершения партии, которую ему удалось выиграть. Аналогичные данные
были получены и у другого участника этого турнира, мастера спорта Б.
Эти предварительные данные лишний раз свидетельствуют, что острый
недостаток времени, оставшегося на обдумывание даже нескольких ходов,
является причиной, резко повышающей эмоциональное напряжение шах-
матиста.
Проведенное нами экспериментальное исследование показало, что
шахматная игра в высоком темпе может быть использована в качестве мо-
дели при изучении процесса принятия решения в условиях дефицита
времени. Ценность этой модели заключается в том, что если до сих пор
психологи изучали в условиях дефицита времени лишь стандартную рабочую
деятельность, то игра в шахматы открывает перспективу исследования роли
дефицита времени для эвристической деятельности. При этом выявлена
возможность управления моделью с помощью увеличения и уменьшения
темпа игры, а также ее усложнения — при игре не глядя на доску.
Результаты психологического анализа свидетельствуют о
значительных индивидуальных различиях скорости мыслительных
процессов у шахматистов. Была предложена и апробирована методика опре-
деления скорости элементарных вычислительных операций. Данные,
полученные при использовании этой методики, показали, что скорость
вычислительных операций индивидуально варьирует весьма значительно,
так что "быстрые" от "медленных" по этому параметру отличаются в 2—
3 раза. При этом не всегда прослеживается корреляция между силой игры в
блиц и показателями скорости вычислительных операций. По показателям
скорости элементарных вычислительных операций здоровые люди могут
быть условно разделены на три группы: "медленные" —до 30 операций в
2 минуты, средние — от 30 до 50 и "быстрые" — свыше 50.
ЭЭГ- исследования показали, что при напряженной деятельности у
многих шахматистов игра в высоком темпе сопровождается поочередной
сменой на ЭЭГ  -ритма взрывами  -ритма, возникающими после принятия
решения.
Результаты ЭЭГ- исследования свидетельствуют, что изменения
биоэлектрической активности мозга в процессе игры позволяют судить о
трудности задачи, которую решает шахматист.
Сохранение четкого  -ритма при розыгрыше хорошо известных
шахматистам дебютов, когда выбор хода осуществляется как бы автомати-
чески, без затруднения, показывает, что психофизиологическая цена игры по
памяти невелика (см. рис. 6). В критических ситуациях, когда в процессе
импровизационной игры цена хода резко возрастает на ЭЭГ отмечается де-
прессия  -ритма; после принятия решения, когда ход уже сделан, как
правило,  -ритм восстанавливается. Таким образом, ЭЭГ- исследование поз-
волило установить, что во время игры в деятельности мозга происходит
чередование периодов функционального напряжения с периодами релак-
сации (расслабления), в течение которых на ЭЭГ проявляется  -ритм (рис.
12). Примечательно, что при длительном обдумывании хода также
происходит чередование эпизодов значительного функционального
напряжения с периодами релаксации. При этом у некоторых шахматистов
принятие решения сопровождается напряжением мимической мускулатуры
— реакцией, как бы свидетельствующей об их агрессивных замыслах. Она
проявляется на ЭЭГ в возникновении высокой амплитуды мышечных
биотоков, наслаивающихся на биотоки мозга (рис. 12).
Большой интерес представляют обусловленные движениями глаз
"помехи" в записях ЭЭГ. При обдумывании хода с закрытыми глазами они
проявляются в различной степени у многих шахматистов, а у некоторых
отсутствуют. Вероятно, их появление обусловлено возникновением у
шахматистов зрительного образа позиции, которую они рассматривают (см.
рис. 5). В связи с этим утверждение мастеров К. Мовсисяна, М. Кислова о
том, что во время игры вслепую они четко зрительно представляют шахмат-
ную доску с расположенными на ней фигурами, как бы подтверждается
данными записей ЭЭГ.
Существенные индивидуальные различия в проявлении
"глазодвигательных" помех на ЭЭГ позволяют высказать предположение, что
они отражают индивидуальные особенности обработки информации и
течения мыслительных процессов во время игры вслепую.
Рис. 12
Во многих случаях судьбу шахматной партии определяет развитие
утомления. Известно, что симптомами утомления являются снижение эффек-
тивности трудовой деятельности, у шахматистов — ухудшение качества
игры и появление чувства усталости. Опрос шахматистов показал
многообразие характера жалоб при развитии утомления. Некоторые
отмечают появление головной боли, трудности при расчете вариантов;
другие жалуются на появление тревожности, потерю интереса к

игре; третьи — на возникновение сонливости и появление неприятных


ощущений в глазах; у небольшого числа шахматистов ощущение усталости
отсутствует и о развитии утомления они судят по утрате способности
прогнозировать ходы противника.
Так, в партии 36-го тура (Вена, 1898) в абсолютно ничейной позиции,
представленной на диаграмме (см. с. 38), 3. Тарраш, игравший черными,
отклонил перемирие. М. Чигорин, возмущенный таким решением, снял с
доски своего слона, так как это не изменяло результата партии. После этого
"хода" Тарраш согласился на ничью.
В 27-м туре того же турнира Чигорин в хорошей позиции подставил
коня.

В этом положении он сыграл K:d4 и после хода противника Сс3 сдал


партию.
Утомленный чрезмерно длительной игрой в первом матче с Г.
Каспаровым, чемпион мира А. Карпов в 41-й партии сделал
"трагическую" ошибку в следующей позиции:

Вместо выигрывавшего партию, а вместе с ней и матч хода а6 Карпов


взял слона на d1. После этого черные сыграли Cd4, и партия закончилась
вничью.
ЭЭГ- исследования позволили установить, что при отчетливо
выраженном утомлении у шахматистов проявляются изменения биоэлект-
рической активности мозга. Они индивидуально различно выражены, но
наиболее характерными признаками являются: нарушения структуры  -
ритма и появление  -ритма в редких случаях, когда он отсутствует в
фоновых записях (рис. 13).
Психофизиологические исследования позволили установить, что игра в
высоком темпе вызывает существенные, а в некоторых случаях и отчетливо
неблагоприятные изменения функционального состояния. В связи с этим для
профилактики отрицательного влияния скоростной игры на организм шах-
матиста целесообразно проводить тренировку способности к интуитивной
оценке времени. Речь идет об игре в блиц или в быстрые шахматы без
визуального контроля за временем. Для этого шахматные часы
устанавливаются "тыльной" стороной к играющим, так что их циферблат
видит лишь тренер. В процессе игры он опрашивает шахматистов о том,
сколько времени они затратили на игру, и отмечает, насколько точно они
интуитивно определяют время, затраченное на обдумывание ходов.
Рис. 13
Для повышения интереса к такой тренировке можно проводить
"слепые" турниры, в которых исход партии определяется не только
обычными правилами, но и объявлением одним из шахматистов о том, что
его противник или он сам просрочил время. В случае, если это так, ему
засчитывается победа — прибавляется очко, в случае ошибки он штрафуется
— из его турнирного результата вычитается очко.
Большая психофизиологическая цена игры в цейтноте хорошо известна
квалифицированным шахматистам.
Это подтверждают и наши исследования. В связи с этим следует
рекомендовать упразднить регламенты времени, которые допускают возмож-
ность в процессе розыгрыша одной партии возникновение двух или даже
трех цейтнотов.
При установлении регламентов времени необходимо, чтобы они
соответствовали психофизиологическим возможностям шахматистов и
шахматисток различного возраста. Поэтому при проведении различных
чемпионатов мира в турнирах и матчах можно предложить для обсуждения и
апробации следующие регламенты: кадеты — по 1,5 часа на партию каждо-
му; юноши — по 2,5 часа; матч на звание чемпиона мира - по 3 часа;
ветераны (они тоже должны разыгрывать свой чемпионат мира) — по 2,5
часа. Эти же регламенты следует, вероятно, использовать как в турнирах,
так и в отборочных матчах на первенство мира.
Помимо игры в "традиционные" шахматы целесообразно проводить
соревнования в "быстрые" шахматы. При этом заслуживают внимания
следующие регламенты времени: блиц (традиционный) — по 5 минут на пар-
тию каждому; активные шахматы — по 15 или по 30 минут. Для повышения
зрелищности шахмат заслуживает серьезного внимания предложенный
гроссмейстером Д. Бронштейном регламент — 1 час на четыре партии,
которые играются с каждым противником одновременно.
В заключение можно отметить, что систематические
психофизиологические исследования шахматистов позволяют получать
важную информацию для предупреждения отрицательного влияния игры на
состояние здоровья и для прогноза спортивной формы.