Вы находитесь на странице: 1из 10

ЭВОЛЮЦИЯ НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОГО ИЗДАНИЯ В СОВЕТСКУЮ,

«ПОСТПЕРЕСТРОЕЧНУЮ» И СОВРЕМЕННУЮ ЭПОХУ


(НА ПРИМЕРЕ ЖУРНАЛА «НАУКА И ЖИЗНЬ»)

Никулина М.А. 
Кафедра иностранных языков и коммуникативных технологий,
Национально-исследовательский технологический университет «МИСИС», г. Москва

Аннотация
В данной статье рассматривается эволюция научно-популярных изданий в период с
1980-х гг. по настоящее время. Основные тенденции научно-популярных СМИ
рассматриваются во взаимосвязи с процессами социокультурных изменений в России.
Статья также содержит исследование, проведенное на материале номеров журнала
«Наука и жизнь», вышедших, соответственно, в советский, «постперестроечный» и
современный периоды развития России (1982 г., 1996 г. и 2011 г.).
Сравнительному анализу подвергнуты не только тематика и проблематика
соответствующих номеров журнала, но и стилистические особенности «программных»
статей. В частности, показано, что стиль и манера подачи материала в научно-
популярных СМИ за последние десятилетия претерпели серьезные изменения, - несмотря на
бытующие представления о «консервативном» характере научного функционального стиля.

Ключевые слова: научно-популярное издание, эволюция СМИ, антисиентизм, массовое


сознание, научный функциональный стиль.

THE EVOLUTION OF RUSSIAN SCIENCE-POPULAR EDITIONS IN THE SOVIET,


«POST- RECONSRUCTION» AND MODERN PERIODS (ON THE EXAMPLE OF THE
JOURNAL «SCIENCE AND LIFE» («NAUKA I ZHIZN`»))

Nikulina M.A.
Department of foreign languages and communication technologies
NITU «MISIS», Moscow, Russia

Summary
The given research analyses the evolution of the science-popular journal «Science and Life»
(«Nauka i Zhizn`»), which reflects the main changes of Russian science-popular editions within the
recent decades (including the «late Soviet», the «post-reconstruction» and the «new-time»
historical periods). Such characteristics as circulation, the cost of a copy of each issue, the design
of the cover, the quality of polygraphy are subject to comparative analysis. The main emphasis in
the paper is placed on the correlation between the socio-cultural reforms and the changes of the
content and stylistic peculiarities of science-popular editions. This conclusion is made despite the
widely acknowledged perception of scientific style as having highly «conservative» nature.

Keywords: a science-popular edition, the evolution of mass media, antiscientism, mass


consciousness, scientific functional style.

По результатам многочисленных социологических опросов, интерес, питаемый


российским обществом к науке, в советский период был значительно выше, чем тот, который
мы наблюдаем сегодня. Тенденция к антисиентизму в массовом сознании нашла свое
отражение в существенном падении тиражей научно-популярных изданий, причем анализ


Никулина М.А., 2017 г.
данных о тиражах ведущих научно-популярных СМИ показывает: тенденция к их снижению
характерна не только для отечественных научно-популярных СМИ, но и для зарубежных
изданий соответствующей направленности (см. Табл. 1, 2,3,4). Так, в сфере
информационной политики советского периода бережный подход к науке привел к
появлению большого количества изданий, призванных популяризировать науку среди
населения: по сведениям Роскомстата, в 1990 г. (накануне распада СССР) было выпущено
2268 наименований научно-популярной литературы общим тиражом 218,3 млн. экземпляров.
Общегодовой тираж журнальных изданий составил в 1990 г. 5010 млн. экземпляров (для
сравнения: в 1995 г. их число снизилось до 299 млн. экз. [6. С. 9]).
Однако, во время перестройки, а также в постперестроечный период массовое
сознание россиян было отвлечено от вопросов науки и обращено преимущественно к
общественно-политическим проблемам. Так, в 1994 г., по данным Госкомстата, за
поддержку науки из госбюджета высказались лишь 8% россиян (там же). Очевидно, одной из
существенных причин массового антисайентизма стал «…распад советской интеллигенции и
ее просветительской идеологии с середины 1990-х гг., уход с культурной авансцены группы
служащих государственных учреждений культуры и образования вместе с их
представлениями о культуре и с устоявшимися транслитерациями этих представлений,
включая… чтение толстых журналов» [6. C. 4].
Таблица 1
Данные о тиражах научно-популярных журналов в СССР и РФ в 1980-е и 2000-е годы

Название журнала Тираж в 1980-е годы Тираж в 2000-е годы


«Наука и жизнь» 3 400 000 40 000
«Знание – сила» 700 000 5000
«Химия и жизнь» 300 000 5000
«Квант» 315 000 5000
«Земля и Вселенная» 55 000 1015
«Физика в школе» 185 000 15 000
«Химия в школе» 180 000 15 000
«География в школе» 150 000 15 000

Источ.: Доклад В. Г. Сурдина на заседании Астрономического общества (цит. по: [ 1. С. 78]:


http://rusref.nm.ru/index.pub303.htm).

Примеч. Для СССР в этот рейтинг включены только те научно-популярные


периодические издания, которые имели тираж 100 тыс. экземпляров и более. В итоге, если
соотнести численность населения бывшего СССР на тот период (262 млн. человек) и
суммарный тираж советских научно-популярных журналов-лидеров (12,87 млн экз.), мы
получим некую условную величину, назовем ее «коэффициент притягательности» научно-
популярных изданий» (Кn):
Кn =20,4 человек/экз.
«Физический» смысл этого коэффициента можно интерпретировать так: примерно
каждый 20-й гражданин СССР ежемесячно был потребителем научно-популярной
периодики. Аналогичные арифметические подсчеты, проведенные для России, дают
Кп = 140,2 человек/экз. Примечательно, что для России в рейтинг пришлось включить
издания с тиражом 10 тыс. экз. и более — это вынужденная поправка на реалии
отечественного рынка научно-популярных СМИ. Иными словами, сегодня лишь каждый
140-й житель России более или менее регулярно интересуется научно-популярными
изданиями (см. Табл. 2):

Таблица 2
Данные о тиражах ведущих научно-популярных журналов в Российской Федерации в
2000-е годы.

Сравним эти данные с показателями тиражей научно-популярных журналов в США за


тот же временной период (см. Табл. 3). Согласно сведениям, приведенным в Табл. 3, для
американских изданий «коэффициент притягательности» вырос (т. е. ухудшился) примерно
в 1,5 раза, достигнув Кп = 30,1 чел./экз. Примечательно, что результаты по Великобритании
за текущее десятилетие дали результаты, близкие к данным по США: Кп = 31,9 (см. Табл. 4).

Таблица 3
Данные о тиражах ведущих научно-популярных журналов в США в 1980-е и в 2000-е
годы

Таблица 4
Данные о тиражах ведущих научных и научно-популярных журналов в
Великобритании в 2000-е годы

Прим. Данные приведенных таблиц косвенно подтверждают, что тиражи научно-


популярной литературы — величина инвариантная для определенного типа (этапа) развития
любого общества. Если общество находится в фазе индустриального или
постиндустриального развития, то, вне зависимости от политического строя,
притягательность научно-популярной литературы везде примерно одинакова.
На резкое падение тиражей научно-популярных СМИ в значительной мере повлияли,
очевидно, экономические причины – в частности, недофинансирование науки. Как заявил в
интервью «РБК Daily» генеральный директор агентства маркетинговых коммуникаций
«Mедиамарк» Константин Исаков: «Пока не будет значительных инвестиций в науку,
научно-популярные журналы не будут востребованы» [7].
К концу первого десятилетия 21-го века интерес россиян к научным проблемам стал
постепенно восстанавливаться. Однако, по результатам социологического опроса,
проведенного Фондом «Общественное мнение» на тему «СМИ: предпочитаемые каналы
информации» (август 2007 г.), «…рейтинг тем, интересных нашим соотечественникам,
возглавляет криминальная хроника и сообщения о происшествиях (51%), в «аутсайдерах» же
новостных тем и сюжетов — компьютерные технологии (12%), наука (14%) и технические
новинки (19% )» [8]. Зададимся вопросом: связан ли процесс отхода общественного
сознания от проблем науки с угасшей познавательной потребностью современного
«общества потребления» - или, возможно, с дефицитом качественных публикаций,
посвященных научным темам? Какова здесь причинно-следственная связь?
Для того, чтобы ответить на эти и другие, связанные с темой популяризации науки,
вопросы, обратимся к анализу научно-популярного журнала «Наука и жизнь» – изданию,
которое является, по сути, «долгожителем» в отечественном медиапространстве (журнал был
основан в 1890 г.) [9]. Проведем сравнительный анализ трех номеров журнала «Наука и
жизнь», изданных в разные исторические периоды развития России:
а) в «позднесоветский» период (№5, 1982 г.);
б) в «переходный» период (следующий непосредственно за эпохой перестройки) (№10
, 1996 г.); и
в) на современном этапе (№9, 2011 г.).
Для полноты исследования сравним следующие характеристики издания: тираж,
объем, цену за один номер, типографский дизайн и полиграфию, проблематику и
содержание «программных» статей (т.е. статей, излагающих стратегию развития науки), а
также язык и стиль изложения материала.
Полиграфия, дизайн обложки, тираж
Отметим, что анализируемые номера журнала «Наука и жизнь», - изданные с
периодичностью в 14-15 лет (1982г. - 1996г. – 2011г.), - имеют не только примерно
одинаковую структуру, но и дизайн обложки. Постоянство формы, граничащее с
консерватизмом, является, очевидно, «визитной карточкой» журнала, обеспечивая ему
узнаваемость бренда. Кроме того, «константа формы» не в малой степени обусловлена
содержанием журнала: т. к. наука подразумевает наличие «здорового консерватизма» и
преемственности, именно этого ждет от научно-популярного СМИ его целевая аудитория.
Относительно качества полиграфии, можно отметить следующее: номер за 2011 г. выполнен
на качественной глянцевой бумаге (печать офсетная) – в отличие от номеров за 1982 и 1996
гг., выполненных на шероховатой бумаге (изготовленной, очевидно, из переработанного
вторсырья). Очевидно, что существенная разница в полиграфических характеристиках
между советским и современным российским СМИ (в пользу последнего), объясняется, с
одной стороны, возросшими техническими возможностями современной полиграфии и
ростом конкуренции, а с другой, – вынужденным резким сокращением тиража. Так, если в
1982 г. тираж журнала «Наука и жизнь» составлял более 3 млн. экз., в 1996г. – 41500
экз., то в 2011г. – лишь 40020 экземпляров (см. Табл 1).
Цена одного номера
В 1982 году цена номера журнала «Наука и жизнь» (отпечатана на обложке)
составляла 70 копеек и являлась постоянной и обязательной на всем пространстве СССР. В
1996 г. цена одного номера (по каталогу «Роспечать») составляла 15 тыс. рублей (разумеется,
с учетом инфляции покупательная способность этой суммы была относительно невелика). В
номере же за 2011 г. указано: «цена договорная», - что, по сути, отражает «полную и
окончательную победу» рыночной экономики над экономикой плановой (фактическая цена
данного номера составила 120 рублей).
Тематика и проблематика публикаций
1. Журнал «Наука и Жизнь», №5 за 1982 год (тираж – 3000000 экз., 160 стр.) имеет
следующую аннотацию, вынесенную на обложку:
1. «Курс на интенсификацию производства, рачительное использование
материальных и трудовых ресурсов, экономию топлива и энергии отражен в 170
программах научно-технического прогресса».
2. «Прегоминиды могли выжить и развиваться только в рамках объединений,
переходных от сообществ животных к человеческим коллективам».
3. «Дом Пушкина в Михайловском приветлив и светел, в иной день через музей
проходят тысячи людей».
4. «Под рубрикой «Красная книга» - рассказ о выхухоле – пушном зверьке, который
живет на территории нашей страны вот уже тридцать миллионов лет».
2. Журнал «Наука и жизнь», №10 за 1996 год (тираж – 41500 экз., 160 стр.) имеет
следующую аннотацию, вынесенную на обложку:
1. «Меняется сложившееся представление о количестве материи во Вселенной:
вынесенные за пределы земной атмосферы рентгеновские приборы обнаружили гигантские
по размерам и массе газовые облака».
2. «Первое научное сочинение, написанное женщиной, появилось на Руси уже в ХII
веке, его автор – внучка Владимира Мономаха, изучавшая в Константинополе медицину».
3. «В дополнение к инструкции. Современная любительская видеокамера полностью
автоматизирована, но бывают случаи, когда автоматика не срабатывает и требуется
вмешательство человека».
4. «Пятнадцать процентов сельскохозяйственной продукции, необходимой
человечеству, сейчас выращивается в городах».
3. Журнал «Наука и жизнь», №9 за 2011 год (тираж – 40020 экз., 144 стр.) имеет
следующую аннотацию, вынесенную на обложку:
1. «Чтобы не превратиться в Ливию, стране нужен доступ к высоким технологиям».
2. Землетрясения «готовятся» долго, почему же не удается их предсказать?
3. «Тип всемирного боления за всех» - возможный ключ к понятию «интеллигенция».
4. «Они падают, прилипают, носятся в воздухе, переплывают океан... в стремлении
вновь стать растением».
5. «Велосипедизация Европы продолжается, а Россия – часть Европы!».
Итак, мы видим, что каждый из анализируемых номеров журнала содержит статьи,
освещающие широкий спектр тем из разных областей знания: философии, физики, истории,
биологии, психологии и т.п. Причем, в каждом из номеров на первый план вынесена
«стратегическая» (программная) статья, освещающая основные направления развития науки,
т. к., по справедливому мнению редакции, статьи о философии науки и стратегии её
развития привлекают внимание наиболее широкой аудитории и, не являясь
узкоспециальными, понятны практически всем читателям журнала.
Проблематика и стилистика «программных» статей
1. Рассмотрим статью «Наука и технический прогресс» (автор – ак. Марчук Г. И.
«Наука и жизнь», №5, 1982). Данная статья предваряется преамбулой, имеющей ярко
выраженную идеологическую окраску:
«…Социально-экономическое развитие нашей страны на современном этапе тесно
связано с ускорением научно-технического прогресса. Курс на интенсификацию, экономию
материальных ресурсов, топлива и энергии, рациональное использование трудовых ресурсов
– все эти направления будут развиваться лишь при использовании наиболее эффективных
научно-технических достижений. Подобный комплексный подход к народнохозяйственным
проблемам отражают 170 программ научно-технического прогресса, разработанных
Госпланом СССР, ГКНТ СССР и АН СССР» [4. С. 3].
По негласным законам советской журналистики, статья содержит обильное прямое
цитирование из речи Л. И. Брежнева, например:
«Решающий, наиболее острый участок сегодня, - сказал на ХХVI съезде КПСС
товарищ Л. И. Брежнев, - внедрение научных открытий и изобретений. Научно-
исследовательские и проектно-конструкторские работы надо теснее сомкнуть –
экономически и организационно – с производством» [4. С. 4].
Помимо этого, - со ссылкой на решения ХХVI съезда КПСС, - в статье делаются
прогнозы и даются конкретные рекомендации на 11-ю пятилетку: например:
«...Съезд указал на необходимость концентрировать капиталовложения, главным
образом, на реконструкции и техническом перевооружении действующих предприятий.
Почему выбран этот путь? Новое предприятие строится, как правило, на пустом месте.
Длится это 5-10 лет. Одновременно надо проложить дороги, коммуникации, обеспечить
кадры жильем, да и обучить их. Таким образом, фактическая отдача от новостройки
начинается через 7-10 лет. К этому времени те технические решения, которые
закладывались в проект предприятия, зачастую оказываются уже устаревшими, а
переделка и модернизация проекта удлиняют сроки строительства... Если же
реконструировать действующее предприятие и технически его перевооружить, то время
модернизации оборудования окажется примерно в два раза короче, чем оснащение
новостройки соответствующим оборудованием. Следовательно, и эффективность
капитальных вложений в реконструкцию вдвое выше...» [4. С. 5].
Итак, обращаясь к оценке стиля и манеры подачи материала, отметим: статья
изобилует идеологическими клише, критические замечания приводятся лишь «с оглядкой»
на решения ХХVI съезда партии, а общий настрой (посыл, «мессидж») – неизменно
оптимистический: «нам удалось достичь», «благодаря усилиям всего народа», «наша страна
обладает высоким научно-техническим потенциалом», «мы имеем достаточное количество
прогрессивных научных идей» и т.п.
Отметим также, что идеологические клише были, по сути, той «данью», которую все
слои общества (включая ученых и научных журналистов) вынуждены были платить за право
заниматься своим делом – таковы были «правила игры». Однако читатели журнала, согласно
опросам, воспринимали эти правила «как должное», не заостряя внимания на обязательных
«идеологических вставках». За возможность читать интересные и серьезные материалы о
«прегоминидах», «скорости быстрочтения», «ледовых катастрофах», «фотографии в зеркале
карикатуры», «тайнах кунсткамеры» и т.п. они готовы были простить редакции неизбежную
«идеологическую приправу», понимая, что в заданном информационном поле альтернативы
у редакции и авторов не было.

2. Рассмотрим теперь стилистические аспекты публикации современной статьи, также


посвященной роли науки в обществе: «Наука не делится на свою и чужую (беседа с докт.
техн. наук, президентом Нанотехнологического общества России В. А. Быковым)». Автор
интервью - Е. Вешняковская («Наука и жизнь», №9, 2011г.).
Беседа начинается с «преамбулы»:
«Производственные цепочки глобальной экономики раскидываются по всему миру в
поисках ресурсов с идеальным соотношением цены и качества – таких, как корейские
пальцы, русские мозги, европейская инфраструктура или американские деньги. Когда дело
касается сложной, многокомпонентной продукции, «мысль державную» этот процесс
приводит к парадоксу. Где проходит в глобальном мире граница между «нашими» и «не
нашими» исследованиями и технологиями? В чем заключается стратегический
национальный интерес в области технологий?» [2. С.17].
Уже на стадии формулировки темы видно, сколь разителен контраст между стилем
изложения в данном интервью и рассмотренной выше статьей тридцатипятилетней давности.
Во-первых, в глаза бросается резкий «крен» в сторону публицистичности (с большой долей
разговорных элементов). Яркость и образность подачи материала обеспечивается
многообразием стилистических приемов: метафоры, метонимии, иронии и др. Во-вторых, -
не в малой степени, за счет отказа от «идеологических вкраплений», - повышается
информативность материала. В отличие от советского периода, когда все научно-популярные
издания финансировались государством (которому авторы должны были доказывать свою
лояльность «идейно верными» формулировками), сегодня главным «спонсором» научно-
популярных (как, впрочем, и подавляющего большинства других) СМИ является читатель.
Поэтому одна из ключевых задач, стоящих перед современным изданием, – максимально
расширить целевую аудиторию, обеспечив интерес читателя всеми доступными способами.
Публицистический стиль с обильными вкраплениями разговорных выражений вполне
отвечает этой задаче. Приведем примеры:
«...наука умеет не только тратить, но и создавать деньги. В рыночной экономике
научная мысль капитализируется, персонаж типичного капиталистического сюжета – не
бюджетник с протянутой рукой, а миллионер в мятых джинсах, вчерашний технарь по
фамилии Джобс или Цукерберг. Ролевые модели миллионеров – двигателей прогресса никому
не в диковинку: маршальский жезл Джонса-Цукерберга лежит в ранце практически
каждого студента-«ботаника»...».[2. С.18.].
Или:
«...Причинно-следственные связи между удачной разработкой и состоянием
банковского счета в сознании российского ученого отсутствуют исторически… Пирамиды
Мулдашева, фильтры Петрика и прочие наностельки для поправки кармы, возможно, и
обогатили своих создателей, но не добавили научно-коммерческому импульсу
респектабельности...» [2. С. 19].
Или:
«...иной раз для прибора нужен какой-то модуль, про который я знаю, что здесь
никто его не сделает, а в Уэльсе есть одна небольшая группа, которая сумеет. Заказываем
его там, и получается высококлассный прибор. А если тебе важен не результат, а чтобы
ты всё делал сам, то и получится... сплошная «Лада-Калина»...» [2. С. 21].
В этих и других отрывках, посвященных коммерческому компоненту науки, уровень
публицистичности высок настолько, что порой кажется, что хлесткое перо принадлежит не
автору статьи из научно-популярного издания, а автору фельетона. Вообще, в статье
используется богатая палитра стилистических приемов (обобщение, ирония, оксюморон),
придающих статье образность и экспрессивность. Например: наностельки для поправки
кармы, миллионер в мятых джинсах, бюджетник с протянутой рукой и др. – все они
придают статье образность и экспрессивность. Кроме того, в тексте статьи наблюдается
значительная доля разговорной и сниженной лексики, например:
«С точки зрения бизнеса это бред».
Или:
«- На ваш взгляд, гонка технологий – это всего лишь «махаловка» двор на двор?»
Или:
«...По каждой позиции всего, чем ты пользуешься, у тебя должна быть группа
поставщиков. Иначе взорвётся у твоего поставщика, например, Фукусима, и привет
горячий, у тебя всё встало».
Или:
«...Со всеми этими таможенниками в их крокодиловых ботинках, которые
придумали, что если не растаможивать выставочную продукцию по две недели, то сейчас
ученые им наркотиков понавезут!».
Кроме того, статья изобилует афористичными высказываниями, например:
«Ты должен быть на мировом рынке взаимополезен, иначе ты просто паразит,
качающий из земли нефть».
«Если у тебя есть куча брёвен, это не означает, что у тебя есть дом. Дом – это как
ты его сконструируешь, какую идею вложишь».
«В основе сырьевого мышления – идеал натурального хозяйства».
«Человек – жадное и любопытное существо. Ему всё время что-нибудь надо. Он еще
сам не знает зачем, а ему уже надо. Нельзя всё сводить к чистому прагматизму».
«Закон производства: чтобы хорошо делать какой-нибудь продукт, его нужно
делать много».
«Если выдумываешь свои стандарты, изволь согласовывать их со всем миром».
««Своё», сделанное на коленке, получается дороже рыночного» [там же].
Оценивая общий посыл («мессидж») статьи, можно сказать, что он отражает
психологический настрой современного общества, негласный девиз которого: «Каждый –
сам за себя». В целом, одна из ключевых идей статьи (вступающая, по сути, в противоречие
с ее заголовком ) – это «эгоизм, процветающий в сфере высоких технологий».

3. Рассмотрим теперь «программную» статью аналогичной, «научно-стратегической»,


тематики (в хронологическом отношении она «равноудалена» от первых двух): «Грани
опережающего образования» («Наука и жизнь», №10, 1996 (автор – доктор пед. наук,
действительный член Международной академии информатизации Е. Левитан).
Исторический фон публикации: 1996-й год – «постперестроечный»: время, когда
«…распад СССР сопровождался удручающим состоянием отечественной науки, лишенной
сколько-нибудь существенной финансовой подпитки. В то же время, в массовом сознании
еще не успела «развеяться» склонность к научному мышлению, воспитанная десятилетиями
материалистического образования» [5. С. 38]. Иными словами, в середине 1990-х гг. целевая
аудитория журнала «Наука и жизнь» еще проявляла интерес к фундаментальной науке и
была способна к восприятию таких серьезных вопросов, как представления о количестве
материи во Вселенной». Статья Е. Левитана рассматривает «глобальные» проблемы,
связанные с преподаванием астрономии и необходимостью формировать у молодежи
«ноосферно-космическое мышление»:
«Похоже, что пришло время человечеству серьезно задуматься над своим будущим.
К этому его побуждают, прежде всего, современные глобальные проблемы, среди которых
на одно из первых мест выдвинулась экология. Планета Земля – место обитания человека –
оказалась не такой уж необъятной и неисчерпаемой с точки зрения её ресурсов, как это
представлялось еще совсем недавно.
Ощутимыми стали вполне реальные (а не выдуманные проповедниками модной
паранауки) связи с космосом. Сегодня нам удается уже повседневно учитывать
складывающуюся геомагнитную обстановку, обусловленную солнечно-земными связями и
влияющую на самочувствие и здоровье людей. Далекие от астрономии и геофизики люди
стали по вполне понятным причинам серьезно интересоваться состоянием озонового слоя
Земли. Появление в нем «дыр» чревато немалыми неприятностями для здоровья землян...»
[3. C. 34].
Далее следует анализ гипотетических космических и экологических «угроз и
вызовов», как-то: «столкновение нашей планеты с космическими объектами», «поиск
внеземных цивилизаций», «необходимость возрождения антропокосмической составляющей
духовности», «необходимость формирования ноосферно-космического сознания…» [3. С.
36]. Возвышенный пафос статьи создается за счет высокой частотности лексики «высокого»
стиля, «цепочки эпитетов», стилистического приема одушевления (напр., сложная,
загадочная, взрывающаяся и непредсказуемая Вселенная), употребления заглавных букв в
существительных нарицательных (напр., Мегагалактика, Разум и т. п.), а также других
стилистических приемов.

Итак, сравнительный анализ проблематики и языковых средств «программных»


статей из анализируемых номеров журнала «Наука и жизнь» показал следующее:
1. Относительно содержания. Во всех рассмотренных статьях признается наличие
проблем, связанных с истощением природных, энергетических и человеческих ресурсов,
однако на «сакраментальный» вопрос «что делать?» авторы каждой исторической эпохи
дают принципиально разные ответы:
а) «советская» статья делает акцент на «решении хозяйственных и производственных
задач на научной основе»;
б) «постперестроечная» статья (наиболее оторванная от практических аспектов
жизни) предлагает «изыскивать ресурсы в других галактиках». Роль науки, по мнению
автора, - «поиск иных цивилизаций» и другие задачи «ноосферно-космического плана»;
в) «современная» статья предлагает уделять повышенное внимание высоким
технологиям, исповедуя прагматический взгляд на развитие науки. Акцент сделан на
коммерческих аспектах, т.к. роль науки, по мнению автора, – «приносить прибыль».
2. Относительно языка и стиля. Каждая из анализируемых статей отличается
стилистическим своеобразием, присущим ее эпохе. Так, «советская» публикация изобилует
«идеологическими» клише и научными терминами (при этом, «развлекательная» функция не
подразумевается – только информативно-пропагандистская). «Постперестроечная» статья
характеризуется высокой частотностью лексики «высокого стиля» и терминологическими
неологизмами (напр., антропокосмическая составляющая духовности). Современную
статью характеризует публицистичность, высокая частотность экспрессивной и сниженной
лексики. Активно используется ирония. Наряду с просветительской, наблюдается реализация
«развлекательной» функции.
В целом, своеобразие подхода к науке, тематики и стиля статей журнала «Наука и
жизнь», принадлежащих к разным историческим эпохам, обусловлено эволюцией, которую
отечественная наука, вслед за обществом, претерпела за истекший исторический период.
Так, в советское время «взор» ученого был (или должен был быть) обращен «внутрь
страны»: требовалась нацеленность на решение хозяйственных и военных проблем
(«социалистический прагматизм»); в постперестроечные годы вектор внимания сместился
на «проблемы Вселенной» («научный романтизм»). В современную же эпоху – вектор
внимания направлен, условно говоря, «на себя», «на свою компанию» («капиталистический
прагматизм»). СМИ, находящиеся в «мэйнстриме» этих процессов, отразили эти стадии
развития науки и общества, подобно зеркалу.

Литература
1. Ваганов А. Наука. И жизнь… // Стратегия России. 2007. №7, С. 78-85.
2. Вешняковская Е. Наука не делится на свою и чужую (бес. с президентом
Нанотехнологического общества РФ В. А. Быковым) // Наука и жизнь. 2011, №9. С. 16-24.
3. Левитан Е. П. Грани опережающего образования // Наука и жизнь. 1996. №10. С. 34-42.
4. Марчук Г. И. Наука и технический прогресс // Наука и жизнь. 1982. №5. С 2-8.
5. Никулина М. А. Червивые плоды, или Наука писать о науке // Журналистика и медиарынок,
2012. №2. С. 34-41.
6. Дубин Б. В., Зоркая Н. А. Чтение в России – 2008. Тенденции и проблемы. М.:
Межрегиональный центр библиотечного сотрудничества, 2008. 80 с.
7. Интервью c генеральным директором агентства маркетинговых коммуникаций «Mediamark»
Константином Исаковым. Available at:
http://dotsmedia.ru/news/2003/mediaatlas/05/27may_mediamarket.html (accessed 22 April 2015).
8. Социологический опрос Фонда «Общественное мнение» на тему «СМИ: предпочитаемые
каналы информации» (02.08.2007) Available at: http://bd.fom.ru/ (accessed 22 April 2016)
9. История создания научно-популярного журнала «Наука и жизнь» Available at:
http://www.nkj.ru/about/history/ (accessed 20 March 2016).

References
1. Vaganov A. Nauka. I zhizn… [Science. And life…]. Strategiya Rossii [The Strategy of Russia], 2007,
no.7, pp.78-85.
2. Veshnyakovskaya E. Nauka ne delitsa na svoyu I chuzhuyu (beseda s presidentom
nanotrhnologicheskogo obschestva RF V. A. Bykovym) [Science is not devided into «yours» and
«somebody else`s» (the interview with the president of nanotechnological society of Russia V. A.
Bykhov)]. Nauka I Zhizn` [Science and Life], 2011, no. 9, pp. 16-24.
3. Levitan Y. P. Grani operezhajuschego obrazovaniya [ The sides of advanced education]. Nauka I
Zhizn` [Science and Life], 1996, no. 10, pp. 34-42.
4. Marchuk G. I. Nauka I tehnicheskiy progress [Science and technological progress]. Nauka I Zhizn`
[Science and Life], 1982, no. 5, pp. 2-8.
5. Nikulina M. A. Cherviviye plody [Wormy fruits]. Zhurnalistika I mediarynok [Journalism and
Mediamarket], 2012, no. 2, pp. 34-41.
6. Dubin B.V., Zorkaya N. A. Chteniye v Rossii – 2008. Tendentsii I problem [Reading in Russia – 2008.
Trends and problems]. Moscow, Mezhregionalniy Centr bibliotecnogo sotrudnichestva [Interregional
Centre of Library Cooperation], 2008. 80 p.
7. Intervju s geneal`nym directorom agentstva marketingovyh kommunicatsiy «Mediamark» K. Isakovym
[The interview with the general director of the agency of mass communications «Mediamark» K.
Isakov]. Available at: http://dotsmedia.ru/news/2003/mediaatlas/05/27may_mediamarket.html
(accessed 22 April 2015)
8. Sotsiologicheskiy opros Fonda «Obschestvennoye mneniye» na temu: «SMI: predpochitaemiye kanaly
informatsii» (02.08.2007) [The poll of the Fund Public Opinion on the theme «Mass Mеdia: the
Preferable Information Channels» (02.08.2007)] Available at: http://bd.fom.ru/ (accessed 22 April
2016)
9. Istoriya sozdaniya nauchno-populyarnogo zhurnala «Nauka I Zhizn`» [The history of creation of
science-popular journal «Life and Science»] Available at: http://www.nkj.ru/about/history/ (accessed 20
March 2016).