Вы находитесь на странице: 1из 23

Научный обзор Review article

© ООО ИРБИС DOI: 10.17749/2313-7347.2019.13.3.

Систематический обзор биологических активных веществ


для женщин в качестве менопаузальной
гормональной терапии
А.В. Попова, Б.В. Астафьева, Л.А. Надточий, Д.А. Бараненко
ФГАОУ ВО «Санкт-Петербургский национальный исследовательский
университет информационных технологий, механики и оптики»;
Россия, 191002 Санкт-Петербург, ул. Ломоносова, д. 9
Для контактов: Анастасия Владимировна Попова, e-mail: nastya1712_2011@mail.ru
Резюме
Введение. Женское здоровье – это актуальный объект исследования в области медицины и
науки. Разработка безопасных методов профилактики и лечения заболеваний репродуктивной
системы женского организма является приоритетной задачей системы здравоохранения
современного государства, включая Российскую Федерацию. Изыскание перспективных
источников биологически активных веществ (БАВ) с целью нормализации гормонального
статуса женщин на протяжении ряда лет привлекает внимание ученых разных стран мира.
Научные исследования показывают, что некоторые растительные источники обладают
гормоноподобными свойствами и способны регулировать работу репродуктивной системы у
женщин. Тем не менее, вопрос остается открытым, так как результаты некоторых
рандоминизированных плацебо-контролируемых исследований неубедительны и препараты,
которые будут решать проблемы женского здоровья, не разработаны.
Цель исследования: рассмотреть некоторые растительные источники для создания
биологических активных веществ (БАВ) в качестве менопаузальной гормональной терапии
(МГТ).
Материалы и методы. Статистические данные Росстата за период с 2010 по 2018 гг.
Поисковая система на платформе Google Scholar. Базы данных: PubMed, CyberLeninka.ru,
eLibrary.ru, Cochrane Library. Использовали следующие поисковые запросы на русском языке:
«прогестерон», «дикий ямс», «менопауза», «репродуктивная система», «витекс священный»,
«синтез гормонов», «диосгенин», «семена льна», «соевые бобы», «постменопауза», «женское
здоровье», «БАД для женщин», а также на английском языке: «progesterone», «wild yam»,
«menopause», «reproductive system», «vitex», «hormone synthesis», «diosgenin», «flax seeds»,
«soy beans», «postmenopause», «women's health», «supplements for women».
Результаты. Установлено, что большинство женщин, имеющих заболевания репродуктивной
системы, а также те, кто находится в менопаузе, используют синтетическую гормональную
терапию, что приводит к нежелательным последствиям в области их здоровья. Отражены
преимущества натуральной менопаузальной гормональной терапии (МГТ) относительно
синтетической на примере натурального микронизированного прогестерона. В отличие от
левоноргестрела (синтетического прогестина), используемого в сочетании с эстрогеном в
гормональной терапии при лечении менопаузы, натуральный прогестерон обладает рядом
преимуществ: предотвращает развитие мастопатии, стимулирует рост волос, улучшает
настроение, способствует здоровому сну, а также полезен для сердечно-сосудистой системы.
В свою очередь синтетический препарат повышает риск тромбоза, стимулирует беспокойство
и депрессию, увеличивает риск рака молочной железы и может вызвать выпадение волос.
Таким образом, натуральный прогестерон обладает рядом преимуществ по сравнению с
синтетическими прогестинами. Так же в обзоре отражены некоторые растительные источники
такие, как соевые бобы, семена льна, дикий ямс и витекс священный. Данные источники
способны оказывать благоприятное действие на репродуктивную систему женщин, а также
могут быть использованы в БАВ для лечения и профилактики гормональных нарушений.
Заключение. Применение экстрактов растительных источников таких, как соевые бобы,
семена льна, дикий ямс и витекс священный, способно оказывать благоприятное воздействие
на репродуктивную систему женщин. Побочных эффектов у женщин, находящихся в
менопаузе, а также тех, кто имеет раковые заболевания репродуктивной системы от приема
вышеназванных экстрактов, ни в одном исследовании не обнаружено. Следовательно, данные
растительные источники можно использовать для создания БАВ в качестве лечения и
профилактики гормональных нарушений у женщин в постменопаузе.
Ключевые слова: прогестерон, дикий ямс, витекс священный, репродуктивная система,
синтез гормонов, диосгенин, семена льна, соевые бобы, менопауза, женское здоровье
Статья поступила: 12.06.2019; в доработанном виде: 25.08.2019; принята к печати: 2019.
Конфликт интересов
Авторы заявляют об отсутствии необходимости раскрытия финансовой поддержки или
конфликта интересов в отношении данной публикации.
Все авторы сделали эквивалентный вклад в подготовку публикации.
Для цитирования: Попова А.В., Астафьева Б.В., Надточий Л.А., Бараненко Д.А.
Систематический обзор биологических активных веществ для женщин в качестве
менопаузальной гормональной терапии. Акушерство, Гинекология и Репродукция.
2019;13(3):–. DOI: 10.17749/2313-7347.2019.13.3.
A systematic review of biologically active substances for women
as menopausal hormone therapy
Anastasiya V. Popova, Bazhena V. Astafeva, Liudmila A. Nadtochii, Denis A. Baranenko
Saint Petersburg National Research University of Information Technologies, Mechanics and Optics;
9 Lomonosov St., Saint Petersburg 191002, Russia
Corresponding author: Anastasiya V. Popova, e-mail: nastya1712_2011@mail.ru
Summary
Introduction. Women's health is one of the most explored areas of medicine and science. The development of safe
methods of treating diseases of the female reproductive system is still relevant and is a burden for the economy of the
health care system. It is known that the intake of biological active additives is one of these methods, with which you can
establish hormonal balance in the body without harming health. Many studies show that some plant sources have
hormone-like properties and are able to establish the reproductive system in women. Nevertheless, the question remains
open, since the results of some randomized, placebo-controlled studies are inconclusive and a dietary supplement that will
solve women's health problems has not been developed.
Purpose: to consider some plant sources for the creation of biological active substances (BAS) as menopausal hormone
therapy (MHT).
Materials and methods. Rosstat statistics for the period from 2010 to 2018. A search engine on the Google Scholar
platform. Databases: PubMed, CyberLeninka.ru, eLibrary.ru, Cochrane Library. We used the following search queries in
Russian: «прогестерон», «дикий ямс», «менопауза», «репродуктивная система», «витекс священный», «синтез
гормонов», «диосгенин», «семена льна», «соевые бобы», «постменопауза», «женское здоровье», «БАД для
женщин», as well as in English: "progesterone", "wild yam", "menopause", "reproductive system", "vitex", "hormone
synthesis", "diosgenin "," Flax seeds "," soy beans "," postmenopause "," women's health "," supplements for women ".
Results. It has been established that most women with diseases of the reproductive system, as well as those who are in
menopause, use synthetic hormone therapy, which leads to undesirable consequences in the field of their health. The
advantages of natural menopausal hormone therapy (MHT) relative to synthetic are shown using the example of natural
micronized progesterone. Unlike levonorgestrel (a synthetic progestin) used in combination with estrogen in hormone
therapy for treating menopause, natural progesterone has several advantages: it prevents the development of mastopathy,
stimulates hair growth, improves mood, promotes healthy sleep, and is also beneficial for the cardiovascular system. In
turn, a synthetic drug increases the risk of thrombosis, stimulates anxiety and depression, increases the risk of breast
cancer and can cause hair loss. Thus, natural progesterone has several advantages over synthetic progestins. The review
also reflects some plant sources such as soybeans, flax seeds, wild yams and the sacred vitex. These sources can have a
beneficial effect on the reproductive system of women, and can also be used in biologically active substances for the
treatment and prevention of hormonal disorders.
Conclusion. The use of plant source extracts such as soybeans, flax seeds, wild yams and sacred vitex can have a
beneficial effect on the reproductive system of women. Side effects in women who are in menopause, as well as those
who have cancers of the reproductive system from taking the above extracts, were not found in any study. Therefore,
these plant sources can be used to create a biologically active substance as a treatment and prevention of hormonal
disorders in postmenopausal women.
Keywords: progesterone, wild yam, vitex, reproductive system, hormone synthesis, diosgenin, flax seeds, soybeans,
menopause, women's health

Введение / Introduction
Создание эффективных методов профилактики и лечения климактерического
синдрома, особенно на ранних стадиях его проявления – одно из наиболее перспективных и
актуальных направлений современной гинекологии и эндокринологии. Высокая
распространенность среди женщин в перименопаузе и ранней постменопаузе вазомоторных
проявлений (по некоторым данным, до 90 %) климактерического синдрома (КС) вместе с
негативным влиянием на их качество жизни обуславливает необходимость разработки
наиболее эффективных методов лечения и профилактики КС. Значимость проблемы
определяется не только тенденцией к увеличению продолжительности жизни населения,
возрастанием роли женщин в социальной, политической и культурной жизни общества, но и
увеличением частоты атипичных форм климактерических расстройств, трудностями в
диагностике и терапии осложнений климактерического периода, высокой частотой
встречаемости таких социально значимых заболеваний, как сахарный диабет 2-го типа,
ишемическая болезнь сердца, артериальная гипертония и ожирение. На примере США можно
судить о тенденциях в профилактике и лечении КС у женщин на протяжении последних 40–45
лет, которые говорят о преимущественном использовании синтетических гормонов, начиная с
оральных контрацептивов в начале 1960-х годов. Научные исследования доказывают, что
синтетические гормоны оказывают отрицательное влияние на сердечно-сосудистую и
эндокринную системы, включая воздействие на кровяное давление, тонус сосудов, гемостаз,
метаболизм липидов, спазм сердца и метаболизм глюкозы и проч. [1]. По результатам
социального исследования с привлечением экспертов-медиков в рамках инициативы охраны
здоровья женщин (Women’s Health Initiative), проведенного в 2002 г. при спонсорской
поддержке правительства США, можно констатировать риск использования ряда
синтетических гормонов, что превышает заявляемые преимущества данных препаратов для
большинства женщин [2]. Последние десятилетия все больше женщин в США рассматривает
использование естественных биоидентичных гормональных препаратов для лечения
симптомов менопаузы как альтернативу синтетическим гормонам [3]. Такой подход может
быть вызван несколькими факторами, в частности повышенным интересом жителей развитых
стран к альтернативной медицине и спросом на органические продукты питания [4].
В статье представлена оценка некоторых источников растительного сырья, которые
можно использовать для создания БАВ в качестве заместительной гормональной терапии, в
частности дикий ямс, витекс священный, соевые бобы и семена льна.
Цель исследования: рассмотреть некоторые растительные источники для создания
биологических активных веществ (БАВ) в качестве менопаузальной гормональной терапии
(МГТ).

Материалы и методы / Materials and methods


Для оценки здоровья женщин РФ, в частности, гормонального статуса, использовали
статистические данные Росстата, предоставленные совместно с Минздравом России в
партнерстве с Фондом ООН в области народонаселения за период с 2010 по 2018 гг. Анализ
источников биоидентичных гормональных веществ и способов их выделения проводили с
использованием поисковой системы на платформе Google Scholar, а также в базах данных на
русском и английском языках: PubMed, eLibrary.ru, Cochrane Library. С помощью платформы
CyberLeninka.ru, было найдено преимущество натуральной гормональной терапии (МГТ), а
также описание растительных источников для создания БАВ в качестве МГТ. Использовали
следующие поисковые запросы на русском языке: «прогестерон», «дикий ямс», «менопауза»,
«репродуктивная система», «витекс священный», «синтез гормонов», «диосгенин», «семена
льна», «соевые бобы», «постменопауза», «женское здоровье», «БАД для женщин», а также на
английском языке: «progesterone», «wild yam», «menopause», «reproductive system», «vitex»,
«hormone synthesis», «diosgenin», «flax seeds», «soy beans», «postmenopause», «women's health»,
«supplements for women».
Релевантные статьи отбирались в соответствии с изложенными результатами
оригинальных теоретических, экспериментальных данных, а также актуальных исследований.
Все представленные данные были отобраны из источников, находившихся в открытом
доступе, не имеющих каких-либо ограничений. Анализ статей предполагал качественный
обзор литературы, репрезентативность фактов, а также обоснованные выводы.

Результаты / Results
Этап 1. Анализ статистических данных здоровья женщин
На сегодняшний день более 40 % российских девушек и женщин имеют
гинекологические заболевания в установленном порядке, причем у около 15,5 тыс. девушек и
женщин отмечаются раковые заболевания репродуктивной системы (рис. 1). Среди них 23,3 %
женщин в возрасте от 15 до 40 лет имели злокачественные заболевания в яичниках и шейке
матки и 9,8% – в возрасте от 41 до 55 лет [5].
Количество ж енщин, заболевших раком, тыс
18
16 15.5
14.5 14.8
14 13.5
12.5 12.4 12.8
11.6 11.8
12
10
8
6
4
2
0
2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018
Годы проведения статистики

Рисунок 1. Динамика заболеваемости раком женских половых органов в России в период с


2010 по 2018 гг.

Статистические данные Росстата (рис. 2), представленные совместно с Минздравом


России в партнерстве с Фондом ООН в области народонаселения за период с 2010 по 2018 гг.
показывают, что большинство женщин, имеющих заболевания репродуктивной системы,
принимают синтетические гормональные препараты. Лишь незначительная часть женщин для
лечения подобных заболеваний используют биоидентичные гормональные вещества [5]. На
основании статистических данных (рис. 2) можно судить о положительной тенденции в
лечении репродуктивной системы женщин в РФ, что подтверждается увеличением приема
биоидентичных гормональных веществ и снижением – синтетических гормональных веществ.

100
90
80
70
60
50
%

40 Синтетическая ЗГТ
30 Натуральная ЗГТ
20
10
0
2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018
Годы проведения статистики

Рисунок 2. Процентное соотношение женщин с заболеваниями репродуктивной системы,


принимающих синтетическую и натуральную заместительную гормональную терапию (ЗГТ).
Можно наблюдать значительную корреляцию между количеством выявленных
заболеваний у женщин (рис. 1), процентным соотношением женщин с заболеваниями
репродуктивной системы, принимающих синтетическую и натуральную МГТ (рис. 2), и
значительным изменением конъюнктуры рынка фармацевтической промышленности, в
частности в сфере МГТ (рис. 3). На основании данных розничного сегмента
фармацевтического рынка России можно судить об увеличении продаж синтетических
гормональных препаратов на 2 % в период с 2010 по 2018 г. (рис. 3). Несмотря на имеющиеся
данные о рисках приема синтетических гормональных препаратов, на сегодняшний день в РФ
продажи гормональных препаратов, как отечественных производителей, так и зарубежных
продолжают увеличиваться [6].
8
6.5 6.8
7
6 6
Прирост продаж ЗГТ, %

5.6 5.9 5.8


6 5.2
4.8
5
4
3
2
1
0
2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018
Годы проведения статистики

Рисунок 3. Рост продаж заместительной гормональной терапии (ЗГТ) в аптеках России в


период с 2010 по 2018 гг.
Таким образом, данные Росстата показывают, что подавляющее количество женщин
предпочитают синтетическую МГТ при лечении заболеваний, связанных с репродукцией, в
частности лечения симптомов менопаузы, что может стать причиной последующего
гормонального сбоя, бесплодия и других неблагоприятных последствий. Зачастую причиной
любой проблемы гинекологического характера является гормональный дисбаланс. Общая
стратегия поддержания здоровья женщин в пери- и постменопаузе включает МГТ наряду с
обязательным соблюдением здорового образа жизни.
Этап 2. Преимущества натуральной менопаузальной гормональной терапии
С возрастом женщины существенно меняется ее гормональный фон. Перименопауза –
это переходный период между репродуктивными годами женщины и прекращением
менструального цикла. Обычно перименопауза возникает в возрасте от 40 до 51 года и может
длиться от 6 мес до 10 лет. В течение этого времени уровень гормонов колеблется и снижается
естественным путем, не всегда упорядоченным образом. После 20 лет цикл женщины
начинает сдвигаться в сторону сокращения фолликулярной фазы, в результате чего
фолликулы постепенно уменьшаются, а уровень фолликулостимулирующего гормона (ФСГ)
увеличивается [7]. Уровень эстрогена колеблется в ответ на повышение уровня ФСГ и
обеспечивает обратную связь с ФСГ. Уровень ФСГ остается высоким в период
постменопаузы, после чего его содержание существенно снижается [8]. Значительная
вариабельность может наблюдаться в отношении эстрадиола и ингибина (гормона, который
ингибирует ФСГ). Уровень тестостерона снижается с возрастом и, по-видимому, не
изменяется значительно при естественной менопаузе. В период менопаузы остается мало
фолликулов, но может по-прежнему происходить прерывистая выработка эстрадиола из
яичников [9]. На основании ряда исследований определено, что уровень прогестерона
снижается при ановуляторных циклах и снижении функции лютеиновой системы [10]. Таким
образом, на сегодняшний день наиболее изучен характер изменения уровня ФСГ в
зависимости от возраста женщины, однако не существует стабильно надежных комплексных
эндокринных маркеров для установления менопаузального статуса женщины.
В современном обществе важно своевременно оценивать гормональный фон женщины
и корректировать его с использованием современных подходов, в частности с применением
МГТ. Отмечаются различия в действиях, рисках и преимуществах различных гормональных
веществ, что зависит от множества факторов, включая способ введения, абсорбцию,
биодоступность, метаболизм, молекулярную структуру, сродство и специфичность к
рецептору [11].
Биоидентичные гормональные вещества идентичны гормонам, вырабатываемым
эндогенно. С точки зрения МГТ биоидентичными гормональными веществами считаются
эстрон (E1), эстрадиол (E2), эстриол (E3) и прогестерон (P4). В репродуктивный период
организм здоровой женщины естественным образом производит 3 основные формы
эстрогенов: эстрон, эстрадиол и эстриол. Биоидентичные эстрогены по молекулярной
структуре идентичны натуральным эстрогенам. Наиболее физиологически активной формой
эстрогенов является эстрадиол, синтезированный в яичниках и метаболизированный в печени.
Однако повышенный уровень эстрадиола в организме женщины может быть связан с риском
развития рака молочной железы и эндометрия [12]. Эстрон обратимо превращается из
эстрадиола в печени и имеет тенденцию к увеличению после менопаузы, когда надпочечники
играют более значимую роль в синтезе гормонов по сравнению с яичниками. Повышенный
уровень эстрона также связан с повышенным риском возникновения рака молочной железы
[13]. Как эстрадиол, так и эстрон могут метаболизироваться в эстриол. Эстриол обладает
более коротким действием, чем эстрадиол или эстрон [14]. В Европе и Китае эстриол чаще
всего используют в качестве МГТ. На основании оценки безопасности и эффективности
эстриола доказано, что он может быть безопаснее, чем эстрон или эстрадиол, при этом может
оказывать стимулирующее действие на гормональный статус женщины при приеме в больших
дозах [15]. В настоящее время наиболее распространенным эстрогеном, назначаемым
пациенткам в США, является препарат торговой марки Premarin на основе конъюгированных
конских эстрогенов. Препараты эстрогенов выпускаются в различных дозах. Эти дозы
рекомендуются женщинам в пери- и постменопаузе. Молодым женщинам могут
потребоваться более высокие дозы эстрогенов.
Как известно, прогестерон – гормон, который вырабатывается надпочечниками или
женскими яичниками. Данный гормон является первичным строительным блоком почти для
всех стероидных гормонов. Недостаток прогестерона в организме ведет к различным
последствиям, в частности к подавлению выработки кортизола – гормона, синтезируемого из
прогестерона (рис. 4), основной функцией которого является поддержание нормального
уровня сахара в крови путем стимуляции выработки глюкозы, что позволяет справляться со
стрессом [16].

Рисунок 4. Синтез кортизола из прогестерона.


Уровень прогестерона в организме женщины колеблется в зависимости от фазы цикла,
а также в период постменопаузы. В соответствии с этим референтные значения данного
гормона отражены на рисунке 5. Коэффициенты пересчета: нмоль/л × 0,314 = нг/мл (мкг/л);
нг/мл × 3,18 = нмоль/л [17].
16
Уровень прогестерона, нмоль/л
14.35
14
12
10
8
6
4
0.85
2
1.9
0
Фолликулярная 0.45
фаза Лютеиновая фаза
Овуляционная фаза
Постменопауза

Рисунок 5. Референтные значения прогестерона в разные фазы цикла и в период


постменопаузы.

С целью коррекции уровня прогестерона в организме на фармацевтическом рынке


представлено большое количество гормональных препаратов, в том числе синтетических
гормональных препаратов – прогестинов. Примером синтетического прогестина может
послужить гормональный препарат левоноргестрел (рис. 6) [18].

Рисунок 6. Структурные формулы левоноргестрела (синтетического прогестина) и


прогестерона.

Данный гормональный препарат является синтетическим эстрановым стероидом и


производным тестостерона. В связи с этим данный препарат способен вызывать андрогенные
побочные эффекты, схожие при приеме гормона тестостерона, такие как снижение уровня
половых гормонов, связывающих глобулин (SHBG), снижение уровня холестерина
липопротеинов высокой плотности (ЛПВП), увеличение веса и проч. Дисбаланс тестостерона
у женщин может повлиять на их внешний вид и общее состояние здоровья; повышенный
уровень тестостерона у женщин может вызвать ожирение и бесплодие. Структурное строение
синтетического прогестина левоноргестрела имеет сходство со строением гормона
тестостерона. Данное сходство отражено на рисунке 7.

Рисунок 7. Структурные сходства между строением левоноргестрела и тестостерона

Левоноргестрел часто используется в сочетании с эстрогеном в гормональной терапии


при лечении менопаузы. После приема левоноргестрела возможны следующие побочные
эффекты: крапивница, головокружение, головная боль, тошнота, боли в животе, боли в матке,
маточные кровотечения, усталость и проч. [19].
В отличие от левоноргестрела, натуральный микронизированный прогестерон является
точным химическим дубликатом прогестерона, который вырабатывается организмом
человека. В таблице 1 показаны различия в физиологических эффектах при приеме
натурального прогестерона и синтетического прогестина. Таким образом, натуральный
прогестерон обладает рядом преимуществ по сравнению с синтетическими прогестинами.
Синтетические прогестины имеют множество побочных эффектов, например, способны
привести к истончению стенки матки. Данное последствие повышает ее чувствительность к
вирусам, в том числе к вирусу ВИЧ [20].
Таблица 1. Различия в физиологических эффектах прогестерона и синтетического прогестина.

Прогестерон Синтетический прогестин


Полезен для сердечно-сосудистой системы Повышает риск тромбоза
Стимулирует рост волос Может вызвать выпадение волос
Улучшает настроение и способствует сну Вызывает беспокойство и депрессию
Предотвращает развитие мастопатии Увеличивает риск рака молочной железы

МГТ включает большой спектр гормональных препаратов в различных дозах с учетом


ряда факторов здоровья женщины. Дозы эстрогенов подбираются в низкой концентрации, что
соответствует уровню таковых в крови молодых женщин в ранней фазе пролиферации.
Сочетание эстрогенов с прогестагенами чаще всего применяется при различных режимах
МГТ. Согласно клиническим рекомендациям Министерства здравоохранения РФ,
разработанным в соответствии со статьей 76 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-
ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», существуют следующие
подходы в МГТ с целью сохранения здоровья женщин зрелого возраста:
I – монотерапия эстрогенами или прогестагенами;
II – при интактной матке комбинированная терапия (эстрогены с прогестагенами) в
циклическом режиме в фазе менопаузального перехода и в перименопаузе;
III – монофазная комбинированная терапия (эстрогены с прогестагенами) в непрерывном
режиме в постменопаузе [21].
Этап 3. Растительные источники в качестве менопаузальной гормональной
терапии / Рlant sources as menopausal hormone replacement therapy
Существует большое количество растительных источников, которые облагают
гормоноподобными свойствами. Например, соевые бобы богаты фитоэстрогенами,
известными как изофлавоноидные гликозиды. Эти растительные соединения превращаются
кишечными бактериями в гормоноподобные вещества, обладающие слабой эстрогенной
активностью. Исследования показывают, что изофлавоны сои захватывают центры связывания
эстрогена, влияя таким образом на метаболизм эстрогенов. В этом отношении фитоэстрогены,
как представляется, обладают как эстрогенной активностью (агонистом), так и
антиэстрогенной (антагонистической) активностью, что дает несколько балансирующий
эффект. В азиатских культурах, где соевые продукты потребляются регулярно,
климактерический дискомфорт практически не известен. Азиатские женщины также гораздо
менее склонны к раку молочной железы и сердечным заболеваниям. Дайдзеин, который
является одним из наиболее активных изофлавонов, обнаруженных в сое, недавно показал, что
он действует как антиоксидант и может помочь уменьшить окисление холестерина
липопротеинов низкой плотности (ЛПНП). Последнее исследование показало, что люди,
которые потребляли от 17 до 25 г в день соевого белка, понижали содержание холестерина в
сыворотке крови на 9,3 %, ЛПНП – на 12,9 %, триглицеридов – на 10 %, тогда как уровень
ЛПВП не изменялся [22]. Применение бобовых белков возможно в том числе в форме,
приближенной к традиционным пищевым продуктам; например, известны способы получения
растительных аналогов молочных продуктов на основе ферментированных белков люпина
[23]. Однако биотехнологическая модификация и режимы технологической обработки и
холодильного хранения получаемых продуктов могут изменить биологическую активность
растительного сырья; в частности, известно изменение атакуемости белков ферментами после
цикла «замораживание–хранение–тепловая обработка» [24]. Поэтому биологическая
активность разрабатываемых пищевых продуктов с гормональной активностью требует
соответствующего исследования и подтверждения.
Семена льна содержат ряд фитоэстрогенов, известных как лигнаны, которые, как и соя,
действуют на кишечные бактерии, чтобы продуцировать 2 основных лигнина млекопитающих
– энтеродиол и энтеролактон. Как энтеродиол, так и энтеролактон структурно подобны
эстрогенам и вызывают слабую эстрогенную и антиэстрогенную активность. Экстракт семени
льна может быть потенциально эффективным средством от приливов во время менопаузы.
Канадскими учеными было проведено рандомизированное плацебо-контролируемое
исследование для оценки эффективности льняного семени в уменьшении приливов. Женщины
в постменопаузе с раком молочной железы и без него были случайным образом распределены
на группы (обеспечивающую 410 мг лигнанов) на 6 недель по сравнению с плацебо.
Участники заполняли дневники в течение недели, а затем употребляли один лигнановый
батончик в день в течение 6 недель, записывая свои ежедневные приливы. Разница между
участниками в активности приливов между исходной и последней неделями лечения была
первичной конечной точкой. Побочные эффекты оценивались посредством самоотчета и
оценки по общим терминологическим критериям. Всего в этом исследовании приняли участие
188 женщин. Средний показатель горячей вспышки был снижен на 4,9 в группе льняного
семени и на 3,5 в группе плацебо (р = 0,29). В обеих группах чуть более трети женщин
получили 50 %-е снижение показателя приливов [23].
Приливы испытывают до 75 % женщин, проходящих через менопаузальный период.
Приливы – это не просто физиологическое явление, они также сопровождаются
психологическими переживаниями и связаны с ними. Одно исследование показало, что
экстракт льняного семени способен уменьшить приливы. Лигнаны льняного семени способны
оказывать сильное антиэстрогенное действие на рак молочной железы. На основании
смешанных экспериментальных данных, предполагающих, что льняное семя может
уменьшить приливы, было проведено исследование в течение 6 недель с участием 30
оцениваемых женщин, чтобы оценить его влияние на уменьшение приливов. Участники
получили 40 г льняного семени, что составляет 400 мг лигнанов. Экспериментальные данные
продемонстрировали среднее снижение показателей приливов на 57 % (с 7,3 до 3,6 приливов в
день). Авторы приходят к выводу, что с клинической точки зрения женщины будут
продолжать экспериментировать с дополнительной терапией, особенно с учетом недавних
опасений по поводу риска рака молочной железы и смертности от синтетической
гормональной терапии [23].
Наиболее распространенными представителями натурального прогестерона являются
такие растения, как дикий ямс (лат. Dioscorea villosa) и витекс священный (лат. Vitex agnus-
castus). Натуральный прогестерон получают чаще всего из экстракта несъедобного дикого
мексиканского ямса. В начале XIX века врачи использовали дикий ямс как спазмолитик
больше, чем болеутоляющее средство. Недавно было обнаружено, что ямс содержит
сапонины, в частности, диосгенин, предшественник прогестерона, который производят в
лаборатории, что особенно важно, так как организм женщины не способен самостоятельно
преобразовать диосгенин в прогестерон. Синтез прогестерона из экстракта дикого ямса
(диосгенина) был открыт Р. Маркером. Данный синтез известен, как деградация маркеров и
является экономически выгодным для производства в лабораторных условиях [24].
Диосгенин является сырьем, используемым при изготовлении натуральных оральных
контрацептивов. В целях подтверждения наблюдения традиционных травников в настоящее
время основное внимание уделяется возможным эстрогенным эффектам диосгенина,
используя лабораторных животных. В 2014 г. в индийском Университете проводилось
исследование влияния экстракта дикого ямса на репродуктивную систему крыс. Крысы
женского пола продемонстрировали увеличение массы матки. Овариэктомированные мыши
продемонстрировали рост ткани молочной железы при инъекции диосгенином [25].
ФСГ является центральным гормоном размножения млекопитающих, необходимым для
развития и созревания гонад в период полового созревания, а также для производства гамет в
фертильной фазе жизни. Известно, что ФСГ индуцирует пролиферацию и созревание клеток
фолликула яичника, которые вырабатывают эстрогены и особенно эстрадиол по мере их роста.
ФСГ стимулирует ранний рост первичного фолликула до антральной стадии. На этой
антральной стадии антральная жидкость, продуцируемая и секретируемая клетками
гранулезы, имеет высокую концентрацию эстрогена. Введение экстракта при 400 мг/кг массы
тела, которое значительно увеличивало сывороточный ФСГ у крыс, могло вызвать небольшое
повышение уровня эстрадиола (эстрогена) в сыворотке, которое наблюдалось при 400 мг/кг
массы тела. Увеличение уровня ФСГ в сыворотке на 400 мг/кг массы тела было специфичным
только для 400 мг/кг массы тела, что вызвало соответствующее повышение уровня эстрадиола
в сыворотке. Это согласуется с тем фактом, что ФСГ, как известно, стимулирует
пролиферацию клеток фолликула яичника и, следовательно, стимулирует синтез эстрадиола.
Также возможно, что экстракт повышает устойчивость клеток яичника к стимуляции
гонадотропинами (ФСГ). Это сопротивление может предотвратить овуляцию и может быть
возможным механизмом, посредством которого экстракт вызывает его контрацептивный
эффект. Экстракт дикого ямса обладает свойствами, которые позволяют использовать его в
качестве «потенциального» орального контрацептива из-за его способности увеличивать или
уменьшать женские половые гормоны. Этот гормональный дисбаланс (изменение) может
иметь косвенное влияние на овуляцию, что может помешать зачатию; в связи с этим экстракт
«может» действовать как противозачаточное средство.
Имеющиеся данные показали, что экстракт клубня дикого ямса вызывает изменение
уровня гормонов у самок крыс. Это может препятствовать созреванию и овуляции
фолликулов, что предотвратит фертильность и беременность. Следовательно, экстракт можно
использовать в качестве сильного женского контрацептива [25].
Еще одним распространенным растением, способным повысить уровень прогестерона в
организме, является витекс священный. Свидетельства показывают, что ягоды витекса
обладают допаминергическими свойствами, которые ингибируют секрецию пролактина –
пептидного гормона. Относительное увеличение циркулирующего пролактина связано с
болезненностью груди, синдромом фиброзно-кистозной мастопатией, удержанием воды и
депрессией, связанной с предменструальным синдромом ( ПМС). Повышенные уровни
пролактина снижают жизнь и действие желтого тела, уменьшая тем самым производство
прогестерона. Это согласуется с исследованиями, которые свидетельствуют о том, что витекс
может оказывать прогестерогенное действие. Например, исследование, которое проводилось в
Иране в 2016 г., показало, что в женской репродуктивной системе D-галактоза вызывает такие
особенности старения, как атрофия эндометрия, дегенерация фолликулов, повышение
содержания лютеинизирующего гормона (ЛГ) и ФСГ в сыворотке и снижение уровня
эстрогена в результате окислительного стресса. Витекс может эффективно улучшить эти
изменения и уменьшить их влияние, поэтому он может быть полезен для лечения некоторых
проблем старения, таких как окислительный стресс, атрофия эндометрия, преждевременное
старение женщины и постменопаузальный синдром [26].
Оценка уровня прогестерона особенно важна во время перименопаузы, когда могут
возникнуть нарушения менструального цикла. Кроме того, прогестерон оказывает
антипролиферативное защитное действие на ткань молочной железы, которое, по-видимому,
противодействует пролиферативным эффектам избыточных уровней циркулирующих
эстрогенов, тем самым снижая риск рака молочной железы. Исследования показывают, что
повышенный риск развития рака молочной железы встречается у женщин, которые
производят низкие уровни прогестерона относительно эстрогена в течение их репродуктивных
лет. Нормальный уровень прогестерона в присутствии повышенного эстрогена, несмотря на
пролиферативное влияние эстрогенов, не представляет значительного риска для рака
репродуктивных органов. Использование комбинированных эстрогенов и соединений
прогестерона для МГТ основано на защитном влиянии прогестерона. Витекс может обладать
способностью продления положительных эффектов прогестерона во время менопаузальной
фазы, воздействуя на гипоталамо–гипофизарно–гонадную ось. Гипоталамическая
гипофизарная ось (ГПГ) играет критическую роль в развитии систем организма, включая
иммунную и репродуктивную системы. Она представляет собой многоуровневую
гормональную систему, включающую мозг и гипофиз с элементами прямой и обратной связи.
Экстракт витекса священного способен активировать ГПГ и стимулировать тем самым
функцию надпочечников, щитовидной железы и репродуктивную функцию. Данное
воздействие приводит к повышению содержания ЛГ и ФСГ и снижению уровня пролактина
(гормона стресса), тем самым способствуя повышению уровня прогестерона и вследствие
уменьшения избытка эстрогена. Это способствует снижению симптомов ПМС, эндометриоза
и менопаузы [27, 28]. В департаменте биологии и школе медицины Ирана были проведены
другие исследования, в результате которых было обнаружено, что витекс оказывает особые
эффекты на разных стадиях развития мышей; например, он может улучшить рост эмбрионов
на 8-й и 9-й день беременности (это вызывает значительное увеличение веса эмбрионов).
Кроме того, это может изменить некоторые микроскопические параметры. Таким образом, его
следует использовать более осторожно во время беременности женщин [29].

Обсуждение/ Discussion
Статистические данные Росстата свидетельствуют о том, что большинство женщин,
имеющих заболевания репродуктивной системы, а также те, кто находится в менопаузе,
принимают синтетическую гормональную терапию, что приводит к нежелательным
последствиям в области их здоровья. В настоящем обзоре отражены преимущества
натуральной МГТ; в свою очередь синтетическая гормональная терапия приводит к
заболеваниям и опухолям. Собрано достаточно данных относительно указанных в обзоре
растительных источников для рекомендации проведения дальнейших исследований,
например, чтобы выделить и охарактеризовать контрацептивное биологически активное
вещество экстракта клубня дикого ямса. Следует выяснить возможный молекулярный
механизм действия его биоактивного агента применительно к экспрессии в яичниках
рецепторов ФСГ. Его контрацептивный эффект также можно сравнить с эффектом эталонного
контрацептивного препарата, который будет служить положительным контролем. Применение
соевых продуктов и семян льна в качестве БАВ обеспечивает благоприятный антагонизм к
ксеноэстрогенам, одновременно действуя как слабый «позитивный» эстроген. Любые
повышенные эндогенные потери эстрогена могут быть компенсированы слабым эстрогенным
эффектом этих двух доступных продуктов. Собрано достаточное количество материала в
пользу применения указанного в обзоре витекса священного в виде БАВ для лечения и
профилактики гормональных нарушений у женщин, в особенности во время менопаузы и при
симптомах ПМС. Тем не менее, некоторые исследования говорят о том, что следует
соблюдать осторожность приема таких БАВ в случае беременности. Однако вопрос до конца
не изучен.

Заключение / Conclusion
В настоящем обзоре отражена проблема здравоохранения в области женского здоровья. На
территории России действительно многие женщины имеют заболевания репродуктивной
системы, а многие страдают от симптомов ранней менопаузы. Большинство женщин
спасаются синтетическими препаратами, играющими роль МГТ. Статистические данные
говорят о том, что заболевания женской половой системы напрямую коррелируют с приемом
синтетических препаратов. Применение экстрактов растительных источников таких, как
соевые бобы, семена льна, дикий ямс и витекс священный, способно оказывать благоприятное
воздействие на репродуктивную систему женщин. Побочных эффектов у женщин,
находящихся в менопаузе, а также тех, кто имеет раковые заболевания репродуктивной
системы от приема вышеназванных экстрактов, ни в одном исследовании не обнаружено.
Следовательно, данные растительные источники можно использовать для создания БАВ в
качестве лечения и профилактики гормональных нарушений у женщин в постменопаузе.
Биологически активные вещества – одно из лучших решений в борьбе с заболеваниями,
связанными с репродуктивной системой женщин.

Литература:
1. Злокачественные новообразования в России в 2017 году (заболеваемость и смертность). Под
ред. А.Д. Каприна, В.В. Старинского, Г.В. Петровой. М.: МНИОИ им. П.А. Герцена – филиал
ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России, 2018. 250 с. Режим доступа:
http://www.oncology.ru/service/statistics/malignant_tumors/2017.pdf.
2. Rossouw J.E., Anderson G.L., Prentice R.L. et al. Risks and benefits of estrogen plus progestin in
healthy postmenopausal women: principal results From the Women’s Health Initiative randomized
controlled trial. JAMA. 2002;288(3):321–33. DOI: 10.1001/jama.288.3.321. PMID: 12117397.
3. Wetzel W. Human identical hormones: real people, real problems, real solutions. Nurse Pract
Forum. 1998;9:227–334. PMID: 10214225.
4. Hunter M.S., O’Dea I., Britten N. Decision-making and hormone replacement therapy: a
qualitative analysis. Soc Sci Med. 1997;45(10):1541–8. DOI: 10.1016/s0277-9536(97)00091-9.
PMID: 9351144.
5. Данные Росстата: Официальная статистика/Население/Здравоохранение. 2018. Режим
доступа:
http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/healthcare/.
6. Итоги 2018 года. Розничный сегмент фармацевтического рынка России. Режим доступа:
https://dsm.ru/news/566/.
7. Johannes C.B., Crawford S.L. Menstrual bleeding, hormones, and the menopausal transition.
Semin Reprod Endocrinol. 1999;17:299–309. DOI: 10.1055/s-2007-1016240. PMID: 10851570.
8. Burger H.G. The endocrinology of the menopause. Maturitas. 1996;23(2):129–36. PMID:
8735351.
9. Burger H.G. Diagnostic role of follicle-stimulating hormone (FSH) measurements during the
menopausal transition – an analysis of FSH, oestradiol and inhibin. Eur J Endocrinol. 1994;130:38-
42. PMID: 8124478.
10. Burger H.G. The endocrinology of the menopause. J Steroid Biochem Mol Biol. 1999;69(1–
6):31–5. PMID: 10418978.
11. Leake R. Contents of HRT and mechanisms of action. J Epidemiol Biostat. 1999;4(3):129–33;
discussion 133–9. PMID: 10695955.
12. Kabuto M., Akiba S., Stevens R.G. et al. A prospective study of estradiol and breast cancer in
Japanese women. Cancer Epidemiol Biomarkers Prev. 2000;9(6):575–9. PMID: 10868691.
13. Miyoshi Y., Tanji Y., Taguchi T. et al. Association of serum estrone levels with estrogen
receptor-positive breast cancer risk in postmenopausal Japanese women. Clin Cancer Res.
2003;9(6):2229–33. PMID: 12796390.
14. Head K.A. Estriol: safety and efficacy. Altern Med Rev. 1998;3(2):101–3. PMID: 9577246.
15. Mashchak C.A., Lobo R.A., Dozono-Takano R. et al. Comparison of pharmacodynamic
properties of various estrogen formulations. Am J Obstet Gynecol. 1982;144(5):511–8. DOI:
10.1016/0002-9378(82)90218-6. PMID: 6291391.
16. Weber R.F.A., Pierik F.H., Dohle G.R., Burdorf A. Environmental influences on male
reproduction. BJU International. 2002;89(2):143–8. DOI: 10.1046/j.1464-4096.2001.00117.x.
PMID: 11849183.
17. Progesterone. Abbott Laboratories, 2010. 7 p. Avaliable at:
http://www.ilexmedical.com/files/PDF/Progesterone_ARC.pdf.
18. Young E.A., Midgley A.R., Carlson N.E., Brown M.B. Alteration in the hypothalamic–pituitary–
ovarian axis in depressed women. Arch Gen Psychiatry. 2000;57(12):1157–62. PMID: 11115329.
19. Park M.K., Kwon H.Y., Ahn W.S. et al. Estrogen activities and the cellular effects of natural
progesterone from wild yam extract in mcf-7 human breast cancer cells. Am J Chin Med.
2009;37(1):159–67. DOI: 10.1142/S0192415X09006746. PMID: 19222119.
20. Komesaroff P.A., Black C.V., Cable V., Sudhir K. Effects of wild yam extract on menopausal
symptoms, lipids and sex hormones in healthy menopausal women. Climacteric. 2009;4(2):144–50.
PMID: 11428178.
21. Менопаузальная гормонотерапия и сохранение здоровья женщин зрелого возраста.
Клинические рекомендации (Протоколы). Проект. М., 2014. 57 с. Режим доступа:
https://minzdrav.gov-murman.ru/files/inform/m_p.pdf.
22. Lethaby A., Marjoribanks J., Kronenberg F. et al. Phytoestrogens for menopausal vasomotor
symptoms. Cochrane Database Syst Rev. 2013;12:CD001395. DOI:
10.1002/14651858.CD001395.pub4. PMID: 24323914.
23. Kuznetsova L., Zabodalova L., Baranenko D. On the potential of lupin protein concentrate made
by enzymatic hydrolysis of carbohydrates in dairy-like applications. Agronomy Research.
2014;12(3):727–36. Available at:
https://agronomy.emu.ee/vol123/AR2014vol12nr3_689_834_fix.pdf.
24. Бараненко Д.А., Салами М. Изменение белковой фракции говядины в цикле
«замораживание–хранение–тепловая обработка». Вестник Международной академии холода.
2014;(4):15–18.
25. Pruthi S., Qin R., Terstreip S.A. et al. A phase III, randomized, placebo-controlled, double-blind
trial of flaxseed for the treatment of hot flashes: North Central Cancer Treatment Group N08C7.
Menopause. 2012;19(1):48–53. DOI: 10.1097/gme.0b013e318223b021. PMID: 21900849. PMCID:
PMC3246070.
26. Mollazadeh S., Mirghafourvand M., Abdollahi N.G. The effects of Vitex agnus-castus on
menstrual bleeding: A systematic review and meta-analysis. J Complement Integr Med. 2019 Jul 31.
pii: /j/jcim.ahead-of-print/jcim-2018-0053/jcim-2018-0053.xml. DOI: 10.1515/jcim-2018-0053.
PMID: 31369395. [Epub ahead of print].
27. Van Die M.D., Burger H.G., Teede H.J., Bone K.M. Vitex agnus-castus extracts for female
reproductive disorders: a systematic review of clinical trials. Planta Med. 2013;79(7):562–75. DOI:
10.1055/s-0032-1327831. PMID: 23136064.
28. Schellenberg R. Treatment for the premenstrual syndrome with Agnus castus fruit extract:
prospective randomised placebo controlled study. BMJ. 2001;322(7279):134–7. DOI:
10.1136/bmj.322.7279.134. PMID: 11159568.
29. Azarnia M., Ejtemaei-Mehr S., Shakoor A., Ansari A. Effects of vitex agnus-castus on mice fetus
development. Acta Med Iran. 2007;45(4):263–70.
References:
1. Malignant neoplasms in Russia in 2017 (morbidity and mortality). Eds. A.D. Kaprina, V.V.
Starinskiy, G.V. Petrova. [Zlokachestvennye novoobrazovaniya v Rossii v 2017 godu
(zabolevaemost' i smertnost'). Pod red. A.D. Kaprina, V.V. Starinskogo, G.V. Petrovoj]. Moskva:
MNIOI im. P.A. Gercena – filial FGBU «NMIC radiologii» Minzdrava Rossii, 2018. 250 s. (In
Russ.). Available at: http://www.oncology.ru/service/statistics/malignant_tumors/2017.pdf.
2. Rossouw J.E., Anderson G.L., Prentice R.L. et al. Risks and benefits of estrogen plus progestin in
healthy postmenopausal women: principal results From the Women’s Health Initiative randomized
controlled trial. JAMA. 2002;288(3):321–33. DOI: 10.1001/jama.288.3.321. PMID: 12117397.
3. Wetzel W. Human identical hormones: real people, real problems, real solutions. Nurse Pract
Forum. 1998;9:227–334. PMID: 10214225.
4. Hunter M.S., O’Dea I., Britten N. Decision-making and hormone replacement therapy: a
qualitative analysis. Soc Sci Med. 1997;45(10):1541–8. DOI: 10.1016/s0277-9536(97)00091-9.
PMID: 9351144.
5. Rosstat data: Official statistics/Population/Health. 2018. [Dannye Rosstata: Oficial'naya
statistika/Naselenie/Zdravoohranenie. 2018]. (In Russ.). Available at:
http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/healthcare/.
6. The results of 2018. Retail segment of the Russian pharmaceutical market. [Itogi 2018 goda.
Roznichnyj segment farmacevticheskogo rynka Rossii]. (In Russ.). Available at:
https://dsm.ru/news/566/.
7. Johannes C.B., Crawford S.L. Menstrual bleeding, hormones, and the menopausal transition.
Semin Reprod Endocrinol. 1999;17:299–309. DOI: 10.1055/s-2007-1016240. PMID: 10851570.
8. Burger H.G. The endocrinology of the menopause. Maturitas. 1996;23(2):129–36. PMID:
8735351.
9. Burger H.G. Diagnostic role of follicle-stimulating hormone (FSH) measurements during the
menopausal transition – an analysis of FSH, oestradiol and inhibin. Eur J Endocrinol. 1994;130:38-
42. PMID: 8124478.
10. Burger H.G. The endocrinology of the menopause. J Steroid Biochem Mol Biol. 1999;69(1–
6):31–5. PMID: 10418978.
11. Leake R. Contents of HRT and mechanisms of action. J Epidemiol Biostat. 1999;4(3):129–33;
discussion 133–9. PMID: 10695955.
12. Kabuto M., Akiba S., Stevens R.G. et al. A prospective study of estradiol and breast cancer in
Japanese women. Cancer Epidemiol Biomarkers Prev. 2000;9(6):575–9. PMID: 10868691.
13. Miyoshi Y., Tanji Y., Taguchi T. et al. Association of serum estrone levels with estrogen
receptor-positive breast cancer risk in postmenopausal Japanese women. Clin Cancer Res.
2003;9(6):2229–33. PMID: 12796390.
14. Head K.A. Estriol: safety and efficacy. Altern Med Rev. 1998;3(2):101–3. PMID: 9577246.
15. Mashchak C.A., Lobo R.A., Dozono-Takano R. et al. Comparison of pharmacodynamic
properties of various estrogen formulations. Am J Obstet Gynecol. 1982;144(5):511–8. DOI:
10.1016/0002-9378(82)90218-6. PMID: 6291391.
16. Weber R.F.A., Pierik F.H., Dohle G.R., Burdorf A. Environmental influences on male
reproduction. BJU International. 2002;89(2):143–8. DOI: 10.1046/j.1464-4096.2001.00117.x.
PMID: 11849183.
17. Progesterone. Abbott Laboratories, 2010. 7 p. Available at:
http://www.ilexmedical.com/files/PDF/Progesterone_ARC.pdf.
18. Young E.A., Midgley A.R., Carlson N.E., Brown M.B. Alteration in the hypothalamic–pituitary–
ovarian axis in depressed women. Arch Gen Psychiatry. 2000;57(12):1157–62. PMID: 11115329.
19. Park M.K., Kwon H.Y., Ahn W.S. et al. Estrogen activities and the cellular effects of natural
progesterone from wild yam extract in mcf-7 human breast cancer cells. Am J Chin Med.
2009;37(1):159–67. DOI: 10.1142/S0192415X09006746. PMID: 19222119.
20. Komesaroff P.A., Black C.V., Cable V., Sudhir K. Effects of wild yam extract on menopausal
symptoms, lipids and sex hormones in healthy menopausal women. Climacteric. 2009;4(2):144–50.
PMID: 11428178.
21. Menopausal hormone therapy and maintaining the health of mature women. Clinical
recommendations (Protocols). Project. [Menopauzal'naya gormonoterapiya i sohranenie zdorov'ya
zhenshchin zrelogo vozrasta. Klinicheskie rekomendacii (Protokoly). Proekt]. Moskva, 2014. 57 s.
(In Russ.). Available at: https://minzdrav.gov-murman.ru/files/inform/m_p.pdf.
22. Lethaby A., Marjoribanks J., Kronenberg F. et al. Phytoestrogens for menopausal vasomotor
symptoms. Cochrane Database Syst Rev. 2013;12:CD001395. DOI:
10.1002/14651858.CD001395.pub4. PMID: 24323914.
23. Kuznetsova L., Zabodalova L., Baranenko D. On the potential of lupin protein concentrate made
by enzymatic hydrolysis of carbohydrates in dairy-like applications. Agronomy Research.
2014;12(3):727–36. Available at:
https://agronomy.emu.ee/vol123/AR2014vol12nr3_689_834_fix.pdf.
24. Baranenko D.A., Salami M. Changes of beef protein fraction in "freezing-storage-heat treatment"
cycle. [Izmenenie belkovoj frakcii govyadiny v cikle «zamorazhivanie–hranenie–teplovaya
obrabotka»]. Vestnik Mezhdunarodnoj akademii holoda. 2014;(4):15–18. (In Russ.).
25. Pruthi S., Qin R., Terstreip S.A. et al. A phase III, randomized, placebo-controlled, double-blind
trial of flaxseed for the treatment of hot flashes: North Central Cancer Treatment Group N08C7.
Menopause. 2012;19(1):48–53. DOI: 10.1097/gme.0b013e318223b021. PMID: 21900849. PMCID:
PMC3246070.
26. Mollazadeh S., Mirghafourvand M., Abdollahi N.G. The effects of Vitex agnus-castus on
menstrual bleeding: A systematic review and meta-analysis. J Complement Integr Med. 2019 Jul 31.
pii: /j/jcim.ahead-of-print/jcim-2018-0053/jcim-2018-0053.xml. DOI: 10.1515/jcim-2018-0053.
PMID: 31369395. [Epub ahead of print].
27. Van Die M.D., Burger H.G., Teede H.J., Bone K.M. Vitex agnus-castus extracts for female
reproductive disorders: a systematic review of clinical trials. Planta Med. 2013;79(7):562–75. DOI:
10.1055/s-0032-1327831. PMID: 23136064.
28. Schellenberg R. Treatment for the premenstrual syndrome with Agnus castus fruit extract:
prospective randomised placebo controlled study. BMJ. 2001;322(7279):134–7. DOI:
10.1136/bmj.322.7279.134. PMID: 11159568.
29. Azarnia M., Ejtemaei-Mehr S., Shakoor A., Ansari A. Effects of vitex agnus-castus on mice fetus
development. Acta Med Iran. 2007;45(4):263–70.
Сведения об авторах:
Попова Анастасия Владимировна – аспирант факультета пищевых биотехнологий и
инженерии ФГАОУ ВО «Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет
информационных технологий, механики и оптики», Санкт-Петербург, Россия. E-mail:
nastya1712_2011@mail.ru. ORCID: https://orcid.org/0000-0002-6006-4677.
Астафьева Бажена Владиславовна – аспирант факультета пищевых биотехнологий и
инженерии ФГАОУ ВО «Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет
информационных технологий, механики и оптики», Санкт-Петербург, Россия. E-mail:
baskayevabazhena@gmail.com. ORCID: https://orcid.org/0000-0002-8850-5710.
Надточий Людмила Анатольевна – к.т.н., доцент факультета пищевых биотехнологий и
инженерии ФГАОУ ВО «Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет
информационных технологий, механики и оптики», Санкт-Петербург, Россия. E-mail:
l_tochka@itmo.ru. ORCID: https://orcid.org/0000-0002-4678-8177.
Бараненко Денис Александрович – к.т.н., доцент факультета пищевых биотехнологий и
инженерии ФГАОУ ВО «Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет
информационных технологий, механики и оптики», Санкт-Петербург, Россия. E-mail:
denis.baranenko@niuitmo.ru. ORCID: http://orcid.org/0000-0002-9284-4379.
About the authors:
Anastasiya V. Popova – Postgraduate Student, Faculty of Food Biotechnology and Engineering,
Saint Petersburg National Research University of Information Technologies, Mechanics and Optics,
Saint Petersburg, Russia. E-mail: nastya1712_2011@mail.ru. ORCID: https://orcid.org/0000-0002-
6006-4677.
Bazhena V. Astafeva – Postgraduate Student, Faculty of Food Biotechnology and Engineering, Saint
Petersburg National Research University of Information Technologies, Mechanics and Optics, Saint
Petersburg, Russia. E-mail: baskayevabazhena@gmail.com. ORCID: https://orcid.org/0000-0002-
8850-5710.
Liudmila A. Nadtochii – MD (Technical Sciences), PhD, Associate Professor, Faculty of Food
Biotechnology and Engineering, Saint Petersburg National Research University of Information
Technologies, Mechanics and Optics, Saint Petersburg, Russia. E-mail: l_tochka@itmo.ru. ORCID:
https://orcid.org/0000-0002-4678-8177.
Denis A. Baranenko – MD (Technical Sciences), PhD, Associate Professor, Faculty of Food
Biotechnology and Engineering, Saint Petersburg National Research University of Information
Technologies, Mechanics and Optics, Saint Petersburg, Russia. E-mail: denis.baranenko@niuitmo.ru.
ORCID: http://orcid.org/0000-0002-9284-4379.