Вы находитесь на странице: 1из 18

140 Этнографическое обозрение № 6, 2011

N.A. Tadina. Burkhanism and Etiquette among the Altai

Keywords: ethnography, sociocultural anthropology, Altai, Burkhanism, ethnic image, norms of con-
duct, etiquette, ethical values, ritual symbolism
The article explores Burkhanism as a phenomenon which was prohibited during the last century and
which settled in the depths of ethnic life under the guise of moral values, etiquette code, and ritual
symbolism of the heaven world that gives life and well-being. The observance of Burkhanist rules
strengthened in the Altai worldview the “correct” image of human being, which implied the following
of etiquette prescriptions as well as the knowledge of the native tongue. The Altai-Kizhi, as a rather
large and centrally important group of the Altai, happened to become a leader in the preservation of
Burkhanism, thus making moral values and other categories appear as ethnic marks.

ЭО, 2011 г., № 6

© Н.К. Байгабатова

ВОЙЛОЧНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
КАЗАХОВ МОНГОЛИИ1

Ключевые слова: Казахи Монголии, скотоводство, полукочевой образ жизни,


войлочное производство, обработка шерсти, материальная культура, народное
декоративно-прикладное искусство, войлочные изделия, юрта, сырмаки, диас-
пора
В данной статье на основе полевых материалов исследуется войлочное произ-
водство как составная часть традиционной материальной культуры в системе
жизнеобеспечения казахов Монголии; предпринимается попытка показать слож-
ность и трудоемкость изготовления войлока и войлочных изделий, все еще вос-
требованных в XXI в.; выявляются сходства и различия между этим процессом
в Монголии и традиционным войлочным производством казахов в Казахстане;
анализируются социальные акты, реализующиеся в среде казахской диаспоры в
процессе производственной деятельности.

Формирование казахского этнического анклава в Монголии произошло в ре-


зультате массового переселения казахов в конце XIX – первой трети XX в. из Китая.
В последнем они оказались в результате проведения российско-китайской границы во
второй половине XIX в. и откочевок с территории Казахстана в последующие годы2.
В настоящее время на территории Монголии проживает около 140 000 казахов (это –
5% всего населения страны), которые являются в Монголии второй по численности
этнической группой после халха-монголов. Казахи в основном расселены в Баян-
Ольгийском аймаке (88,7% населения) и Ховд аймаке (11,5% населения), расположен-
ных на западе Монгольского Алтая (данные статистических управлений г. Ольгий и
г. Ховд; а также: Монголчуудын 2004).
В структуре хозяйства казахской диаспоры Монголии по-прежнему важное значе-
ние имеет скотоводство, носящее полукочевой характер, с традиционными сезонными
перекочевками, разведением всех основных видов домашнего скота, с сохранением

Назгуль Кажимуратовна Байгабатова – к.и.н., доцент кафедры истории гуманитарного


факультета Жетысуского государственного университета им. И. Жансугурова (г. Талдыкорган,
Кзахстан); e-mail: nazgul.baigabatova@gmail.com
Н.К. Байгабатова. Войлочное производство казахов Монголии 141

основных приемов и методов традиционного животноводства и ветеринарии. Войлоч-


ное производство3, обусловленное полукочевым образом жизни, занимает ведущее
место среди ремесел и промыслов диаспоры. Как показывают результаты полевых
исследований, обработка шерсти и выделка изделий из нее остается необходимым и
востребованным видом домашнего производства – как и прежде, сейчас из войлока
изготавливают кошемное покрытие юрты, одежду, постилочные ковры, настенные
украшения и другие предметы домашнего и хозяйственного быта.
Подготовка сырья и производство войлока. Сырье. Казахи Монголии издавна
используют шерсть всех видов домашнего скота – это, прежде всего, овечья, а также
верблюжья, козья, шерсть одомашненных яков, конский волос.
Главным сырьем для изготовления кошемных изделий служит овечья шерсть (кой
жуны). Она является наиболее распространенной и доступной для населения, так как
овцы занимают центральное место в хозяйстве казахов. В зависимости от времени
года овечья шерсть изменяет свои качества. В связи с этим издавна казахи осущест-
вляли стрижку взрослых овец два раза в год.
В Казахстане первая стрижка овец приходилась на весенние месяцы. У казахов
Монголии стрижка овец после зимы впервые осуществляется лишь с окончательным
установлением теплой погоды и перекочевкой на летние пастбища и соответственно
выпадает на летние месяцы. В зависимости от географического положения того или
иного сомона Баян-Ольгийского и Ховд аймаков Монголии стрижка овец происходит
в основном в начале июня. В этот период стригли всех баранов, настригая в среднем
с одного барана от 3 до 5 кг шерсти. Состриженную шерсть сразу сортировали по ка-
честву и цвету.
Полученное сырье делится на два вида: өлі жун (букв. “мертвая шерсть”, т.е. от-
росшая за осень и зиму) и жабагы жун (свалявшаяся шерсть). Первая, хорошо подда-
ющаяся прядению, так как она была более длинной, шла на изготовление шерстяных
нитей, из которых ткали и которые шли на сучение различных хозяйственных вере-
вок. Незначительную часть второго вида шерсти собирали и вручную, так как более
упитанные овцы с наступлением тепла начинали частями сбрасывать свалявшуюся за
зиму шерсть. Добавив к ней состриженную шерсть, ею обычно утепляют одеяла, внут-
ренности верхней одежды, используют в качестве постилочного материала в детских
люльках, делают потники для лошадей.
Оба этих вида шерсти совершенно непригодны для изготовления войлока, так как
они жесткие и обладают маленькой цепкостью. Видимо поэтому большая часть этой
шерсти идет на продажу: 1 кг белой шерсти стоит в среднем около 300–400 тугри-
ков, 1 кг красной и коричневой шерсти –150–200 тугриков4. В период социализма, как
сообщают информаторы, шерсть закупалась представителями государственных заго-
товителей шерсти (так называемых “заготконтор”), сейчас же ее скупают частники,
разъезжающие по аулам.
Шерсть осенней стрижки (кузем жун, происх. от каз. куз – осень) более рыхлая
и легко поддающаяся уплотнению, шла главным образом на изготовление войлока
(кииз басу). Осенняя стрижка производилась с таким расчетом, чтобы до наступления
холодов новая шерсть успевала отрасти. Учитывая природно-климатические условия
Западной Монголии, баранов стригли в начале–середине сентября. Этот процесс на-
зывался “кузем алу”. В этот период стригли только баранов (еркек кой). Овец уже не
стригли, чтобы к зиме у них уже достаточно отросла шерсть и они были готовы к
выведению потомства.
Э.А. Масанов отмечает, что на территории Казахстана, кроме двух основных (ве-
сенняя и осенняя стрижка), существует два промежуточных вида стрижки шерсти: на-
стриг с четырехмесячных ягнят (козы кузем), проводимый в июле, и настриг в осеннее
время с шестимесячного молодняка (токты кузем) (Масанов 1959: 105). Казахи Мон-
голии стригут молодняк лишь один раз в год – ближе к середине августа, объясняется
142 Этнографическое обозрение № 6, 2011

Рис. 1. Стрижка молодняка. Фото автора, 2010

это более суровым климатом и ранним наступлением холодов (рис.1). Полученная


шерсть называется козы жүн или козы кузем. Этот вид шерсти в силу своих свойств –
хорошо поддается уплотнению, имеет особую тонкость и мягкость – используется в
основном для изготовления различных войлочных изделий, прежде всего, орнаменти-
рованных постилочных ковров – сырмаков.
Казахи Монголии в большом количестве разводят коз. Соответственно, скотово-
ды получают достаточное количество козьей шерсти. В середине апреля они путем
вычесывания специальными гребнями (тарак) получают козий пух. Иногда из него
вяжут шали, шарфы, носки, варежки. Чаще же ее предпочитают продавать, так как 1 кг
козьего пуха стоит достаточно дорого, в пределах – 50–55 тыс. тугриков, что является
хорошим финансовым подспорьем для семьи. Именно по этой причине из года в год в
составе стада стремительно увеличивается количество коз.
Верблюжья шерсть снимается с верблюда один раз в год, приблизительно в конце
весны–начале лета, в период линьки верблюда. По своим качествам и соответственно
сфере применения ее делят на два вида – мамык жун и шуда. Мамык жун, самая мяг-
кая, лучшая шерсть снимается с боков верблюда. Из нее вяжут различные пояса (бел-
беу), свитера (жун жейде), безрукавки (желетке), шапки (токыма тымак), шарфы.
Часто нечесанная, она полностью расходуется на утепление внутренней поверхности
зимней одежды (купы) и одеял (корпе)5. Шуда состригается с области шеи, колен, с
верхушки горбов и под брюхом. Она длиннее и жестче, содержит большое количество
волос (кылшык), поэтому идет на изготовление ниток, которые так и называются шуда
жiп. Такие нитки очень прочные, поэтому их используют при сшивании отдельных
частей кошмы, ими прошивают и сырмаки.
Конский волос и шерсть яков используются как вспомогательный материал и
только для изготовления различных видов хозяйственных веревок. Благодаря его до-
бавлению в овечью шерсть первой стрижки достигается прочность арканов. Иногда
из нескольких слоев конского волоса делают своеобразное ситечко для процеживания
молока и воды.
Н.К. Байгабатова. Войлочное производство казахов Монголии 143

Несмотря на то, что шерсть различных домашних животных находит широкое


применение в жизни полукочевых казахов Монголии, все же основным сырьем для из-
готовления войлока и последующей выделки из него различных необходимых в быту
предметов остается овечья шерсть.
Подготовка шерсти. В конце августа–начале сентября в жизни кочевников на-
ступала горячая пора – всем надо было успеть произвести стрижку баранов и нака-
тать впрок войлока. Этот период казахи Монголии называют “кузем науканы” (букв. –
осенняя страда).
На осенних пастбищах (күзеу) хозяйства селились недалеко друг от друга, так
как изготовление войлока – дело троудоемкое, для которого всегда требуется помощь
соседей – асар. Знаток быта дореволюционных казахов П. Маковецкий писал: “Работа
кошм производится помочью. Хозяйка юрты, желающая приступить к катанию кошмы,
извещает об этом женщин своего аула, дня за два до помочи…” (Маковецкий 1893: 7).
Удивительно, что по прошествии более века это наблюдение не потеряло своей значи-
мости, более того, то, что делают сегодня казашки Монголии в преддверии начала ра-
бот по производству войлока, можно напрямую соотнести с ним. По предварительной
договоренности устанавливается и очередность соседей. Взаимная помощь в произ-
водстве предметов, требующем трудоемкой работы, – это отголосок древности, когда
род, составлявший общину, был основной производственной ячейкой (Муканов 1979:
37)6. Например, киргизы, как и большинство других народов, при катании войлока
широко использовали старинный вид коллективной помощи, который называли кийиз
ашар (Антипина 1962: 23). Подобная помощь среди казахов Монголии до сих пор
остается добровольной, безвозмездной, единственная плата – угощение со стороны
хозяйки. Однако, прежде всего она взаимная, так как изготовление войлока в силу
образа жизни обязательно для каждой семьи.
Начинается все с подготовки овец к стрижке. За несколько дней до нее овец ку-
пают в реке, сгоняя их в неглубокие места речки и прогоняя через брод 2–3 раза. За-
тем выжидают пару дней, чтобы шерсть окончательно подсохла. Затем приступают к
стрижке.
Стрижка овец осуществляется в основном собственными силами, практически все
мужчины и юноши, а иногда и женщины, в любой семье умеют снимать шерсть с
барана. Но хозяйства, имеющие большое количество овец, прибегают к помощи спе-
циальных стригальщиков шерсти – кырыкшы, которые, объединившись в небольшие
артели, обслуживают все близлежащие аулы. При стрижке используются специальные
ножницы – кырыктык, изготовленные местными кузнецами – уста.
Состриженную шерсть сортируют по цветам – белая шерсть (ак жун), шерсть
красноватых оттенков (кызыл жун), коричневая шерсть (коныр жун) и укладывают
в мешки (кап). Затем через 1–2 дня приступают к следующему этапу – жун сабау
(распушить шерсть). Заранее заготавливают специальные тальниковые прутья (сабау),
очищенные от коры, длиной 120–150 см. Они должны быть заострены с одной стороны
и не иметь сучков и повреждений. В настоящее время часто используются и железные
прутья, которые также называются сабау. По сообщению информаторов, они более
удобны, прочны и практичны в использовании, чем деревянные. Несмотря на то, что
они тяжелее, шерсть ими взбивается быстрее и лучше очищается от сора.
Для жун сабау освобождают специально одну юрту, вдоль кереге по кругу стелят
сырмаки, в центре образуется свободное пространство, которое застилается сыро-
мятными сухими шкурами лошадей или крупного рогатого скота (тулак), на которых
будет взбиваться шерсть. Участники процесса – жүн сабаушы – рассаживаются по
кругу вокруг тулак, таким образом, чтобы не мешать друг другу. Каждому выдается
по два прута, по одному на каждую руку. Затем заготовленная шерсть вываливается на
шкуры и присутствующие начинают равномерно взбивать шерсть. Существует так на-
зываемая мера “бир сабам жун” – количество шерсти на одно взбивание – одна боль-
144 Этнографическое обозрение № 6, 2011

Рис. 2. Взбивание шерсти – жун сабау. Фото автора, 2004

шая охапка шерсти, в которой содержится шерсть, состриженная с 3–4 баранов. Рит-
мичными сильными ударами то правой, то левой рукой добиваются того, что шерсть
становится пушистой и более чистой, так как примеси при ударах отделяются. При
этом нельзя высоко поднимать прутья, чтобы шерсть не рассыпалась. На взбивание
одной партии шерсти затрачивается 15–20 минут (рис. 2). Процесс сопровождается
шутками и песнями.
Взбитую, распушенную, очищенную и готовую к использованию шерсть, которая
называется сабалган жун, 2 человека, накрутив на прутья, относят в специально отве-
денное место и аккуратно складывают. Хранить больше двух–трех дней такую шерсть
нельзя, так как она может сваляться и стать непригодной для производства войлока.
Поэтому хозяйка заранее планирует свои текущие дела и специально отводит один
день на подготовку шерсти и следующий день на производство войлока. В конце дня,
когда завершают взбивание шерсти, устраивается небольшое празднество-угощение –
тулак шашу, в котором участвуют все участники процесса, а также мужчины и дети.
Гости проходят в юрту с пожеланиями “Сабар кобейсин, тутер кобейсин” (Пусть бу-
дет много шерсти для взбивания и распушения – пер. авт.) (Бикумар, 2005: 19). Такое
пожелание подразумевает, что много шерсти – это много баранов, что является при-
знаком достатка и благополучия семьи.
Производство войлока. На следующий день после подготовки шерсти присту-
пают к самому важному процессу – собственно изготовлению войлока – кииз басу.
Собирается на процесс от 5–6 до 10–12 женщин, мужчины привлекаются достаточно
редко, лишь на некоторых этапах, когда требуется большая физическая сила. Интере-
сен возрастной состав участниц и их обязанности. Наблюдая в течение нескольких
полевых сезонов за производством войлока, я пришла к выводу, что по неписаному
правилу в процессе участвуют следующие лица: главные консультанты – 1–2 женщи-
ны в возрасте 60–70 лет, основная рабочая сила – 5–6 женщин в возрасте 40–50 лет,
вспомогательный персонал – молодухи, девушки и девочки-подростки. Исследователь
домашних ремесел казашек Монголии А. Портиш справедливо отмечает, что участие
Н.К. Байгабатова. Войлочное производство казахов Монголии 145

девочек в процессе и обучение их практикам домашнего производства – это своеоб-


разный путь их интеграции во внутреннее пространство группы (Portisch 2009: 478).
Производство войлока – достаточно сложный и трудоемкий процесс, состоящий из
нескольких этапов. Начинается процесс кииз басу с фазы, которая называется “жунди
шабактау” – разложение шерсти на чиевых циновках. Для изготовления войлока каза-
хи используют специальные чиевые циновки – шабак ши7. Стебли для такой циновки
подбирают тщательно и сплетают их более плотно, по сравнению с другими видами
циновок, вследствие чего она делается очень прочной. Размеры ее должны быть не-
сколько больше, чем предполагаемая площадь будущего войлока.
Процесс раскладки шерсти на циновке у казахов Монголии имеет существенную
специфику. Самое важное в нем то, что он состоит из двух обязательных этапов, раз-
личающихся между собой способами раскладки шерсти и являющихся продолжением
друг друга8. Первый слой взбитой шерсти настилается на циновку способом шабак-
тау. Для этого пользуются специальными прутьями – шабак, которые немного тоньше
тех, которыми взбивают шерсть. Мастерица подхватывает разрыхленную шерсть на
эти прутья и равномерными движениями укладывает ее на поверхность циновки. За-
тем теребят ее теми же прутьями, добиваясь того, чтобы шерсть приняла компактную,
однослойную форму, представляющую основу войлока. Требуется большая сноровка
и опыт, чтобы разложить шерсть ровным слоем и в нужном количестве.
Второй слой, он же верхний, раскладывается руками. По сведениям наших ифор-
маторов, в частности 77-летней Ережеп Камалханкызы (сомон Ховд) и 53-летней Риян
Тлеубайқызы (сомон Дэлуун) этот способ называется жун тарту (букв.: тянуть, вы-
тягивать шерсть – авт.). Этим занимаются более опытные женщины, которые берут
шерсть в левую руку и прикладывают ее к циновке, держа руку ладонью вверх. Правой
рукой они отрывают шерсть и настилают ее на первый слой (рис. 3, 4).
Поверхность слоя все время выравнивается. Как первый, так и второй слой опрыс-
кивают горячей водой для уплотнения шерсти (рис. 5).
Следующий этап – сворачивание циновки с разложенной на ней шерстью – жунди
шиге орау. Пять–шесть человек туго сворачивают шерсть вместе с циновкой в рулон,
который обвязывают арканом и начинают катать.

Рис. 3. Раскладывание взбитой шерсти на чиевую циновку. Фото автора, 2010


146 Этнографическое обозрение № 6, 2011

Рис. 4. Выравнивание разложенной шерсти. Фото автора, 2010

Рис. 5. Опрыскивание разложенной шерсти горячей водой для уплотнения.


Фото автора, 2010

Дальнейший процесс производства войлока у казахов Казахстана состоял из сле-


дующих отдельных этапов (циклов): опрыскивание горячей водой после каждого обо-
рота (су себу), катание циновки ногами (тебу), утрамбовка рулона полускатанного
войлока локтями (билекпен басу), пропарка (карпу), процесс уплотнения (казандау),
процесс удлиннения (узындау) (Масанов 1959: 107–110; Муканов 1979: 38–42).
Н.К. Байгабатова. Войлочное производство казахов Монголии 147

В общих чертах этапы выделки кошмы у казахов Монголии совпадают с вышепе-


речисленными, однако имеют свои особенности. Например, у них отсутствует такой
способ как катание свернутой циновки ногами – тебу. Вместо него рулон на ровной
площадке перекатывают при помощи арканов, которыми он перевязан таким обра-
зом, что если один конец аркана накручиватся на рулон, другой в это время, наоборот,
раскручивается. Перекатыванием рулона предварительно прессуется шерсть. На весь
процесс уходит 45–50 минут. Многие информаторы сообщили, что этот процесс но-
сит название “кииз тарту” (букв.: перетягивание, вытягивание войлока), тогда как
монгольские исследователи Халел Нуркеулы, Бикумар Камалашулы в своих трудах
отмечают, что он называется “арканмен ыспалау” (Халел 1991: 35; Бикумар 2005: 19).
Впрочем, Э.А. Масанов еще в 1959 г. описывал такой же способ, распространенный у
казахов Тургая:

“... люди, взявшись по одному за каждый конец веревок с обеих сторон рулона, начи-
нали попеременно тянуть эти веревки к себе. В результате рулон покатывался то в одну,
то в другую, противоположную сторону, а шерсть под собственной тяжестью и тяжестью
циновки сваливалась в кошму. Этот процесс назывался арканга салып тарту и мог произ-
водиться как под открытым небом, так и внутри юрты. Он продолжался около часа” (Ма-
санов 1959: 108).

Таким образом, не только сам процесс, но также и совпадения в названии процес-


са – арканга тарту – убеждают нас в том, что эта часть процесса изготовления кошмы
у казахов Монголии не претерпела существенных изменений.
У соседей казахов в некоторых сомонах Баян-Ольгийского аймака – хотонов и
урянхайцев – бытует способ катания войлочного рулона по полю лошадьми (Шобай
1980: 29). Такой способ связан, несомненно, с производством кошмы больших раз-
меров, например, для изготовления войлочных покрытий больших юрт. По сведению
наших информаторов подобный способ раньше использовали и казахи исследованных
аймаков. Ссылаясь на работы Н. Русанова и С.И. Руденко, Э.А. Масанов отмечал, что
в старину при валянии кошмы большого размера северные казахи и их соседи баш-
киры прессовали войлок тем же методом (Масанов 1959: 108). Киргизы Синьцзяна
вместо лошадей использовали яков (Абрамзон 1959: 344). В этом случае слегка ска-
танную кошму, завернутую в старую кошму или другую плотную ткань, наматывали
на деревянный круглый шест – бакан и при помощи животных катали туда и обратно
по открытому пространству. Этот же прием – катание войлока при помощи шеста, но
уже без использования лошади, был знаком многим народам, его использовали южные
алтайцы (Потапов 1953: 211), хакасы (Патачаков 1958: 37), киргизы Алайской доли-
ны (Антипина 1962: 25) и татары (Халиков 1998: 60).
Следующая за валянием утрамбовка рулона полускатанного войлока локтями, ко-
торая в Казахстане именовалась билекпен басу, у казахов Монголии называется “кииз
пысыру”, впрочем, распространен и вариант “билектеу” (по-казахски билек – локти).
На этот процесс уходит приблизительно 1–1,5 часа (Рис. 6). Приемы работы при этом
аналогичны описанным в этнографической литературе. В ходе полевых работ нами
в обследованных сомонах не зарегистрировано названий таких циклов как “карпу” и
“казандау”. В то же время, сохранились технологические приемы последующего этапа
процесса производства войлока – “узындау”.
Последней стадией в изготовлении войлока казахами Монголии является процесс
кирлеу, который не выявлен казахстанскими исследователями у казахов в Казахстане,
но зафиксирован российской исследовательницей Е.И. Лариной у современных алтай-
ских казахов (Ларина 2007б), что возможно объясняется их территориальной близос-
тью к казахам Монголии и, соответственно, схожими приемами в производственных
процессах. На этом этапе почти готовая кошма, свернутая в рулон по всей длине, скла-
дывается пополам, выносится на берег реки и тщательно поливается холодной водой.
148 Этнографическое обозрение № 6, 2011

Рис. 6. Утрамбовка рулона полускатанного войлока локтями. Фото автора, 2010

На этом процесс производства войлока заканчивается. После его тщательной просуш-


ки можно приступать к выделке изделий из войлока.
По утверждениям информаторов, для изготовления хорошей плотной кошмы дли-
ной 7–8 метров и шириной 2 метра и более, необходима шерсть от 50 до 70 бара-
нов (имеется в виду и молодняка). Толщина заготовленного войлока в зависимости от
предназначения может быть различной: например, для отдельных частей кошемного
покрытия юрты она должна быть не менее 1,5 см; для постилочных ковров – не более
1 см.
Крашение. Красильное дело было обычным домашним ремеслом и являлось од-
ним из важных процессов производства шерстяных изделий. Казахи Монголии для
окраски шерсти, пряжи и готового войлока вплоть до недавнего времени использовали
подручные средства, прежде всего, красители растительного происхождения: различ-
ные растения и их корни, стебли, кору, иногда и листья. Их заготавливали в период
сокодвижения или цветения, промывали холодной водой, сушили в тени, затем толкли
в ступе и употребляли в виде порошка. Раньше для получения красноватых оттенков
использовали кору дерева – агаштын кызыл кабыгы, желтые цвета получали из кор-
ней, а иногда и листьев горного ревеня – рауагаш. Сейчас употребляют заводские кра-
сители, в частности, анилин, который завозится в большом количестве из соседнего
Китая.
Процесс крашения не отличается особой сложностью. Предварительно красители
разводят в теплой воде, немного настаивают, затем заливают в закипающий казан.
Обычно для крашения используют большие казаны. В насыщенный кипящий раствор
опускают вымытую шерсть, пряжу или куски готового войлока. Постоянно помешивая
и проверяя степень и равномерность окраски шерсти, кипятят котел на медленном
огне в течение 5–6 часов. Важно правильно соблюсти пропорции красителя, количест-
ва шерсти или войлока, подлежащих окраске, и размеры казана. Полностью окрашен-
ные вещи, слегка отжав, сушат в тени.
Производство войлочных изделий. Войлочный покров юрты. Войлок как в про-
шлом, так и сейчас остается незаменимым материалом в быту казахов Монголии, что
Н.К. Байгабатова. Войлочное производство казахов Монголии 149

объясняется, прежде всего, полукочевым образом жизни и соответственно особой ро-


лью юрты и ее покрытия, остающихся востребованными в повседневной жизни. По-
этому готовый войлок используется, прежде всего, для изготовления кошемного пок-
рытия юрты. Оно традиционно состоит из семи частей (Востров Захарова 1989: 59).
Казахи изученных нами аймаков также используют 2 трапециевидных куска войлока –
yзiк, предназначенных для покрытия жердей (уык) купола юрты; 4 трапециевидных по
площади куска – туырлык, покрывающих стены (кереге) юрты и вытянутый по углам,
четырехугольный кусок войлока – түндiк, для покрытия верхнего круга юрты (шаны-
рак). Войлок выступает не только в качестве материала для укрытия каркаса юрты, но
и выполняет особую функцию утеплителя.
Кроме того, изготовленное особым образом кошемное покрытие для юрты не про-
мокает обычно даже в течение 2–3 дождливых дней. К этому выводу я пришла по
результатам собственных наблюдений в сомоне Цэнгэл. Однако существенную роль в
защите от влаги играет такой инновационный элемент как внешнее покрытие юрты –
кошкi, широко распространенный в наши дни у казахов Монголии. Шьется оно по
размеру юрты из достаточно плотной белой ткани и “надевается” поверх кошемного
покрытия. Информаторы сообщают, что появились такие покрытия относительно не-
давно, около 20–25 лет назад. С тех пор они являются непременным атрибутом тради-
ционного кочевого жилища, одновременно выполняя двойную функцию – защиту вой-
лока (от выгорания и промокания) и облагораживания внешнего вида юрты. Благодаря
белому покрытию юрта становится очень нарядной и ее видно издалека.
Войлочные ковры. Традиционно казахские войлочные постилочные ковры делятся
на два типа: текеметы – с валяным орнаментом и сырмаки – изготовленные техникой
инкрустации. Однако одним из главных отличий современных казахов Монголии от
других казахов является отсутствие в их быту текеметов. Тогда как в среде основного
этнического массива именно изготовление текеметов занимало вплоть до 1970-х годов
преобладающее место среди казахских домашних ремесел. Исследователь материаль-
ной культуры казахского народа середины прошлого века Е.И. Махова в своем днев-
нике отмечала: “Текемет – кошма с валяным узором имеется почти в каждом доме.
Часто их несколько. Ими покрывают пол комнаты или юрты” (Научный архив ИЭА).
По сообщению ряда информаторов название текемет в настоящее время в казахских
сомонах Монголии практически не употребляется. Изредка старшее поколение назы-
вает текеметом обычную кошму без орнамента, больших размеров, которая использу-
ется в качестве дополнительного подстилочного материала под сырмаки или для сна.
Тогда как из этнографической литературы достоверно известно, что текемет – это не
просто кошмы, а постилочные войлочные ковры с вкатанными большими узорами.
Впрочем, по сообщению 62-летней Семсер Мақайкызы (сомон Улаанхус) в пору ее
юности такие войлочные ковры с валянным орнаментом изготовлялись местными
жительницами. По всей видимости, процесс производства текеметов исчез здесь не
более 30–40 лет назад. Причем причины отказа от производства текеметов, которые
делать гораздо легче и быстрее по сравнению с сырмаками, неизвестны и непонятны.
На все наши расспросы по этому поводу никто из наших информаторов не смог дать
вразумительного ответа.
Сырмаки. В настоящее время большую группу войлочных изделий казахов Мон-
голии составляют предметы, украшенные вырезными узорами. По определению
К.И. Антипиной, такой прием орнаментирования “условно можно назвать техникой
мозаики” (Антипина 1962: 31). Среди таких изделий особо выделяются сырмаки – тип
войлочного постилочного мозаичного ковра, изготовленный из выкроенных и сшитых
узорных орнаментов войлока, на войлочной подкладке и простеганный по всей площа-
ди. Изготовление таких ковров основано на технике сыру – стегание, простегивание,
отсюда и произошло название сырмак. Изготовление такого ковра процесс довольно
трудоемкий, несколько иная и обработка войлока: его дополнительно катают после
150 Этнографическое обозрение № 6, 2011

промывки, причем общее время катания достаточно продолжительно, так как войлок
для сырмака должен быть очень плотным и тонким.
Из трудов казахстанских этнографов известно, что “ареал мозаичных и апплика-
цированных сырмаков определен в тех районах Казахстана, где в прошлом не было
ковроткачества”. К таким районам отнесены Юго-Восточный, Восточный, отчасти
Центральный и Северный Казахстан. В то же время исследователи отмечают, что на-
учными экспедициями не зафиксировано изготовления сырмаков в западных регионах
страны (Масанов 1959: 119; Муканов 1979: 148).
По всей видимости, основной причиной распространенности сырмаков в Запад-
ной Монголии является то, что казахи населяющие этот край в настоящее время явля-
ются потомками переселенцев преимущественно из Восточного и Северо-Восточного
Казахстана, которым было знакомо искусство изготовления сырмаков. Этот факт лиш-
ний раз подтверждает, что казахи Монголии практически в полной мере сохранили са-
мобытные традиционные формы народного декоративно-прикладного искусства, что
доказывает их связь с культурой казахов Казахстана и то, что они являются продолжа-
телями и хранителями традиций казахского народа.
Изготовление сырмаков – наиболее распространенный вид женского войлочного
ремесла у казашек Монголии. Практически каждая женщина может создать ориги-
нальные образцы этого вида мозаичного войлочного ковра. “Однако опыт создания
красивого прочного сырмака приходит с годами, поэтому этим ремеслом занимаются
женщины, кому за 40 и более лет, а до этого они в основном вышивают, ткут и лишь
помогают катать войлок”, – отмечает жительница сомона Ховд Камалхан Ережепкы-
зы.
Изучение сырмаков казахов Монголии дает богатейший материал, существенно
дополняющий имеющиеся сведения, собранные на территории проживания основного
этнического массива еще в 50–60-е годы прошлого века. Изучение большого коли-
чества сырмаков позволило нам разделить их на группы по следующим параметрам:
а) структурное построение композиции; б) техника орнаментирования; в) функция
(предназначение); г) цветовая гамма. Итак, разберем их более подробно.
По построению композиции можно выделить следующие виды сырмаков: 1) бi-
теу (или тутас) сырмак – цельный сырмак, без бордюров, 2) жарма сырмак – сыр-
мак, сшитый из 2-х равноценных частей, 3) ортасы бар сырмак – сырмак, состоящий
из пяти частей, с центральным полем и 2 бордюрами по длине и 2 – по ширине, 4) екi
басты сырмак – сырмак с двумя бордюрами, расположенными по ширине ковра, 5) екi
жаны бар сырмак – сырмак с двумя бордюрами, расположенными по длине. Впрочем,
очень часто встречаются комбинированные виды сырмаков, которые сочетают в себе
несколько форм. Так, например, это может быть постилочный ковер, по своей основ-
ной композиции напоминающий сырмак с центральным полем (выделенный нами в
3-й тип), однако центральное поле может состоять из двух инкрустированных кусков
войлока и представлять собой жарма, т.е. 2-ю разновидность сырмаков. Такой вид
сырмака называется иногда екi шаршы салынган сырмак – сырмак с двумя ромбами.
Второй параметр – это техника орнаментирования сырмака. При орнаментиро-
вании сырмаков в изученных нами районах применяются три основных способа, раз-
личающихся по своей технологии: 1) инкрустация, 2) аппликация и 3) шнуровая вязь.
Наиболее распространенными в Баян-Ольгийском аймаке Монголии явлются сыр-
маки, выполненные из различных по цвету кусков войлока техникой инкрустации,
которые называются местными казахами ойыстырган сырмак. Этот способ является
наиболее традиционным.
Инкрустированные сырмаки отличаются крупными узорами. Техника инкру-
стации предполагает двойное совмещение двух полотен войлока, разных по цвету.
На одном из них вычерчивают узор. Раньше мастерицы вырисовывали узор угольком,
в настоящее время все больше употребляются цветные мелки. Иногда используются
Н.К. Байгабатова. Войлочное производство казахов Монголии 151

готовые образцы орнамента, однако чаще узор будущего сырмака каждой мастерицей
создается самостоятельно. Учитывая размеры войлока, каждая мастерица пытается
создать красивый узор, в то же время она должна думать о том, чтобы было меньше
вырезок. Затем острым ножом вырезают нанесенный рисунок сквозь оба слоя. Выре-
занный узор первого полотна вкладывается в вырез второго и наоборот. Этим достига-
ется взаимное калькирование узора и фона.
Заготовленные формы сшиваются по краям выреза. Скрепление узорных и фоно-
вых частей осуществляется посредством заготовленной из шерсти первой стрижки
нити салу жiп. Бордюры сырмака в виде паралелльных вытянутых по длине и ширине
прямоугольников также инкрустируются; раскраска расположенных друг напротив
друга бордюров отличается перекрестной симметрией: если фон одного бордюра бе-
лый, а цвет узоров – коричневый, то фон противоположного бордюра – коричневый, а
узоры – белые. При создании сырмаков с центральным полем бордюры представляют
собой замкнутую вокруг него рамку, чаще всего имеющую самостоятельный орна-
мент.
Следующим этапом создания сырмака является простежка (сыру) заготовленной
лицевой части на основу из войлока, что придает ему особую прочность. Простеги-
вание – соединение лицевой части сырмака с основой – идет по краям соединения
узоров и фона, причем цвет нити для прострочки должен соответствовать цвету узо-
ра или фона, по которому она простегивается. Для простежки используется прочная
нить сыру жiп, заготовленная из верблюжьей шерсти, она же называется шуда жіп.
По сведению информаторов, в последнее время мастерицы на этом этапе работы все
больше для простегивания пользуются заводскими швейными нитками (сомоны Ула-
анхус, Дэлуун, Булгын Баян-Ольгийского аймака).
После окончательной простежки поверх орнамента пришивается крученый шер-
стяной шнур жиек. (Для его изготовления используется обычно только белая шерсть,
так как именно она лучше всего поддается окраске. Цвет жиека должен быть не таким,
как цвет узорных и фоновых частей сырмака, в то же время он должен быть ярким,

Рис. 7. Женщина за изготовлением сырмака. Пришивание шнура жиек.


Фото автора, 2010
152 Этнографическое обозрение № 6, 2011

высвечивая орнаментацию сырмака и вместе с тем дополняя и обогащая его цветовую


гамму. Чаще всего такие шнуры бывают оранжевого цвета (Рис. 7)). Для этой цели по
краю узора прокладывается два шнурка, состоящие каждый из двух скрученных ни-
тей и замотанные в отдельные клубки. Такой шнур, как говорят мастерицы, правиль-
нее называть кос жиек – двойной шнур. Перпендикулярными к направлению контура
стежками они нашиваются на кошму. Благодаря тому, что одновременно используются
нитки двух клубков (причем в одном из них нить при прядении закручивалась вперед
от мастерицы, т.е. влево “солакай”, а другая в противоположную сторону – “онкай”)
пришиваемая двойная сплетенная нить получается достаточно широкой и ее след на
вид напоминает елочку. Пришивание шнура жиек наряду со своей декоративной фун-
кцией – акцентирование орнамента сырмака, выполняет своеобразную маскировку
линий стыка вырезанных узоров. Такого вида войлочный постилочный ковер, изго-
товленный техникой инкрустации, получается прочным и, по утверждению наших ин-
форматоров, даже при постоянном использовании может прослужить очень долго – до
30–40 лет.
Достаточное распространение имеют и сырмаки, выполненные техникой аппли-
кации – шуберек ою баскан сырмак, когда орнаментальный рисунок вырезается не из
войлока, а из ткани. Из полотна однотонной материи по трафарету вырезают узоры,
затем они нашиваются на войлочную основу и простегиваются. В качестве узорных
материалов используются тонкое сукно, хлопчатобумажная ткань, шелк. Однако та-
кие сырмаки, по сведениям информаторов, изнашиваются быстрее, чем те, которые
выполнены, традиционным способом, то есть инкрустацией. Изредка такие сырмаки
украшаются бахромой-опушкой из козьей или ячьей шерсти, либо конского волоса,
иногда окрашенных в разные цвета и называются сакал-сырмак (букв. – сырмаки с
бородой – авт.). Подобный сырмак представлен на экспозиции музея г. Ольгий.
Третью группу составляют сырмаки, орнаментирование которых выполнено шну-
ровой вязью – жиек баскан сырмак. Основой такого сырмака является прямоугольное
полотно чаще белого войлока, а его художественное оформление – это шнуровая вязь
жиек в виде узоров, простеженная на войлочную основу. Для таких жиек готовятся
специальные шерстяные нитки, закрученные особым способом в тройную нить. Жиек
накладывают на плоскость сырмака и простегивают шерстяной нитью по контуру узо-
ра. Именно такие сырмаки являются характерными для сомонов Булгын, Уенч Ховд
аймака. Возможно, данный факт объясняется влиянием монгольского населения, кото-
рого в этих сомонах большинство. Так, этот же способ орнаментации сырмаков широ-
ко используют урянхайцы, хотя у них отсутствует техника аппликации и инкрустации
сырмаков.
Изредка у казахов обследованных аймаков встречаются сырмаки, выполненные
комбинированной техникой орнаментирования. Например, иногда центральная часть
может быть выполнена техникой инкрустации из цветного войлока, а орнамент бор-
дюра создается шнуровой нитью жиек. Эти боковые полосы пришиваются к основно-
му центральному полю.
Заключительным этапом создания сырмака, вне зависимости от техники орнамен-
тации, является окантовка его тем же скрученным шерстяным шнуром жиек. Причем,
по сведениям наших информаторов, наряду с обычным его пришиванием по краям
сырмака – шетiне жиек бастырган, широко используется техника ручного оверлока –
шетiн шалган (сомон Хобд).
В зависимости от своего предназначения, зафиксированные виды сырмаков мож-
но разделить на пять основных видов: 1) көш сырмак – самый большой, длиной 3–3,5
метра. Используется обычно при перекочевках для покрытия поклажи; 2) сырмак –
наиболее распространенный тип, прямоугольной формы, используется в качестве
напольных постилочных войлочных ковров. Среди них красотой и оригинальностью
выделяются такие виды как төр сырмак и сакал сырмак; 3) ошак сырмак – уникаль-
Н.К. Байгабатова. Войлочное производство казахов Монголии 153

ная разновидность мозаичных войлочных сырмаков, закругленная по верхнему и


нижнему краю для застилания площади вокруг очага; 4) төсек сырмак – постельный
сырмак – тип мозаичного ковра, застилаемый на постель. Раньше изготавливался по
размеру складной деревянной кровати – кайкыбас төсек агаш9, длиной обычно не
более 2 метров, шириной – 0,7–0,8 м. Кроме утилитарной он выполняет и декоратив-
ную функцию; 5) маяуза – индивидуальный небольшой войлочный коврик, размером
от 0,8 × 0,8 м. до 1 × 1 м., чаще квадратной, иногда круглой формы, рассчитанный на
одного человека.
В последнее время, как отмечают информаторы, большое распространение имеют
яркие разноцветные сырмаки. Нами зафиксированы сырмаки следующих цветовых
гамм: карала сырмак, изготовленные из войлока белого и черного цветов, кызылала
сырмак – белого и малиновых (красных) тонов, сарыала – желтого (оранжевого) и бе-
лого, кокала – белого и синего, жасылала – зеленого и белого и т. д. Чаще же встреча-
ются сырмаки комбинирующие сочетания коричневого войлока либо с белым, либо с
желтым, либо с оранжевым. В то же время, особенностью композиции сырмаков каза-
хов Монголии является равновесие фона и орнамента, занимающих приблизительно
одинаковую площадь.
Художественные достоинства войлочного ковра в значительной степени зависят
от качества выделки и окраски войлока, орнаментации и изящества шнура жиек. Пос-
троение орнамента базируется на сочетании двух сочных контрастных цветов, а его
создание требует большого опыта по вырезанию узора. Орнамент сырмаков казахов
Монголии представляет собой в основном различные комбинации роговых мотивов –
мүйiз.
Красочные и вместе с тем очень прочные сырмаки занимают важное место в
интерьере жилища, выполняя и утилитарную, и декоративную функцию. Помимо
высокой художественной ценности войлочные ковры обладают и “реальной” ценой,
поэтому могут быть преподнесены в качестве особого дара дорогим и уважаемым
людям. Постилочные сырмаки до сих пор являются важной составной частью прида-
ного невесты. Поэтому в каждой семье для дочерей готовят сырмаки. Помимо того,
войлочные ковры, созданные техникой инкрустации, выступают в качестве киiт – по-
дарков для родственников невесты и жениха. При этом их везут в количестве не менее
9–10 штук, которые в процессе сватовства распределяются следующим образом: улкен
уйге – “большому дому”, атасына – свекру, кайынагасына – старшему деверю и т. д.
По всей видимости, в быту у казахов Монголии некогда были распространены и
настенные войлочные инкрустированные ковры тускииз. Именно такой был зафикси-
рован нами в сомоне Алтай в юрте Ақшар Медейқызы. Техника их пошива аналогична
технике инкрустированных сырмаков, однако использовались они, как правило, для
утепления юрт: их вешали на стены юрты – кереге, одновременно они служили и укра-
шением. Других подобных тускиизов нами нигде на территории Баян-Ольгийского и
Ховд аймаков не было обнаружено. В современных тускиизах войлока как составного
элемента, от которого и произошло название этого вида ковра, нет. Поэтому этот вид
с богатой вышивкой и пользующийся особой любовью казахов Монголии правильнее
называть кестелi тускиiз – настенный ковер с вышивкой.
Несмотря на изобилие шерсти у казахов Монголии отсутствует ворсовое коврот-
качество. Этот факт подтверждает выводы Е.И. Лариной о том, что выдвигавшийся
ранее тезис о наличии навыков ковроткачества в первую очередь у кочевников неверен
(Ларина 2007а: 4).
Бытовые предметы. До настоящего времени широко войлок используется для
приготовления төсек кииз и төсек сырмак, постельных принадлежностей, входящих
в качестве обязательных компонентов в состав приданого девушки. Төсек кииз – пос-
тельная кошма, шьется по размеру кровати из 2-х слоев кошмы и обшивается по кра-
ям черным или красным плюшем или бархатом и является своеобразным матрацем.
154 Этнографическое обозрение № 6, 2011

Төсек сырмак – постельный войлочный ковер, застилается поверх тосек кииз. Поверх-
ность его покрывается узором – аппликацированным или мозаичным орнаментом,
края его по периметру также обшиваются, зачастую плюшем красного цвета. Однако
в последнее время, инкрустацию и аппликацию тосек сырмак современные мастери-
цы зачастую заменяют вышивкой, то есть на поверхность войлока нашивается ткань,
украшенная ручной вышивкой.
Из войлока также изготавливают различные предметы домашнего обихода, в час-
тности своеобразные мягкие футляры-чехлы для транспортировки и хранения различ-
ных предметов: кереге кап (для перевозки решеток юрты), уык кап (для складывания
и перевозки купольных жердей), аяк кап (для хранения посуды); подвесные сумки:
чай калта10 (для хранения чайной заварки), туз калта (для хранения соли) и др. Вой-
лочные подвесные сумки делаются из тонкого войлока с петлями на двух концах для
подвешивания их на головки кереге – стен юрты. Встречаются сумки разных форм:
квадратные, прямоугольные, овальные; изготовляли их и в виде конверта с треуголь-
ным клапаном или клапаном в виде полукруга. Края их обшивают бахромой, а лице-
вую часть украшали орнаментом в виде аппликации или шнуровой вязи.
Выводы. Таким образом, результаты полевых исследований показывают, что каза-
хи Монголии до сегодняшних дней в полной мере сохранили традиционные приемы
войлочного производства, характерные прежде практически для всего кочевого на-
селения Центральной Азии. Сохранение высокого уровня войлочного производства
у казахов изучаемого региона, в первую очередь, обусловлено общим сохранением
архаичных основ хозяйственной деятельности, и прежде всего, полукочевого ското-
водства. Этот факт еще раз доказывает неразрывную связь характера системы жизне-
обеспечения с определенной экологической средой, особенно в обществах доиндуст-
риального периода.
Войлок и сегодня остается важнейшим и незаменимым материалом в повседнев-
ной жизни казахов Монголии, а различные изделия, изготовленные из него, составля-
ют неотъемлемую часть убранства жилища и широко используются в быту. Благодаря
традиционности своих форм и положению в пространстве они являются своеобраз-
ными объектами этнической культуры и способствуют сохранению этнокультурной
идентичности членов диаспоры (Olesen 2010; Turan 2010).
Сравнительный анализ изученных образцов войлочного производства позволяет
проследить общность элементов культуры казахов Монголии с традиционной куль-
турой основного этнического массива. Правда, в последнем случае она может быть
представлена лишь музейными экспонатами. Действительно, в настоящее время
предметы материальной культуры и народного декоративно-прикладного искусства
казахов Казахстана можно увидеть только на экспозициях или в фондохранилищах
музеев Казахстана, тогда как у казахов Монголии они сохранились в реальном быту и
функционируют, принося реальную пользу в повседневной жизни.
Исследование показало, что самым востребованным видом из войлочных изделий
казахов Монголии остаются постилочные ковры – сырмаки, выполняющие утилитар-
ную и декоративную функции. Изучение большого количества сырмаков позволило
нам разделить их на группы исходя из следующих параметров: а) структурное пос-
троение композиции, б) техника орнаментирования, в) функция, г) цветовая гамма.
Данные материалы могут существенно дополнить имеющиеся сведения о войлочных
коврах (в частности, о сырмаках), большая часть которых была собрана на территории
Казахстана, где проживает большинство казахов, еще в 50–60-е годы прошлого века,
а позднее оказалась вне сферы внимания исследователей в связи с модернизацией в
эти годы прежнего бытового уклада и постепенного исчезновения самого предмета
исследования – традиционных форм народного декоративно-прикладного искусства
на территории Казахстана.
Н.К. Байгабатова. Войлочное производство казахов Монголии 155

Опыт изучения изготовления войлока и изделий из него в среде казахов Монголии


позволяет заключить, что это – трудоемкий технологический процесс, при котором
реализуются и важнейшие социальные акты, направленные, прежде всего на сохра-
нение и укрепление коллективных связей (взаимопомощь, совместные трапезы), ин-
теграцию и включение молодых членов общества в совместную производственную
деятельность; осуществляется передача сложного комплекса культурного знания, в
том числе и о технологии изготовления войлока, а также происходит ретрансляция
этнического опыта в целом, направленного на поддержание и воспроизводство этнич-
ности диаспоры.
Таким образом, естественно-географические условия и особенности хозяйствен-
но-бытового уклада позволяют казахам Монголии в сравнительно широких масштабах
и в наши дни заниматься войлочным производством, унаследованным от предыдуших
поколений и ориентированным, как правило, на удовлетворение собственных потреб-
ностей производителей. Однако уже сегодня в условиях глобализирующегося мира
положение казахов Монголии, которое характеризуется не только постепенной модер-
низацией быта, но и активизацией миграционных настроений (речь идет в первую
очередь о переезде в Казахстан), что свидетельствует о том, что вероятность сохране-
ния диаспорой традиционной материальной культуры в исторической перспективе не
велика.

Примечания
1
Статья подготовлена на основе полевых исследований автора. Работы проводились в тече-
ние трех полевых сезонов: август–сентябрь 2003 г., август–сентябрь 2004 г., июль–август 2010 г.
Материалы 2003–2004 гг. были собраны автором в составе Монгольской комплексной этногра-
фо-археологической экспедиции (рук. – Ажигали С.Е., д.и.н., зав. отделом этнологии Института
истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова). В результате была обследована значительная часть
территории Баян-Ольгийского и Ховд аймаков Монголии, где и расселено в основном казахское
полукочевое скотоводческое население.
2
Исторические события XVIII–начала XX вв., в результате которых происходили вынуж-
денные массовые откочевки казахов в Китай, сыграли значительную роль в формировании
казахской диаспоры (Мендикулова 1997). Кроме того, казахские роды, кочевавшие издавна на
границе китайских владений и имевшие зимовки на территории Цинской империи, оказались
составе Китая при проведении российско-китайской границы во второй половине XIX в.
3
В этнографической литературе при описании процесса изготовления войлока наряду с по-
нятием “войлочное производство”, широко бытует и “кошмоваляние”. На наш взгляд, правиль-
нее использовать первый вариант, так как согласно толкованию В. Даля, войлок – это плотный
толстый материал из валяной шерсти, а кошма – большой кусок войлока, войлочная подстилка
(Даль 1955: 183).
4
Обменный курс рубля к тугрику 1:45 (по состоянию обменного курса в августе 2010 г. в г.
Ольгий – административном центре Баян-Ольгийского аймака).
5
По словам наших информаторов, из верблюжьей шерсти нельзя вязать чулки, носки, так
как верблюд является священным (касиетты) животным и нельзя, чтобы его шерсть была под
ногами. Особой сакральностью наделена белая верблюдица, которая встречается достаточно
редко. Пучок ее шерсти, например, пришивают к платку роженицы при родовых схватках, с тем,
чтобы облегчить ей боль. Не используют и шуда белой верблюдицы для прошивания сырмаков,
так как он постоянно находится под ногами. Существует поверье, что любая рана быстрее зажи-
вет, если ею коснуться впадины от следа белой верблюдицы. Аналогичные сюжеты встречаются
в этнографии других кочевников Центральной Азии – киргизов и туркмен.
6
Случаи взаимопомощи асар встречаются в сельской местности Казахстана и сегодня, чаще
всего, при строительстве дома. В основном на помощь приходят живущие рядом родственники
и соседи.
156 Этнографическое обозрение № 6, 2011

7
В отличие от казахов Монголии, например, урянхайцы, хотоны, живущие в течение дол-
гих лет по соседству с ними, практически не используют чиевых циновок. Вместо них они для
валяния войлока используют старые кошмы или плотные ткани, например брезент.
8
М.С. Муканов упоминает лишь процесс шабақтау, когда взбитая шерсть укладывается на
циновке специальными палочками сабау (Муканов 1979: 37).
9
В настоящее время самодельные складные деревянные кровати у казахов Монголии встре-
чаются достаточно редко. До 80-х гг. прошлого века являлись обязательным функционирующим
элементом в интерьере юрты. Позже их заменили железные кровати с панцирными сетками,
которых и сейчас в каждой юрте имеется не менее 3–4.
10
Слово “калта” в переводе с казахского языка обозначает “карман”. В отсутствие реаль-
ных карманов на казахской традиционной одежде “появление” калта в другом “обличье” – очень
интересный этнографический факт, требующий более детального и глубокого изучения.

Литература
Абрамзон 1971 – Абрамзон С.М. Киргизы и их этногенетические и историко-культурные связи.
Л., 1971.
Алимбай, Муканов, Аргынбаев 1998 – Алимбай Н., Муканов М.С., Аргынбаев Х. Традиционная
культура жизнеобеспечения казахов: Очерки истории и теории. Алматы, 1998.
Антипина 1962 – Антипина К.И. Особенности материальной культуры и прикладного искусст-
ва южных киргизов. Фрунзе, 1962.
Бикумар 2005 – Бикумар К. Қазақтың байырғы баспаналары, үй-жиһаздары, ұлттық киім-кешек,
ыдыс-аяқ, ас-сусын, тамақ-тағамдарына қатысты салт-дəстүрлер. Өлгий, 2005.
Востров, Захарова 1989 – Востров В.В., Захарова И.В. Казахское народное жилище. Алма-Ата,
1989.
Даль 1955 – Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т.II. М., 1955.
Культура 1983 – Культура жизнеобеспечения и этнос. Ереван, 1983.
Ларина 2007а – Ларина Е.И. Ковроткачество народов Российской империи. М., 2007.
Ларина 2007б – Ларина Е.И. Шерсть десяти овец (этнографический фильм) // Центр визуальной
антропологии МГУ им. М.В. Ломоносова. М., 2007.
Маковецкий 1893 – Маковецкий П. Юрта (летнее жилище киргиз) // Записки Западно-Сибирско-
го отдела РГО. 1893. Кн. XIV. Вып. 1.
Масанов 1959 – Масанов Е.Н. Казахское войлочное производство во второй половине XIX и
начале XX вв. // Труды Института истории, археологии и этнографии АН Казахской ССР.
Т. 6. Алма-Ата, 1959.
Мендикулова 1997 – Мендикулова Г.М. Исторические судьбы казахской диаспоры: Происхожде-
ние и развитие. Алматы, 1997.
Монголчуудын 2004 – Монголчуудын туухсоелын атлас. Улаанбаатар, 2004.
Муканов 1979 – Муканов М.С. Казахские домашние художественные ремесла. Алма-Ата, 1979.
Научный архив – Научный архив Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Мак-
лая. Ф. 27. Д. 381. Полевая тетрадь Е.И. Маховой за 1949 г.
Патачаков 1958 – Патачаков К.М. Культура и быт хакасов в свете исторических связей с рус-
ским народом (XVIII–XIX вв.). Абакан, 1958.
Потапов 1953 – Потапов Л.П. Народы Южной Сибири. Новосибирск, 1953.
Халел 1991 – Халел Н. Ұлттық мирас, ата мұра. Өлгий, 1991.
Халиков 1998 – Халиков Н. Промыслы и ремесла татар Поволжья и Урала. Казань, 1998.
Шобай 1980 – Шобай Қ. Қазақ, урианхай халықтарының ұлттық қолөнері. Өлгий, 1980.
Olesen 2010 – Olesen B. Ethnic Objects in Domestic Interiors: Space, Atmosphere and the Making of
Home // Home Cultures. 2010. Volume 7, № 1.
Portisch 2010 – Portisch A. Techniques as a Window onto Learning Kazakh Women’s Domestic Tex-
tile Production in Western Mongolia // Journal of Material Culture. 2009. Vol. 14, № 4.
Turan 2010 – Turan Z. Material Objects as Facilitating Environments: The Palestinian Diaspora //
Home Cultures. 2010. Volume 7, № 1.
Н.К. Байгабатова. Войлочное производство казахов Монголии 157

N.K. Baigabatova. The Felt Manufacture among the Kazakh of Mongolia (Fieldwork
Cases)
Keywords: Kazakh of Mongolia, cattle-breeding, seminomadic way of life, felt
manufacture, wool handling, material culture, folk decorative art, felt craftsmanship,
yurt, syrmak, diaspora

By examining the manufacturing of felt, which is the major component of the subsistence culture
among the Kazakh of Mongolia, the author argues that the principal factor in preservation of ethnic
uniqueness in a diaspora is not only and not so much the different cultural surroundings as the domi-
nant type of economy (subsistence production, in this case) and social relationships. In the course of
the labor-intensive and technologically complicated process that the felt manufacturing is, the most
important social acts are performed, especially those aimed at the maintenance and strengthening of
collective ties (mutual help, joint meal partaking), as well as the integration of the youth in the com-
mon productive activity. What takes place is a retranslation of the ethnic experience as a whole, which
is directed at the support and reproduction of ethnicity of the Kazakh diaspora in Mongolia.