Вы находитесь на странице: 1из 2

Доклад на тему «Философия Диогена киника»

Автор: Гришина Елизавета, 1020


Не основатель школы киников, Антисфен, а его ученик Диоген Синопский
дал своей жизнью образец кинического мудреца. Именно Диоген низвел до
крайности свои потребности, закалял себя, подвергая свое тело испытаниям.
Например, летом он ложился на раскаленный песок, зимой же обнимал
запорошенные снегом статуи. Жил он в большой глиняной круглой бочке (пифосе).
Увидев, как один мальчик пьет воду из горсти, а другой ест чечевичную похлебку из
куска выеденного хлеба, Диоген выбросил и чашку, и миску. Он приучал себя не
только к физическим лишениям, но и к нравственным унижениям. Он просил
подаяние у статуй, чтобы приучить себя к отказам, ведь люди подают хромым и
нищим и не подают философам, потому что знают, что хромыми и нищими они еще
могут стать, а мудрецами – никогда. Диоген довел до апогея презрение своего
учителя Антисфена к наслаждениям. Тот говорил, что «предпочел бы безумие
наслаждению». Диоген же находил наслаждение в самом презрении к наслаждению.
Он учил бедных и униженных противопоставлять презрению со стороны богатых и
знатных презрение к тому, что те ценят, и при этом не призывал их следовать его
образу жизни с его крайностями и экстравагантностями. Но только чрезмерным
примером можно научить людей соблюдать меру. Он говорил, что берет пример с
учителей пения, которые нарочно поют тоном выше, чтобы ученики поняли, в каком
тоне нужно петь им самим.
Сам же Диоген в своем опрощении доходил до полного бесстыдства, он
бросал вызов обществу, отказываясь соблюдать все правила приличия, навлекая тем
самым на себя град насмешек и провокационных выходок, на которые всегда отвечал
с необыкновенной находчивостью и меткостью, смущая тех, кто хотел его смутить.
Своим выходящим за всякие рамки дозволенного поведением Диоген
подчеркивал превосходство мудреца над обыкновенными людьми, которые
заслуживают лишь презрения. Однажды он стал звать людей, а когда те сбежались,
набросился на них с палкой, говоря, что звал людей, а не мерзавцев. В другой раз он
при дневном свете искал с зажженным фонарем человека. В самом деле – так
называемые люди соревнуются, кто кого столкнет в канаву (вид состязаний), но
никто не соревнуется в искусстве быть прекрасным и добрым. В своем презрении к
людям Диоген не делал исключения ни для жрецов, ни для царей. Когда Александр
Македонский однажды подошел к нему и сказал: «Я – великий царь Александр»,
Диоген, нимало не смутившись, ответил: «А я собака Диоген». Когда в другой раз
Александр Македонский, подойдя к гревшемуся на солнце Диогену, предложил ему
просить у него, что он хочет, Диоген отвечал: «Не заслоняй мне солнца». Все это
якобы произвело на македонского царя такое большое впечатление, что тот сказал,
что если бы он не был Александром-царем, то хотел бы быть Диогеном.
Выше всех форм культуры Диоген ставил философию. Сам он обладал
поразительной силой убеждения, никто не мог противостоять его доводам. Однако в
философии Диоген признавал лишь ее нравственно-практическую сторону. Он
философствовал своим образом жизни, который он считал наилучшим,
освобождающим человека от всех условностей, привязанностей и даже почти от всех
потребностей.
Человеку, сказавшему, что ему нет дела до философии, Диоген возразил:
«Зачем же ты живешь, если не заботишься, чтобы хорошо жить?» В превращении
философии в практическую науку Диоген превзошел Антисфена. Если Антисфену
философия давала, по его словам, «умение беседовать с самим собой», то Диогену
философия дала «по крайней мере готовность ко всякому повороту судьбы».

Вместе с тем Диоген интересовался теоретической философией и выражал


свое отрицательное отношение к идеализму Платона, причем как словами, так и
действиями. Когда кто-то утверждал, что движения не существует, Диоген встал и
начал ходить. Когда Платон рассуждал об идеях, придумывал названия для
«стольности» и «чашности», Диоген сказал, что он стол и чашу видит, а стольности и
чашности не видит. Диоген систематически насмехался над Платоном, называя его
красноречие пусторечием, коря его за пресмыкательство перед сильными мира сего.
Со своей стороны, Платон, не любивший Диогена, называл его собакой, обвинял в
тщеславии и в отсутствии разума. Слова Диогена о том, что он не видит ни чашности,
ни стольности, Платон парировал словами: «Чтобы видеть стол и чашу, у тебя есть
глаза, а чтобы видеть стольность и чашность, у тебя нет разума». Платон назвал
Диогена «безумствующим Сократом». Диоген многократно вступал в споры с
Платоном. Однажды, топчась по циновке, Диоген воскликнул: «Топчу спесь
Платона». Когда Платон сказал, что человек – это двуногое, лишенное перьев, Диоген
ощипал курицу и сказал, что это платоновский человек.
Отвергая все виды социального неравенства между людьми, не отрицая,
однако, рабства, высмеивая знатное происхождение, славу, богатство, Диоген
отрицал и семью, и государство. Единственным истинным государством он считал
весь мир и называл себя «гражданином мира». Клиническая философия
сформировалась в момент кризиса античного полиса и быстро завоевала внимание
людей, которые не нашли себе места в официальной системе общественных
отношений.

Характерными чертами философии и образа жизни киников являлись:


возведение в абсолют асоциальной свободы;
 добровольная отрешенность, полный разрыв социальных связей и
одиночество;
 отсутствие постоянного места жительства, странствия;
 паразитический образ жизни, попрошайничество;
 предпочтение отдается наихудшим жизненным условиям, старой и
изношенной одежде, пренебрежение гигиеной;
 восхваление физической и духовной бедности;
 критика и отвержение любых других философских учений,
особенно идеалистических;
 непризнание любого авторитета;
 воинственность и агрессивность при отстаивании собственных
взглядов и образа жизни;
 неготовность спорить, стремление подавлять собеседника;
 отсутствие патриотизма, готовность к жизни в любом обществе не
по его, а по своим законам;
 концентрация внимания на пороках общества и худших чертах
человека; радикализм, парадоксальность, скандальность.

Оценить