Вы находитесь на странице: 1из 7

Особенности физических, прочностных и деформационных свойств охлажденных

грунтов шельфа Печорского и Карского морей.


Куликов С.Н. Арушанян Л.А. (ОАО «АМИГЭ»)

Освоение Арктического шельфа ставит перед изыскателями задачи, которые


касаются, как локальных исследований под конкретный тип инженерного сооружения, так
и проведение площадных изысканий с целью разработки более финансово выгодного и
безопасного проектного решения. Но в обоих случаях, в первую очередь, важна
безопасность людей на всех этапах от строительства до окончания эксплуатации
сооружения.
Комплексный подход к изысканиям, при этом, позволяет инженеру видеть полную
картину природно-климатических и инженерно-геологических условий района
проектируемого строительства, что позволяет выработать более точные проектные
решения. К сожалению, в настоящее время всё чаще проекты дробятся на более мелкие
объекты, а то и вовсе на отдельные виды работ. Сейчас часто бывает, что одна
организация выполняет дистанционные геофизические методы, другая бурение и
геотехнику, третья лабораторные исследования.
Такой подход, обычно, приводит к тому, что без привязки к свойствам грунтового
разреза геофизикам трудно выделить нужные целевые горизонты, а полученные в
лаборатории прочностные параметры грунтов и вовсе не позволяют в данной точке
устанавливать проектируемое сооружение. В результате выясняется, что площадка не
пригодна, а ведь при комплексном подходе все негативные моменты можно было
определить непосредственно в поле и оперативно выбрать более подходящий участок,
сделать необходимую детализацию и пр. Поэтому наша экспедиция за комплексный
подход, который позволяет выработать безопасное проектное решение в экономически
выгодных условиях.
ОАО «АМИГЭ» имеет огромный опыт выполнения комплексных инженерных
изысканий. В АМИГЭ подготовка площадок под размещение сооружения, всегда идет,
что называется: «под ключ».
Основное занятие нашей экспедиции – это морские инженерные изыскания,
которыми мы занимаемся более 30 лет. Нашим предприятием больше всего работ было
выполнено в пределах Арктического сектора шельфа РФ, а именно на акваториях
Баренцева и Карского морей.
Полученный в результате выполнения изысканий фактический материл, позволяет
сделать вывод о значительной сложности инженерно-геологических условий в данном
регионе. В первую очередь, это определяется историей геологического развития региона в
неоплейстоцене и суровыми природно-климатическими условиями, развитыми в районе в
настоящее время.
Наша статья посвящена инженерно-геологическим условиям самой верхней части
грунтового разреза, т.к. это та часть (за исключением водной толщи) с которой
приходится непосредственно взаимодействовать инженерному сооружению, будь то
буровая платформа, трубопровод, добычной комплекс или иное гидротехническое
сооружение.
За длительный период экспедиционных исследований было установлено, что
физико-механические свойства грунтов определяются не, сколько генезисом, а в большей
степени, последующими преобразованиями грунтового разреза (многократное
промерзание и оттаивание, затопление или наоборот пребывание в дневных условиях).
История развития и природные условия соответственно определяют современное
состояние грунта (мерзлый, протаявший, охлажденный).
Основная часть нашего доклада посвящена прочностным свойствам грунтов
залегающих непосредственно на поверхности морского дна, которые в силу природно-
климатических условий в настоящее время находящихся в охлажденном состоянии.
При этом мы понимаем, что например мерзлые породы, как грунтовое основание,
бесспорно наихудший вариант для строительства сооружений любого типа, но и
охлажденный грунт также имеет ряд негативных качеств. Наиболее выраженные – это
значительные изменения физико-механических свойств грунтов при переходе в
положительно-температурное состояние.
Для понимания термина охлажденный грунт обратимся к нормативной литературе
принятой в Российское Федерации.
Охлажденный грунт: Засоленный грунт, отрицательная температура которого
выше температуры начала его замерзания [ГОСТ 25100 Грунты. Классификация].
Немного истории.
В восьмидесятые годы прошлого столетия в морской инженерной геологии, первые
грунтовые пробоотборники позволяли лучше всего отбирать грунтовые колонки из
текучих, мягкопластичных глинистых грунтов. В это же время было замечено, что в
морских условиях вахтенными геологами грунты описывались, например, как
мягкопластичные глины, а в лаборатории, при вскрытии монолитов грунт буквально
вытекал из обоймы. Вырезать образец для исследований было невозможно.
С появлением в руках инженеров-геологов всевозможных приспособлений для
экспресс-тестирования грунтов непосредственно в море, было также замечено, что
показания микропенетрометра, микрокрыльчатки и лабораторной крыльчатки полученные
в море, гораздо выше, чем полученные по тем же грунтам в стационарной лаборатории на
берегу.
В тоже время, извлекая грунт из пробоотборника, геологи всегда отмечали, что
грунт очень холодный. При этом зная, что в Арктических морях на больших глубинах
(например: район Штокмановского месторождения в Баренцевом море или Западно-
Шараповская структура в Карском море) температура воды у дна всегда отрицательная,
было сделано предположение, что прочностные свойства грунта могут зависеть от его
температуры. Однако на мелководье наблюдалась та же картина. В Печорском море в
районах Долгинской, Медынской, Варандэйской и др. структур, верхняя часть грунтового
разреза была более прочной, хотя температура воды была выше нуля.
Пришедшее на смену неглубокому пробоотбору инженерно-геологическое бурение
выявило (подтвердило) наличие в мелководной части Арктического шельфа реликтовой
субаквальной криолитозоны. В Карском море судно АМИГЭ «Бавенит» вскрыло мерзлоту
и на больших глубинах. На Русановской структуре ряд скважин вскрыл реликты ММП
при глубинах моря 100-120 метров. Открытие столь опасного с инженерно-геологической
точки зрения явления, отодвинуло остальные проблемы на второй план.
При этом, на самом деле, более комплексный подход к изучению ММП,
параллельно дал возможность исследовать и явление аномальной прочности верхнего
охлажденного слоя грунта. Прежде всего, при исследовании мерзлоты начались массовые
измерения температуры грунта. Температура измерялась как в керне, сразу после
поднятия его на поверхность, так и in-situ во время выполнения статического
зондирования встроенным в конус температурным датчиком.
В результате температурных измерений было установлено, что как на больших
глубинах, так и на мелководье температура грунта может быть отрицательной прямо с
поверхности дна. При этом, за счет температурной сдвижки, например в Байдарацкой
губе, грунт имеет отрицательную температуру (от поверхности дна до 3-5 м) практически
весь навигационный период и нагревается лишь только к сентябрю.
Уплотненный слой также был зафиксирован и при выполнении массового
статического зондирования в районах проектируемых трубопроводов. Кроме этого было
установлено, что имеются и другие аномалии выраженные в повышенной прочности
верхнего слоя грунта напрямую не связанные с отрицательной температурой осадков. Так,
например, в районе Приразломного месторождения в верхней части разреза залегает слой
переуплотненных пылеватых песков (супеси) под которыми вскрывается толща
макропористых черных глин (глинистых илов) без признаков какой-либо консолидации.
Но данная аномалия, скорее всего, имеет более длительный период образования и не
связана напрямую с сезонными изменениями температуры воды. Вероятнее всего это
следы послеледниковой истории развития шельфа в неоплейстоцене-голоцене.
Возвращаясь к свойствам охлажденных грунтов, уместен будет вопрос: Чем же
опасны грунты, имеющие повышенные прочностные свойства? Для несущей способности
это свойство наоборот является позитивным. Но, все проблемы заключаются в том, что
как только температура грунта повышается, эта прочность исчезает. Так, например, на
Долгинской структуре при постановке СПБУ «Мурманская», при расчетной пенетрации
опор порядка 5 метров реально получилось 0,5 м (в 10 раз меньше!). Пенетрация опор не
изменялась порядка 3-х дней, но благодаря опыту экипажа и в т.ч. групповых механиков,
которые не стали раньше времени поднимать буровую над водой, удалось избежать
аварии. В конце третьих суток начался нормальный процесс заглубления опор и
пенетрация достигла расчетной.
Второй пример связан с прокладкой траншеи для укладки трубопровода к
нефтеналивному терминалу СМЛОП на Варандэе. Здесь, чтобы максимально охватить
навигационный период, прокладчики траншеи начали работу сразу после освобождения
акватории ото льда. Вода ещё имела отрицательную температуру, грунт на поверхности
дна с их слов был «как асфальт», а после того, как в гребенку попал валун, они и вовсе
подумали, что разрез неверен и работа встала. Начались претензии к изыскателям, к
проектировщикам, но работу делать было нужно - сезон в Арктике короткий. Меж тем
вода в акватории нагрелась, и грунт дал возможность прорыть траншею. Аналогично
ситуация развивалась и при прокладке траншеи под трубопровод в Карском море в
акватории Байдарацкой губы.
Установление причин аномального поведения придонного слоя осадков было
решено начать с анализа изменения прочности грунта в спектре температур. На первом
этапе были рассмотрены данные комплексных инженерных изысканий. Для чего в
наиболее исследованных районах Арктического шельфа были проанализированы
прочностные свойства грунтов, полученные при разных температурных условиях.
При этом анализу подверглись как полевые данные, полученные по одним и тем же
грунтам, но в разные сезоны навигационного периода, так и лабораторные данные, где
температура проведения испытания всегда положительная (порядка +20°С).
За характеристику прочности глинистых грунтов было принято значение
сопротивления грунта недренированному сдвигу полученное по данным испытаний
лабораторной крыльчаткой и CPT. Значения, полученные непосредственно в поле по
данным трехосных испытаний (по схеме неконсолидированно-недренированного сдвига)
и лабораторной крыльчаткой, а также данные стационарной лаборатории были приняты
как «максимально теплые» т.е. с температурой +20°С.
Наибольшее количество «холодных» данных было получено по результатам
статического зондирования. Эти данные сопоставлялись с температурой грунта
полученной по керну скважин пробуренных в тот же период в точках СРТ. При этом мы
понимали, что значения полученные разными способами трудно коррелировать (если
вообще правомерны какие-либо сравнения), но нам был важен принцип. На первом этапе
мы хотели установить есть ли связь в повешении прочности грунта при падении
температуры.
Статическое зондирование в различных районах шельфа выполнялось разными
методами. Было очевидно, что скважинный метод СРТ, из-за предварительного
разбуривания предыдущего интервала зондирования и как следствие разогрева грунта,
был менее перспективен для нашего анализа. Кроме этого, при разбуривании в холодный
сезон навигационного периода, при отрицательной температуре придонного слоя воды,
теоретически могло быть и охлаждение грунта за счет промывки забоя скважины
забортной водой. Зондирование донной установкой наиболее подходило для нашего
анализа.
Перед этой работой предстояло выбрать «полевой полигон» т.е. наиболее
исследованный участок шельфа. Рассмотрев все перспективные участки, выяснилось, что
наибольшее количество станций донного СРТ (порядка 150), а также большое количество
лабораторных тестов было выполнено при инженерных исследованиях в Байдарацкой
губе. Там же было выполнено более 600 температурных измерений, в том числе и
непосредственно в массиве грунта при помощи зонда снабженного температурным
датчиком. Этот метод измерения температуры очень трудоемкий и продолжительный во
времени, но позволяет получить наиболее близкую к природной температуру грунта.
Кроме этого, на Байдарацком полигоне (в центре Байдарацкой губы) с поверхности
дна залегал слой однородных глинистых илов, в которых очень характерно выделялся
уплотненный слой. При этом было отмечено, что данный уплотненный слой исчезает, как
только происходит прогревание грунта.
По температурным условиям, в выбранном нами Байдарацком полигоне,
выделяется две зоны: собственно акватория и зона вмещающая реликт мерзлых пород. В
целом, всю акваториальную зону можно отнести к области повсеместного
распространения охлажденных грунтов. По данным измерений температур в 1988-1991 гг.
и 1994-1995 гг. грунты с глубины 2 м от поверхности дна имеют отрицательные значения
температуры порядка минус 0.3 до минус 0.8°С. При этом прогрев верхнего слоя грунта
(до глубины 2 м) наблюдался только в конце летнего периода. Зимой, при выполнении
термокаротажа в скважинах со льда и верхняя часть грунта имела отрицательную
температуру до минус 1.8°С.
По данным летних измерений максимальная глубина проникновения
положительных температур на акватории Байдарацкой губы составляет порядка 5м.
Мощность слоя прогрева выдержанна и лишь незначительно увеличивается (до 6м) в
пределах мелководья уральского берега. Вероятнее всего увеличение мощности
прогреваемой толщи связано с более активным гидрологическим режимом этой части
акватории губы. Приуральский берег в зоне инженерных изысканий имеет абразионный
характер, приямальская часть дна, наоборот, представляет собой пологонаклонную
аккумулятивную равнину.
В приямальской части расположена зона вмещающая реликт мерзлых пород. По
материалам исследований её протяженность от побережья вглубь акватории составляет 15
км. Зона представляет собой температурную аномалию, температура грунтов в ней
изменяется в пределах от минус 2.1°С до минус 2.9°С. Мощность льдосодержащих
грунтов вскрытых бурением составляет 13м но, отрицательное температурное поле
гораздо обширнее, по данным исследований «АМИГЭ» проведенных в 1991 году
температура над мерзлотой составляет в среднем минус 2.2°С, в льдистой мерзлой зоне
понижается до минус 2.9°С и подстилающие породы до глубины 69 метров (глубже
измерения температуры не проводились) имеют температуру порядка минус 2.1°С.
Залегающий над реликтом протаявший грунт имеет нарушенную структуру. По
керну пробуренных здесь скважин наблюдаются так называемые посткриогенные
текстуры – сколы, трещины, комковатость. Кроме этого по результатам CPT здесь
фиксируется однородная толща без каких-либо изменений лобового и бокового
сопротивлений. По этой причине данный участок был исключен из нашего анализа
прочности.
В остальной части Байдарацкого полигона, после предварительного анализа
распределения температуры грунта, было решено ограничить по глубине до 8 метров от
поверхности дна. В первую очередь это было сделано для того чтобы охватить слой так
называемых максимальных годовых (сезонных) температурных амплитуд. При этом по
данным СРТ было видно, что именно в данном слое происходят аномальные изменения
прочности грунта. На предварительном этапе было также установлено, что изменения
прочности наиболее выражены в глинистых грунтах и практически не проявляются в
песках. Кроме того пески, с точки зрения инженерной геологии, являются надежным
грунтовым основанием и обычно не представляют опасности для размещения
сооружений. По этому анализ аномальной прочности касался только охлажденных
глинистых грунтов. Для установления каких-либо зависимостей проще всего сравнивать
данные представленные одной величиной. Поэтому было принято решение прочностные
свойства грунта выражать показателем сопротивления недренированному сдвигу
глинистых грунтов (Su).
Для интерпретации данных статического зондирования была принята стандартная
методика, основанная на общепризнанных подходах к интерпретации данных CPT
Робертсона, Кампанеллы, Луннэ и др. с учетом рекомендаций изложенных в СП 11-114-
2004. Вычисление Su производилось по согласно СП 11-114-2004, Приложение М по
зависимости, выведенной для грунтов Карского моря:
Su = qc/24 + 6 где,
qc (cone resistance) - удельное сопротивление грунта под наконечником (конусом)
зонда, МПа.
Полученные значения Su выносились на график в зависимости от температуры
грунта в данной точке. В результате выполненного анализа было установлено, что
зависимость существует. Также было выявлено, что в спектре отрицательных температур
зависимость близка к линейной.
Максимальные значения прочности в этой части соответствую наиболее низкой
темпере. Продвигаясь в положительную область, при температурах выше 5°С изменения
прочности практически не отмечаются.
Установленная зависимость прочности от изменения температуры для
температурного поля от минус 0,8°С до +0,6°С выражается уравнением:
Su =-22*t + 20 (1.1)
где
Su - сопротивление недренированному сдвигу глинистых грунтов, КПа;
t – температура грунта, °С.
На втором этапе были проведены стационарные лабораторные исследования
грунтов. Это было сделано для уточнения полученных зависимостей и дополнения
полевых данных значениями с более низкими температурами. При этом размах
температурного спектра был принят исходя из средних температурных условий региона.
Минимальные температуры решено было ограничить величиной минус 1,5°С
(температура близкая к точке замерзания морской воды), а максимальная температура
была взята +3,0°С. Прочность грунта исследовалась лабораторной крыльчаткой и также
была выражена величиной сопротивления недренированному сдвигу (Su).
Для исключения изменения прочности связанного с текстурными особенностями
грунта анализу подвергалась специально приготовленная грунтовая паста. После
замешивания для исключения потери влажности паста изолировалась, и сутки
выдерживалась в холодильнике.
Во время испытания лабораторной крыльчаткой, проводилось постоянное
измерение температуры грунта электронным термометром. Щуп с термопарой погружался
в грунт рядом с пером крыльчатки. Максимальное изменение температуры во время
проведения опыта не превышало 0,1°С.
По результатам испытаний было установлено, что начиная с +0,9°С прочностные
характеристики пасты уже не изменялись, а линейная зависимость прочности от
изменения температуры с высоким коэффициентом корреляции и вовсе расположена в
спектре температур от минус 1,5 до минус 0,6°С и выражается уравнением:
Su =-28*t – 3 (1.2)
показатели см. уравнение 1.1
Учитывая все выше изложенное можно сделать вывод, что, несомненно,
существует зависимость прочности грунта от его температуры. Однако, чтобы сделать
однозначный вывод о значимости этих изменений и распространении в пределах
акватории Арктического региона пока не достаточно данных. Остаются так же вопросы,
как например: Как сильно влияет содержание органики, в грунте? Почему не наблюдается
увеличения прочности в оттаявшем грунте над реликтовым мерзлым массивом?

Литература.
ГОСТ 25100-95. Грунты. Классификация. М., Изд-во Стандартов, 1995.
СП 11-114-2004 «Инженерные изыскания на континентальном шельфе для морских
нефтепромысловых сооружений» М., Госстрой России, 2004.
Robertson. P.K., Campanella, R.G., Gillespie, D., and Greig, J., 1986. Use of Piezometer
Cone data. In-Situ’86 Use of In-situ testing in Geotechnical Engineering, GSP 6 , ASCE, Reston,
VA, Specialty Publication, SM 92, pp 1263-1280.
Lunne, T., Robertson, P.K., and Powell, J.J.M., 1997. Cone penetration testing in
geotechnical practice. Blackie Academic, EF Spon/Routledge Publ., New York, 1997, 312 pp.

Оценить